Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 8 из 10«12678910»
Модератор форума: Ziraenna 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Наследники предтеч
КауриДата: Воскресенье, 09.09.2012, 23:09 | Сообщение # 211
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Да вроде уже проды хочется)))
Все же удивляет дробление на группы. Вместе люди сильнее, раздробленными легче управлять. Но конечно Дету так удобнее , но мне как то сомнительно, что плюсы от деления превышают минусы от негоже. Как то так.


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 08:34 | Сообщение # 212
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
РОМАН, еще раз спасибо, всё исправила - все Ваши замечания были по делу.

Сергей_Калашников, чуть изменила отрывок.

Каури, исправила текст на замеченные ляпы, сейчас дальше редактировать пойду... надо план выполнять. smile


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 09:21 | Сообщение # 213
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
102 – 108-е сутки. Река
Следующая неделя прошла спокойно, что не значит скучно. К разговорам о тайнах и доверии, да и специфической работе при чужаках не возвращались. Остановок из-за троллей тоже не делали. Царские люди снабдили всех нуждающихся (и нас в том числе) небольшим количеством дров для готовки и достаточным — продуктов, чтобы люди не оголодали и не ослабли в вынужденный длинный беспривальный период. Поэтому почти все время учёные посвящали отдыху, значительную долю которого составляли разнообразные интеллектуальные игры, и бытовым заботам, а ещё я дважды совершала короткие вылазки в джунгли за фруктами.
После вышеприведённых обсуждений Росс стал ещё более раздражительным, ехидным, даже злобным, всё время огрызался и почти не участвовал в общих развлечениях. Думаю, несмотря ни на что, его сильно задело всеобщее недоверие. За несколько дней он умудрился настолько всех достать, что при его появлении разговоры смолкали, а улыбки угасали, что, в свою очередь, провоцировало очередную вспышку гнева зеленокожего. К тому же, у него появилась вредная привычка подкрадываться сзади и пугать, а после жестоко смеяться над пострадавшим. От дурацких шуток Росса один раз мы даже обеда лишились, когда, резко отпрыгнув от его вопля, Сева случайно перевернул ведро с супом. В другой раз, вечером, когда я сидела на корточках на краю плота, высматривая неосторожную рыбу, зеленокожий подкрался сзади и, схватив меня за косу, злорадно рявкнул:
— Попалась!
Рванувшись от неожиданности, я бултыхнулась в реку и чуть не нахлебалась воды. Вынырнув, выбралась на плот, собираясь в агрессивной форме высказать всё, что думаю о Россе и его «шуточках», но лишилась дара речи, ошарашенная увиденным. Зеленокожий застыл столбом и с выражением полного ступора держал в вытянутой руке мою косу.
Нервно сглотнув, я ощупала голову. Кожа на месте, даже крови не выступило, впрочем и боли не чувствовалось, лишь небольшое онемение и прохлада. Но вот волос на голове не осталось. Совсем.
— Росс, ты вообще оборзел, что ли?! — увидев, что произошло, набросилась на него Юля. — Ты что творишь?!
Мне показалось, что на лице зеленокожего ненадолго промелькнуло виноватое выражение и даже раскаяние, но уже через мгновение он пришёл в себя и, со своим обычным, хищным, прищуром, всучил мне косу, язвительно прокомментировав:
— Нашлась тут ящерица, хвост она, понимаешь, отбрасывает, — после чего развернулся и ушёл на другую сторону плота.
А ведь он прав. Я даже не заметила, как волос лишилась, значит выдернуть их удалось достаточно легко. Наверное, это — от неожиданности, хотя земная женщина, невзирая на испуг, или взвыла бы от боли, или из рук Росса косу бы выдернула. Надеюсь, что вырывание волос для меня безвредно. Когда-то вон весь скальп содрала и ничего, жива. Что мне какие-то волосы.
А потом вспомнилось самое начало жизни. Тогда я испытывала страх, по сравнению с которым пережитый сейчас — пустяк, да и излишне длинные волосы цеплялись за кусты, но почему-то не выдернулись. Странно.
— Надя, иди скорее сюда! — позвала Юля, после чего обернулась ко мне. — Очень больно?
— Нисколечко. Зато стричься не придётся и, может, они хоть немного медленнее расти станут, — нервно засмеялась я.
Успокоившись и убедившись, что ничего страшного не случилось, я не стала раздувать конфликт, тем более, что после этого Росс резко вернулся к своему обычному поведению: ехидному, хищному, но, в принципе, не злому и вполне терпимому. А уже через сутки моя голова покрылась коротким пушком новых волос.
— Юля, как думаешь, — лукаво спросила я, косясь в сторону зеленокожего. — Если на Росса один вид моей лысины такое положительное воздействие оказывает, может, он вообще ангельский характер приобретёт, если я каждую неделю волосы отбрасывать буду?
— Можно попробовать, — весело рассмеялась подруга. — Хорошо бы.
— Не поможет, — авторитетно заявил зеленокожий. — Если каждую неделю, я быстро привыкну...
По вечерам махаоны заплывали за нами на маленьком плоту, и мы ехали осматривать и обрабатывать Таля. Росс каждый раз морщился, когда ступал на территорию махаонов, и вообще не скрывал по отношению к ним своей неприязни, те, в свою очередь, отвечали взаимностью. У нас же с Надей никаких проблем при общении с этими мужчинами не возникало. Надо признать, что друзья Таля ухаживали за ним ничуть не хуже, если не лучше нас. К концу недели рана окончательно зарубцевалась, да и общее состояние быстро улучшалось. Вскоре Таль уже мог сам передвигаться в пределах плота, пока медленно и осторожно, но всё равно прогресс поражал. И это не взирая на отсутствие медикаментов!
Отношения с Детовскими жёнами у меня не сложились, да честно говоря, я и не особо прикладывала к этому стараний. Наверное, некоторые мужчины посчитали бы их идеальными женщинами — безропотные, боготворящие своего мужа, интересующиеся только домашним хозяйством и не сующие нос не в своё дело. Они могли по полдня обсуждать рецепт нового блюда или сплетничать о любовных отношениях между другими посвящёнными. Мне, да и остальным, быстро наскучили такие разговоры, и общались мы с «фанатичками», как обозвала женщин Лиля, практически только по делу. Они не обижались, почему-то уверенные, что мы просто им завидуем. Постепенно установился тихий мир: мы больше не пытались приобщить девушек к общим играм и беседам, они, в свою очередь, не мешали нам. Только Сева всё ещё демонстрировал недовольство каждый раз, когда видел, с какой собачьей преданностью они смотрят на своего мужа. И неоднократно высказывался при Дете в том ключе, что таких безвольных, не способных сказать слово поперёк, женщин выбирают только слабые мужчины, чтобы самоутвердиться за их счёт.
— Всё-таки это как-то неестественно. Меня бы не устроили такие отношения, — честно призналась я подругам. — Я всегда считала, что муж — это в том числе и друг и даже партнёр по работе, а не только объект любви и поклонения.
— Дет любит их. И по-настоящему заботится, — заметила Надя. — Люди разные бывают. Им этого достаточно, они счастливы в браке, разве не заметно?
— На Земле я уже встречала мужчин такого типа. Дет просто чётко делит всех представительниц противоположного пола на две группы, — заявила Света. — Одни — женщины, то есть возможные сексуальные партнёрши, но не люди, другие — люди, но не женщины. Посмотри, как он относится к нам: для него, кроме его жён, на плоту нет ни одной представительницы прекрасного пола.
Я оглянулась на нашего лидера. И правда, если подумать, его отношение ко всем другим девушкам ничем не отличалось от такового к мужчинам. То ли дело, например, Маркус — всегда найдет для любой тёплое слово и предложит помочь.
— Такого типа есть не только мужчины, — Надя прекратила поправлять постель и с удовольствием растянулась на мхе. — Некоторые женщины тоже не видят в мужчине человека или наоборот, видят только человека, но не сексуального партнёра. Его жены как раз такие. Им повезло, что они с Детом нашли друг друга.
— Думаю, везение тут не при чём, — возразил присоединившийся к нам математик. — Дет просто знал, чего хочет, и осознанно искал себе именно таких женщин. Он в людях достаточно хорошо разбирается.
— Думаешь? — недоверчиво потянула я. — Хотя, конечно, три жены, и все одинаковые по характеру...
— Уверен, — кивнул Игорь, раздавая нам принесённые фрукты. — Я о нем многое слышал.
— И что конкретно? — с интересом спросила Юля.
— Ну, хотя бы то, что он профессиональный психиатр.
Я хмыкнула.
— Погоди, он ведь нам психологом представился? — недоверчиво уточнила Надя.
— Нет, он именно психиатр. И работал в соответствующем заведении.
— Тогда понятно, как он умудрялся избегать конфликтов с троллями. Их болезнь оказывает сильное влияние на поведение, а у него большой опыт общения с людьми, страдающими подобными нарушениями...
— Н-да, выбрали лидера на свою голову, — недовольно пробурчала Юля.
— Тебя что-то не устраивает? — с улыбкой наклонил голову математик, сразу показавшись мне похожим на любопытного воробья.
— Нет, пока всё нормально, но...
— Вот если начнутся проблемы, тогда и решать их станем, — беззаботно предложил Игорь.
Росс обеими руками поддержал мою идею отгородить себе кусочек второго этажа. Во-первых, с разрешения и с помощью Севы мы немного изменили конструкцию крыши, приподняв часть её в одном месте так, чтобы открылся достаточно большой выход со второго этажа на застеленное толстыми листьями скат сбоку. Чтобы внутрь здания не заливал дождь, над новым входом устроили крепкий двускатный навес. Проверив, насколько удобно залезать и слезать по крыше и внешней стороне дома, и убедившись, что это ничуть не труднее передвижения по деревьям, я предложила отгородить мой кусочек крепкими стенами с трёх сторон от остального этажа, оставив проход только через покатую крышу, чтобы получить как бы отдельный домик. Инженер неодобрительно покачал головой, по его мнению, стоило сделать внутренний проход, но зеленокожий с такой горячностью встал на мою сторону, что в конце концов убедил и остальных. Хотя кое в чём пришлось все же уступить, оставив, на всякий случай, под самой крышей небольшой лаз из моей в общую комнату. Мужчины быстро возвели стены из бамбуковых стеблей, оставшихся от моего плота, а я тщательно заткнула оставшиеся между ними щели красным мхом. Верхний лаз перегородила непрочной конструкцией из обрезков бамбука и нескольких крупных листьев, принесённых во время одной из вылазок в лес. Комнатка получилась небольшая, около четырёх квадратных метров, как сказал Сева, но мне понравилась. Единственным недостатком можно было посчитать то, что во время ливня, чтобы забраться к себе или, наоборот, спуститься к остальным, приходилось проходить под дождем. Тем не менее, я упрямо предпочитала этот путь открыванию внутреннего лаза.
Кстати, насчёт мер длины. Выяснилось, что инженер, в виде одной из начальных вещей, взял с собой очень качественную и длинную (аж стометровую) рулетку. Впервые увидев её во время постройки комнатки, я в ближайший же вечер измерила длину собственного шага, ладони и размаха рук, чтобы перевести все выполненные ранее расчёты в нормальный вид. Всё равно старыми, привычными единицами измерения пользоваться гораздо удобнее.
Кроме прочего, мы развлекались изготовлением новых мисок и ложек. Сева с Маркусом вырезали неплохие поделки из дерева. Особенно мне понравилась коллекция ложек, довольно аккуратных и даже с каким-то, пусть и примитивным, рисунком на ручке. Мы с Юлей и Светой пытались приспособить в виде ложек двустворчатые раковины, закрепив их в расщеплённой веточке. И после нескольких неудачных попыток всё-таки достигли успеха. В результате этих совместных действий посвящённых на плоту появился хороший запас разнообразных инструментов. Кстати, те из учёных, кому не хватило ножей, вместо них носили с собой заточённые с одной стороны раковины или расколотые кости животных. Из интереса я попробовала ими воспользоваться и оказалось, что, хотя такие примитивные орудия отнюдь не так удобны, да и по эффективности сильно проигрывают полученным от керелей инструментам, но при необходимости вполне способны заменить нож, а в некоторых случаях даже топор.
Теперь недостатка в простой посуде уже не ощущалось — постепенно у каждого появилась своя миска, ложка и либо кружка, либо пиала, да ещё и в запасе кухонные приборы были. Но вот крупных непротекающих ёмкостей всё ещё оставалось мало, а особенно остро мы ощущали нехватку посуды для приготовления на огне. Конечно, как вариант, можно пользоваться древним методом, опуская в деревянную ёмкость с водой раскалённые камни и таким образом доводить воду до кипения, а потом блюдо — до готовности, но по всеобщему мнению уж лучше, чем портить продукты сажей и попадающим с камнями мусором, съесть их сырыми. К моему удивлению, никто из учёных не морщился от мысли о сыроедении, в том числе и пищи животного происхождения, а некоторые и вовсе предпочитали свежепойманную добычу потреблять в натуральном виде, а готовить только уже полежавшие продукты. Впрочем, я тоже обеими руками поддерживала эту точку зрения.
Постепенно большой плот приобретал не только формальное название дома, но и соответствующий уют. Самодельный веник в углу, рядом с некачественно сплетённой мусорной корзиной, удобные сиденья для словесных игр и многие другие вроде бы мелочи, но именно из них складывается быт. Нет, я ещё не чувствовала себя своей на этом плоту, но уже и не была чужой.
Погода постепенно становилась всё более предсказуемой — с утра светило ясное солнце, а ближе к полудню быстро сгущались тучи, и начинался сильный тропический ливень, который иногда, но всё реже, мог продолжаться до глубокой ночи.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 10:23 | Сообщение # 214
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Очень хорошая хозяйственная продка. Увлеклась. Люблю такие эпизоды.
Росс вот, только про него хорошо подумала – сразу опять стал плохим)))) Вот ведь гад! Ненавижу, когда взрослые мужики так забавляются – пугают и прочее, да еще косу оторвал. Интересная особенность, к слову. И наверняка – это защитная реакция в ее организме)) Понравилось даже.
Увлекаюсь сильно чтением, если опечатки и встречались, что все же сомнительно, ничего не вижу такого. Спасибо за творчество!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 11:05 | Сообщение # 215
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
109-е сутки. Джунгли
Утром с Сергеевских плотов просигналили о остановке.
— Так, люди-человеки, берем корзины и в лес за папортошкой, пока другие самое лучшее не разобрали, — собрав свою группу, бодро предложил Илья.
— Я плот посторожу, как обычно, — явно не испытывая особого желанием копаться в земле, попытался отговориться математик.
— Успеешь ещё посторожить. Я, может, своим способом добычи поделиться хочу, — с горящими глазами потёр руки химик. — У нас с Юлей только две большие тайны: про троллей и лёгкий способ добычи папортошки.
— Ну, только если действительно лёгкий, — не очень радостно кивнул Игорь, сортируя корзины.
Едва плот закрепили на мелководье и на берег перекинули небольшой бамбуковый мостик, Илья почти вытащил нас на землю и повел куда-то вглубь джунглей.
— Эй, ты куда, вон же кусты папортошки, — попытался остановить его математик, показывая на небольшие заросли, которые уже оживлённо осваивали соседи.
— Не, такие нам не подходят, — пренебрежительно махнул рукой химик.
В течении получаса мы углублялись в лес, Илья с Юлей петляли по сторонам, тщательно пресекая любые наши попытки свернуть к папортофельным кустам. Они демонстративно игнорировали даже удобные и занимающие немалую площадь заросли, заводя нас всё дальше и дальше.
— И это называется лёгкий способ, — не выдержав, вздохнул математик. — Уже давно могли капитально окопаться. Тоже мне Сусанины.
— Есть! Я нашёл! — радостный крик химика отвлек нас от очередной попытки повернуть к приглянувшемуся кусту. — Идите сюда.
— Если это папортошка, то я тролль, — увидев результат поиска, потянула я.
Илья, гордо выпятив грудь, стоял на протоптанной во влажной толще красного мха узкой тропинке. Опустившись на корточки, я потрогала след на обнажённом клочке земли.
— Это не человеческая тропа, — соотнеся трёхпалую форму отпечатка и его размеры с виденными ранее животными, я осмелилась предположить: — Кабаны?
— Именно! Кабанчики родимые!
— Эээ, мы же вроде не на охоту, а за папортошкой отправились? — забеспокоилась Надя.
— Я как-то тоже пас, на таких крупных животных нападать, — признала я. — По мне, нам змей с ящерицами и прочей мелочи за глаза хватит.
— Да не волнуйтесь, — рассмеялась Юля. — Мы с Ильей не дураки с кабанами ссориться. Скорее наоборот. Идём, — оставив нас в недоумении, сладкая парочка дружно направилась по тропинке. Я снова наклонилась над следом.
— Одно хорошо: кабаны шли в другую сторону.
— Мне даже любопытно становится, что за способ такой, — заинтересованно произнёс математик, и мы ускорили шаг, догоняя обогнавших нас друзей.
Вскоре мы вышли к небольшой возвышенности, ещё недавно обильно поросшей папортофельными кустами. Сейчас холмик выглядел так, будто по нему бульдозер прошёлся. Подобную картину, хотя и в меньшем масштабе, я видела в свою первую встречу с кабанами.
— Ладно, животные тут хорошо покопались, что с того? — спросила я. — Или ты хотел сказать, что здесь земля мягче и рыть легче? Так и там не так уж сложно.
— Нет, не угадала, — покачала головой Юля. — Идите сюда.
— Кабаны очень любят папортошку и регулярно раскапывают кусты, — широким жестом обводя вывороченные растения, сказал химик. — Но кабанам нравятся только молодые клубни, с тонким пробковым слоем, а зрелые, которые гораздо лучше хранятся, их совсем не интересуют. Поэтому, если прийти немного позже них, пока не начался ливень и клубни не унесло потоком, можно практически без труда набрать отборной папортошки.
Приглядевшись, я поняла, что Илья прав. Хотя с первого взгляда казалось, что кабаны почти ничего не оставили, немного поворошив верхний слой почвы, перемешанный с мхом, мы наткнулись на целые залежи клубней, причём крупных, почти один к одному, с толстой кожурой. Несмотря на то, что папортошки мы нашли много, наполнить все корзины остатками с кабаньего стола не получилось, пришлось подкопать десяток кустов на обратном пути. Но всё равно, даже учитывая большое расстояние, пройдённое нами до места пиршества кабанов, мы потратили почти в два раза меньше времени, чем если бы выкапывали все клубни сами. И качество папортошки вряд ли бы смогло сравниться с нынешним.
— Теперь понятно, как ты так быстро целый мешок отборных клубней смог набрать, — уважительно поклонился химику Игорь. — А я-то недоумевал, почему ты не просто на папортошку пари заключил, а на самую лучшую.
— Именно, — кивнул Илья. — Когда я увидел, что они из своей цитадели вообще выходить боятся, то понял, что пара часов пути — и я найду нетронутую папортошку. А где папортошка — там и кабаны.
— Интересно, пользуется ли ещё кто-нибудь таким способом добычи? — задумчиво потянула я.
— Кто-нибудь да пользуется, — уверенно заявил химик. — Но таких меньшинство. Ведь чтобы найти этот способ, надо не просто смотреть, но и видеть, а это не все умеют. Если честно, то насчёт папортошки не я первый понял, а Юля.
— Зато Илья нашёл, как не ссориться с троллями, — сделала встречный комплимент астроном.
— Тсс, — шикнула на них я. — Мы уже к плотам подходим, услышат ещё те, кому об этом знать не обязательно.
Освободившись от груза и немного отдохнув, я сделала две быстрые ходки за фруктами на ближайшие деревья, после чего, посчитав, что выполнила свою долю обязанностей, отправилась побродить вдоль плотов: посмотреть на людей, особенно новеньких.
Вскоре поняла, что отличить цитадельских от остальных очень легко, и отнюдь не только по внешности, хотя и она сильно разнилась. Когда я только присоединилась к людям, ещё до отплытия, многие из живущих в лагере выглядели не столько худыми, сколько стройными и поджарыми, а сейчас и вовсе округлились и стали весьма упитанными. А эти, несмотря на то, что Сергей всех присоединившихся обеспечил достаточным питанием, до сих пор истощены, с резко выпирающими рёбрами и очень часто нездорово раздутым животом.
Но главное, что отличало всех нас от цитадельских, так это отношение к окружающему миру. Для «стареньких» река и джунгли по берегам воспринимались ни чем иным, как домом, кормильцем и другом, для беженцев — врагом, выжидающим удобного момента, чтобы вцепиться в глотку. Даже выгляди все одинаково, настороженные испуганные взгляды, нервные движения, постоянная скованность и какая-то скрытая агрессия в смеси с обречённостью легко позволили бы отличить цитадельских от остальных. Неужели всё это только из-за того, что наши перед объединением пару месяцев пожили одиночками или небольшими группами, а цитадельские сразу основали город? К моему огорчению, беженцы подтвердили мои опасения, стараясь скрыться или хватаясь за оружие, стоило только им меня заметить.
— Пантера, привет, а Оборотень тоже тут? — поздоровалась вышедшая из кустов Тёмная.
— Нет, его нет, — хмуро ответила я, рассматривая негритянку.
Она, кстати, сильно отличалась от остальных цитадельских, как по внешности, так и по поведению. Не знай я её раньше, приняла бы за кого-то из «стареньких».
— Ну и хорошо, — к моему удивлению, женщина облегчённо вздохнула. — Он тебя когда отпустил?
— Он вообще меня не отпускал, — холодно отрезала я.
— Отойдем, поговорим?
Я задумалась. Общаться с предавшим меня человеком не хотелось. С другой стороны, выслушав объяснения, можно если не простить, то хотя бы понять. Согласно кивнув, я отошла немного вбок от плотов и устроилась у берега.
— Прости, что так вышло, но я не могла пойти против Оборотня. Честно говоря, скажи ты раньше, что живешь с людьми, я бы тебя ни в жизнь с ним знакомить не стала. А вот с Марком могла бы. В любом случае, прошу прощения за то, что случилось, и рада, что с тобой всё в порядке.
— Ладно, — согласилась я, попытавшись представить, как бы повела себя на её месте и придя к выводу, что, возможно, очень похожим образом. — А Марк — это тот, на котором ты верхом ехала?
Тёмная смутилась.
— Просто он и бегает быстрее, и пираньи его не кусают, а меня бы заживо сожрали.
Я понимающе хмыкнула.
— Да, в этом плане у нас преимущество. Но ты уверена, что Марк достаточно разумный для нормального общения? Может, он такой же, как Оборотень.
— Нет, не такой. Я могу за него поручиться, — горячо встала на защиту мужчины Тёмная. — Оборотень зациклился на войне и мести, с ним ни о чём другом практически и поговорить-то не удавалось. А Марк — нормальный.
— А разве он не воевал с цитадельскими? — недоверчиво поинтересовалась я.
— Воевал, конечно, но ведь там ситуация такая сложилась, что даже я воевала, — вздохнула негритянка. — Люди из цитадели не желали мира ни с кем, хоть сколько-нибудь отличающимся от них. Представляешь, они даже всех зеленокожих или красноглазых людей перебили, а тут вообще тролли и о... такие как ты. Вот если кто-то поставит своей целью тебя уничтожить, разве ты не станешь защищаться?
— Конечно, стану, — призналась я. — Но ведь можно было уйти подальше.
— Наверное, да, — на мгновение задумалась Тёмная. — Но, честно говоря, мне такое простое решение в голову не пришло. Да и потом, что будет, если цитадельские победят в этой войне? Не двинутся ли они дальше, уничтожая на своём пути всё, что хоть немного отличается от них самих?
Я поёжилась от услужливо нарисованной воображением неприятной картины.
— Илья считает, что цитадельские проиграют, и я тоже на это надеюсь.
— Ничего, если там Оборотень остался, то уж он-то постарается, чтобы проиграли, — зло улыбнулась негритянка.
— Почему? — я с интересом взглянула на неё .
— Цитадельские убили его жену и детей, да и потом...
— Жену? Из троллей? — азартно перебила её я, вскочив.
Хоть бы не из троллей!
— Нет, такую, как ты.
— И как она выглядела?
— Похожая на тебя, только ростом чуть повыше, чем ты, с темнозелёными волосами и жёлтыми глазами.
— Насколько выше?
— Да совсем чуть-чуть, может, сантиметров на пять, — Тёмная с удивлением наблюдала за моей бурной реакцией.
— Значит, у нас действительно настолько сильные половые различия... А дети? Ты их видела?
— Нет, детей не видела, — покачала головой негритянка. — Да и вообще больше никого из твоего народа. А что?
— Да ничего, просто я вообще в первый раз слышу о другой женщине моего вида, вот и хочется узнать поподробнее.
Тёмная понимающе улыбнулась.
— У меня ещё один вопрос: у цитадели много было людей моего вида? Понимаю, что не видела, но может, хоть слышала, — решила уточнить я.
— Насколько мне известно, вначале четверо, — подумав, ответила негритянка. — Но одну женщину никто не видел уже после первого дня — скорее всего она погибла в лесу. Вторую убили люди — и осталось только двое мужчин. Ладно, теперь я пойду, а то скоро отплываем, а я ещё кое-что собрать хотела. Мир? — неуверенно уточнила она, вставая.
— Мир, — аккуратно пожав протянутую руку, кивнула я.
А потом долго смотрела вслед Тёмной. Несмотря на вроде бы разрешившуюся ситуацию, на душе остался неприятный осадок. Да, враждовать или пакостить этой женщине я не стану, но и доверия к ней уже не будет. По крайней мере, пока его нет.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 11:08 | Сообщение # 216
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, да уж, характер у Росса не сахар - это точно.)
А опечатки точно есть, сколько не вычитывай - это тоже, увы, факт. Главное - чтобы их не было слишком много.

Кстати, и как, тянет такое повествование на "боевую фантастику" или "фантастический боевик"?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 11:39 | Сообщение # 217
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Кстати, и как, тянет такое повествование на "боевую фантастику" или "фантастический боевик"?

Я бы отнесла к жанру НФ или приключенческой фантастике
боевая - странно очень)))

Quote
109 сутки. Джунгли

Интересный способ поиска папартошки)) Понравилось очень. Молодцы ребята. Кабаны все-таки представляются тут умнейшими созданиями. Очень все же любопытно, какой способ у Ильи с Юлей общения с троллями. Хотя Пантерка, вон, вообще со всеми запросто общий язык найти может)) Ну - с другими видами. И это здорово.
Вообще мне ГГ сильно нравится. Цельная натурка и большой молодец!
Хорошо, что она подружилась с Темной, но та мне все равно не слишком нравится. Про Марка интересно, что за тип. Вот цитадельских всех жалко, но сами они простофили((( Недаром не получили высокой техники, может просто и не просили в принципе? Ну вобщем деградация какая-то видимо. Арийцы, блин.
Понравилось, как всегда! Спасибо за эпизод!


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 10.09.2012, 13:16 | Сообщение # 218
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
— Это не человеческая тропа, — соотнеся трёхпалую форму отпечатка и его размеры с виденными ранее животными, осмелилась предположить: — Кабаны?
Это не человеческая тропа, — соотнеся трёхпалую форму отпечатка и его размеры с виденными ранее животными, осмелилась предположить я: — Кабаны?
Quote (Ziraenna)
— Мне даже любопытно становится, что за способ такойзпт? — заинтересованно заявил произнёс математик, и мы ускорили шаг, догоняя обогнавших нас друзей.

Quote (Ziraenna)
Поэтому, если прийти немного позже них,

Quote (Ziraenna)
Теперь понятно, как ты так быстро целый мешок отборных клубней набрать смог смог набрать

Quote (Ziraenna)
джунгли по берегам воспринимались ничем ни чем иным, как домом

Quote (Ziraenna)
Даже выгляди все одинаково, настороженные испуганные взгляды, нервные движения, постоянная скованность и какая-то скрытая агрессия в смеси с обречённостьюзпт легко позволили бы отличить цитадельских от остальных.

Quote (Ziraenna)
У меня ещё один вопрос: у цитадель в цитадели много было людей моего вида? Понимаю, что не видела, но может, хоть слышала, — решила уточнить я.

Quote (Ziraenna)
но и доверия ей к ней уже не будет

Не скажу, что все предлагаемые правки обязательны - как-то так увиделось.


Зануда. Незлой

Сообщение отредактировал Сергей_Калашников - Понедельник, 10.09.2012, 13:18
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 14:08 | Сообщение # 219
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Quote (цитата)
— Мне даже любопытно становится, что за способ такой? — заинтересованно заявил произнёс математик, и мы ускорили шаг, догоняя обогнавших нас друзей.

В данном случае это утверждение, а не вопрос. А вот по второму замечанию исправила.
Quote (цитата)
У меня ещё один вопрос: в цитадели много было людей моего вида? Понимаю, что не видела, но может, хоть слышала, — решила уточнить я.

Исправила на "у цитадели". Поскольку люди враждуют с сородичами Пантеры, то в цитадели последних и быть не могло.
По остальным замечаниям спасибо - исправила.

Quote (Каури)
Очень все же любопытно, какой способ у Ильи с Юлей общения с троллями.

Ну, не факт, что они это так просто расскажут. Даже тем, кому типа больше доверяют.)
Quote (Каури)
Хотя Пантерка, вон, вообще со всеми запросто общий язык найти может)) Ну - с другими видами.

Она ни разу не сталкивалась с агрессивными особями троллей. wink А ведь может еще быть и такое, что ее не воспринимают как врага... как человека (внешность-то разная).
Quote (Каури)
Хорошо, что она подружилась с Темной, но та мне все равно не слишком нравится.

Не подружилась, а просто помирилась - это разные вещи. Дружба так быстро не появляется - но это ведь не повод враждовать.
Quote (Каури)
Вот цитадельских всех жалко, но сами они простофили((( Недаром не получили высокой техники, может просто и не просили в принципе? Ну вобщем деградация какая-то видимо. Арийцы, блин.

Сергей не даром спрашивал про технику - наверняка узнавал, просили ли... и наверняка просили. Ведь царь сказал про "не давали", а не "не взяли". Что же насчет агрессии и борьбы "за чистоту расы"... так тут тоже вопрос - почему вдруг людям убивать людей? Не факт, что для этого нет причины... выдуманной или реальной. wink


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 14:10 | Сообщение # 220
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
110-е сутки. Река
На следующий день я перечитала записи в своём дневнике и пришла к выводу, что есть всё ещё актуальный вопрос, ответ на который найти так и не удалось. Но сейчас, когда мы пусть ещё не друзья, но уже хорошие знакомые, вполне можно просто спросить. Не ответят, так не ответят, но хуже от этого точно не станет. Тем более, что об этой загадке я невольно вспоминала каждый раз, когда видела одного из временно переехавших к нам на плот мужчин — владельца нескольких велосипедов. Ну вот зачем спасать их вместо топоров, вёдер или ещё чего-нибудь, хоть насколько-то более полезного в джунглях?
— Давно хочу поинтересоваться, а почему у вас такой странный набор вещей? — начала я разговор за ужином. — Не верится, что никто из вас не назвал хоть что-то из самого простого и необходимого.
— Встречный вопрос, — улыбнулся Маркус. — Почему у тебя с собой только нож и украшение? Если, разумеется, не считать кольцо-определитель?
Слова физика заставили задуматься. С одной стороны, не раскрывая тайны выбранных предметов, я не смогу объяснить, почему их так мало, с другой — врать в открытую не хочется. Хотя можно попробовать отговориться общими словами...
— Я, когда только проснулась, сразу же очень напугалась и убежала с того места, даже не подумав о выбранных у керелей вещах. А потом так и не вернулась на то место...
Я вздохнула. Вот, вроде бы и сказала истинную правду, а чувствую себя не очень-то хорошо. Лгуньей. Ладно, прощу себя и на второй раз (впервые такое ощущение возникло в самом начале новой жизни, при общении с Дмитрием), но больше так делать не стоит — либо совсем изведусь от мук совести, либо привыкну и начну врать направо и налево. А ещё неизвестно, что из этого хуже.
Как бы то ни было, окружающие не заметили моих душевных метаний (или, если заметили, то списали их на что-то другое).
— Неприятно, — кивнул Маркус. — Прости, что разбудил воспоминания. Нет, большинство из нас взяли и гораздо более полезные для выживания предметы, но сохранить их оказалось намного сложнее.
— Грабители? — недоуменно уточнила я.
Действительно, скорее всего, в первую очередь, преступников заинтересует то, что дает преимущество. Но, с другой стороны, что помешает им забрать всё имущество?
— Не только грабители... — начал говорить Игорь, но его резко перебил зеленокожий:
— Но и они тоже. На мой взгляд, примерно пятьдесят на пятьдесят.
— ...ещё тролли. Понимаешь, они действуют не совсем как обычные люди, — продолжил математик, дождавшись, когда Росс замолчит. — Когда нападают обычные преступники, то их жертвы чаще всего полностью лишаются имущества. А вот если при встрече с троллями бросить вещи и сбежать, часть из них останется нетронутой. Так что потом можно вернуться и забрать то, что не взяли тролли. А утаскивали они, в основном, как раз то, чем можно непосредственно воспользоваться.
— То есть верёвки, рюкзаки, рабочий инструмент, котелки, гамаки и тому подобное, — пояснила Лиля. — А колбы, микроскопы, украшения или гитары их совсем не интересуют.
— Почему? — удивилась я.
— Скорее всего, потому что из-за болезни у троллей, в первую очередь, пострадало абстрактное мышление, — высказал предположение Дет. — Впрочем, это, думаю, и так всем очевидно.
— Не всем, — немного обиженно буркнула я. — Но я видела, что они ведут себя странно: то чуть ли не дерутся за вещи, то теряют к ним интерес.
— Это тоже есть, — кивнул Илья.
— Ладно тролли, их поведение можно объяснить болезнью, — нерадостно вздохнул Сева. — Гораздо хуже то, что и среди вроде бы нормальных людей есть существа без чести и достоинства. Вот что огорчает меня сильнее всего.
Я опустила голову. Действительно, неприятно. К тому же, если поверить Талю (а считать его слова ложью или выдумкой нет никаких причин), то мои сородичи тоже отличились не слишком благородными деяниями. И вдвойне грустно за-за отсутствия хоть каких-то гарантий порядка и безопасности в дальнейшем. Да и возможно ли такое вообще?
— А вот, кстати, мне тоже кое-что интересно! — перевёл тему математик. — В самом начале, когда я придумывал вещи, которые возьму с собой, то я был ещё другим и многое оценивал иначе, — посмотрев на недоуменные лица остальных, Игорь поспешил пояснить: — То есть я бы сказал, что тогда я был ещё из прошлой жизни, а потом она осталась позади, как сон или прочитанная книга, и я будто бы родился заново. Вы ничего подобного не чувствовали?
Первым решился ответить Сева.
— Да, ты очень понятно объяснил. Я тоже изменился, как будто что-то забыл, как будто потерял все свои привычки и привязанности и получил шанс начать жизнь заново. Но потом, примерно через неделю, прошлые переживания вернулись. Может, не совсем, но почти.
— А у меня не вернулись, и я ничуть об этом не жалею, — отрезал Росс.
— Ко мне тоже не вернулись, и я тоже не жалею, — поддержал его Игорь.
— Вы просто не понимаете, не помните, что потеряли, — сочувственно посмотрел на них инженер.
— Я — помню, — холодно заметила Лиля и, помолчав, добавила: — Слишком хорошо помню, а хотела бы забыть. В первые дни, когда эмоциональная составляющая памяти ещё не вернулась, было лучше. Если бы мне дали выбор, я бы предпочла вообще не возвращать эту часть своей прошлой жизни. Факты остались, а это — главное.
— Вовсе нет! — раздражённо сверкнул глазами инженер. — Толку-то вам от фактов.
— А толку от лишних переживаний? — пожала плечами Света. — На мой взгляд, каждому — своё.
— Вот я тоже потом вспомнил, — добавил Маркус. — Но не полностью, прошлая жизнь всё равно осталась где-то там, далеко. Так что не думаю, что это хоть на кого-то сильно повлияло.
Сева со Светой переглянулись и нехотя признали, что они тоже не очень-то изменились из-за того, что к ним вернулась чувственная память.
— Народ, а что, если дело немного в другом, — предположил Игорь. — Что, если те, кто остался похож на себя прежних — вспомнили, а те, кто сильно изменился — нет? Например, я здесь веду себя не так, как там. Совсем не так, — математик погрустнел и замолк.
— И в чём же отличия? — хмыкнув, спросила Надя.
— Это не важно, — негромко, но уверенно ответил Игорь, и мы не стали расспрашивать дальше.
Разговор затих, но мысли остались. Судя по тому, что никто не стал опровергать версию математика, что-то в ней есть. А если примерить его теорию на саму себя? Сильно ли я изменилась? Проанализировала своё поведение в первые дни и сделала поправку на новое тело, его странные инстинкты и реакцию на стрессовую ситуацию — что-то пришло, что-то ушло, но не очень-то много. Да, вначале у меня был шанс переоценить прошлую жизнь, но я уже тогда не посчитала её из рук вон неправильной. Может, именно потому и вернулась чувственная память, что она уже не могла помешать формированию новой личности?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 10.09.2012, 14:37 | Сообщение # 221
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
не заметили моих душевных метаний (илизпт если заметили

Quote (Ziraenna)
Понимаешь, они не совсем как обычные люди действуют
Понимаешь, они действуют не совсем как обычные люди
Quote (Ziraenna)
в первую очередь, пострадало более абстрактное мышление

Quote (Ziraenna)
И это вдвойне грустно за-за отсутствия хоть каких-то гарантий порядка и безопасности в дальнейшем

Quote (Ziraenna)
Это неважно, — негромко, но уверенно ответил Игорь
Это не важно, — негромко, но уверенно ответил Игорь
Quote (Ziraenna)
Судя по тому, что никто не стал опровергать версию математика, что-то в ней, действительно, есть.

Quote (Ziraenna)
сделала поправку на новое тело, его странные инстинкты и реакцию на стрессовую ситуацию — что-то пришло,


Так вот увиделось.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 14:50 | Сообщение # 222
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Сергей_Калашников, да уж, из меня редактор, как из рака корова. biggrin Только что, перед тем, как выкладывать, долго думала и исправила "не важно" на "неважно". wacko Вот так, часть правлю, часть новых ошибок добавляю.
Почти все исправила, кроме вставки "это". Потому что в данном контексте имелась в виду ситуация в целом, а не только поведение сородичей Пантеры.
Спасибо.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 15:27 | Сообщение # 223
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote
110 сутки. Река

Интересные разговоры. У всех свои тайны – в той же прошлой жизни, но по-моему это нормально.
Все конечно думают о будущем, хоть стараются это отложить – и в принципе и то и другое понятно и хорошо описана психология людей.
Почитала с удовольствием. Спасибо за эпизод!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 17:35 | Сообщение # 224
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
111-е сутки. Джунгли
Нельзя сказать, что я привыкла к незваным гостям, более того, они по-прежнему раздражали, но не могу не признать, что вели временные пассажиры себя вполне корректно, держась спокойной обособленной группой. С соседних плотов сообщили, что Сергей хочет как можно быстрее добраться до хороших зарослей бамбука, чтобы построить новые плоты и избавить от лишних людей наши. Эту его инициативу я поддерживала всеми четырьмя руками, хотя в остальном гости почти не мешали. Но, всё равно, без них гораздо спокойнее.
По берегам высились джунгли, и хотя то тут, то там попадались небольшие бамбуковые отмели, но их было совсем немного. Да и сами растения не отличались особыми размерами, скорее напоминая очень высокий тростник. Поэтому, так и не найдя подходящего места для большого лагеря, наш караван сделал остановку ради простых бытовых нужд. Ещё до этого по плотам разошлось царское предложение собрать хотя бы небольшой продуктовый запас, ведь когда остановимся для постройки плотов, опять может начаться соперничество за пищу.
Я не согласилась на предложение Ильи пойти за папортошкой, аргументируя тем, что на деревьях от меня гораздо больше толку. А вот Игорю открутиться не удалось, тем более, что Дет всё ещё хромал и желал остаться стеречь плот не меньше математика. Пока мы спорили, прибежал посланник от Сергея и предложил Россу с Надей вместо похода в лес поработать по профессии. Сева нахмурился, но зеленокожий радостно согласился, быстро уговорив и свою коллегу.
— Когда ещё такой шанс выдастся на живом материале потренироваться, — воодушевлённо разминая длинные пальцы, заявил он.
Дет безоговорочно поддержал Росса, заверив, что Сергей всегда хорошо оплачивает труд, и врачи ушли к царю. А я сделала несколько ходок за фруктами, в промежутках отдыхая и лакомясь более мелкими дарами крон, которые для общего пользования собирать пришлось бы гораздо дольше.
Уже ближе к вечеру, в очередной раз возвращаясь домой, заметила наблюдающего за мной серебристо-бурого гиганта-соплеменника с большим мешком, но не остановилась, а уверенно прошла на плот и передала Дету полные корзины. После чего вернулась на берег и, бросив выразительный взгляд в сторону представителя своего вида, удалилась в сторону от основной массы людей. Он, так и не избавившись от мешка, прошёл следом. Держа дистанцию в несколько метров, мы с интересом и некоторой опаской рассматривали друг друга. Сложением мужчина походил на Оборотня, разве что чуть пониже ростом. И, как и Оборотень, не особо привлекателен в роли сексуального партнёра. Да что за жизнь? То ли я какая-то неправильная, то ли вообще непонятно что...
Он молчал. Я тоже не знала, что сказать, поскольку разум подсказывал: хочешь — не хочешь, а мы должны стать мужем и женой, как единственные представители своего вида в караване. Но такая обречённость вызывала внутренний протест. Я бы предпочла выбирать партнёра по характеру, а не просто по тому, что вокруг больше нет никого подходящего. О чём с ним говорить? Да что там говорить, как хотя бы приветствовать?
Перед мысленным взором возникла картина, как я церемонно кланяюсь гиганту и смиренно говорю: «Рада познакомиться, муж мой». Смутившись, я отвела взгляд, искоса наблюдая за его действиями, а, точнее, бездействием. В конце концов, он мужчина, вот пусть и проявляет инициативу.
Молчание затягивалось. Может, он тоже не знает, что сказать? Что же, в этом случае я его вполне понимаю.
Наконец гигант тяжело вздохнул.
— Кхм?.. — неуверенно-вопросительно потянул он.
— Н-да... — с сомнением согласилась я, и мы сочувственно посмотрели друг на друга.
— Я — Марк, оборотень, — наконец решившись, выпалил он.
— В смысле, Оборотень? Ты вроде его пониже и шер... волосы другого цвета. Или вы братья? — недоуменно заметила я, представившись.
— Нет, ни в коем случае. Просто нас так люди называют, — пояснил Марк.
— Ага, — я глубокомысленно кивнула.
Выходит, моему виду тоже уже название дать успели. Обидно. Тролли, оборотни... а сами так «люди». Хотя от настоящих людей, Homo sapiens, они так же далеки, как и мы. Только что внешне больше похожи. Впрочем, разве можно было ожидать чего-либо другого?
— Приятно познакомиться.
— Мне тоже, — сказал Марк, и снова воцарилось молчание.
Так и не дождавшись от него дальнейшей инициативы, я решила попробовать перевести не собирающийся продолжаться разговор в другое русло и, потерев лоб двумя пальцами, осторожно поинтересовалась:
— Тебя ведь пираньи не кусают, да? — дождавшись утвердительного кивка, продолжила. — Так с самого начала было?
— Н-нет, сначала кусали, но совсем недолго, — слегка запнувшись от неожиданности на первом слове, радостно поддержал предложенную тему Марк.
— Сколько?
— Не знаю, не засекал, — пожал плечами мужчина. — Совсем немного. Неделю, может меньше, я в воду специально не лез. Меня и мухи не трогают, — с гордостью похвастался он. — А тебя?
— Тоже нет.
— А ты по деревьям тоже хорошо лазаешь? — смешно склонив голову набок, спросил Марк.
Настала моя очередь заикаться.
— Д-да, а ты?
Воображение отказывалось представлять гиганта, ловко прыгающего с кроны на крону, вместо этого вероломно подсовывая внутреннему взору ломающиеся под тяжестью мужчины ветки и неизбежное падение.
— Я — нет. Просто слышал, что ты умеешь.
Более чем подозрительно. Нет, Марк однозначно не «просто слышал». Он ясно сказал «тоже», значит, и в этой особенности я не одинока. Кто-то из цитадельских, Оборотень или, скорее, его жена?
— А кто ещё по деревьям лазил?
— Мика лазила, даже почти что жила наверху, по крайней мере, много времени там проводила.
Я вопросительно подняла бровь, но Марк недоуменно пожал плечами, не поняв намёка.
— Мика — это кто?
— Моя... — гигант замялся. — Мой друг. Оборотница, как и ты.
— Жена Оборотня? — на всякий случай уточнила я.
Марк грустно улыбнулся.
— Да, к сожалению. Он её сгубил, — в его голосе не слышалось злости и даже жёсткости, одна лишь грусть о прошедшем.
— Мне жаль, — тихо сказала я, поняв, что расспрашивать дальше как минимум нетактично.
Мы снова помолчали.
— Ну, я пошёл? — наконец спросил Марк.
— Ага. Удачи.
— До встречи. Кстати, — с досадой хлопнув себя по лбу, мужчина вытряхнул из принесённого с собой мешка тушку пушистого зверька. — Чуть не забыл, это — тебе.
— Спасибо, — я принялась с интересом изучать подарок, лишь мельком отметив, что Марк поспешно ушёл.
Животное среднего размера, отдалённо напоминающее кабаргу. Такие же тонкие ножки с раздвоенными копытцами, задние длиннее передних, стройное тельце маленького оленя, но, в отличие от безрогого земного зверька, у этого на лбу выступали четыре небольших костяных бугорка. Несколько раз мне удавалось наблюдать за похожими животными в джунглях, но ни разу — рассматривать так близко.
На душе стало тепло. Я ведь никто Марку, как и он мне, но, тем не менее, он, понимая, что скорее всего, нам придётся жить вместе, пытается хоть как-то наладить контакт. Следующий шаг за мной. Улыбнувшись, я потащила двадцатикилограммовую тушу к плоту.
Большинство наших, кроме Нади и Росса, уже вернулись и теперь разбирали принесённую добычу. Но и остальных долго ждать не пришлось, почти сразу же после меня показался зеленокожий. В таком гневе я не видела Росса даже после выраженного ему кворума недоверия.
— Ого, ну ты даешь, — поразился Дет, принимая принесённое животное. — Она же довольно большая, не страшно было?
— Мне подарили, — лаконично ответила я, засмотревшись на приближение зеленокожего.
— Идиоты. Невменяемые идиоты, — сквозь зубы прошипел Росс, яростно бросив в угол охапку хвороста. — Ненавижу!
— Что случилось?
— Да ничего особенного. Я понял, что ненавижу цитадельских, вот и всё!
— Почему вдруг? — искренне заинтересовался Сева.
— Неважно! — раздражённо взмахнув руками, Росс поспешил покинуть плот, чтобы избежать дальнейших расспросов.
— Что это с ним? — недоуменно повернулся к нам инженер.
— Помните, его с Надей утром к Сергею пригласили? — тихо сказал математик.
— Ну и? — поторопила я.
— Среди беженцев очень много больных. Но все они, как один, отказались лечиться у Росса. Знаете почему?
— Из-за его дурного характера, — уверенно предположила Лиля.
— Нет, всего лишь из-за его цвета кожи. И я бы на его месте обиделся.
— Кстати, у меня тоже есть кое-какие неприятные новости насчёт беженцев, — поделился с нами Илья. — Сергею уже около двадцати человек из вновь присоединившихся казнить пришлось, только сейчас они вроде более-менее успокоились. А то мало того, что тащат всё, что плохо лежит, так ещё и женщину одну забили чуть ли не до смерти.
— Да, Ину, я её знаю, она из амазонок, — кивнул математик, но тут же вздрогнул и побледнел. — Я понял, на что ты намекаешь, — осевшим голосом сказал он другу. — Она тоже зелёная, как и Росс.
— Боюсь, что это только начало, — вздохнул химик.
— Вряд ли. Холодной войны, конечно, не избежать, но вот активные действия эти «борцы за чистоту расы» предпринимать поостерегутся, — возразил Дет. — Сергей правильно поступает, таким людям нельзя давать спуска. Впрочем, общаться с «бедными беженцами» и мне неприятно.
— Мне тоже, — кивнул Илья. — Они ведут себя как-то...
— Как фанатики на Земле, — подсказал математик.
— Да, кстати, похоже, — согласился Маркус. — И ещё, заметили, как в джунгли ходить боятся? Хотя здесь и троллей-то нет. А они всё равно умудряются себе врагов найти: то змеи их покусают, то насекомые ядовитые, то ещё что-нибудь.
— Как будто весь лес ополчился против них, да? — задумчиво потянул Дет.
— Или, скорее, как будто они так и не научились смотреть по сторонам. Я бы тоже укусил, если бы по мне не глядя ходить начали, — резко заявил Илья.
— Может быть, они с самого начала привыкли жить в городе, почти не выбираясь за его стены, вот и не смогли приспособиться, — предположила я. — Меня гораздо больше волнует то, что они, похоже, даже не хотят меняться.
— Не все, — возразил математик. — Я общался и с нормальными.
— Но большинство, — холодно отрезала Лиля.
— Для того, чтобы измениться, надо время, — напомнила Юля.
— И желание, — задумчиво добавил Илья. — Если не будет желания, и время не поможет. А пока они столь же чужды нам, как и мы — им.
— Да, ощущение прямо как будто в гнили какой-то копаешься, — согласился незаметно подошедший Росс. — Все люди как люди, даже нелюди, — зеленокожий выразительно покосился на меня. — А эти... нашли негров! И если их глисты заживо сожрут, я ни капельки жалеть не стану!


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:06 | Сообщение # 225
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
я поддерживала всеми четырьмя руками
Ржунимагу
Quote (Ziraenna)
Поэтому, так пока и не найдя подходящего места
Немножко вкусовщина, конечно...
Quote (Ziraenna)
ведь когда остановимся для постройки плотов, за пищу опять может начаться соперничество
ведь когда остановимся для постройки плотов, опять может начаться соперничество за пищу
Quote (Ziraenna)
вероломно подсовывая внутреннему взору ломающиеся под тяжестью мужчины ветки

Не нашёл ничего бесспорного. Считайте - попридирался.


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:12 | Сообщение # 226
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Нда, интересно все. Мне тоже не нравятся цитадельские, хотя наверное и пожалеть можно, но после того как забили зеленую девушку …. Отвратительно(((
А общение ГГ с Марком позабавило)) Неплохо для начала конечно) И надо же – подарок ей сделал. Но мне кажется, он не пара для Пантерки, хотя может и не права.
Бедняга Росс. Сами виноваты, что лишились его помощи эти странные людишки, а он очень неплохой врач, как мне кажется.
Спасибо за эпизод. Хорош как всегда.


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:29 | Сообщение # 227
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
111 – 113-е сутки. Река — джунгли
Вечером, во время дождя, речная вода окрасилась в красноватый цвет. При попытке отстоять её в ведре в течении нескольких часов выпал тонкий карминово-красный осадок, легко взмучивающийся обратно при малейшем толчке. А на следующий день к полудню, когда солнце и лёгкий ветерок подсушили лес, от берегов потянулся невысокий красноватый туман, оседая на всех поверхностях и постепенно покрыв тонким слоем и плоты, и находящихся на них людей. После некоторых раздумий я предположила, что эта красная пыль может оказаться спорами красного мха — кто знает, как он размножается.
Когда мы, наконец, совершили остановку, мои подозрения подтвердились. Красный мох огрубел, даже немного осел и потемнел, обильно оброс мелкими ярко-карминовыми кисточками, в длину не достигающими даже сантиметра, но густо покрытыми той самой пылью (предположительно спорами), которая стремилась перекрасить окружающий мир в красный цвет. Красные люди, красные плоты и даже растительность, но только до ближайшего дождя, освободившего лесное многоцветие. Судя по всему, цикл развития красного мха заканчивался, и если предположить, что этот мох разрастается в сезон дождей, то стоит ждать стабильного изменения погоды. Что, впрочем, уже заметно. Даже вероятнее, что не спороношение мха предвещает окончание дождливого периода, а наоборот.
Сделав несколько ходок за фруктами, я с двумя полными корзинами наперевес отправилась на поиски Марка, чтобы, в свою очередь, показать добрые намерения. Но прогулка рядом с чужими плотами результата не дала. Пасмурные взгляды, которые бросали беженцы цитадели, когда я проходила мимо, настроения не повышали, а отсутствие оборотня его окончательно испортило. Раздражённо фыркнув, я повернула обратно. Обойдется без подарка, раз в неуловимого играет!
Впрочем, осталось ещё одно неоконченное дело, а точнее, моральный долг. Благодарность я испытывать вовсе не против, а вот чувствовать себя хоть кому-то обязанной не хочется. Поэтому я снова изменила свой путь и подошла к царским плотам, а точнее, к одному конкретному плоту.
Облечённый властью сидел у костра и, мастерски орудуя топориком, затачивал деревянные колья.
— Здравствуй. Я так и не поблагодарила. Спасибо, и вот, — поставив тяжёлые корзины, я потрясла руками.
— Не люблю быть в долгу.
— Давай помогу выложить, — улыбнувшись, предложил Сергей, встал и, почти не прихрамывая, принёс две корзины, в которые мы быстро переложили фрукты. — Но ты ведь вряд ли пришла только чтобы отдать долг? — с намёком спросил он, покосившись в сторону других плотов.
Подоплёка вопроса была настолько очевидна, что вызывала улыбку.
— Только за этим, — заверила его я.
— Точно?
— Точно. Если ты намекаешь, что я собираюсь возмущаться насчёт цитадельских, то сильно ошибаешься. Не вижу в этом смысла, да, честно говоря, думаю, ты и сам уже не рад, что их взял.
— Не совсем так. Хотя в чём-то и недалеко от истины, — вздохнул Сергей. — У тебя не было с ними конфликтов?
— Нет. Я не навязываю им своё общество, они меня боятся. Надеюсь, что так будет и впредь, — честно сказала я.
Уж лучше пусть боятся, чем нападают.
Сергей снова грустно вздохнул. Освободив корзины, я попрощалась и вернулась в кроны.
Через некоторое время, вновь набрав даров леса, предприняла ещё одну попытку найти Марка, на сей раз предусмотрительно оставив подарок дома, чтобы не таскать такую тяжесть по всему временному лагерю. К моему огорчению, оборотень как в воду канул. Не знала бы, что его пираньи не едят, точно бы решила, что сожрали. Конечно, он мог уйти на несколько часов, например, на охоту. Кивнув своим мыслям, я решила поспрашивать, не видел ли его кто, внимательно следя, чтобы во время разговора рядом не находились цитадельские — уж очень неприятна их реакция на моё присутствие.
— Да буквально минут пять назад я его видел. Поищи у царских плотов, — посоветовал Ясон.
Аналогичные ответы дали и остальные. Некоторые вообще говорили, что вот только что Марк находился в пределах видимости. Специально он, что ли, от меня прячется? Я несколько раз медленно прошлась по берегу, внимательно оглядываясь по сторонам. Потом взяла пустые корзины и, нарочито громко и весело предупредив своих, чтобы меньше чем через час не ждали, залезла на дерево. Преодолев поверху примерно пол-лагеря, прицепила корзины к веткам и тихонько спустилась пониже. Как и ожидалось, оборотня удалось выследить почти сразу. Стоя у берега, он пытался отмыться от вездесущей карминовой пыли. То, как легко оказалось найти Марка, подтвердило смутные подозрения. Впрочем, надо ещё попозже проверить, мало ли что нафантазировать можно.
Несмотря на то, что теперь у меня появилась отдельная закрытая комнатка, я всё равно побаивалась включать компьютер на плоту, а на остановках часто на это просто не хватало времени. Но теперь, закончив со своими делами, устроилась повыше и, убедившись, что с земли меня точно не видно, сжала в руке кристалл.
Полазив по знакомым форумам, я впала в глубокую прострацию. Иногда люди меня просто поражают. Мы попали на новую планету, перед нами множество тайн, места и настоящей свободы, а они организовали группу из почти сотни человек, чтобы совместно писать компьютерную игру и, судя по постам, по полдня просиживают в интернете. Кажется, я начинаю понимать Аллу. Как эти любители компьютеров вообще живут-то? Нет, истоки такого поведения на Земле очевидны: перенаселение, жизненные и социальные проблемы, но тут-то ничего этого нет! В крайнем случае, если не хочется находиться с кем-то рядом, всегда можно просто взять и уйти.
Кстати, насчёт Аллы. Безо всякой надежды заглянула в её профайл. Она пропала из сети через несколько часов после нашего последнего разговора, чего, впрочем, и стоило ожидать, ведь уже тогда подруга находилась на грани. Впрочем, в её информации о себе содержалось предложение стучать по какому-то другому адресу, некому «Николу». Решив, что с меня не убудет, и поскольку других реальных контактов в аське всё равно не было, я внесла Никола в свой список. В случае чего просто уничтожу старый аккаунт.
— «Алла?»
— «Нет, Николай,» — тут же пришёл ответ.
— «А где Алла?»
— «Какая Алла?»
— «Такая,» — я прислала Николаю ссылку на профайл знакомой.
— «А, Алла! Так её уже почти двадцать дней назад вместе с остальными вниз отправили.»
Я непонимающе моргнула.
— «Куда отправили?»
— «Вниз. Мы подумали, что, может быть, они болеют от разреженного воздуха или слишком сильного облучения, горы как-никак. Вот и собрали экспедицию, чтобы вывезти их. Когда последний раз связь была, больше половины больных ещё оставались живы, в том числе и Алла. Но вот уже неделя как связь пропала: то ли горы мешают, то ли что-то случилось.»
Я поёжилась. Надеюсь, это «что-то» — не припадок психов, перебивших помогающий им народ.
— «А как вы? Больше никто не заболел?»
— «Нет, у нас всё в порядке, все здоровы, игру делаем.»
Задав ещё несколько вопросов и пожелав удачи в создании игры, я отключила компьютер от сети и задумалась. В словах Николая есть смысл. Если, например, предположить, что человеческому виду вредит избыток солнечной радиации, а троллиному он, наоборот, необходим, то становятся понятны причины повальной эпидемии троллизма в джунглях. Мало того, что сам лес пропускает мало света, так ещё и почти сразу после нашего появления зарядили дожди. Хотя нельзя утверждать, что причины болезни двух видов одни и те же, они вполне могут оказаться разными. Например, на людей пагубно действует ультрафиолетовые лучи, а тролли страдают от некоего вируса, бактерии или даже гриба.
Убедившись, что прошло достаточно времени, я слезла немного ниже, остановилась, высмотрела в лагере Марка и лишь потом начала открытый спуск с корзинами, демонстративно не глядя в его сторону, но, одновременно, всё время следя за ним краем глаза. Стоило ему заметить моё приближение, как он тихонько двинулся в сторону зарослей кустов, пару раз с опаской оглянувшись.
Я грустно усмехнулась. Конечно, всё возможно, даже то, что у меня разыгралось воображение, преувеличивая собственную значимость, но ранее теснившиеся смутные подозрения превратились в уверенность. Марк не хочет вступать в контакт. Странно только, почему. Вроде при нашей единственной встрече я не натворила ничего такого уж страшного. К тому же он мог бы просто подойти и сказать прямо, что хотел бы избежать лишнего общения, тогда я бы и навязываться не стала.
Чуть позже я поняла, что вроде бы неприятное открытие почти не расстроило. Вот если бы такая реакция возникла через месяц общения — совсем другое дело. А так, мало ли что — может, внешность не понравилась, я, вон, тоже от него в восторг не пришла. Раз не хочет человек контактировать, то просто больше искать его не буду. Нет, если случайно столкнемся, то, конечно, поздороваюсь, но к разговорам стремиться не стану и навязывать своё общество тоже. В конце концов, меня учёные быстро заметили, однако уважали моё право не вступать в контакт, пока я для него не созрела. Вот и мы установим мирный нейтралитет. Так даже лучше.
Приняв решение, я почти физически почувствовала, как с души свалился груз горечи и непонимания и, решительно подняв корзины, направилась к плоту.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:37 | Сообщение # 228
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Ziraenna писал(а):
я поддерживала всеми четырьмя руками
Ржунимагу

Ну куда деться, если такая и есть.)
Спасибо за замечания, частично исправила.

Каури, спасибо.

В сторону: что-то я сегодня разошлась...


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:39 | Сообщение # 229
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Улыбнули отношения с Марком. Лично я даже рада была, что он ее избегает. Точно – не пара. Другой ей кто-то нужен. А хоть бы тот же царь Серега)))) шутка, но всякое же может быть.
Про красную пыльцу тоже интересно.
И тролли подивили – те что на горе. Может они все так и должны жить – в горах. Кто их знает))
Понравилась продка как всегда!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 18:53 | Сообщение # 230
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
114 – 116-е сутки. Река — джунгли — река
Вечером следующего дня я устроила уборку у себя в комнатке. Как всё-таки быстро человек обрастает новыми вещами, стоит только завести свой дом. Куски бамбука с записями, заготовки для ложек, целая охапка гибких прутьев для плетения, две небольшие корзинки (старые я отдала в общее пользование) и одна побольше с отвалившейся ручкой (используемая в качестве мусорки), миски и пиалы из кожуры папортошки, моховой матрас, несколько гладких крупных и блестящих коричневых косточек одного из древесных фруктов, которые приглянулись мне своей сплюснутой дисковидной формой, и небольшая горка мелких косточек сочно вишнёвого цвета. Последние собирали все женщины нашего плота, да и не только нашего, чтобы потом, провертев дырочки примитивным шилом из рыбьей кости, нанизать на волосяную нитку как бусы и браслеты. Даже мужчины не гнушались подобных украшений, хотя некоторые и предпочитали поделки из костей, считая их более мужественными.
Наубиравшись достаточно, чтобы расчихаться от забившейся в нос карминовой пыли, я кое-как разложила вещи по углам и спустилась к остальным.
— Народ, у меня к вам просьба есть, — обратился к нам после завтрака Илья. — Я тут немного насочинял, — он вытащил из-за спины кусок коры. — Давайте анкетирование местного населения проведем. Всего-то два десятка вопросов...
— Кого конкретно ты собираешься опрашивать? — с интересом спросил Дет.
— Как кого? Всех, конечно!
Физик рассмеялся, тут же закашлялся, подавившись недоеденным фруктом, и не удержался от ехидного замечания:
— Илья, тут больше тысячи людей. Бамбук уже кончился, а если на каждого по куску коры для анкеты тратить, то такой завал у нас тут получится, плот потонуть может.
— Хм... да... — химик задумчиво почесал голову. — Действительно, это проблема...
— Да нет никакой проблемы, — бодро возразил математик. — Просто заполнять анкеты надо не в виде индивидуальных интервью, а в виде таблиц, тогда на куске коры могут поместиться результаты опроса сразу нескольких человек, на большом, наверное, можно написать не меньше двадцати.
— Кстати, насчёт коры, — внесла свою лепту в разговор Лиля. — Её запасы тоже практически подошли к концу и, к сожалению, хотя на каждой стоянке кто-то да принесет несколько кусков, расход гораздо больше прихода. Стоит объявить день сбора письменных принадлежностей, особенно, если будем проводить опрос.
— Да и альтернативу коре неплохо бы подыскать, — согласно кивнул Дет. — Вон, когда-то, например, пергамент из шкур делали...
— Думаю, пергамент делать не легче, чем просто выделать шкуру, — ехидно заметила Лиля. — А успеха в выделке пока никто не достиг.
— Кто виноват, что погода такая, что они скорее сгниют, чем высохнут? — обиженно заявил Маркус. — Вон, даже золотой мальчик до сих пор голый ходит.
Я улыбнулась. Физик невольно напомнил, что раньше, на Земле, люди вряд ли смогли бы так быстро привыкнуть и относиться к наготе, как к чему-то естественному. И только сейчас поняла, что цитадельских отличала ещё одна характерная черта — почти все они одеты, мужчины норовили прикрыть как минимум нижнюю часть тела, а женщины — ещё и грудь. То ли их одежда ещё не пришла в негодность, потому что они меньше лазили по кустам, то ли они просто больше обращают на неё внимания. Да, кое-какие тряпки остались и у остальных людей, но их обычно использовали для других целей, например, в качестве постели, сачка для ловли водных обитателей или занавески. И обувь тоже большинство народа (за исключением, разумеется, цитадельских) почти не носит. А ведь если у меня выбора практически и не было, то вон, хотя бы у учёных туфли-башмаки-сапоги до сих пор не в нормальном состоянии, а они тоже предпочитают ходить босиком.
Сравнив нас с цитадельскими с этой точки зрения, я наконец поняла, почему когда-то Росс называл нас неандертальцами. Действительно, мы именно так и выглядим для тех людей, которые остались на Земле, да, возможно, и в цитадели: голые, с примитивными украшениями из костей и черепов животных, фруктовых косточек и ракушек, вооружённые в лучшем случае ножом или топором, а чаще всего — просто заострённой рогатиной (раздвоенной на конце палкой). И хотя внутри наше общество отнюдь не так примитивно, извне это легко и не заметить. Впрочем, кто сможет доказать, что неандертальцы являлись такими уж низкоразвитыми существами? Ведь по редким и мало связанным друг с другом находкам утверждать можно что угодно.
Вернувшись к теме разговора, я приняла активное участие в обсуждении, в результате которого анкета разрослась до тридцати вопросов. Воодушевившись, мы на ближайшей же остановке первым делом отправились собирать кору, отстала только Вера, счищающая карминовую пыль с соседних плотов (наш она обработала ещё вчера) в широкий лист — девушка загорелась идеей сделать из неё краску или чернила.
Чистой, не поеденной насекомыми коры почти не встречалось, поэтому, надрав целую корзину не слишком качественной, с многочисленными личиночными ходами, я отнесла её на плот и полезла наверх за фруктами. Потом снова сходила за корой. Набрав, по нашему мнению, достаточно, мы разбрелись по лагерю — опрашивать народ.
Избегая подходить к цитадельским, я сосредоточила своё внимание на знакомых: Ясоне с Аней и амазонках с махаонами (последние, кстати, даже на стоянке плоты поставили рядом). К счастью, против анкетирования никто из них не возражал, похоже, приняв его за небольшое развлечение. Я, вместе с очередными жертвами новой идеи, уже добралась до последней пятёрки вопросов, когда к нам подбежал взволнованный Сева.
— Пантера, наконец-то я тебя нашёл, — инженер размазал по лбу красный от пыли пот. — Ты дома нужна. Срочно.
— Что случилось?
— Не поверишь. Один из цитадельских сам попросился к Россу на операцию.
Я поморщилась: само слово «цитадельский» для меня теперь ассоциировалось с ругательством.
— С чего бы это вдруг?
— А я знаю? В любом случае, это может означать начало мира. Иди, я тут за тебя закончу.
Действительно, у нашего плота находился один из беженцев, что-то заинтересованно обсуждавший с Россом.
— Кесарь. Пантера, — познакомила нас Надя.
— Очень приятно, — кивнул Кесарь.
Я окинула его хмурым взглядом. Живот раздут, но ещё не так сильно, да и сам выглядит относительно недурно... для цитадельского, разумеется. Состояние однозначно лучше, чем было у Таля, зачем он вообще пришёл?
— Внешне ты ещё не так плох. Может, попробовать обойтись без операции? — высказала свои сомнения вслух.
— Детка, если бы хоть один из консервативных методов лечения сработал, тут бы и ноги моей не было, — снисходительно объяснил пришелец, в свою очередь внимательно оглядывая меня, после чего обратился к зеленокожему: — Ты уверен, что она достаточно нормальна, чтобы ассистировать?
— Абсолютно, — без малейших колебаний кивнул Росс. — Если уж кого тебе и стоит бояться, так это меня: ещё съем ненароком, — ехидно добавил он.
Кесарь рассмеялся, показывая, что оценил шутку. Я украдкой вздохнула: не думаю, что он бы так веселился, если бы знал о Россе больше. А зеленокожий, видимо, ничуть не стесняется своих неприятных склонностей... впрочем, когда-то он прямо говорил, что считает такое поведение правильным.
Мы занялись подготовкой места для операции, а чуть позже к нам присоединился инженер. Надя подметила, что красный мох в лесу слишком огрубел, чтобы его можно было использовать в качестве тампонов, и выдернутый из наших подстилок тоже в этом качестве не годится. Посовещавшись, мы с Игорем сходили на берег, с целью набрать мягкой неядовитой травы, а также листьев и едва успели вернуться, чтобы не задержать свой плот — другие уже начали отчаливать. Часть собранного мы тщательно прокипятили в предварительно вымытом ведре. Подготовка подходила к концу, когда цитадельский приподнёс большой сюрприз: достал из рюкзака шприц и какую-то баночку и поставил себе инъекцию.
— Ничего себе, — искренне удивился Росс. — А я-то по своей наивности думал, что у вас тоже все лекарства уже кончились.
— Разумеется, кончились, — пожал плечами Кесарь, но потом прищурился и понимающе подмигнул зеленокожему. — Но ведь это смотря для кого. К тому же это не лекарство, а анестезия.
— Все мы равны, но некоторые равнее остальных, — тихо прокомментировала Юля.
Севу передёрнуло.
— А вот у нас, если кто-то не хочет делиться своими вещами, он просто честно об этом говорит! — уверенно заявил он.
Я покраснела, решив, что инженер намекает на мой нож.
— Что я, что Росс, что Юля и другие, — продолжил он, и у меня отлегло от сердца. — И тогда никто не претендует на их имущество. А скрывать и прятать — подло, — Сева поморщился.
— Верю, — сказал Кесарь, хотя скептическая улыбка показывала обратное. — Но не везде легко сохранить свои вещи, если о них узнают другие люди.
— Согласен, — кивнул Илья.
Глубоко в душе шевельнулось чувство вины. Как отреагирует тот же Сева, если узнает, что я владею не только ножом и кольцом и выдаю остальные вещи за бесполезные побрякушки? Ведь они так и не в курсе даже о том, что мой нож обладает необычными свойствами. Тяжело вздохнув, помешала кипящую траву. Впрочем, несмотря ни на что, своими секретами я делиться не собираюсь и очень надеюсь, что они так и останутся в тайне.
Через пару минут анестезия (оказавшаяся общей, а не местной) подействовала, и Росс приступил к работе. На сей раз операция гораздо больше напоминала именно операцию, а не работу палача. За счёт лучшей подготовки содержимое кишечника да и вообще практически всю грязь удалось не размазать по плоту, а собрать в ведро. У Кесаря так же, как и у Таля, причиной непроходимости оказались гельминты, причём, судя по всему, того же самого вида. Промыв и зашив рану, мы засыпали пациента мягкими листьями. Уборку добровольно взяли на себя учёные, не принимавшие участия в операции, во главе с Детом.
Единственным проявившим недовольство оказался Маркус, который всё время, пока остальные чистили плот, занимался ведром.
— Конечно, никто и не подумал, когда сюда говно сливал, что мы в нем еду готовим, — недовольно бурчал брезгливый физик, по десятому разу промывая уже и без того чистую ёмкость.
На закате пациент очнулся. Судя по всему, операцию он перенёс гораздо лучше Таля — по крайней мере, повышения температуры мы не заметили. Уже на следующий день он, хотя и не вставал, но вел себя довольно активно и принимал участие в разговорах. Хотя вполне возможно, что большей частью хорошее самочувствие было следствием регулярного принятия обезболивающего.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:12 | Сообщение # 231
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
В сторону: что-то я сегодня разошлась...

это всегда радует покланников творчества писателя - все бы так))))

Ух, сколько всего! Комната, анкеты, операция, кесарь.
Ну насчет комнаты забыла сказать – четыре квадратных метра это не так и мало. Понравилось, как ГГ прибиралась))
Анкеты – идея интересная. Жаль вот вопросов не увидели, но суть их примерно может и догадаться можно. Во всяком случае, может обсудят потом результаты….
Кесарь – ндааа, нет, ну надоже, умник какой. Анестезия у него, обезболивающие… Хитренько устроился. Ну хотя его дело конечно. Операция и уборка тоже понравились – молодцы на этот раз. Ну а что Маркус несколько раз ведро вымыл, что уж тут – пускай, не так уж это и сложно, зато плот меньше драить, а это посложнее отмывания ведра.
Вобщем, хороша продка. Спасибо!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:19 | Сообщение # 232
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
116 – 118-е сутки. Река — джунгли
Чуть больше, чем через сутки после операции, Кесарь почувствовал себя неважно. Рана воспалилась не так сильно, как у Таля, но цитадельского залихорадило, и поднялась высокая температура. К утру следующего дня он впал в болезненное забытье, метался по постели, стонал и бредил. Мы принимали все возможные меры, но улучшения пока не наблюдалось.
Красный мох всё ещё продолжал пылить карминовыми спорами, хотя уже менее интенсивно, чем вначале, но и этого хватало, чтобы все люди стали почти одинаковыми: не белыми, жёлтыми, коричневыми, чёрными или зелёными, а ярко-красными. Споры мха удивительно хорошо прилипали, как только на теле появлялся малейший пот, и очень трудно смывались, оставляя в лучшем случае сильный красный оттенок на коже. Большинство народа не волновало такое положение, и лишь цитадельские всеми силами боролись с нестандартной косметикой, причём, к моему удивлению, достаточно успешно.
Сидя на краю плота, я напряжённо прислушивалась к собственным ощущениям. После второй операции шевеление внутри живота вызывало особенное беспокойство. Да и сам живот как будто немного подрос. Несильно, с больными и не сравнить, но всё же...
Я тщательно прощупала подозрительную область, и плоть несколько раз толкнулась в ладонь. Каждый раз, когда это случалось, возникало подозрение, что причина отнюдь не только в глистах, и каждый раз я старательно убеждала себя, что только в них. Но день ото дня такое самовнушение давалось всё труднее — уж слишком напоминали нынешние ощущение уже знакомые... незадолго до прошлых родов.
— Пихается? — спросила Надя, усаживаясь рядом.
Я вздрогнула и посмотрела на неё: слишком уж хорошо её вопрос сочетался с моими собственными мыслями. Она улыбалась спокойной и мечтательной улыбкой, которая почти не сходила с её лица едва ли не всю последнюю неделю. Мой взгляд невольно притянулся к животу подруги, выступающему, как у земной женщины на седьмом месяце.
— На что намекаешь? — на всякий случай уточнила я.
— На ребёнка.
— С чего ты взяла?
— Да ты немного округлилась, по женскому типу.
После Надиных слов собственные сомнения окончательно развеялись. Если два человека независимо друг от друга подозревают одно и то же...
— Но ведь детей без отца не бывает, — почти жалобно возразила я.
А память коварно подсовывала способы размножения с помощью партеногенеза: тли, некоторые рыбы, даже у пресмыкающихся, кажется, иногда встречается что-то такое...
— Ты точно знаешь, что без отца?
Я уже собиралась уверенно кивнуть, но внезапная мысль заставила похолодеть. Есть временной отрезок, который я почти не помню, и если... Примерно сутки, проведённые в безумии после родов. Но ведь я же не могла тогда... Организму надо было хотя бы оправиться от стресса... Нет, вряд ли... Хотя... И коварная память снова подсунула воспоминание: почти сразу, после того как поправилась, нашла в лесу труп сородича. А что если я его не просто так нашла, а у нас до этого ещё что-то было? Или хуже того, я его сначала изнасиловала, а потом загрызла?
Представив такую фантастическую картину, нервно засмеялась. Бред. Вон, тот же Марк только ростом превышает меня в полтора раза, а уж насколько сильнее и не сравнить. Нет, если у нас что и было, то не смертоубийство точно. В конце концов, презумпцию невиновности никто не отменял! Очень маловероятно, что я бы справилась с мужчиной. Даже в приступе безумия. И не стоит взваливать на себя лишние подозрения, это ничем хорошим не закончится.
Но допустим, у нас всё же был секс. Тогда... Сколько длилась первая беременность? Пятьдесят восемь дней. И если мой ребёнок действительно от пепельноволосого, то родить я должна меньше, чем через неделю! А что живот не сильно вырос, так ведь и в прошлый раз он не особенно выпирал. Впрочем, сроки остаются теми же, даже если отцом ребёнка является какой-нибудь пробегавший мимо тролль. Последняя мысль сильно подпортила настроение. Хотя нет, не стоит об этом думать. Лучше считать, что отец ребёнка — пепельноволосый. А там посмотрим.
— Ну почти, — задумчиво кивнула я, заметив, что Надя всё ещё ожидает ответ.
Значит, скорее всего, ребёнок появится в течении ближайшей недели — ну, пусть, десяти дней. Забравшись в свою комнату, я погрузилась в серьёзные думы. Народ на плоту у меня агрессии уже не вызывал, по крайней мере, учёные. Непрошеные гости, если честно, сильно раздражали, но каждый раз, когда чувствовала что-то подозрительное, спешила уединиться в комнатке, и ярость потихоньку отпускала — к счастью, пока она ни разу не пересекла черту, за которой я теряла над собой контроль. Но кто сказал, что и дальше в этом будет сопутствовать удача? Вполне вероятно, что после родов я стану ещё более агрессивной, и уединение в отдельном помещении окажется недостаточным. Что же делать?
Конечно, в худшем случае можно отсоединиться и покинуть как учёных, так и караван вообще. Но почему-то этот вариант мне не нравился. А если не уйду, кто знает, чем закончится дело? Вот так всегда: с одной стороны, радость, а с другой — новые проблемы. Поразмыслив, решила, что рожать на плоту однозначно не стоит... А вот потом, если всё пройдет нормально, можно попробовать вернуться. Надеюсь, что смогу сориентироваться раньше, чем какое-нибудь невменяемое состояние захватит рассудок с полной силой. В конце концов, вон сколько чужаков на нашем плоту, а я пока держусь! Так что примем минимальные меры и будем надеяться на лучшее.
На остановке мы, как и в прошлый раз, не только удовлетворяли насущные потребности в виде сбора продуктов питания и хвороста, но также продолжили пополнять запасы коры и делать опрос. Направившись к одному из плотов, народ с которого я собиралась анкетировать, с удивлением обнаружила Свинтуса и невольно остановилась, так и не дойдя до цели. Со старым знакомым встречаться не хотелось. Хотя если посмотреть правде в глаза, лично я от него не пострадала.
Встряхнув головой и интенсивно почесавшись, размазав карминовую пыль по коже, я решительно направилась к бывшему лидеру.
— Привет, — улыбнулся мне Свинтус.
Его улыбка разбудила нехорошие подозрения. Надеюсь, он не начнёт переманивать меня снова?
— Как там у вас жизнь? А то что-то в гости не заходите, да и вообще такое впечатление, что общаться избегаете, как неродные, — лукаво подмигнул мне мужчина.
— Жизнь налаживается, — пожала плечами я.
Странный человек: неужели он правда считает, что после всего случившегося между ним и группой отношения останутся тёплыми? Хорошо ещё, что ненависти нет — по молчаливому согласию мы просто не замечаем бывшего лидера.
— А кто тут главный?
— На этом плоту? Я.
Я удивлённо чихнула, неосторожно вдохнув взвившееся от резкого движения красное облачко спор.
— Ты?!
— Я. Тебя что-то смущает?
Он ещё спрашивает! Я подозрительно оглядела группу у плота. Гораздо меньше людей, чем в нашей, но мне много и не надо.
— Эй, мужчина, — я решительно подошла к ближайшему человеку. — Кто у вас здесь главный?
— Свинтус, — собеседник дружелюбно махнул рукой в сторону названного.
— И давно? — всё ещё не способная поверить, спросила я.
— Да с самого начала.
Я ещё раз подозрительно изучила плот и экипаж. Не цитадельские. Но как Свинтус мог быть их лидером с самого начала, если в это же время он правил учёными?
— У меня было две группы, — развеял мои сомнения Свинтус. — Точнее, если судить по-хорошему, одна настоящая и ещё ваша сборная солянка. Хотя не могу не признать, что я вас недооценил: думал, вы разбежитесь в первую же неделю. Ну, тем лучше, — миролюбию собеседника позавидовал бы любой актёр.
— Так что ты хотела?
— Анкетирование провести, для статистики, — до сих пор сомневаясь, ответила я.
Свинтус рассмеялся, на сей раз, по-моему, совершенно искренне.
— Нет, всё-таки вы неисправимы, — покачал головой он. — Ладно, что у тебя там?
Бывший лидер с готовностью ответил на все вопросы. Глядя на него, создавалось впечатление, что та некрасивая сцена ухода — всего лишь сон. Свинтус вел себя не просто вежливо, а так, словно у нас как минимум приятельские отношения. И при этом сам признавал, что с самого начала вел двойную игру, не собираясь оставаться с учёными. Впрочем, нельзя не отдать ему должное: сейчас он не предлагал мне уйти из группы посвящённых. Однако вполне возможно, что это из-за новоприсоединившихся. Хотя на этом плоту я и не вижу ни одного, но присутствие даже зеленокожего человека, а, тем более, оборотня, может стать причиной агрессивного отношения цитадельских к целой группе. Пусть даже не переходящего в драки, но выносить постоянное моральное давление тоже нелегко.
Ближе к концу остановки я совершила ещё одну ходку за фруктами, в первую очередь, затем, чтобы воплотить в жизнь крутящуюся в голове идею. Нет, конечно, я не скажу остальным учёным, что у меня есть компьютер, — да не просто компьютер, а с выходом в интернет — тем более теперь, когда стало известно об отношении моих сородичей к технике. Но что мешает провести опрос просто так, для себя?
Зарегистрировавшись на основном форуме, создала тему, в которую впечатала все пункты из анкеты и, удовлетворённая, вернулась к опросу царских людей.
Вскоре, переходя к следующей группе, заметила неподалёку Марка, судя по всему, анкетируемого Детом, и предусмотрительно свернула в другую сторону, но не смогла справиться с любопытством и осторожно прокралась поближе: интересно ведь, как он на вопросы отвечать будет!
— Нет, это-то я как раз прекрасно понимаю и даже одобряю, — кивнул Дет оборотню, продолжая начатый разговор. — Но в таком случае позволь спросить, с какой целью ты вообще присоединился к людям?
Странно, ничего подобного в анкете нет! Зато напоминает один из моих разговоров с блондином. Я плотнее прижалась к стволу дерева, напряжённо прислушиваясь.
— Тёмная сказала, что у вас есть оборотница. В первую очередь, поэтому. А что? — насторожённо спросил Марк.
Получается, он присоединился ради меня? Приятно, но даже как-то неловко. Хотя минуточку — как Тёмная могла сказать, что я здесь, если на самом деле в это время я валялась связанная у Оборотня? Не думаю, что Марк врёт... но тогда ему солгали. Зачем? Да хотя бы затем, чтобы воспользоваться таким удобным «транспортом» с защитой от пираний. Я почувствовала поднимающее внутри отвращение к Тёмной, но заставила себя отбросить эмоции и снова прислушаться к разговору.
— Почему тогда не приходишь к нам на плот? Если заметил, мы вполне либерально относимся к представителям разных видов.
Ага, Марку в глаза Дет тоже смотреть избегает. Интересно, это так же обижает оборотня, как и меня, или он просто не обращает на такое поведение внимания?
— Не могу, и я уже объяснял тебе, почему! — почти выкрикнул оборотень, нервно вскочив.
— Ну, не уродина ведь она!
— Ну как ты не понимаешь такой простой вещи? Не хочу я её. Мику очень хотел, а её — ну ни капельки. Троллихи, и те привлекательней, — Марк осекся и, смутившись, с опаской посмотрел на Дета.
— Понимаю, — без тени насмешки или отвращения кивнул лидер. — Но ведь с этим можно и не спешить. А в остальном вы чём-то похожи. Оба сильно отличаетесь от других, и оба одиноки. Вам сама судьба велела быть вместе.
— Да я и представить себе этого не могу, сразу педофилом себя чувствую. Она же мне по пояс! С Микой это вообще в голову не приходило, а вот сейчас...
— Ты всё-таки подумай. И если надумаешь — приходи, — подвел итог Дет, не спеша поднимаясь с земли. — Сомневаюсь, что она сразу потребует от тебя близости.
Они разошлись в разные стороны, а я так и осталась стоять за деревом, с трудом сдерживая смех. Так вот чего Марк боится! Нет, мужчины иногда бывают до ужаса наивными. Дождавшись, пока оборотень окончательно скроется из виду, я смогла наконец прекратить сдерживаться, выплеснуть переполняющие эмоции и успокоиться. Странно: вроде бы и мнение обо мне как о женщине высказано не самое лестное, а обиды нет совершенно. Ну не нравлюсь я ему, и что? Если честно, он мне тоже в этом смысле не нравится. Эдакая пара извращенцев, вместо того, чтобы семью создавать, на троллей засматривающихся... Какой союз может получиться...
Вдоволь повеселившись и немного отдохнув, я продолжила анкетировать народ.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:21 | Сообщение # 233
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, ну у меня банальная редакция... к тому же работа хорошо от зубной боли отвлекает.
Да, обсуждение будет... но позже, при подведении итогов.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:31 | Сообщение # 234
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Как же я люблю продки любимых авторов!
Ура ура – читаю!!!


 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:44 | Сообщение # 235
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Прочла)) Итак….
Класс, очень забавно про Марка))) уфф, ну и парочка. Мне кажется, они могли бы стать просто друзьями, ну да ладно.
К кесарю сочувствия особого нет, ну все же, конечно смерти ему не хочу.
А вот подробности личной жизни ГГ удивили – не то слово просто!!! Не, ну надо же!!! Такое пропустить! Ух просто. Значит – опять роды будут. Блин, очень надеюсь, что ребеночек ей понравится и будет хоть в ее понимании – нормальным!!! Печально было бы что-то другое.
А Свинтус позабавил)) Эдакий шустрик))) Ну и фиг с ним, в общем-то.
Хорошая, то есть – отличная продка. Очень нравится!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:49 | Сообщение # 236
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
119-е сутки. Джунгли
На привале, возвращаясь к плоту нагруженная корзинами фруктов, я встретила мужчину с шикарной гривой тёмных волос, спадающих на плечи крупными кудрями, и такой же замечательной ухоженной бородой. Он нёс огромную связку плодов, похожих на миниатюрные бананы с ярко-оранжевой кожурой. Поскольку таких даров леса я ещё не видела, то заинтересованно остановилась, опустив корзины на землю.
— Привет, а где ты их нашёл? — спросила я.
— Где нашёл, там уже нет, — ехидно улыбнулся гривастый. — Я же не спрашиваю, откуда ты взяла свои фрукты.
— Ну, у меня и так всё ясно. С деревьев.
— У меня тоже, — засмеялся мужчина. — С кустов.
— Вот ведь... — я обиженно фыркнула. — Я хотела предложить поменяться.
Мужчина с любопытством заглянул ко мне в корзины и удивлённо присвистнул.
— Предлагаю на вес, — и подумав, добавила. — И не торгуюсь.
Он с сомнением посмотрел на меня, но потом кивнул. Мы быстро обменялись большей частью плодов. Заметив, что гривастый не стремится обмануть, я доверила взвешивание (конечно, примерное) ему.
— Меня Захаром зовут, кстати, — представился мужчина.
Кажется, я уже слышала это имя, вот только когда и в каком контексте?
— Приятно познакомиться. Пантера, — кивнула я, старательно напрягая память. — Кстати, ты не против ответить на несколько вопросов? Мы тут анкетирование проводим...
— Я уже отстрелялся, — рассмеялся гривастый. — Как у тебя жизнь? — с непонятным любопытством поинтересовался он. — Слышал, ты вполне нормально устроилась и с группой живешь дружно.
— С чего бы нам ссориться, — пожала плечами я и внезапно вспомнила. — Это ведь ты проголосовал за то, чтобы меня не выгонять, тогда, в самом начале? А я так тебя и не поблагодарила...
— А я не ради благодарности голосовал, — улыбнулся Захар. — Кстати, раз уж лично познакомились, приходи на нашу свадьбу.
— Какую свадьбу? — удивилась я, привыкнув, что в этом мире люди сходятся и расходятся без всяких там официальных церемоний.
— А вот послезавтра придёшь и узнаешь. Если, конечно, ничего неожиданного не вылезет, и начальник нашей группы перестанет мешать моей личной жизни.
Вот что-что, а это я прекрасно понимаю! Сразу вспомнилась до сих пор вгоняющая в краску реплика Севы насчёт оборотня и второго этажа.
— Сильно мешает? — сочувственно спросила я.
— Бывает. Но меня ему не одолеть, — ожесточённо сверкнул глазами Захар. — Вопит о равенстве и демократии на нашем плоту, а сам ни предложений, ни возражений даже выслушать не хочет! Ну ничего, я не позволю так со мной обращаться. Меня ничто не держит: если и дальше против моей Марфочки возражать станет, я просто уйду из его группы.
— А куда? Насколько я знаю, лишнего места ни у кого нет, — недоуменно сказала я. — Может, лучше подождать с уходом, пока не остановимся на большой привал рядом с бамбуком?
— Есть общаги, на них всех принимают, — кивнул Захар в сторону одного из крупных, но открытых и весьма густо заселённых плотов. — Вот у них там настоящее равенство.
— Но ведь там же самая беднота собралась!
Захар чуть не упал от смеха.
— Где ты здесь вообще бедноту видела? — немного успокоившись, спросил он. — Нет, на общагах просто собрались те, кто ценит свободу и возможность выбора больше некоторых удобств. А кто хочет простой комфортной жизни — идёт к царю. Вон, посвящённые когда-то тоже не слишком зажиточной группой считались, нет?
— Ну, это только пока на одном месте долго стояли и всю еду в округе обобрали, — встала я на защиту своей группы.
— С остальными такая же ситуация, — пожал плечами Захар. — Я бы даже больше сказал: сейчас, пока мы плывем, у всех нас благодать. Честно говоря, иногда мне хочется, чтобы эта река никогда не кончалась. Так ты придёшь?
Я кивнула, задумчиво глядя в сторону плотов, названных Захаром «общагами». А ведь и правда, решив для себя, что большими группами едут только самые малоимущие, я и не пыталась узнать про них больше. А, наверное, стоило бы. Пообещав себе в следующий раз не спешить с выводами, отправилась домой.
Предыдущим вечером мы заметили, что мох не спешит выпускать карминовую дымку взамен сбитой дождем, да и утром ситуация не изменилась. В честь окончания спороношения красного мха (который, по моему глубокому убеждению, ознаменовал окончание сезона дождей) мы решили устроить генеральную уборку и помывку.
Уборка состояла в обильном поливе закрытых от дождя помещений речной водой из универсального ведра и протирании бамбуковых стеблей мокрыми пучками травы. Все постели вобрали в себя за это время столько грязи, что были торжественно выкинуты на берег, а взамен каждый из нас притащил по несколько охапок свежей травы.
Первыми вымылись Детовские жёны и гости плота, после чего настала очередь остальных женщин из нашей группы. Хотя мне, в отличие от них, ведро для купания без надобности, я решила не откалываться от коллектива и мыться вместе со всеми.
— Ничего себе, у тебя волосы растут, — в очередной раз восхитилась Юля, когда я распутала тридцатисантиметровые лохмы. — Мне бы так.
— А мне бы не так, — покачала головой я. — Знаешь, какая это пытка, когда шевелюра с такой скоростью отрастает?
— Зато какие причёски делать можно, — мечтательно зажмурилась астроном, в свою очередь расплетая шикарную рыжеватую косу.
— Зато не успеешь подстричься, как снова в глаза лезут, — возразила я.
Последнюю фразу услышал Росс, не преминувший съехидничать:
— Предлагаю услуги хвостовыдёргивателя и неожиданнопугателя. Для знакомых оборотниц скидки!
— Да ну тебя, — с улыбкой отмахнулась я, пытаясь отмыть расчёсанные пряди в воде, но природная краска намертво въелась в волосы. — Слушайте, девчонки, может, мне побриться? — спросила, задумчиво рассматривая красно-карминовые волосы. — А то мне этот цвет не нравится, а он никак сходить не хочет.
— Давай помогу, — с готовностью предложила Надя. Но вскоре и она сдалась, убедившись в бесплодности своих трудов, и удивлённо покачала головой. — Действительно, не отмывается.
Вскоре выяснилось, что и к моей коже карминовая пыль прилипла прочно, особенно на спине. После тщательного купания все учёные приобрели свою природную расцветку, только у светлокожей Веры на теле сохранился слабый красноватый оттенок. И лишь я по-прежнему оставалась ярко-красной. Если на руках и передней стороне тела (исключая шею и лицо) натуральный цвет ещё чуть-чуть угадывался, то волосы, лицо, шея и спина (особенно треугольная область от плеч к копчику, которая у мужчин-оборотней покрыта шерстью) оставались сочно карминовыми, не смотря ни на мои усилия, ни на помощь подруг. Это помогло мне решиться, и, невзирая на все возражения, я всё-таки сбрила волосы — уж очень нервировал их кровавый оттенок.
— Н-да, мне теперь все попугаи завидовать будут, — пытаясь рассмотреть спину через плечо, потянула я.
— Ну. в худшем случае, это только пока верхние слои кожи не сменятся, — утешила меня Надя.
— Сама знаю, — кивнула я. — Но худший случай, похоже, в моем случае равен лучшему.
— Народ, слышали, Алина рожает! — математик неожиданно выскочил из кустов к плоту.
Я чуть не рассмеялась, когда вместо испуга появление мужчины рядом с женской «баней» вызвало только искренний интерес.
— Какая ещё Алина?.. Рожает?!! Где? Как?
Все девушки нашего плота, включая меня, дружно побежали в указанную Игорем сторону. Домыться и позже успеем, а такое событие пропускать не хочется. И не важно, что женщина совсем незнакомая, ведь это первые роды у представительницы человеческого вида. Рядом с местом действия уже собралась целая толпа: народ переговаривался, обсуждал знаменательное событие, гадал о поле будущего ребёнка.
— Тихо, тихо, успокойтесь!
Покой роженицы и её мужа охраняли царские стражники, не подпуская народ к плоту, где в шалаше проходило таинство. Но гораздо лучше этих слов на толпу подействовал женский крик, в котором смешались боль и наслаждение.
— Ну же, давай, — шёпотом поддержала неизвестную роженицу Надя, до боли сжав пальцами моё запястье.
Я посмотрела на подруг. Ещё бы им не волноваться — никак скоро самим предстоит пройти через то же самое. Осторожно отняла руку у Нади и пошла выбираться из толпы. Отсюда всё равно ничего не увижу, слишком ростом не вышла. Добравшись до ближайшего к плоту дерева, я залезла повыше. Так и толкаться не придётся, и на ребёнка посмотреть смогу.
Через несколько минут из домика на плоту раздался радостный мужской вопль, а ещё чуть позже оттуда вышел гордый отец, поднимая над головой ребёнка.
— Мальчик!
Мой взгляд приковался к младенцу. С первого взгляда, он походил на помесь человека и лягушки. Примерно на треть меньше нормального новорождённого, не просто пухленький, а прямо-таки толстенький. Ребёнок замахал руками, и я невольно обратила внимание, что между пальчиками у него перепонки, доходящие почти до ногтевой пластинки. Кстати, и на стопе тоже природные ласты, да и сами пальцы длиннее, чем у человеческих детей. На лице обращал на себя внимание узкий, из-за слипшихся ноздрей, нос и глаза, периодически затягивающиеся беловатым третьим веком. А ведь у взрослых людей этого вида нет перепонок, пальцы на ногах нормальной длины, нос другой формы, да и третьего века я ни разу не замечала... Интересно, этот мальчик нормальный или тоже какой-нибудь полукровка, навроде моих?
Однако никого из окружающих необычный облик младенца нисколько не смущал. Вокруг звучали восторженные разговоры и поздравления счастливому отцу. Понаблюдав за людьми, я решила, что с ребёнком всё в порядке, ведь когда я родила полукровок, инстинкты сразу же подсказывали, что они неправильные. А раз все считают, что мальчик так и должен выглядеть, значит это — правда. Я присоединилась к поздравлениям, а потом поспешила вернуться домой, чтобы побыть в одиночестве. И эти люди ещё называли меня нечеловеком! Да достаточно посмотреть на ребёнка, чтобы понять, что они совершенно такие же нелюди.
Единственное, что меня немного беспокоило, так это вопрос, а как выглядят нормальные дети моего вида?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:50 | Сообщение # 237
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, да уж, а как Пантера-то обалдела после такого интересного открытия... biggrin


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 19:56 | Сообщение # 238
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Эх, сегодня просто рекорд по продам!!! И это хорошо)))

Здорово про обмен фруктами и приглашение на свадьбу. Надо же – интересно, что устроят!
Захар этот вот только непонятно из какой группы. Может и было где – но не припомню. Интересно будет посмотреть.
Бедняжка ГГ – интересно, долго ли она будет ходить красная. Даже рада была, что Пантерка побрилась.

А вот про рождение ребенка очень очень понравилось, даже царские стражники, ну и прежде всего то, что весь народ взбудоражился. Необычный конечно ребеночек, но почему и нет))) он ведь наверное плавать может здорово, пока маленький вероятно. Только вот как ему плавать, если кругом пираньи???
Продка просто замечательная!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 20:01 | Сообщение # 239
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
120-е сутки. Река
К полудню Кесарю вдруг полегчало: он даже присоединился к нам за обедом. Все очень обрадовались такому повороту событий, лишь Росс озабоченно хмурился, с подозрением вглядываясь в бледно-зеленоватое лицо пациента, но Кесарь заверил его, что чувствует себя несравненно лучше.
— Итак, думаю, все мы сможем справиться с возникшими разногласиями и зажить, наконец, в мире, — шутливо поднял он сделанную из папортофельной кожуры миску с супом.
— С нашей стороны для вражды нет никаких причин, — самоуверенно заявил Сева.
Цитадельский бросил на него снисходительный взгляд, как на маленького ребёнка, сморозившего глупость, отчего инженера перекосило. А потом уверенно перевел разговор.
— Меня до сих пор удивляют отношения внутри вашей группы. С одной стороны, власть представляет царь, и остальные в чём-то ему подчиняются, но, с другой, либо это его правление весьма неуклюже, либо на часть людей власть не распространяется.
— А она и не распространяется, — пожал плечами Илья.
— Но ведь это же приведет к беззаконию и преступности.
— Это ты на цитадельских намекаешь? — ехидно прищурился Росс. — Да, я согласен, с вами надо бы построже...
— Кое-кто из наших людей всего лишь почувствовал слабину. Если ваше начальство не способно удержать власть в своих руках, за неё начнётся борьба. Да и просто хаос.
— У нас было всё в порядке, пока не пришли вы! — обвиняюще сказал Сева, его явно бесило спокойное достоинство Кесаря. — Вот с вашим приходом действительно начался хаос!
— Ну, вначале отношения ещё не устоялись. Только несколько дней назад наши люди, поняв, что от вас ничего хорошего ждать не приходится, сами определились, кто у нас начальник, а кто — подчинённый. А вот вы между собой до сих пор этот вопрос решить не можете.
— Почему же? — возразил математик. — У нас, например, главный — Дет.
— Вот и я о том же, — кивнул цитадельский. — У каждой мелкой группы свой начальник, который не подчиняется общему правительству. Нет, не надо возражать, — он поднял руку, останавливая очередную ехидную реплику, готовую сорваться с губ Росса. — Я знаю, что есть общие законы, которые вы соблюдаете. Но их слишком мало, и они практически не имеют отношения к становлению общества, а сводятся только к способу обезопасить одних людей от других. Этого недостаточно.
— Почему? — возразил Маркус. — Меня такое положение как раз устраивает. Делай что хочешь, только не мешай другим. Свобода. А кому большей власти хочется, те идут к царю.
— Да и вообще, вон ты утверждаешь, что у вас власть крепче была, так что же мы процветаем, а вы гибнете? — не выдержал Сева, чем снова заслужил снисходительный взгляд.
Я тихо хихикнула. Не знаю, как остальные, а этот цитадельский мне начинал нравиться. Хотя бы тем, что умудряется осадить собеседника, не сказав не то что оскорбления, а даже резкого слова.
— На это были объективные причины, — всё так же спокойно и с достоинством, не оправдываясь, а лишь констатируя факт, сказал Кесарь.
— Да? И какие же? — не отставал инженер.
Цитадельский вздохнул.
— Мы проснулись большой группой и почти сразу же решили держаться вместе — так легче выживать в незнакомом мире. Нас было много, гораздо больше, чем когда приплыли вы. И сначала всё складывалось как нельзя лучше: мы строились, организовывали крупные охоты, хорошо освоили рыболовство, а потом... — Кесарь замолчал, отпил бульона из миски. — Нет, конечно, в случившемся есть и наша вина, — негромко и задумчиво произнёс он. — Мы не сразу заметили у коллег патологические изменения. А, заметив, сначала не придали им большого значения. Когда же, наконец, поняли, что ситуация сложнее, чем казалась вначале, не решились применить радикальные меры. Сперва эти личности стали просто более раздражительными, агрессивными. Быстро менялось настроение: от беспричинной ярости до такого же смеха. Потом начались галлюцинации. При самых первых признаках мы просто решили, что народ переутомился, тем более, что спали они гораздо меньше нас. Но заставить их отдохнуть никак не удавалось.
— Да, очень знакомые симптомы, — сочувственно вздохнул Дет. — Только, насколько я знаю, у нас это заболевание начало проявляться на несколько суток позже.
— А потом... потом больных стало слишком много, и мы уже не могли изолировать их от здоровых, поэтому пришлось изолировать здоровых от больных, а попросту — выгнать всех сходящих с ума из крепости. Тогда мы ещё надеялись, что хотя бы часть из них поправится, пытались как-то помочь... но становилось только хуже. Из-за этой болезни число нормальных людей сократилось в четыре раза. Главное, — с досадой ударил себя кулаком по колену Кесарь, — если бы хоть знали, к чему всё придёт — может, с самого начала решили бы проблему радикально: убив всех заболевших. Они ведь и без этого умерли.
— Вовсе нет, вот хоть у вашей цитадели их немало ходит, — заметила Лиля.
— То, что там ходит — это уже не люди. Я не знаю, во что они превратились, но это — не люди. Всё человеческое в них погибло ещё в первые два месяца.
— Ну конечно, если каждого сумасшедшего лишать права называться человеком... — презрительно бросил Сева.
— Я не лишаю ни одного человека этого права, кроме разве что отъявленных преступников, — с грустным смешком возразил цитадельский. — Да вы сами, что, не заметили изменений, происходящих с молчаливыми... тьфу ты, троллями? Сначала да, они были просто сумасшедшими, а потом уже нет, все человеческие черты исчезли. Постепенно, но неизбежно.
— Согласен, — неожиданно для нас кивнул цитадельскому Дет. — Мне тоже приходила в голову эта мысль.
— Ну если так, то на мой взгляд, худшим временем для нас было как раз их сумасшествие, а по мере того, как стиралась человеческая личность, они становились гораздо менее злобными и агрессивными, — оптимистично заявил Илья.
— А я не согласна! Кто сказал, что в них умерло всё человеческое? — невольно вмешалась я в разговор.
Не верю! Стоит только вспомнить мою встречу с троллихой, или то, как мирно с ними сосуществовала Тёмная и то, что они смогли приручить кабанов...
— Может что-то и осталось, но очень глубоко, — не стал спорить Дет. — А поведение действительно стало гораздо больше походить на поведение животного, а не разумного существа.
— Ну не совсем. По моим наблюдениям, воюют они с нами достаточно целенаправленно, — не согласился с ним Кесарь. — Нет, на мой взгляд, они не превратились в животных — но перестали быть людьми, — цитадельский помрачнел, погрузившись в неприятные воспоминания, но потом смог справиться с ними и улыбнулся Севе. — Так вот, к незаконченному разговору — мы оказались в окружении войска троллей, в три раза превышающего нашу численность. Соответственно, в лес ни на охоту, ни на собирательство выйти стало практически невозможно, и основать деревни, которые мы планировали, — тоже. Из источников пропитания осталась только рыбалка. Хорошо ещё, что в реке много рыбы, но в последнее время и её количество заметно снизилось.
Народ понимающе переглянулся. Я тоже кивнула, представив, чем мог бы закончиться конфликт людей с троллями, если бы мы не покинули поле боя.
— Ладно, я понимаю, тролли, с ними и у нас большие проблемы. Но нас-то за что? — после долгого молчания спросил Росс.
— Да это так, — явно не желая развивать эту тему, Кесарь попытался перевести разговор, но если зеленокожий твёрдо решил добиться ответа, его почти невозможно отвлечь.
— Нет, ты всё-таки скажи!
— Если так хочешь знать... — цитадельский вздохнул, допил бульон и поднял задумчивый взгляд на Росса. — Через некоторое время после того, как начался голод, стал пропадать народ. В конце концов мы нашли этому причину — около месяца в цитадели орудовала шайка людоедов. Причём её лидерами были как раз люди с кожей зелёного цвета. Они не просто поедали мертвецов — это, конечно, гадко, но ещё можно понять. Но нет, они не довольствовались погибшими — они убивали. Мало того, все до единого зеленокожие и желтокожие входили в эту преступную банду. Разумеется, в ней были и другие люди, но не нашлось ни одного желтокожего или зеленокожего, который бы устоял от соблазна утолить голод за счёт других людей. Вот и подумай сам, какое отношение будет к тебе подобным после того, как это выяснилось? — Кесарь ненадолго замолчал, а потом с намёком добавил: — Насколько удалось выяснить, у вас зеленокожие тоже не брезговали мёртвыми. Но до убийств дело не дошло — поэтому их... такое поведение ещё можно понять и простить.
Росс побледнел.
— Да, это ужасно, — только и смог выдавить он.
Людоедские склонности Росса и поведение зеленокожих в цитадели — вряд ли простое совпадение. Мне стало жутко. До этого я винила керелей в том, что они привили моему виду другие инстинкты и привычки, а ещё в том, что обрекли хороших людей, например, Дмитрия, на превращение в троллей, и только теперь с ужасом осознала, что керели не обошли вниманием сомнительного качества ни один из трёх видов. Кто знает, какие ещё тёмные тайны хранят в себе наши новые тела?
— А красноглазые что натворили? — вспомнив разговор с Тёмной, поинтересовалась я.
Кесарь пожал плечами, а потом задумался.
— Не знаю, — через несколько минут сказал он. — Цвет кожи сразу заметен, а на глаза такого внимания я не обращал. Может и была какая связь, но ничего подобного не слышал... да и не помню, чтобы кто-то в плохом контексте цвет глаз упоминал.
— Ну а с моим народом почему вражда? — не удержалась ещё одного от вопроса я.
— С оборотнями ещё раньше возникла проблема, причём та же, что и с людьми с кожей зелёного цвета. Единственный плюс — они не организовывали банд и преступали грань настолько откровенно, что мы их сразу же выгнали. Точнее говоря, не мы выгнали — а они сбежали, мы-то арестовать и судить хотели...
Я кивнула, вспомнив, как когда-то пыталась съесть Дмитрия.
На этом наш разговор заглох, и мы отправили Кесаря отдыхать. К вечеру ему снова стало плохо, началась лихорадка и бред, и едва успело стемнеть, как он скончался, так и не придя в сознание.
— Мой первый пациент умер точно так же, — задумчиво потянул Росс, осматривая тело цитадельского. — Сначала лихорадка почти на пять суток (здесь, правда, она была чуть покороче), затем период ремиссии на несколько часов, а вскоре — снова лихорадка и смерть. Можете называть меня идиотом, но я не понимаю, что такого есть у Таля, чего не было у остальных? Вскрытие провести, что ли...
— Нет, нельзя, — категорично запретил зеленокожему Дет. — И так боюсь, что эта смерть принесет нам беду. Наоборот, мы должны как можно меньше трогать его тело и вернуть при первой же возможности, вместе со всеми его вещами.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 20:01 | Сообщение # 240
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, все, надеюсь, что на сегодня последняя. Зуб вроде как успокаивается (да уж, я извращенка, связывать редактирование с болящим зубом). biggrin


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Страница 8 из 10«12678910»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017