Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 6 из 10«1245678910»
Модератор форума: Ziraenna 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Наследники предтеч
КауриДата: Пятница, 31.08.2012, 03:28 | Сообщение # 151
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Только тогда теперь я заметила, что мы не одиноки — вся река

тогда или теперь? наверное нужно что-то одно)

понравилось!!!
напряженная продка. Правда вот не хватает момента как ГГ напала на Росса, словно вырванная страничка в книге, хотя вполне допускаю, что это так и запланирована автором. Либо показывает , что героиня впадает в состояние аффекта, и после ничего не помнит.
А так очень хорошая картинка и интересно все, вот только жутковато, что она спит на плоту, которым никто не управляет. Малоли его к берегу прибьет, а там - тролли.
И насчет зеленых людей интересно - Росс - он точно такой как все - одной с ними рассы? Или все же не той?
Спасибо за продку!!


 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 31.08.2012, 07:56 | Сообщение # 152
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо, исправила.
С нападением - правильно угадала, именно что не помнит. Иначе бы не задавалась вопросом "за что?".
Насчет неуправляемого плота - гг об этом не подумала вообще (мысли другим были заняты).
Росс - того же вида, что и обычные люди... а вот насчет расы - не факт. Но он не единственный зеленокожий, просто в данной группу - один. wink


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 31.08.2012, 08:26 | Сообщение # 153
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер – ночь 87-х суток. Река
Проснувшись, я обнаружила, что моё плавсредство привязано к плоту учёных, со стороны почти сплошной стены.
— Течением прибило, вот мы и решили прицепить, на всякий пожарный, — негромко пояснил ожидавший моего пробуждения Росс.
Он сидел на подушке из мха, по-турецки скрестив ноги и обстругивал стебель бамбука. Остальные, похоже, находились внутри помещения или с других боков. Опять зеленокожий. Я напряжённо прислушалась к ощущениям. Симпатии к нему не прибавилось, но и агрессии не ощущаю. Только страх под давлением ядовито-жёлтых глаз и того, что он в курсе неприятной и опасной тайны.
— Сейчас ты в состоянии нормально общаться?
— Думаю, да, — кивнула я, доставая из корзины фрукт и приступая к ужину.
— У меня вопрос, — сказал Росс. — Ты говорила, что убивала дважды и один раз почти. Это случилось в таких же припадках, как со мной?
Ну, не мог об этом не вспоминать! Хотя он прав — законный вопрос. Аппетит пропал и надкусанный фрукт отправился обратно к остальным запасам.
— Когда почти, да, это случилось, примерно как с тобой, хотя и по другой причине, а те два убийства тоже связаны, хотя и не непосредственно, — неопределённо пробурчала я.
— Как ты сама считаешь, по какой причине возникли эти припадки? Болезнь? Дурные привычки?
Мне показалось, или его голос действительно звучит насмешливо? Я покосилась на зеленокожего из-под спутанных колтунов.
— А ты не боишься, что это случится снова? — попыталась перевести тему.
— Здесь безопасно. Стоит нам чуть поднять голос или зашуметь, как все прибегут посмотреть, — снисходительно пояснил Росс. — А тихо меня утопить у тебя не получится.
Значит, я его топила. Он тогда правильно поступил. Невольно почесала воспалившуюся в месте укуса руку. Заразу какую-то занесла, что ли?
— Они знают?
— Нет. И не узнают, если ты честно ответишь на мои вопросы.
Я удивлённо посмотрела на зеленокожего. Понятно, зачем это мне, но почему он предлагает скрыть нападение?
— Так ты можешь предположить причину приступа?
— По-моему, это был территориальный инстинкт, — честно ответила я, чувствуя перед Россом свою вину. — По крайней мере, в самом начале мне в голову полезли всякие нехорошие мысли на эту тему.
Зеленокожий кивнул и глубоко задумался.
— Главное, я не могу обещать, что не всплывет что-либо ещё и это не приведет к гораздо худшим последствиям.
— Хорошо, что ты сама это понимаешь. А как сейчас?
— Вроде ничего, — неуверенно сказала я.
— Вот и проверим, — решительно отложил стебель Росс. — Иди ко мне.
Поколебавшись, я перелезла на плот учёных.
— Итак?
— Без разницы, — подумав, решила я.
— А теперь? — зеленокожий бодро перепрыгнул на моё плавсредство.
В глубине сознания зашевелилось недовольство: мог бы хоть разрешения спросить.
— Теперь хуже.
— И последнее испытание, — призывно махнул рукой Росс. Стоит ли? Хотя, если он так хочет…
— Ещё хуже, — буркнула я.
Раздражение действительно усилилось, но пока никакого желания нападать на непрошеного гостя я не почувствовала. Впрочем, в прошлый раз безумие тоже накатило не сразу.
— Прекрасно, — кивнул зеленокожий, покидая мой дом, после чего я облегчённо вздохнула. — В идеале ещё бы проверить, сколько времени ты можешь выдержать моё присутствие, но такой эксперимент ставить почему-то нет никакого желания. Кстати, иди-как ещё раз сюда.
После того, как я приблизилась, Росс протянул руку и попросил её сжать изо всех сил. Вырвавшись из моей хватки, улыбнулся.
— Всё-таки это был припадок. Сейчас ты гораздо слабее, чем была тогда.
Я опустила голову. Смириться с самой собой не так просто, как кажется. Припадки, да ещё и с приливом сил. Словно у буйной сумасшедшей. И точно ли «словно»?
— Росс, ты извини меня за то, что произошло.
Зеленокожий великодушно пожал плечами и, подобрав стебель, повернулся, чтобы уйти.
— Подожди.
— Ну, что ещё? — мужчина облокотился о стену большого строения, которая даже не шелохнулась от такой нагрузки. Обидно — мой сарай от любого более менее сильного толчка кренится начинает.
— Почему ты не рассказал остальным?
— Ты говорила, что любишь горькую правду? — усмехнулся Росс. — Я не уверен, что, узнав о происшествии, тебя не выгонят. А ты не человек. Мне интересно изучить тебя и твоё поведение. Понять, кто ты на самом деле. Где ещё я найду такой уникальный экземпляр?
Зеленокожий ушёл, а я села ужинать. На правду не стоит обижаться, даже если это горькая правда. Но следовать этому правилу получается отнюдь не всегда. Особенно, когда дело касается таких вещей, как межчеловеческие отношения. И пусть мы относимся к разным видам, но ведь это не причина говорить, что кто-то не человек. Или?.. Я долго думала и смотрела на полет редких капель утихающего дождя. Потом, когда ливень припустил с новой силой, перебралась к учёным. Вроде бы на их территории такого раздражения не возникает, а если что — всегда можно будет сбежать к себе. Чем я хуже, в конце концов? Они будут изучать меня, а я — их. Всё честно.
С другой стороны большого плота люди внезапно оживились, заметив что-то в воде, и в шесть рук втащили это «что-то» на борт. Находка оказалась ничем иным, как разумным существом мужского пола, скорее всего, упавшим с соседнего, удалённого всего на дюжину метров, плота. Живот мужчины был раздут до огромного размера, от укусов пираний по коже тонкими струйками бежала кровь, но больше всего меня поразило лицо: осунувшееся, с землисто-зелёного цвета кожей и жёлтыми белками закаченных глаз. Лицо уже не живого человека.
— Обратно в воду его, — настаивал Свинтус. — Не видите, он и так умирает, заразит ещё, — он попытался вернуть жертву реке, но зеленокожий грубо оттолкнул лидера и наклонился над бессознательным телом, внимательно исследуя и ощупывая живот.
— Ты что, не понимаешь, — прошипел Росс, на мгновение подняв голову и сверкнув жёлтыми глазами. — Это же такая возможность! По признакам похоже на сильно запущенную обтурационную непроходимость, я уже оперировал то же самое у другого человека ещё в лесу. Тот, правда, не выжил, хотя кровоостанавливающие и антисептики тогда ещё были, а сейчас их нет, но сама возможность… Мы ведь собирались двигать науку, нет? Я сказал, что буду его оперировать, значит, так и сделаю. Всё равно он полумёртвый, а такой опыт бесценен!
— Негуманно ставить опыты на людях, — одобрительным тоном, совершенно не вязавшимся со смыслом фразы, заметил Илья, с интересом прислушивающийся к разговору. — Хоть у пациента спроси разрешения, что ли.
— Да какое разрешение, нет никакой необходимости спрашивать, — зеленокожий глядел на больного, как раньше на мой живот.
— Всё, хватит маяться дурью, выбросите эту гадость, я здесь лидер, в конце концов, или нет? — возмутился Свинтус.
Но, похоже, что большинство учёных негласно поддерживали Росса. Он у них что, серый кардинал? Или просто Свинтус сдает свои позиции? Под руководством зеленокожего, вытащенного из воды мужчину перенесли на быстро освобождённый математиком столик, и Росс лично накрепко привязал лозой его руки и ноги, почти лишив возможности сопротивляться.
— Вы что, спятили? — испугалась внезапно очнувшаяся жертва. — Отпустите меня немедленно.
Умирающий задёргался, пытаясь освободиться, а потом начал звать на помощь. Зеленокожий ласково, как любящая мать, погладил мужчину по голове и успокаивающе произнёс:
— Не бойся, я врач, всё будет хорошо, — и, воспользовавшись его секундным замешательством, поспешно вставил в рот жертвы самодельный кляп из красного мха. — Наркоза у нас, кстати, тоже нет, а без него этот несдержанный всю округу криками переполошит, — пояснил он нам, удалившись к своей лежанке и доставая скальпель и изогнутую хирургическую иглу. — Кипятите воду, и побольше. Пантера — прокали мои орудия труда, Надя — готовь больного к операции, — Росс замолчал и сосредоточенно задумался, тщательно моя руки в реке, а потом просушивая их над костром. — Черт, ни тампонов, ни зажимов, как вообще в таких условиях можно оперировать?
Свинтус радостно вскинулся, но его предложение просто избавиться от умирающего никто не поддержал, поэтому он разочарованно вернулся к остальным наблюдателям.
— Нитки хоть какой ни у кого нет? — бросил клич зеленокожий.
— У меня есть кое-что, — я достала моток самодельной волосяной лески.
— Можно попробовать прокипятить и отжать мох, — предложила Надя, очищая кожу на животе больного мужчины. — Вместо тампонов использовать.
Росс с энтузиазмом кивнул, а Илья сразу принялся нащипывать из постелей помягче и почище. Примерно через полчаса все приготовления завершились, и зеленокожий приступил к выполнению своего кровавого замысла. В первые минуты большинство учёных заинтересованно смотрело, но потом поспешило покинуть поле действия и перебраться на противоположный конец плота, остались помогать только мы с Надей и, как ни странно, Игорь.
— Может, его по голове стукнуть? — участливо предложил последний, всем весом наваливаясь на ноги пациента, чтоб тот не дёргался.
— Может, тебя? — огрызнулся Росс, быстро расширяя надрез, через который пытался вылезти деформированный, надутый, как пузырь, кишечник. — Чтобы глупые предложения не подавал.
Математик засопел, но тут же забыл об обиде, поскольку ему пришлось приложить все силы, чтобы удержать судорожно забившегося мужчину. Пару минут операцию продолжать не представлялось возможным, мы вчетвером просто навалились на пациента, от резких движений которого края надреза медленно расползались рваными ранами.
Наконец, он дёрнулся ещё раз и затих. Отпустив обмякшую руку, Надя положила пальцы на шею мужчине и напряжённо прислушалась в то время, как зеленокожий вернулся к рваному разрезу, ещё немного расширил его и осторожно извлек наиболее деформированную часть пищеварительной трубки, которая заканчивалась крупным уплотнением, за которым кишечник выглядел гораздо лучше, только немного сплюснутым. На стыке двух зон ткани приобрели нездоровый серовато-фиолетовый оттенок.
— Кровь, уберите же кровь, я ничего не вижу, — поторопил зеленокожий.
— Он умер? — взволнованно спросил бледный Игорь, держа наготове большой пук мха, пока я промокала брюшную полость.
— Если умер, то так ему и надо, — зло бросил Росс.
Уродливые пузыри, в которые превратился кишечник, сильно мешали. Теперь, когда значительная доля пищеварительной трубки оказалась снаружи, стало видно, что она настолько сильно раздулась, что невольно возник вопрос: как вообще раньше это помещалось в брюшной полости? К тому же стерильного мха, конечно, не хватило, пришлось отжимать окровавленные ошмётки и использовать снова и снова.
— Пульс есть, — почему-то шёпотом ответила Надя. — Но всё-таки в следующий раз в бессознательное состояние лучше отправлять до начала операции.
— Ещё мха прокипяти, — велел Росс математику. — И воды. Да уберите же вы, наконец, кровь! — зеленокожий резким взмахом руки согнал мух с вынутых внутренностей. — Надя, принимай у Игоря воду и тампоны, сейчас будем в полость проникать.
Едва Росс сделал надрез на кишечнике, как оттуда с мерзким шипением полезло пузырящееся содержимое, облив как хирурга, так и ближайшие окрестности и распространяя тошнотворно-гнилостные ароматы. Болезнь оказалась очень запущенной, и в воздухе поселилась насыщенная вонь разлагающейся плоти, от тошнотворного запаха перехватывало дыхание, и желудок захотел извергнуть всё содержимое. Когда пузыри сдулись, мы с Надей принялись очищать брюшную полость от попавших на неё загрязнений, а зеленокожий извлек плотное образование из фекальных масс и густого переплетения беловатых волокон из кишечной трубки и принялся промывать её внутри тёплой кипячёной водой. Ещё раз осмотрев кишечник, Росс приступил к укладке его в брюшную полость и зашиванию разреза кишечной стенки, тщательно, частыми стежками стягивал её края, не задевая серозного слоя и постоянно проверяя, не осталось ли малейшего отверстия.
— Резекция тут нужна, серьёзная резекция, — ругался он себе под нос. — Но я не могу так рисковать.
К этому времени и без того сумрачный день подошёл к концу, и сгущающаяся темнота начала сильно затруднять работу. Увидев, как Росс постоянно критикует освещение, независимо от того, с какой стороны математик держит чадящий факел, я предложила помочь с зашиванием внешнего разреза.
— И без тебя темно, невозможно рассмотреть, что делаешь, — раздражённо буркнул зеленокожий и погнал Игоря с источником света на другую сторону операционного стола.
— Я достаточно хорошо вижу в темноте, — негромко пояснила я, после чего, устало подняв на меня взгляд, Росс кивнул и тут же начал раздавать указания.
— Осторожнее, в центре оставь отверстие, чтобы снять швы с кишечной трубки, неизвестно, как у него приживутся твои волосы. К тому же, наверняка заражение начнётся. Теперь здесь. Давай промокну, вот, так лучше, — зеленокожий, облегчённо вздохнув, прикрыл швы только что прокипячённым мхом. — Ну вот, теперь всё, можете отдыхать, — зеленокожий с какой-то обречённой гордостью посмотрел на остальных и добавил. — Всем спасибо, мы молодцы, хотя шансов на выживание у пациента можно считать, что и нет, в связи с ужасной антисанитарией, — после чего тяжело опустился на незанятый пациентом край операционного стола.
Свинтус недовольно заёрзал, потом встал, подошёл к нам и с претензией указал на заляпанный пол.
— А кто грязь убирать будет? Нечего тут рассиживаться отдыхать, сами напачкали — сами и чистите.
В жиже пошевелился длинный и плоский бледно-розовый глист, и лидер с отвращением отшатнулся.
— И чтоб всё тут мне начисто вымыли, ясно?
— И не собираемся, — холодно ответил зеленокожий. — Мы только что провели длинную и сложную операцию, а вы отдыхали — вот и убирайте сами.
— Да знаешь, кто ты вообще? — разозлился Свинтус.
Пока они препирались, я присела на корточки и визуально изучила местных представителей паразитической фауны. Выделив, по внешнему облику, три разных вида, решила их не трогать, да и вообще отправилась к воде, как следует промыть руки. Конечно, за это время я наверняка стала носителем не меньшего числа глистов, но зачем рисковать понапрасну? Ссора разгоралась, к лидеру присоединился только что проснувшийся и не разобравшийся в ситуации Сева, а на сторону Росса встал Игорь. Благоразумно отойдя в сторону, чтобы в случае чего сбежать на свой плот, я остановилась. Почему-то этот бурный скандал напомнил мне о Земле. Наконец поняв, что зеленокожий твёрдо намерен отдыхать, инженер разъярился.
— Да я тебя, как глупого котёнка, — схватив Росса за волосы, он попытался ткнуть того лицом в грязь, но математик бросился между ними, и в результате все трое поскользнулись и рухнули, прокатившись по размазанному на днище содержимому кишечника. Кто-то взвизгнул, Свинтус выругался, а я сделала ещё пару шагов в сторону.
— Ты вымоешь мой плот, слышишь — вымоешь! — рычал Сева, мутузя зеленокожего под одобрительные крики лидера, но вмешиваться в драку тот не спешил, хотя математик с Россом явно начали брать вверх. Подкатившись к операционному столу, все трое на мгновение остановились, отодвинулись и с новой яростью набросились друг на друга.
— Вычистишь!
— Не дождешься, — шипел зеленокожий, пытаясь заломить инженеру руки за спину. — Плот не твоя собственность, все делали! — почувствовав близящееся поражение, Сева рванулся из последних сил, не удержался на скользком бамбуке, и полетел в реку, увлекая за собой своих противников. Попав в воду, мужчины почти сразу прекратили драку и, помогая друг другу, быстро выбрались обратно, подгоняемые заинтересовавшимися пираньями.
— Вымоешь? — воинственно спросил инженер, очищаясь от грязи у края плота. Чуть дальше за вонючей преградой этим же занимались Росс с Игорем.
— Не вымою, — убеждённо заверил зеленокожий. Они обменялись яростными взглядами, но вопреки моим ожиданиям драку не продолжили.
— Всё равно вымоешь, — повторил Сева.
Росс, с отсутствующим видом закончив процедуру очищения, демонстративно улёгся отдыхать. Подождав ещё немного, я поняла, что теперь они пытаются перебороть друг друга в упрямстве и, вернувшись на свой плот и отвязав его, оттолкнулась от их плавсредства на всю длину шеста, чтобы насыщенный запах источника ссоры не так мешал отдыхать.
Но несмотря ни на что, действительно будет очень жаль, если после стольких усилий прооперированный погибнет.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 31.08.2012, 15:38 | Сообщение # 154
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
охо-хо - медицинская прода)) как же мне это близко, не знаю уж, к счастью, или к сожалению.
Хорошо показана сцена операции, и противостояние после нее. Картинка очень четкая.
И вобщем-то все мотивы понятны лично мне. Хорошо бы конечно больной не погиб, или научились бы ученые добывать из чего-то местного антибиотики, да и вообще - лекарства. Наверняка там и кровоостанавливающее что-то есть, да и глистогонное, но конечно, все это не просто и не быстро.
Спасибо за продку.
Прочла с удовольствием!


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 01.09.2012, 13:49 | Сообщение # 155
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
88-е сутки. Река
Ближе к утру я узнала, что никто из спорщиков не вышел победителем: в конце концов участие в очистке плота приняли все члены группы. Даже меня позвали и выделили один из участков днища. С трудом переборов лень и нежелание заниматься грязной работой, я всё-таки вымыла свою долю. В результате всеобщих усилий вонь практически исчезла, из-за этого настроение народа улучшилось, и даже Сева с Россом хотя и не помирились, но снизошли до взаимных извинений в духе «прости, но ты был сам виноват». Поэтому единственно, что расстраивало, так это состояние прооперированного. Он ни разу не приходил в сознание, периоды бреда перемежались забытьём. Но мы больше ни чем не могли ему помочь. Только ждать и надеяться, что организм мужчины справится.
К полудню дождь прекратился, и через разрывы в тёмных грозовых облаках показалось тёплое солнце. Я полулежала, слегка облокотившись о стену, на плоту учёных и лениво поедала забродившие остатки фруктов, отправляя наиболее испорченные и заплесневелые куски на корм рыбам. Рука в месте укуса почти прекратила болеть, зато теперь сильно чесалась, и, чтобы отвлечься, я принялась рассматривать растительность по берегам. Бамбука было уже не видно, зато в изобилии встречались заросли местного аналога ивы. То тут, то там среди них яркими жёлтыми пятнами выделялись другие кусты, густо усыпанные крупными шишечками золотистых соцветий. Каждый раз, когда мы проплывали мимо большого количества цветущих растений, ощущался сладкий медовый аромат.
К краю плота неподалёку от меня подошёл Росс с длинным заострённым и зазубренным на одном конце стеблем бамбука и немигающим взглядом вперился в реку. Потом вскинул руку с самодельным гарпуном и резко вонзил его в воду. Я перебралась поближе к краю и с любопытством посмотрела. Зеленокожий с разочарованным шипением вытащил гарпун и снова замер, подстерегая добычу. После нескольких попыток действия Росса привлекли всеобщее внимание. Почти все мужчины, кроме Свинтуса, собрались вокруг, с интересом следя и обсуждая процесс ловли рыбы.
— Ты не туда метишь, — физик взъерошил свою огненно-рыжую шевелюру. — Ты ловишь, где видишь, а рыба немного в другом месте находится, коэффициенты преломления света в воде и воздухе разные.
— Не говори под руку! — возмутился Росс, в очередной раз промазав. — Если такой умный, давай, сам лови! — добавил он, сунув гарпун Маркусу.
Тот с готовностью принял орудие труда. Минут через десять бесплодных попыток эстафета перешла в руки предлагающего придумать упрощённую формулу для расчётов преломления математику, потом — к Севе. Илья во время охоты пытался одновременно приманить пираний собственной ногой, отчего чуть не свалился в воду. Новое развлечение затянуло всех, и мужчин, и женщин, мы занимали очередь, засекая время пользования гарпуном на часах Игоря. Всё безрезультатно.
Намахавшись рыболовным орудием, я снова развалилась на полу, разглядывая наших соседей по реке. Вот плывет бесформенное гнездо из веток с недовольной семейной парой, чуть дальше большой открытый плот, небрежно скреплённый из бамбуковых стеблей, по всему периметру, вместо бортика, окружённый вязанками хвороста. Большая его часть устлана красным мхом, а где проглядывает дно, заметно, что через щели то и дело проступает вода, что неудивительно, учитывая количество людей на борту. Немного впереди виден небольшой, но добротный плавучий домик с навесом над маленьким двориком, где дымит костерок и рядом с ним хлопочет симпатичная рыжеволосая и меднокожая женщина. С другой стороны неподалёку друг от друга плывут два средней величины плота: один, с большим навесом, с исключительно женским экипажем, другой, с уютным домиком в центе, с чисто мужским. Часть населения обоих плавсредств собралась у ближних друг к другу бортов и лениво переругивалась на тему: «какие же все мужики козлы» и «любая женщина по природе своей стерва». Послушав их перепалку, я перевела взгляд дальше вверх по течению, где виднелся ещё один небольшой плот, с шумной дружной компанией и отдельно сидящим, грустно уставившимся в пространство мужчиной. Ещё дальше находился то ли один большой, то ли множество совсем мелких плавсредств, а, скорее всего, множество мелких из вязанок хвороста и обрезков бамбука, соединённых в один большой. Удивительно, на чём умудряются сплавляться люди.
— Вы не знаете, кто вокруг? — спросила я, обведя рукой соседние плоты.
Росс безразлично пожал плечами, а Илья снизошёл до словесного ответа:
— Понимаешь, мы гораздо больше времени тратим на сбор пищи, чем на знакомство с другими плотовладельцами…
Неожиданно для меня вмешался Игорь, только что передавший гарпун девушке.
— Вон тот домик, где рыжая дама готовит, это Ясонский; царские, то есть Сергеевские, плоты нас обгоняют: впереди, видишь, вон вдали виднеются, — махнул рукой в сторону целой вереницы крупных добротных плотов математик. — Остальных не знаю. Хотя нет, вот там феминистки с женоненавистниками.
Я фыркнула, а Маркус ехидно пояснил:
— Уже здесь голубые и розовые свои коалиции основали, скоро права качать начнут.
— Между прочим, наш пациент как раз из женоненавистников, — заметил Игорь.
Зеленокожий, с интересом прислушивающийся к нашему разговору, заулыбался:
— Тем лучше.
— Не лучше, теперь ждите визита разгневанных нашим самоуправством представителей меньшинств, — с видом пророка провозгласил физик.
— Интересно, и откуда же они узнают, что их «друг» у нас? — спокойно поинтересовался Росс. — И вообще, с какой стати они вдруг будут предъявлять к нам какие-то претензии, если сами же первые выкинули его в воду?
— Насколько я слышал, Таля никто не выбрасывал, наоборот его оплакивали, думая, что он соскользнул во время дождя. А узнают… — математик пожал плечами, — всё тайное рано или поздно становиться явным.
— Если никто ничего лишнего болтать не станет, ничего не откроется, локатор ты наш, — самоуверенно заявил зеленокожий. — А если что пойдет не так — раз, и концы в воду.
— А «никто» болтать и не собирается, — обиделся Игорь.
Разговор затих. Немного посидев с ними, я перешла на другую сторону плота, чтобы спокойно отмыть освободившуюся от погнивших фруктов корзину.
— Пантера, — вполголоса обратился ко мне Свинтус, присаживаясь рядом.
— Да? — я опустила ёмкость в воду.
— Как тебе здесь нравится?
— Пока средненько, но могло быть и хуже, — честно сказала я.
— Тяжело опытной волчице в среде неумех? — сочувственно спросил Свинтус.
Я удивлённо заморгала: вот кем-кем, а «опытной волчицей» я себя не считала. И учёные не «неумехи».
— Приходится кормить толпу народа, а благодарности ноль. Скажи честно, разве тебе по душе такая ситуация? Разве не хочется, чтобы твои труды оценивались по достоинству, и за них была соответствующая награда?
— Кому же этого не хочется, — вздохнула, доставая корзину и промывая её самодельной мочалкой из мха.
— Думаешь, здесь сможешь достичь этой цели?
Я покосилась на лидера. Испытывает?
— У тебя есть другие предложения?
— Если честно, я считаю, что тебе нечего делать в этой группе. Она не жизнеспособна, ты и сама это видишь. Стоит уйти тебе, да если ещё их прекратит подкармливать «золотой мальчик», и всё, орден развалится за пару дней. Никто не сможет прокормить себя.
Несмотря на то, что я сама уже не раз задумывалась над этим вопросом, сейчас почувствовала внутренний протест. Жили же они как-то раньше. Два с лишним месяца жили. Местных месяца — то есть, уже давно могли с голоду вымереть. Очень сомневаюсь, что всё это время их обеспечивал Ясон.
— Этой группе не быть. Тебе, красивой успешной умной женщине, стоит поискать компанию получше, где тебя оценят. Я как раз знаю одну, могу порекомендовать тебя. Замечательные люди, весьма самостоятельные, кстати говоря.
Нет, Свинтус однозначно переигрывает. Слишком много заботы в голосе. Хочет, чтобы меня тут не было. Просто из антипатии или причина сложнее? Отвернувшись, я попыталась успокоиться. Получилось плохо.
— Ты же вроде лидер? Почему уговариваешь меня уйти? — голос прозвучал тише, чем я хотела. Пришёл и наплевал прямо в душу.
— Я, может, и лидер, но не дурак и прекрасно понимаю, что всё это затянувшийся фарс. И не собираюсь пропадать вместе с остальными.
Значит, здесь не все такие. Снова появилась надежда на то, что ещё не всё потеряно, и я твёрдо посмотрела Свинтусу в глаза.
— Я остаюсь.
— Ну, как знаешь. Если тебе нравится, когда дюжина взрослых мужиков и баб сидят на твоей шее… — Свинтус беспомощно развел руками и, встав, разочарованно ушёл в помещение.
Буквально через несколько минут меня навестила целая делегация, аж из одиннадцати человек. Причём настроенная отнюдь не дружелюбно. Я, бросив корзину, поспешно перелезла на свой плот. Отвязать его уже не успею. Ну что же, своя шкура дороже, чем даже дом. С этой мыслью отодвинулась на дальний от толпы край. Взбесились они, что ли? Хорошо, хоть гарпуна не видно.
— О чём ты говорила со Свинтусом? — с претензией в голосе поинтересовался Сева.
— А что? — с опаской спросила я.
— А ничего! — взорвался инженер.
Игорь положил ему руку на плечо, мужчины переглянулись, и Сева продолжил уже более спокойным тоном:
— Тебе что, трудно ответить на вопрос, о чём ты с ним говорила?
— Он говорил, что ваша группа развалится и предлагал поискать другое место. Даже обещал порекомендовать одним своим знакомым, — предельно честно сказала я.
— И что ты?
Фраза прозвучала без особого интереса, инженер уже отвернулся к остальным, но я всё же решила ответить:
— Отказалась.
Похоже, их не интересовали мои слова. И ещё, кажется, такая толпа собралась вовсе не из-за моей персоны.
— Видите, я был прав! — возбуждённо заявил Илья, — Свинтус — предатель!
— Да, ты был прав, — кивнул Сева, — а я оказался дураком. Но ничего, на каждого преступника найдется свой палач!
Народ решительно направился в дом. Когда они ушли, я облегчённо вытерла пот со лба. Хорошо, что не я являюсь их мишенью. Что теперь? Не люблю присутствовать при крупных скандалах, но лучше знать, что ожидать от этих людей в случае чего. Тихо, чтобы ненароком не привлечь внимания, обошла строение с другой стороны и осторожно заглянула внутрь.
— …Ты предал всех, кто тебе верил! Ты специально сеешь между нами ссоры! Ты нарочно провалил все переговоры с другими группами, чтобы мы попали в безвыходное положение! Сначала пытался меня сманить, теперь Пантеру? Не получится! Сейчас сам у нас за борт вылетишь! — вдохновенно вещал инженер.
Впрочем, Свинтус даже не пытался оправдаться.
— Хорошо. Я уйду на первом же привале. Но вы должны выплатить мне мою долю, ведь на одну двенадцатую этот плот принадлежит мне, — уверенно заявил он.
— Что?! С какой это стати? — опешил Сева.
— Нет, голубчик, всё будет с точностью наоборот. Ты покинешь нас прямо сейчас, причём даже без своих вещичек, — язвительно сказал зеленокожий, — они пойдут в зачёт нанесённого тобой ущерба.
— Или просто вылетишь за борт! — вернулся к своей идее инженер.
— Глупо с вашей стороны. Вон сколько зрителей привлек поднятый вами шум. Если со мной что-то случится, или у меня отберут вещи, все засвидетельствуют это перед Сергеем. Люди гибнут за золото, да?
— Да ты!.. — Сева бросился в сторону лидера, но был остановлен несколькими парами рук.
— Стой! Он прав. Однако — Росс хищно улыбнулся, — думаю, что, учитывая все обстоятельства, нас оправдают, если мы просто хорошенько изобьём тебя. И совершенно случайно что-нибудь сломаем. Руку там или ногу...
Лиля злорадно хмыкнула, выбрала из кучи дров палку поудобнее и перехватила её поудобнее.
— А ещё что-нибудь отобьём, — добавила она, многообещающе посмотрев предателю чуть пониже живота. — Тоже совершенно случайно.
— Компромисс, — осознав реальность высказанной угрозы, срочно предложил Свинтус. — Вы даете мне что-то, на чем я могу отплыть, не накормив рыбок, и я ухожу прямо сейчас, целый и невредимый. А взамен не буду претендовать на свою долю плота.
Учёные нерешительно переглянулись.
— Ладно, но повтори все это погромче, чтобы все свидетели слышали! — потребовала Лиля.
Лидер, теперь уже бывший, без возражений выполнил её условие, после чего сел, ожидая, пока для него скрепят несколько вязанок хвороста. Ни капли страха, неуверенности или сожаления. Сильный человек, даже жаль, что на другой стороне.
— Странные вы люди, — задумчиво поведал он Севе, вымещающем свою ярость на невинной древесине. — Серьёзно хотели, чтобы я был вашим лидером? Лидером кого? Здесь вы никто. В каменном веке не нужны учёные. Сейчас востребованы хорошие охотники, а не слабосильные яйцеголовые. К тому же, я никогда не буду жить рядом с людоедом.
Все обернулись на эти слова.
— Да-да, Росс, я именно тебя имею в виду, — с мерзкой улыбкой пояснил Свинтус.
— Врешь, ты жил с рядом с ним достаточно долго, — презрительно сказала Лиля, — так что замолкни и уходи, пока мы не перерешили.
— Итак, один нож уплыл, — успокоившись и проводив взглядом бывшего лидера, вздохнул Сева. Созвав всех в комнату, повернулся к зеленокожему и негромко спросил:
— Это правда?
— Я уверена, что против тебя у Свинтуса нет никаких улик, — с намёком добавила Лиля.
Росс спокойно развёл руками.
— Перед своими буду честен. Да. И, кстати, я считал и продолжаю считать, что вел себя правильно. Не лишая людей жизни ради пищи, тем не менее, склоняюсь к мысли, что мёртвым уже безразлично, что станет с их телами. А живым ради каких-то дурацких принципов не стоит лишаться качественного питания, недостаток которого может настолько их ослабить, что излишне брезгливые присоединятся к мёртвым, — ударился в длинные рассуждения зеленокожий.
— Всё-таки мы не настолько голодали, — куда-то в сторону сказал Сева.
— А я вообще не сторонник голодания, — пожал плечами Росс.
Я смотрела на них и поражалась, насколько всё-таки отличается их реакция от типичной, Земной. Возможно, именно этого добивались керели, когда лишили нас чувственной памяти прошлой жизни, превращая её в некое подобие смутного сна. В глазах людей не было ни осуждения, ни отвращения или брезгливости, только небольшое опасение, усталость и, как ни странно, у некоторых даже понимание и одобрение. Другой мир — другая мораль.
Этот разговор затих сам собой. Все просто сделали вид, что внезапно вспомнили о каких-то срочных планах и отправились заниматься своими делами. Я тоже решила вернуться к недомытой корзине.
Уже у моего плота меня догнала Лиля.
— Пантера.
Я обернулась. Стройная, с красноватой кожей, длинными тёмно-русыми волосами и серо-стальными глазами — женщина была бы настоящей красавицей, имей она чуть более живую мимику. Нет, даже сейчас Лиля красива, но слишком далека, как звезда в небе. Выражение лица холодное и бескомпромиссное, поза выражает только безразличие к другим и уверенность в себе. Лиля выше меня больше чем на голову, поэтому стояла и смотрела на меня сверху вниз. Глаза в глаза.
— Ты не ушла. Но когда ты рассказывала про разговор со Свинтусом, то назвала нашу группу «вашей». Не «нашей», а «вашей». С такими взглядами ты навсегда останешься одна.
Её слова обожгли хуже пощёчины.
А к вечеру опять пошёл дождь. И Игорь сплясал танец пещерного человека, размахивая лично выловленной крупной пираньей.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 01.09.2012, 13:52 | Сообщение # 156
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, да, с лекарствами у них пока полный швах.
[off]Очень надеюсь, что у тебя появится время и на проду в снайпере. wink [/off]


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 01.09.2012, 18:18 | Сообщение # 157
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
читать всё интересней)))
Отличная прода! Понравилось, что про отношения между собой много. И вообще все, кое-где даже похохотала.\
Спасибо!

[off]
Quote (Ziraenna)
Очень надеюсь, что у тебя появится время и на проду в снайпере.

я тоже надеюсь[/off]


 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 02.09.2012, 11:10 | Сообщение # 158
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
89-е сутки. Джунгли
На следующее, удивительно солнечное, утро с Сергеевских плотов сообщили, что сейчас будет остановка для пополнения запаса дров и продуктов. Я обрадовалась этому не только по причине голода (со вчерашнего вечера ничего не ела), а, честно говоря, ещё и просто потому, что соскучилась по твёрдой земле и, особенно, деревьям.
— Пантера, на тебя рассчитывать? — спросил Илья, когда плот сел на мель рядом с маленьким, всего в несколько метров пляжем, притулившемся между зарослей кустов.
— В смысле? — не поняла я, спрыгивая прямо в воду.
— В смысле, в общий котёл будешь складываться? — пояснил химик, с вожделением оглядывая берега.
На мгновение возник соблазн отказаться, но я вовремя вспомнила вчерашнюю «пощёчину».
— Конечно, если получится.
Перебросив с плота на берег узкие, но длинные бамбуковые мостки, учёные бодрой рысью достигли земли и, крепко привязав плот с помощью двух плетёных из лозы канатов, переглянулись.
— Так, а мы не решили, кто дежурить будет, — хмуро сказал Сева.
— Без проблем, я могу, — предложил математик, заметив, что остальные не выражают желания.
Мы радостно согласились и почти сразу же разбрелись по лесу.
Отойдя на пару сотен метров, я залезла наверх и уселась перекусывать на первой же подходящей ветке. В этот раз надо запасти побольше фруктов и, лучше всего, не таких спелых, чтобы портились помедленнее. Наевшись, отдохнула в развилке веток и только после этого приступила к сбору плодов, на этот раз выбирая потвёрже, а не повкуснее. Забравшись на самую вершину кроны, удивлённо отметила, что огромной жёлтой луны не видно. Совсем. Даже краешка. Судя по всему, она зашла в какой-то из предыдущих ненастных дней.
Набрав фруктов, я вернулась с двумя полными корзинами и высыпала их на свой плот, прикрыв сверху мхом, после чего отправилась обратно в кроны. Кстати, что-то Игоря не видно. Хорошо же он охраняет, нечего сказать. Сделав ещё две вылазки и оставив добычу в помещении учёных, задумчиво огляделась. Только сейчас в голову пришла мысль, что я не знаю времени отъезда, а попадать в ситуацию «поезд ушёл», не хочется.
— Игорь! — неуверенно позвала я.
Почти сразу же из кустов вынырнул что-то с аппетитом жующий математик.
— Да, да, я здесь.
— Ты не знаешь, когда все отплывают?
— Если тролли не нападут, то к полудню, если нападут — раньше, — бодро доложил Игорь, сглотнув. — Да не волнуйся, всё успеем, — широко улыбнулся он задорной, мальчишеской улыбкой.
Дружелюбное, располагающее к общению, лицо в обрамлении нечёсаных каштановых волос и лохматой бороды не портили даже чёрные, как угли, глаза. Они выглядели не жёсткими, а постоянно искрящимися хорошим настроением и мальчишеским задором. Математик притягивал к себе, вызывал симпатию, и до сих пор был единственным, общение с кем давалось мне легко и непринуждённо.
— А поточнее не знаешь?
— Нет, всё будет решаться по обстоятельствам. Но если вдруг решим отплывать раньше, покричим, чтобы разбредшиеся успели вернуться.
Да уж, очень определённо. Мир вокруг тоже не тихий и неизвестно, как далеко удастся услышать призыв вернуться. Ну да ладно. Сделав ещё один рейд, я решила отойти поглубже в джунгли, глядишь, папоротниковых клубней наберу, или поваленное дерево с вкусными личинками отыщется. Собрав полкорзинки фруктов, чтобы заглушить снова проснувшийся голод, отправилась в путь.
Меньше чем через полчаса вышла к поросшему мхом и травами трухлявому куску ствола или толстой ветви и, раскрошив верхний слой, приступила к вылавливанию аппетитных личинок. Смакуя шевелящееся лакомство, наслаждалась его чуть солоноватым с лёгкой горчинкой вкусом. Всё-таки фрукты фруктами, а одних их для сытости не хватает. Подумав, насыпала в корзину древесных обломков и стала откладывать в неё личинок покрупнее и пожирнее, чтобы употребить позже, на плоту.
Когда отломала очередной кусок коры, из-за кустов показался тролль. Если точнее — троллиха. Я активировала флиграв, но в последний момент передумала, просто приготовившись к взлёту, и насторожено посмотрела на изуродованную женщину. Она выглядела типично: высокая, с поросшей пучками волос и покрытой пигментными пятнами блестящей от пота кожей, свисающей складками. Но агрессии, как ни странно, не проявляла. Подойдя к бревну — я немного отодвинулась — она с недоумением посмотрела на меня, потом на личинок и охотно присоединилась к пиршеству, закусывая их трухлявой древесиной и почти не обращая на меня внимания.
Я надкусила одну из щепок и пожевала, но быстро пришла к выводу, что в этом наши вкусы не совпадают. Мы мирно сидели и крошили бревно с разных сторон. Параллельно с добычей насекомых, я наблюдала за неожиданной соседкой. Впервые удалось увидеть живого тролля так близко, буквально на расстоянии пары метров. Почему она не нападает? Исключение? Или это просто я, как представитель другого вида, не вызываю агрессии? Решив поэкспериментировать, достала из корзины и протянула женщине зелёный фрукт. Она неспешно взяла его и обнюхала. При этом стало заметно, что на одной руке у соседки не хватает большей части безымянного пальца. Травма? Невольно переведя взгляд на свои кисти, я погладила кольцо-анализатор. Возможно, всё гораздо проще: опухшая плоть зафиксировала кольцо, оно, в свою очередь перекрыло кровоток, и от этого палец постепенно отсох. Пока я придумывала причину отсутствия пальца, женщина дожевала плод и, выковыряв из древесины личинку, протянула мне. Я взяла и тоже съела. Ну совсем не агрессивная женщина. Почему?
Сбоку до меня донёсся запах самца тролля. Я медленно переместилась так, чтобы между нами оказался поваленный ствол. После первой встречи, которая оказалась удивительно мирной, мне показалось важным узнать, как отреагируют на меня самец. И только теперь заметила ещё одно действующее лицо. Дет стоял чуть сбоку, расслабленно прислонившись к одному из деревьев, и наблюдал за всей нашей компанией. Похоже, уже давно. Ладно, с ним разберёмся попозже.
Высокий деформированный мужчина вышел из кустов и направился к обедающей самке, но на полпути остановился и насторожено принюхался. Я замерла. Тролль посмотрел на меня, на Дета, подошёл к женщине, тихонько фыркнул ей в затылок, после чего снова посмотрел на меня. Я уже собиралась улетать, несмотря на присутствие непрошеного свидетеля, но в этот момент мужчина что-то буркнул и в несколько прыжков преодолел расстояние до Дета. На мгновение я невольно зажмурилась: не хотелось присутствовать при кровавой расправе, но тут же заставила себя открыть глаза, из опасения, что тролль передумает и решит сначала заняться мной.
Дет то ли оцепенел от ужаса, то ли наоборот, совсем не испугался, по крайней мере, продолжал стоять, даже не сменив позы, только слегка запрокинув голову, чтобы встретиться взглядом с нависшей над ним тушей. В неподвижности прошло несколько долгих секунд. Потом блондин медленно потянулся и аккуратно поправил волосы. И всё это буквально перед носом у агрессивно настроенного тролля, уже занёсшего руку для удара. Последний на мгновенное замер, потом остервенело почесал себе бок и, больше не обращая внимания на Дета, развернулся ко мне. Не дожидаясь, пока он приблизится, я бросилась наутёк, надеясь скрыться за деревьями от взгляда блондина, прежде чем использую флиграв. Но, оглянувшись, поняла, что флиграв можно и не включать.
Ещё через несколько минут остановилась и прислушалась. Погони вроде нет. Вздохнув, я огляделась и, подойдя к ближайшему папоротниковому кусту, начала разгребать землю, чтобы добраться до клубней, ведь за корзинками точно возвращаться не стану. Почему всё-таки тролль не напал на Дета? Если я отношусь к другому виду, то он-то как все! Перебирая в уме различные варианты, так и не смогла найти логичного объяснения. Хотя в чём-то поведение Дета напоминало реакцию тролля, подвергшегося агрессии со стороны своего сородича. Но одно дело — сородич, а совсем другое — человек. Ну, не мог тролль принять Дета за своего, слишком уж отличаются и по внешнему виду, и по запаху.
— Ты кое-что забыла, — блондин поставил корзинки и присел рядом. Вот и ещё один вопрос: как он меня нашёл?
— Спасибо, — я подняла на него глаза. Действительно: жив и здоров. И, кстати, опять смотрит в сторону. С троллем так в переглядки играть не стеснялся!
— Раз уж мы случайно встретились, можно задать несколько вопросов?
Ничего себе случайно! Скорее: раз уж он меня выследил…
— Ладно, но только если взаимно, — кивнула я. — И по очереди.
— Согласен. Почему ты присоединилась к посвящённым?
Я так удивилась, что уронила клубень.
— Каким посвящённым? Я не с ними, — попробовала разубедить блондина, но тот только рассмеялся.
— Так все твою группу называют: «посвящённые в упрямство». И думаю, что именно это название приживётся, а вовсе не какой-нибудь «орден», — пояснил Дет, подкапываясь под соседний куст.
— Ну, наверное, потому, что мне показалось, что их точка зрения похожа на мою, — сумбурно высказала я свои соображения вслух. — То есть, что мы в каком-то плане имеем похожие идеалы. Я имела в виду… — окончательно запутавшись, замолчала. Пытаясь собраться с мыслями, потёрла лоб запачканной в земле рукой.
— Ладно, будем считать, что ты ответила на мой вопрос, — сжалился надо мной блондин. — Теперь твоя очередь.
— Как ты меня выследил?
— Очень просто. Ты так спешила, что на всём протяжении своего пути по бокам оставила небольшие выдранные кусочки мха.
Фух. Значит дело не в его гениальном искусстве следопыта, а в моей небрежности. Я облегчённо вздохнула, пообещав себе в следующий раз лучше заметать следы.
— У тебя есть цели? Я имею в виду не такую мелочь, как например, накопать папортошки про запас, а именно глобальные цели, — пояснил Дет. — Например, с какой целью ты присоединилась к группе?
Да что он всё время задает мне такие вопросы, на которые я сама не знаю ответа?
— Ну… э… Построить совместную цивилизацию? — нерешительно предположила я.
— Нет, так не пойдет. Ты что, сама не знаешь, чего хочешь? — возмутился блондин.
— Почему же, в общих чертах знаю, — нерешительно возразила я.
— И?..
Я неопределённо пожала плечами. Ну, как можно высказать то, что чувствуешь, но описать не получается?
— В таком случае, почему бы тебе не уйти от них и не присоединиться к какой-нибудь другой группе?
— Не хочу.
Настроение испортилось. Что-то уже второй человек предлагает мне покинуть учёных. Прямо как сговорились.
— Прошу тебя как следует подумать, чего ты на самом деле хочешь, к чему стремишься. За что ты готова бороться, и куда согласна вкладывать свои силы. Сейчас у нас есть уникальная возможность переиграть всю историю человечества. Не осознав, чего ты хочешь, ты не сможешь ничего сделать. Будешь просто плыть по течению, — спокойно продолжил блондин.
— А сам-то ты знаешь, чего хочешь? — скептически спросила я.
— Разумеется, — уверенно подтвердил Дет. — Ладно, ты как следует подумай, а потом поговорим, — предложил он. — Разрешаю задать ещё один вопрос. Но только один, раз уж договорились соблюдать очерёдность и взаимность.
Я помолчала. Не потому, что не знала, о чём спросить, наоборот, долго не могла выбрать всего один вопрос, столько их роилось в голове. В конце концов, остановилась на том, который показался мне наиболее актуальным.
— Объясни, почему на тебя не напал тролль?
Дет рассмеялся.
— Не ты первая этим интересуешься, — пояснил он, вытирая выступившую в уголку глаза слезу. — Те, кого ты называешь троллями, тоже люди. Зачем им нападать на братьев по разуму?
Я возмущённо засопела.
— Это не ответ!
— Не хуже твоего, — улыбнулся блондин. — Ладно уж, — добавил он вставая и складывая выкопанные клубни в свёрнутый кульком широкий лист. — Понимаешь, время убедило меня, что они по сути своей не слишком агрессивны. Нет, честно, — заверил меня Дет, заметив недоверчивый взгляд. — Особенно, если знать, как себя вести при встрече с ними и понимать их настроение.
— Не верю! — вскочила я. — Если бы всё было так просто, то откуда столько жертв? Вон, когда отчаливали, их, говорят, больше пятисот собралось! Это ли не агрессия?!
— А я и не стремился общаться с разозлённой толпой, — на мгновение заглянув мне в глаза, подмигнул блондин. — Но, случайно встретив одного или небольшую группу, можно достаточно легко уйти невредимым… разве что часть вещей потерять.
— Но почему тогда столько погибших? — всё ещё не могла понять я.
— К сожалению, большинству людей свойственно судить о других по себе. А такое поведение часто ошибочно. К тому же, — грустно пожал плечами Дет, — гораздо легче обвинить врагов в том, что они монстры и их следует уничтожить, чем пытаться найти другой выход. Поэтому я и здесь. Несмотря на все недостатки, решение Сергея избежать конфликта, а не вступать в него, мне ближе. Оно дает нам время.
— Время для чего?..
Блондин не ответил. Слегка поклонившись на прощанье, он удалился в сторону плотов. Подумав и дополнив корзину клубнями, я отправилась туда же.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 02.09.2012, 12:31 | Сообщение # 159
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Да уж, не все так просто с этими тролями!!! Понравилось, Но что-то меня смущает этот Дет. Ведет себя как главный. Может, он хочет стать императором? Или, как минимум – серым кардиналом. Вобщем-то и что он в глаза ей не смотрит, может тоже как-то объяснится? Например, раз уж троллей он изучил, то и ее вид где-то уже встречал и что-то узнал? Короче , интересный тип.
Интересно теперь, успеет ли Пантерка на плот до отплытия. Не хотелось бы, чтобы она потерялась.
Спасибо за проду.


 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 02.09.2012, 21:00 | Сообщение # 160
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
90-е сутки. Река
Только мне показалось, что погода начала налаживаться, как опять на целый день зарядил дождь. Под грохот грома и стук тяжёлых капель медленно проходили часы. Не то, чтобы я ощущала особенную скуку, просто в джунглях привыкла к более деятельному образу жизни и вот так сидеть на одном месте было непривычно. Зато появилось время, чтобы сплести пару новых корзин из нарезанной на вчерашнем привале лозы.
К вечеру Надя, как обычно, позвала меня помочь с пациентом. К моему удивлению, эта низенькая относительно остальных учёных иссиня-черноволосая бледнокожая женщина с довольно большими грустными глазами, несмотря на внешнюю мягкость и безобидность, не боялась ни крови, ни грязной работы. Нет, ей не нравилось прочищать гноящуюся рану, но руки не дрожали, и она не разу не отказывалась от участия в лечении.
Заметив, что очередной «лист» его медицинской карты заканчивается, я отправилась к стеллажу с толстыми обрезками бамбука и большими кусками коры.
Неправда, что если лишить людей бумаги, они перестанут записывать необходимые им сведения. При желании человек всегда найдет ей замену, что в данном случае и произошло. Для записей учёные использовали широкие стебли бамбука, выцарапывая буквы ножом вдоль растительных волокон на междоузлиях, а также крупные куски коры, на которых в отличие от твёрдого бамбука удавалось делать записи заострённой палочкой. Поскольку всю попавшуюся мне на глаза кору уже покрывали различные надписи, начиная от сложных математических и химических формул и кончая шутливыми стишками и расчерченными полями для игры в крестики-нолики или морской бой, пришлось воспользоваться самым толстым, а значит, наиболее удобным обрезком бамбука. Единственный нож учёных оказался занят, а своим имуществом я, несмотря на сложившиеся обстоятельства с острой нехваткой колюще-режущих инструментов, делиться категорически отказалась. Впрочем, не я одна такая — Росс тоже не давал пользоваться скальпелем (и сам применял только во время операции). Однако данные в карту внести надо, поэтому, вытащив нож, я присоединилась к компании врачей, приготовившись записывать под диктовку.
За прошедшие дни пациент так и не пришёл в себя. Каждый час мы измеряли его пульс, температуру и частоту дыхания, а также смачивали губы и ротовую полость тёплой кипячёной водой. Два раза в сутки проверяли состояние раны, осторожно очищая её от гноя. До сих пор состояние, на мой взгляд, не улучшалось: больной весь горел и усыхал прямо на глазах, рана загнаивалась. Зеленокожего тоже не радовало состояние пациента: каждый раз, проводя осмотр и проверяя карточку, он витиевато ругался латинскими терминами.
— Там черви завелись, — сказала Надя, убирая прикрывающий рану мох.
И Росс, и я заинтересовались этим сообщением и наклонились к больному. Действительно, в нагноившейся плоти ползали мелкие червеобразные личинки. Поймав одну, я проверила её на анализаторе, предварительно переключив последний на вид, к которому принадлежали учёные. Неядовита. Но это почти ничего не меняет.
— Думаю, что их надо убрать. Некоторые, наверное, уже успели заползти внутрь, — поделилась сомнениями Надя.
Я ещё раз внимательно осмотрела червеобразных существ.
— На Земле личинки некоторых мух помогали очистить рану от гноя и омертвевших тканей, не повреждая здоровые, — поделилась своими воспоминаниями.
— А ещё мухи на Земле заразу переносили, — возразила Надя, брезгливо раздвигая края незашитой раны. Там тоже оказались мелкие насекомые.
— Не могу отрицать, — кивнула я. — К тому же, неизвестно, чем питаются эти конкретные личинки. Так что даже и не знаю, как лучше поступить.
— Оставим как есть, а там посмотрим, — за всех решил Росс, заглянув в старую бамбуковую медицинскую карту.
— А если?..
— Если заметим негативное влияние червей — сразу уберем. Всё равно я так и так склоняюсь к тому, что мы потеряем пациента. Так что ему уже ничего не повредит.
— А я надеюсь, что он выживет, — тихо сказала Надя. — Он для меня уже почти как родной.
Но вздох женщины показал, что надежда очень слаба.
— Лучше не надеяться, — буркнул зеленокожий. — Тогда, если умрёт, расстраиваться не станешь, а выживет — всё равно обрадуешься.
Хотя голос Росса прозвучал сердито, мне показалось, что в глубине души он тоже хочет, чтобы пациент поправился. Но чисто ли из человеколюбия или просто потому, что вложил силы в его здоровье? Я искоса смотрела на Росса и чувствовала просыпающееся тепло. Вот что время делает. Даже этот зеленокожий хищник, такой циничный и упрямый, начал чем-то мне нравиться. Нет, он по-прежнему каждый раз вызывал раздражение, и страх перед ним не ушёл, но только теперь я поняла, что, несмотря на всё это, привыкла к Россу. И что он, несмотря на первое впечатление, вовсе не такой уж злодей. Несмотря на отвратительный характер и людоедство.
К вечеру мы выявили два типа личинок, которые приносили скорее вред, чем пользу, и выбрали их из раны, что заняло немало времени, поскольку одни из них прятались в прогрызенных в тканях, но, к счастью, неглубоких ходах.
Ночью меня разбудили, огорошив сообщением, что наступила моя очередь дежурить. На недоуменный вопрос, в чём состоит моя задача, математик пояснил, что надо всего-то следить, чтобы плот не сносило с центральной части реки, и пока русло идёт ровно, практически без изгибов и поворотов, с плавсредством проблем почти нет. После этого Игорь сказал мне будить Юлю в три и передал свои наручные часы, чём-то похожие на командирские. Они выглядели довольно массивными, но оказались лёгкими, хотя и сделаны из материала, на ощупь напоминающего металл. К моему удивлению, циферблат часов состоял из двух окружностей чисел: внешняя имела восемьдесят делений, а внутренняя — тридцать два. Но стрелки вроде три, как обычно: секундная, минутная и часовая. Подойдя к математику, я поинтересовалась, почему циферблат разделён именно так.
— Всё очень просто, — сонно ответил Игорь. — Сутки здесь равны двухсот пяти тысячам пятидесяти шести земным секундам, это я вплоть до одной десятой секунды выпытал у керел. Потом посчитал, что если увеличить длину каждой секунды на сто двадцать пять стотысячных, то время вполне можно будет разделить на тридцать два часа по восемьдесят минут, каждая из которых по восемьдесят секунд. Тогда я подумал, что таким образом измерять время гораздо удобнее, чем мучиться и переводить каждый раз, используя земное, вот и заказал такие часы. Они у меня по-местному показывают. На это, кстати, большую часть своих вопросов и потратил, — с лёгким оттенком грусти добавил он.
Дежурить действительно оказалось достаточно легко, поскольку до смены мне пришлось подкорректировать путь плота всего один раз, и то удалось обойтись всего лишь недолгой фиксацией греблей в специальных пазах с одной стороны плавсредства.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 02.09.2012, 21:03 | Сообщение # 161
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, да, Дет не так прост. И проблема с троллями неоднозначная - они ведь не просто сказочные монстры.
Кстати, ты правильно угадала, причина избегать взгляда в глаза есть.) И откроется в свое время.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 02.09.2012, 21:56 | Сообщение # 162
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ура, продка!
Понравился математик Игорь. И приятно, что Росс становится все человечнее и понятнее. Вот за пациента и я вместе со всеми героями переживаю – уж очень хочется, чтобы выжил.

Про червяков – брррр, но все же это очень даже реалистично, я думаю. Так что читаю все это с явным увлечением!
Спасибо за продку!


 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 03.09.2012, 19:02 | Сообщение # 163
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
91-е сутки. Джунгли
К полудню следующих суток мы вновь пристали к берегу для добычи продуктов питания и дров. Я с большим удовольствием покинула поднадоевшее плавсредство. Вопрос об охране плота опять решали в последний момент, и снова дежурить остался математик. Сделав две ходки за фруктами, я отправилась прогуляться по джунглям, как раньше, до того, как присоединилась к группе — то есть, передвигаясь по верхнему ярусу леса.
Джунгли дружелюбно встретили меня намокшими от дождя ветками. По наиболее сухим местам коры деловито сновали древесные муравьи. Стайка небольших обезьянок, недовольно переговариваясь, поспешила перебраться на другую часть кроны, когда я перепрыгнула на занятое ими дерево.
Как будто впервые любуясь окружающим миром, я наслаждалась свободой движения после почти полутора суток, проведённых на ограниченном пространстве, и внутренней свободой, которую ощущала, только когда удалялась от людей на достаточно большое расстояние. Лишь здесь, среди зелёных листьев и упругих капель дождя, я становилась независимой сильной личностью. Сейчас временное одиночество казалось не бременем, а счастьем. Даже несмотря на то, что я начала привыкать к учёным, но пока общество ни одного из них не может заменить этой дикой свободы. Свободы от обязательств и норм повседневной жизни.
Здесь, наверху, каждый раз возникал соблазн вообще не возвращаться, но, как и раньше, я смогла перебороть себя. Нельзя уходить сейчас. Вот когда они поселятся где-то в одном месте, тогда уже можно будет подумать о том, чтобы покинуть группу, ведь всегда будет возможность вернуться.
Я улыбнулась. А ведь, наверняка, большинству гораздо труднее отвыкнуть от общества, чем приспособиться к людям. Мне — наоборот. Странно, но почему-то это отличие не испортило настроения. Возможно, я просто начала привыкать, что уже «не человек», как говорил Росс.
Только через пару часов заметила, что слишком удалилась в джунгли, и поспешно отправилась в обратный путь. Не хочется, чтобы плоты ушли без меня, хотя, скорее всего, их вполне возможно догнать по берегу. Добравшись до реки, спустилась пониже, чтобы видеть землю, и приступила к поискам знакомого каравана плотов. Как обычно, я представляла лишь примерное направление на временный лагерь, но не его точное месторасположение.
Вскоре увидела людей, но не тех, которых искала и, к сожалению, даже не троллей. У последних смягчающим обстоятельством можно посчитать загадочную, но разрушительную болезнь. Эти же… Три мужчины жестоко избивали четвёртого. От явной несправедливости такого действия я чуть не вмешалась. Нет, разумеется, лезть в драку было бы величайшей глупостью, но захотелось высунуться и с безопасной высоты прокричать что-нибудь типа «я всё вижу». Но, заметив у одного из агрессоров лук, резко передумала. Ведь неизвестно, насколько хорошо он умеет им пользоваться и, дав понять, что в курсе их дел, не подставлюсь ли я под удар.
Пока думала, что можно сделать, ситуация разрешилась сама собой: прекратив избиение и забросав неподвижную жертву мхом, мужчины удалились в сторону лагеря. На всякий случай, подождав несколько минут, я спустилась вниз. Убрав с тела мох, положила пальцы на шею, пытаясь прощупать пульс. Жив. Но без сознания. Сильной внешней кровопотери не наблюдается, но без переломов явно не обошлось, так что нельзя исключать внутреннего кровотечения.
Что теперь делать? Тащить жертву к остальным? Ну, во-первых, я не настолько сильна, а во-вторых, это может только повредить, если у него травмирован позвоночник. Отправиться звать на помощь и оставить полумёртвого мужчину одного? Но снова случай решил за меня. Из леса вышли три девушки, две из которых были вооружены луками, и я поспешно спряталась за дерево. Но, похоже, опоздала, и меня успели заметить.
— Эй, кто там? Выходи! — скомандовала маленького роста, лишь немногим выше, но гораздо шире меня, шатенка с округлившимся животом.
Заметив, что хотя женщины насторожились, но к оружию не потянулись, и подумав, что я успею укрыться за деревом, пока они натягивают лук, осторожно выглянула.
— Надо же, я думала, что там зверь какой-то незнакомый, а это мелкая! — с облегчением поприветствовала меня самая высокая из девушек. — Можешь это объяснить? — указала она на лежащего мужчину.
— Когда я подошла, всё уже так было.
Не хватало только, чтобы на меня ещё и труп повесили. Все трое оценивающе посмотрели на меня, потом на избитое тело и с готовностью кивнули.
— Верю, — добавила шатенка, опустившись на колени и прощупывая пульс.
— Он жив, — сообщила я.
— Он ещё жив, ты хочешь сказать. Девчонки, готовьте носилки, — шатенка профессионально осматривала мужчину.
Остальные без промедления приступили к заданию, с готовностью приняв мою посильную помощь. Глядя, с какой сноровкой они связывают жерди и ветки в конструкцию для переноса мужчины, я поинтересовалась:
— Уже есть подобный опыт?
— Нет, такого не было, — вздохнула высокая девушка. — Но вещи переносить приходилось. Да ещё мой бывший однажды умудрился ногу сломать.
Я понимающе кивнула.
Всего за несколько минут крепко связанные скрученной из растительных волокон верёвкой носилки были покрыты небольшим слоем мха, и осторожно, в восемь рук переложив на них неподвижное тело, мы отправились к плотам.
— Уже как минимум второй раз какие-то уроды нападают, — поделилась со мной шатенка. — Похоже, из своих же, но узнать бы кто…
— Могу помочь, я видела нападавших, — я вкратце рассказала, что происходило до их прихода.
— Это хорошо, что ты их видела.
Я кивнула, невольно порадовавшись, что спутницы не стали осуждать меня за невмешательство.
Пройдя пару километров, мы добрались до лагеря, где, заметив нашу ношу, навстречу сразу же подбежало несколько человек. Забрав у женщин и опустив на землю носилки, они склонились над пациентом, но уже через несколько минут почти потеряли интерес.
— …уже мёртв, — донеслись до меня их слова.
Я вздохнула и отправилась к нашему плоту. Стоило ли прилагать столько сил, если человек всё-таки умер?
— Что там происходит? — выскочил мне навстречу математик.
— Труп, — неприветливо буркнула я. — Не наш.
— А чей?
Я пожала плечами, и Игорь, попросив меня посторожить плот, поспешил к телу.
Забравшись на своё плавсредство, освободила корзины и села с нетерпением ожидать возвращения математика, чтобы успеть сделать хотя бы ещё одну ходку за продуктами. Шло время, а Игорь не показывался. Когда я уже подумывала оставить плот, отыскать загулявшего дежурного и силой привести его обратно, увидела выходящих из леса Юлю с Верой. Я приободрилась, надеясь смениться, но в это время с другой стороны из кустов выскочил Игорь.
— Тебя Сергей зовет, срочно, — заявил он и, не обращая внимания на удивлённые взгляды девушек, почти потащил меня за собой.
Рядом с телом находилось достаточно много народу, в том числе и вышеупомянутый Сергей, почему-то на двух импровизированных деревянных костылях, Дет в аналогичном состоянии и несколько мельком виденных мной здоровых людей.
— Опознать сможешь? — без предисловий спросил Сергей.
— Думаю, да, — пожала плечами я.
— Проводите её по подозрительным группам. И примите меры, если понадобится, — обратился он к доброму десятку неплохо вооружённых мужчин.
Пройдясь вдоль берега, я почти сразу же увидела преступников, даже и искать не пришлось. Все трое занимались погрузкой хвороста на небольшой открытый плотик, при этом вели себя абсолютно спокойно, похоже, полностью уверенные в своей безнаказанности.
— Это они, — удалившись на пару десятков метров, указала я.
— Всё, возвращайся к Сергею, — приказал старший из группы, и я подчинилась, не желая стать свидетелем дальнейших событий.
— Уже? Подожди пока, — кивнул мне «царь».
— Ну как, нашла? — поинтересовался ожидающий сбоку математик.
— Нашла, — только теперь я поняла всю сложность ситуации. А что, если для нападения у тех троих были веские причины? Хотя, если это действительно уже не первое их преступление… — Игорь, а ты не знаешь, кем был убитый?
— Махаоном.
Название мне ничего не сказало, о чём и сообщила Игорю.
— Ну, с чисто мужского плота, — пояснил он.
— Гомосексуалистом? — я поморщилась.
Математик усмехнулся.
— Нет, махаоны вполне нормальные парни, как, впрочем, и амазонки — нормальные девчонки, хотя насчёт и тех, и других многие заблуждаются. Просто они считают, что большая часть проблем у мужчин из-за женщин, а у женщин, соответственно, из-за мужчин, поэтому в своей группе другой пол видеть не хотят. А неофициально, по секрету друг от друга, большинство из махаонов крутят романы с амазонками. Те, кстати, тоже скрывают от своих «сестёр» эти связи.
Я недоуменно пожала плечами.
— Глупо как-то. Зачем скрываться? И ты-то откуда это знаешь?
— У меня есть и глаза, и уши. Вообще, я, честно говоря, думаю, что скоро эти тайные встречи станут явными, — Игорь заложил руки за голову и поудобнее развалился на сыром мхе. — Хотя жить эти принципиальные по-прежнему будут раздельно.
Мы замолчали, тем более, что в это время вернулся отряд, приведя с собой троих арестованных. Впервые мне удалось наблюдать суд в полевых условиях, и надо отметить, что он прошёл неожиданно споро. Найденные на плоту подозреваемых вещи убитого и мои показания оказались основными уликами. Хотя справедливости ради, стоит упомянуть, что прежде, чем принимать решение, судьи обсудили, не может ли у меня быть причины лжесвидетельствовать, но, к счастью, по их мнению, таковой не оказалось. Найти своим действиям объяснение, устраивающее судей, обвиняемые не смогли, после чего почти сразу прозвучал приговор: всем троим — смертная казнь.
Не желая присутствовать при исполнении приговора, я отошла в сторону, и глухой стук топора почти не долетал до моих ушей. Но где не хватило слуха, в полную силу поработало воображение. Двоякие ощущения. С одной стороны, любое преступление должно быть наказано, но с другой, всегда есть хотя бы маленький шанс совершить ошибку и обвинить не того. И если даже у меня, всего лишь выступившей свидетелем по данному делу, возникают сомнения, то каково приходится судьям и тем, кто исполняет приговор? Я никогда не захочу оказаться на их месте и выбирать из двух зол.
Почти сразу после казни караван продолжил сплавляться вниз по реке.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 03.09.2012, 19:59 | Сообщение # 164
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Еще одна продка. Очень радует их регулярность! Спасибо за терпение с выкладкой. Повышают настроение.
Ох, прочитала. Ужас-ужас. Хотя, честно говоря, сразу ведь всех предупреждают, как я поняла, о смертной казни. Так что эта троица не могла не знать, чем им подобное грозит. И вообще – это бесчеловечно. Хотя правильно и то, что сложный вопрос очень, кто заслуживает смертной казни(((
Интересная прода. Очень! Спасибо.
PS - очень интересно насчет луков – сами они их делали, или керели дали? Я просто любительница луков и стрельбы из них)))


 все сообщения
sovaДата: Понедельник, 03.09.2012, 21:29 | Сообщение # 165
казачка тетя Соня
Группа: Станичники
Сообщений: 254
Награды: 15
Статус: Offline
Батюшки, как же я отстала то! Вот радость теперь - читать не перечитать!


С почтением, Клацк Осетрина Боевитовна
 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 04.09.2012, 10:47 | Сообщение # 166
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
92-е сутки. Река
— Можно с тобой поговорить? — спросила Юля, предварительно удобно устроившись рядом с моим плотиком.
Не понимая, зачем задавать риторический вопрос, я кивнула, скептически подняв бровь.
— Тут несколько недоразумений накопилось, и я, так сказать, вызвалась прояснить ситуацию.
Настораживает. Что я опять сделала не так? Лихорадочно перебрала в уме события последнего дня. Вроде ничего подозрительного. Но ведь наверняка что-то есть. Хорошо хоть, что для беседы прислали Юлю, а не Лилю, например. Нет, в драке астроном была бы гораздо опаснее. Она выше холодной леди и шире в плечах, загорелая кожа не отдает в красноту, да и, вообще, вызывает ассоциации с бабой, которая «коня на скаку остановит». Возможно, кому-то мог показаться немного неподходящим рыжеватый оттенок волос и зелёные глаза, но на самом деле и то, и другое отлично вписывалось, не разрушая, а лишь усиливая образ дородной женщины. Сильной, но добродушной. Именно поэтому с ней всё-таки легче общаться.
Так что всё-таки я могла натворить?
— Спрашивай, что тебя интересует, — прервала я затянувшееся молчание.
— Во-первых, почему ты не ешь со всеми? В смысле, за одним столом и то же самое?
Подавившись фруктом от неожиданности поднятой темы, я сунула недоеденный плод в корзину и задумалась.
— Если не хочешь, можешь не отвечать, Росс вообще не советовал говорить с тобой на эту тему.
Интересно, с какой это стати вдруг зеленокожий стал таким «заботливым»? Я резко встряхнула головой и решительно встретилась с Юлиным взглядом. Честно сказала:
— Я много ем. Больше каждого из вас. И чаще. За день примерно в три-четыре раза больше съедаю. А пищи и так не слишком много, к тому же вы её ещё и готовите, силы на это тратите…
Астроном засмеялась.
— И это всё? Ладно, когда с питанием действительно проблемы были, но сейчас это не причина.
— Ещё скажи, что сейчас продуктов полностью хватает?! — вскочив от избытка эмоций, я ненадолго потеряла равновесие и чуть не бултыхнулась в воду, но в последний момент ухватилась за стенку домика-сарая, которая не преминула снова покривиться.
— Хватает, — спокойно подтвердила Юля. — Вот мы и не понимаем, что ты каждый раз, стоит о еде заговорить, к себе сбегаешь. Мы уж что только не передумали, Росс даже предположил, что ты только сырые продукты есть можешь, а готовые для тебя как порченые…
— Но ела же уху в первый день! — возмущённо возразила я.
— …И что ты тогда отравилась нашим супом, но из вежливости ничего не сказала, — с улыбкой закончила девушка, переплетая свою длинную и толстую, слегка отливающую в рыжину косу.
— Вовсе нет! Уха очень даже вкусная была! Но, — подперев покосившуюся стену стеблем бамбука, я перелезла на большой плот, — даже не знаю, как сказать… я ведь, честно, много ем, — мой голос прозвучал почти жалобно.
Ну, не говорить же, что питаться я с остальными как раз готова, а вот делиться ножом не хочу. Причём категорически не хочу и не буду.
— В общем, я тебя уговаривать не собираюсь, надумаешь — присоединяйся. Во-вторых, нож не одолжишь?
Ну вот, именно этого вопроса я и боялась…
— Нет, не одолжу, — решительно ответила я, ещё на Земле поняв, что, чтобы люди перестали касаться нежелательной для тебя темы, надо добрую сотню раз твёрдо сказать нет, ни в коем случае не допуская сомнения в голосе.
— Нет, я понимаю, что у каждого есть свои личные вещи, которые он никому не отдаст, но почему именно нож? — возмутилась Юля.
— Не только нож. Ещё кулон и кольцо.
— Ну, с кольцом всё ясно, его и просить нехорошо — как-никак самая необходимая вещь. С кулоном я тоже могу тебя понять, да и вряд ли кто-нибудь позарится на твоё украшение. Сделано оно, конечно, со вкусом, и цепочка красивая, но камень ты неудачно выбрала, — покачала головой астроном. — Кстати, хочешь, моё имущество покажу?
Обрадовавшись, что можно перевести тему разговора, я активно закивала.
— Сейчас принесу.
Юля вернулась с увесистым свёртком и осторожно распаковала его на полу. Некоторое время я ошеломлённо взирала на красивые даже в тусклом освещении пасмурного дня изделия. Ювелирные украшения, причём явно из драгоценных камней. Целая горка. Ничего подобного ни то, что в руках не держала, в глаза не видела.
Наконец, я с трудом оторвалась от сочно-голубых заманчиво блестящих сокровищ.
— Что это?
— Колье из бриллиантов чистой воды по десять каратов каждый, — любуясь своими украшениями, поделилась Юля. — Представляешь, каждое колье всего за одну маленькую вещь считалось. Я и набрала максимум по «весу», всего сто одиннадцать штук. Часть на браслеты, серьги, кольца, заколки пойдет…
Глядя на счастливое лицо девушки, я начала понимать, что мы не так сильно различаемся, как казалось вначале. Просто у каждого свои «самые дорогие игрушки»: у кого — колье, а у кого — компьютер.
Честно говоря, не знаю, чего хотела добиться Юля демонстрацией своей коллекции алмазов — возможно, просто поделиться собственной радостью. Но лично я из этой встречи вынесла, что каждый, в том числе и я, имеет право на свои индивидуальные вещи, которыми не обязан делиться или сообщать об их специфике. Компьютер посчитали простым украшением? Тем лучше.
Но разговор всё-таки сильно повлиял и заставил переменить начальное решение питаться отдельно. Главной причиной для раздельного питания действительно было мой неуёмный аппетит. А если народ утверждает, что пищи хватает, то почему хотя бы не попробовать влиться в компанию? Ведь иначе есть угроза навсегда остаться на отшибе.
Таким образом, в очередной раз пересмотрев свои взгляды, я не стала покидать общий плот и уединяться, когда приблизилось время обеда. Кроме уже известных папоротниковых клубней, к которым крепко прилипло искажённое земное название «папортошка», с удивлением обнаружила несколько видов незнакомых корневищ, какие-то ягоды, фрукты, орехи, грибы и множество разнообразной зелени. Но назвать эту кухню вегетарианской у меня просто язык не поворачивается, ведь, кроме продуктов растительного происхождения, в меню присутствовали вкусно запечённые змеи, лягушки с аппетитно подрумяненной корочкой и шашлыки из каких-то зверей ростом со средней величины кошку. Даже если не считать мой вклад, питание учёных оказалось вполне качественным и разнообразным. Да что там, если смотреть совсем честно, то принесённый мной фрукты являются всего лишь приятной добавкой.
Если готовили жидкие блюда как и раньше, в колбах, то ели теперь не прямо из них, а из небольших удобных мисок, вырезанных из толстой папортофельной скорлупы. Этот материал вообще оказался удобным — гладкий, практически не образующий заноз и упругий, как пробка, плохо впитывающий воду, и с ним легко работать простым ножом. Я тоже несколько раз развлекалась вырезанием примитивных фигурок из папортофельной кожуры, но до того, чтобы сделать миски и пиалы, не додумалась.
Меню, а главное — количество и качество продуктов, с одной стороны, заставило порадоваться за учёных, поскольку они, похоже, действительно оказались в состоянии прокормиться самостоятельно, а с другой, — породило сомнения в собственной значимости. Раньше мне было приятно считать, что я им необходима, теперь же это заблуждение развеялось. Они спокойно проживут и без приносимых мною фруктов. Но тогда почему они всё ещё терпят общество человеко другого вида, ведь необходимости в этом уже нет? Не просто ли для того, чтобы изучить «уникальный экземпляр», как когда-то выразился Росс? Может на самом деле не только он так думает, просто другие не говорят правды вслух?
— Самое обидное, — донёсся до меня голос Юли, и, очнувшись от раздумий, я прислушалась к речи астронома. — Что нас, похоже, никто не воспринимает всерьёз. Как мы станем двигать науку, если погрязнем в бытовых заботах? Сергей, как ни горько это признавать, абсолютно прав: без поддержки извне мы беспомощны. Если в ближайшее время ситуация не изменится, придётся или присоединяться или, даже если сохраним «независимость», от нас останется только позорная кличка «посвящённые в упрямство». Надо выбираться из этой ямы, но как? У кого-нибудь есть мысли на этот счёт?
— А что, меня наше прозвище вполне устраивает, — улыбнулся Игорь. — Тем более, что чаще всего говорят просто «посвящённые», а это звучит романтично, прямо как название тайного общества…
— У меня есть предложение, — перебил математика Маркус, обгладывая шашлык с тонкого бамбукового стебля. — Нам нужен лидер, который бы взял на себя функции организации и обеспечения нас всем необходимым, а мы бы под его руководством спокойно занимались наукой…
— Ну, знаешь, у тебя не лидер, а какой-то всеобщий раб получается, — возмутился Сева. — Согласен, что лидер нам нужен, но всё же функцию обеспечения «всем» на него вешать не стоит, а то или Свинтусом окажется, или сбежит со всех ног. Лидер должен обеспечивать связи с другими группами и руководство, чтобы мы с минимальными затратами добивались максимального результата. Ну, кроме того, разумеется, он должен разрешать наши споры и успокаивать конфликты, как внутри, так и вне группы. И разрабатывать планы по сохранению и развитию нашей цивилизации.
— Всё-таки плохо, что мы так быстро отбросили большинство моральных принципов, — покосившись на фыркнувшего зеленокожего, вставила Юля. — Да, согласна, отсутствие лидера однозначно приводит к упадку нашей цивилизации.
— Какому упадку, господа-товарищи?! — воскликнул Росс. — Здесь и не существовало никакой цивилизации, я имею в виду человеческой. Мы даже не в каменном веке. Мы сейчас никто. И если хотим получить хоть какую-то цивилизацию, надо её строить. Причём из ничего.
— И что ты построишь? Цивилизацию людоедов и эскулапов, которые не считаются с мнением своих жертв? — съехидничал Маркус. — Или что получше?
— Я ничего не построю. Как, впрочем, и ты. Да и никто в одиночку ничего не сможет построить. Но вместе, если мы захотим, то сможем создать хотя бы небольшой островок в океане дикости. Как делает, например, тот же «царь» Сергей. Он не один и вместе с союзниками уже добился больших успехов, что нельзя не признавать. В его группе уже кое-какие законы есть и исполнительная власть. И нарушения караются со всей строгостью, вспомните, например, казнь.
— На что ты намекаешь? — вспыхнул Сева. — Ты считаешь Сергея лучше нас
Зеленокожий хищно улыбнулся, отчего показался мне ещё опаснее.
— Пока — однозначно да, хотя надеюсь, что у нас есть шанс улучшить своё положение. И, возвращаясь к теме: тоже согласен, что лидер нам необходим. Кстати, Сева, раз уж ты так хорошо смог сформулировать обязанности лидера, почему бы тебе им и не стать?
Подавившись печёной папортошкой, инженер возмущённо вскочил и, прокашлявшись, резко возразил:
— Я не подхожу на эту роль! Я слишком вспыльчивый для этого! Сам становись лидером, если такой умный!
— Ну, спасибо, — оскалился Росс. — И что я как лидер построю: «цивилизацию людоедов и эскулапов»? Нет, такого счастья мне и даром не надо!
— А пусть Игорь будет нашим лидером, — улыбаясь, внёс предложение Маркус.
— Не согласен! — замотал головой математик. — Я теоретик и никаких навыков управления, тем более, творческими людьми, у меня и в помине нет. Лучше назначить кого-нибудь другого!
Обсасывая змеиные косточки, я со смешанным чувством наблюдала, как один за другим учёные отказываются от правящей должности. Впервые за свою жизнь встречаю целую группу настолько невластолюбивых людей.
Просто удивительно.
— Пантера, — окликнул меня физик и, вздрогнув, я обернулась к нему. — А ты не хочешь попробовать себя в качестве лидера?
Я закашлялась. Ничего себе, нашли кандидатуру! Мало того, что только несколько дней как в группе, так ещё и неизвестно кто. Даже сама себя ещё полностью не понимаю, а тут другими руководить предлагают!
— Нет, ни в коем случае!
— Жаль, — вздохнул Маркус. — Итак, господа и дамы, среди нас не оказалось ни одного человека, который бы решился взять на себя функции управления. Что делать будем?
— Вообще-то у меня есть одна кандидатура на эту роль, — задумчиво потянул Илья. — Хотя он пока не в нашей группе…
При этих словах большинство учёных понимающе переглянулось.
— Если ты думаешь о том же, о ком думаю я, то этот «кандидат» ещё тот интриган… — неодобрительно покачал головой Сева. — Хотя своего он, похоже, таки добьётся.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 04.09.2012, 10:52 | Сообщение # 167
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Quote (Каури)
И вообще – это бесчеловечно.

Можно уточнить - что именно бесчеловечно?
Quote (Каури)
PS - очень интересно насчет луков – сами они их делали, или керели дали? Я просто любительница луков и стрельбы из них)))

Выбрали в качестве начальных предметов. Сами не настолько умелые, чтобы хорошие луки сделать. Пока не настолько умелые. Да и материал непривычен - эта планета ведь не копия Земли.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 04.09.2012, 10:58 | Сообщение # 168
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Продолжение!!! Уже читаю!!!!
------------
Прочла. Здорово. Мне понравилось, что и Пантере предложили стать лидером. Но и то, что она отказалась, считаю правильным)) ГГ все же ассоциируется, как некий фрилансер))
Но вот что за чела они имеют ввиду, жутко интересно! Уж не Дета ли?))) Очень даже разумный и решительный тип. И на описание «интриган» - его кандидатура тоже очень даже подходит. Вот разве что, он же считает Посвященных упаднической группой, и вряд ли горит желанием их возглавить… Но слова Севы "своего ... добьется" - настораживают - может Дет давно метит в их лидеры. По-моему скользкий он тип, хотя несомненно умный и как-то слижком уж стремиться разбираться в людях и их желаниях... нда. Но ладно, жду продку и не буду забегать вперед.
Спасибо за увлекательное повествование!
----------
Quote (Ziraenna)
Можно уточнить - что именно бесчеловечно?

Ну как же - убивать людей(( да еще несколько человек на одного. Я про убийц, которых видела ГГ. Осудили на казнь по сути, причем страшную - без суда и следствия, с таким чувством, словно им все позволено. Так что в тексте все логично на мой взгляд.


 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 04.09.2012, 11:07 | Сообщение # 169
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Тут такое дело: то, что Дет говорил с Пантерой, не мешало ему поговорить и с другими. А народ не дурак, понимает, что просто так редко что делается.)
А убийство - да, бесчеловечно. Ну и к тому же это нарушение установленных правил (а предупреждали всех).
Спасибо за поддержку.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 04.09.2012, 15:25 | Сообщение # 170
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Ночь 92-х суток. Река
Ночью, когда гроза затихла, я уединилась в комнатке на своём плотике, тщательно зарылась в мох от непрошеных взглядов и включила компьютер, которым не пользовалась ни разу с тех пор, как присоединилась к другим людям — из страха раскрыть, что кулон не простое украшение. Да если честно, теперь и без него общения вполне хватало. Просматривая последние новости и темы на всеобщем форуме, как обычно, вошла в аську, но скорее по привычке, чем из желания с кем-то поговорить. С тех пор, как прервалась связь с Аллой, я так и не завела ни одного нового знакомства. Поэтому очень удивилась, когда почти сразу же пришло сообщение.
— «Привет из концлагеря», — поздоровалась Алла.
— «Привет, где ты пропадала столько времени? Я тебя уже мысленно похоронила!»
— «Лучше бы в реале похоронила. Меня окружают одни уроды! Я их ненавижу!»
Я недоуменно перечитала это сообщение, после чего на всякий случай выглянула из укрытия, проверить, нет ли кого поблизости, и убедившись, что вокруг спокойно, спросила:
— «Что всё-таки случилось? Может, расскажешь по порядку, а то, если честно, я ничего не понимаю. У тебя были проблемы с компьютером?»
— «У меня проблемы с жизнью были, а не с компьютером! Нашим уродам однажды приспичило глубину местного озера померить, и они, долго мозги не напрягая, приступили к делу. Доплыли до середины озера, сбросили в воду верёвку с привязанным к ней большим камнем. Буквально через пару минут вода как будто взорвалась — вскипела и поднялась огромным столбом. И сразу же стало нечем дышать. Лично у меня создалось впечатление, будто мою голову засунули в полиэтиленовый пакет и закрыли его поплотнее. Причём я в этом пакете уже не меньше пяти минут. Что было после этого, помню смутно. Духота. Жажда. Кипящее, но ледяное, как Стикс, озеро. Приблизиться к нему, чтобы напиться, невозможно, потому что рядом вообще дышать нечем. Хорошо, хоть сбоку ручей есть, но вода не утоляет жажду. Духота. Я бы тогда всё отдала даже за глоток воздуха из общественного сортира. Перед глазами темно и противный серо-красный туман. Как потом выяснилось, этот ад продолжался больше полутора месяцев. По настоящему я пришла в себя только четыре дня назад — но голова ещё до сих пор болит, только что и смогла: пить и дышать. А вчера к вечеру первый раз встала самостоятельно».
— «Ну и жуть…»
— «Это жуть? Это ещё цветочки! Прихожу я, значит, в себя, а вокруг мумифицированные трупы. И я сама немногим их лучше: худая, как скелет, обтянутый сухой бумажной кожей. Не просто все ребра видны, а ещё и позвоночник на животе спереди почти проглядывает. Я, как впервые себя увидела, чуть от испугу не окочурилась. А этим тварям хоть бы хны! Не просто выжили, но и выглядят на все сто! Господи, как же я их ненавижу!»
Ещё раз просмотрев всю нашу недлинную сегодняшнюю переписку, я так и не поняла, кого Алла имеет в виду под «тварями». Скорее всего, каких-то местных животных, но всё же стоит уточнить.
— «А твари — это кто?»
— «Как кто?! Наши же уроды!»
Прояснила, называется, вопрос. Хотя на кое-какую мысль её ответ всё же меня навел.
— «Те, что глубину озера измеряли?»
— «Да нет, те нормальные люди, они все погибли. А эти живут и горя не знают!»
После долгих расспросов удалось выяснить, что ненавидит Алла тех людей из её селения, которые практически не пострадали в результате неожиданного бедствия. То есть большую часть жителей. Меня залихорадило, когда я поняла, что окружающие её люди резко делятся на две группы: погибших и находящихся при смерти и спокойно проспавших полтора месяца и не испытавших при этом хоть сколько-то значимого дискомфорта. Люди там минимум двух типов! А значит — двух видов! Теперь, если удастся выяснить, кто какой…
— «А ещё эти уроды чем-нибудь отличаются?»
— «Как были, так и остались лентяями редкими! Их-де всё устраивает, и ничего они менять не хотят. Хорошо хоть раньше нормальным людям что-то делать не мешали, но думаю, что это опять-таки из-за лени. А сейчас гораздо хуже стали — свои коварные планы лелеют. Убью их всех! Собственными руками задушу, как только силы появятся!»
— «Подожди, зачем же сразу так? — снова выглянув наружу, я быстро допечатала. — У тебя сейчас день или ночь?»
— «Ночь, а что?»
— «Тогда давай закругляться, ляжешь, поспишь, глядишь, и настроение исправится…»
— «НЕТ!!! Я ни за что спать не лягу! Если я засну, то умру и стану зомби! Они делают из нас зомби. Пойми же ты, наконец!»
Прочитав это послание, я потрясла головой и снова посмотрела на экран. Бред какой-то!
— «Так там у вас зомби ходят?!»
— «Пока нет, но я знаю, они ждут, пока мы заснем, чтобы сделать из нас своих безмолвных и безвольных рабов! Мы все об этом знаем. Но мы умные. Мы не будем спать, сколько потребуется и, когда эти ГАДЫ, наконец, перестанут за нами следить, избавимся от них! И вот тогда выспимся!»
Если зомби вокруг нет, то почему вдруг Аллы такие мысли? Да и вообще, что за бред она несёт?!
— «Вы — это кто?»
— «Мы — это нормальные люди! Нас и так очень мало осталось, а они хотят и последних в зомби превратить! Вон, сидит один неподалёку и следит, тварь! Не дождется!»
Чем дальше, тем больше я сомневалась в том, что Алла находится в своём уме. Но, если хотя бы первая часть её рассказа — правда, всё же стоит продолжить разговор. И попытаться хоть что-то выяснить.
— «Ты уверена, что за тобой следят?»
— «Ещё бы! Он же каждый час подходит: своим зельем некромантским накормить пытается! Не выйдет!»
— «Чем накормить?!» — не удержалась от уточнения я.
— «Гадостью какой-то! Чтобы волю подавить и под контроль взять!»
С каждой фразой всё сложнее становилось понять, что там происходит. И ведь самое паршивое — на розыгрыш не похоже. Ведь не станет же человек ради шутки столько времени компьютером не пользоваться?
— «А ты вообще что-нибудь ела с тех пор, как пришла в себя? — с тяжёлым сердцем спросила я. — И спала?»
— «Я, что, на дуру похожа?! Конечно, НЕТ! Они же только этого и ждут!»
Так, с ней всё ясно. Даже просто бодрствование в течение четырёх суток, особенно местных суток, уже может послужить причиной сумасшествия. А ведь нарушения в психике и до этого были весьма серьёзные, иначе почему бы вдруг человеку и не поспать? Кстати, а ведь если подумать, то и «некромантское зелье» может оказаться банальным бульоном или супом. Но тогда...
Следующее сообщение заставило отвлечься от пришедшей в голову идеи.
— «Пантера, послушай, если я всё-таки погибну, пообещай, что разберёшься с ними! Если мы их не уничтожим, они уничтожат нас!»
— «Алла, успокойся, всё будет хорошо, ты выживешь и поправишься, — быстро написала я. — Но тебе надо есть. Не хочешь брать пищу у них, попробуй найти что-нибудь сама. Хоть немного».
— «Не могу! Всё вокруг отравлено! Даже воду пить опасно, но я не могу не пить! Ты что, мне не веришь?!»
Я задумалась, не зная, что ответить. Врать не хотелось, но сказать «да» означает прекратить разговор. Потом меня осенило.
— «Алла, опиши мне ваших врагов. Чтобы смогла их узнать при встрече».
— «Они ленивые уроды!»
— «Как мне их отличить от нормальных людей?» — терпеливо повторила я.
— «Они высокие, безбородые и, главное, не живые! Вампиры, да-да, они вампиры, которые высосали из нас почти всю кровь! Твари, живущие за счёт других!»
— «Все высокие? И мужчины и женщины?»
— «Да, они все выше нас. И все мужчины безбородые. Ну что, ты обещаешь?»
Я быстро отключилась от Интернета, надеясь, что Алла примет мою пропажу за простой разрыв связи. В крайнем случае, придумаю какую-нибудь причину. Если ещё будет для кого придумывать. Несмотря на угрызения совести за резкий уход, я понимала, что пока не выдержу продолжения разговора.
Выходит, в селении Аллы пострадали в первую очередь те, кто здесь остались нормальными и, наоборот, те, кто здесь превратился в троллей, там остались людьми. И, судя по всему, неплохими людьми — иначе бы не пытались вернуть силы заболевшим. У меня слишком реалистическое мировоззрение, чтобы поверить в «некромантов» и «зомби». Логичнее, что, да, вид Аллы пострадал на порядок больше, в том числе, возможно, лишился здравого рассудка, а потом по какой-то причине отказался от чужой помощи. Только почему так поступили все сразу, или, по крайней мере, большинство заболевших? Наверняка что-то подтолкнуло их к такому решению.
Тролли. До того, как началось перерождение, я не видела в этих людях ничего отталкивающего. И не верю, что такая ненависть может возникнуть только из зависти, что кому-то лучше, чем им. Хотя, если из другого вида в живых осталось совсем немного, как говорит Алла, и если нашёлся тот, кто умеет говорить убедительно…
В эту ночь произошло и приятное событие. Ближе к утру прооперированный ненадолго пришёл в сознание. Мы все посчитали это за хороший признак, тем более, что воспаление уменьшилось, и большая часть тканей раны приобрела здоровый оттенок, хотя температура ещё не спала.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 04.09.2012, 16:08 | Сообщение # 171
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ого! Очень интересный эпизод! Разговор с Аллой, явно страдающей паранойей и прочими признаками шизофрении, сильно заинтриговал)
Ужас как много вопросов. Что там у нее за два вида??? Насчет троллей (которые совсем не похожи по поведению на троллей) – вроде понятно, а вот кто сама Алла и те, кто с ней, не до конца! Вдруг она той же рассы, что Пантерка? Очень подозрительно, короче. Хотя это вряд ли. Пантера бы наверняка смогла сохраниться не хуже троллей. По ходу тут самые слабые существа – именно избранные. Как ни странно))))
Ух – понравилось, что с больным получше!!!!!!!!!!!!!!!!!
Спасибо за проду!


 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 09:43 | Сообщение # 172
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
93 – 94-е сутки. Река
На следующий день, вопреки всеобщему ожиданию, остановку решили не делать — причиной послужила замеченная у удобного водопоя троллиная пара. В принципе, никто не запрещал рискнуть и, отделившись от общего каравана, пристать к берегу в одиночку, но я так и не заметила никого, решившегося на такой поступок. Наверное, большинство, если не все, люди с таким характером, остались гораздо выше по течению — там, где расположилась другая группа. Воспоминание о ней вызвало невольную улыбку: всё-таки приятно, когда твоё окружение хоть в чём-то похоже на тебя.
Из-за того, что к берегу не приставали, запасы пополнялись почти полностью за счёт не слишком удачной рыбной ловли, и мы дружно сошлись на том, что надо экономить. Но на практике это решение никто не исполнял: я — поскольку боялась возобновления жора, у большинства остальных также находились уважительные причины, а кое-кто просто забывал. Даже при Свинтусе наша дисциплина была гораздо лучше.
— Пантера, а ты случайно не беременна?
Оторвавшись от очередной партии морского боя с Игорем, я удивлённо воззрилась на Надю.
— Случайно — нет.
— А не случайно? — ничуть не смутилась врач.
— И не случайно — нет.
— Ты уверена? — и голос, и выражение ярко-синих глаз выразили глубокое сомнение в моей правоте. — Просто, если есть хоть малейшие подозрения, лучше не скрывать. Вред я вряд ли причиню, а помочь смогу.
Я тяжело вздохнула.
— Надя, знаешь: чтобы забеременеть, надо сначала заняться сексом. А если его не было, значит, и беременности нет, — разъяснила, как маленькому ребёнку. — Поэтому и уверена.
— Сочувствую, — кивнула Надя, и я недоуменно на неё покосилась. Вроде не издевается.
— Чему?
— Тяжело, наверное, быть одной.
Невольно вспомнив Дмитрия, я ещё раз вздохнула. Странно, что у меня до сих пор остались к нему тёплые чувства, несмотря ни на его изменившуюся внешность, ни на его сексуальные контакты с другими женщинами, ни даже на потерю рассудка. И в виде тролля он мне симпатичен. Стоп! Я яростно потрясла головой, отгоняя непрошеные мысли, и поспешила изобразить снисходительную улыбку.
— Ерунда. Я не чувствую потребности в таких отношениях.
— Тем лучше, — неодобрительно сказала Надя и ушла к очагу, оставив меня наедине со своими воспоминаниями.
К полудню впервые за последние несколько дней распогодилось, и из-за облаков выглянуло ласковое солнце. Чтобы в полной мере насладиться сухим теплом его лучей, я забралась на крышу навеса большого плота, где в полудрёме и провела несколько счастливых часов. Выспавшись, ещё некоторое время любовалась насыщенно голубым небом, размышляя о жизни. Мысленно перебирая все события и разговоры с момента присоединения к учёным, пришла к неожиданному заключению и, спеша проверить его правильность, соскочила вниз и направилась к девушкам.
— Надя, а ты беременна? — спросила без обиняков.
Врач с улыбкой кивнула.
— А кто-нибудь из остальных? — я с подозрением наблюдала за поголовным весельем женского коллектива.
— Все, кроме тебя и Юли.
Сев, я присоединилась к приготовлению раннего ужина. Но уже через пару минут любопытство взяло вверх.
— Юля, а тебе нравится кто-нибудь из парней на плоту? — сказала и тут же поняла, что вопрос чисто риторический, поскольку неоднократно наблюдала её общение с низкорослым химиком.
— Илья, — подтвердила мои умозаключения астроном. — Мы с ним женаты вообще-то.
Я помолчала, пытаясь осмыслить услышанное. Конечно, я уже начала подозревать, что между учёными существуют достаточно серьёзные отношения, но чтобы сразу так... Хоть прямо на их плот переселяйся, чтобы в курсе событий быть!
Украдкой окинув взглядом высокую и дородную Юлю, перевела внимание на химика. Ниже жены более, чем на полголовы, но не уступающий ей в ширине плеч, кареглазый, светлый шатен со слегка загорелой кожей. В отличие от добродушной Юли, Илья как будто всё время настороже, смотрит подозрительно и внимательно. Сложно, представив их вместе, сохранить серьёзность — слишком забавное сочетание получается.
Так, теперь рассмотрим остальные возможные пары. Зеленокожий. Не обделяет своим вниманием сомнительного качества ни одну из девушек, кроме меня, особо концентрируя усилия на Наде с Лилей. Но не думаю, что он составляет пару хоть с кем-то из них. Маркус кокетничает вообще со всеми, и мной в том числе, но больше всего общается с Вероникой и Светой. Подозреваю, что вечно улыбающийся физик просто не может выбрать одну из двух. Сева, скорее всего, уже образовал семью с Верой, судя по их запредельно тёплым отношениям и тому, что ни геолог, ни инженер не пытаются заигрывать с другими. Кстати, если моё предположение верно, то у них очень красивая пара получилась. Невысокая, гибкая, фигуристая голубоглазая красавица со светло-золотистыми волосами, персиковой кожей и нежными чертами лица и благородный аристократ с волосами цвета вороного крыла и темно-фиолетовыми глазами. Аж завидно.
Ну и, наконец, Игорь. Такой открытый и приятный в общении мужчина, как математик, просто не может оказаться без пары. Хотя, кто его любовь, мне вычислить так и не удалось.
— А ещё официальные пары есть? — я потянулась за следующей порцией листьев для зелёного салата.
— Ну, это смотря, что считать официальным, — усмехнулась Юля. — Нас ни в церкви не венчали, ни в загсе не регистрировали.
Я немного обиженно посмотрела на неё.
— Ты ведь прекрасно поняла, о чём я спрашиваю.
— Я живу с Севой, — счастливо улыбнувшись, поведала очевидную истину Вера. — Он самый лучший, — восторженно добавила она.
— А мы с Вероничкой делим Маркуса, — обняла подругу Света.
От неожиданности такого заявления я проглотила недожёванный кусок капустного стебля.
— Как делите? — немного хрипло уточнила, откашлявшись.
— Представь себе, официально! — лукаво улыбнулась Вероника.
— Оглянись вокруг, — спокойно пояснила Надя. — Думаю, ты уже заметила, что женщин в целом несколько больше мужчин. Поэтому и образуются такие, полигамные, семьи.
А я бы смогла делить своего мужчину с другой женщиной? Непрошеная мысль заставила поморщиться. Хотя, если бы этим мужчиной оказался Дмитрий... Стоп, я не хочу снова родить межвидовых уродцев. Значит, нельзя даже думать о такой возможности. Чтобы отвлечься, попыталась переключить внимание на полигамную семью. Две жены, удивительно разные, но если поставить рядом с мужем каждую в отдельности — получилась бы вполне нормальная пара. А так... Света — синеглазая загорелая брюнетка с высокой причёской и очень правильными, почти королевскими чертами лица и такой же фигурой, разве что чуть широковата в плечах. А Вероника — чуть ниже первой ростом обладательница тёмно-коричневой, почти чёрной кожи, огненно-рыжих волос, заплетённых в две нетолстые косички, и оранжевых глаз. Не знай я, что все они одного возраста, посчитала бы агронома ещё подростком. Нет, тело её уже вполне сформировалось, но движения, пластика, живое подвижное лицо, на котором отражаются все эмоции, придавали вид ребёнка. У Маркуса, их мужа, волосы и бородка почти такого же рыжего цвета, как и у Вероники, но вкупе с ярко-зелёными глазами и атлетической фигурой (цвет кожи почти как у Светы) он занимает какое-то промежуточное положение. Наверное, двум таким разным женщинам сложно жить рядом — да ещё и делить одного мужчину.
— И как вы? — сочувственно спросила я.
— Нормально, не жалуемся, — пожала плечами Света. — Маркус старается ни одну вниманием не обделять.
— Только, на мой взгляд, даже слишком старается. Не только своих жён, а ещё и каждую проходящую мимо женщину! — ревниво добавила Вероника.
— А кто с Игорем и Россом? — готовясь позавидовать одной и посочувствовать другой, поинтересовалась я.
— Никто.
— Почему?! — поражённо воскликнула я, не понимая, чем девчонкам не понравился математик.
— А как ты сама представляешь семейную жизнь с Россом? Только честно, — заулыбалась Юля.
— Насчёт Росса у меня вопросов нет, только насчёт Игоря, — пояснила я свой вопрос.
— А он женщинами не интересуется, — подняла холодные, как серый лёд, глаза Лиля. — Впрочем, справедливости ради скажу, что и мужчинами тоже, — снисходительно добавила она, заметив мою растерянность.
Всё равно не понимаю! Такой хороший парень — и никому не нужен! Да будь я одного с ним вида, то точно бы не упустила...
Украдкой покосившись на Лилю, я улыбнулась. Ей бы пару с зеленокожим составить. Он — хищник, она — жестокая снежная королева. Даже её взгляд вызывает ощущения, схожие с теми, которые возникают при пристальном внимании жёлтых глаз Росса. От обоих мурашки по коже и желание сбежать подальше.
Мы ещё не успели приготовить ранний ужин, когда чёрные тучи заволокли небо, и началась гроза. Но непогода не испортила настроения и, поев вместе с остальными, я отправилась вырезать для себя индивидуальную посуду, благо корок от папортошки достаточно, есть из чего выбрать.
Около полуночи, когда дождь ненадолго стих, снова вышла на связь с Аллой. И крепко с ней поссорилась из-за нежелания давать обещания, которые не собираюсь выполнять. Увидев, что уговоры на меня не действуют, Алла психанула, обвинила меня в сговоре с её врагами, после чего удалила из своего списка контактов.
На следующий день первое поколение личинок начало вылезать из всё ещё открытой раны пациента. Поэтому, во время очередного осмотра мы постарались выбрать самых крупных, чтобы они не расползались по всему плоту. Кроме двух ранее выявленных, остальные три вида насекомых патологического влияния, судя по всему, на больного не оказывали, и мы, в свою очередь, их не беспокоили, с умилением наблюдая, как бережно они убирают с открытых тканей кусочки гноя и отмершей плоти. Извлечённых из раны и покрывающего её мха личинок всё это время крутившийся рядом физик забрал, заодно выловив всех расползшихся, и подманивал ими рыбу. То ли из-за этого, то ли из-за чего другого, но улов в этот вечер оказался на редкость удачным: дюжина рыб почти полуметровой длины, по внешнему виду больше похожих на сплющенных с боков змей.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 09:49 | Сообщение # 173
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо. И отдельная благодарность за то, что увидела у Аллы определенную симптоматику. smile Насчет троллей - в том селении тот же вид, но не заболевший (то есть вспомни Дмитрия в первую встречу - по внешности на тролля был не похож совершенно).


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 05.09.2012, 09:58 | Сообщение # 174
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Насчет троллей - в том селении тот же вид, но не заболевший (то есть вспомни Дмитрия в первую встречу - по внешности на тролля был не похож совершенно).

круто! так и подумала!

Так, читну счас))))
--------------------------------------

Вот это новости))) Почти все беременные! Надо же! Даже Лиля! А она-то от кого? Надо было бы Пантерке поточнее выяснить кто – от кого – наверняка кто-нибудь охотно поделился бы с ней этой инфой. Хотя конечно не факт.
Про больного порадовало. Уж очень долго он болеет и не приходит в себя. Может вообще впал в кому?
Алла - неудивительно что поссорилась, хотя и жаль – наверняка Пантере было бы интересно узнавать новости из той группы людей/троллей и о их жизни - в горах.
Спасибо за очередную радость, которую доставляют продки!


 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 10:06 | Сообщение # 175
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, больной в себя уже приходил, но ненадолго. Ну так и положение очень сложное, если честно.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 05.09.2012, 15:00 | Сообщение # 176
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ziraenna, ага ага поняла, а можно сегодня еще продочку???? ну хоть маленькую?


 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 17:03 | Сообщение # 177
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
95-е сутки. Река — джунгли — река
Последние несколько дней к Талю то возвращалась сознание, то он опять впадал в беспамятство. И, наконец, этим утром прооперированный окончательно пришёл в себя. Признак, который мы посчитали обнадёживающим, несмотря на то, что у больного почти не было сил даже для того, чтобы ответить на вопрос о самочувствии. Впрочем, если он пойдёт на поправку, то говорить скоро сможет. Надо просто набраться терпения.
Я сидела на краю своего плота, болтая в воде ногами, и наблюдала за группой из семи троллей, дружелюбно махающих проплывающему мимо каравану. За последние три дня даже не высматривая специально, удалось увидеть не меньше троллей, чем за всю предыдущую жизнь в этом мире. Создаётся впечатление, что мы не удаляемся, а наоборот, приближаемся к тому месту, где их больше всего. Уже четвёртый день плывем без остановок. Хочу в лес!
А что, это идея! Если удастся выбраться на берег и залезть на дерево незаметно от троллей... Или даже проще: плюхнуться в воду и, когда последнее плавсредство скроется из виду, взлететь к кронам. Жаль, что наш плот идёт ближе к середине, чем к концу каравана. Но хорошо, что позавчера русло реки сильно расширилось, обзаведясь вдобавок многочисленными рукавами и островками, соответственно, скорость течения уменьшилась, а, значит, я спокойно смогу обогнать плот по берегу. Осталось только выбрать подходящее место, желательно с берегом, поросшим густыми зарослями колючих кустов. В таких местах тролли вряд ли бродят, а спрятаться и переждать, пока все отплывут подальше — самое то.
— Народ, можно я корзины позаимствую? — указала я на две облюбованные ёмкости. По качеству они показались мне на порядок лучше остальных, да и по размеру явно лидировали. К тому же у каждой предусмотрена плетёная крышка — что очень важно для сохранения добычи. Из общей массы самодельных корзин ярко выделялась только ещё одна, остальные находились примерно на уровне моих.
— Зачем они тебе? — поинтересовалась Юля.
— Схожу по деревьям полазаю. Заодно, может, фруктов наберу. А то запасы уже кончаются.
— Не боишься? — Игорь внимательно оглядел берег.
Я пожала плечами.
— Боюсь. Но на плоту сидеть уже не могу.
Зеленокожий понимающе улыбнулся.
— Пусть идёт, если хочет. Она достаточно жила одна, чтобы реально оценивать свои шансы.
Я невольно поморщилась — как же всё-таки раздражает некоторые дурные привычки Росса — например, нынешний язвительно-снисходительный тон и пристальный взгляд.
— Ладно, бери, — кивнула астроном. — Но поосторожней там.
Дождавшись густых зарослей на левом берегу, я спустилась в воду и бодро поплыла в ту сторону, толкая связанные корзины перед собой. Через несколько минут добралась до мелководья и, убедившись, что троллей не видно, залезла в кусты. Некоторое время тихо сидела, прислушиваясь, после чего, обнаружив, что нахожусь буквально в нескольких метрах от большого ствола, прокралась до него и поднялась в кроны. Если все уже знают о моем древолазаньи, незачем скрываться. Другое дело, если бы пришлось использовать флиграв, ведь показывать такие возможности — значит, подставлять себя под удар. Решив не терять времени даром, я немного удалилась от реки и, активно используя флиграв, поспешила вниз по течению, рассчитывая сильно обогнать плоты.
Никогда не устану любоваться окружающей природой. Почти не останавливаясь, но и не слишком торопясь, успевала перехватить где листик, где ягодку, а где и крупного древесного таракана. Грусть и щемящая тоска, со вчерашнего дня поселившаяся в сердце, отступила, и я снова чувствовала себя свободной, как и все вокруг. Хорошо здесь, высоко в кронах! Мир, я люблю тебя!
Резко затормозив, я покрепче ухватилась за ветку и насторожено посмотрела на паукообразную обезьяну, сидящую на соседнем дереве. Та, в свою очередь, тоже не обделяла меня своим вниманием, скорее всего, не слишком довольная, что незваная гостья чуть не прервала её уединение. Ну, мне-то не трудно сменить маршрут, лишь бы она не напала. Медленно, стараясь не делать резких движений, я подалась назад.
Недовольно фыркнув, обезьяна поудобнее устроилась в гнезде, наподобие тех, которые строила сама, когда ночевала в джунглях. Поняв, что если сама не полезу, агрессии не последует, я успокоилась и, ещё отступив, с любопытством оглянулась на древесного хищника. И только сейчас заметила два небольших живых комочка, вцепившихся в пышную гриву матери, которая, в свою очередь, с тихим ворчанием придерживала детёнышей средними руками. Прямо семейная идиллия.
Напоследок ещё раз осмотрела гнездо. Да, знакомая конструкция. А значит, скорее всего, никого сородича и не существовало. И то, найденное когда-то в кронах чужое гнездо было построено обезьяной, а не человеком.
Больше ничего особенно опасного и интересного на пути не встретилось, и через пару часов, посчитав, что обогнала караван достаточно, я приступила к наполнению корзин. Сначала набрала фруктов, потом промежутки между ними заполнила ягодами и костянками. Закупорив плотно набитые корзины, села перекусить, не преминув поохотиться на многочисленную мелкую живность крон.
Шло время, а плоты на реке всё не появлялись, и я забеспокоилась. Может с ними что-то случилось? Или, мало ли, они каким-то образом умудрились меня обогнать? По одной перетащив корзины поближе, устроилась на дереве, чья крона нависала над речным потоком и, чтобы не терять зря времени, приступила к ловле ящериц. Добычу привязала волосяной леской к крышке одной из корзин и задумалась, периодически поглядывая на реку. Если вдруг придётся нагонять плоты, то почти от всей добычи надо будет избавиться — слишком пожадничав, я нагрузила корзины так, что даже одну нести могла с трудом.
Наконец показался караван и, облегчённо вздохнув, я перебралась на верхушку самой длинной из не слишком высоко нависающих над водой веток. Под моим с корзинами весом, на всякий случай несколько пониженным с помощью флиграва, побег погнулся, в результате чего расстояние до воды не превышало трёх метров. Висеть вниз головой, с двумя корзинами в руках и держась за ветку только ногами, оказалось не слишком удобно, причём большей частью именно из-за корзин, но лазить туда-сюда вряд ли лучше, тем более, что не сбросив переполненные ёмкости, я не смогу принять нормальное положение, а расставаться с добычей жалко. Вот ведь что жадность с человеком делает — ни туда, ни сюда. Подумав, решила дождаться плавсредства учёных так, пообещав себе в следующий раз не спешить.
Мимо меня медленно проплывали плоты, пассажиры которых не упускали возможности посмотреть на бесплатное представление, некоторые даже зазывали к себе. Наконец показалось знакомое плавсредство и... прошло мимо на расстоянии добрых тридцати метров, прямо по центру реки. Не заметили они меня, что ли? Как вообще можно не увидеть, я же тут как флаг вишу, всеобщее внимание привлекаю! От возмущения у меня пропал дар речи и громко сообщить всё, что думаю об учёных, не получилось.
— Эй, девушка, давай ко мне, — предложил Ясон, отклонив свой плот от прямого курса и приближающийся так, чтобы оказаться прямо подо мной.
Я без колебаний воспользовалась приглашением, передав корзины золотоволосому, после чего соскочила сама.
— Спасибо, — искренне поблагодарила я.
— Не за что. У меня золотое сердце, — отмахнулся Ясон, и я с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться.
Всё-таки, такие хвалебные оды самому себе в устах любого мужчины звучат, как минимум, забавно.
— Угощайтесь, — открыла одну из корзин.
Кивнув, меднокожая женщина достала несколько фруктов.
— Меня зовут Аня, — она выжидательно посмотрела на меня. После того, как я представилась, продолжила. — Пообедаешь с нами?
— Угу, — сразу же согласилась я. — Не знаете, что с ними? — кивнула в сторону плота учёных.
— Я их крики сегодня слышала. Ссорились, на всю реку орали, — заулыбалась Аня, быстро накрывая на стол.
У меня аж слюнки потекли, несмотря на то, что совсем недавно поела. Обед состоял из рыбы, запечённой с папоротниковыми клубнями и зеленью. А к чаю из ароматных трав предложили фруктовую пастилу и полупрозрачные розоватые кристаллы в бамбуковой баночке. Увидев, с каким удовольствием Ясон с женой ими лакомятся, я решилась попробовать, разумеется, сначала проанализировав на ядовитость. Сахар! С небольшим привкусом «пьяных фруктов», как люди назвали упавшие с деревьев подбродившие перезрелые плоды, навроде тех, которые попались мне на второй день жизни в этом мире.
— Очень вкусно, — одобрила я успехи пары.
— У меня золотая жена, — похвастался Ясон. — И руки у неё золотые!
Я кивнула, но «золотой мальчик» продолжал расписывать какое у него все «золотое». Поэтому вскоре начала пропускать его речи мимо сознания. Зато теперь понятно, почему именно у него такое прозвище (ведь он не единственный желтокожий человек в караване).
Чуть позже попыталась перевести разговор на учёных, но из рассуждений Ясона вынесла совсем немного информации. Ясно одно: они снова пытались решить, кто возьмёт управление. И, скорее всего, опять не пришли к согласию.
— А как тебе Дет? — решила разузнать о потенциальном лидере я.
— Дедок — ничего мужчина. Не золотой, но неплохой. Паук. Всегда поймает в свои сети то, что хочет поймать. Будет вашим, — категорично добавил Ясон.
— То есть без вариантов? — с сомнением потянула я.
— Если змею не потревожит, всего добьется, — уверенно кивнул золотоволосый, чем усилил моё недоумение.
— Какую змею?
— Посвящённую, — снисходительно пояснил Ясон. Выходит, «змеёй» кличут одного из учёных. Но кого?
— А по имени можно?
— Это Игорь, — улыбнулась Аня, и я чуть не рассмеялась.
Как добытчик Ясон, может, и великолепен, но рассуждать не умеет. На мой взгляд, для Дета гораздо большую угрозу представляют Росс с Севой. А уж змеей математика называть — вообще глупость! Даже обидно за него.
Наконец, золотоволосый успокоился и, пообещав скоро пересадить меня к учёным, перелез на другую сторону постройки, где располагались гребли.
— Ну дает, Игорь, и вдруг змея, — тихо пробурчала я себе под нос.
Но меня услышали.
— Ясон считает, что змея очень умная и за счёт ума победит любого врага, кроме дракона, — вполголоса пояснила Аня. — Ясончик вообще больше всего змеями и драконами восхищается. Так что это — похвала. И, знаешь, я понимаю, что с первого взгляда мой муж может показаться не слишком умным. Но не стоит его недооценивать. Поверь, он знает, что говорит.
Я понимающе кивнула, но не поверила. Для любой влюблённой женщины её мужчина самый умный. Но со стороны виднее.
Вскоре мы достаточно приблизились к плоту посвящённых, чтобы стало возможно передать корзины Севе, не уронив их в воду. Ещё раз поблагодарив Ясона за помощь, а Аню — за вкусное угощение, я перебралась сама. Ссора уже стихла, но люди ещё не успокоились. Нет, всё-таки однозначно: Росс, и, особенно, Сева гораздо опасней.
Разгрузив добычу и не сдержавшись, чтобы не высказать учёным своё возмущение их поведением, я отправилась отдыхать. А в это же время на одном из берегов наш караван провожал заинтересованным взглядом очередной тролль.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 05.09.2012, 17:36 | Сообщение # 178
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
ух, спасибо большое!!!
Радуюсь очередному продолжению романа! Подумать только уже 95 дней. Жаль, не заметила, сколько всего они плыли – то бишь, когда начали плыть. Ну да ладно.
Нравится мне как ГГ радуется свободе, вырываясь полетать по верхушкам деревьев. Романтично прям-таки. Но ученые поразили, что ее не встретили. Может недовольны почему-либо ею?
Про то как она наполнила корзинки и свесилась с дерева на ветке – здорово прям. И что все коментировали – тоже прикольно.
Кстати невольно возник вопрос – ГГ так и ходит голышом? Очень интересно.
А уж Ясон – это да! Прикольный. Интересно, почему он так Игоря назвал. Уверена, что не с проста. Прямо чую. Чёто золотой мальчик знает, о чем умная Пантерка не догадывается. Хотя конечно , не факт.
Спасибо за продку.
PS что-то больно много троллей. Может и правда они плывут из огня да в полымя?


 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 17:41 | Сообщение # 179
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Утро – день 97-х суток. Река у селения
— Люди! Впереди люди!
Новость быстро охватила весь караван, и теперь мы, взволнованные предстоящей встречей, пытались разглядеть селение ниже по течению. Пока ничего такого не наблюдалось, скорее всего, потому что за эти дни караван растянулся на несколько километров, а наш плот плыл ближе к его концу. Встречи в том или ином виде ожидали уже достаточно давно, предполагая, что вместе с теми, кто превратился в троллей, поселили и нормальных людей. Вокруг места, времени и прочих атрибутов «первого контакта» ходили жаркие споры и даже заключались пари.
— А я говорил, что они выжили! — радостно воскликнул Сева, продолжая старый разговор.
— Вопрос не в том, выжили или нет, а в том, насколько при этом остались разумными существами, — воодушевлённо возразил химик.
— Думаешь, морально опустились? Спорим, что они потеряли человеческое лицо сильнее, чем мы? — тут же предложил пари Маркус.
— Я не о «человеческом лице» говорю, а о разуме, — снисходительно пояснил Илья, и я чуть не рассмеялась, как и каждый раз, когда низкорослый химик одарял остальных взглядом умудрённого опытом учителя.
— Ну тогда спорим, что они достигли меньшего, чем мы? — ничуть не смутившись, азартно попытался подстроиться под мысль собеседника физик.
— Разум — это не просто достижения, а часто даже и вовсе не они.
— А я спорю, — хлопнул по руке Маркуса зеленокожий.
— Не думаю, что у нас достижений меньше, — возмущённо отрезал Сева.
— Ну, чтобы что-то сделать, надо сначала где-то осесть, а не бегать отовсюду, чем занимаемся мы, — ехидно потянул Росс.
— Скоро сами всё увидите, — примирительно сказал Илья. — Лучше давайте до приезда все срочные дела завершим, чтобы потом не пришлось торопиться.
Я посмотрела на Надю, она кивнула, тоже посчитав предложение химика здравым, и мы вернулись к обработке постепенно заживающей раны Таля. Из-за долгого беспамятства он сильно похудел и ослаб, но желание жить не пропало. Как только у больного появились силы говорить, он не упускал возможности пообщаться, заражая даже нас своим неиссякаемым оптимизмом. А ведь, наверняка, пациент до сих пор чувствовал боль, и не слабую.
— Ну, и как там мои червячки? Растут? — как всегда, проявил любопытство Таль.
— Растут, куда им деваться, — проворчала я, самодельным пинцетом извлекая вредоносную часть фауны пациента. — Ещё и не только те, что надо, растут.
— Девчонки, как думаете, когда пристанем, мне уже можно будет к своим вернуться?
Чуть не выронив личинку, я поражённо уставилась на представителя группы махаонов. Ещё не то, чтобы встать, сесть сам не может, на бок повернуться не способен, даже кусок еды в руке удержать, а туда же — возвращаться он надумал!
— Сдурел? — выразила я свои мысли вслух. — Конечно, нет!
— Ну, а хотя бы увидеться?
— Тоже нет, — покачала головой Надя, покосившись в сторону зеленокожего. — Наберись терпения.
— Жаль, — потянул Таль и поспешил перевести разговор на селение.
Закончив медицинские процедуры, я пошла к столу перекусить. Несмотря на то, что уже несколько дней питалась вместе с остальными, всё равно приходилось устраивать несколько дополнительных «обедов».
Окружающие люди, видимо, уже привыкли к такому зверскому аппетиту и не удивлялись, и даже не возмущались тому, что я съедаю почти в четыре раза больше, чем любой из них. Только Росс никогда не упускал случая съехидничать, что я кормлю глистов, а не своё тело. И хотя такое его поведение мне не нравилось, никак не отвечала и старалась не показывать виду, что обижаюсь или даже просто замечаю шутку. Когда зеленокожий поймёт, что так меня не пронять, он потеряет интерес (по крайней мере, на Земле этот способ часто срабатывал). Вот и сейчас никак не отреагировала на ехидные слова Росса.
Селение ещё не показалось из-за прибрежных зарослей бамбука, когда я почувствовала его «аромат». Пахло дымом, но не обычным, а гораздо более едким, с горьким привкусом. Что у них творится? Пожар? Грандиозная выплавка металла? Невольно поёжилась: предстоящая встреча перестала прятаться за розовыми стёклами, показавшись во всей своей сомнительной красе, и теперь я даже не знала, радоваться ей или огорчаться.
— Эй, Пантера! — насмешливо прервал мои мысли Росс. — Оторвись от подчищения наших запасов, к тебе ухажёр плывет.
Я удивлённо оглянулась: действительно, к нашему плавсредству быстро приближался совсем маленький плотик, на котором сидел незнакомый мужчина, умело работающий веслом.
— А с чего ты взял, что это ко мне?
— Он сам сказал, — пояснил Сева и подозрительно поглядел на меня. — Рассказывай, какие дела у тебя с Сергеем и его группой?
— Да, вроде, никаких.
— Всё равно узнаем, так что лучше и не пытайся скрыть, — раздражённо заявил инженер.
Я пожала плечами и с нетерпением воззрилась на причалившего мужчину.
— Здравствуй.
— И тебе привет! У меня сообщение для Пантеры, — приветливо поздоровался он.
— Да? — хором спросили мы с Севой.
— Город уже совсем близко, поэтому тебе не рекомендуется входить в него и даже находиться на виду. Спрячься куда-нибудь.
Я открыла рот, но вовремя успела остановить поток возмущённых возражений, вместо этого спросив:
— Почему?
— Местные воюют с такими, как ты. Поэтому тебе не безопасно показываться им на глаза — убить могут.
Неожиданный и весьма весомый аргумент.
— Ну, удачи, — так же жизнерадостно попрощался посланец, как будто вовсе и не он принёс плохую весть, и бодро поплыл вниз по течению.
Сева молчал, больше не подозревая меня в тайных связях с Сергеем, и даже виновато отвел глаза, когда я на него посмотрела. Но почему-то от этого легче не стало. Сергей ведь не обязан был предупреждать. Живое воображение нарисовало неприятную картину того, что могло бы случиться, если бы у меня хватило неосторожности сойти на берег вместе с остальными, и я поёжилась.
— Ну, что, нет худа без добра, — оптимистично заявил Маркус. — Зато не придётся решать, кто останется дежурить на плоте!
Я кинула на физика обиженный взгляд. Остается только надеяться, что наш караван задержится у этого селения ненадолго. А вот и оно. Я поспешила укрыться за стеной помещения, но любопытство пересилило огорчение и заставило отыскать сквозную щель пошире, чтобы из безопасного места рассмотреть, что снаружи.
Селение, судя по всему, располагалось на полуострове или даже острове и представляло собой нечто, окружённое высоким, четырёх-пяти метровым частоколом из заострённых вверху стеблей бамбука. Где-то за стеной в небо поднимались большие клубы густого темно-серого едкого дыма, который расползался вокруг жидким вонючим туманом. Небольшая пристань почти полностью скрывалась за уже причалившими плотами, из которых образовалась своеобразная площадка неправильной формы, поскольку новые плоты за неимением места прицеплялись к уже стоящим.
— Ну, мы на берег, — «обрадовали» меня учёные.
После их ухода я заскучала, и в голову снова полезли нехорошие мысли по поводу живущих здесь людей и не лучше — насчёт моих сородичей. Чтобы отвлечься, решила поделиться ими с тоже взгрустнувшим Талем.
— К сожалению, это уже не в первый раз, — непонятно выразился он, а когда я попросила уточнить, добавил: —
Мы ведь тоже сталкивались с похожими на тебя существами. Только гораздо более крупными. И тоже воевали.
Мне сразу вспомнился труп сородича, найденный в лесу почти месяц назад.
— Мужчины, — выразила свои соображения вслух. — А из-за чего вы воевали?
— Да, мужчины. А из-за чего... Я сам, к счастью, с ними не встречался, но судя по рассказам: с некоторыми подобные тебе общались совершенно нормально, а других — грабили. А иногда, при сопротивлении, и убивали.
Я задумалась. Мёртвый родич... при нем я не нашла никаких вещей, впрочем, это могло означать, что его убили такие же люди. Мужчина, который намного крупнее меня... Ограбления... Вещи... Кладбище вещей... Болото... Отпечаток зубов...
— А они забирали всё подряд или что-то конкретное?
— Сейчас подумаю, — Таль надолго замолчал. — Не помню, чтобы кто-то жаловался, что они воруют ножи, ведра или одежду. В основном, что-то типа переносных электростанций, мобильников и даже машин. Наверное, будут свою сверх-цивилизацию строить, — обиженно добавил махаон.
— Не будут, — уверенно возразила я, от возбуждения вскочив и пройдясь по комнате. — Не знаю, по какой причине они это делали, но точно не для своего обогащения.
Перед глазами встало кладбище высоких технологий. Через некоторое время я поняла, что всё равно не смогу сейчас найти ответ на вопрос, зачем могло потребоваться уничтожать технику, и попыталась успокоиться.
— А почему тогда вы меня не выгнали и не убили? — спросила через некоторое время.
— Когда ты только в лагерь пришла, насчёт тебя целый совет собирался, — поведал Таль, и от удивления я даже рот открыла. — Сергей сказал, что если найдется хотя бы десять человек, готовых дать тебе шанс, ты не будешь изгнана.
— Посвящённые? — я не стала спрашивать, нашлось ли у меня достаточное количество защитников. Раз я здесь, значит нашлось.
— Ну да, Илья, Юля, Надя и Игорь.
Всего четверо.
— Подожди, всего четверо? — я снова вскочила. — Но как же так, меня же больше никто не знал! А кто ещё?
— Ещё Ясон, Захар, пара амазонок, одна семья, с которой я не знаком, и сам Сергей.
Странно, с какой стати за меня вдруг проголосовал Ясон и другие, совершенно незнакомые мне люди? Ладно, положим, девушки могли просто из женской солидарности, но остальные? Не понимаю. Предположения, одно фантастичней другого, бродили в голове, и, чтобы хоть как-то отвлечься, я приступила к очистке и растиранию одного из фруктов в мягкую массу. Потом занялась кормлением пациента, решив, что не стоит сразу пытаться понять некоторые мотивы человеческих поступков, особенно, если знаешь недостаточно. В конце концов, десять и даже одиннадцать из тысячи — это совсем не много. Даже, я бы сказала, мало. И меня гораздо больше задело небольшое количество проголосовавших «за» учёных, чем что-либо ещё. Ведь, как они сами говорили, до принятого решения они знали меня уже целую неделю...


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 05.09.2012, 17:45 | Сообщение # 180
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, на 87 сутки утром отплыли.)
А ученые - люди увлекающиеся. Вот в горячке спора и не заметили - тут в принципе и особой антипатии не надо. Хотя никто ведь не обещал любить гг, когда в группу брали. wink
Насчет наготы - да, так и ходит. И остальные, кстати, тоже так и ходят, в костюмах Адама и Евы до изгнания из рая.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Страница 6 из 10«1245678910»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017