Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 4 из 7«1234567»
Модератор форума: Чекист 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » Волхвы Скрытной Управы (экс-"Святослав")
Волхвы Скрытной Управы
ЧекистДата: Вторник, 11.09.2012, 12:59 | Сообщение # 91
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Ну дык, про чекистов пошло, а тут плохо не получится в принципе)


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 15.09.2012, 17:47 | Сообщение # 92
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Книга


«Еще не успели дух перевести, как нам выделили для размещения неплохой теремок с обширным подворьем. Очень хотели обеспечить поварской бригадой, во главе с Утехой, дородной бабой лет тридцати с такими сиськами… Выглядела она очень даже привлекательно, да и имечко своё говорящее явно оправдывала. Но Серый решил не связываться. Кроме желания завалить половину отряда прямо посреди подворья, от бабенки на пол-Киева разило скрытной службой. В конце концов, у нас было всё свое, вятичское. И кучера, и кухарки, и скрытники. На кой нам местные, если те уже как родные.
Впрочем, особых иллюзий насчет отсутствия лишних глаз и ушей в наших рядах, никто не питал. Про доброго дяденьку Вукомила еще от Буревоя наслушались.
А через пяток дней нарисовался у нас и сам отец русской государственной безопасности. На вид – правильный такой пролетарий от копья. Шрам через рожу, меч на боку. Глаза, конечно, выдают натуру. Как посмотрит – сразу ясно, у нас рентгеновские лучи изобрели, у нас. Насквозь прошивает. Но, что хорошо, вроде, как и второй человек в государстве, а в общении простой как валенок. Представился чин чином, походил по подворью, уделив немало внимания тренировкам ребят. Сам попробовал помахать с Заславом мечами для разминки, с ироничной улыбкой наблюдая, как тот картинно делает вид, будто не справляется. Наулыбался до того, что Зас психанул, и вышиб меч скрытника так, что тот метров двадцать пролетел и на два вершка вглубь забора ушел. Потом, как ни странно, прощения попросил. Вукомил еще шире заулыбался. Жуткое зрелище.
Намахавшись, зацепился языками с Вашко и Изей (пожалуй, этот поединок был поинтереснее, чем с Заславом). А потом вдруг, непонять с какого перепугу, возжелал схватиться без оружия с Галкой.
Девка, после вставленного за свои парикмахерские проказы фитиля, бросила страдать фигней, переоделась в нормальные вещи (мужские, правда, но, повторюсь, здесь на такие условности чихали со смотровой башни) и начала активно тренироваться. А как поняла, что ее каратэ работает только против худосочных из-за общей недокормленности речных пиратов, как с цепи сорвалась. Работала до десяти часов в день, к вечеру падая от усталости. К приходу Вукомила уже отличала рукоять меча от клинка. Не всегда, правда, но иной раз угадывала верно. Вот она «особисту» не поддавалась ни разу, что, впрочем, мало помогло. Среди современников Вук был не последним бойцом… Скрытник остался, кстати, ужасно доволен. Конечно, не легкой победой над «мавкой» - не тот уровень у человека. Просто прояснил для себя еще какую-то мелочь и утопал переваривать информацию.
Потом появился еще разок, опять пошептался с Вашко и Изей и исчез. Больше у нас на подворье не светился, если не путаю ничего. Зато эта парочка стала регулярно куда-то пропадать, отмалчиваясь в ответ на шутки и о «красных девках», и о «подвалах кровавой гэбни».
Официальной аудиенции мы так и не получили. Дары тихой сапой перетащили куда надо гридни Светлена прямо с лодей. Серый пару раз натихую встречался с Игорем. Светлен появлялся у нас почаще, поскольку именно мы тренировали новый спецназ. А пока ребята доводились напильником и мелкой наждачкой до нужного уровня, мы дивились переплетениям местных отношений.
Уж больно непривычно было. Древлянский князь создает личные части специального назначения. Не у себя в Искоростене, в Киеве. Ничего, что в известной нам истории Свенельд через неполные шесть лет отправит Игоря под дерновое одеяльце? Согласен, только одна версия, по другой это сделает Мал. Но нюанс в том, что Мал и Свенельд – один человек! Игорь спокойно смотрит, как древляне совершенствуются в воинском искусстве посреди Киева. Кого Светлен ставит командиром новорожденных «Стрибоговых Детей»? Никогда бы не догадался. Олега! Сына и наследника Великого князя. Киевлянин руководит древлянским спецназом, создаваемым в Киеве из древлян! Тушите свет!
Кстати, не только из древлян, национальный признак при отборе кандидатов не имел принципиального значения, хотя хазар и ромеев не брали. По причине отсутствия кандидатов. А вот кривичей и радимичей хватало.
«Курс молодого живодера» проходили еще два человека. Четырехлетний Святослав, будущий победитель хазар в нашей истории и монголов в вашей. И неугомонная Галка, выторговавшая это право за коробку Лореаля и технологию окраски. Святослава чуть позже перевели в свежесозданную детскую группу. А Галка упорно носилась вместе с мужиками, пытаясь за ними угнаться. Естественно, регулярно ругаясь по этому поводу со Светленом, не испытывая ни малейшего пиетета перед его возрастом и положением, и явно собиралась, вернувшись в родной мир, не зависеть от своего везения. Верить в невозможность возврата «мавка» категорически отказывалась.
При взгляде на эту девчонку, на ее тщательно и неумело скрываемые мучения, на губы, беззвучно шепчущие: «Мама…», в голову упорно стучалась мысль, которая не дает мне до сих пор. И чем дальше, тем больше.
С того момента, как мы ушли в прошлое, наш мир исчез. Есть небольшая вероятность, что реальность раздвоилась, создав отдельный вариант для нас. Но, почему-то не сильно верится. Уж больно неуверенно проф про это говорил. Будто себя успокоить пытался. Хотя бывают же чудеса… Например, неучтенный портал в Калуге. Вот только по времени отправки он с нашим совпал идеально…
Так вот. Если рассматривать худший вариант, то наш мир исчез. И все жившие там люди тоже. Мы, хронодружина, не оставили позади никого. Если и были у кого близкие, то только в дружине. Те, кто с нами работал, и не подозревали, что уничтожают свой мир. Кроме двух человек, которые знали всё. Профессор и генерал. И шли на возможность уничтожить мир сознательно. Нет, я, прожженный циник и реалист, признаю возможность самопожертвования. Тем не менее, шестнадцать лет растить собственную смерть, только ради надежды, что измененный жертвой мир будет лучше существующего… И даже не в собственной смерти дело, мы тоже не раз смотрели ей в глаза, и для многих очередная игра в гляделки закончилась поражением.
Но и у профа, и у генерала были дети. И внуки. Кубенин за пару лет до Выхода стал прадедом. Возился с правнучкой всё свободное время…
Каково это, работать, зная, что если всё получится, исчезнешь не только ты, не только этот гребаный мир с обнаглевшим и изолгавшимся ворьем у власти и в оппозиции, но и всё, что тебе дорого?! Родные, близкие, дети, внуки… Вот этот смешной комочек, продолжающий твой род уже в четвертом поколении, радостно гомонящий при каждом твоем визите, и будящий по утрам беспрекословным приказом: «Деда, тань!» И ты, встаешь, кормишь ее, меняешь испачканные штаны, катаешь на качелях… А потом идешь на службу, где делаешь всё для того, чтобы она исчезла. Она. Ее мама и бабушка, твои внучка и дочка, которых ты когда-то тоже нянчил такими же комочками. И ты сам… Вы все исчезнете ради того, чтобы появился совершенно другой мир. С другими людьми. Может быть, лучшими, но другими. Которые не знают тебя, а ты не знаешь их. Которые тебе безразличны. И чьи дети никогда не скажут тебе: «Деда, тань!». Потому что ты им будешь чужой. И потому, что тебя просто не будет.
Какую надо иметь верность идее, какую решимость, какое самообладание?! Смог бы так кто-нибудь из нас? Я, например? Тогда мне казалось, что да. Сейчас… Думаю, что нет. Не думаю. С того самого момента, когда я взял на руки своего первенца, я знаю точно – я бы не сумел. Наверное, и генерал, и профессор - сумасшедшие фанатики, и им место в психушке. Но я не могу осуждать этих людей. И не потому, что был с ними лично знаком. Просто…
Потомок! Помни! Если наше мероприятие не привело ни к чему хорошему. Если там, у вас, в новом будущем, всё так же паршиво, как было у нас, или даже хуже. В любом случае. Пока существуют такие люди, как Кубенин и Артюхин, надежда есть. Они обязательно что-нибудь придумают».


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 15.09.2012, 17:48 | Сообщение # 93
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Москва, год 2007 от Рождества Христова


И снова был май. И снова было солнце. И девушки на улицах. Пожалуй, они стали еще соблазнительнее. За прошедшие годы одежда сильно изменилась, и совсем не в сторону повышения нравственности. Сексуальная революция, с опозданием, но добралась до просторов одной шестой части суши.
И здание было тоже. Вот только вывеска «Гипротрансмаша» утонула в испещривших фасад аляповатых табличках десятков компаний, фирм и фирмочек. А кабинет остался прежним. И люди не изменились. И говорили те же люди о том же…
Генерал, откинувшись на спинку солидного директорского кресла, неторопливо отхлебывал чаек, принесенный секретаршей, не потерявшей вышколенности. Артюхин устроился за столом для совещаний в позе роденовского «Мыслителя». Только локоть упирался в столешницу. При габаритах профессора получалось вполне естественно. И достаточно живописно.
- Кончилась наша спокойная жизнь, - сказал Кубенин. – Роют.
Спокойно сказал, как будто речь шла не о сумасшедшем проекте, способном до полной неузнаваемости изменить мир, а о чем-то мелком и незначительном.
- Патрушев? – уточнил Артюхин.
- Если бы… Посерьезней люди есть. С самого верха.
Кубенин даже не поднял головы:
- Успеют? Меньше недели осталось…
Генерал неопределенно пожал плечами:
- Не знаю. Вряд ли. Материалов у них — мизер. Сомневаюсь, что сумели накопать хоть сколько-то. Без войсковой операции нас не взять. А это так просто не организуешь. Основания серьезные нужны.
- Или шарахнуть чем-то.
- Тоже без оснований никак. Раньше такое могли, решительные люди были. Нынешние только о своей жопе думают. Да как Запад отреагирует. Нет, не должны решиться. Проверку пришлют, наверное. Под плановую.
- Когда?
- Насколько я понимаю, полетят регулярным рейсом. Правительственный транспорт гонять не станут. По расписанию – в среду вечером в Городе. Может собъем? - мечтательно протянул генерал. - Есть у меня в загашнике пара «Стрел».
- Самому не смешно? - хмыкнул профессор. - Террорист нашелся. Не помешает нам эта комиссия. Пока доедут, всё кончится.
- Тоже верно, – согласился Кубенин. - Не уточнил? Действительно, кончится?
- Тысячу раз говорили, - проворчал Артюхин. – Точно не знаю. Мы ни хрена не понимаем в физике пространства-времени. В самом начале пути. Был бы сейчас пятидесятый, или хотя бы семидесятый… Ни о каких экспериментах речи бы не шло.
Профессор сделал паузу.
- Вероятность того, что отправим ребят в существующий параллельный мир – процента два, может три. Скорее всего, возврат идет к нам. А дальше… Либо с их приходом возникнет новый мир, отпочковавшийся от нашего. Либо наш просто исчезнет. Вместе с нами.
- Со всеми живущими ныне людьми, - задумчиво проговорил генерал. – И с Катенькой. Даже пожить не успела… А эти вероятности каковы?
- Пятьдесят на пятьдесят, - мрачно пошутил Артюхин. – Либо возникнет, либо исчезнет, - профессор поймал тяжелый взгляд начальника и вспылил. – Ну что ты мне душу мотаешь?! Не знаю я вероятностей этих. Я вообще в параллельные миры и развилки не верю. Ну, есть в уравнениях один непонятный член. Непонятный он, сечешь? Ничего не гарантирующий. Может, развилку эту, мифическую, показывает, а может немедленную аннигиляцию парней!
- Так что, мы их на бессмысленную смерть шлем?! – теперь взорвался уже Кубенин.
Зато ученый внезапно успокоился:
- Ну, про аннигиляцию, это я погорячился. А насчет смерти – запросто. Может, эти окна и открываются только туда, где их тут же грохнут. Под залп тысячи лучников, например. Инерция исторических процессов и все такое. А еще есть вариант, что выживут они, а ничего не изменят. И здесь всё останется, как было. Всё может быть. На все кривые варианты процентов двадцать дам. Чисто умозрительно. Потому как просчитать слабо, - Артюхин опять начал заводиться. - Основы недопонимаем, самой физики процесса. Лаврентий Палыч за одну мысль об эксперименте при таком состоянии теории к стенке бы нас поставил! И был бы прав! Что ты меня пытаешь? У меня тоже внуки есть. И дети. И еще почти неделю будут.
- Ладно, не кипятись, - собеседники брали себя в руки по очереди. – Значит, четыре к одному за конец…
Кубенин отставил остывший стакан, вылез из кресла и прошелся по кабинету.
- А один за тюрьму, - усмехнулся он.
- Почему за тюрьму? – поинтересовался ученый.
- А потому, дорогой мой человек, что приедет в четверг проверка, и обнаружит хищение государственной собственности в особо крупных размерах. Потому что не обнаружит вообще ничего, кроме пустых помещений.
Артюхин удивленно уставился на генерала.
- Ты что, не подстраховался на случай?..
- Подстраховался, - перебил хозяин кабинета. – Есть комплект документов. И не мифические операции, это всё на раз проверяется. Почти правда. Научный эксперимент, исследование параллельных миров. Утверждено лично Андроповым и никем не отменялось. Тебя из-под удара выводит. Меня - вряд ли. Впрочем, наплевать.
Кубенин вернулся в кресло и нажал кнопку на селекторе. Дождались, пока секретарша принесет еще чаю.
- Понимаешь, Коля. Это исчезновение – та же смерть. По сути, мы убиваем огромное количество людей. Но почему-то меня всё это не слишком волнует. Хрен с ним, с миром. И даже то, что среди этих людей оказываюсь я сам, дочь, внучка, как-то перестало давить. Наверное, перегорел за шестнадцать лет. Но вот Катенька… Не могу! Просто сердце заходится! Маленькая же совсем…
Теперь пол кабинета мерил профессор. Поднял глаза, посмотрел в лицо генералу.
- Знаешь что, Василь Иваныч! Собирай-ка манатки, бери правнучку, и мотай с парнями в прошлое, – он поднял руку, предупреждая возражения. – Знаю, что обуза. Одного младенца прикроют. А ты, так и полезен будешь. Создашь при князе Игоре Главное Разведуправление при Генштабе. И сам Генштаб.
Кубенин молчал, уперев взгляд в столешницу. Потом поднял голову:
- Ты сам почему не идешь? – не дождался ответа и продолжил. – Вот именно, - вздохнул. - Нет, Коля. Если я убиваю миллиарды человек, то спасаться не имею права. И спасать семью тоже. Даже Катеньку, как бы этого ни хотелось…
Артюхин ушел не скоро. Успели еще поговорить о насущных делах. Вечером профессор улетал на базу, сделать за оставшуюся неделю предстояло немало.
А оставшийся в одиночестве разом постаревший человек, проводив гостя, вернулся за стол и, уставившись невидящим взглядом в потолок, еле слышно прошептал:
- Это будет не больно, внуча. Просто мы все исчезнем. И заметить не успеешь. И понять...


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 21.09.2012, 09:54 | Сообщение # 94
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Слепок – копия. Если кто предложит слово лучше – будем благодарны.

"Снимок" не проще?
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 21.09.2012, 10:27 | Сообщение # 95
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Майор)
"Снимок" не проще?

Неа) немного н етот подход. Но на СИ уже подсказали)


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 22.09.2012, 10:38 | Сообщение # 96
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за продолжение. Случаем, не появятся у основных героев "враги" из будущего?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 22.09.2012, 12:44 | Сообщение # 97
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Случаем, не появятся у основных героев "враги" из будущего?

Неа. решили сущности не умножать.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 23.09.2012, 16:47 | Сообщение # 98
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Дочитал. Жду дальнешего развития событий...
 все сообщения
ЧекистДата: Воскресенье, 23.09.2012, 21:47 | Сообщение # 99
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Пока не доработано, загружены оба выше околышей(


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 29.09.2012, 18:52 | Сообщение # 100
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Кордно, лето 6447 от Сотворения Мира


Буревой вошел совершенно бесшумно. Не взвизгнула петлями хорошо смазанная свиным салом дверь, не заскрипела предательски половица под ногой. И шаг у скрытника волчий, по должности положенный. Истинно скрытный шаг. Ни звука. Ни шелеста ветерка. А Ярослав всё одно обернулся, неведомо как ощутив появление человека. И не просто обернулся, почуяв. Тем же неведомым образом, в руках князя оказался висящий до этого на стене кончар. Буревой в очередной раз восхитился умениям русинов. Впрочем, восхищение восхищением, а не за тем шел.
- Слышь, княже, там выборные от кузнечной слободы пришли. Встречи просят.
Ярослав повесил на место клинок хазарской работы.
- Что за выборные? - князь приглашающе махнул в сторону стола. Присаживайся, мол, друже. Чай, ноги не казенные, чего их трудить попусту.
- Скрытень не стал изображать ломающуюся девку и за стол сел, нимало не чинясь. И ножку у скромной утки, зажаренной с яблоками, отломал совершенно без пиетета перед начальством.
- Мышата со товарищи явились. С утра под кремлем сидят, - буркнул Буревой, набив рот мясом. - Хотят с тобой говорить. А о чем – молчат. Хотел яйцы дверью поприщемлять, да подумал, что перебором будет.
- Партизаны чертовы, - недовольно ответил русин, - проси, что ли.
- Что такое черт, я от ромейских лазутчиков знаю. Они его поминать очень любят, когда яйцы в двери пихаешь, - ответил скрытник, - а что за партизаны такие?
На память Буревой не жаловался, незнакомые слова повторял без ошибок. Хоть и многовато их начало звучать в последнее время. Совсем русины беречься перестали. Правильно делают, в общем-то. Кругом — свои.
- Долго рассказывать, - отмахнулся Ярослав, но, встретив насмешливый взгляд, пояснил. – Была у нас большая война. Враг силен, отступали поначалу. А народ, кто в тылу остался, в леса уходил. И гадил захватчикам в силу своих умений. Враги ругались: «запарили, мол!» Вот их партизанами и называли. Считается, что на допросах никого никогда не выдавали. Вообще не разговаривали. Разве что, в дупу пошлют. Оттуда и поговорка.
Все? – поднял бровь Буревой. - Не бывает так. Дверь закроешь, все и хрупнет. Сразу все расскажешь. Что было, что не было...
- Заело тебя на двери на той?! - недовольно рявкнул Ярослав. - Достал уже!
- Прости, княже! - повинился Буревой. - Как Серый говорить любит - профессиональная деформация личности! - с удовольствием проговорил скрытник. - Я же только с рабочего места. Не отошел еще.
- Отходи. А то слушать противно, - поморщился князь. - А что до молчания, знаю, что не слишком на правду похоже. Легенда, конечно. Но простой человек, не воин, дерущийся с врагом до самой смерти достоин подобной легенды.
- Пожалуй, - согласился скрытник. - И другим пример хороший. Как начнут пихать в дверь... Фу, блин! - скрытник остановился сам. - Прости, княже, действительно, заело.
- Ладно, зови, - устало сказал Ярослав. - Попусту ждать - не наш метод.
- Как и дверь! - неудачно пошутил Буревой. Неудачно, потому как от затрещины уклониться не сумел.
Выборные вошли, поклонились в пояс, смущенно терзая зажатые в руках шапки, и поглядывая на трущего затылок скрытня. Вот ведь, странное дело! Кузнецы – народ уважаемый, самостоятельный. Цену себе знают и кому попало не кланяются. Когда пришлым дружинником был, максимум на кивок мог рассчитывать. Перед тем как руку пожать, и то мордой крутили бы. А как князем стал… Хотя причина и в другом крыться может. Видать, большая нужда привела.Ярослав окинул гостей внимательным взглядом исподлобья. Ну точно - партизаны! Огнестрела в руках нет, и шапки без красной полосы поперечной, а так – как капли воды. Кряжистые, бородатые. И высокие, кстати. А кряжистые потому, что поперек себя шире. Трое Ярославу были незнакомы. А вот Мышату, старшего кузнечной слободки, узнал в лицо. Видел на сходе, когда на княжение кликнули.
Разговор Ярослав начинать не спешил. Сами пришли, сами пусть и решаются. Диалог с кузнецами очень нужен, но важно не перегнуть. Впрочем, и прогнуться опасно. Узнаем сначала, зачем пришли, а уж там…
«Партизаны» тоже молчали. Верно, не положено вперед князя разговор начинать. Что ж, молчание затянуться грозит. А дела на месте стоят...
- Как поживаете, люди добрые? – вежество лишним не бывает. – Всё ли добром идет, нет ли обиды какой? На воев моих, на меня самолично, на самоуправство тиунное?
- И тебе поздорову, княже, - нестройно прогудели гости. И снова замолчали, несколько сбитые с толку таким началом разговора. Какой князь, такое спросить надумает?! Только вятичский! Ходота такой был. И этот, из русинов.
- С чем пожаловали? Или просто зашли сбитня горячего попить?
Осенний день выдался не жарким. Лужи ночью ледком прихватило. И солнышко, пусть и вскарабкавшееся в зенит, особо не грело. Так что сбитень горячий предложить – самое оно.
Кузнецы попереглядывались, и Мышата сделал шаг вперед. С таким видом, будто хочет на колени бухнуться. Но, удержался. Тоже, видно, перегибать не хочет.
- Тут такое дело, княже, - голос, что оперный бас. Как слово скажет — в воздухе висит, хоть ножом режь, - думали мы, что умеем с железом работать, раз клинки ковать можем не хуже полянских. Но, смотрим на те мечи, с коими кмети твои ходят, да понимаем, что дети мы малые в своей работе, - здоровяк оглянулся на товарищей, словно ища поддержки, и продолжил. – Вот и хотели спросить. Нет ли среди дружины твоей коваля, что приучен работу такую делать? А ежели найдется, то не откажет ли в малости - поучить кузнецов вятичских.
Мышата выдал длинную фразу, явно заготовленную заранее и замолчал, выжидательно глядя на Ярослава. Но заметно, что не все сказал. Запасец имеется. Впрочем, коваль не болтун, на сходе и слова не проронил.
Русин сделал вид, что задумался. Конечно, найдется. И не один. И, конечно же, согласится! И научит! И расскажет! И покажет! И построить поможет! Мы же только об этом и мечтаем, только не знаем, как к вам, заскорузлым, подступиться! А вы сами пришли. Вот только торопиться нельзя... Такой случай упустить – позор на больную княжескую голову!
- Найдется коваль, - сказал князь после недолгой паузы, - и не один. Но, понимать должны, что секреты такие обычно только от отца к сыну передаются. И внутри рода иногда.
Мышата, и до того выглядевший не слишком уверенно, окончательно смутился. Но продолжил.
- То понятно, князь. И супротив старых обычаев, никто с вилами не прет. Только ведь и обратная сторона есть у любой привычки. Вятичи русинам не чужие. В одном строю против хазар стояли. Вместе кровь лили. Девки наши кметей твоих привечают. Глядишь, и одним родом станем. И заплатить за учебу готовы, сколько назначат.
- Тоже верно, - согласился Ярослав, наморщив лоб в деланном размышлении. - Но то не меня спрашивать надо. Буревой, не в службу, а в дружбу, кликни Прилука с Неядвой.
Можно было и просто в окно крикнуть. Но князю невместно. А главное, волхв успеет объяснить ребятам, какую игру князь ведет. И их будущие роли растолкует
- И Святохну попроси, пусть сбитня еще принесет. И снеди какой, - добавил он уже вдогонку. - Что ж, гости дорогие, разговор долгим будет, промочим горло, чтобы слова лучше выходили…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 29.09.2012, 18:53 | Сообщение # 101
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Кордно, лето 782 от взятия Царьграда


Ждан Ярославов самобега в личном пользовании не имел. Не потому, что не мог себе позволить. Мог и не один приобрести. Не самый бедный человек в Княжестве. Знатец предпочитал ходить пешком. И любил кордновскую подземку. Разве может какой-нибудь «Дон»* или даже «Русич»* сравниться с ней по удобству? Тащишься по дороге, заполненной самобегами, стоишь перед каждым перекрестком... А в подземке хорошо. Прохладно, удобные сиденья, расслабляющее покачивание несущегося поезда, еле слышный перестук колес…
Хочешь – читай, хочешь - смотри новости. А как думается в пути!..
Сегодня Лютый размышлял, устроившись на пределе слышимости зерцала*. И закрыв глаза. Так, чтобы вроде и слышно, и не отвлекает. Мысли крутились вокруг последнего месяца, когда его вновь попросили вернуться на службу. Попросили, не приказали! Ждан мог и отказаться. Право имел. Тем более звали не в родную Знатницу, а к воинским! Никогда к ним не относился. Кроме срочной службы, конечно. Но мысль об отказе в голову даже не пришла. Лютый уже давно имеет полное право на заслуженный отдых, но...
А верно поступили, снизив срок обязательной державной службы* до двадцати лет. Людям иногда надо пожить и для себя. В молодости – некогда. Сначала учишься, потом в дружину, поиск места в жизни. Потом жены идут, дети… В старости – разве жизнь, если болячки одолевают. А они все равно победят, несмотря на все успехи лекарей. А когда тебе сорок пять или пятьдесят лет – самое оно. Дети выросли, Княжеству своё отдал. И по миру поездить можно, и чем-то другим заняться. Хоть фантастику пиши! Желание не пропало дальше работать – никто не мешает. Многие служат и по тридцать лет, и больше.
Но это лишь по зову сердца. Насущной необходимости нет. Производительность труда постоянно растет. И всё меньше и меньше нужно Княжеству рабочих рук. Сейчас можно большую часть населения освободить от работы. А кого в первую очередь? Самое логичное – тех, кто хорошо послужил. Нет, конечно, и молодых никто силой работать не заставляет. Не хочешь – не надо. Вот только никто тебя кормить не будет. Никаких «пособий по безработице»*. Нужны деньги – два пути: служба и татьба. А к татям милосердия нет. Кто случайно ошибся, и преступление не слишком тяжкое, еще может малым наказанием* отделаться. А если что-то серьезное учудил, или по второму разу – пощады не будет.
Да и не уважают в стране бездельников. А вот когда отслужил своё – другое дело. Да и сама природа пример дает. Женщины. У них одна работа: дети. Нет, девки незамужние любят на службу устроиться. Чтобы в обществе быть, да и кругозор расширить никому не мешает. И мужа хорошего найти проще, нежели когда сиднем сидишь. А замуж выйдут – мигом увольняются. Интерес пропадает. Иногда работают до первого ребенка. Но редко. При первой беременности с четвертого месяца плата идет, как будто ребенок уже родился. Молодые работники меньше получают. А дети выросли, считай - отслужила. Вот и с мужчинами так же. Те же двадцать лет...
Ждану вспомнился мир русинов. Что за сумасшедшие порядки там существовали! Зачем заставлять женщин работать всю жизнь? А кто воспитывать детей будет? А по дому работа? Еще и ограничение числа супругов! Это же личное дело! И потом… Пока дети не подросли, его женам и втроем нелегко приходилось. А тут одна! И всё на ней - дом, дети. Еще и работа! Даже слов нет, чтобы описать степень глупости той системы. Понятно, что они рожать не хотели!..
Какая-то фраза из зерцала навязчиво пробилась сквозь размышления. Что-то важное... Ждан не успел уловить смысл. Прислушался, но начался другой сюжет. Попытался вспомнить, что же так зацепило, не смог и бросил. Само всплывет. Похоже, имеет отношение к русинам. Странно, в новостях…
Надо будет обязательно сказать спасибо Буриньке. Не забыл старика, привлек к теме. И к какой теме! Нет, Ждан всегда был уверен, что загадка русинов на поверхности не болтается, но чтобы такое! А ведь он когда-то высказал подобное предположение! Сгоряча, правда, сам не веря до конца в сказанное. Но высказал. Старопень до сих пор издевается. А ведь правдой оказалось!
Для Ждана вопрос истинности написанного в Книге не стоял. Задачу группы он понимал иначе: найти доказательства. Но это, ох, как непросто. Нужно доводы такой убойности подобрать, чтобы даже такой пень, как Старопень признал!
Поезд затормозил на «Княжеском Тереме». Розмысл вышел на улицу. Обычно оставшийся путь до Гридницы занимал десять частей. Сегодня – двадцать. И половину этого времени Ждан стоял столбом рядом с вывеской отлично знакомой едальни*. А по приходу на службу, пробежал по коридору, на бегу здороваясь с сослуживцами, и с головой ушел в зерцало счетной машины*…


Примечания

«Дон», «Русич» - марки автомобилей
Зерцало – телевизор.
Зерцало счетной машины – монитор компьютера.
Державная служба – работа в нашем понимании. В абсолютном большинстве случаев – на госпредприятиях, госсектор в экономике очень велик. Но и работа в других формах собственности засчитывается. До наработки стажа, достаточного для ухода на пенсию, служба считается «державной», после – «добровольной». Пенсия начисляется не по возрасту, а по стажу.
«пособий по безработице» - Ждан Ярославов перечитал Книгу и приложения к ней. Понятие «безработица» малознакомо в Княжестве. Понятие «пособие» - практически незнакомо, то, что мы называем зарплатой, жалованием, пенсией и пособием за уходом за ребенком в языке этого мира называется одним словом (которое надо придумать и вставить в этот комментарий). А идея платить деньги бездельникам для русичей просто дика.
Малое наказание – это по их понятиям наказание малое. А по нашим…
Едальня – столовая, кафе


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 29.09.2012, 18:53 | Сообщение # 102
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Киев, лето 6447 от Сотворения мира


- Зорька! Погоди! Дело есть!
Зорена обернулась. Кто зовет — понятно. Не перепутаешь, ни голос, ни обращение. Да и кто, кроме «скаженной мавки», будет ором кричать на всю улицу? Впрочем, поболтать с Галкой девушка была совсем даже не против. Ой, какая еще девушка! Замужняя женщина! Жена киевского кметя! Ну, то есть, не совсем киевского, древлянского. Но еще неизвестно, где круче, как говорит та же мавка. Скуб теперь в самой главной дружине, Стрибогу посвященной. Между прочим, чуб мужу Зорена самолично покрасила. Нельзя же такое дело кому-либо доверить! Даже мавке нельзя, которая их свела и счастье устроила. Пусть стоит рядом и командует, что да как! Опасаться странного создания Зорена давно перестала. Подумаешь, мавка! Своя она, и совсем-совсем нестрашная. И с ней куда интересней, чем с большинством дворовых девок и жен дружинников. Так смешно разговаривает, и на шутки не обижается!
Галка мчалась через подворье, на ходу пытаясь засунуть меч в ножны. Девушке казалось, что выходит это красиво и элегантно. Открыть начинающей полянице глаза на истинное положение дел, никто не удосужился. Как всегда, бежит в мужских портках и рубахе, подпоясанной кожаным пояском, и своей странной обувке. Не сапоги, не лапти, так, не пойми что. Мавка говорила, что удобно очень, но Зорена не пробовала: один раз набралась смелости, однако «кроссовки» малы оказались.
- Зорька, слушай! Тут такое дело! Айда на рынок! Говорят, скоморохи пришли, посмотрим!
Галка достаточно освоилась в новом мире, но ей все же было одиноко. Местные далеки и непонятны. Даже после изучения языка, понимания больше не стало. Какие-то совсем непривычные, говорят и думают о чем-то своем, неинтересном…
Русины… Нет, они хорошие. Заботятся, опекают. Только взрослые страшно. Вроде и разница в возрасте всего ничего, но их присутствии Галка ощущала себя маленькой девочкой, у которой девять, нет, уже восемь, отцов и дедушка. А оставаться одной она и раньше не любила. Здесь, когда оставалсь одна, немедленно наваливались мысли о маме, бабушке… Пока плыли, и первое время в Киеве, удавалось отвлечься на новые впечатления. Новизна поблекла, а боль никуда не делась.
Девушка пыталась занять себя всем, чем только можно… Местный язык выучился, а тренироваться дни напролет совершенно невозможно. Да еще этот Светлен повадился ходить. Приклеился, как банный лист! Можно подумать, у нее спарринг-партнеров нет. Так нет, приходит и нудит - «Научи его каратэ!». А сам, и безо всякого каратэ ни разу схватку не проиграл. Лось здоровый. Ему каратэ вообще без надобности! И вообще! Поясок, вот, подарил, расписной! За каким, простите?! И отказаться нельзя, не принято здесь от княжеских подарков отказываться. Да и не возьмешь, а он приходить перестанет! Нафиг-нафиг!
В общем, Галке было тоскливо, скучно и одиноко. И скрашивали это одиночество только два человека: маленький князь Святослав и Зорена.
Святослав был потрясающим ребенком, и, естественно, Галка привязалась к нему всей душой. Да и как можно устоять и не прикипеть к пацану? Спокойный, рассудительный. Не плачет никогда! Даже когда синяк на тренировке заработает, ни слезинки! Встает, и дальше бежит! И времени у него свободного немеряно. Дядька, что с ним ходит везде, Асмундом зовут, седой весь, а все такой же любитель мечом помахать, так что с удовольствием спихивает парня на «мавку». А потом Галка обнаружила, что Славик не умеет считать! Это в четыре-то года, ни одной цифры не знать! Сама Галка гораздо раньше научилась. Мама рассказывала! Вот уж не ожидала девушка, что у нее обнаружатся педагогические способности! Математика ребенку понравилась, и их посиделки стали постоянными.
Но Святослав, при всех своих достоинствах, всего лишь ребенок. Подружку бы завести… Увы, местные девки коровы коровами. Нет, не внешне, тут-то, у местных проблем никак нету! На вид — все, как одна, красавицы! А вот поговорить не о чем. Скучные они. Кроме Зорены. Вот та, прямо как Галка в молодости. С полуслова любую затею понимает! Как они на ключника Ряху классно ведро с водой перевернули! Одной с такой шуткой, в жизни не управиться! Да и не стала бы, это Зорьке урод толстомордый насолил чем-то. А Галка только способ придумала! Хотели ведро с помоями взять, но побоялись, и так ее за шутки постоянно ругают. Да и воду убирать проще, чем по помоям тряпкой возюкать...
Так что, Галка постоянно и небезуспешно пыталась привлечь Зорену к своим затеям. И наоборот тоже. Два сапога - пара, а две оторвы – тем более. И неважно, что Зорька замуж выскочила. Все там будем, куда денемся. Замуж – не могила, можно и туда сходить, и обратно вернуться. Сегодня в «мавкиных» планах никаких проделок не значилось. Разве что, на дударей посмотреть. Говорят, ученого медведя привели. Интересно же! Не так часто они в Киев захаживают. Впрочем, «художества» заранее никогда не вписывались. Они как-то внепланово появлялись.
- Пошли!
Зорена задумалась. С мавкой скучно не бывает, обязательно что-нибудь отчебучит. И на представление дударей посмотреть хочется. Да и вообще, сколько можно дома сидеть?! Попа скоро в дверь проходить перестанет! А Скуб, всё равно, домой поздно вернется. Вот только…
- Надо бы мужа предупредить, - сказала она. Зорене всё еще нравилось слово «муж». Не надоело.– Вдруг задержимся. Только он уехал куда-то с Жерехом. А куда, и на сколько — не сказал.
- Тю! Проблему нашла! – рассмеялась Галка. – Напиши ему, и побежали!
- Ты что?! - Зорена замахала руками. – Я ведь грамотой не владею. И писать-то не умею.
- Как это? - Галкиному изумлению не было предела. В шестнадцать лет не уметь писать? В голове не укладывается такая глупость! – Почему не умеешь?
- А зачем? - теперь уже Зорена удивилась. - В веске из девок никто не умеет. И здесь тоже.
- Охренеть! Как это зачем? Вот надо записку мужу написать! Слушай, давай научу! Это же так просто! Сейчас сама напишу, а тебя попозже научу, когда в город сходим и вернемся. Идет?
«Мужняя жена» размышляла недолго. И махнула рукой:
- Пиши!
Девушки бегом влетели в дом, Галка вытащила из оставшей топки уголек и накарябала несколько слов на куске бересты. Положив записку на стол и придавив ее тяжелым горшком, подруги сочли супружеский долг выполненным, и помчались на рыночную площадь.
Вернулась Зорена вовсе не заполночь, как собиралась. Обошлось в этот раз без приключений и проделок. Да и не надо, итак весело. Дудари оказались такие забавные... И медведь смешной. Переваливается. И рычит когда попросишь!
Скуб еще не вернулся. Но сейчас девушку занимало другое. Может, мавка права? Как научишься наносить на бересту буквицы, то можно писать Скубу записки даже если мужа в поход судьба уведет. И передавать с оказией. Устный привет — дело замечательное, но письма лучше. Их же муж беречь будет, у сердца носить, перечитывать, каждый раз вспоминая жену. Так мавка говорит, а она плохого никогда не советует! Как тогда Лабуню напугали! Кто мог подумать, что здоровенная кухарка боится маленьких мышек! И как боится! Визгу на весь подвал было!
И несложно это, наверное, раз все мужчины умеют! Зорена-то их не глупее, это точно! Решено! Завтра же с Галкой поговорит и будет учить буквицы!
Зорена поставила горшок в печь, чтобы еда к приходу мужа была теплой, взяла со стола не потребовавшуюся записку и использовала, как растопку, с удовольствием наблюдая, как корёжится в пламени фраза, написанная по всем правилам орфографии и пунктуации двадцать первого века. Но на языке века десятого.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 29.09.2012, 18:54 | Сообщение # 103
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Книга

«Галка была совершенно удивительным существом. Иногда даже закрадывались сомнения, может и в самом деле, в теле калужской школьницы притаилась мавка, или еще какая-нибудь местная нечисть. Типа кикиморы.
Нас готовили. И стрелять на скаку из лука, и махать заточенными железками, и ломать позвоночники ударом в живот. Но упор был на другом. Умение общаться с людьми, чья психология сильно отличается от нашей. Мы мотались по глухим деревням Сибири и высокогорным селениям Кавказа и Средней Азии, «случайно приблуждались» к староверческим скитам, неделями жили на подмосковных свалках...
Мы готовились… Но теория теорией, а практика… Несмотря на крайне своевременный набег хазар, позволивший целый месяц общаться с вятичским войском в экстремальных условиях, адаптация шла очень непросто. Даже дружинники, с большинством из которых, мы легко сошлись на базе постоянных тренировок, иногда впадали в полный ступор, не понимая, за каким хреном нужно разучивать какой-то прием, который невозможно выполнить в доспехах. А уж крестьяне, не умеющие и не желающие видеть дальше своего поля…
Галка ни к чему не готовилась. Более того, ее менталитет просто не мог вписаться в общество, настолько отличное от покинутого. Даже в «калужском» будущем ей предстояло решать серьезные проблемы. А уж среди предков, на Руси…
Вписалась. Сходу. Влет! Нарушая все писаные и неписаные законы психологии и социологии. Ей покровительствовали дружинники, к ней на посиделки бегали девки и молодицы, за ней хвостиком ходили дети. Ей сходили с рук дурацкие шутки, количество которых не уменьшалось. Более того, пострадавшие даже жаловались на «мавку» через раз и как-то неуверенно. Действующий Древлянский князь учил мечевому бою (это после истории с чубом!), а будущий Великий Киевский брал уроки арифметики.
И всё без малейшего напряга, не пытаясь подстроиться под окружающих. Она со всеми оставалась собой – недовзрослевшим взбалмошным ребенком.
По местным меркам Галка дитем не являлась. Взрослая женщина. В ее возрасте большинство уже давным-давно замужем. Но она воспринималась исключительно как дочка или младшая сестренка. И ладно бы только нашими парнями. Дружинники, из коих половина была не сильно старше девчонки, относились к ней точно так же.
С женщинами получалось иначе. Молодки буквально смотрели ей в рот, повторяли каждое слово и пытались копировать поведение. Хорошо хоть, на розыгрыши «а-ля Багранова» не решались. А вот эпидемия покраски волос по Киеву прокатилась. За неимением дефицитного фиолетового «Лореаля» (коробку всё же конфисковали на нужды «Стрибожьих детей», клятвенно пообещав «в случае чего» прикрыть ребенка от «следствия»), киевлянки пользовались натуральными заменителями, которых оказалось значительно больше, чем можно предположить. Во всяком случае, до самой зимы девки шокировали окружающих косами самых невероятных оттенков. Потом поветрие сошло на нет, благо по долговечности местные красители патентованным средствам в подметки не годились. Зато стало очень легко отличать христиан: бедолаги, крестясь, отшатывались от каждой проходившей мимо девки.
Дети же, начиная с малолетнего Святослава, совершенно не задумывались над сложными проблемами. Они просто искренне любили «тетю Мавку», всегда готовую бежать на речку наперегонки с оравой малышни. Впрочем, сам Славик называл подружку «тетя Галка», а иногда и просто «Галка», подчеркивая своё высокопоставленное происхождение.
Скоро девчонка ощущала себя в Киеве, как рыба в воде, и моталась по городу из конца в конец, напрочь замучив негласно приставленных «во избежание» сопровождающих. Случаи-то, они разные бывают.
Оказалось, и вправду, бывают. Галка возвращалась с очередной выходки, когда в глухом переулке на нее набросились три мужика. Девчонка даже в стойку стать не успела, как подоспевший «дежурный по мавке» раскидал нападающих. К сожалению, Тишата, перепугавшись за «ребенка», работал на поражение, не думая о взятии пленных. К большому сожалению... Последующих событий можно было избежать…»


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 30.09.2012, 11:25 | Сообщение # 104
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за продолжение. Понравилось.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ЧекистДата: Вторник, 09.10.2012, 15:39 | Сообщение # 105
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Киев, лето 6447 от Сотворения мира


В Киеве Заславу нравилось. Вот честное слово — на вид деревня-деревней, а вот что-то ощущалось такое... Столичное, что ли. Похожее ощущение было в Москве. Той Москве, которая помнилась по совсем раннему детству. Тому, счастливому, в котором были мама и папа. Папа совсем не запомнился. Может, не так много времени проводил с сыном, а может… А маму Заслав помнил. Нет, не лицо, ни фигура в памяти не остались. Только мягкие нежные руки и общее ощущение тепла. И обрывки прогулок. Высокие дома, горка на детской площадке, гаражи у бетонного забора… И непередаваемый запах, не не запах, что-то воспринимаемое седьмым чувством, ощущение не просто города - Столицы. В Кордно такого не было. В Киеве, пусть и был он нынешний, меньше любого, самого маленького района той Москвы, было то же самое ощущение. Власть? Деньги? Нет, что-то другое, не объяснимое...
На русина, что был на полголовы выше, а в плечах на ладонь шире любого встречного, всякий обращал внимание. Вой — тут же примерялся, как бы, если стакнешься с таким велетом, победу вырвать. Купчина — как бы этому справному продать чего подороже, ведь заметно, что в калите денежки позванивают. Ну, а молодки смотрели по-своему. С нескрываемым корыстным интересом. Да с поволокой в очах. Обещающей.
Заслав бродил без особой цели, делая вид, что ничьего внимания не замечает. То заходя в оружейные ряды, примеряясь к товару, то просто, присматриваясь к окружающим, впитывая многоголосье и многолюдье стольного града Выпал редкий свободный денек, не отягощенный ни учением княжьих гридней хитростям рукопашки, ни бесконечными полевыми занятиями, на которых в дубовые дружинные головы забивались хитрые премудрости воинской науки, за прошедшую тысячу лет изрядно пополнившую свой багаж. Отпустил воевода Серый ненадолго по стольному граду побродить, от службы охолонуть, и хорошо.
Бесцельные шатания уже успели несколько надоесть. Но ноги, прислушавшись к жалобному бурчанию в брюхе, сами понесли к ближайшей обжорке, из которой валил густой дух поджаренного мяса... Нюх не подвел, кормили в местном общепите не то, чтобы шикарно, но мяско готовить умели. И квасок был хорош. Можно было бы и меду взять, да только нет тяги к хмельному. Нет, в «Дубраве» спиртное было. Хоть обпейся, если время найдешь! А был момент, когда просто на ужин наливали. Но Заславу просто не нравились ни коньяк, ни водка, ни даже пиво. И остальным дружинникам - тоже. Вот такой народ подобрался. Или это тоже был один из критериев отбора: чтобы на спиртное люди были крепки, но не падки.
С трудом вылез из-за стола, поглаживая умиротворенный желудок. Довольный организм гулять больше не тянуло. А до обозначенной временем возвращения полуночи, было еще долго.
Из-за поворота кривого переулка, не заметив в людской толчее, на Заслава выскочила девчушка с корзинкой. Ткнулась с разбегу в живот, не удержавшись упала на дорогу, смешно ойкнув. Русин наклонился, поднимая бедолагу.
- Исполать тебе, вой, - смущенно хлопнула ресницами поднятая.
И посмотрела. Просто поймала глаза в глаза. А Заслав утонул в тех карих очах, глупо хлопая руками по мутной воде, захлестнувшей с головой. И не только в очах было дело. Пахнуло вдруг забытым теплом, тем маминым, почти забытым, из далекого детства.
- Э.... Да, не за что, - протянул потерянный вой, испытывая жуткое желание почесать мигом взопревший затылок.
- А за то, что не пришиб окончательно. Ты вон, какой большой, мог такую маленькую и не заметить вовсе, - и порозовела лицом.
Заслав смотрел и не мог оторваться, как румянец поднимается от тонкой шейки вверх, покатываясь к старательно уложенным в косы волосам. Никаких платков и прочих шушмар. Девица. Незамужняя.
И снова улыбнувшись, девица кивнула Заславу, совершенно потерявшемуся от происходящего:
- Так может, и до дома проведешь. Посад близкий, идти рядом...
- А от чего бы и не проводить? - с показной лихостью ответил русин. - Раз до посада два шага посолонь.
- Ну не два, а все три. И пес во дворе злючий. Но разве вой столь храбрый убоится? -переливчатым смешком ответила девица. И захромала рядышком.
Идти оказалось не так уж и близко. С полчаса, не меньше.
Зато власть языки потрепали. Заслав больше молчал, пытаясь не сбиться с рваного ритма шагов, удобного для попутчицы. А девица, которую, как она сразу сказала, звали Ольхой, все болтала и болтала, рассказывая краткую свою биографию. И что годов ей пятнадцать, и что сватов не засылают, потому как увечная никому не нужна. А семья бедная, и барыша не будет жениху никакого, и что ногу повредила, с тополя пятисаженного сверзившись, куда полезла с мальчишками вороньи гнезда разорять...
Они шли, дружинник держал ее за руку, сам не заметив, когда перекочевала в его похожую на лопату жменю крохотная ладошка, но от нее, мягкой и нежной, тоже пахло детство и давно забытой мамой. Это вранье, что нельзя нюхать кожей. Можно. Всё можно, если очень хочется. Как он, оказывается, скучал по этому запаху все эти годы…
Пришли, наконец. За высокой, выше человеческого роста, оградой яростно забрехал пес, отрабатывая еду и теплую будку.
Заслав потянул на себя тяжелую калитку, казавшуюся сбитой из целых дубов с залитым внутрь свинцом для пущей тяжести. Пропустил Ольху, скользнувшую во двор.
- Не заморился? - вдруг спросила девушка.
- Неа, - С такой птахой под боком, даже книжник горбоспинный не заморится.
- Так может и взвару выпьешь? - обернулась Ольха к провожатому, сверкнув белоснежной улыбкой в нежданно подкравшемся полумраке.
Так... А местные-то барышни зубы чернить предпочитают. Хоть и не все... Совсем уже рехнулся, в каждом врага видеть?
- Отчего бы не выпить. - И шагнул внутрь подворья.
Ольха, с неожиданной ловкостью, порскнула в сторону. Тугая волна воздуха коснулась затылка, предвещая недоброе. Заслав дернулся, уходя от удара, привычно и отработано отмахнулся за спину локтем. По ушам стегнуло хрустом сломанных костей. И не бросил руку к кинжалу на поясе, этого ждут, а резко сместился влево, пытаясь оценить диспозицию. Свистнула не то дубинка, не то мешочек с песком. Мимо! Не так всё просто, ребята, не всё так просто! Сколько же вас… Десяток? Полтора? Два? Аж тесно во дворе… Не одолеть. Попался кур в ощип… А руки и ноги уже делали свое дело, привычно отводя и нанося удары, ломая кости, выбивая воздух из легких… Чтобы успеть забрать с собой как можно больше…
Пронесся по двору бешеным смерчем, оставляя за собой убитых и искалеченных людей, в какую-то минуту показалось, что сможет отбиться, уйти… Но нет, их слишком много… Слишком…
В стороне, чуть склонив набок голову, стояла радостная Ольха, девушка с мягкими нежными руками и идущим из души материнским теплом, отработавшая свою часть задачи.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Вторник, 09.10.2012, 15:45 | Сообщение # 106
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Кордно - Кавказ, лето 782 от взятия Царьграда


Ящер ядри тебя в печенку! Не надо было заезжать к Скворцу. Успел бы выспаться. А так даже не прилег.
- Гони в Корзунь*, - кричал в трубу Пинегин. – Вылетишь в Серир*, допросишь задержанных. Что дальше там разберешься. Подробности на читалку* брошу. Самобег за тобой уже вышел.
Кого должны были повязать в Серире, Буривой знал. Непонятно, почему задержанных не хотят везти в столицу, но, видимо, вылезли новые подробности. Сборы не заняли много времени, не впервой. Кто с детства на службе, привык все свое с собой носить. Ручник в кобуру, пару магазинов туда же, запас батарей к читалке, мыльно-рыльные, и вперед. Водителю ждать не пришлось.
И в дружинный возпорт* примчались вовремя. Как раз подавали их борт под посадку. Кроме Буривоя, грузились несколько человек из Теремной стражи* и боевая группа «Стрибоговых Детей».
Приземлились уже в темноте. В возпорту ждали два самобега. Продрыхший весь перелет скрытник, так и не успев толком проснуться, без возражений сел на указанное встречающим место и снова заснул. Так же в полусне выгрузился… А когда, наконец, проснулся, самобег уже ушел: «Стрибоговы Дети» выгрузились очень лихо.
Как стала возможна такая дурацкая ошибка, еще предстояло разобраться. С момента осознания, что попал не туда, до выхода отряда прошло частей двадцать. В которые вошли и совмещенное со знакомством объяснение со старшим спецназовцев, и переговоры по лучу с его начальством, и вынужденное решение идти дальше с «Детьми».
- Ты хоть иногда в зал заходишь? – вымученно спросил Тур, командир группы. – К рассвету надо на месте быть. А там час на работу и вызовем крутушку*. Не умрешь по дороге?
- Постараюсь, - вздохнул Лютый, - Если в воздухе не облююсь. С детства высоту не люблю.


Примечания
Курзунь – военный возпорт Кордно
Сирир – город на Кавказе, недалеко от нашего Нальчика
Читалка - ноутбук
Теремная Стража – служба охраны Великого Князя. Что-то типа нашей охраны президента. Но отличается от нее, как Великий Князь от Ельцина.
Возпорт – аэропорт.
Крутушка (разговорное от крутолет) - вертолет


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Вторник, 09.10.2012, 15:46 | Сообщение # 107
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Киев, лето 6447 от Сотворения мира

Встречные так и разбегались в разные стороны, оставляя широкий проход в толпе. Встревоженные слухами горожане не желали с княжьми людьми сталкиваться на узкой улочке. А слухи быстрее верхового пожара пронеслись. О лютой схватке, о сотне убитых, о тысячах заморенных заморскими колдунами… Хорошо, успел к князю гонца отправить. С просьбой, нет, требованием, вывести дружину в город. Киевляне – на подъем быстрые. Могут и жечь начать. А рано. Очень рано. Полыхнет в одном месте, всему Киеву гореть, как греческим зельем политому.
Вукомил шел быстро. Сорвался бы на бег, но остатки сознания удерживали. Не пристало ему бегать по улицам. Только лишнюю панику поднимать. Ни к чему сейчас.
Ну, вот как русины умудрились узнать раньше его? Как? Нет у них своих доглядчиков в городище, точно нет! А ему, Вукомилу, доложили, как только русин зашел в наблюдаемый двор! Еще схватка кипела, а уже мчался к волхву мальчишка, для того и приставленный на это место. И что? Русины чуть не опередили.
Русины... К Ящеру их всех забери! С их умениями и знаниями. С их самострелами, мечами-кладенцами, и упорством, граничащим с Навью... Друзья! Да, друзья, но как надоело получать лишь отговорки да намеки в ответ на любой вопрос. Хуже чем бобру моренный дуб харчить. Не любил Вукомил загадок. И останавливаться не хотел на пути их решения. И не умел. Кровь у него, а не вода. И лить ее привык. Что чужую, что свою. Воин, мечом добывающий славу себе и добро детям. Волхв, бросающийся в омут Темноты ради познания. И Охранитель, обязанный положить на алтарь все. Славу, честь, добро...
Прием стар, как мир. Так же выкрал Вукомил жирного борова, рассказавшего столько, что ромеи до сих пор клянут длинный язык разговорчивого труса, навлекшего на них столько неприятностей. И к русинам подсылал девок покраше, слушая потом их рассказы о странных ухватках постельных. Мужей подслылал, чтобы пиво с медом пили, да прислушивались… Но и только, друзья же.
Расслабился, глядя на русинские умения! И первую подсказку проморгал. Думал, что седьмицу назад на «мавку» налетели по дурной шалости парубков. Уж больно легко отбился сопровождающий. Девку-то они без охраны не пускают. А вот друг друга… Тоже слишком уверены в своих умениях. Или в том, что вокруг друзья.
Мы-то друзья. А раз так, то и враги есть. Не пропустивших зря первую неудачу. Хотя недешево ромеям Заслав достался. Еле взяли. Горазд был русин в схватке безоружной… Пятеро добытчиков к Ящеру ушли. Или в ад свой христианский, в масле жариться, сковородки раскаленные лизать…. Когда кости лицевые вершка на три вглубь уходят, выбивая кровь из ушей, или обломки ребер пропарывают сердце с легкими, только и успеешь, что пару раз ногой дернуть. Еще четверо половину той дороги прошли. Да и остальные дорого заплатили. Кому скулу русин свернул, кому руку или ногу изломал. И почти ушел ведь. Будь забор чуть пониже, или открывайся калитка наружу… Как медведь пер, не глядя по сторонам.
Если бы не Ольха... Вот дивное дело. Стольких девиц по городу ромеи расставили. Ядреных, кровь с молоком. А Заслав на хромоножку, полукровку печенежскую клюнул. Удачно клюнул, что и говорить. Да только удача к ромеям сракою развернулась, да самих же и обдала струей могучей. Все-таки девка давно у Вука на глазу. Приметная больно. Была. Не решились ромеи такой след оставлять. Чиркнули, походя, ножом по жилке, воробушком бьющимся на тонкой шее. Чтобы потом концы в воду. Подземным переходом к реке, каменюку к ногам, да только булькнет. А мавкой станет — ее беда. То пусть Батька Водяной разбирается.
А все равно девку жалко. Не везло всю жизнь, вот и решила удачу за хвост поймать. Ухватила. Ага. Лужей крови перья чудные обернулись. Не сообразила коней на переправе сменить, когда русин на нее запал. И его сгубила, и себя…
Вукомил зло оскалился, аж скулы свело. От этого горожане стали разбегаться вовсе уж шустро, будто не человек навстречу шел, а медведь-шатун ломился.
Провели, всё же, ромеи и князя, и Вукомила, и всех скрытников. Болюче ударили. И обидно. Нагло, словно на собственной земле, не боясь отместки. А ведь не могли не понимать, что по краю пройти хотят. Потому и допрашивать стали прямо на месте, не пытаясь сначала спрятаться подальше. Видно, имели серьезные резоны, чтобы на такое пойти. А это значит, что многое знали, и все меры, что принимались, дабы русинов за вятичей-лесовиков держали, впустую прошли.
Хорошо хоть, успели перехватить всех на месте. Мало кто ушел из доглядчиков царьградских, да и остальным не спрятаться. А вот главный сбежать успел, ерша поперек шерсти ему в дупу! Не догнать его, тайными ходами кротовьими ускользнул. Тяжело будет достать. Хотя русины говорят, след за беглецом тянется хороший, кровью воняющий. Если поймают… Не стоит завидовать ромею. Хотя ликом он больше на хазарина смахивает. Или булгара… Захотят ли русины сказками его делиться?..
Мысли перескочили на Заслава. Боги оказались немилосердны. Могли бы и врагов надоумить не столь круто брать. Но те решили иначе. То ли были уверены в безопасности ранее не используемого подворья, то ли чуяли нехватку времени. Но вцепились сразу. Жестко, сходу пустив в ход и степную нагайку-волкобойку, и щепки под ногти, и кузнечные клещи, что их срывают. Не щепки — ногти. И железо, выдержанное в огне до вишневого цвета, оставляющее страшные раны на теле...
Русин, подвешенный к каменной стене подвала, молчал. Или ругался. Это волхв точно знал. Писаря взяли живым. Вместе с допросными досками, густо исчерканными угольком. Не успели их в огонь сунуть. Волхв успел пробежаться наскоро, прежде чем, завернув их в дерюгу, выскочил во двор, чуть не сбив кого-то из подчиненных. Да и потом пересматривал, пытаясь первым ухватиться за разгадку.
Сбежавший ромей был справным скрытнем. И знал что да как положено делать. Записывали все до малейшего вдоха и выдоха! Чем знатно облегчили Вукомилу труды. А умельцы и у него есть, разберутся по паре песчинок, с берега какой реки занесло их на подошвах сапог. Тут пригодится даже мельчайший намек. Слово незнакомое, чуть другой выговор... «Курвами», например, вятич точно не будет костерить. А вот булгары — запросто. Хотя ругательства русинские по записям изучать не надо. Достаточно Светлена послушать. Но там не только ругательства есть. Глядишь, потянется ниточка, и растянет весь клубочек. Потянется, как жилы, на палочку намотанные, что сейчас из писаря тянут, записывая уже его вопли. И из сторожей, оставшихся живыми после налета.
Вукомил утешал сам себя. И это отлично понимал. Писарь - единственная надежда. Да и он много не знает. Со сторожей спрос мал. Псы, стерегущие двор, не боле. По русинам прояснений не будет. Заслав был тверд. Словно выкован из того же харалуга, что русинские мечи, даже арабский клинок перерубающие. Разве что, ромейский догляд в Киеве перебить удастся…
- Друже, ты быть хоть юшку вражью с хари стер! - поприветствовал волхва привратник, отворивший неприметную калиточку в высоком заборе. - Словно упыряка какой.
Вукомил провел ладонью по лицу. Посыпались засохшие чешуйки крови, бурыми пятнами оставшиеся на руке...
И вспомнились последние слова русина, вспомненные говорливым писарем. Русин мертвым говорил. Как – ромеи, хоть и полжизни жившие на Руси, не уразумели. А Вукомил понял. Если душе в пора в Вирий, но еще не все дела сделаны, сильный человек может сказать, даже откусив себе язык и захлебнувшись кровью-рудой.
- Не будет вам, сукам, ни беды, ни горя. Не будет ни счастья, ни радости. А будет только погост посреди топи и камень на груди.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Вторник, 09.10.2012, 15:47 | Сообщение # 108
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Кавказ, лето 782 от взятия Царьграда, червень


Буривой устало привалился к стене кошары. Плевать, что острые грани давят спину. На все плевать. Даже дышать не хотелось. И получалось через раз. Из какого харалуга этих ребят делают. Вроде, присели, но как на пружинах. Того и гляди, отжиматься начнут, буйную силу выказывая… Дурень ты скрытник, и мысли у тебя дурацкие. Нашел на кого ровняться. «Стрибоговы дети» на то и в честь Бога ветров названы. Радуйся дурень, что на ногах за ними поспеваешь, а не тащат тебя на закорках. Хотя, пять лет в «Кречетах»* отбарабанил, тоже не детский сад. И дружинным залом не пренебрегал никогда. Наоборот, тело старался держать*. Вот и пригодилось. Хотя, если признаться, лучше бы еще век не понадобилось. Чтобы легкие не выплевывать, и не бояться, что сердце грудную клетку проломит...
Даже местные так ходить не могут, хоть они в этих горах и выросли. Не успевают. Хотя, если бы и успевали… С ними гоняться нужды нет. Впереди не горцы. Кроме, разве что, кухонных работников. Тюркские и арабские инструктора. И охвостье всего мира, из которого куют «пушечное мясо». И бежать им некуда. Если кто и вырвется, сзади Становой хребет* и простых перевалов здесь нет. Не уйдут. Накроем, и всё. Можно возвращаться…
Кавказ! Страна величественных гор: отвесных скал, грозных ледников, бесконечных осыпей и бурных рек. Суровые места. И столь же суровые и свободолюбивые люди. Непростой народ. Точнее народы. Русы пришли сюда в незапамятные времена. Ярослав Вятичский со Светленом Буйным прошли здесь в Хазарско-Царьградском походе. Ту операцию в Гридницах преподают, как пример блестящего стратегического планирования. Князья тогда не особо церемонились. Ярослав хотел совсем свести кавказцев, не любил их за что-то. Теперь Буривой знает за что: в той истории бед с горцами было куда больше, чем в этой. Но не было у Ярослава времени чистить горы.
А дальше шесть веков регулярных Кавказских войн! Очередные разбитые горцы, потерявшие почти всех мужчин, складывали оружие и признавали власть Великого Князя. Клялись на мече честью горца. И выполняли свое обещание. Каждая Кавказская война велась против нового противника. Очередной народец решал, что в силах мечом добиться независимости. И опять начинались набеги на соседей, горели мирные кишлаки ясов и касогов, и вои Дербентской или Тьмутараканской дружин мчались в горы, замирять разбушевавшихся татей. На очередную Кавказскую. Кого-то вырезали. Всех, кто выше тележной чеки. Кого-то приводили к покорности. Помогало частично. Народов в горах живет много, и через какое-то время всё шло на очередной круг. Вождю десятка молодых придурков попадала под хвост вожжа, и он поднимал синее знамя мятежа.
Терпение окончательно лопнуло сто лет назад. Время было серьезное, успехи розмыслов привели к резкому развитию связи и скоростей передвижения, а следом за ними стала увеличиваться и держава, присоединяя к себе сопредельные управляемые страны*. И терпеть посреди собственной земли дикую высокогорную вольницу было никак невместно. По указу Олега Мыслителя русские дружины прошли Кавказ, заглянув даже в самые отдаленные аулы. Кто-то решил дело миром. Других вырезали. Самых упорных переселили в степи южнее Большого Камня. И по всему Кавказу наставили славянских весок. Пять лет непростой войны. И еще с десяток продолжались мелкие стычки с недобитками, после чего в горах стало тихо.
Кавказ стал частью страны и жил вполне мирной жизнью. Горы были любимым местом отдыха подданных Великого Князя. И на лыжах катались на Эльбрусе, где понастроили немало постоялых дворов с полным обслуживанием, и на вершины ходили. Хотя и сейчас можно было встретить на узких тропах неграмотного (это в восьмом-то веке!) пастуха в бурке и папахе. Но встреча, скорее всего, закончится радостным поеданием бараньего мяса под медовуху, сопровождаемое длинными витиеватыми здравницами, произнесенными гортанным голосом на достаточно чистом русском языке.
Но в горах хватает укромных мест, куда не часто ступала нога путешественника и пастуха. В подобном месте, в глухом ущелье устроили тренировочный лагерь боевиков те самые заговорщики по «делу нохчей». Скорее всего, в лагере будут захвачены бересы, подтверждающие его связь с мусульманскими «непримиримыми». Естественно, поддельные. Настоящих быть не могло, «непримиримых» добили еще до возвращения Буривоя с воинской службы.
Но напоказ выставлять разгром не стали. Решили поступить хитрее. Теперь под этой маской скрывается специальный отдел Управы. На него, как мухи на мед, слетаются всевозможные безголовые фанатики, и тати, желающие выглядеть не обыкновенными бандитами, а «мстителями за поруганные идеалы». Чтобы кто-нибудь из иноземных «борцов за людские права» помог материально, или, по крайней мере, потявкал в заштатном листке* в их защиту в случае неминуемого провала. И деньги дают. И тявкают. Как будто не знают, что в случае с Княжеством это не только бесполезно, но и небезопасно. Впрочем, большинство тявкателей настолько мелко и беспомощно, что не стоят обращенного на них внимания. Пусть это им дает иллюзию безопасности, Провоцируя тявкать и дальше.
Частично именно благодаря «борцам за права» и закрутились текущие события. Услышали «гордый глас» в Скрытной Управе. И раскрутили дело, в котором осталось только поставить несколько точек. В том числе, обезвредить собранное в этих ущельях пушечное мясо. А руководители… Кого-то из них Буривой и должен утром допрашивать. А зачистка «мяса» - дело «Стрибогов».
А он… Он здесь случайно…
Буривой пошевелил рукой. Болели все мышцы. Ну что за пропасть такая? С трудом вытащил из заплечного мешка жаровник*, трясущимися пальцами открутил крышку, для удобства покрытую мелкой насечкой, начал жадно глотать горячий напиток. По телу пробежала теплая волна. Хороший взвар у ребят, надо уточнить состав. Силы восстанавливает изумительно.
Всё-таки он молодец. Как ни хреново приходится, но светличным работником* не выглядит даже рядом с этими лосями. Повезло, что не избавился от привычки ездить по командировкам в полевой форме. Был бы в парадке…
- Ты как, Бур, держишься? – плюхнулся рядом Беско.
Старший кметь* с самого начала похода опекал волхва. Ненавязчиво, но заметно.
- Куда я денусь, - отозвался Буривой.
- Немного осталось. Около часа, и в дело.
«Стрибог» помолчал, тоже глотнул взвара немного, и продолжил «подкачку» волхва.
- Не так всё страшно. Года два назад гонялись за одними уродами. Так две седьмицы толком не спали. Вот тогда умотались, так умотались… Но дело того стоило. Старшего получил. И «Заслава»!
Лютый улыбнулся. Это оказалось единственным движением, не скручивающим тело болью. Беско тот еще трепач и балагур. Всю дорогу пытался поднять настроение подопечного всевозможными историями, продолжая трепаться даже на бегу. И ни малейшей конкретики. Где-то когда-то кого-то. В смысле «уродов», «недоносков», «татей». Ни одной оговорки. И кто из нас скрытник? Но вот знакомое имя…
- «Заслава»?
- Орден Заслава. Чисто наш. Дружинным «за Отвагу» дают. А нам - «Заслава». Самая старая награда Руси. По слухам, чуть ли не Светленом введенная.
Лютый чуть не захлебнулся взваром. Надо же!
- Так у тебя этот орден есть?
- Ага! – снова хлебнул Беско. – Он самый. Правда, без мечей. Посчитали, что за «своих» мечи – перебор. Но, тоже неплохо. Главное, дойти…
- Не бойся, выдержу я, - Попытался успокоить кметя волхв. – В «Кречетах» служил.
- Насчет «Кречетов» не скажу, особо не сталкивались. А ты – молоток. Переходи к нам. Вручим тебе фиолетовый платок торжественно. Мы все словечко замолвим, без испытаний вручат, как заслуженному…
- Подожди, - перебил Лютый, - А почему фиолетовый? Вы же в защитных ходите.
- Традиция. – пожал плечами старший кметь. – Защитный- для полевых. А для парада – фиолетовый. Раньше, говорят, «Стрибоговы Дети» чубы в такой цвет красили. Потом, как стрижки сменили, на голову стали платки повязывать. А цвет остался.
- Странно, я не знал…
- Так мы же самое скрытное из скрытных подразделений! – засмеялся Беско. – и от нас многое в народ не уходит.
- А чего ж ты мне выболтал?
- Тебе теперь можно. Ты с нами в дело идешь! Кстати, две части до выхода.
Буривой, по-стариковски кряхтя, поднялся и начал приседать, разогревая болящие ноги. Иначе в первые минуты успеть за спецназовцами нереально. Рванут же с привала, как будто и не бежали всю ночь…
И через три часа, уже в крутолете, мысли его крутились вокруг услышанного о «Стрибоговых Детях». Орден Заслава… Фиолетовые платки… Раньше чубы красили…
Ящур! А откуда вообще взялось слово «фиолетовый»? Привет от Галки Баграновой?


Примечания:
«Кречеты» - десантные войска. Обязательная служба в строевых частях Великого Княжества – два года. Однако в элитных родах войск – от трех до пять лет в зависимости от вида. Направление в эти войска возможно только с согласия призываемого. Впрочем, желающих всегда много, отслужившие в элите пользуются бОльшим уважением в обществе. А во многие организации предпочитают брать именно их. В первую очередь в силовые, но не только. В Скрытную Управу другие почти не попадают.
Тело держать – аналог нашего выражения «держать форму»
Становой хребет – Главный Кавказский хребет
Управляемые страны – нечто среднее между нашими «протекторатами» и «марионеточными режимами»
Листок – здесь газета
Жаровник – термос
Светличный работник - аналог нашего выражения «кабинетный работник»
Старший кметь – звание, среднее между нашими старшиной и прапорщиком. Хотя соотношение званий очень приблизительное.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 16:43 | Сообщение # 109
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Севернее Киева, лето 6447 от Сотворения мира


Боль отзывалась в затылке, увесистыми молоточками тюкая в ритм дерганий усталого сердца. В такт, из груди рвались надсадные хрипы. Да, друже, отвык ты от настоящих дел. Не в горнице сидеть, вычерчивая стилусом по пергаменту, обмакивая в чернила, собранные из галлов. У русов много дубов. Нет недостатка в материале...
Очередная вспышка боли пронзила с пяток до затылка, заставив тело мучительно изогнуться. Проклятые русы с их гнилыми заборами и всякими настилами, и щепастыми неструганными досками, кои с презрительным смешком ломаются под не особо-то и тяжелым человеком. Добро хоть, в выгребную яму не провалился, отделавшись лишь подранной до кости ногой. А то было бы не только больно, но и смешно. Тем, кому доставать пришлось бы. Хотя, с другой стороны, моглии сразу копьем пырнуть. Чтобы не пачкаться. Русы гордостью сильны и слабы единовременно...
А так ушел. Хотя теперь даже и непонятно, куда податься. Многолетняя работа пошла коту под хвост. Проклятый русин! Сумел перемолотить стольких... Лучше бы эта отрыжка Перуна всех убила! А так… Покалеченные не уйдут. Каждый знает немного, но по отдельности. А все вместе… Вукомил его вел. Подворье на окраине было засвечено, раз успели так быстро. И часа не прошло. Переиграли, вчистую… Дурак! Так и не сумел выбить из себя идиотское зазнайство, вбитое воспитанием. «Свет истинной веры защитит тебя!». «Поганые не могут сравниться в уме с рабами Господа! Никогда не смогут!». Еще как могут. Не Христос же с Перуном умом меряется, а Ираклий с Вукомилом.
Да и, честно говоря, хорошо знавший святые книги Ираклий не сомневался, что скрытника, ведущего себя так, как вел себя Христос в человеческом воплощении, Вукомил раскусил бы минут через семь. Или через восемь, если бы был слишком занят. А потом разыграл бы игру. Может, так и произошло в Иерусалиме? Разыграли карту божьего сына римские скрытники?
Ираклий отогнал богохульные мысли. Нельзя так ученику самого Стилоса. Хоть и не только духовными делами ведал Великий Феодор, а всё же настоятель, никуда от этого не деться. Да и сам Ираклий в монахах ходит. Если верить записям в пергаментах. Впрочем, и службу кое-как отслужит, если припрет. Что, впрочем, не мешает работать еще и на хазар-иудеев, да и германцам иногда кое-что подкидывать. Богу лишние деньги не нужны. А его скрытнику пригодятся…
Ираклий вытер обильный пот, плотной завесой выступивший на лбу. Брезгливо отбросил пропитавшуюся насквозь тряпицу в угол. Шалишь, друже, не тех винишь. Сам же виноват...
Надо было сразу понять, не по зубам тебе эти странные вятичи. И ведь предупреждали боги, когда девку богомерзкую захватить не удалось! Насторожиться надо было. Но тогда единоверцев киевских посылал. Смердов, а не воев. А здесь лучших бойцов отобрал, да еще наемников волынских привлек… Немат именем Христовым клялся, что одним ударом дело кончится. Для Немата так и вышло. Одним ударом. Первым в ад отправился. Но, увы, не последним…
Кое-как, стараясь не тревожить раны, доковылял до полок, заставленных всяческими коробами, и заваленных высохшими чуть ли не до звона связками трав.
Прежний хозяин баловал лечением. От него и осталось. Ираклий, сам малость понимающий в лекарском деле, начал поиски нужных ингредиентов. Котелок лежал под лавкой, закопченным днищем кверху. Небольшой таганок стоит рядом, засунутый подальше от неосторожных сапог. Вот и правильно. Не топить же печь ради столь малого объема? Да и посреди дворика разжигать костер особой охоты нет.
Вода, вроде как есть у входа, в тяжелой бочке, собирающей дождевку. Улыбку с лица стерло неосторожным прикосновением к ноге. Смешно, в самом деле. Почти все киевляне и думать не думают о дожде, как источнике воды. В отличие от жителей города Константина. Или тех, кто живет за белоснежными, испепеленными вечным зноем стенами Саркела. Тут вода течет повсюду. И нет нужды беречь, отмеряя скупыми мерками...
Странный хозяин был у домика, застывшего кривым кубиком из великанской игры, брошенным в траву и забытым. Трава обернулась деревьями, кубик — тайным пристанищем. Здесь не найдут.
Что теперь делать? В Киев дороги нет. Надо уходить домой, в Византию. Принести слухи о русинах, выдав за достоверную информацию, да подкрепить кинжалом, забранным у пленного. Жаль, из него ничего не удалось выбить. Сталь сработает за подтверждение. Авось, за эти сведения простят бездарно потерянную агентуру и отправят служить куда-нибудь в Армению или к картлийцам. Всё лучше, чем в поруб к Вукомилу… «Авось…» Ираклий нашел силы улыбнуться. Ты проникся местным духом надежды на удачу. Наверное, слишком проникся…
Закипевший котелок послушно принял два пучка. Щедро всыпанный порошок вздыбил воду маслянистыми пузырями, перевалившими через погнутые края, плеснувшими в жаркое пламя.
Ираклий подхватил котелок, ухватившись за горячий металл через подол рубахи. Отставил чуть в сторону. И завалился на лавку, почуяв скорый приход черноты в глазах. Вроде бы невеликое усилие, но выжало из тела последние силы. Жалкого остатка достало только отхлебнуть неостывшего еще варева. И провалится в пугающую темноту горячечного сна, обернувшегося темнотой за окном, заставленным мутной слюдяной пластинкой.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 16:44 | Сообщение # 110
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Киев, лето 6447 от Сотворения мира, листопад


Следующее пробуждение оказалось не в пример болезненнее. Болела не только опухшая нога. Теперь, явственно норовила свести в могилу и раскалывающаяся на части голова. Перед глазами все кружилось в разноцветном хороводе кругов....
Ираклий хотел было встать, но не сумел. Удержало что-то в лежащем положении. Скосил правый, не заплывший глаз. Что за шутки нечистого? Кожаный браслет на запястьях и ногах, и цепи, убегающие под низкую лавку.
- Вечер добрый, - поприветствовал кто-то со стороны левого глаза. - Очухался, змееныш?
Ромей тут же закрыл глаз, в тщетной надежде притворится всё еще лежащим в беспамятстве. Не вышло. Острый носок сапога ударил под ребра, напрочь выбив дыхание. Сверху обрушился водопад из поганого ведра.
- Старый, это ты зря, - сокрушенно сказал невидимка кому-то второму. - К этому обсосу же прикоснуться противно.
Второй что-то не разборчиво пробурчал под нос и окатил Ираклия еще раз. Уже относительно чистой водой. Пленника цепко ухватили за шиворот и, рывком воздев вверх, усадили поудобнее. Ираклий мгновенно все оглядел и все понял. Подвал освещен чадящими лампадками. Низкий стол, заваленный инструментом. Незнакомым, но явно пыточным. Высоченная, в рост человека бочка (Снова!! Преследуют, что ли?). И два человека напротив. Один высокий здоровый. Усы, чуб, спадающие чуть ли не до подбородка. второй пониже, но в плечах чуть ли не шире. И прическа простая - коротко остриженные черные волосы. И летающий меж пальцев маленький нож. Из тех, которые Ираклий и по весу золота купить не смог. А вырвал силой. Русины... Озарение Всевышнего сошло на монаха. Вукомиловский поруб показался родным домом. В отчаянии Ираклий попытался с размаху шарахнуться о твердое дерево, надеясь до смерти расшибить затылок. И хрен с ним, с грехом самоубийства. Не вышло. Тот, что пониже, пардусом метнулся к пленнику, влепив раскрытой ладонью по уху.
Опыт тут же взял вверх над болью и непониманием происходящего. Хотя, что тут непонятного, тут же натужно зашептал внутренний голос. Попал ты, друже, как говорят местные дикари, как глухарь в ощип. Сейчас крутым кипятком на шкуру плеснут, и будешь токовать, вспоминая бывшее и небывшее. Те, кто напротив не пожалеют. По рожам видно. Разбойничьи рожи, хоть шрамами и не исчирканы. Ираклий все же сумел улыбнуться. Точь-в-точь такие рожи были в портовом кабачке, куда занесла нелегкая судьба в начале обучения. Тогда отделался длиннющей царапиной на боку и зубом, вылетевшим после удара лицом о стену. Тут выбраться будет сложнее. Если вообще удастся…
- Точно, очухался. Харю кривит, - повернулся высокий к напарнику.
- А ты сомневался? Который помер, разве будет башкой казенные лавки ломать в месте присутственном да зело пыточном? - последняя фраза прозвучала именно для Ираклия. Он понял отлично. Детские уловки. Не взять ими.
- Не будет, - прохрипел пересохшими губами.
- Вот видишь? - на пленного никто и не думал смотреть. Общались через него, словно через пустое место. - Всегда любил работать с профессионалами. Ребята знают, что все равно, все расскажут. Вот и берегут шкуру.
- Воды...
- Хер тебе, - отмахнулся высокий от застонавшего пленника. И продолжил, все так же обращайсь к чернявому. - Иному и железа на известное место не надо. И крысу в кувшине на брюхо не посадим. Про щепки под ногти, я вообще молчу, - он взял со стола клещи, и начал рассматривать их в неверном свете лампадок. - Лучше, забьем ему кочергу в задницу. И будем калить помалу...
Чернявый пожал плечами и неожиданно повернулся к ромею.
- Ты думаешь, тебя ждет та ерунда, о которой говорит Вашко? – он криво усмехнулся. – Ты глуп и наивен. Чтобы так легко отделаться, тебе надо было пойти, нет, побежать к Вукомилу. и рассказать всё, что знаешь. Но делать это надо было позавчера. Когда у твоей обоссаной морды за спиной не было убитого русина. А сейчас о дыбе и щепках ты будешь мечтать. Как и о кочерге. О смерти я даже не говорю. Ты проживешь очень долго. А когда, наконец, сдохнешь, твой христианский Ад покажется тебе раем после такой жизни…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 16:44 | Сообщение # 111
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Книга

«У хорошего разведчика воображение должно выключаться по первой необходимости. Ираклий был хорошим разведчиком, сумевшим продержаться нераскрытым почти десять лет. Но отключиться не удалось. Ненависти в том подвале скопилось столько, что она, нахрен сломала все выстроенные ромеем психобарьеры. А потом пришло время действия. За прошедшую тысячу лет прогресс сильно продвинулся в пыточном мастерстве...
Через пару часов Серый знал всё. А через четыре, и Вукомил с Игорем. Не всё, конечно. Большую часть. Например, тех, кто входил в ромейскую и хазарскую агентуру. Большинство каналов связи. Кодовые слова и шифры. Пока и этого было достаточно…
Оставшееся пришлось выложить достаточно скоро. Просто потому, что Изяслав сдержал обещание. Ромей остался живым. Не сказать, правда, что целым. Ходить, к примеру, он больше не умел. И с женщинами получиться могло только чудом. Про уши с носом, вообще молчу. Не нужны они ему все равно. Ираклий жил. И мечтал о смерти. Но говорить и писать, не разучился а значит, был относительно годен для двойной игры, тем более, что она оказалась четверной. Ушлый монах кому только не скармливал сведения. Жаден оказался.
Жадность ромейско-хазарского шпиёна работала на нас. Игра получалась настолько сложной… Хотя нет, не слишком. Просто мы не знали Киева, его жизни, его реальностей. Ни мы, ни люди Буревоя, приданные посольству. Изя пошептался со Звягой и отправился к Вукомилу. Играть предстояло вместе.
Гибель Заслава отразилась на всех. В нашем посольстве умолкли шуточки, Галка постоянно ходила с зареванными глазами. «Стрибоговы дети», вечно ругавшие нашего медведя за спиной, и, как выяснилось, любившие его, как второго отца, тренировались с жутким остервенением. К ним постоянно присоединялись всё новые и новые гридни из дружин и Светлена, и Игоря. Князья не протестовали. Наша выучка была нужна в каждом подразделении.
В Кордно Неждана получила предложение от Буревоя и неожиданно ответила отказом. И не из-за уже имевшихся у скрытника двух жен. Их она конкурентками не считала. Сестренка выкатила условие: свадьба будет в Царьграде. Точнее, на развалинах. «Сказала: «Так, чтобы щит прибить было некуда, - писал скрытень. – И чтобы крови минимум по щиколотку. Во всем городе». И что теперь делать?» Посоветовать влюбленному было нечего. Только брать Царьград. И надеяться, что к этому моменту невеста успеет немного остыть.
Сестренка тоже написала. Она носилась с идеей создания отряда «сестер Мокоши». А пока вятичские девчата, оказавшиеся недостаточно воинственными, никак не могли собраться, тренировала парубков, создавая конкурентов спецназу Светлена. И втягивалась в работу будущего мужа. Чувствовалось, что Бура она рассматривала именно в этом качестве. Судя по всему, думала, что стоять Царьграду осталось недолго».
Доверие киевлян к нам сильно возросло. До общей страны было еще много лет. Но, первые шаги к тому, чтобы стать настоящими союзниками, сделаны. Жаль, что скрепила нас кровь. Но, наверное, иначе и не бывает. Самый крепкий бетон всегда замешан на этом связующем. Появился долгосрочный план совместных действий. Над причерноморскими степями нависла русская тень. Правда, степи об этом еще не подозревали. Так же, как Итиль и Царьград.
Осенью пришли вести из Кордно. Ярый активно занимался экономикой и производством. Точнее, внедрением в вятичские мозги необходимости технического прогресса и всеобщей грамотности. Победного шествия революционных идей не наблюдалось, дела продвигались достаточно туго. Но успехи были, и немаленькие.
Легче всего оказалось с железом. Качество стали наших вещей будоражило умы местных кузнецов, и ковать такие же хотел каждый уважающий себя мастер. То есть, все поголовно. Домны к моменту отъезда гонца еще не чадили, прокатные станы не гнали лист миллионами тонн, механические молоты пока не заменили молотобойцев, и даже до сварочных печей в кузнях дело не дошло. В Кордно «всем миром» заложили первую печь. Прокатку за счет нескольких простых устройств убыстрили и облегчили в разы. Собственно, и всё. Но энтузиазм был такой, что дай волю, и через пару-тройку лет в каждой веске будут гнать железо. В глиняных печах и на дровах. Прямо «Большой Скачок». Китайцев в конечном итоге не устраивало качество полученного ими чугуна. Нас, честно говоря, тоже. Но у нас и карта угольных месторождений имелась, как и железных, и чертежи домн, и много чего еще...
С земледелием шло хуже. К вечному консерватизму землепашцев добавилось еще и неудачное время нашего появления. Посевная давно прошла, а про озимые вятичи хоть и слышали, но сами не использовали. Идею плуга восприняли прохладно. Мол, похоже на рало южное, но на наших землях… Лучше уж по старинке, сохой… Картошку им даже не предлагали. Пока сами не высадим хотя бы на одном поле, не дадим попробовать на вкус и оценить урожайность, можно и не заикаться. Удалось уговорить Тикшу попробовать озимые на ближайший сезон. Уже хорошо.
Неожиданно нашелся второй доброволец. Волчья Сыть возжаждала передовых методов. Вот от Кремня никак не ожидали. С самого начала относился к нам, мягко говоря, настороженно. Впрочем, Звяга поведению мужика не удивился.
- Кремень своего не упустит. Нутром чует, где можно выгоду поиметь. За ним многие потянутся.
Забегая вперед, скажу, что так и вышло. Уже весной волчьесытец посмотрел на всходы озимых, удивленно поцокал языком и пришел «спросить». Читай – учиться. А в мае высадил тщательно выращенную нами для себя рассаду картофеля. В итоге свой урожай пришлось полностью пустить в посевочный фонд, зато Кремень стал главным проводником наших идей в темные вятичские массы. Но только в том, что касалось земледелия. Впрочем, и это немало, люди за ним, действительно тянулись.
К сожалению, на ниве образования «Кремней» в Кордно не нашлось. Даже дружинники Турима, с удовольствием перенимая приемы рукопашного и мечевого боя, к обучению собственных детей математике и письму отнеслись с полным непониманием. Зачем? В десять лет сдачу с покупки посчитать может, и ладно. Чего еще надо? Впрочем, кмети хотя бы не возражали. Даже на особо сварливых жен покрикивали. Мол, не мешай княжьим людям фигней страдать. Хотят Божко нашего учить буквицы красно царапать – пусть учат. Вреда от того нет.
В весках вопрос стоял жестче. Даже в Голодупке идея понимания не нашла. Оболтусы семилетние работать должны, а не ерундой заниматься. Кому надо - сами научатся. Пришлось временно отступиться. От Тикши удалось добиться согласия на зимнюю «школу», благо, зимой работы у крестьян поменьше. С остальными еще хуже. Хоть кол на голове теши, не врубаются, и всё тут. Впрочем, «летняя школа» для дружинных детей, плюс зимняя в Голодупке в первый же год – это очень много! А если учесть, что писать умеет любой дружинник и почти треть крестьян, а считать чуть ли не все (как только добились с их отношением к образованию), так и просто здорово. Профессор-то, всерьез опасался, что ждет нас поголовная безграмотность. Зря он не пошел с нами. Сам бы и втолковывал смердам высокие материи.
Но хотелось быстрее. И Ярослав отрядил Добрю с Пулкавом заняться сиротами, коих наблюдалось очень немало. Роды никого не бросали на произвол судьбы. Но шикарной жизнь детишек, оставшихся без родителей, не назовешь. Потому идея Приюта по типу «Дубравы» встретила всеобщее одобрение. Нет, вятичские мозги не охватили всей грандиозности идеи, да никто разъяснять подробности и не собирался. Но то, что можно поспихивать кормежку лишних ртов на княжьих людей, крестьяне приветствовали обеими руками. Горожане, тем более. А что учат сиротинок не только мечом махать, никого не беспокоило. Сами детки пришли в неописуемый восторг. Они и так постоянно крутились возле нашего подворья. Для мальцов на мечи да самострелы поглазеть - сплошное удовольствие, а, глядишь, и обломится чего. Стрельнуть разок дадут, или кусок пирога сунут. Парни-то наши поголовно к сиротам неровно дышали. Сами ж из таких. Вроде и забылось почти, а в душе-то сидит в глубине… Недостаток в педагогах Приюту не грозил…»


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 16:45 | Сообщение # 112
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Кордно, лето 782 от взятия Царьграда


- Голуб! Смотри, что я нашел! Нет, ты только посмотри!
Лицо Ждана сияло, как начищенный самовар. Что же он такое накопал? Скворец кивнул Лютому на стул.
- Рассказывай.
- Картошка! - плюхнулся розмысл на жалобно заскрипевшее изделие Черниговского обстановкостроительного завода.
Воевода недоуменно уставился на подчиненного:
- Что «картошка»?
- До русинов картошки не было! Ее принесли из будущего!
Скворец припомнил книгу. Да, были в ней упоминания о картошке. Но мимолетные. И не так много. Очевидно, не считал автор ее чем-то важным...
- С чего ты так решил? - заинтересовался он. - И давай по порядку.
- Сначала услышал в подземке… Нет, это неважно. Сейчас…
Ждан мысленно сосчитал до десяти. Незамысловатый прием всегда помогающий взять себя в руки. Воевода терпеливо ждал.
- В Книге написано, что вятичи получили у русинов рассаду картофеля. То есть, вятичи картошки не имели. А русины высаживали ее из семян! Довольно сложный процесс! Категорически не по зубам в первом веке. - для пущей убедительности, Ждан даже головой застряс.
- Книга – не доказательство. Книга – предположение, которое мы пытаемся доказать. - поддел распалившегося розмысла Скворец.
- Не спорю. Я выделил частную задачу. А теперь доказательство. Первое. Картофель принесли в Европу и в Азию русы. Это известно всем. Второе. По результатам раскопок до десятого века не обнаружено никаких следов картофеля. Он появляется одновременно с русинами.
Скворец молчал. Лютый не мальчик, должен понимать, что это не доказательство. Мало ли почему археологам не попались клубни. Все же, не железо, чтобы в земле несколько сот лет пролежать.
- Третье. В Полуденном Нахабе* этот овощ знали с незапамятных времен. Задолго до экспедиции Негослава Удатного*. Четвертое. И главное. Исследования Голицына по механизмам наследования растений установили, что все дикорастущие виды картофеля, произрастающие в Евразии, не являются предками культурных сортов. Наоборот, они произошли от вида, найденного при раскопках в центральных областях Княжества. То есть, был культурный вид, а потом, брошенные поля одичали.
Ждан замолчал. С победным видом глядя на руководителя группы.
- Даже если это так, не факт, что не было общего вымершего предка. Но насколько я помню, подобные исследования ископаемых образцов не слишком надежны, - остудил пыл розмысла воевода.
- Это еще не всё. Голицын изучил Нахабский дикорастущий картофель. И установил, что именно он является предком культурных видов. И всех, сейчас существующих. Можешь объяснить, каким образом растение может попасть из внутренней области одного материка во внутреннюю область другого? Когда между ними нет сообщения, ни сухопутного, ни морского? Вот и я не могу. И никто не может, потому что это НЕВОЗМОЖНО!
Теперь Скворец задумался.
- Я – не могу. Но пути распространения живых организмов очень причудливы. Даже если работа Огнедара безошибочна, этого недостаточно.
- Надо найти Голицына и спросить… Подожди, ты его знаешь?
Воевода улыбнулся.
- Его кабинет на два поверха выше. Прямо над моим. Или ты думаешь, что воинская Гридница занимается только историей и оружием? Сейчас позвоню, и сходим. Только не забудь о скрытности. Чтобы исследовать картошку, о русинах знать необязательно. И даже вредно. Так что, начнем со списка вопросов. Сперва общие, а потом и к деталям перейдем...


Примечания

Нахаб – Америка. Полуденный Нахаб – Южная Америка. Назван по имени Нахаба Черниговского, известного розмысла и путешественника, активно исследовавшего Новый Свет в первой половине четвертого века от взятия Царьграда. Честь, оказанная Нахабу, куда более заслужена им, чем в нашем мире Америго Веспуччи.
Негослав Удатный – один из величайших путешественников, исследователь Сибири и высокогорных районов Памира. В 360-362 годах (1201-1203 от РХ) совершил первое кругосветное путешествие, заодно открыв Нахаб.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 18.10.2012, 18:04 | Сообщение # 113
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Понятие «пособие» - практически незнакомо, то, что мы называем зарплатой, жалованием, пенсией и пособием за уходом за ребенком в языке этого мира называется одним словом (которое надо придумать и вставить в этот комментарий).

Так ить было такое слово в русском языке - "содержание", только смысл ему придавали другой. Про содержанок помните?
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 19:32 | Сообщение # 114
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Майор)
Про содержанок помните?

помним, как иначе. Но решили именно такое слово вводить


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 18.10.2012, 19:47 | Сообщение # 115
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
На мой скромный взгляд, изменены названия чересчур большого количества привычных вещей и понятий, что заставляет авторов постоянно делать сноски. Ну, с иностранными заимствованиями все ясно, туда им и дорога. Автомобиль у нас вполне может быть и самокатом, и самодвигом, и бегунком, и прочим интересным наименованием. Но зачем переименовывать вертолет? Ведь вполне русское слово. И привычная "вертушка" останется.


Сообщение отредактировал Майор - Четверг, 18.10.2012, 21:29
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 18.10.2012, 22:08 | Сообщение # 116
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Больная тема, если честно. На СИ = баталия с мордобоем. На самом деле, и так большинство понятий оставлено неприкосновенными. А вертолет в оконечном - так и будет.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 19.10.2012, 08:54 | Сообщение # 117
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за продолжение. Как всегда, особенно понравились расследования.)


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 19.10.2012, 22:28 | Сообщение # 118
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Уже финал очень близок. Будет наша воля - добьем до зимы целиком.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 25.10.2012, 09:22 | Сообщение # 119
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Дочитал, давай уже дальше!
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 25.10.2012, 09:51 | Сообщение # 120
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Книга


«Зима. Кругом сплошная красота. Яркое солнышко, поблескивающее на заснеженных склонах холмов, снежные шапки, превращающие кусты в фантастических зверей, лыжня, вьющаяся между деревьев… Это в двадцать первом веке красота. Когда, просвистев за пару часов три с лишним десятка километров, вваливаешься в столовую и наполняешь кружку горячим, ароматным чаем. Или когда те же тридцать кэмэ пехом пройдешь по глубокой целине, а потом в палатку! И ведерко чая с собой тащишь. Пристроишь его на поленцах, сам умостишься на специально для этой цели выпиленном чурбачке, не забыв проложить между холодным деревом и теплым седалищем подпопник, и нежишься в исходящем от печки тепле… А через пару недель возвращаешься в цивилизацию с теплым туалетом. И столовой. С горячим борщом, электрическим светом и водяным отоплением…
В Кордно девятьсот сорокового с водяным отоплением наблюдались проблемы. Да и электричество даже в княжеские хоромы не провели. Только ночью в освещении применяли. Когда у батьки-Перуна настроение погрохотать появлялось...
Большинство местного населения обитало в полуземлянках с накатно-засыпной крышей. Нет, строить избы умели. И без единого гвоздя, в том числе. Разгадка проста до безобразия - заглубленные жилища, кроме дешевизны и быстроты постройки, имеют огромное преимущество - они теплее зимой и прохладнее летом. И еще момент. Избы - отапливаются по-черному. А землянки снабжены воздуховодом, проложенным в земле. Сажа по помещению не летает, кислород не выгорает, углекислый газ не накапливается.
Да и в «огненном» отношении… Причины пожара в наше время — самые разнообразные. Хорошо, хоть курение в постели не входит. А так, кроме банальной неосторожности, избу, даже находящуюся за оградой, первейшее дело истыкать стрелами с горящей паклей. Да и сеном обложив, сжечь высохшую под солнцем избу, намного легче, чем землянку, у которой открытого дерева и нет практически.
В деревнях жилища имеют запасной выход, позволяющий при набеге незаметно ускользнуть. Да и найти такое селение, укрытое под сенью леса, и над землей вытупающее на пару локтей от силы – занятие для очень терпеливых и очень удачливых.
Хорошая придумка - землянка. И просторно, и чисто. Вот только на столовую «Дубравы» близко не тянет. Особенно зимой. А уж в княжеских хоромах – просто холодно. И туалет во дворе. Или в ведре.
Впрочем, князь зимой в хоромах не мерзнет. Зима – время полюдья. Почему зима? Конечно, то, что замерзают реки с болотами, несколько облегчает маршрут. Да только пухлый глубокий снег не намного лучше. И почти ко всем деревенькам можно проехать и летом, когда большую часть суток светло, дороги не заметены, а мороз не достает до костей на ночевках. Какой бы ты не был обученный и закаленный, а к холоду привыкнуть нельзя. Амундсен хорошо знал, о чем говорит. А к если к какому хутору ни верхом, ни по воде не добраться, то и ладно. Если где нет контактов с окружающим миром, то там и каких-либо накоплений мало.
Да и по своей воле мотаться полгода по зимнему лесу от хорошей жизни не станешь. Летом других дел хватает. Князь или в поход идет, или чужой набег отражает. Уйдешь тут в леса! По возвращению обнаружишь пепелище на месте столицы — все желание дальних вылазок пропадет на раз. С другой стороны, в граде тепло, мухи не кусают... И финансовое благополучие не преумножается. Лесовики собственноручно тебе ничего не принесут. Разве что снегом поделятся. Да и то, сомнительная перспектива.
У нас же имелись свои причины для полюдья. Первая зима на новом месте и в новом статусе. Знакомство с подконтрольной местностью — одна из ключевых задач. И с контингентом, что ее населяет, тоже не мешает поближе пообщаться. Внести правку в карты, а то расхождений за тысячу лет даже в орографии накопилось немало, не говоря уже о остальном. А уж из деревень, точно ни одна не была отмечена. Подозреваю, что и скрытники не всем информацией владели. Русский лес — он такой. Танковая армия без следа пропадет...
Еще собирались «прощупать» соседей. Не в смысле, спалить ихнюю столицу и угнать женщин, а выяснить, кто чем дышит и может ли пригодиться.
князем Ярославом, оставив «на хозяйстве» Буревоя с Нежданой. По тем местам и временам, сила, выдвинувшаяся на полюдье, считалась весьма и весьма внушительной. С меньшим количеством воинов с княжьих столов неудачников сгоняли...
В целом, все прошло без эксцессов. Карты поправили капитально. С границами чужих и своих владений разобрались. Почирикали за жизнь с кривичами, формально относящимися к Киеву через посредничество Новгорода. По крайней мере, так хитромудрые хозяева заявляли нам, посматривая, как новый вятичский князь отнесется к такому известию. Узнав о нашем союзе с Игорем, яростно, до крови, чесали затылки, прикидывая, как выкрутиться из создавшейся непростой ситуации: дань Киеву они платили крайне нерегулярно. Но платили, так что сильно мы не давили. Несколько деревенек вручило свои «сбережения» с наказом «передать Великому Князю». То ли самые хитродупые, то ли самые глупые. Последнее - сомнительно. Тупые бы точно не догадались взять расписки. На бересте, дубовыми чернилами... Эта бюрократия стала самым большим потрясением первой четверти нашего похода. Вот, оказывается, откуда ноги растут у данной гидры! Остальные предпочли дождаться новгородцев.
Меря тоже частично «лежала» под Киевом, частично под нами. Большей частью, предпочитая прятаться по лесам. После гибели Меченого особо боевитых там не осталось. Но, скорее всего, меряне просто не торопились схлестываться с соседями всерьез. Были среди них, готовые за себя постоять. Но не лезть первыми. На удивление неагрессивный народ. Впрочем, и мы на рожон не лезли, девок не портили и посреди весок кучи не наваливали. В целом отношения с мерянами выстроились ровные с уклоном в доброжелательность. Тем более, что покойный Мешко у многих стоял поперек горла.
А самым большим потрясением оказалась находка строящейся деревушки как раз на границе земель мери и кривичей. Мы нашли восточных норманнов! Оказывается, «норманнская теория» истории Руси, верить в которую могли только законченные русофобы, врала не во всем! Нет, никакими шведами среди предков Игоря и Светлена и не пахло. Процент варягов среди жителей Руси вообще был невелик , а уж скандинавов среди них… Но норманисты неожиданно оказались правы в самом невероятном из своих предположений! Восточные норманны существовали на самом деле! Были самыми натуральными шведами! Жили, точнее, строились, чуть западнее Ростова, который еще и городом-то не был. На месте, примерно опознанном нашими географами, как город Углич, про который местные летописи и даже археологические изыскания чего только не врали. Могу засвидетельствовать для истории. До прихода сюда викингов в 939 году на месте Углича существовали только лес и болота. И никаких поселений.
Восточных норманнов было две с лишним сотни. Полсотни воинов, десятков восемь женщин, немного стариков и дети. О колонизации территорий, контроле над волжскими путями, и основанием государственности Руси, шведы не задумывались, в данный момент, надеясь лишь выжить.
Что именно не поделил Олаф Карлссон с соседом, мы так и не поняли. Чуть ли не свинью, забравшуюся в соседский огород. Для нормальных людей, даже шведов - ничего страшного, пустяки, дело житейское. Зарезали бы виновницу происшествия да сожрали на совместном пиру, выпив за всеобщее здравие. И все, проблема исчерпана. Но то ли хозяин свиньи оказался слишком вспыльчив, то ли пострадавший страдал больным самолюбием, но слово за слово, известно чем по столу, кулаком по едалищу, топором по щиту, копьем в стену…
Короче говоря, горячие шведские парни решали вопрос свиньи и поруганной чести в своем привычном стиле. Как оно у шведов было принято, пока Петр 1 не отбил охоту решать все проблемы через Валгаллу. Тоже не страшно. Но лет через много выяснилось, что визави Олафа оказался чуть ли не прямым потомком Рагнара Кожаные Штаны. У нас данное родство вызывало нешуточные сомнения, ибо даны жили далековато от той глуши, где мнимый родственник их короля делил с соседом нечистое животное иудеев. Но с кем бы ни спала прабабушка оппонента, а помощь пришла, и многолетняя свара, максимальный урон в которой сводился к разбитым мальчишеским носам, неожиданно превратилась в смертельную угрозу для рода Карлссона. Недолго думая, бесстрашный викинг загрузил на драккары своих людей вместе с имуществом и скотиной, включая потомков давно съеденной виновницы раздора, и пустился наутек. К его чести следует отметить, что личный драккар у Карлссона был только один, но невезучий швед каким-то образом сумел прихватить парочку неприятельских. Каким именно, понять было невозможно: рассказ героя сразу же превращался в хвалебную сагу о самом себе, и изобиловал таким количеством фантастических подробностей, что любой писатель двадцать первого века удавился бы от зависти.
Прихваченные драккары заставляли похитителя драпать быстро и не просто далеко, а очень далеко. Чтобы оскорбленные в лучших чувствах враги не могли найти беглецов ни за что и никогда. Надо сказать, в целом Олафу побег удался. Вряд ли шведскому «потомку» легендарного датчанина пришло бы в голову искать беглеца на Волге. Тем более, что описать пройденный путь и сам Карлссон толком не мог. Не считать же описанием переправу через Хель по корням вечнозелёного древа жизни Иггдрасиль. В общем, где-то свинопасы передвигались на кораблях, где-то корабли на свинопасах, но к зиме 939/940 года все вместе оказались в Угличе и теперь старательно его основывали, даже не подозревая, что «скандинавские поселения на этом месте существовали с начала тысячелетия».
Но все эти подробности удалось выяснить несколько позже. А встретили нас шведы, выстроившись ровным прямоугольником, прикрывшимся ростовыми щитами и ощетинившимся копьями, лишь немного короче пик. Приоритет шотландцев в применении ими длинных копий и изобретении шелтрона оказался дутым. Героические свинопасы века десятого понимали толк в шотландских изобретениях двенадцатого столетия и вообще не производили впечатления мальчиков для битья.
К счастью, древнескандинавский входил в учебную программу «Дубравы», а безнадежность предстоящей схватки шведы понимали прекрасно. После уважительного приветствия и короткой дружеской перепалки, сеющих серьезные сомнения в татарском происхождении русского мата, знакомство перешло в стадию выявления доминирующего самца. По причине налета цивилизованности, дружины мерялись не совокупной длинной половых органов, а предводителями.
С топором Карлссон смотрелся очень гармонично, и не побоюсь этого слова — внушительно. Ну и размерами, нордическая бестия превосходила медведя средних размеров. Но швед не был знаком ни с техникой применения холодного оружия двадцать первого века, ни с боевым самбо. Тем не менее, чтобы обезоружить противника Ярославу потребовалась почти минута, а для выбивания всей пыли из мозгов - еще три, если не больше. Мало того, что огромный швед был невероятно быстр, так еще и крепость его башки могла стать предметом зависти самого заядлого прапорщика. В конце концов, Яр плюнул на желание выбить из противника сознание и взял его на болевой.
Все-таки, в скандинавском менталитете очень много детского! Встретились, подрались, получили по морде. Всё, лучшие друзья! А Ярислейв – великий боец и настоящий мужчина, под чью руку не стыдно пойти даже такому гордому и непобедимому ярлу, как Олаф Карлссон. То, что гордый и непобедимый ярл все лето драпал от потомка неизвестно кого, а пять минут назад Ярислейв его тушей расчищал от снега площадку перед недостроенными воротами, Олафа совершенно не смущало. Пустяки, дело житейское! Зарезать ту самую свинью, сожрать ее за всеобщее здравие и всех проблем! Ах, ту давно съели? Ну, так другую найдем! Другу Олафу ничего не жалко для друга Яра! Хочешь, жену отдам? Бери, у меня еще есть! Нет? Ну давай драккар подарю? Всё равно не мой, а Эрика Лысого! Не хочешь? Ну и ладно, давай тогда выпьем!
Жилище викингов заметно отличалось от построек вятичей или тех же мерян. К нашему появлению под воротами люди Олафа успели построить несколько длинных деревянных сараев, в которых и размещались всем кагалом, вместе с женщинами, детьми и животными. Для обогрева по центру сараев жгли костры. Самые настоящие нодьи из трех положенных друг на друга бревен... С дальнего края костра некое подобие очага, там жарится несчастное животное, которому выпало быть угощением. Жир капает на раскаленные угли. Аромат в помещении… А уж эта их «сивуха»… Не, не буду я описывать пир. Ты, потомок, скорее всего, человек цивилизованный. Тебя точно стошнит. Хотя было довольно весело. Кстати, слова «сивуха» и «бодун» тоже свейские. Или Олаф по дороге от ильменцев каких-нибудь нахватался…
Зато к утру договорились о переселении по весне всей местной братии поближе к Кордно. Не в сам город, конечно (не приведи Перун таких соседей!), но в пределах быстрой досягаемости. Всё-таки полсотни неплохих бойцов, а, особенно, три драккара в хозяйстве пригодятся. А Углич… Ну что сделаешь. Не было его почти тысячу лет, так еще какое-то время не будет. Местные летописные источники и археологические изыскания, если потребуется, что-нибудь соврут…»


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » Волхвы Скрытной Управы (экс-"Святослав")
Страница 4 из 7«1234567»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017