Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Беркут, al1618, LookDream 
Форум Дружины » Конкурсный раздел » Литературный конкурс "Состязание" » Тройной сальхов или прыжок в никуда (Конкурс рассказов "Состязание", март 2014)
Тройной сальхов или прыжок в никуда
Оценки от "1" до "5 с плюсом" прописываем ниже в новом сообщении - здесь просто отвечаем на вопрос:
1.Понравилось :)[ 2 ][66.67%]
2.Не понравилось :([ 0 ][0.00%]
3.Воздержусь![ 1 ][33.33%]
Всего ответов: 3
STORYДата: Пятница, 28.02.2014, 19:54 | Сообщение # 1
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Рассказ "Тройной сальхов или прыжок в никуда"

Автор-003



Настоящее имя автора (ник, псевдоним) - будет объявлено после подведения итогов конкурса -
в воскресенье, 16 марта 2014г в 15.00 по Москве
Приз читательских симпатий определяют все читатели своими оценками в темах конкурсных работ.


ВАЖНО! Оценку необходимо поставить в новом сообщении внизу темы!
соблюдая правила оценивания конкурса "Состязание"


[admin][double]Правила оценивания конкурса "Состязание":[/double]

1. Оценки - прописывать в теме отдельным постом обязательно.
2. Пятерку с плюсом (5+), как и единицу (1), можно поставить только двум рассказам!!!
3. Пятерку, четверку, тройку и двойку - можно поставить неограниченному числу рассказов.
4. Оценивать рассказы может любой зарегистрированный пользователь дружины (кроме конкурсантов, когда они заходят под конкурсным ником)

PS Оценка, поставленная с нарушением правил оценивания конкурса "Состязание" - НЕ будет засчитана при подсчете голосов.[/admin]

P.S. Автор рассказа может отвечать на комментарии и писать ответы в своей и других темах
с двумя обязательными условиями:
1. Отвечать в своей теме как автор текста - можно только под своим конкурсным ником (используя конкурсный аккаунт),
2. Помнить о сохранении анонимности (следить за словами, способными выдать личность автора)
3. Автор не может оценивать другие рассказы под конкурсным аккаунтом (Для оценивания рассказов войдите под собственным аккаунтом на Дружине

Ваш верный помощник, STORY
.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Пятница, 28.02.2014, 19:55 | Сообщение # 2
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Тройной сальхов или прыжок в никуда

- Это такой спорт, – сказал Жидкий, – они там тренируются года три или больше, нет, больше, наверное, а потом прыгают.
- В смысле? - уточнил Макс.
- Прыгают и все.
- Прыгают-то куда?
- Никуда. Этот спорт так и называется: прыжки в никуда.
- Как это так? - вмешался Лошарь, он любил ясность во всем, - есть прыжки вверх, есть вниз, с трамплина на лыжах в смысле или в воду, и есть просто вперед, с разгона там обычно скачут, а в никуда? Откуда ты это взял?
- Читал.
- Да гонит он, а ты слушаешь! - скривился Макс.
- Врешь, да?
- Нет. Зачем мне врать? Какая выгода?
- Ага, без выгоды, значит, - согласился Макс. – Но ты же говоришь - спорт?
- Ну, да.
- Тогда есть правила, и есть рейтинги. Кто-то первый, кто-то второй, ну, и дальше. Кто в этих твоих прыжках чемпион, знаешь?
- Это прыжки без правил.
– И без чемпионов, да?
– Конечно, без чемпионов. Кто как хочет, так и прыгает. Один раз. Потому-то кто первый, а кто второй — неважно.
– Да ну тебя! Вечно какую-нибудь хрень выдумываешь, надоел уже! Я пошел. А ты остаешься, Лошарь?
– Я? Да не, я с тобой.
– Сейчас дождь пойдет, – предупредил Жидкий, – вон тучи какие.
Над садом действительно крутило. Прилетевший откуда-то порыв ветра пронесся в кронах, шуганул птах, и разом нахлобучило, потемнело. Первые крупные капли вонзились в крышу беседки.
– Ну, че? – спросил Лошарь.
– Погоди. Мне на тренировку завтра ехать, а сейчас ливанет.
– Кислотный, думаешь?
– Не знаю. Да просто промокнуть неохота. А то еще простужусь. И так Натка, как корова прыгает, никак сальхов толком освоить не может.
– Какой сальхов?
– Тройной, какой. Прыжок такой, а ты будто не знаешь?
– Да нет, смотрел как-то, катались, прыгали, только не помню что как там называется.
– Да тебе помнить и не надо. А у нас выступление на носу. Не будет стабильных прыжков — на соревнования не поедем.
– Мне бы ваши проблемы, – криво усмехнулся Жидкий и потер правую руку. – На погоду, гадство, еще больше немеет.
Ливень между тем вступил в полную силу, он шаркал листвой будто стадо копытных бежало над головами, не забывая пронестись и по гулкой крыше, сплошным потоком стекал по стеклам. Разговаривать из-за шума стало невозможно. Но чем дождь сильнее, тем он короче.
– Ладно, Жека, пока. Пошли Лошарик.
Подростки направились к калитке.
– А чего ты его чаще по имени зовешь, а меня никогда? – обиженно спросил Лошарь.
– Почему его по имени зову?
– Да.
– Да по кочану! Вопросы у тебя дикие какие-то. А вот ты знаешь почему вы оба хрень какую-то несете, что ты, что он, а?
– Я хрень не несу.
– Несешь! И я тебе скажу - почему! Это потому что вы оба козлы! Но ты еще козлее, чем он, понял? И фамилия у тебя козлиная — Лошарь! И пузо торчит. И как тебя после этого еще называть?
– Сам ты козел! А фамилию мою не трожь!
– Чего, чего? Щас за ворота выйдем, я тебе хавку пухлую начищу!
– Ладно, ладно, успокойся. Вон Ольга Борисовна на нас смотрит.
– Извинись!
– За что?
– За козла!
– Да ты! Да ты сам... ладно, извини... забудем?
– Вы что, не поделили что-то, ребятки?
– Да нет, Ольга Борисовна, поспорили просто — какой дождь был — кислотный или обычный.
– Обычный, о кислотном предупреждают, а тут молчали. Вот вам, возьмите.
– Спасибо, Ольга Борисовна. До свидания.
Обычно Женя никогда не провожал друзей, а тут проехался вслед за ними по мокрой, окаймленной розами дорожке, вдыхая ароматный влажный воздух, остановился у раскидистого куста сирени перед калиткой, и заметил, как бабушка что-то передала мальчишкам. Как-то несколько дней назад он задержался у окна, и тоже видел, как она что-то дает его товарищам. А все-таки ведь как хорошо, когда есть друзья! Даже несмотря на его пожизненную инвалидность кому-то он интересен. Здорово!
– Бабуль, а чего ты им дала?
– Им-то? Да так, по конфетке в дорогу, что б веселей идти было.
– А мне дашь?
– И тебе, вот выбирай.
И она протянула внуку три разных по цвету шоколадных батончика.
– Да не, спасибо, я не хочу. А ты им каждый раз в дорогу конфеты даешь?
– Им-то? Пожалуй. Да что тебе эти конфетки дались? Пойдем в дом. Свежо, озябнешь еще. Скоро мама приедет, к ужину что-то надо придумать.

– Привет, мам. Как у вас дела? Гляжу - лужи, дождь был?
– Не то слово - ливень! А что, в городе не было?
– Там сухо. Тучи как-то краем прошли. Пойду переоденусь. Женька у себя?
– Да. Как ребята от него ушли, так за свои танки засел. Слушай, мне кажется, он что-то заподозрил. Ну, насчет друзей...
– А, ты о том, что привлекает сюда ребят...
– Именно. Подъехал ко мне после того, как они ушли, и спросил - что я им дала.
– Он что, следил?
– Не исключено.
– И что ты ответила?
– Хорошо - в кармане халата по-случайности конфетки нашлись - вот и сказала, что в дорогу ребят угостила.
– Ситуация. Как бы депрессия не повторилась.
– Может, психологу позвонить?
– А как ты Женьке объяснишь его приход неожиданный? Внеплановый осмотр? А зачем? – Ну, просто в гости зашел по старой дружбе.
– Ага, на огонек заглянул к черту на кулички? Женька-то совсем не дурак, к тому же у него обостренное чутье какое-то на все эти отношения.
– Да, как выражаются доктора: повышенная ранимость - это его главная черта.
– Что при его болезни помноженной на интеллект... Эх, вот иногда я думаю, ну ладно, колясочник, прогноз неясный, это если мягко очень выразиться, так зачем ему мозги при этом? Ну был бы дурачком каким-нибудь, жил, как овощ на грядке, и всем был бы доволен. А мы бы его все равно любили...
– Так тебе же в клинике предлагали, забыла?
– Ну, что ты говоришь, мама? Я тебе про естественное развитие, а ты? Мы же этот вопрос раз и навсегда закрыли! Или нет?
– Да! Уж прости старую дуру!
– Ладно, проехали. Что делать-то будем?
– Лучше всего подождать. Может, мне показалось.
– Подождем... а что нам еще делать?
– Ты только успокойся. Надо чтобы он ничего заметил. Кстати, есть и хорошая новость.
– И даже хорошая?
– Да. Твой сын дошел до финала в этой своей игре, а как ты знаешь, даже четвертьфиналистам предлагают завидную работу в ведущих корпорациях. А он может стать победителем.
– Ничего хорошего в этой новости нет. Не будет он никаким победителем.
– Почему это? Он же вон какой способный.
– Победителей там вообще не будет.
– Не будет? Как так?
– Не допустят. Ты знаешь, какой там объявлен главный приз?
– Ну... не вспомню что-то...
– Не только ты, но вообще мало кто помнит. Игра эта началась три года назад, а ты помнишь что за ситуация тогда была?
– Да, да, что-то вспоминаю! Вроде, банда каких-то отщепенцев чуть Правительство наше не свалила?
– Да, чувствуется что мало ты СМИ интересуешься.
– Отстала от жизни?
– Напротив. Мама, ты же знаешь, где я работаю?
– Ну, примерно.
– И то хорошо. Так вот, хоть сошка я и маленькая, но по роду службы вынуждена знать некоторые секреты. И на меня не распространяется воздействие текстов Министерства культуры.
– Что это за тексты?
– Долго объяснять. Эти тексты и вообще передачи всякие составляются по специальным методикам в Министерстве культуры, там есть такой отдел, и распространяются по всем источникам массовой информации. Это такой способ манипулировать людьми. Подавляющее большинство наших сограждан о том кризисе сейчас почти ничего не знает: забыли благодаря Минкульту. Заболтали, умалили, засмеяли, задурили, заплясали, запели и прочее. А тогда назревал настоящий переворот. Висело на тонком. Чуть гражданская война не разразилась. И состоялись у них последние переговоры. И наше Правительство, дабы избежать кровопролития, предложило устроить игру с небывало мощной материальной и ресурсной базой, то есть перенести настоящую войну в виртуальное пространство. Им-то на кровь, конечно, было плевать, но армия колебалась, могла подвести, вот и придумали такой выход. Оппозиция согласилась, тем тоже не хотелось шагать по мертвым головам, имидж, видите ли. И назначили они приз в виде кресла Премьер-министра! Не больше, не меньше! Вот так и придумали Большую игру.
– Ты хочешь сказать, что наш Женька...
– С тех пор многое изменилось. Народу мозги промыли. Почти все позабылось. Оппозицию ослабили: кого перекупили, других дискредитировали или потихоньку уничтожили. Но последнее время пошли утечки информации, что она снова голову поднимает. И уж точно помнит условия игры. И если вдруг кто-то победит, и его сделают премьером, и он займет сторону оппозиции... А надо сказать, что любой мало-мало порядочный человек так и поступит. И в Правительстве сомнений на этот счет тоже никаких нет. Тогда им придется драться не на жизнь, а на смерть. А кто этого желает? Зачем рисковать? Рычаги управления этой игрой находятся под контролем Правительства, и уж они-то постараются. Потому ничьей победы не будет, последний этап никто не пройдет.
– Убьют они его что ли?
– Зачем им крайние меры? Программным путем остановят. Против финалистов весь цвет компьютерных гениев выставлен. Самые мощные серверы Минкульта подключены и Минобороны. Вот такие дела. Ладно, я пошла.
– Давай. У меня уже ужин готов, сейчас накрою на стол и Женьку позову.
Через несколько минут, когда Виолетта Павловна вышла к столу, сына на кухне еще не было.
– Как я выгляжу? – спросила она мать.
– Нормально, Вита. Улыбайся только побольше, и что-нибудь интересное расскажи, отвлеки его. Погоди, погоди-ка, а действительно, что это ты так выглядишь? Так я тебя расстроила сильно? Или то что в финал он вышел переживаешь?
– Если бы только ты, если бы только этот дурацкий финал...
– Что же случилось? Что-то плохое? Ты же еще пять минут назад держалась. Ну?
– Ну, если ты заметила... погоди Женьку звать.

Последнего диалога Евгений уже не слышал. Ему вполне хватило предыдущего разговора, и когда мать направилась в свою комнату, мальчик выключил прослушку, поскольку все, как ему показалось, он уже узнал. Во всем доме стояли профессиональные антишпионские датчики — мать позаботилась. Берегла нежную психику сына. Мало ли что тот услышит неприятного для себя, а так разговаривать, когда его нет рядом, в любом помещении дома можно безбоязненно. Вернее можно было раньше. Но не в последние дни, после того, как пытливый подросток нашел способ нейтрализовать хитроумные устройства.
– Значит, овощем меня хотели сделать, – прошептал он. – Интересный вариант. Хотя в каком-то смысле я уже близок к этому состоянию.
Он посмотрел на свои руки, пошевелил пальцами. Пальцы двигались только на левой руке, правая, несмотря на все усилия, никак не реагировала. Лежала как плеть. А ведь еще позавчера, нет, даже вчера днем он мог приподнимать с колен обе руки. Левую, конечно, лучше, но все-таки обе. А сейчас? Левая кисть поднялась на пару сантиметров и обессиленная упала, с правой вообще связи не было. Ноги полностью отказали еще два года назад, но сдавались они медленно. А вот с руками... как-то слишком быстро все ухудшается...
– Да, времени остается немного. Хорошо, что еще хоть говорить могу, – успокоил он себя, и приказал. – Соедини меня с Максом!
Но тот на связь не выходил.
– Ладно. Набери Лошаря!
«И чего это я вслух с ним общаюсь? – подумал он, – сильно поболтать, видно, захотелось напоследок. А ты как считаешь?»
«Мне все равно», – беззвучно ответила машина.
– Тебе чего, Жень?
– Привет, Олег!
– Ого! Первый раз меня по имени назвал! Случилось что?
– Уточни, пожалуйста, какую сумму вам моя бабуля выплачивает за визит?
– Какой еще визит?
– Не прикидывайся! Я все знаю! Ты и Макс не просто так со мной дружите, а за определенную компенсацию. Я и раньше это знал. И ничего. Бизнес есть бизнес. Мне просто надо уточнить — сколько?
– Ты знал?!
– А что тут такого?
– Нам строго-настрого наказали — тебе ни гу-гу.
– Ну, а теперь мне сама бабуля все рассказала.
– А чего ты тогда ко мне пристаешь?
– Сумма меня интересует, я же тебе сказал!
– Вот у бабки своей и спроси! – оборвал Лошарь и отключился.
«Точно, значит... за монеты со мной дружили. Хорошая новость. Кто-то за сребреники предает, а кто-то за них дружит. Да, каждый день готовит нам сюрпризы, один хлеще другого! А, пошли они все!»
«Куда пошли? Кто пошел?» – озадачился компьютер.
«Да ты хоть помолчи!»
«Молчу»
«Нет, молчать как раз таки мы с тобой не будем! Ставь тотальную защиту!»
«Последнюю версию?»
«Да!»
«Но она же бета! У нее проколы могут быть! Обломаемся!»
«Вот за что я тебя люблю, так это за эмуляцию эмоций! Да хрен с ней, что бета! У нас лучше что-то есть?»
«Лучше нет. А эмоции у меня истинные!»
«Ну и молодец! Защиту поставил?»
«Поставил»
«Отлично. Где у нас прога с паролями от серверов Минкульта?»
«Здесь. Что, пора запускать?»
«Да, запускай!. Нам нужен тот самый киборг, что работает у них в штабе»
«Все, запустил»
«Отлично, заводи машину, пойдем финал выигрывать!»

– Мне только что скинули письмо из медцентра. Ситуация наша тупиковая. – Еле сдерживая слезы сказала Виолетта Павловна. – Сообщили, что, судя по их дистанционному мониторингу, у Жени идет резкое ухудшение. Срыв компенсации. Они сами не понимают, почему так. Прогноз крайне неблагоприятный. Процесс поднимается вверх и через несколько суток достигнет дыхательного центра. Вот так!
– А это точно про него?
– Вот: Жидков Евгений Савельевич. Диагноз, год рождения и адрес тоже совпадают.
– И что - никакой надежды? – всплеснула руками Ольга Борисовна.
– Ну какая тут может быть надежда, мама? Мы же с тобой все на эту тему проштудировали! Все библиотеки облазили! Везде проконсультировались! Все средства применили! А ты спрашиваешь!
– Прости, Виточка! И ошибки никакой быть не может?
– Ошибка исключена - так мне сказали.
– Что же делать? Ведь средств на биотрансформацию Жени у нас нет, и не будет
– Осталось одно — брать витальный кредит. Я как раз вчера уточняла. Мы еще можем успеть. Сейчас как раз запущен новый биотрансформатор. Очереди у них там нет. Заменят ему всю негодную нервную систему.
– Тогда давай меня заложим.
– Одной тебя не хватит. Даже нас двоих не хватает. Подорожало у них все, будь они прокляты.
– Как это - двоих не хватает?
– Так. Мало им наших потенциальных биочасов. Не хватает, и все. Требования возросли.
– Что же делать? Что делать? Может этому, отцу Жениному, сообщить? Сын все-таки...
– Ага, он, столько лет про сына знать не желающий, вдруг прискочит, и жизнь свою драгоценную пожертвовать согласится?
– Но не сразу же? Это же не казнь. Там ведь договор подписывается - по требованию. Сначала ведь в резерв отправляют. А может быть в резерве всю жизнь пробудешь?
– То-то он в «резерве» с больным сыном и минуты не захотел быть. А теперь у него своя семья и прочее. Мама, давай не будем больше о нем. Сколько можно?
– Да я так, прости. И вообще сто лет его не вспоминала.
– Вот и не надо! И все же выход есть. Нам совсем немного не хватает биочасов. Совсем немного.
– Не пойму, ты купить что ли их хочешь?
– Купить биочасы? А что, магазин такой есть? Где? Что-то я о таком никогда не слышала. Ты что-то об этом знаешь?
– Я? Ничего.
– И я тоже. Продажа биочасов помимо Министерства здравоохранения — тягчайшее преступление. На это ни один дурак не пойдет. Да и, насколько я знаю, это в принципе невозможно. Технология есть только в Минздраве. Точнее сказать, в Департаменте витальных ресурсов, как это подразделение у них красиво называется.
– То есть, выхода нет, и Женя через несколько дней умрет?
– Есть. Есть только один выход. Заключить договор на троих. Как раз хватит, я считала.
– Как на троих? Нас же двое! Третий-то кто?
– Третий — Женя!
– И его?! Нет!
– Предложи иной путь.
– Ну, а если он им сразу понадобится? Если в резерве его держать не станут?
– А у нас есть другой вариант? Ему и так жить считанные часы осталось.
– Ну, не знаю, не знаю. Как мы можем за него решать?
– И с ним не можем. В его состоянии такая новость может немедленно убить. А ты еще хочешь его заставить решать — продаваться или не продаваться. Боюсь, некому уже определяться будет. На себя грех возьмем.
– Эх, возьмем. Ладно, чего ждать, поезжай уже, дочка, подписывай!
– Прямо сейчас?
– Да. А чего ждать?

На начальных этапах было просто - каждый сам за себя. Кого тут только не было тогда: и всяческие змеевидные многоножки, и многоголовые монстры, и самые невероятные технические конструкции, и облака тумана, и скопления звездной пыли, и великаны-трансформеры. Цель же была проста и понятна: аккумулировать как можно больше энергии, отбирая ее поочередно у всех встречных и поперечных. Когда число игроков уменьшилось раз в десять, образовались три клана. Тут стало сложнее — в ход пошла командная стратегия. И вот на последнем этапе из каждого клана осталось по одному сильнейшему представителю с почти неограниченными запасами энергии и изрядным опытом участия в самых невероятных баталиях. Три завоевателя, три претендента на одну победу. Только бороться на этом этапе им приходилось уже не с подобными себе, а против бренов — сущностей, поддерживаемых целым отрядом экспертов. Шанс оказаться победителем приближался к нулю.
На далеком горизонте высился бастион, увенчанный красно-белым флагом. Захватишь его - и станешь победителем. Победителем Большой игры! Только надо там оказаться первым - коллективная атака не засчитывается - так записано в Правилах. Записано, но почему-то не в основном тексте, а в приложении. Насколько оно действительно? Возможно, есть и второе приложение, противоречащее первому? Вполне возможно! Правила! Их тоже надо уметь читать. На самом деле бастион - это тоже ловушка. Если кто-то все же доберется до него, и даже проникнет внутрь, то скорее всего, триумфатора там будет ждать что-то вроде локального термоядерного заряда. Вот чего в основном тексте Правил нет, так это четкого и однозначного определения победителя. Значит, надо читать между строк, надо анализировать и догадываться самому. И не ошибиться.
Третий прошел уже половину пути. Бастион все ближе, но главная задача не разрешена: как стать настоящим победителем? Впереди расстилалось кочковатое болото. Черно-зеленое, вонючее, некрасивое. Через него проложено несколько дорог, какую выбрать? Выбор чисто случайный, но как и в любой лотерее предполагает значительное преимущество организаторов. Нет, полагаться на удачу не будем, закинем вопрос в штаб. Ага, наша стезя - вторая слева.
Ох! Что там валится поперек тропы? И сзади, и сбоку! Ярко вспыхивает напалмом! Ставим щит — сгорает! Второй — сгорает! Но секунда выиграна — вираж, еще поворот, гусеницы на метр вспахивают обугленную землю, выпускаем ледяной кисель, еще одно звено падает на башню, сносим его фреш-пульверизатором!
Третий выбрался из-под оплавленных колец только что разрушенной им Цепи. Так, куда теперь? Где его ждут больше всего? Где приготовлен бесславный конец? Вон там высится какая-то громада, нет, это не прямой путь, это его имитация, нам, пожалуй, сюда.
Видимость была средней. Что-то дымило справа, а слева начинался склон, переходящий в крутой обрыв. Туда лучше не приближаться — глубина километра три, а на дне несется пенистая струя. Ни один самый прочный корпус падения не выдержит, ну а если даже выдержит, то внутри все равно все превратится в кашу. Впереди какая-то роща. Каменный лес. Деревья могучие, лучевая пушка не возьмет. Идеальное место для засады. Лучше обогнуть по дуге, но не слишком прижаться к оврагу при этом.
Брены напали со всех сторон. Их машины стелились над поверхностью будто волки, загоняющие дичь. А вдали послышалось гудение турбин. Образцовая ловушка — ни один танк завоевателей еще не уходил из нее. Но что вытворяет этот? Из башни полыхнул многоцветный гриб фейерверка, да не в направлении охотников, а вверх. Хочет спрятаться от штурмовика? Идиот. Нет, не идиот, это что-то новое — фейерверк поднялся невысоко, вспыхнул еще ярче, рухнул вниз, и спалил по кругу передовые машины! Остальные притормозили и открыли в ответ беспорядочный огонь. Да, броня у него крепка, снаряды лишь ковыряли ее, не принося серьезного вреда, но главное - удержать врага на месте, не дать ему прорваться до прилета штурмовика. А вот и он, завис на малой высоте. Да, для брони снаряды несостоятельны, но толком навести зенитные орудия они не дадут. А летчики тем временем подавят защитное поле, прицелятся, и... и ничего у них не выходит: слишком много третий сохранил сил. Но это поправимо. Он совершил самую большую ошибку — остановился! И сделался легкой мишенью. Сейчас подгоним второй штурмовик, хорошенько прицелимся и лишим его энергии, а потом...
Да кто им управляет — самоубийца? Он дал такой форсаж, что махина аж подпрыгнула! И рванула к пропасти! Вот на секунду замерла на самом краю, на бровке закачалась. Что он задумал? Неужели все-таки?!
«Самоликвидация, как позорная стратегия, категорически запрещена. Игроку, допустившему самоликвидацию, засчитывается поражение с лишением всех набранных баллов, независимо от его места в табели о рангах» – пункт 7 Правил Большой игры.
Далеко позади взорвались энерговакуумные бомбы, начисто высосав бросившиеся в погоню свои же танкетки - незадача вышла.
– Вот он — прыжок в никуда! - воскликнул Женя. – Вперед!
И машина ухнула вниз.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Пятница, 28.02.2014, 19:56 | Сообщение # 3
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
– Максим! Максимушка!
– Я слушаю, Ольга Борисовна.
– Максим, тут такое дело, Максим. Женя заперся в своей комнате и никого не пускает.
– А я при чем?
– Вы же друзья, может ты подъедешь, уговоришь его?
– Да какие мы друзья? Вы же знаете! Это ваши и его иллюзии только.
– Максим, все очень серьезно! Женя может умереть. Он отказывается от лечения!
– Я что — врач? Я его лечить должен?
– Я тебя прошу, Максим!
– Да идите вы!
– Послушай меня. Мне кажется, он каким-то образом узнал что вы за плату к нему приходили, а не просто так. Это его и подкосило.
– Как он мог узнать? Вы что ли сказали?
– Да что ты!
– И я не говорил.
– Максим, я тебе в десять раз больше заплачу, в сто раз, приди, а? Ну, может, он тебя послушает! Или ты на тренировке, наверное, а я тебя отвлекаю?
– Нет. Кончились мои тренировки. Вообще кончились.
– Как это?
– А так. Натка толстозадая на этом тройном сальхове опять шлепнулась, я на нее глянул еще в воздухе, конек потерял и тоже растянулся. Короче, признали нас бесперспективными. Там комиссия была. Так что с катанием все.
– Ну, извини, что тебе на больной мозоль наступила.
– Да ладно! А вы точно Женьке ничего не говорили?
– Да ты что, Максимушка? Ты что?
– Он вчера все про какие-то прыжки странные твердил...
– Что? Какие прыжки?
– Прыжки в никуда.
– Не понимаю, о чем ты? Какие, какие прыжки?
– Без правил. Я сам не знаю, что это. Да его разве поймешь, Жидкого вашего? Вечно он хрень всякую городит, умный слишком. Ладно, я подумаю.
– Только побыстрей. С Женей надо сегодня договориться!

Это здание было не очень высоким, всего чуть более ста шестидесяти метров. Но размеры его, тем не менее, поражали. А все потому, что в стороны оно расползалось на много кварталов, и было по сути городом в городе. И было средоточием жизни, поскольку в нем решало судьбы народов Правительство. Великое и непогрешимое, как всем хорошо известно.
Где-то в недрах этого исполина сотня лучших геймеров и программистов мира противостояла трем финалистам Большой игры. В командный пункт беспрерывно стекались сводки, принимались решения, отдавались распоряжения. Все было вполне серьезно, как на настоящей войне. Был и начальник штаба. Правда, не военный. Пост начальника штаба был доверен министру культуры, что лишний раз свидетельствовало о высочайшем уровне мероприятия.
– Первый выбыл! – поступило донесение.
– Как? - поинтересовался начальник штаба.
– Растворился! Нюх его подвел. Не прошел болото. Заманили в пруд с гелем номер шесть. Видео прикреплено.
– Хорошо. Остальные как?
– Болото прошли. Оба.
– Цепь тоже ни того, ни другого не остановила.
– Что показывает шкала самооценки?
– У второго степень самоуверенности - десять баллов, у третьего — семь. Что дальше?
– Второму — петли Монта, третьему — штурмовики, от них еще никто не уходил!
Несколько минут прошло в тишине, нарушаемой только размеренным шумом вентиляционных установок.
– Ну, что там? – прервал молчание нач. штаба.
– Третьего обложили. Он остановился... совсем встал! Ого!
– Что такое?
– Он нарушил седьмой пункт Правил - самоликвидировался.
– Что?! Как?!
– Судя по всему, не выдержал напряжения атаки, и намеренно упал в расщелину. Слабину дал.
– Намеренно свалился? Это точно?
– Да, датчики не врут.
– Разбился?
– Всмятку.
– Уверены?
– А то! Глубина три километра и двести сорок шесть метров. Уж постарались этакий провал создавая. На дне острые скальные обломки. Даже не всмятку, а на молекулы распался, еще когда летел. Это без вариантов.
– Проверили?
– Обижаете, господин министр. Сейсмодатчик зафиксировал удар о дно. «Глаз» туда запустили — задокументировал осколки.
– Хорошо. Забыли. Хорошо. Забыли. Хорошо. Забыли. Хорошо. Забыли.
– Господин министр!
– Что такое?
– Что с вами? Вы одно и то же четыре раза повторили! Вам плохо?
– Я?! Нет, мне хорошо! Просто отвлекся немного. Легкое переутомление. Нарушение пункта семь Правил выводит третьего из игры.
– Да. Это само собой.
– А второй, что там второй?
– Талантливый оказался, гад! Я бы ему победу присудил!
– Победу?! Он что, ускользнул?
– Да нет! Вот сейчас! Ага! Сейчас. Все, он тоже наш. Попался на каскаде петель Монта. Так мы и предполагали. Две прошел, загордился, думал третью мы создать не успеем. Нас же много, дурачок, а ты один. Числом взяли. Но продержался дольше всех.
– Значит, все?
– Да, господин министр.
– Что ж, все так все. Очень хорошо. Все прошло так, как и ожидалось. Объявляю Большую игру законченной! Осталось подождать выводов Жюри. Согласно Правилам только Жюри компетентно объявить победителя Большой игры. Пока все свободны. Отдыхайте.

– А что это у вас здесь, Ольга Борисовна?
– Спасателей вызвали.
Перед Жениной комнатой четверо мужчин в униформе внимательно вглядывались в экраны, жестикулировали, временами перекидываясь отрывистыми фразами.
– Не пускает? – спросил Максим.
– Заперся так, что никто войти не может. Поле какое-то выставил. Ни через крышу, ни через пол, ни через стены достать не могут.
– А через дверь пробовали?
– Ты тут не умничай! – вскинулся один из спасателей.
– Это я его на помощь позвала, он Женин товарищ. – Встала на защиту Ольга Борисовна.
– Товарищ? Коды знаешь, товарищ?
– Какие коды?
– Которыми твой дружок пользуется!
– Никаких кодов я не знаю.
– Не врешь?
– Чего мне врать?
– Тогда выйди отсюда. Не мешай. Вообще все покиньте помещение!
Кухонный стол был не прибран, но внимания на это никто не обратил.
– Садитесь, ребята? Чаю? Вы даже вдвоем пришли. Спасибо, – сказала Ольга Борисовна.
– Да, вдвоем, – подтвердил Максим. – Я думал Женьке как-то помочь смогу, а Лошарь деньги принес.
– Какие деньги?
– Те, что вы нам за общение с Женей платили.
– Ой, да что вы! Какие деньги! А что это у тебя с лицом, Олег?
– Шел, споткнулся, упал, ударился. Возьмите. Здесь не все. Остальное после отдам.
– Я тоже обязательно верну, но позже. На новый костюм, болван, потратил и на коньки, – сказал Максим.
– Да не надо денег. Вы их честно заработали. Тебе, Максим, за тренировки платить приходится, а тебе...
– За тренировки отец платил. Да и я же сказал вам, что тренировки мои кончились.
– И ты совсем спорт оставить решил?
– Не знаю. С фигурным катанием не вышло, может, на бокс теперь пойду.
Лошарь протяжно вздохнул.
– А что мама Женина? Где она? Она его уговорить не пыталась, чтоб открыл?
В ответ Ольга Борисовна всхлипнула и отвернулась.
– Что такое? Сбежала она что ли? – предположил Максим.
– Она... она... ах! Продавать нас она поехала! Продавать. Себя, меня и Женьку.
– Как это?
– В Департамент витальных ресурсов поехала. За витальным кредитом. Вы о таком и не слыхали.
– Что-то как-то отец мне говорил. Это на органы что ли себя продавать?
– На органы разбирают в самом конце. А до того эксперименты какие-то ставят. Да я и сама подробностей не знаю.
– Вот это ни хрена себе! А зачем?
– Выхода у нас нет, если Женя биотрансформацию не пройдет, это такое лечение, то через два — три дня умрет. Дыхание у него остановится. А биотрансформация эта — дело дорогое. По иному мы ее не купим. Вот и пришлось...
– Ничего не понимаю! Вы Женьку продаете на опыты, чтобы его потом на органы разобрали! И при этом цель у вас — спасти ему жизнь? Вы хоть сами-то понимаете, что делаете?
– Я же тебе объясняю — другого выхода нет! Если не делать ему биотрансформацию — он умрет через два дня, а так может еще пожить неизвестно сколько. Во-первых, нам три недели дают на утрясание всяких формальностей, ну, определение наследников там и прочее. Потом ставят в резерв. В резерве неизвестно сколько прожить можно, ну, пока не понадобишься. А потом — не все же эксперименты смертельные. Некоторые подопытные тоже долго живут. Да беда даже не в этом!
– А в чем еще?
– Мне дочь сообщила, что биотрансформация назначена на сегодня. До нее полтора часа осталось!
– Опа! А Женька закрылся, и даже спасатели эти гребаные ничего не могут сделать.
– Да.
– Ну, пусть тогда перенесут эфтаназию эту!
– Это не эфтаназия, это совсем другое. А эфтаназия — умерщвление безнадежных больных. Хотя он такой и есть...
– Извините. Плохо я в этой терминологии разбираюсь. Так пусть перенесут!
– Не переносят они. Это же Минздрав, у них все строго. Не явился — сам виноват.
– Уроды!
– И кре... – начала Ольга Борисовна, и замерла на полуслове с приоткрытым ртом.
Ее примеру последовали все - и мальчишки, и спасатели за стеной, и переступавшая порог Женина мама - Виолетта Павловна. У всех в мыслях бился какой-то мучительный вопрос, ответа на который не было. Вопрос был непонятным. Как можно ответить, когда не знаешь, что толком от тебя хотят? На дурацкий вопрос нужен и ответ дурацкий. Губы Максима раздвинулись словно помимо его воли и произнесли:
– Тройной сальхов.
И тут же он выскочил в коридор, рванул в сторону спасателей, будто желая смести их, резко развернулся и закрутился в прыжке. Приземления его никто не видел. Парень пропал прямо в воздухе.
– Вот гаденыш! Знал ведь код! – прокричал в стену один из спасателей, и хлопнул себя ладонью по бедру.
Потом подскочил к двери и врезал по ней ногой. От удара дверь с треском распахнулась. Спасатели бросились внутрь.

– Прости, Макс. Другого выхода не было.
– Да что же вы все такие безвыходные? Что вы... Постой! Жидкий? Это ты? А где я?
– Ты в Большой игре.
– Что это?
– Объяснять некогда. Потом поймешь. Сейчас слушай меня.
– Нет, это ты меня выслушай! Там...
– Молчи! Крепче держись!
– Что это такое? Кто это за шиворот меня ухватил?
– Мягкая лапа. Иначе сверзнешься. Тут глубина около трех километров.
– Ух, ты! А там, внизу... это что — пропасть?!
– Угу. Но ты не бойся. Скоро мы отсюда выберемся.
– Выберемся?
– Да. Как только Жюри приступит к объявлению результатов. То есть, поступим согласно Правилам.
– Что ты такое вечно несешь? Какое еще жюри? Какие правила? Там твоя бабка...
– Потом. Слушай меня. Ты будешь якорем.
– Чем, чем?
– Да не перебивай ты! Якорем. Моей связью с реальным миром. А то я совсем завиртуалюсь, и исчезну на фиг. Это я тебя сюда втащил. Я ждал, сканировал пространство, была немаленькая вероятность твоего появления. А потом запустил тестовый вопрос: «Что такое прыжок в никуда?», и ты правильно отреагировал. А остальные ничего не поняли.
– Но меня-то зачем? Бабку бы свою или мать притащил!
– Взрослых нельзя, им ничего не объяснишь. Да ты не расстраивайся! Если все выгорит я тебе много денег дам. Премию выплачу.
– Да на хрена мне эти деньги. Я и те верну, что бабка твоя давала! Слушай, отпусти меня!
Максим скосил глаза вниз и только теперь осознал всю степень опасности. Он был каким-то образом прижат животом к отвесной стене и ноги его свободно висели над бездной, дна которой различить было невозможно. Поток воздуха, поднимающегося снизу, холодил спину. Там, в глубине, что-то утробно рокотало. Он посмотрел вверх и увидел тонкий как нить просвет. Стены были гладкими, словно их отполировали.
– Жидкий, мы разобьемся!
– Не паникуй, Макс.
– Тут держаться не за что! А если эта твоя..
– Мягкая лапа.
– Если лапа меня отпустит?
– Она тебя держит тем крепче, чем крепче держишься ты сам.
– Но я никак не держусь!
– Мысленно. Понял? Страхом своим держись.

– Итак, – читал председатель Жюри. – Итак, в результате остались три претендента на главный приз. Для сохранения анонимности они выступали под случайными номерами. Но никто из них не смог преодолеть последний этап. Причем, двое потерпели поражение, а один из претендентов подпал под действие пункта семь Правил Большой игры и был дисквалифицирован. Таким образом он лишился надежды на какое либо вознаграждение. Сейчас мы должны решить, как нам поступить. Первое. Я полагаю, все согласятся, что главный приз не заслужил никто. Возражения есть? Возражений нет. Может быть, уважаемые представители оппозиции имеют какие либо претензии? Не желаете взять слово? Нет? Продолжим. На утешительный приз может претендовать один из тех претендентов, что потерпел поражение в честной борьбе или оба. Это как решит Жюри.
– Вопрос от оппозиции: а что это у вас под правой рукой?
– Это? Так, не нужный уже документ.
– На нем написано «Совершенно секретно», и указана сегодняшняя дата.
– Ну и что?
– Я требую, чтобы его открыли и зачитали содержимое!
– Вы настаиваете?
– Да!
– Хорошо. Вот. «Приложение номер два». Открываем. Первая страница. «Содержимое приложения номер два аннулирует содержание приложения номер один». Так, теперь сам текст. «Победителем Большой игры признается тот ее участник, которому удастся пройти весь путь и в конце лично предстать перед членами Жюри при подведении окончательных итогов».
– Это подлог!
– Да с чего вы взяли?
– В договоре такого пункта не было! И никакого приложения номер два не было!
– Вы невнимательно знакомились с подготовительными документами. Вспомните протокол номер семнадцать. Там в самом низу мелким шрифтом набрано дополнение. Оно гласит: настоящий согласованный текст Правил дальнейшей редакции не подлежит, но при крайней необходимости допускается в рабочем порядке выпуск ограниченных приложений к нему, если они не влияют коренным образом на основную суть документа, касающуюся очередности этапов прохождения игры и других параграфов, имеющих влияние на взаимные отношения игроков, а также назначений или отводов членов штаба и членов Жюри Большой игры, что допускается только в самых исключительных случаях, обусловленных крайним стечением обстоятельств, каковые...
– Все, достаточно!
– Вы и тогда также заявили...
– И так ясно. Сочинено в вашем стиле. Но послушайте! Ведь никакой победитель ни при каких обстоятельствах не может проникнуть в дом Правительства! Во-первых, никто об этом требовании не был предупрежден заранее! А, во-вторых, даже зная этот пункт как он преодолеет охранный режим?
– На то он и победитель, чтобы все преодолеть. А вы как думали? Впрочем, теперь это несущественно.
– Я заявляю официальный протест!
– Хорошо, принято. Ваш протест будет рассмотрен в рамках соответствующей процедуры. А теперь я предлагаю высказаться начальнику штаба Большой игры. Прошу Вас, господин министр.
– Спасибо. Учитывая сложности, учитывая сложности, учитывая сложности...
– Эй, что с ним? Он что - болен?
– Нет, он здоров! Просто он член моей команды, и ему не всегда удобно работать на два фронта! Перемыкает его иногда.
– Что такое? Кто это такой?
Над круглым столом, за которым собралось Жюри, вырисовалась в воздухе коляска с сидящим на ней инвалидом.
– Меня зовут Евгений Жидков. Я тот самый игрок, что попал под действие пункта семь.
Сидящие в зале настолько опешили, что ответили на слова неожиданно появившегося в зале призрака (а фигура инвалида была полупрозрачной) гробовым молчанием.
– Значит, мне можно взять слово, уважаемый господин председатель? Вместо него, вместо министра?
– Можете... да... даю слово... Вам.
– Так вот, насчет пункта семь. Я тоже хочу подать протест!
– Протест? А об-объясниться, то есть, это, аргументировать можете?
- Да. Мой танк упал в пропасть, это так. Но я же перед вами.
– Это ни о чем не говорит, – раздался голос, я лично смотрел показатели «глаза», там одни осколки.
– Да, осколки упавшего в пропасть танка. Всего лишь частицы оболочки. Но я и моя команда никуда не падали. У меня, кстати, прекрасная команда. Разрешите представить. Вот этот сверток - Мягкая лапа или, если кто помнит древние сказки, - Ковер-самолет. Эта ткань удерживала нас на стене пропасти, когда мы покинули нашу машину, а потом подняла нас из бездны. Так что это было не самоубийство, а всего лишь военная хитрость. Надеюсь, теперь это все понимают? Мягкая лапа разумна, немного, правда. Мы создавали ее с моим компом почти полгода. Второй член — это, собственно, комп. Он почти я, а я почти он. Для тех, кто не знает, скажу, что я болен неизлечимым заболеванием, уничтожающим мою нервную систему. Я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. И мне пришлось слиться с машиной, стать наполовину виртуальным.
– Это невозможно!
– Раньше было невозможно. Но что-то постоянно меняется, не так ли? Потом могу объяснить подробно, как это было сделано. Еще один член нашего коллектива здесь, перед вами. Это, как я уже сказал, начальник штаба игры, он же министр культуры. Это он держал нас в курсе основных событий, чем немало помог.
По залу прошел негодующий гул.
– Не торопитесь с выводами. Он не предатель. Он это делал помимо своей воли. Да и есть ли она у него? Вглядитесь в это лицо, это ведь не человек. Он — киборг. Чтобы выведать его тайны, достаточно взломать базу данных Минкульта и узнать пароль.
– Не может быть! Это ложь! Робот в рядах правительства — невозможно!
– Человек может допустить слабость, а на карту было поставлено слишком многое, мы с вами это прекрасно знаем, не так ли? Вот и решили заменить человека на более предсказуемого исполнителя. Перестраховались. Впрочем, это легко проверить.
Министр культуры вскочил на ноги и бросился к выходу, но вдруг резко остановился, словно налетел на стену, и упал назад.
– Защитное поле, – прокомментировал инвалид. – Макс, открути ему левое ухо. Максим - это последний член нашей команды. Он присоединился к нам недавно и прочно связывает мою виртуальность с материальным миром. Что там у него, Макс?
– Проводки у него в ухе какие-то. Уходят внутрь черепа. Длинные!
– Вот, можете убедиться. Покажи ухо всем, Макс.
– Вот, полюбуйтесь!
– Ну и, наконец, закроем вопрос о победителе. Я ведь здесь. Трудно с этим не согласится, так? А что сказано в правилах? Господин председатель, будьте добры, повторите текст приложения номер два.
– Повторить? Так. Ну, что ж. «Победителем Большой игры признается тот ее участник, которому удастся пройти весь путь и в конце предстать перед лицом Жюри при подведении окончательных итогов».
– Кому-то когда-то казалось что это совсем нереальное условие, верно? А оно выполнимо, как видите.
– Ты все знал? Но как ты узнал, что здесь написано? Через этого киборга?
– Киборг тоже был не в курсе. Он ведь назначен министром всего год назад. Соответственно, и я об этом ничего не знал. Но выигрывать кому-то надо было... я просто догадался... Повезло, наверное.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Суббота, 01.03.2014, 10:39 | Сообщение # 4
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Голосование началось - закончится 14 марта 2014 года в 23.59 по Москве. Итоги конкурса - 16 марта 2014 года в 15.00 по Москве.

Оценки, поставленные с нарушением правил оценивания конкурса "Состязание", учитываться не будут!!! (смотреть первый пост темы)

PPS Большая благодарность тем участникам, кто обоснует свои оценки, напишет своё мнение о рассказе или даже критический разбор.
А так же огромная благодарность тем форумчанам, кто добавит свои оценки списком в тему
"Оценки списком"


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 01.03.2014, 12:24 | Сообщение # 5
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Не совсем понял, при чем здесь именно тройной сальхов. Другим прыжком нельзя было уйти в виртуал?
В начале терялся в диалогах - кто где говорит, но дальше пощло нормально.
А рассказ понравился. Хороший, с историей не только ГГ, но и окружающих.
Поставлю, скорее всего, четверку...
 все сообщения
Serg_FAnДата: Воскресенье, 02.03.2014, 16:59 | Сообщение # 6
подхорунжий
Группа: Джигиты
Сообщений: 134
Награды: 1
Статус: Offline
Самое начало сразу напомнило Айзека Азимова "МОЛОДОСТЬ ". Дальше - не исчезло.
Кличко/Валуев с показательными выступлениями - мощно!
Пять с плюсом, однозначно!
Рекомендовал бы на конкурс ЛитРПГ!

Ну, а для как бы критики:
Цитата
А это точно про него?
– Вот: Жидков Евгений Савельевич. Диагноз, год рождения и адрес тоже совпадают.
-А вы уверены, что это Ваш сын?
- Да, пол, рост, цвет волос, паспорт, голос - его. И мамой меня назвал... biggrin

Цитата
– Ну, пусть тогда перенесут эфтаназию эту!
– Это не эфтаназия, это совсем другое. А эфтаназия — умерщвление безнадежных больных. Хотя он такой и есть...
Это что, автор пытался доказать, что он не медик?

– Ну, пусть тогда перенесут эфтаназию эту!
– Это не эфтаназия, как ты говоришь, это совсем другое. А эвтаназия — умерщвление безнадежных больных. Хотя он такой и есть...


- Ты коммунист? - Нет, я антифашист.
- С каких пор? - С тех пор как понял, что такое фашизм. (Э. Хемингуэй)


Сообщение отредактировал Serg_FAn - Воскресенье, 02.03.2014, 17:07
 все сообщения
Степьнякъ-кочевникъДата: Воскресенье, 02.03.2014, 17:29 | Сообщение # 7
Медолюб
Группа: Авторы
Сообщений: 922
Награды: 10
Статус: Offline
Требует напильника. 4.


Злобный, скрытный, склочный тип.
 все сообщения
SuhanovДата: Понедельник, 03.03.2014, 23:49 | Сообщение # 8
подхорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 214
Награды: 3
Статус: Offline
Сначала мне показалось очень увлекательно, потом в моем понимании возникла сплошная путаница, много диалогов придает живость работе, хотя и все затянуто. Ставлю 5


Jer moj je život igra bez granica
 все сообщения
МирДмитрийДата: Суббота, 08.03.2014, 22:20 | Сообщение # 9
хорунжий
Группа: Джигиты
Сообщений: 300
Награды: 2
Статус: Offline
Хороший, емкий рассказ. Без сомнений - пятерка. Небольшое замечание: не хватает описательности, немного теряешься в длинных диалогах. Более серьезное замечание: в последних сценах не отпускало ощущение "Не верю", после того как пацан, мало того, что оказался на голову выше всех силовиков, экспертов, и правительства вместе взятых, так еще в последней сцене держится словно какой-то Штирлиц, взрослый и многоопытный агент. Что никак в моей голове не вяжется с образом подростка. Или я что-то недопонял?
 все сообщения
Ser_JДата: Воскресенье, 09.03.2014, 18:34 | Сообщение # 10
хорунжий
Группа: Джигиты
Сообщений: 565
Награды: 6
Статус: Offline
4.
Рассказ отличный, но шибко "закрученный".


Кр. - сес. непон.
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 11.03.2014, 15:33 | Сообщение # 11
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Ну вот - третий рассказ, и самый длинный на конкурсе, занимает аж два поста. Остальные (как распорядитель это мне известно конечно сразу было) занимают лишь один пост, то есть по сути укладываются в меньше, чем 35 тысяч знаков по счетчику Ворда.

Итак, показано будущее, антиутопия. Фантастический рассказ про смертельно больного ребенка - ну подростка, его окружение, гнилое правительство, мировую несправедливость, нищету, страшную возможность продать себя на органы или чего похуже и про ИГРУ.
Честно говоря, не слишком вдавлась в политические рассуждения - грустно в принципе о таком читать в рассказе, когда в настоящий момент такое творится в мире, и невольно приходят в голову нехорошие аналогии. Так что этот аспект я не учитываю в оценивании.
А как просто история несчастного мальчишки мне понравилось. То, что победил, несмотря ни на что, то, что друзья вроде как ненастоящие - практически переходят эту грань и становятся настоящими. Это было невероятно трогательно. В жизни всякое бывает. И когда такое случается, на сердце теплее становится.
Вобщем, от меня автору спасибо за рассказ. И - пятерка!


 все сообщения
ЧекистДата: Вторник, 11.03.2014, 18:32 | Сообщение # 12
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
5
Хорошо. Хоть и есть мелкие недоработки


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
PKLДата: Вторник, 11.03.2014, 22:23 | Сообщение # 13
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Переизбыток диалогов сильно напрягает. Все же не пьеса представлена, а рассказ.
Не очень понятно что за мир вокруг (как-то цветущие розы и сирень не очень вяжутся с кислотными дождями).

Непонятно почему не заложена возможность отключения Игры в нужный момент.
А, главное, зачем ГГ пост премьера7

В общем, вопросов больше, чем ответов.

Четверка.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
ber5Дата: Среда, 12.03.2014, 03:47 | Сообщение # 14
козак Мамай
Группа: Модераторы
Сообщений: 1134
Награды: 7
Статус: Offline
Несмотря на постоянные длинные диалоги и не вполне понятные устремления вундеркинда-инвалида, рассказ понравился. 5.


козак душа правдива, як не горiлку п'є, то вошi б'є, а все не дармує
 все сообщения
Ghost-from-the-futureДата: Четверг, 13.03.2014, 01:45 | Сообщение # 15
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 44
Награды: 0
Статус: Offline
Классный фантастический сюжет, хотя и возникают некоторые аллюзии на сказки типа "Выдам за тебя замуж свою дочь, если ты...". В целом очень понравилось переплетение реальности с виртуальностью и актуальность политической сатиры (сама игра и особенно киборг-министр культуры, который настоящую культуру травит). Столь подчеркиваемая инвалидность ГГ производит впечатление повершенного на стену ружья, из которого не стреляют, а просто снимают со стену и пытаются ударить кого-то прикладом по голове. Вот если бы было показано, что же все-таки выиграл для себя этот инвалид, тогда бы "ружье выстрелило". Но все равно 5+.
 все сообщения
РОМАНДата: Суббота, 15.03.2014, 04:13 | Сообщение # 16
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Ух, как закручено все! Даже на мелкие несоответствия внимания не обращаешь. )))
5.


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
STORYДата: Суббота, 15.03.2014, 11:52 | Сообщение # 17
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
[admin]Голосование завершено, идёт подсчёт результатов.[/admin]


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
Форум Дружины » Конкурсный раздел » Литературный конкурс "Состязание" » Тройной сальхов или прыжок в никуда (Конкурс рассказов "Состязание", март 2014)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017