Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 212»
Модератор форума: РОМЕО-Varvar 
Форум Дружины » Авторский раздел » РОМЕО-Varvar » Альтернативная линия (Безымянный мир: другие герои)
Альтернативная линия
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 24.06.2010, 21:01 | Сообщение # 1
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Снедаемый виной перед благодарным читателем, смиренно выкладываю давно вызревающий опус для бета-теста.
Действие происходит в Безымянном мире, который получил незатейливое имя: Новый Дом.
Главный герой не обладает сверх способностями, как Тагир и Хантер, но в отличие от подавляющего большинства новичков, сбрасываемых на планету, помнит свои предыдущие жизни. И смерти. Такая вот авторская попытка понять цену жизненного опыта в экстремальных ситуациях.
Через некоторое время планирую выложить на СИ.


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 24.06.2010, 21:03 | Сообщение # 2
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Часть первая. Станция.

Вадим. День рождения.

Вот, что я вам скажу, друзья. Я ненавижу белый цвет. Я не против свадебных нарядов, цветущих яблонь и чистых бинтов. А очень даже за. Но привычка – вторая натура. Ненавидеть белый цвет привыкаешь. Там, где жизнь начинается заново, все - абсолютно все предметы обстановки невозможных светлых оттенков, замешанных на основе обезжиренного молока. Или извести. Или какой гадкой химии.
Не сразу определяешь, где верх, где низ. Только линии разметки ядовито-желтые и кроваво-красные разбивают давящую монотонность «белого безмолвия». Но это в «супермаркете», до него еще дойти надо. А пока глаза режет пронзительно белый потолок, а уши звенящая тишина, киселем наполняющая крохотную каморку.
А вот там, да «Там» – нет ничего белого. Серые камни. Серое небо. Алая кровь. Бурая кровь. Сине-зеленые мхи. Желтые гильзы. Зеленые гильзы. Серые куртки. Серые лица мертвецов. Там заканчивается жизнь. Логичнее было бы ненавидеть серый цвет. Или кровавый оттенок тамошнего солнца. Или серебристую жесть дна последней консервы. Синеватый цвет пластика бутылки, в которой не осталось ни капли влаги. Но нет. Я ненавижу цвет стерильной чистоты. Порядка. Системы. Цвет бездушного механизма, вдохнувшего жизнь в мясную куклу твоего тела. Чтобы загнать в узкий душный тоннель, в конце которого тебя ждет неизбежная смерть.
А перед ней краткий миг, судорожный глоток свободы. Свободы цвета крови, пороховой гари, искр пуль по металлу. Цвета заката, до которого ты дожил, а твой враг - нет. Или рассвета, который не предвещает ничего доброго, кроме бесконечной борьбы за существование.
Здесь – клетка. Здесь мы рождаемся. Там – безграничный, я бы даже сказал беспредельный мир. Там мы живем и умираем.
Скажу вам по секрету доверительным тоном пациента психушки, я почти уверен - мной играют. Мной и с тысячами моих собратьев по несчастью. Может быть Жизнь и Смерть, возможно Высший разум и Судьба, а может это проделки группы прыщавых подростков, чья цивилизация опередила нашу в материальном развитии, а моральном не очень. Возможно все. Но я могу уйти. Встать с белоснежного возвышения – кроватью это не назовет и писатель-фантаст. Одеться. Взять рюкзак и уйти. Туда, где я сам себе хозяин. Но «Они», естественно, будут манипулировать мной. От этих загадочных «их», все время остающихся за кадром, зависит очень многое. Но не все. Я постигаю Систему и учусь использовать ее к своей пользе. Чтобы как можно дольше не видеть белых потолков, стен и пола с обрыдлой разметкой: сюда ходи, а сюда не ходи!
Я не помню, кем я был. Да и был ли? До того, как однажды осознал себя идущим в бесконечном потоке «серых курток» к выходу в неизвестность. Память не сохранила всех приключений после большинства «переходов», а жаль. Было бы неплохо знать, что еще я сделал не так, раз снова оказался в комнате с белым потолком, будь он не ладен. Как в той песне.
С того первого, самого страшного раза я делал все, чтобы выжить. Выжить в мире с отвратительным климатом, в мире, кишащем опасными хищниками, в мире, на руинах которого продолжается бесконечная война всех против всех. Я воскресал. Видел белый потолок. Шел, по пути обрастая снаряжением, а иногда и единомышленниками, к выходу. Иногда погибал на десятом вдохе пропитанного смрадом воздуха. Умирал. Подыхал. Прекращал быть. Неважно быстро или медленно, но всегда бессмысленно. Часто мне или нам удавалось продержаться несколько дней. Лучший результат – месяц. Какой ценой - лучше не вспоминать. Видимо, организаторы всей этой бредовой затеи думали так же, подчищая лишние файлы на моем «жестком диске». А может быть мозг, не приспособленный к таким нагрузкам, избавлялся от лишней информации… Это было не со мной. Этого не было. И этого тоже не было никогда…
Раз за разом белый потолок издевательски резал мне глаза. Обруч сдавливал мозг, мечущийся в поисках выхода: ну, что, что я не так сделал??? Бесконечный и безумный «день сурка». Просыпаемся. Выполняем ритуальные телодвижения. Высаживаемся в очередном мертвом городе. Или в пустыне. В одиночку или толпой. И понеслась! Страх, боль, жестокость, нелепые ошибки, унижения, смерть.

«Уважаемый колонист! Вам надлежит следовать к транспортному порталу. Для получения дополнительного снаряжения, воспользуйтесь терминалом. У вас тридцать стандартных минут!»
Обычный женский голос, чеканя каждое слово, зачитал мне мою судьбу на ближайшее время. Аналогичное по содержанию объявление украсило стену перед моим лицом.
К черту все! К черту меланхолию и грусть! Буду веселиться, ведь сегодня мой день рождения и Система наверняка приготовила мне подарки! Нельзя терять ни минуты.
Итак, я оказался обладателем продвинутого рюкзака с пятидневным запасом продовольствия, термоковриком и спальником.
Штаны и ботинки на мне, куртка сложенная рядом с рюкзаком оказались самыми обыкновенными и подлежали замене. Оставшись в трусах и футболке, я полез глядеть, чего приготовила Система на мой очередной день рождения. Жестом подтянул к себе голографическую проекцию – программу снабжения с примитивным и интуитивно понятным интерфейсом.
Перво-наперво, вывел содержимое бонусного слота. Так-с, нормальная защитной расцветки куртейка с карманами, вовсе не тот дерибас «на рыбьем меху» ублюдочного серого цвета. А еще револьвер с кобурой и патронами! Вот это очень хорошо, никак не могу привыкнуть, что мне оружие дают просто так, что не надо «выжуливать» ствол здесь или подбирать рядом с трупами врагов уже там… А еще мне повезло получить на день рождения превосходный бинокль. Замечательный подарок, вот за это огромное спасибо! Кроме того, в подарках обнаружились: обычный нож, отличный котелок, жестяная двухслойная кружка с пластиковой огнеупорной ручкой, баллончик репеллента, пара ИПП, горелка, защитные очки, рулон антимоскитной сетки, смена хорошего белья и мультитул. Выделил все предметы, кроме ножа, ибо точно такой же у меня уже лежал в рюкзаке - и приказал доставить, что и было исполнено.
Выданные мне изначально штаны, куртку и боты затолкал в приемник и отправил на склад. Затем ловким движением руки нырнул в раздел с вещами и затребовал себе брюки под цвет куртки из такой же прочной дышащей ткани и оборудованные удобные набедренными карманами. Вроде в таких штанах еще имеются встроенные жгуты на случай ранения. Так же получил приличную обувь с толстой подошвой и целым списком преимуществ – в общем, совсем не те унылые «говнодавы», что положены большинству колонистов.
Из всего великолепия транспортной тары выбрал себе два кофра – один под снаряжение и продукты, второй под оружие. Предчувствия не обманули. В свободном доступе присутствовал весь ассортимент огнестрела: от пистолета до винтовки с оптикой.
Линейка доступного колонистам оружия скудна. Один образец пистолета – калибр восемь миллиметров, двенадцать патронов в магазине. Легкий и простой в обращении. Хочешь пушку покрупнее? Пожалуйста, шестизарядный 10-мм револьвер! Из ружей присутствует гибрид на охотника-любителя «вертикалка-комби», одноствольная переломка и короткий помповый дробовик – все под 12 калибр. Только у гибрида есть еще нижний ствол под патрон 8х40. Венцом творения оружейных гениев Системы ныне и во веки веков выступает охотничья пятизарядная винтовка калибра 8 мм с трехкратным оптическим прицелом.
Каждый ствол снабжен скромным боекомплектом. Ружья упакованы в прочный непромокаемый и надежно закрытый чехол. Спуск у оружия всегда заблокирован специальной пломбой-заглушкой. Это чтобы разные шустрики не устраивали перестрелок прямо тут. И блеск лезвия ножа под этими мерзкими сводами ты никогда не увидишь – аналогичное устройство не позволит. А на поверхности сразу после высадки пломбы самораспадаются на радость тебе и погибель врагам.
Без промедления я заказал себе изделие под кодовым названием РН-8. В комплект поставки входили сто двадцать патронов и подсумки под боекомплект. Несмотря на винтовку и револьвер в арсенале вся прочая линейка оставалась для меня доступной. Следующим в корзину заказов отправился помповый дробовик 12 калибра. Благодаря габаритам за ним давно и прочно в среде попаданцев закрепилось ласковое название - «Коротыш».
Если с винтовкой я еще не осознал своего счастья, то помпе обрадовался до непроизвольных танцевальных па. «Коротышка» - простое, надежное и весьма убойное оружие. Четыре патрона в магазине, один в стволе. Неплохо фарширует супостатов картечью на расстоянии до пятнадцати метров. Крупную цель можно достать тяжелой пулей гораздо дальше. Что и говорить - универсальная вещь. Против стаи мелких или одного - двух хищников среднего размера, вооруженного колюще-режущим дикаря или слетевшего с катушек от голода и лишений «коллеги» - вполне неплохая вещица. Жаль всего полсотни патронов в комплекте – три пачки с картечью и два десятка с пулей.
Но сегодня удача вновь повернулась нужной стороной, и соответствующая иконка просемафорила о возможности разжиться дополнительными патронами. Что я незамедлительно проделал. Как-никак еще десять картечных выстрелов! Кликнул по иконке с винтовочными патронами – а вот тут уже случился облом. И так нахапал выше головы.
Кобуру с револьвером повесил на пояс, рядом поместил подсумок – «мародерку». Остальное оружие, боеприпасы и амуницию от греха сложил в кофр. Бывали прецеденты, не стоит светить. Чехол с биноклем сложил туда же.
Теперь мне предстояла привычная процедура «добить мешок жрачкой», поскольку стандартная комплектация не вполне учитывала мои потребности и вкусы. Для этого, вытряхнул на пол и рассортировал содержимое рюкзака. Ненужные вещи уехали на склад. Свободного места оказалось совсем немного, если учесть, что я планировал затариться «ширпотребом». Я взял три банки мясных консервов, три усиленных рациона питания и пару бутылок минеральной воды. В пустые карманы рюкзака напихал два десятка энергетических батончиков. Еще два баллончика с репеллентом – очень полезная штука, если учесть, мою психологическую непереносимость укусов насекомых. Экипировку завершил дополнительной сменой белья – иногда проще выкинуть, чем стирать.
Вот теперь, когда я вооружен и очень опасен, результат предстоящей «ходки» – уже в меньшей степени зависит от Судьбы и в большей от моих боевых навыков.

Атаман. Возвращение.

- Здравствуй, Атаман. С возвращением домой. – Синхронно с приятным женским голосом овальное помещение озарилось мягким светом.
Посредине белоснежной комнаты на выросшем прямо из пола монолитном прямоугольнике потянулся очнувшийся от сладкого сна обнаженный мужчина.
- «Здравствуй, мама, возвратились мы не все...» – Названый Атаманом человек, соскочил с кровати, повел плечами, нашел взглядом пакеты с одеждой и снаряжение. – Что в этот раз?
- Для начала, мои поздравления, Атаман. Твой рейтинг подрос на два пункта и ты в первой двадцатке. – голос, казалось, лился отовсюду, но к этому фокусу Атаман давно привык.
- А-ну-ка, ну-ка! Я хочу это услышать, Мамочка! – Атаман, ничуть не стесняясь своей наготы, начал разминку. Виртуальная программа, как и всякая добропорядочная мать, видела своего дитя без одежды не раз.
- Девятнадцатое место в рейтинге эффективности полевых агентов.
- Не слышу аплодисментов! – воскликнул Атаман, выполняя сальто.
Программа послушно включила запись бурных аплодисментов, финал какого-нибудь концерта, не иначе.
- Жаль что это ненадолго. Вернутся другие и… Эх! Посмотрим, что ты для меня приготовила в этот раз.
- Район двести шестнадцать – «желтый».
Перед глазами развернулась карта, выделяя указанный регион и выводя основные показатели в оконцах сбоку. Не отрывая взгляда от региона предстоящей операции, мужчина продолжал разминать запястья. Затем перешел к локтевым суставам.
- Спасибо, Мама. – Атаман не лукавил. Половина оперативной карты стабильно полыхает цветом крови – так называемая «красная зона», где высадка означает либо долгое и мучительное самоубийство, либо быструю и нелепую гибель. Это территории роев, мотокочевников, места боевых столкновений и набегов боевиков Высшей расы. Не то, чтобы Атаман боялся «красной зоны», скорее понимал, что недостаточно подготовлен для эффективной работы там. «Зеленая зона» распространяется на постоянные человеческие поселения вне территории активных боевых действий. Там отличится сложнее. Уничтожением монстров и озеленением много не заработаешь. Пока будешь выполнять какую-нибудь заурядную миссию снабжения или сбора информации, тебя подвинут в рейтинге более удачливые и смелые коллеги. Собственно говоря, там Атман и «прозябал» все время, кроме пары предыдущих жизней. А вот «желтая зона» – другое дело, там есть, где развернуться с его талантами. Особенно такая, граничащая с двумя квадратами, преимущественно красного цвета...
- Характер миссии? – Разминка продолжилась скручиваниями.
- Военно-хозяйственный. Первостепенная задача: создать самодостаточное поселение с тенденцией к развитию. Второстепенная задача: поиск и уничтожение противника. Третьестепенная задача: терраформинг.
Задание точь-в-точь повторяло выполненную миссию.
- Сохранность культурных насаждений?
- Около трех процентов.
- Неплохо. Количество постоянных точек перехода?
- Четыре.
- Интенсивность «посева»?
- В настоящий момент низкая. Шесть-восемь колонистов в сутки.
Атаман прикинул и без особой надежды поинтересовался поселениями колонистов. Собеседница огорчила его отрицательным ответом – данные о постоянных поселениях людей отсутствовали.
-Активность инсектоподов? – Мужчина спохватился и быстро добавил: – За последнюю декаду.
Ему явно не хотелось выслушивать всю историю наблюдений за районом предстоящей операции.
- Рой 3-44, примерная численность четыреста единиц, боевая активность в заданном районе девять пунктов.
- Засранцы третьего поколения, значит? Ну, ничего, поглядим, так ли они хороши, как говорят. – Атаман ничуть не бравировал – боевой настой присутствовал на все сто и сократить поголовье человекоподобных насекомых откровенно хотелось. Особенно после крайней миссии – выпестованное с таким трудом поселение чуть не раздавили толпы тварей, направляемые маткой. Колоссальных размеров ненасытный «опарыш», обладающий разумом и сверхъестественными способностями и сотни преданных ей до последнего вздоха бойцов, не ведающих боли и страха. Рой – это сила, сметающая все на своем пути – это мужчина выучил на недавнем примере и собственной шкуре. Теперь полевой агент с позывным Атаман знал, как успешно противостоять этому бичу Нового Дома. А науку сводить личные счеты без ущерба работе он мог бы преподавать тем восемнадцати агентам, что пока что опережали его в рейтинге эффективности.
- Рой 3-46, численность триста двадцать единиц, боевая активность в заданном районе семь пунктов. – Продолжила доклад Мама.
- Похоже у них война без выходных и праздников. А что есть по кочевникам?
- Активность хозяйственная – четыре пункта, боевая один.
- Пошаливают, значит. – Закончив разминку, Атаман резко упал на выставленные кулаки и принялся отжиматься. Свежее тело требовалось проверить физической нагрузкой.
Зная повадки подопечного, Мама тактично помалкивала, пока тот не отжался сто раз. Считая вслух, агент при этом планировал операцию. Во время сотни приседаний перед картой план окончательно созрел.

Вадим. Станция.
Рюкзак занял свое место на спине, кофр с оружием на правом плече. Двери каморки, где я воскрес для новых свершений и роковых ошибок, распахнулись, и я слился с толпой одинаково одетых прямоходящих.
Люди. Колонисты. Новички. Мясо. Всех их ожидала одна и та же незавидная участь – с минимумом снаряжения оказаться в полностью враждебном окружении. Они и сейчас-то идут благодаря «поводкам», направляемые Системой. А там предстоит жить своим умом. Вот только это умеют единицы из тех немногих, у кого этот самый ум есть.
В отличие от большинства, я твердо знал, что мне следует делать: собрать больше информации о сегодняшних раскладах. Чтобы присоединится к группе или «прыгнуть» в одиночку в спокойном районе. А там, куда кривая вывезет…
Привилегия тех, кто после воскрешения соображает своими мозгами, а не «поводками». И, конечно же, неплохо урвать еще что-нибудь ценное из дополнительного снаряжения. «Серые куртки» получают стандартные наборы продуктов и экипировки, в соответствии с полом и иногда с учетом физических кондиций. В этом Система гибка… Кто-то, как я, способен взаимодействовать с окружающим миром и поэтому получает возможность подготовиться лучше. Большинство колонистов тупо откликаются на приказы «поводка». На таких, по-моему, шмотки и рюкзаки одеваются автоматически. Точно не знаю, я себя в таком состоянии просто не помню…К счастью, «на той стороне» к некоторым индивидуумам возвращается способность мыслить. Порою, даже здраво.

Станция представляет собой громадину, которую сложно измерить «футбольными полями» и прочими абстрактными «аршинами» из прошлой изрядно подзабытой жизни. Возможно, это овал, да, скорее всего овал и есть. В стенках по периметру находятся каморки, где появляются новые колонисты. Выходят и попадают в пространство, наподобие гигантского супермаркета. В центре находятся транспортные порталы. В пространстве между ними и «каморками», расположены паллеты с дополнительным снаряжением, пищей и водой. Они образуют улицы и закоулки, где кипит своя жизнь, подчиненная нехитрым правилам Системы: сделай все здесь, чтобы не сдохнуть сразу там. Это то самое место, где колонисты проводят первый час жизни, пока не попадают в один из транспортных порталов. Рядом с каждым порталом есть еще один терминал, где забывчивый колонист может завершить свою экипировку перед шагом в неизвестность.
Система собирает «серых» в группы и отправляет на поверхность Нового Дома. При удачном раскладе даже одиночку комплектуют дополнительным «подарком» в виде сумки, кофра или даже контейнера с самым необходимым. Группа получает более солидные запасы провианта и снаряжения. Некоторые колонисты наполняют свои рюкзаки под завязку. И все. Ты садишься на горку добра, расслабляешься, теряешь мобильность. Судьба определяет таких людей в жертвы. Не наш профиль.
Поэтому сначала рекрутируем носильщиков. Это обычный и старый как мир грязный трюк. Носильщики помогут мне сохранить мое главное преимущество – свободу маневра. А если в процессе им повезет уцелеть, я помогу им вернуться к отправной точке почти без боли. Можно, конечно, обойтись без дурачков и собрать не меньше полудюжины адекватных людей. Тогда вместе с нами сбросят так называемый коллективный набор выживания. При разумном подходе еды, воды и прочего дружному коллективу надолго хватит. Вот только слишком часто я видел агонию таких общин. Рано или поздно все они скатываются к банальному грабежу и даже каннибализму. Гнилая тема разлагает поселок изнутри. Один пинок от внешнего врага и все… Конечно, мне доводилось видеть положительные примеры сотрудничества. В прошлую ходку я в таком деле даже поучаствовал. Погиб, правда, в бою с местной живностью. В общем, община на основе ядра единомышленников – это хорошо. Да только как в спешке с первого взгляда определить того, кто поддержит твой разумный подход к распределению ресурсов, а не выстрелит тебе в спину при дележке? Тоже ведь разумная экономия…

Я ускорился, разрезая плотную медленно бредущую между стеллажей людскую массу. По пути заарканил двух «дуриков» мужского полу - здоровяка и субтильного, но жилистого. Эти много утащат.
Без моей опеки два «кадавра» с покалеченным сознанием «там» долго не протянут. Опекая их – долго не протяну я. Жестоко? Не судите строго. Всего-навсего они умрут раньше меня. Финал для всех один. И эту уловку придумал не я, поэтому оправдываться прекращаю.
Ушки полезно держать на макушке, вот и сейчас определил, что на параллельной «улице» уже сорганизовалась команда единомышленников. Судя по возгласам, шустрилы ловили баб посимпатичнее и «кадавров» поздоровее, чтобы нагрузить их провиантом. Наверняка нашелся среди них человечек, что помнит свою прошлую «ходку». Вот от таких отморозков и пошла традиция рекрутировать «коров». Только они своих кормильцев по прибытии на место - бритвой по горлу и в канаву. А я... Впрочем, грязную работенку за меня успешно делает планета. Хотя иногда, ей-ей бритвой по горлу милосерднее.
Надо поспешать, чтобы не огрести проблем на ровном месте. Прибарахлился я сегодня не просто знатно, надо мной прямо таки горит иконка «Внимание, особо упитанный хомяк!». Просто тычет жирной красной стрелкой мне в лысую макушку. Для особо тупых и невнимательных «быков». Драться здесь глупейшая затея, но, во-первых, мало кто об этом догадывается до сирены, а во-вторых, есть способы отжать у человека имущество и без физического насилия.
Однажды я совершил ошибку – «засветил» оружие. Как «настоящий профи» тут же, не отходя от терминала, набил и повесил на себя патронташ, а чехол со стволом на шею. Пока выбирал продукты, какие-то ухари попытались отнять дробовик, рассудив, что им он нужнее. Естественно, завязалась потасовка. Тут же через «поводки» огребли все участники побоища... Я очнулся перед самой отправкой в «пузыре». Рядом «отдыхал» один из противников. Что характерно ни у меня, ни у него спорного ствола не обнаружилось. Туго набитый патронташ остался на поясе, а дробовик пропал безвозвратно – я специально пробежался по доступной части коридора. Времени на дополнительное снаряжение не осталось, и я судорожно хватал первое, что попалось под руку. Вернулся к «своему» пузырю. Пользуясь бессознательным состоянием ублюдка, из-за которого потерял ствол, снял с его пояса нож. Успел до вспышки. На поверхности по традиции очнулся первым, снова воспользовался обстоятельством и двинул мудаку арматурой по голове для усугубления анестезии. После чего бесчувственное тело раздел, связал его по рукам и ногам, отволок подальше. Куртку и рюкзак, естественно, присвоил.
Прежде, чем оклемались остальные, я добрался до коллективного набора выживания. За неимением лучшего, вооружился револьвером. Второй ствол с ополовиненным боекомплектом сунул в рюкзак одного из попутчиков.
Остальные члены группы при виде связанного, окровавленного и ограбленного человека робко захотели объяснений. Я сделал злобное лицо и поработал под неадекватного дегенерата. Пусть они выглядели как стопроцентные кандидаты в покойники, рисковать своей тайной я не собирался. Переход отбивает память. Рассказать честному обществу подоплеку моих действий, лучший способ выдать секрет, весьма опасный для моей шкуры. Кроме мизерного количества шустрил, для всех прочих жизнь в новом мире начинается с того момента, как после доставки на планету возвращается сознание. Конечно, я встречал людей, которые помнили «Станцию»… и навсегда усвоил крылатые слова: «Молчание не только золото, но и жизнь». Дело вовсе не в том, что мне лень отвечать на расспросы любопытных. Я не прочь поболтать о том и о сем, просто моя шкура при этом должна плотно облегать мое неповрежденное мясо. А еще чуйка мне подсказывает, что Система не оценит моей откровенности.
А мораль сей были такова – не нужно нам с этими «джентльменами удачи» встречаться… Да, да, это и я вам, тупари мои ненаглядные, пошевеливайтесь!
Поток людей традиционно тормозит у паллетов с продовольствием. Да, черт возьми, они все хотят есть. Не конкретно сейчас, а вообще. Голод – частый спутник колониста в серой робе. Вот они и толпятся у еды – опыт прошлых жизней подсознательно дает о себе знать. Память тела никакая Система не способна подчистить и вытравить. Кто-то хавает тут же, кто-то запасливо набивает рюкзаки… Чтобы через десять шагов выкинуть лишний груз в специальные баки, а то и просто под ноги бредущим, а освободившееся место занять чем-то повкуснее. Или посытнее – все от соображалки зависит.
Накануне отправки лучше не кушать. Кому как, а мне есть почти не охота – клетки тела итак насыщены всем необходимым. Голод, как правило, пробивается только к концу первых суток при сильных физических нагрузках. А те, кто торопливо жрет сейчас, без реальной потребности организма, совсем скоро вывалят все назад. По прибытии на поверхность с гарантией в сто десять процентов. Эх, жадность человечья!
Народ увлеченно набивал рюкзаки и карманы нямкой и вкусняшкой. Особо одаренные помимо раздутых вещмешков за спиной несли в руках связки рационов и упаковки бутылок. Как обычно одна – две бестолочи и жадины умудрялись заразить толпу людей суетой. Истерично и бессистемно опустошались стеллажи, часть продуктов падала под ноги, по полу катались полупустые бутылки, поливая замусоренный пол драгоценной водой, слышался треск рвущейся ткани и пластиковых упаковок, призывы и бубнеж, азартные крики и брань. В первые дни жизни люди в серых робах немного заторможены в движениях, психика неустойчива, даже полноценные самостоятельные личности внушаемы и легко поддаются массовой истерии.
У стеллажей со сладостями, сигаретами и алкоголем толкотня грозила обернуться баталией. Я поволок моих «кадавров» подальше. Не ровен час белоснежный потолок покраснеет, заревет сирена и виновники столпотворения получат немного боли в башку. А так же приказ отложить все насущные дела и двигать булками к ближайшему порталу. Места выдачи провианта и прочих действительно нужных вещей окружают транспортные «пузыри». Об этом уж неведомые силы позаботились.
Выдвинулись мы далее, больше огибая, чем пробивая толпу «бытовых наркоманов». Пока народ тарился едой, я морщил лоб, глядя на стеллажи с полезными вещами. Каждый раз одна и та же задача – унести максимум полезного и при этом не потерять мобильности.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 24.06.2010, 21:05 | Сообщение # 3
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Атаман. Станция.
- На чем мы остановились, мамочка? – Атаман сел на кровати, раскурил сигарету и с наслаждением затянулся. Позади на кровати пошевелилась женщина, прикрывая первозданную наготу серой курткой.
- У тебя появился план. Потом тебе захотелось любви. – В голосе послышались осуждающие нотки. Атаман знал - они плод воображения, помноженного на самодисциплину. «Минута страсти нежной» изрядно затянулась - агенту давно надлежало изложить план, заверить и приступить к подготовке сил и средств.
Мужчина выдохнул мощный поток табачного дыма и чему-то тихо усмехнулся.
- Мама, а ради чего еще жить? – воскликнул Атаман в потолок. – И, главное, каждый раз умирать, а?
При звуках голоса Мамы, девушка завертела головой, тщетно надеясь увидеть в комнате источник женского голоса. Естественно колонистка совсем не понимала, с кем и где находится. Несмотря на частичную заторможенность, свою работу выполнила она удовлетворительно. Однако, Атаман совершенно забыл о ее существовании, едва получил свое, поскольку полностью сосредоточился на подготовке к предстоящей миссии.
- Потребуется подобрать две группы по восемь человек. Первую группу я сформирую сам. Вторая должна включать четыре боевика и еще два плюс два адекватных колониста. Экипировку я подберу заранее.
- Принято.
- Вторую группу может возглавить кто-нибудь из начинающих полевых сотрудников?
- По условиям миссии - нет.
- Очень жаль, Мама, очень жаль. С западного и юго-западного направления нам угрожают два роя общей численностью свыше семисот единиц. На юго-востоке мой поселок будет мешать мародерам, перекрывая бетонку. Силы врага неизвестны, но в группе нет ни одной единицы тяжелого оружия, а значит, даже один бронетранспортер или танкетка становится серьезной проблемой.
- Военное командование уделяет твоей миссии достаточно внимания.
Атаман ругнулся, хотя понимал, что ничего другого добрая матушка сказать не могла. Станции катастрофически не хватало кадров.
- Здесь и здесь я планирую со временем организовать постоянные посты. – палец указал две точки на дороге. – Мне потребуется как минимум два младших оперативника в подчинении. Минимум! Это не считая летучих отрядов для сбора колонистов и патрулирования.
Программа хранила молчание.
Атаман снова выругался и добил сигарету длинной затяжкой. Бычок улетел в угол, а руки запорхали над проекцией меню подбора снаряжения.

Вадим. Станция.
На стеллаже дополнительного снаряжения мне вновь улыбнулась удача – прихватил несколько квадратных кусков ткани. Не знаю, с какой целью тут они висят, а я из них платки на голову давно приспособился вертеть. От жары и песка первейшее дело, а в блокноте про это ни слова! Еще из них можно много чего полезного делать: легкая, прочная, в общем, замечательная ткань. Поскольку в скорости запланировано ее применение, положил в подсумок еще парочку отрезов. Еще мне удалось разжиться защитными очками и парой респираторов. Пылевые бури, знаете ли – частое явление. Да и подлое эхо войны в виде токсичной пыли и прочих ядов… Насекомые кусачие так и норовят в глаза попасть. Очков, пусть качеством похуже, чем мне подогнала Система, нахапал аж четыре пары. Про запас и на обмен. Там ведь тоже люди живут…
Добычу лихорадочно запихнул в кофр, с чем и был таков. Дальше удалось подцепить пьезофонарик, термо-коврик, две горелки и две пачки сухого топлива. А холодно там ночами, знаете ли. Более толковых спальников, чем уже имелись у каждого из нас, в наличии не оказалось. Жаль. Зато ухватил запасную флягу на полтора литра вдобавок к тем, что уже висели на поясах у меня и подопечных. Не забыть бы наполнить перед отбытием!
Медицина. Знающему человеку эти пиктограммки так и кричали – не проходите мимо! Вот и я задержался. Буднично смел в кофр две продвинутых аптечки – стандартных у нас и так набиралось целых три. Как говориться, тяжело в лечении - легко в гробу. С курсами витаминного комплекса в этот раз вышел облом. Как-то раз повезло унести на поверхность пять коробочек с ампулами и инъекторами. С таким паем любая община примет колониста на льготных условиях. Жаль не успел дойти до ближайшего поселка… Ну да ничего, в рюкзаках получается три полноценных курса. Пришлось удовольствоваться банкой обычных поливитаминов в виде драже и курсом минеральных добавок. Далее настал черед дюжины полевых индивидуальных перевязочных пакетов, предназначенных для постоянного ношения при себе и состоящих из стерильного бинта, салфетки, жгута и шприц-тюбика с обезболивающим препаратом. Как и пара баллонов ранозаживляющего спрея все это добро рухнуло в бездонный кофр, благо эти, несомненно, ценные вещи весили совсем немного. Гигиенических полотенец прихватил две стопки. Специально выбирал без ароматизатора. Связку стрип-упаковок с таблетками для очистки воды опять же закинул в кофр. Санитарный гель в количестве четырех флаконов распихал по багажу компаньонов. Все.

Теперь приходилось контролировать не только поведение моих носильщиков, но и обстановку вокруг них – «карманников» и «угонщиков» здесь никто не отменял.
Казалось бы, проще самому организовать себе добровольного помощника и нагрузить его хабаром, однако в людях словно просыпаются низменные инстинкты – украсть, отобрать, угнать «кадавра». Толи это дыры в системе безопасности, толи задумано так? Борьба с первой минуты существования…
Внимательно обшаривая взглядом стеллажи и поглядывая по сторонам, погнал «кадавров» дальше, стараясь увеличить разрыв между нами и шебутной компанией.
По краям потока серых курток потянулись бесконечные ряды блоков с бутылированной водой. На длинных полках по обе стороны коридора разместились разные емкости – от литровых бутылочек, до пятилитровых канистр. Выкладка напоминала «беззубый рот» - оно и понятно, чистая питьевая вода на планете в дефиците. Между водой фигурировали слегка прореженные предыдущими «покупателями» вкрапления разных видов консервов. Мясо. Птица. Рыба. Овощное ассорти. Фруктовое. Саморазогревающиеся. Старая добрая жесть. Фольгированный пластик. Фасовка по двести пятьдесят граммов, триста и пятьсот. Пластиковые упаковки сублимированных овощей и пищевых гранул. Главное – в наличии имелись рационы питания в контейнерах зеленого цвета. Не просто в достатке, а много. Хватит накормить тысячи людей. Даже намного больше. В отличие от консервов, простых и понятных подавляющему большинству, к рационам питания тянули свои культяпки считанные единицы. А зря. Консервой ты один раз наешься, а набор гарантирует полноценный завтрак, обед и ужин. А еще там топливо для подогрева пищи, поливитамины, сладости, пакетики чая и кофе – всего и не перечислишь. Парадокс, но насыщает рацион лучше, а весит он куда меньше по сравнению с консервами в жести. Которые еще надо в рюкзак класть, где они тебе, неумеха криворукая, всю спину поколотят. А рацион вообще в рюкзак кладут идиоты – его надо сверху вешать, а пока на шею моим спутникам связку можно. Даешь каждому в руки по четыре штуки!
Пока пальцы вертели жгуты из прихваченных ранее кусков ткани, осмотрелся, отгоняя мысль, что пруха не прекращается. Чей-то взгляд давно чувствовал, а теперь увидел, кто ведет обстрел моей персоны. Девчонка, чьи синие глаза прекращали меня буравить ровно для того, чтобы тонкие ручки среди вещей на полке не заблудились. Свой миниатюрный женский рюкзачок она наполняла консервами в мягкой упаковке. Что ж, разумно, вот только зря на овощное рагу налегаешь, мясо бери! Диеты там крайне непопулярны. Девушка времени зря не теряла и разжилась уже дополнительной флягой. Платок опять же прихватила, ну это понятно – какая баба от яркой тряпки откажется. Невнимательно за мастером смотрела смотрела, ой невнимательно! Я-то серенькой или песочной расцветки платки брал, даже те, что сейчас на жгуты для переноски завтраков туриста приспособил!
Собрал свое нагруженное воинство, задал вектор неторопливого движения и давай себя упрашивать, мол, не расслабляйся, мужик, рано! И сейчас рано, а дальше вообще нельзя будет. А вот хренушки, не расслаблюсь.
Раз пошла такая пьянка, дело встало за рюкзаками, точнее за их емкостью. Парень я не хилый, утащить могу много, особенно если на халяву. А вот Здоровяку хорошо бы поменять на более вместительный с жестким каркасом – где-то у виска вспыхнула незримая лампочка. Ага, размечтался…Надо пасти моих подопечных. Хватают всякую дрянь, как и прочие дурилки. Тут же бросают, чтобы схватить что-то более привлекательное. Дети. Хорошо, что рационы на шеях – не бросят, хотя глаз да глаз нужен…
Ништяков вроде кофе, чая, сладостей, табачных изделий и выпивки мне не досталось. Вернее, опять толпа стояла у этих стеллажей такая, что не пробиться. Либо снаряжение, либо сладкий жирок – правила нашей замечательной игры просты и логичны. Первые пункты выдачи всей этой благодати я миновал так быстро, как только мог, может, поэтому, не торопясь и без лишних конкурентов, разжился разными полезными штуками?
Долго ли коротко ли, а добрели мы до окрестностей транспортного пузыря и стали неподалеку особняком. Теперь главное смотреть, чтобы моих подопечных не утянуло с другой группой. Вот будет обидно! Поэтому я скатал из последнего платка жгут и привязал Субтильного к Здоровяку, пропустив путы за стойкой стеллажа. Ай, да молодец, ай да изобретатель!
Настала пора отдышаться, проанализировать, чего ж я забыл, и попутно подумать, как быть дальше. Для наглядности вызвал проекцию ближайшего терминала.
Прямо на меня смотрел старый знакомец - охотничий арбалет с двумя дюжинами стрел в комплекте – кто-то до меня остановил свой выбор на этом агрегате. Согласен, грех не взять такую полезную вещь, вот и я тоже взял. Выстрел практически бесшумный, по убойной силе помощней пистолетного – для засады, охоты и ловушек самое то. Встроенный в приклад телескопический рычаг позволяет в три приема натянуть тетиву даже хрупкой женщине. Не стоит забывать, что патроны имеют скверное свойство заканчиваться. Пластиковые оперения, как и трехгранные стальные лезвия выкручиваются из прочного карбонового древка, что значительно упрощает починку стрел. А умелые руки, при помощи мультитула, консервной жести, пластика и кактусовых колючек могут легко обеспечить арбалет бесконечным запасом охотничьих снарядов…
А еще я знаю рецепт яда. Не мгновенного действия, но простой в изготовлении и опасный. Как для людей, так и для местной фауны. В общем, арбалет это не вундерваффе выживальщика, но лишним, несомненно, не будет.
У меня уже имелся стандартный нож для повседневных дел, поэтому развалы «мясорезов» и «свиноколов» оставил любителям рукопашной. Кому не повезло себе целый арсенал огнестрела заиметь.
Да я ведь ребята не жадный! Три ствола и арбалет – это семечки! Туда надо вообще на бронетехнике в силах не менее батальона, да с авиаподдержкой отправляться. А весь мой арсенал – детский сад с барабанами. Неважно, что кому-то «игрушек» не хватило! Я первый встал, следовательно, тапки по местному законодательству мои, а ваша лошадь тихо ходит. Все равно они вам не помогут, вы же все как на подбор крутые стрелки! Поэтому вам не пушки, а лопаты с инструкцией по похоронному делу полагаются.
Ну, это все лирика, а вот топорик и мачете пригодятся мне обязательно. Топорик повесил себе, мачете во вьюк Здоровяку… попытался пристроить. Рядом с моими «кадаврами» суетилась та самая любительница подглядывать. Нет, она не собиралась «угнать» их, а именно освободить.
- Что за самоуправство, позвольте поинтересоваться? – я не люблю хамить незнакомым людям, но и покушения на мою собственность нельзя просто так оставить.
- Зачем вы их привязали? Так нельзя! Они ведь не скот! – Набросилась на меня девушка.
- Это мои друзья. – Твердо и без колебаний заявил я. - Просто сейчас они немножко не в себе. Я за них отвечаю и не хочу, чтобы они потерялись.
Вроде поверила. Упаси меня бог от таких правильных, в ненужное время в ненужном месте. Хотя, постой-ка, а ведь это мысль…
Я назвался.
- Ира. - в свою очередь представилась она. – А они?
Девушка прозрачно намекнула насчет знакомства с Субтильным и Здоровяком, что под гнетом моих вещей не то, чтобы изнывали, а просто рядышком, как и подобает добрым компаньонам, толклись.
- Большой, Мелкий - это Ира, Ира – это Большой и Мелкий. – Решил проблему я и, не обращая внимания на удивленное выражение лица, продолжил:
- Что ж ты, Ира, с полупустым рюкзаком бродишь? – «Закинул удочку» я. - Одна, без оружия?
- Тут недавно проходила группа людей. Звали с ними идти. А что?
- Чего не пошла?
- Глупости! Все это сон. Странный, необычный сон….
Господи, она сама верит в то, что городит?
- Скоро пробуждение, красавица. И лучше бы тебе проснуться с полным рюкзаком и под надежной защитой. Иди-ка сюда.
Я уступил послушной девушке место перед терминалом. Под моим чутким руководством она заказала себе револьвер. Пистолет все же больше ей по руке, но брать его новичку на мой взгляд бессмысленно. Как только пакет со стволом оказался у меня, я забрал себе пачку с боеприпасами, а все остальное кинул назад в приемник. Девушка еще раз выбрала револьвер и получила его! Путем этой нехитрой махинации мы стали богаче на лишних шестьдесят патронов. И еще один ствол. Решено, хватит изображать сурового волка-одиночку. Пусть в этот раз будет группа!

Атаман. Станция.
- По основным грузам все. – Мужчина отошел от терминала, прикрыв пальцами глаза.
- Вес и номенклатура одобрены. – Сообщила программа.
- Для десантирования и доставки снаряжения я планирую использовать четвертую точку выброски. Ближайшую к месту операции.
- Принято. Резервная точка?
- В восьми с половиной километрах к югу.
- Там чистое поле. – констатировала факт программа. - Высокая активность роев.
- То, что надо. – откликнулся Атаман. - Точку в зоне мародеров даже не предлагай.
- Распоряжения по интенсивности «посева» и снабжения?
- Максимальный «посев» в момент перехода. После заброски второй группы предлагаю плавно увеличивать интенсивность «посева». – Ничего нового Атаман не предложил. Из тех колонистов, которые смогли организоваться и выжить несколько дней самостоятельно получаются самые лучшие сотрудники. Главное, их вовремя обнаружить и привлечь на свою сторону. – Кстати, там сейчас Мертвый сезон?
- Принято. До конца Мертвого сезона полторы декады.
В центре экрана появилось окно с климатическими данными. Атаман пролистал графики и таблицы, задержавшись лишь на докладе по осадкам.
- Не лучшее время. На десятые сутки выходи на максимальную величину и держи ее ровно декаду. Думаю, бури нам больше помогут, чем причинят вред.
- Принято.
- Доставка моих грузов должна работать в обычном режиме. Не стоит дразнить наших злейших «друзей» внезапным всплеском активности. Сигналы маячков - первый активирую по четным дням, второй - по нечетным. По первому сигналу сбросишь вторую группу. По остальным сигналам будешь отправлять мои грузы.
- Принято. Напоминаю, что нарушение протокола безопасности автоматически повлечет свертывание операции и минимизацию «посева» в регионе.
Атаман никак не прореагировал. Ему уже приходилось экстренно прерывать миссию, чтобы избежать попадания живой силы и ресурсов в руки коварного врага. За такими, как он, кланы кочевников и рои ведут постоянную охоту. Не для того, чтобы уничтожить, а чтобы заполучить доступ к ресурсам Станции.
- И еще, Мама, я хотел бы получать по десять ампул «разморозки» с каждым грузом.
- Это исключено. Положено не более трех. Кроме того, шесть ампул ты уже взял.
- Я помню, сколько и чего я взял. – Чуть раздраженно ответил Атаман. – Что ж, надеюсь, что ты не завалишь меня бракованными болванами. Присядем на дорожку. – Уже одетый в штурмовой костюм и полностью экипированный для предстоящей заброски Атаман свернул меню. Выбил из пачки последнюю сигарету и закурил.
- Текущий баланс ресурсов тридцать шесть пунктов. Текущий рейтинг эффективности - девятнадцать.
- Спасибо за тело, мама! В долгу не останусь! Выводи мою группу в транспортную зону.
Атаман навьючил на себя рюкзак и поднял кофр с личным оружием.
- А я? – подала голос случайная наложница. Она давно оделась и сидела тихой мышкой на углу кровати, с интересом поглядывая за манипуляциями мужчины.
- А ты идешь со мной. – Без раздумий ответил Атаман. Выделенных на миссию средств хватило на десятерых солдат – шестерым предстоит отправится на планету с ним сегодня, а максимальный размер группы – восемь человек. Ловить попутчиков в зале отправления он считал ниже своего достоинства. Все-таки в ней что-то есть. Он это осознал, когда, закончив со своим снаряжением, машинально взялся комплектовать рюкзак и экипировку для девушки, имя и мнение которой не удосужился узнать.

Вадим. Станция.

- Бери вон те консервы в фольгированном пластике. Меньше весят. – посоветовал я, хотя сам набрал старой доброй жести. Может потому, что как-то раз эти банки спасли от вражеской пули не хуже «бронника»? Может потому, что банка может заменить посуду, если не хочешь пачкать свою, ведь мыть ее нечем и негде? А может дело в том, что смазанная жиром банка пролежит в тайнике бесконечно долго? А еще в пустой пятисотграммовой жестянке на ветру можно развести совсем незаметный огонь, чтобы разогреть еду, чай и самому согреться ночью. А еще…
Ирина повернулась. Боковой карман ее рюкзачка трещал по швам от мягких запаек с овощными консервами. Внешний вид этих упаковок воскресил в сознании словосочетание «кошачья еда», разве что кошкиной мордочки не хватало для полного сходства. Вот только вспомнить окончательно, была ли эта еда приготовлена ДЛЯ кошек или ИЗ кошек у меня не получилось…
- Откуда ты знаешь? - она повернула круглое личико и пронзила меня взглядом синих глаз.
Чего тут знать-то? Все ж очевидно. Или ты еще от воскрешательной машины не отошла, подруга?
- Первая ходка? Со мной пойдешь? – К девице я уже присмотрелся и даже роли для нее подобрал соответствующие.
- Первая что? Куда пойдешь? - Обожаю, когда вот так прямо вопросом на вопрос. Тянет время, хотя уже решила для себя держаться меня.
- Ладно, пойду.
Отчего-то возникло желание притвориться, что из-за металлического стука банок и шума толпы не расслышал. Ведь всем известно, что кофр с орудиями убийства, зажатый между ног ослабляет слух бывалого колониста!

- Слушай меня, Ира. Покарауль Мелкого и Крупного. Я отбегу на пару секунд. – надо напарницу запрягать в работу.
Девушка перевела взгляд с Субтильного на Здоровяка. Похоже, искренне надеялась, что с их губ сорвется что-то, кроме слюны.
- Зачем? – Ага, соображает! Хорошо. Мне нужна вменяемая спутница, одному пасти двух «кадавров» врагу не пожелаешь.
- «Женские штучки» есть только в женских рюкзаках. А еще нам не помешает еще один курс препарата и прочие ништяки. Покараулишь?
Девочка утвердительно кивнула.
Я умею убеждать.
- Препарата? – искренне удивилась она, мне уже в спину. Как есть, в первый раз идет деваха. Или мозг почистили мягким валиком, а не унитазным ершиком, как моим подопечным. Они, болезные, пока до разговора не эволюционировали и вряд ли успеют…

Весь пол соседней «улицы» усеивали брошенные «игрушки». Растоптанные упаковки со жратвой. Потерянные элементы экипировки. Россыпи пищевых гранул, размокшие в лужах воды до состояния скользкой каши, скрывали участки ненавистной разметки. По полу катались полупустые бутылки с водой, консервные банки, словно кто-то специально полсекции на пол выпростал. «Серые куртки» и так не дружат с координацией движений, а тут такая подстава. А встать быстро с грузом за спиной не так то просто!
На полу во всю ширь немаленького коридора продолжала расти свалка. «Кадавры», споткнувшиеся на бутылках и размокших в воде ошметках продуктов активно боролись за звание «Царя горы». Сцепились рюкзаками, бестолковыми своими конечностями, одеждой. Барахтались местами в два слоя, заваливая на себя таких же дуриков, пытавшихся пройти по ним. Сзади на свалку напирали ряды свежеиспеченных «серых спинок», усугубляя затор и давку. В нескольких метрах от места происшествия вопросы в пустоту на тему происходящего сменились матершиной. В некоторых изречениях проскакивали красноречивые жаргонизмы.
Вспыхнула сирена. Видимо, кого-то сильно придавили и еще дюжина «кадавров» повалилась с криками боли на барахтающихся собратьев по несчастью. Остальные замерли столбами – пока завал из тел не рассосется, так и будут стоять. Матрица имеет вас, братья и сестры.
За отвратительным шоу я наблюдал из-за стеллажей, попутно раскидывая упаковки с водой – пока не освободил себе лаз. Каждый мальчишка знает, самые вкусные яблоки растут в соседском огороде!
Понятно по нелепой позе - одно из тел, составлявших кучу-малу, уже не поднимется, а значит, рюкзак ему не нужен. Скользнул в освобожденный проход, и, свесившись с другой стороны стеллажа, стащил с покойника искомую вещь. Пусть, обещал Ире женский, а добыл мужской, зато мой трюк прошел безнаказанно со стороны Большого Брата. Разве что чей-то мужской голос из остановленной толпы поинтересовался: Ты чо творишь, паскуда?
Если смелый, подойдет и продублирует, а сейчас - в игнор! И ходу, ходу. Пока моим вещичкам ноги не приделали.

Хорошо. Я с хабаром, а начинающие бандиты, не только связаны толпой рабов и наложниц, но и надежно отделены от нас людским морем и временем. Не нужны они нам с Ирой в том районе, где нас высадят. Уж это я четко усвоил из прежнего опыта – от стаи сволочей нормальному человеку надо держаться подальше. И не подпускать их ближе, чем на уверенный выстрел.

Пока я добывал ничейные шмотки, главным образом ради курса витаминов и самой тары, попутчица чуть было не прощелкала клювом одного из нагруженных «кадавров». Какой-то ловкий дядечка отвязал Субтильного, взял под ручку и потащил за собой. Вот, пид… шустрила! Предприимчивого шакала догнала двухлитровка воды в затылок. И опять без последствий лично для меня – ведь это не конкретный колонист учинил насилие, а низколетящий неопознанный объект. Кулаками тут махать слишком накладно. Я вернул Субтильного в лоно семьи, а ушибленному в голову жулику элегантно пригрозил пальцем. Средним. Это здесь ему все с рук сошло, там бы он так легко не отделался. Иди уж, джентльмен неудачи!
Ирине тоже внушение делать не стал. Девочка отвлеклась по делу – тоже притащила рюкзачок с заметной надписью F-RUS, обозначающим свою женскую принадлежность. Вот и чудненько, вот и хорошо. Совсем чуть-чуть осталось до встречи с жарким кровавым солнцем, суровыми ветрами и жадной до человеческой крови землей Нового дома…

Вадим. Станция.

Добычу перетряхнул, избавляясь от лишних предметов обихода. Дополнительные курсы витаминов закинул себе и Ирине, а в опустевшую транспортную тару напихал по три жестяных банки консервов, двухлитровке воды и упаковке пищевых гранул. А в освободившиеся от посуды карманы поместил мои любимые энергетические батончики в изрядном количестве. В каждом – десять процентов от суточной нормы калорий. Отличный перекусон, да и для оплаты мелких услуг тоже сгодятся. Заплечные закрома Здоровяка и Субтильномого тоже выросли в объеме и весе. В основном за счет пакетов с пищевыми гранулами. Здоровская вещь. Сделана по принципу «просто добавь воды». На вкус не пожалуешься – какой уж есть. Для особых приверед можно добавить сублимированных овощей и подогреть, если есть на чем. По мне и как отдельное блюдо вполне себе хаванина, а в качестве гарнира к мясным консервам лучше не придумаешь. Источник клетчатки, углеводов, растительных белков и микроэлементов. При тамошних нагрузках отличное подспорье. Главное, в сухом виде много не есть с голодухи, потому как мучительный способ самоубийства.
Снимать рюкзаки с двух дебилов я не рискнул, иначе смог бы нагрузить больше, но с меньшей вероятностью одеть назад. Ведь Здоровяк возвышался надо мной на целую голову. А с Субтильным живчиком вообще лотерея. Зато каждому еще по два зеленых рациона к рюкзакам прицепил, пользуясь ремнем для крепления спальника.
Свой багаж я тоже не обошел вниманием: добавил в кофр со снаряжением килограммовую упаковку гранул, запайку сублимированных овощей. Вес набрался уже серьезный. Еще и кофр с патронами и прочим добром правое плечо к земле тянет. Ну да ничего, ножками топать недолго осталось. А на месте сделаем закладку или организуем стоянку неподалеку. По обстоятельствам. Все свое носить с собой желательно, но необязательно.
Размышления о стоянке напомнили мне, что я забыл взять пластиковые мешки для строительства укреплений. Вместо беготни вдоль стеллажей, несколько кликов по иконкам терминала и кофр из синтетической ткани с сотней свернутых мешков занял место среди груды наших вещей.
Распустил на ленты один из платков и организовал еще четыре связки по пять суточных рационов. Вдобавок обложился упаковками с водой и несколькими коробками мясных консервов. Жадность – это плохо, но ничего поделать с собой не мог. В качестве искупления греха, взялся облагодетельствовать бредущих мимо «кадавров» и просто ошеломленных колонистов, прикрепляя к их рюкзакам по одному-два рациона.
- Давай договоримся. Ты пасешь Субтильного… - предложил я Ирине. – А я второго.
- Ты называл его иначе. Это точно твои друзья? – надо отдать должное, у девочки работал мозг.
- Значит так. Посмотри на них внимательно!
В это момент Здоровяк мне словно подыграл: игнорируя немаленький груз, крупнокалиберный «кадавр» схватил со стеллажа литровую бутылку с минералкой и принялся тыкать закрытой пробкой себе в губы. Свисающие коробки рационов колотили его по груди.
- Траханный зомбиленд, внатуре! - Выругался я и оттянул бутылку на себя, быстро открутил пробку, прежде чем Здоровяк успел отреагировать. Может, в прошлый раз он умер от жажды? Кто знает?
- Так вот, Ира! Там им без нас не выжить и минуты. Они балласт. Их главная ценность в том, что они могут нести груз. В остальном от них сплошные неудобства.
- Но ты же собираешься их кормить…
Ах ты екарный бабай! Кроме мозгов в ее организме оказывается еще и совесть обитает! Я в очередной раз порадовался за нее и за себя. Перспектива вывалится в филиал ада с двумя слабоумными на руках ее не пугает, как гипотетическая голодная смерть «дурилок».
- Конечно! И поить. И сопли вытирать. – совершенно честно ответил я, оставляя за кадром весьма нетривиальную проблему, которая встанет в полный рост через несколько часов после высадки. Многие «кадавры» неспособны самостоятельно отправлять естественные надобности.
- Там что, все так ужасно? – в голосе попутчицы прорезались нотки недоверия. Она замерла, как это делают все женщины, требующие здесь и сейчас, чтобы им все разжевали. Мимо нас проходили редкие «серые куртки» со своими тощими рюкзачками – трехдневками. Все что они зацепили с полок, держали в руках. Не самое подходящее время и место для разборок, но лучше сейчас, чем потом терпеть ее возможные истерики. Бывали прецеденты.
- Не то слово. Там просто ад кромешный. Не веришь?
- Почему… тебе - верю.
Уже лучше.
- Знаешь, что нас ждет?
- Ничего я не знаю! Пока тебя не было, прошла группа людей. Они обращались ко всем «сознательным гражданам» держаться вместе, чтобы выжить. Предлагали идти с ними. У них было оружие. У каждого. И свои продукты они тащили сами. И все соображали, как мы с тобой! – на последней фразе она указала взглядом на наших невменяемых носильщиков, словно заговорщица. «Сознательных граждан» Ирина тоже выделила голосом, словно пародируя чужое объявление. На фоне общей бессознательности… Я проследил за ее взглядом. Субтильный успел взять продолговатую банку рыбных консервов и увлеченно постукивал ей по стойке продуктового стеллажа. Я вывернул жестянку из его руки и поставил на полку. Пока упражнялся с идиотом, вылетело из головы спросить, почему она не ушла с той группой, а следила за мной?
- Видишь? Они и здесь не могут ничего сами. А там и вовсе обречены.
Судя по поникшим плечам, девушка мне поверила. Не знаю, зачем я все это вываливаю ей на лысую голову, одна надежда, что перенос сотрет из памяти наш разговор навсегда.
Иру я не обманывал. Если слабоумных колонистов не убивают хищники или местное отребье, то в колониях людей им зачастую уготована участь рабов. Иногда даже печальная роль «живых консервов». Голод, побои и работа из-под палки от зари до зари. Они слишком медленно «приходят в себя», чтобы приспосабливаться и отстаивать свои интересы. У «кадавров» один шанс вернуться в общество людей – попасть в крупную общину, которая готова тратить свои ресурсы на их питание. И выделить специальных добровольцев, которые будут заботится и развивать бедолаг. Спецшкола для умственно отсталых, короче.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 24.06.2010, 21:08 | Сообщение # 4
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Я ждал. Чтобы мой замысел осуществился, мне требовалась помощь одного очень непростого человека. На поддерживающей полку стойке я нашел условленный знак. Рано или поздно он придет. Не может не придти.
Мимо нас сплошным потоком двигалась масса человеческого материала. Выделялись группы по три-пять человек, но чаще всего толпа состояла из контролируемых «поводками» одиночек. Группы несли больше снаряжения и организовано занимали места в прозрачном пузыре портала. Яркая вспышка и пузырь пустел. Все содержимое неким загадочным образом улетало в очередной квадрат паскудного мира, цифровое обозначение которого появлялось на четырехсторонней голопроекцией, парящей над пузырем. Все, что от нас требовалось – занять стартовые позиции в пузыре со всем добром и дожидаться предупреждающего сигнала. И - прощай белые потолки, здравствуй, серое небо…
На наших глазах портал заполнялся вновь, и все повторялось. У меня этот конвейер никаких чувств уже не вызывал. Да - величественно. Масштабно. Пафосно. Но из разряда «размах на рубль - удар на копейку».
На фоне организованных групп дурилки своими коленцами вызывали снисходительную улыбку, но для меня это был смех сквозь слезы. Половина если не больше колонистов без поводка не способна на операцию сложнее, чем завязать себе шнурки!
Через сутки половины этих существ уже не будет в живых. Многие даже не поймут, что произошло. Кто-то умрет сам. Ведь лазить по руинам мертвых городов небезопасно даже в своем уме. А если учесть «подлое эхо войны» в виде неразорвавшихся боеприпасов, биологически и химически зараженных территорий, то смертельно опасно. Другие достанутся на обед местным хищникам и людоедам. Мишени. Кто-то окажется в плену у мародеров, религиозных фанатиков, расистов и, как выразился автор «Острова сокровищ», «через час будет завидовать мертвым». Будет-будет. Кто-то лично пополнит ряды тамошних монстров-мутантов. Еще часть убьют согруппники. Они - обуза. Обладатели остродефицитных продуктов и воды. Лишь малое число потрепанных Новым домом колонистов доберется до человеческих поселений, где каждому уготована своя участь. Дольше всех протянут организованные и вооруженные объединения так называемых выживальщиков. Им по силам даже создать свое поселение. Особенно случись на первых порах подгрести под себя ресурсов и найти подходящее место. История моих похождений знает и такие примеры.
Почему Система сразу не сбрасывает людей прямо в поселки или рядом?
Почему не дает времени всем и каждому очухаться и организоваться в устойчивые группы до отправки? Почему вдоволь можно брать только воду и продукты, а оружия, инструментов, снаряжения постоянно не хватает?
Как говорит Тим-лидер, «это все лирика». Заботы по подготовке к выживанию в условиях Нового дома продолжались. Пользуясь любезно предоставленным Станцией океаном чистой воды, наполнил все фляги, включая дополнительные, а так же заставил всех напиться впрок. Флягу – «полторашку» закрепил на поясе в противоположной стороне от обычной. В подсумок сложил очки, респиратор и перевязочный пакет, второй такой же комплект передал напарнице. Пузо перехватил патронташем, набитым патронами. Пломба не мешает зарядить барабаны револьверов, чем мы с Ирой и занялись. Пачка патронов утратила упаковку и оказалась в нагрудных карманах наших курток. Частью в виде снаряженных ускорителей заряжания, частью рассыпухой. Никогда не знаешь, что ждет тебя на земле - может с первых минут в бой?
В процессе подготовки к бою и автономке развлекал Ирину разными байками, преимущественно случаями из жизни колонистов. И доразвлекался.
- Але, фраерок, не много ли на себя берешь? – прозвучал в спину риторический вопрос. Я прошептал Ирине приказ отойти на десять шагов с рюкзаком и повернулся.
Двое с мерзкими рожами. Нарисовались – не сотрешь. Позы и взгляды вызывающие. Парни не знают, что система безопасности уготовила нам ничью.
- Эй, красотка, далеко собралась?! – Это уже сзади.
- Притормози, овца! Ну, чо-каво?
И глаз на затылке не нужно – Ирине тоже перекрыли путь к отступлению.
Обступили нас толпой. В первую секунду и не разглядел, что по большей части это условно-добровольные «грузчики», вроде моих, да девицы. В первых рядах выступали человек пять. Вполне решительные такие дядьки, зубастые. Впрочем, людьми они являлись постольку поскольку, с большой натяжкой они могли претендовать на звание человека. Уже сейчас. А ждущая их с нетерпением планета чередой метаморфоз обнажит их суть полностью. Слезет с них гнилой тряпкой человечья кожа, освобождая звериную шкуру. Часто в прямом смысле.
Мы встали спиной к спине, в попытке защитить свои вещи. Кончилась пруха. Щас обтрясут хулиганы грушу. Субтильного и Здоровяка не трогали, оно и понятно, их цель не продукты и не рабы, им требуется оружие!
- Руки убрал, падаль! – слова мои, а вот голос явно чужой! Фраза адресовалась нескладному типу с тяжелым подбородком и ушами-локаторами, который бесцеремонно полез снимать с Ирины револьвер.
- Михаил! Слава тебе, Господи! – вырвалось у меня. Нас выручил широко известный в узких кругах персонаж - живая легенда Станции, помощник, защитник и просто хороший человек Михаил по прозвищу Архангел
- Не поминай имя в суе, сын мой. – Отозвался наш спаситель. – А вы, грешники, свободны, как дерьмо в полете!
Совершенно очевидно, при виде банды грабителей, потенциальных убийц и людоедов, незаметно подошедшему для запланированной встречи со мной Архангелу стало невыносимо стыдно за род людской. В ту же секунду острый приступ стыда передался грубиянам, претендовавшим на наше добро. Бог весть, как это удается Михаилу, но прием всегда действует. Насколько мне известно, руки слушаются с трудом, все прежние мысли из головы по-хозяйски основательно выметает бодрым веником. Особо упорным грешникам удается изведать, каков Архангел в гневе – эффект сродни электрошоку от «поводка». Откуда мне это известно? Когда-то я пытался снять с него козырную куртейку. Так и познакомились.
Разборка исчерпалась, горе-грабители незамедлительно убыли в сторону разных порталов. Ни минуты не сомневаюсь, что подонков выбросит в самую что ни на есть задницу мира. Причем по одиночке. Собранное ими стадо «коров» и «подстилок» рассосалось само собой. Вся процедура отняла полторы минуты. А вот не садитесь играть с незнакомым человеком, навязывая ему свои правила! Есть такие персонажи в Новом Доме, у которых как колоду не тасуй, на руках стабильно только козыри.
- Прореха на человечестве! – посетовал из-под капюшона Михаил. Слова сопроводила перегарная отрыжка и самая натуральная волосяная патла. Я от зависти погладил свой лысый череп пару раз и сглотнул. В глазах Ирины образ нежданного спасителя слегка поблек.
- Архангел! Привет! – воскликнул, протягивая ладонь для рукопожатия.
- Костя-я-ян! Дружище, Костя-я-я-ян!– радостно завопил похмельный мужичок и полез обниматься.
- Не-е! Ты чо, я не Костян! Вадик я. Вадик-спасатель. – Предельно вежливо отстранил от себя обитателя Станции.
- Очень жаль… - печально изрек Михаил и разочарованно выдохнул. Совершенно очевидно он был пьян. Судя по густоте амбрэ не меньше дюжины аптечек лишились пузырьков со спиртом. – Вадик, это.. ик! Не так круто, как Костян. Но тоже неплохо.
Мужик простецким макаром почесал правое полужопие и рухнул на тюк с пластиковыми мешками. Устроившись поудобнее, расстегнул свою не очень свежую куртку. На шее в аккурат под густой бородой болтался подсумок с кустарно пришитой лямкой. Из него Архангел на ощупь извлек крайнюю книгу, собранную из чистых листов блокнотов. Открыл на середине. В руке мгновенно появился остро заточенный карандаш.
- Познакомься, это Ирина.
Глупо, конечно, но изобразить вежливость стоило. А то стоит себе девушка и неуютно ей. В ответ на игнор, в зеркальце пялится. Тихо удивляется, отчего на себя прежнюю почти не похожа.
Архангел, было отмахнулся, имея в виду, что вряд ли они встретятся, а после высадки она с гарантией в 99,9 процента забудет о столь необычном знакомстве.
А при следующей реинкарнации он ее может не узнать в толпе. Он и со мной-то пересекся потому что я особняком встал на условленном месте и время тянул. И обстоятельства удачно сложились. Станция – она огроменная. А Михаил один.
И все же он оглянулся. И … вгляделся в Ирино лицо. Будь я проклят, если этот уникум не разглядел в ней чего-то эдакое!
- Ладно. Где был, чего видел? – Хмеля в голосе осталось процентов пять, все остальное захватил деловой тон.
- Сектор 208. Вышел на общину. Организовались на заброшенной станции у железной дороги. Пишешь?
- Угу. – Откликнулся Архангел.
- Укрепились. Мародеров отбили. Есть источник воды. Конвертор запустили. Кондеры рабочие есть, электричество от панелей, да и ветряк починили. Нужны адекваты с оружием, инструменты, семена. Паек был скудный.
- Не людоеды? Ум? – Михаил присосался к бутылке минерализованной воды.
- Не-е, ты чо. У Тима с этим строго. Помню, вышла группа одних, думали умнее всех. Их же видно, трупоедов, бля. Сознались. Дружно встали к стенке. Но ты не подумай, Тим беспредела в коллективе не допускает. Новичок половину сдает в общий котел, все по правилам. Бабцы сами выбирают, без насилия. В общем, живут почти по-людски.
- Ориентиры?
- «Железку» издалека видать. С двух мест выброски точно. Ну и вдоль насыпи надо двигаться, только внимательно!
- Направление какое? – уточнил Михаил.
- А хрен его. Щас уже не соображу. Но поселок издалека видно. На ближайших холмах посты или патрули.
- Понял. Тим это тамошний лидер? – Продолжал опрос Архангел. Ведь знания о мире – ключ к выживанию. У него из чистых листов от информационных блокнотов полдюжины книг собрано. С полными характеристиками на большую часть точек выброса. А ключ ко всему и часть информации просто в голове…
- Да. Заправлял в поселке всеми делами Тим. Вроде русский, но его не Тимофеем зовут. Некоторые, кто с ним с самого начала, или Тимом или Тим-лидером кличут.
- Сколько человек?
- Было полсотни. У каждого ствол. Арбалеты. Могут за себя постоять.
- С дуремарами как проблему решили?
- Да лопаты в руки и вперед. Кормят наравне, развивают.
- Ресурсы?
- Степь там. Молодых кактусов и прочих перекати-поле до жопы. Саранча опять же и прочая живность. Скважина, ага, говорил. Конвертор. Правда, топлива, в смысле дровишек, в обрез. И мародеры наскакивают.
- И как?
- Да когда как. Иногда мы… то есть «тимовцы» ублюдкам насуют, то кочевники охотников обстреляют. Иногда прямо из-под носа уводят попаданцев! Глумятся суки. Пользуются своей мобильностью.
- Жилье?
- Палатки, вагоны старые. Есть «бомбарь» под землей, в нем скважина и эНЗэ. Но опасные сезоны пересидеть все туда не влезут, они сейчас землянки активно роют. Вагоны и палатки мешками с песком и камнями обложили. Вал насыпали крутой, наращивают. Доты по углам вала, траншея в рост и крытая идет… Крепость, короче.
Собеседник конспектировал мой рассказ и походу делал еще какие-то заметки – слишком много писал.
- Прогноз? – Обстоятельства моей кончины под чутким руководством Тима Архангела совершенно не интересовали. Да и ладно. Лишний раз вспоминать, как меня рвала стайка гончих не охота.
- Черт его знает. Думаю, устоят. Им бы жрачки…
- Помогу чем смогу. А сам чего думаешь? Имей в виду, к Тиму тебе дорога закрыта.
Такую возможность я тоже рассматривал, хотя надежды вернуться, откровенно говоря, не испытывал.
- Какие варианты? Есть что рядом?
- С этими не дойдешь. Район двести шестнадцатый сейчас в очереди на получение очередной порции «мяса». Там затевается массовый заброс. – Поведал Михаил. Если он что-то говорит – бесполезно спрашивать, откуда он это знает. Лучше принимать как данность, пользоваться и благодарить.
- Что там интересного?
Пока Архангел произносил свою фразу, руки автоматически отыскали нужную страницу.
- Инфы не богато. Район непростой. Кочует рой рядышком, может не один. Есть ореховые рощи, вода местами близко к поверхности. Крупных городов там никогда не было. В плане убежищ не особо. Степь голая, перепаханная. Кактусов больше, чем у твоего Тима, так что есть у тебя шанс хлебнуть текилки. Ха-Ха-Ха. Сомбреро то прихватил, Хуан Вадимыч? Да, «источник» оттуда деру дал сразу, а как вернулся за своей захоронкой, его банда отморозков приняла. Вот и все.
- Рой? Мародеры?
- Нет, чего непонятно? Люди, только нехорошие очень. Он с ними минут двадцать стрелялся.
- Не врет? Ну, тогда понятно… - Фальшиво протянул я. Ситуация в общем-то непростая. К обычному для Дикого поля раскладу добавилась третья сила. Пусть это не боевые отряды аборигенов и не Высшая раса - этих никогда не следует скидывать со счетов, но даже мелкая банда криворуких стрелков может создать моей группе крупные проблемы.
Внезапно Архангел напрягся. Мимо нас двигалась группа из шести человек. У четверых я заметил чехлы с ружьями, патронташи. Все несли либо связки суточных рационов, либо туго набитые кофры. Тащили добро сами, пренебрегая рекрутами из числа «кадавров». Из чего следует вывод: отряд возглавляет опытный лидер, который делает ставку не на хабар, а на мобильность и не хочет пачкать руки.
Группа остановилась неподалеку от портала, от нее отделился один человек – выделявшийся среди своих людей добротной одеждой и матерым рюкзачищем, который сделал Архангелу приглашающий жест рукой.
Михаил что-то недовольно пробурчал себе под нос, но к «гиду» все-таки пошел. Интересно мне узнать, кто там такой важный объявился? Но поскольку меня не пригласили, посидим-покараулим свой багаж.
После короткого разговора, Архангел махнул мне рукой. Коллегам потребовалась помощь. Группа подобралась исключительно мужская, но к секте «гомосексуалисты Судного дня» парни не имели никакого отношения. Пока трое отправились решать женский вопрос, остальным предстояло охранять вещи и погрузить дополнительный провиант. Приятно узнать, что коллега исповедует мой подход: главное взять побольше, а удержать сумеем!
Отказывать в таких случаях не принято. И мы с Архангелом впряглись в погрузку. В помощь нам выделили спортивного паренька. По совету многомудрого Михаила он не расстался с оружием и своим рюкзаком.
До обильного пота мы челночили от стеллажей к порталу и обратно: вода, консервы, рационы, снова вода. Предыдущие колонисты выбрали запасы с ближних стеллажей или распотрошили упаковки – за целыми приходилось отбегать все дальше и дальше от портала. Передавать грузы по цепочке не позволяло расстояние. Мы с Архангелом соблюдали технику безопасности и к границе портала не приближались – кидали хабар сторожам. Михаила, похоже, страдал серьезной нелюбовью к транспортным «пузырям», раз измыслил способ задержаться на Станции на долгие годы.
И вот, отправленные на съем мужички вернулись с добычей. Веселой толпой с особами женского пола под ручки ввалились прямо в пузырь. Колонистки щебетали между собой и своими защитниками, ребята выбрали не только фигуристых, но и адекватных подруг. Предупредительный сигнал застиг нашего помощника у дальних паллет с канистрами. Парень успел пробежать половину пути, прежде чем его группа растворилась в зеленой вспышке.
С досады он бросил канистры на пол.
- Пипец! Твоюбогадушумать!
- Язык прикуси! – Невозмутимо отреагировал Архангел. – Это не конец света, а божий промысел. С ним вот пойдешь!
Как ни крути, а другого выбора у него не осталось. Парень, это осознал, вот только нахмурился зачем-то. Все мы учимся на своих ошибках. Чтобы никто из нас не повторил судьбу «хмурого крепыша», мы в том же составе свершили три рейса по прежнему маршруту, прежде чем вернулись к Ирине и «кадаврам».
- Ладно, хватит с вас моего общества. Другие ждут. – Михаил изрядно устал. -Поспешай, куда собрался. За ним вот пригляди, больно горяч. У кого нету тормозов, того пуля остановит. И подруге своей расскажи все, что вспомнишь. Абсолютная память. Флешка.
Архангел напутствовал меня – остальных для него не существовало.
- Знакомы? Она не в первый раз? – удивился я, не сразу сообразив, что насчет отправки в двести шестнадцатый район окончательно еще не решил. Но если он так ставит вопрос - лучше не перечить. И как, интересно, он научился управлять порталами? Проекция над нашим пузырем содержала названный код региона, намекая мне, что жребий брошен.
- Спасибо тебе за инфу и помощь от имени местного человечества. Прощай, Спасатель. – На этом Архангел внес какие-то записи в свою книгу и спрятал ее в тайник на груди. Для надежности еще куртку застегнул, сейф ходячий!
Все, больше ничего не скажет, змей подколодный. Я подхватил свои вещички и предложил группе последовать совету, то есть пройти в зону отправления. Ира отвязала «кадавров», хмурый парнище подхватил кофр с мешками и связку рационов.
Тогда мне отчего-то подумалось, что баба с абсолютной памятью – это синоним полярной лисы. Страшнее атомной войны. Хуже Нового Дома. Она ж все мои комплименты может цитировать, а значит, повторяться никак нельзя. Она ж все мои отмазки выучит! А фантазия у меня не безгранична. Все недостатки сразу в досье внесет! Да и хрен бы с ними! Вот если ее абсолютная память сожительствует с аналитическим складом ума… То все, приплыли! Просчитает меня и мат в три хода! И за что мне на голову упало это «синеглазое» чудо, почему не пара классических блондинок? Хотя…
- Постой! – Окликнул меня Михаил, когда я пересек разметку, очерчивающую зону портала. Обернулся и увидел, как ко мне скользят по полу два «поводка».
Царский подарок! Я благодарно кивнул и закинул «поводки» в пузырь. Теперь в глазах Системы нас на планету отправляется как бы семеро, а значит, нам гарантирован коллективный набор выживания. Откуда он все-таки узнал про абсолютную память Ирины? Не с бодуна же придумал? И что-то еще про нового члена команды брякнул, как там его?
Пока соображал, что именно сказал Архангел Михаил про парня, мир белых потолков, желтой разметки и серых курток растворился в зеленой вспышке.


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
OlegKДата: Четверг, 24.06.2010, 23:26 | Сообщение # 5
новик
Группа: Участники
Сообщений: 5
Награды: 0
Статус: Offline
Спасибо. Действительно альтернативная версия событий. Интересно, этой станции противостоит, кто-то такого же уровня.
 все сообщения
КержакДата: Пятница, 25.06.2010, 14:10 | Сообщение # 6
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
OlegK, думаю, БМ вообще очень не простое место)))
но все же вы не просто читайте, вы и вычитывайте)))
все же бета)))
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Пятница, 25.06.2010, 18:55 | Сообщение # 7
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (OlegK)
Спасибо. Действительно альтернативная версия событий. Интересно, этой станции противостоит, кто-то такого же уровня.

Высшая раса или демоны.
Я в тексте к ним даже боюсь приближаться, настолько круты. Так, упоминания вскользь идут.
Не знаю пока как персам альтернативной линии, а Тагиру с Хантером точно предстоит.


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 08.07.2010, 07:33 | Сообщение # 8
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Часть вторая.

Вадик Спасатель. Первые часы.

По традиции очнулся первым. Встал. Осмотрелся. Выкинуло нас удачно - в укромной низине. Вокруг простиралась вполне обычная по здешним меркам степь. Изрезанная уродливыми шрамами оврагов с выпирающими как ребра из истощенного тела камнями. Невысокие холмы в зоне прямой видимости формой и кучками камней на вершинах напоминали женские груди. Пейзаж символизировал изувеченную неблагодарным сыном природу-мать. Богатая по сравнению с прошлой ходкой растительность намекала, что без топлива и пищи не останемся, но и опасные встречи с хищниками и ядовитыми насекомыми будут случаться чаще.
Почти рассвело, но воздух оставался по-ночному прохладным. Местная живность отдыхала после ночных дел – тишину нарушал лишь ветер, да какие-то неутомимые насекомые призывали самок или еду. Прохлада – это просто замечательно; пусть солнышко и дальше прячется за тучками. Зябко поежился, ничего сейчас побегаем с грузами - мигом согреемся. А побегать придется. Наш багаж великим множеством кейсов, кофров, мешков и коробок лежал вперемежку со спутниками, а никаких искусственных сооружений, способных дать нам приют поблизости не наблюдалось. На месте же оставаться нежелательно: точки групповых высадок привлекают повышенное внимание. К счастью, они постоянно дрейфуют и у нас есть немного времени, чтобы сменить место дислокации или подготовиться к встрече.
Вытащил из кофра бинокль и выбрался из ложбинки – дальше пятисот метров местность не просматривалось: горизонт забивали невысокие холмы, отдельно стоящие кактусы, камни. Обзор плохонький, зато и мы со всей кучей добра укрыты от любопытных глаз надежно.
Пришлось покинуть находящихся в бессознанке спутников и подняться на вросший в вершину небольшой возвышенности валун. Камни помельче послужили ступеньками. Прильнул к окулярам и быстро, но тщательно окинул вооруженным глазом окрестности. Искал, понятное дело, признаки хозяйственной деятельности человека. Руины какие-нибудь, дым - все, что угодно.
Вдалеке маячили явно рукотворные отвалы породы или чего-то в этом духе. Если верить компасу, то достопримечательность находилась на юге. Это нам без нужды, да и далеко слишком.
В противоположном направлении примерно на удалении двух километров отыскалась заброшенная дорога: глаз зацепился за фрагменты линии электропередач, затем обнаружилась вереница остовов грузовых автомобилей и постройка вроде остановочного павильона. Объекты находились на насыпи искусственного происхождения. Никакой враждебной активности около них не заметил. Ветер пошевеливал чахлые кустики и траву, в остальном, окружающее нас пространство казалось совершенно пустынным и мертвым. Больше времени уделил на осмотр предстоящего пути, мысленно проложил маршрут «из низины в овраг, а по нему к насыпи».
Доводилось мне уже наблюдать подобный рельеф и слышать от бывалых людей о причинах его происхождения. Из года в год кочующие роевые матки прокладывают свои «колеи», заглатывая по пути слой почвы с растениями. Благодаря ветру и дождю в углублениях скапливается больше органики, до которой они большие жадины. В следующем цикле ров растет в ширь и глубь, особенно, если матка прибавила в размерах. Матку всегда сопровождает свита из сотен бойцов и рабочих, готовых отдать за нее свою жизнь в любой момент. Не в моем стиле кричать, что место гиблое и хоронить себя раньше времени. Повоюем.
Спустился к бесчувственным после перехода спутникам, расчехлил весь огнестрел, арбалет и распаковал боеприпасы. Наполнил магазин своей «коротышки» и повесил ее на шею. Очень полезно всегда иметь под рукой готовое к бою оружие. Проверил свой и Ирин револьверы на всякий случай. Охотничью винтовку так же зарядил и вместе с патронными подсумками положил на рюкзак напарницы.
Гибрид «Хмурого» не стал трогать, пусть парень сам со своим штатным оружием разбирается. Если потребуется, помогу советом. Система простая и надежная, ломаться там нечему, а управляться сможет даже слабоумный.
Первым пришел в себя новый член моей стаи – крепыш, отставший от своей группы по глупости коллег. Восемь человек – максимальное количество колонистов для единовременной отправки через один портал – их лидер учел многое, но не это. Когда парни успешно вернулись из похода за женщинами в удвоенном составе, двое уже находились внутри пузыря, охраняя вещи. Портал сосчитал «поводки» и запустил процесс отправки. Парень остался за бортом, проиграв в игре «девятый – лишний». От чего, естественно, огорчился и напряг брови.
Парень без глупых вопросов и истерик помог мне переложить Ирину с прохладной земли на расстеленный термоковрик. Девушку и кадавров приводить в чувство не стали. «Хмурый» последовал моему примеру и взял в руки оружие. К своему удивлению обнаружил на талии комбинированный патронташ: половину гнезд занимали красные «колбаски» 12 калибра, половину латунные «пальчики» к нарезному стволу.
После того, как мой компаньон вооружился, он ненадолго завис, оглядывая раскиданное вокруг нас барахлишко. Что и говорить, запаслись мы основательно. Одних продуктовых кейсов на первый взгляд не менее семи, баулы с хозинвентарем, контейнер с оборудованием, медицинский кейс… Помимо наших собственных рюкзаков и двух раздобытых на Станции воровским способом, давшую нам приют ложбинку украшали коробки с консервами, связки рационов, блоки бутылок и канистры с питьевой водой. Еды и воды мы успели закинуть в «пузырь» неприлично много и это богатство теперь валялось в творческом беспорядке. Разве что грузовые контейнеры с припасами и снаряжением размещались упорядоченным блоком. Вот он каков, подарок Архангела: лишний «поводок» уже рассыпался прахом, а коллективный бонус, обычно присуждаемый группе из шести и более человек, возвышается, внушая уважение и трепет. И само собой благодарные чувства за братский подгон.
Комплектация группового набора выживания стандартная: провиант на десять суток, шестиместная палатка, сборщик воды, солнечная батарея с причиндалами, инструменты, средства медицины и гигиены и, судя по пиктограмме на кофре, оружие.
В голове вертелась какая-то аналогия на тему, что ухватили больше, чем сможем унести или оторвали кусок, который нам не по силам прожевать.
- Надо сховать часть добра. – выразил я свои мысли.
- От кого? От своих, что ли? – не врубился «хмурый». Мать честная, еще один правильный на мою голову! Интонация в голосе давала однозначную трактовку. Первые часы после переноса своего рода момент истины. Человек склонен говорить и поступать, как он привык. Прямолинейно. Бесхитростно. Если собрался убить – убьет. Если готов дружить, надо не оттолкнуть. Пока контуженный переходом мозг «просыпается», человеком управляет душа.
- Нет, от чужих. Поднимись и глянь в бинокль в ту сторону – Я передал «хмурому» прибор и указал рукой направление, откуда сам вел наблюдения. - У дороги какое-то сооружение – это наша временная стоянка. Здесь как в пустыне, климат жаркий. На открытом месте сваримся. Сейчас все оклемаются, и надо будет туда все перетаскать. Какое-то время наши продукты будут без охраны. А так хоть часть сохраним…
Понимание у очнувшихся черти где людей тоже затруднено. Поэтому обычно я не ленюсь объяснять простые и понятные вроде бы вещи своим соратникам.
- Понял, извини. Меня Александром зовут. Можно Саней. На Алекса тоже откликаюсь.
- Вадим. – Представился я. – Где мы, знаешь?
- Поле… Дорогу вижу. Машины битые. Давно битые. – Алекс уже приник к биноклю и изучал намеченный мной маршрут. Знать бы еще причину его внимательности: проницательность тому виной или же недоверчивость?
- Планета называется Новый дом. Мы колонисты. Наша цель – выжить здесь.
- Да ну на…! – Парень оторвался от окуляров, а я уже ждал его недоверчивый взгляд. – Хотя, конечно, э-э-э елки здесь… какие-то не русские.
- Затейливые, ага. Кактусы. Въезжаешь? Как видишь, это совсем не Эдемский сад, поэтому нам необходимо сберечь все припасы, какие есть. – С этими словами я вскрыл хознабор и достал две складные лопаты. Предстояло устроить небольшие «похороны». Я не изменял этой своей «хомячьей» привычке и она в прошлом не раз меня выручала.
- Опа! – Я не смог скрыть радостного восклицания. Привлекший мое внимание кофр действительно оказался с огнестрельным оружием. Фортуна нам улыбнулась парой пистолетов, к которым прилагались три пачки патронов, две кобуры и два запасных магазина. Охотничий арбалет с двумя тубусами болтов и охотничий нож – тоже лишними в нашем арсенале не будут.
- Алекс, принимай пистолет. – произнес я, протягивая оружие напарнику. – Все четыре магазина набей и со второго комплекта перевесь кармашек на свой ремень. С конструкцией разберешься?
- Не вопрос. – легко согласился Александр. Наш человек.
Пока занимались с оружием, Ирина очнулась.
- А вы кто такие? – Огорошила вопросом девушка.
Напрасно нервничаете, Ирина, хотя понимаю. Очнулась неизвестно где. Рядом два мужика, обвешанных оружием. Один хмурит «сыроватое» после воскрешения лицо, у другого глаза блестят и улыбка маньяка кривит губы.
- Мы твои коллеги по участию в туре экстремального выживания. – Взял слово я. – Меня зовут Вадим, его - Александр.
- Правда? А оружие вам зачем?
- Как и тебе - для красоты. – не удержался я.
Ирина заметила на себе кобуру с револьвером и смутилась.
- Если дают, надо брать. Лучше с оружием, чем без. – высказался Александр.
- Значит, так. Если верить вот этому справочнику, мы на другой планете выполняем миссию колонистов. Не на Земле мы. – Я старался быть максимально убедительным и подкрепил свои слова демонстрацией упомянутого «фолианта», извлеченного из набедренного кармана брюк. - О том, как вернуться домой, там ничего не сказано. Зато есть много того, чего лучше бы на свете совсем не было.
С этими словами я продемонстрировал слушателям «чудо-комиксы». Картинки специально не выбирал. Как по волшебству изображение человекоподобных насекомых - в просторечии «роевиков» - сменяли фотографии клещей-паразитов в личиночной стадии и на разных сроках порабощения носителя; за гончими всех мастей и размеров следовали типичные представители мотокочевников. Саранчу, звероящеров, ядовитых змей, насекомых и всех прочих гадов, чем богат Новый Дом - предложил изучить самостоятельно в свободное от предстоящих славных дел время.
Своей привычке ковать железо в горячем состоянии я не изменил и на этот раз.
- Хочу, чтобы вы выслушали план первоочередных действий. Вопросы и предложения после.
Мои соратники приготовились слушать. Александр внимательно, а Ирина попыталась изобразить что-то вроде «знаю я эти ваши розыгрыши». Брифинг не занял больше минуты. Я предложил, всем вместе направиться к обнаруженной у дороги конструкции, основать там лагерь и оперативно перенести в него все наши запасы. Других предложений не последовало. На правах верховного главнокомандующего я официально вручил Ирине винтовку, подсумки с боекомплектом и отправил «опекать наших компаньонов», выразив тревогу за их здоровье.
Вместе с Александром в две лопаты мы попытались углубить обнаруженную в дальнем конце низины яму, но без труда сняли лишь толстый слой растрескавшейся глины. Дальше лезвия лопат уперлись в камни. С немалыми усилиями удалось вывернуть несколько крупных булыжников, после чего опять таки с изрядным трудом раздробили и вычерпали дюжины две лопат мелкой щебенки вперемежку с сухой как порох землицей. В углубление поместились две коробки с рационами и две упаковки бутылок. Сверху хабар укрыли куском брезента, который засыпали извлеченным грунтом, стараясь придать куче характерные очертания могильного холмика. Для пущей достоверности крупные камни сложили в виде надгробия, а на самой «могилке» выложили крест из более мелких камней. Не бог весть, какая хитрость, но нам предстояло оставить большую часть наших запасов без присмотра на долгое время. Да еще на точке заброски.

Остановка, а это оказалась классическая автобусная остановка точь-в-точь как в изрядно подзабытой прошлой жизни, полностью оправдала мои ожидания. Даже пассажирский автобус здесь имелся. Точнее побитый ржавчиной и лишенный колес остов. Никто никуда здесь не ездил последние годы – бетонные плиты дорожного полотна покрывали наносы песка.
Внутри павильона мы с облегчением скинули ставшие неподъемными рюкзаки, разгрузили честно выполнивших свой долг Здоровяка и Субтильного. Все три адекватных человека синхронно приникли к флягам. Ирина плюхнулась на рюкзак. Пока переводили дыхание всю небогатую обстановку рассмотрели в деталях.
Строение размерами четыре на шесть метров представляло собой крытую коробку из бетонных плит без окон, но с непомерно широким дверным проемом. Видимо, маршрут в свое время пользовался популярностью, а может, как и в других местах, где мне пришлось побывать, аборигены на строительстве не экономили. Сколько пассажиров укрывались здесь от непогоды в положении стоя и сидя на металлических лавках, я не взялся предположить, но нам пятерым места для ночевки хватит с лихвой…
Повсюду виднелись следы присутствия нашего брата-колониста. Коробки из-под рационов, пустые жестянки и бутылки, использованные гигиенические салфетки и полотенца, закопченный очаг, сложенный из обломков бетона, кирпича и камней. В углу бетонной коробки кто-то справил малую нужду. Захотелось найти этого стеснительного человека и ради симметричного ответа со всей пролетарской ненавистью отлить ему за шиворот. Он «отметился» и ушел, а нам здесь жить - эту «струю бобра» нюхать.
До нас не раз и не два здравомыслящие попаданцы, пытались обустроить здесь если не лагерь, то временную стоянку. Старые следы копоти в очаге, покрытый налетом пыли бытовой мусор и другие признаки указывали на то, что гостеприимство этого места уже давно никем не востребовано. Проход между кабиной автобуса и остановкой загромождала баррикада из пустых ржавых бочек и листов жести, прижатых к ним горками камнями. Между бочками на невысоком фундаменте из булыжников как попало лежали несколько старых мешков с грунтом. Конструкция выглядела неуклюжей импровизацией и не защищала даже от ветра. Противоположный проход перекрывала низенькая и явно недостроенная стенка из добротных бетонных блоков. На стыке с фасадом павильона мы ее перешагнули и не заметили.

Кадавры в своем углу впали в прострацию, избавив нас от мороки. Ирине я поручил быстро освободить их рюкзаки, выложив абсолютно все содержимое на лавки. Сам скинул с себя часть боеприпасов, нож, вывернул «сумку мародера» в подвернувшийся здесь металлический ящик армейского происхождения. Туда же отправилось все пока не востребованное содержимое оружейного кофра. Алекса загнал на крышу павильона – в качестве лестницы использовали металлическую бочку, автомобильные диски и бетонные блоки. Три рюкзака и «арсенальный» ящик составили ему компанию. В пространстве между автобусом и остановкой сыскалось кресло из легкового авто – точнее каркас, несколько ржавых дисков, строительные блоки, камни, куски жести и прочий хлам.
- Тут уже была лежка! – Доложил он. Неизвестные архитекторы умудрились затащить наверх несколько мешков с грунтом и дюжину блоков, существенно облегчив нам строительство укрытия для Ирины.

Под моим руководством парень сложил из этого великолепия на крыше остановки подобие баррикады, расстелил коврики. В завершение Алекс зарядил оба арбалета и разместил их рядом. В общем, подготовили Ирине вполне уютное гнездо. Инструкции не заставили себя ждать:
- Остаешься охранять наше достояние. Если потребуется помощь, стреляй. Если подойдут люди, к остановке не подпускай, пусть ждут нас. Сомневаешься, стреляй на поражение. Ира, все понятно?
Девушка кивнула и с помощью Александра поднялась на крышу. Похоже с Ириной нам крупно повезло!

Атаман. Первые часы.

Группа Атамана высадилась штатно. Что характерно там, где заказывал. «Не иначе у Мамы было хорошее настроение» - предположил мужчина, осматривая близлежащие руины в бинокль. Бойцы пришли в себя в интервале от минуты до трех. Поскольку каждый из них сохранил память о брифинге, состоявшемся перед отправкой, лишнего времени на разговоры не тратили.
Один за другим люди поднимались на ноги, поправляли снаряжение, приводили в боевую готовность оружие и занимали позиции по периметру зоны высадки.
- В полукилометре обнаружен комплекс заброшенных зданий. Враждебной активности не наблюдаем. – Доложился старший боец, выбравший себе позывной Протектор. Остальные члены группы, кроме прихваченной за компанию в последний момент девушки, откликались на цифровые позывные. На случай радиосвязи Атаман обозвался «Первым», а Протектор «Вторым». Соответственно руководитель миссии возглавлял первую боевую группу, а его заместитель по обороне вторую.
- Двоих оставляем здесь охранять груз и ба… женщину. Пусть окапываются.Выдвигаемся на досмотр зданий двумя группами. Группа «один» в составе трех человек, включая меня, идет первой. Группа «два» - это ты со снайпером – нас прикрываете. Удаление пятьдесят метров.
- Принял. – Кивнул «Второй»
Протектор отдал дополнительные указания остающимся бойцам и сформировал две группы. Атаман тем временем прочесал биноклем два полуразрушенных здания и погонял скремблер по частотам, в поисках какой-либо активности в эфире.
- Тихо. Вот и мы пока помолчим. Все, выдвигаемся.
Оставшиеся «на хозяйстве» бойцы достали из кейса рулоны пластиковых мешков и лопаты. Им предстояло в быстром темпе подготовить стрелковую позицию, чтобы защитить имущество от любых посягательств.

Обнаруженные строения в свои лучшие годы являлись частью небольшого фермерского хозяйства. Боевые действия и последующая анархия пощадили лишь гараж и ферму - фундаменты остальных строений давно похоронили песчаные бури и лишь отдельные фрагменты стен и конструкций возвышались над курганами песка. Лучше всего сохранился гараж: широкие окна первого этажа заколочены листами металла, уцелели вполне рабочие на вид металлические ворота. В окнах – скорее бойницах - второго этажа гулял ветер. У фермы полностью отсутствовала крыша – видимо, после войны кровля пошла на другие нужды. Но толстые мощные стены и узкие окна вызывали уважение – до войны умели строить и не жалели материалов.
По плану Атамана остаткам фермерского хозяйства предстояло послужить надежным убежищем и ядром будущей колонии. Более подходящего места для создания поселения в этих местах не сыскать. Здесь – в уцелевшем подвале разрушенного до основания дома - имелся источник воды – это раз, там же оборудован схрон с продовольственными запасами – это два, ферма равноудалена от маршрутов движения роевых маток и мотомародеров – это три. И главное, такое замечательное место все еще пустовало.
Атаману уже доводилось видеть подобные постройки и действовать в них. Более того, именно здесь в прошлый сезон Охоты он лично закладывал схрон с припасами и обследовал все здания. Тогда он еще числился начинающим оперативником, выполняющим заурядные миссии снабжения.
Гараж определил первоочередной целью для досмотра, как более привлекательное убежище.

- На втором этаже здания наблюдаю движение. – Доложил «Третий» - боец, вооруженный карабином с оптикой и выполнявший функции второго номера.
Они заняли позиции за остатками каменной ограды, взяв на прицел распахнутые ворота и три узких окошка над ними. «Четвертый» боец расположился позади шагах в пятнадцати, защищая тылы штурмовиков пистолетом-пулеметом. Приблизилась группа Протектора – теперь им предстояло прикрывать, когда бойцы Атамана войдут внутрь.
«Мамка бы отругала» - задорно подумал мужчина, внешне сохраняя невозмутимое выражение лица. Его решение лично участвовать в операции по зачистке Система бы однозначно не одобрила. Случайная гибель агента на начальном этапе ставила на всем проекте жирный крест. И выслать «с оказией» на замену Атамана сейчас некого – все оперативники заняты. Его сотрудники не совсем полноценные личности – они заточены под «войнушку» в качестве добротных «пешек». Исключение составляет Протектор, он хороший боец и командир, но совершенно никакой хозяйственник и дипломат…
Однако мужчина полагал, что риск минимален: штурмовой костюм и самозарядный карабин в его руках – весомые аргументы в споре за жизнь с любой формой жизни Нового Дома. Уверенность в себе подкрепляли опыт прежних акций, а также поддержка группы экипированных и подготовленных солдат.

- Вижу цель! – прошептал «Третий». В ту же секунду Атаман заметил движение в проеме ворот. Расплывчатый силуэт звероящера на несколько мгновений замер на темном фоне провала. В прицеле удалось разглядеть, как длинный раздвоенный язык рептилии пробует воздух. Знаешь, что мы идем? Тем лучше!
- Третий, работаем «крокодила». – Приказал Атаман бойцу.
Два выстрела слились в один – темная жидкость из головы брызнула на ржавые ворота и тварь забилась в агонии. Стрелки продолжили наблюдение за темным провалом ворот – монстры редко бродят по одиночке. Незачем спешить в здание, где преимущество огнестрельного оружия людей уровняет теснота помещений и быстрота реакции хищников.
- Наблюдаю дви… - Начал доклад «третий», но конец фразы утонул в выстрелах. Атаман поймал в прицел еще одну ящерицу и открыл огонь. Следом подключился второй номер.
- Прикрывай, я пошел! – скомандовал Атаман, выскакивая из укрытия. Кто бы ни прятался наверху, важно оседлать первый этаж.

Сотни разнокалиберных лучей, пробившихся через проржавевший и пробитый пулями металл, освещали пустое пространство внутри совершенно голых блочных стен. На пороге распахнутых ворот распластался труп крупной звероящерицы, по всем признакам самки. Перед тем, как шагнуть внутрь, Атаман сменил самозарядный карабин на пистолет-пулемет и добавил порцию свинца в продырявленную голову хищницы. Следующий выстрел настиг агонизирующего самца в глубине гаража. Едва отгремело эхо негромкого выстрела, как Атаман занял левый угол гаража и переключил переводчик огня на автоматический.
- Чисто! – В том смысле, что противника нет. А вот пыль и песок на полу пропитаны кровью изрядно. И скрюченный на дне смотровой ямы «полуразобранный» труп колониста тоже чистоте помещения никак не способствовал.
Следом вошел «Четвертый» и резко сместился в правый угол, контролируя по очереди прямоугольное отверстие в полу и лестницу, ведущую на второй этаж. К солнечным лучам добавилось световое пятно мощного фонаря, закрепленного под стволом его оружия.
Атаман связался по рации с Протектором, доложил о своих успехах. У «Второго» на горизонте тоже было чисто, вдвоем они контролировали двор между гаражом и фермой.
- Внимание! Кто скрывается на втором этаже! Обращаюсь к человеку на втором этаже! – крикнул Атаман. – Здание под контролем сил безопасности! Предлагаю спуститься для разговора.
Ответ не заставил себя ждать. Ржавым железом увесисто скрипнул люк.
- Не стреляйте, мы идем.
По лестнице спустился юноша в стандартной серой робе. В руках он держал заряженный арбалет, но на бойцов не направлял, дабы не провоцировать. Левой рукой он сделал останавливающий знак через открытый люк. Значит их двое или больше?
- Давно здесь? Кто с тобой еще?
Парень не торопился отвечать, внимательно осматривая троих вооруженных людей. Атаман понимал его чувства: вроде избавители, однако, чего нас ждать ему непонятно. Уж больно непохожи на других колонистов.
- Да. - прозвучал ответ на оба вопроса разом.
- Мои люди зовут меня Атаманом. Здесь будет наша стоянка. – взял быка за рога агент Системы. - Ты готов влиться в ряды организованной силы? Безопасность и трехразовое питание гарантируем.
Юноша снова задумался. Как ни крути, а выбора у него нет – Атаман задавал риторические вопросы, необходимые чтобы наладить контакт. Дальнейшая судьба колониста уже решена, он уже в штате будущего поселения.
- Чего вы хотите? Вы спасатели? Военные? – из паренька посыпались вопросы.
- Повторяю. Здесь будет стоянка сил безопасности. Мы готовы защищать колонистов от животных и прочих врагов, чтобы вы могли создать процветающую общину.
- А мы шли в город. Где здесь ближайший город?
Фуух! Парень слегка не в себе, но, по крайней мере, у них имел место какой-то план.
- Спускайтесь, вам ничего не угрожает. – игнорируя глупый вопрос повторил Атаман. Дискуссию срочно требовалось перевести в более актуальное русло и разбавить новыми участниками.
- Надо прикрыть его чем… Чтобы Вероника не видела. – вдруг предложил колонист, указывая на останки в смотровой яме.
Пискнула рация. Протектор прогулялся по руинам фермы и докладывал обстановку. Лишенный крыши корпус не раз использовали вместо кладбища, но ничего крупнее кишащих там трилобитов не наблюдалось.
- Проведи замеры. – Распорядился Атаман и обратился к находящимся внутри – Четвертый, помоги новенькому отнести покойника и зверей на ферму.
- Прикопать? – уточнил боец.
- Не сильно, только от насекомых. Можно прикрыть, если найдешь чем.
Колонист повиновался, отложив арбалет. Женщина так и не спустилась, поэтому агент и снайпер сами поднялись наверх.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 09:34 | Сообщение # 9
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
неутомимые насекомые призывали самок или еду

призывать еду?
может призывая жертву? или еще как..
Quote (Ромео)
по-ночному прохладным. Местная живность отдыхала после ночных

повтор
Quote (Ромео)
; пусть солнышко и дальше прячется за тучками.

точка с запятой не ясно зачем.
тучки? в БМ? что у нас уже иной сезон?
Quote (Ромео)
с грузами - мигом согреемся. А побегать придется. Грузы во множестве

потвор - лучше не грузы во 2 случае а тюки, упаковки и тд и тп (что там по терминам)
а как коллективный набор - думаю тут вполне уместно дать 2 - 3 термина из этой оперы
Quote (Ромео)
точки групповых высадок привлекают повышенное внимание врагов.

врагов? ну не комильфо. либо просто - повышенное внимание или нежелательное внимание или охочих до халявы или "вкусняшек" местных обитателей
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 09:49 | Сообщение # 10
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Атаман)
Наполнил магазин своей «коротышки» и повесил ее на шею

Ром, это же помповое ружье - почему "она"?
Quote (Ромео)
шестиместная палатка,

уверен? шестиместная - это очень здоровая... может логично 2 трехместные?
она просто еще и большая и тяжелая - короче не шибко комильфо... тащить то...
Quote (Ромео)
Первые часы после переноса своего рода момент истины. Человек склонен говорить и поступать, как он привык. Прямолинейно. Бесхитростно. Если собрался убить – убьет. Если готов дружить, надо не оттолкнуть.

СУПЕР находка!!! зачОт!!!!
Quote (Ромео)
- Да ну на!

Да, ну, на...! типо не на а нах?
Quote (Ромео)
- Опа! – Я не смог скрыть радостного крика.

восклицания? крик в бМ - чуток слишком - привлечет внимание - ваще думаю, они просто обязаны все время полушепотом говорить имхо...
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 10:09 | Сообщение # 11
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
- Для самообороны. А ты думала для красоты? – съязвил Александр.

неее, это не сашкины слова, а вадима...
Сашка бы сказал без шуток - типо - этот вот, - подбородком ткнув в мою сторону ответил ей Алекс, - говорит, мир новый и опасностей вроде много...
Quote (Ромео)
Остановка, а это оказалась классическая автобусная остановка точь-в-точь как в изрядно подзабытой прошлой жизни, полностью оправдала мои ожидания.

а может это остановочный павильон - типо магазин? то есть просто - магазинчик у остановки?

Quote (Ромео)
очаг с холодными углями.

Quote (Ромео)
В разных углах обнаружились целых два очага

противоречие. либо 2 либо один))) ну и угли имхо вряд ли - пепел. там нет нормальных деревьев - а всякие ветки и тд горят до пепла...
Quote (Ромео)
Безопасность и трехразовое питание гарантируем.

это слова робота а не человека...
Атаман так не должен разговаоривать либо он как агент матрицы?
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 10:10 | Сообщение # 12
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
- Повторяю. Здесь будет стоянка сил безопасности. Мы готовы защищать колонистов от животных и прочих врагов, чтобы вы могли создать процветающую общину.

так Атаман прямо говорит о системе и тд? то есть выставляет себя агентом системы?
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 08.07.2010, 13:04 | Сообщение # 13
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (Атаман)
так Атаман прямо говорит о системе и тд? то есть выставляет себя агентом системы?

Где слово "Система"? Он обтекаемо называется "силами безопасности". облегченная версия для новичков.

Quote (Атаман)
Атаман так не должен разговаоривать либо он как агент матрицы?

По-моему, деловой и доступный язык.

Quote (Атаман)
а может это остановочный павильон - типо магазин? то есть просто - магазинчик у остановки?

Лишнее. И так нагородил подарков - бетонная коробка - готовый укрепленный дом, автобус, разбитая колонна и дальше еще будет источник стройматериалов...

Quote (Атаман)
неее, это не сашкины слова, а вадима...

Не будем перетягивать одеяло. Пусть тоже пытается острить, даром что мрачный тип.

Quote (Атаман)
уверен? шестиместная - это очень здоровая... может логично 2 трехместные?

ТАм логика другая. Если бы все было удобно, если бы учитывались все возможности и пожелания колонистов.
Наверное лучше будет прописать две палатки, расчитанные на 4-5 человек каждая. Или жирно?

Quote (Атаман)
Ром, это же помповое ружье - почему "она"?

боевая подруга потому что

Quote (Ромео)
призывать еду?

мысль была - пападанцы свалились на планету, вокруг них залежи еды и сами они чья-то еда. А бедные насекомые пищат и алчут... но пока не довел ее до конца.
призывая самок и жертвы? тоже не то, тем более, что самки пауков и богомолов трескают самцов во время спаривания аж за ушами пищит.
короче аффтырь снова лажу напейсал)))))))))


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 08.07.2010, 13:10 | Сообщение # 14
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (Атаман)
восклицания? крик в бМ - чуток слишком - привлечет внимание - ваще думаю, они просто обязаны все время полушепотом говорить имхо...

Вадим - да. Остальные пока не в теме.
и это и другие замечания щас буду править



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 13:36 | Сообщение # 15
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
По-моему, деловой и доступный язык.

не, не то... имхо...
Quote (Ромео)
Не будем перетягивать одеяло. Пусть тоже пытается острить, даром что мрачный тип.

он просто еще не должен настока въехать в тему))) да и не знает он - реал или нет что сказал ГГ
Quote (Ромео)
ТАм логика другая. Если бы все было удобно, если бы учитывались все возможности и пожелания колонистов. Наверное лучше будет прописать две палатки, расчитанные на 4-5 человек каждая. Или жирно?

просто 6-местная - очень тяжелая для таскания ну горбу))) да уж лучче 2 четырехместных.
Quote (Ромео)
боевая подруга потому что

нуну...
подруга? ружье? ты не с винтовкой попутал?
Quote (Ромео)
короче аффтырь снова лажу напейсал)

))))
Quote (Ромео)
и это и другие замечания щас буду править

лады)))
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 08.07.2010, 14:48 | Сообщение # 16
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Вадим Спасатель. Первый день.

Во вторую ходку мы немножко схалявили: мы с Алексом нацепили два рюкзака-трехдневки, добытых на Станции, дополнительно напихав в них немного консервов. На носилки водрузили продуктовый набор. Груз немалый – тридцать с небольшим килограммов веса, треть из которых приходится на канистру воды. В одного не очень-то потаскаешь по здешним буеракам. Зато каждый такой кейс - это двое суток сытой жизни для нашей группы. «Прокачанный» пятидневный рюкзак еще сутки. Даже немного больше, если грамотно использовать продукты. Здоровяка «наградили» гирляндой из нескольких связок рационов. Субтильному нацепили кофр с пластиковыми мешками сзади и связку рационов на грудь. Хоть и схалявили, зато обернулись быстро. Сами, без помощи Ирины вытряхнули все ништяки из мешков на полки и поспешили назад. Я подгонял народ, а меня подгоняло здешнее солнышко…

В третью ходку принесли техкейс и четыре рюкзака запасов. Свои нагружали без фанатизма, поскольку дорогу осилит идущий, а не надорвавшийся калека. А «кадавров» в этот раз не пожалели, накидали жестянок от души, на шею каждому повесили по связке из пары рационов.
- Жрать хотят – пусть тащат. – Безапелляционно заявил я. Помимо рюкзаков нам пришлось волочь на остановку кейс, да еще и охранять всю компанию. Анекдот из прежней жизни: «Вдруг война, а я усталый» тут шуткой не выглядел ни с какого боку.
Сам по себе технический кейс весил изрядно, несколько больше продуктового и тем более медицинского и оружейного наборов вместе взятых, которые мы перетащили в первый рейс.
Несмотря на все наши старания, «рассыпухи» на точке высадки оставалось еще изрядно. Продуктовые и прочие кейсы стояли непоколебимым громадьем. От этого вид, помноженного на уже прочувствованную нашими спинами и ногами трудоемкость пути, у нас с Алексом опускались руки. Для того, чтобы запихать в рюкзак еще один рацион, консерву или бутылку воды. Чем раньше они окажутся в нашем пристанище, тем лучше. И это говорила не только моя паранойя, похоже, и Александр полностью разделял эту точку зрения.
Я сдержано похвалил напарника. Кто-кто, а он честно, без стонов и жалоб выполнял свою работу. Зато Здоровяк и Субтильный в пути учинили настоящий саботаж - попросту скидывали тяжелые рюкзаки на землю. Иногда задержка оказывалась в тему, и я объявлял краткий привал, но чаще всего приходилось заново навьючивать бедолаг и гнать вперед.

За время нашего отсутствия, Ирина не заметила ни одной живой души о двух и более ногах, хотя очень старательно изучала в оптику окружающий мир. Ржавые кузова легковых машин, потрескавшееся дорожное полотно, камни, песок, кактусы, островки мха и степных трав, перекати-поле, облака пыли. Унылый пейзаж, тянущийся на многие-многие километры…
Девушку обильно «стошнило» нам на голову клубками вопросов и я попросил ее спустится вниз на грешную землю. Все женщины обожают делать два дела одновременно, но только если одно из них непременно - болтать, а второе также не требует серьезной работы ума. Поэтому я не мог отказать ей в таком удовольствии и вновь приставил к опустошению рюкзаков. На этот раз всех четырех.
Ирина совершенно предсказуемо захотела узнать, где мы находимся и что нам теперь делать. Я ответил в том духе, что насчет другой планеты это не глупый розыгрыш. Пока все дрыхли, я прочитал справочник, осмотрел наше снаряжение, местность и – вот неожиданность – проникся доверием к составителям. Вечный вопрос «что делать?» так же не остался без ответа.
- Будем продолжать начатую операцию по спасению себя. – Взоры всех разумных присутствующих обратились на меня. - Глупо надеяться на кого-то. Сидеть и ждать преступно. Лучше нас самих о себе никто не позаботится.
Работа в тенечке слегка охладила пыл девушки. Светило совсем некстати и весьма рьяно вспомнило об обязанностях бомбардировать поверхность планеты своими лучами. Не ровен час, хватит нашего наблюдателя тепловой удар, а переживания и психоз - шутка ли, попадание в чужой и полный опасностей мир! - не лучший фон для перегрева. Еще и ствол в руках и параноидальный инструктаж в голове. Нет ничего обиднее, чем получить «свою» пулю. К слову, с винтовкой девушка освоилась, по крайней мере, экспресс-зачет по матчасти сдала.
Алекс, сам насквозь промокший – больше сорока килограмм на каждого таскать по жаре – сущее наказание – предложил сгородить над Ириным гнездом навес. Я идею поддержал и словом и делом. Так коллекция техногенного мусора на крыше пополнилась четырьмя железными бочками и почти не дырявой крышей от легкового автомобиля. Промежутки между импровизированными столбами с трех сторон заполнили кладкой из блоков, камней и обломков кирпича – для лежащего стрелка получилась вполне приемлемая защита. При первой же возможности пообещал себе возвести на крыше настоящий ДОТ из мешков с грунтом и подручных материалов. Благо тары для постройки укреплений я на Станции запас не меряно, да еще в хознаборах десятка по три мешков наверняка имеется.

Пользуясь тем, что притомившийся народ собрался в тенечке, приспособив для сидения всевозможные предметы, по обыкновению узаконил стихийный перекур. Попили воды, перекусили протеиновыми батончиками. Есть, однако, хотелось, но, по моему мнению, голод этот больше обусловлен психологической зависимостью, чем физиологическими потребностями. Привык я к трехразовому питанию ежедневно, а память тела, повторюсь, станционная воскрешалка перешибить не в силах. Поэтому и мучаюсь, таскаю на себе тонны провианта, аки титан. Телепортацию они, понимаешь, освоили, а питаться солнцем и воздухом нас так и не научили. Хоть бы пилюльки какие вместо жестянок…
Картинно хлопнув себя по лбу, я слазил в меднабор за тремя курсами «витаминов» и раздал их личному составу, напомнив всем прочесть соответствующий раздел в справочнике. По опыту знал – самое удобное время приема утром после завтрака и вечером до заката. Как раз два рекомендованных приема в сутки и выходит. В это время, как правило, находишься в расположении, таскать с собой курс и отвлекаться на инъекцию среди рабочего дня не нужно. И главное, не требуется для «добавки» просыпаться посреди ночи.
Не важно, что со времени первой «вакцинации» на Станции прошло меньше двенадцати часов, как и то, что тогда вкатил себе и Ирине двойную дозу. Последствия передозировки не столь опасны, как продолжительный перерыв в приеме в первые дни жизни. Страховался, на случай, если нас ограбят сразу после высадки.
Один в один повторилась ситуация на Станции, имевшая места до проблем с бандитами: Ира озаботилась «вакцинацией» неполноценных членов коллектива. В ответ я озадачил девушку подсчетами количества ампул, благо все рюкзаки и меднабор оказались в лагере. Поручение в процессе озвучки трансформировалось в ведение учета продуктовых и иных запасов группы – Ирине предстояло «принять хозяйство» в свободное от обязанностей наблюдателя время. Лично я не видел никакого смысла тратить на Здоровяка и Субтильного витамины, но когда девушка демонстративно сделала им инъекции, я промолчал…

С автобусом нам сказочно повезло. Во-первых, он оказался не гражданской, а военной версией для перевозки солдат или заключенных: бронированная кабина, усиленные борта, узкие редкие окошки, забранные прочными решетками. Неизвестные мародеры сняли колеса вместе с дисками в незапамятные времена – трудяга навеки встал на прикол с небольшим креном на левый борт.
Во-вторых, расположился остов весьма удачно. В двух с половиной метрах от павильона и входной дверью к остановке. Железный монстр закрывал от ветра и любопытных взоров дверной проем. Волей случая мы получили готовое укрытие от непогоды. В голове зародился проект по превращению остановочного павильона и автобуса в единое защищенное пространство, благо трудолюбивые руки и необходимые инструменты имелись в наличии. Как и неограниченный запас свободного времени.
Сохранился автобус неплохо, даже не смотря на десяток пробоин от крупного калибра в бортах. Нигде металл не проела ржа до дыр, корпус хорошо противостоял капризной погоде, мог поработать убежищем от хищников Нового дома, а после задуманных манипуляций вполне мог бы защитить нас не только от вражьих когтей, но и от пуль.
Не откладывая в долгий ящик, вместе с Александром осмотрели внутренности автобуса. Сиденья и приборы напрочь отсутствовали, а вот песок и мусор покрывали пол толстым слоем. Еще обнаружили относительно новый ботинок колониста, несколько клочков от одежды и белые осколки костей. Традиционно присутствовал бытовой мусор в ассортименте и запах экскрементов. Ох уж эта привычка человека разумного – гадить непременно в закрытых помещениях!
Приподнятые люки в крыше частично обеспечивали циркуляцию воздуха внутри салона, что немаловажно при пекле, царившем на улице.
- Душегубка! – поморщился Алекс на запах и жару. Несмотря на то, что оконные стекла давно лежали полу слоем осколков, ветер ленился проникать внутрь.
- Это ненадолго. – Заверил парня я. Если разместить на крыше автобуса полотнище солнечной батареи, а борта укрепить баррикадой из мешков с песком и камней, то в этом импровизированном доте можно будет держать оборону не только от солнца и непогоды, но и от врагов с легким стрелковым оружием...

Пока наш трудовой порыв не угас, я достал из технабора скатанное в рулон полотнище солнечной батареи. Полтора метра ширины гарантировали полное поглощение солнечной энергии над лысой, но симпатичной головкой нашей наблюдательницы, а семиметровой длины хватило как раз от «гнезда» до середины крыши автобуса. Получился этакий трамплин, выдающий нас всем враждебно настроенным наблюдателям в радиусе двух-трех километров с головой. При первой возможности надо будет перевешать горизонтально: не только для маскировки, но и пущей эффективности и тут крыша автобуса подходит как нельзя лучше.
Надежно закрепив полотнище при помощи веревок, пропущенных через предусмотренные конструкцией люверсы за различные неровности, я подключил питающий провод к устройству бесперебойного питания, а от него к конденсатору влаги.
К воздухозаборнику подсоединил гофротрубу, а заборный конец ее прикрепил проволочным кольцом к крыше. Сам «кондер» расположил в дверном проеме вплотную к бетонной стене на подставке из блоков.
Хитрый прибор, пропуская через свои высокотехнологичные потроха атмосферный воздух, осаждает влагу в объеме десяти литров ежесуточно, а в особо урожайную пору и больше. Стоило один раз вспотеть, перетаскивая прямоугольный ящик весом в пятнадцать кило, и теперь он сам будет работать, обеспечивая дефицитной водой наши разнообразные потребности.
Станция любезно зарядила аккумулятор бесперебойника на 100%, что гарантировало двое суток непрерывной работы конденсатора. По опыту знал – этот подарок надо расходовать экономно, тем более, что у прибора есть гнездо для подзарядки батарей фонариков и раций. Пусть рациями мы пока не богаты, зато проблема освещения здесь стоит остро. И тратить на «лучи света в темном царстве» энергию придется, хоть и очень жалко.

Благодаря удачному расположению в дверях павильона помимо добычи влаги, конденсатор теперь поработает кондиционером - будет нагнетать пусть обезвоженный, зато охлажденный воздух в наше убежище.
После того, как завершил все приготовления, приставил мягкую канистру, опустил в нее шланг и нажал клавишу «Вкл».
Перед уходом проинструктировал Ирину еще раз – чтобы стреляла во всех, кроме нас. Узаконили сложившиеся сигналы: на маршруте оказалась точка, с которой просматривалась крыша остановки и соответственно с наблюдательного поста идущие по оврагу мы. Оптика позволяла разглядеть лица и от избытка чувств помахали друг-другу руками.

Четвертая ходка нам всем давалась тяжело. Солнце немилосердно палило, уходя на редкие паузы за жиденькие облака. Голые камни еще не раскалились, но уже ощутимо нагрелись. Вылезшая было живность, попряталась, редкая растительность поникла. По соображениям маскировки, мы двигались по дну оврага, благодаря чему путь удлинялся, зато местами нас укрывала тень от камней и кустарников.
В воздухе зудела вездесущая мошкара. Мерзота непрерывно пикировала на открытые участки тела, заглатывая капельки пота, иногда с кусочками эпителия. Зуд от тысячи лапок по запыленной мокрой коже, укусов, натертостей от лямок рюкзака и новой не разношенной одежды не просто раздражали, а выводили из себя. На этом фоне детская непосредственность кадавров, граничащая с тупостью, просто блекла. Устал нести рюкзак – остановился, снял и бросил. Мешает «ярмо» с наборами - та же беда. Подобные трюки, выкинутые Здоровяком и Субтильным не раз и не два, задерживали движение. И ведь не ударишь и не объяснишь. Пока мозги «отмороженые», любое воздействие как об стенку горох.
Александр снова нацепил хмурое выражение лица, как и при нашем с ним знакомстве на Станции, но по-прежнему вел он себя с пониманием ситуации, по-мужски. Даже не матерился. Тащил и рюкзак, и носилки с продовольственным кейсом наравне со мной. Еще и помогал пресекать капризы слабоумных подопечных и направлять их по нужному нам руслу, точнее по оврагу.
На наше счастье в районе высадки фауна пережила локальный апокалипсис. Сомневаюсь, что в другом месте нам бы удалось передвигаться столько времени и не повстречаться с хищниками. Относительно свежий ров, оставленный роевой маткой параллельно дороге, ясно указывал на причину странной пустоты, царящей вокруг. Дней десять назад здесь кочевал рой, вбирая в себя все и вся.
Впрочем, мое открытие ничуть не отменяло бдительности. Саранча быстро размножается и кочует. Да и другие твари не слишком ей уступают. Чемпионы по мобильности и опасности – мотокочевники. А тут старая бетонка под боком! Поэтому мы совершали свои челночные рейсы не на открытой местности, а по проложенному маткой рву.
Усталость взяла свое и метрах в пятистах от нашей базы я объявил привал. Пока хмурый Алекс помогал в тени исполинского кактуса разгружаться нашим подопечным, я взялся за бинокль. Здесь овраг расширялся и поворачивал к дороге, а стенку на протяженном расстоянии обрушило дождями и непогодой, благодаря чему участок просматривался с позиции на крыше остановки. Я поднялся по осыпи, посмотрел в бинокль на Ирину и помахал ей рукой – условный сигнал, что у нас все идет по плану. Дождался, пока Ирина изобразила ответный условный жест, что и у нее все нормально.
В этот момент интуиция подсказала мне оглянуться на зону высадки. Мысль о том, что чем дольше все гладко идет, тем внимательнее и осторожнее нужно себя вести, постоянно крутилась в голове. Совсем не с потолка я взял за правило на каждом привале выбираться изо рва с биноклем и поглядывать по сторонам.
Чтобы обозреть место высадки, мне пришлось вскарабкаться на горку камней. В отличие от прежних наблюдений, искать место взглядом долго не пришлось – на краю ложбинки маячили две человеческие фигуры в серых одеждах. Сначала я не поверил глазам. Смахнул перчаткой едкий пот, протер глаза, стараясь сфокусировать взгляд, и вновь припал к окулярам. Коллеги по несчастью не спешно спустились вниз, к нашим запасам!
Я кубарем слетел в овраг.
- Алекс, у нас проблемы. Тащи балбесов в лагерь. Я - назад.
- В чем дело?
- К нам гости…
- На остановке или там?
Тупит парнишка или я невнятно от волнения говорю?
- На точке сброса.
- Ну, так пойдем, прогоним.
Простой ты как ситцевые трусы! А Иру и кадавров кто защитит? Это важнее жрачки.
- А этих куда? Нет, веди на остановку. Там их двое всего. Оружия не видел. Или прогоню или договоримся, если они нормальные ребята. Помогут нам таскать…
Насчет «договоримся» я особых иллюзий не питал, а сказал, чтобы подбодрить Александра. Нормальные ребята со своим снаряжением ходят! Хотя, случись мне отщипнуть от чужого, я бы не отказался. Вот только это все в амбар стаскаю и можно подумать насчет похода к соседям за «зипунами». А они, может, вообще считают наш хабар ничейным.
Проднабор и свой рюкзак прикрыл парой местных версий перекати-поля, придавив стебли булыжником. Еще раз махнул рукой обернувшемуся Алексу, поторапливая его, а сам быстрым шагом отправился на разборки.

Я стоял за валуном, с которого утром засек остановку, а над ложбинкой стоял дикий ор. Нет, они не делили добычу и не решали вопрос с транспортировкой. Двое убеждали остальных поучаствовать в засаде на «охамевших лошков» с целью отъема у них, то есть нас с Алексом, оружия. Самоуверенность ребят внушала опасения. Не столько за их душевное здоровье, сколько за мое телесное.
Они не прятались и кричали так, словно были уверены, что владельцы продовольствия очень далеко. Из чего я сделал обидный для себя вывод, что за нашими челночными рейсами велось наблюдение. А еще у них наверняка имелось за душой что-то серьезней лозунга «отнять и поделить», чтобы противопоставить нашим дробовикам.
Я поблагодарил свою интуицию за своевременную подсказку покинуть овраг. Именно поэтому удалось подойти к врагу необнаруженным.
Через пять минут я уже знал все расклады. Группа насчитывала не менее шести человек. Двое заводил имели оружие, как минимум, арбалет и два пистолета. Безоружным начинающим бандитам отводили роль пушечного мяса. Естественно те, как могли, возражали. Один канючил арбалет. Двое повторяли как мантру, что ничего хорошего из этого не выйдет, мол, «все ляжем», «сам же видел, что у них дробовики, а у нас булыжники». Еще один заявил, «что не участвует». Следующую минуту мои уши превратились в мусорные баки. Несогласный, поименованный кроме «Славика», «козой офонаревшей» и прочими «ласковыми» эпитетами, попал под нешуточный пресс.
Поскольку вопрос с засадой на голосование не выносился, главари принялись вслух обсуждать диспозицию предстоящего нападения. Главные закоперщики ожидали нас встретить в ложбинке. Чинно сидящие на уже «отжатых ништяках» со спрятанными за пазухой «волынами», собирались вести переговоры с позиции силы. Далее по плану происходило явление «засадного полка» в виде вооруженных дубинками компаньонов, которым надлежало нас окружить. Тут и сказке конец – но здесь по понятным причинам начинающие наполеоны использовали другое слово.
Я не уставал удивляться самоуверенности противника. Расчет делался главным образом на то, что мы уроним оружие от удивления, не иначе. Первый раз, когда увидим пару охреневших в атаке нахлебников. Второй раз, когда на сцене появится группа поддержки. И в любом случае побоимся стрелять, чтобы не нарушить целостность канистр и консервных банок. Логичнее отдать их первому встречному совершенно неповрежденными…
Я аж захотел посмотреть, кто там такой внушительный нарисовался. Впрочем, застань они нас или кого другого врасплох, могло и сработать. Простой план – всегда самый рабочий. Но я бы на их месте напал на нас в пути, когда руки заняты носилками. Сам тоже хорош – шел отогнать двоих безоружных, а их тут рыл шесть организовалось, да еще и подглядывали за нами. И чего мне теперь делать тут одному? Ситуация из разряда: играли два говна, игра была равна.
Окончательно умереть от скуки мне не дал внезапный проблеск разума, явленный одним из организаторов грабежа и засады: перепрятать часть продовольствия до разборок. Идея пришлась по душе.
- Ну-ка, вы двое. – Распорядился второй деятель. - Метнулись по-рыхлому, два ящика утащили за камни.
- Живенько, живенько, ушлепки, шевелим колготками. – Поддержал приказ инициатор идеи.
Нехорошие такие интонации, неправильные. Я от них становлюсь раздражительным, а руки тянутся к оружию. Похоже, настала пора действовать.

Самое обидно, что чуть не подстрелил Алекса, не весть что теперь обо мне подумает. Вошел в раж, да и пальнул на звук бегущего человека сзади, когда там было разбираться? Слава богу, не попал.
Посчитал напарника вражеским наблюдателем, прибежавшим на звуки перестрелки. Этот факт думаю можно объяснить. Вот только как ему объяснить три трупа на поляне? Ничего не скажешь, удачное начало: с соседями теперь война, да еще со своими объясняться. Кто захочет подчиняться «сатрапу и палачу»?
А дело было так. Когда двое работяг, исполняя приказ начальства, приволокли к моему убежищу продуктовый кейс, я встретил расхитителей со стволом наперевес. Противники даже не пикнули, уронили набор и подняли руки.
- Мы это… не хотели, все они, которые… Не стреляй, а... – выдавил из себя худой мужик. Его подельник до того перепугался, что не мог говорить, просто открывал рот как рыба на жаре. А лицо побелело настолько, что свежий фингал под глазом сделался еще заметнее.
- Тихо. Развернулись и пошли. Руки опустили и чтоб без глупостей. – Строгим и вкрадчивым голосом приказал я. Можно было вообще ничего не говорить, противники сами все поняли и покорно выполнили. Прикрываясь ими, я добрался до ложбинки, где кипела работа: еще двое имитировали бурную деятельность вокруг продуктового кейса, примериваясь тащить его вслед за первым. Главари трудились над консервами, усиленно опустошая банки ножами и пальцами.
Мое возмущение достигло крайней точки. Оттолкнув живой щит, я выстрелил в крупного мужика с кобурой на животе. За секунду до выстрела он оторвался от еды и поднял глаза на пришедших. Видимо, собрался отдать еще какой-нибудь приказ или подбодрить сотрудников ненормативной лексикой. Так и умер с жирными губами, ножом в одной руке и початой банкой тушенки в другой. Картечь испятнала ему грудь и тело грузно опрокинулось навзничь – только подрагивающие в агонии ноги легонько колотили по продуктовому кейсу, на котором он только что сидел.
Дозорный у лихой шайки все-таки имел место быть и перед тем, как «заговорили пушки» даже издал нечленораздельный, но явно предупреждающий об опасности вскрик. Потом по ушам ударил мой выстрел…
Двое работяг, синхронно выронив кейс, с криками бросились бежать. Второй организатор засады бросил в меня полупустой консервой – гаденыш как назло тоже выбрал полкило мяса в жести! – и прыгнул за груду кейсов. Банка совсем чуть-чуть разминулась с моей головой.
Я бросился за ним. Долгая перестрелка в мои планы не входила, и позволить достать из кобуры пистолет я ему не собирался. По пути едва избежал столкновения с еще одним любителем халявы. По-моему, это он и крикнул, завидев третьего лишнего. Мужик вцепился в меня как клещ и по инерции мы закружились на месте.
- С дороги, блядь! – Крикнул я ему прямо в лицо, боковым зрением заметив смазанное движение. В последний момент принял обрезок арматуры плечом, а метил злодей по сегодняшней традиции мне в голову.
Внушительный пинок ноги должен был отшвырнуть нападавшего от меня, а по факту оттолкнул едва на полметра. В этот момент прозвучал револьверный выстрел. Затем еще два. Враг выронил арматуру и рухнул на меня, по-прежнему цепко держась за мою куртку руками. Я выстрелил над баррикадой из кейсов ровно в тот момент, когда убийца спрятался. Сделал шаг вперед и в сторону, выкручивая тем самым слабеющие руки раненого. Еще один выстрел над головой у залегшего косорукого ганфайтера для острастки и чтобы не повредить припасы. Рывок - и я свободен. Раненый хрипел и корчился далеко за спиной.
- Тебе конец, сука! Конец! – Вражина высунул руку из-за кейса и выстрелил еще трижды. Теперь его можно брать голыми руками! Распаленный схваткой, не помня себя, вскочил на груду кейсов… и чуть не поймал грудью «подарок».
- Йоп!
- Тэннь. – арбалетный болт покинул направляющие и умчался в перепаханную рвами степь.
– Ба-ах ! - Одновременно ствол моего дробовика выплюнул последнюю порцию картечи.
Выстрел в упор оглушил и напугал противника – только и всего.
Нас разделял кейс с продуктами - причина сегодняшнего кровопролития и несколько секунд времени. Привычным движением цевья выбросил дымящуюся гильзу. На ее место вложил патрон – рывок вперед до щелчка и я готов к стрельбе, а вот мой оппонент крутил барабан револьвера, вхолостую щелкая бойком по битым капсюлям… Еще и ствол ходуном ходил – мне стал понятен курьезный результат стрельбы.
Шальные глаза, перекошенный рот, на небритой щеке кровила глубокая борозда – все ж таки зацепил негодяя.
- Кто такие? Сколько вас? Не врать! – В этот раз голоса не жалел.
- Пошел на! В куски! Падла! Сдо..– Враг бросил револьвер и потянулся за ножом.
Выстрел в лицо поставил точку в нашем бессмысленном диалоге. Рядом с окровавленным трупом легла горячая красная гильза.
Руки сами перезарядили «Коротышку», смахнули со лба пот, а глаза прочесали поле боя. Остальные грабители позорно бежали, все, кроме одного. Того самого парня с фингалом. Распластавшись, он пытался вжаться в землю. Спина вздрагивала неритмично, не в такт дыханию. Плачет что ли?
- Вылазь, стрелять не буду. Как звать, тебя? – поинтересовался я у дрожащей спины.
- С-с-а-а-вик.
- Славик что ли? Как жизнь, друг ты мой офонаревший? – Я хотел подбодрить его, хотя вышла практически насмешка. – Сам вспомнил? Ну, имя свое сам вспомнил, говорю?
- Ага. – Славик развернулся и, сидя на заднице, кивнул. Рожа вроде сухая, значит, не ревел. И это хорошо. По голосу и по имени - именно он высказался против засады. А фингал намекал на не сложившиеся отношения в прежнем коллективе. Прибавим к грустному образу пустой рюкзак, один из двух на всю группу, чтобы окончательно понять место Славика в разгромленной банде. Возникло ощущение, что этот человек мне пригодится.
– Так, рассказывай. Кто такие? Сколько их, откуда пришли?
- А к себе возьмете? – К парню стремительно возвращался рассудок.
В трех шагах стонал подранок, пуская струйку крови изо рта. Двое руководителей набега разлеглись в живописных позах. А еще двое со всех ног спешили поделиться свежими новостями с компаньонами.
- У тебя выбора нет. Назад тебе ходу нет.
- Я и сам не пойду. – Славик встал и отряхнулся, демонстрируя свой не слишком внушительный организм. – Там хреново.
В сторону «там, где хреново» парень махнул рукой. В районе искусственных отвалов породы. Больше четырех километров на юг.
- Карьер там. Здание капитальное, забор бетонный, техника ржавая. Подземелье есть. Человек двадцать, может больше. Окопались, суки. Пускают к себе на ночлег в обмен на еду и вещи. У них еще пара групп вроде нашей вроде как на побегушках. По округе шарят. Грабят, кого найдут. Это еще человек пятнадцать. У Майора есть дробовик, еще у троих пистолеты. Ну и самострелы тоже. Вот.
- Бойцов сколько? Чем вооружены?
- Ну, я говорю, человек двадцать их, которые в карьере. Мужики, бабы. У кого как. Арбалеты и пистолеты у каждого. Есть винтовки. Сам не видел. Я вообще больше троих хозяев за раз не видел. Крюк с Бесом… Им хозяева сказали, надо отличится, тогда возьмут к себе на постоянку.
- Хозяева?
Однако, какие смышленые ребята. Грамотно уселись, прокачали ситуацию и создали пирамиду.
- Ну да, хозяева. Так эти себя называют и от «адептов» требуют, карьерщики чертовы.
- Ясно. А чего хренового?
- Чего-чего. А людей они едят. Вот чего.
Я хмыкнул. Везде одно и то же - чтобы невозбранно жрать себе подобных, непременно требуется какое-нибудь псевдорелигиозное учение. Хозяева, адепты… Пирамида выходит не только иерархическая, но и пищевая. А Славик не только дармовая рабсила, но и живая консерва. И, похоже, это понял. Странно, что двое его подельников рванули к своим хозяевам… Или это я такой страшный?
- Собирайся, в лагере договорим…
Прокручивая в голове план предстоящих действий, фактически внося кардинальные коррективы в исполняемый, я прошелся по ложбинке, попутно фиксируя учиненный бардак. Адреналин медленно покидал взбодренный организм - приходилось напрягать волю, чтобы не «поплыть». Подстреленный «дружеским огнем» мужчина окончательно затих. Револьверная пуля в легком это не шутки.
Итак, на манеже цирка все те же: колонисты, перековавшиеся в мародеров, выступали на подтанцовке у серьезной общины каннибалов. Раз от роя как-то отмахались или укрылись, значит более чем серьезные ребята. Наше снаряжение – большой куш и теперь за него придется пободаться. Через пол часа беглецы поднимут на уши остальных «собирателей на подхвате» и рванут сюда. За час мы успеем сделать одну ходку, а подготовить жаркую встречу – нет. Да и какими силами встречать? У нас трое бойцов, не считая дрища-Славика, а они выставят пятнадцать, если без поддержки хозяев карьера. Здесь биться не вариант, остановка тоже далеко цитадель. Бросить все и уйти налегке – да ни за что!
Взгляд наткнулся на неумело вспоротую ножом банку тушенки. Бездарно испорченные консервы вдруг стало жалко до слез. И кушать почему-то захотелось. Три мертвеца разлеглись на полянке – один, правда пока подавал слабые признаки жизни, а я искренне жалел недоеденные врагами консервы и прислушивался к голодному урчанию своего желудка.
Таким меня и застал прибежавший Александр: по щеке стекал мясной сок с крупинками жира, а на ткани модной куртейки подсыхало кровавое пятно.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 15:10 | Сообщение # 17
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
мы немножко схалявили: мы с

повтор
думаю надо четче - указать что в первую голову таскают самое ценное.
 все сообщения
КержакДата: Четверг, 08.07.2010, 18:20 | Сообщение # 18
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
то есть нас с Алексом, оружия.

у нас с Алексом
Quote (Ромео)
Группа насчитывала не менее шести человек.
- так шсть или нет?))) это как - не менее
Quote (Ромео)
остановка тоже далеко цитадель.
- далеко НЕ цитадель
Quote (Ромео)
Таким меня и застал прибежавший Александр: по щеке стекал мясной сок с крупинками жира, а на ткани модной куртейки подсыхало кровавое пятно.

то есть он сел пожрать, и умудрился стрельнуть на звук?
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Пятница, 09.07.2010, 06:46 | Сообщение # 19
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (Атаман)
то есть он сел пожрать, и умудрился стрельнуть на звук?

То есть в него кидали консервой, а попали брызгами желе) Все произошло так быстро, что засохнуть не успело.


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
КержакДата: Пятница, 09.07.2010, 11:25 | Сообщение # 20
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Ромео)
Самое обидно, что чуть не подстрелил Алекса, не весть что теперь обо мне подумает. Вошел в раж, да и пальнул на звук бегущего человека сзади, когда там было разбираться? Слава богу, не попал.

Quote (Ромео)
Таким меня и застал прибежавший Александр: по щеке стекал мясной сок с крупинками жира, а на ткани модной куртейки подсыхало кровавое пятно.

вот начало и конец куска - я об этом - чуток не увязка)))
 все сообщения
ГостьДата: Понедельник, 12.07.2010, 11:41 | Сообщение # 21
Группа: Гости





на станции запаслись очками.да же с запасом.а на планете гнус лез не только в глаза...очки не судьба одеть?
 все сообщения
ДумскийДата: Вторник, 13.07.2010, 16:00 | Сообщение # 22
Группа: Гости





[quote=Ромео]Гибрид «Хмурого» не стал трогать, пусть парень сам со своим штатным оружием разбирается. Если потребуется, помогу советом. Система простая и надежная, ломаться там нечему, а управляться сможет даже слабоумный.
Первым пришел в себя новый член моей стаи – крепыш, отставший от своей группы по глупости коллег. Восемь человек ... [/quote]
честно говоря прочитав первый раз, подумал что речь идет о двух разных людях, а не об одном - хмуром крепыше))
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Четверг, 15.07.2010, 18:28 | Сообщение # 23
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Quote (Гость)
на станции запаслись очками.да же с запасом.а на планете гнус лез не только в глаза...очки не судьба одеть?

СПС, фиг ево знает как оно так получилось.

Думский, не все в тексте меня устраивает, в том числе и этот момент.



Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
ГостьДата: Среда, 29.09.2010, 10:54 | Сообщение # 24
Группа: Гости





когда будет прода?
 все сообщения
ilienДата: Суббота, 27.11.2010, 16:35 | Сообщение # 25
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Где продааааа???????

Здравствуйте, ничего что я тоже тут буду, на этом форуме?



"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 27.11.2010, 16:41 | Сообщение # 26
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
ilien, здравствуйте)))
конечно - будьте)))
прода у Романа - это просто траблс)))
надо его как грушу околачивать и то не очевидно что достучимся))
давайте вместе)))
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 27.11.2010, 16:57 | Сообщение # 27
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (ilien)
Здравствуйте, ничего что я тоже тут буду, на этом форуме?

ilien, очень даже чего))) рады вам)))
А насчет Ромео, Атаман совершенно прав))))) Надо тормошить!!!


 все сообщения
ГостьДата: Воскресенье, 28.11.2010, 17:42 | Сообщение # 28
Группа: Гости





Спасибо!

Ромеоооо, прооодууууууу! (тоном Меркуцио и друзей)

 все сообщения
ilienДата: Воскресенье, 28.11.2010, 17:44 | Сообщение # 29
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Quote (Гость)
Спасибо!

Ромеоооо, прооодууууууу! (тоном Меркуцио и друзей)


Ой, не обратила внимания, что тут вход свободный biggrin biggrin вот гостем и отметилась!
Но все же- АВТОР!!!!!! ПРОДОЛЖАЙТЕ!!!!!!


"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн
 все сообщения
БосякДата: Пятница, 04.02.2011, 20:12 | Сообщение # 30
Группа: Гости





Это просто неприлично. Начинать такое отличное произведение и бросать на половине без всяких объяснений.... Ааааавтор, где прода?
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » РОМЕО-Varvar » Альтернативная линия (Безымянный мир: другие герои)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017