Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: РОМЕО-Varvar  
Форум Дружины » Авторский раздел » РОМЕО-Varvar » НЕ Ролевик (Давным давно сел писать фэнтези...)
НЕ Ролевик
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 28.10.2010, 19:21 | Сообщение # 1
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
А замысел был прост. Зрелый муж погибает в нашем мире и его душа вселяется в отрока в мире меча и магии. Писал я эту вещицу больше пяти лет назад, на заре моего знакомства с Гарри Поттером (ноги и ухи Высшей Школы Магов растут оттудова).
Навалив...то есть наваяв изрядно цитат, штампов и сюжетных несуразностей, поимел просветление, что вселять мужика в тело ребенка - махровый бред. На такое решится, это надо быть моральным уродцем. Отчего текст забросил. Правда отрывок, как Маг Богдан сдавал экзамен вывесил на СИ, а прочее пока лежит. Сел вот писать Ролевик, да че-то поскреб по сусекам в поисках вдохновения. Вроде ржака и экшн. Местами.

Каури, когда я тебе писал, что давно хотел назвать героя Богданом, я тебе не врал)))

Осторожно, текст содержит ругачки, смертоубийства, сортирный юмор, сцены откровенного насилия и потуги автора на лавстори с половыми излишествами.

Тем не менее, это НЕ Ролевик...



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 28.10.2010, 19:24 | Сообщение # 2
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
День за днем в делах, заботах и непрерывном совершенствовании моего взрослеющего тела пролетели несколько лучших лет моей жизни. Но так уж повелось, все хорошее имеет паскудную тендецию внезапно заканчиваться. В тот проклятый день Блэксмит и Медикея не на шутку встревожились. Блэксмит облачился в свои доспехи, а тетушка, напротив, прихорошилась. Завхоз суетился не по-детски, собирая пакуя всякую всячину в гигантские баулы, не иначе экстренно собираясь на ПМЖ в дальние края.
- Блэк, тетя, мы что, уезжаем? - спросил я ломающимся подростковым голосом, приправленным нотками волнения. В последнее время меня все вокруг волновало, оно и понятно - происходило половое созревание.
- Ты – да, мы остаемся. - ответили они в один голос.
Я не задавал глупых вопросов, чтобы не услышать грубых ответов: надо – так надо.
- Помнишь, значит, где сундук закопали? - спросил кузнец без своего обычного “острого словца”.
- Да, конечно... - и вздрогнул от недавних воспоминаний. Как же, такое забудешь! Сундук с осколками Черной звезды, некоторыми инструментами и приборами, а так же солидной суммой в золотых монетах мы зарыли в ужасном месте под названием Забытый полк на высоте Безымянная. Поруд поручил охранять клад своему старому армейскому приятелю Мертволорду Эдмонду Кортесу со товарищи. Слабонервным, беременным и здравомыслящим на сотоварищей алчного мертвеца Кортеса смотреть строго не рекомендовалось. Отправиться на экскурсию в сферу Забытого полка, где чалились неприкаянные души жестоко убитых наемников и солдат, преданных своими ублюдками-командирами и продажными политиками, можно было только основательно надравшись кузнецовского дистиллята. Мы заявились туда трезвыми, с оружием наголо и телегой добра, предназначенного для схрона. Всю дорогу к нам набивались в попутчики кровожадные монстры, сгоравшие от жажды отомстить за свою страшную участь неважно кому. Всю эту гнилостную братию поруд мастерски укладывал штабелями, либо строил в шеренги и отсылал далеко и надолго. Кажется, тогда я обогатил свой словарный запас Первояза еще несколькими новыми словами и неплохо потренировался в фехтовании и создании магического щита. На высоте Блэксмит отыскал и буквально собрал по частям будущего вечного стража нашего клада. Никакой некромантии - навеки застрявшее в пограничном состоянии тело Кортеса держалось на болтах, проволоке, металлических прутьях, честном (матерном) слове и на “живой (огненной) воде”. При жизни Кортес и его близкое окружение были теми еще продажными тварями, а после смерти золото и ценности стали их навязчивой идеей, так что лучшей охраны – трезво рассудил поруд - нам не найти. А чтоб догнивающая братва зубами не клацала, скрепя суставами и гремя доспехами не расползалась с Безымянной высоты слишком далеко, рядом с сундучком мы закопали три бочонка с чистейшим этиловым ректификованным «суперлюксом». Это была серьезная жертва со стороны Блэксмита. Как известно, во время выдержки часть спирта испаряется, составляя так называемую “долю ангелов”. Очень сомневаюсь, что эти крылатые белозадые ребята отважились бы спуститься с небес на грешную высоту за своей долей. Тут и для охраны-то едва хватало, чтоб держать останки их бравых тел в тонусе.
После трудов праведных, попарившись в баньке, мы как следует тяпнули крутосваренного Би-лайта. Меня от побочного общеукрепляющего эффекта даже потянуло на подвиги – поискать доступной любви на деревенских сеновалах, но кузнец строго настрого запретил. Так выяснилось, что после укуса паука я вроде как перестал быть нормальным человеком, а благодаря ритуалу меча это состояние только усугубилось. Кто б сомневался! В кратких, но колоритных выражениях Блэксмит описал мне возможный итог моей половой связи с какой-нибудь человекообразной поселянкой – вобщем плодить жутких выблядков охота отпала раз и навсегда. Тем более, что с возрастом на обычных человекообразных самок у меня стоять попросту перестанет, предсказал поруд. Всю оставшуюся жизнь мне предстояло в меру своей распущенности сожительствовать с существами моего круга – колдуньями, ведьмами и различными порождениями магического мегасекса, заключенными в хрупкие оболочки женских тел. От ошеломляющих перспектив у меня даже приключилась поллюция.

Солнце мелькнуло по кругу.
Позже я понял – смеялось.
Свет затопил всю округу.
А над богами смеркалось.

Пришли Светлые – это были Паладины в количестве семь боевых единиц в полном облачении на крылатых единорогах или типа того. Грозные воины Света громогласно потребовали прекратить мое несанкционированное обучение и выдать меня властям для опытов. Кроме того, моим учителям и их подельникам - "сектантам" предписывалось собрать столько-то вязанок хвороста для коллективного погребально-очистительного костра. То, что господа "сектанты" палец о палец не ударили для моей карьеры мегамага, если не считать выдачу двухголового петуха, негодяев ничуть не смущало. Оно и понятно – зачем оставлять лишних свидетелей?
Естественно Блэксмит под одобрительный хохот Медикеи послал их "скаложоровой блядине под хвост" и пожелал им "отбойный молоток с хреном и уксусом во все дыры", после чего решительно взялся за рукоять Камнереза. - Эх, сдала меня Матушка-Блядищща! Прощай, Богдан! - крякнул он напоследок. Остаток пламенной речи покойного, пожалуй, пропущу. Бумага-то все стерпит, а вот чувства читателя еще стоит поберечь на будущее.
У моих приемных родителей не было ни единого шанса, но они не отступили. Кузнец дрался с отчаянностью обреченного, под его ударами вспомогательный отряд палалдинов стремительно превращался в инвалидную команду. Затем на кузнеца двинулись разъяренные рыцари... Что ж, он помял особо резвым наколенники, шлемы и щиты, изломал об себя положенное количество копий... Медикея напустив вражинам в глаза облака пыльцы злогремучей мозгоедки, бросилась на копье, чтобы задержать хотя бы одного из нападавших. Все-таки сразу семеро профессиональных бойцов на мою бедную семью – это слишком. Честного поединка не было – их задавили, затоптали своим превосходством. На меня же до поры не обращали никакого внимания, не замечали, словно назойливую муху – жужжит там себе, чего-то колдовать пытается. Дали каким-то тяжелым инструментом по башке, заковали в кандалы и закинули в клетку. Вот и весь разговор.
Благими намерениями вымощена дорога в Преисподнюю. И с легкой руки Магистра Паладинов мне пришлось пойти по этой скользкой дорожке, прощаясь с разорванными телами дорогих мне нелюдей. Отрубленная голова Медикеи прокричала мне из пламени, охватившем старый форпост: "Иди и живи!".
Я не бросался на прутья клетки, не ругался и не бился в истерике. В тот момент я не клялся жестоко истребить этих убийц и не сетовал на несправедливость мироустройства. Это ведь само собой разумеющиеся вещи. В Преисподнюю я попаду после каждого из семи рыцарей-инквизиторов. Кстати, там тоже им покоя обрести не дам.
Когда меня увозили, я крикнул спокойному небу, яркому солнцу, тихому ветру: Как такое могло случиться? Кузнец и тетушка мертвы! Для меня они были как боги!
Самый главный среди Паладинов, он же Магистр, он же Первый пролаял:
- Запомни, щенок, и боги умирают, когда приходит время!
- И ты, запомни, магистр! Пусть сейчас я щенок, но выросту волкодавом!
- Они нарушили договор и вот расплата. Теперь ты сам выбираешь свою Судьбу. - просветил меня Магистр.
- Знай, я заставлю свою Судьбу щедро отплатить за твою доброту.
- Не поздно ли мы прибыли, Магистр? Отродье показывает клыки! - молвил один из злодеев в белом плаще и сверкающих доспехах, он же Второй.
- Отправить его следом и дело с концом! - крикнул Третий и как только не подавился лепешкой, которую утром испекла покойная тетушка для покойного же кузнеца.
- Нет, братья, не поздно! Будем же милосердны к заблудшей душе! Чародеи в ВШМ дадут за мальчишку золота по весу! Хватит, чтобы накормить тысячи голодных, освободить стадо рабов, основать лечебницу и школу,... тьфу! Или отремонтируем замок, а на сдачу возьмем годовой запас доброй KOSORYLOVKI и дюжину юных девственниц из местных! - взял слово Магистр, козырнув иностранным термином.
- Да тут у кузнеца этого добра целый подвал! - утер кольчужной руковицей пасть и молвил смиренный дуболицый паладин, он же Четвертый, передавая трофейную флягу по кругу.
-Девок? - брезгливо пискнул Пятый злодей, топтавший останки кузнеца усердней других и потому не успевший проинспектировать кладовую.
- Ах нет, дурилка сладкий мой! Отменной выдержки бухлом наполнен погреб сей чудесный! - нараспев ответил наиболее активный во всех смыслах инспектор, как следует вкусивший от щедрот покойного пивовара и винокура, он же Шестой по счету.
- Братья! Выходит, мы теперь с бухлом, а коли девок даром умыкнем, так все бабло на закусь пустим смело! А то глядишь, наймем еще и менестрелей! - подал голос Седьмой
- Мне на душе светло и сладко так в паху от ваших трелей! - подвел итог мероприятия Магистр и слегка пришпорил своего безучастного к происходящему единорога-пегаса.
Своих раненных и немногих уцелевших прислужников они бросили на месте побоища – неудачникам следовало позаботиться о себе самим.

Рассвет нас застал гле-то на половине пути к ближайшему порталу то есть центральному поселению княжества Заурядного. Вчера, свернув с тракта на полянку, злодеи устроили пикничок. Несмотря на неутомимых пегасов у их наездников не хватило выдержки доскакать до стольного града. Даже лихо принятый внутрь во время пути выдержанный дистиллят не помог, а наоборот, лишил их последних сил противиться зеленому Змию-искусителю.
Разграбление винного погреба Блэксмита не прошло для паладинов даром – на их помятых лицах не читалось восторга от недавней экзекуции, то есть по их понятиям праведного и угодного Добру и Свету дела. Травяные ликеры, настойки и чистый спирт в компании с отличным пивом плохо подействовали на их память – сидящему в тесной клетке закованному в железо узнику никто не давал воды и пищи, по естественным надобностям в кусты на привале не выпускали, зато за обгаженный круп "Пегаса" забили до полусмерти. Вчера, раскачиваясь в клетке, притороченной к седлу, я неаккуратно вытряхнул дерьмо из штанины, чем несусветно оскорбил священную скотину. На мое счастье, основным развлечением честной компании являлась выпивка и полумертвого меня быстро оставили в покое.
Рано утром, когда прикончившие полный бочонок выдержанного дистиллята ненавистные враги, спалившие родную хату и убившие всю мою семью, храпели во все дырки, а я пытался грызть кандалы и одновременно регенерировать повреждения, самопроизвольно появился Завхоз и попотчевал меня целебными эликсирами моего собственного приготовления и простой, но калорийной крестьянской пищей. Хитрый бес, видя нешуточную заваруху, быстро прошвырнулся по избушке и кузнице, схватил заранее приготовленные узелки с едой, дорожными вещами, ящик с эликсирами и инструментами, кошелек золотишка, кое-какие мелкие магические артефакты и провалился в свой "под-мир". Выяснилось, что Завхоз обладал необычной способностью – утаскивать в "подпространство" различные предметы. Трюк, с помощью которого он обдурил паладинов, был прост как все гениальное. На доли секунды выскакивая из "под-мира" в реальный мир он выхватывал из пожара полезные предметы и снова скрывался "у себя". Высунуть оттуда свой свиной носик он рискнул спустя сутки, каким-то чудом точно определив мои координаты. Не иначе как обладает встроенной системой самонаведения с блоком определения "свой-чужой". Бестия, пережившая на своем веку десяток хозяев, погоревала о покойных в рамках приличий, больше расстраиваясь по поводу плена и смутных перспектив своего главного хозяина. Мысль, что все-таки бес меня не бросил, а очень даже рисковал, появившись в лагере воителей Света, породила во мне прилив сил и жажду деятельности. С возвращением Завхоза, расстановка сил, конечно, ничуть не менялась, но появилась явная возможность удрать. Восполнив силы, я как следует заморочил рогатые головы чутко дремлющим пегасам. Затем с помощью полученной отмычки освободился от кандалов и тихо вскрыл замок на клетке. Несмотря на пепел родных, стучавший в мое сердце и распаляющий без того горячую кровь, я твердо решил, что восхитительное блюдо мести непременно отведаю холодным. Пока же моих невеликих физических и магических сил хватило, чтобы написать на плаще одного из доблестных пьяниц прелестными чернилами из дерьма и пьяной блевотины “Если дядя с дядей нежен, конец Света неизбежен!” и был таков. Среди спасенных Завхозом вещей обнаружилась горсть телепортационных камней. Выбрав один на удачу, я незамедлительно его активировал. Вместе с верным бесом мы нырнули в “под-мир” и вынырнули неизвестно где. И не надо, господа, рифмовать. Я сам понял, где-где очутился.

Искупавшись в ручье, наскоро перекусив и облачившись в свою чистую одежду, легкую кольчугу и плащ, с Завхозом на плечах я потопал по дороге. Дорога всегда куда-то и к чему-то ведет, рассудил я и оказался прав. Она привела меня к неприятностям. Дураки, то есть, простите, неисправимые романтики еще называют их приключениями.
Видимо, деревню поразила какая-то нехорошая болезнь – трудолюбивые пейзане просто так не станут изображать ходячих мертвецов, даже если у них карнавал или там день открытых дверей Преисподней, то есть по-русски Хэллоуин форева. Мертвые крестьяне ополчились на нежелательного гостя в моем лице с косами, вилами и разнокалиберным дрекольем. Схватка с основной массой противника в мои планы не входила, но я не отказал себе в удовольствии опробовать свой призрачный меч в быстротечной расчлененке. Удовлетворенный результатом, я перепрыгнул через ощетинившуюся оружием и трупной вонью толпу и продолжил путь, но на более высокой скорости.
Из-за леса из-за гор с дешевым понтом наперевес появился создатель и главнокомандующий мертвячьего ополчения. Выглядел он достаточно эффектно – антрацитовый злодейский плащ с шипастым воротником сливался с иссиня-черным облаком, которое оседлал чародей, чье лицо скрывала зеленая маска, словно сошедшая с афишы провинциального драматического театра. Колесница этого апокалиптического перца была запряжена шестью драконьими черепами, прикованными к его поясу ржавыми брякающими цепями. В их глазницах клубился не по-доброму густой зеленый дым. Образ дополняли шесть конечностей, сжимавших забавные артефакты и символы магической власти. Дядюшка Фрейд или опытный продавец из секс-шопа обязательно бы прокомментировал эти детали, я же воздержусь. Инверсионный след военно-воздушного катафалка оформлял рой человечьих черепов и костей с тянувшейся за ним зеленой-таки пунктирной дымчатой продрисью. Тратить драгоценное время и ману на погоню за быстроногим вооруженным мальчишкой данный конкретный зломудей (Прим. рассказчика: злой мудак-чародей) видимо, счел нецелесообразным. С чем я нас обоих мысленно поздравил.
Долго ли коротко ли, а добежал я до небольшого каменного укрепления, перекрывавшего путь-дорогу через ущелье. На стенах мельтешили солдаты в тяжелых доспехах, готовясь к осаде. Меня окликнули - продолжать путь дальше было затруднительно, а молчать не вежливо. Убедившись, что я на вид живой и даже нормально пахну, мне сбросили веревку и втянули в крепостицу. Внутри каменных стен ощутимо шибало людским духом. По двору в разных позах беспорядочно валялись изнемогающие от загадочной хвори латники. Некоторых я номинировал на роль живой, точнее полуживой, иллюстрации к фразе: "Свет померк в моих очах, помираю я в корчах!". Мимо меня пронесли на носилках стонущего человека в одеждах штатного боевого мага с уклоном в целительство. Вобщем жизнь в населенном пункте бурлила, неприятности-приключения с романтическим оттенком набирали обороты.
- Кто таков? - меня обступили суровые мужики в доспехах и с оружием.
- Посыльный. Со срочной депешой к здешнему Магистру ордена Света. - весьма убедительно соврал я.
- А я Иван Таможня. Местный царь, бог и воинский начальник. Говори, что за донесение и не смей мне врать!
- Скоро здесь будут семеро паладинов...
- Ну, наконец-то! Маленько осталось потерпеть, ребятушки! – обратился он к распростертым на стенах и внутреннем дворике страждущим. - Нашлась управа на Ловца душ, будь он проклят!
- Это который на облаке ездит?
- А ты, дитя мое, видел эту отрыжку хаоса и жив остался? - встрял добрый толстячок в рясе монаха-воина. - Это Танец Костехруст, ни дна ему ни покрышки, СвятСветСвят!
- СвятСветСвят! - отозвались окрестные страждущие, тихими и хриплыми от обезвоживания голосами.
- Ну, так, издалека видел. И разошлись краями, как в море корабли! - про минутную слабость выразившуюся в расчленении парочки мертвяков я скромно умолчал. Сорвался, с кем не бывает! Ничего крупнее охотничьего ножа при мне никто не видел и, следовательно, незаконное ношение боевого оружия вряд ли официальные власти мне пришьют. А мелкому парнишке за вранье получить по мозгам от старших – легко.
Таможня, будучи человеком с незаурядной судьбой и богатым жизненным опытом, почуял во мне многообещающего мальца и потащил в центральную башню. По пути ввел меня в курс предстоящего дела: Слушай меня внимательно, парень. Ты, я вижу не промах, а нам очень нужна твоя помощь. - говорил-резал он - Тут у меня двести голов насмерть усравшегося от страха и магического недуга человечьего стада. Салаги, демонов им в селезенку. Еще вчера собирались геройствовать напропалую в перерывах между чаркой и шлюхой. Все бы ничего, но если половина гарнизона еще может дристать без посторонней помощи, то вторая уже валяется с полными штанами в коме. Этих даже поставить раком на вал заместо осадных орудий не могу! Не оборона, а смех один. А потом скажут – просрал ты, Ваня, крепость! А я так не могу! Я воин! Потомственный! Лучше смерть, чем... такое!
Встречавшиеся нам на каждом шагу обкакавшиеся латники и впрямь выглядели, словно смерть их посрать отпустила. Она – дама разборчивая, зачем мы ей со своим дерьмом? Да и зломудею Костехрусту удобнее с пустобрюхими мумиями управляться, чем с гниющими и раздутыми трупаками.
- Если больным не помочь, все – крест нашему форпосту явственно маячит. Штатного лекаря мы, можно сказать, только что потеряли. Я послал его с добровольцами через старые шахты в город за лекарствами – вернулся только он один и пустой, как разродившаяся сука. Понимаешь, шахты – единственный путь, все остальные перекрыты мертвяками и скоро Чернобай Танец-Костехруст будет здесь и его мертвяки пойдут на приступ. Без песен, но с плясками.
Если, конечно раньше вы тут в дерьмище не потонете, подумал я, а вслух сказал:
- Больше за подмогой идти добровольцев нету?
Емкий и однозначный ответ читался на лице бравого командира. Я тогда еще поразился, как это ему удается ругаться бровями и материться уголками губ! Жаль, не доведется им посидеть с Блэксмитом за чаркой – обогатить эмоциональный арсенал друг-друга! Если только в здешней Вальхалле?
- Ладно, чего таить. Паучище там завелся огромный, а еще раньше пещерные полюды шастали. Но другой дороги нет. Вроде... - Таможня поскреб облитый кольчужным воротом затылок - Выручишь?
Выбор у меня просто отсутствовал. Сидеть по уши в испражнениях в осажденной ходячими трупами крепости и ждать идущих по моему следу паладинов? Нет, уж не бывать этому.
- Можно я лекаря сначала гляну, вдруг чем помогу? Если он оклемается, сможет хоть кого-то спасти. - возвращаться в крепость я не собирался, но бросать жалких человеков в беде не хотелось.

Лежа поленом на топчане, штатный боевой маг с лекарским уклоном обреченно исследовал глазами потолок, истекая красной кровью, болезным потом и паучьим ядом. Его сильный организм, подкрепленный заклинаниями и эликсирами, боролся, выталкивая из себя отраву. Между судорожными вдохами он сбивчиво шептал отходную молитву по себе, сразу стало ясно, без посторонней помощи ему не жить – горло стремительно опухало. Пришла пора применять знания, полученные от тетушки Медикеи на практике.
Я потребовал воды и пока гарнизонный начальник бросился за ней, незаметно кликнул Завхоза и получил от него сундучок с богатым арсеналом эликсиров и порошков. С помощью магической длани я откачал из пострадавшего весь яд, который определил в пустую склянку, авось сгодится. Затем продезинфицировал его вздувшееся горло кузнецовским дистиллятом и сделал аккуратный надрез. Выступившая кровь запузырилась, больной сделал глубокий вдох. Я затворил кровь и вставил в разрез свернутый в трубочку и обвязанный ниткой кусочек пергамента. Зачитал кровоочистительное заклинание и перетянул укусы на шее и плече плотной повязкой с ранозаживляющей мазью, капнул бедняге на язык слегка разбавленным эликсиром противоядия от всех ядов животного и магического происхождения.
- Все, будет жить. Давайте ему постоянно, но по чуть-чуть воды. - сообщил я Таможне и присутствующему братцу "СвятСветСвяту". От вида крови последнего била мелкая дрожь. Эх, ты, монах-воин!
- А это – я выставил на соседний топчан горшок с закрепляющим порошком молодых корней могильного вяза, горшок с адсорбирующей пылью скотного дерева и несколько флаконов с многоцелевыми необычайно эффективными снадобьями исцеления - По чуть-чуть каждому дристуну. Должно помочь.
- Тут даже по чуть-чуть половине не хватит. - пробурчал "царь, бог и воинский начальник".
- Я бы спасал тех, кто еще может держать оружие. – Наверное, им удивительно слышать такое из уст ребенка. - В городе к кому мне надо обратиться за лекарствами для гарнизона?
- Аптекарь-алхимик Кеярфул Дралбан, его дом каждый знает. Значит идешь?! - обрадовался Иван батькович Таможня.
Отчего-то эти люди сделались мне симпатичны, что даже о награде перетереть забыли. Да и выбор идти - не идти вобщем-то, повторюсь, отсутствовал.

- Эй, Хозяин, пардоньте за вторжение! Давай договоримся! - крикнул я в обволакивающую меня паутину тьмы. С момента второго рождения неплохо видел в темноте, поэтому обошелся без факела или фонаря. Здоровенную тушу, кравшуюся за мной, я хорошо чувствовал последние несколько минут, когда пришлось прорываться сквозь толпу коконов, обтягивающих скелеты и мумии давнишних жертв. Лучшего места для засады и не придумать – двуногая жранина сама забрела в кладовую-столовую. Но вместо факела в руке у меня лунным серебром светился призрачный меч-кровопийца, что наверняка направляло мысли хозяина этого великолепного интерьера в конструктивное русло взаимопонимания и толерантности.
- Мне нужно пройти, а на обратном пути приведу тебе корову. Огромную, жирную, вкусную. По последним гастрономическим рейтингам, говядина опережает человечину на восемь целых три десятых пункта по индексу шеф-повара-чародея Бигмака Ибн-Фастфудовича! Никакого холестерина, гормонов, консервантов и генетически модифицированной сои в составе! Подумай о своих детях – зачем тебе проблемы с наследственностью?- зачитал я проект рекламно-просветительской брошюры, которую начал сочинять еще мальчишкой, вися на дереве.
- Не жужжи, мальчишшшка, давай по делу. Кто таков и почему пахнешь так странно? - вполне человечьим голосом отозвался из темноты владелец паутины. Наши взгляды встретились. Любое разумное существо считает прямой взгляд глаза в глаза своего рода вызовом, угрозой, поэтому я старался держаться как можно увереннее, пытаясь компенсировать недостаток глаз и конечностей человеческой наглостью. Впервую очередь я старался удержать два самых крупных фасеточных глаза. Получалось слабо – черный лохматый паучище размером со шкаф не считая размах лап – это вам нон пенис канина (- не хрен собачий. Простите великодушно, от волнения вырвалось!), а серьезная угроза жизни и здоровью любого наглеца, будь у него хоть два призрачных меча, зачарованная кольчужка и полный карман мгновенных телепортов.
- Доброе время суток, хозяин. Извините за беспокойство...
-Каррроче. - паук был сыт и лениво разыгрывал роль потревоженного в святая святых затворника.
-Я уже встречался с вашим братом. Думаю и с вами договоримся. - молвил я, высматривая укрытие.
- И моим ядом пахнешь... колдун. Надеешься убить меня? - паук поднял две передних суставчатых конечности и скакнул ближе. Это был кто угодно, но только не говорящее насекомое – переросток. Мое сердце спряталось в прямой кишке, стремясь побыстрее покинуть обреченное на жуткие муки тело. Специально для экстремалов поясняю, когда вас заживо переваривают в коконе ощущения просто непередаваемые!
Я разглядел, что один из маленьких глазков, опоясывающих щетинистый лоб погас очень давно от мощного рубящего удара. Ему есть за что ненавидеть пришельцев и любить их мясо. Огромное, почти человеческое лицо оканчивалось острой клинообразной бородой, разделенной надвое. Под ней скрывалась ротовая полость со всем плотоядным арсеналом. Некоторые создатели фильмов-пародий на книги г-на Толкина, всерьез полагают, что жальце у пауков в попке. А вот и нет, жальце, точнее два кривых и острых у них на рыльце, а в попке паутинка. И с мечом, будь ты трижды братом кольца, против крупного паука ты никто. Факел еще туда-сюда, если ты супер-ниндзя или русский хакер под пивом, установивший себе в этой игре вечную жизнь.
- Послушай, моя несъедобность давно установлена экспертами международного уровня! Тот паук покрупнее тебя будет. У него еще лесной дед в напарниках! Могу сертификат предъявить под кольчугой на груди! - выпалил я на одном дыхании.
Паук шумно принюхался. Как он еще запахи различает? В пещере воняло еще хуже, чем в крепости. Затем паучьи лапки подогнулись, людоед бухнулся на все свои многочисленные колени и заголосил благим матом, обдавая меня выдыхаемыми миазмами:
- "...и узрят на теле его печать страдания!"...О, прекраснейшая Лотта, мать моего народа! Благодарю тебя за щедрость и благосклонность! Спасибо, спасибо, о, великодушная, что дала мне увидеть богоданное дитя надежды! Лотта, матушка, благодарю тебя! Укажи мне, неразумному, путь! Даруй слепому знак, освети путеводной нитью! Прости, прости дитя, что сразу не признал тебя!!! - выл паук на всю пещеру так, что сталактиты и усохшие трупики летучих мышей опадали как осенняя листва.
Не похоже, что он отправлял какой-то замысловатый кулинарный ритуал, стимулируя отделение желудочного сока. Тем более, что как минимум одно туловище он уже недавно зажевал. На помешательство или одержимость сцена явно не вытягивала.
- Угадал, чувак, меня Богданом зовут. А тебя? - я попытался ловко сменить тему и привести страхолюдину пещерную к гармонии чувств.
Вобщем на этом шоу не завершилось – пришлось с пауком по имени Подгорный Ужас Полюдожор побрататься и даже оказать ему первую медицинскую помощь. Из головогруди под так называемым лицом и между вспомогательным отростком в опасной близости от одуряющее зловонной пасти я аккуратно извлек арбалетный болт и продезинфицировал рану. Затем он усадил меня к себе на загривок и мы поскакали по затянутому паутиной тоннелю. Без помощи неожиданного союзника продираться сквозь лабиринт ловчих сетей, залежей мумий пещерных полюдов, разбойников и солдат, гор помета, провалов и обвалов было бы делом совершенно нереальным или, если нравится читать синонимы, безнадежным.
По пути Подгорный Ужас прояснил мне текущую геополитическую ситуацию – он готов поручиться, что я – это предсказанное каким-то умником во времена седой древности Дитя Надежды. Не в том смысле, что моя неизвестная крестьянская матушка отзывалась на имя Надежда – все оказалось несколько более возвышенно. Мое существование в данной реальности даровало таким вот существам надежду на улучшение условий труда и жизнедеятельности… Мое появление якобы уже омыто морями крови и слез, но по легенде мне же предстоит утешить печали прогрессивного человечества, освободить древний народ и не один от гнета Светлых сил, с их псевдо демократией, идиотским образом жизни и дурацкими ценностями, которые они стремятся всем навязать. Пусть бы и жили в своей чудо-кантри ЗЭ БИГ ВАН, со столицей в Дауне-тауне, зачем в Средиморье-то полезли? Понятно зачем – за жидким топливом - маной, за золотом и властью. Но ничего, мы им еще покажем, особенно этим засранцам-паладинам. Я с восьминогим шестиглазым Ужасом частично согласился, поскольку составил более объективное хотя и близкое к озвученному представление о текущем миропорядке. В ответ на реплику о паладинах, я сообщил, что за мной как раз увязалось семеро отъявленных убийц и анонимных алкоголиков непонятной ориентации. Так что чудесное Дитя Надежды, друг всех индейцев, опасается не только за свой скальп, но и задницу. Ужас поддержал разговор заявлением, что серийные убийцы хороши на вкус, лучше них только насильники – у тех мясцо душистее, так что оптимальный вариант для полноценной героической трапезы – сытый, холеный и неподозревающий о своей участи убийца-насильник. Вот только подобные типажи нечастые гости в здешних краях, с тех пор, как он в близлежащем лесу извел всех подонков. Те, кто легко отнимает чужую жизнь и втаптывает в грязь достоинство, очень уж дорожат своими. - посетовал Ужас. - Но паладины, хоть те еще отморозки, какой парадокс! - имеют на редкость мерзкий привкус. Это все от быстрого питания, злоупотребления освежающими шипучими эликсирами и малоподвижного образа жизни – даже в туалет на пегасах ездиют. Но должны же быть исключения, подтверждающие правило. Так что семерка насильников и убийц в одежде паладинов здесь гости нежеланные – слишком опасно, если все сразу полезут – оправдывался Ужас, заработавший имя, пожирая мелких пещерных полюдов и беглых висельников, а не суровых профессионалов меча и магии. Впрочем, где и как он заработал шрам через все лицо, я не знал, так что далеко идущие выводы явно преждевременны. Сам-то хорош, когда родных убивали, где был?
- Эти ублюдки, когда убили моих приемных родителей, все твердили про какой-то договор, который мои якобы нарушили. - продолжил я.
- А-а. Это договор о стратегическом балансе. Все серьезно одаренные магическими способностями разумные существа, должны проходить обучение и отбор в Высшей Школе Магии. Нет классическому домашнему образованию! Да – мировым стандартам. Там они выбирают себе партию по душе – сторону Светлых или Темных магов и приносят клятву, долго пересказывать, вобщем о мирном сосуществовании друг с другом. – просветил меня паук. Собеседник попался на удивление интеллигентный и эрудированный. Вот уж кому пошло на пользу долголетие, дарованное Создателем.
-Ничего себе - мирное со-су-щест-во-ва-ни-е! Моих-то завалили и не спросили как зовут! - в душе клокотала демоническая приправа к будущей сочной и хорошо прожаренной отбивной возмездия, порой прорываясь дымом вот таких вот заявлений, когда давление обстоятельств ослабевало.
- Некоторые отмороженные филилиалы ордена и братства воителей Света юридически вне Договора, якобы потому, что часть Черных магов так же не признает его условий. Например, местный партизан-сепаратист Ловец душ Чернобай Танец-Костехруст, который сейчас дает прикурить людишкам наверху, так что они сами ко мне на стол лезут. - продолжил паук.
- Может они между собой там схватятся, а я тем временем свалю подальше? - у меня перед глазами затеплился и тут же погас огонек надежды.
- Нет, дитя. Все, что они могут сделать, это на скаку мертвяков нашинковать и резво спасти свои задницы. Если у них нет мощного Светлого чародея – дело труба. Да и у Костехруста есть дела поважнее, чем с паладинами разборки устраивать. Думаю, эти ублюдки еще не все мозги протрахали, так что фанатично соваться к Костехрусту они не станут. Будут ловить тебя у порталов. Разобъются по одному. Еще подключат другие филиалы Ордена, братьев-инвизиторов, охотников за головами. – продолжал спокойно перечислять ужасные вещи паук по кличке Ужас.
Про телепортационные камни я промолчал. Да, наверняка, проснувшиеся злодеи уже включили план-перехват, разослали мой фоторобот и получив магический втык от вышестоящего органа в область своих натруженных задов рыщут-ищут во всех направлениях. Порталы в близлежащие Сферы перекрыты, потому как вычислить по остаточным следам, куда я внезапно провалился, для Магистра особого труда не представляет. Если он настоящий Магистр, а не погулять вышел.
- Но и к этому отморозку-некрофилу за помощью обращаться – верх низости. Ты теперь в большом мире, парень. Не верь, не бойся, не проси. - продолжал просвещать меня Ужас, предугадывая мои мысли и не забывая при этом резво перебирать всеми восемью лапами. Мимо меня пролетали сталактиты и оборванные поросшие бахромой пыли обрывки паутинных канатов, но мой чудо-конь прокладывал маршрут с учетом моих габаритов и все, что мне оставалось – это крепче держаться и поддерживать куртуазную беседу.
- Но ведь я тебя попросил помочь...
- Не путай божественное око с карим глазом, Дитя. Ты для меня, говоря по-человечьи, луч света в этом сраном подгорном царстве. Не всегда я тут прозябал, не от хорошей жизни здесь оказался и не собираюсь подохнуть в этой канализации. Ну и кроме того, не забудь, ты мне сегодня обещал кого-нибудь вкусненького! Так что, давай, взрослей, набирайся опыта и навыков, а потом мы выползем изо всех щелей под твои знамена, помяни мои слова, и сегодняшняя гибель твоих богов обернется кровавыми сумерками для многих светлых ублюдков!!! Я сказал!
На этом моя поездка закончилась, впереди замаячил солнечный свет и я рванул к городу, потому как если не я, то кто же спасет гарнизон Берестского форпоста, да и Подгорного Ужаса надо отблагодарить за содействие и информацию.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 28.10.2010, 19:25 | Сообщение # 3
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Город Берест встретил меня запахом дыма, душераздирающими криками и свежими неподвижными трупами на улицах.
- Что это, людишки с ума посходили? - спросил возникший с моего разрешения Завхоз. Я уже просек, что напарника необходимо прятать от людей, а то как бы чего не вышло.
- Да-а. Похоже, неприятности только начинаются. Заряди арбалеты и прикрывай мне спину. - Завхоз исчез и через минуты две появился со своим легким, но мощным арбалетом наперевес. На его тельце красовался разгрузочный жилет моей работы. Избавляясь от творческого зуда в руках, с месяц назад я пошил для беса весьма практичную вещь. На груди - два слоя сверхпрочной кожи, между которыми я закрепил металлические бляхи, выпрошенные у Блэксмита. Поверх жилет опоясывали двеннадцать карманчиков под арбалетные болты, сзади крест-накрест крепились ножны для коротких кинжалов, а под правой рукой на уровне пояса разместился небольшой тубус-колчан еще на десять болтов. Завхозу пока что не приходилось убивать людей. Для его рода это табу, основной запрет, самый тягчайший грех - он просто не представлял себя в роли убийцы. Я нуждался в надежном напарнике для будущей войны с орденом паладинов, поэтому еще не доходя до деревни с озомбевшими пейзанами заводил с ним неприятные разговоры на тему поддержки в бою. Бес капризничал и отнекивался, особенно упирая на то, что я и сам еще никого из людей не убил до смерти. Ну там мелкий горе-чародей и его твари болотные, скелеты и всякие там мертвяки не в счет. Зная, что ему все равно не удастся сохранить лапки чистенькими, как впрочем и мне, я выбрал для него арбалет. Все же психологически выстрелить в человека легче, чем зарезать его ножом. Хотя в психологии мелких демонов тогда я был вобщем-то полный ноль.
Покрасовавшись боевым нарядом, Завхоз спрятался. Мое нехитрое снаряжение скрывалось под плащем. Незачем расхаживать с оружием наголо и привлекать лишнее внимание стражников или мародеров к моей скромной и пока достаточно беззащитной персоне. Точнее, недостаточно защищенной.
Спросить, как пройти в библиотеку, то есть к аптекарю, оказалось не у кого. Где-то впереди слышались крики, визги, брань и элементы озвучки Куликовской битвы. Нам с бесом явно было в противоположную сторону. Аптека, украшенная красноречивой вывеской "ДрагзСТОРИя", прилепилась в самом начале соседней улице к трехэтажному особняку. Выглядела она крайне непрезентабельно, но дым шел из трубы, а не из самого здания, как у нескольких домов в соседнем квартале, что внушало оптимизм.
Я выбил негостеприимно запертую дверь и нос к носу столкнулся с красноглазым негром, бубнящим заунывный речитатив. Вампир! Подумал я и чуть не заорал. - Бандит! - мог бы заорать негр, если бы не приятный ароматный дымок, шедший из его слюнявого губастого рта и казалось даже из ушей. Неожиданно чернокожий посетитель аптеки рухнул поленом на пол и утонул в густом тумане-дурмане, до предела насыщенном активными веществами. Наверняка запрещенными к свободному обороту в этом городе.
-Обдолбыш хренов! - пронзила меня догадка. Глубоко и часто дыша, я шагнул в комнату через распростертое тело и открыл окно на улицу. В очаге весело потрескивали дрова, а на полу в разных выразительных позах вокруг кальяна отдыхал весь "цвет" местного общества. Вентиляция не справлялась. Ребятки отмечали локальный конец света, причем настолько удачно, что вычленить среди месива одурманенных тел аптекаря Дралбана не представлялось возможным. Еще и дымзавеса. Ой, что же мне делать?
Совсем рядом в какафонию терзаемого смутой городка, влилась яркая звуковая струя, характерная для быстротечной разборки на мечах. Я выглянул на улицу и застал неприглядную картину человекоубийства, плавно переходящую в групповое изнасилование благородной особы и ее служанки. Двое настоящих разбойников деловито добивали беднягу-телохранителя, а трое делили перепуганных до обморока женщин. При моем невеликом знании лженауки математики, я мог авторитетно заявить негодяям, что две на троих как и на пятерых поровну не делятся, на что противная сторона могла бы возразить, что для таких щекотливых случаев умные люди придумали очередь и жребий. Но вступать в прения с насильниками и убийцами мне было некогда. Неподалеку целый гарнизон неудачников в прямом смысле исходил на говно и ждал моего триумфального возвращения с корзиной эликсиров. И еще печальные глаза сотника и коменданта Ивана Таможни, сосланного на край географии, как я понял из его Рисунка, за правду и несгибаемый характер. Про таких говорят последний солдат империи, рыцарь без страха и упрека – если он погибнет, кто тогда имеет право жить?!
Тут меня осенило. Насильники и убийцы – это же то, что надо! Пока мысли в моей голове оформлялись в конкретный план действий, главарь и его первый заместитель уже оседлали онемевшие в ужасе тела несчастных женщин и заправили в них свои отростки. Выглядело все это глупо и мерзко, поэтому я не сдержался: Че, нельзя было по-человечьи, на кроватях, по обоюдному согласию?
Еще скажи с вином и при свечах, дурак! - отругал сам себя. Те, что держали жертв за руки за ноги и гоготали, дожидаясь своей очереди, недоуменно смолкли и повернулись в мою сторону. Тем более, что я вылез через окно и стоял в полный, хоть и невеликий рост в облаке мистического дыма. Один и на первый неопытный взгляд совсем без оружия. В правой руке за спиной набухал черный шарик-Мозголом. Спасибо Медикее, что практиковала не только магию исцеления, но и магию разума. А уж способный ученичок опытным путем модернизировал простенький оборонительный шоковый удар по мозгам до уровня серьезного нейроэнергетического программирования жертвы. На четверых моей сегодняшней маны должно было хватить. Но вот пятый, эх... Пусть им будет главарь. Пора уже сделать свои первые "кости" в карьере мегамага. Легким движением левой руки я считал с эфирных тел последние биографические данные моих противников и поперхнулся. Те еще Рисунки. Что ж, Ужас будет счастлив - если их злодеяния сравнить со специями – парни были просто шедеврами искушенного кулинара. Просто пальчики оближешь, да что там пальчики, паучина на радостях все восемь конечностей до второго локтя обсосет, сыто рыгая на всю берлогу.
Игнорируя мое появление, главарь финишировал первым, радостно хрюкнул и встал, неспеша застегивая штаны. Его красно-лиловый осклизлый конец, стремительно теряющий форму, выглядел очень забавно. Честно признаюсь, я не знаток мужских пиписок, но поверьте на слово, вялый хер главаря выглядел более чем жалко. Жалкое «жалко», да и только. Или просто меня начинал торкать наркотический туман, выползающий из аптеки на улицу через окно следом за мной. Вобщем я непристойно заржал, указывая одноименным пальцем свободной руки на объект насмешки.
- Говорят и меч у воина подстать его члену! - на мою шутку они ответили лавиной нехороших словечек и убогих метафор. По сравнению с великим и могучим кузнецом-покойничком во всех отношениях это были мальчишки с грязными письками. Не слишком ли жестоко я собираюсь их проучить? И зачем я встрял в чужие разборки? Но было уже поздно. Блин, откуда у меня появилась эта мания величия, ведь великие люди ей не страдают?!
Раз-два-три-четыре – сплясал мой шарик на черепушках противников, нарушая и без того слабую нервную деятельность их содержимого. Двое упали, выронив мечи. Третий, лежа на рыдающей служанке безжизненно поник, а вот четвертый только покачнулся и тут же бросился в атаку, выставив кинжал. Амулетик у него, видите-ли, хитрый чувак! Учтем на будущее.
- В руку, Зав! - скомандовал я – стукнула тетива, прошелестел болт - бандит с воплем отлетел в одну сторону, а кинжал в другую. Не успели они коснуться мостовой, как я уже скрестил мечи с главарем. Его оружие оказалось вполне добротной поделкой всемирно известных Затульских оружейников – вот уж удивил так удивил. Неплохой трофей.
"Два героя бились-ратились, у героев силы тратились" – сколько вам понадобилось времени, чтоб прочесть эту строчку, столько же мне пришлось повозиться, прежде чем мой меч выпил всю кровь злодея до капли. Он, небось, рассчитывал немного пофехтовать, строго в соответствии с законами физики, а зря. Я парировал удар и в тот же миг наконечник моего меча изогнулся и ужалил главаря в горло. И всю кровушку в один присест и высосал! А нечего удивительного – жажда! Раненного бесом в руку бандита я оглушил ударом ноги в висок, а Завхоз связал ему руки за спиной. Всяких международных конвенций я не подписывал, а он так вообще не читал, посему никакой медицинской помощи! Остальным трем я приказал подняться – теперь я мог держать их под контролем сколько угодно. Бандиты были изрядно пьяны и пресыщены обжорством, грабежами и насилием – продолжительное воздержание перед смутой сыграло с ними плохую шутку – только этим и объясняется, как мальчишка вроде меня справился с пятью крепкими, опытными и злобными убийцами.
Первое – эликсиры. Второе – добыча. До спасенных женщин мне не было дела, пусть сами себе пострадавшие юбки да прически поправляют.
- Завхоз, собери все, что нам может пригодится – приказал я напарнику. В дальнейшем этот приказ стал почетной обязанностью Завхоза, о которой мне не приходилось ему лишний раз напоминать. Наоборот, выходя с ним в приличное общество, я должен был заранее предупредить его, что мы не на тропе войны и лишние разборки с зазевашимися частными собственниками мне нежелательны. Насколько я понял, в "под-мире" у Завхоза был свой надел, куда он стаскивал добычу из большого мира. К сожалению, долго хранились без последствий только "мертвые" вещи из дерева, металла, камня, продукты и элексиры со временем теряли тонкие энергии, а зачарованные предметы заряд магии. Но все же "Бездонный кошель" Завхоза оказался исключительно полезным свойством моего напарника.
Я вернулся в прокумаренную аптеку через дверь, чуть не споткнувшись об негра. Чертов нигга разлегся как у себя дома. Хотя почему как? Иван не уточнял, что аптекарь Дралбан белый, зеленый или нигер, простите, афро, этот как там его - афробигванец! Нет, господа, негр все же будет проще и понятнее. Пусть он меня зовет, как ему удобнее, я так и быть не обижусь, а я его идентифицирую как негра и все тут. Хоть тащите будущего мегамага в суд, если вам ваша жизнь не мила и наивно думаете, что я буду платить адвокатам. Хренушки.
Следующий поступок был на мой взгляд еще больше достоин общественного осуждения. Когда я-таки обнаружил среди барахла и тюков с наркосодержащими благовониями растительного происхождения сундук с эликсирами, я взял не только подготовленные для гарнизона, но и все остальные. На дно положил записку – "Такого-то числа летом такого-то года от сотворения мира взял 30 малых флаконов Исцеления болезней и 15 больших Восстановления здоровья по поручению господина Коменданта имперского форпоста Ивана Таможни". Все по-честному, куда делось все остальное - знать не знаю, ведать не ведаю. Пусть запомнит товарищ аптекарь, что травка афробигванцам не игрушка, особенно, когда вокруг творится черти что. Я тут жизнью своей на каждом шагу рискую, а они, значит, изо всех сил кайфуют.
Эликсиры из опустевшего сундука я разделил на две части – одну для гарнизона, другую для себя и навьючил ими двоих бандитов. Глянув в трофейный мешок с продуктами, я одобрил вкус побежденных и определил в носильщики пайка третьего. Раненому груза не досталось, сам бы дошел.
- Пенелопа Гроссбауэр – представилась помятая женщина в остатках наряда зажиточной горожанки – насчет благородства я возможно погорячился – и сделала элегантный полуприсед. Сквозь разорванную в лоскуты юбку я увидел как белесая густая капля покатилась по внутренней поверхности крепкой полной ляжки, пока не уткнулась в валик спущенного до колена чулка. Эта деталь приложила меня по башке не хуже, чем я самолично только что четверых убийц и насильников.
- Богдан – невнятно бросил я, обходя неожиданное препятствие – Очень спешу. Эх, сволота, подтянись, душегубчики, за мной!
Не хотелось выслушивать незаслуженных, но положенных по этикету слов благодарности, ни тупо изображать участливого и всепонимающего свидетеля чужого позора. Как в дерьме искупался, даже не прочувствовал факт своего первого убийства. Строил догадки, предполагал, отчасти даже предвкушал. И что же? НИ-ЧЕ-ГО! Пусто. Ноль эмоций. Бывает мочишься с таким офигительным букетом чувств! А тут живого человека угробил и пшик...
- Живей, вшивая братия! Опоздаете на обед к одному моему знакомому. А он не любит опозданцев. Подтянись!

Паук был необычайно счастлив, наскору лапу подвесив четыре вопящих от страха кокона под потолок – "от крыс и полюдов", экспрессом домчал меня до погибающего гарнизона. Я успел вовремя и будь я новобранцем, наверняка получил внеочередное звание, медаль с груди командира и сто граммов за храбрость. А так Таможня по-мужицки душевно пожал мне руку, сдержано поблагодарил и отправил к покусанному целителю Сержанту, который уже ощутимо шел на поправку. На пути к нему я с удивлением отметил, что как и тогда, на болоте, вновь стал чуточку сильнее и умнее, теперь я могу накапливать больше маны, и восстанавливаться она будет быстрее, а сила моих заклинаний увеличится. Ну вот и отлично!
Сильный маг, этот Сержант, и смелый, раз к пауку полез – думал я. Вобще-то мага звали Серж, но ему больше нравилось откликаться на Сержанта, не иначе как это что-то с прошлой жизни. Я сделал вывод, что Сержант тоже с матушки Земли прибыл и решил с ним держать ухо востро, особенно, если вдруг предложит стопарь русской водки за встречу и за его скорейшую поправку. Что-то, а водка сейчас и ему и мне на пользу не пойдет.
Обеспеченный пропитанием надолго, Подгорный Ужас проявил неожиданную широту души и позволил мне забрать двоих чуть теплых и завернутых саваны из паутины "добровольцев". Их доставили в башню к выздоравливающему целителю и под его любопытным взглядом я проделал уже отработанную операцию – старательно вывел из крови пациентов яд, напоил их противоядием и перебинтовал укусы. Между делом я взял с него "честное магическое" больше не беспокоить паука. У того и так глаза не хватает, простатит-радикулит и скромная нерегулярная пенсия "от щедрот" злодейки-Судьбы. Сержант заверил меня, что никогда и ни за что на свете он в паучью берлогу не полезет. Милосердная Госпожа Удача ему больше не даст второго шанса в моем лице.

(далее заскучавший читатель может пару страниц пропустить – примечание автора)

- Как прошла миссия в городе? - поинтересовался маг слабым голосом.
- Вобщем все было ровно, только разбойники пошаливали и Дралбан лежал под кайфом.
Оказалось, что наркооргия в аптеке в это время года дело обычное, а вот нападение разбойников это уже из ряда вон. И Сержант, сбиваясь с первояза на русский матерный, начал мне заправлять в уши мусор про древние пророчества, чьих симтомов в последние дни обнаружилось великое множество, про гибель отдельных товарищей из местного пантеона богов, повальный недород, восстания-революции, громы-молнии, президентов-психов, систематические кровавые вылазки всяких магов-маньяков-террористов, ужасные кренделя изнасилованной людишками матери-природы, нашествия диких племен полулюдей – полюдов и прорыв демонов из нижних слоев "под-мира" – вобщем полный набор прелестей стареющей цивилизации, в очередной раз зашедшей в тупик, а точнее вплотную подобравшейся к пропасти. Причем с завязанными глазами и на костылях.
- Можно подумать, вчера маги на ярмарках фокусы-покусы за медяки показывали, а сегодня решили свадьбу Дебоша с Бузой справить? А зомби раньше не расхаживали, а разбойники не пошаливали? Этот, Костехруст который, в бутылке на дне моря сидел или в заброшенном царском подвале на семи ржавых цепях висел?
- Ну примерно так и было. Потом кто-то с шильцем в попе нарушил баланс...
- Эх, мне бы силенок подкопить! Я б ему нос набок, руки с ногами местами поменял и ребра посчету через одно!
- Ух! Развоевался наш Богдан! Тебе-то чем Чернобай досадил? Я-то вижу по Рисунку – у тебя явный крен в темную сторону Силы, брат. - Сержант поднялся с ложа и осмотрел оживающих добровольцев, ранее предназначавшихся на корм Подгорному Ужасу.
- Ладно, это мы еще обсудим. Просто шел я по дорожке и думал. Жили были люди. Хлебушек сеяли, коровок пасли, деток ростили. Ну, попутно пьянствовали и жен поколачивали. Куда ж без этого? Парни на свирелях девушкам играли. Девушки пели, плели венки, гадания гадали и к парням на сеновал хаживали. Все пучком. А тут, значит, это чмо с зеленой мордой припорхало и баста, карапузики, кончилися танцы! Я тут решил малость амбициями позвенеть, так что объявляю мобилизацию. И мертвые с косами вдоль дорог стоять... Да за такое, за такое, даже не знаю, какая такая высшая мера полагается! - выдохнул я.
- Прав ты, конечно. Но дело-то не в конкретном изверге-Костехрусте. Дело-то в БА-ЛАН-СЕ! Слышишь ты меня или нет?
- Да слышу-слышу. Ладно, что попусту разговоры разговаривать, пойду я уже. - Я ужаснулся от мысли, что возможно этот самый баланс нарушили мои приемные родители. Нет, нет. Вначале были лесной дед и паук... Надоело им по лесам партизанить, призвали для каких-то своих целей меня, а может и не только меня. Сказал же Блэксмит, что я на службе. Вот только у кого? Вон, Серж этот сидит, ухмыляется, и по-русски чешет. А Рисунок то интересный у него – как у Медикеи и Блэксмита вязь и оттеночки некоторые. Забавно. Серж. Сержант. Серый. Ни нашим - ни вашим, ни рыба ни мясо. Ухмыляется, гад, словно мысли читает. Откуда ты здесь взялся? Случайность?
- А ведь проблема-то у тебя непростая. - лукаво начал Серый.
- Я и сам не прост.
- Вижу ... – он зажмурился и сделал в воздухе прикольный пасс руками, словно нежно трогая воображаемую пышногрудую женщину за соски кончиками пальцев – Скачут за тобой по пятам семь яростных всадников Конца Света. Пока неясно, догонят они тебя или нет. Для всех-то будет лучше, если нет, потому как хуже-то уже не будет, но эти-то болваны не ведают, что творят. Светлые вампиры, тела могучих великанов с мозгами прыщавых подростков, сраные воители и ревнители тупой и извращенной веры...
- Светлые вампиры??? - перебил я увлекшегося мага, дал ему отдышаться.
- Есть и такое чудо-юдо. Им не обязательно пить людскую-то кровь и дрыхнуть днем в гробах. Они с наслаждением проливают кровушку, прикрываясь красивыми словами. Чем обсурднее идея, тем слаще сам процесс умерщвления с нею несогласных. Это-то и дает им невероятную физическую и магическую силу... Их плащи с символом Креста и Змеи девственно чисты, а доспехи ослепительно сверкают, но часто под ними мелкие смердящие душонки. Другие-то Светлые их терпят – кому-то надо делать грязную работу...
- Я убью их одного за другим... - четко выговаривая каждое слово встрял я.
- Да. Хм. Возможно. Одно из пророчеств. "И принесет смерть всадникам, возвестившим о конце света." Ну, это вольный перевод. Вот, еще послушай.
И Сержант шершавым языком плаката закрасил белые пятна в моих знаниях по Древней истории. Есть мнение, что этот мир оставлен Творцом давным давно на милость целого сонмища Младших Богов, мессий-самозванцев, богоравных героев – целого пантеона жадных до власти персонажей. Нет больше противостояния Небес и Преисподней – потому как восстание падших ангелов закончилось для их предводителя весьма печально, достойной смены Владыка Падших не оставил. Оно и понятно, кто ж себе будет конкурента пестовать? А раз оба полюса Силы опустели, в каждом уБожестве проснулась харизма и началась война всех против всех. И миру случилось быть разделенным на сотни и тысячи Сфер – толи в результате бесчетных мирных переговоров, толи из-за какого-то древнего проклятия... Издавна Младшие Боги тягаются за тотальную власть, а избранным людям предначертано работать "пешками".
- А каждая пешка может стать королем. Правда не сразу. В шахматы-то играешь?- закончил экскурс в древние дебри Сержант.
- Плохо.
-Неважно. Шахматы здесь кривым пальцем деланные, с кучей оговорок и тонкостей, без четких правил. С фигурами вообще бардак – каждый ходит как хочет и когда хочет, то есть как божественный Покровитель его надоумит. Если Удача на стороне пешки, она побеждает в схватках, растет и изменяется, продвигаясь все дальше во всех смыслах. Если нет, то скромные похороны и твое место занимает другой. Появляются пешки в результате всяких странностей, отчего их свойства и навыки очень разные. Стратегия вроде простая – перебить фигуры противника хитростью, ну или задавить массой, если у тебя этих пешек вагон. Одна да пролезет. Но не сразу раз и в дамы-то. Нет. Цепь превращений. Эволюция. Но пешки-то мы не простые! Лидеры. Повести людей за собой можем. Изменить этот уродский мир к лучшему. Сдвинуть с мертвой точки! Поднять за волосы из болота и толкнуть к прогрессу! Но сама-то жизнь-то подсказывает – не через войну, восстание одних против других. А постепенно, естественно, своим ходом, только в нужном направлении надо идти, чтобы в Золотой век попасть.
- Да ты никак про коммунизьм вспомнил? Ой, да не смеши.
- А почему бы и нет-то? С человечьим-то лицом вышло бы вполне симпатично! А?
- Да. Я и сам до подобных мыслей еще в той жизни допер. Вот только не бывает так на свете, чтобы всем одинаково хорошо было и никому бы за это ничего не было! Ладно. Пора мне. Сам сказал, всадники скачут. А мне их еще похоронить надо. Глубокую яму копать придется, если их сидя на пегасах закапывать... Так что я побегу уже.
- Нет, уж. Помог ты мне и гарнизону. Так что тебя-то надо отблагодарить. Я щас чиркну пару строк кому надо-то – будут у тебя рекомендательные письма. Все пути ведут в Школу. Да, да, парень. Лучше, если ты туда попадешь самостоятельно. Дешевле выйдет. Вот когда пройдешь Яму-то – а ты-то пройдешь, не сомневаюсь – первым делом-то пойдешь к торговцам, потом по учителям. Я-то давно в школе не был, точно не знаю, кто сейчас из моих хороших знакомых в Наставниках или Мастерах ходит. Помогут. Подскажут. Я здесь на заработках. Учеба, знаешь ли, дорогое удовольствие. Так что собери деньжат, перед Ямой.
Сержант передал мне два свитка с короткими текстами и мы попрощались. Во дворе крепости в гуще выздоравливающих солдат я отыскал Таможню, простился с ним тоже, спустился в подвал центральной башни, а из него в тоннель в паучью пещеру.

- Послушай, Ужас, есть к тебе дело, вернее два.
- Я весь внимание.
- Ты здесь уже давно? Золотишко и оружие жертв я так понимаю тебе без нужды?
- Ну как сказать, кое-что отложил на черный день. Но, вобщем лишнее добро забирай, конечно, какой разговор. Я не жадный...
Мы подъехали к импровизированной сокровищнице и паук выдал мне нехилый тугой мешочек с монетами разного достоинства и украшениями, показал мне груду всевозможного оружия, мол, выбирай. Действительно, пришлось выбирать, поскольку надел Завхоза в "под-мире" и так был уже загружен всякой всячиной, как спасенными из горящего дома вещами, так и собранными в городе трофеями. Кое-что пришлось даже выбросить, но получив взамен более красивые и полезные вещи, Завхоз успокоился.
- Когда вырасту - надел больше станет. - сообщил Завхоз.
- А когда ты вырастешь? - вопрос повис в воздухе, так как хитрый бес, изображая деловитую занятость, исчез с охапкой оружия.
- Ужас, есть еще один вопросик. Хочу прославить тебя в веках. Вобщем, "срисовать" для заклинания. Очень уж у тебя внешность колоритная.
Паук отнесся к идее с пониманием и позировал, словно заправская фотомодель на сессии. Я бегал вокруг принявшего боевую стойку и обнажившего ядовитые клыки Подгорного Ужаса, морщил лоб, обильно потел и вдохновенно бормотал – вобщем процесс создания заклинания "Призыв Ужаса" давался новичку-чародею нелегко. Проверяя результат, я сотворил уменьшенную бесплотную копию Ужаса. Призванный морок мог шевелить лапами, двигаться и до усрачки пугать впечатлительных граждан, подавляющее большинство которых никогда не видели настоящих пауков-людоедов. А те, кто видели, как правило потом уже не боялись. По понятным причинам.
Опять побежала под ногами в неизвестность путь-дороженька. Я обошел находящийся во власти хаоса город стороной и направился в леса дремучие. Возникла идея прибиться к какой-либо шайке разбойников, а еще лучше к племени полюдов и пару сезонов перекантоваться в лесной чаще. Хорошо бы шаман толковый попался. Поднаберусь опыта, силенок, там глядишь, паладины про меня забудут, тогда и сквозану в Школу. Стоит ли говорить, что эти мысли с высоты прожитых лет вызывают сейчас у меня лишь ироничную улыбку. Эх, молодость-молодость.
Солнце нещадно палило, а дорога как раз свернула к реке. У хлипкого деревянного моста плескались две симпатичные и загорелые "русалочки" и мне очень захотелось составить им компанию. Девицы, заметив мои красноречиво оттопырившиеся штаны, перестали резвиться и начали делать явно непристойные жесты завлекающего характера, демонстрируя при этом свои весьма привлекательные буфера. Меня так и подмывало скинуть одежонку и плюхнуться в реку, но тут в спину с левой стороны резко ткнулся Завхоз.
- Ты че? - оглянулся я и опешил – мой верный напарник лежал у моих ног с арбалетным болтом в груди, выпучив глаза и обиженно дергая пятачком. Засада! Я упал, закрывая Завхоза своим телом, а свое тело магическим щитом. Как оказалось, вовремя – в тот же миг надо мной просвистели две стрелы, еще один арбалетный болт отскочил от защитного купола, накрывшего нас. Девки резко выскочили из воды, выхватили из-под кучек одежды взведенные арбалеты и разрядили их в меня. Купол выдюжил и на этот раз. Дурак я, дурак! Сразу же было видно, что это не простые селянки! Подхватив раненного Завхоза, я показал убийцам классический уход с открытого места, хорошо простреливаемого невидимыми снайперами. Оставив вместо себя сотканного из мрака паука – надо же опробовать новое пополнение моей коллекции заклинаний! - я оттолкнулся от земли ногами и магической конечностью и прыгнул метров на двадцать. Пока нападавшие увлеченно расстреливали призванного паука-фантома, угрожающе шевелящего конечностями, приняв морок за мое воплощение, я успел упрыгать достаточно далеко. Устало привалившись спиной к дереву, чтобы урвать у него несколько капель маны, я занялся Завхозом. Бедняга, прикрывший мне сердце в последний момент, был очень плох. Зачарованный контр-магический арбалетный болт пробил жилет и застрял в его тщедушной груди. Даже если у супостата был легкий арбалетик, взводимый голыми руками безо всяких технических приспособ, болт должен был пронзить моего подельника насквозь, да и мне бы досталось. А если бы эта чертова железяка вошла мне под левую лопатку хоть на палец, то я бы уже остывал. Все-таки как ни хороша моя естественная броня и кольчуга, а такую матерую молнию смерти им остановить не под силу. А вот мелкому бесу это удалось! Не такой уж как оказалось мелкий...
Крови вытекло немного, но Завхоз находился в состоянии болевого шока. Самое страшное, что я не имел ни малейшего представления об анатомии моего друга и обычная поговорка-кровизатворка не срабатывала! Жилет снялся вместе с болтом на удивление легко, хлынул поток крови, который я перекрыл камнем исцеления, завернутым в несколько слоев ткани. Наскоро примотав импровизированный тампон остатками перевязочного пакета, я подхватил безжизненное тельце и устремился прочь от дышавших в спину преследователей. Ближайшего следопыта-котафея с изготовленным к стрельбе луком я слегка ошарашил мелким шариком - "мозголомом" и истратил последние остатки маны на суперпрыжок через овраг и заросли кустарника. За несколько секунд моего впечатляющего полета враг вероятно опустошил свои колчаны – так плотно летели стрелы и болты. Я уклонялся как мог, остатки магического щита честно отработали свое, да и запыхавшиеся враги в большинстве своем оказались посредственными стрелками.
Ориентироваться на бегу в незнакомом лесу было очень трудно, но оставив преследователей перед естественной преградой, я выиграл немного времени. Уроки кузнеца не прошли даром – даже с грузом я развил неплохую скорость, петляя между деревьями, стараясь не оставлять четких следов. Остановившись перевести дух, я начал выкачивать энергию из окружающих деревьев, не слушая возмущенный ропот вековых великанов. Капнув Завхозу на губы несколько капель элексира исцеления ран, я перелил в него всю украденную у леса энергию.
Бесенок ожил на мгновенье и прошептал: Тут... недалеко... свои....
Богдан, твою мать, включай все сенсоры, ищи этих своих, ругал я себя, продолжив забег. На колдунство уже никаких сил не имелось, все крохи, что удавалось попутно урвать у деревьев, уходили на поддержку жизни Завхоза.
- Потерпи, я тебя не брошу, потерпи, чертяка... – хрипло шептал я, продираясь через бурелом на негнущихся ногах. Там, где в землю ударяли мои слезы, позже должны были организоваться родники, если не врут древние сказания. Увлажненные глаза не давали увидеть очевидное – некто зело могучий специально повалил деревья, устроив настоящий непреодолимый заплот. Для кого-то может и непреодолимый, но, почуяв предсказанных Завхозом "своих", я с утроенной силой врубился в многослойный плетень из корявых мертвых веток и упругих живых лиан. Меч пел, выдавая кубометры дров. Я рычал как медведь и все живое впереди меня разбегалось. Вот только соленая влага по прежнему не давала насладиться этим великолепным зрелищем. Триумф, бля, царя зверей.
Я пришел в себя, ухнув по колено в топкое болотце обеими ногами сразу. Все, конец, подумал я, а вслух выразился очень грубо и непечатно. Ядреное русское слово трахнуло по лесному многоголосью, как богатырский кулак горького, но еще могучего пьяницы о кабацкий стол, заставив даже самую существенную живность квакать на пол-тона тише.
Я бился в невидимых путах топкого болота с удовольствием мазохиста, приближая свою кончину. Пусть я сдохну в этом поганом болоте, но я не я буду, если, блядь, не продам душу местному черту, чтобы после смерти это болото превратить в пустыню!
Не иначе, как устрашенная последней идеей тонущего в болоте человечка, неведомая сила вытащила меня за шкирку и бросила под "курьи ножки" скромной лесной избушки. Вот те на, щас будет майонезом поливать и в печку пихать заплутавшего юношу голодная бабка-Ежка, надо затевать переговоры, с целью потянуть время, накопить маны и завалить нахрен злую "костяную ногу", чтоб зубами не клацала на мое молодое тело, пусть и испачканное в крови Завхоза и болотной вонище.
- Здравствуйте, бабушка Яга! - промычал я, поднимаясь. Сюрприз!
- Чур, меня, чур. Не хватало тут выживших из ума старых дев! - избушка на курьих ножках слегка присела и из нее очень физиологичным образом выпал мужичок – по виду настоящий Соловей-разбойник - кривоногий и лохматый толстячок. - Давай сюда чертенка.
Я не медлил. Пронзительный и одновременно вкрадчивый голос лишал воли.
- Ходича! Ай-вай! Ходича, помогай! - гаркнул мужичок уже совершенно другим голосом и тут же рядом с ним появилась копия Завхоза, только сразу было видно, что это самочка. Причем более матерая. Ну или, если хотите, зрелая.
"Соловей" заливался заклинаниями и мял израненное тело потерпевшего, а призванная им чертовка увивалась вокруг, видимо, чем-то там помогала. Я в изнеможении упал на пенек, вернее попытался упасть, но лесное кресло вырвалось из под моей задницы в последний момент и возмущенно зашипело – Ос-с-сторож-ж-жнее, человечек! Похожий на корявого краба, поросший мхом и поганками пень неуклюже уковылял на несколько шагов и снова врос в землю. Оглашать лес русским или порудовским матом сил у меня уже не было. Да и отбитого кобчика на фоне общей усталости я уже не чувствовал.
- Дедушка, он жить-то будет? - я, ломая кустарник, дополз до толстокорого дерева и попытался его обнять. Руки вокруг ствола помогают получить больше пользы для здоровья, чем узкая полоска спины.
- Будет-будет – провочал дед не прекращая процедуру исцеления. - Ай-вай! Под руку не болтай! Ай-вай! Спи давай!
- Враги по следа...мммм. - Мой лоб коснулся ковра из травы и листвы, веки смежились и я увидел моих приемных родителей. Они шевелили губами, но я не слышал, что они говорили. Их глаза были полны любви, а одежды чисты и прекрасны. Постепенно они удалялись от меня все дальше, таяли в тумане. Как только я попытался сказать им...
Появилась прекрасная женщина с зелеными глазами и в тончайшем белом платье. Ее голову венчала разлапистая серебрянная корона, однозначно указывавшая на паутину, как на предмет вдохновения неизвестного гениального ювелира.
- Ты больше не принадлежишь им. Ты теперь мой, Дитя! - сообщила она мне, не открывая рта. И было в ней что-то такое... страшное с большой буквы "С", но я проснулся в холодном поту не поэтому.
- Ай-вай! А ну вставай! - "Соловей" нещадно тыкал меня в бок корявым посохом, возвращая в реальность.
Перевязанный Завхоз лежал в мощном гнезде на высоте человеческого роста и знай себе посапывал. На одну ветку выше гнезда сидела по демоническим меркам безусловно симпатичная самка Ходича и языком ловила мелких десертных насекомых. Помимо этого, она с переменным успехом плевалась в кружащих над Завхозом любопытных лесных фей. Я порадовался за друга – самка с умелым ротиком самое оно для раненого бойца!
- Зачем привел чужаков, смерть несущих? - посох уперся мне в грудь. Не смотря на зачарованную кольчужку, стало как-то не по себе. Стоп, дядя, щас я тебе все объясню. Форс-мажор махровый, ты уж прости, каюсь, но сейчас же все исправлю.
- Как привел, так и уведу. В страну вечной охоты. - я дернул плечами, сбрасывая оцепенение. Короткий сон восстановил мои силы и ману – пора бы отплатить врагам их же монетой.
- Орех ему нужен. - указал корявым толстым пальцем на Завхоза - Давно нужен. Отец-дерево даст. Может даст, а может не даст. Ай-вай. Древарг впереди. Ай-вай! За ним иди.
Заглянув в гнездо к Завхозу, я последовал за семенящим пеньком, на который чуть было не сел ранее. Меня снова обступили вековые гиганты, но влажная полутьма не мешала мне поспевать за прытким представителем местной флоры-фауны Древаргом.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 28.10.2010, 19:29 | Сообщение # 4
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
К Отцу-дереву на прием меня не пустили. Древарг, передав меня под опеку стайки дриад, куда-то скрылся ловким образом. Меня окружила дюжина одетых в живые листья стройных и красивых неземной красотой девушек. Кидняк, но зато какой приятный! Каждая при себе обязательно имела какую-нибудь ручную живность – белку или птицу на плече, змейку или ящерку вокруг шеи или вовсе неизвестное существо из веточек, шишечек и шерсти, свившее себе гнездо в роскошных волосах хозяйки. Я слушал их шелестящий смех и пытался постичь смысл их на первый взгляд беспорядочного хоровода – на глазах оформлявшегося в какой-то затейливый ритуал. Подталкиваемый в нужном направлении, я оказался у крохотного озерка, обрамленного белыми камнями и просто-таки переполненного тонкими энергиями.
Это живень совпал с родником – догадался я. Удивительное и священное место. Чудо. Хотелось броситься на колени и пить, пить, пить без остановки, до зубной ломоты и навеки простуженного горла. Без всяких прелюдий, смешливые верткие девицы принялись стаскивать с меня одежду – мне пришлось им помочь с кольчугой и оружейным поясом. Все мне стало совершенно понятно – живут молодые нимфетки-конфетки в чаще леса, из мужиков здесь только Соловей-разбойник, да и тот молью побитый Бабко-Ежкофоб. Поэтому щас мы с ними поиграем во взрослую игру. Мне-то давно пора. Ну, подумаешь, двенадцать их, а я один. Какие мои годы! Короче, доставай дрочило и начинай активные действия, пока не поздно. Вот только зачем они уворачиваются? Не бойтесь, всем хватит, я сегодня добрый! Увы и ах, но я напрасно принимал желаемое за действительное.
Подростковый пыл, разгорающийся в моих чреслах остудили ледяными брызгами. Ух, если хочешь быть здоров – закаляйся. Особенно пользительно моржеваться в магических источниках. Уф-с-с. Струйки воды покалывали кожу. Но это был не магический холод, а слишком близкое соприкосновение к изначальным диким природным волшебством. Позже я узнал, что не обделенным Даром людям нужна специальная подготовка, чтобы без особых последствий пережить процедуру очищения. Мне же просто вставило, как с бутылки настоящей русской водки.
Над озерком зависла верховная дриада – вполне реальная матрона, обладающая параметрами трех обычных лесных дев – то есть весьма широкими бедрами и на грани приличия развитым бюстом. Местная Родина-Мать во плоти, не иначе, вот бы обслюнявить ей все это шикарное хозяйство! Она зачерпнула две чаши воды – одну, которая поменьше - дала выпить мне, а вторую передала притихшим помошницам. Осушив чашу до дна, не успел я поблагодарить за отличный освежающий-отрезвляющий напиток, как одна бойкая девица попыталась полоснуть меня чем-то острым по запястью. Это вместо ласк, что-ли? Ага, конечно, давай-давай. Петуха гербового я что-ли зря столько лет откармливал и потом косметические процедуры с его кровью принимал? Подскочила другая с костяным ножичком в руке – с тем же нулевым результатом. Дриады весьма озадачились. Видимо, толстокожие пацаны были в здешних кущах раритетными визитерами. Гордость за мою немалую телесную мощь расперла грудь аж до самого немогу. Вовремя пущенные ветры весьма помогли пережить приступ необоснованной гордости и спустить мелкого зазнайку с небес на землю.
- Дитя, нам надо несколько капель твоей крови. - обратилась ко мне дриада-матрона, наморщив носик. Ах, извините-извините, какие мы неженки! А вы думали от странствующих магов да рыцарей райскими розами пахнет?
- Зачем? - резонно спросил я. "группа крови на рукаве, мой порядковый номер на рукаве... Не остаться в этой траве пожелай мне... группа крови." крутилась в голове песня из прошлой жизни. - Не бзди, прорвемся! - я-оптимист успокаивал я-пессимиста.
- В соседнем лесу погиб Патриарх. Мы дадим жизнь новому. Сегодня.
- Ясно. А моя кровь для полива. Не слишком ли круто?! - уж кто-кто, а я умел торговаться. Отвязной оргии походу не будет, как-то все уныло оборачивается...
- Неужели ты совсем ничего не помнишь, Богдан? - недобрым голосом поинтересовалась Верховная Дриада. – Ты, который получил жизнь в кроне Священного Отца-Дерева, в прекрасной кроне Патриарха!
- Совсем немного, пожалуйста! Дай нам своей крови! О, Богдан! - хором взмолились дриады.
- Ничего, что я не совсем... э-э... человек? - я буднично похлопал себя по тотему паука на груди. Шрамы и таинственным образом потемневшая кожа четко обозначили огромного черного паука, симметрично раскинувшего лапы по центру моей юношеской груди. Даже положенная мне от природы шерсть росла только на пауке – короткая и колючая щетина - придавая ему еще большую реалистичность. До меня допер смысл сказанного Дриадой.
- Это и хорошо. Новый Патриарх сможет защищаться! - воскликнула она.
- Орехи для моего друга? - в моей руке появился меч и я пытался его убедить сделать надрез на моей руке.
- Отец даст... сколько... нужно.
- Эх, не могу отказать женщине! – по-гусарски лихо чиркнул себя по запястью своим призрачным Рубакой. Щедрая порция моей крови породила в чаше настоящую бурю, по лесу пронесся то ли ветер, то ли вздох облегчения тысяч деревьев... Я лизнул ранку и она мгновенно затянулась, не оставив даже шрама. Дриады стройным хором запели божественную песнь радости. Пожалуй, меня неплохо торкнуло, вот только вместо вожделенной групповушки на пленэре вышел какой-то детский хороводик...

Вода из животворящего источника, разливаясь по телу, наполняла меня неимоверной силой, а сердце требовало мести. Нет, не лет через двести, как в глупой песенке, а прямо сейчас! Сколько можно убегать от врагов, это в конце концов утомительно для читателя и недостойно будущего Мегамага! Изображая кровожадного бога войны, я летел по лесу как на крыльях – передо мной расступались кусты и подлесок, открывались проходы в непролазных чащобах, снова уступали дорогу гиганты, на века старше меня. В ожидании свежей крови, хищно скалился призрачный Рубака, на мгновения вспыхивая в редких лучах, источаемых полной луной. Обычно в это время на охоту выходят всякие крестьянские страшилки, но сегодня в этом лесу самым страшным хищником был я!
Не таясь, в полный рост я шагнул на поляну, на которой к огромному костру жались семеро живых. Пока живых. Главарь, две "русалки", и четверо полюдов-следопытов. Они не спали – в колдовском лесу незваным гостям вообще спать не рекомендуется – почитайте хотя бы туристические путеводители или послушайте байки доживших до пенсии егерей и прочих дровосеков. Тонко тенькнули тетивы котафейских луков, им зычно вторили арбалеты. Средь ночной тиши зачарованного леса просто заслушаешься – какая вышла прелюдия к симфонии смертоубийства! Я остановил летящие снаряды магией и прыгнул в круг света, не дав Лучникам прицельно выстрелить второй раз. Началась свалка – кривые ножи котафеев часто и беспорядочно зачиркали по окружившему мое тело магическому щиту, тщась упиться кипящей от адреналина и магии кровью. Меч – "мозголом" – меч - блок – двое пали к моим ногам, обливаясь кровью, третий - подкошенный заклинанием магии разума. Бой шел почти в полной тишине – почему-то кричать никто не кричал, стонать пока тоже было некому. Только дыхание сражающихся, лязг вражьего оружия по магической броне, да плотоядное чавканье смертельных ударов Призрачного Рубаки. Четвертого котафея сразила одна из женщин, успевшая перезарядить арбалет – я слегка перевел прицел ее оружия с себя на нападавшего и болт вошел полюду точно в переносицу. Зря он так лихо размахивал ножами. Невольная убийца попыталась дотянуться до меня кинжалом, но лишь помешала своему главарю нанести мне рубящий удар топором – его зачарованное оружие соскользнуло по защите и завязло в хребте смертельно раненого мной котафея. Вторая девушка сидя попыталась активировать магический свиток, но я упредил ее ударом ноги в лицо. Это бой без правил, на выживание, а не благородная дуэль в честь прекрасной дамы. Свиток упал в костер и маленький взрыв на мгновенье ослепил всех участников побоища. Котафей, которого я приглушил "мозголомом", катался под ногами сражающихся, пока не оказался слишком близко к костру в момент магической вспышки. Его шерсть вспыхнула, следом занялась накидка. Объятая огнем фигура бросилась в лес, но бедняга со всего разгону глазом нашел острый сук, который прекратил его мучения - огонь же продолжал пожирать свою добычу, отравляя все вокруг удушливым дымом.
Главный охотник за моей головой явно трусил, подставляя под удар обезоруженных девушек, сам предпочел метать ножи с безопасного расстояния. Один из его ножей при минимальном содействии моего меча изменил траекторию и угодил убийце котафея в живот. Молча страдая, раненая отпозла от костра, тщетно ища защиты у главаря. Тот выхватил у нее кинжал и принял боевую стойку. Я медленно пошел на сближение, но в последний момент резко отпрыгнул. Мимо, разбрызгивая магию смерти, прошелестел арбалетный болт и ударил главаря в сердце. Выронив кинжал, мужчина бухнулся на колени, затем, словно секунду подумав, как упасть эффектнее, рухнул лицом вперед. К сожалению лесной дерн оказался невосприимчив к человеческой мимике и замечательного отпечатка удивленно-злобного лица, увы, не получилось. Женщина, ранее уронившая свиток в костер, отправила туда же разряженный арбалет и зарыдала, закрыв лицо перепачканными в золе ладошками.
- Я знала... сдохнешь раньше меня, сволочь – раненая охотница, превозмогая боль, плюнула на труп главаря и рассмеялась. Затем слабеющей рукой нащупала кинжал и ударила себя в сердце.
Я шагнул к последней оставшейся в живых и замер, не в силах нанести удар беззащитной женщине. Она опустила руки, покорно подставляя открытое горло. Острием меча я сорвал с нее амулет зеленоватого металла – череп в треугольнике и отправил зачарованную штуку в костер. Шарик-мозголом выбил из нее сознание – девицу я пожалел, да и потребность в … и в информации тоже имелась нешуточная.
Едва я успел связать ей поясом руки, как за спиной начал подниматься мертвый главарь. Его амулет с шипением и дымом всосался в тело – в глазах загорелись недобрые зеленые огоньки. Оживший труп поймал взглядом меня и приготовился к атаке. Я уклонился от брошенного в мою голову окровавленного арбалетного болта. Следом за главным зашевелилась добившая себя охотница – коченеющие разлегшиеся по поляне котафеи продолжали остывать, наверное, их обошли при роздаче чудесных, но наверняка дорогостоящих украшений. Тварь, распространяя вокруг себя ореол невозможного зла, бросилась в мою сторону. Я перехватил меч поудобнее, искренне сожалея, что моему защитнику придется хлебнуть вместо теплой кровушки ядовитого дерьма. Вот оказывается, что значили слова "Соловья" – про "чужаков, смерть несущих".
Из лесной чащи вылетел целый рой стреловидных молний, в один момент разорвавших мертвого вожака на куски. Следующий кучный залп разметал по поляне вторую мертвячку. Меня слегка передернуло, но пустому желудку было нечего извергать. Я знал, что надо делать – оттащив от костра пленницу и убитых котафеев, я подбросил в огонь все припасенное убитыми топливо. Быстро занялись сухие сучья, вырос круг света – я носился по поляне, цепляя мертвые ошметки трофейным копьишком и бросал их в костер, где они с шипением и мерзостной вонью сгорали.
И все-таки у врагов был шанс. Но в другое время и в другом месте. Лес сражался на моей стороне, измотав и запугав преследователей еще до моего появления. Да и финальные залпы дриад оказались более, чем уместны. Те, кто восстали, соотносились с обычными мертвоходами как армейский внедорожник с малолитражкой.
Погибшие в бою враги все же требовали к себе уважения, да и в лесу надо было прибраться. На открытом месте я снял квадратами дерн с площади два на три метра и стал рыхлить трофейными кинжалами грунт, стараясь не повредить крупные корни. Рассыпчатую жирную землю выбрасывал пригоршнями на заранее расстеленные плащи котафеев. Через два часа ударного труда могилка для павших врагов была готова. На дно я сгреб своей мега-дланью остывающие угли в перемежку с кусками костей, затем штабелем уложил обобранных до нитки котафеев, утрамбовал грунт и правильно собрал паззлы дерна. Остатками земли присыпал кострище. Несколько раз принес в трофейных фляжках из ближайшего ручья воды и хорошенько полил все следы земляных работ. Заодно и ополоснулся сам. Очень скоро лес скроет тайну произошедшего этой ночью навсегда.
Очнувшаяся пленница наблюдала за происходящим с удивлением. Особенно, когда я вытер ей лицо влажной тряпицей и приложил к вздувшемуся на пол-лица синяку лечебный компресс.
- Ямки для тебя, как видишь, не хватило. Так что будь добра, чистосердечно во всем признайся и живи себе дальше. - я пытался быть убедительным как никогда раньше.
Девица яростно замотала головой, хоть это причиняло ей немалую боль.
- Мне не жить. Я не справилась и скоро буду завидовать мертвым.
- Неплохо сказано. - я продолжал прилаживать компресс к синяку – И все же, зачем на меня напали?
Пленница молчала. Верная сучка.
- Хорошо, я сам тебе расскажу. Вы не разбойники, для разбойников слишком хорошо одеты, подготовлены и информированны. Разбойники могли выскочить из кустов, вы же ловили именно меня, в нужном месте в нужное время. Все предусмотрели. Поймали мальчишку на живца. Кстати, у тебя прелестная наживка… то есть грудь. Э... вобщем, дальше. Вы трое, да – ты, твоя подруга и главный - котофеи не в счет, - наемные убийцы. Или охотники за головами. Вобщем из одной секты. А котеек просто наняли в проводники и носильщики. Судя по полному кошельку вашего предводителя, ему заплатили неплохой аванс. В чем я не уверен, так это кто именно был заказчиком – орден рыцарей Света или некое ваше божество, которому я досадил своим появлением на свет. Ну, где я ошибся?
- Сара была не подруга, а сестра. Мы близнецы.
- Извини, темно было, не разглядел. Ну? Кто и почему?
- Что, ну? Убивай! Давай, убивай, колдун проклятый... - из ее глаз брызнули слезы и чтобы скрыть их она попыталась отвернуться.
- Нет, красавица, есть идея получше. Раз уж ты так настроена умереть, что ж... Знаешь... э-э – я покраснел и смутился – мне уже пора становиться взрослым. Но тут такая ... э проблема... С обычными женщинами ... для меня табу. Из-за очень нехороших для них последствий, понимаешь? - Черт! Как ей объяснить, что мне пятнадцать лет и меня просто разрывает желание! Бурлящая гормонами кровь подростка и разум похотливого мужика – ужасающая смесь. Злыдни писюкавые просто скромно стоят в сторонке и старательно пишут конспекты, глядя на мое поведение. А если принять во внимание, какой, мать его, стресс мне выпало пережить на несколько последних дней, то разрядка просто жизненно необходима. Когда еще представится такая возможность?
Я упал на колени и приник к ее лицу, целуя глаза, уголки губ, подбородок, шею. Немного потрудился над синяком, буквально "слизывая" саднящую боль. Правой рукой сжал сосок, посылая к ее сердцу волну ласкового тепла. Эх, тетушка Медикея, рано же ты меня покинула – не успела научить магии любви... Матерные присказки поруда, повествующие о неравной борьбе полов в замкнутом пространстве горных выработок, для данной ситуации явно не подходили. Пришлось обращаться к опыту из прошлой жизни.
-Лава, почему ты плачешь? - Рисунок подсказал имя девушки и даже ее кличку - "Лава", но не прояснил, что же я делаю не так. Из глаз моей желанной в три ручья текли слезы. Переведя дух, я дал ей напиться из фляги.
- Тебе больно? Противно? - мне стало не по себе. Насильник херов, чем ты лучше тех, кого скормил пауку?
Девушка замотала головой: Нет, я оплакиваю себя. Это так необычно и хорошо... Просто я зря прожила свою жизнь, понимаешь? Только в самом конце кусочек радости. Это обидно. Очень.
- Забудь все. Я с тобой. Сейчас. - банальнейшим образом наши губы встретились, а ее руки легли мне на плечи. Я вскочил, прижимая ее локти к земле. Да, опасно думать яйцами, как и вязать узлы в спешке. Она прикрыла глаза в ожидании удара, ресницы вновь дали обильную течь. Не в силах сдерживаться, я накрыл ее своим телом и принялся старательно осушать соленое наводнение губами и языком.
- Я готова. - простонала-доложила она. Через полминутки до меня дошло. Кстати, если фанаткам мегамага и уважаемым любителям клубнички интересно, это был мой самый лучший первый раз в жизни.

- Для наемной убийцы ты довольно сентиментальна. - возникшие отношения требовали дальнейшего развития.
- Что? А ты! А ты ...для черного колдуна ты много болтаешь! - Парировала довольная и уверенная в себе девица. Нож вошел в кору дерева на два пальца над моей головой. Я перестал релаксировать, меняясь с деревом отголосками оргазма на чистейшую ману.
- У тебя скверные манеры. Надо будет связать тебя и как следует отшлепать! - сообщил я своей любовнице, выдергивая нож. - Ого, отличная сталь, да и зачарован мастером своего дела. В сапоге был, да? Вот тебе еще один урок, дурилка, учись чуять хотя бы магическое оружие. Или обыскивай.
- Казарма – не пансион благородных девиц. - плечи Лавы наигранно виновато поднялись и на выдохе опали.- Я сразу могла убить тебя, но...
- Ладно, надеюсь, больше у тебя нет сюрпризов? - Лава отвела взгляд. Я продолжил - Послушай, я не смогу тебя убить. Надеюсь, взаимно. Ужасно все получилось...
- Напротив, мне никогда так не было хорошо с мужчиной. Даже с сестрой было не столь ... сладко. - она зажмурилась и потянулась как большая кошка. Затем рыжая бесстыдно раздвинула ноги и помассировала натруженную промежность. Мой орган оживленно махнул, передавая привет ее гладко выбритой киске - недавней, но уже очень хорошей знакомой.
- Я про последствия, моя ненаглядная. Я все-таки колдун. Говорят, слегка темный. Да еще вот это – я пошевелил грудными мышцами – паучок словно ожил, перебирая ворсистыми лапками. Но Лава не испугалась тотема, видимо, девочка насмотрелась в жизни чего пострашнее.
- Ты насчет брюха? Не ссы, твое дело не рожать. Ха. Мне еще в первый год обучения все нутро отбили – неделю кровью ссала. Лекарь сказал, детей точно не будет. И правда, сколько раз всей казармой меня трахали, потом Наставничек, с-сука под кого-попало подкладывал, и ничего, не залетела. Ребенок в нашем деле помеха, поэтому Шакал, чтоб его в Преисподней на раскаленный хер каждый час сажали, заставлял нас с Сарой жрать порошочек один. Тьфу, гадость. Хоть и редко он нас по-людски имел. Все норовил в задницу засадить, а когда месячные шли, ртом заставлял его ублажать всю ночь по-очереди...
- А почему - Лава? - я перевел тему разговора.
- Ну, так. Просто лава очень горячая и долго остывает. Я быстро вспыхиваю в драке, а еще у меня ловко выходило со свитками магии огня. До встречи с одним колдуном. - Лава подмигнула и тряхнула огненно-рыжими космами. - И волосы у меня... Правда красивые? Сегодня у Лавы появилось еще одно значение. Понимаешь? - ступней она принялась теребить мою икру - Давай-ка еще разок, только чур теперь я сверху и покажу тебе, какая я горячая... мы ведь никуда не спешим, верно?
- Да, моя Лава, да, моя рыжая ненаглядная ведьмочка.
Дриады возбужденно хихикали в окрестных кустах, разглядывая голых людей, яростно ласкающих друг-друга неподалеку от поляны, где совсем недавно шесть заблудших душ нашли свой упокой, а две пытались обрести любовь.

- Тема такая, слышь, Лава? - нагруженные тюками с трофеями, мы пробирались через чащу к колоритной базе "Соловья-разбойника".
- Угу.
- Мне тут дриады слегонца задолжали. Давай, тебя к ним определим на постой? Видела, как лихо они мертвяков этих порвали? У-уу, прости...
- Ничего. Сара была еще та сучка. Не стала защищать, когда я под первый групповой облом попала. Сказала, что все через это прошли и я должна... А я всех мужиков возненавидела тогда!
- Тем более. Тут насчет мужиков полный порядок, то есть в очень ограниченном количестве водятся. Постараемся убедить верховную дриаду, что ты органично вписываешься в здешнюю фауну, не нарушая природного баланса.
- Че-че? Ты сейчас со мной говорил?
- С тобой, ненаглядная, с тобой. Ты на себя погляди со стороны. Ты здесь после меня самая опасная. Ну это ладно, главное как ты сказала, что котафеи из клана Лишнего Когтя вышли на тропу войны. Мне срочно надо в форпост вернуться, предупредить солдат.
- А я?
- Я вернусь, как только смогу! Тебе со мной нельзя, здесь безопаснее.
- Скотина! Урод! Колдун проклятый! - я уклонился от ловкого удара в кадык. И прикрыл коленом промежность. Чуть было-не было...
- Ты обсолютно права, дорогая, - я предусмотрительно поцеловал Лаву, чтобы занять ей рот и перебить угадываемое желание схватиться за кинжал. - Да, я скотина. Как и всякий другой человек. Папа с мамой нарекли меня Уродом – за удачное рождение, не иначе. А "колдун проклятый", сама понимаешь, тут ты в десяточку. Без комментариев.

На поляне меня ждал сюрприз – совершенно здоровый Завхоз по обоюдному согласию тискал демоницу "Соловья-разбойника". Ну, ты погляди, и у этого все удачно срослось на личном фронте!
- Жив-здоров, чертяка?
- И жив и здоров! - отрапортовал Завхоз, продолжая прелюдию.
- Значит, к труду и обороне будь готов!
Бес ответил мне как всегда – жестом бывалого кавалериста. Чтобы не остаться в долгу, я представил обалдевшую Лаву и Завхоза друг другу. Бесенок смутился.
- Смотри, красавица, - обратился я уже к Ходиче - Украдешь сердце моего домового, я тебе, пока не придумал, что сделаю. Но будет некрасиво однозначно.
На что демоница скорчила страшную рожу и нагнувшись задом ко мне, продемонстрировала мне подробности своей анатомии под хвостом. Да, нравы в этой глуши простые. Завхоза я давно приучил носить панталончики, чтобы не травмировать мою взрослую психику, заточенную по воле богов в детское тело. Это, знаете ли, слегка обидно видеть, чем справедливый старик-Создатель наделил некоторых тварей, это я сейчас о пропорциях, в то время как мне пять долгих лет приходилось довольствоваться только воспоминаниями, прежде чем все заново отросло и заработало. Ладно. Проехали.
- И это, господин хороший – обратился я к Соловью-разбойнику – Чем обязан за удивительное исцеление моего временно бездомного домового?
- Домовой? Ах-ха-ха-ха! - к нам подошел поближе спаситель Завхоза – Ай-вай! Какой же это домовой?!
- А кто я, как не домовой? – искренне удивился Завхоз.
- Да из тебя домовой как из меня дриада! - продолжал гнуть свое Соловей. - Я тебе своего домового показывать не стану, но верь мне, и Ходича не даст соврать, что ты никакой не домовой, а самый настоящий младший демоноид, бес Мрака, только приспособившийся. Ээээ мимикрия это называется по-научному. А в природе - ты шестая ветвь Кровавого Пламени, на заре времен вступившего в сговор с человечеством и за то поголовно истребленная остальными.
Демоница Соловья в подтверждение кивала головой, словно сама присутствовала при сговоре и истреблении.
Повисла неловкая тишина в которой я четко слышал, как вздымалась и опускалась упругая грудь моей Лавы. Еще гербарий на заднем фоне шумел, дятел расширял жилплощадь, болото булькало и неподалеку грызуны в пустом стволе упавшего дерева интимно пыхтели.
- Я.. я ... меня обманывали столько лет! – зарыдал Завхоз.- Я-ааа бы уже таких дел навороча-а-ал, знай я раньше! Я-то думал, мне ничего нельзя из того, чего мне так хотелось!!!
- Ну и что с того...? - начал было я, обращаясь к Соловью.
- А то! - Соловей погрозил небожителям заскорузлым пальцем и поведал краткую историю о происхождении этого удивительного и редкого вида, его способностях и взаимоотношениях с человеком.
- Симбиоз это называется по-научному, а не мимикрия, как вы изволили наврать. - ввернул я в конце рассказа.
- Ай-вай. Да хоть как называй. - отмахнулся Соловей. - Заботься о нем, давай ему иногда Батькины орехи, отпускай погулять, и со временем надежнее помощника и защитника у тебя не будет!
- Да я, в натуре, как его увидел, сразу понял, что мы созданы друг для друга как песня для баяна! И все-таки, чем могу отблагодарить вас? - настаивал я на своем. Не люблю неоплаченных долгов.
- Да ты и все сам сделал. Чего уж. Ай вай, дурака не валяй. - Соловей ухмыльнулся и было в его хищной и ироничной улыбке что-то знакомое из далекого полузабытого детства. Точно, он тому Деду лесному часом не сват-брат?!
- Демон твой уже рассчитался. Самым драгоценным. Мало их на свете осталось. Вай-вай, совсем мало.
- Вобщем, собирайся, боец-производитель, пора двигать навстречу новым приключениям, будь они не ладны. Только вот с дриадами перетру на тему мой лучшей подруги – Ша..., то есть просто Лавы.
Словно ожидая своего выхода, из кустов ловко вырулила на сцену Верховная дриада. Прям театр какой-то. Они с Лавой поняли друг-друга без слов и одна гора с моих хрупких плеч свалилась. Наверное, бывшая охотница за моей головой и сама доперла, что после всего пережитого ей необходим продолжительный отдых, единственно возможный под защитой сил не менее могущественных, чем ее бывший работодатель-некрофил.
Прежде чем упасть без сил и заснуть с открытыми глазами на полчасика, я отдал Завхозу приказ разобрать трофеи – что-то оставить Лаве в качестве приданного, а все остальное прибрать. Благо, демон не только поправился, но и подрос – непростых орехов, видать, выдали мне для него дриады. А значит и его участок в под-мире увеличился.
Где-то на границе реальности и сновидений Верховная Дриада погладила меня по голове и шепнула: Здесь твоя служба исполнена. Ты должен вернуться в крепость. Помочь людям. И ожидать.
Сквозь остатки сладкого мимолетного сна прорывался густой скрип проклятий, в традициях лингвистической школы покойного Блэксмита.
- ... я никакой к иметым чертям в задницу не иметый всюду не домовой! Проклятье блядской Злойгоры! Ой, держите меня семеро! Я ... я...! ААА! Меня всю жизнь обма-а-аны-ы-ыва-а-али-и-и! Мать-перемать!!! Чума пади на потомков Эрнста Блудодея, драконья он отрыжка! Скаложор зажри кости Гульфа-Чарульфа Пятого!!! Три кирки в зад Эмме Паллне, гниль ее праху! Срал я три кучи на могилу... - истово стонал Завхоз. Еще чуть-чуть и с его языка бы посыпались искры.
- Да я сколько раз тебе прямым текстом намекал, что ты рожден для упоения битвой, как птица для полета! - авторитетно резюмировал я и мы отправились обратно в крепость, предупреждать Ивана Таможню о предстоящем набеге агрессивно настроенных аборигенов.
Лава простилась со мной долгим и печальным поцелуем. Глаза молили: "Возвращайся!" Чтобы такой женщине отказать, надо вовсе не иметь сердца. Ума. И инстинкта самосохранения.
- Ты так и не сказала мне: кто меня заказал и почему.
- Назову имя – выдам себя и прости-прощай. Ты же видел знак, глупенький. В следующий раз, когда увидишь что-то подобное ... и останешься жив... - Лава глубоко вздохнула и закрыла глаза – Получишь ответы на этот вопрос.
- А-а! Сладкая, двум смертям не бывать, а одной не миновать! - легкомысленно заявил я, храбрясь изо всех восстановленных кратким отдыхом на пленере сил.
"Вот этого-то я и боюсь, Богдаша." – чуть слышно прошептала она.
Что и говорить, а брякнул я не подумав. Один раз я уже вроде как помер нелепейшим образом и возродился в теле малолетнего деревенского придурка. Но можно ли считать это смертью как таковой или просто "бракованной" реинкарнацией. Ведь память о так называемой "прошлой жизни" я сохранил. Будет ли так всегда? И у кого тогда жизней больше – у меня или той пресловутой кошки из поговорки? Неизвестные боги, дневные или ночные Смотрящие этого мира для каких-то целей подарили мне вторую юность, а это без дураков, дорогого стоит. Даже думать было страшно, какую плату могут потребовать мои благодетели. Тут было над чем поломать голову.
Прощаясь с нами, простой таежный друид и заводчик младших демонов отшельник Соловей запел густым баритоном арию Сусанина. Это было божественно!



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
LookDreamДата: Пятница, 29.10.2010, 01:19 | Сообщение # 5
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
А мне понравилось, как Панкееву читаешь так же весело и интересно!
Хотя уж эти имена... аа я пока запоминала имя одного там уже десяток других, приходится чуть ли не записывать))
Выложи еще что там у тебя есть прочее и и экзамены... я бы так хотела прочесть!


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Пятница, 29.10.2010, 15:57 | Сообщение # 6
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (LookDream)
А мне понравилось, как Панкееву читаешь так же весело и интересно!

Вот уж спасибо, леди Катрин!)
Quote (LookDream)
Хотя уж эти имена... аа я пока запоминала имя одного там уже десяток других, приходится чуть ли не записывать))

Задумка была нормальным персонажам - человеческие (славянские) имена или звучные прозвища, всяким важным для сюжета персонажам (как нехристям, так и нормальным) - приличные типо европейские или английские, а кому попало, вроде эпизодического аптекаря - фантазийные нелепицы или англизированный шлак)))

"Экзамен" есть на СИ под именем "штурм дворца", там тупая боевка... http://zhurnal.lib.ru/t/terehow_r_e/shturm.shtml
есть начало и есть еще пару страниц текста. Беда в том, что все это писалось чуть не в подростковом возрасте и до того, как я не начал активно читать тексты в проекте "Ролевик", я считал, что это показывать нормальным людям низзя ни за что. Но Сишные авторы выкладывают и не такое. Так что я все еще в сомнениях...



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
КержакДата: Пятница, 29.10.2010, 20:13 | Сообщение # 7
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
ну это канешна стеб.
галимый
но ведь и постебаться над убожеством совр фентезятины - дело не плохое)))
 все сообщения
LookDreamДата: Суббота, 30.10.2010, 17:29 | Сообщение # 8
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Ромео, прочла) я думала экзамен это чтото письменное а тут такая мясорубка! Мне понравилось! Хорошо ты писал в подростковом возрасте))))


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » РОМЕО-Varvar » НЕ Ролевик (Давным давно сел писать фэнтези...)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2019