Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 9 из 10«1278910»
Модератор форума: Ziraenna 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Наследники предтеч
КауриДата: Понедельник, 10.09.2012, 20:38 | Сообщение # 241
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Продка про Кесаря… хмм. Интересное обсуждение различий между видами и расами. Даже жаль теперь цитадельских – трудно им пришлось и безвыходность какая-то.
А Кесарь-таки умер(( не то чтобы жалко, а очень как-то неуютно, как это отразится в принципе на жизни ученых.
Спасибо за познавательный эпизод.

Quote (Ziraenna)
Каури, все, надеюсь, что на сегодня последняя.

жаль biggrin

Quote (Ziraenna)
Зуб вроде как успокаивается (да уж, я извращенка, связывать редактирование с болящим зубом).

surprised sad ужасно сочувствую!


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 11.09.2012, 09:30 | Сообщение # 242
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
поднял он миску из папортофельной кожуры с супом.
поднял он миску с супом, сделанную из папортофельной кожуры
Quote (Ziraenna)
Кое-кто из наших людей всего лишь почувствовали слабину

Quote (Ziraenna)
изолировать здоровых от больных, а попросту — выгнать всех сходящих с ума из крепости.

Quote (Ziraenna)
До этого я винила керелей в том, что они

Quote (Ziraenna)
керели не обошли вниманием сомнительного качества ни один из трёх видов.
керели не обошли сомнительного качества вниманием ни один из трёх видов.
Quote (Ziraenna)
С оборотнями ещё раньше проблема возникла
С оборотнями ещё раньше возникла проблема

Попридирался, конечно. Ничего очевидного.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 12.09.2012, 19:00 | Сообщение # 243
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
121-е сутки. Джунгли
Как и следовало ожидать, после того, как весть о смерти Кесаря разнеслась по лагерю, отношения с цитадельскими стали ещё напряжённее, причём, что интересно, не только у нашей группы, а у большинства «не царских» людей. Нет, никто не решился прямо обвинять нас в убийстве, хотя краем уха я и слышала разговоры о том, что мы поспособствовали кончине пациента, но тем не менее, и без того натянутые отношения стали почти невыносимыми. Целое человеческое общество всё чётче разделялось на два больших лагеря: царские люди плюс пара небольших групп (одной из них являлась свинтусная) да цитадельские — с одной стороны, и остальные независимые группы плюс практически все одиночки — с другой. Это, скорее всего, приведёт или к окончательному разрыву, или к открытому противостоянию. Предпочтительнее первое, поскольку последнего мне, естественно, не хотелось.
Невзирая на все трудности, мы продолжали анкетировать народ, потихоньку подбираясь к концу этого несомненно интересного, но утомительного занятия. Кстати, ненадолго уединившись в кронах и выйдя в интернет, я с радостью отметила, что опрос на форуме пользуется гораздо большей популярностью, чем следовало бы ожидать исходя из опыта прошлой жизни. Ну, тем лучше.
Переделав все повседневные дела, я набрала в собственноручно сплетённую корзинку крепких зрелых фруктов и прошла по берегу, пытаясь сообразить, на каком из плавсредств живет Захар. И только уже почти пройдя мимо искомого плота, вспомнила. Давно, ещё в самом начале сплава, разглядывая соседей, я обратила внимание на плот с весёлой компанией и отдельно сидящим... гривастым. Остановившись неподалёку, посмотрела на его группу, но не заметила никаких приготовлений к празднику. Да и самого жениха не видно. Неужели он действительно решил переселиться на общагу? Немного понаблюдав за людьми рядом с плотом, с удивлением сделала вывод, что с первого взгляда они не кажутся такими уж вздорными и непримиримыми, наоборот, производят впечатление дружной и весёлой группы. Но я уже убедилась, что никогда не следует спешить с выводами — слишком легко сделать роковую ошибку. Вон, когда-то своих друзей неумехами и неудачниками считала...
У общаг меня поймал Игорь.
— Что-то ищешь?
— Не знаешь, где может быть Захар?
— О! — непонятно чему улыбнулся математик. — Рад, что тебя тоже пригласили.
— А кого ещё? — в душе шевельнулось неприятное подозрение, что если бы не случайная встреча, я могла остаться единственной неприглашённой на своём плоту.
— Меня! — рассмеялся Игорь. — Ну, идём?
Но я не спешила.
— Игорь, слушай, как думаешь, это достаточный подарок? — с сомнением кивнула я на корзинку с фруктами.
— А то у меня ещё бусы из косточек есть...
— И не вздумай, — взмахом руки остановил меня математик. — У свободных вообще не принято дарить подарки. Фрукты взять можешь, но не дари — обидишь. А как угощение на общий стол — пойдет.
— Но почему? — растерялась я. — У него ведь свадьба! А на свадьбы как бы положено дарить подарки...
— Так сложилось. Свободные мобильность ценят выше, чем имущество. Поэтому и подарки на свадьбу у них дарить не принято — только приносить угощение для общего стола.
— Ты уверен? — меня всё ещё не покидали сомнения.
— Абсолютно! — Игорь покачал головой, удивляясь моему упрямству. — Как-никак, уже не первый раз на праздник хожу.
— Интересно, а почему я этого не замечала? — тихо пробурчала я себе под нос.
Математик промолчал, потянув меня к собравшемуся народу. Вначале я чувствовала небольшую скованность, боялась, что напугаю или испорчу настроение другим гостям, но, заметив, что никого не смущает моё присутствие, с облегчением присоединилась к празднующим людям и вскоре сама нашла ответ на свой вопрос. Даже если я и проходила мимо свадьбы, то могла просто-напросто не понять, что происходит, настолько сильно отличалась церемония от обычной.
Как раз в это время из-за кустов вышла невеста, невольно приковавшая моё внимание. Она держалась прямо и с достоинством королевы среди подданных. Как и все, голая, а на голове венок из бело-розоватых прибрежных цветов. Но если на остальных отсутствие одежды выглядело просто и естественно, то она держалась так, как будто нагота — это сшитое на заказ свадебное платье. Взгляд открытый, не презрительный, но немного снисходительный, как у Кесаря. Цитадельская! Как я сразу этого не поняла?! Может потому, что ещё ни разу не видела голого беженца?
— Она же цитадельская! — шёпотом поделилась своим возмущением с сидящей справа амазонкой.
— Ну и что? Любви неведомы границы, — так же тихо ответила мне она.
— Но ведь... — я замолчала, подумав, что не стоит высказывать свои опасения. А их было немало.
Насколько мне известно, единственный более-менее нормальный человек из цитадели — Тёмная. Да и у неё, если уж честно, есть немало неприятных черт. А тут и вовсе с трудом верится, что эта Марфа так запросто сменит своё отношение к оборотням. А если так, то не может ли она настроить Захара против меня и моего народа? Я украдкой вздохнула. Честно говоря, очень не хочется терять союзников, даже неявных. Может, стоит поговорить с женихом? Нет. Встряхнула головой, отгоняя глупые мысли. Во-первых, у меня пока нет доказательств того, что Марфа предвзято ко мне относится (если честно, то скорее уж наоборот). Во-вторых, даже если негатив и есть, моё вмешательство, скорее всего, сделает только хуже. И, наконец, в-третьих, с чего я взяла, что Захар такой безвольный человек, что вот так запросто позволит изменить собственное мнение?
Ещё поколебавшись, я решила не лицемерить, изображая бурную радость, но отнестись к молодожёнам доброжелательно и с уважением. Тогда, что бы ни случилось в дальнейшем, и как бы ни сложились наши отношения, я смогу не винить в этом саму себя. Украдкой оглядевшись, с облегчением и небольшим удивлением убедилась, что других цитадельских, кроме невесты, на празднике не наблюдается.
Главным отличием торжественной части церемонии являлось то, что новобрачным не нужен был третий, наделённый властью скрепить их союз. Только двое влюблённых, приносящих клятву верности друг другу до смерти... или расторжения брака по взаимному согласию. Вторая часть обещания одновременно и удивила, и позабавила: несмотря ни на что, в людях осталось немало рациональности, а в чём-то даже циничности.
После принесения клятвы, молодожёны отправились разносить праздничные блюда гостям. Небольшие кусочки мяса и фруктов, завёрнутые в съедобные листья, скорее являлись символом угощения, чем им самим. Я с интересом отметила, что Захар раздает порции мужчинам, а Марфа — женщинам. Задумавшись, откуда мог произойти этот обычай, почти пропустила момент, когда цитадельская подошла ко мне и протянула угощение, а заметив, вздрогнула и подняла голову. Цитадельская спокойно и с достоинством встретилась со мной взглядом, то ли совсем не испытывая страха, то ли тщательно его скрывая. От неожиданности я растерялась и смогла выговорить только банальное:
— Поздравляю.
— Спасибо, — к счастью, похоже, большего и не требовалось — по крайней мере, дружелюбно кивнув, она переключилась на других.
После раздачи символических порций торжественная часть церемонии завершилась. Но народ не спешил расходиться: устроившись вокруг большого костра, гости негромко переговаривались, перекусывали с общего шведского стола, пели, кое-кто даже танцевал. То ли из-за повышенной осторожности, то ли ещё из-за чего, люди вели себя совсем иначе, чем на Земле. Празднование проходило в спокойной и счастливой, но не шумной обстановке. У меня создалось впечатление, что главным атрибутом праздника здесь является человеческое общение, а не шум или угощение.
— А почему Тёмной на свадьбе нет? — тихонько спросила я у одной из амазонок.
— Они с невестой не ладят, — просто ответила она.
— Странно, — искренне удивилась я. — Вроде же обе из цитадельских, и обе не в их группе.
— Не стоит нас сравнивать, — слух у невесты оказался лучше, чем я рассчитывала. — Я ушла с миром и по договорённости, а она бежала и предала своих. И даже воевала против них. А кто предал раз, тот предаст снова. Да я лучше к об... троллям отношусь, чем к подлым перебежчикам.
— Думаю, у неё были для этого причины, — возразила моя соседка.
— Такие причины были у многих. Если бы она просто бежала, всё было бы нормально, но она, повторяю — воевала против своих же. А этого я простить не могу. Да и вам советую держать ухо востро, а ещё лучше — просто выгнать её из группы.
Амазонки промолчали, но, когда Марфа отошла, одна из них заметила:
— Каждый имеет право на ошибку.
— Да, я тоже считаю, что надо дать ей шанс, — кивнула другая.
Я пробыла на празднике до самого отплытия, и он оставил в душе очень приятное ощущение. Казалось, что эти люди живут чуть ли не в гармонии с окружающим их лесом. Наблюдая за танцующими, ещё раз убедилась насколько тише и легче их поступь, чем у землян. Казалось, что даже при быстром шаге, например, в танце, они сначала лишь чуть касаются поверхности, и только через миг, убедившись, что под ногой нет ничего и никого лишнего, опираются полностью. Движения людей приобрели удивительную плавность и чёткость.
И ещё кое-что. Странно, но только сейчас, среди празднующих людей, я поняла, что практически не встречала на этой планете измученных, затравленных, раздавленных жизнью людей. Даже цитадельские, хотя и выглядели хмурее, особенно когда только присоединились, и те не дотягивали до среднестатистического серого человеческого лица на Земле. А среди остальных, «нормальных» людей, вообще гораздо чаще видны если не улыбки, то спокойные и счастливые лица, без следа скрываемого напряжения и разочарования в жизни.
Может, недаром Игорь назвал их «свободными»?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 12.09.2012, 20:13 | Сообщение # 244
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Свадьба показана интересно. Прочитала с удовольствием. Спасибо за проду.
Очень жду все же, когда ГГ наконец родит ребеночка и какой он будет.

Quote (al1618)
Маме любой хорош будет

увы , как показало прошлое - не любой(((


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 22.09.2012, 10:16 | Сообщение # 245
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Ночь 121-х – 123-и сутки. Река — джунгли
Почти сразу после заката я почувствовала, что роды вот-вот начнутся. На плоту стояла тишина, поскольку почти все уже спали, только дежурящий Росс тёмным силуэтом выделялся на фоне прогорающего костра. Я тихонько прокралась к краю плота, но проснувшаяся совесть заставила остановиться.
Повернувшись, я неуверенно обратилась к зеленокожему:
— Мне надо уйти.
— Хорошо, — почему-то Росс не потребовал объяснений, хотя на его лице явно отразилось любопытство. — Когда тебя ждать?
— Не знаю, — честно ответила я, с тоской предвидя намечающийся допрос.
— Удачи.
Я немного постояла у борта плота, не в силах поверить, что зеленокожий так и не поинтересуется, почему и зачем мне вдруг так срочно понадобилось уйти, но он возвратился к своим прямым обязанностям.
— Росс...
— А? — с деланным безразличием оглянулся зеленокожий.
— Мне правда надо.
— Разве я возражал? — внезапно Росс хищно улыбнулся. — Нет, я не думаю, что ты собираешься просто сбежать из группы. Однако, если тебе вдруг приспичило покинуть нас посреди ночи — значит, дело срочное, и расспросы лучше оставить на потом.
— Спасибо, — облегчённо вздохнула я, спрыгивая в воду.
Доплыв до берега и забравшись в кроны, внимательно осмотрелась в поисках опасных хищников или любопытных соседей. Потом быстро выбрала наиболее удобное и комфортное дерево, и, не теряя времени, приступила к устройству гнезда. Хорошо, что соорудить его можно быстро, но и то еле успела. На сей раз — возможно, потому, что я заранее знала, чего ждать — роды прошли ещё легче.
Ребёнок родился один. Девочка. Очистив дыхательные пути младенца от слизи, я с умилением обняла маленькое живое тельце с ещё влажной от околоплодных вод шерстью. Она выглядела совершенно нормально, именно так, как и должен выглядеть здоровый ребёнок — примерно с полуторамесячного котёнка размером, слепенькая и с закрытыми ушками, всё тельце, кроме части лица, покрыто густой буро-серебристой шёрсткой, с тонкими ручками и ножками (точнее — вторыми ручками), с длинными пальчиками, которыми малышка не замедлила за меня схватиться. Внезапно пришло понимание, что если бы те, первые дети, выглядели хоть вполовину так же, ни о каком убийстве или любом другом способе избавления от них и мысли бы не появилось. Даже удивительно, как я могла раньше считать естественно выглядящим лысого младенца в шесть-восемь раз большего размера, совершенно другого строения и с уже открывшимися органами чувств? Нет, и сейчас не стану утверждать, что такой ребёнок урод, но считать его нормальным человеческим младенцем... Не выдержав, тихо рассмеялась: если другие люди испытывают к своим детям хоть в четверть те же чувства, что и я, то нельзя не признать, что керели хорошо позаботились о продлении нашего рода.
На всякий случай придерживая дочь, я устроилась на отдых, предварительно съев послед, во-первых, потому что его вид вызывал здоровый аппетит, а во-вторых, в профилактических целях, ведь известно, что в последе содержится не только влага и белки, но и вещества, способствующие лучшему сокращению матки и оправлению женского организма после родов. Идти никуда не хотелось, хотя меня немного тревожил вопрос, смогу ли нагнать плоты. Но напомнив себе, что природа не прощает спешки и пустой траты сил, решительно отбросила лишние волнения и улеглась поудобнее. Где-то через час тёплый комочек зашевелился и, с моей помощью добравшись до груди, с аппетитом приступил к своему первому в жизни завтраку. Отдохнув, я поняла, что чувствую себя прекрасно, никаких негативных ощущений роды не принесли. Счастливо улыбнулась, глядя на занимающийся рассвет и наслаждаясь таким непривычным, но очень приятным чувством материнства. Когда дочка наелась и сладко задремала, крепко уцепившись за меня ручками и ножками, я наконец решила для себя вопрос с именем и назвала её Рысью.
Стараясь двигаться осторожно, чтобы не потревожить спящую малышку, с удовольствием позавтракала и вновь задумалась о необходимости вернуться на плот. Прислушалась к ощущениям — вроде никаких признаков повышенной агрессии, хотя достоверно об этом можно будет судить только после контакта с людьми. Поэтому не стала долго колебаться и двинулась в путь: неспешно, часто останавливаясь для того, чтобы отдохнуть и покормить ребёнка. Меня немного встревожило то, что при встречах с другими обитателями крон внутри вспыхивало беспокойство, гораздо более сильное, чем обычно. И хотя это чувство у любой матери естественно, но вот какая будет реакция на свою группу...
Догонять пришлось долго: почти двое суток. На это существовали объективные причины: я сама не торопилась, считая, что сохранить хорошее здоровье и моральное состояние гораздо важнее, чем даже вернуться в группу. К счастью, караван уплыл не так далеко, как я опасалась. Да и сейчас не двигается, а капитально обосновался на мелководье, несмотря на дождливый вечер, хотя обычно отплывал ещё до полудня. Причина столь долгой стоянки очевидна — вдоль правого полузатопленного берега тянулись длинные заросли высокого бамбука. Эта новость сильно повысила настроение: раз намечается постройка плотов, значит, все непрошеные гости покинут наш.
Остановившись над человеческим лагерем, я прислушалась к ощущениям. Да, сейчас меня гораздо больше раздражают обычные звуки и особенно запахи чужих людей. Но попробовать всё же стоит. Тихо спустившись вниз, перепрыгнула прямо на крышу нашего плота и, не спускаясь, удалилась в свою комнату. Смесь уже привычных, но теперь гораздо более нервирующих запахов ударила в нос, едва не вызвав приступ паники от неожиданности. Когда я смогла справиться с собой, то поняла, что ароматы временных пассажиров и Дета с жёнами нервируют меня гораздо больше, нежели запахи остальных учёных. Устроив в корзинке мягкое гнездо, я уложила туда малышку и спустилась вниз, чтобы высказать всё, что я думаю по поводу незваных приживальщиков. Уже ведь стоим, что им ещё надо?
К моему удивлению, посторонних на плоту не оказалось. И вообще на плавсредстве находился единственный человек — математик.
— О, привет, как дела? — радостно поздоровался со мной он.
Я настороженно проанализировала возникшие при общении с Игорем эмоции. Все в порядке: математик почти не вызывает ни раздражения, ни опаски. Хороший признак.
— Нормально, а у вас?
— Как видишь, всё хорошо. А ты почему вдруг так срочно сбежала, если не секрет? — не удержался от любопытства Игорь.
— Да так... Я стала матерью! — гордо поделилась я своей радостью.
— И ты тоже? Здорово! А посмотреть можно?
— Пока нет, — улыбаясь, отрицательно качнула головой. — Постой, что значит «тоже»?
— Утром Лиля родила! Мальчика! И не отказалась от него, несмотря на то, что он мутант!
— Что?! — искренне поразилась я. — Какой мутант?
— Да тебя же не было: она уже не первая женщина, родившая мутанта. Даже правило такое ввели — если ребёнок урод, мать может от него избавиться.
— Мутант и урод... — невольно мне вспомнились мои первые дети. — Полукровки...
А ведь если отцами этих «мутантов» являются тролли, то всё можно объяснить гораздо проще — дети не мутанты, а полукровки. Вопрос только в том, почему наши виды настолько сочетаемые, что вообще появляется жизнеспособное потомство, ведь они достаточно далеки друг от друга: явно не из одного рода, а может, даже из разных семейств. Мне стало жаль Лилю: несмотря на отчуждённое холодное поведение, она не заслужила того, чтобы её ребёнок оказался уродом. Впрочем, думаю, ни одна нормальная женщина не пожелала бы представительнице своего пола такой страшной кары.
— Кстати, у нас больше на плоту чужаков нет? — с надеждой спросила я.
— Нет, — кивнул математик. — Остались только наши.
— Это хорошо, — я напряжённо принюхалась.
Всё-таки больше всего меня пока раздражают именно запахи, а весь плот, особенно закрытая от дождей часть, сильно пропиталась ими. Значит, с этим и надо бороться в первую очередь.
Выбравшись на берег, я нарвала пару охапок ароматных трав, которыми, невзирая на удивление и даже неуверенные протесты математика, яростно натёрла все бамбуковые части и даже раскидала по днищу плота. На втором этаже вообще устроила вторую внешнюю стенку к моей комнатке, так густо развешав веники, что бамбук почти скрылся за их массой. На всякий случай и у себя в комнатке на пол я постелила толстый слой пахучих трав, после чего прислушалась к ощущениям. Как и предполагалось, это помогло.
По крайней мере, в своём убежище я снова чувствовала себя дома. Счастливо улыбнувшись, взяла на руки Рысь и устроилась на отдых.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 22.09.2012, 10:55 | Сообщение # 246
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
собираешься просто сбежать из группы. Просто Однако, если тебе вдруг приспичило покинуть нас

Quote (Ziraenna)
Потом быстро выбрала наиболее удобное и комфортное дерево,

Quote (Ziraenna)
Меня немного встревожило то, что при встречах с другими обитателями крон внутри меня вспыхивало беспокойство,

Quote (Ziraenna)
Когда я смогла справиться с собой, то поняла, что гораздо больше меня нервируют ароматы временных пассажиров и Дета с жёнами, нежели запахи остальных учёных.
Когда я смогла справиться с собой, то поняла, что ароматы временных пассажиров и Дета с жёнами нервируют меня гораздо больше, нежели запахи остальных учёных.
Quote (Ziraenna)
радостно поздоровался со мной он.
радостно поздоровался он со мной.

Опять вкусовщинка. То есть - чисто придирки стилистического характера.


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 22.09.2012, 11:04 | Сообщение # 247
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ух, неужели роды!!!!!!!! Читаю-читаю срочно!!!
-----
Ух, прочитала на одном дыхании кажется.Наконец-то! Здоровская, душевная прода!
Росс молодец, что не стал спрашивать. А уж ГГ просто умничка!
Зачиталась)) Молодец Пантера, что сразу стала анализировать причины своей агрессии. И даже справляется и находит выход. И Рысь мне очень нравится. Надеюсь все у них хорошо будит. Жаль только, что наверное, такие вещи, как флиграф – по наследству не передаются((( А то бы вместе потом летали под кронами…
Просто ужасно понравился продка, за исключением поедания последа, но тут уж ничо не поделать – мне конечно не понять, а для ГГ вполне естественно!
Спасибо! Спасибо! Спасибо!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 24.09.2012, 10:05 | Сообщение # 248
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Утро 124-х суток. Джунгли
Спала я на удивление долго, скорее всего потому, что непрерывно отдыхать больше пары часов не получалось: Рысь начинала волноваться и приходилось кормить её и массировать животик, поскольку, как оказалось, в туалет она самостоятельно ходить не могла. К этому времени я уже убедилась, что моя дочка не такая обуза, какой казалась сначала: когда она не чувствовала голода и дискомфорта, то почти всё время спала, крепко вцепившись пальцами мне в волосы. Другое дело, что повсюду таскать за собой ребёнка не слишком удобно, поэтому стоило придумать что-нибудь, что позволило бы оставлять её хотя бы на некоторое время. В очередной раз удовлетворив насущные потребности дочери, я выложила крепкую корзину мягкой травой и устроила Рысь внутри. К моему удивлению, девочка не проявила недовольства, крепко уцепилась за прутья и заснула ещё быстрее, чем на руках. На всякий случай подождав ещё несколько минут и убедившись, что спит она спокойно, я тщательно закрепила крышку. Рысь совсем беспомощная, а вдруг какому-то животному вздумается посетить комнату во время моего отсутствия? Ещё раз проверив достаточно ли крепкая корзина, хмыкнула — стоило появиться ребёнку, сразу мысли о непрошеных посетителях в голову полезли, а ведь раньше об этом и не думала.
— Доброе утро, — радостно поздоровалась я, спускаясь к народу, и, не в силах справиться с любопытством, начала разглядывать младенца на руках Лили.
После собственных родов её сын не выглядел для меня нормальным, но до них... Отказываясь верить собственным глазам, проморгалась и снова посмотрела. Если бы мне показали двух мальчиков: того, первого, что родился в лагере, и этого, и спросили бы, кто из них выродок, я бы без колебаний выбрала первого. Лилин сын выглядел по-человечески. Обычным земным ребёнком и по размерам, и по внешнему виду. Невольно к сердцу подступила грусть: мои дети от Дмитрия безо всяких сомнений являлись если не монстрами, то уж точно монстроподобными созданиями, а этот — нет. Если бы у меня тогда родились такие малыши, я бы от них не отказалась, хотя сейчас и понимала, что нормальные человеческие... хотя нет, скорее оборотничьи, дети выглядят иначе.
— Налюбовалась? — хмуро поинтересовалась Лиля.
— Поздравляю, — искренне сказала я, но тут же подумала, что мои слова могут быть приняты за издевательство, и попыталась хоть как-то исправить положение. — Он очень красивый. Как ты его назвала?
— Лорд. Тебе правда нравится?
Мне показалось, или лёд в её глазах слегка подтаял?
— Очень, — я мягко улыбнулась. — И имя красивое.
— А как твоя?
— Нормально, — понимая, что ещё не готова к этому шагу, я категорично заявила, что покажу ребёнка в своё время, и сразу после завтрака отправилась за фруктами.
Недолгая прогулка по лагерю показала, что, несмотря на всю мою антипатию к цитадельским, им нельзя отказать в организованности. Всё-таки, похоже, в чём-то Кесарь прав. По крайней мере, и лагерь их обустроен чуть ли не лучше, чем у остальных, и постройка плотов быстро продвигается, хотя до конца работ ещё и неблизко. Правда, с другой стороны, и инструментов для работы у цитадельских в несколько раз больше. Подумав об этом, я успокоилась: всё-таки они мне не нравятся и приятно думать, что их успехи объясняются скорее экипировкой, чем личными заслугами.
Кстати, плоты остановились не совсем как обычно: между ранее намечающейся царско-цитадельской группой и остальными чётко видна граница — почти сотня метров пустого берега, и, насколько я заметила, народ не особо стремится заходить на чужую территорию. Ладно наши, но вот почему так же ведут себя люди из царско-цитадельского лагеря, где по моим прикидкам народу в четыре-пять раз больше? И вооружены они (в первую очередь, за счёт беженцев) лучше. Если вдруг начнутся вооружённые конфликты... Я поёжилась: даже думать об этом не хотелось. Успокоив себя тем, что в последнее время нападений не было несмотря на то, что на словах отношения и ухудшились, вернулась домой.
— О, Пантера, ты-то мне и нужна, — радостно остановил меня математик. — Идём, к тебе срочное дело.
— Я сейчас не могу, — отрицательно качнула я головой. — Рысь проверить надо.
— Ты только побыстрей, ладно?
Я неопределённо пожала плечами. Разве в вопросах с ребёнком можно «побыстрее»? К моему облегчению, с малышкой всё было в порядке: похоже, она всё это время просто проспала, крепко вцепившись в прутья корзинки.
— Ну, что такое? — спросила, спускаясь. Никто не ответил. Странно. — Эй, Игорь, ты где?
Так и не дождавшись отклика, я пошла, ориентируясь на возбуждённые голоса, и почти сразу же отыскала математика, причём не одного — вместе со всеми нашими (и не только нашими). Оглядевшись, отметила, что присутствуют все амазонки и махаоны, Ясон с женой, Захар и ещё множество малознакомых людей. Марк, кстати, тоже был. Он как раз громко разглагольствовал, увлечённо жестикулируя.
— Что здесь происходит? — шёпотом спросила я у Ильи, который, на мой взгляд, слушал выступление оборотня без особого интереса, в отличие от остальных.
Оглянувшись, химик жестом пригласил присесть и только после этого вполголоса ввел в курс дела.
По словам Ильи получалось, что либо разрыв, либо противостояние действительно неминуемы. И, понимая это, люди из меньшей группы решили... просто обогнать царско-цитадельских. Так и для угасания страстей время появится, и проблемы с поисками пищи у отплывающих не возникнут, да и у остающихся смягчатся. Тем более, что в малом лагере постройкой плотов никто не занимается, разве что будничным ремонтом. Разделение планируется только временное, позже, в самом худшем случае, в конце пути, царские нас нагонят и люди снова объединятся.
Кстати, инициатором собрания являлся не председательствующий Захар, а скромно сидящий сбоку «золотой мальчик».
— Просто Ясон речи произносить не умеет, и ему хватает ума это признавать, — с улыбкой пояснил химик. — Хотя... — заметив, что Марк закончил выступление, и его место резво заняла обсуждаемая нами личность, Илья демонстративно закатил глаза. — Похоже, я его переоценил.
С интересом прислушавшись к инициатору собрания, я уже через минуту поняла, что единственная польза от речи Ясона — здоровый смех, и принялась разглядывать собравшихся. Надо же, и народ с общаг здесь! Кстати, я оказалась не одинока в реакции на выступление Ясона: если Марка слушали внимательно и серьёзно, то сейчас народ зашевелился, послышались смешки и перешёптывания. А какой ещё можно ожидать реакции на хвалебные оды самому себе, да ещё и в стиле «какое у меня всё золотое»?
— Нет, не переоценил, — возразил Дет. — Все такие хмурые сидели, как на военном совете, а благодаря «золотому» настроение на порядок повысилось. Поверь, в случае необходимости он может говорить серьёзно, но если сейчас не разрядить обстановку, то отношения между царскими и свободными только ухудшатся.
— «Свободными»? — скептически переспросила я.
— Если бы ты не опоздала, то знала бы, что весь наш лагерь согласился на это название, — не удержался от колкости зеленокожий. — Но, думаю, это решение не настолько принципиально, чтобы расстраиваться.
— Конечно, — пожала плечами я. — Тем более, что название мне нравится. А что ещё без меня успели?
— Ничего важного, — махнул рукой Илья. — Выступали все желающие высказаться и аргументировать свою точку зрения. Большинство сходятся во мнении, что лучше не дожидаться окончания постройки, а уплыть вперёд.
Разговор затих, и я с улыбкой прислушалась к выступлению Ясона. Обычно подобное наивное восхваление и себя, и других, вызывает раздражение, но золотой мальчик говорил с такой детской убеждённостью, граничащей с упрямством, с таким воодушевлением и такими оригинальными фразами, что в его интерпретации оно превращалось в комедию. Хотя, если бы приходилось выслушивать такие речи ежедневно, наверное, они привели бы меня в бешенство. Закончив, Ясон скромно поклонился и плюхнулся на землю.
— Итак, раз все, наконец, собрались, приступим к голосованию, — предложил Захар. — Кто за то, чтобы отплыть сегодня вечером — поднимите руку! Кто против? Единогласно! Кстати, я говорил с царем Сергеем. Основной лагерь будет стоять ещё как минимум пять суток, так что у нас пять дней форы. А теперь перейдем к более насущным вопросам. Какие из царских законов мы оставляем, а от каких отказываемся до воссоединения с царскими людьми?
— А почему, собственно, мы должны воссоединяться? — спросил незнакомый брюнет. — Мне лично и так хорошо.
— Согласна, мы должны держаться отдельно! — поддержала его Тёмная. — А то быстро превратимся в забитых и угнетённых изгоев нормального общества! Разве они считают нас за равных? — широкий жест в сторону царских плотов. — Нет, нет и нет! Мы для них как заноза в заднице! И поверьте моему опыту, при первом же удобном случае нас попытаются загнать в самые низы! В цитадели то же самое было — на словах тираны маскировались под добрых и пушистых, а на поверку оказались отъявленными мерзавцами! Нельзя допустить, чтобы история повторилась! Мы должны заставить их считаться с нашим мнением!
Народ недовольно загомонил, а я неприязненно поморщилась. Стоило услышать такие высокопарные яростные обвинения, как по старой привычке я попыталась найти аргументы в защиту противоположной стороны. А их немало. Вот хотя бы — если они злодеи, то зачем было предупреждать меня о недружелюбии цитадельских? Или защищать не входящих в «царство» людей от преступников? Или снабжать хоть какой-то пищей голодающий народ с не успевших или не пожелавших запастись продуктами плотов, когда несколько дней подряд не делали остановок? Нет, факты однозначно на стороне Сергея и не расходятся с его словами, как заявляет Тёмная, а подтверждают их.
— У царских уже было немало возможностей поставить нас на место, — спокойно, с лёгкой насмешкой возразила Тёмной Марфа. Разговоры тут же стихли, а я по-белому позавидовала голосу цитадельской: с ним только на собраниях выступать и лекции читать. — Прошу встать тех, что считает себя незаслуженно обиженными царскими людьми. Не преступниками из их числа, их среди всех хватало, а властями, — уточнение заставило нескольких начавших подниматься человек сесть обратно. — Ну? Нет желающих высказать претензии? — цитадельская ехидно покосилась на Тёмную, от возмущения хватающую ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. — Может быть, кто-то из вас хочет войны? Войны с армией, в несколько раз превышающей нашу численность? Тоже нет? Тогда зачем разжигать вражду, если для неё нет никакой реальной причины? — Марфа сделала длинную паузу, давая время осмыслить свои слова. — Я ничего не имею против раздельного проживания, но не по причине вражды. И считаю, что этот вопрос надо решать не сейчас, а когда страсти утихнут, а люди притрутся друг к другу. Спасибо за внимание.
Марфа села, а Тёмная, постояв ещё несколько секунд, резко развернулась и ушла с собрания.
— Кхм... — откашлялся Захар. — Итак, если вы не против, вернемся всё же к нашим попугаям... Что будем решать с законами?
— Главный вопрос здесь не что, а как, — заявила главная амазонка. — Что бы мы ни решили с законами, должны быть те, кто станет следить за их исполнением. Иначе затея не имеет смысла.
Через час бурного обсуждения мы пришли к общему согласию, что исполнительная власть определяется по жребию и меняется каждую неделю. А законы оставили те же, благо, Сергей не сковывал неприсоединившихся к нему людей жёсткими рамками, только самыми основными: не убей, не укради...
После собрания делегация во главе с Ясоном отправилась говорить с царем. Поскольку никто не запрещал, я прихватила корзинки, чтобы на обратном пути набрать фруктов, и припустила следом.
— Мы представители Свободных, — с места в карьер начал золотой мальчик и замолчал, выразительно посмотрев на Захара.
— Мы хотим сообщить о своём решении, — уверенно продолжил тот. — Рассмотрев сложившееся положение, мы решили, что лучше не дожидаться, пока вокруг кончится пища и наш конфликт обострится ещё сильнее. Мы уплывём вперёд, а потом либо вы нас нагоните, либо встретимся на месте.
— Либо не встретимся, — добавила себе под нос Марфа.
— Почему? — так же тихо поинтересовалась я.
— Всё просто. Может случиться так, что царский караван остановится раньше, чем наш. Вдруг им понравится какое-то из забракованных нами мест. Но пока это неважно, — улыбнулась женщина. — Сейчас наша задача уплыть от опасности. А потом... как уж сложится, — она с сожалением посмотрела в сторону лагеря цитадельских.
— Жалеешь, что ушла? — неожиданно для самой себя спросила я.
— Да, в каком-то плане жалею. У нас многое было по-другому. Проще.
— Ну-ну, — недоверчиво потянула я и прислушалась к разговору лидеров.
— Я понимаю вашу позицию. И согласен, что это разумное решение. Если сейчас снова начнутся конфликты, вам будет тяжело. Так что всё в порядке. Удачи и до встречи.
Быстрое и правильное решение, тем более, если учесть, что отделяются только те, кто и так не входил в царскую группу. И чем Сергей так не нравится Тёмной? Или... или таким образом он пытается избавиться от собственных проблем и конкурентов? Нет, даже если и не без этого, всё равно царь просто поддержал наше собственное решение. Он не выгонял и не создавал нам невыносимых условий, поддерживал во время совместного путешествия и вообще действовал честно и благородно, хотя, может, и не без ошибок.
Остальные свободные разошлись, но я задержалась и, дождавшись, когда Сергей обратит на меня внимание, спросила:
— Тяжело тебе с цитадельскими?
Мужчина оглянулся на предмет разговора.
— Чем дальше, тем проще. Может быть, потому, что в отличие от нас и вас, они с самого начала держались вместе и научились работать и жить сообща. Если в первые дни я иногда жалел о своём решении, то теперь — нет. Эти люди представляют собой настоящую силу, — Сергей сделал широкий жест в сторону беженцев, а потом вдруг широко улыбнулся. — Думаю, что все ваши трения со временем угаснут.
— Надеюсь, — я неприязненно посмотрела в сторону цитадельских и, поспешно попрощавшись, удалилась, не желая продолжать разговор.
Обдумав сложившуюся ситуацию, отложила поход в лес за продуктами на потом, решив, что сейчас важнее закончить опрос — ведь после разделения мы уже не сможем так запросто поговорить с остающимися людьми. Кстати, другие учёные пришли к такому же выводу. Поэтому я взяла с плота кусок коры, расчертила его ножом и отправилась к царскому лагерю.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 24.09.2012, 10:11 | Сообщение # 249
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Сергей_Калашников, спасибо, частично исправила.

Каури, ну и агрессия была не настолько сильная - то есть ее вовремя заметили и приняли меры.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 24.09.2012, 10:59 | Сообщение # 250
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ух, рада продке!

Quote (Ziraenna)
Каури, ну и агрессия была не настолько сильная - то есть ее вовремя заметили и приняли меры.)

это да))

Понравилось продолжение)
Решение о разделении, наверное, правильное, хоть и жаль. Мне Сергей нравится((
Маленькая Рысь умиляет. А вот с Лилей не понятно – что же у нее за полукровка, если не с таким же человеком? Неужто с тролем?
Золотой мальчик не кажется лидером. А вот Захар и его жена очень даже могли бы выполнить такую роль. Должен же у них быть какой-то …ну – организатор, что ли.
Эпизод хороший и интересный. Спасибо большое!


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 24.09.2012, 18:16 | Сообщение # 251
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Встав и позаботившись о дочке, я выложила крепкую корзину мягкой травой и устроила Рысь внутри.

Quote (Ziraenna)
убедившись, что её сон спокойный
убедившись, что спит она спокойно
Quote (Ziraenna)
Ещё раз проверив достаточно ли крепкая корзина, хмыкнула

Quote (Ziraenna)
После собственных родов её сын не выглядел для меня нормальным,

Quote (Ziraenna)
Лилин сын выглядел по-человечески.

На этой паре утверждений мозг ломается. Да и в заполняющих промежуток фразах чувствуется смятение. Весь абзац наполнен обрывками эмоций и несколько бессвязен с точки зрения мужчины. Возможно, надо его как-то хозяйской рукой ещё разок пригладить.
Quote (Ziraenna)
им нельзя отказать в организацииорганизованности

Quote (Ziraenna)
заметив, что Марк закончил выступлениезпт и его место резво заняла обсуждаемая нами личность,

Quote (Ziraenna)
Надо же, и народ с общаг здесь!

Quote (Ziraenna)
Обычно такое подобное наивное восхваление

Quote (Ziraenna)
выслушивать такие эти речи ежедневно


Насчет "частично исправила" - так и должно быть. Тут вот тоже всего одна очевидная ошибка на весь текст - пропущенная запятая. Остальное просто корябнуло.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 26.09.2012, 12:35 | Сообщение # 252
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Эпилог. Позднее утро 124-х суток. Джунгли
К счастью, опросить осталось совсем немного народа, и совместными усилиями мы достаточно быстро смогли обойти почти всех. При этом я несколько раз замечала, что часть встречающихся цитадельских отворачивается, будто избегая моего взгляда, но потом смотрит вслед. Их действия напомнили, что Дет так и не объяснил своё поведение. И не изменил, кстати. Может, на самом деле он относится ко мне ничуть не лучше беженцев?
— Дет, — окликнула я лидера, проходя мимо. — Это всё ещё тайна?
— Что? — недоумённо обернулся лидер.
— Причина, по которой ты избегаешь смотреть мне в глаза?
— Уже нет, — пожал плечами блондин, выискивая очередную жертву анкетирования.
— И?
— Я несколько раз говорил с тебе подобным. Мужчиной, естественно. Так вот, он предупредил, что когда я смотрю прямо на него, у него появляется почти непреодолимое желание напасть. Ну, или хотя бы стукнуть. Не думаю, что тебе намного приятней, а зачем провоцировать лишние конфликты? Так что считай это простой вежливостью.
Дет ушёл проводить опрос, а я задумалась. Что, если моё настороженное отношение к Россу можно объяснить, в том числе, его неприятной манерой сверлить взглядом? Он вызывал у меня не столько агрессию, сколько страх, но суть от этого не меняется. Подумав, я отбросила это предположение. Даже если прямой взгляд и сыграл какую-то роль, то вряд ли большую. А основным фактором точно является дурной характер зеленокожего, его любовь дразнить других и говорить неприятные вещи.
Вздохнув, я тоже прошлась вдоль берега. Теперь, когда решение о разделении принято, появилось смутное сожаление. Всё-таки, с какой стороны ни смотри, а именно Сергей и его люди смогли установить хоть какой-то порядок, дать людям надежду и даже веру в завтрашний день. Смогут ли свободные, отделившись, сохранить то хорошее, что уже достигли?
Бродя по царско-цитадельской стороне лагеря, я с удивлением констатировала, что отнюдь не все люди с кожей зелёного или жёлтого цвета присоединились к отплывающим. Более того, по моим прикидкам получилось, что остаётся даже гораздо больше, чем уходит — то есть как раз примерно в равном соотношении, если учитывать размеры групп. А из этого следует неожиданный вывод, что или царю удалось как-то справиться с негативным отношением цитадельских, или оно не так уж велико, и не из-за простых предубеждений возникли конфликты. Но тогда...
Что я вообще знаю о цитадельских? Они воевали с троллями и оборотнями, истребили всех желтокожих и зеленокожих людей в своём селении, устраивали беспорядки у нас. Ни они сами, ни их крепость не понравилась мне, да и Тёмная говорила, что из-за них погибло два дорогих ей человека. Оборотень об этих людях тоже отзывался нелестно. С другой стороны, я видела Марфу и Кесаря, вроде бы таких же цитадельских, но ведущих себя вполне разумно. На мой взгляд, порой даже более разумно, чем их враги. Кому же верить?
Кесарь очень чётко и доступно обосновал причины противостояния людей с троллями и прочими разумными, включая даже другие расы своего вида. Что, если муж или подруга Тёмной входили в шайку людоедов-убийц? К тому же, Марк, например, при единственном разговоре вовсе не пытался обвинить цитадельских во всех грехах. Зато говорил, что в смерти жены Оборотня тот виноват сам. Если предположить, что эти слова вызваны не банальной ревностью и поверить Тёмной, что оборотницу убили цитадельские, то вырисовывается не слишком приятная картина. Не могло ли случиться такое, что войну развязали вовсе не цитадельские, а, например, мои сородичи? Тем более, что с этой версией очень хорошо соотносится комментарий Марфы о предательстве Тёмной...
Если продолжить развивать эту гипотезу и попытаться понять, а не обвинять цитадельских, то многое находит объяснение. Люди в крепости были изолированы от леса и поэтому не смогли приспособиться в нём жить — отсюда страх и скованность движений. Голод и болезни — из-за большого количества троллей вокруг, страха и скученной жизни. Мёртвые, которые могут послужить источником инфекции для ещё живых — не разумнее ли их сжечь? И, если ежедневно гибли несколько человек, то какая вонь будет стоять над почти постоянно горящим погребальным костром? Наверняка вместе с голодом начались преступность и людоедство — а значит, пришлось организовывать что-то вроде дружины, чтобы вернуть порядок и хоть как-то обезопасить нормальных людей. К тому же, не факт, что все присоединившиеся цитадельские были как раз нормальными, а не преступниками, пытающимися воспользоваться подвернувшейся возможностью. В этом случае и начальные конфликты с беженцами получают простое объяснение: бандиты хотели установить свои порядки. Нет, цитадельским пришлось нелегко. Пусть они мне не нравятся, но нельзя презирать людей только из-за этого. Ведь если смотреть предвзято, то обвинить можно кого угодно.
Оборотни зарекомендовали себя не лучшим образом, причём и в месте моей высадки, и в районе цитадели. Если мы хотим мира, надо не просто не допускать подобных случаев в будущем, но и как-то реабилитироваться. Но как? И удастся ли предотвратить новые конфликты, если вылезет ещё какой-нибудь неприятный инстинкт? Как же всё сложно! Но никто и не обещал, что будет просто. Легко только ничего не делать.
С другой стороны, отнюдь не все «люди» показали себя с хорошей стороны. Одни попытались нажиться на своих же сородичах, другие — уничтожить соседей из-за простой неприязни, а третьи, вообще, разжечь войну. Тролли, люди и мы — оборотни. Три разумных вида. Все разные, но в чём-то очень похожие. По крайней мере, мы и люди — точно похожи.
Сколько времени прошло с момента нашего появления в этом мире? Больше девяти с половиной месяцев в пересчёте на земной календарь. Многого ли мы смогли достичь? Пока нет. Увы, в жизни цивилизация не строится за несколько месяцев. Но и я, и все окружающие меня люди добились главной цели. Мы выжили. Прошли через смерть других, через многие неприятности, противостояние и одиночество. Мы, не умевшие этого на Земле, научились жить в лесу, добывать пищу, разводить костёр и выслеживать добычу. Теперь мы умеем убегать или прятаться от хищников, плести корзины и вырезать из дерева самые простые грубые предметы обихода. Я смогла по-настоящему понять ценность человеческого общества, стала терпеливее и спокойней. Да, может, со стороны покажется, что всё вышесказанное — ерунда, но для меня, для всех нас это было вопросом жизни и смерти.
Несмотря на все трудности, мы — выжили. Мы собрались вместе и вместе путешествовали больше месяца. Пришла пора расстаться. Неизвестно, временно или навсегда, но точно знаю одно — Сергей и его люди помогли нам объединиться, и о нём в моей памяти навсегда останутся тёплые воспоминания. А что будет дальше — покажет время.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 26.09.2012, 12:50 | Сообщение # 253
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Quote (Каури)
А вот с Лилей не понятно – что же у нее за полукровка, если не с таким же человеком? Неужто с тролем?

Угу, именно с троллем. Или, точнее, с тем, кем были тролли до болезни.)

Quote (Сергей_Калашников)
На этой паре утверждений мозг ломается. Да и в заполняющих промежуток фразах чувствуется смятение. Весь абзац наполнен обрывками эмоций и несколько бессвязен с точки зрения мужчины. Возможно, надо его как-то хозяйской рукой ещё разок пригладить.

Подумала и пересмотрела - но наверное все же оставлю так. На самом деле тут четкая связь с предыдущими кусочками, сейчас попробую показать.

Quote (Ziraenna)

Описание первого увиденного "человеческого" ребенка
Мой взгляд приковался к младенцу. С первого взгляда, он походил на помесь человека и лягушки. Примерно на треть меньше нормального новорождённого, не просто пухленький, а прямо-таки толстенький. Ребёнок замахал руками, и я невольно обратила внимание, что между пальчиками у него перепонки, доходящие почти до ногтевой пластинки. Кстати, и на стопе тоже природные ласты, да и сами пальцы длиннее, чем у человеческих детей. На лице обращал на себя внимание узкий, из-за слипшихся ноздрей, нос и глаза, периодически затягивающиеся беловатым третьим веком. ... Интересно, этот мальчик нормальный или тоже какой-нибудь полукровка, навроде моих?
Однако никого из окружающих необычный облик младенца нисколько не смущал. Понаблюдав за людьми, я решила, что с ребёнком всё в порядке, ведь когда я родила полукровок, инстинкты сразу же подсказывали, что они неправильные. А раз все считают, что мальчик так и должен выглядеть, значит это — правда. Я присоединилась к поздравлениям, а потом поспешила вернуться домой, чтобы побыть в одиночестве. И эти люди ещё называли меня нечеловеком! Да достаточно посмотреть на ребёнка, чтобы понять, что они совершенно такие же нелюди.


Quote (Ziraenna)

Описание собственного ребенка и кое-что об изменившемся восприятии гг:
Она выглядела совершенно нормально, именно так, как и должен выглядеть здоровый ребёнок — примерно с полуторамесячного котёнка размером, слепенькая и с закрытыми ушками, всё тельце, кроме части лица, покрыто густой буро-серебристой шёрсткой, с тонкими ручками и ножками (точнее — вторыми ручками), с длинными пальчиками, которыми малышка не замедлила за меня схватиться. Даже удивительно, как я могла раньше считать естественно выглядящим лысого младенца в шесть-восемь раз большего размера, совершенно другого строения и с уже открывшимися органами чувств? Нет, и сейчас не стану утверждать, что такой ребёнок урод, но считать его нормальным человеческим младенцем...

Quote (Ziraenna)

И, соответственно, последний кусочек с пояснениями:
После собственных родов её сын не выглядел для меня нормальным (см. выше - ранее земной ребенок воспринимался бы нормально, по после появления дочери - уже нет), но до них... Отказываясь верить собственным глазам, проморгалась и снова посмотрела. Если бы мне показали двух мальчиков: того, первого, что родился в лагере (см. описание - первый ребенок достаточно сильно отличается как от земного, так и от оборотничего), и этого, и спросили бы, кто из них выродок, я бы без колебаний выбрала первого. Лилин сын выглядел по-человечески. Обычным земным ребёнком и по размерам, и по внешнему виду.


А за правки спасибо - опять частично исправила.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 26.09.2012, 13:18 | Сообщение # 254
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Эпилог.
ОО, вот уже и конец(( пологаю не совсем, ведь есть продолжение?

Ну что могу сказать, достойное завершение. Немного жаль, что ушли от Сергея. Немного жаль, что ГГ не нашла себе пары. Немного жаль, что мало было встречено представителей той же расы, что и у нее – у Пантеры. И это все дает надежду на новые события в жизни удивительного человечка – интересной и умной женщины, остающейся человеком в далеко нечеловеческом теле и в совсем чужом, диком мире, находящую радость и практически родной дом. Чего только стоит рождение ею малышки Рыси – замечательно-удивительный момент. Как раздражают в романах порой, что герои спят тыщу раз, а о беременности никакой речи нет, хотя всем прекрасно известно, что стопроцентное предохранение дает только стерилизация. А тут все очень даже в этом плане. Беременеют себе, и те и другие. Разве что про троллей в этом плане не известно особо. А некоторые и секса не припомнят, а уже дважды мать – шучу – отлично показан этот момент, как по мне.
Еще радует, что при обилии героев – это не напрягает, очень легко читаются эпизоды, где разные массовые обсуждения, даже почти не путаешься, характеры все разные. Даже легко выделить, кто из всех понравился более других. Пусть мой выбор покажется странным, и тем не менее: мне понравились, помимо Пантеры: Рысь))))), Сергей, Росс, Марк, Дмитрий, Ясон, Таль, Юля… Да много еще, но сразу в голову не приходят.
И вообще очень радует, что картинка всегда четкая и цветная. Мир оригинальный, многогранный и многоцветный, продуманный и интересный.
Честно говоря, мне очень понравилось все произведение и в целом, и каждый эпизод в отдельности. Отрицательных черт увы, не дано мне увидеть, прошу прощение за это…

Вобщем – однозначно хочется прочесть следующую книгу. Очень благодарна автору, за замечательный и уникальный в своем роде фантастический роман.


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 26.09.2012, 21:57 | Сообщение # 255
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Что, если моё настороженное отношение к Россу можно объяснить, в том числе, его неприятной манерой сверлить взглядом?

Quote (Ziraenna)
сохранить то хорошее, чточего уже достигли?

Quote (Ziraenna)
или оно не так уж великозпт и не из-за простых предубеждений возникли конфликты.

Quote (Ziraenna)
Оборотень тоже отзывался об этих людях нелестно.

Quote (Ziraenna)
На мой взгляд, поройзпт даже более разумно, чем их враги.

Quote (Ziraenna)
Кесарь очень чётко и доступно обосновал причины противостояния людей с троллями и прочими разумными, включая даже другие расы своего вида.

Quote (Ziraenna)
а не пытающимися воспользоваться подвернувшейся возможностью преступниками.
а не преступниками, пытающимися воспользоваться подвернувшейся возможностью.
Quote (Ziraenna)
Как же всё сложно!

Quote (Ziraenna)
другие — уничтожить их из-за простой неприязни, а третьизпт вообщезпт разжечь войну.

Опять по мелочам царапнул.


Зануда. Незлой
 все сообщения
sovaДата: Четверг, 18.10.2012, 19:35 | Сообщение # 256
казачка тетя Соня
Группа: Станичники
Сообщений: 254
Награды: 15
Статус: Offline
Ziraenna, молодец! Мне очень понравилось. Интересный мир, красочный и Пантера полюбилась. Это была первая часть? Теперь непременно хочется читать продолжение. Ну очемя!


С почтением, Клацк Осетрина Боевитовна
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 18.10.2012, 20:42 | Сообщение # 257
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо за развернутое мнение. Кстати, мне тоже очень многие персонажи нравятся - хотя все со своими заморочками. И разлука с Сергеем тоже вызвала грусть - поскольку он действительно сделал много. Кстати, мне даже многие цитадельские нравятся (хотя и описаны вот так, в негативном ключе).

Сергей_Калашников, спасибо большое. Как всегда, частично исправила.)

sova, да, это первая часть... из до сих пор непрекращающегося долгостроя. Сейчас планирую начать выкладывать правленую вторую.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 18.10.2012, 20:49 | Сообщение # 258
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
ЧАСТЬ 2: ПОИСК ПРИСТАНИЩА

Пролог. Воспоминания
Керели обещали, что мы станем их наследниками: они передадут нам всё своё могущество. Но перед тем, как его получить, мы должны пройти тот же путь развития, который когда-то проделали те, кто был до нас. Чтобы не мешать молодой цивилизации, предтечи уничтожили практически все следы своего пребывания на этой планете — нашей новой родине. Керели сказали, что вернут каждому переселенцу молодость и здоровье, дадут по кольцу с серым камнем, которое на самом деле является прибором, позволяющим отличить безопасные продукты от ядовитых, и подарят в вечное пользование несколько вещей по нашему выбору. Ещё предтечи пообещали ответить на любые вопросы. Только время, отведённое на них, ограничено, да ответов всего три варианта: «да», «нет» или «вопрос поставлен некорректно».
Всё оказалось не так просто. Керели о многом умолчали. Они почти ничего не сообщили о новом мире, в котором нам предстоит провести свою жизнь, и даже не спросили нашего согласия на переселение. Не сказали, что за дар молодости придётся заплатить прежними телами, в результате чего мы перестанем быть представителями Homo sapiens. Вернув здоровье, не снабдили никакой защитой для того, чтобы его уберечь. А предоставив выбор вещей, не предупредили, что не выдадут без специального заказа даже минимум необходимого.
Но самое страшное не в этом. Керели обманули. Задавая вопросы, я узнала, что на самом деле нас разделят на три разумных вида, но их наследниками станет только один. Причём не мой. Сначала я пыталась вычислить, какой из двух оставшихся станет моим главным врагом, но потом поняла, что это сложное, если не безнадёжное занятие. У каждого из трёх видов открылись свои неприятные, и даже опасные для жизни и разума, особенности.
Через несколько дней после того, как проснулась в новом мире, я чуть не загрызла другого человека. Что самое ужасное — тело действовало без участия сознания. Этот и ещё некоторые инстинкты моего вида оказались сильнее разума. Например, мне нельзя недоедать, иначе организм сам решит подкрепиться тем, что первым подвернётся под руку. Даже если этим «тем» окажется друг. К счастью, если питаться обильно и регулярно, то инстинкт жора спит.
Представителей второго вида в джунглях поразила какая-то страшная болезнь, лишившая их человеческого рассудка и сильно изменившая внешность. Её жертв назвали троллями. Изуродованные разросшиеся тела, эмоционально неустойчивая психика, высокая агрессивность и потеря речи — всё это и многое другое вызвало конфликт между больными и третьим разумным видом. Но главной проблемой стало то, что в намечающейся войне нормальным людям вряд ли удастся победить. Тролли — слишком сильные противники, и победа в стычках обычно оставалась за ними.
Часть людей третьего вида попыталась найти другой выход. Собравшись вместе, они решили сплавиться по течению широкой реки туда, где уже не встречаются тролли. Так можно было избежать опасности и выиграть время. Я присоединилась к собирающемуся каравану, выбрав для себя группу учёных, которых за принципиальное поведение прозвали «посвящёнными в упрямство».
Несмотря ни на что, мы выжили. Прошли через боль, неудачи, труд, горькие ошибки и гибель близких. И постарались сохранить хоть что-то от гордого звания «человек».


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 18.10.2012, 20:54 | Сообщение # 259
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
День – вечер 124-х суток. Джунгли
Мы сделали это! Успели закончить опрос прежде, чем уплыть от царских людей. А это значит, что выборка будет хорошей и достоверной: ведь одно дело — меньше трёхсот респондентов, а совсем другое — более полутора тысяч. По такому количеству можно уже обоснованные выводы делать.
Положив кусок коры с последними ответами в общую кучу, я оценила её размер. Широкая, высотой почти по грудь. Если не знать, что эти неровные, повреждённые жуками обломки — наши записи, то напрашивается мысль о запасе дров для долгого сплава. Тем более, что насекомые продолжают есть кору и защитить её от них не получается, из-за чего через неделю-две нацарапанное уже вряд ли удастся разобрать. Правильнее было бы перенести результаты в компьютер: так удобнее хранить, обрабатывать и совмещать с теми, которые получены от выложенной мною на форуме анкеты. Но, оценив фронт работ, я поняла: одной такую работу не потянуть, а привлечь других не получится. Или придётся сообщить остальным секрет о том, что мой кулон — не кулон, а компьютер. А я пока не готова к такому решению.
Поскольку до вечера ещё осталось время, решила пополнить запасы продуктов. Да и прогуляться не помешает — хоть отдохну от неприязненных взглядов беженцев из цитадели. Покормив дочь, дождалась, пока она заснёт, положила в корзинку и плотно закрыла крышкой, чтобы защитить малышку от животных. Вдруг они, воспользовавшись тем, что меня нет, проберутся в комнатку на втором этаже плота? Закончив, сошла на берег и залезла на дерево. Усмехнулась: передвигаться поверху мне удобнее, чем по земле. Привычные движения приятно разогрели тело, и я ненадолго остановилась, повиснув на тонких ветках, чтобы насладиться ощущениями и с удовольствием потянуться. После нескольких часов на ногах здесь ещё более комфортно: даже усталость как будто отступила.
Всё-таки это два разных мира: мир людей и мир природы. Вот и сейчас: внизу холодная война, а здесь простая, обычная жизнь во всей её красоте. Ещё вчера я заметила, что деревья стали расти реже, и теперь окончательно в этом убедилась. Нет, кроны разошлись не настолько, чтобы пропускать вниз намного больше света, но заметно при необходимости перебраться с одной на другую. Если раньше до ветвей соседнего растения удавалось просто дотянуться, то сейчас приходилось прыгать или спускаться ниже, туда, где молодые или более низкие деревья закрывали промежутки. Да и их видовой состав сменился. Не характерный для обычных джунглей, но и не подходящий для болотной местности. И, хотя всё ещё большую часть занимали привычные мне виды, почти треть деревьев оказались незнакомыми.
Набрав как уже известных, так и новых фруктов, я спустилась на землю в поисках старого поваленного ствола, в коре и древесине которого можно найти вкусных и крупных личинок, и уже через несколько минут сковырнула первый слой трухлявой коры с «лесной столовой». Лакомясь и складывая излишки в до трети засыпанную трухлявыми обломками вторую, ещё не занятую ёмкость, услышала шорох и, насторожившись, юркнула в ближайшие заросли папоротников, где и притаилась, напряжённо прислушиваясь и приготовившись убегать на дерево. Но, убедившись, что это всего лишь женщина из нашего каравана с корзиной в руках, облегчённо вздохнула. Не заметив меня, она подошла к большой яме или, скорее, неглубокому оврагу, спустилась туда, но уже через пару минут выбралась обратно и быстрым шагом, почти бегом, удалилась в сторону лагеря. Мне показалось, что что-то внизу напугало женщину, поэтому я не спешила вылезать из укрытия. Подождав несколько минут и убедившись, что непосредственной опасности нет, осторожно подобралась поближе. В овраге всё выглядело спокойно, тёк мелкий ручей, чуть сбоку от которого возвышался свежий холмик из жухлой листвы, земли и застарелых ошмётков красного мха. Небольшой такой холмик, овальный, по размерам как раз подходит для детской могилы. Не выдержав, я решила подтвердить неприятные подозрения и, спустившись, разгребла верхний слой.
В могилке лежал заживо погребённый ребёнок-полукровка и молча смотрел на меня своими молочными, ещё не определившегося цвета глазами. Я скрипнула зубами — вот что меня всегда раздражало, так это нежелание некоторых самим выполнять грязную работу. Решив избавиться от плода неестественной и, скорее всего, даже нежеланной связи, неужели они думают, что оставить новорождённого умирать от голода, холода и хищных животных гуманнее, чем собраться с волей и убить самим? И ведь потом, чаще всего, даже совестью не мучаются. Но я-то не могу оставить умирать медленной смертью беспомощное существо, тем более ребёнка. Зарезать или придушить? Я с сомнением покосилась на ручей. Или, как вариант, утопить? Нет, всё-таки, думаю, лучше задушить. Погладив мальчика по редким волосам, я положила руку ему на шею, но в последний момент остановилась. Он, конечно, худоват, но выглядит здоровым. Ни на монстра, ни на тролля не похож. Ну, отличается от лягушачье-человеческих детей того вида, к которому относится его мать, зато очень даже похож на земного ребёнка. Может, стоит дать ему шанс? Вдруг его отец до болезни хоть в чём-то был похож на Дмитрия? Отойдя от младенца и выбравшись из ямы, я задумалась. Если оставить ему жизнь, то как за ним ухаживать? Хватит ли у меня молока на двоих? Ещё поколебавшись, решила попробовать, и, спрыгнув обратно, взяла прохладное тельце на руки. Как много изменилось в душе после вторых родов: теперь я почти не способна воспринимать его человеческим ребёнком. Отогреваясь, мальчик пару раз неуверенно хныкнул, но, к моему облегчению, реветь не стал. Зато доказал, что он, в отличие от Рыси, способен оправляться самостоятельно. По крайней мере, по-маленькому. Ополоснулась сама и обмыла ребёнка в ручье, после чего обтёрла его мягкой травой. А ещё через несколько минут убедилась в том, что сосательный рефлекс развит нормально, и от моего молока мальчик нос не воротит. Пусть живет. У Рыси братишка будет.
Выкинув собранных личинок, я постелила в корзинку травы и уложила туда младенца. На мгновение заколебалась, правильно ли поступаю, лишая других возможности самим решать — жить или умереть их ребёнку. Я ведь тоже когда-то делала такой выбор. И лично ликвидировала собственных детей-уродцев. Нет! Если мать способна выкинуть, но не способна подарить младенцу быструю смерть... нет, такая женщина не достойна права выбора.
В лагерь я возвращалась понизу, опасаясь растрясти и без того настрадавшегося мальчика, и сразу же полезла к себе. Накормила Рысь и мальчика. Убедившись, что молока на двоих хватает, я провела необходимые гигиенические процедуры и, поставив рядом, крепко закрыла обе корзинки с младенцами. На мгновение подумала, не положить ли детей вместе — теплее будет, но тут же отбросила эту мысль: всё-таки мальчик больше моей Рыси почти в пять раз, вдруг случайно задавит.
Потом снова поднялась в кроны и быстро заполнила корзины, предпочитая плоды покрупнее, поскольку время поджимает — тут уж не до разносолов. Благодаря непривередливости успела вернуться ещё до отплытия и решила в оставшееся время пройтись вдоль берега.
Плот группы амазонок располагался по соседству с плавсредством махаонов. Да что там плоты, даже их сторожа сидели в обнимку и о чём-то увлечённо беседовали, перемежая разговор поцелуями. Забавно. Вот и верь после этого тому, что если мужчины и женщины решили сплавляться отдельно друг от друга, они непременно принадлежат к сексуальным меньшинствам. Решив не мешать романтической парочке, прошла мимо и невольно фыркнула себе под нос, когда, заметив нежеланного свидетеля, любовники резко отодвинулись друг от друга и обменялись нелестными прозвищами:
— Кобель!
— Колючка!
И то, и другое прозвучало не сердито, а очень мирно и даже с долей нежности. Кого они хотят обмануть? Или вся их ругань уже стала просто чем-то вроде обязательного ритуала?
— Что, неужели вы уже полностью собрались? — оторвал от раздумий вынырнувший из кустов Захар. — Кстати, поздравляю, я только сейчас узнал, что у тебя ребёнок родился.
Брюнет улыбнулся, засунул руку себе под пышную бороду и вытащил скрытую под ней висящую на шее связку из трёх мелких грызунов, похожих на крыс.
— Вот, возьми. Кушай хорошо, чтобы дочка росла сильной и здоровой.
— Спасибо, — искренне поблагодарила я, принимая подарок. — Да, мы уже собрались. А как вы?
— Нормально, — мужчина рассмеялся и почесал в голове, взъерошив кудрявые волосы, которые, вкупе с бородой, создавали чёткое впечатление гривы. — Столько дров собрали, что под их весом общага даже просела.
— Неприятно, — сочувственно кивнула я, поглядев на большой сборный плот, на котором будут сплавляться несколько десятков человек. Да уж, сомневаюсь, что кто-то захочет путешествовать на полузатопленном плавсредстве и лежать практически в воде. — Выкинете часть?
— Зачем? — искренне удивился Захар. — Просто привяжем к краям по периметру. Так и бортик будет, пираньи, даже если воду зачерпнём, не проберутся, и вес лишний уберём. Ну, пока.
Быстро свернув разговор, гривастый поспешил в сторону и, проследив за ним взглядом, я поняла, что он увидел возвращающуюся из леса жену. Судя по тому, как Захар её встретил, забрал добычу и, быстро забросив её на плот, потянул Марфу в кусты со словами «ещё разок успеем», медовый месяц у них в самом разгаре.
Стало грустно. Создаётся впечатление, что у всех... ну, пусть не у всех, но у многих в душе весна, романтика, любовь. А я до сих пор одна. Нет, потребности в сексе как таковом я не чувствовала, просто захотелось тоже к кому-то прижаться. А тут ещё, как назло, математик мимо пробежал. Делать ему нечего: как нарочно перед глазами мельтешит! Ну уж нет, не дождётся — если я и буду строить отношения, то только со своим видом. С трудом отвела взгляд от Игоря, развернулась и пошла в противоположном направлении.
А потом горько рассмеялась. Как раз математик-то даже никаких поползновений в мою сторону не делал, так что незачем обманывать себя: он одинаково приветлив со всеми. Но легче обвинить в своих чувствах кого-то другого, чем признать тщетность надежд. Настроение окончательно испортилось.
Проходя мимо плотов, сделала неприятное открытие: замеченная мной в лесу женщина оказалась из лагеря свободных. Значит, я зря надеялась, что после нашего разделения она останется здесь, и мне не придётся скрывать ребёнка. Бросила недовольный взгляд в сторону безответственной мамаши и невольно остановилась, удивлённая её поведением. Нет, ничего сверхъестественного, просто радостно кокетничает с соседями и искренне смеется каждой шутке. Или мне кажется, что искренне? Решив разрешить сомнения, я подошла к женщине:
— Привет, я слышала, у тебя тоже ребёнок?
Она удивлённо воззрилась на меня, на мгновение погрустнела, а потом уверенно потрясла головой.
— Нет, ты ошибаешься. Я действительно вчера родила, но мёртвого младенца.
Я внимательно посмотрела на женщину. Всё-таки иногда удобно, что люди ходят без одежды. Если она не врёт и действительно родила вчера, то ребёнка не кормили почти трое земных суток! По крайней мере, по её груди не похоже, чтобы кормили. И тогда становится понятно, почему мальчик худоват. Удивительно, что вообще ещё жив.
— Прости, — я склонила голову, но не от чувства вины, а чтобы скрыть гнев, и поспешила вернуться на наш плот. Значит, ребёнок для неё уже мёртв. Тем лучше, ко мне никаких претензий предъявить не сможет. А мальчик... Дима... он выживет. Он должен выжить.
Только когда мы вывели плот на середину реки и занялись повседневными делами, я смогла окончательно успокоиться.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 18.10.2012, 21:15 | Сообщение # 260
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ух, отличное начало!!! Спасибо, Соня.
Дикий мир, конечно, и многое решается просто. И люди все разные, кто-то растерял свою человечность, кто-то сумел сохранить. Хотя и к животным таких людей, как безответственная мамашка, трудно отнести - врядли животные бросают детенышей. Хотя, говорят, что бывает всякое...
Нда.
Ну неважно, я ужасно рада поступку Пантеры - даже не ожидала, и правда, мне очень понравилось, что она взяла малыша.
Молодчинка. И что удивительно - без всяких там раздумий лишних - главное как поняла - оценила, что молока хватит, и все.

А та женщина может и не поймет, что у Пантерки ее ребенок. Ведь там куча народа нарожали, как поняла.
А вообще свои то скоро узнают наверняка. Интересна их реакция.

И вообще, оказалось, что я жутко рада продолжению, спасибо большое за выкладку!!!


 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 19.10.2012, 09:32 | Сообщение # 261
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
125 – 130-е сутки. Река — джунгли — река
Диму поносило. Хотя для земных грудничков расстройство желудка не редкость, но мы уже не люди. Да и в любом случае это нехорошо, особенно учитывая, что расслабило сильно. Опасаясь, что мальчик может пострадать от обезвоживания, я между кормлениями поила его тёплой кипячёной водой, но пока улучшений не наблюдалось. К тому же он мало спал для нормального младенца (примерно как взрослый человек) и редко плакал. Добрых две трети суток Дима почти неподвижно лежал и смотрел на мир, очень нервируя меня таким необычным поведением. Больше всего устрашало то, что было неясно, нормально оно или нет!
Хорошо, что его недомогание не передалось дочери. Шерсть Рыси оставалась такой же густой и блестящей, а кожа — чистой, без раздражения или шелушения. Оправляться самостоятельно она ещё не могла, но стул был хороший, оформленный и не твёрдый. У дочери ещё не открылись ни глаза, ни уши, однако хватка с каждым днём становилась всё крепче. Иногда это даже создавало трудности: она не хотела отцепляться то от корзины, то от моих волос. А пока я разжимала ей одну руку или ногу, она вцеплялась покрепче тремя остальными конечностями.
Накормив дочь, с трудом освободилась от её хватки и устроила Рысь в корзину, плотно закрыв крышкой — иначе она могла вылезти наружу, — после чего вновь обратила внимание на Диму. Всё-таки с мальчиком явно не всё в порядке. Несмотря на то, что ест он хорошо, сам какой-то вялый, что особенно заметно в сравнении с Рысью. Нет, если хочу сохранить ему жизнь, то затягивать не стоит — надо попросить совета, а то и помощи. Выбравшись на крышу, с удовольствием потянулась и подумала, что всё-таки правильно поступила, настояв на отдельном входе. Удобно, и даже как будто собственный балкончик есть. Пройдясь по застеленному длинными широкими листьями скату, легко спрыгнула вниз. Стоит поинтересоваться, как дела у экономиста — ведь у неё тоже полукровка, вдруг и проблемы схожие.
— Лиля, как Лорд себя чувствует?
— Зачем тебе? — без особого интереса спросила экономист, переплетая густую темно-русую косу, которая слегка отливала золотом на фоне красноватой кожи.
А ведь и верно: как объяснить интерес, не раскрыв правду. Решив, что шила в мешке всё равно не утаить и хватит прятать детей (тем более, что запахи почти всех, кроме Дета с жёнами, уже совсем не раздражали) я спустила их вниз. Полукровка не вызвал большого интереса, зато посмотреть на дочь сбежались все. Даже меня оттеснили, закрыв Рысь своими спинами. В такие моменты особенно заметно, насколько я ниже остальных, как мужчин, так и женщин, и это неприятно. Потеряв терпение, потребовала, чтобы не создавали толпу и, проскользнув между расступившимися людьми, взяла малышку на руки.
— Ух ты, какая обезьянка, — не удержался от комментария Росс. — Такая маленькая — не удивительно, что у тебя живот перед родами почти не увеличился... Погоди, а этот откуда? — наконец обратил зеленокожий внимание на Диму.
— В лесу нашла. Его всё время поносит, и он слишком мало спит, — вздохнула я. — Лиля, у тебя ничего подобного не было?
— Спит мой тоже мало, — кивнула женщина. — А стул нормальный. И, кажется, с ним что-то не так, по крайней мере, он с каждым днем всё менее подвижным становится. Хотя и так не слишком резвым был.
Мать полукровки даже сейчас, в сложное для неё время, хорошо контролировала себя. Вот только в глубине серо-стальных глаз притаились усталость и беспокойство. Но они так и не выбрались наружу: выражение лица оставалось таким же строгим и холодным, как обычно. Лишь когда женщина склонилась к сыну, черты смягчились, а на губах появилась грустная улыбка.
— Возможно, им чего-то не хватает или ваше молоко не подходит, — осмотрев наших сыновей, сказала Надя.
Подумав, я предложила сравнить наше молоко хотя бы визуально. Лиля сначала отнеслась к этому негативно, но идеей загорелись почти все остальные посвящённые, так что, в конце концов, женщина сдалась, мы взяли по пробирке и сцедили немного интересующей нас жидкости. Молоко людей оказалось белое, чуть голубоватое, обычной консистенции, а оборотней, то есть моё — ржаво-коричневое и гуще.
Естественно, прежде чем пробовать, оба образца проверили кольцом-анализатором. Камень окрасился в жёлтый цвет, символизируя о безвредности этих продуктов питания. После этого хирург забрал пробирки и долго рассматривал содержимое, в том числе и на просвет. Осторожно понюхал, а потом и немного отхлебнул.
— Твоё жирнее, — констатировал Росс.
— Может, в этом и дело, — предположила я. — Наверное, оно слишком жирное для Димы. Или... — я похолодела, только сейчас сообразив, что моё молоко может оказаться ядовитым для ребёнка. Ведь то, что оно съедобно для оборотней и для другого вида, в который входят люди из каравана, не гарантирует, что оно так же безопасно и для троллей! Но не просить же Лилю выкармливать двоих! Тем более что с её сыном тоже явно не всё в порядке. Потом я вспомнила, что заказала усовершенствованную версию кольца-определителя и, украдкой настроив его на троллей, снова прикоснулась к жидкости. С сердца будто свалилась тяжесть: молоко безопасно и для третьего разумного вида.
— Пантера, а у тебя, часом, мастита нет? — вернувшись к разглядыванию пробирок, поинтересовался зеленокожий.
— Нет. Да и откуда бы? — удивилась я.
— Проверьте всё-таки, — посоветовал Росс. — Мало ли, очень уж у тебя молоко подозрительное. В том числе и на вкус.
— Детям нравится, — обиженно буркнула я, но осмотра избегать не стала.
— Все в порядке, — подтвердила мои слова Надя, тщательно ощупав грудь. — Ничего подозрительного.
— Может, это что-то вроде молозива? — забрав пробирку у зеленокожего, я принюхалась — пахло нормально.
И что Россу не нравится? И только отхлебнув, поняла, что. Вместо нормального вкуса моё молоко отдавало чем-то горьким и слегка кисловатым. Сливочная бурда какая-то, а не пища для младенца. Хотя мне всё равно нравится. И детям, судя по всему, тоже.
— Ты прав, на вкус подозрительно, — вынужденно согласилась я и постаралась разглядеть остаток жидкости.
К счастью, ни сгустков крови или гноя, ни даже слизи в пробирке не оказалось.
— Может, это и не мастит, — задумчиво сказал Росс. — Но тогда это очень странное молоко. Ты ведь уже не первый день кормишь, молозиво даже если было, то давно кончилось.
Я пожала плечами. Ну что тут сказать?
— Ясно только то, что ничего не ясно, — вздохнула Надя.
— Будем экспериментировать, — решительно тряхнула головой я. — Другого выхода у нас нет.
Лиля согласилась, и следующие несколько дней мы пытались подобрать оптимальное питание для полукровок. Выяснилось, что Лорда от моего молока тоже несет, а Дима от Лилиного — слабеет. Поение кипячёной водой до кормления помогло решить проблему детской диареи, а Лиля приспособилась подкармливать своего пеной с мясного бульона, благодаря чему Лорд вроде бы слегка взбодрился. Но вскоре эффект сошёл на нет, да и у Димы тоже начала появляться вялость, и выяснилось, что и моё молоко, и подкормка пеной не останавливают дистрофию, поэтому мы с удвоенной энергией продолжали поиски решения.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 19.10.2012, 09:34 | Сообщение # 262
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, смотря каких детенышей. Ведь тот мальчик выглядит для людей из каравана уродцем - и в результате выбор становится сложнее. Но да, просто бросать (то есть обрекать на долгую и мучительную смерть) точно не дело.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 19.10.2012, 14:18 | Сообщение # 263
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ух ты как все интересно. С детьми вообще много забот и описаны здорово.
Спасибо за продку. Хорошо что все так спокойно отнеслись ко второму ребенку и с таким жгучим итересом к Рыси))))
Прикольная наверное девчоночка получилась)) Это я так, просто представила.

Бедные детки, скорее бы уж они стали поздоровее, и ученые бы нашли оптимальное питание.
Вобщем интересно все интересно.


 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 19.10.2012, 14:27 | Сообщение # 264
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каждый день наш караван совершал остановку на несколько часов для пополнения запасов продуктов. Я невольно отметила, насколько меньше стала конкуренция в связи с сильно сократившейся группой. Теперь можно не соперничать в скорости, а спокойно причалить, так же, не спеша, отправиться в лес и при этом не отказывать себе ни в качестве, ни в количестве добычи. Деревья стали заметно реже, в некоторых местах лучи солнца создавали кружевную тень от колеблющихся на слабом ветерке листьев.
На третий вечер после того, как мы расстались с царским караваном, я в очередной раз спустилась вниз вместе с детьми и, вздохнув, вытащила стопку коры с ещё не обработанными результатами анкетирования.
— Ты лучше сразу в компьютер заноси, так и считать легче будет, — посоветовал дежурящий Игорь.
Я замерла, тяжёлой волной нахлынули уже подзабытые подозрения. За мной следят. Шпионят. А я-то им верила. Ну, почти верила.
— Прости, что ты сказал, я не расслышала?
Математик почесал в своей кудрявой каштановой шевелюре, а потом улыбнулся в бороду. Хорошее у него лицо, доброе, и глаза, хотя и чёрные, но ясные, смеющиеся. Не зная, и не заподозришь, что такой человек может следить и выведывать то, что хотелось сохранить в тайне.
— Говорю, удобнее в компьютере обрабатывать, да и кора плот загромождать не будет.
Я с трудом сдержала слезы и скрипнула зубами, чтобы не высказать вслух всё, что думаю про тех, кто без спроса лезет в чужую жизнь.
— К тому же так вдвое быстрее получится, гораздо раньше закончим, — подойдя к костру, Игорь уселся и, покопавшись в стоге сена за спиной (служащим ему в качестве постели), вытащил ноутбук.
Компьютер. У них. Выходит, они не за мной следили, а свою тайну открыть решили? Даже неудобно — ко мне со всей душой, а я их же подозреваю.
— Откуда он взялся? — не сдержав любопытства, спросила я.
— Дет подарил, когда лидером стал.
Я облегчённо вздохнула.
— Так что доставай свой и присоединяйся, — дружелюбно предложил Игорь.
Всё-таки я не ошиблась в своих подозрениях! Неприятно и горько разочаровываться в людях. Но не стоит ухудшать ситуацию: ещё и отрицать очевидное.
— Как вы узнали?
— Не мы, а я, — скромно признался математик. — Просто никто из остальных наш опрос на форуме не выкладывал и «Пантерой» при этом не подписывался.
Я почувствовала, как от стыда вспыхнули щеки. Всегда проще считать других подлыми злодеями, чем признавать свою глупость. Игорь прав: я проявила излишнюю самоуверенность, во-первых, подписываясь своим именем, а, во-вторых, выкладывая абсолютно идентичный опрос в общем доступе. Вот и какой смысл было заказывать у керелей анонимный интернет, если сама не предпринимаю ни малейших мер для страховки? Но кто мог знать, что у кого-то ещё есть не только компьютер, но и выход в сеть? Вроде же всю технику оборотни отобрали? Вспомнив об этом, замерла, напряжённо прислушиваясь к внутренним ощущениям. Никакого негатива, кроме разве что впечатления, что я в очередной раз осталась в дураках, но это к ноутбуку не относится. На мгновение проснулось разочарование: в глубине души я надеялась, что оборотни уничтожали технику из-за очередного инстинкта. Хотя, насколько помню, этим занимались мужчины моего вида. Так что версия не отпадает.
Вернувшись в настоящее, я сняла кулон и включила компьютер.
— Игорь, вы боялись, что я такая же, как те оборотни, что отбирали у людей технику? — решила окончательно прояснить ситуацию.
— Было дело, — улыбнулся он. — Хотя ты же почти пустая пришла, так что верилось с трудом, но последнего компьютера лишаться не хотелось.
— Но почему ты сейчас сказал?
Если даже я скрываю присутствие у себя техники из страха, что могу её лишиться, то уж что говорить о них!
— Ну, честно говоря, очень неудобно работать только пока тебя нет.
— Да, понимаю, мне тоже.
Я погрузилась в работу, но потом, не выдержав мук совести, возобновила разговор:
— Прости, я должна была сказать раньше.
— По какому такому закону ты «должна»? — рассмеялся Игорь. — Ничего, я думаю, и у нас ещё много сюрпризов, и тебе есть чем нас удивить.
Его слова прозвучали так искренне, что сняли всю тяжесть с моей души. Действительно, я ведь не жду от них стопроцентной откровенности. И они от меня не ждут.
— Игорь, я тебя люблю! — повинуясь внезапному порыву, я обняла математика. — Ты всё-таки замечательный.
— Я тебя тоже, — он похлопал меня по спине. Его ответные объятья были исключительно братскими или дружескими, без малейшего намёка на отношения между полами, и это помогло избавиться от мимолётного смущения. Да, мы относимся к разным видам, и брака с ним мне не видать, но дружбу-то никто не отменял!
Утром мы с Игорем шокировали остальных, дружно достав компьютеры и усевшись заносить результаты опроса.
— Ну что, мы закончили подводить статистику, могу объявить результаты анкетирования! — радостно заявил математик ещё через день.
По результатам опроса получалось, что все в той или иной степени помнят свою прошлую, земную, жизнь. Керели собирали людей в промежуток между две тысячи седьмым и две тысячи десятым годом. И те, кто попал в конец этого временного отрезка, ничего не слышали о загадочных исчезновениях или похищениях, точнее, не больше, чем обычно, и в основном из жёлтой прессы. Возраст «избранников» укладывался в промежуток от двадцати пяти до пятидесяти пяти лет, все мы сохранили свой пол, но в той или иной степени изменили внешность. Почти все попаданцы — люди с высшим образованием, но успешно строивших карьеру и хорошо зарабатывавших на Земле можно пересчитать по пальцам. Причём из преуспевавших нет ни одного представителя торговой или административной сферы: пара фермеров (одним из которых, кстати, был Ясон), системный администратор, сантехник и несколько служащих. Больше девяноста процентов опрошенных на Земле страдали достаточно серьёзными, чтобы их не удавалось игнорировать, заболеваниями, примерно такая же часть людей зарабатывала на жизнь теоретической умственной, а не практической физической работой. Опрос, проведённый в Интернете, показал аналогичные результаты.
— Тоже мне, «избранные». Вообще, такое впечатление, что керели специально набрали неудачников, — грустно подытожил инженер. — Ни здоровья у нас на Земле не было, ни хорошей карьеры. Так, волочились где-то на задворках, серые и неприметные, не способные выбиться в люди...
— И ты? — не удержался от шпильки зеленокожий.
— И я, — горько кивнул Сева, пригладив аккуратную чёрную бороду. — И ты. И все тут присутствующие.
— Не способные или не желающие выбиваться в «люди»? — саркастически поднял бровь Илья. — Почему ты не допускаешь второе?
— Потому что это всего лишь оправдание и утешение для слабаков! — отрезал инженер. — Любой способный преуспеть сделал бы это!
— Даже против своих принципов, веры и чести? Сева, а ты смог бы идти к успеху по трупам?
— Не перевирай ситуацию, в этом не было необходимости.
— Ладно, не по трупам, но за чужой счёт. Согласен ли ты возвыситься за счёт лжи, обмана и предательства?
— Не передёргивай! — взъярился Сева. — Ты просто не хочешь признать себя неудачником, поэтому и выдумываешь нелепые оправдания.
Воцарилось напряжённое молчание. Мужчины вскочили и, тяжело дыша, сверлили друг друга сердитыми взглядами. Глядя на их позы, хоть картину рисуй: столкновение благородного пирата или графа и следователя или шпиона. Единственное, что не вписывается — так это нагота противников. Но всё равно впечатление оказалось настолько сильным, что невольно обращало на себя внимание. Нет, ну нашли из-за чего ссориться!
Напряжение нарастало, и я решила высказать своё мнение, просто чтобы разрядить обстановку.
— Я признаю, что на Земле была неспособна выдержать жёсткую конкуренцию. Но ничуть не стыжусь прошлой жизни, а, наоборот, горжусь. Понимая, что всё равно не способна занять первые места — не хватило бы ни сил, ни здоровья, — я, в отличие от «успешных», могла позволить себе гораздо реже идти против своей совести. Этот путь ничуть не хуже других. И пусть я с трудом могла себя обеспечить, но зато почти не приходилось лебезить, достаточно было простой вежливости и уважения... к тем, кого действительно уважала. Знаете, если бы я снова попала в те условия, то жила бы точно так же, как и тогда. Даже если бы могла выдержать конкуренцию, не стала бы рваться наверх, — я улыбнулась. — Но здесь — это не там. Здесь я считаю себя достаточно успешной, при том, что опять-таки не иду против своих принципов, — взглянув на спорщиков и убедившись, что эмоции схлынули, я радостно закончила: — Так что, мне кажется, одно другому не мешает. Наверняка среди нас есть и те, кто был неспособен, и те, кто не желал преуспевать на Земле, а, скорее всего, у многих сочетались обе эти причины.
— А меня удивляет, что людям нравится здесь больше, чем на Земле, — перевела тему Надя. — И это несмотря на то, что почти все здесь или болели, или получали травмы разной степени тяжести, да и жизнь в целом гораздо опасней.
— Мы и на Земле болели, — с готовностью поддержала инициативу подруги Юля. — А так... здесь не надо идти к девяти на работу и до пяти маяться всякой фигней, только потому, что аппаратура сломалась. Здесь всё проще... и как-то свободней, что ли. Не скажу, что намного опасней. Попробовал бы кто из нас вести такую вольную жизнь на Земле... в лучшем случае, в психушку бы заперли. Да и опять-таки здоровье бы не позволило, — вполголоса добавила она.
Я кивнула — у меня нынешняя жизнь вызывала те же ощущения.
Этой же ночью Надя родила симпатичного «лягушачьего» мальчика. Такой же пухленький, как и тот, первый, младенец в царском лагере, с перепонками между пальцами, слипшимися узкими ноздрями и третьим веком, которое периодически затягивало глаз мутной плёнкой. Впервые мне удалось непосредственно присутствовать при родах их вида. Они прошли хорошо, гораздо легче, чем у средней земной женщины, хотя и тяжелее, чем у меня.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 19.10.2012, 14:38 | Сообщение # 265
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Да, спорщики еще те)))
Думую не раз еще они столкнуться интересами - ученые - чтобы выяснить кто прав, кто виноват.
Про компьютеры понравилось)))))) Классно получилось.
Бедная пантерка, ну не могла же она все предусмотреть)))

Мне понравилась продка)


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 20.10.2012, 09:26 | Сообщение # 266
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
131 – 132-е сутки. Река — джунгли
Во время завтрака Росс с удовольствием обсосал рыбью кость, почесал грудь и, потянувшись за добавкой, предложил:
— Всё-таки стоит провериться на глистов.
От неожиданной темы разговора Вера со Светой закашлялись. Зеленокожий хищно улыбнулся, слегка прищурив ядовито-жёлтые глаза и откровенно наслаждаясь реакцией на провокацию. Подождал наших комментариев, но уже вскоре, поняв, что никто не собирается поддерживать тему, облизнул жир с пальцев, пригладил бороду и продолжил:
— Я это к чему: мы здесь уже давно, гигиена не на высоте, часто едим продукты немытыми, даже мясо сырым через раз потребляем. Наверняка в нас уже целый зоопарк живет, интересно же посмотреть на экспонаты.
Этой фразой хирург опять заслужил возмущённые взгляды женщин, отчего снова расплылся в довольной улыбке.
— Росс, давай чуть позже, а? — расплескав от смеха травяной отвар, предложил Илья, и зеленокожий неохотно согласился.
После окончания завтрака Росс пристал к Наде с просьбой дать попользоваться микроскопом и, получив разрешение, радостно вытащил его под солнце.
— Кто первый? — естественно, желающих не нашлось. — Ну и зря, — обиделся зеленокожий. — Тогда я сам первым буду.
Занимаясь своими делами, я периодически поглядывала на хирурга. А он не терял времени даром. Сделав мазок, с интересом первооткрывателя разглядывал его под увеличением. Похоже, увиденное вначале шокировало исследователя, но вскоре Росс взял себя в руки, и на его лицо вернулась обычное, разве что немного более хищное, выражение. Он то и дело косился на нас и злорадно хмыкал. Ну и как тут можно остаться безразличной?
— Что-то интересное? — не выдержала я.
— Принеси свой образец для сравнения и посмотришь, — ехидно предложил он.
Подумав, я согласилась, в глубине души надеясь, что естественный репеллент, защищающий мой вид от укусов насекомых, а также других агрессоров, работает не только на коже, и глистов у меня практически нет. Но, присоединившись к зеленокожему и изучив оба мазка, не смогла сдержать вздоха изумления, смешанного со страхом. Внутри нас обоих жил целый зоопарк, в этом Росс оказался прав. Даже если две трети оригинальных подозрительных вкраплений посчитать случайными, то, как минимум, семь (у Росса) и пять (у меня) видов червеобразной местной фауны чувствуют себя внутри наших организмов вполне комфортно. В этом не возникает никаких сомнений, ведь в кале хорошо видны не только яйца глист, но и большей частью очень мелкие, до миллиметра длиной, черви. Внимательное сравнение образцов показало, что ни один из видов этого типа у нас с Россом не пересекается; и у него, и у меня внутри живут как плоские, так и круглые и даже кольчатые представители червеобразной фауны. Кстати, у зеленокожего одним из поселившихся видов оказался тот самый, который послужил причиной непроходимости кишечника у Таля и Кесаря. В мазке обнаружилась единственная небольшая особь опасного типа: тонкая, как волос, беловатая, почти в два сантиметра длиной. Я украдкой взглянула на зеленокожего. Вроде бы такой же крепкий и, как и раньше, больше остальных учёных похожий на пещерного человека: высокий, широкий в плечах, зеленовато-жёлтая борода и волосы растрепались и немного напоминают гриву. Попахивает мужским потом, но ароматов болезни нет, да и живот не увеличен. Аппетит хороший, поведение бодрое и задиристое, как обычно — в общем, очень даже здоровым выглядит. Ладно, понадеюсь на то, что пока внешних симптомов непроходимости нет, а значит — беспокоиться рано.
Отвернувшись от Росса, я вновь склонилась над окуляром. Кроме червей, удалось разглядеть что-то похожее на мелких земных ракообразных, подозрительные слегка шевелящиеся сферические образования и, конечно же, многочисленных одноклеточных, причём если в пробе зеленокожего общее количество живности являлось ещё приемлемым, то в моем кале она прямо-таки кишела.
— Вот оно как, сыроедением заниматься, — не удержался от шпильки Росс.
— У самого не намного лучше, — не осталась в долгу я.
— Не скажи, всё-таки не настолько запущено. Кроме того, я тоже, мягко говоря, не всегда правила гигиены соблюдал... — откровенно признался хирург.
Вскоре к нам присоединилась Надя, но её выдержки хватило ненадолго, и, поморщившись, терапевт вернулась к своему ребёнку. После неё желание посмотреть наши отходы жизнедеятельности под увеличением выразил Игорь, потом Сева.
— Надо срочно потравить всю эту гадость! — решительно заявил последний. — А то нас заживо сожрут.
— Не факт. Вдруг часть из них не паразиты, а симбионты, так сказать, микрофлора и микрофауна кишечника, — неуверенно предположила я.
А собственно, почему бы и нет? Мы же уже не представители Homo sapiens и почти ничего не знаем о своих новых телах.
— Ага, — Сева посмотрел на меня, как на идиотку. — Ты хоть чуть-чуть соображаешь? Глистов и этих... клещей симбионтами называть.
Его категорический тон вызвал неприятие и даже гнев:
— Почему нет? Гипотетически такое вполне возможно.
— Потому, что это очевидно!
— Не очевидно! Вот то, что ты себя отравишь раньше, чем глистов — это очевидно!
Мы стояли и буравили друг друга яростными взглядами, но через некоторое время я взяла себя в руки и снисходительно пожала плечами:
— Ладно, что с тебя взять, ты же не биолог.
Раздражённо почесав грудь, Сева открыл рот, чтобы возразить, но не успел.
— Сева, ты нормально себя чувствуешь? — озабоченно поинтересовалась Надя.
— Прекрасно чувствую, а что? — слегка остыв, удивился он.
— А ты, Росс?
— Вроде да, — зеленокожий задумчиво прислушался к ощущениям.
— У вас грудь не болит?
— Нет, только чешется, — хором ответили парни и поражённо замолчали.
— У меня тоже, — встревожено заметил Игорь, потерев кожу рядом с соском.
Быстро выяснилось, что ни одного мужчину на нашем плоту эта напасть не обошла стороной. А вот у женщин подобных симптомов не наблюдалось. Испугавшись, что раздражение кожи может оказаться первым признаком какой-то нехорошей болезни, мы с Надей и Россом приступили к осмотру возможных пациентов.
Ближе к полудню первые симптомы стали более заметны, а к вечеру окончательно оформились. Кожа в области груди мужчин слегка покраснела, молочные железы увеличились в размерах, соски набухли. У зеленокожего эти симптомы проявились несколько больше, чем у остальных представителей сильного пола. Я сосредоточенно наморщила лоб, осторожно ощупывая поражённую неизвестной болезнью область. Что-то мне это напоминает, но вот что?
— Это, конечно, верх нетактичности и циничности — делать такое предположение, — задумчиво потянула Надя, в очередной раз осматривая напуганного Игоря. — Но, если бы вы не были мужчинами, я бы сказала...
Я застыла, поражённая догадкой, а Росс захохотал так, что терапевт вздрогнула и замолчала, с укором глядя на зеленокожего.
— Прелестно, просто прелестно! — Росс сел, вытирая слезы, выступившие от смеха. — Мужчины... — не договорив, зеленокожий снова нервно захохотал, не в силах перебороть себя. — Мужчины...
Я посмотрела на красную, как рак, Надю и, не сдержавшись, хихикнула.
— Что вы ржёте, как лошади?! — возмутился Сева.
— Да, может, посвятите нас, неразумных? — присоединился к нему Игорь.
— Минутку, — отсмеявшись, Росс решительно сдавил свою грудь, и оттуда брызнула тонкая белая струйка.
Такой намёк поняли все. Большинство мужчин просто побледнели, но Сева не захотел признавать очевидное:
— Чушь! У мужчин не бывает молока!
— У человеческих мужчин, — поправила я.
— А мы и есть люди! — упрямо сверкнул фиолетовыми глазами инженер.
Уверенное заявление вызвало новый приступ смеха у зеленокожего.
— Мы — люди, но не Homo sapiens, — мягко заметила Надя.
— Нет! Не может быть! — Сева сжал кулаки и резко развернувшись, ушёл от нас на другую сторону плота.
Остальные тоже устроились подальше друг от друга (насколько это возможно на ограниченном пространстве). Такие новости лучше всего переносить в одиночку. Даже Росс как-то резко успокоился и стал очень серьёзным, чуть ли не хмурым.
— Интересно, почему молоко появилось именно сейчас? — сочувственно поглядев на переживающих мужчин, тихо спросила я Надю. — Если подумать, дети на плоту уже довольно давно.
— Ну, может быть, для того, чтобы гормоны подействовали, нужно время, — пожала плечами терапевт. — Хотя нет, тогда бы вряд ли у всех одновременно возникло: первыми пострадали бы те, кто больше с детьми контактировали...
— Может, оттого что вчера появился первый нормальный чистокровный ребёнок? — подумав, предположила я.
— Не исключено, — улыбнувшись, счастливая мать подошла к сыну. — Но почему мы до сих пор ничего не слышали ни о чём подобном?
Причина выяснилась на ближайшей же остановке. Подойдя к одной из общаг, мы с Надей поинтересовались, не происходило ли чего-нибудь странного с мужчинами после появления детей. Ответом послужил дружный смех. Впрочем, если присмотреться, то и такого доказательства не требовалось, ведь не все оставили длинные, скрывающие набухшую грудь бороды. Так что винить в отсутствии информации некого, кроме самих себя. Будь мы чуть внимательнее и занимаясь на кратких привалах не только сбором хвороста и пищи, уже давно заметили бы необычное изменение мужских организмов.
— Ну, наконец-то и вы влились в общество кормящих пап, — поздравил Ясон. — Только тссс... Некоторые ещё не испытали на себе радость отцовства, не стоит им пока рассказывать.
— Ах вы, жулики, — улыбнулась я.
Однако отнюдь не все мужчины оказались способны спокойно воспринимать эту особенность своего организма. Пытаясь избавиться от «пагубного» влияния вида или, скорее, запаха маленьких детей, они организовали группу, которая избегала общаться с матерями и даже сплавлялась на отдельном плоту. К моему удивлению, таких принципиальных набралось немного, меньше двух десятков. Честно говоря, посмотрев на реакцию наших мужчин, я думала, что отделившихся окажется как минимум треть. Узнав об этой группе, Дет с Севой дружно решили перебраться к ним.
— Это только временно, — пояснил наш лидер.
— Просто мы мужчины, а мужчины не должны кормить детей своим молоком, — добавил Сева.
— Земные мужчины, — тихо поправила я, глядя в спину удаляющимся парням.
Подавив вздох, вернулась к своим. Ужасно, если группа развалится из-за такого пустяка. Хотя это для меня пустяк, а для них... Похоже, керели не потрудились подготовить мужскую психику к лактации. Впрочем, если они не собираются вечно бегать от других людей, то им придётся смириться. Смирилась же я со своей необычностью.
— Думаю, они вернутся, — как будто в подтверждение моим мыслям сказал Илья. — Просто надо время, чтобы привыкнуть.
— Полагаю, ты прав. Надо подождать, — кивнула я.
Вера тоже согласилась, но всё равно, то и дело начинала искать взглядом небольшой и не слишком качественный плот решивших отделиться мужчин. А жёны Дета и вовсе затосковали.
— Девочки, ну что вы так огорчаетесь? — попытался отвлечь их Маркус. — Ведь у вас остались мы!
Слова физика не разошлись с делом. Он и раньше никогда не упускал возможности высказать комплимент или подарить приятное внимание: помочь донести добычу, набрать воды или разломать хворост, а теперь и вовсе как с цепи сорвался. Казалось бы, две выказывающие ревность жены должны были бы слегка остудить пыл огненно-рыжего зеленоглазого ловеласа, но нет — энергии физика хватило и не обидеть своих женщин, и поухаживать за чужими. К чести Маркуса, он не высказывал пошлых намёков и не позволял себе лишнего, но всё равно некоторые комментарии вгоняли в краску, балансируя на самой грани дозволенного.
Иногда мне начинало казаться, что ему безразлично, как выглядит женщина: он с одинаковой лёгкостью находил приятные слова для высоких и низких, стройных и полных и даже находящихся на сносях. Независимо ни от чего, Маркус умудрялся сделать так, чтобы каждая почувствовала себя желанной и красивой. Его поведение смущало, но очень поднимало настроение. Но только сейчас, наблюдая за резко повысившейся активностью физика, я поняла, почему Света и Вероника так легко примирились с существованием друг друга — одной жене за таким ловеласом уследить бы точно не удалось.
Да и сейчас не факт, что у инженера любимую не сманит — вон как старается. Жёны физика тоже сели рядом, и я невольно сравнила их с возможной конкуренткой. Если судить откровенно, по внешности Вера однозначно выигрывала у Вероники и даже могла поспорить со Светой. Одновременно она прекрасно вписалась бы в гарем Маркуса, не выбиваясь, а лишь дополнив его в качестве фигуристой, чуть полноватой блондинки. В отличие от жён физика: строгой, аристократичной Светы и слегка угловатой, как подросток, Вероники, Вера производила впечатление слабой и наивной — таких мужчины любят защищать и лелеять. И неважно, что под нежной оболочкой скрывается сильная женщина, тем более, что она ни разу не стремилась прямо диктовать свои условия, предпочитая мягко направлять действия представителей сильного пола в нужную ей сторону.
Стараниями физика уже через пару часов Вера перестала переживать, что её красавец муж покинул плот, и вместе с остальными весело посмеивалась над заигрыванием Маркуса. Но всё равно, ни единым жестом не дала ему повода зайти дальше обычного. Честно говоря, этим она меня очень порадовала — если на плоту начнутся серьёзные семейные ссоры, то они сильно подпортят жизнь даже тем, кто не является их причиной.
А вот жён Дета Маркусу так и не удалось отвлечь: они остались встревоженными и огорчёнными. Даже засиживаться с нами не стали, поспешив уйти наверх, отдыхать.
— Такие красивые девушки — и такие грустные, — пожаловался нам физик. — Неправильно это, настолько из-за какого-то мужчины переживать. Тем более, что ничего страшного с ним не случилось. Перебесится и вернётся.
— Да ладно тебе, — легкомысленно отмахнулась я. — Они недалёкие и так сильно влюблены в своего мужа, что для них Дет — царь и бог. Вот и не обращают на тебя внимания.
— Всё равно любой девушке доброе слово приятно, — упрямо возразил Маркус. — Ладно, идём в морской бой сыграем, что ли? — добавил он, обращаясь в Вере.
— Идём, — легко согласилась та, предварительно переглянувшись с жёнами физика и дождавшись их одобрительного кивка.
— Не боитесь, что роман закрутит? — чуть позже поинтересовалась я у Светы.
— Нет, — улыбнулась та. — У Веры всё слишком серьёзно с Севой, чтобы она начала смотреть на сторону. Да и наш не дурак и не подлец, так друга подставлять не станет.
Я кивнула и посмотрела в сторону плота принципиальных мужчин. Глупо это — пытаться идти против своей природы, даже если она преподносит неприятные сюрпризы. Да и лактация — ещё не самое страшное. Ну, покормят детей — что в этом плохого? Зато и малыши гораздо сильнее к папам привяжутся.
Всё-таки они поступили не слишком хорошо. Ладно, Сева: его жена вполне самодостаточная, довольно сильная женщина и спокойно переждет придурь супруга. Но Дет поступил очень некрасиво — приручил и покинул. Даже несмотря на нелестное мнение обо всех трёх его жёнах, мне было их жаль. Ну, глупые, и что? Он ведь сам их выбрал, своими ухаживаниями и заботой добившись того, что они даже не смотрят в сторону других мужчин. Причём, не только в качестве возможных любовников, а вообще не смотрят. Из-за этого им гораздо тяжелее перенести даже недолгую разлуку с любимым и единственным.
Впрочем, Илья прав. В данной ситуации мы можем только ждать, пока первый шок пройдёт, и мужчины примут неизбежное. Ведь из-за такой мелочи они не перестанут быть представителями сильного пола.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 20.10.2012, 09:29 | Сообщение # 267
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, Пантера просто решила, что раз техники не видит, то ее и нет вовсе. Вот и не береглась.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 20.10.2012, 12:10 | Сообщение # 268
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Да уж, есть над чем задуматься))
С одной стороны конечно можно понять мужиков, а с другой - ну и что такого, подумаешь. Это же не навсегда... наверное...
В любом случае - прикольно))) (парни наверное бы так не посчитали)
Ну а меня больше всего интересует вопрос - может кто-нибудь из них попробовал Диму покормить, раз уж такое дело?
Вопрос то открытый остался. Да и ребенок Лили не совсем норм.

Вобщем прочла с большим удовольствием и даже повеселилась. Жду продки.


 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 21.10.2012, 09:07 | Сообщение # 269
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер 132-х – 141-е сутки. Река — степь
Вечером наш караван совершил незапланированную остановку по причине того, что во время заката солнца стал заметен едва показавшийся на западе над горизонтом уже знакомый, огромный желто-зеленоватый диск, за который и село дневное светило. По поводу восхода гигантской луны решили устроить небольшой праздник: высадились на берег, разожгли костры и удобно расселись или разлеглись вокруг, перекусывая и беседуя, обсуждая события, случившиеся после разделения с царскими людьми. Я узнала, что в первые несколько дней не обошлось без эксцессов: произошли две кражи и одно нападение; к счастью, жертва агрессоров выжила, а случайные свидетели оказались смелыми и принципиальными личностями, в результате чего всех преступников казнили. Причём однажды вор присвоил не такую уж ценную вещь, всего лишь корзину, но установленные свободными законы не рассматривают насколько велик убыток, а только фиксируют сам факт нарушения закона. После того, как все пятеро преступников понесли наказание, больше никто не решился нарушать общие правила, и новых проблем не возникало: то ли преступники убедились, что законы по-прежнему действуют, то ли людей такого склада просто не осталось.
Совершенно неожиданным событием оказалось то, что в этот же вечер Сева вернулся к нам на плот. Он сообщил о своём решении резковато, деловым тоном, после чего сразу же заявил:
— Мы должны дать нормальные названия нашим расам... ну, то есть нашим видам. Нормальные, научные названия.
— А чем тебе «люди» не нравятся? — удивился Игорь.
— Какое право мы имеем называть себя «людьми», а их, — инженер указал на меня, — «оборотнями»?! Какое право мы имеем называть «троллей» — «троллями», если сами являемся людьми не больше, чем они? Нет уж, давайте называть вещи своими именами. Или «людьми» являются все наши виды, или — никто! С нашей стороны будет верхом двуличности лишать права на принадлежность к человеческому роду тех, кто от него не дальше... или, точнее, настолько же далёк, как и мы сами. Так не может продолжаться. Мы все люди! Все, без исключения!
Эмоциональная речь Севы вызвала у меня благодарную улыбку. Хотя, в своё время, мне и пришлось смириться с общепринятым названием «оборотни», тем не менее, оно до сих пор вызывало внутреннее недовольство.
— Спасибо, — я вздохнула. — Но всех не переделать.
— Всех и не надо, — решительно возразил инженер. — Но нашу группу — вполне возможно. Хотя бы латинские термины ввести — «Homo какой-нибудь-там».
— Не пойдет, — возразила я. — Мы слишком сильно различаемся. Настолько, что, по-моему, относимся как минимум к разным родам, так что родовое название тоже должно быть разным.
Сева смерил меня яростным взглядом:
— Только из-за того, что мы биологически далеки друг от друга, ты готова лишить кого-то права называться человеком?
— Нет, но... — я замолчала, не в силах придумать достойного аргумента. Ну, правда, не говорить же теперь, что в биологии так не принято.
— А почему бы и нет, — поддержал идею инженера Игорь. — Что в этом такого страшного?
— В крайнем случае, можно дать сложное, двойное, родовое название каждому из наших видов, — развила мысль Надя. — Тогда и «человек» в каждом названии будет присутствовать, и люди путаться не начнут.
— Ну, не знаю, — недовольно, но не очень уверенно, пробурчала я. — Всё равно простое родовое название лучше.
Несмотря на возражение, в глубине души я понимала, что в любом другом случае кто-то останется обиженным.
Большинство остальных учёных высказались за двойную терминологию, после чего приступили к её обсуждению. Спор затянулся на несколько часов. В результате мы приняли решение троллям и их здоровым сородичам присвоить уже высказанное каким-то активистом и распространившееся в сети название «Homo alterus» — человек изменённый (автор термина не подозревал, что на планете не один, а три разумных вида и, соответственно, имел в виду всех переселённых). Больше других за то, чтобы назвать троллей «изменёнными», ратовали мы с Ильей, а Росс, Маркус и Сева активно возражали, желая, чтобы данный вариант достался их виду. После долгих споров «людей» назвали Homo oculeus. Идею подал Росс, вспомнив, что у его вида в лобной части, между полушариями мозга выступает округлое образование, по форме отдалённо напоминающее глаз. А вот на дословный перевод никто не согласился, в результате бытовым русским (а, точнее, керельским) термином назначили — «человек лесной». Я яростно отстояла право на красивое латинское название своего вида — Homo nebulosus — человек туманный, но вот на бытовое запала уже не хватило, в результате «перевод» звучал гораздо примитивнее и даже немного обидно — зверочеловек.
После того, как мы определились с терминологией, всё вернулось на круги своя, даже Игорь продолжал говорить о моем виде, как об оборотнях, и лишь Сева непреклонно соблюдал установленные им самим правила. Причём, когда он говорил о каком-то конкретном виде, то использовал латинское название, а в других случаях отзывался обо всех одинаково, как о людях. Мало того, в разговоре инженер пытался и других приучить к этим терминам, но, быстро убедившись в бесплодности увещеваний, начал делать вид, что не понимает о ком речь, стоило кому-то сказать про оборотня или тролля.
Вообще, после возвращения поведение инженера кардинально изменилось. Проснувшись, он разворачивал бурную деятельность: добровольно ломал хворост для костра, сделал два стеллажа и низкий столик на второй этаж; набрав на привале лозы, учился плести корзины; что-то старательно вырезал из дерева и бамбука и даже затеял ремонт крыши, хотя, на мой взгляд, она в этом ещё не нуждалась. Выбившись из сил, Сева смывал пот водой из плошки (купаться в реке он не рисковал, чтобы не стать добычей пираний) и отправлялся на заслуженный отдых. Инженер уставал настолько, что иногда с трудом добирался до своей постели. Но несмотря на это, как только у него появлялись хоть немного сил, всё начиналось сначала. Наконец, через три дня, за завтраком он торжественно объявил:
— А у меня молоко пропало! — и взглядом призвал оценить его достижение.
— Поздравляю, — неуверенно сказала я.
— Ты ради этого всё время вкалывал? — поразился Росс. — Да я лучше детей кормить буду, чем так надрываться!
Остальные промолчали, но на их лицах отразилось согласие с зеленокожим.
— Теперь всё как раньше будет? — с надеждой предположил Игорь.
— Почти, — улыбнулся Сева.
— Как думаешь, у него от того, что он надрывается, молоко пропало? — обеспокоенно спросила я Надю, когда мы остались наедине. — Он себе-то не навредит?
— Или от этого, или от стресса, — вздохнула собеседница. — Но его, похоже, не остановить.
И действительно, инженер продолжал вести очень активный образ жизни, начав даже в свободное время выполнять разные физические упражнения. Только через неделю Маркусу удалось вернуть Севу к исконному роду занятий посвящённых. Оказалось, что наш инженер очень увлекающийся и азартный человек: занимаясь тем, что его действительно интересовало, он легко забывал даже о сне и пище, так что приходилось каждый раз обращать внимание на то, что неплохо бы отдохнуть и перекусить, и в ответ выслушивать обиженные комментарии. Увлёкшись творческим заданием, Сева расслабился, и молоко вновь появилось, но инженер настолько погрузился в мир идей, что его это уже не взволновало.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 21.10.2012, 17:02 | Сообщение # 270
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ziraenna, спасибо за проду, прочла еще с телефона, очень понравилось.
Семен конечно жжет, вот ведь работяга оказывается.
А сама мысль поименовать рассы хорошая. Интересно было читать)))


 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Страница 9 из 10«1278910»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017