Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: curser, Беркут, PKL  
Форум Дружины » Подьяческая изба-писарня » Проект Валах » Технологии для "Валаха" (здесь прописываем технологии того времени и инновации)
Технологии для "Валаха"
КержакДата: Среда, 10.11.2010, 15:32 | Сообщение # 1
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Тема будет посвящена детальному разбору техники конца 15 века
 все сообщения
PKLДата: Понедельник, 15.11.2010, 19:31 | Сообщение # 2
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6519
Награды: 62
Статус: Offline
Молдавские и турецкие меры

В отличие от России, где система мер была упорядочена ещё в XVIII в., в Молдове в то время царил разнобой в измерении. Молдавские меры впервые упоминаются в документах XV в., но период их приведения в систему здесь затянулся. Это вызвано прежде всего османским господством: часто применялись не местные, а турецкие меры, в свою очередь, далёкие от совершенства.

Линейные меры

Пражина (prajind, «жердь») = 6,69 м. Она делилась на 3 сажени (stanjeni), или 4 шага (pas), или 24 ладони (palme).

Стынжен (stanjen, сажень) = 8 ладоней. Размер стынжена в источниках колеблется от 1,64 до 2,23 м, а в документе 1514 г. - даже 2,88 м (CocfrlU 1991: 186). Различались госпо-дарская сажень (stanjen domnesc), обычная

Сажень (stanjenprost), «сажень среднего человека» (stanjen de от de mijloc) и т.п. В 1875 г. сажень считалась равной 1,996 м. Кроме того, квадратная и кубическая сажень (stanjen patrat, stanjen cubic) служили также единицами площади и объёма.

Шаг (pas) – римский passus duplex («двойной шаг», то есть двумя ногами): 6 ладоней, или примерно 1,67 м.

Ладонь (palma) равнялась одной шестой шага или одной восьмой сажени. «Обычная ладонь» (palmaproasta) составляла 20,5-25,5 см, «господарская ладонь» (palma domneasca) - 25,5-28,5 см.

Меры площади

Фалча, фальча (falce, рум.) - основная мера сельскохозяйственных угодий, равная одному дню покоса. Делилась на 3 погона или 80 пражин. Размер фалчи в средние века колебался от 0,5 до 1 га (Cocirla 1991: 183); в XIX в. - 1,43 га (История народного хозяйства).

Погон (pogori) - треть фалчи, в Румынии считался равным 5012 кв.м.

Пражина (prajinajalceasca) - в XIX в. равнялась 0,0179 га.

Меры веса и объёма

Постоянные исчисления прежде всего дани Стамбулу привели к тому, что в Молдове использовались в основном турецкие меры веса и объёма. Крупнейшей из них была константинопольская кила, равная примерно 22 кг. Более мелкой единицей была ока (турецкая okka). В качестве меры объёма она делилась так:

Ока (оса)..................................................4 литры........................................................ 1,52 л

Литра (litra)..............................................2 чинчзечь..................................................... 0,38 л

Чинчзечь (cincizeci)....................................50 драхм......................................................0,19 л

Драхма (dram).............................................................................................................. 3,8 мл

Кроме того, как и в России, объём измерялся в бочках и вёдрах. Бочка {poloboc) coдержала 70 или 100 вёдер. Стандартное ведро (vadra) в Валахии равнялось 12,88 л, в Молдове – 15,2 л (Сос1гШ 1991:186-187). Весовые единицы были те же:

Ока (оса).....................................................4 литры....................................................1,28 кг

Литра (litra)..............................................100 драхм....................................................320 г

Драхма (dram)..................................................................................................................3,2 г

Наряду с этим, применялась и «малая» (фальшивая) ока.



Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
КержакДата: Понедельник, 15.11.2010, 20:44 | Сообщение # 3
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Рубль, гривна, деньга

В Новгороде в XIII веке наряду с названием "гривна" стало употребляться название "рубль". Так стали называть новгородскую гривну, которая представляла собой слиток серебра палочкообразной формы, длиной 14-20 см, с одной или несколькими вмятинами на "спинке" и весом примерно 200 г. Первое известное упоминание о рубле относится к концу XIII века. О нем говорится в берестяной грамоте Великого Новгорода, датируемой 1281-1299 гг.

Долгое время считалось, что слово "рубль" происходит от глагола рубить, мол, гривны серебра разрубались нашими предками на две части - рубли, а те в свою очередь рубились еще на две части - полтины. Однако в настоящее время доказано, что гривны серебра и рубли имели одинаковый вес. Скорее всего, рубль обязан своим названием древней технологии, по которой серебро заливалось в форму в два приема - на платежных новгородских слитках хорошо заметен шов на ребре. Корень "руб", по мнению специалистов, означает край, кайма. Кстати, "руб" на украинском, белорусском и польском - рубец, а на сербскохорватском - шов, кайма. Таким образом, термин рубль, скорее всего, следует понимать как "слиток со швом".

Рубль получил на Руси широкое распространение. Появляется московский рубль, форма и вес которого копирует новгородский. Также широкое распространение получили западнорусские или литовские рубли, которые имели ту же форму, что и новгородские, но длиной были 10-17 см и весом 100-105 г.

[img]http://numizmat.ru/netcat_files/Image/image001(137).jpg[/img]

ля изготовления рублей нужно было много серебра, а своих приисков на Руси в те далекие времена наши предки не имели. Поэтому рубли лились из накопленных ранее запасов серебряных монет - дирхемов арабских государств Сасанидов, Аббасидов, Саманидов, денариев Византийской империи и монет города Херсонеса. А также из лепешкообразных германских слитков серебра, поступавших через Новгород. Который стал для Древней Руси основным поставщиком серебра, так как сохранял наиболее стабильные связи с Западной Европой.
В XV веке рубль окончательно вытеснил гривну из обращения, став, по сути, единственной (если не считать полтину) реальной платежной единицей без монетного периода на Руси.
С конца XIV века началась чеканка русской серебряной монеты - деньги. Её вес равнялся 0,93 г и соответствовала 1/200 гривны серебра. Чеканка денег связана с борьбой великого князя Дмитрия Донского (1362-1389) против татар. Кроме Дмитрия Донского, чеканкой денег с различным оформлением занимались многие удельные князья.
Будучи разменным, на монеты, рубль был способен удовлетворять мелкие платежи. Увеличение масштабов чеканки монет и беспрерывная их порча пошатнула устойчивость рубля. В результате этого с середины XV века рубль перестал быть слитком и в сфере денежного обращения остался счетным понятием.

[img] http://numizmat.ru/netcat_files/Image/image002_edited (5).jpg[/img]

В 1534 году на Руси Еленой Глинской - матерью малолетнего Ивана IV Васильевича "Грозного" (1530-1584) была проведена денежная реформа (унификация денежной системы). Целью, которой был запрет, всех старых Русских и иностранных монет (обрезанных и необрезанных), и замена их новой монетой - копейкой.
После денежной реформы рубль продолжал оставаться счетной единицей, но содержал в себе 68 г чистого серебра и был равен 100 московским копейкам или 200 новгородским деньгам или 400 полушкам (половина деньги или четверть копейки). Но, несмотря на это, русская монетная система вплоть до начала XVIII века была, пожалуй, самой отсталой в Европе.

В 1654 году при царе Алексее Михайловиче (1645-1676) впервые были выпущены реальные рублевые серебряные монеты - "ефимки", перечеканенные из западногерманских талеров - полноценных ходячих монет Европы. На монете впервые была помещена надпись "рубль", на лицевой стороне - двуглавый орел, на оборотной - царь на коне. Однако в это время рубль был неполноценной монетой, он содержал меньше серебра, чем 100 серебряных копеек. Фактическая его стоимость равнялась 64 копейкам. В 1655 году выпуск "ефимков" был прекращен, на смену им пришли полновесные талеры с клеймом (всадник на лошади и год - 1655), которые получили название "ефимки с признаками".

http://numizmat.ru/netcat_files/Image/image003 (77).jpg

В конце XVII века в России развивался денежный кризис. И тогда великий реформатор государства Российского - Петр I Алексеевич Романов "Великий" (1672-1725), решил ввести новую денежную систему, которая бы отвечала все возрастающей коммерции. Реформа проводилась постепенно в течении 15 лет.
За время реформы, в 1701 году, были введены в обращение золотые монеты - червонец (3 рубля), равный по весу западноевропейскому дукату (3,4 грамма), двойной червонец (6 рублей) и двойной рубль (около 4 грамм). А в 1704 году в обращении появилась медная копейка равная 1/100 части серебряного рубля, который выпускался по образцу западноевропейского талера и весил 28 граммов. Таким образом Россия стала первой в мире государством, которое ввело десятичную монетную систему основанную на рубле и его сотой части - копейке. Эта система была настолько удобной и прогрессивной, что в последствии получила широкое распространение в сопредельных с Россией землях и государствах.

 все сообщения
РОМАНДата: Вторник, 16.11.2010, 14:53 | Сообщение # 4
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (PKL)
Фалча (fake) - основная мера сельскохозяйственных угодий

PKL, там в исходном тексте ошибка, скорее всего Файнридером распознавалось (fake - совсем не по румынски cool ). Правильно так:
Фалча, фальча (falce, рум.)


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
КержакДата: Вторник, 16.11.2010, 19:40 | Сообщение # 5
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
РОМАН, внес коррективы, но вот вопрос - везде указывается что в 15 веке языком в Молдавии был церковно-славянский - изначально близкий к болгарскому

Quote
Церковнославянский язык по своему происхождению — южнославянский, а потому его фонетика ближе к другим южнославянским языкам (таким как болгарский, македонский), чем к русскому. Поэтому многочисленные заимствования церковнославянских слов породили в русском языке своеобразное явление — фонетически выраженную стилевую разницу в парах слов одного и того же корня, например: золото/злато, город/град, рожать/рождать (первое слово каждой пары русское, второе заимствовано из церковнославянского). В образовавшихся таким образом синонимических парах церковнославянское заимствование обычно относится к более «высокому» стилю. В ряде случаев русский и церковнославянский варианты одного и того же слова разошлись (полностью или частично) в семантике и уже не являются синонимами: горячий/горящий, ровный/равный, сбор/собор, порох/прах, совершённый/совершенный, падёж/падеж.
 все сообщения
БеркутДата: Среда, 17.11.2010, 02:08 | Сообщение # 6
Тень
Группа: Старшина
Сообщений: 2892
Награды: 27
Статус: Offline
Кержак, Государственным т.е. на церновно-славянском писали указы, летописи, договоры, но при 60% молдавского населения не использовать молдавский язык нельзя. Скорее всего, в быту страна была двуязыкая. Очень может быть, что церковно- славянский - язык знати, молдавский - простого народа. В средние века это не редкость.


 все сообщения
РОМАНДата: Среда, 17.11.2010, 03:29 | Сообщение # 7
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Беркут)
Очень может быть, что церковно- славянский - язык знати, молдавский - простого народа.

Весьма вероятно. Если сопоставить
Quote (Кержак)
везде указывается что в 15 веке языком в Молдавии был церковно-славянский
и "Формирование румынского языка закончилось в XI веке с уменьшением влияния Византийской империи.
Характерной чертой румынского языка является отсутствие диалектов. Наречия Мунтении, Молдовы, Марамуреша, Баната и Трансильвании почти не различаются, за исключением малого числа регионализмов." (отсюда)
то вполне обоснован вывод Беркута:
Quote (Беркут)
Скорее всего, в быту страна была двуязыкая.


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
КержакДата: Среда, 17.11.2010, 07:57 | Сообщение # 8
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Беркут, РОМАН, у меня ощущение что по большому счету на ц-славянском собсно говорили все. он был не только языком знати но и языком церковной службы...
 все сообщения
БеркутДата: Четверг, 18.11.2010, 00:24 | Сообщение # 9
Тень
Группа: Старшина
Сообщений: 2892
Награды: 27
Статус: Offline
Кержак, не думаю... В Зап. Европе службы велись на латыни, но это не значит, что все на ней говорили.. Если проводить параллель с нашим временем, это примерно как Индия и английский. т.е. в городах, при дворе, в деловой переписке один язык, в быту другой.


 все сообщения
КержакДата: Четверг, 18.11.2010, 07:34 | Сообщение # 10
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Беркут)
Кержак, не думаю... В Зап. Европе службы велись на латыни, но это не значит, что все на ней говорили.. Если проводить параллель с нашим временем, это примерно как Индия и английский. т.е. в городах, при дворе, в деловой переписке один язык, в быту другой.

спорить не буду, но надо учитывать, что русинов было как мин 1/3 от общего населения + болгары и тд.
то есть на руском говорили многие, даже очень многие...
но конечно и молдавский бытовал, само собой.
 все сообщения
КержакДата: Воскресенье, 06.03.2011, 06:31 | Сообщение # 11
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
История литейного производства в России
Расцвет литейного дела в Древней Руси пришелся на конец XII - начало XIII века. В это время появились двусторонние формы из твердого камня с разветвленными литниковыми системами, позже стали применять формовку в глине. Металл плавили в тиглях. Производили медные и бронзовые изделия - предметы домашнего обихода, украшения, оружие (наконечники для стрел и копий, клинки).
Во времена правления Ивана III началась активная отливка пушек сначала из бронзы, а затем из чугуна. Русская артиллерия того времени становится самой мощной в мире.
В XV веке из чугуна в 1445 году начинают отливать трубы, а в 1469 г. - гири для весов.
В технологии формировки XVI в. применяли в основном сырой кварцевый песок и смешанную с шерстью глину. Позже стали применять гипс.
В 1586 г. Знаменитым московским литейщиком Андреем Чоховым была отлита известная на весь мир бронзовая Царь-Пушка, или Дробовик, весом 2400 пудов. (39400 кг), калибром 730 мм, с весом ядра 120 пуд. (1970 кг) и зарядом пороха 30 пуд. (490 кг).
Уже в конце XVIII века Россия вышла на первое место в мире по производству чугуна. Тогда же сложились и основные приемы ручной опочной формовки, дошедшие до наших дней. Развитие способов формовки для литья сложных отливок привело к созданию способа изготовления стержневых форм, который и применяют в настоящее время при производстве отливок, особенно в станкостроении.
Во второй половине XIX века значительно расширилась номенклатура, и увеличился объем производства отливок, в литейном производстве чугуна стали применять вторичную плавку, усовершенствовался метод формовки. Появилась сталь, начали применять новые разливочные ковши. Это позволяло изготовлять отливки массой до 10 т. К этому периоду относится начало планомерных исследований в области литейного производства. Основоположниками науки о литье являются выдающиеся русские ученые - металлурги П. П. Аносов, Д. К. Чернов, А. С. Лавров и др.
Московский литейщик - Иван Моторин вместе со своим сыном Михаилом отлил в 1735 г. Из бронзы величайший в мире Царь-Колокол, весящий 196800 кг.
В 1777 г. По модели скульптора Э. М. Фальконе была отлита грандиозная по размерам и сложная по технике исполнения конная статуя Петра I (Медный всадник). Значительная часть работ по ее изготовлению производилась в государственной литейной мастерской при Академии художеств, основанной в Петербурге в 1764 г.
Производством художественного литья в России в то время занимались и частные заводы. В середине XVIII века стали широко известны Каслинский и Кусинский заводы на Урале. Каслинсие изделия из чугуна не раз экспонировались на международных выставках в Париже, Вене, Филадельфии, Копенгагене, Стокгольме. В 1900 г. На всемирной выставке в Париже Каслинский чугунный павильон получил высшую награду Гран-при и приобрел мировую известность. Уральские мастера получили большое признание, а их творение - статус непревзойденной вершины литейного искусства.
 все сообщения
КержакДата: Понедельник, 07.03.2011, 12:59 | Сообщение # 12
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Именно в городах начинается «техническая революция» зрелого средневековья.
С XI в. повсеместно внедряется обожженный кирпич, облицовочный кафель, черепица.
К XII в. были освоены такие методы обработки металла, как
сварка, термическая обработка, горячая и холодная ковка, штамповка, вытяжение, изгибание, протягивание, шлифовка, чеканка.
В XIII в. уже известны строгание, сверление, обточка и полировка.
Развивается производство стекла, витражей, зеркал.
В XII в. появляются ручные и педальные станки (ткацкие и токарные),
в XIV– XV вв.– кривошипные механизмы, зубчатые передачи, сверлильный станок, подъемный кран, землеройная машина.
Был сконструирован и первый автомат – механические часы, башенные, а затем комнатные и карманные.
 все сообщения
КержакДата: Вторник, 08.03.2011, 15:45 | Сообщение # 13
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
отрывки из книги 1804 года "Искусство лить пушки" сочинение г-на Монжа

Первые упоминания о появлении пушек на Руси, документально зафиксированы всего несколькими архивными документами.
1. – В летописи («Софийском временнике») имеется сообщение, что при обороне Москвы от татар в 1382 году русские применяли огнестрельное оружие «тюфяки («тюфяк» испорченное татарское слово «тюфнек» означает ружье), пущаще в них ... а иные великими пушками». Это указывает на наличие неких огнестрельных орудий в Москве во время осады ее Тохтамышем (1382 г.). Однако, при этом не учитывается не только факт последующего захвата Москвы, а значит и этих пушек татарами, но и того, что первые на Руси орудия скорее всего были трофейными – захваченными во время похода 1376 г. московской рати князя Дмитрия Михайловича Боброка Волынского на Волжскую Болгарию.
2. - В Голицинской летописи говорится, что пушки были привезены от немцев: «...лета 6879 (1389 г.) вывезли на Русь арматы (от лат. arma - оружие) и стрельбу огненную и от часу уразумели из них стреляти». Этот же исторический факт подтверждается в записи Тверской летописи, в которой под 1389 г. было отмечено: "Того же лета из немец вынесоша пушкы".
Из приведенных исторических фактов можно твердо заявлять что;
Первые огнестрельные орудия (тюфяки и пушки) появились на Руси в конце XIV века. На это указывает следующий факт - в 1408 г. осадивший Москву эмир Едигей, зная о наличии в Твери первоклассной артиллерии, послал за ней царевича Булата. Лишь откровенный саботаж тверского князя Ивана Михайловича, чрезвычайно медленно готовившего "наряд" к походу, вынудили Едигея изменить планы: взяв с москвичей денежный выкуп (3 тыс. рублей), он ушел в Орду.
Какие либо другие утверждения историков о времени и событиях появления пушек на Руси, по сути могут быть только домыслами.
(В 1400 году в Москве начинают изготавливать порох.)
Летописцы того времени рассказывают, что пушки заряжали ядрами такого веса, «...яко можуху четыре мужи сильнии подъяти». Стреляли они «на полтора перестрела». По этим скупым сообщениям летописцев удалось определить калибр пушки и дальность стрельбы. Ядро, которое с трудом могли поднять четыре человека, должно было весить не менее 10 пудов (160 кг). А диаметр гранитного 10-пудового шара — примерно 40 сантиметров. Стреляли эти 400-миллиметровые пушки на 200—250 метров — в полтора раза дальше полета стрелы.
Первые русские орудия были железными. Их ковали из полос металла толщиной 7-10 мм, сгибали, придавая форму ствола, и сваривали. На такой ствол надевали следующий изогнутый лист железа и опять сваривали. Потом процедуру повторяли. Получались фрагменты ствола из трех слоев железа длиной от 200 до 230 мм. Секции приваривали друг к другу, получая ствол нужной длины. Другой способ изготовления пушечных стволов предполагал обмотку цельнотянутой железной проволоки стержня с последующей ее проковкой. В этом случае казенную часть изготовляли, забивая в будущий ствол конусообразную металлическую заглушку в нагретом состоянии.
Сохранилось несколько кованых пушек, поэтому мы знаем, что на изготовление средних размеров пищали калибра 50 мм и длиной 1590 мм шло 7 секций трубы. Интересно, что поперечные и продольные швы, получавшиеся при сварке стволов орудий, были очень хорошего качества, что свидетельствует о высоком мастерстве русских мастеров-оружейников. Известны железные русские пушки, кованые из цельной заготовки. Так образом была изготовлена мортира (верховая пушка), хранящаяся в Тверском историческом музее.
С огнестрельными орудиями европейцы познакомились у арабов. Их называли «мадфаа», что по-арабски означает «выдолбленная часть». В XIV веке огнестрельное оружие распространилось по всей Европе.

Первый с исторической достоверностью установленный случай применения огнестрельного орудия в европейских войнах имел место на итало-германской границе во Фриоле в 1331 г. во время нападения на город Чивидале двух рыцарей — Крейцберга и Шпангенберга. Судя по тексту хроники, орудия были малого калибра и никому вреда не причинили.
В 1340 г. при осаде крепости Терни папские войска применяли «гремящие трубы», метавшие болты, а в 1350 г. во время осады замка Сауэроло — бомбарды, стрелявшие круглыми пулями весом около 0,3 кг. Французы впервые использовали пушки при осаде города Пюи-Гийома в 1338 г.
В полевой войне орудия впервые были применены англичанами против французов в битве при Креси в 1346 г., а затем в битве при Пуатье в 1356 г. Обе битвы англичане выиграли, и, надо полагать, пушки хорошо дополнили огонь английских лучников.

Кованые орудия находились на вооружении русской армии в течение всего XV в. Их изготавливали калибром 24 - 110 мм, массой 60 - 170 кг. Первые тюфяки, пушки и пищали не имели прицельных приспособлений, но необходимость корректировки стрельбы очень скоро вызвала появление простейших прицелов – мушек и прорезей, а затем трубчатых и рамочных прицелов. Для придания угла возвышения орудию, находившемуся в дубовой колоде, использовали систему клинообразных вкладышей, при помощи которых приподнимали пушечный ствол на необходимую высоту.
Новый этап в развитии русской артиллерии был связан с началом литья медных орудий. Внедрение новой технологии улучшило качество "наряда" и позволило перейти к изготовлению пушек-пищалей и мортир крупного калибра. Литые орудия стоили дороже, но стреляли дальше и более метко, чем кованые. Для их отливки в 1475 г. у Спасских ворот была основана Пушечная изба, которую позднее перенесли на берег Неглинной. В этой "избе" изготовляли пушки мастер Яков с учениками Ваней и Васютой, а позднее с неким Федькой. Первое на Руси литое медное орудие (шестнадцатипудовая пищаль) было изготовлено мастером Яковом в апреле 1483 г.. Им же отлита в 1492 г и самая древняя из дошедших до наших дней литых пушек. Длина пищали – 137,6 см (54,2 дюйма), вес – 76,12 кг (4 пуда. 26 фунтов), калибр – 6,6 см (2,6 дюйма). В настоящее время пищаль мастера Якова хранится в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге.
Определенную роль в улучшении качества русских артиллерийских орудий сыграли итальянские и немецкие мастера, работавшие в конце XV - начале XVI вв. в московской Пушечной избе. Хорошо известный строитель Успенского собора "муроль" (архитектор) Аристотель Фиораванти прославился искусством лить пушки и стрелять из них. О признании артиллерийских способностей знаменитого болонца свидетельствует его участие в походе 1485 г. на Тверь, во время которого старый мастер состоял при полковом "наряде". В 1488 г. Пушечная изба сгорела, но вскоре после уничтожившего ее пожара на старом месте появились несколько новых пушечных изб, в которых возобновилось производство артиллерийских орудий. В XVI в. московский Пушечный двор превратился в большое литейное производство, где изготовляли медные и железные орудия различных типов и снаряды к ним. Пушки и ядра делали и в других городах: Владимире, Устюжне, Великом Новгороде, Пскове. Традиции пушечного производства не были забыты в этих городах и в XVII в. В 1632 г. в Новгороде "по приказу боярина и воеводы князя Юрья Яншеевича Сулешева с товарыщи" была отлита "пищаль железная с немецкого образца, весом 2 пуда 2 гривенки, ядро по кружалу в четверть гривенки, станок обит железом на Немецкое дело".

Кроме Аристотеля Фиораванти, создавшего в Москве первую крупную литейную пушечную мануфактуру, в документах той эпохи упоминаются и другие мастера пушечного дела: Петр, приехавший на Русь в 1494 г. вместе с архитектором Алевизом Фрязиным, Иоганн Иордан, командовавший рязанской артиллерией во время татарского вторжения 1521 г., еще раньше Павлин Дебосис, в 1488 г. отливший в Москве первое орудие большого калибра. В начале XVI в. при Василии III в Москве работали пушечные мастера-литейщики из Германии, Италии и Шотландии. В 1550-1560-х гг., в русской столице лил пушки иноземный мастер Каспар ("Кашпир Ганусов"), о котором известно, что он был учителем Андрея Чохова. Им было изготовлено не менее 10 артиллерийских орудий, в том числе "Острая панна", аналог немецкого орудия "Sharfe Metse". Бок о бок с иностранцами работали русские мастера: Булгак Наугородов, Кондратий Михайлов, Богдан Пятой, Игнатий, Дорога Болотов, Степан Петров, Семен Дубинин, Первой Кузьмин, Логин Жихарев и др. предшественники и современники Чохова. Впервые имя этого блистательного мастера встречается в литых надписях на орудийных стволах 1570-х гг. с пояснением: "делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов". Он отлил несколько десятков пушек и мортир, некоторые из которых (именные "Лисица", "Троил", "Инрог", "Аспид", "Царь Ахиллес", сорокатонная "Царь-пушка", "огненная" пищаль "Егун", "Стоствольная пушка", стенобитная пушка "Соловей", серия мортир "Волк" и др.) стали шедеврами литейного дела. Известно, что над изготовлением пищали "Царь Ахиллес" под руководством Чохова работало около 60 человек. Последней из дошедших до нас работ великого пушечного мастера стала полковая медная пищаль, изготовленная им в 1629 г. Орудия, отлитые Андреем Чоховым, оказались очень долговечными, ряд из них использовался даже в годы Северной войны 1700-1721 гг.
Чохов и другие мастера, среди которых было 6 его учеников (В. Андреев, Д. Богданов, Б. Молчанов, Н. Павлов, Н. Провотворов, Д. Романов) работали на новом Пушечном литейном дворе, построенном в 1547 г. в Москве. Именно здесь было начато производство "великих" пушек, прославивших имена их создателей. Артиллерийские орудия создавались также в Устюжне Железнопольской, Новгороде, Пскове, Вологде, Великом Устюге, с XVII в. в Туле. В XVII в., по неполным данным, литьем пушек занималось 126 мастеров.
По своим характеристикам русские орудия XV-XVII вв. можно разделить на 5 основных типов. Пищали – обобщенное название артиллерийских орудий, предназначенных для настильной стрельбы по живой силе и оборонительным укреплениям противника. В качестве снарядов к ним использовались не только сплошные ядра (весом до 40 кг.), но и каменный и металлический "дроб". Среди пищалей были большие орудия и малокалиберные "волконеи" (фальконеты). Верховые пушки (мортиры) – короткоствольные артиллерийские орудия крупного калибра с навесной траекторией стрельбы, предназначавшиеся для разрушения крепостных сооружений и зданий, находящихся за городской стеной. В качестве снарядов к ним использовались каменные ядра. Тюфяки – небольшие артиллерийские орудия, предназначенные для стрельбы металлическим и каменным дробом по живой силе противника. Сведения об их изготовлении относятся даже к началу XVII в. В этот период в арсеналах русских городов встречались тюфяки на лафетах. Так, в Старице в 1678 г. находилась "пушка тюфяк железной в станку окован железом на колесах". В некоторых крепостях вся артиллерия состояла из орудий этого типа и затинных пищалей. В описании Борисова Городка 1666 г. упоминаются стоявшие "в воротех 3 тюфяка медные дробовики". "Сороки" и "органы" - малокалиберные многоствольные орудия залпового огня. Затинные пищали – малокалиберные орудия, предназначенные для настильной прицельной стрельбы большими свинцовыми пулями. Имелось два типа затинных пищалей, различавшихся по способу крепления ствола. В первом случае пищаль помещалась в специальный станок. Орудия, устроенные подобным образом, упоминаются в описании псковского и торопецкого "наряда" 1678 г. (в Пскове было "147 пищалей затинных в станках", а в Торопце – 20 таких орудий). Во втором случае ствол закреплялся в ложе, наподобие ружья. Отличительной особенностью затинных пищалей второго типа являлось наличие "гака" - упора, цеплявшегося при стрельбе за крепостную стену или любой выступ для уменьшения отдачи. Отсюда происходит второе название затинной пищали – "гаковница".
В начале XVII в. в нашей стране делается попытка ввести первую классификацию артиллерийских орудий по их весу и весу снаряда. Создателем ее стал Онисим Михайлов, предложивший в своем "Уставе" разделить русские пищали и верховые пушки на несколько основных типов. Составитель "Устава", рекомендовавший ввести 18 типов орудий, безусловно, использовал опыт европейской артиллерии. В Испании при Карле V было введено 7 образцов орудий, во Франции – 6 (до 1650 г. в этой стране не было мортир), в Нидерландах – 4 основных калибра. Впрочем и в Европе тенденция к сокращению основных типов орудий не всегда выдерживалась. В XVII в. в Испании их было уже 50, с 20 различными калибрами.

В России первый шаг к унификации артиллерийских орудий и боеприпасов к ним был сделан в середине XVI в., когда при изготовлении их стали использоваться определенные шаблоны ("кружала").
Сохранился интересный перечень пушек и пищалей, находившихся при армии Ивана Грозного во время его похода в Ливонию в 1577 г. В этой кампании русский стенобитенный и полковой "наряд" насчитывал 21 пушку и 36 пищалей, в том числе знаменитые чоховские "Инрог" (отлитая в этом же 1577 г., по-видимому, специально для Ливонского похода), "Аспид" и "Лисица". В разрядной записи не только названы все пушки и мортиры, но и сообщены их основные характеристики (вес ядра). Благодаря этому можно установить, что для некоторых типов орудий – "верхних пушек Якобовых", "полуторных" и "скорострельных" использовались единообразные по весу снаряды. Приведем весь список целиком:
"Да в тот же поход пометил государь наряду: пищаль "Орел" – ядро потретья пуда (2,5 пуда – В.В.) и пищаль "Инрог" – ядро семьдесят гривенок (28,6 кг.), пищаль "Медведь" – ядро пуд, пищаль "Волк" – ядро пуд, пищаль "Соловей московской" - ядро пуд, пищаль "Аспид" – ядро 30 гривенок (12,3 кг), две пищали "Девки" – ядро по 20 гривенок (8,2 кг.), две пищали "Чеглик" да "Ястробец" – ядро по 15 гривенок (6,1 кг), две пищали "Кобец" да "Дермблик" ядро по 12 гривенок (4,9 кг.), две пищали "Собака" да "Лисица" - ядро по 10 гривенок (4 кг.), деветнадцеть пищалей полуторных – ядро по 6 гривенок (2,4 кг.), две пищали скорострелных с медеными ядры по гривенке (409 г.), пушка "Павлин" – ядро 13 пуд, пушка "Кольчатая" – ядро 7 пуд, пушка "Ушатая", которая цела, ядро 6 пуд, пушка "Кольчатая" новая – ядро 6 пуд, пушка "Кольчатая" старая – ядро 6 пуд, пушка "кольчатая" другая старая – ядро 6 пуд, четыре пушки верхних "Якобовых" – ядро по 6 пуд, пушка "Вильянская" ядро 4 пуда, восмь пушок "Олександровских" – ядро по пуду с четь".Для обслуживания этого великого "наряда" помимо артиллеристов (пушкарей и пищальников) было выделено 8600 пеших и 4124 конных посошных людей (всего 12724 человека). В годы Смоленской войны 1632-1634 г. для доставки одной пищали "Инрог" понадобилось 64 подводы, еще 10 подвод требовалось под "стан с колесы" этой великой пушки.
Неудивительно, что поход 1577 г. стал одним из самых удачных русских походов, когда были захвачены почти все города и замки Ливонии, кроме Риги и Ревеля.

В середине XVI в. русские мастера создали первые образцы артиллерийских систем залпового огня - многоствольные орудия, известные по документам того времени под названием "сорок" и "органов". Первые "сороки" появились в первой половине XVI вв. – о существовании в московской армии таких орудий сообщается в литовском документе 1534 г. В русских источниках "сороковой" порох упоминается, начиная с 1555 г. Среди пушек Ермака в его знаменитом походе в Сибирь было одно такое орудие, имевшее семь стволов, калибром 18 мм (0,7 д). Стволы были соединены общим железным желобком, в который засыпался порох для воспламенения зарядов и производства одновременных выстрелов. Перевозили "сороку" Ермака на двухколесном небольшом стане. Из описания не дошедших до нас "сорок" видно, что характеристики их сильно разнились. На них устанавливалось от трех до десяти стволов, столько, сколько хотел мастер. Другой образец многоствольного оружия - "орган" - изготовляли, закрепляя на вращающемся барабане 4-6 рядов мортирок, калибром ок. 61 мм, по 4-5, а иногда и по 13 стволов в каждом ряду. По-видимому, орудием залпового огня была не дошедшая до наших дней "Стоствольная пушка", изготовленная в 1588 г. Андреем Чоховым. Описание "Стоствольной пушки" сделал участник польской интервенции в Московском государстве начала XVII в. С. Маскевич. Он видел ее "против ворот, ведущих к живому (устроенному на плавучих опорах. – В.В.) мосту" через Москва-реку. Пушка поразила автора, и он подробно описал ее, выделив из "бесчисленного множества" орудий, стоявших "на башнях, на стенах, при воротах и на земле" по всей протяженности Китай-города: "Там, между прочим, я видел одно орудие, которое заряжается сотнею пуль и столько же дает выстрелов; оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиные яйца". А.П. Лебедянская обнаружила упоминание об осмотре пушки в 1640 г. московскими пушкарями, отметившими наличие у орудия серьезных повреждений. С середины XVI в. техника изготовления артиллерийских орудий несколько меняется. В Москве начинают лить первые чугунные орудия, некоторые из которых достигали огромных размеров. Так, в 1554 г. была изготовлена чугунная пушка калибром ок. 66 см (26 дюймов) и весом 19,6 т. (1200 пудов), а в 1555 г. – другая, калибром ок. 60,96 см (24 дюймов) и весом в 18 т. (1020 пудов).Русскую артиллерию того времени высоко оценивали многие современники, одним из самых примечательных стал отзыв Д. Флетчера: "Полагают, что ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как русский царь, тому отчасти может служить подтверждением Оружейная Палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые". Эрик Пальмквист, посетивший Россию в 1674 г., был удивлен хорошим состоянием русской артиллерии, в особенности наличием больших орудий, аналогов которым не было в Швеции.
Наличие собственных квалифицированных мастеров, способных изготовлять орудия разных типов и калибров, а также действия ряда пограничных государств (Литвы, Ливонии), стремившихся ограничить проникновение на Русь европейской военной технологии, вынуждали московское правительство рассчитывать на свои силы при создании новых образцов артиллерийского вооружения. Однако, вывод А.В. Муравьева и А.М. Сахарова о том, что с 1505 г. "в Москву уже не приезжали иностранные мастера пушечного дела", звучит слишком категорично. Известно, что в 1550-1560-х гг. в русской столице работал иноземный мастер Кашпир Ганусов - учитель Андрея Чохова. В годы русско-шведской войны 1554-1556 гг. и Ливонской войны в русскую службу зачисляли всех выказавших такое желание артиллеристов и мастеров из числа пленных шведов и немцев. Наконец, в 1630 г., накануне Смоленской войны 1632-1634 гг., шведский король Густав II Адольф направил в Москву голландского пушечного мастера Юлиса Коета с другими специалистами, знавшими секрет отливки легких полевых орудий – принципиально нового типа артиллерийского вооружения, благодаря которому шведы одержали множество громких побед. Другой посланец Густава II Адольфа Андреас Винниус (Елисей Ульянов) начал строить тульские и каширские оружейные заводы.
В середине XVII в. в 100 городах и 4 монастырях, находившихся в ведении Пушкарскарского приказа находилось на вооружении 2637 орудий. 2/3 из них были бронзовые, остальные – железные. В случае необходимости использовались и "урывки" - пушки и пищали, стволы которых получили повреждения (разорвались при стрельбе), но из которых еще можно было вести огонь по неприятелю. Из общего числа орудий в 2637 единиц, лишь 62 негодились для боя.
Важным техническим новшеством явилось употребление калибровочно-измерительных циркулей - "кружал", нашедших широкое применение при литье пушек и ядер. Эти приспособления впервые упомянуты в грамоте направленной в Новгород 27 ноября 1555 г., вероятно, применялись и раньше. С помощью кружал проверяли диаметры стволов и ядер, предназначенных для того или иного вида пушки с тем, чтобы зазор между ядром и каналом ствола обеспечивал скорость заряжания и надлежащую силу выстрела. C этой же целью для обмотки ядер использовали холст, картон и лен, другие уплотнительные материалы, а готовые ядра хранили в специальных "коробах" - прообразе будущих зарядных ящиков. Об использовании в артиллерийском деле подобного рода подручных материалов свидетельствуют дошедшие до нас документы. Так, во время русско-шведской войны 1554-1557 гг., накануне Выборгского похода в Новгород прислали московских пушкарей, которые должны были научить новгородских кузнецов делать "огнестрельные ядра", возможно, прообраз будущих зажигательных снарядов. Для изготовления их требовалось: "десять холстов, да триста листов бумаги добрые болшие, которая толста, да двадцать два пятька лну мягкого малого, да восмь ужищ лняных, по двадцати сажен ужищо, каковы выберут пушкари, да восмь коробок на ядра и на мешки, да осмеры возжи лычные, да двадцать гривенок свинцу, да восмь овчин". По-видимому, снаряды изготовляли, заворачивая железные ядра в несколько слоев плотной бумаги и ткани, возможно пропитанных горючим составом (смолой и серой), оплетая затем прочными льняными "ужищами".
Несмотря на появление в середине XVI в. колесных лафетов, в XVI и XVII вв. к месту сражения "великие пушки" и мортиры, их "волоки" и "станы с колесы" доставлялись на подводах либо на речных судах. Так, ранней весной 1552 г. перед началом подготовки Казанского похода в Свияжск из Нижнего Новгорода вниз по Волге осадная артиллерия русской армии была доставлена на стругах. Во время зимнего Полоцкого похода 1563 г. большие стенобитные пушки, по словам очевидца, везли волоком, по-видимому, на санях. "Первое стенобитное орудие тащили 1040 крестьян. Второе - 1000 крестьян. Третье – 900 крестьян. Последнее – 800 крестьян". Как правило, пушечные лафеты изготовляли в Москве. В источниках только один раз упоминается об изготовлении 8 "станов" под орудия в Белгороде.
Первый пороховой завод ("зелейная мельница") был построен в Москве в 1494 г., однако на протяжении многих десятилетий изготовление пороха являлось обязанностью тяглого населения. Сохранилось официальное распоряжение властей, согласно которому в 1545 г. перед очередным походом на Казань, новгородцы должны были изготовить для предстоящей войны и внести в казну по пуду пороха с 20 дворов, "со всех дворов чей двор ни буди". В результате собрали необходимые 232 пуда пороха и около трехсот рублей деньгами с тех, кто предпочел откупиться от этой повинности.
В первой половине XVI в. московский Пороховой двор находился неподалеку от Пушечного двора на реке Неглинной около Успенского оврага, в "Алевизовском дворе". В то время это был крупнейший в стране центр "зелейного" производства, с большим числом работающих. Свидетельством служит летописный рассказ о произошедшем здесь в 1531 г. пожаре, во время которого погибло "болею дву сот человек" мастеров и работников. Во второй половине XVI в. крупные "зелейные дворы" работали в Пскове, Вороноче, Острове, Костроме, Коломне, Серпухове, Муроме, Боровске, Туле, Переяславле-Рязанском. Возросшие масштабы производства пороха требовали увеличения добычи селитры. Разработка почв, содержащих азотнокислый калий, была налажена на Белоозере, в Угличе, Бежецке, Костроме, Пошехонье, Дмитрове, Клину, Вологде, во владениях Строгановых в Приуралье и других районах.
В качестве боевых снарядов русские пушкари использовали каменные, железные, свинцовые, медные, позднее чугунные ядра, а также их комбинации – источники упоминают каменные ядра, "обливанные" свинцом, железные "усечки", также облитые свинцом или оловом. Широко применялся "дроб" – рубленные куски металла ("дроб железный сеченный"), камни, но чаще всего – кузнечный шлак. Такие снаряды использовались для поражения живой силы противника. Железные ядра выковывались кузнецами на наковальнях, а потом обтачивались. "17 тощил железных, на чем железные ядра гладят" упоминаются в росписи орудиям и запасам, хранившимся в Новгороде даже в 1649 г. В годы Ливонской войны 1558-1583 гг. русские артиллеристы начали использовать "огнистые кули", "огненные ядра" (зажигательные снаряды), а позднее - каленые ядра. Массовое производство "огненных ядер" было налажено русскими мастерами в середине XVI в. накануне Ливонской войны. Разные способы изготовления зажигательных снарядов подробно изучены Н.Е. Бранденбургом. Первый способ достаточно прост: каменное ядро перед выстрелом покрывалось горючим составом, приготовленным из смолы и серы, а затем выстреливалось из орудия. Впоследствии технология изготовления такого рода снарядов усложнилась: полое металлическое ядро, заполненное горючими веществами, помещалось в мешок, оплетавшийся веревками, затем он осмаливался, погружался в растопленную серу, снова оплетался и снова осмаливался, а потом использовался для зажигательной стрельбы. Иногда в такое ядро вставлялись обрезки ружейных стволов, заряженные пулями для устрашения неприятеля, решившего тушить начавшийся пожар. Более простой, но достаточно эффективной была стрельба калеными ядрами. При подготовке выстрела пороховой заряд закрывался деревянным пыжом, обмазанным слоем глины в палец толщиной, а затем специальными щипцами в канал ствола опускалось раскаленное на жаровне железное ядро. Такими ядрами артиллерия польского короля Стефана Батория обстреливала в 1579 г. русские крепости Полоцк и Сокол, в 1580 г. Великие Луки, в 1581 г. Псков. Использование противником зажигательных снарядов подобного типа вызвало гневные протесты Ивана Грозного, назвавшего применение каленых ядер "лютым зверством". Однако новинка прижилась на Руси и вскоре московские мастера начали лить "огненные пищали" для стрельбы точно такими же ядрами. В то же время необходимо признать ошибочным упоминание некоторыми отечественными исследователями о случаях использования русскими артиллеристами в годы Ливонской войны "зажигательных бомб".
В нашей стране разрывные снаряды (пушечные гранаты) получили широкое распространение не ранее середины XVII в. Производство их стало возможно благодаря дальнейшему развитию русской металлургии. С этого времени выходят из употребления каменные ядра. В источниках сохранилось упоминание о цепных снарядах - ядрах "двойчатых на чепех", хранившихся среди других боеприпасов в апреле 1649 г. в Новгороде, по-видимому, уже достаточно давно, так как находившиеся вместе с ними "огненные ядра" пришли в полную негодность.

 все сообщения
КержакДата: Вторник, 08.03.2011, 15:47 | Сообщение # 14
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Техника литья к моменту появления огнестрельного оружия получила достаточное развитие, этому способствовало изготовление крупных колоколов. С технологической точки зрения, как пишет Н. Н. Рубцов, форма пушки представляет собой упрощенную форму колокола. Вследствие этого освоение производства пушек не представляло слишком серьезных затруднений для колокольных мастеров. Например, такие известные мастера-литейщики, как А. Чохов, Моторины, отливали и колокола, и пушки. На старинных гравюрах, где показаны литейные мастерские, можно увидеть одновременно изображение колоколов и пушек.
Литейщики достаточно быстро поняли, что хорошо звучащая, но хрупкая «колокольная бронза» мало подходит для изготовления пушек. Традиционная пушечная бронза содержит в два раза меньше олова, чем колокольная, что делает ее существенно пластичнее, т.е. более пригодной для эксплуатации при ударных нагрузках.
Хотя, к сожалению, и для военных целей, но именно массовое литье пушек положило начало созданию первых крупных литейных предприятий.
Уже в княжение Ивана 3 приглашенный из Италии знаменитый архитектор, инженер и артиллерист А. Фиорованти расширяет в Москве литейные мастерские и создает на их базе пушечнолитейное предприятие «Пушечную избу» (1478 г.). Вскоре на р. Неглинной, в районе Пушечной улицы, где сейчас находится здание «Детского мира», был построен завод — знаменитый «Пушечный двор», проработавший несколько столетий («Пушечная изба» сгорела через 10 лет после постройки).
При создании полковой артиллерии упорядочивается технологический процесс, разрабатываются основные элементы классификации пушек. Их стали делить на группы в зависимости от величины ядра, заряжаемого в них В 1540 г в Нюрнберге была разработана таблица калибров с указанием диаметров каменных и чугунных ядер Например, в России трехфунтовая пушка имела калибр 2,8 дюйма (70 мм), двенадцатифунтовая — 4,7 дюйма (120 мм) и т д
Формовка пушек, установившаяся в XIV в — так называемая «медленная формовка», по аналогии с производством колоколов, использовалась сравнительно долго В ее основу был положен древний способ изготовления колоколов по шаблону с горизонтальной осью вращения (по Теофилу).

В первую очередь готовили глиняную модель корпуса пушки. На деревянный круглый или граненый сердечник слегка конической формы накладывали соломенный жгут, повторяя приблизительно наружные очертания ствола пушки (рис 3. б) Далее формовщик руками наносил слои глины, предварительно просушивая предыдущий слой на воздухе Первые слои состояли из жирной влажной глины, смешанной с молотым кирпичом, последние — из тонко размолотой жирной глины, смешанной с волосом (шерстью) и конским навозом Излишек глины срезали шаблоном, повторяющим конфигурацию наружной поверхности ствола (рис 3, в).
На полученную глиняную модель прибивали деревянные модели цапф, закрепляли модели ручек и украшений (рис 3, г,). Последние изготавливали из смеси воска, сала и толченого древесного угля в специальных гипсовых формах (рис 4).
После получения модели переходили к изготовлению кожуха формы. Для этого модели пушек смазывали разделительным составом, состоящим из сала с растительным маслом Затем наносили насколько слоев влажной смеси, аналогичной той, которую использовали в последних слоях модели. Каждый слой просушивали на воздухе.

И далее на них наносили слои из густой глины до тех пор, пока не получали кожух толщиной от 175 до300 мм (в зависимости от величины пушки).Затем извлекали модели цапф, а образовавшиеся отверстия заделывали глиной. Сверху на кожух для прочности накладывали железные обручи, продольные полосы (рис 3, д) и снова железные обручи(рис 3, е) Места пересечения поперечных и продольных бандажей скрепляли проволокой. После этого форму просушивали на козлах, разжигая под ней огонь (рис.3,е) .Высушенную форму снимали с козел, выбивали модели сердечник, который и тянул за собой соломенный жгут, вследствие чего можно было легко влечь из модели, разматывая жгут.
Форму с оставшейся в ней глиняной рубашкой модели ставили вертикально в яму на железные подкладки и разводили огонь внутри ствола, чтобы растопить разделительный слой между кожухом(формой) и рубашкой модели, а так же выплавить восковые модели ручек и украшений.
Оставшаяся глиняная рубашка модели от прогрева становилась хрупкой и ее легко можно было удалить Чтобы облегчить удаление рубашки, особенно из формы пушек малых калибров, на ней при изготовлении модели вырезали по винтовой линии пазик глубиной до соломенного жгута, затем пазик заливали канифолью или смолой Таким образом после удаления (разрушения) глиняной модели оставалась литейная форма для ствола пушки с отпечатками на внутренней поверхности всех украшении, надписей и т п
Стержень для формы пушки изготавливали также как и модель, с той разницей что сердечником служил железный прут, вместо соломенного жгута брали пеньковую веревку, а шаблон по которому вытачивали стержень имел конфигурацию внутреннего канала пушки
Затем литейную форму собирали устанавливали внутри стержень, раскрепляя его специальными приспособлениями — жеребейками, прикрепляли к форме ствола форму для казенной части Продольный разрез формы показан на рис. 3, а.
Собранную форму ставили вертикально в заливочную яму казенной частью вниз Пространство вокруг формы забивали сухой землей и на ней делали лит пиковую чашу, из которой металл поступал в литейную форму Заливку форм как и для всех других крупных отливок выполняли непосредственно из печи по каналам в полу литейной Так отливали бронзовые пушки в западно -европейских феодальных государствах и Московской Руси В годы царствования Ивана III в Москве было налажено производство литых артиллерийских орудии там работали литейный мастер Яков, его ученики Ваня- да -Васюк, Федька- пушечник ,Павлин Фрязин Деббосис и др.

 все сообщения
КержакДата: Пятница, 11.03.2011, 08:57 | Сообщение # 15
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Преданья старины глубокой...

На территории современной Румынии нефть была известна с древнейших времен под названием "покура" или "покуречи". Однако первые письменные свидетельства о наличии нефтяных источников относятся к XV-XVI векам. Исторический документ от 10 марта 1596 г. свидетельствует, что в окрестностях Тэнешти имелось большое число нефтяных шахт. Князь Дмитрий Кантемир, "господарь Молдавии" (1710), в своем исследовании "Дескрипцио Молдавиае" дает описание обильных нефтяных источников в местности Мойнешти. Любопытные сведения о румынской нефти в 1837 г. имеются в воспоминаниях одного из представителей известной династии российских промышленников Анатолия Демидова, князя Сан-Донато, посетившего Покуречи и увидевшего там многочисленные шахты глубиной до 60 метров, укрепленные лишь плетениями.

 все сообщения
КержакДата: Пятница, 11.03.2011, 16:44 | Сообщение # 16
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Если не принимать во внимание первые образцы ручного огнестрельного оружия XIV века, то до конца XV века оно делилось на два вида: обслуживаемые одним человеком — ручницы и двумя — двойные гаковницы (нем. Doppelhaken). Последние имели длину почти 2 м и вес до 30 кг, стреляли пулями весом до 116 г и укладывались при этом на козлы (рис. 516). Обычная гаковница имела длину 1 м и более, вес около 15 кг и стреляла пулями весом 40 г.

Около 1499 года Максимилиан I часть ландскнехтов снабдил ручным оружием и сформировал подразделения стрелков. Их ручницы имели малую длину и вес (они были даже легче, чем последующие мушкеты) и назывались полугаковницами (нем. Halbnaken). Стволы полугаковниц были уже высверлены.145)

Все эти виды ружей имели до 1510 года еще фитильные курки, действовавшие от нажима пальца на пружину. Любопытно, что многие полугаковницы имели левый приклад. Примерно с 1470 года ложа ручниц была уже приспособлена для крепления деревянного, обитого жестью шомпола (нем. Ladestock, рис. 517).146) [326]

Но эта система имела серьезный недостаток: тяжелые стволы необходимо было опирать при выстреле на какой-нибудь предмет. Еще Максимилиан I понял это и велел сделать козлы для двойных и обычных гаковниц складными (рис. 516*)). Они состояли из четырех частей, которые попарно несли два человека. Собрать на выбранной позиции их можно было за одну минуту. Ручные стволы имели такое слабое действие, что их пули на малых расстояниях не всегда могли даже пробить панцирь.

Около 1520 года в Испании появилось новое стрелковое оружие — мушкет (нем. Muskete, фр. mousquete, ит. moscheta). Он имел более длинный ствол, так что длина всего ружья составляла около 1,5 м. Стенки ствола были довольно тонкие, крюк отсутствовал (рис. 518). Для выстрела мушкет клали на сошку (нем. Gewehrgabel). Его обслуживание стало более простым, поскольку мушкетер (нем. Musketier, фр. mousquetaire, ит. moschettiere) заряжал свое оружие необходимым количеством пороха в деревянной патронной гильзе, в то время как стрелок из гаковницы вынужден был насыпать порох из кожаной пороховницы.

Благодаря этому важному усовершенствованию стрелок становился более независимым, мог маневрировать на поле боя, что позволяло организовать огнестрельный бой. Появился новый тактический прием: колонны пикинеров составляют опору боевого порядка, а мушкетеры поддерживают их атаку своим огнем, при опасности прячась в их рядах. Эта тактика применялась повсюду и, вероятно, обусловила название оружия и нового вида пехоты — мушкетеров, сравниваемых в данном случае с назойливыми испанскими москитами (mosquitos). Помимо этого многие другие названия в военном деле обязаны своим происхождением солдатскому юмору.

Из Испании мушкет быстро попал во Францию и в Нидерланды, позже и в Германию. В отношении его конструкции следует отметить, что у него впервые появился полностью фитильный замок со стержневым спуском. [327]

Легкая кавалерия первоначально была вооружена только пистолетами с колесцовым замком. Оружие это было малоэффективным, т. к. из него невозможно было вести прицельный огонь, и использовалось только для стрельбы в упор, что побуждало все больше удлинять стволы. В результате возник тип коротких и легких кавалерийских ружей, которые тоже называли аркебузами, хотя они существенно отличались от настоящих аркебуз пехоты. В 1588 году во французской армии для этих кавалерийских ружей возникло название карабин147) (фр. carabine), сохранявшееся вплоть до нового времени почти во всех армиях. Первые роты всадников-аркебузиров появились в Италии. Нидерландские и немецкие всадники носили свои ружья на перевязях — бандельерах (нем. Bandelieren), которые перекидывали через левое плечо, поэтому их повсюду так и называли — бандельерами.

В испанском войске при Карле V (ок. 1530) отдельные стрелки были вооружены короткими, но тяжелыми ружьями. Их стволы около дула имели воронкообразное расширение круглой или поперечно-овальной формы. По сходству с сигнальной трубой (trompa) эти ружья назывались тромблонами (нем. Tromblon) или тромбонами (нем. Trombon). Около 1570 года венецианцы ввели их на галерах, в это же время легкий тип тромбонов появился в итальянской легкой кавалерии (по-видимому, из-за ненадежной стрельбы верхом). Отдельные экземпляры этих ружей встречались еще в XVII веке. Их заряжали рубленым свинцом, и на небольших расстояниях они были довольно эффективны (рис. 519).

По мере роста качества огнестрельного оружия разнообразнее становится его применения. Соответственно появились и новые его типы. Толчком для выработки особых форм оружия в зависимости от назначения послужила охота. Сыграло свою роль и распространившееся в конце XV века в немецких и нидерландских городах увлечение стрельбой по мишеням. В XVI веке появляются многочисленные виды ружей, ранее совершенно неизвестных. Прежде всего разделяются формы ружей для войны, для охоты и для стрельбы в цель. Возникают охотничье ружье и спортивное, которые, в свою очередь, распадаются на ряд специальных типов (здесь приведены лишь наиболее характерные).

Из Нюрнберга и Аугсбурга входят в употребление первые двустволки с расположенными друг над другом стволами (нем. Bockgewehre), несколько позже с горизонтально расположенными стволами (нем. Doppellaufbüchse). Такое новшество привело к сложным системам колесцовых замков — двукратным, трехкратным и т. п. Особенно плодотворным в этом отношении был период последних двух десятилетий XVI и начала XVII веков. После 1550 года неожиданно появляется род оружия очень малого калибра, с сильно опущенным прикладом, обычно богато украшенным инкрустацией. Они служили для охоты на птиц и назывались чинка (нем. Tschinke, рис. 520). Происхождение их еще не определено, но все указывает на славянские земли северо-восточной Европы, о чем говорит и название, ибо teska означает по-чешски «пороховница». В своем большинстве чинки имели колесцовые замки, механика которых расположена снаружи [328] (по-видимому, из-за малых размеров средней части ложи). Данная конструкция, кстати, встречавшаяся уже у ранних колесцовых замков, числится в описях королевской оружейной галереи в Дрездене под названием курляндской, что тоже указывает на северо-восток.148) Самая старая чинка, встретившаяся автору, находится в оружейной палате Эмдена; на ней указан 1558 год.

http://bah.org.ua/behaym14.htm Бехайм энциклопедия вооружений

 все сообщения
КержакДата: Пятница, 11.03.2011, 17:00 | Сообщение # 17
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Уже в середине XVI века встречаются те системы, которые мы сегодня называем револьверами (нем. Revolver). По своей конструкции они, собственно, относятся к описанным ранее поворотным системам орудий и наивысшего совершенства достигли в XVII веке. Лишь неподходящим методом воспламенения пороха объясняется тот факт, что все эти системы возникали эпизодически и широкого распространения не получили. Музей оружия в Турине хранит револьверный пистолет с гербом и девизом Карла V: «Plus ultra» (лат. «Еще далее»). Это старейшее из известных оружие револьверной конструкции.

До появления кремневого замка французского типа около 1650 года форма ложи и особенно приклад претерпели во всех странах характерные изменения. Как известно, из старейших прямых лож без приклада образовалась так называемая «немецкая ложа» с прямым, иногда сужающимся назад прикладом. В начале XVI века испанские, а впоследствии нидерландские и французские аркебузиры имели ружья с отогнутым вниз прикладом (рис. 522). Позже из Италии поступают ружья с прямыми прикладами, заканчивающимися сзади спиралью [330] (рис. 523). Эта форма быстро распространилась в Германии. Однако приклады этой и подобных форм не позволяли прикладывать оружие к плечу. Тогда около 1560 года, по-видимому, из Италии, появляются старые мушкетные приклады, уже имевшие несколько отогнутую вниз шейку и упор для большого пальца правой руки. Кроме того, сзади приклад уплощен, чтобы его легче было приложить к плечу (рис. 524, 525). Эта форма приклада около 1570 года распространилась по всем войскам и сохранялась до середины XVII века, а у некоторых северных армий продержалась еще дольше.

Соединение ствола с ложей с давних пор осуществлялось штифтами, закрепленными в цевье. Обнаруженное к концу XVI века на восточных ружьях соединение с помощью так называемых скользящих колец (нем. Laufringe) появилось в Западной Европе лишь в середине следующего века, сперва в Италии, затем во Франции и Нидерландах.

Следует также упомянуть ружья для стрельбы ручными гранатами — так называемые «кошачьи головы» (нем. Katzenköpfe).150) Их ствол обычно был изготовлен из бронзы и, как правило, длиной был не более 30 см. Калибр 6-7 см, ложа и замок мушкетные. Впервые их использовали во второй половине XVI века в нидерландской освободительной войне. При осадах крепостей они применялись в XVII и начале XVIII века (рис. 526).

Прежде чем перейти к периоду кремневого замка, ставшему важным этапом в истории огнестрельного оружия, рассмотрим кратко его развитие на Востоке.

Несмотря на то, что порох колесцово-фитильный. Германия, 1571 г. пришел в Европу с Востока, через Татарию и Аравию, огнестрельное оружие медленно распространялось среди восточных народов. Более того, в XV веке турки вынуждены были [331] пользоваться услугами немецких, итальянских и греческих ружейников и пушкарей. Основной упор на Востоке всегда делался на увеличение разрушительного эффекта, поэтому появлялись чудовищные орудия, с которыми турки отправлялись в завоевательные походы и которые оснащали свои крепости. Лишь в XVII веке они стали понемногу вводить европейские системы орудий, но тоже с чужой помощью и довольно бессистемно, колеблясь между имперским и французским оружием.
Артиллерийское дело, хотя на него и тратились огромные суммы, было плохо поставлено в турецкой армии. В то же время ручное огнестрельное оружие развивалось там отлично по сравнению с Западом. Это было обусловлено успехами кузнечного ремесла, позволявшего создавать основную часть ружья — ствол — куда лучшего качества и формы, чем на Западе. Уже в XVI веке восточные народы имели наилучшие дамасские стволы, да и по украшению, изящным формам они далеко превосходили западные образцы. Для отделки применялись гравировка по стали, серебряная и золотая таушировка, а часто инкрустация камнями и кораллами. Правда, турецкие ружья были еще тяжелыми и неуклюжими, однако отдельные их детали доказывают поразительное знание принципов баллистики (например, постоянные прицельные насадки на стволах XVI века) и техники изготовления (сверление канала ствола было безупречным).

В отношении конструкции замка, за исключением единичных случаев, турки почти полностью игнорировали колесцовый замок и перешли от фитильного замка непосредственно к ударному. Благодаря этому турки в XVII веке далеко превзошли европейскую пехоту с ее фитильными мушкетами.

А теперь перейдем к чрезвычайно важному периоду в истории огнестрельного оружия — к эре кремневого замка (Flintenschloss). В специальной литературе иногда еще пишут, что изобретателем французского батарейного кремневого замка был гениальный французский маршал Вобан (1633—1707). Это неверно потому, что кремневый замок в своей окончательной конструкции изготовлялся парижскими ружейниками уже в 1648 году,151) когда Вобану было только 15 лет. Поводом для этого ошибочного утверждения стало, пожалуй, то обстоятельство, что Вобан действительно внедрил кремневый замок во всю французскую армию, правда лишь в 1692 году, в то время как полк королевских фузилеров152) существовал уже с 1671 года.

Уже в старых ударных замках часто применяли вместо пирита кремень, который благодаря своей твердости больше соответствовал назначению. От него кремневый замок получил свое название.153) Обработанные кремни первоначально поступали, вероятно, из Нидерландов. А первые винтовки, предназначенные [333] в качестве предметов роскоши для охоты, изготовлялись в Париже. Поэтому, если уж искать имя изобретателя или, скорее, модернизатора ударного замка, следовало бы поточнее поинтересоваться деятельностью ружейников не позднее 1648 года. Обратимся к фактам. Неоспоримо, что парижанин Филипп Кордье д'Обевиль (1635—1665) в своих гравюрах 1654 года уже приводит изображение кремневого замка.154)

Однако можно указать на еще более старый, существующий в оригинале замок. В венском собрании по истории искусства находится маленькое, легкое кавалерийское ружье с латунным стволом и черненой ложей (рис. 527), все детали кремневого замка которого расположены внутри: замковая доска сделана из латуни и гравирована, курок и батарея155) из полированной стали. На стволе надпись: «Феликс Вердер, изобретатель из Цюриха 1652». Таким образом, мы имеем дело с цюрихским мастером, изготовителем старейшего ружья. Является ли он также изобретателем кремневого замка, неизвестно, ибо слово «изобретатель» в надписи относится наверняка только к изготовлению, а не к самой конструкции замка. Далее, развитая форма курка позволяет заключить, что система уже преодолела известную ступень развития. Во всяком случае эта маленькая винтовка является ценным вкладом в историю кремневого замка.

Введение французского батарейного замка привело к полному изменению прежней формы ружья, в первую очередь ложи, которую теперь [334] нужно было приспособить к новому, компактному механизму. Образовалась шейка приклада, а сам он стал еще более отогнут, что облегчило прицеливание. Эту форму приклада, которая в основном сохранилась до наших дней, принято называть французским прикладом (рис. 528). В его конструкцию входит также немецкая прикладная выемка — хранилище со съемной крышкой на правой стороне приклада, где хранили принадлежности по уходу за оружием (отвертка, пробойник, запасной кремень и др.).

Искусство индийских и арабских мастеров привело к созданию длинных и тонких стволов (рис. 529, 530), которые из-за значительной легкости и приписываемой им точности боя нашли широкое применение среди племен бедуинов и высоко ценились.

Снабженные такими стволами ружья имели ложи с загнутыми, сплющенными на концах прикладами (рис. 531) и маленькие фитильные, а впоследствии кремневые замки (рис. 532). Они вышли из обихода, когда сыновья пустыни научились ценить ружья, заряжающиеся с казенной части.

К концу XVII века в Албании и Черногории встречалась своеобразная форма ружья, которая в XVIII веке быстро распространилась [335] по европейской части Турции. Это так называемое арнаутское ружъе156) (рис. 533). Оно имело очень длинный тонкий ствол и своеобразную ложу, украшенную большей частью серебряными накладками, вставками и инкрустациями из камней и кораллов. Самые старые образцы снабжены ударным замком, а с XVIII века — кремневым. Кремневый замок благодаря простой конструкции допускает применение различных средств для ускорения огня. Так возникли многочисленные системы заряжания с казенной части и даже многозарядные системы, ибо они тоже являются изобретением этого периода.

Не вызывает сомнений то, что испанцы и арабы, равно как и нидерландцы, давно пользовались кремнем и пиритом у своих ружей с ударным курком. Испанцы и арабы находили для этого прекрасный материал на восточном побережье Африки, а нидерландцы отлично владели техникой обработки твердых материалов и наверняка сумели приспособить для этой цели твердый кварц. Обработка кремня, по сути, забытое искусство, ушедшее в забвение за ненадобностью

 все сообщения
КержакДата: Пятница, 11.03.2011, 17:03 | Сообщение # 18
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
http://bah.org.ua/behaym15.htm
В Бехайм
главы:
стволы
замки
пистолеты
приспособления

Ружейный ствол

Ружейные стволы прошли сложный путь до своего полного оформления. Правда, еще в XIV веке отливали стволы из бронзы, но очень малой длины, поскольку сверлить тогда еще не умели и приходилось отливать ствол вместе с внутренним отверстием. Необходимость в дополнительном сверлении создавала трудности.

Потребность в более длинных стволах и необходимость сокращения расхода бронзы привели к изготовлению стальных стволов. Для этого брали плоские куски железа и ковали на оправке открытые с обоих концов трубки. Для образования заглушки в раскаленную тыльную часть загоняли железный клин. Запальное отверстие было первоначально наверху, но в XV веке оно постепенно смещалось к правой стороне ствола. Для насыпания затравочного пороха предназначалась чаша у запального отверстия,157) которая в конце концов приняла форму полки. Такие стволы, как правило, были призматическими. [337]

Прицельное приспособление у обычных стволов можно обнаружить лишь в середине XV века. К концу столетия встречаются первые попытки замкнуть ствол с помощью винта — казенника (нем. Schwanzschraube). Его изобретение следует рассматривать как существенное усовершенствование, поскольку появилась возможность лучше прочищать внутренность ствола и он стал более надежным. Кроме того, ствол можно было с помощью штифта прочно соединить с ложей.158)

Вскоре появилась необходимость усилить ствол, т. к. в некоторых случаях сварной шов при выстреле лопался. Такие усиления встречались еще в середине XVI века. Важным новшеством стало начавшееся в XVI веке в Испании или Италии сверление стволов. Теперь можно было изготовлять ствол из лучшей стали и вытягивать (волочить) его по оправе. Некоторые признаки указывают на то, что арабы раньше европейцев сверлили ружейные стволы. Постепенно мастерство сверления настолько возросло, что уже около 1570 года удавалось изготовить чрезвычайно тонкие и длинные стволы. В коллекции оружия императорского дома в Вене хранится ружье с колесцовым замком примерно 1590 года, ствол которого при длине 1,95 м имеет диаметр сверления 19 мм. Другой ружейный ствол из той же коллекции еще больше вызывает удивление. Он имеет длину 275,5 см с отверстием всего 14 мм диаметром и датируется примерно 1620 годом. Совершенствование ствола дало первый импульс к появлению мушкета, ибо снизился вес оружия и появилась возможность отказаться от крюка, с помощью которого оружие опирали на подставку. Даже самые старые мушкеты имели высверленный ствол.

Единичные прицельные приспособления имелись уже на стволах второй половины XV века. В начале XVI века уже повсеместно встречалась мушка (нем. Korn), а на месте сегодняшнего диоптра — вертикальная пластинка с отверстием, так называемый дионтр (нем. Visierrohr). Это доказывает, что траекторию полета пули в то время представляли себе смутно, по-видимому куда более настильной, чем это было в действительности. Стрелки из баллестров (камнеметов) и арбалетов приобрели значительно быстрее практический опыт в отношении траектории полета и успешно его применяли.

Обращает на себя внимание отсутствие какого-либо насадочного приспособления на огнестрельном оружии. Даже когда основы баллистики уже стали общим достоянием, прицельная насадка на малых дистанциях у [338] военных ружей почти не применялась. Тем удивительнее, что она встречается на восточных стволах уже в XVII веке. Насадки неподвижно укреплены на стволе и имеют в вертикальном направлении ряд отверстий, соответствующих разным расстояниям. Вероятно, и в этой области Восток опередил Европу (рис. 534).

Первые нарезные стволы были изготовлены скорее всего в Нюрнберге, причем сначала их использовали лишь для стрельбы по мишеням. Это изобретение следует отнести к середине XVI века. Первые стволы такого рода имели лишь прямоидущие нарезы и были немногим лучше гладких стволов с применением калиброванных пуль (нем. Paßkugeln). Около 1560 года нарезы внутри ствола стали иметь спиральное направление. Встречались различные формы поперечного сечения нарезов, варьировалось и их направление.

В конце XVI века Августинус Коттер из Аугсбурга (ум. после 1635) изготовил первые так называемые винтовые нарезы (нем. Haarzüge, рис. 535). Однако для военных целей нарезные ружья в то время применялись чрезвычайно редко, в основном лишь при защите укрепленных позиций. В XVIII веке уже целые подразделения стрелков снабжались нарезными ружьями. В конце XVI века мастерские Брешии прославились прекрасно сработанными стволами для ружей и пистолетов. Такие выдающиеся мастера, как Франчино и Коминацци, требовали за свои стволы баснословные деньги и рассылали их покупателям в кожаных футлярах, как готовальни или золотые украшения. Нехотя, но не без успеха, они обратились к изготовлению нарезных стволов, оказавшись умнее испанцев, которые долго оставались приверженцами гладких стволов.

В XVI веке многократно совершенствовалось особое устройство на стволе — запальное отверстие, или шпур, размеры, форма и направление которого постоянно менялись. Большим недостатком стало выгорание шпура, который из-за этого становился все шире. Чтобы исключить выгорание, испанские мастера в конце XVII века вставляли туда затравки из чистого золота. Они встречаются у испанских, а иногда и французских охотничьих ружей вплоть до конца XVIII века. В предыдущем столетии сложились разные формы и названия стволов в зависимости от назначения: нарезной ствол для стрельбы в цель и для охоты на тяге,161) гладкий для войны и для охоты в открытом поле.162) Сюда следует добавить и другие модификации ружья, такие, как двустволка с рядом лежащими и сваренными друг с другом стволами для охоты в поле, двустволка со стволами, расположенными друг над другом, из которых часто один нарезной, а другой гладкий, большей частью для охоты на тяге, очень длинные гладкие стволы для охоты на водоплавающую дичь, откуда их название «утиные» стволы [339] (нем. Entenläufe). Наконец, существовали еще револьверные ружья самой разнообразной конструкции. Они служили только для охоты. Некоторые имели барабан на 3-5 зарядов с таким же количеством одновременно поворачивающихся полок с батареями. Лишь немногие из этих конструкций можно считать целесообразными (рис. 536).

Следует сказать несколько слов об устройстве стволов для заряжания с казенной части. Самое старое из таких устройств (ок. 1550) имеет съемную камору, точно такую же, как у орудий XV века. Такую систему особенно ценили, видимо, всадники, которые могли возить с собой некоторое количество заряженных камор, чтобы перед каждым выстрелом вставлять в приемное устройство казенной части ствола. Лишь в XVII веке появляется система, похожая на систему Лефоше,163) с переламывающимся вниз прикладом, а в течение XVIII века множатся проекты по зарядке с казенной части, и в их конструкциях проглядывают зачатки почти всех современных систем, по крайней мере по своим основным идеям.

Иногда трудно распознать происхождение ствола, и требуется большой навык, чтобы усвоить все незначительные особенности различных мастерских. [340] Примерно до 1520 года не было надежных клейм, позволяющих определить происхождение ствола, да и после этого времени они имелись лишь в немногих мастерских Германий. Самое старинное клеймо встречается на нюрнбергских стволах. Первоначально это буква N, позже, начиная примерно с 1570 года, клеймо представляет собой раздельный нюрнбергский герб. В Аугсбурге выбивали «Stadtpyr». Испанские стволы лишь в XVII веке получили клейма в виде выбитых лилий, в XVIII веке они встречаются на неаполитанских стволах. Когда были основаны фабрики в Зуле графства Хеннеберг, они ввели маленькое клеймо со словом SVL. Миланские стволы одно время имели клеймо в виде креста, в Брешии обходились без клейма, так что ствол оттуда можно было узнать только по имени мастера или его монограмме, точно так же, как штирийские стволы и стволы Ферлаха в Каритнии.

 все сообщения
Форум Дружины » Подьяческая изба-писарня » Проект Валах » Технологии для "Валаха" (здесь прописываем технологии того времени и инновации)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2019