Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 712367»
Модератор форума: Imperialist 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Imperialistа » ЦВЕТНОЕ ВРЕМЯ (О динозаврах, о людях, о жизни)
ЦВЕТНОЕ ВРЕМЯ
ImperialistДата: Воскресенье, 04.12.2011, 01:48 | Сообщение # 1
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ВРЕМЯ ЖЕЛТО-ЗЕЛЕНОЕ
Стоял тихий вечер. Время стремительно зеленело*, но пока тепла ещё хватало, чтобы слегка перекусить на сон грядущий. Я лакомился верхними самыми вкусными росточками гинкго, когда услышал пока ещё добродушное ворчание:
— Милгосударь, не соблагоизволите ли вы убрать свой хвост с тропинки? Чесслово, мне не хотелось бы причинять вам неудобства, но сейчас не время для лихих прыжков.
По некоторой небрежности речи, я узнал нашего владыку, и несмотря на крайнию расслабленность всё же удовлетворил его просьбу.
— Примите мои глубочайшие извинения за столь опрометчивую забывчивость. Поверьте, что только позднее желто-зеленое время, может служить мне если и не оправданием, то хотя бы причиной.
— Не стоит извинения, почтеннейший. Право, не стоит! — Решительным взмахом передней лапы Тиранозавр Рекс прервал словесный поток, — В конце-то концов, я просто прогуливался перед сном. Позвольте откланяться.
С этими словами владыка и повелитель мезозоя скрылся за рощей развесистых гинкго, а я вернулся к нежным метелочкам. Лениво пережевывая брызжущие соком побеги я внезапно вспомнил первого поэта нашей эры. Многие игуанодоны порой обвиняют нашего милого тираннозавра в бесчувственности, и страшное дело, в невежливости! Конечно, владыка грешен в том, что часто сокращает фразы, особенно в красный полдень, но я его понимаю. Когда солнце палит так, что кровь в жилах бурлит как во время любви, то выговаривать все эти формулы общения бывает просто некогда. Да и бесчувственность тирана просто преувеличена завистниками. Когда он доедал архиептерокса, проявляя тем самым свой талант литературного критика, на его глазах были слёзы. Да! Я сам их видел! Я подумал, стоит ли доставать лист пальмы на котором записал стихи, но уже холодало, так что шевелиться было лень. Впрочем на память ещё не жалуюсь:
Я пронзаю сине небо,
Яркой молнии подобный,
Хохоча над злым тираном,
Что внизу беззвучно злится!
Красным днём, зелёной ночью,
Я свободен очень, очень!
А взлетая поутру,
Я на головы им …

Хм-м, расхвастался, а последнее слово-то забыл. Ой, какой конфуз. Ну, ничего, поздновато сегодня, завтра посмотрю, когда оранжевое время будет. Странно, что это за шум?
Бронтозавр поднял голову над рощей и прислушался. На соседней поляне тиранозавр вступил в бурный спор с кем-то мелким и отсюда невидимым.
— Нет и ещё раз нет! Примите мои извинения, достопочтимый тираннозавр, но хотелось бы обратить ваше благосклонное внимание на учение видного диетолога Заурходома, который считает что питание в желто-зеленое время, очень вредно сказывается на желудке. Не сочтите за критику, но я полностью поддерживаю диетолога, и считаю, что до наступления зеленого часа вы просто не успеете переварить мое мясо, и завтра в желтое, а так же и в оранжевое время вы будете мучиться от непереваренной пищи! Мой долг, как вашего верноподданного, избавить вас от последствий, увы, непродуманного решения. Я категорически возражаю, извиняюсь за невежливость, против вашего решения меня съесть!
— Благодарю вас за столь любезно предоставленную информацию, и мне хотелось бы конечно познакомиться с автором столь интересной теории.
— Очень жаль, но почтеннейший Зау, прямо скажу необдуманно, вступил в спор с вашим почитателем, аллозавром. Аргументы у того были убийственны.
— Да, вы правы, Алл несколько поторопился, жаль, жаль… Я подумаю над вашей аргументацией… после ужина.
Прозвучал короткий визг, сменившийся равномерным хрустом перемалываемых костей, а я покачал головой. Совсем владыка расслабился, ни тебе «здраствуйте», ни сотрапезнику — «прощайте»… Надо будет как-нибудь в спокойное оранжевое время намекнуть на некоторую торопливость. Кушать конечно надо, но о правилах хорошего тона забывать нельзя. Иначе падём, обмельчаем, и будем суетиться как эти, простите за грубость, млекопитающие.
Величественный бронтозавр, с которым, из-за его размеров, был вежлив даже тираннозавр, грустно вздохнул, и постарался принять удобную позу. Наступало зеленое время, время ночи, время сна.
* У динозавров не было необходимости в точном определении времени, поэтому сутки у них делились на цветовые периоды. Ночь – зеленая, Утро и вечер – желтое, день – красный. Часы, минуты и прочее выдумали люди, сразу после того, как вляпались в цивилизацию.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 04.12.2011, 01:49 | Сообщение # 2
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ВРЕМЯ КРАСНОЕ
По небу летело солнце и три птеродакля. Кровь бурлила в жилах, хотелось что-нибудь сделать, что-то особенно выкрутастое. Но прожитые годы, и приятно округлившееся пузо намекали на более лиричные вещи. Например, съесть этот аппетитно выглядевший кустик.
Хулиганистые птеродакли увлеченно орали что-то, очень музыкальное. Я оторвался с сожалением от мясистого побега, и прислушался…
По небу, ясному небу,
Мы летим, синь пронзая насквозь,
Мы поем, торжествуя победу,
Счас дерябнем и нафик снесем полуось!

Я укоризненно покачал головой, хулиганье, что с них взять. Нет, порхание в небесах ни до чего хорошего не доводит. Когда стоишь на земле твердо, то и мысли в голову приходят правильные, а как потеряешь землю под ногами, тогда и возникают в пустых мозгах (с полными-то не взлетишь, тяжеловато) такие же пустые мысли и глупые стишки.
В заднею левую ногу кто-то ткнулся, и я с интересом обернулся.
— Достопочтимый Трицераптос . Позвольте вам заметить, что в данный момент вы слегка заблуждаетесь, пытаясь, извините конечно за резкость, с упорством, достойным лучшего применения, сковырнуть мою ногу. Конечно, это только моё мнение, но эта нога лично мне дорога как память.
— Всё бы вам смеяться над старым архивариусом, — недовольно проворчал старый Триц, прекращая попытки выкорчевать мою ногу, — Я тут понимаешь, иду задумчивый, в скорби великой, а этому, вы конечно не обижайтесь, но это правда, молодому, лень ногу убрать.
— О-о-о! Приношу свои самые искренние извинения, но позвольте поинтересоваться, что так озаботило нашего почтеннейшего хранителя традиций.
— Позволяю, — кратко, почти грубо, ответил трицераптос. Впрочем, в грубость его я не поверил. Старина Триц, который казался вечным, как наша жизнь, просто по природе своей, ревнителя и хранителя традиций, никак не мог грубить. Видимо что-то случилось, что вышибло из колеи нашего старика.
— Так что же произошло, почтеннейший? И позвольте предложить вам этот свеженький побег папоротника, сегодня неплохой прирост, особенно в этой роще, неповторимый, прямо таки на границе пикантности, каменноугольный привкус. Угощайтесь, прошу вас.
Явно чтобы успокоить нервы, Триц слегка перекусил половиной рощицы, потом встряхнул головой, стряхивая с рогов землю. (Строго между нами, никогда не одобрял его привычки докапываться до корней. Чего копать-то, и так всё ясно, бери и ешь!) Потом тяжело вздохнул, и негромко проворчал:
— Один ты, Бронто, и радуешь мою душу своей вежливостью. А так, на современной молодежи вообще крест можно ставить. Только из яйца вылезет, а уже начинает учить. Не поверишь, так и тянет резко сказануть что, «Яйца трицераптосов не учат!». Привязался тут ко мне один цераптос, ещё первую тонну не набрал, а тоже, мыслитель. Что было раньше, что было раньше… Яйцо или динозавр? Далеко пошёл бы с такими мыслями, если бы не пришёлся по вкусу семейке аллозавров. А! Слышал, что к ним в гости какой-то зелёный приехал? Эти прохиндеи меня и выгнали своими воплями, с библиотечной поляны. Нажевались лиан-алкоидов и давай орать нецензурными голосами. Прислушайся, опять орут что-то. Из-за дальней рощи ядовито-зеленых папоротников, непонятно почему названных хмелем, раздавалась какая-то грубая, тревожащая неясными словами, многоголосица:
Товарищ, я пары не в силах связать,
Сказал косисоп косисопу,
И байта сейчас не могу переслать,
Модем можно выкинуть в ….

Последние слова сгинули за шумом ветра, но и услышанного хватило для того, чтобы мои глаза полезли на затылок.
— О чём они орут? Я и слов таких-то не знаю.
— Они, то есть наши, местные, думаю, тоже не знают. А гость… Хотел я ему замечание сделать, посмотрел в глаза и молча ушёл. На вид юнец юнцом, и раскрашен под мифического ящера, по моде этой дурацкой, а глаза пережившего всех. Будто его к нам каким-то вихрем закинуло, и видел он уже всё, и даже свою смерть, в какой-то воронке. Нет, это всё не для мирного архивариуса, пойду к Тирану, пускай воспитательную работу с ними сам проводит.
Триц ушёл дальше, периодически натыкаясь, сослепу, на деревья, и на всякий случай, вступая с ними в беседу, а я грустно дожевал очередное дерево и глубоко задумался. Красное время потихоньку становилось оранжевым, и дальше желтело, а в голове всё бился и бился вопрос: «Что же такое знает этот молодой аллозавр, носящий имя мифического героя, чего не знаю я, добропорядочный бронтозавр из хорошей семьи? Может быть он знает, для чего мы живём? Спросить? А вдруг, он ответит…»


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 04.12.2011, 01:50 | Сообщение # 3
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ВРЕМЯ ЗЕЛЕНОЕ
— Ай-ай-ай!!! Диплодокову твою мать через крыло птеродаклево по большому плеиозавриному хвосту!!! Куда лапиши ставишь идиот?!!!
— Шо ты орёшь?!! Нет, ты скажи, шо ты так орёшь? Динозавры же спят…
— А ну заткнулись! И вообще Сан, слезь с этого завриного сына, а то я буду матом ругаться!
Ночь была безветренной, очень теплой, и поэтому я смог немного проснуться. Глаза, правда, не открывались, и истома бродила по телу, уговаривая спать дальше. Но всё-таки было интересно, что за вопли раздаются со стороны моего хвоста. Увы, он у меня очень длинный, порой я даже забываю, где он заканчивается, и потом, на него наступают или утыкаются. Странно, акцент какой-то незнакомый, звуки лязгающие, совсем не слышно благородного шипения. Кто бы это мог быть?
— Блин!! Угораздило же наткнуться на это чучело! Раскидал хвосты по всему лесу, пройти невозможно!
— Где блин?!! Ой… я уже нашёл…
В ночной тишине прозвучали хлюпающие звуки, и дружный хор проклятий, когда носы учуяли запах потревоженного «блина».
— Хорош бузить! Сер, кинь этому блиноискателю лиану, а ты Сан не ершись, да помоги товарищу. Нас все ихтиандры, тьфу ты, ихтиозавры засмеют, если мы начнем людей терять. Да и в чём, прости меня огонь-прародитель, который ещё добыть надо… Нет!!! Не эту! Если он эту прикусит, то потом от его выходок Пангея расколется!
В засыпающий мозг лениво пробралось знание, «Это люди, то есть млекопитающие. Шатаются ночами, а потом яйца пропадают. Странно, они же должны млеком питаться, а не наши яйца воровать, непорядок… Надо тирану сказать…»
Но подул холодный ветерок, и бронтозавр вновь погрузился в спячку. Зеленое время — время покоя и бездействия. Неужели оно пришло навсегда?

ВРЕМЯ ЗЕЛЕНО-ЖЕЛТОЕ
Встающее солнышко с любопытством выглядывало из-за горизонта. «А что у вас новенького?» Новенькое, было в том, что старый знакомый бронтозавр, стоял на солнечной стороне, и сейчас, необычно рано, в голове бродили мысли. Мысли были редкие, сонные, и поэтому, встречаясь, панически шарахались друг от друга. Впрочем, он существовал, следовательно, мыслил. А солнечное тепло помогало.
«Кто мы? Зачем мы существуем? Неужели вся наша цель, только в переработке листвы на навоз, и накоплении мяса для хищников? Что впрочем, ведет тоже к навозу».
Солнце раздраженно отодвинуло некстати попавшееся облачко, и постаралось точнее прицелиться.
«Мы рождаемся всё и вся знающие. Что есть, от кого прятаться, за кем гоняться. Мир неизменен, и мы занимаем в нём весомое место. Что и говорить, настолько весомое, что скоро мне придётся перебираться на мелководье, потому что такую тушу на земле ноги уже не удержат. А вот, кстати, почему я это знаю? Не знаю. Просто есть у меня такая информация, как любит говорить наш архивариус, а откуда… Вопрос вопросов».
До половины выкарабкавшись, солнышко задержалось, направляя все свои лучи на этого гения. Оно-то знало ответ, а вот додумается ли «гигант мысли» до печального итога?
«Мы, и в частности я, ничего не узнаем в нашей жизни. Ничего нового. Всё так же играет пластинка, скользя иглой по одной и той же дорожке. И если вдруг всё изменится, не станет ли эта музыка нашим реквием? Надо что-то делать!»
Но тут подул ветерок, и спелая, ярко-зеленая ветка, лениво шлепнула бронтозавра по морде. Не открывая глаз, он распахнул пасть, и начал жевать, жевать, жевать. И зачем спрашивается думать, если есть чем, и главное, что жевать?


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Понедельник, 05.12.2011, 02:49 | Сообщение # 4
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ВРЕМЯ ОРАНЖЕВОЕ
Лист. Приятного для глаз светло-зеленого оттенка, со сверкающими капельками росы, с плотной кожицей, и восхитительно мягким содержимым. Я уже предвкушал взрыв пузырьков, обжигающих язык, после перетирания грубовато пикантной верхней поверхности, как вдруг, лист исчез. Не веря своему правому глазу, я скосил ещё и левый, и только сейчас по ушам ударил громогласный крик.
Это кричал тиран. А кричать он умеет, мда-а-а… Вздохнув о пропавшей пище, я развернулся и торопливо пошёл на Большую поляну. Объявлялся сбор совета, и надо было присутствовать. Ах листик мой, листик… Кто же съест тебя, кто же будет вознаграждён изысканностью твоего вкуса? Нет, листьев конечно много, но я уже почти съел именно этот. Следовательно, он есть и будет самым-самым вкусным. Ведь самое вкусное всегда пролетает мимо рта, увы…
На скале стоял тиран. И самое интересное, рядом с ним притулился архивариус. Тиранозавр нервничал, что было хорошо видно по кончику хвоста, который ни на мгновение не оставался в неподвижности. Старый Триц, напротив, был неподвижен, и не поднимал головы, внимательно рассматривая что-то перед своим носом. В хвост мне уткнулся запыхавшийся игуанодон, и торопливо проблеяв извинения, занял своё место среди многочисленной группы травоядных. Я проводил его презрительным взглядом, мелочь пузатая, и десяти тонн не весит, а тоже в Совет входит. Хищники были все, и поэтому гуманитарии скопились у меня под пузом. Совет советом, а какому-нибудь авецераптосу с аллозавром спорить неудобно. Тот нечаянно зевнет и оппонента уже нет. Бывали, знаете ли, прецеденты. Сбоку, подальше от меня, пристроился эритхениум. Знает же перебежчик, что я его терпеть не могу. Амфибия, прости меня Солнце, за грубую брань. Всё шатается из моря на сушу и обратно. Тем более дошли до меня слухи, не знаю, правда, или нет, что стал он вообще теплокровным! Приспособленец! Наступить на него, что ли, нечаянно… Нет, позже. Сейчас он представляет всю морскую диаспору, дипломат, блин.
Тиран тяжело вздохнул, и негромко сказал:
— Звери! Мои сподвижники и верные помошники! Я буду краток, и поэтому невежлив. Наш мудрый трицераптос хочет поведать о великой опасности, и поэтому мы его очень внимательно выслушаем. Кто будет невнимателен, того я лично научу слушать.
Тишина воцарилась оглушительная, только в небе беззаботно кувыркались птеродакли, их-то никто на Совет не позвал. Карканья нам здесь только не хватало. Старый Триц поднял голову и осмотрел поляну. В глазах его стояли крупные слёзы.
— Мои друзья. Я очень огорчу вас всех, но это неминуемо. В старых запасах моего архива, я нашел предсказание, которое наши предки записали на скорлупе, возможно, ещё Первого яйца. Я не буду перечислять все приметы, наш деспот ознакомлен с ними, и споров быть не должно. Вкратце, предсказание такое: Весь наш мир, это огромнейшее яйцо, в котором зреет зародыш нового мира. И рано или поздно наступает такой миг, когда яйцо трескается. Мы все живём на скорлупе, и никакой радости рождение нового мира нам не принесёт. Мы все исчезнем, потому что жизнь начнётся с нового листа…
Из задних рядов раздался пронзительный вопль, и все обернулись. Орал старая жаба — анкилозавр. Вот же сволочь. Забронировался до такой степени, что и наступить на него нельзя, а жадный-то, жадный.
— Если нам не жить, то зачем тогда этот свет?!! Сожрём всё, и растопчем всю мелочь, чтобы остался только голый камень, и кости, кости, кос…
Щёлкнули челюсти оказавшегося рядом мегалозавра, и дикий визг неосторожно высунувшего шею скандалиста затих. Тиранозавр благодарственно мотнул своей башкой.
— Кто ещё хочет выступить?
Тишина была ему ответом, все молчали, подавленные будущим.
— Ясно, — Тиран обвел взглядом склонившиеся головы, — Значит мы посовещались, и я решил! Когда треснет скорлупа, я не скажу. Мы будем жить по-прежнему, потому что бороться с этим не можем, и спрятаться негде. Когда-нибудь и кто-нибудь найдёт наши кости, и пусть они задумаются над остатками бывших повелителей планеты. Кто мы, и кто они? Смогут ли они принять свою кончину с достоинством и гордостью, как живущие до них. Мы исчезнем, но жизнь будет продолжаться, ибо вечно только стремление к совершенству. Дикси, я всё сказал.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Вторник, 06.12.2011, 05:37 | Сообщение # 5
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Когда он доедал архиептерокса, проявляя тем самым свой талант литературного критика, на его глазах были слёзы.
Quote
Результатов: 2 (0,11 сек.)Рассказы (В ВИХРЕ ВРЕМЕН)
mahrov.4bb.ru › Внутренний дворик
Сообщений: 9 - Авторов: 5
Когда он доедал архиептерокса, проявляя тем самым свой талант литературного критика, на его глазах были слёзы. Да! Я сам их видел! ...
Литературным дарованиям нашего города (11) - Литературный закуток ...
www.glaza.info/forum/69-509-11 - Беларусь
Сообщений: 2 - 1 автор - Последнее сообщение: 28 ноя
Да и бесчувственность тирана просто преувеличена завистниками. Когда он доедал архиептерокса, проявляя тем самым свой талант ...
Возможно, вы искали: археоптерикса
Новый вид? wink


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.

Сообщение отредактировал Дык - Вторник, 06.12.2011, 05:41
 все сообщения
ImperialistДата: Вторник, 06.12.2011, 07:53 | Сообщение # 6
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
Новый вид?

Причиной всех великих открытий, была, есть и будет, обычная лень. wink


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Вторник, 06.12.2011, 08:36 | Сообщение # 7
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Причиной всех великих открытий, была, есть и будет, обычная лень.
Туше. happy


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ДыкДата: Пятница, 09.12.2011, 03:06 | Сообщение # 8
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Камешек выкладывайте. Хорошая вещь.


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ImperialistДата: Пятница, 09.12.2011, 03:14 | Сообщение # 9
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
Камешек выкладывайте.

Вось


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Пятница, 09.12.2011, 03:23 | Сообщение # 10
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Вось

Ну пока хоть так. А ещё есть?


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ImperialistДата: Пятница, 09.12.2011, 03:24 | Сообщение # 11
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
А ещё есть?

В сборе? Нет. Но можно полистать, с сообщения 52
А дальнейший разговор предлагаю перенести сюда


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
РОМАНДата: Пятница, 09.12.2011, 21:36 | Сообщение # 12
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Вось

Вось яно як... Не видел, надо будет читнуть!


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 11.12.2011, 00:53 | Сообщение # 13
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
БЕСТИИ ТЕМПОЛЭНДА
Окутавшись ярко-фиолетовой шубой разрядов чартер хронопоиска вывалился из непространства высших размерностей, стабилизировался и через долю секунды буквально взорвался антеннами датчиков, раструбами и снежинками антенн и лидаров.
— И это есть, легендарный тэмполэнд? — Скептически произнёс коренастый седой мужчина в ложементе шеф-пилота. Немного выпуклые серые глаза он не сводил с обзорного экрана, где буйствовали, казалось, все краски вселенной.
— Главное, спокойствие, — весело ответил второй, контролирующий положение на коллекторе информации, — Есть срезы слоев стабильности в несколько секунд.
— Ага, конечно же, достижение… — ворчливо отозвался шеф, — Если стабилизаторы откажут, то мы и «мяу» не успеем сказать.
— Ты нытик, шеф. Это же первые островки стабильности, в дальнейшем они станут основой твоей любимой и спокойной вселенной.
— Я не нытик, я просто привык возвращаться домой, и самое главное, возвращать экспериментаторов, живыми и здоровыми. У вас ещё восемь секунд.
— Этого мало!! Мы не успеем собрать все данные.
Хор голосов был единодушен, но шеф-пилот скорчил самую уставную маску, и скучным голосом произнёс:
— Восемь, нет уже семь…
— Ой! — Девичий писк был столь же неуместен в данное время, как и цветок среди рождающейся звезды, но все промолчали. Даже автомат, на который шеф-пилот сбросил отсчёт времени, поперхнулся.
Среди разноцветья возникли черные провалы, нет, это были не пятна, это были законченные в своем совершенстве, идеальные фигуры. Плавная линия, образующая что-то вроде рога, переходила в массивную голову, и немного растрепавшись в подобие гривы, скользила дальше, вновь разбиваясь на хвост, ноги… Нижняя часть фигур всё время была в движении, так что разобрать, что и сколько тех конечностей, было невозможно. Они стремительно неслись сквозь ломающиеся линии и пульсирующие пространства, и в кильватере их следов застывали краски.
Гонг прозвучал не вовремя и неуместно, экраны залила серая тьма непространства.
— Вернуться! Немедленно вернуться!! Это же чудо!
— Чудо будет на земле, — устало ответил шеф-пилот, тщательно выверяя курс, — У нас практически не осталось энергии. Эти бестии, сумели задержать нас на две секунды и сожрать даже эрги НЗ. Так что теперь домой, и только домой.
— Неужели мы встретили тех, кто создал Вселенную? — Тихо прошептала миниатюрная брюнетка, опирающаяся, будто бы от потрясения, на руку молодого парня.
— Кто бы они не были, — продолжал ворчать шеф, пряча улыбку в седые усы, — А грабежа я им не прощу, бестии есть бестии. Пусть даже и редкие!


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Воскресенье, 11.12.2011, 05:22 | Сообщение # 14
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
БЕСТИИ ТЕМПОЛЭНДА
Ничивонипанимаю!


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 11.12.2011, 05:49 | Сообщение # 15
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
Ничивонипанимаю!

А что курим? wink


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Воскресенье, 11.12.2011, 05:57 | Сообщение # 16
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Табак smile


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 11.12.2011, 08:10 | Сообщение # 17
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
Табак

Завидую. А у меня вот кончился, решил по старой памяти веник покурить. В благородной рассеяности совершено упустив из виду, что веник пластиковый...


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Понедельник, 19.12.2011, 21:46 | Сообщение # 18
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ВРЕМЯ ОРАНЖЕВО-КРАСНОЕ
Солнце, как много в этом звуке, для динозавра старого слышно. Как приятно смотреть на яркий диск, как радостно чувствовать тепло, согревающее и дающее радость жизни.
В глаза ударило черной тенью, и солнце пропало в чём-то яростно ругающемся, и бьющимся. Я инстинктивно махнул головой, и солнце открылось моим восхищенным глазам. В ближайшем хвойнике, кто-то яростно трепыхался, и оглашал хвощи дикими криками. С любопытством я наклонился и вздрогнул. Из растрепанного навершия дико сверкали глаза птеродакля:
— У-у-у, палеозой! Пролететь невозможно, диплодоки под ногами мешаются. Что уставился, бронтозавр недоделанный? Помоги выбраться, не видишь что-ли, крылатый устал!
Я немного подумал, примерился, потом осторожно взялся за кончик крыла, и выпрямил шею. Птеродакль с хриплым воплем исчез в голубизне неба, на прощанье успев крикнуть:
— Осто-о-о-орожне-е-е-е!!!! Тебя, дылду, Тира-а-ан ищет-т-т-т!!
Удивившись, вроде недавно расстались, я задумчиво дожевал верхушку хвоща, удивился дурному вкусу летающего недоразумения. И чего так орать, вполне свежий хвощ приятного терпкого вкуса. Потом задумался, а где его величество меня ждёт? Ладно, прогуляюсь до горы Совета, там видно будет.
Интуиция меня не подвела, у подножия горы стояли Тиран, Триц, и какой-то незнакомый птеродон. Я подошел ближе и с интересом посмотрел на молодого ящера. То, что он молодой было видно, по ломким движениям, и по робости, с которой он взирал сверху вниз на почтеннейшего трицераптоса.
— Вот и наш уважаемый Дипло, — обрадовался Тиран, и обращаясь к птеродону, уважительно попросил: — Глубокоуважаемый Пте, повторите все ещё раз, для нашего малого совета.
— Сочту за честь, почтеннейший Тиранозавр, — поклонился летающий ящер, и начал свой рассказ:
— Колония на нашем острове, в основном состоит из летающих, и некоторых амфибий. Есть конечно, и представители почтеннейшего рода хищников, кстати один из них, аллозавр, велел вам кланяться. Он же и попросил меня совершить данный полет. В общем, совсем недавно, мы обратили внимание на вконец ошалевших птеродаклей…
— Как?! — Не удержался Триц, — Куда же дальше им шалеть? И так. простите за слово, просто позор на имени динозавров. Ой, извините, я вас перебил.
— Я понимаю удивление уважаемого архивариуса, — расправил крылья птерадон, но тут же сложил их, извинился (конечно, а то тень закрыла почти всего меня), и шелкнув пастью, продолжил, — Мы сами долго не обращали внимания, но после просто возмутительных и абсолютно непонятных речей, всё-таки встревожились.
— И что же орали, эти шалопутники? — поинтересовался, внимательно слушащий тираннозавр.
Птерадон наморщил ярко-красный надклювный мешок, и, запинаясь, процитировал:
— Что-то про «права человека», «толлетарность мышления», какую-то «кроффафую гэбню», и «свободу поведения»…
Мы переглянулись, и синхронно пожали плечами. Потом тираннозавр задумчиво сказал:
— Я понимаю последние слова, но совершенно не понимаю, причём тут наш род? Любой динозавр может делать всё, что он хочет, но конечно, не должен обижаться, если его поведение покритикует кто-нибудь из хищников. Остальные слова, это просто сочетание звуков, без всякого смысла.
— Согласен, но нам стало интересно, откуда они нахватались этого словесного мусора. Мы проследили их полёт, хотя это было необычайно трудно…
— Неужели, эти каркалки маскировались? — Изумился Триц.
— Нет, конечно, для этого надо иметь мозги. Но они летали такими извилистыми путями, что один плезиозавр пытаясь показать путь, запутался в собственной шее. Когда я улетал, его ещё развязывали. В общем, когда мы наконец-то разобрались, то с изумлением увидели стойбище млекопитающих, которые носили на себе какие-то яркие тряпки, и выращивали, да я повторяю, вы-ра-щи-ва-ли очень яркие цветы, с резким запахом.
Мы опять переглянулись, и Триц недоуменно тряхнул рогами:
— Не обижайтесь, высокочтимый Пте, но сказанное вами, кроме как нонсенсом быть не может. Млекопитающих мы знаем, когда-нибудь они станут хозяевами планеты, но не сейчас же. Что-то здесь непонятное.
— Это ещё не всё, — поник птерадон, и даже зябко укутался в свои крылья, — Они убили игуанодона…
Все, потрясенные, замолчали. Я не в силах справится с волнением, схватил близрастущее гинкго и сжевал всю крону, прежде чем устыдиться столь детского поступка, и любезно предложить соседнее дерево заслуженному архивариусу. Тиран недоверчиво покачал массивной башкой, и стал тщательно подбирать слова:
— Не сочтите за оскорбление, глубокочтимый птерадон, но последние ваши слова, вызывают глубокие сомнения.
Пте согласно кивнул узкой головой:
— Не стоит извиняться, я тоже не поверил бы такому известию, если бы не видел этого сам. Когда молодой игуанодон, привлеченный яркими красками, забрел на их делянку, то сначала они бегали и кричали, но потом, схватили какие-то обрубки корней со странным блеском, и Игу умер. Это было страшно…
Почтенные старейшины погрузились в молчание, потом Тиран поднял голову и посмотрел на солнце.
— Красное время истекает, а вам ещё лететь и лететь. Может быть переночуете у нас, моё покровительство вам обеспечено?
— Благодарю, но… — Пте тоже посмотрел вверх, — Я успею, тем более все наши волнуются, и ждут ответа.
— Передайте своим, что мы очень взволнованны, и непременно примем меры. Думаю, что через пару восходов всё будет решено.
— Вы сняли груз с моих крыльев, и я, от имени всего населения острова глубоко и искренне благодарю вас, — рассыпался в благодарностях молодой птерадон.
Проводив гонца, мы вновь погрузились в тревожное молчание. Меня тревожила одна мысль, а причём тут я? Наконец-то Триц перестал терзать остатки кроны, и поднял на меня внимательный взгляд:
— Я слышал, что ты, паренек, знаком с нашими млекопитающими?
— Нет, конечно, — удивился я, — Их-то и слышал только один раз, в зеленое время, когда жарко было.
— Неважно, — отмахнулся трицераптор, — Если слышал раз, то услышишь и во второй, заодно передашь им кое-что.
Я не ответил, совсем недалеко промелькнула очаровательная шейка. И огромные глаза на миг фривольно закрылись полупрозрачной пленкой. Ах, какие глазища!! Над ухом оглушительно лязгнули челюсти тираннозавра, и я невольно вздрогнул.
— Не отвлекайся! — Строго сказал Тиран, и проводил взглядом девушку, — Такая мелочь, только на один укус…
«Эх, старичье» — грустно подумал я, но сделал заинтересованное выражение морды лица. Триц с сомнением, осмотрел меня, вздохнул, и продолжил:
— Сегодня в зеленое время, будешь отдыхать в горячем озере, поспишь потом. Встретишь млекобанду, и скажешь им вот что…
Зеленое время раскрыло свои крылья над благословенными джунглями, а я сидел, как какой-то птеродакль, прости меня Яйцо за такое грубое слово, в горячей воде, и задумчиво оглядывался. Над головой нависло огромное, но какое-то бесполезное светило. Света от него хватало, но, ни капельки тепла не было. Зачем оно вообще нужно? Хвощи хрустнули, и на берегу показался первый млекопитающий:
— Сандр, Сер, вылезайте бездельники, мыться будем.
Вслед за ним, показались ещё две тени:
— Ты вконец ошалел, вожак. В каменном веке мыться?
— А я сказал мыться! — Прорычал первый, — Как с вами, лодырями цивилизацию прикажешь строить? От вашего запаха, уже динозавры в обморок падают, даже спящие.
— Дык, это и прекрасно! Ой, атаман, а этот почему-то не упал.
Вожак стремительно обернулся, но я оказался быстрее:
— Не кричи-и-и-и, млеко-о-опитающ-щ-щий.
Все трое замерли на краю озера, а я постарался вспомнить всё, что говорил почтенный архивариус:
— Слуш-ш-шайте меня, бандерлоги…
— Мы — люди!
— Цыц! А то я собьюсь! В общем, когда будет оранжевое время, отправитесь на берег, там найдёте лиоплевродона…
— Никак не можно! — Возмутился вожак, — Во-первых мореплавание у нас запланировано на поздний каменный период, а во-вторых эта дурра нас сначала проглотит, а потом спрашивать будет.
— О, Скорлупа, — задрал я голову к ночному светилу, — Ваша цивилизация меня абсолютно не волнует, но пока владыки мы, а разным, бандерлогам слова не давали! Хоть как вы ни называйтесь! Лиоп предупрежден, и обещал никого не есть. По крайней мере, завтра. В общем слуш-ш-шай дальш-ш-ше. На спине у почтенного лиоплевродона доплывете до острова. Там вас встретит птерадон…
— И сожрёт, — мрачно продолжил один из немытой двойки.
С шумом вдохнув воздух, я покрутил головой, с шумом сожрал крону ближайшего хвоща, вот ещё, стесняться этих… млекопитающ-щ-щих, потом вновь строго посмотрел на млекобанду:
— Будете спорить, я вас сам сожру.
— Ик, нельзя тебе. — Возмутился вожак, — Ты травоядный!
— Сам знаю, — огрызнулся я, — Но всё равно сожру, потому что это холодное солнце на меня так влияет. Тьфу на вас…
На берегу озера началось бурное движение, и вопли, типа «Хватайся за лиану, остолоп! Не дыши, сейчас вытащим!», а я застеснялся. Предупреждал же меня Тиран, чтобы я был холоднокровным и терпеливым. Подождав, когда разгильдяя вытащат из следов моей нервенности, сам дурак, нашёл где стоять, я продолжил:
— Дальнейшие инструкции получите у птерадона, и перестаньте скулить! Никто вас есть не будет, по крайней мере, до тех пор, пока не выполните поручение.
Проводив поскуливающих млекопитающих, я горестно закатил глаза, и эти… бандерлоги (кстати, не забыть спросить у Трица, что это слово обозначает), будут владыками планеты? Бедная наша планета…
Через восход мы втроем собрались у скалы. На встречу пришли все наши посланцы, но из рощи вылез только, отчаянно трусивший вожак. Двое дрожали так, что с хвощей сыпались шишки, и непонятно чьи, гнезда.
— Повелители! Мы выполнили ваше поручение, и надеемся на снисхождение.
— Говори, — кивнул головой Тиран, — Я гарантирую, что ты уйдёшь живым с этой поляны.
— А дальше?
— А дальше, эволюция, милейший, — хмуро ответил Триц, и нервно дернул шипастым воротником. Что-то очень сильно беспокоило почтеннейшего архивариуса.
Вожак набрал полную грудь воздуха, с тревогой посмотрел на высоко стоящее солнце, но потупил голову и начал свой рассказ.
Мы были в недоумении, это не лезло в никакие границы. Эти, так называемые, «владыки» не нашли ничего лучшего, как открыть путешествия во времени. И для чего, о, Великая Скорлупа!! Для удовлетворения собственных пороков! Все эти, человеки, нашли в нашем уютном месте только место для выращивания каких-то гадких растений, которые опасно стало растить в их времени. Вожак сам слышал, как один из прибывших хвастал другому, что этот «кокс» и «опиум» ни один «интерпол» никогда не выследит. Слов нет. остались одни междометия, которые в порядочном обществе не выговоришь. Да-а-а, как низко пали все те, кого эти отщепенцы притащили с собой. Их просто обманули, обещав какую-то «борьбу за свободу», и «свержение диктаторов и тиранов». Тираннозавр сильно разнервничался, но слово, данное хоть и млекопитающему, надо держать. Поэтому он промолчал, только низко опустил голову, чтобы гневным взглядом не спалить дерзкого бандерлога. В общем, скоро мы остались втроем, и архивариус поднял на меня печальный взгляд.
— Не хотел я, чтобы так всё свершилось. Молод ты ещё, Дипло. Но приходится приносить жертвы всем нам, ради того, чтобы ручейки вероятностей слились в единственно правильную реку времени.
Я с тревогой посмотрел на обоих властителей, пусть не знаю, что готовится, но я не хочу этой чести! Тиран покачал головой:
— Надо, мой дорогой, надо. Пусть осталось нашему роду совсем мало времени, но мы должны уйти с достоинством. И пусть мы ненавидим нашу смену, но обязаны предпринять все меры, чтобы их цивилизация не погубила сама себя. Начинай, почтеннейший Триц.
Прокашлявшись, архивариус грустно сказал:
— Мы помним абсолютно всё, но практически все знания хранятся так глубоко, куда никто из наших, никогда не заглядывает. И на самом дне есть знание о бестиях времени. Именно их могут вызывать из пучин памяти архивариусы. Только плату за это, бестии принимают одну. Жизнь вызывающего.
Я нервно качнул головой, невыразимый ужас сковал мои челюсти, «Не-е-ет!! Старый Триц, совсем ещё не старый! Он ещё может встречать восходы!!» Грустно вздохнул тираннозавр:
— Во многом знании, много печали, мой мальчик. Иного пути нет. Наши предки отказались от развития цивилизации, и сейчас Триц будет расплачиваться за эту ошибку.
— За что?!! — Мой возмущенный вопль потряс скалы, и согнул недалекую рощу, — Это не наши проблемы! Пусть эти человеки травятся своей гадостью, чтоб они все сдохли!
— Не говори мерзостей, сын мой. — Строго оборвал меня архивариус, — Мы уйдём, придёт пора, уйдут и они. Только наша земля всё так же будет вращаться под ласковым светом солнца, радуясь новым разумным. И мы в ответе, за тех, кто ещё не возник. Лучшие люди борются в далеком будущем, с этой заразой, и мы должны им помочь. Всё, время пришло, теперь вспоминай. Почтенейший тиран, не откажите мне в последней просьбе.
— Ваше слово — закон.
— Я понимаю, что мясо у меня уже старое и невкусное, но очень не хочется гнить на поляне…
— Клянусь, — на глазах у тираннозавра показались крупные слезы, — Клянусь, что здесь останется только голый костяк…
Обряд был прост, и отвратителен. Смотреть как с каждой выпетой фразой, морщится кожа стремительно стареющего трицераптора было ужасно. Но грозный рык тирана не давал мне закрыть глаза, или расплакаться. И с остановившимся сердцем я наблюдал, как среди красного времени, среди поляны сгущается Тьма. Как делится она на несколько, будто вырезанных из яркого дня, теней, и как с последним вздохом Трица, исчезают тени, не забыв, я уверен, прихватить с собой иновремян, оскорбляющих своим существованием две цивилизации.
Всё кончилось, на поляну вернулся свет и тепло, и тиран поднял на меня глаза:
— Уходи, архивариус. Я обязан выполнить свой долг, как выполнил его Триц.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Вторник, 27.12.2011, 01:40 | Сообщение # 19
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Танцующий полёт
Я никогда не сомневался, что драконы были. И давным-давно не один человек с замиранием сердца смотрел за танцующим полетом повелителей неба.
Они кружились в воздухе, как облака, как капли ртути на стекле, как снежинки в воздухе. Они были неотделимы от неба, и в то же время выделялись на безмятежном просторе, как две жемчужины на черном бархате. Что и кто может сравниться с ними в наше скучное время? Разве только дельфины в брызгах волн. С живым может сравниться только живое, потому что, человек стал скучен, и создаёт только утилитарные вещи.
А ведь раньше мы могли сочинять легенды. Вернее, не сочинять, а просто описывать то что, видели. Человек родился на планете, и со всех сторон его окружали создания матери-Вселенной, строгой, но доброй. А в вышине танцевали драконы, будто приглашая к себе в компанию. Человек рос, он создавал инструменты, науку, общество, а драконы парили в небе.
Знаю, когда исчезли драконы. Они бесследно пропали в тот миг, когда человек посмотрел мимо, сквозь, них. Он взглянул на облака, вздрогнул и чертыхнулся. Он перестал расти, в рост пошло человечество. Поднимались и рушились города, страны, империи. Самозваные «повелители вселенной» умирали от обжорства, «величайшие умы человечества» пытались угадать свою судьбу по движению звёзд, и никто не мог, не хотел видеть драконов. Им жестоко отомстили за их исчезновение. Человек почувствовал себя преданным, забыв, что первым предал он. Драконам стали приписывать коварство, злобу, жадность. Их описывали свирепыми, безмозглыми хищниками, или патологически жадными до жёлтого металла скрягами. Но вместе с этим, своим, самым дорогим вещам, человек давал имя драконов. Всё-таки восхищение и преклонение давали о себе знать. Человек поднялся в небо, долетел до Луны. Он спустился на самое дно океана, и пролез в самые глубокие пещеры. Высочайшие горы покорились ему. Он узнал многое, и нашел ещё больше. Вот только драконов он не нашел нигде.
Куда ушли драконы? И кто они были для человека? Неужели, их дали человечеству, как неразумному дитятке, вешают игрушки в коляске, чтобы оно развивало ручки, пытаясь, дотянуться до яркой цацки? Танцующий полёт в бесконечности неба, смогу ли я увидеть это, при жизни? Или всё это, так и останется в далеком, прекрасном детстве человечества?
Знаки замерли, послушные воле творца, и строгий взгляд вновь оглядел своё творение. Нет, всё правильно. Последние строки идеально легли в форму, придав окончательную красоту и подчеркнув совершенную несимметричность. Ослепительная молодая звезда передвинулась на сотую долю парсека, своей вспышкой создав радугу на кончике антрацитово-черного когтя. Знаки-звезды, слова-скопления создали законченную фразу галактики. Последнее движение и новая фраза присоединилась к книге вселенной. «Интересно, а кто такие, люди?» — подумал Вечность, первый дракон Вселенной.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
РОМАНДата: Вторник, 27.12.2011, 20:51 | Сообщение # 20
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Самозваные «повелители вселенной» умирали от обжорства, «величайшие умы человечества» пытались угадать свою судьбу по движению звёзд, и никто не мог, не хотел видеть драконов.

Именно! В погоне за низменным - человечество потеряло крылья...

[cut=Маленькое уточнение, никак не влияющее на суть рассказа]
Quote (Imperialist)
долетел до Луны.

Увы, увы... Только видимость...
но об этом - не здесь.[/cut]


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
ImperialistДата: Пятница, 30.12.2011, 23:00 | Сообщение # 21
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Будни и праздники Галактики
Вега жарила во всю ивановскую. Усмехнувшись внезапно всплывшему в голове сравнению, Игорь стянул парадную треуголку, вытер пот, и вновь водрузил нелепое сооружение на положенное по уставу место. Парадно-выходная форма космолетчика вызывала сначала смех, а потом неодолимое желание добраться до глотки её создателя. И ладно бы треуголка, но этот фрак(!), а расшитые золотом рукава!! Недаром опознавательным знаком пилота всегда был расцарапанный нос.
Помучившись, Игорь, молодой, но подающий надежды, пилот-системотехник гордого сухогруза звёздных глубин «Абалдеть!!», всё-таки пристроил свою шапку, чтобы укрыть от слепящего света Веги, глаза, и огляделся. Судя по скособоченным, полуразрушенным домам, он приближался к взлетному полю Столицы. Разумеется он, как и положено всему составу флота, помнил о том, что сразу после вступления Земли в Галактическое сообщество, мода прошлась по галактике, как татаро-монголы по Европе, но честное слово, лучше бы градостроители увлекались бы другими находками, чем ретроглюки Голливуда. В системе, где главное светило, звезда с ошеломляющей светимостью, Вега, они ухитрились построить город со множеством тёмных подворотен!! «Накаркал!» — грустно подумал Игорь, услышав характерный лязг затворов бластеров. Из подворотен высыпали бандитос, в стоящих бешеных денег оборванных костюмах. Один из них, с незаурядной внешностью крокодила, украшенного головой рыжего кота, огляделся, и игнорируя космолётчика, с тревогой спросил:
— А где главарь?
— Застрял, — хмуро ответил краб-переросток, небрежно опираясь на коллекционный «ремингтон»
— Ладно, начнём без него. Кошелек или жизнь? Ха. Ха. Ха.
— Ну и рожа, у тебя, Шарапов, — покрутил головой Игорь, размышляя кого бить в первую очередь, своим ником — «Череп» он гордился по праву, и просто так сдаваться не собирался.
— Вот! — Искренне обрадовался коркодил, — А вы мне ныли, кепка-де не семиклинка, сапоги не дегтем смазаны! Человек сразу своих узнал! И вообще, — он обернулся к подворотне и заорал, — Я сказал, Горбатый! Выходи по одному!
В темноте раздался треск, что-то упало, потом задумчивый голос произнёс:
— Застрял. И вообще, как мне выходить?
— Ногами. Правой-левой, правой-левой…
— Не могу, — голос был полон скорби.
— Почему? — Удивленно вопросил «Шарапов», отмахиваясь от краба, которого волновало, с какой именно правой конечности, начинать движение.
Треск усилился, опять что-то обрушилось, и на свет появилась сине-зеленая голова с тремя выпуклыми глазами, полными вселенской скорби:
— У меня только одна нога, да и та, ложная.
— Кол-л-лега, — протянул четвертый участник спектакля, представляющий собой что-то среднее между богомолом и барсуком, проглотившим кактус, — Вы явно выбились из роли. Последние слова принадлежат не вам! Хотя… Вспомнил! «А казачок, сдаётся мне, засланный»
— Эти слова, тоже не ваши, коллега. — Отмахнулся коркодил, — И вообще, хочу импровизацию!!
— Пожалуйста, — пожал плечами ночной кошмар дизайнера, и ударил коркодила правой в ухо.
— Блестяще! — Похвалил краб, — Но вы опять невнимательно изучили приём «Раззудисьплечоразмахнисьрука». В верхней части траектории, ваш оппонент не набрал целого метра до оптимальнейшей точки.
— Ах, так!! — Рассердился богомолобарсук, и принял позу «пьяного богомола».
— Неплохо, неплохо. — Краб обошёл вокруг, — Но я повторяюсь, извините конечно, стиль «Ухохочу» лучше изучать по китайским глюкам, и не по их жалким копиям сделанным в стране Голливуд.
Здание рухнуло, и из тучи пыли всё-таки вылез Горбатый, волоча за собой реплику сорокапятимиллиметрового орудия. «Действительно, Горбатый» — усмехнулся Игорь, наблюдая за огромной улиткой из отдаленной подворотни.
— Ша, фраера! — заорал главарь не дождавшись окончания спора, — Шо за кипеш, и кого мы, собственно говоря, грабим?
— Действительно, — огорчился подошедший коркодил, — Клиент не дождался окончания нашего теоретического спора, и удалился по-англицки. Спешил, наверное.
— Сколько раз, говорил, не связывайтесь с землянами! Мало того, что они своих глюков лучше знают, так они и ещё и возражают! — Главарь вздохнул, и потёр левую сторону морды.
— Ага! — согласились все, потирая различные части тел. Но богомолобарсук решительно возразил: — Всё равно грабить больше некого, деньги придумали земляне, и только их валюта чего-то стоит. А, кстати, у нас возник вопрос аудентичности. Что же это за Горбатый, который даже выйти не может? Предлагаю переизбрать главаря.
— Да, пожалуйста, — каким-то образом, бывший горбатый, пожал несуществующими плечами, — И кого выберем?
— Вот его! — Обрадованный коркодил показал на краба, — Ног у него на всех хватит.
— У меня горба нет, — робко возразил ракообразный. И смущенно добавил, — Тем более панцирь твёрдый, а линька нескоро
— Это мы быстро сделаем! — Радостно заорал Богомолобарсук, и первым кинулся показывать знание приёмов и ударов.
Игорь усмехнулся такой горячности, вновь поправил треуголку, и собрался продолжить путь, но слова сзади заставили замереть на месте:
— Подайте надеш-ш-шду, молодой человек…
Резко повернувшись, человек приготовился к прыжку в сторону, но все его предосторожности канули в Лету. Самое страшное оружие было нацелено в упор — изумрудные женские глаза. «Почему женские?» — успел подумать Игорь, прежде чем, чувство щемящей нежности накрыло его с головой. Но!! Череп всё-таки отскочил на безопасную дистанцию, и очумело встряхнулся. Перед ним стояла дракоша, или, хм-м-м, драконица, цвета червонного золота. Она была невысокой, и скромно запахнутые крылья скрывали фигуру, но уверенность, что это не он, а она, не покидала молодого человека. «Но ведь драконов не существует» — вспомнил космолётчик лекции в академии. Их относят к условно-существующим, легендарным расам, и при встрече с ними рекомендуют похмелиться.
— Здраствуйте, леди галлюцинация, — вежливо поклонился пилот, и отлетел к стенке здания от хлесткого удара крылом по физиономии.
— Грубиян! А ещё землянин…— Слеза, дрожащая в уголке глаза, была настолько убедительна, что воспоминания о лекциях ксенобиопсихов, трусливо покинули поле боя. А добивание продолжалось: — Я к нему, как к человеку, а он…
Оружие массового мужского поражения, лилось безостановочно, и вскоре противник запросил полной и безоговорочной капитуляции. Так было, есть и будет, во веки веков. Вселенная, она же тоже женского рода. Игорь был готов отдать всё! Надежды, кошелёк, жизнь, заначку в старом носке, что был демонстративно брошен, на верхнюю полку шкафчика в его каюте, лишь бы прекратился этот дождь кислоты, разъедающий его душу.
Убедившись в полной деморализации противника, дракоша робко сказала, что в помощи нуждается её папа, который до утра изучал концепцию времени в компании офицеров броненосца «Барон фон Тар». Праведная злость охватила Черепа, и он моментально согласился помочь. Как и положено гражданскому звездопроходимцу, то есть, звёздопроходцу, военных он считал неисправимыми бездельниками. Особенно в условиях современной галактики, где такая штука как война, была забыта ещё до возникновения человечества. А у адмиралов Земли хватило ума не напоминать галактам об этом. Так что военные занимались визитами доброй воли, и что бы не скучать сильно, продвижением земных товаров и традиций. Традиции продвигались трудно, пьянствовать галакты умели, и пили всё что горит, а что гореть не может в принципе, тоже пили.
Они пошли по переулку, и всё это время драконица говорила. Почему-то она решила, что Игорь крупный специалист по женской одежде, и всерьез обсуждала с ним концепцию и направление развития современной моды. Мода, всегда ориентируется на самые, с мужской точки зрения, ужасные образцы. Пилот в очередной раз в этом убедился, услышав об очередном возрождении орудия мужской пытки – пояса для чулок. Самое непонятное было в том что, данная конструкция вызвала настолько живой интерес у существа, природой для этого неприспособленного, что Игорь искренне обрадовался, когда за очередным поворотом взору открылся тяжело дышащий серый шар. Перестав, конечно временно, выпытывать что же лучше, кнопки, крючочки или липучки, дракоша всхлипнула:
— Вот он, папа. Даже посерел от горя.
— От какого?
— Ему очень плохо, — изящно увернулась от ответа юная красавица.
Игорь вздохнул, и подошёл ближе. Медленно поднялось веко, и Кеплеровская розетта зрачков сфокусировалась на человеке:
— Шо, опять?!! Не бу-у-уду!!
От рёва дракона, с треском и грохотом обрушились парочка построек, и шум потасовки стих, как обрезанный ножом. Драконица заволновалась:
— Папа, ты сам просил привести помощь, а теперь капризничаешь!
— До-о-очка… — тяжело вздохнул дракон. — Это же землянин, и к тому же, молодой…
— Я знаю, — согласилась дочка, и обожгла парня лукавым мазком миндалевидных глаз, — Но как говорили сами земляне — «тот, кто нам мешал, нам и поможет!»
— Уф-ф-ф… — простонал дракон, но спорить не стал.
Тут бы Игорю и насторожиться, но, увы, он думал, как помочь собрату по гендерной принадлежности. Собственно говоря, и симптомы болезни, и способы лечения оной, любому землянину известны из генетической памяти. Но это для человека, а вдруг у драконов, которых не должно существовать, всё по-другому? Размышляя о проблеме, парень обошёл шар по кругу, и, расслабившись, вновь угодил под кинжальный огонь девичьих глаз.
— И что?
Игорь рассердился: «Да что она себе позволяет?!! Ящерица!», но вслух произнёс только задумчивое — Хм-м-м..
Изумруды кошачьих глаз вновь стали подергиваться влагой, и мышление парня резко обострилось:
— Сам идти или лететь папа не в состоянии? Значит мы будем его катить!
— Куда?
— Здесь недалеко, в бар.
— Не пойду, — донеслось откуда-то из центра шара.
— И не надо! Покатитесь.
— Зачем?
— Там мой капитан, а он знает всё, и ещё немножко…
Компания благородных разбойников, после краткого перерыва, продолжившая «выборы» атамана, была смята выкатившимся из переулка бронированным шаром и деморализирована восторженными криками с высоты: «В бок его толкай, в правый, в правый!!! Тормози! Ой! Уже не надо, кати дальше!». Поднявшись из вовремя подвернувшейся канавы, коркодил удивленно и радостно воскликнул:
— Какой роскошный горб получился у нашего Горбатого! Все горбатые галактики обзавидуются!
Если смотреть сверху, то питейный комплекс напоминал земную ромашку. От круглого центра, нарочито сделанного желтым, раскидывались продолговатые лепестки, с различной атмосферой и интерьером. Причём атмосфера была действительно различная, для кислородо-, метано-, аммиако-, и прочих дышащих. Клиент всегда прав, конечно, за исключением того случая, когда у хозяина больше прав и вышибал.
В одном из лепестков, за круглым столиком вели неторопливую беседу двое разумных. Один из них, землянин, уже огорченно посматривал на часы, но его собеседник, серого цвета, грубо околотый кусок кремния, не волновался. Впрочем, распознать признаки волнения, на поверхности камня? Что и говорить, задача не из лёгких. Разве только по цвету букв, подрагивающих над столиком. Вот, например, лиловый цвет, что значит?
— Капитан, не стоит волноваться, из-за промедления вашего пилота. В конце-то концов, времени нет вообще, это ещё три тысячи ваших промежутков времени назад, доказал (буквы задрожали, потом снова стали чёткими), хм-м-м, мой кузен, по-вашему Рубин, что сейчас послом на Земле.
Сергей Бузинин, глубоко вдохнул, досчитал до десяти, и медленно выдохнул. «Эта сказка хороша, начинай сначала…» Как, простите меня, святые заступники, рассказать о Новом годе, и вообще о времени, существу с планеты, навечно застывшей в точке Лангража, среди трёх коллапсаров? Только, после третьей бутылки коньяка, этот булыган согласился, что флуктуации газа падающие за горизонт событий, могут считаться за точку отсчета, и вдруг… Последняя надежда была на самогон, настоянный на сибирских травах, но где же этот Игорь? Стакан с коньяком поднялся и опрокинулся над макушкой камня. Зачарованно проводив взглядом исчезающую струю, Сергей медленно выпил свою порцию, и вновь попытался сосредоточиться на уже зеленых буквах:
— В этом напитке ощущается небольшое отличие, от предыдущей порции.
— Не почувствовал…
— Не обижайтесь капитан, но вы говорили, что коньяк настаивают в дубовых бочках. Так вот, дерево для досок именно этой бочки, больше было на свету вашей звезды. И кстати, уже разлитый в тару, напиток два раза был в псевдопространстве высших измерений.
Бузинин усмехнулся:
— Хорошо, что вас, впрочем давай на «ты», мы же договорились… В общем тебя, не слышат наши эстеты и гурманы. Когда на Земле были ещё рекламщики, то они яростно впихивали коньяк, несколько раз побывавший в гиперпространстве.
— Извини, дипломатия въедается в самую сущность. А, кстати, почему «были»? Рубин сообщает, что все земляне очень мирные и добрые разумные.
— Понимаешь, Кремний, раньше на земле существовали различные племена, и дольше всех обособленно продержались рекламщики. Беспринципные и крикливые, но при этом безграмотные, они бегали по планете, нагло хватали людей и, страшно вспомнить, приносили их в жертву своему божеству, под зловещим именем Маркетинг. Только после референдума, где реклама была признана изнасилованием мозга в особо извращенной форме, всех этих фанатиков выселили на обособленные планеты, и посадили в карантин.
— Страшно, — буквы тревожно заалели.
— Самому жутко, но иначе наша цивилизация погибла бы. Где же этот пацан?!!
Сидящий у входа тролль с планшетом в яркой обложке, немного напрягся, отложил чтиво, и напялив самую любезную улыбку, стал посредине прохода. А с улицы доносились громкие, азартные крики:
— Тормози, я говорю, тормози его, здесь же уклон… Ой…
С последним восклицанием в дверь, с отчетливым звуком ломающегося дерева, вкатился огромный шар. Тролль напряг мускулы, всё с той же, несколько поблекшей улыбкой, и замер несокрушимой скалой. Когда его отделили от пола, и несколько привели в порядок, улыбка сияла по-прежнему. Почтенейший Кргхс прожил ещё долгую жизнь, благополучно закончил университет в Столице, вернулся на родину. Но в минуту смертельной опасности, как например, во время ритуальной охоты на модников, или при разговоре со старшей женой после вечера в компании друзей, его физиономию раскалывала лихая улыбка. И горько рыдали модники, сами сдирая с себя фенечки и цацки, и замолкала старшая жена, осторожно откладывая сковородку. Кргхс подрабатывал в баре вышибалой, в годы своей студенческой юности, и он! Лично! Видел землян!!!
Чёрный шар гулко катился по полу, направляясь к столику капитана. В разбитом дверном проёме в восхищенном ужасе замерли две фигуры: облитая сине-белым светом золотистая дракоша, и плотно сбитый, напряженный парень. Капитан невозмутимо глядел на приближающийся сгусток темноты. Игорь восхищенно смотрел на ставшее поговоркой спокойствие звездного капитана. Таким он видел его только два раза, во-первых, когда за секунду до перехода в нелинейность внезапно возникший астероид шёл в лобовую, и во-вторых, когда любимая псяка командира, пробежавшаяся по луже, радостно, и не скрывая намерений прыгнуть на грудь хозяина, летела со всех своих лап. Уверенность в собственной правоте, немного фатализма, и несокрушимый оптимизм читались во чуть усталом взгляде, обожествляемого командира.
Не докатившись немного до столика, шар замер, дрогнул, и разложился в мрачного дракона. Крякнув, Сергей, бросил взгляд на страдальца, категорически потребовал рассола, и после дополнительного осмотра, добавил:
— Литров десять, — потом поднялся, подошёл к дракону, и вежливо представился, — Сергей Бузинин, капитан сухогруза «Абалдеть!!!», землянин.
— Дракон, просто дракон.
— Прошу вас присоединиться к нам, за столиком, лекарство сейчас принесут, — кэп повернулся к своему пилоту, и вопросительно поднял бровь.
Парень засмущался, но юркая дракоша, выскользнула из-за его спины, и решительно бросилась на Бузинина:
— Это бесчеловечно!!!
Капитан изумленно приподнял вторую бровь, но это его не спасло.
— Это жутко несправедливо, такого мальчика, отправлять за неизвестно чем, в самый жуткий район Столицы, а потом свирепо ругать, не стесняясь даже присутствия дамы!
Брови капитана уже получили самостоятельность и стремительно покоряли, ранее неизведанные им, пространства лба, рот немного приоткрылся, но было уже поздно. Много интересного узнал о себе молодой, но уже обветренный судьбой, командир. Кое о чём он даже и не подозревал. Игорь краснел, бледнел, и при особо возмутительных чертах характера своего кумира, даже втягивал голову в плечи. Тем временем, обретший способность разговаривать, дракон внимательно прочитал яркие росчерки Кремня, и глухо пророкотал:
— Кхгм…
Уже раскрасневшаяся дракоша, мгновенно замолчала и скрылась в надежное убежище, за спину парня. Бузинин вздохнул, вернулся за столик, залпом выпил стакан коньяка, и потрясенно покрутил головой:
— Рыжая… Зеленоглазая… Остался я без пилота.
— Капитан!!! — Взвыл Игорь, — Вы меня увольняете?!!!
— Я?!!! — Поперхнулся коньяком Сергей, и откашлявшись, всё-таки смог сказать, — А я-то тут причём? Это тебе, Игорёк, песец, тьфу ты, черт, кысмет пришел. Судьба твой такой...
Буквы над столиком приобрели слегка меланхоличный серый цвет:
— И всё-таки, закон сохранения массы никто отменить не может.
— Папа!! — из под крыла Дракона выскользнула золотистая головка, — Что это за закон, и почему он ещё не отменён!
— Ну, кгхм, знаешь дочурка, — замялся, уже ставший чёрным, папа, — Вот к примеру, ты весишь…
— Папа. — В нежном голоске, лязгнуло опущенное забрало, и раздался шелест извлекаемого из ножен клинка.
— Разумеется, — быстро согласился Дракон, — Я вешу около полутоны, в земных мерках, и если я вдруг стану человеком, то представь себе какого я стану роста, чтобы выглядеть пропорционально?
Лоб юной красавицы, робко тронула морщинка размышлений, но тут же пропала, испугавшись женского гнева, пред силой которого бледнеют от зависти боги.
— Разберись с этим, папочка. А мы с Игорьком пока потанцуем.
И наградив своего большого, своего умного, сильного папу, поистине детским доверием, дракоша схватила за руку растерянного парня и потащила за собой туда, где уже раздавались волнительные, для истинной женщины, звуки музыки.
— Нет, Игорь, ты должен быть именно изумрудного цвета, с золотой каймой на крыльях.
— А…
— И что ты споришь? Тёмно-синий цвет тебе совершенно не идёт!
— Э…
— Не понимаю, что ты так привязался к этой бронзе?!! Это совершенно не модно!!
— О…
— Перестань со мной спорить!!! А то я обижусь, и буду плакать! Папе можно быть черным, он большой!!
— У…
— Какой же ты капризный… Потом договорим, а сейчас, и-и-и-и, держи меня крепче, мы танцуе-е-е-ем!!!
Восхищенный визг, скрылся за захлопнувшийся дверью, и сидящие за столом мужчины, подняли и выпили, не чокаясь, жгучий напиток, провожая в последний путь холостяцкую жизнь ещё одного парня.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Пятница, 30.12.2011, 23:06 | Сообщение # 22
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Хруст бутылки на зубах почтенного папы ещё не успел смолкнуть, как над столом задрожали изумрудные буквы.
— И всё-таки, как папа справится с данной проблемой?
Игорь поморщился от цветочного привкуса, и набил на панели заказов требование на армянский (причём, выделив это слово большими буквами) коньяк.
— Коньяк, какой-то… — скривился Дракон, — Вот даже и наш уважаемый Кремень, цвет сменил, и даже каким-то мхом покрылся…
— Это не мох, — кокетливо мигнули ярко-розовые буквы, — Это оборочки на моём платье, я решила, что буду теперь Слюдой. И вообще, увольняюсь со службы, и… Капитан, вам пилот нужен?
Откашливаться Сергей не стал, сколько же можно драгоценный напиток на стол выплескивать? Вместо этого, он заказал белого вина, фруктов, и немного привстав, представился:
— Сергей Бузинин, капитан сухогруза. Очень приятно с вами познакомиться, прекрасная Слюда. Но пока пилот у меня есть, проблема массы всё-таки неразрешима.
Дракон задумчиво посмотрел на свет благородный напиток в своем литровом бокальчике, отхлебнул, удовлетворенно кивнул, и негромко сказал:
— Ребята с броненосца долго мне рассказывали о символе Нового года. Меня это устраивает. Но будем говорить серьезно. Во-первых, детей обманывать нельзя, и тем более никому не позволено обманывать детские мечты. Во-вторых, разумные всегда вариабельны.
— Как? — В предчувствии чуда затрепетали строчки.
— Ну, хотя бы, вот сидят за столом, три человека.
Тёмноволосая женщина напротив, быстро оглядела свой наряд, небрежно поправила локон, и слегка пригубила высокий, узкий фужер, мазнув взглядом из-под длинных ресниц по затаившему дыхание капитану. Одетый во всё чёрное, пожилой мужчина, с серебрящимися висками, отхлебнул глоток из широкого коньячного бокала, и продолжил:
— Или три дракона…
Теперь взволнован был Сергей, но благородный цвет платины удовлетворил бы самый взыскательный вкус, да и коньяк вдруг заиграл новыми оттенками тончайшего послевкусия.
— Или мало кто ещё…
Буквы над столиком извивались как живые, передавая всё нетерпение хозяйки:
— Но закон?!!
— Закон сохранения энергии, дорогая Слюда, — Дракон усмехнулся, — Я решил что символом галактического года быть интересно, и согласился. Год будет веселый, обещаю.
— Не понимаю!!! — Побывав камнем, Сергей уже понимал оттенки, и сейчас алые буквы требовали, чтобы всё было объяснено и немедленно! Бузинин нагнулся, чтобы спрятать улыбку, любая тайна всегда раздражает женщину. Женщина это символ порядка, а загадка — это чёрное пятнышко на безукоризненном полотне мироздания созданно
м женщиной для себя и своей семьи.
— Прекрасная Слюда, — Дракон откровенно веселился, полагаясь на хрупкую защиту в виде своего возраста, — Главное сохранить энергию разума, а масса… Есть тёмная масса во вселенной. И вообще, занимаясь творчеством, всегда полезно иметь заначку.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Пятница, 06.01.2012, 22:07 | Сообщение # 23
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
ЛИЧНОЕ ДЕЛО СОБАКИ БАСКЕРВИЛЕЙ
День не задался с самого рассвета. Вставая, наступил на хвост, тьфу ты, на полу халата. Газета, поданная к утреннему чаю была помята, и как раз, на даггеротипе, изображающем карту боевых действий в Голливудской анархической империи. Так я и не смог понять, каким образом бригада ковбоев прорвала фронт вампирского батальона. Впрочем, из статьи, написанной бойким пером Даши Асламовой, вообще было непонятно, идёт ли там какая-то война. Всё охи-ахи по поводу костюма с блестками главнокомандующего барона Субботы. И всё, мерзость, прямо таки сказать! «Ньюс тудей» совсем огламурилась, ещё один такой обзор, и отказываюсь от подписки! На второй странице моё внимание привлекли все заметки, во-первых, наркомат попаданцев СССР-41 сообщал, что штаты полностью укомплектованы, и вновь прибывшие обязаны иметь с собой чистое белье, ложку, кружку, и готовность осваивать районы Крайнего Севера. Во-вторых, нарком Лисов был уполномочен заявить, что наглые попытки вермахта, кригсмарине и люфтваффе сдасться в плен до начала войны, будут пресекаться со всей пролетарской суровостью! Далее были все старые новости, если конечно, эти сплетни можно было назвать новостями… Дважды Саурон Средиземья, Саруман оказался только третьим в рейтинге Чёрных властелинов, и теперь, в интервью, глухо и намеками во всём обвинял хоббитанскую разведку. Аборигены острова Кракатау выражали решительный протест, по поводу шастания возле своей священной горы разных мохноногих с кольцами за пазухой, и требовали созыва Совета Безопасности Организации Литературных Героев. Я позавидовал гению Кактусову, который по заказу Античной конфедерации, писал триллеры о судьбе авторов, смеющих засылать «попаданцев» в Древний Рим. Действительно, гений, и гонорары получает в полновесных талантах, а не в политкорректных «алах». Скомкав газету, я швырнул её на пол, и отхлебнул чаю. Так и знал, уже остыл…
— Сэр! — В дверях замер мой новый дворецкий, — К вам посетитель.
— Проси, — хмуро отрезал я, отодвигая чашку. Скоро, честное слово, брошу всё, и «на волю, в пампасы»… Но жизнь в тюдоровской Англии дорога, и пока я здесь, надо работать.
Большая черная собака, аккуратно левой задней лапой закрыла за собой дверь, дружелюбно махнула хвостом и поклонилась:
— Сэр! Вы моя последняя надежда!


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Суббота, 07.01.2012, 19:59 | Сообщение # 24
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Я привстал из-за стола, и вежливо пригласил гостью садиться.
— Благодарю любезный сэр, но я постою.
— Чем могу быть полезен, миссис?
— Мисс!
— Приношу свои извинения, но всё-таки, чем может быть служить прекраснейшей сударыне старый архивариус?
Собака задумчиво оглядела кабинет, глубоко вздохнула, и задумчиво пробормотала:
— Вы можете звать меня просто Ректе, и у меня к вам просьба — помогите найти смысл жизни.
Почесав в затылке, я позвонил в колокольчик. Дворецкий возник мгновенно.
— Мне чаю, а нашей гостье..?
— Молока пожалуйста, в мисочку.
Тряхнув ярко-красным хохолком, синоптерикс скрылся за дубовыми дверями.
— У вас достаточно оригинальные слуги, если мне позволено, конечно, сделать замечание.
— Не жалуюсь, — рассеяно ответил я, обдумывая неожиданное предложение, потом спросил, — Простите, Ректе, а почему вы обратились ко мне? В городе действуют, и успешно, скажу вам, частные детективы. Например, Гаррет, или великий Холмс…
— Р-р-р, — вздыбила шерсть леди собака, — Не упоминайте, прошу вас, имя Шерлока. Он натуральный расист, в меня стрелял, и вообще, где вы видели порядочного скрипача?
— В Одессе, — мгновенно ответил я
— Не смею подвергать ваши слова сомнению…
— Беня пьёт за свои!
— О-о-о, действительно редчайший случай, уникум, прямо сказать. А по поводу Гаррета, увы, он полностью продался металлургам, и сейчас занят каким-то урановым, или рениевым делом. Тем более, представляете наглость! Он смел предложить мне, честной собаке, перекраситься в рыжий цвет!! Мне было стыдно…
— Вы правы, коллега несколько увлекся. Но всё-таки, вы задали мне, прямо сказать нетривиальную задачу.
Динозавр принёс чай и молоко. Поставив чашку на стол, он замялся с миской в передних лапах, и только после прямого приказа, и моего разрешения, поставил молоко на пол. Удаляясь, он встопорщенными перьями на спине, демонстрировал своё возмущение, но молча.
— Увы, родственники попросили пристроить молодца. Слишком он англизировался, наверное пора менять место жительства.
— Вы не любите Остров? — подняла морду, от миски Ректе.
— Люблю, не люблю, — я пожал плечами, — Здесь спокойно, если не считать Лондона, конечно. Вы не знаете, кто его захватил, в очередной раз?
— Точно не знаю, до торфяных болот новости доходят с опозданием. Последнее, что я слышала, что вроде бы были русские.
— Да, кстати, — спохватился я, — Куда мне высылать отсчеты?
— Шлите на поместье Баскервилей. Берримор обещал хранить мою почту.
— А вы разве ещё не переселились?
— Сэр-р-р… — Кожа на загривке сложилась в складки, — Это же неприлично! Молодой леди жить в одном доме с холостяком!!


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
VelkanДата: Суббота, 07.01.2012, 20:07 | Сообщение # 25
Охотник и рыбак
Группа: Модераторы
Сообщений: 3809
Награды: 13
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
— Чем могу быть полезен, миссис? — Мисс! — Приношу свои извинения, но всё-таки, чем может быть служить прекраснейшей сударыне,

Как это мисс и сударыня сочетаются? Может милой леди?
А так извени не читал твою ветку. Все собираюсь, то времени нет, то свое затягивает.


Делай что должно, случится чему суждено.
 все сообщения
ImperialistДата: Суббота, 07.01.2012, 20:32 | Сообщение # 26
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Velkan)
Как это мисс и сударыня сочетаются? Может милой леди?

ГГ не англичанин.
Quote (Velkan)
А так извени не читал твою ветку.

Ничего страшного, коллега. Я вон Дыка исписал всего, а он молчит wink


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ImperialistДата: Воскресенье, 08.01.2012, 02:06 | Сообщение # 27
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
На сей невеселой ноте мы и распрощались. В дальнейшем пришлось прибегнуть к эпистолярному жанру, потому что Ректе всё время ссылалась на непонятное оживление в торфяных болотах. Кое-какие намеки, позволили мне догадаться, что по необходимости, уважаемая собака сотрудничала с почтенным учреждением Её Величества. Я не осуждаю её, хотя, работа эта радости собаке не доставляла. Увы… На все мои предложения и догадки, клиентка отвечала отрицательно. Даже когда я предложил ей заняться охотой, пусть только для разминки, например, погонять котов, в ответ прочитал гневную отповедь!
«Сэр!! Ваше предложение абсолютно неприемлимо, и только плохое знание реалий нашего мира, может служить Вам извинением! Вы же не догадываетесь даже, что по традициям острова, я не могу, даже в шутку, погнаться за незнакомой кошкой! А знакомиться, эти снобы, категорически отказываются. Видите ли, все они считают, что прибыли на Остров вместе с Магнусом, или, особо скромные, вместе с герцогом Нормандским».
«Уважаю Ваше чувство юмора! Но лучше я поеду в Индию гоняться за тигрицами, чем в Одессу, за кошками. В Индии хоть уши мои будут целы»
.*
Динозавр заглянул в дверь, и смущенно откашлялся:
— Хозяина. Там начальника пришла, шибко-шибко громко говорит, однако…
Я изумленно поднял бровь, но потом заметил в передней лапе Сант-Петербургские «Куранты», и успокоился. Значит, у нас наступил русский период, это хорошо.
— Хорошо Чи-хай, пригласи начальника, и подай самовар.
— Старший лейтенант Канашенков. Проверка паспортного режима!
— Что-о-о?!! Какой, к лешему, паспортный режим во времена Тюдора?
Парень, в знакомой до ностальгической боли форме, засмущался.
— Извините, но по обмену опытом, Скотланд-Ярд решил провести паспортизацию, заодно проверить население.
— На предмет «лиц кавказской национальности»? — Усмехнулся я, вставая из-за стола, — В парламенте будет шум и крики.
— Будет, — согласился старший лейтенант, — Но пока его нет.
— Хорошо, хорошо. Кстати, поздравляю вас с третьей звездочкой, заслужили.
— Благодарю вас. Но всё-таки, как насчёт паспорта?
— Пойдёмте, документы я держу не здесь.
Спустившись в подвал, я с кряхтением открыл дверь, и пригласил милиционера в святая святых — мой личный архив. Внимательно осмотрев голограмму, Канашенков скептически взглянул на оригинал, и пробурчал что-то вроде «похудели вы, изрядно».
Я пожал плечами, возраст, однако.
— Подпись какая-то, неразборчивая, — продолжал ворчать старший лейтенант.
Я нагнулся над диабазовой плитой, и пригляделся:
— А-а-а… Это Тиран коготь сломал, поэтому в слове «Tyrannosaurus» буковка «r» плохо процарапалась. И, товарищ старший лейтенант… Может быть, всё-таки скажете, зачем следователь паспортный режим проверяет?
— Я не обманывал! — Возмутился Мишка, — Только вот, попутно, надо вам гражданин архивариус напомнить, что осуществление розыскной деятельности без лицензии, недопустимо. Просили меня местные коллеги.
Фокус с бровью мне удался и на этот раз, так что Канашенков засмущался.
— Значит стуканули, — задумчиво константировал я, приглашая милиционера к самовару, — Что же, будем внимательнее следить за улыбками без котов. Но товарищ старший лейтенант, розыск по архивам, это моё ремесло. Причём, основное. Так что я закон не нарушаю. Вы пейте чай-то, пейте. С чеширским, местным, местным, не беспокойтесь, я разберусь сам, строго по закону. Как, кстати, здоровье вашей супруги? Хорошо? Просто замечательно, привет ей передавайте. От кого? От архивариуса, имперского…
Канули в вечность ещё несколько дней, и я вынужден был расписаться в собственном бессилии. Увы, предлагаемые варианты, не устраивали Ректе, а шататься по Острову в поисках смысла жизни, да ещё и чужого, к тому же, я не имел ни желания, ни права. Конечно, можно было бы сыграть на скрипке, по методу Шерлока, а потом подобрать оглушенных и выбрать нужного. Но тогда боюсь, придётся предстать перед трибуналом, по обвинению в геноциде.
Вот как, например, Тьмутараканское вольное княжество обвиняет Сибирскую Директорию в геноциде символа государства. Скандал, однако. Не зря же «Ньюс тудей» поместила материал на первую страницу. Хотя дело не стоило и ломаного гроша. Непризнанное никем княжество периодически объявляло то, иск к «Доместос», то войну китайцам за мелки. Ходили упорные слухи, что люди там только для ширмы, а всеми делами занимаются мутанты-тараканы, но я этим слухам не верил. Такого никто не напишет! Хотя… Нет, не может быть!! Всё-таки я сохранил веру в авторов, пусть и слабую. На второй странице сообщалось о перерыве в переговорах Светлых и Тёмных сил. «Стороны разошлись для консультаций». Скукотища… С самого начала четвёртой эпохи переговорщики спорят, о чём же они всё-таки договариваются. Самый старый, Кощей Бессмертный вообще переселился в Швейцарию, чтобы удобней было чахнуть над златом, и на все вопросы только рычит, ссылаясь на склероз. В войне в Голливуде наступил перерыв, стороны дружно жаловались в Гаагу, обвиняя Светлых в геноциде, а Тёмных в принудительной вербовке среди пленных и павших. Что-то крупно испортилось в мире, везде геноцид, опять что ли конец света?
Солнце скрылось, и я тревожно поднял голову, зонтик-то забыл. В небе, нещадно дымя, летел дирижабль. Взглянув на часы, недовольно покачал головой, точно конец света неминуем, «Виндзорский почтовый» опаздывал на три минуты. Рядом вежливо откашлялись, Ректа сидела рядом, и грустно смотрела на меня большими глазами из-под роскошных ресниц. Я вздохнул, и уже открыл рот, но случилось чудо! Чудо было одето в пышное розовое платье и неслось стремглав. Возле собаки оно затормозило, и прощебетав, что-то, вроде «здраствуйтеменязовутиришкаяоченьрадавасвидеть», приступило к осмотру собаки. Мисс Баскервиль засмущалась и попыталась сделаться меньше, но было поздно. Указывающий перст упёрся в грудь, и строгий голос спросил:
— Ты гончий пёс?
— Нет, — проскулила Ректа, — Я не гончий, и вообще, не пёс…
— Правда?
— Правда, правда, — пришёл на помощь я, — Детям вообще лгать нельзя. Это, почтенная собака Баскервилей, ужас, летящий на крыльях ночи.
Девочка обошла собаку, особенно внимательно приглядываясь к спине, и с обидой заявила:
— Она совсем не похожа на ужас, она добрая! И где её крылья?
— Уже нет, то было в детстве, она просто игралась.
— А Большую Медведицу она не обижала?
Ректа даже рыкнула вполголоса, от возмущения:
— Медведиц я не обижала!! Даже Малую, проказницу, когда она на моем хвосте зубки точила.
— Маленькие, они вообще проказницы, — со знанием дела подтвердило чудо в розовом платье. А потом добавило, — А я совсем устала, после болезни, а меня на детской площадке будет Часовой Большей Медведицы сейчас искать…
Собака взволнованно посмотрела на меня:
— Надо помочь ребёнку! Мы потом договорим…
Моя помощь была в том, что я помог маленькой капризе забраться на спину собаки. Спрятав улыбку в седых усах, я долго смотрел вслед осторожно идущей собаке, с розовым, пока смирным вихрем на спине. Пожалуй, моё дело сделано.
Через несколько дней я осторожно подобрался к детской площадке, и успокоился окончательно. Большая чёрная собака, вышагивала по песку с видом королевы. В свернутом колечком хвосте спал маленький котенок, в зубах висел щенок, зевая во всё горло, а на спине сидели счастливые малыши. Рядом бегала Иришка, то и дело, корректируя курс, чтобы обойти лужу, или не наступить на безмятежно спящего дракончика.
Все мы вышли из детства. Но лучшие из нас вернулись обратно, чтобы сделать счастливее детство других.

* Выдержки из писем опубликованы с любезного разрешения Ректе Баскервилей (фамилия девичья)


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Воскресенье, 08.01.2012, 05:26 | Сообщение # 28
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Я вон Дыка исписал всего, а он молчит
Это Кыд-то? Извини, но фигня. Вот "Соломинка для блицкрига" - ВЕЩЬ! А "Когда наша не пропадала" - Сон Бухого Разума. Есть вещи которые пародировать БЕССМЫСЛЕННО. Роман-пародия на романы-о-попаданцах - муть, ибо чем ещё может быть пародия на муть? wink Затянувшаяся шутка перестаёт быть смешной. Тут или аля Кошкин, ну или твоё-же "Цветное время". А бабахать большую форму с длинными линиями героев, затяжным сюжетом... Тут, ИМХО, ГЕГ и КИЧ нужны, а не ПОВЕСТВОВАНИЕ с аналогиями. Помнишь, как у АБС в "Понедельнике"? Путешествие на машине времени в прошлое и будущее литературное?


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
ImperialistДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:42 | Сообщение # 29
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
Quote (Дык)
Извини, но фигня.

Ага, понятно. Благодарю, больше беспокоить никого не буду.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
ДыкДата: Понедельник, 09.01.2012, 17:21 | Сообщение # 30
Хмельной Вепрь
Группа: Станичники
Сообщений: 1077
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Imperialist)
Ага, понятно. Благодарю, больше беспокоить никого не буду.
Кузьмич, не расстраивайся!(с) Империалист, "Время", лично я, читаю с удовольствием. smile А "Когда наша не пропадала" - ИМХО, вещь крайне не удачная. Фигня короче.
З.Ы. Ты-ж бронтазювр, шкуру пора и отрастить потолще wink А то прям как "маленькая серенькая птичка" из анекдота. tongue


" Коли умный предлагает выпить, то только дурак откажется!" Онуфрий Заглоба.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Imperialistа » ЦВЕТНОЕ ВРЕМЯ (О динозаврах, о людях, о жизни)
Страница 1 из 712367»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017