Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 812378»
Модератор форума: Майор 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Майора » Во имя Безликого (рабочее название) (роман закончен,ушел в издательство, в теме оставлено начало)
Во имя Безликого (рабочее название)
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 10:20 | Сообщение # 1
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Техник-статистик Данила Крючков истинный фанат своей работы. Ну и что с того, что название должности звучит столь неприглядно и запутанно. Оно и должно быть таким. Это же армия. Непосвященным людям вовсе незачем знать, что техник-статистик занимается полевым испытанием последних моделей боевых десантных модулей андроидного типа. А еще он хорошо разбирается в устройстве не только современных, но и всех предыдущих моделей, начиная с самого первого поколения этих машин. Именно это стало причиной командировки техника-статистика на удаленную планету Фрост со слабо развитой цивилизацией, достигшей лишь феодального строя. Даниле поручают «оживить» давно устаревшую модель десантного модуля, оставленную здесь во время первой высадки людей. Аборигены приняли модуль за спустившееся с небес божество, называемое Безликим, и построили над ним храм.
Техник приступает к работе, но не успевает совсем чуть-чуть. Слишком поздно спохватились чиновники, прислав его сюда. Восстание, направляемое умелой, невидимой рукой, смело и храм, и резиденцию короля, и базу землян. Когда неподвижная фигура Безликого вдруг зашевелилась и, ломая стены, выбралась из пылающего здания, толпу сковал страх. Кто-то, придя в себя, бежал в панике, кто-то упал на колени, превратившись в одно мгновение из богохульника в ярого сторонника веры. Но междоусобица, рожденная интригами феодалов, на этом не утихла, и продолжала набирать силу. Вокруг Безликого сплотились те, кто беззаветно в него верил, и требовал возглавить поход на «отступников», чтобы покарать их огнем и мечом. Враги тоже не дремали, собирая огромную армию. А тут еще начальство с орбиты вышло на связь , требуя от Данилы, запертого в чреве модуля, чтобы он продолжил играть роль бога. Ладно бы помощь пообещали. Так нет же, сам справляйся. Политика невмешательства, видите ли. А ты, мол, находишься под воздействием крайних обстоятельств. С тебя как с гуся вода.
Что ж, он солдат. А солдаты приказы не обсуждают...

Книга вышла в издательстве "Эксмо-Яуза"
http://eksmo.ru/catalog/book/bezlikiy-boevaya-mashina-boga-ID1710232/
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 10:22 | Сообщение # 2
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Во имя Безликого!


Пролог


Системы оповещения «Витязя» верещали на разные лады, сигнализируя об опасности. Пульсировала красным то правая часть экрана, то левая, то нижняя, то верхняя, а то и все разом. Данила метался между трассами крупнокалиберных пуль, плазменными шарами и ракетами. Подныривал, кувыркался, перекатывался, переползал, бросался в сторону, выписывая «змейку». Отмечал цель и, выбрав момент, стрелял в ответ.
Модуль слушался изумительно. Любое шевеление пальцем в одно мгновение передавалось на мощные манипуляторы, заставляя «Витязя» двигаться именно так, как того и хотел оператор. И тряска терпимая. Вот что значит усовершенствованная система амортизации! Полное ощущение, что ты и есть «Витязь». Непобедимая, вооруженная до зубов машина. Великан. Бог войны…
Коротко взвыла сирена, за ней еще одна. Весь экран залил красным пульсирующим светом. Данила упал на землю и тут же перекатился за огромный валун. Слева, справа и сзади раздались хлопки взорвавшихся ракет, пролетевших мимо цели. В камень ударила плазма, расплавив его вершину, стекшую по краям, и тот стал заметно меньше. Еще один-другой выстрел и не будет никакого укрытия. На экране светились метки целеуказателя. Успел засечь «Витязь». Молодец. Точки совсем близко. Потому враг и бьет в упор, кучно. Ничего, их уже немного осталось.
Вскакивая на ноги, модуль уклонился от пары плазменных шаров, обвел полукругом позицию неприятеля, широким веером пуская ракеты с плечевых турелей. Один за другим прогремели взрывы. После такого, если кто и уцелел, то прячется в траншее. Так, теперь гранаты. Гулко хлопнули стволы гранатометов, посылая снаряды по тщательно выверенной траектории в укрытие противника. Когда там послышались разрывы, Данила резко оттолкнулся от рыхлого грунта, добавляя мощности на сервоприводы, и прыгнул вперед.
Он летел на единственную оставшуюся активной метку, активируя лазерные резаки на манипуляторах. Вот уже видна поднимающаяся голова боевого робота. «Погоди, приятель, тебе пока рано вставать». Мощные ступни «Витязя» впечатались в неприятельскую броню, сминая лицевые пластины и заваливая стрелка на дно траншеи. Начатое доделали резаки, отделив наблюдательный колпак от туловища.
Не разгибаясь, еще раз быстро просканировал пространство. В укрытии больше никого. Только искореженные останки позиционных роботов. И на экране ни единого маркера. Это все? Данила выпрямил модуль, отключил лазеры и не спеша взобрался на бруствер. Глянул на индикатор боекомплекта, высветивший число «40». Неплохо.
- «Первый» стрельбу закончил, - проговорил в микрофон.
- Понял, «Первый», - отозвались динамики голосом руководителя стрельб. – Прекратить огонь. Возвращайтесь на исходную.
Выйдя на боковую дорожку, Данила пустил модуль неторопливым бегом вдоль директрисы к маячившей в отдалении вышке, над которой вместо красного фонаря уже зажегся белый. Не сбавляя скорость, развернулся по дуге спиной к наблюдателям и резко встал, как вкопанный, на исходном рубеже. Створки люка ушли в стороны, впуская в рубку не успевшую осесть пыль. Данила отстегнул ремни, выпрыгнул наружу и побрел на вышку для доклада.
На смотровой площадке кроме руководителя стрельб и двух его помощников находился еще один человек в гражданской одежде. Странно, перед выходом Данилы на директрису его тут не было. Проверяющий? Бросилась в глаза военная выправка незнакомца. Посторонний человек никак не мог оказаться на секретном испытательном полигоне. Тем более, торчать на вышке. Ладно, посмотрим.
Взяв под козырек, Данила отрапортовал:
- Товарищ майор, лейтенант Крючков выполнял испытание модуля БМД-71У по программе «Атака укрепрайона». Поставленная задача выполнена. Все цели поражены. Боезапас израсходован на 60 процентов. Замечаний нет.
Именно так, БМД - Боевой Модуль Десанта. Обозначение, придуманное конструкторами. «Витязем» эта машина стала с легкой руки десантников, взявших привычку давать прозвища полюбившейся технике. Имя, однако, прилипло. Даже в официальных документах нет-нет, да и промелькнет рядом с общепринятой аббревиатурой.
- Вольно, лейтенант, - вяло козырнул майор. – Придется пока прервать испытания. – Он показал на «гражданского». – Тут по вашу душу прибыли. Сходите, пообщайтесь.
- Товарищ майор, мне надо «Витязя» в ангар отвести. Диагностику сделать…
- Потом. Все потом, лейтенант. Прошу…
Майор отошел в сторону, освобождая место незнакомцу. Последняя фраза адресовалась именно ему.
- Здравствуйте, - мужчина шагнул к Даниле, протягивая руку. – Я Фредерик Смит из Департамента Дальней Разведки.
Ничего себе! Что здесь понадобилось ДДР? Эти ребята пустяками не занимаются, да и на внутренних системах им делать нечего. Усовершенствованные «Витязи» вдруг стали нужны, чтобы навести шорох в дальнем космосе?
- Здравия желаю. – Данила нерешительно пожал сухую ладонь Смита. Выжидающе уставился на незнакомца, но тот не торопился начинать беседу, молча разглядывая невысокую коренастую фигуру техника.
– Чем могу служить? – не выдержал Крючков.
- Можете, лейтенант, - непонятно почему улыбнулся одними губами разведчик, услышав простой дежурный вопрос, чем вызвал у Данилы непроизвольную дрожь в спине. – Пойдемте к начальнику полигона. Там я вам все и растолкую.

По дороге к штабу мистер Смит, если, конечно, фамилия у него настоящая, не проронил ни слова. Данила что только не передумал, шагая рядом с высоким сухопарым разведчиком, размышляя, чем же он, простой техник, мог так сильно заинтересовать всемогущий ДДР. Вроде нигде не накосячил, дисциплину не нарушал, свято хранил военную и государственную тайну. Даже со спиртным ни-ни. Все его увлечения сводились к «Витязям». С утра до ночи только и делал, что крутился вокруг БМД, колупаясь во внутренностях машин. Знал о них все. Мог разобрать по винтику и снова собрать. Не было случая, чтобы Данила не нашел причину неисправности, когда возникал сбой в работе систем. А еще он превосходно разбирался в устройстве не только современных, но и всех предыдущих моделей, начиная с самого первого поколения. В служебном ангаре хранились абсолютно все образцы, какие только были созданы конструкторами за всю историю существования десантных модулей. Его коллекция, его гордость.
На испытательном полигоне Крючков слыл первоклассным специалистом. Опять же у начальства всегда на хорошем счету. И хобби соответствующее. Ни дать, ни взять, идеальный работник.
Короткая асфальтированная дорожка показалась бесконечным, убегающим вдаль трактом, по которому в древности гоняли каторжников. Пока ее преодолел, целую жизнь прожил. Всю, от рождения до момента, пока герметические переборки дверей штабного корпуса с грозным шипением не сошлись за спиной, навсегда отрезав от привычного мира прошлого. А впереди сплошная неизвестность.
Начальник полигона, грузный и совершенно лысый полковник с греческим профилем и такой же фамилией Пачаджи, сперва совершенно игнорировал Данилу. Говорил только со Смитом, как с давнишним знакомым, словно продолжая прерванную беседу:
- Что, убедился?
- Еще бы, - сдержанно кивнул разведчик. – Виртуоз твой технарь, ничего не скажешь. Правда, его умение вести бой меня интересует постольку поскольку. Гораздо важнее другие навыки…
- Знаю, знаю. В них тоже можешь не сомневаться. Ты его ангар видел?
Смит снова кивнул.
- Воот, - Пачаджи многозначительно задрал крепкий, ограненный сбитыми костяшками палец. – И это все, между прочим, действующие образцы. Он их сам, своими руками собрал и к жизни вернул. – Полковник помолчал, потом, грустно вздохнув, закончил: - А ты такого спеца у меня забираешь. Зачем тебе именно этот? Возьми кого-нибудь другого. А хочешь двоих? Нет, даже троих отдам.
- Себе оставь. Мне нужен только один, и самый лучший. Командировочное выписал?
Откинувшись на спинку кресла, Пачаджи смерил худощавого собеседника укоризненным взглядом. Опять вздохнул, достал из ящика тонкую папку и бросил на стол перед Смитом. Та заскользила по идеально гладкой поверхности, норовя проскочить мимо разведчика, но не тут-то было. Быстрое, почти неуловимое движение рукой, и папка замерла, прижатая узкой ладонью к столешнице.
Пока дэдээровец изучал закатанные в прозрачный пластик листы, полковник соизволил кое-что пояснить Даниле, скромно стоящему возле двери кабинета:
- Лейтенант Крючков, вы откомандированы в распоряжение ДДР. Все необходимые документы на этот счет у вашего сопровождающего, капитана Смита. Он и доставит вас на место. Понятия не имею, для каких целей ты им понадобился, сынок, и в какую задницу они собираются тебя запихнуть, но распоряжение на этот счет поступило сверху. Так что извини…
Он развел руками, демонстрируя свое полное бессилие перед заморочками начальства. Глянул на Данилу как-то совсем уж грустно. Произнес по-отечески:
- Береги себя, сынок.
Старый, опытный десантник тоже, небось, участвовал в каких-нибудь миссиях ДДР. Если вообще не служил там. Да, сейчас он похож скорее на стареющего бойцового пса, с ног до головы покрытого шрамами, которого вот-вот спишут на пенсию. Но кто знает, каким он был раньше, и что довелось ему повидать на своем веку. Массивная фигура Пачаджи и теперь внушала уважение, а его здоровенный кулак вызывал трепет даже у самых обезбашенных офицеров. Поговаривали, что лысина у него не зарастает из-за титановой пластины, заменявшей чуть ли не половину черепа. Сам он никогда не распространялся на эту тему. Зато увешанный наградами парадный мундир полковника, который начальник полигона изредка надевал по большим праздникам, говорил о многом. Так ему ли не догадываться, в какое г… он отправляет своего подчиненного.
И пусть Данила понятия не имел, что за десантником был молодой Пачаджи, но начальник из него получился отменный. Таких еще поискать. Жаль, конечно, с ним расставаться. Но, тут уж ничего не попишешь, придется.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 10:25 | Сообщение # 3
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
1. Шаг в неизвестность


Три дня Крючков болтался в космосе. Три долгих, бесконечных дня в компании единственной живой души в лице немногословного и до одурения скучного капитана Фредерика Смита.
Представитель Департамента Дальней Разведки дал Крючкову час на сборы, сказав, что будет ждать его у челнока на посадочной площадке. Данила управился гораздо быстрее. Давно привык к постоянным разъездам, да и собирать ему было особо нечего. Из всех вещей запасной комплект униформы с нижним бельем, «мыльно-рыльные» принадлежности с бритвой и набор кое-каких специфических инструментов. Все легко умещалось в небольшой десантный ранец.
Смит одобрительно хмыкнул, выслушав доклад лейтенанта о готовности отбыть в командировку. Показав кивком головы, чтобы тот следовал за ним, поднялся на борт. Челнок был шестиместный, но кроме Смита с Крючковым на нем никого не оказалось. Данила слегка удивился, когда капитан занял кресло пилота. Он и подумать не мог, что такие люди способны снизойти до самостоятельного пилотирования космических аппаратов.
Впрочем, Смит недолго показывал свои, надо сказать, весьма недурные навыки управления челноком и вскоре пристыковался к большому грузовому борту, где оба пассажира смогли оценить «удобства» жилого отсека. Это, конечно, не комфортабельный круизный лайнер, но какие-никакие каюты в нем все же имелись. Впрочем, через пару часов к вящей радости Крючкова они все на том же челноке покинули «гостеприимный» грузовик.
Еще несколько раз Смит перелетал от корабля к кораблю, цепляясь то к одному, то к другому. Его челнок всегда натыкался на какой-то транспорт, словно капитана поджидали в заранее оговоренной точке. Казалось бы, откуда взяться кораблю в совершенно пустом, безграничном космосе? Но нет, вот он, висит в черной бездне, подмигивая бортовыми огнями. Стоит к нему пристыковаться, включает все двигатели и устремляется в подпространство, чтобы вынырнуть в неведомой дали и снова отпустить таинственных пассажиров.
Время пребывания на кораблях сильно разнилось. На каких-то довелось побывать всего час или два, на каких-то задержались немногим дольше. Причем Данила не имел ни малейшего понятия ни о маршруте, ни о цели путешествия. И Смит, знай себе, помалкивал. Так в полном неведении прошел почти весь этот челночный рейс.
Лишь на последнем отрезке пути в тесной каюте с откидными кроватями, где им пришлось провести почти целые сутки, капитан вдруг выложил на стол перед Крючковым портативный голограф и нажал кнопку питания. В пучке мерцающих лучей засветилось трехмерное изображение «Витязя», так похожего на древнего латника в миниатюре. Кивнув на голограмму, Смит поинтересовался:
- Узнаешь модель?
Посмотрев с интересом на крутящийся силуэт, Крючков уверенно кивнул. Еще бы он не узнал. Это ж его родная стихия. Достаточно было мимолетного взгляда, чтобы с ходу ответить:
- БМД-3М. Запущен в серийное производство сто с лишним лет назад. Смесь «единицы» и не очень удачной «двойки», у которой ходовая оказалась слабовата. Движок был хорош, но слишком навороченный. Ремонтировать его в полевых условиях практически невозможно. Поэтому от «двойки» остался только корпус, усиленный активной энергетической броней и новое вооружение. Ходовая часть и силовая установка старые. И питание то же, «ямочное»… То есть на ядерных микро-аккумуляторах.
- Я знаю что такое «ямочное питание». Не надо мне переводить язык технарей.
- Хорошо, мистер Смит…
- Фредерик.
- Что? – не понял Данила.
- Называй меня Фредерик, - повторил дэдээровец. – И давай-ка переходить на «ты». Совсем скоро мы будем среди людей, где все меня зовут именно так. Поэтому привыкай. А то начнут коситься в твою сторону. Да и мне лишние вопросы ни к чему. Тебя, если не возражаешь, буду называть Дэн. Хорошо?
Почему бы и нет? Данила не возражал.
- Эта штуковина, - капитан снова кивнул на изображение, - едва ли не из самой первой партии. Простояла почти сотню лет. Все это время была обесточена. Не эксплуатировалась, никакого надлежащего ухода за ней, естественно, тоже не было. Сможешь запустить?
Крючков пожал плечами. По одной картинке диагноз не поставишь. Тут нужен оригинал, чтобы полазить, посмотреть, что к чему, пощупать все своими руками. Провести диагностику, тестирование систем… Да что там. По уму надо бы загнать «Витязя» в ремонтную мастерскую. А так…
Но гложил техника совсем другой вопрос.
- Я вот не пойму, - осторожно сменил тему Данила, - вы хотите, чтобы я восстановил этот модуль? Зачем? В моем ангаре на полигоне есть точно такой же, в рабочем состоянии. Почему бы их просто не поменять? Не пришлось бы меня со службы выдергивать, везти куда-то к черту на кулички. Да и не только у нас эти «трешки» имеются. Их в свое время столько наштамповали… Наверняка ведь сохранились во многих частях.
Капитан снисходительно усмехнулся.
- Если бы все было так просто, Дэн…, - он повернул регулятор голографа, расширяя панораму картинки, и закончил фразу, переходя на таинственный полушепот, - это не было б настолько интересным…
Вокруг фигуры «Витязя» проявилось вытянутое помещение прямоугольной формы с четырехгранными колоннами по бокам. На каждой колонне подвешена полукруглая чаша с живым огнем. Модуль стоит у торцевой стены на возвышении, напоминающем пьедестал. Передней частью повернут к пустому залу. Пол, вроде, каменный, но отполирован до зеркального блеска, отражая высоченный потолочный свод. В стене напротив огромная двустворчатая дверь. Огромная для человека, но никак не для громоздкой машины. Как же «Витязь» оказался внутри? Если только через стену, которую потом заложили. И что это вообще за место? Явно не ангар. Может, музей? Странно. Музей одного БМД?
- Это храм, - подал голос разведчик, опережая вопрос Данилы. – Он находится на планете Фрост. Слыхал о такой?
- Да, да, да… Самая далекая пригодная к жизни планета, открытая исследователем Генри Фростом примерно в…, - пытаясь припомнить дату, Крючков защелкал пальцами возле уха.
- Сто пятнадцать лет назад, - пришел на выручку Смит. – Только не Генри, а Герман.
- Не важно. Я не силен в истории. И что с этой планетой? Насколько мне известно, она давно заселена колонистами.
- Все так считают, – насмешливый тон и ехидное выражение лица говорили о том, что капитан посвящен в некую тайну. – Ты сам-то хоть одного колониста оттуда встречал?
Даниле пришлось признать, что ни с кем с Фроста он не знаком. Правда, ему редко удавалось свободно путешествовать по планетам. Все больше это были служебные командировки, во время которых с посторонними особо не пообщаешься. Поэтому в своем незнании он ничего показательного не видел, так и заявив об этом Смиту. Тот неожиданно поддакнул:
- Правильно. Если бы ты исколесил всю Вселенную и знал бы каждого землянина, то даже в этом случае не встретил бы ни одного переселенца с Фроста. Их вообще никто никогда не видел. А знаешь почему? – Разведчик выдержал напряженную паузу, не отводя пристального взгляда от лица собеседника, и вдруг выдал: - Потому что никаких колонистов на Фросте никогда и не было…
Теперь Данила вообще ничего не понимал.
- Но, как же так? Подождите, мистер Смит…
- Фредерик. И на «ты». Мы же договорились.
- Да, конечно… Фредерик… По всем новостным каналам постоянно передают… На орбите Фроста находится станция обслуживания и дозаправки нашего флота.
Капитан утвердительно кивнул:
- Есть такая.
- На ней работает солидная команда, которую, в свою очередь, кормит колония.
- Пропаганда, - коротко, со знанием дела бросил разведчик.
- Но если, как вы… как ты говоришь, никаких поселенцев на планете нет, кто же тогда обеспечивает персонал станции?
- Хороший вопрос, Дэн, - весело улыбнулся капитан. – В самую точку. Вот в этом-то и заключается главный секрет ДДР. Да что там ДДР. Пожалуй, секрет всей нашей цивилизации.
Смит залез рукой во встроенный в стену контейнер, освободил от зажимов и достал прозрачную емкость с питьевой водой. Откупорил и жадно припал к горлышку, делая большие глотки. Глядя на него, Даниле вдруг тоже нестерпимо захотелось пить. Но мучимый детским любопытством и тем, что находился всего в шаге от разгадки какой-то великой, непостижимой для него тайны, к которой, казалось бы, не имеет совершенно никакого отношения, боялся неосторожным движением или словом спугнуть это трепетное чувство. Оттого сидел тихо, словно мышка, и молча глядел, как Смит утоляет жажду. Наконец, наполнив себя водой, разведчик удовлетворенно крякнул. Запихнул опустошенную емкость в мусоропровод и опять уставился на Крючкова, готовый продолжить прерванный диалог.
- Я рассказываю тебе все это, Дэн, лишь потому, - заговорил он серьезно, - что скоро ты и сам окажешься втянутым в это дерьмо по уши. С тобой еще не раз и не два побеседуют о необходимости соблюдения государственной тайны. Так что на этом останавливаться не буду. Скажу одно. Обеспечение станции на орбите Фроста действительно идет с поверхности планеты. Но колонисты тут ни при чем. Это делают местные аборигены. Понимаешь? Мы обнаружили там гуманоидную цивилизацию!
- Угымхх…, - только и смог сказать Данила.
Если Смит хотел увидеть крайнее изумление на лице собеседника, он этого добился.
Что же такое получается. На одной из дальних планет обнаружена раса разумных человекоподобных существ, а земляне об этом ни сном, ни духом. Ну, не считая, конечно, ДДР, Объединенного Правительства и, может быть, еще пары тысяч человек, работающих на орбите Фроста. Причем такой секрет галактического масштаба умудряются держать втайне вот уже добрую сотню лет. Ну и ну!..
- Цивилизация там в самом зачатке, - продолжал дэдээровец. – Обрабатывают землю простейшими орудиями труда, которые только-только научились изготовлять. Верховодят у них знатные феодалы со всеми вытекающими последствиями. Раздробленность, бесконечные войны и прочие средневековые прелести.
- А «Витязь» тут при чем? Как он вообще оказался на недоразвитой планете?
- Надо было установить контакт с местным населением. Договориться о размещении базы и поставках пищи. Это гораздо рентабельнее, чем постоянно снабжать станцию транспортниками. Тем более что ее уже начали строить на орбите. Вот и направили на Фрост представительную делегацию. Для подстраховки прихватили БМД. Так, на всякий случай. Аборигены дикий и необузданный народ. Их реакцию на появление наших переговорщиков никто предугадать не мог. А те увидели «Витязя», да и бухнулись перед ним на колени. У них, оказывается, божество есть такое, Безликим зовут. И «Витязь» очень на него похож. – Смит сунул палец в голограмму, ткнув им в гладкую шишку наблюдательного колпака БМД, действительно напоминающего круглую голову без каких-либо признаков лица. - Вот и приняли его за этого самого бога. Переговоры, само собой, прошли на ура.
- И с кем же аборигены их вели? Неужели с десантником в модуле? – Представив эту картину, Крючков улыбнулся. – У того, конечно, имелись громкоговорители, но местного языка он-то все равно не знал. А жестикулировать манипуляторами весьма проблематично. Пробовал, знаю...
- Местный язык был давно дешифрован. Вся группа прошла ускоренную лингвистическую подготовку, в том числе и десантник. Он додумался играть роль бога до конца, выдав остальных переговорщиков за своих представителей. Их и отвели к местному королю, оставив БМД под стенами города. Сам понимаешь, что мог натворить «Витязь» в жилых кварталах.
- О да, понимаю, - снова усмехнулся Данила.
- Ну, король-то продвинутый оказался. Науки разные изучал, имел не слабые познания в космогонии. В общем, перед ним юлить не стали. Рассказали все как есть, предложив взаимовыгодное сотрудничество. Они нам продукты и воду, мы им ткани, орудия труда, золото, побрякушки всякие. На том и сошлись.
- А оружия более современного он что, не просил? – С точки зрения Данилы любой правитель в первую очередь должен был озаботиться именно этим.
- Просил, конечно. Только у Земли, как ты знаешь, политика невмешательства. Мы оружие и в свои-то колонии не поставляем, а тут…
- Поэтому контрабандисты такие бабки зашибают.
- Да, но не в этом случае. Планета полностью блокирована из космоса. Флот контролирует все подступы. Мышь не проскочит.
- И что этот ваш правитель, больше не пытался ничего выторговать для себя?
- Нет. Удовлетворился тем, что его врагов мы тоже не будем вооружать. Правда, уговорил оставить перед городом «Витязя», как напоминание об этом знаменательном событии. Ведь что произошло по меркам местного мира? Явление божества. Пришествие.
- И оставили? Боевую машину без присмотра?
- Угу, - Смит опять приложился к емкости с водой, которую только что достал из контейнера. И куда в него лезет? – Только все вооружение сняли, извлекли батареи. Люк, разумеется, заперли. А потом вокруг модуля аборигены возвели этот вот храм.
Он кивнул на голограмму, допил воду и отправил уже вторую емкость в мусоропровод.
- С этим понятно, - задумчиво проговорил Крючков. – А оживлять-то его зачем?
- Политика, Дэн, политика… У королевской семьи, что управляет теми землями, сейчас не самые лучшие времена. Многие мечтают занять их место. Вот и копают под нынешнего правителя. Интриги, нападки, закулисные игры и даже открытые вооруженные столкновения. Сейчас эта страна на пороге большой войны. И виной всему Безликий, как его называют. Дело в том, что он не самый главный в пантеоне местных богов и не совсем праведник. Вернее, совсем не праведник. Плохой, в общем. Считается, что именно этот бог наделил людей разными, не похожими друг на друга лицами, а сам мог принимать любой облик. Понимаешь, как он этим пользовался? А тут вдруг целый храм в его честь. Конечно, аборигены свято почитают всех своих богов, будь они совсем плохие или исключительно хорошие. Но культ Безликого после прилета землян как-то резко пошел вверх. На этом сыграли враги короля. Исподволь критикуя его политику, они расшатывают королевский трон. Злые языки требуют разрушить храм Безликого, подзуживая народ к восстанию. Ну а соседи, сам должен догадываться, готовы в любой неподходящий момент наброситься и слопать…
- И в ДДР решили поддержать веру в Безликого, – кажется, Данила все понял. Потому и закончил за собеседника. - А чтобы это сделать, надо разбудить бога?
- В общих чертах да.
- И с помощью Безликого наказать врагов нашего союзника? – ехидно прищурился Крючков.
- Ну, так уж совсем прямо вопрос не стоит, но… все может быть, – Смит вдруг улыбнулся, покачал головой. – А ты не так уж прост, мистер Дэн. Хоть и технарь, а хорошо разбираешься не только в модулях.
- Уже пожалел, что связался со мной?
- Нет, что ты. Даже наоборот. Рад, что не ошибся в тебе и сделал правильный выбор.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 10:26 | Сообщение # 4
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
2. Начало положено


Приятно оказаться на планете после долгих блужданий по космосу, почувствовать твердую почву под ногами. И пусть сила тяжести здесь гораздо меньше, чем на Земле, и солнце немного другое, Крючкову к этому не привыкать. Даже комфортнее как-то. Передвигаться легче, глаза не слепит. Красота.
Он шел по летному полю рядом с Фредериком, приноравливаясь к его широкому, размашистому шагу. Казалось, перейди сейчас на бег, оторвешься от земли и взлетишь. Хотел было попробовать, но не стал. Наверняка за ними наблюдают во-о-он из того здания, похожего на конторское. Зачем портить людям первое впечатление о себе? Хватит и одного недовольного - начальника Службы Безопасности. К нему в первую очередь Смит притащил Данилу за допуском к работе на поверхности Фроста, когда они прибыли на станцию. Впрочем, недоволен тот был, похоже, едва ли не всем на свете.
Сезар Кристабальд, как звали безопасника, носил майорские звезды. Первое, что бросилось в глаза, это его аккуратно подстриженные щегольские усики. Дополняли портрет две глубокие залысины на лбу, седина на висках и широкая золотая печатка на мизинце левой руки. Узнав причину визита, майор прожег Данилу холодным взглядом и вдруг показал на стул. Смит умудрился сбежать сразу после того, как представил Крючкова. Судя по всему, сейчас состоится та самая беседа о соблюдении режима секретности, про которую предупреждал дэдээровец.
Вздохнув, Данила сел, внутренне готовясь выслушать нравоучительный монолог.
Но вместо этого безопасник спросил:
- А знаешь, лейтенант, почему существование цивилизации на Фросте так тщательно скрывается Правительством?
Действительно, что здесь такого? Как-то не задавался он подобным вопросом. Подумаешь, гуманоидная раса. Пусть даже чужая, но ведь отсталая, не опасная… Стоп. Или все же…
Крючков удивленно уставился на Кристабальда. Тот усмехнулся, поймав озадаченный взгляд лейтенанта. Достал из стола тюбик, выдавил немного крема на кисти рук и принялся тщательно растирать жирную массу по шелушащейся коже.
- Это не совсем обычные люди, - начал он, разглядывая свои пальцы с аккуратным маникюром. – Каждый из них в той или иной степени обладает способностью воздействовать на сложные системы. Компьютерную сеть, например, управление вооружением, защиту космических кораблей или их навигацию. Я уже не говорю про живые организмы. Это такие же системы, только биологические.
- Как это? Разве такое возможно?
Перестав созерцать руки, майор внимательно поглядел на Крючкова. Укоризненно бросил:
- Если ты чего-то не умеешь, это не значит, что такое в принципе невозможно.
- Но тогда как они это делают?
- Своим биополем. Умеют им управлять. Проще говоря, на Фросте мы столкнулись с цивилизацией магов, защиты от которых у нас нет. Теперь дошло, во что вляпался? Вечно суются, не глядя куда, а сами понятия не имеют, что их там ждет…
Ай да мистер Смит. Вроде бы все рассказал, но про главное и словом не обмолвился. БМД, скорее всего, бросили вынужденно. Кто-то из местных магов постарался, сумел вывести модуль из строя. На себе же его не потащишь. Тогда, наверное, и обратили внимание на странные способности аборигенов.
- Самые сильные маги – аристократы, - продолжал Кристабальд. – Их узнать легко. Богатые одежды, меч в украшенных драгоценностями ножнах и, самое главное, маска. Простолюдины только тряпками лица прикрывают, а эти всегда в масках. Чем она богаче, тем знатнее особа и соответственно сильнее в магическом плане.
- Что-то я не понял, товарищ майор… Там все прячут лица? Для чего?
- Ну, маги все-таки. Наши специалисты считают, что те, открывая лицо, как бы снимают защиту и подвергаются опасности. Все равно, что выйти в открытый космос в скафандре, но без шлема. Правда, нам от этого не легче. Против мага у землянина шансов никаких. Любой абориген с Фроста, будь он с открытым лицом или закрытым, легко справится с нами. И все наше техническое оснащение не поможет. Так-то вот, парень. А ты, дурачок, туда намылился…

После безопасника пришлось еще немного побегать по разным кабинетам, согласовывая высадку. Напоследок Данилу отправили в медпункт, чтобы пройти какие-то обязательные обследования. Но все закончилось благополучно. И вот они со Смитом, наконец, на Фросте.
База здесь ничем особенным не отличалась от множества подобных баз на других планетах, где довелось побывать Крючкову. Широкое летное поле для посадки челноков, вытянувшиеся вдоль него склады, жилой походный модуль и ангар с пристроенной конторой. К ней Смит и направился.
Данилу не покидало ощущение, что здесь что-то не так. Слишком тихо. Не снуют туда-сюда грузовые кары, не суетятся рабочие, не громыхают створки открывающихся ворот. Въезд в транспортный ангар давно порос травой. Только узкая тропка проложена к приоткрытым воротам. Чуть в стороне уткнулись в забор два брошенных кара. Верткий вьюн полностью скрыл их колеса и уже подбирался к платформе с кабиной водителя. Запустение. И не скажешь, что база действующая.
Дверь конторы любезно распахнулась перед прибывшими, приглашая войти, будто давно их ждала. Хоть какое-то оживление. Внутри, за длинным пультом с несколькими мониторами сидел худющий субъект. До того плоский, что если бы не мешковатая одежда, его бы никто и не заметил в широком не по размеру кресле. Он стучал по клавишам, как заправский пианист, сосредоточенно пялясь в экраны.
- Луи, привет, - поздоровался дэдээровец. – Чего гостей не встречаешь?
- Привет, мон шер, - нараспев ответил худой, не поднимая головы.
Похоже, он действительно видел, как топали сюда эти двое. Не иначе тут всюду камеры понатыканы. Догадку Крючкова на этот счет подтвердил сам Луи:
- Некогда мне вас встречать. Я систему видеонаблюдения тестирую. Только что восстановил. Слетела во время последнего визита «шестов». У нас все время что-нибудь да ломается, когда они товар привозят… А с тобой кто?
- Это Дэн, техник. Будем работать вместе. Дэн, познакомься с Луи, нашим программистом. На базе все функционирует лишь благодаря его стараниям.
- Я бы сказал не стараниям, а титаническим усилиям, - Луи приподнялся, чтобы протянуть Даниле узкую ладонь. – Поздравляю. В нашем полку совершенно бесполезных на этой планете специалистов прибыло.
Короткое рукопожатие, и он снова шлепнулся в кресло, возвращая глаза экранам, а пальцы клавишам. Пожаловался:
– Последнее время все чаще системы сбоят. Что я только не делаю для защиты, ничего не помогает. Эти «шесты» просто вирусы ходячие. Их нельзя и близко к технике подпускать. Не мудрено, что до сих пор в средневековье живут. С ними же ни о каком техническом прогрессе и речи быть не может…
- «Шесты», это кто? – Данила повернулся к Смиту, уже догадываясь, какой получит ответ.
- Так мы аборигенов между собой зовем. Слово уж больно подходящее.
- Видел бы ты этих худосочных, - встрял компьютерщик. - Рост не ниже двух метров, а на тела без слез не взглянешь. Кожа да кости.
Луи втянул щеки, демонстрируя крайнее истощение фростиан, но не учел, что и сам не отличается упитанностью. Глаза выпучились, нависли над скулами, делая программиста похожим на рака. Вид у него был настолько уморительный, что Данила и Фредерик прыснули смехом.
- Чего ржете? – Опять оторвался от экранов Луи, тоже улыбаясь помимо воли. – Ладно, ты, Фредерик, такой же худой и длинный. Рожу замотаешь, оденешься как абориген, и никто тебя от крестьянина не отличит. На аристократа только не потянешь, ростом не вышел. А Дэн вообще в пупок им дышит. И мышцы буграми. Его как не одень, инопланетником за версту несет. Даже за подростка не прокатит.
- Зато ты у нас вылитый фростианский детеныш, - отшутился разведчик.
- Нет, меня глаза выдают. Они же голубые, а не лиловые, как у них.
- Под маской не видно. Будешь отпрыском какого-нибудь знатного рода.
- И что мне делать в таком обличье? С другими детьми в школе сидеть или по двору в футбол гонять?
- Про школу неплохая идея. Больше о Фросте узнаешь, язык подучишь. Кстати, обучающая программа в порядке? Надо Дэна поднатаскать.
- А что ей сделается. В бункере сбоев у нас еще не было. Мы же туда «шестов» не водим. Спускайтесь да работайте.

Вход в бункер находился в самом дальнем кабинете. И замаскирован был на славу. Даже если специально искать, не найдешь. Сначала нужно догадаться повернуть плафон на стене: два раза по часовой стрелке и три раза против. Отъедет в сторону книжный шкаф, открывая бронированную дверь. Но это муляж. Если дверь и получится вскрыть, за ней ничего кроме небольшой ниши взломщик не обнаружит. Подумает, что секретная комната, да успокоится. Но если набрать правильный код на замке, то вся эта ниша уберется в стену, а перед тобой возникнет темный уходящий вниз тоннель. Стоит шагнуть вперед, как вспыхивает свет. Закрепленные на стенах шаровые светильники включаются по мере продвижения по лестнице и гаснут за спиной. Слышно как закрывается вход, восстанавливая маскировку. Тихо поскрипывают деревянные ступени под ногами. Видно, что доски положены временно. Только заменить их никто так и не удосужился. А впереди еще одна бронированная дверь с кодовым замком. Вот и сам бункер.
- Здесь больше механики, чем каких-то навороченных технологий, - кряхтел Фредерик, с трудом возвращая толстенную створку на место. Когда замки, наконец, громко лязгнули, облегченно перевел дух. – Ну, добро пожаловать в тайное убежище пришельцев.
Крючков осмотрелся. Длинный, уходящий в темноту коридор, как продолжение тоннеля, по которому они сюда попали. В самом начале только четыре небольшие комнаты без дверей, по две слева и справа: спальня с двухъярусной кроватью, кухня, туалет с душевой кабиной и кабинет с компьютерным терминалом. При необходимости тут можно долго прятаться, имея солидный запас провизии.
- А туда будешь на работу ходить, – Смит махнул рукой вдоль коридора. – Подземный ход прямо к храму выводит, в зал с «Витязем». Ночью пойдем, когда храм опустеет. Сейчас там народу полно. Правда, последнее время не так уж и много. Вера в Безликого изрядно пошатнулась. Так что успеешь еще отдохнуть и отоспаться…
- Ты почему не сказал мне, что здесь маги все поголовно?
Долго Данила выбирал момент, чтобы спросить об этом. Фредерик, не ожидавший такого вопроса «в лоб», крякнул, задумчиво почесал макушку.
- Ну-у, понимаешь… Все равно же ты узнал об этом. Какая разница, от меня или нет?
- Я же с тобой работать буду, а не с кем-то еще. У напарников не должно быть секретов, если они хотят друг другу доверять.
- Извини, Дэн, но я сотрудник ДДР. Восстановление «Витязя» только одна из моих задач на этой планете. Тут никаких секретов не будет, даже не сомневайся. Но вот касаемо всего остального… Ничего не могу обещать. И, кстати, на момент проведения операции ты подчиняешься непосредственно мне и земному представителю на Фросте. И больше никому.
- На базе есть кто-то еще? – удивился Данила.
Бесхозный вид построек наталкивал на мысль, что кроме Луи здесь никто не обитает. Странно было услышать еще об одном человеке. На поверку их оказалось гораздо больше.
- Обманчивое впечатление, - подмигнул Фредерик. – Незачем зря нервировать местных своим присутствием. И так обстановка ни к черту… Впрочем, раз в неделю тут весьма оживленно, когда продукты подвозят. Поэтому в штате базы числятся еще интендант с каптенармусом и тремя помощниками. Ну а руководит всеми наш представитель, Арон Мацкевич, о котором я уже упоминал. Все переговоры с аборигенами ведутся только через него.
Разведчик вдруг умолк, размышляя о чем-то своем. Потом хмыкнул и задумчиво проговорил:
- Должен признать, этот Мацкевич хитрая бестия. Операция с «Витязем» - от начала до конца его идея.
- Да? И какова ее суть?
Данила вдруг понял, что привезли его на Фрост не только для того, чтобы просто запустить старую машину. Слово «операция» подразумевает целый ряд каких-то шагов, которые должны привести к определенному ожидаемому результату. Только вот сам Крючков не имел пока полного представления ни о своих предполагаемых действиях, ни о конечной цели, которую преследует земное начальство. Вряд ли дело сводится к одному лишь укреплению веры в Безликого.
- Не переживай, узнаешь со временем, - снова подмигнул Смит. Что-то он часто стал подмигивать. Может, скрывает нервный тик? – Мацкевич сам тебе расскажет. Он скоро должен сюда прийти. А пока поручил мне заняться с тобой изучением фростианского языка.
- А на фига он мне? Я ж техник…
- Забыл, кому подчиняешься? Приказы не обсуждаются, лейтенант. Начальству виднее, чем нас озадачить. Так что шагом марш в компьютерную.
Обреченно вздохнув, Данила направился в комнату с терминалом, уселся в кресло и надел на голову нейрообруч. Смит, разместившийся перед монитором, забарабанил пальцами по клавиатуре, запуская обучающую программу. С этой минуты, подумал Крючков, началось выполнение командировочного задания. Настолько секретного, что даже он сам не знает всех деталей того, что предстоит сделать.
«Поживем, увидим. Никуда оно от нас не убежит. Главное, начало положено».
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 21.01.2012, 10:57 | Сообщение # 5
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Пока пара тапок:
Quote (цитата)
Проверяющий? Бросилась в глаза военная выправка незнакомца. (!) Посторонний человек никак не мог оказаться на секретном испытательном полигоне. Тем более, торчать на вышке. Ладно, посмотрим.

Лучше переставить в обозначенное место. Логичней будет.
Quote (цитата)
И пусть Данила понятия не имел, что за десантником был молодой Пачаджи, но начальник из него получился отменный.

И пусть Данила понятия не имел, каким десантником был в молодости Пачаджи, но начальник из него получился отменный.

Как отосплюсь, дальше читну.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 21.01.2012, 11:12 | Сообщение # 6
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Майор)
Фредерика Смита.

такое имя звучное и такая банальная фамилия
ну назвоите его лесли))) или тарвел или горрман или слаудон или фишер наконец))) смит - фи....
это не замечание а скорее шутка.
и по поводу Безликого - где то я уже такое читал слышал

и по поводу логики - начальство не вмешивается а ему разрешает - не логично имхо
да и какая армия может че то противопоставить ГГ? а главное - какие еще враги если ОН явился миру?
ну не знаю...
и еще - раз уж явился - то не безликий
а с каким то именем))) и ликом

ну и под финал - принять какую то хренотень за бога могут только очень примитивные ребзя - ну никак не средневекового уровня - а первобытного.
средневековье - эпоха специфическая и сопряженная с периодом появления монотеистических религий и по времени это 6-14 века мах 15 - хотя в 15 уже открыли америку и началось по сути новое время. в эту эпоху мы видим весьма не слабый уровень знаний и философствований - да и раньше он был.
а ваш модель скорее приняли бы за поверженного демона))))
ну как то так
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 21.01.2012, 11:27 | Сообщение # 7
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
вопрос в том какая концепция божественного в этом мире есть?
ведь бог или боги - не просто так
короче - тут надо думать а еще раз - в средние века уровень мышления и понимания был очень высок и на мякине народ было не развести (хотя конечно и пытались))))
 все сообщения
ГостьДата: Суббота, 21.01.2012, 11:47 | Сообщение # 8
Группа: Гости





Спасибо за дельные советы.
Quote (Кержак)
вопрос в том какая концепция божественного в этом мире есть?

В тексте будут описания концепции, постепенное знакомство с пантеоном богов мира. Также будет рассказана история, как боевая машина землян оказалась на планете. Тогда, надеюсь, все станет на свои места.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 11:50 | Сообщение # 9
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Блин! Не заметил, что пишу без регистрации. Прошу прощения, бывает...
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 21.01.2012, 12:15 | Сообщение # 10
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Гость)
В тексте будут описания концепции, постепенное знакомство с пантеоном богов мира.

боги? то есть не монотеизм? тогда почему средние века?
или это аналог тибетского ламаизма или еще какая восточная модель
а если античность и ее аналоги восточные - то там свои модели организации общества и тд.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 12:49 | Сообщение # 11
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Язычество, как религия, и феодализм, как социальный строй. Не будем забывать, что события происходят на другой планете, в другой, чуждой нам цивилизации, хоть и гуманоидной. Там развитие идет своим путем, в чем-то схожим, в чем-то отличным от нашего.


Сообщение отредактировал Майор - Суббота, 21.01.2012, 17:07
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 21.01.2012, 15:11 | Сообщение # 12
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
вы поймите что это две стороны одного феномена - развития цивилизации
и просто смешивать в кучу - как минимум опасно
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 21.01.2012, 17:17 | Сообщение # 13
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Опасно, согласен. Но если не пробовать, то никакого развития цивилизации не было бы вообще.
И, кстати...
Quote (Кержак)
такое имя звучное и такая банальная фамилия
ну назвоите его лесли))) или тарвел или горрман или слаудон или фишер наконец))) смит - фи....
это не замечание а скорее шутка.

Шутки шутками, но могут быть и дети. В данном случае крестные. Думаю, атаман, вы только что стали крестным отцом. Я уже думал об изменении фамилии Смит на что-то не такое тривиальное, и вы этому поспособствовали. Поздравляю, крестный моего героя... biggrin


Сообщение отредактировал Майор - Суббота, 21.01.2012, 17:18
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 21.01.2012, 18:37 | Сообщение # 14
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Майор, да собсно - я только рад помочь
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 21.01.2012, 22:01 | Сообщение # 15
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Кержак)
такое имя звучное и такая банальная фамилия

Имя родители дают, biggrin автор в чём виноват?
Quote (цитата)
Данила управился гораздо быстрее. Давно привык к постоянным разъездам, да и собирать ему было особо нечего. Из всех вещей запасной комплект униформы с нижним бельем, «мыльно-рыльные» принадлежности с бритвой и набор кое-каких специфических инструментов. Все легко умещалось в небольшой десантный ранец.

Можно добавить что это своеобразный тревожный мешок, или чемодан.
Quote (цитата)
Челнок был шестиместный

Quote (цитата)
Он и подумать не мог, что такие люди способны снизойти до самостоятельного пилотирования космических аппаратов.

Челнок не может самостоятельно в пространстве летать, его задача перевозка пассажиро-грузов с большого корабля на планету. Может переименовать в малый космокатер?
Quote (цитата)
- Фредерик. И на «ты». Мы же договорились.

Или просто Фредди.
Quote (цитата)
Их реакцию на появление наших переговорщиков никто предугадать не мог. А те увидели «Витязя», да и бухнулись перед ним на колени.

Их реакцию на появление наших переговорщиков никто предугадать не мог - увидели «Витязя», да и бухнулись перед ним на колени.
Quote (цитата)
- Ну, король-то продвинутый оказался. Науки разные изучал, имел не слабые познания в космогонии. В общем, перед ним юлить не стали. Рассказали все как есть, предложив взаимовыгодное сотрудничество. Они нам продукты и воду, мы им ткани, орудия труда, золото, побрякушки всякие. На том и сошлись.

Откуда король науки эти взял? Нелогично. Может просто понял сам, что за народ, а десантники так и рассказали - как есть.
Quote (цитата)
Проще говоря, на Фросте мы столкнулись с цивилизацией магов, защиты от которых у нас нет. Теперь дошло, во что вляпался? Вечно суются, не глядя куда, а сами понятия не имеют, что их там ждет…

Э, не это не герой вляпался, а сам автор. Интересно - как совместится магия и технология?
Quote (цитата)
Напоследок Данилу отправили в медпункт, чтобы пройти какие-то обязательные обследования. Но все закончилось благополучно.

Лишнее. Заменить на - И необходимыми прививками.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 22.01.2012, 10:38 | Сообщение # 16
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Благодарю за внимание и дельные советы. Непременно ими воспользуюсь.
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 22.01.2012, 10:39 | Сообщение # 17
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
3. Нюансы большой политики


В большом круглом зале наблюдательной башни королевского замка находились двое: сам король Куал-Анари-Второй и его гость. Высокие стрельчатые окна, окружающие зал, были распахнуты настежь. Анари, заложив руки за спину, молча стоял у одного из оконных проемов. Теплый ветер, свободно гуляющий по просторному помещению, трепал нежный шелк королевской мантии, выделяя тощее тело одетого в нее человека. Прямая, как стрела, фигура короля едва не доставала макушкой до верха оконной рамы. Только голова немного наклонена вперед. Лицо скрыто за изысканной маской, сияющей золотом и драгоценными камнями. Лиловые глаза неторопливо скользят по раскинувшемуся внизу городу, то пробегая по крышам домов, то проваливаясь между ними в узкие улочки. Отсюда, с высоты башни, все постройки кажутся игрушечными, а снующие между ними люди миниатюрными неживыми куклами.
До сих пор Анари считал себя кукловодом. Ведь все эти люди - подданные Куалорна и его владетеля, короля Куал-Анари-Второго. Может ли быть по-иному? Оказалось, что может.
С каждым днем он все больше чувствовал, как бразды правления в его руках слабеют. Превращаются в песок и утекают сквозь пальцы. Нити, за которые он привык дергать, обрываются одна за другой. Бывшие марионетки, освобожденные от властных пут, сбиваются в неуправляемую толпу. А все, что не управляемо, опасно. Анари всей кожей ощущал эту нарастающую угрозу. В клане Куал всегда были сильные маги с безупречным чутьем, способные вовремя повлиять на ситуацию. Но сейчас, похоже, магия бессильна. Время упущено. Как он мог это прозевать? Теперь, оглядываясь назад, все кажется таким очевидным и закономерным…
Король с хрустом сжал кулаки за спиной.
- Я догадываюсь, чьих это рук дело, - проговорил в маску, зная, что гость его слышит. – Клану Вейс не дает покоя, что Куалорн не закупает у них золото и все равно богатеет. А у клана Эльт большие претензии к нам из-за того, что отказываемся приобретать их железо. Есть еще текстильный Приворн… Если они интригуют поодиночке, это одно. Но если объединились…
- Нет никаких сомнений, что эти кланы действуют сообща, - уверенно произнес гость. – Акция хорошо спланирована. Ясно прослеживаются все этапы. Распространение слухов о ложном боге, привлечение сторонников, массовая агитация. Дальше последуют народные волнения и распри. Поверьте, Ваше Величество, эта схема нам хорошо известна.
Анари повернулся к собеседнику. Тот сидел в одном из двух кресел у небольшого столика, расположенного посреди пустого зала. Снятая маска небрежно брошена на стол между фруктами и бокалами с вином. На сухом, длинном теле богато расшитая одежда. Рост на целую голову ниже самого короля. С виду обычный аристократ среднего сословия, если бы не его лицо. Грубое, с выступающими скулами и бронзовой кожей. И глаза странного темно-серого цвета. Сразу видно - инопланетник. Арон Мацкевич, как он себя называл, посол неведомой Земли. Только ему, да еще Кардиналу, позволялось сидеть в присутствии короля. Сколько лет уже знает его Анари, а к такому экзотическому внешнему виду все никак не привыкнет. И что самое невероятное, совершенно не может «прощупать» посла, хоть и «видит» отчетливо – магической защиты у того нет ни капли.
Подойдя к столу, король уселся в свободное кресло. Взял в руки бокал, опустил нижнюю часть маски, пригубил вино. Дно бокала стукнуло о столешницу, и маска снова срослась, став безупречно целой. Мацкевич вежливо смотрел в сторону, делая вид, что изучает облака за окном.
- Господин Арон, - король подождал, когда собеседник повернет голову. - Все, что вы перечислили, может быть кознями только одного клана. В крайнем случае, двух. Почему вы все-таки решили, что против нас действуют все три?
- Смута в Куалорне, Ваше Величество, задумана лишь для того, чтобы посеять хаос и ослабить государство. Думаю, конечная цель заговорщиков – окончательно свергнуть клан Куал и вместо вас возвести на трон марионеточного короля, которым можно будет вертеть, как вздумается. Если это не удастся сделать во время беспорядков или, как мы их называем, революции, то ждите прямого вторжения. Думаю, именно с таким дальним прицелом Вейсорн, Эльторн и Приворн собирают сейчас свои армии возле ваших границ.
- Что?! Это правда? Почему мне никто не доложил?!
Вот, еще один тревожный сигнал. Раньше бы он узнал об этом еще до начала формирования неприятельских армий. Едва только соседи приняли бы такое решение, Анари уже бы читал доклады провидцев. Все рушится. Вся стройная государственная система, любовно взращенная предками. В сердцах король стукнул кулаком о подлокотник кресла.
- Проклятье! Где справедливость? Что я делал не так?
- Много чего, - спокойно произнес посол. – Я же предупреждал вас, Ваше Величество, что предвидится нечто подобное.
- Да, я помню. Но вы тогда предлагали совершенно неприемлемые вещи. Договор между Землей и кланом Куал, заключенный еще моими предками, не предусматривал вашу торговлю с другими кланами. Только с нами.
- Верно. Но так же верно и то, что один Куалорн не способен в настоящее время обеспечить во много раз возросшие потребности Земли. Это просчитали наши аналитики.
- Что-то я вас плохо понимаю, господин посол. – Судя по тону, король явно хмурился. – До сих пор мы выполняли все ваши заказы точно и в срок. Или есть какие-то претензии?
- Что вы, Ваше Величество, о претензиях не может быть и речи. – Мацкевич даже привстал и согнулся в легком извиняющемся поклоне. Потом снова сел, продолжив: – Досадно другое. Чтобы обеспечить нас требуемым количеством продуктов, вам пришлось увеличить сборы с населения. И они повышаются год от года. Естественно, что народ этим недоволен. Ропщут уже и землевладельцы, ваши приближенные. Вот где благодатная почва для смуты, чем не преминули воспользоваться недоброжелатели. А последних, между прочим, становится все больше. Если так будет продолжаться и дальше…
Посол не договорил, только развел руками. И так понятно, что может произойти. Уже все сказано до этого.
- Но вы же не бросите Куалорн на произвол судьбы? У нас с вами Договор…
- Сделаем все, что в наших силах, Ваше Величество, - вздохнул Мацкевич.
Собираясь уходить, он поднялся с кресла, закрепил на лице свою маску. Глянул сквозь прорези на короля, сказав на прощание:
- Только условия Договора все же придется пересмотреть. В одиночку вам не потянуть всех требуемых поставок. Поэтому хотя бы часть из них лучше будет переложить на плечи соседей.

Когда шаги посла на лестнице стихли, в простенке между окнами появился еще один человек. Сначала показалась его маска, серая и безликая. Только две прорези для глаз на совершенно гладкой поверхности, лишенной не только украшений, но и каких-либо рисунков. Потом и вся фигура постепенно утратила прозрачность. Кардинал Раднук, закутанный в такую же серую, как и его маска, сутану, неторопливо подошел к столу, за которым продолжал сидеть Анари, и встал напротив короля.
- Все слышал? – не глядя на него, пробормотал правитель.
Голова Кардинала качнулась в утвердительном полупоклоне:
- Да, мой король. Этот недостойный опять оголял перед тобой свое лицо?
Покров невидимости не только скрывает от чужих глаз, но и делает слепым того, кто им окутан. Если, конечно, не оставить небольшую прореху для наблюдения. Похоже, Кардинал не рискнул выглядывать из-под покрова, за которым спрятался, когда доложили о прибытии посла. Мацкевич очень хорошо умеет чувствовать прикосновение взглядом. Один Хронг знает, как ему это удается.
Представив брезгливую гримасу на физиономии Раднука, так рьяно пекущегося о нравственности, Анари невольно усмехнулся одними губами.
- Полно, мой друг. Что взять с чужака, пришедшего из другого мира? Им никогда не понять нас, а нам не понять их… Ты лучше вот что скажи, почему о скоплении вражеских войск на границе я узнаю от него, а не от своих провидцев?
- Это значит лишь одно, мой король, - рукава сутаны разлетелись в стороны и бессильно повисли вдоль тощего тела, - связи между твоими вассалами разорваны. Многие отвернулись, забрав свою Силу и преданность. Но, боюсь, это еще не все…
О боги, куда уж больше-то. Вонзив пальцы в подлокотники кресла, Анари хмуро бросил:
- Говори. Чего замолчал?
- Вера в Безликого рушится на глазах. В народе ходят слухи, что гололицые заставили нас поклоняться этому богу. Что он вовсе не заслуживает таких привилегий. В самом деле, Ваше Величество, куда смотрели твои предки? Они бы еще Хронга выбрали в покровители.
- Не забывайся, Раднук! – Голос короля звенел металлом. – Не нам с тобой судить о мудрости предков. Мы лишь исполнители их воли. И воли богов.
Анари провел открытой ладонью перед маской, словно смахнул с нее пыль. То же самое проделал и кардинал, повторяя ритуальный знак поклонения Безликому.
- Оно так, - со вздохом согласился священнослужитель. – Но выпутываться-то нам.
- Значит выпутаемся. Думай, что делать будем.
- По-прежнему уповая на Безликого?
В тоне Раднука сквозило сомнение. «Если даже Кардинал в это не верит, что уж говорить об остальных?» - подумал король с горечью. Вслух же твердо сказал:
- Я, кажется, ясно выразился: следуем воле предков. Итак, я тебя внимательно слушаю.
- Что насчет… гололицых?
Последнее слово было произнесено с таким неприкрытым презрением, что Анари всей кожей почувствовал летящую в него противную слизь, и поспешил отгородиться от эмоций Кардинала, создав невидимый щит. Пришлось резко махнуть рукой. Чтобы не смущать собеседника, выдал это за обычный жест, прикрыв его словами:
- Забудь. Они дали ясно понять, что не станут вмешиваться. Не удивлюсь, если вся эта ситуация возникла именно с их подачи. Нам надо рассчитывать только на себя.
- Ну, коли так…
Раднук опустился в кресло, которое до него занимал Мацкевич. Посидел какое-то время в задумчивости, барабаня длинными пальцами по столу. Наконец, заговорил растянуто, тщательно подбирая каждое слово:
- Путь у нас один - возрождать веру. Причем быстро и эффективно, чтобы и люди вновь обратили свои взоры к Безликому, и подстрекатели с разными болтунами угомонились. Как мы можем это сделать? Есть один способ… Но вряд ли он придется по душе Вашему Величеству.
Глаза под серой маской выжидающе уставилась на короля. Но Анари молчал. Тогда Кардинал решительно выдохнул:
- Клану Куал нужно породниться с Безликим…
- Что?! - Король вскочил с места. – Отдать мою дочь?..
- …Провести обряд бракосочетания между принцессой и нашим божеством, - невозмутимо продолжал Раднук. – Это успокоит народ и отвадит захватчиков.
- Да в своем ли ты уме, Ваше Святейшество? – Анари нервно заходил вокруг стола. Легкая мантия затрепетала за спиной, едва поспевая за королем. – Как тебе в голову могло прийти такое! Обречь мою девочку, мою Таяну на вечное безбрачие! Ради чего? Ради призрачного единения с богом?
- Ради спокойствия и процветания Куалорна.
Кардинал был все так же невозмутим. Его спокойствие отрезвляюще подействовало на короля. Тот остановился, буравя взглядом серую маску собеседника.
«Милостивые боги! А ведь он тысячу раз прав. Нет у меня другого выхода. Этот обряд может нас спасти. Никто не посмеет поднять руку на родню божества, пусть даже им будет сам Хронг, творец смерти. Испугаются. Тем более Безликого, что видит всех насквозь, не взирая на маски. Но как же не хочется этого делать! Что я скажу дочери?»
Анари тяжело опустился в кресло. Сейчас он выглядел, как изможденный, побитый жизнью старик. Сгорбленная спина прижата к мягкой обивке, голова опущена, длинные руки безвольно свисают с подлокотников.
- Неужели больше ничего нельзя сделать? - едва слышно проговорил король.
- В создавшейся ситуации мне это кажется единственно верным решением. Принцесса Таяна уже достаточно взрослая, Ваше Величество. Она все поймет.
- Но как быть с Бертом из клана Лемис? Таяна обещана ему в жены. И насколько я знаю, они друг другу далеко не безразличны. Вряд ли такая весть обрадует Берта и его отца, короля Лемисорна. – Анари медленно поднял голову и, глядя прямо в глаза Кардинала, вкрадчиво произнес: – Ты понимаешь, что мы потеряем последнего союзника? Возможно, даже наживем злейшего врага, который, ко всему прочему, окажется у нас за спиной.
- Зато успокоим Вейсорн с Эльторном и Приворном, что уже немало. А один Лемисорн будет нам не страшен.
Золотая маска короля, на которой, кажется, потускнело все вплоть до драгоценных камней, снова упала на грудь. Глаза бесцельно таращились в пол.
- Что ж, - бесцветным голосом произнес он, - судя по всему, другого выхода у меня нет.
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 22.01.2012, 10:59 | Сообщение # 18
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
4. Знакомство


- Крючков, подъем! – раздался над ухом оглушительный рев Смита.
Данила проворно соскочил с кровати, где заставил себя уснуть перед ночной сменой. Откинутое одеяло взмыло вверх и отлетело куда-то в коридор, а сам техник едва не врезался в противоположную стену небольшой комнаты отдыха. Сказывалось отсутствие привычки к пониженной силе тяжести. Смит посмеивался в сторонке. Вот ведь зараза, наверняка специально устроил весь этот балаган с внезапным подъемом. Ничего, будет и на нашей улице праздник.
Молча сграбастав свой камуфляж, Данила стал одеваться, постепенно отходя ото сна. Понял вдруг, что разбудили его раньше, незадолго до момента, когда должен был сработать «внутренний будильник». Поднял вопросительный взгляд на Фредерика, который как раз вносил из коридора улетевшее одеяло.
- Мацкевич здесь, - кратко пояснил тот. – Хочет пообщаться перед началом работы.
И поманил Крючкова за собой. Посол сидел на кухне, жадно уплетая приготовленное на скорую руку жаркое из плодов каких-то местных растений и яиц неведомой домашней птахи. Такой же худой, как Фредерик, он был гораздо выше дэдээровца. Согнутые колени едва не упирались в столешницу, а острые локти свисали с ее противоположных краев, дотянуться до которых Крючков мог бы, разве только на всю растопырив руки.
«Их сюда по росту, что ли, всех отбирают, - невольно подумал Данила, - чтобы внешне походили на инопланетян? Я уж точно никаким боком в эти параметры не вписываюсь». Действительно, он тут был самым низким. Единственным исключением из правил. Даже программист Луи, хоть и немного, но выше его.
Аромат пищи витал в воздухе, бесцеремонно властвуя в тесном помещении. Желудок сразу дал о себе знать громким урчанием, напоминая, что давно пора подкрепиться. Услышав этот стон голодающего, Смит хмыкнул, взял чистую тарелку, наложил туда из сковородки несколько зажаренных кусков и поставил блюдо на стол рядом со свободным стулом. Кивнул технику - садись, мол, ешь.
- Раз ты такой предусмотрительный, - язвительно пробурчал Данила, усаживаясь на указанное место, - может, заодно и чайку заварил?
- Пришлось, - грустно вздохнул разведчик, доставая чашки. – Никто не додумался установить в бункере кофейный автомат.
- Обойдетесь, - прошамкал Мацкевич. Прожевал, сглотнул, потом закончил. – Здесь и так приборов выше крыши. Хотите, чтобы фростиане и про бункер пронюхали?
Данила успел забросить в рот приличную порцию жаркого. Черт, горячее… Пока, остужая, перекатывал пищу на языке, прошло время. Потому спросил с небольшим опозданием:
- А чем так заметен кофейный автомат?
Ему ответил Фредерик, разливающий по чашкам дымящийся чай:
- Сам по себе ничем. Но если в одном месте скопится много приборов… Уж не знаю как, но любые наши работающие комплексы «шесты» за версту чуют. Электроника просто приводит их в бешенство…
- Фрэд! - перебил вдруг Мацкевич. – Я же просил тебя не называть фростиан этим дурацким прозвищем.
- Извини, Арон. Забыл, как болезненно ты к этому относишься.
Подсаживаясь к столу с чашкой чая в руке, Смит откровенно лыбился. Похоже, никакой забывчивостью он не страдал, что было бы весьма странно для разведчика. Просто решил немного поддразнить шефа. Ну и пройдоха.
Отпив из чашки, он принялся объяснять Даниле:
- Аборигены каким-то непостижимым образом легко находят и ломают нашу аппаратуру. Для этого им даже не обязательно к ней притрагиваться. Потопчутся поблизости, уйдут, а у нас все тухнет. Чего не скажешь об отдельных, модульных системах. Но и те летят время от времени.
- Разобраться не пробовали в чем тут дело?
- А как же, пытались. Даже ученых привлекли. Только все бестолку. Я ж говорю, никакая аппаратура рядом с «шес…», извини, Арон,… рядом с фростианами не выдерживает. Либо сразу отрубается, либо вообще дымить начинает. Успевали только зафиксировать повышение активности биополей аборигенов, резкий всплеск статического напряжения и все. Вообще, их биополе – это нечто! Оно намного больше и активнее нашего. Его можно почувствовать даже без приборов, как воздух затвердевший, или там разряд электрический. А иногда и увидеть, если… фростианин впадает в ярость, например.
- Как это «увидеть»? – не понял Данила.
- Ну, ты на какой-нибудь планете ионизацию атмосферы наблюдал?
- Полярное сияние, что ли? Ага, видел.
- Вот и вокруг них так же светится иногда. Но это у очень сильных магов. В основном из аристократии. У короля, например, его баронов или храмовых жрецов. Среди простого люда таких не бывает.
- Ну, о местном населении еще успеем поговорить, - Мацкевич отодвинул пустую тарелку и взялся за чашку с чаем. – Давайте о деле, а то уже скоро в храм идти.
Сложив губы трубочкой, он подул на чашку, отгоняя пар, отхлебнул, причмокивая. Поднял удивленный взгляд на Смита.
- С лимоном? Откуда такая роскошь?
- По случаю прихватил с собой немного контрабанды, когда мотался за Дэном, - вяло махнул рукой капитан. - На Фросте ничего похожего не растет. Я все перепробовал.
- Таки пользуешься служебным положением?
- Да ладно. Сам же не прочь лимончиком побаловаться.
Посол улыбнулся, ничего не ответив. Снова припал к чашке, блаженно прищуривая глаза. Потом словно опомнился, покряхтел и перешел к делу:
- Итак, ваша задача, лейтенант, запустить БМД. Не обязательно восстанавливать работоспособность модуля полностью. Достаточно, чтобы он двигался и говорил.
- То есть вам нужна громкая связь?
- Совершенно верно. Безликий должен не просто «ожить», но и «пообщаться» с народом. Для этого вам и нужны знания местного языка. Постарайтесь усвоить хотя бы его азы. Примерную текстовку ваших изречений я позже набросаю. Фростианский язык будете изучать днем. «Витязем» заниматься ночью. Таки мало у нас времени. Потому работа предстоит напряженная. График плотный. Сразу определитесь по необходимым запчастям. Список передадите Фрэду. Я закажу на станции. Все, что душе угодно, кроме вооружения. На это наложен жесточайший запрет. Ничто из арсенала землян не должно попасть на планету. Надеюсь, это понятно?
- Вполне, - кивнул Крючков. – Для проведения диагностики мне нужно подключить БМД к питанию. Это хоть не запрещено?
- Батареи уже здесь, в бункере, - отозвался Фредерик. – Сразу возьмем их с собой. Не волнуйся на этот счет.
- Ну, тогда я спокоен.
- Что ж, - посол поднялся из-за стола, оказавшегося ему едва ли не по колено. Данила снова подивился гигантскому росту Мацкевича. - Тогда приступайте, не буду больше отвлекать. Фрэд, держи меня в курсе.
- А то бы я сам не догадался, - буркнул капитан и, хлопнув Дэна по плечу, вышел в коридор.

Подземный тоннель вел прямо. Ни замысловатых поворотов тебе, ни ответвлений. И всего-то метров триста в длину. Но первый переход показался Крючкову бесконечно длинным. Была ли тому виной тяжелая сумка с аккумулятором и инструментами, немилосердно бившая по бедру, сгустившаяся вокруг тьма, разгоняемая лишь узкими лучами ручных фонарей, или мелкий гравий под ногами, затруднявший движение, он так до конца и не разобрал. Просто старался не отставать от Смита, который, подсвечивая себе дорогу, бодро вышагивал впереди. У него в точно такой же сумке, оттягивающей костлявое плечо, болтался второй аккумулятор.
Перед тем, как войти в тоннель, капитан переоделся в странного вида хламиду, больше похожую на женское платье до пят, а на голове соорудил некое подобие чалмы. Один ее широкий конец свободно спадал на грудь, почти доставая до пояса.
- Это что за маскарад? – удивленно поднял брови Крючков.
Дэдээровец молча взялся за свисающий лоскут и обмотал им лицо так, что теперь в тени оставленной узкой щели едва можно было различить лишь тусклые огоньки глаз.
- Вот настоящий маскарад, - донесся сквозь материю слегка приглушенный голос разведчика. – Так ходят местные крестьяне. Маски им по рангу не положены. Обходятся тряпками.
- Зачем это тебе? В храме же ночью никого нет. Сам говорил.
- Лучше перестраховаться. Ты работаешь, я караулю. Если вдруг что и произойдет, прикрою, пока ты сматываешься.
- Не собираюсь я сматываться! – Данила расправил широкие плечи. Что этот хлыщ о себе возомнил? Не бывать такому, чтобы десантник показывал кому-то спину…
- Это приказ, лейтенант, - спокойно, но твердо проговорил Смит. – Если услышишь в переговорнике команду «отход», немедленно заметай следы и возвращайся в бункер. Задача ясна?
- Так точно, - буркнул Крючков, закидывая сумку на плечо.
Черт с ним. В конце концов, он ведь обязан подчиняться старшему по званию.
Тоннель кончился. Данила понял это, когда налетел на спину неожиданно замершего перед ним проводника.
- Эй, повнимательнее, - съязвил тот и, отойдя к правой стене, начал что-то на ней высматривать.
Фонарь Крючкова осветил каменную плиту, наглухо перекрывшую проход. Тупик? Туземцы, окажись они здесь, так бы, наверно, и подумали. Но Дэн уже сталкивался с некоторыми приемами конспирации, которые вовсю использовались землянами на Фросте. Потому спокойно ждал. И совсем не удивился, когда в стене под рукой Фредерика открылась ниша, а из нее выехал голограф. Он был гораздо больше того, с помощью которого Смит в первый раз показывал внутренности храма. Еще и клавиатура с кучей всяких кнопок прилагалась. У этого проекция должна быть намного шире.
Но когда Фредерик включил прибор, Данила разочарованно протянул:
- Тю! И это все? Нафига ставить сюда такую бандуру, чтобы она показывала ту же картинку, что и твой карманный голограф? Я-то думал…
- Много ты понимаешь, - огрызнулся разведчик. – Тут еще сканер встроен. Мы не только видим зал, но и людей вокруг. Если бы в храме или рядом с ним кто-то был, они б светились красными фигурками. А так видно, что никого нет. Понял?
- Куда понятней. Так вы что, все время за храмом следите?
- Если бы, - фыркнул Смит. – Первое время пытались, но стоило сюда набиться народу, как изображение пропадало. Пару голографов даже поменять пришлось. Испортились. Так что включаем по мере необходимости, когда «штырей» поблизости нет. Ладно, пошли.
Длинные пальцы разведчика молниеносно пробежали по клавиатуре. Каменная плита дрогнула и с тихим шорохом начала плавно уходить в стену. Данила покачал головой. Он был уверен, что такая «дверь» откроется с неимоверным грохотом. Уж слишком громоздко выглядит. Впрочем, чему тут удивляться? Наверняка ДДР собаку съела на всякого рода маскировке подобных объектов.
Затаив дыхание, он смотрел, как в открывающемся проеме постепенно появляется громадный корпус «Витязя». Вот опущенный манипулятор, нога-опора, «спина» с наглухо закрытым люком, венчающий машину наблюдательный купол. И, наконец, БМД предстал во всей своей красе. Данилу захлестнула целая гамма чувств. Мощь, уверенность, надежность. Еще что-то неопределенное, но чертовски приятное.
Он сам не заметил, как оказался возле модуля. Ходил вокруг, проводя ладонью по шершавой броне, повторяя одно и то же:
- Ну, здравствуй, друг. Здравствуй, хороший мой. Здравствуй, красавец…

Скрестив руки на груди, Смит привалился плечом к стене и с интересом наблюдал за действиями Крючкова. Техник снова и снова обходил «Витязя», продолжая ощупывать его металлическую поверхность, будто гладил любимую девушку, и непрестанно бормотал что-то себе под нос. «Признается в любви?» - мелькнула шальная мысль. Глядя на восторженное, как у ребенка, лицо Дэна, разведчик усмехнулся. Да-а, ну и специалиста он себе подобрал. Просто маньяк какой-то.
- Надеюсь, ты не технофил, - произнес Фредерик, отрывая напарника от благоговейного созерцания, грозившего никогда не кончиться.
На третьем (или уже четвертом?) круге тот соизволил-таки остановиться и повернуть к Смиту по-идиотски улыбающуюся физиономию:
- Чего?
- Хватит пялиться, говорю, - разведчик не рискнул повторить фразу, неосторожно брошенную перед этим. Очухался технарь, и ладно. – Приступай к работе. До утра не так уж много времени. Пролетит, не заметишь.
Крючков окинул взглядом исполинскую фигуру «Витязя», снова посмотрел на капитана, кивнул и направился к сумке. Она лежала за БМД недалеко от выхода из тоннеля, где Дэн ее и оставил, как только пересек тайный порог храма. Достав содержимое, он открыл небольшой чемоданчик с инструментами, часть из которых аккуратно разложил перед собой. Надел изолирующие перчатки, осторожно пошевелил пальцами, словно хирург перед ответственной операцией. Выбрав нужный инструмент, взял фонарь и пошел к люку. Где-то нажал, что-то вставил, куда-то повернул и, о чудо, толстая крышка, коротко зашипев, подалась вверх, показывая чрево святая святых - рубки управления БМД.
Так, ларчик открылся. Смит подтащил свою сумку к Данилиной и встал рядом с техником, который с наслаждением вдыхал запах машины, хранившийся в ней все эти годы, законсервированный сто с лишним лет назад. Фонарь высветил пустую операторскую стойку со свисающими креплениями, развернутую в сторону люка, темные экраны вверху, погасшие пульты и выпотрошенные ячейки системы жизнеобеспечения. Ничего, все поправимо, дайте только срок - это ясно читалось в азартно блестевших глазах Крючкова, с какой-то непонятной жадностью смотревшего на мертвые пока еще приборы.
- Ну, с богом, лейтенант, - похлопав по плечу, подбодрил его Смит. – И переговорник включи. Если что, я у голографа дежурю.
- Зачем? – не отводя глаз от БМД, спросил Дэн.
- Что зачем?
На этот раз техник повернул голову и посмотрел на Фредерика:
- На кой тебе торчать у голографа?
- Ну, ты даешь. Как я, по-твоему, за периметром буду следить, а?
- Здесь больше ничего нет? То есть, совсем ничего? Даже слабенького защитного поля?
- Ааа, вон ты о чем, - понимающе протянул дэдээровец. – Размечтался. Если мы что-нибудь эдакое включим, тогда ни о какой секретности и речи быть не может. Все равно, что из плазменной пушки пальнуть. Весь город сбежится. Эту систему и то запускаем изредка, лишь по ночам, когда сюда приходим. Все остальное время она в режиме ожидания. Даже от простого наблюдения отказаться пришлось. А вообще, - Смит подмигнул хитро, - есть у меня там кое-что интересненькое. Но тебе об этом лучше не знать. Работай.
С этими словами он оставил Крючкова наедине с «Витязем». Неслышно ступая, скользнул в темноту сырого подземелья. Подойдя к объемному изображению главного храмового зала, прижал пальцем наушник, глянул на единственную красную фигурку, застывшую возле божества и, обращаясь к ней, негромко проговорил в микрофон:
- Как слышишь, лейтенант?
- Нормально, - пришел четкий ответ.
- Я тебя тоже.
Хорошо, связь работает. Теперь остается только ждать. Большинство населения спит. В самом храме, как и вокруг него, ни души. Ну, если, конечно, не считать Дэна. Да и сканер вряд ли кого прозевает. По крайней мере, на дальних подступах. Трудись, не хочу. Только вот не мешало бы расположиться удобнее.
«Тэкс, где у нас тут кресло припрятано?»
Потерев руки, Смит нашел в стене нужный камень и приложил к нему ладонь…


Сообщение отредактировал Майор - Воскресенье, 22.01.2012, 10:59
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 22.01.2012, 13:20 | Сообщение # 19
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (цитата)
Сразу видно - инопланетник. Арон Мацкевич, как он себя называл, посол неведомой Земли.

Почему только Земли, если освоено много миров?
Quote (цитата)
Подойдя к столу, король уселся в свободное кресло.

Странно, королю приходится искать свободное место. Может уселся в своё трон-кресло?


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 22.01.2012, 16:31 | Сообщение # 20
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Миров много, а правительство одно - земное. Потому и посол Земли, а не какого-то Союза Антареса...
Со "свободным креслом" верно подметили, исправлю. Спасибо.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 22.01.2012, 17:03 | Сообщение # 21
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Майор)
Миров много, а правительство одно - земное.

Может как у Гарри Гаррисона в Стальной крысе - Межгалактический союз, а ДДР - основная организация, помимо всего прочего имеющая и полицейские функции.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 23.01.2012, 20:00 | Сообщение # 22
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
5. Большие запросы


Утром Фредерик, оставив Дэна отсыпаться, поднялся в контору. Мацкевич был уже там, в кабинете с замаскированным входом в бункер. В ожидании разведчика он развалился в кресле, протянув длинные ноги чуть ли не через весь небольшой кабинет, и потягивал горячий кофе из миниатюрной чашки.
«Кто бы говорил про злоупотребление служебным положением», - насмешливо подумал Фрэд, вдыхая почти позабытый запах заваренных кофейных зерен.
- Осмотрели БМД? – сразу в лоб спросил Мацкевич, едва дав капитану переступить порог.
- А то как же, босс. Все исполнено в лучшем виде! – Смит перешагнул через ноги шефа, наподобие двух шлагбаумов перегородившие тесное помещение, и, умастившись в соседнем кресле, кинул на стол папку с бумагами.
Свои колени, правда, пришлось оставить согнутыми, да еще и сдвинуть в сторону, чтобы не закрывали обзор. Уж больно низкие здесь кресла, хоть и удобные.
- Таки что сказал наш техник?
- Однозначно жить будет.
- Фуух, - выдохнул Мацкевич, облегченно прикрывая глаза. Тут же, словно стесняясь столь открытого проявления эмоций, виновато покосился на дэдээровца, пояснив: – До последнего момента боялся, что из этой затеи ничего не выйдет.
Фредерик только безразлично пожал плечами. Бывает, мол.
- Осталось определиться со временем, - посол снова перешел на деловой тон. – Список запчастей принес?
Кивнув на папку, лежащую на столе, Смит криво улыбнулся.
- Ну, доставай. Чего мнешься, как на именинах?
Так же молча разведчик взял папку и, не переставая кривить рот в ехидной усмешке, протянул послу. Мацкевич насторожился. Похоже, чувствовал подвох. Отставил чашку с кофе и заглянул в документы. Внимательно перечитав порядка пятнадцати листов, исписанных торопливым, но вполне разборчивым почерком, посол растерянно пробормотал:
- Что это, я вас спрашиваю? Подробная опись штатной комплектации БМД? Ему нужны все эти запчасти? Он с ума, что ли, сошел?
Фредерик уже откровенно смеялся.
- Что тут смешного, Фрэд?! – Мацкевич потряс бумагами. – Что, я вас спрашиваю?
- Ох, Арон, видел бы ты свое лицо! Впрочем, у меня, наверное, было не лучше, когда я читал этот список. Благо там камер нет. Не то бы вся база потешалась на пару со станцией.
- Да о чем ты? На секундочку задуматься, твой Крючков собрался тут зимовать? С чего этот умник взял, что у нас чертова гора времени в запасе?
- Ты же сам говорил: «все, что угодно, кроме оружия». Вот парень и расстарался.
- Ой, я тебя умоляю. Если все мои слова трактовать буквально, мы бы уже давно в другой галактике пузо грели. Я же не имел в виду все эти излишества! Неужели так тяжело понять?!
Смит расхохотался пуще прежнего. Послу и невдомек, что еще в бункере на вопрос Дэна включать ли ему в список детали множества сопутствующих систем и подсистем «Витязя», не влияющие, в общем-то, на ходовые качества, но тоже не маловажные, Фредерик ответил: «Запрашивай больше, чтобы дали, сколько тебе надо». Тут уж фантазия техника разгулялась не на шутку.
- Ладно, не паникуй, - отсмеялся, наконец, капитан. – Ничего лишнего, как заверил меня Дэн, там нет. Все в пределах необходимости.
- Нет лишнего?! – взвился Мацкевич, снова зарываясь в бумаги. Выдернул из стопки один листок, начал читать вслух: – «Система регенерации воздуха». За каким перцем, я вас спрашиваю, понадобилось регенерировать воздух? Или Крючков собрался на БМД в космос летать? Атмосферы целой планеты ему мало! Или вот: «Месячный запас питания и воды». Я вас умоляю, не собираемся мы целый месяц играть в живого Безликого. От него требуется только запустить модуль, пошевелить конечностями да речь людям толкнуть. Один, от силы два дня, и дело в шляпе.
- Ну, парень перестраховывается. Я его понимаю. Никто же не знает, чем обернется наша авантюра. А способности фростиан так и не изучены толком. Вдруг они безвоздушное пространство вокруг «Витязя» создадут или еду испортят? Да и на самого Дэна неизвестно как могут повлиять. Чем черт не шутит. Потому он и включил в список все это, а еще «предметы первой медицинской помощи и личной гигиены»…
Уронив папку на вытянутые ноги, Мацкевич застонал, откидывая назад голову.
- Значит так, - после короткой паузы решительно заявил он, вонзая в собеседника твердый, не терпящий никаких возражений взгляд. – Пусть Крючков определится, что ему надо в первую очередь. Причем по минимуму.
- Уже, - кивнул Фредерик. – Он это подчеркнул.
Посол снова пробежал глазами по списку, вылавливая подчеркнутые строки. Удовлетворенно хмыкнул:
- Вот и хорошо. К вечеру со станции все привезу. Чем сейчас техник занят?
- Спит. Ночью-то работал.
- Потом отоспится. Пусть лучше фростианский язык учит. Тебе, кстати, тоже спать не придется. Возьми кое-какой товар, сгоняй на рынок. Потолкайся там, с людьми поговори, порасспроси о том, о сем. Таки не нравятся мне последние события. Совсем что-то не по нутру. А информации для анализа ох, как не хватает.
Мацкевич задумался, положив подбородок на тощий кулак. Посидел так недолго, созерцая пустоту перед собой, но быстро спохватился. Сложил исписанные листы в папку, встал и направился к выходу, бросив на прощание:
- Таки пора за работу, коллега…

Городской рынок, стиснутый с четырех сторон давно нештукатуреными серыми стенами невзрачных трехэтажек, сложенных из тесаного камня, почти пустовал, что было необычно даже для такого будничного дня, как этот. Редкие продавцы скучали у лотков, оживая только при виде еще более редких прохожих. В основном люди торопливо пересекали рыночную площадь, спеша по каким-то своим делам. Мало кто бродил меж торговых рядов в поисках покупок и откликался на одиночные окрики зазывал. Но уж если останавливались, то не уходили без обсуждения погоды, здоровья семей и положения дел в стране и в самой столице.
В такие моменты Фредерик, переодетый мелким ремесленником, выставившим на продажу кое-что из «своих» инструментов, весь обращался в слух. До него доносились обрывки разговоров:
- Опять повысили подати… Скоро сами будем травой питаться, как домашняя скотина… Бароны лютуют… Королевским сборщикам все мало, сколько не дай… Отвернулся от нас Безликий …
- А когда это он нам благоволил? Правильно говорят, что надобно другим богам на поклон идти. Давно пора. А то Безликий, Безликий… Тьфу! Толку от него…
- Лучше уж Безликого почитать, чем Хронга.
- Да под Хронгом люди лучше нашего живут… Нет, сам не видел, но говорят… Чай не один Хронг с Безликим на весь белый свет…
Чудны дела твои, господи. Конечно, Безликий не самый положительный персонаж среди богов и особой популярностью у обитателей Фроста не пользуется, но Темный Хронг и того хуже: властелин смерти, ловец грешных душ, ночной демон и кара небесная – все мерзости мира в одном флаконе. Да Безликий по сравнению с ним дитя невинное. И почему все на него так ополчились? Он всего-то и сделал, что «наказал» фростиан, наделив их личиной, в чем сам Фредерик не видел ничего ужасного. Подумаешь, люди обзавелись лицами (и боги, кстати, тоже). Что тут такого? Можно сказать, индивидуальность приобрели. Как бы они выглядели без лиц? Бред! Зато Хронг заставил людей умирать, отняв у них вечную жизнь, изначально подаренную Светлой Анирой. Еще и после смерти покоя не дает, наказывая особо провинившихся. Этакий местный Вельзевул. Вот уж кому явно не стоит поклоняться.
- …Живем надеждой на лучшее. Говорят, наш король собирается умилостивить Безликого, отдав ему в жены свою дочь…
Ух-ты! Еще одна сплетня о правящем клане? Интересно. Разведчик даже дышать перестал, силясь не пропустить ни единого слова.
- Ты, мил человек, верно, перебрал в трактире, а теперь пьяные байки мне травишь, - засомневался продавец, говоривший с покупателем.
- Да чтоб лицо мое все видели! – мужик привычным движением провел рукой от глаз до подбородка, вроде как побожился. – Сам сегодня слышал у храма, когда мимо проходил. О том после каждого удара колокола служитель вещает.
- О боги! А я торчу тут весь день спозаранку и не ведаю ни о чем. И когда же церемония будет?
- На этот выходной уже назначили…
Узнав о таком событии, разбежались последние продавцы, окончательно опустошив городской рынок. Волоча сумки с нераспроданными товарами, они торопились на храмовую площадь, чтобы самим убедиться в правдивости только что услышанных невероятных известий. Фредерик припустил следом. Его тощая котомка с инструментами, которые он захватил для продажи, не шла ни в какое сравнение с битком набитыми баулами местных торгашей. Приходилось соответствовать образу выходца из самых бедных слоев населения из-за практически невидимой ауры и сравнительно небольшого роста. Иначе бы его сразу разоблачили. Зато сейчас он спокойно, не напрягаясь, обгонял конкурентов, едва волочащих ноги по узким извилистым улочкам. Те громко пыхтели, силясь хотя бы не отстать, но тяжелая ноша не давала им даже разогнуться, не говоря уже о том, чтобы нормально идти. Хорошо, лицо замотано тряпкой. Можно смело скалиться во все тридцать два, не опасаясь, что твою издевательскую улыбку кто-нибудь заметит и посчитает ее оскорблением.
Высокие каменные дома сменились на простенькие глинобитные хибары, крытые соломой. Похожие друг на друга, как близнецы, они тянулись почти до самой храмовой площади. Вот и она. Разведчик пришел сюда первым, намного опередив отставших собратьев по торговому ремеслу. Хм, но здесь уже не протолкнуться. Боже, сколько народу! Толпа вплотную обступила храм Безликого. Нечего и думать пробраться через это людское море поближе к храмовым стенам. Разве только по головам. Понятно, почему людей в городе так мало.
Все с нетерпением ждали удара колокола, отмечающего каждый истекший час. Вот он качнется, набирая силу, налетит с размаху на торец подставленного бревна, и…
По площади прокатился мелодичный звон, разом заставив умолкнуть гомонящую толпу. На небольшой балкончик, расположенный над центральным входом в храм, неторопливо выплыл служитель в невзрачной серой рясе и совершенно гладкой маске. Воздев руки к небу, он громким голосом, чтобы хорошо слышали все собравшиеся, торжественно провозгласил:
- Жители Куалорна! В грядущий выходной день в храме Безликого по воле Его Величества короля Куал-Анари-Второго состоится бракосочетание принцессы Куал-Таяны с хранителем нашим и владыкой Безликим…
Народ дружно выдохнул, породив всеобщий возглас изумления. Вряд ли здесь собрались только те, кто слышал это впервые. Таких, наверняка, меньше половины. Но причастность к чему-то необычному и, вполне вероятно, великому заставляет людей так вздыхать, переживая эти ни с чем не сравнимые чувства снова и снова.
- Этот брак, - продолжал, между тем, служитель, - освященный пресветлым кардиналом Раднуком, прольет божественное благословение на клан Куал и его народ. Мы, братья и сестры, будем жить в мире и радости. Растить детей и преумножать добро. Да продлятся годы повелителя! Да пребудет с нами воля Безликого! Боги смотрят на нас!
- Боги смотрят на нас!!! – хором отозвалась толпа и тут же загудела на разные голоса, потеряв интерес к оратору.
Под этот гул служитель скрылся в храме, а Фредерик нырнул в соседнюю улочку. Пора возвращаться на базу. Надо срочно доложить обо всем Мацкевичу. Тот скоро должен прилететь со станции с запчастями для БМД. Дьявол, как же не вовремя подвернулась эта свадьба. Интересно, Арон о ней знает? Или король проявил инициативу и ведет собственную игру? Да ну их всех к лешему вместе с клятой дипломатией!
«Доложу, и дело с концом. А там пусть сами между собой разбираются», - решил про себя Фредерик и потопал по мощеному булыжниками тротуару, обходя стороной окраину города с храмом и подоспевшими запыхавшимися торгашами с рыночной площади.

- Черт! Черт! Черт! – это было единственное, что говорил Мацкевич на протяжении последних пяти минут.
Как только челнок посла приземлился на базе, Смит поспешил к нему, не в силах больше ждать. Прямо там, посреди летного поля, обо всем и поведал шефу, глядя как тот мрачнеет на глазах подобно грозовой туче.
- Пошли в кабинет, - коротко бросил Арон и первым направился в контору.
И вот он, чертыхаясь, мечется взад-вперед, точно шаровая молния в замкнутом пространстве. А с его-то ходулями тут особо не разгуляешься. Два шага от стены до стены, разворот, снова два шага… Ну, и дальше в том же духе. Если уж решил успокоить нервы ходьбой, то и оставался бы себе на летном поле. Фредерик, например, так и поступил - вытаптывал траву в ожидании прибытия Мацкевича. По связи поговорить с ним не удалось. Пришлось попросить дежурного передать послу, чтобы поторапливался с возвращением на базу, поскольку здесь его ждут весьма важные сведения.
- Нет, я удивляюсь, что этот Куал-Анари возомнил? – наконец произнес Мацкевич что-то иное. – Почему не предупредил меня?
Посол вдруг остановился и вопросительно глянул на Фредерика. Разведчик молча пожал плечами. Откуда ему знать, что король считает обязательным для обсуждения с представителем Земли, а что нет? И вообще с чего бы правителю Куалорна решать с землянами вопросы своей внутренней политики?
- Погоди-ка, - Мацкевич прошел за стол, уселся, широко расставив локти, по-прежнему не сводя с дэдээровца вопросительного взгляда. – Чего добьется Его Величество этим браком, я вас спрашиваю?
Вот ведь пристал. Разведчик снова хотел пожать плечами, но ответа от него, как выяснилось, никто и не требовал. Словно беседуя сам с собой, Мацкевич продолжил без всякой паузы:
- А то, что избежит немедленной войны с соседними странами, уже готовыми вторгнуться на территорию Куалорна! У них не принято, знаешь ли, воевать с родственниками богов, какими бы страшными врагами они не были. Боятся, что бог сам явится мстить за родственника, – любезно пояснил посол Фредерику. Потом поднял тощий указательный палец, рассуждая дальше. – Но, я вас спрашиваю, откажутся ли соседи от своих захватнических планов? Ой, не смешите мои тапки, однозначно нет. – Палец вонзился в столешницу с такой силой, что Фредерик невольно подумал, не проткнул ли ее посол. Но тот, как ни в чем не бывало, рассуждал дальше. - И что это означает? Что в будущем Куалорну все равно не избежать войны. Однако до нее клан Куал попытаются свергнуть другим путем. Каким? Способов масса.
Снова встав, Мацкевич вальяжно заходил по кабинету, поочередно разгибая пальцы, сжатые в кулак:
- Во-первых, внутренние проблемы этим браком не решить. Народ первое время немного поутихнет, но и только. После свадьбы ничего не изменится, даже будет хуже. И люди все равно это потом увидят. Итак, революционная ситуация никуда не делась и еще остается в силе. Во-вторых, соседи, сосредоточившие у границ свои войска. Им надо либо распускать с таким трудом собранную армию и ждать другого удобного случая для нападения, либо, не распуская армии, делать все, чтобы этот случай наступил как можно быстрее. Значит, они вполне могут ускорить и возглавить переворот. И тут появляется третий момент и третье действующее лицо!
В очередной раз дойдя до стены, посол резко крутанулся на каблуках, поворачиваясь к Фредерику. Потряс тремя оттопыренными пальцами, таинственно проговорив:
- Лемисорн. Еще один враг. И он будет угрожать с тыла.
- Постой-постой, - если до этого Фредерику возразить было нечего, то уж теперь… - Если я правильно понимаю, Лемисорн союзник Куалорна. Почему ты его вдруг приписываешь к врагам?
- Не вдруг, Фрэд, не вдруг, - Мацкевич перестал, наконец, мельтешить перед глазами, снова заняв место за столом. – Принцесса Таяна должна была выйти замуж за Лемис-Берта, сына тамошнего короля. Этим браком планировалось прочно связать оба клана. Нет врага хуже, чем обманутый союзник. И теперь, боюсь, у Анари появится куда более злой недруг. А вот друзей не будет совсем.
- Выходит, наш король попросту дурак? – хмыкнул разведчик.
- Таки да, Фрэд, - с грустью в голосе произнес посол и, немного подумав, добавил: - Или кто-то очень сильно старается сделать из него дурака.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 23.01.2012, 20:02 | Сообщение # 23
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline

6. И на старуху бывает…


Вторая ночь без сна давалась Фредерику тяжело. Конечно, оно не впервой. За время многолетней службы в ДДР и не такое случалось. Но трудно бороться с желанием уснуть, пребывая в праздном безделье, когда тупо сидишь и пялишься в голограмму, где копошится одна единственная красная фигурка техника, с которым, к тому же, не происходит ничего интересного. Веки сами собой слипаются, а голова падает на грудь. И вроде бы сразу вскинулся и глаза открыл, а наглый хронометр успел прыгнуть вперед во времени сразу на десять, а то и на все пятнадцать минут. Вот ведь зараза, и когда только успевает?
Хорошо Дэну. Он после занятий по языковой подготовке отхрапел свои положенные четыре часа. А Фредерику пришлось руководить выгрузкой запчастей с челнока Мацкевича. Потом еще и в бункер все это затаскивать. Тут, правда, подключился выспавшийся Крючков. Но самому разведчику вздремнуть так и не удалось, поскольку настала пора отправляться в храм.
Помощников им не дали. Все запчасти тащили на себе в несколько заходов и складывали прямо здесь, рядом с дверью-плитой. Пока управились, прошла половина ночи.
Фредерик думал, что предстоящая свадьба принцессы с Безликим расстроит планы Мацкевича. Не тут-то было. Тот сказал, как отрезал:
- Ни в коем случае! Наоборот. Надо поторопиться и успеть закончить до выходного.
Ага, вот остался бы и заканчивал сам. А то мотанул куда-то вместо того, чтобы помочь. Сиди теперь тут, клюй носом по его милости…
Красная фигурка на голограмме расплывалась, делясь то на две, то на три части, словно инфузория. Смит моргнул раз, другой. Что-то не так. Нет, фигура одна, только не там. Не возле «Витязя», а в дальнем конце зала. Черт! Кого-то прозевал? А где тогда Дэн?
Сон тут же улетучился, словно его и не было. Вскочив на ноги, Смит порывисто прижал пальцем наушник и забубнил вполголоса:
- Дэн, ты где?
Тишина в эфире. Черт, что делать? При появлении посторонних дверь полагается немедленно закрыть. О тайном подземном ходе никто знать не должен. Техник, похоже, заметил нежданного визитера и спрятался в БМД, раз его не видно на сканере. Но почему не отвечает? Связь накрылась?
- Лейтенант, отзовись… - рука легла на клавиатуру, готовая ввести команду на закрывание двери.
- Слушаю тебя, Фредерик.
Слава богу!
- Где ты, дьявол тебя забери?
- Разве меня не видно? Хожу по храму.
Черт! Эта фигура в зале и есть Дэн. Фуух. Пальцы расслабленно дрогнули, сползая с клавиатуры. Твою мать, предупредить не мог! Ладно, сам виноват. Нечего было кемарить на посту. А чего это он по залу расхаживает, когда работы невпроворот и каждый час на счету?
- Я не понял, Дэн, ты почему прохлаждаешься?
- Докладываю, товарищ капитан, - раздался в наушнике веселый голос техника. – Основное оборудование установлено, запущена программа тестирования. Мне на БМД делать пока нечего. Чтобы не скучать, решил малость осмотреться. Вторую ночь здесь коротаем, а я так ничего и не видел толком.
- Далеко не отходи. Это тебе не музей.
- Интересно же. Тут вот книга какая-то здоровенная на постаменте лежит. Не знаешь, что это?
- Молитвенник, наверно, - разведчик теперь внимательно следил за показаниями сенсора. Вокруг храма все было спокойно. Ладно, пусть Дэн пока побродит. Фредерику тоже не помешает встряска, чтобы сон прогнать.
- Почитать бы. Я же теперь умею. Ого, у нее обложка металлическая. И на замке.
- Не вздумай трогать!
- Да тут замочек-то плевый. Я его сейчас в два счета сковырну…
- Стой! – Фредерик сорвался с места и молнией влетел в зал.
Он и сам не имел ни малейшего понятия о том, что за книгу откопал техник. Все попытки подсмотреть церемонию обращения к Безликому с треском провалились. Оттого и храм, заполненный всякой религиозной утварью, до сих пор оставался для землян тайной за семью печатями. Одно разведчик знал точно - фростиане ничего просто так на замок не запирают. Наверняка это чертовски ценная вещь. А на все ценное здесь вешаются не только замки, но и заклятия, которые могут шарахнуть не хуже родных охранных систем. Откуда Крючкову об этом знать? Его же обучали только языку. Налицо явный пробел в образовании, грозивший стать роковым.
На объяснения времени не осталось. В наушнике ясно слышался лязг отпираемого замка. Вот же упрямец! Обогнув БМД, Смит бросился к Дэну. Тот стоял возле какой-то наклонной тумбы, на которой покоился приличного размера фолиант, и, уже справившись с замком, приподнимал металлическую обложку, похожую на створку небольшого контейнера. Открыл наполовину, когда подбежал Фредерик и захлопнул книгу, припечатав сверху ладонью. Обложка вдруг полыхнула ярким светом, пронзая руку нестерпимой болью от кончиков пальцев до самого плеча.
- Ай, мать твою! – заорал разведчик, размахивая онемевшей конечностью, которую немилосердно дергало и жгло.
В голове загудело. Смит ничего не видел кроме дикого мельтешения цветных кругов. Медленно затухая, они постепенно уступали место нормальному зрению. Наконец, Фредерик смог разглядеть Крючкова, который стоял возле тумбочки и растерянно переводил взгляд с безмятежно лежащей книги на разведчика и обратно. Кажется, с техником все в порядке. Слава богу!
- Ты что творишь, идиот! – Фредерик энергично тер пострадавшую руку, пытаясь вернуть ей чувствительность. – Я же предупреждал, етит твою налево, не лезь!
- Это что было? – спросил Крючков с таким бестолковым видом, что едва не вызвал у напарника приступ истерического хохота.
Не стал он смеяться только потому, что почувствовал покалывающую боль в руке. О, начала отходить. Хорошо. Морщась, пробурчал:
- «Что, что»… Тут же маги кругом. Забыл? Особенно храмовники. Зарядили книжку свою каким-то дурацким заклятьем. Не простая она, видать. Священная, мать ее.
- Разве такое возможно? Сгусток энергии без источника питания, без приборов…
- На Фросте все возможно. Еще не понял? Видел, как долбануло?.. Кстати, ты сам-то как, ничего не почувствовал?
Техник молча поднял обе руки. Вот оно что, изолирующие перчатки. Интересно, он с ними когда-нибудь расстается? Ну да, в бункере снимает, видел. Черт, как все просто. И кто после этого идиот?
- Давай сворачиваться, лейтенант, - за деловым тоном Фредерик пытался скрыть возникшую неловкость. – Боюсь, что это заклинание установлено не только в качестве охраны, но еще и как сигнализация. Набегут сейчас.
Дэн все понял правильно. Быстро водрузил на место и запер своими «отмычками» замок на книге, собрал инструменты, запечатал люк БМД, и вот уже земляне топают по тоннелю в обратном направлении. Немного раньше, чем полагается, но что поделаешь – форс-мажор. Впрочем, Арону об этой истории лучше не знать. На всякий случай Смит предупредил и Крючкова, чтобы помалкивал, хоть и считал парня умным и не из болтливых.
Дэн только хмыкнул в ответ и вдруг спросил:
- Фредерик, а ты русский?
- Гхм?..
- Ты так мастерски матом крыл.
- Ну, знаешь ли, мне всегда нравились крепкие русские выражения. Уж очень они удачные и, как говорится, в тему. На общегалактическом так не поругаешься.
- Да, не поругаешься, - улыбнулся техник. – Там вообще такие слова не предусмотрены.
- Во-во. А так хоть душу отвел. И в себя прийти помогает.

Под утро кардинала разбудили настойчивые толчки в невидимый барьер, окутывающий спальню. Кто-то стоял под дверью и пытался достучаться до сознания Раднука, не рискуя подойти слишком близко к опочивальне. Еще бы, попробуй чужак приблизиться или проникнуть сюда сознанием, тут же получит ментальный удар такой силы, что проваляется в беспамятстве весь божий день. Если, конечно, выживет. Лучше бы так и сделал. Кому вообще пришло в голову беспокоить его в такую рань? Пусть проваливает к Хронгу.
Не открывая глаза, Раднук перевернулся на другой бок и попробовал не обращать внимания на бесцеремонного визитера. Подождет. Время сна еще не истекло. Но назойливый «стук» не умолкал, повторяясь снова и снова, не давая растечься по телу самой сладкой в такие предутренние часы дреме. Это уже начинало раздражать.
Откинув покрывало, кардинал решительно встал. Придется, как видно, проучить нерадивых служак. Преодолевая желание нырнуть обратно в мягкую теплую кровать под полупрозрачным балдахином, надел маску, закутался в широкий халат и, прошлепав босыми ногами по голому полу, подошел к двери. Охранное и одновременно запирающее заклятье втянулось в прижатую к замку ладонь, оставаясь пульсирующим светом на ее поверхности, готовое немедля сорваться и испепелить непрошеных гостей. Створки распахнулись. Три храмовника, смиренно скрестив руки под животами, стояли за дверью. На гладких масках зловеще играли тусклые отблески с ладони кардинала, взбешенного столь ранним подъемом.
- Прошу простить нас, Ваше Святейшество, - проговорил средний храмовник после того, как все трое склонили головы. – Но дело не терпит отлагательств.
Судя по одежде и совершенно гладким маскам, перед Раднуком стояли служители храма Безликого. Ауры чистые, не запятнанные грязными помыслами. Лишь легкая смесь страха и растерянности. Говорившего можно даже узнать по характерному рисунку, что источает в пространство его тело. Да, это Лебой, главный хранитель. Он зря беспокоить не станет. Что-то случилось?
- В чем дело, Лебой? – холодно поинтересовался кардинал, но руку все же опустил.
- Не могу сказать точно, Ваше Святейшество. Ночью мы получили сигнал. Кто-то коснулся Книги Откровений…
До Раднука не сразу дошел смысл сказанного. Кто-то посмел умыкнуть Книгу из храма? И что? Она защищена, как и полагается. Вору, позарившемуся на нее, несдобровать. Он сейчас должен валяться рядом с Книгой либо мертвый, либо очень близкий к этому. В чем загвоздка? Выволочь тело и бросить на съедение кочанам. Или в темницу, если еще жив. Потом повесить…
Стоп! Книга же хранится в зале с Безликим. Как вор оказался там? Ему надо было пройти не менее трех дверей, охраняемых такими же мощными заклятьями!
Шутки Хронга? Аура кардинала раскрасилась в те же цвета, что и у храмовников.
- Как это случилось? – Раднук постарался взять себя в руки, чтобы не выказать замешательства.
- Мы не знаем, Ваше Святейшество. Ни одна дверь не вскрыта. Охранные заклятья не тронуты. Только то, которое было на Книге Откровений.
- Невозможно… А тело? Кто это был?
- Тела нет.
Час от часу не легче. Хранитель излагал совершенно невероятные факты, поверить в которые не может ни один здравомыслящий человек. Получается, кто-то материализовался прямо в зале с Безликим, дотронулся до Книги, а потом исчез. Ну и ну. Сплошные загадки.
- А Книга? – спохватился кардинал, напуганный неожиданно пришедшей мыслью. – Книга на месте?
- Да, Ваше Святейшество, на месте. Цела и невредима. Замок не тронут, но вот заклятье…
Раднук озадаченно хмыкнул:
- И тела, как ты говоришь, нет?
- Нет, Ваше Святейшество. Никаких следов, - уверенно произнес хранитель.
Слишком уверенно, что значит, храмовники во главе с Лебоем тщательно проверили пространство в поисках остаточного блика ауры злоумышленника, но так ничего и не нашли. Но коли там кто-то был, он не мог исчезнуть без следа. Если только…
- Безликий? – осторожно спросил кардинал, отказываясь верить в свою догадку.
- Все указывает на это, - утвердительно качнулась маска Лебоя.
- В Книгу заглядывали?
- Новых записей нет.
Кардинал облегченно вздохнул. Для полного счастья ему еще новых откровений не хватало.
- Хорошо, отправляйтесь в храм. Готовьте церемонию. Она уже завтра. Не забыли?
- Как можно забыть, Ваше Святейшество? – храмовники поклонились и, пятясь, покинули дверную нишу.
Дверь захлопнулась, щелкнув замком, снова отрезая спальню от коридора. Кардинал так и стоял, глядя в задумчивости на полированные доски дверных створок.
К чему это странное происшествие в храме? Раднук терпеть не мог, когда в его планы вмешивалась чья-то чужая воля. Одно дело, если это человек. С ним довольно легко разобраться. Но вот проведение свыше гораздо, гораздо хуже. В этом случае никакие принятые меры не спасут. Единственный выход - подстроиться, чтобы использовать неконтролируемые события в своих интересах. Но для начала нужно понять что происходит.
Неужели проделки Безликого? Он молчит на протяжении вот уже нескольких лет, ничем не проявляя интерес к судьбам людей, избравших его своим главным божеством. Раднук не рассчитывал, что Безликий как-то проявит себя в ближайшее время. На том и строил свою игру. И тут вдруг нате вам.
«Скорее разобраться с этим и как следует подумать, прежде чем что-либо предпринять», - рассуждал Раднук, возвращаясь к постели. Глянул на смятое покрывало, вздохнул. Досыпать не придется. Если он хочет, чтобы все получилось, надо немедленно действовать. Чувствуя, как стынут голые ступни, кардинал повернулся и пошел к одежному шкафу.

* * *

«…В день, когда в Храме Безликого собрались почти все горожане да гости приезжие, случилось Откровение, явившее нам Его глас небесный. В единый поток сплелись лоскуты душ истинно верующих, внимавших Безликому, да окутали статую Бога нашего. Разверз тогда Он уста незримые и в ответ на молитвы страждущих изрек буквально следующее:
- Праверкагромкайсвази…»

«Книга Откровений» Храма Безликого
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 23.01.2012, 21:26 | Сообщение # 24
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Майор)
- Праверкагромкайсвази

И добавить - Аминь! biggrin


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 24.01.2012, 20:05 | Сообщение # 25
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Quote (ВВС)
И добавить - Аминь!


"Аминь" дальше будет... wink biggrin
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 24.01.2012, 20:08 | Сообщение # 26
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
7. Ночь откровений


- Вообще любому богу здесь, как и полагается, отведена своя роль, - прихлебывая чай, разглагольствовал Фредерик. – Каждый из них приложил руку к сотворению мира. Все понемногу. Будто в очереди стояли, считая своим долгом внести посильный вклад. Кто чего сделал, тот такую репутацию и получил. И неважно хорошая она или совсем даже наоборот, «штыри» поклоняются всем богам без исключения. Светлая Анира, например, подарила людям жизни. Понятно, что за это ее и почитают. А вот Хронгу не понравилось, что люди бессмертны, и он, так сказать, ограничил им время пребывания на этом свете. Еще и следит, чтобы не шалили, а особо провинившихся прибирает до срока. За что его любить? Так нет же, и ему поклоняются.
- Ну, это уже какие-то сатанисты местного пошиба, - фыркнул Данила.
- Вот-вот. А у фростиан, между прочим, такая религия вполне законна и считается в порядке вещей. По их мнению, Хронг заботится, чтобы не было перенаселения, голода, эпидемий, слабых и больных людей. Санитар леса, мать его.
- Войны тоже волей Хронга оправдывают?
- А то! Погоди, еще не то узнаешь.
Фредерик допил остатки чая, навел себе новый и, неторопливо помешивая ложкой, продолжал:
- Кроме Хронга и Аниры существует еще целая куча богов и разных мелких божков. Безликий лишь один из всей этой высокопоставленной компании. И у каждого клана свой персональный идол, свой покровитель, свой тотем. Бывает, в тяжкие времена люди отворачиваются от старого бога, меняют веру. А что, вон их сколько, выбирай на любой вкус. Если всех вспоминать, то просидим тут, пожалуй, до следующей ночи. Все бы ничего, если б такие перемены не сопровождались кровопролитиями. Вот и сейчас нечто похожее назревает.
Они с Данилой сидели на кухне, где недавно позавтракали после возвращения из храма. Фредерик тогда сразу кинулся к плите и начал готовить еду. Странно было видеть его, смертельно уставшего, таким энергичным и деятельным. Наверно, боялся свалиться и уснуть на пустой желудок или наоборот, принятый на руку магический заряд не давал усидеть на одном месте. Кто его знает. В любом случае, деятельность он развел бурную.
Чтобы ему не мешать, Дэн устроился за обеденным столом, достал свой блокнот с записями о планируемом ремонте «Витязя», перечитал, помечая уже сделанное. Прошелся по всему списку, перелистнул, открыв чистую страницу, начал бездумно выводить на ней какие-то знаки.
- Что рисуешь? – поинтересовался дэдээровец, ставя перед ним тарелку.
- Да так, - Крючков неопределенно махнул рукой.
- Ну-ка, ну-ка, - повернув к себе блокнот, Фредерик вгляделся в ровную линию знаков. – Это же на фростианском. Тренируешься в правописании? Молодец. Только вряд ли тебе это пригодится. Да и не особо у тебя получается. Тут вообще белиберда какая-то.
- Так я ничего и не хотел…
- Погоди, - Фредерик поднес блокнот к глазам, какое-то время внимательно изучал исписанный листок, потом удивленно посмотрел на Крючкова. – Откуда ты это взял?
- Не знаю, - пожал плечами техник. - Пришло вдруг в голову.
Многозначительно хмыкнув, Смит протянул Даниле раскрытый блокнот и заговорщическим тоном произнес:
- Прочитай-ка вслух. Просто по буквам, как в алфавите, а не слово целиком.
- «Пэ», «РА», «Вэ»… – послушно начал Дэн.
Когда дошел до конца строки, вопросительно глянул на Фредерика. А тот кивнул, улыбаясь:
- Правильно. В языке «штырей» такого слова нет. Но произнеси его полностью.
Опять опустив глаза, Данила бегло прочел:
- «Праверкагромкайсвази», - что-то неуловимо знакомое послышалось ему в собственном голосе.
«Праверка…» Ого! Техник еще раз прошелся по тексту. Так и есть. В блокноте фростианскими буквами написана фраза на общегалактическом языке. И он вспомнил, где видел ее. В храме. Воспроизведенная строчка была единственной, которую успел разглядеть, едва приоткрыв книгу. Не так уж и много там записей, но эта последняя.
Все еще не веря себе, Крючков повторил теперь уже правильно, без искажений:
- «Проверка громкой связи»? Но это же фраза «Витязя», которую он произносит при тестировании громкоговорителя. Откуда аборигенам об этом знать? Выходит, они его слышали? Иначе как могли записать в книгу?
- Ага, - поднял палец разведчик. – Значит, все-таки в книге. Между прочим, на ее обложке высечен символ «откровение». Подозреваю, туда вписывают высказывания Безликого. Правда, он говорит на общегалактическом, который «шесты» не понимают. Вот и приходится им конспектировать его слова простой транскрипцией. Хе-хе.
Не обращая внимания на веселость напарника, Крючков отрицательно покачал головой:
- Это невозможно, Фредерик. БМД полностью обесточен. Батареи только мы и ставим, когда в храме работаем.
- Тебе фокуса с заряженной книгой мало? А, ну да, досталось ведь мне. Над ней-то, небось, один-два храмовника пыхтели. А представляешь, что может натворить сплоченная толпа «шестов»? Если их буйную энергию объединить и направить в нужное русло, получится приличный заряд, способный, наверняка, и обесточенную технику пробудить, если не больше…
Вот с такого неожиданного открытия и начался их разговор о местных богах и вере, вполне способной, как выяснилось, оживлять мифических персонажей.

Неторопливый стук шагов вырывается из-под ног, разлетаясь по коридору. Бьется о каменную кладку стен, мечется отраженный, и возвращается гулким эхом, создавая странную какофонию. Кажется, что идешь по замку не один, а в окружении громко топочущей толпы придворных. Когда-то было именно так. Бароны всегда предпочитали виться вокруг правителя по поводу и без, одаривая своим расположением и лестью. Анари купался во всеобщем внимании. Не задумываясь, с жадностью впитывал обволакивающее тепло их аур. Теперь никого рядом нет. Разбежались по своим поместьям. Попрятались, будто крысы, учуявшие запах крысолова.
Привычно открытый всем подданным для любви и почитания, никогда не задумываясь, сколько вокруг него подхалимов, король и не заметил, когда началось это бегство. День за днем его пробирал озноб, а людей рядом оставалось все меньше, пока замок совсем не опустел. Стражники с прислугой не в счет. Их аура ни на что не годится и не способна согревать в отличие от баронской преданности. Но даже челяди заметно поубавилось, ведь сбежавшие лорды забрали с собой и положенную им личную охрану, и целую толпу слуг - неизменных спутников влиятельных вельмож, всегда сопровождающих своего господина. Вспоминая тот гвалт, которым прибывающие процессии наполняли двор замка, король недоумевал, как он мог подобное терпеть. Настолько привычной стала тишина последних дней.
«Проклятый Хронг! Как же все-таки холодно! - Анари плотнее укутался в плащ, не смотря на сравнительно теплый ночной воздух, гуляющий по коридору. – Пусть неверные лорды сидят в своих городах, делая вид, что король для них пустое место. Посмотрим, как они запоют, когда явятся на свадьбу. Пусть только попробует хоть кто-нибудь не приехать в столицу. Не прощу! До скончания века не увидят моей благосклонности».
Приглашения были разосланы заранее. Курьеры уже вернулись. Они не могли ничего сказать о том, как отреагировали бароны на эту весть, но челядь, принимавшая письма с приглашениями, чуть ли не падала в обморок. Бароны, конечно, менее впечатлительны, чем слуги, но ничто человеческое не чуждо даже им. Как знать, может пару-тройку вельмож такое известие вполне способно свалить с ног. Особенно толстого Жука-Мартана. Помнится, оставаясь в замке последним, он все никак не мог решить: уехать ему или же продолжать обхаживать короля. Волею случая этот провинциальный барон оказался вдруг единственным (читай главным) приближенным Его Величества, перепрыгнув сразу через несколько иерархических ступенек. Но такое положение вещей противопоставляло его всем другим лордам, отвернувшимся от королевского двора клана Куал. Смешно и грустно было смотреть, как борются в толстяке Мартане страх и тщеславие. Страх вскоре победил.
Что ж, любопытно будет понаблюдать за лордами, когда они прибегут, поджав хвосты. Ждать осталось недолго. Все свершится уже следующим днем. И, похоже, сегодня Анари последний раз гуляет один по совершенно пустым коридорам.
Хотя нет, впереди кто-то есть. Чувствуется мощная аура воина. Ах да, как же он мог забыть о нем, единственном бароне, который, кажется, всегда был в замке. Правда, у этого в отличие от прочих не было ни земли, ни оравы слуг. Отказываясь от щедрых даров, он желал лишь одного - служить королю. И охрана ему не нужна. Зачем, если под его командованием весь дворцовый караул?
Миновав поворот, Анари, как и ожидал, встретился с начальником стражи. Гроган из древнего клана Булон. Настолько древнего, что старше, наверно, чем клан самого короля. В своей легкой кожаной броне, искусно повторяющей бугрящиеся мышцы, Булон-Гроган смотрелся, как всегда, подтянуто и мощно. На широкие плечи накинут алый плащ из иноземной материи, голову полностью закрывает шлем с металлической личиной вместо маски, на боку длинный, узкий меч в изящных ножнах. Ладонь, привыкшая к оружию, спокойно поглаживает рукоять. За спиной на входе в тронный зал застыли два стражника, так похожие на манекены в одинаковых латах.
- Ваше Величество, - легкий поклон Грогана ни в коем разе не говорил о пренебрежении. Надежный человек, многократно сумевший доказать свою преданность, мог позволить себе такое. И Анари не возражал, всецело доверяя начальнику дворцовой стражи. – Прошу меня выслушать. Это касается завтрашнего бракосочетания принцессы.
В ауре барона мелькали тревожные сполохи. Но это было ничто в сравнении с той частичкой тепла, которую Гроган дарил королю. Пусть она ничтожно мала, сродни пламени свечи, не способной прогнать холод даже из коченеющих пальцев, но Анари, наконец, согрелся. Даже распахнул плащ, перестав зябко ежиться. Кивнув начальнику стражи, чтобы шел за ним, король шагнул в тронный зал мимо караульных, поспешно распахнувших двери.
- В чем дело, Гроган? – спросил Анари, усаживаясь на трон. - Какие-то проблемы с обеспечением охраны?
- Нет, Ваше Величество. Стражу я подготовил, задачи сотникам поставлены. С этим все в порядке. Хотя, как посмотреть.
Начальник стражи помолчал, словно не решаясь произнести то, ради чего, собственно, и напросился на аудиенцию. Король терпеливо ждал, не задавая лишних вопросов. Раз Гроган завел этот разговор, сам все и расскажет. Незачем из него жилы тянуть.
Прочистив горло, старый вояка выпалил на одном дыхании:
- В столице много недовольных этим бракосочетанием. Подозреваю, они могут сорвать ритуал. Ну, или, по крайней мере, попытаются.
Повисла тишина. Пальцы Грогана, мирно покоившиеся до этого на рукояти меча, нервно барабанили по выпуклой гарде. Он сказал, что хотел, теперь слово за королем.
Куал-Анари-Второй высказываться не спешил. Тихо сидел на троне, облокотившись на правую руку и слегка склонив набок голову. Со стороны могло показаться, что он пребывает в глубокой задумчивости. Но впечатление было обманчивым. Слова начальника стражи привели короля в замешательство. Как же так? Он считал, что весь Куалорн с радостью воспримет весть о божественном замужестве Таяны. Где взяться недовольным? И кардинал клятвенно заверял…
- Откуда сведения? – сухо спросил правитель.
- Стражники на улицах много чего видят и слышат, Ваше Величество. Да и помимо солдат остались еще верные люди в столице.
Король громко хмыкнул:
- Ты говоришь так, словно кругом одни предатели.
- Если Вашему Величеству интересно мое мнение, то именно так я и считаю. Более того, знаю это наверняка, - личина воина гордо вздернулась, отполированный до блеска металл отразил свет канделябров, хищно сверкнув живым огнем.
Да, этот человек не станет врать королю. Если даже и заблуждается, то глубоко уверен в своем заблуждении. Потому считает себя обязанным обо всем доложить.
«Бедный, бедный Гроган. Ты остался у меня один. Верный, преданный солдат», - качая головой, думал Анари. Последнее время начальник стражи взвалил на себя чересчур много забот. Занимался не только безопасностью дворца и королевской семьи, но и хозяйством, и обеспечением порядка в городе, и прочими, самыми разнообразными делами, которые раньше не входили в круг его обязанностей. Не мудрено, что переутомился. Вот и мерещатся теперь враги за каждым углом. Верит всяким сплетням.
Король встал, приблизился к начальнику стражи, мягко взял его за плечи и спокойно произнес:
- Вы же не дадите нас в обиду, лорд Гроган?
- Ни в коем случае, Ваше Величество!
- Вот и хорошо, мой друг. Идите отдыхать. Завтра у нас непростой день.
- Но, Ваше Величество…
- Я услышал ваше предупреждение. Подумайте, как обеспечить охрану церемонии, чтобы не допустить ничего подобного. На то вы и начальник стражи. Да, еще кардинал выставит в городе всех своих воинов-храмовников. Ну, и бароны прибудут с телохранителями.
- Это меня и беспокоит, - недовольно пробурчал Гроган, но правитель уже выходил из тронного зала, оставив начальника стражи наедине с прочно поселившимся в сердце старого солдата предчувствием неминуемой беды.

Насвистывая какой-то незамысловатый мотивчик, Данила внимательно осмотрел сварные швы, сделанные только что по краям смотровых щелей наблюдательного колпака. Удовлетворенно хмыкнул:
- Нормалек! – и, привычно хватаясь за выступы на манипуляторе, быстро слез с БМД.
Еще раз глянул снизу вверх. Похлопал броню.
- Ну, теперь нас голыми руками не возьмешь.
Приваренный сетчатый экран отсюда почти невидим. Пластины, которыми техник покрыл «голову» модуля, тоже не бросаются в глаза. Вряд ли аборигены заметят разницу. Хорошо сработал.
Идею экранировать колпак подкинул программист. С ним Данила решил поговорить, когда на примере Фредерика, неудачно прикоснувшегося к храмовой книге, окончательно поверил в способность фростиан управлять энергией. Один тот факт, что инопланетянам под силу запустить обесточенный БМД, заставил задуматься. Если умеют включать, то смогут и выключить в любой, как правило, самый неподходящий момент. К таким «сюрпризам» лучше подготовиться заранее.
Поверхность модуля представляла собой сплошной экран. Еще бы, он ведь создавался, в том числе, и для кратковременного пребывания в космическом пространстве, где излучений пруд пруди. Единственное уязвимое место – наблюдательный колпак с вмонтированными в смотровые щели видеокамерами. Он выдвигался из корпуса при боевой трансформации БМД после приземления, поскольку во время высадки, пока не отработают посадочные двигатели, толку от колпака никакого. Соответственно и экранирован слабее.
Луи, конечно, не догадывался, почему Крючков интересуется случаями воздействия аборигенов на земную аппаратуру. Да ему, собственно, было на это глубоко наплевать. Выдался шанс поговорить о наболевшем. Причем не с каким-то там профаном, а со специалистом в области техники. Он и давай изливать душу. Заодно прихвастнул своими достижениями на фронте борьбы с происками враждебного «поля», как сам назвал фростианские выкрутасы:
- Понимаешь, Дэн, «штыри» - ходячие генераторы. Каждый излучает в своем диапазоне. Это их индивидуальность, как лицо, папиллярные узоры на пальцах или сетчатка глаз. Они создают вокруг себя своего рода поле, близкое по характеристикам электромагнитному. А если так, то что?
- Что? – непонимающе повторил Данила.
- А то, мон шер, - Луи поднял костлявый указательный палец, - что любое поле можно экранировать. Главное, определиться с материалом, пригодным для создания завихрений по принципу тока Фуко.
- Ааа, до меня дошло. Экраны, способные под воздействием поля наводить вторичное, - блеснул эрудицией техник. - Амплитуда наведенного поля приблизительно равна амплитуде экранируемого, а их фазы противоположны. Тогда результирующее поле, возникающее при сложении, быстро затухает в экране, проникая в него на малую глубину.
Луи слушал, раскрыв рот. Потом заметил, что все еще держит оттопыренный палец. Спохватился, опустил руку. Надув тонкие губы, с детской обидой в голосе, пробурчал:
- С тобой совсем не интересно. Все-то ты знаешь.
- Ладно тебе, - примирительно протянул Крючков. – Скажи лучше, есть такой материал?
- Не поверишь, - программист опять оживился, оседлав любимого конька, - помогают наши обычные экраны от электромагнитных излучений. Мы-то их тут особо не использовали. От чего экранироваться, коли местная цивилизация до электричества не доросла? А пришлось. Помнишь, когда ты только прилетел, я систему видеонаблюдения восстанавливал? Перед приходом «штырей» некоторые камеры я спрятал в сетчатый экран и поставил стекла, покрытые диоксидом олова. Так вот, эти камеры продолжали работать, а те, что были не экранированы, слетели!..

«Надеюсь, видеосигнал от этого хуже не станет», - размышлял Данила, складывая портативный сварочный аппарат.
Вдруг показалось, что слышит посторонние звуки. Чужой в храме – пронеслось в голове, сковывая тело неприятным холодком. Техник замер. Вслушиваясь в тишину, различил едва уловимое не то фырканье, не то дыхание. Сердце забилось чаще.
Дежуривший у сканера Фредерик помалкивал. Неужели, прошляпил кого-то? Или опасности нет? Тогда звуки откуда?
Осторожно высунув голову из-за «Витязя», окинул взглядом зал. Никого. Послышалось, что ли? Вроде бы тихо теперь…
- Фрэд? – негромко проговорил в гарнитуру.
Вместо ответа снова те размеренные звуки, повторившиеся на этот раз громче. Черт, да это же храп в наушнике! Ну, Фредерик, ну и охранничек! Дрыхнет без задних ног. Вот и понадейся на человека.
«Выходит, я тут совсем без прикрытия работал?» - кольнул в сердце запоздалый испуг.
Первым желанием было гаркнуть во всю глотку в микрофон, до смерти перепугав нерадивого напарника. Но глядя на его костлявую фигуру, согнувшуюся в три погибели в кресле перед сканером, и безвольно склоненную набок голову, Данила сжалился. Этим днем Смиту так и не удалось поспать. Мацкевич снова послал его в столицу, откуда разведчик пришел лишь после захода солнца, голодный и чертовски усталый. Потом, перекусив на скорую руку, сразу повел Крючкова в храм. Не мудрено, что он, в конце концов, не выдержал и отключился. Запас прочности человеческого организма не бесконечен даже у разведчиков.
- Эй, Фредерик, проснись, - Данила принялся трясти дэдээровца за плечо.
Мыча нечто нечленораздельное, тот приподнял голову, с трудом разлепил веки, окинул техника затуманенным взором.
- Извини. Я, кажется, задремал, - буркнул непослушными губами, завозился в кресле, приподнимаясь.
Вздохнув, Данила усадил его обратно, решительно заявив:
- Знаешь что, поспи пока. Всю работу на корпусе «Витязя» я уже сделал. Залезу в модуль, закроюсь, буду работать там. В нем тоже сканер есть. А ты запри вход и дрыхни спокойно.
- Нет. Я в норме…
- Не нет, а да. Тебе просто необходимо хоть немного поспать. А я когда закончу, вызову тебя по рации. Проверишь сканер и, если все в порядке, откроешь дверь. Все, спи давай.
Похлопав Фредерика по плечу, техник развернулся, чтобы уйти.
- Дэн, - остановил его Смит. Достал откуда-то небольшой пульт с двумя кнопками, протянул Даниле со словами: - Возьми дистушку. Левая кнопка закрывает плиту, правая открывает. Разбуди, как управишься. А то вдруг не дозовешься в рацию. И… спасибо.
- Ладно, сочтемся, - взяв пульт, техник вернулся в зал.
Когда плита встала на место, сунул дистушку в карман, побросал инструменты в темное чрево БМД, залез сам и задраил люк.
«Ну-с, приступим».
Удобно примостившись на месте оператора, Данила поочередно включал тумблеры, запуская системы модуля. Большинство из них ему не пригодятся, но проверить надо все.
Засветились экраны, проецируя изображение с камер. На переднем, на фоне колонн, отраженных отполированным до зеркального блеска полом, вспыхнула строка: «Видеосигнал нормальный».
- Вижу, - улыбнулся техник, довольный своей работой.
Дальше информация потекла непрерывным потоком, высвечивая результаты проведенных тестов. Данила пробегал глазами по сухим фразам протоколов проверок, автоматически отмечая, что выдаваемые параметры находятся в пределах допустимого. Ну, если не считать отдельные моменты типа: «оружие – 0 ед. из 5; боезапас – 0%». Попадались и другие «нули», но это не суть важно. Основные программы жизнедеятельности машины функционировали нормально.
За считыванием показателей не сразу заметил тревожное мигание на левом экране. А когда повернул туда голову, обомлел от неожиданности, увидев красную точку, пульсирующую практически внутри периметра здания. Прозевал-таки гостя! Похоже, сказалась привычка, что подступы контролируются Фредериком. Но тот безмятежно спал – слышалось его размеренное дыхание. Хорошо еще, что догадался вход в тоннель закрыть и люк на модуле запер, а то метался бы сейчас… Интересно, кому это и для чего понадобилось глубокой ночью пробираться в храм?
«Гость» появился в зале не через дверь, как предполагал Крючков, а сквозь стену. Не в прямом смысле, конечно. Просто исчезла одна из плит в промежутке между колонн, и оттуда вышел человек.
«Мда, не только мы, похоже, додумались подземный ход прокопать», - удивился техник, с интересом разглядывая на экране фигуру незнакомца. Впервые он видел самого настоящего фростианина.
В маске, плотно закутанный в плащ с накинутым капюшоном, тот проворно подбежал к постаменту, на котором стоял «Витязь», и с размаху грохнулся на колени. Из-под плаща появились тонкие руки. Пальцы переплелись, кулачки ударили в грудь, и человек жалобно запричитал:
- О Безликий! Зачем насылаешь на меня это испытание? К чему тебе жизнь такого никчемного существа, как я? У отца нет наследников. Он ждал, что мой брак с Бертом подарит ему внука, который и унаследует Куалорн. Все было предрешено. Зачем ты вмешался?!
Последнее слово сорвалось на истерический визг, заметалось по пустынному залу, будто раненая птица меж прутьев невольничьей клетки.
Данила весь обратился в слух. Даже голову подал вперед, ближе к динамикам, с интересом отметив, что понимание фростианского дается на удивление легко. Не зря корпел у компьютера с нейрообручем, загружая в мозги необходимые знания. А когда вдруг осознал, что перед ним женщина, сердце и вовсе начало почему-то выбивать громкую чечетку. Даже не женщина, девушка. Нежный голосок, стройная фигурка, угадывающаяся под плащом, и то, о чем она говорит…
Гарнитура потрескивала помехами. Дамочка воздействует? Может быть, может быть. Вон как согнулась, голову опустила, рыдает.
Маска опять поднялась. Данила готов был поклясться, что на него смотрят полные слез глаза, столько боли было в голосе фростианки:
- Прости, Безликий… Конечно, отец еще молод и вполне может позаботиться о рождении сына. И я не испытываю к Берту никаких чувств, хоть он и любит меня… Говорил, что любит. Отец уверял, что этот брак сблизит наши народы, - она выдавила горький, безнадежный смешок. – Только меня бы такое сближение раздавило. Может, все и к лучшему, а я-то, дура, вбила себе в голову… Но тогда ответь мне, твоя ли это воля? Смотри, я открыта пред тобой!
Утонченные белые кисти взметнулись вверх, откинули капюшон и сорвали маску, тут же уронив ее на пол. Затаив дыхание, Данила разглядывал лицо девушки. Случай, которым не может похвастаться ни один старожил на станции. По утверждению Мацкевича увидеть фростианина с неприкрытым лицом совершенно невозможно. Тем более добиться, чтобы он сам снял перед тобой маску. И вот, поди ж ты…
Сердце, выбив напоследок барабанную дробь, и вовсе остановилось. С утонченного вытянутого лица в обрамлении пышной короны из темных волос, на Данилу, часто хлопая длиннющими мокрыми от слез ресницами, смотрели два огромных озера. Казалось, они заглядывают в самые заповедные уголки души. Он тонул в этих глазах, не в силах всплыть на поверхность, чтобы глотнуть хоть немного воздуха, и погружался все глубже. Припухшие розовые губки фростианки шевелились, выговаривая фразы, слышимые как бы издалека, смысл которых едва доходил до сознания обалдевшего техника:
- Будет, как ты укажешь, Безликий. Дай мне знак, чтобы понять… Должна ли я противиться воле отца своего, Куал-Анари-Второго? – девушка сделала паузу, будто в ожидании ответа, потом продолжила. – Или же мне повиноваться и стать твоей женой?
«Чудны дела твои, Господи», - пронеслось в голове, и Данила неожиданно представил себя и эту красавицу в свадебных нарядах, идущими рука об руку к алтарю.
- Проверка громкой связи! – разгоняя наваждение, загремел вдруг по залу механический голос.
Сердце испуганно трепыхнулось и ожило. Фростианка, громко взвизгнув, подхватила с пола свою маску, метнулась прочь и скрылась в потайном ходе, из которого вышла. Плита за ее спиной медленно встала на место. Вот и все. Словно никогда и не было прекрасной незнакомки.
Пришедший в себя техник со вздохом покосился на строку текущей операции. Там, напротив фразы «Проверка громкой связи», светилось зеленым: «успешно». Модуль продолжал себя тестировать. Черт, совсем вылетело из башки. Надо было врубить на паузу.
«Дааа… Хорошо еще, что программа не добралась до проверки двигательных функций. Не то «Витязь» устроил бы тут «Цыганочку» с выходом…»
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 24.01.2012, 20:09 | Сообщение # 27
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
8. Тучи сгущаются


Опять Мацкевич мерил гигантскими шагами тесный кабинет. От его метаний у Смита разболелась голова. Уперев лоб в подставленную ладонь, разведчик отвел взгляд в сторону. Боль, вроде бы, отступила, но тут же захотелось спрятать глаза под упрямо наползающие веки, да так и оставить их закрытыми часиков эдак на …дцать. Неполные сорок минут сна в кресле в скрюченном состоянии вряд ли можно приравнять к полноценному отдыху.
- Не нравится мне все это, - бормотал посол. – Ох, не нравится. Это же чистейшей воды авантюра. Кто надоумил короля на такой шаг? Меня он и слушать не желает. Не суйте нос, видите ли, в его внутренние дела. Туда, на минуточку, кто-то уже засунул свой нос. Знать бы еще кто…
О ночной гостье Крючков, конечно же, рассказал Фредерику. А тот, в свою очередь, не мог скрывать такую информацию от Мацкевича, хоть и знал, что сполна получит за сон на посту. Но куда деваться? Сразу по прибытии пошел с повинной к шефу. Посол почти час выспрашивал у Данилы подробности визита принцессы (лишь теперь техник узнал, кто это был), выжав из него все до последней капли. Только после этого разрешил идти спать. На Фредерика его высокое соизволение, само собой, не распространялось. Вместо команды «отбой» он получил короткую отповедь:
- Ты уже поспал, с тебя хватит.
Вот и сидел в кабинете, мозоля глаза начальству.
- А чего такого случилось-то? – лениво спросил Смит, безуспешно пытаясь бороться с зевотой.
- Пока ничего, - хищная полуулыбка на физиономии Мацкевича была красноречивее любого ответа. «Все очень хреново», - говорила она.
Спать сразу расхотелось.
- Значит так, Фрэд, - долговязая фигура посла нависла над столом, за которым сидел Смит, лицо придвинулось почти вплотную. – Немедленно эвакуируем персонал базы на станцию.
- Но, Арон…
- Никаких «но»! Здесь остаемся только мы с тобой, Крючков и Луи.
- Погоди. Сегодня же выходной. «Штыри» привезут продукты. Кто их примет, если никого из кладовщиков не останется?
- Не привезут. У них, на минуточку, свадьба принцессы намечена. Забыл? А если даже и привезут, отправлю назад. Не до них… Сдается мне, им тоже не до нас будет.
Как он это произнес! Аж мурашки по коже. Ну, если сам Арон, всегда ратующий за то, чтобы о фростианах в его присутствии отзывались уважительно, не реагирует на привычно брошенное Смитом «штыри», дело действительно дрянь.
- Ты еще здесь? – прикрикнул Мацкевич. – Отправляй всех на станцию прямо сейчас, живо!
Фредерик сорвался с места. Бумажные листы, подхваченные со стола вихрем, еще не успели осесть, а разведчик уже выскочил из кабинета. Через открытую дверь его нагнали последние наставления шефа:
- Один челнок оставь. Не ровен час, нам таки тоже удирать придется!
Больше всего пугало, что Мацкевич, сколько знал его Смит, ни разу не ошибся…

* * *

Крючкову не спалось. Едва закроет глаза, как видит девушку-фростианку, стоящую перед ним на коленях, тонкие сплетенные между собой пальцы, прижатые к груди, отчаянный взгляд…
Надо же, принцесса. Как там назвал ее Мацкевич? Таня, Тая?.. А, Таяна.
Он поймал себя на том, что произносит это имя вслух, будто пробуя на вкус. Что за наваждение? Далась ему эта инопланетянка. И видел-то ее считанные минуты, а из головы не идет.
Данила перевернулся на другой бок, пытаясь прогнать навязчивый образ. Вроде получилось. Ненадолго. Вот уже опять он смотрит в заплаканные глаза необычного цвета земной сирени. Они надвигаются. Уже видны самые мелкие, различимые лишь в такой близи детали. Более темные зрачки расширяются, обволакивают, и он проваливается в них, как в омут, погружаясь все глубже и глубже…
Резко подскочив, едва не свалился с кровати. Фу, черт, приснится же…
Глянул на хронометр. И двух часов не прошло. Снова укрылся одеялом, пробуя настроить себя на сон. Не выходит. Даже глаза не закрываются. И что теперь? Лежать и тупо пялиться в потолок?
Решение принял неожиданно быстро, словно кто-то игриво толкнул в бок, подначивая: «Ты будешь валяться или сходишь посмотреть на ее свадьбу? Она сегодня замуж выходит!»
Уже одетый в камуфляж, набивая сумку продуктами, какие только удалось найти на кухне, Данила быстро соображал:
«Так, дистушка при мне. Фредерик не удосужился забрать. Забыл, наверное. Вот и хорошо. Все равно днем до меня тут никому дела нет. Народ потянется в храм часа через полтора. Успею залезть в БМД. Оттуда все и посмотрю. Если до ночи выйти не удастся, ничего, посижу там, пока Смит не придет. Ага, надо ему записку оставить, чтобы не поднял бучу».
Торопливо начеркав несколько строк, без лишних подробностей сообщая, что заранее отправился к храму, Крючков закинул сумку на плечо и, стуча по камням подошвами десантных ботинок, нырнул в темноту тоннеля.

* * *

День выдался жаркий. Хоть бы одно облачко проскользнуло по небу, пусть ненадолго, но погрузив рыночную площадь в спасительную тень. А то совсем уж мочи нет. И лицо под этими тряпками потеет, и глаза слипаются.
Вредный Мацкевич не дал поспать ни минуты, снова отправив Смита в город, едва закончили с эвакуацией базы. Свежие сведения ему подавай. Какая тут, к чертям собачьим, разведка, если мозги текут, как расплавленное масло!
Смит уже сто раз пожалел, что пристроился рядом с лавкой оружейника, здоровенного по меркам фростиан детины, хоть ростом и не выше Фредерика. Верхнюю часть его лица скрывала металлическая полумаска, только бледные губы видны, обрамленные седеющей бородой и усами. Уже то, что простолюдин пользовался маской, а не обмотками, говорило о нем как о Мастере.
И в самом деле, мечи с доспехами, разложенные в лавке, радовали глаз хищной грацией идеально правильных форм и завораживающей красотой отделки. Наверняка и качество соответствовало, если хозяину позволялось ходить в столь изысканной личине.
Мастер хоть и разрешил незнакомому «ремесленнику» торговать поблизости, но под свой широченный козырек, закрывающий от солнца, не пустил. Еще и посмеялся, придирчиво осмотрев небогатый товарный ассортимент:
- Кто ж у тебя, мил человек, сейчас инструмент купит? Сегодня ж свадьба. Не до того людям. Все в храм Безликого подадутся.
- Тогда почему же ты торгуешь? – вяло отозвался Фредерик. Разговаривать не хотелось, но профессиональная привычка вынудила поддержать беседу. – А другие торговцы чего тут стоят, ежели на рынок, как ты говоришь, никто не придет?
- Разве я такое сказал? Народу-то набежит изрядно. Знаешь, сколько гостей понаедет? Со всего Куалорна. Не протолкнуться будет.
- А я о чем? Придут покупатели-то.
Торговец раскатисто захохотал, обнажив крепкие зубы.
«Средний возраст, средний достаток, средний ум… Типичный середняк», - автоматически отметил разведчик, складывая в голове результаты своих наблюдений: телосложение, волосы, натруженные ладони, манера держаться, статус, теперь вот еще и зубы.
- Прийти-то придут, - с готовностью подтвердил улыбающийся Мастер. – Только явно ж не за твоим инструментом. На кой он им сдался в праздник-то? На других глянь. Чем они торгуют? Едой, пряностями да напитками всякими. Как раз то, что гуляющему люду требуется.
Да, рыночные лотки попросту ломились от съестного. Не иначе каждый у себя на огороде откопал рог изобилия и притащил его сюда. А еще на плохую жизнь пеняют. Но Фредерик-то как мог такое проглядеть? Похоже, сонный глаз подвел. Да и жара эта…
- А сам ты, дядя, чем торгуешь? Или это у тебя леденцы в форме оружия?
- Ты, мил человек, осторожнее мели языком, - уголки рта опустились.
Бородач, как видно, обиделся и совсем уж, было, хотел отвернуться, прекращая разговор, но почему-то передумал. Подбоченился, выпятив мускулистую грудь, и гордо заявил:
- Да будет тебе известно, незнакомец, что я Пуран-Пуран, самый известный в столице и далеко за ее пределами Мастер-оружейник.
Одинаковые имя и фамилия могли означать, что при рождении мать с отцом назвали дитя в честь знаменитого предка, с которого и ведут отсчет летописи своего клана. Но простолюдин так представляться не будет. У народа в отличие от аристократов принято использовать лишь собственное имя. Зачастую фамилий у них нет вообще.
Другой вариант, когда обычный человек, пробиваясь из низов, становится широко известной личностью, зарабатывая себе славу, а вместе с ней и право именоваться вот так – «Пуран-Пуран». В этом случае он и есть родоначальник своего клана. Его семья унаследует фамилию, а потомков будут называть «Пуран-и как-то еще».
Кажется, Мастер именно из тех, кто заслужил такое право.
- Я Фрад, ремесленник, - Фредерик вежливо поклонился. – Прости, уважаемый Пуран, если обидел тебя. Видит Безликий, я этого не хотел.
Он провел рукой перед лицом. Бородач тут же повторил его жест, пробурчав:
- Безликий простит, - и совсем другим тоном, как ни в чем не бывало, продолжил разговор. – Так вот, мил человек, отвечаю на вопрос, зачем я тут стою. Свадьба-то не простая, а королевская. Сама принцесса Таяна замуж выходит. И за кого! За Безликого. Невиданное событие. На эту свадьбу, Фрад, сбегутся все бароны Куалорна. А вместе с ними будут их гвардейцы. А у кого, по-твоему, славные вояки предпочитают покупать оружие и броню? Правильно, у Пуран-Пурана. Богатые господа стараются обеспечить свою стражу только самым лучшим. Почему бы и нет, если им это по карману? И сколько, как ты думаешь, прибудет в столицу таких солдат?
- Сколько? – не сдержался разведчик, за что сразу мысленно себя обругал.
- В нашей стране пятьдесят шесть баронов. Каждый держит в поместье небольшое войско примерно в тысячу воинов. В охране, когда они приезжают, обычно по сотне хорошо вооруженных всадников. Сможешь подсчитать, Фрад, скольких покупателей я сегодня жду?
Смит был далек от мысли, что все пять с половиной тысяч конных рыцарей, сломя голову, ринутся в лавку Пурана. Нет, конечно. Однако что мешает баронам, пользуясь подвернувшимся случаем, отрядить посыльных для приобретения доспехов и оружия на все многочисленное воинство? Если даже купят лишь по одному мечу для каждого ратника, это пятьдесят шесть тысяч клинков! А сколько стоит один?
Узнав у Мастера цену, Фредерик уважительно покачал головой:
- Ммм, досточтимый Пуран просто-таки богач.
- Куда мне, - засмеялся оружейник. – Мой товар долговечен, потому и распродается редко. Вот кто действительно богатеет на торговле, так это заводчики кочанов. У них круглый год постоянный спрос и на животных, и на корма.
Ну да, кочаны. Их используют на Фросте в качестве ездовых. Похожи на лошадей, но совершенно бесшерстные. Вытянутые морды, клыкастые пасти, голые хвосты, как у крыс, лапы с когтями вместо копыт. В отличие от земных лошадок эти твари далеко не вегетарианцы. Хоть они и падальщики, предпочитающие тухлятину, но и свежим мяском не брезгуют. В бою опасны ничуть не меньше, а то и больше всадников.
«А ведь стражники будут сопровождать своих господ верхом», - Смита передернуло от мысли, что сегодня в столицу нагрянет огромный табун из нескольких тысяч хищных «коней».
- Вот и первые покупатели, - радостно воскликнул Пуран, глядя на трех латников, появившихся между торговых рядов. И как умудрился понять, что перед ним не местные стражники? Они же все на одно лицо. То есть на одну личину. Мастер высунулся по пояс из-за прилавка и, размахивая руками, закричал: - Сюда, господа хорошие! Подходите, славные воины барона! Здесь именно то, что вам нужно!
Заметив оружейника, все трое, не сговариваясь, повернули к нему. Пешие, слава богу. Но в полном доспехе! Мать честная, и как они еще не сварились в своем железе по такой-то жаре? Смит подумал, что никогда не станет прикидываться воином. Чтобы он в здравом уме и трезвой памяти добровольно дал закатать себя в металл? Да ни в жизнь!
- Здравствуйте, господин старшина, - поприветствовал Мастер самого бравого на вид солдата в «старшинских» наплечниках. – Что угодно доблестным воинам? У меня есть все от наконечника стрелы до латных рукавиц.
- Здравствуй, Мастер Пуран, - басовито прогудел солдат. – Знаю про лавку твою. Не раз и не два бывал тут раньше. Справные вещи у тебя выходят. Никогда не подводили.
Пуран-Пуран бросил победный взгляд на Фредерика: «Слыхал? А я о чем тебе твердил?» Разведчик только усмехнулся, ничем это не выказав. А старшина уже разглядывал клинки, лежащие вряд, продолжая говорить:
- Давненько не были мы в столице. Пришлось молодых воинов старьем всяким обеспечивать или к другим оружейникам идти. Нет у нас таких Мастеров. Вот и таскаем что ни попадя, - командир кивнул на двух рядовых за спиной, чьи доспехи разительно отличались от тех, которые носил старшина, и уж точно не шли ни в какое сравнение с товарами Пурана. – Этим парням сегодня со мной в почетном эскорте барона ехать, а железо у них дрянь. Сам видишь. Подбери что-нибудь достойное. Бронь там, мечи нормальные, чтобы не стыдно было из ножен вынуть. А то ведь короля приветствовать придется…
Последняя фраза была брошена с такой неприязнью, что Смит отчетливо представил скривившееся в недовольной гримасе лицо фростианина. Так-так-так, это уже интересно.
Пока Пуран гремел железом, выискивая в груде товара нужные компоненты экипировки, разведчик воспользовался моментом (старшина отошел в сторонку, оказавшись ближе к Смиту) и заинтересованно спросил:
- Так вы, уважаемый, короля увидите? Ваш барон проследует во дворец?
Стрельнув надменным взглядом из прорезей личины, всем видом показывая, что общаться с простым ремесленником ниже его достоинства, служивый все-таки снизошел до ответа:
- Наш барон уже во дворце, как и многие другие, что прибыли на свадьбу. В полдень все гости соберутся у Храма Безликого. Там и придется приветствовать короля, когда он поведет принцессу обручать с мертвым богом.
Опять этот злой сарказм в голосе. Чем ты недоволен, боец?
- «Мертвый бог», это вы о Безликом? – Фредерик привычно провел перед глазами раскрытой ладонью.
У старшины рука даже не дернулась осенить лицо таким жестом, чему разведчик немало удивился. Нет, информация о сильно пошатнувшейся популярности Безликого в народе давно известна, но чтобы ею так открыто бравировали... И не кто-нибудь, а один из военачальников элитного военного подразделения.
- А то о ком же, - стражник, не таясь, хмыкнул. – Сам-то еще не заметил? Сколько на него ни уповай, толку никакого. Хуже становится, а не лучше. Мертвый он, самый что ни на есть.
Вряд ли мысли солдат сильно расходятся с точкой зрения командного состава, то бишь баронов. А раз так, то аристократы и, соответственно, армия настроены против короля. Ведь вся его власть держится на имени Безликого. Так за каким перцем феодалы, не верующие в этого треклятого бога, приперлись на его свадьбу с принцессой? Не могли проигнорировать королевское приглашение? Щас, держи карман шире. До сих пор могли, а теперь…
И тут Смита вдруг осенило. Эта свадьба – отличный повод собрать всю оппозицию в одном месте, где среди прочих будет и неугодный монарх. Что помешает баронам, недовольным действующей властью, взять с собой несколько усиленную стражу - не в сто, а, скажем, в двести латников? А потом умело распорядиться ею здесь, в столице? Это же целый военный переворот можно замутить!
Обалдевший от таких выводов Фредерик не заметил, как солдаты заплатили Пурану и ушли, прихватив свои покупки. В себя пришел, услышав бормотание Мастера:
- Так-то вот, мил человек. Никто уж и не верит в Безликого, как раньше. Даже в столицу эта зараза просачивается. Того и гляди вцепятся люди друг другу в глотки да начнут на кусочки рвать. Эх, совсем озверел народ…
Чувствуя, что в воздухе «запахло» гарью, Фредерик помянул добрым словом Мацкевича, заставившего персонал базы убраться на орбиту от греха подальше, и засобирался. Но перед тем как явиться с докладом к послу, решил побывать на самой свадьбе. Ему казалось, что наблюдение за этой странной церемонией поможет окончательно разложить все по полочкам.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 24.01.2012, 20:53 | Сообщение # 28
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Майор)
Чувствуя, что в воздухе «запахло» гарью,

но пока не аминь. smile


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Среда, 25.01.2012, 21:44 | Сообщение # 29
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
9. Не ходите, девки, замуж


Крючкову пришлось около часа торчать у сканера, дожидаясь, когда храмовники наведут последний лоск и уберутся из зала. Потрудились они на славу. Шагнувшего в храм Данилу встретили обвитые цветными гирляндами колонны, расставленные тут и там канделябры, усыпанный приятно пахнущими лепестками пол. Все такое красивое, светлое, праздничное.
Засмотревшись, чуть не прозевал появление кардинала, едва успев захлопнуть люк «Витязя» перед самым его появлением. Увидел уже на экране, активировав видеосигнал.
О том, кто это, понял по роскошной мантии, богато расписанной маске, переходящей на лицо с высокой блестящей митры, и почтительному обращению «Ваше Святейшество». Так его называли два сопровождающих, с которыми верховный духовник Куалорна появился в зале и теперь давал им наставления. А те слушали, внимая каждому слову, покорно склонив головы с одинаковыми серыми масками на лицах.
- …со своими людьми спрячешься в толпе, - донеслось из динамиков, когда Данила включил звук. – Пусть держатся ближе к храму. Как только падет король, поджигайте храм. Потом погромы в самом городе и в логове гололицых. Всех, кто еще не отдалился от Безликого, под нож. Ты все понял?
- Да, Ваше Святейшество. Мои люди уже здесь. Часть рассеяна по столице. Начнут действовать одновременно.
- Тебе, дитя мое, задание сложнее, - обратился кардинал ко второму. – Ты должен в первую очередь уничтожить храмовников Безликого. Самый опасный из них Лебой, хранитель. Он и в одиночку может помешать расправиться с королем, а уж вместе со своими служителями и подавно.
- Короля будет охранять его верный кочан Гроган, Ваше Святейшество. При всем моем уважении, чтобы уложить его людей, одной храмовой стражи мало.
- Не волнуйся, дитя, - коротко хохотнул кардинал. – Внимание Грогана будет отвлечено на баронов, которые нападут первыми. Наши стражники ударят в спину. Этого не ждет даже король. Всем ясно, что надо делать?
- Да, Ваше Святейшество! – хором ответили оба.
Троица стояла посреди зала. Говорили громко и отчетливо, словно не опасаясь, что их может услышать кто-то посторонний. Наверное, в это время здесь никто другой находиться не должен. Предугадать форс-мажор в лице Крючкова было бы архи проблематично.
- Хорошо, дети мои. Можете разойтись по местам. Сегодня исторический день. Мы изменим жизнь страны к лучшему. Боги смотрят на нас.
- Боги смотрят на нас, - монотонно повторила парочка и, кланяясь, торопливо покинула зал.
Оставшись один, кардинал повернулся к «Витязю». Расписанная узорами золотая маска глянула с экрана прямо на Данилу. Динамики донесли громкий свистящий шепот Его Святейшества, похожий на шипение змеи:
- На тебя, Безликий, не уповаю. Ты отжил свое. Твой культ давно вымер. Умрешь и ты… Впрочем, все зависит от волеизъявления принцессы, - из-под маски вырвался сухой кашляющий смех, и тело кардинала мелко затряслось в приступе хохота.
Крючков ровным счетом ничего не понимал. Он пришел на свадьбу, а оказался в логове заговорщиков? И кто бы мог подумать, что главным из них будет кардинал, второе лицо в государстве!
А чему, собственно, удивляться? Второй всегда желает стать первым. Закон жизни. Здесь, на Фросте, все так же, как и везде…
«Стоп! Это что ж получается, – спохватился Данила, мысленно стукнув себя по лбу. – Местный Серый Кардинал собрал толпу недовольных, чтобы прямо здесь под прикрытием этого маскарада публично прикончить своего сюзерена? И «логово гололицых» - не про нашу ли базу сказано? Мать честная! А Мацкевич-то в курсе?!»
- Внимание! «Витязь» вызывает «Базу»… «Витязь» вызывает «Базу»… - взволнованно бормотал Крючков, запоздало включив дальнюю связь, на ходу придумывая позывные. – Черт! Раньше надо было.
Рация шипела помехами, в которых дрожащий голос техника растворялся и уплывал куда-то в бездну. На запросы никто не откликался. Не слышат. Конечно, какая связь будет работать, если вокруг храма столько фростиан. Их биополя, сплетенные в один огромный кокон, наверняка все экранируют.
Включив сканер, Крючков поморщился. Экран хоть и рябил, но красные фигурки разглядеть можно. Их было даже больше, чем предполагал Данила.
«Со всей страны, что ли, их сюда понагнали? Ладно, ребята, мы тоже не лыком шиты…» - техник поерзал, удобнее устраиваясь в стойке оператора, подтянул ремни, хрустнул пальцами. Ладони на мгновение зависли над консолью управления, как у заправского пианиста перед исполнением сложной партитуры.
- Поехали, - сказал решительно, и защелкал кнопками и тумблерами, запуская все действующие системы модуля.
По экрану побежали сигналы готовности к работе. Так, двигательные функции в норме, забор воздуха в норме, регенерация воздуха (пока не надо, отключим), связь в норме (гм?), оружие… Черт, нет никакого оружия. Хрен с ним, обойдемся. И так никому мало не покажется…
Экран продолжал выплескивать информацию, когда снаружи грянули звуки фанфар. Кардинал выпрямил спину, приняв горделивую позу, и повернулся лицом к двери. Створки входа с торжественной медлительностью разошлись. В прямоугольнике света, падающего с улицы, появилась ОНА об руку с высоким мужчиной, одетым в алый плащ и золотую маску с короной.
Данила поперхнулся воздухом, увидев ее наряд.
Полупрозрачная накидка нисколько не скрывала наготу принцессы. Идеальные формы стройной девичьей фигурки четко проступали сквозь светло-голубой балахон. Длинные, что называется «от ушей», точеные ножки, попеременно шагая, заставляли струиться нежную ткань одеяния мягкими воздушными складками. Небольшую ширину бедер удачно скрадывала тончайшая талия. Кажется, обхвати ее ладонями, пальцы обязательно сомкнутся. Данила представил, как делает это, даже почувствовал трепет жаркого девичьего тела в руках. Пришлось мотнуть головой, чтобы прогнать наваждение.
Следуя за собственной тенью, вытянувшейся на гладком полу чуть ли не до самого алтаря, Таяна плавно приблизилась к первосвященнику. Мужчина, что вел невесту (король?), скромно встал в шаге позади нее.
У входа толпятся другие мужчины, одетые в красиво инкрустированные и раскрашенные во все цвета радуги доспехи с личинами, будто соревнуясь между собой, у кого шикарнее наряд. Но Крючкову нет до них совершенно никакого дела. Все его внимание приковано к принцессе. Неподражаемая в своей непорочной наготе, она беспредельно властвовала над чувствами, выпивая их до дна даже на расстоянии, даже сквозь толстую экранированную броню БМД.
Данила в упор не замечал маску с изящной отделкой. Воображение рисовало живое лицо девушки, явленное в эту ночь Безликому. Он представлял, что смотрит в лиловые глаза и опять тонет, тонет…
Сладкое созерцание прервал монотонный голос кардинала:
- Для чего, дитя мое, ты посетила сей божий храм?
- Чтобы сочетаться браком, Ваше Святейшество.
- С кем? – протокольный тон священника резанул холодом по сердцу.
- С Безликим, Ваше Святейшество, - нежный девичий голосок дрогнул, зазвенев порванной струной.
- Согласна ли ты, Куал-Таяна, дочь Куал-Анари-Второго, стать женой бога нашего, прозванного Безликим?
- Д-да, - лопнула еще одна струна.
- Возражает ли против этого брака отец, Его Величество Куал-Анари-Второй?
- Нет! – похоронным маршем пронесся по залу ответ короля.
Кардиналу осталось сыграть финальную партию этого реквиема.
- Да будет так! – хлестко прозвучал завершающий аккорд.
Вот и все. Поставлена точка, после которой нет возврата.
В полной тишине король развернулся и, размашисто ступая по залу, покинул храм. Времени на это он затратил гораздо меньше, чем при подходе к алтарю. Не успело развеяться эхо от стука его каблуков, как следом потянулись толпившиеся у входа зеваки. Когда дверь за последним захлопнулась, в зале остались только двое: Таяна и кардинал.
«Предатель», - вспомнил Данила, и сердце больно сжалось. Что он сделает с ней? Быстрый взгляд на приборы немного успокоил. Все системы запущены и функционируют нормально.
- «База», ответь «Витязю», - еще раз попробовал вызвать своих.
Бесполезно. Все то же мертвое шипение. Впрочем, на положительный результат он и не рассчитывал. Остается следить за экраном.
Кардинал приглашающе машет рукой, показывая куда-то в ноги Безликого. Что там помимо алтаря? Не видно. Надо немного опустить камеру. Так…
Ого! Это же брачное ложе под белой простыней!
Первая ночь супругов прямо здесь, у него на глазах?! Мозги чуть не взорвались.
Крючков припомнил недавнюю беседу с Фредериком о фростианских обычаях, где среди прочих тем зашла речь и о свадьбе… По словам дэдээровца во время бракосочетания жених с невестой совокупляются прямо в храме под изображением бога, после чего выходят оттуда уже законными супругами. Но что произойдет, если жених сам бог или, говоря натурально, статуя?..
Принцесса приблизилась к ложу, грациозно села, а потом и легла на спину. Темные волосы рассыпались по белой простыне. Накидка, и без того прозрачная, застегнута лишь на горле. Она разошлась спереди, полностью обнажая тело. Ничем не прикрытые упругие груди часто вздрагивают в такт ударам сердца. Плоский животик судорожно приподнимается небольшим холмиком и опадает. Тонкие руки вытянуты вдоль туловища, пальцы собраны в кулачки, длинные ноги согнуты в коленях и целомудренно сжаты.
Не в силах отвести взгляд от этого зрелища, Данила судорожно сглотнул, проталкивая застрявший в горле ком. Дыхание сперло.
- Успокойся, дитя мое, - монотонно прогудел кардинал, подходя к принцессе и поднимая маску с ее бледного лица. – Постарайся расслабиться. Обещаю, ты ничего не почувствуешь. Все будет хорошо. Твое тело согревает солнце, омывает теплая река, ласкают нежные руки…
Он долго бормотал, неся какую-то несусветную чушь, и водил руками над распростертой девушкой. Крючков заметил блики света, струящегося с пальцев священника. Они змеились, вплетаясь в ауру Таяны, и тут же гасли, окутывая ее тело непонятной магией.
Напряжение понемногу покидало невесту. Кулачки разжались, дыхание замедлилось, груди перестали бешено трястись, а ноги, безвольно разомкнув колени, выпрямились и упали на ложе. Только в глазах живым огнем плещется испуг, но и готовность принять то, что непременно должно произойти.
- Теперь, когда ты не можешь двигаться и говорить, послушай, что я тебе скажу, - тон кардинала вдруг резко изменился. Куда только девались те сладко-приторные рулады, которые он пел до этого?
Голос предателя сочился ядом. В нем угадывалась и насмешка с издевкой победителя, и угроза с ультиматумом и еще что-то зловещее, не поддающееся четкому определению, но оттого не менее омерзительное. Злодей показал свое истинное лицо, хоть оно и оставалось прикрытым ритуальной маской.
- Я сейчас могу просто завершить обряд, лишив тебя девственности этим вот фаллосом, - в его руке появился предмет из прозрачного стекла, по форме сильно напоминающий реторту. – Окропить твоей кровью этого истукана (кивок в сторону Безликого), потом выйти на площадь и провозгласить вас мужем и женой. Там собралось много тех, кто против этой свадьбы. Они попросту растерзают короля, отдавшего свою дочь мертвому богу. Если ты после его смерти согласишься править страной от имени Безликого, но под моим, естественно, руководством, я сохраню тебе жизнь.
Он помолчал, давая принцессе осмыслить услышанное, спокойно глядя в ее широко распахнутые в ужасе глаза. После короткой паузы поднял другую руку, показывая зажатый в ней кинжал с широким лезвием, холодно процедив:
- А могу и разрезать тебя от паха до горла. Вынести труп из храма и сказать, что бог отверг невесту, сделав ее своей жертвой. Толпа обвинит во всем твоего отца. Ему не жить в любом случае. Он уже покойник. Стал им, как только согласился с моим предложением выдать тебя за Безликого. Глупец. Торчит на площади в окружении собственных убийц и даже не догадывается, что его отделяет от смерти один маленький шажок... Что до твоей жизни, Таяна, она полностью в твоих руках. Итак, сейчас ты сможешь говорить. Не пытайся кричать, все равно не получится. Ответь мне только: да или нет. Большего я от тебя не требую.
Сволочь! Не требует он, комбинатор хренов. Да как можно на такую красоту нож поднимать!..
С замиранием сердца наблюдал Данила, как заговорщик водит кинжалом перед лицом беззащитной принцессы и наклоняется к ней, чтобы разобрать тихий девичий голос.
- З-зач-чем я вам? – чуть слышно прошелестело в динамиках.
- Проще укрепить старую веру, чем все рушить и строить нечто новое, - прозвучал довольно циничный ответ.
Как говорится, ничего личного. Сплошной прагматизм. Вдвойне сволочь!
- Рад-нук… - голос Таяны был совсем слаб.
Кардиналу пришлось наклониться еще ниже. И вдруг глаза принцессы, в которых до этого плескались только боль и обида, зажглись такой ненавистью, что заставили заговорщика отшатнуться. Но перед этим в его маску полетел презрительный плевок. Непонятно как, но пленница собралась с силами и смогла плюнуть обидчику в «лицо».
- Поганый кочан! – уже вполне громко бросила ему Таяна.
На что-то большее рассчитывать ей не приходилось. Нет, но какая молодчина! Знает ведь, что погибнет, а марку держит. Вот где настоящее благородство.
Глумливо хмыкнув, кардинал демонстративно сбросил с ладони стеклянный фаллос. Тот со звоном разлетелся по полу мелкими осколками. Предатель подобрал свисающий с ложа край накидки невесты и принялся вытирать свою личину. Тер со всей тщательностью, словно не маску чистил, а совесть. Напрасный труд. Плевок в душу никакими чистящими средствами не смоешь.
Решив, наконец, что справился, кардинал, названный Раднуком, брезгливым жестом откинул подол.
- Ты выбрала свою судьбу, Таяна. Я сделаю так, что ты будешь чувствовать боль и хорошенько помучаешься, прежде чем умрешь.
В свете канделябров блеснуло лезвие кинжала.
«Ну, все! Хватит! Ты меня достал, святоша!» – Данила уже активировал сенсоры преобразователя движений. Ноги и руки давно в зажимах, осталось ими только пошевелить.
Опоры БМД чертовски долго простояли без отрыва на одном месте, незаметно, по микрону врастая в постамент. К тому же алтарь много раз штукатурили, красили, заделывали трещины, с трепетным благоговением обводя массивные ступни бога. Кто ж знал, что Безликому вдруг вздумается сойти с пьедестала!
Раздался звук лопнувшего камня, полетела бетонная крошка. Только это кардинала и спасло. Успев среагировать, он резво откатился от алтаря, когда на пол в том месте, где только что стоял предатель, с грохотом опустилась опора БМД.
Нужно было сразу его прикончить, пока не пришел в себя. Раздавить вторым шагом, как таракана, и дело с концом. Так нет же, Крючкову понадобилось успокаивать обездвиженную принцессу. Джентльмен выискался.
Ну, как тут не замереть, глядя в эти огромные сиреневые глаза? Сердце больно сжалось, когда в зрачках, занявших почти весь экран, Данила увидел отчаянный страх. Не сдержался, врубил громкую связь, сказав как можно ласковее:
- Не бойся, Тая. Все будет хорошо.
Спохватился, что говорит на общегалактическом, тут же повторил это по-фростиански. А когда осмотрел зал, кардинала уже нигде не было. Только дверная створка на входе закрывалась.
«Ушел, падаль!»
Бегом к двери, грохоча подошвами по каменным плитам, глухо лопающимся под тяжестью боевой машины, покрываясь паутинами трещин. Проем слишком узкий, явно не для БМД. С ходу не проскочишь. «Нога» одним ударом вышибает обе створки. Их выносит в коридор. На экране лишь обломки досок да щепки, разбросанные по полу, и никого. Визгливый крик предателя слышен уже на улице. Ответный рев толпы, лязг оружия, чьи-то предсмертные вопли – все смешалось.
Сжав кулаки, Данила ударил в стену. Здание задрожало. Еще удар. Каменная кладка, не выдержав, поддалась. Несколько блоков упало с той стороны прохода. Теперь немного отойти, попробовать плечом с разбега.
От разлетевшейся стены брызнули каменные осколки. Сквозь мутную взвесь оседающей пыли Крючков разглядел, что стоит в коридоре. Так, еще одна узкая дверь впереди. За ней уже улица.
Пыль не рассеивалась. Наоборот, стала гуще. Потянуло запахом гари.
«Черт! Они же собирались храм поджечь!»
Техник прислушался. Похоже, к звукам боя действительно добавился гул пожара.
«Чему тут гореть-то, если здание из камня?.. Крыша?!»
Еще только начиная поднимать камеры, увидел густые клубы дыма под потолком, а затем и объятую огнем крышу.
«Что-то слишком быстро. Опять магия? А полыхает-то по-настоящему. Так и угореть недолго…» - Данила вырубил внешний забор воздуха.
Хорошо, что настоял на полной комплектации БМД. Ну, или почти полной. По крайней мере, основные системы жизнеобеспечения у Мацкевича выбил. Теперь вот регенерация воздуха пригодилась. А то в храме скоро будет совсем не продохнуть… И вдруг опомнился:
«Мать честная! Там же Тая осталась!»
Он кинулся обратно через только что сделанный пролом. В зале все заволокло дымом. Ни черта не видать. Ориентируясь только по сканеру, почти вслепую добрался до алтаря.
Принцесса лежала все в той же позе, только глаза закрыты. Без сознания? Не мудрено, коль успела надышаться угарным газом. Если ее сейчас же не вынести, либо сгорит, либо задохнется.
Над головой угрожающе затрещало. Сверху посыпались горящие угли. Объятая пламенем крыша могла обрушиться в любой момент. И температура росла, как на дрожжах. Скоро здесь и без огня все вспыхнет.
«Не успеваю», - обреченно подумал Крючков, помня о второй стене, которую надо еще пробить, чтобы выйти из храма.
Повинуясь какому-то внутреннему порыву, не до конца пока соображая, что именно собирается делать, он уже надел дыхательную маску и, повернув к люку, дернул запирающий рычаг. Внутренности БМД мгновенно заполнились дымом. Техник метнулся наружу, побив все рекорды по выполнению нормативов погрузки-выгрузки операторов модулей, и склонился над бесчувственной принцессой. Вроде жива, слава богу. Подхватив ее на руки, удивился краем сознания, какая же она легкая, словно пушинка, и…
Куда теперь? К спасительному входу в бункер? Может не успеть. Да и плита - откроется ли? «Витязя», опять-таки, нельзя так вот бросить полностью работоспособного, с открытым люком.
Треск наверху стал сильнее. Искры сыпались уже непрерывным дождем, падали целые головешки…
Данила и не заметил, как оказался в модуле. Сначала закинул Таяну, пристроив безвольное тело на месте оператора, потом запрыгнул сам, вжавшись в девушку спиной, и захлопнул тяжелый люк.
Вовремя. Он только и успел пристегнуться ремнями, когда с неимоверным грохотом прогоревшая крыша сложилась и рухнула.
Вокруг «Витязя» неистово ревело пламя. Судя по приборам, температура снаружи дошла до отметки тысяча градусов. Кромешный ад! Если бы не работала система охлаждения, пиши пропало. Так бы и спеклись внутри два тела: землянина и фростианки. Но пока все в норме.
Техник вдруг понял, что спрятаться в БМД было для них спасительным и единственно правильным решением. В таких условиях десантный модуль оказался самым безопасным из всех укрытий.
«Спасибо ее величеству моей интуиции», - облегченно вздохнул Данила, стягивая дыхательную маску и вытирая выступивший на лбу пот.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 26.01.2012, 19:45 | Сообщение # 30
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
10. Бунт


На храмовой площади опять толпился народ, как и в тот день, когда служитель на балконе объявлял о свадьбе принцессы и Безликого. Но сейчас людей было гораздо больше. Да и храм принарядили к предстоящему торжеству.
Серый, невзрачный фасад здания скрывался под густыми гирляндами цветных лент. По обе стороны дверей до самой земли свисали громадные знамена из красного и белого полотнищ. Справа красное, на котором застыл на задних лапах золотой кочан, угрожающе скаля пасть и царапая когтями пространство перед собой - флаг Куалорна. Слева белое с изображением пары лиловых глаз, символом храма Безликого.
У центрального входа, создавая узкий коридор, лицом друг к другу выстроились шеренги солдат храмовой стражи. Их копья украшены разноцветными вымпелами на поднятых вверх наконечниках, а по древку змеится распустившийся вьюн. Рядом в почетном карауле продолжением «стен» живого коридора застыли гвардейцы баронов, сияя надраенными до ярчайшего блеска доспехами. Каждый отряд под знаменем своего лорда. Сами лорды, одетые как на парад, сбились в кучу в начале прохода между стражниками и негромко переговаривались.
А вокруг всего этого великолепия в предвкушении праздничного зрелища гудит и шевелится муравейник людских голов.
Да, праздник. Но было и что-то другое. Гадливое. Ложка горького дегтя, от которой хотелось морщиться, вкушая сладкий мед из огромной бочки этого благостного, на первый взгляд, ожидания свадьбы. Опасность, тревога, смерть? Вроде бы ничего такого не предвидится. Но все чувства вдруг разом заупрямились, неприятно стрельнув по нервам. А опытный разведчик, каким был Смит, привык доверять своей интуиции.
Что же здесь не так? Откуда веет этим «запахом» дикого напряжения?
Может быть, от тех подозрительных простолюдинов, которые совсем не похожи на выходцев из народа? Скорее смахивают на бандитов или переодетую стражу. Лица плотно замотаны, только узенькие щелки остались, глаз не увидишь, как ни старайся. Смит, правда, замаскирован точно так же. Но ведь он-то не они. Вон, вместе стоят, а делают вид, что друг друга знать не знают. Но, нет-нет, да обменяются незаметно какими-то знаками. И позиция у них отменная. Несколькими группами блокировали практически всю площадь. О, еще и храм окружили. Профессионально. Сразу и не понять, что все подступы контролируют.
«Интересно, у них тайная полиция есть? А эти ребята в штатском те самые блюстители порядка или наоборот?»
Возможно, тревогу навеяли бароны, которые с видом заговорщиков тихо перешептывались и с подозрением водили по сторонам разукрашенными масками. Покров таинственности витал в центре, над самым большим скоплением лордов человек в тридцать. Вокруг него несколько отпочковавшихся кучек по три-четыре собеседника по большей части просто стояли невдалеке, изредка перекидываясь короткими репликами.
В отличие от аристократов народ набился сюда плотно, образовав единую серую массу без каких-либо видимых делений на группы. Но и здесь разговоры вполголоса и шепотом, словно люди боятся, что их услышат.
От основной части баронов отделилась фигура в позолоченном одеянии. По ритуальным цветам и высокой митре Фредерик узнал кардинала Раднука. Тот неторопливо прошествовал между рядами стражников и скрылся в храме. Лорды, собравшиеся вместе, вдруг расступились, будто потеряли интерес к общей беседе. Или ушел тот, кто перед этим всецело владел их вниманием? Что может быть общего у первосвященника и кучи землевладельцев, погрязших в мирских заботах? Раздача индульгенций? Причем оптом, а не по отдельности, как полагается. И прямо здесь, на площади, а не в храме? Да в день свадьбы?..
Еще размышляя над этой странностью, разведчик обратил внимание на двух подозрительных типов с повадками убийц, которые ужами проскользнули в дверь сразу за кардиналом. Просочились под носом у храмовой стражи, которая не могла их не заметить, но и бровью не повела, упорно делая вид, что ничего особенного не происходит.
«Вот те раз, - удивился Смит вопиющему бездействию солдат. Но если те так реагируют, значит, парней пропустили намеренно. Зачем? Что делать в храме двум головорезам наедине с кардиналом, готовящимся провести обряд бракосочетания? – Мда, неспокойно нынче в Датском королевстве. Или если быть ближе к реальности, то в королевстве Куалорн».
Минут через пять подозрительные типы покинули храм так же беспрепятственно, как и вошли в него, и мгновенно исчезли в пестрой толпе. Умеют прятаться, ничего не скажешь. От одного вида скупых и смертельно точных движений становилось не по себе. Фредерик, не задумываясь, убил бы любого из них, посмей эти ребята преградить ему путь или, чего доброго, попытаться напасть.
Вопрос что они делали в храме, так и остался открытым.
- Принцесса! Невесту несут! – негромко зашелестело в толпе.
Собравшийся народ забурлил, охваченный всеобщим любопытством. Людское море взволнованно заколыхалось, заприметив появившийся на площади кортеж.
Смит выбрал весьма удобное место. Под ногами небольшое возвышение, а впереди колыхаются обмотанные тряпками головы простолюдинов. Невысокие крестьяне, многие ростом ниже Фредерика, ничуть не мешают обзору. Вот бароны, те да. Торчат из толпы, словно башни над крепостными стенами. Зато им и не спрятаться никуда, как разведчику. Тяжело не заметить такую дылду. Одно слово «штыри».
Встав повыше, Смит заприметил вдалеке красочно расписанный паланкин. В окружении плотного строя королевских гвардейцев тот медленно плыл вдоль шевелящихся голов, как хрупкий кораблик по волнам безбрежного океана. Несколько слуг бережно несли на плечах этот декоративный, с позволения сказать, транспорт. Когда они приблизились, Фредерик увидел идущего следом короля Куал-Анари-Второго. Был он в короне с маской, переливающимися золотом и драгоценными камнями. На плечах поверх легкой кожаной брони ярко-алый, горящий в лучах полуденного солнца плащ.
В паланкине сидела принцесса. Юная и прекрасная, как все о ней говорили, Куал-Таяна, единственная дочь короля. Вдвойне непонятно, зачем Куал-Анари-Второму понадобилось выдавать ее за мифическое божество вместо давно запланированного брака с отпрыском правящего клана соседней страны. Ей же никогда не родить ребенка, наследника трона. О чем думал король? А принцесса? Нет, определенно Фредерику никогда не понять этих инопланетян.
Впереди уверенной поступью вышагивал начальник дворцовой стражи - лорд Булон-Гроган в полном доспехе и при оружии. Подобно корабельному килю, разрезающему волны, он своей широкой грудью прокладывал путь всей этой процессии. Впрочем, особо усердствовать ему не приходилось. Люди и так расступались, не желая оказаться перед грозным бароном.
Только почему-то не слышны радостные здравницы в честь невесты или короля, не звучат пожелания счастья и долгих лет жизни молодым. Никто не осыпает раскрашенный паланкин праздничным конфетти или пахучими лепестками фростианских роз. Все чинно и буднично, в угрюмой тишине и дурном настроении. Словно и не свадьба это вовсе, а какая-то траурная процессия.
По сути, так оно и было. Ведь если подумать, принцессу Таяну попросту отдавали в монашки. Чего в этом хорошего-то?
Девочка знала, на что шла, но держалась молодцом. Спина прямая, грудь вперед, подбородок приподнят, смотрит прямо перед собой. Не принцесса – королева, которая скоро станет богиней. Может, оно и так, и все это к лучшему? Не многие женщины способны похвастать, что их мужья боги.
Хм, весьма сомнительное счастье, по мнению Фредерика, навсегда связать свою судьбу с каким-то мифическим персонажем, пусть даже великим и всемогущим. А если это предел мечтаний любой фростианки? Эх, да кто их разберет…

Паланкин остановился напротив образованного стражниками коридора. Слуги бережно поставили громоздкий экипаж на землю, а один из них открыл боковую дверцу и откинул небольшую ступень, сгибаясь в раболепном поклоне. Король подал руку. Приняв ее, принцесса встала и грациозно сошла вниз.
Никогда потом Фредерик не испытывал к фростианам такой истинной благодарности за их дурацкий обычай прятать свои лица. Еще бы, ведь не будь на нем этих тряпок, соседи непременно увидели бы его выпученные глаза и безобразно отвисшую челюсть. Наряд невесты сразил разведчика наповал. Единственной деталью одежды, хоть как-то скрывающей наготу девицы, была маска. Под прозрачной голубой накидкой больше ничего такого не наблюдалось. Все женские прелести принцессы, вплоть до самых сокровенных, легко просматривались через тонкую, почти воздушную ткань, будто специально были выставлены напоказ.
Смит едва сдержал изумленный возглас. Пришлось еще сделать над собой усилие, чтобы не затрясти головою. Дааа, знал ведь про особое отношение фростиан к наготе, а вот увидел и, поди ж ты… Они вообще могут ходить совершенно голыми, особо никого не стесняясь, если только лицо закрыто. Тело так, ерунда, а вот лицо – это уже запретный плод, на показ которого наложено строгое табу. Даже полумаска Пуран-Пурана по местным меркам слишком откровенный наряд. Все равно, что землянину раздеться до пояса или до трусов. А у них пусть ты хоть полностью голый, лишь бы в маске был. Дикари, одним словом…
Пока невеста не скрылась за спинами лордов, Смит продолжал пожирать ее глазами и с тоской смотрел, как последние сопровождающие заходят в храм. Внутри места всем не хватило. Многие так и остались торчать между распахнутыми настежь дверными створками. Вряд ли они видели зал и хоть что-то из проводимого там обряда. Но постояли так недолго и вскоре подались назад. Все повторилось в обратном порядке.
Последним вышел король. Уже один, без дочери. Двери за его спиной захлопнулись, ударив деревом о каменный свод, и храмовая стража встала перед ними непреодолимым заслоном в несколько шеренг, надежно перекрывая всякий доступ внутрь храма. Эти не пропустят никого, даже отца невесты, хоть он и властелин Куалорна. Что поделать, уж такой у них обычай.

Услышав историю о ночном визите принцессы, Мацкевич в общих чертах рассказал Фредерику, что происходит в храме во время церемонии бракосочетания девушки с божеством. Правда, уставший разведчик едва не уснул на середине этого рассказа. Хорошо Дэну, его к тому времени отправили отдыхать…
Так вот, по идее, сейчас кардинал (раз там именно он - обычно это делает храмовый хранитель) имитирует половой акт, то есть искусственным фаллосом лишает невесту девственности. Собирает немного крови, которой брызгает на статую бога или на его изображение. Потом выводит девушку…, вернее, уже женщину и объявляет ее женой этого божества. Все просто и достаточно быстро.
Ну, если, конечно, брачующаяся и священник не удумают еще чего-то там натворить, находясь в уединении. Впрочем, вряд ли кто-либо из них решится на богохульство. А от всех прочих извращений удовольствие весьма сомнительное.

В этот раз процедура, похоже, затянулась.
Было видно, что король нервничает, все чаще посматривая на запертые двери за спинами храмовой стражи. Да и люди в толпе начали взволнованно роптать.
О, переодетые парни группируются, подходят ближе. К чему-то приготовились?
Глухой удар сотряс здание. Что это? Роптание смолкло. Напряженная тишина простерла над площадью немые крылья. Все смотрят на вход. Храмовые стражники тоже озираются недоуменно…
Резко открывается дверь, выпуская на улицу ошалевшего кардинала.
- Люди! Безликий убил ее! – безумно вопит священнослужитель, потрясая руками над головой. – Он отказался брать нашу принцессу в жены! Он обратил ее в жертву! Он восстал в крови!
Немая сцена. Похоже, все до единого пребывают в ступоре и не желают верить в услышанное. Только «переодетые» вдруг начали целенаправленно двигаться в разных направлениях. Слаженно, как по приказу.
Из храма снова доносится дробный стук, словно там кто-то крушит мебель.
- Это он во всем виноват! – кто-то из баронов обнажил меч и направил острием на короля. – Он пробудил Безликого! Так пусть же умрет!!!
Боже, что тут началось!
Первые крики боли раздались около дверей, где невесту ждали храмовники, служители культа Безликого. Они падали один за другим, пронзенные невидимыми клинками подкравшихся убийц.
Бароны, обнажив мечи, призывали к себе стражу. Большая часть лордов кинулась к правителю Куалорна, явно намереваясь расправиться с ним. Лишь единицы остались в стороне, выстраивая вокруг себя живой щит из верных солдат.
Король, глядя на озверевших баронов, кажется, совсем ничего не собирался предпринимать. Просто стоял и смотрел. Весть об ужасной смерти дочери, похоже, серьезно его подкосила. Зато не растерялся лорд Гроган. Отдав несколько отрывистых команд, он выстроил гвардейцев полукольцом. Те закрылись щитами от накатывающей в беспорядке бронированной лавины мятежников и приготовились принять их на копья.
Из толпы послышались выкрики:
- Режь приспешников Безликого! Поджигай храм! Руби голову королю! За принцессу! Месть! Долой короля!..
О, как все знакомо. Смит заметил, что орали-то «переодетые», умело подогревая народ и направляя в нужное русло его гнев. Революция, блин.
«Твою мать, не успел я к Мацкевичу. Каша заварилась немного раньше».
Фредерика пихали со всех сторон. Народ вокруг забурлил, пришел в движение. Лишь на первый взгляд это выглядело хаотичным.
Вот «переодетые» рассыпались вдоль храмовых стен. Откуда ни возьмись, в руках замелькали факелы, появившиеся как по волшебству. Огонь полетел на крышу храма. Почти сразу она вспыхнула. Причем загорелась по всей площади, словно перед этим ее хорошенько промаслили. Стены вдруг содрогнулись. Затем грохнуло еще сильнее, как при солидном взрыве. Неужели, и на такое они способны?
А на площади закипала нешуточная бойня. Все сражались со всеми. Кто не дрался, на того нападали, заставляя защищаться, и он тоже был вынужден вступать в битву.
Попытались напасть и на стоящего в стороне Фредерика. Пришлось двух «переодетых» успокоить навечно и слегка придушить одного чересчур ретивого любителя драк. Чтобы не отсвечивать, разведчик отошел на безопасное расстояние и продолжал наблюдать за побоищем из-за угла дома неподалеку.
Его интересовала судьба короля. Нашел его глазами. Это было легко: где бароны, там и король.
Гвардейцы, вроде бы, сдерживали натиск превосходящих сил. Даже кто-то из лордов осмелился выступить на стороне сюзерена. Молодцы, до конца остались верны присяге. Глядишь, скоро подкрепление прибудет…
Что? Не может быть!
Храмовые стражники до этого ни во что не вмешивались. Сейчас, опустив копья, они шли вперед. Сначала Фредерик подумал, что на помощь королю. Как же он удивился, увидев, что строй религиозных латников ударил в спины королевских гвардейцев, когда внимание тех было отвлечено атаками объединенного баронского воинства. Куал-Анари-Второй пал одним из первых, пронзенный сразу несколькими копьями. Гроган, чудом избежав смерти, дико заорал и, размахивая мечом, набросился на тех, кто посмел поднять оружие против правителя. Убийцы полегли под градом его ударов, ненадолго пережив короля. А дворцовые стражники уже сомкнули кольцо, занимая круговую оборону. Видимо, Гроган вложил в свой крик не только боль утраты, но и нужную команду. Но какой теперь в этом прок?
«Поздно, ребятки. Своего владыку вы потеряли», - горько подумал разведчик, понимая, что своей цели эта революция, скорее всего, уже добилась. Дальше дело техники.
Все, пора отсюда сматываться. Увидел достаточно. Короля нет, культ Безликого уничтожен, в столице разгул бунтарства.
«Того и гляди, скоро на базу переметнутся. Надо и нам четверым улетать. На орбите оно спокойнее будет. Пусть Мацкевич думает, что делать дальше. У него голова большая…»
Уже отойдя от площади на приличное расстояние, Смит услышал, как обрушилась сгоревшая крыша храма.

* * *

«…И тогда враги сожгли Его Храм. Они уже праздновали победу, насытив свои мечи нашей кровью. Но из огня, где никто не смог бы выжить, вдруг явился Безликий. Был Он черен, как смерть. И аура Его сияла небывалой мощью, неся в себе возмездие врагам, посмевшим поднять руку на Него и на семью, с которой Он породнился.
И тут же остановилась ужасная сеча. Враги бежали в страхе. Люди, узревшие Бога, онемели в благоговении. Неверующие стали верить. А верившие возрадовались. И тогда встали все они на колени посреди поля брани меж убитых друзей и недругов своих. Открыли Ему Лики и вознесли молитву, в которой просили Его принять их в паству свою, дать им правителя доброго и справедливого, поскольку прежний правитель убит был врагами.
Ответил тогда Безликий:
- Беру вас под крыло свое, если верой и правдой будете служить Мне и жене Моей из рода правителей ваших же, человеческих. Хотели враги убить ее, но Я спас, потому что мила она сердцу Моему. Возлюбите же и вы жену Мою, как Я люблю ее. И пусть она правит вами от имени Моего да по своему разумению.
И явил Он жену свою…»

«Книга Откровений» Храма Безликого
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Майора » Во имя Безликого (рабочее название) (роман закончен,ушел в издательство, в теме оставлено начало)
Страница 1 из 812378»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017