Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Беркут и Каури » Сказки старого Дракона (Перед Рождеством (только чтение))
Сказки старого Дракона
БеркутДата: Понедельник, 28.03.2011, 20:38 | Сообщение # 1
Тень
Группа: Старшина
Сообщений: 2892
Награды: 27
Статус: Offline
Перед Рождеством



 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 29.07.2012, 03:34 | Сообщение # 2
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
При возрождении совместного проекта текст претерпел небольшие изменения. Выкладываем после вычитки, но правки (если будут) - сюда.

Сказки старого дракона

Сказка первая. Перед Рождеством.

Глава первая

Первое впечатление всегда самое яркое, но в тоже время всегда обманчиво. Сколько раз проходил через это. Жгучий холод и темнота. Однако стоит расслабиться, забыть боль трансформации, и это проходит. Начинаешь чувствовать руки и ноги, словно тебя кто-то нежно касается - чертовски приятно, тяжесть и мощь крыльев за спиной исчезает в никуда, тело обретает чувствительность, свойственную человеческому, почти человеческому. Но сегодня мне насладиться этой магией не позволили.

Племяннички прошли сквозь завесу сразу вслед за мной, не потрудившись хотя бы предупредить. Сообразительные ребята. Знали, что никто бы им этого не позволил. А теперь, когда они здесь и уже трансформировались – было бы жестоко отсылать их сразу назад. Раньше четырех суток обратная трансформация не просто болезненная, я бы сказал – убийственная. Лишь однажды мне пришлось пройти через это, до сих пор помню, как меня буквально разрывало и крючило изнутри. Ломка здешнего наркомана по сравнению с этим - ничто. У него боль нереальная, придуманная одурманенным мозгом, там же все по-настоящему. Нет, такого не пожелаешь и врагу. Спасибо брату! Аргас оказался тогда в нужном месте в нужное время, как чувствовал! Две недели просидел рядом, жутко ослаб, пытаясь вытащить меня практически с того света, но смог.

А теперь его старшие отпрыски словно вознамерились взыскать с меня долг перед их отцом. Всыпать бы им по первое число!

- Значит, предупреждаю в последний раз - если не прекратите это беспричинное веселье прямо сейчас, я вас банально съем, - я был раздражен, даже зол, хотя и не исключал подобного развития событий.

- Не съешь! - Близнецы, как всегда, ответили хором, а Кварди ехидно добавила. - Дядя, ты же добрый и не умеешь сердиться.

- Ты плохо меня знаешь, - пробурчал я, вставая.

А ведь она права - злиться смысла не было. Следовало быстро решить сразу две проблемы: немедленно раздобыть одежду для близнецов, и, черт подери, понять, как этим двоим шалопаям удалось меня выследить. Впрочем, есть тоже хотелось - и сильно.

- Ладно, разберемся позже... Вот, оденьте пока это, - я протянул им рубашку и вязаный свитер, вещи припрятал еще с прошлого визита. - Постарайтесь ничего не натворить, пока не вернусь.

- А зачем нам одежда? - Квард с сомнением рассматривал свитер.

- А затем! Во-первых, зима, да и разгуливать голым здесь неприлично, - я уже облачился в синие джинсы и, набросив на плечи Кварди полушубок, отобрал рубашку. - Ждите здесь.

- Мы с тобой! - Квард привык решать за обоих, так что с ним и разберусь позднее.

- Нет!

- Но, дядя...

- Какая часть из слова «нет» вам не понятна?

Угрожающий тон подействовал, и близнецы покорно склонили головы. Эх, не верю я им! Оставлять-то опасно, особенно учитывая легкую ухмылку на лице Кварди и упрямо сдвинутые брови ее братца, но делать нечего, придется положиться на везение. Тем более, вокзал был совсем недалеко, а именно там, в камере хранения, я оставил в прошлый раз много чего нужного и полезного.

Улица на окраине человеческого мегаполиса встретила меня метелью и пронизывающим холодом. После теплой заброшенной котельной, куда я всегда попадал после перехода, контраст был особенно сильным.

Пришлось остановиться на пару секунд, давая телу подстроиться под изменившиеся условия. Замерзнуть ни мне, ни детям не грозило, но им этого лучше пока не говорить.

На вокзале многолюдно. Скоро новый год - всем куда-то надо. Такой расклад мне на руку - легче затеряться в толпе. С моим внешним видом это очень важно. Любой дежурный мент, окинув меня взглядом, учует неладное - слишком легко одет, взъерошен, черноволос и смугл. А при досмотре выясниться - что без документов.
Прошлые визиты научили - общение с милицией - дело хлопотное, а сейчас на это нет ни времени, ни денег. Последнее поправимо, но сначала до средств к существованию следовало добраться и желательно без приключений.

Ячейка камеры хранения легко открылась, я сразу натянул на себя толстую куртку и закинул на плечо увесистый рюкзак. Вполне сойду за туриста.

Спустившись по пустынной лестнице в платный туалет, я с виноватым видом насыпал горстку мелочи на стол перед «сборщиком податей». Сердитая старушенция оторвалась от чтения потрепанной книжки, тяжело вздохнула , не считая смела деньги в ящик и, нажав на кнопку, равнодушно протянула чек.

В кабинке еще раз осмотрел содержимое рюкзака, хотя все итак помнил: свитер, пара футболок, носки, кроссовки, складной нож, ремень, кожаные перчатки, немного наличных. В переднем кармане два брелока с ключами , телефон и пачка сигарет с зажигалкой. Забавно, про последнее я не помнил. Не то чтобы я курил, нет, баловался иногда. Правда, никотин драконам повредить не может, но и удовольствия особого не доставляет. Мы даже вкуса почти не ощущаем , какие бы крепкие не курили. Кое-кого это бесило… Помню, Аргас , пытаясь хоть что-то почувствовать, увеличил дозу и закурил пол пачки разом… Эх, было время!

Ладно, хорош ностальгировать! Решительно отбросив прочь воспоминания, я быстрым шагом покинул зал ожидания, улыбнувшись попавшемуся навстречу полицейскому. Страж порядка, окинув цепким взглядом, не остановил. Отлично! Облик «руссо туристо» готов.

В ночной кафешке никого – то ли цены отпугивали, то ли два часа ночи – тут не слишком популярное время. Сонная официантка высоко подняла брови, выслушав заказ, но после того, как получила стодолларовую купюру и заверение, что сдачи не надо, комментировать не стала. Приняла деньги и вскоре, с удивительной для данного заведения, шустростью, вынесла мне объемный пакет с едой.

Засунув его в рюкзак, допив практически на ходу чашку кофе, кстати, неплохого, хоть и растворимого, я направился к выходу. Так, и где я возьму одежду для ребят ночью? Кварду - ладно, моя подойдет, правда висеть будет, а Кварди? Они хоть и близнецы, но мальчишка развит лучше – весь в отца.

Решение нашлось удивительно быстро. Огромный гипермаркет с надписью «ОКей» оказался круглосуточным, и находился совсем недалеко от вокзала. Метров триста, не больше. Снабдившая меня информацией уборщица, загремела железным шкафчиком, убирая туда свой инвентарь. В магазине народу не много, светло и красиво. Всё в новогодних украшениях, горы разной праздничной атрибутики ждали своих покупателей. Пожалев, что времени нет, я быстро прошел к рядам с одеждой и наугад набрал вещей для племянников. На кассе молодая девушка завлекательно улыбалась, неторопливо пробивая товар.

Я ответил улыбкой, хотя очень хотелось ее поторопить. Наконец, она выдала мне чек и, еще раз сверкнув глазками, повернулась к следующему ночному покупателю, который на мое несчастье, появился с полной корзиной разнообразной еды.

В желудке заурчало, и я прибавил шаг, подумывая, не лучше ли взять такси, хотя опять же - ночь – где искать? Сотовый отключен, прошлогодняя сим-карта, конечно, заблокирована, да и зарядка наверняка кончилась, а на огромной стоянке всего две машины – "Волга" и "Ауди". На такси не похоже, на бомбил тоже. К черту такси, в такую погоду лучше пешком, быстрее будет.

Неприятности начались уже при подходе к котельной. Около входа в полуподвальное помещение - чудом не растасканная на цветной металл железная дверь была открыта настежь, стоял черный «Лексус» со включенным двигателем. Ни пассажиров, ни водителя на месте не было.

Невольно ускорив шаг, спустился внутрь, прыгая через две ступеньки, и замер посреди просторного помещения. Три бесчувственных тела застыли – другого слова не подберешь – на полу котельной в причудливых позах. Молодые, сильные, но немного заплывшие жирком, в дорогущей одежде. Понятно, пассажиры "Лексуса". И чего вы тут забыли, парни? Каких приключений искали на свою пятую точку? Квард поразмялся. Хорошо не убил. Та-ак, ребят-то здесь нет. Ну, и куда вы делись? Я закрыл глаза и мысленно позвал:
- Квард, вы где? Квард, ответь мне! Кварди?...

Бесполезно. Прошло слишком мало времени, и прочной связи между нами еще нет. Придется приводить в чувство одно из валявшихся на полу тел.
Внезапно справа от себя я почувствовал чье-то присутствие. Интересно, кого еще занесло в эту чертову котельную в пол четверного ночи? Вряд ли очередной пассажир внедорожника. Квард парень основательный - уложил бы всех. Кстати, неплохо поработал. Тяжелых травм у людей нет, однако очнутся они часа через два, не раньше. Для первой стычки с неизвестным соперником в непривычном теле - очень хорошо. Мышечную память, моторику, пластику, даже знание языка - дает завеса, но не каждый готов это сразу принять и, тем более, воспользоваться. В первый раз я смог встать на ноги где-то спустя час после перехода - тупо валялся на полу и пялился на облупившийся, крошащийся потолок.

Эге. А вот теперь уже объектом для тщательного изучения стал я.

Угрозы не было - наблюдающий сам боялся. Именно страх и выдал в живом существе, притаившемся за грудой строительного мусора - человека. Он бы с радостью убежал прочь, но надеялся, что до сих пор остался незамеченным, да и, видимо, не был до конца уверен в успехе своей попытки. Что ж, не будем его разочаровывать. Сделав вид, будто осматриваю тела, я шаг за шагом приближался к сидевшему в засаде.

Подойдя к последнему из непрошеных гостей, я, наконец, оказался достаточно близко к мусорной куче, чтобы разглядеть - что за мной наблюдает, буквально вжавшись в пол, ребенок. Таак, становится все интересней и интересней... Присев - якобы пощупать пульс, я медленно снял рюкзак - двигаться по захламлённому помещению с ним будет неудобно, а попрыгать явно придется.

Вовремя. Рывок пришлось начинать с очень неудобного положения - сидя на корточках вполоборота к цели.
Проклиная идиота, пожелавшего позвонить на мобильный ночью, я бросился вслед за рванувшемся с места маленьким воришкой, у которого в кармане продолжал играть какой-то новомодный рингтон.

Несмотря на фору, погоня длилась недолго. Один прыжок - груда хлама оказалась позади, второй, два шага в сторону ближайшей стены, толчок, невероятный кульбит в воздухе, и вот я уже стою прямо перед малышом, загораживая ему путь к отступлению - канализационный люк в самом углу огромного помещения.

- Куда бежим?

Маленький мародёр от удивления резко затормозил и, открыв рот, уставился на меня.
Вот и все! Можно хватать голыми руками, чем я и воспользовался.

Только оказавшись у меня под мышкой и немножко придя в себя, мальчуган (даже в тусклом свете пары постоянно горящих, допотопных, люминесцентных ламп было легко определить, что мой новый знакомый - мальчишка), оценил весь ужас постигшей его беды, и стал отчаянно вырываться.

- Отпусти!.. Не трогай меня! ОТПУСТИ! БОЛЬНО! – парнишка активно извивался.

- ВРЁШШШ!

Кажется, немного переборщил с запугиванием. Зря шипел - почти невесомое тельце обмякло в моих руках.

Опустив его неподалеку от отдыхающих бизнесменов, я легонько хлопнул малыша по щеке и сразу чистые голубые глаза распахнулись, уставились на меня - сонно и непонимающе.

- Жив? Есть хочешь? - Не дал я ему опомниться.

- Дааа, - мгновенно отреагировал мальчик.

- Тогда вставай! Чур, не бежать – поймаю!

- Ладно. – Он и, правда, не пытался бежать, с интересом наблюдая, как я достаю и разворачиваю пакет с едой.

С жадностью глядя на открывшиеся его взору яства, мальчик сглотнул, вдыхая ароматные запахи. Похоже, в еде он нуждался куда больше меня. Когда этот истощенный ребенок нормально ел?

Но прежде чем позволить мальчишке есть, я протянул руку:

- Телефон и бумажник…

Секундная задержка, настороженный взгляд, и названные вещи оказались у меня на ладони.

- Молодец. Скажи, как зовут, и позавтракаем.

Вздох.

- Саша.

- Прекрасно. А теперь правду.

- Никита, - пробурчал мальчик, нахмурившись.

- Приятного аппетита, Никита, - бумажный промасленный пакет перекочевал к мальчишке.

Пока Никитка с удивительной аккуратностью и обстоятельностью уничтожал жареного цыпленка, тщательно обгладывая каждую косточку, заедая всё это нарезанным на ломтики батоном, я просматривал память мобильного и водительские права, найденные в бумажнике.

- Так что тут было-то? А?

Никита вытер рот рукавом и ответил:

- Не знаю… Я спал…

- Но что-то тебя разбудило? Так что?

Мальчик опасливо покосился на распростертые неподалеку тела, потом взглянул на меня:

- А что мне за это будет?

Я усмехнулся, и этого оказалось достаточно.

- Тетя кричала.

Не думал, что удивлюсь.

- Какая тетя? – Кварди не на столько взрослая, чтобы называть ее «тетей». Да и кричать – совсем не в ее духе.

- Она с ними приехала, - кивок в сторону незадачливого водителя. – Они ругались, кричали. Я вылез посмотреть. Потом тот, который у двери, подтащил ее сюда, и бросил на вот эти матрасы. Она вскочила, но он ее сильно ударил. Она упала. Я испугался и зажмурился. Потом появился мальчик… я их сразу не заметил... И побил всех.

- И куда делись мальчик с девочкой после драки?

- Ушли с тетенькой… Ой! – только сейчас заметил, что проговорился.

- Куда ушли? – Я еле сдерживался. Сказал же – ждать.

- Не знаю… - Чуткий малыш, заметил перемену настроения. Еще чуть-чуть и замкнется, потом ничего из него не вытащишь. Нет, так дело не пойдет.

- Слышь, партизан, все мне рассказал? Или утаил чего?

- Все, - не слишком уверенно отозвался малыш.

- Жаль. А я хотел тебя соком напоить напоследок…

Я стал неторопливо собирать оставшуюся снедь в пакет.

- Так они, просто ушли?

Мальчик задумался, видимо решая, что именно мне можно рассказать.

- А… Она сказала – «Идемте ко мне. Здесь опасно!»

- А где она живет, ты случайно не знаешь?

Да, попал ты, братец. Знаешь ведь, но молчишь. Ладно, зайдем с другой стороны. Пора отсель сваливать, причем вдвоем. Скоро эти горе насильники очнутся и станут искать обидчика. Найдут паренька – выместят злобу на нем.

- Ладно, допивай сок, и пойдем отсюда.

- Куда? - испугался мальчик.

- В гости, познакомишься с моими племянниками. Это те ребята, которых ты видел…

- Вы, правда, их знаете? И мальчика?

- И мальчика. - Я уже надел рюкзак. Мобильный и бумажник оказались на полу рядом с владельцем. - Нам чужого не надо... Конечно, знаю. Ну, пошли?

Мальчишка как-то странно на меня посмотрел, подошел ближе, немного повозился с ветровкой, и через несколько секунд к вещам на полу прибавились, золотые часы, дорогая зажигалка и пачка сигарет.

Я усмехнулся – не хило. Ну, хоть курить начнет чуть позже - уже дело.

- Пошли?

- Ага.

Едва мы вышли на улицу, пацан уверено свернул направо, но сразу опомнился, оглянулся испуганно. Я сделал вид, что ничего не заметил.

Так-так – куда идти ты знаешь, и знаешь хорошо – готов дойти на автопилоте. И чего делаем? Правильно. Замедляем ход и загружаем мозги маленького проводника по-полной - ноги сами приведут. Как загружаем? Элементарно. Разговорами. Ничто так не отвлекает от реальности, как интересная беседа. Нет интересней темы, чем ты сам.

- Никит, а лет-то тебе сколько?

- Восемь с половиной. Ровно.

- О-па, а это как?

- Очень просто. У меня день рождения тридцатого июня, а сейчас тридцатое декабря – понимаете? – охотно пояснил малыш.

- Понимаю. Логично. Сам подсчитал?

- Ага, – мальчик сиял.

- Молоток! Только уже тридцать первое. Значит тебе восемь лет, полгода и один день.

- Ой! Разве тридцать первое? – На чумазой рожице было написано искреннее огорчение.

А симпатичный малыш. Лопоухий, с большим подвижным ртом, огромными глазами на худом лице – и все равно симпатяга. Кого-то даже напоминает. Вот только кого?

- Конечно, тридцать первое. Полночь же уже прошла. А ты недавно в городе?

- Угу. Месяц. А откуда вы знаете, что я не здешний? - насторожился малыш.

- Элементарно, Ватсон, – заявил я насмешливо. – Местные котельную побаиваются и обычно обходят стороной. Особенно зимой. Говорят, под новый год, там появляются призраки и всех съедают.

- А, правда? – паренек перешел на шепот, но не удивился. Просветили уже, значит. Быстро.

Я пожал плечами:

-Так говорят, - укоренившаяся байка моих рук дело. Вынужденная мера предосторожности, иначе вещи - в наглухо заваренном с виду, старом паровом котле - хозяина не дожидались бы. - Пацаны иногда специально неугодных новичков туда отправляют, чтоб избавиться.

Испугался и задумался. Это хорошо - хотя бы пару дней будет держаться от котельной подальше, пока эти братки не успокоятся. Да и к местной шпане меньше доверия будет. Одному, конечно, не выжить, но вестись на все тоже нельзя - сожрут с потрохами. Тоже мне, обряд посвящения выбрали.

Еще несколько минут шли молча. Я внимательно смотрел на притихшего малыша, стараясь вспомнить, где и когда видел это лицо. Безрезультатно. Либо сие было очень давно, либо мне просто почудилось.

-Так, кажись, пришли, - мы остановились у второго подъезда ближайшей высотки. На дверях старый кодовый замок. Я усмехнулся и одновременно нажал на три цифры. Замок щелкнул. – Прошу!

- А откуда вы знаете код? - Никита даже не обратил внимания, что сам меня сюда привел.

- Догадался. Давай заходи! Холодно же, - объяснять, что от частого использования именно искомые металлические кругляшки полируются лучше прочих, а я отлично вижу в темноте, не хотелось.

Как только мы вошли, в голове раздался голос Кварди. И не просто раздался, а прогремел – причем с какими-то начальственными интонациями.

«Дядя! Я знала, что ты нас найдешь. Только не смей ее пугать! Понял?"

Так, прекрасно, эта пигалица меня учить будет!

«Нет, милая, ПУГАТЬ я никого не собираюсь. Я просто вам головы откручу. Всем троим!»

Мысленно разговаривая с племянницей, я пролетал девяти ступенчатые лестничные пролеты за два-три шага. Мальчишку пришлось опять схватить в охапку - сам Никита такой темп поддержать естественно не мог. Не скажу, что малышу было удобно, но вырываться, как в прошлый раз, он не пытался, а судя по плохо скрываемому довольному виду и мимолетной улыбке, путешествие на одиннадцатый этаж без лифта ему даже понравилось.

На подходе прорезался и Квард:

«Все нормально, честно. Незачем так спешить! Дядя, извини! Лена ни в чем не виновата!!! Это все я!»

«Поговори мне еще, Квард …»

«Не ругайся, пожалуйста», - это Кварди.

На самом деле злости уже не было – прошло. С ними все в порядке – и ладно, но реноме поддерживать надо. А вообще молодцы - быстро освоились. И не скажешь, что они впервые среди людей.

«Дверь откройте!» - отдал я мысленный приказ. Нужная квартира совсем близко.

- Квард - это тот мальчик? - подал голос Никитка, оказавшись вновь на ногах.

- Угу. Он самый… - Стоп! Я не называл имя племянника вслух! Тогда откуда?

- Понятно… - Отчего-то смутился малыш.

Что ему «понятно» - уточнить так и не удалось. Дверной замок уже ожил, и после трех щелчков, невзрачная обшарпанная дверь открылась.

На пороге появилась молодая невысокая девушка, кудрявые волосы спрятаны в пушистый хвост, карие глаза смотрят доверчиво и с любопытством. По виду не дашь больше семнадцати. Как мило!

- Здравствуйте, Лена! – хмыкнул я
.


 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 29.07.2012, 03:35 | Сообщение # 3
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Глава вторая

- Проходите. Будьте как дома. Ребята мне все рассказали… - Девушка посторонилась.

- Всё? - Я слегка обалдел, но быстро пришел в себя. - Интересно, что же вам наговорили мои оболтусы?

Мысленно повторив вопрос племянникам, я шагнул в крохотную, полутемную прихожую.

Ответа, увы, не последовало. Типа, выкручивайся сам? Ладно, но мне это не нравится. Ой, не нравится. Такими тихими близнецы бывают, только если серьезно набедокурили и ждут заслуженного наказания. То ли еще будет.

- Зря вы так, - Леночка, втянула в квартиру зазевавшегося Никиту и принялась стягивать с него ветровку. Затем снова выпрямившись во весь свой крохотный рост, заявила, направляясь вместе с пацаном в ванну: - Еду несите на кухню… У меня, кроме хлеба, ничего нет, а дети голодные.

В Новый год только хлеб? Похоже, гостей тут сегодня не ждали.

Сняв рюкзак и пристроив его на тумбочку в прихожей, скинув куртку и обувь, зачем-то глянув в зеркало, я отнес на кухню пакет с едой. Вспомнил, кстати, что по-прежнему голоден. В животе заурчало.

Лена, выглянувшая из ванны, хмыкнула:
- Идите в комнату. Сейчас все погрею и позову. Вы чай любите или кофе?

- Не важно.

- Вот и славно! Никита, ты разделся?.. Кофе у меня все равно закончился. – Она пронеслась к плите, как маленький ураган, успев на ходу подхватить мой пакет, достать откуда-то снизу сковородку, откуда-то сверху чашки, одновременно наполняя в раковине чайник. Потом опомнилась и практически вытолкнула меня из маленькой кухоньки.

Н-да. Повезло же мне натолкнуться на этот раз именно на такую девчонку. И брат еще будет мне толковать о нашем природном везении! Ну и где оно? Почему, к примеру – эта девочка не старше лет на пять? Почему она не высокая блондинка с томным взглядом? И встретилась бы мне лучше где-нибудь в театре…

Так ладно, что мы имеем? Тридцать первое декабря, пять тридцать утра, я - в какой-то жутко унылой и крайне бедной однокомнатной квартирке на одиннадцатом этаже типовой Питерской многоэтажки, в которой даже "кофе закончился". На шее два племянника, беспризорник и вчерашняя школьница, в общем - четыре ребенка. Прекрасно!

Не так, совсем не так я привык встречать Новый Год на Земле! И самое смешное - винить-то некого. Или есть-таки?

Обожаемые племянники сидели прямо на полу и делали вид, что увлечены телевизионной передачей. Квард абсолютно голый - мокрый свитер, как и полушубок висел на батарее, а вот Кварди в цветастом халатике, видимо одолженном хозяйкой. Второй халатик, еще более цветастый, валялся на диване. Хмм, цветочки с рюшечками нам не нравится? Ну-ну! Впрочем, понимаю тебя, парень. Сам бы тоже… бррр!

Так, не отвлекаемся. Что я собирался с ними делать-то? Черт, забыл уже. Или ничего? Сбежали вслед за мной – раз. Не выполнили приказ оставаться на месте – два. Что еще?

Наказать? Так брат мне голову сам открутит. Или поймет? Поймет.

Ну, в самом деле, и чего их за мной понесло? Что, голубчики, теперь делаем вид, мол всё в порядке, всё в шоколаде? Я кашлянул и оба, словно ждали, вскочили на ноги.

Квард упрямо вздернул подбородок. Весь в отца. Будущий глава клана! Ох, дети! И зачем вы так торопитесь взрослеть?

Кварди смущенно разглядывает ногти. Ну а эта лиса, конечно, в мать.

- Ну, и чего стоим? Одеваться! Живо!

Мешок с одеждой упал на пол.

Квард быстро и главное безошибочно распределив одежку – себе и сестре (где набраться-то успел? Врожденное, что ли?), принялся одеваться, бросая на меня странные взгляды. А вот Кварди ухитрилась удивить, подняв кверху кружевные трусики двумя пальцами и невинно поинтересовавшись:
- Это куда?

Квард хохотнул. Кварди осталась невозмутима, уставившись на меня своими чарующими зелеными глазами. Ах, ты!..

Стоп! Ну, ё-мое - да они издеваются! Чувствуя, что одновременно и зверею, и краснею, и с трудом сдерживаю улыбку, предложил самой догадаться или спросить у брата. После чего развернулся и покинул комнату.

Однако оказалось - испытания специалиста по древним цивилизациям только начались. Не успел я закрыть за собой дверь, как вылетевшее из кухни рыжеволосое существо, указывая деревянной лопаточкой в сторону ванной, строго велело "хорошенько отмыть ангелочка".

Угу, конечно! Теперь я нянька! Замечательно! Впрочем, помыться ему точно не помешает. Блин, как же есть-то хочется! Старательно игнорируя умопомрачительный запах, доносившийся из кухни, я открыл дверь крохотной ванной комнаты.

«Ангелочек» встретил меня сияющей улыбкой. Негодник развлекался, ныряя в покрытую толстым слоем пены воду. Брызгался он так усердно, что эта самая пена была уже повсюду.

- Стой! Замри и не шевелись!

Пятнадцать минут мучений, мокрая футболка и джинсы, и розовощекий малыш, укутанный во все тот же цветастый халатик, сидит за столом в кухне, зажатый между прилично одетыми близнецами.

Я поместился напротив, Леночка справа от меня и на некоторое время в квартире установилось блаженная атмосфера. Слышались только звуки быстро поглощаемой пищи. Давно я не завтракал так вкусно!

Кажется, я девушку недооценил! Готовить по крайней мере она умеет - из двух цыплят-гриль, горстки риса и разномастных бутербродов сотворить маленькое кулинарное чудо! В порыве благодарности я готов был уже расцеловать Леночку, но вовремя удержался. Не хватало еще, чтобы она вообразила себе невесть что на мой счет.

Земные девушки такие впечатлительные, а учитывая сегодняшние события…

Чай с пирогами тоже оказался выше всех похвал.

Вопреки моим опасениям, Леночка на меня даже не смотрела, посвятив все свое внимание моим сытым довольным и сонным подопечным. Даже Квард, стойко повторяющий за мной каждое движение, с трудом фокусировал взгляд на своей чашке.

А вот это хорошо! Пара часов свободы – вот что мне нужно.

- А сейчас, ребята, всем спать. Леночка, вы уступите диван? Я заметил у вас раскладушку – вы ведь сами спите на ней?

- Ага. – Она расслабленно улыбнулась, отчего у меня на душе вдруг здорово потеплело. Это что? Становлюсь сентиментальным? – Да мы разберемся. А вы куда же?

- Нужно прогуляться. Вернусь часа через три-четыре. – Я глянул на племянников, вкладывая во взгляд всю свою твердость: - Надеюсь за это время – ничего больше не случится!

«Мы не маленькие, - мысленно буркнул Квард!»

- Конечно, дядя, - мило улыбнулась Кварди, подавив зевок, - все будет в порядке!

«Смотри у меня, Квард, - на всякий случай пригрозил я. – Отец ведь не в курсе вашей самодеятельности? А?»

«Да что случится? - Сразу заторопился он. – Мы же спать будем»

- Вот и хорошо, - произнес я вслух.

Никита уже дремал, привалившись к плечу безропотно принявшего это Кварда. Пришлось в очередной раз взять малыша на руки и отнести в комнату. Уложив детей и плотно укрыв одеялом, я заметил, что на разложенном диване хватит место еще для одного человека. Хотя меня вполне устроил бы голый пол. Едва удержался от соблазна присоединиться к дружно посапывающей троице. Но нет! Упустить такой шанс?

Я решительно сбросил с себя сытое дремотное состояние и обернулся к Леночке – чтобы попрощаться. Однако девушка, похоже, совершенно плевала на мои порывы и планы, свернувшись клубочком на раскладушке, с самым трогательным выражением на симпатичном личике, она сладко спала и, наверняка, видела уже третий сон. Рыжие кудряшки разметались по подушке. Встряхнув головой, отгоняя очередной приступ умиления - прям спящая красавца и три гнома - я поспешно покинул это сонное царство, осторожно захлопнув за собой дверь квартиры.

Уже наступил рассвет. Было ужасно холодно, а с неба летели крупные сказочно прекрасные снежинки. Город еще спал, но на улице стали появляться прохожие, спешащие за покупками, кое-кто нес свежекупленную елку.

Так, сначала забрать машину из арендованного на два года гаража. Надеюсь, она еще там. Потом проведать квартиру – в самом центре Питера. Должна быть на месте. Если только дом не превратили за этот год в музей. Вроде глупость, а каждый раз этого опасаюсь – здание старинное, квартиры огромные – с высокими расписными потолками. Конечно, она не пустовала. Но приятель, живший в ней – знал – плата за аренду – покидать квартиру за неделю до нового года, затарив продуктами, и возвращаться через неделю после рождества. За семь лет Генка ни разу еще не нарушил этот договор. Более того, кроме продуктов, меня каждый раз ждала нарядная елка и подарок под ней. Мелочь – а приятно. Я тоже оставлял ему подарки, так и жили, не встречаясь. Для него я работаю за границей и приезжаю в Питер отдохнуть от всего и вся. Доля правды в этом есть.

Ах да, не забыть бы купить одежду «Ангелочку», желательно чуток на вырост и потеплее.

С машиной пришлось повозиться дольше, чем планировал - сперва проржавевший, замерзший замок никак не поддавался (в прошлый раз забыл смазать), пришлось размораживать дыханием – благо никого не было рядом; затем настала очередь реанимировать само транспортное средство - полугодовой простой под запылившимся брезентом даром не прошел. "Ниссан" завелся с пятой или седьмой попытки. Махнув на прощание заспанному охраннику, я выехал на улицы северной столицы. Город вовсю готовился к празднику, сиял разноцветными огнями, чем-то напоминая одну гигантскую, бесконечную гирлянду из миллиарда огоньков. Подсветка мостов была просто восхитительной. Зрелище! Величественно и в тоже время изящно. Пока доехал до Дворцового моста, насчитал три Рождественских елки. Предновогоднее утро — пробок почти нет. Всегда бы так! «Ниссан Тиана» несся по набережной. Эх, красота! Слабая замена полету, но все же.

До квартиры добрался довольно быстро. Место для парковки нашлось тоже без особого труда. Спустя несколько минут я уже входил в старинное трехэтажное здание середины 18 века. Ключ легко скользнул в замочную скважину, и дверь на втором этаже бесшумно открылась. Сразу запахло теплом, елкой, мандаринами и еще чем-то неуловимо домашним. Я все же был прав, позволив Генке здесь поселиться - нет ничего хуже, чем заброшенный, забытый всеми дом.

Я неспешно прошелся по огромной гостиной, посередине которой по традиции уже стояла большая наряженная елка – подарок тоже на месте, заглянул в столовую и две уютных спальни, убедился, что всё в идеальном порядке, и направился в кабинет. Давно меня тут не было. Каждый раз, возвращаясь сюда после длительного отсутствия, чувствую какую- то грусть - слишком долго этот мир был моим домом. Родным, конечно, не стал, однако в душу запал. Я уже никогда не смогу отказаться от ежегодных каникул, тем более - зимой. Как удачно, что пройдя сквозь завесу, можно сразу попасть в праздник. Новый год - то время, когда люди наиболее открыты и искренни. Возможно, именно этой открытости мне и не хватает на родине. Ну и развлечений, конечно. Кстати, где лучшие девушки мы с братом так и не решили. Знала бы Кинара, чем занимался тут ее благоверный - придушила бы, обоих . Я хмыкнул, вспоминая наши с ним приключения. Всего-то один раз оказались на Земле вместе в тот новый год – молодые, ненасытные…
Кабинет встретил меня полумраком из-за наглухо задернутых штор и шумом работающего ноутбука на круглом столе. Генка в своем репертуаре - терпеть не может бумагу и никогда не экономит электричество.

- Та-ак, прочитаем,- я нажал «пробел». Понятно. Повез свою очередную пассию на юга, в Таиланд. Фото оставил – красивая. Ого – на сей раз все серьезно – свадьба двадцать пятого июня. Зря ему рассказал, что у меня два отпуска в году – требует личного присутствия, пишет: «одним только подарком не отделаешься».

Я усмехнулся. Специально ведь дату назначил. Ладно, посмотрим. Не люблю лето – не слишком приятные воспоминания. Ну вот, последний из немногочисленных здешних друзей женится. Я закрыл ноутбук. Ответ писать необязательно. Компьютер выключен - значит, послание получено и прочитано. Большего и не требуется. Ну, ладушки, пора заняться делами. Подойдя к окну и нащупав рукой под широким подоконником небольшой треугольный выступ, я его слегка повернул и легонечко надавил. Раздался едва слышимый щелчок – сработала скрытая пружина, и тут же часть книжного стеллажа отъехала в сторону. Об этой маленькой тайне Гена не догадывается. Если не знать, что искать, не найдешь, даже прожив тут века. Случайно открыть не получится.

Кроме встроенного сейфа в открывшейся крохотной комнате, на полу лежали три комплекта сменной одежды, упакованные в герметичные вакуумные пакеты. Как раз то, что нужно. Джинсы и рубашка были до сих пор влажными после купания «Ангелочка». Непонятно, правда, еще кто кого купал - с меня воды стекло ничуть не меньше. С улыбкой на лице и пакетом подмышкой я направился в душ. Ровно через полчаса, приведя себя в порядок, я открыл сейф. Так – бумажник, кредитка, немного наличных, паспорт. Все, готово! Можно уходить. Ни ювелирные украшения: серьги, браслеты, кольца, колье (вечеринки и любовные приключения в этом году отменяются – не всем дамам нравится мужчины с двумя, а в моем случае уже с тремя детьми – спасибо дорогие племянники), ни два «Стечкина» (прошли времена бурной юности), мне не понадобятся. Закрыв двери сейфа и вернув стеллаж на место, я покинул квартиру.

Уже сидя в машине вспомнил, что у Леночки в холодильнике шаром покати. Ладно, супермаркет вроде рядом с ее домом – заеду, но сперва, в «Гостинку» - чуть не забыл про Никиту, да и моим можно что-то выбрать.

По галереям «Гостиного двора» можно блуждать часами, так ничего и не купив. Глаза разбегаются от изобилия - настоящий рай для шопоголиков и ад для их родственников. Даже мне, четко знающему - зачем, собственно, сюда явился, пришлось потратить целых полтора часа. Причем почти впустую – вещи Никите купил, а вот все попытки подобрать подарок Лене (ну, не выдержал, хотелось отблагодарить девушку), благополучно провалились. Обойдя несколько отделов, я так и не смог найти ничего более или менее стоящего – не зная человека, его увлечений, потребностей, очень трудно угадать, что может действительно порадовать. Дарить же просто так, ради самого себя, нельзя. М-да, проблема! Племянникам же вообще ничего не светит. Мы тут долго не задержимся. По идее, надо бы уйти прямо сейчас, но мне все же хочется показать им – этот мир вовсе не легенда или сказка доброго дядюшки-отшельника, он реален. У нас впереди две недели - времени вполне достаточно.
До супермаркета, все того же «Окея» у Ладожского вокзала добрался с ветерком. Благо прямая дорога. Да и от магазина до Леночкиного дома здесь рукой подать. Не удивлюсь, если за продуктами ходит именно сюда. Парковка, хоть и огромная, уже заполнена тачками на две трети. Приткнув «Ниссан» между глазастым «Матисом» и огромной фурой (и что она здесь делает?), и прихватив тележку, пошел мимо переполненных прилавков, с трудом разъезжаясь с народом, заполнившим к этому времени магазин основательно. Поддался всеобщему азарту, бросая в корзину все, что понравилось. С Леночкиной страстью подбирать несчастную детвору, продукты можно закупать в неограниченном количестве. Так что на кассе я расстался с кругленькой суммой. Обалдеть, как все подорожало. Впрочем — вложения мои по-прежнему приносят прибыль, так что голод в ближайшие лет пятьдесят мне вроде бы не грозит...

Что за?...

«КВАРД!», - я постарался сконцентрироваться, чтобы не вмешивать Кварди.

«Дядя, Карнас? Ты чего??»,- даже мысленно чувствовались сонливость и спокойствие – спал.

«Ничего. У вас все нормально? Лена, с вами?».

«Да, все хорошо… Она тут… То есть, нет… Ее нет!»,- забеспокоился.- «Что случилось?»

Значит, не показалось. У выхода из супермаркета двое дюжих молодцов силой затолкали в машину именно нашу гостеприимную хозяйку, и никто из свидетелей происшествия не вмешался. Надеюсь, ментов хоть вызвали, или этим уродам все сойдет с рук?

- Зря ты их пожалел.

"Кого?"

- Вот и мне интересно! - Так, старею. - «Никуда не выходить, дверь никому не открывать!»

Хорошо, продукты сразу собирал в пакеты. Не пришлось бросать. А на свидетелей придется немножко наплевать. Я рванул к выходу, краем глаза заметив идущего на перехват охранника. «Нее, братан, с тобой некогда мне разбираться» Легкий морок и охранник тормозит, не понимая — куда и зачем бежал.

Мой железные конь завелся с полоборота, продукты пришлось зашвырнуть на заднее сиденье. Так, и где же наш «Лексус»? Ага, выезжает с парковки. Успел-таки.

Экстремальному вождению когда-то учил сам Генка — гонщик экстра-класса — как раз на зимних дорогах. Так что теперь пришло время воспользоваться полученным навыком, что я и сделал.

Не хочу даже думать, как материли меня и мою половую ориентацию водители подрезанных мной автомобилей, но что я мог поделать. Спешу я, ребята, очень!
Зато «Лексус» удалось удержать в поле зрения.

Ага, перестроился. Сворачивает гад на проспект Передовиков. Ладно, вхожу в правый поворот с визгом тормозов, прямо под носом трамвая. Удачно проскочил.

Дальше тоже понятно, перестраивается — на новый мост? Ясно, значит погоняем в Невском районе А мы и не против. Большевиков, Колонтай, Дальневосточный. Крутились здорово. Только оторваться от меня нереально, и они в итоге это поняли, потому что вылетели с разгону на Мурманское шоссе и понеслись по трассе, как только пост ГАИ остался позади.

Газ в пол. Не подведи «Нисанчик», где наша не пропадала. Только бы не на кольцевую! Уфф, пронесло. Значит в пригород. Ну чтож. Вам же хуже.
Через сорок минут черный внедорожник и темно-синий "Ниссан" въехали в небольшой поселок буквально на окраине Всеволожска, рядом с Красной Горкой. Ну и дальше-то куда? Некоторое время пропетляв по узким улочкам, благо снег тут убирали качественно, "Лексус" заехал в ворота одного из особняков на Теневой улице.

- И на тенистой улице я постою в тени... Да уж... Прошли годы юности... - Я пожалел, что не взял оружие. - Пахнет жареным.

"А что жарится?" - Квард, паршивец, изображает святую наивность.

Ведь прекрасно все понял. Закрыться, вышвырнув его из головы? Нет! Неизвестно, смогу ли в случае чего достучаться снова. Слишком далеко, а связь терять не хочется - еще выкинут что-нибудь, ищи потом по всему городу.

"Вернусь, зажарю тебя! Брысь!" - Хм, обиделся. Ну и ладно - мешать не будет.

Так, двухметровый забор не проблема - вон на углу дерево растет, по нему и взберемся.

Взобраться на дерево – любимое детское развлечение... Но не зимой же! Сволочь, скользко. Ничего, где наша не пропадала... Отлично. Теперь оттолкнуться посильнее и будем на месте. Проклятье! Битое стекло, припорошенное снегом... Бесполезное хамство - только разозлили, мог же порезаться. Чтоб тебя! Куртку веткой пропорол. Вообще-то хозяин скупердяй, отгрохав такой дом, поскупился на систему безопасности - ни камер, ни вооруженной охраны, ни колючей проволоки с электрическим током... Стоп-стоп! Что-то меня несет. Это же дом, а не лагерь или крепость. Черт, чего я так развеселился-то? Да, похоже, мне не хватает этого мира куда больше, чем хотелось.

Упс! Беру часть своих слов обратно – охрана-таки есть. Приличная, хоть и необычная. Среднеазиатская овчарка - чудовище, а не пес... Пардон! Ошибся - их двое. Почуяв меня сразу, собаки вылетели из-за дальнего угла дома так стремительно, что любой бы дал деру при виде таких монстров с оскаленными пастями... Красавцы! Бега не замедлили, но, приближаясь, как-то неуловимо, быстро и естественно перегруппировались, и, резко затормозив у моих ног, аж присели на задние лапы, виляя хвостами. Псы чуть ли не улыбались, распахнув пасти, тяжело дыша и вывалив наружу длинные розовые языки. Странная особенность - все мои встречи с этими животными заканчиваются одинаково. К людям у них подход более избирательный. Очень давно, в детстве - это позволило одному несмышленому, случайно попавшему сюда дракону пережить лютую зиму в чужом, враждебном мире. Стая бродячих псов стала для меня опорой, заменив на первых порах и друзей, и семью. Как же я тогда влип! Кто ж знал, что с другой стороны завесу можно приоткрыть только повзрослев? Доигрался. Правда, есть во всем этом и хорошее - я стал тем, кем стал. Псы доверчиво уткнулись в протянутые ладони. Лишь мельком провел руками по умным головам, ласково потрепав за ушами. Жаль - не до вас, ребята. И мне надо делом заняться, и у вас служба.

- Ну все, все, молодцы, хорошие собачки, идите на место. Место!

Овчарки, попытавшиеся было затеять шутливую возню, сразу сникли и послушно побрели обратно - к своей будке у ворот, правда неохотно, замедляя шаг и оглядываясь, мол "ненужно ли тебе еще что-нибудь, друг, мы бы с радостью...".

«Ладно, ребята, свистну, если что».

Они словно услышали, побежали веселей. Я же направился к гаражу, стараясь ступать след в след - оставленная кем-то цепочка следов, как и свежая колея от шипованных колес, вела от ворот как раз туда. Что у нас тут? Ага, автоматическая дверь. Тихо разнести или открыть не получится даже у меня. Попробуем иначе. Рядом маленькая дверца, закрыта плотно, но не заперта, открывается наружу. Великолепно! Собаки не привязаны, а всех ли они знают? Не думаю, что их натаскали любить всех гостей. Гараж стоит отдельно от дома. Значит, кто-то сперва выйдет привязать или запереть матерых псов. Вот его нам и надо подождать. И судя по всему, недолго уже осталось. А потом и овчарки могут сыграть свою роль. Почему бы и нет? Огорчились же, что помогать мне не надо.

Ждал я и впрямь недолго. Мужичок в тулупе и валенках, выскользнув из двери, плотно ее притворил и негромко свистнул:

- Альма! Карат! Ко мне!

Собаки появились в синхронном беге. Белоснежная шерсть почти сливалась со снегом.

"Стоять!" - Мысленно приказал я. И они замерли. А это удача. Значит, и правда слышат, а главное - слушаются.

- Ко мне, твари! Что встали, мать вашу... Сюды! - Мужик грузно пошел к ним навстречу.

Короткий, даже не удар, тычок - и он плавно уткнулся лицом в снег.

"Тихо! Так надо! Жив он, жив!". Собаки поняли, остались на месте, наблюдая, как я волоку мужичка за угол гаража.

Так - что тут у нас? Какое-то неказистое здание. Не заперто. Ба! Собственная бойлерная с двумя газовыми котлами. Не многовато ли? Ладно, не мое дело. Затащив безвольно обмякшее тело внутрь, уложил прямо на пол.

- Не замерзнешь, тут тепло.

Плотно прикрыв дверь, вернулся к гаражу.

Скопировать услышанную интонацию труда не составляло.

Приоткрыл дверцу, пахнуло теплом и бензином:

- Все в порядке. Можно выходить.

В ответ раздался грубый, недовольный бас:
- Пашка, придурок хренов, я тебе что велел? Мешок тащи чистый. Чего так долго? На вольные хлеба захотелось?

Мешок-то зачем? Для Леночки, надо полагать?

- Да в руках он у меня. Только Альму держу. Выйдет пусть кто-нибудь - возьмет.

- Кретин! - Голос стал приближаться. - Ты что, даже не запер ее? С ума сошел?

На снег вывалился низкорослый толстячок.

- Салам алейкум, Султан, - давно я не слышал этот голос, вот и не узнал сперва.

-Карнас?! - мужик сначала оторопел, потом напрягся. - За мной пришел?

Хм.. Нужен ты мне... Даже не знал, чей дом, хотя мог бы и догадаться. Султан до сих пор не оставил своих барских замашек - использовать пастушьих собак в качестве охраны. Интересно, гарем еще не завел?

- Нет. Нам делить нечего.

Амиров немного расслабился, но тут же опомнился.

- Пашку надеюсь не? …

- В котельной, отдыхает…

Султан посмотрел мне за спину и как-то недобро прищурился. Так, пора развеять некоторые иллюзии:
- Альма, Карат, место! – я буквально видел, как остановившиеся было при появлении хозяина псы, рысцой побежали к воротам.

«Молодцы, спасибо» - мысленно подбодрил я их.

- А я и забыл… - Султан не выглядел сильно уж расстроенным. - Сноровку не потерял… Давно вернулся?

- Я проездом…

Владелец особняка усмехнулся. Разговор явно не клеился – мы слишком хорошо знали друг друга в прошлом. Расслабляться нельзя. Султан хоть уже и в годах, и от дел отошел давно, но когда-то в юности, был неплохим борцом, кажется даже призером союза среди юниоров, а это хоть что-то да значит. Нет, конечно, я справлюсь, но на помощь позвать Амиров может и успеть. К тому же неизвестно, как себя поведут собаки, напади я на хозяина. Дружба дружбой, но все же.

- Не за мной пришел… за ней?

Я кивнул. Врать, или делать вид, что не понял, смысла не было.

-Там трое. Двое без оружия, у одного травматика… Справишься?

- Мешать не будешь?

- Нам делить нечего… Это проблема Рустама, - Султан медленно развернулся, замер, видимо ожидая удара, но шли секунды, а ничего не происходило. Покачав головой, бывший глава крупного бандитского клана северо-западного региона зашагал в сторону бойлерной, предоставляя мне полную свободу действий.

***

- А обязательно надо было ломать ему руку? - даже спиной чувствую укор.

Нет, нормально?! Я ее от бандитов спас. И я же еще и виноват.

- Случайно вышло!

"Врешь, ломал нарочно! Я чувствовал!"

И этот туда же, "чувствовал" он.

"Я должен был ждать, пока он вытащит ствол?!"

"Но это же ненастоящий... " - в голосе неуверенность.

"Слишком близко... а вообще…

- Помолчи!
- Почему я должна молчать? – возмутилась Леночка.

Пар и пламя!!! Совсем запутался с ними.

- Извини, - резкий поворот руля и мы снова на Мурманском шоссе. - Это не тебе... Лучше расскажи, что им от тебя нужно.

- Кому - им? - Вздернутый подбородок и надутые губки. Так-так, дуется на меня. Теперь-то из-за чего, спрашивается?

- Бандитам этим, - говорю спокойно, стараясь следить за дорогой и одновременно беседуя мысленно с племянничками.
"Соберите ее вещи и ждите на улице" .

"Откуда я знаю, что она любит. Да тут и нет ничего особо!" - это Квард.

"Одежду какую-нибудь, все ценное".

"А что считается ценным?"

"Квард!"

"Я уже все собрала, не ругайтесь. Тут не так много, но больше ничего нет!" - Кварди на удивление спокойна и собрана.

- Не хочешь рассказывать, не надо, - говорю спасенной Леночке, - у тебя в квартире есть что-то ценное?

- Зачем это тебе?

- Надо! - Говорить ей, что в квартиру она не вернется, точно не стоит. Однако ее непонятные претензии ко мне начинали уже по-настоящему злить.

- Ничего особенного, - наконец вздохнула она после пятиминутного молчания, во время которого дорогие племяннички ссорились, кому одевать маленького партизана. Тот спросонья был недовольным и капризничал, впервые за долгое время почувствовав заботу о себе.

- Что именно?

- Две пары серег, цепочка, браслет и сто долларов.

Кварди тут же подтвердила, что взяла именно это, правда долларов мелкими купюрами было сто пять. Поправлять Леночку я естественно не стал, хватит пока с нее непознанного и странного. Да и вообще, всего хватит.

- И знаете что?! Объясните мне, как вы там оказались! – потребовала она вдруг. – И еще – пока мы одни – кто вы такой?

Угу… одни. Честно, не хотел прибегать к таким мерам, но счел за лучшее все же воспользоваться.

- Спи, - произнес вслух. Девушка даже удивиться странным, шипящим звукам не успела, рыжая головка откинулась назад, дыхание стало ровным. В зеркале я увидел, как Леночка глубоко вздохнула, устраиваясь поудобней, даже во сне чему-то хмурясь. Ну и характер!

С трудом стянув с себя куртку, кое-как изловчился и таки накинул на нее. Свою она посеяла где-то в гараже хозяев умных собачек. Закончил с этим вовремя. Въехали в город, где надо было следить за дорогой более внимательно. Впрочем, пробок не оказалось, как ни странно, и уже через пять минут мы были у Леночкиного дома. Племянники не подвели.

Стояли перед подъездом с сумками наперевес, с двух сторон поддерживая сонно покачивающегося Никиту. Его пришлось усадить на переднее сиденье, пристегнуть - кажется, он так и не понял, что происходит. Квард и Кварди сели по обе стороны от нашей спящей хозяйки. Сумки я сам закинул в багажник к убранным туда же покупкам.

Плана у меня не было никакого, а чего планировать. Скоро ночь. Всем не мешает поспать - ребята явно не доспали - в первый день после завесы по-хорошему им часов десять нужно . Потому решил вернуться на свою квартиру.

Леночку наверх нес на руках, игнорируя нагруженного пакетами Кварда, и ведущую маленького Никиту Кварди, которые понимающе переглядывались и ухмылялись.

Ну-ну. Я с вами, к слову, еще не поговорил по душам.

"А что с нами разговаривать? Все же нормально идет", - тут же отреагировал Квард.

"Найду - о чем!" - фух... можно немного расслабиться и подумать о приятной ноше. А ничего девчонка. Может и ладно, что все так получилось?! Воображение тут же нарисовало заманчивую картину соблазнения.

"Дядя!" - хором в два голоса мысленно завопили дети.

Черт! Забыл заблокировать связь.

Чувствуя, что краснею в кои-то веки, открыл дверь и приказал ребятам проходить вперед. Может более сурово, чем необходимо, но мне сейчас, как никогда, стало досадно, что они обломали мне весь кайф в этом году.

Впрочем, увидев счастливые физиономии, уставившиеся на огромный плазменный экран телека, где показывали какой-то анимэ - явно не японского происхождения, что-то новое - простил им все. И, уложив Леночку на широкую кровать в спальне, пошел готовить легкий ужин.

Моя банда без особого энтузиазма съела бутерброды, не отрывая взгляда от телека, где Ежик в больших очках грозился записать круглого синего зайца в какую-то книжицу. А после этого сонно таращили глаза, но все равно стали ворчать, что спать-де не хочется. Пришлось применить власть и хорошо рявкнуть, выключая телевизор. Правда самому стало тошно, когда увидел обиду в больших глазах Никиты и скрытое недовольство племянников. Однако, если я хочу, чтобы дети выспались, и слушались меня впредь, слабину давать нельзя категорически - придется им встретить этот Новый год в постели. Стоп! А почему я уверен, что будет еще какой-то Новый год? Может и не захотят больше путешествовать через завесу... Нет, захотят! По себе знаю. Ладно, посмотрим. А пока - спать! Как бы не уверяли меня маленькие разбойники, что сна у них ни в одном глазу, заснули, устроенные на широкой гостевой кровати почти мгновенно.

Теперь можно было подумать и о себе.

Стол накрыть я решил в малой гостиной. Поставив приборы, не поленился зажечь свечи, в конце концов, не зря же их покупал в таком количестве? Почему бы не сделать девушке приятное? Они любят подобную ерунду. Кстати, наша спящая красавица по моим прикидкам могла бы уже проснуться, поесть и хотя бы поговорить со мной. К тому же, надежда на романтическое завершение вечера все еще не умерла.

Увы, разговора как-то не получалось, За столом Леночка на все вопросы отвечала односложно и уклончиво, что вконец испортило мне настроение. Куда подевалась ее живость и такая милая непосредственность, черт возьми? Где тот неподдельный интерес к моей скромной персоне? Похоже, большая самодельная пицца, которую я умел и любил готовить, была единственным, что ей понравилось. Свечи она задула сразу, попросив включить свет, и теперь поглядывала на меня очень подозрительно. И зачем я старался? Мог бы спокойно поесть на кухне. Никогда до этого не ощущал себя совратителем малолетних, и когда эта девчушка вдруг вздрогнула всем телом от совершенно случайного прикосновения, разозлился. Боится меня? Я что, демон какой?

Едва скрывая раздражение, предупредил ее, что займу кровать в спальне, и если она не хочет разделить ее со мной, пусть постелет себе на диване в гостиной:

-Белье в кладовке. Надеюсь, справитесь сами?

Лена только фыркнула. Похоже, она потихоньку снова становилась самой собой. Странная реакция на грубость, но мне в тот момент было все равно. Я почувствовал, что жутко устал. Ладно, разговоры и прочее можно оставить на завтра. Утро вечера мудренее. Все надо решать на свежую голову.

Постель еще хранила какой-то цветочный аромат, но усталость взяла свое и через минуту я уже спал.

Первое утро нового года встретило меня ароматом свежего кофе, громким визгом и непонятной возней. Я не сразу сообразил, где нахожусь, и что собственно происходит. Лишь когда в спальню ворвался Никита, голося на весь дом, что мыться второй день подряд он не собирается, а за ним появилась бодрая Леночка, все сразу встало на свои места. Ухватив извивающегося мальчишку, девушка бросила на меня настороженный взгляд и заявила:
-Завтрак на столе... Если поторопитесь, то кофе будет еще горячим, - сказав это, она потащила мальчишку прочь. Тот отчаянно, но безрезультатно пытался вырваться из цепких лап охотницы.

"Поторопитесь?" Ну-ну. Какая трогательная забота! С чего бы?

Направляясь в гостевую ванную - хозяйскую Леночка ничтоже сумняшись использовала для купания детей - я пытался сообразить, что же делать дальше. Ничего толком не придумав, решил действовать по обстоятельствам. Ну, а пока - не мешало бы побриться. Щетина - единственное неудобство человеческого тела, если не считать отсутствия возможности летать. Не считать же полетом прыжок на шесть-семь метров? Хотя, если с крыши на крышу... О чем только думаю?

Кофе был приготовлен на удивление хорошо, даже лучше омлета, который к нему прилагался и показался мне божественным. Наверное я просто был очень голоден... хотя... Шум в гостиной заставил меня направиться туда. Причиной переполоха была все та же плазма, возле которой уже собралась вся ватага, чистая и довольная. Успел я вовремя - вдохновленный побегом старого волшебника в пламени феникса, Квард кажется, готовился повторить кинотрюк наяву.

"Вызовешь огонь - ПРИ-ДУ-ШУ"

- Ага, а говорил "могу", "легко", - похоже передразнил Кварда Никита.

- Могу... - недовольно пробурчал племянник.- "Если бы не некоторые..."

- Вы одни? А Лена где? - надо было перевести разговор на другую тему. Зря...

- В ванной, - ответили мне хором. А Квард добавил едкий комментарий в ответ на невольно возникшие у меня в голове соблазнительные образы. Я в долгу не остался. Во время нашей мысленной пикировки, закончившейся для него реальным подзатыльником, Кварди невинно улыбалась, делая вид, что полностью увлечена телеком, но явно разделяла веселье брата. Детский сад, ё-мое!

Надо было срочно думать, чем их сегодня занять.

Решение пришло само. Раз уж им так нравится английский волшебник, то было бы преступлением не сводить их в кино, на только что вышедший на широкие экраны шестой фильм детской саги. Тем более, картину эту я сам был непрочь посмотреть.

Леночка одобрила мой план. После душа она стала на удивление покладистой и еще больше похорошела. Волосы, уложенные в простую прическу, сделали ее еще привлекательней. Невольно задумался, каким симпатичным дракончиком она могла бы стать. Но сразу пресек эти мысли. Что вообще на меня нашло? Веду себя, как подросток!


 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 29.07.2012, 03:35 | Сообщение # 4
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Глава третья

Ну вот, кажется всё – все довольны и счастливы. В гостиной тишь да благодать. Квард, словно объевшийся кот, полулёжа, вытянув босые ноги – хорошо до стола недостает - устроился в одном из кресел. Леночка упорхнула в ванную. Кварди с Никитой оккупировали огромный диван и рассматривают какую-то книгу, причем последний нет-нет да поглядывал в мою сторону с просительно-умильным выражением. Еще и сказку на ночь? Ну уж нет - с меня хватит! Находился я сегодня достаточно - кино, Катькин садик с блинами, скоморохами и боязнью заблудиться в этой пестрой толпе, Эрмитаж и Русский музей, все в один день. И ведь успели!

Хотя, по правде сказать, в Эрмитаже мы внимательно осмотрели всего лишь один зал, мой любимый – рыцарский, а в Русском музее Никита буквально застыл возле «Девятого вала», и мне пришлось целый час стоять у него за спиной, пока племянники в сопровождении Лены разыскивали ее любимого Куинджи. Интересно, что разглядел в картине этот ребенок - противопоставление природы и человека, упорство, борьбу за жизнь, шторм, рассвет или все сразу? Возникло ли у задравшего вверх голову малыша чувство страха перед неуемной стихией? А может быть, он просто увидел красивые краски? Или же что- то совсем иное, что-то свое? Я так и не решился спросить… Наверное, не стоит – не сможет объяснить. Такое не объяснить, даже будучи взрослым.

Поймав на себе очередной просящий взгляд, я сделал вид, будто почти сплю, что было совсем не сложно. Усталость давала о себе знать, а в сочетании с плотным ужином – это вещь вообще убойная. Никакого снотворного не надо. Богатырский, здоровый сон обеспечен. И не важно, где ты лежишь - в мягкой постели или на голой земле – тебе хорошо. Кстати, Квард явно старается явить миру прямое тому доказательство - разве что не храпит.

«Плохо притворяешься. Где храп?».

«Вовсе я не притворяюсь! Я сплю…» - появилось нечто похожее на сопение.

«Не верю!»

В сопении послышались нотки обиды. Я усмехнулся и открыл лежащий на коленях ноутбук.

«Лучше принеси-ка мне кофе. У меня есть дела, ночка будет длинной».

«Почему я?»

«Я принесу, дядя», - Кварди мило улыбнулась, словно диалог шел вслух.

«Спасибо, милая!»

Наградив притворщика испепеляющим взглядом, который тот попросту не заметил, я снова вернулся к интернету.

Так, ящик почти забит. Опять полно спама, хоть адрес нигде не засвечен. Фильтрация не помогает - всегда есть лазейки. Ладно, удаляем все, что без кодового слова в теме. Прекрасно! Осталось двадцать семь писем. На два больше, чем в прошлом году. Значит, еще двое поверили в чудо, поверили в то, что где-то их выслушают и помогут, пусть даже советом. Только советами, конечно, дела не ограничивались - не стоит разрушать миф о «лучшем друге Деда Мороза и Санты». Ну, а что я мог сказать на прямой вопрос Ольги Владимировны: «Зачем вы нам помогаете, вы же иностранец», при ее учениках в канун рождества? Правильно - отшутиться.

Это потом был тяжелый, трехчасовой разговор. Попытки убедить человека «старой закалки», что я не очередной проходимец и мне не нужны ни здания в центре городка, ни земли под ним, что берусь решить их проблемы с районными и городскими властями (а в то время читай - с братками) - без задней мысли, не требуя ничего взамен. Не в моих правилах куда-то лезть самому, если не просят, но тут зацепило - ради сиюминутной прибыли, зимой переселять интернат на окраину. Да, в большее по площади строение, но в каком состоянии?! При этом еще и обещать ремонт только ближе к осени, ссылалась на отсутствие финансирования. Верх цинизма! И ведь прошло бы все тихо и незаметно, если б не бывший воспитанник, работавший тогда на пятом канале. Именно он и поднял шумиху.

В итоге все закончилось хорошо. Прав Серега Кривой: «Всегда можно договориться, надо знать с кем, после каких событий и главное - как эти события приблизить». В общем, летом дети переехали в уже обустроенный комплекс, а в городе появился-таки огромный торговый центр. Часть дохода идет на нужды приюта и надбавки учителям. Кстати, письмо от нового директора … Странный он какой-то - дерганый, словно чего-то боится, и назначение, по-моему, воспринял, словно ссылку на Колыму. Ладно, что там: «…средства на косметический ремонт спортивного зала освоены». Что-то новенькое! Раньше месторождения нефти и газа осваивали. Теперь за деньги взялись? Минуточку! А почему о ремонте нет в детских письмах?! Ведь там не только просьбы для себя и друзей. Там, по сути, отчет за год, чем дышит, чем живет интернат… Плохой, очень плохой признак! Слово «освоены» легко превращается в «присвоены». Нужно все же ехать и самому все осмотреть, тем более надо куда-то девать Никиту, нельзя ему назад, на улицу. Вот и поедем.

- Не поеду! - Никита смотрел исподлобья прямо на меня.

- Что, прости?

- О чем это он? – сонливость Кварда как рукой сняло.

- В интернат не поеду!

Боюсь, в этот момент с меня можно было писать картину "отвисшая челюсть":

- Чего, чего? Какой интернат?

-Такой!

Опаньки! В голове вихрем закружились мысли. Пришлось сделать над собой усилие, сосредоточится и мысленно задать вопрос:

«А куда ты денешься, дружок?»

- С Леной останусь, - с вызовом ответил малыш вслух, - или на улице буду жить! Сам! Мне никто не нужен!

«Так уж и никто? - также мысленно усмехнулся я. - Черт знает что!»

- Нельзя так ругаться, - буркнул Никита, снова утыкаясь в книжку, - Бабушка говорила, что это некрасиво!

Пожалуй, да – очень некрасиво, тем более при ребенке.

«Вот именно! – поддакнула Кварди, после чего быстро добавила: - и, кстати, извращенно-эротических фантазий тоже не надо!»

«Каких, каких фантазий? – я слегка опешил от нелепости обвинения. Где она слов-то таких нахваталась?! – Лена - взрослая женщина, а для мужчины, между прочим, это вполне нормальное влечение… ».

Стоп! Это уже никуда не годится! Во-первых, я настолько привык к детям, что расслабился и попросту не заметил третью ниточку, протянувшуюся ко мне. Теперь же слушаю нравоучения от какой-то пигалицы и оправдываюсь неизвестно в чем. Квард отчетливо «хрюкнул», от девчонки повеяло обидой, Никита уткнулся в книжку чуть ли не с головой. Всё! Хватит! Тайм-аут! Мне надо подумать.

«Ребята, извините, я вас отсекаю…»

В последний момент передумал разрывать связь с Никитой. Во-первых, хотелось кое-что проверить, во-вторых, я вспомнил, что столь резкий обрыв ментальной связи вещь довольно неприятная, причем для всех. Квард поморщился, из кухни послышался вскрик, а затем звон разбившегося фарфора.

Простите - совсем забыл. Ничего, зато мне досталось вдвойне - острая головная боль, в глазах потемнело, к горлу подкатилась тошнота . Длится это недолго, но пару секунд чтобы прийти в себя, всё же требуется.

Некоторые имеющиеся вопросы отпали сами собой, когда я, подавив боль, взглянул на Никиту. Мальчишка смотрел то на Кварда, то на меня, и отчаянно тер ладошкой лоб. Так, понятно! С тобой мы поступим по-другому… Я стал медленно и аккуратно отгораживаться от пацана. Это было похоже на своеобразную игру в прятки, или скорее на генеральную уборку в квартире перед визитом нежеланных гостей - все мысли, чувства, образы запирались куда-то вглубь сознания, подальше от взора маленького пройдохи, чтобы у того не было даже искушения до них дотянуться. Иначе нельзя. Теперь ясно, почему Никите удалось незаметное проникновение – я уже не ребенок, и своих детей у меня нет. Малыш использовал тот вид связи, который возникает еще до рождения между родителями, чаще матерью и детенышем. Связь более глубокую, всестороннюю, естественную. Со временем она исчезает, заменяется простым общением, но не в этом случае. Ну вот, наконец-то, можно нормально подумать без лишних ушей.

Ага. Размечтался. Не успел я насладиться одиночеством. На низкий стеклянный столик передо мной с сильным - словно кирпич уронили - грохотом рухнул небольшой поднос с одной-единственной бело-синей чашкой кофе. Ни сахара, ни сладостей, ни даже ложечки на нем не наблюдалось. Не думал, что Кварди может так злиться - вся в мать. Не завидую ее будущему мужу. Хорошо не весь кофе разлила. Забавно. Злиться, метать молнии и орать по идее должен именно я. Это от меня скрывали важную информацию, меня, по сути, водили за нос целый день. То, что эта троица, ждущая сейчас моей реакции, общается мысленно между собой - слишком очевидно. Знали. Знали и молчали. И чего вы ждете? Похвалу? Так ее не будет! Вспышки гнева, на которую видимо и рассчитывает Кварди, впрочем, тоже. Особых причин для злости на ребят не было. Никита мне доверять не обязан – я для него никто, случайный человек. Племянники же на Земле впервые и вполне могли воспринять умение общаться мысленно, как нормальное явление. По большому счету во всем виноват я сам – расслабился, не заметил. Вот что действительно мне не нравится, так это своеволие Кварди - почувствовав, пусть и мнимую, угрозу наказания, она перешла в наступление. Ну нет, я не твой папочка! Со мной такие номера не пройдут! Как там: «Ожидание смерти – хуже самой смерти»? Хм. Сыграем.

Закрыв ноутбук и положив его на столик рядом с подносом, я взял чашку, после чего откинулся в кресле, чуть ли не повторив позу Кварда, и сделал маленький глоточек:

- Спасибо, Солнышко! Замечательный кофе!

Кстати, это было правдой. Быстро научилась - стоило только один раз показать. Услышав мои слова, ребята моментально напряглись, все трое. Я мысленно усмехнулся. Племянники узнали интонацию отца. Обычно этот лилейный тон означает скорый и неотвратимый разнос. Скопировать манеру брата нетрудно - в чем, в чем, а в гневе мы похожи. Семейное…

Обстановка в гостиной накалялась с каждой секундой, с каждым глотком кофе. Все, хватит! Тут главное не переиграть:

- Ну и когда вы мне хотели об этом сообщить? - поинтересовался я обычным голосом.

Дети выдохнули. М-да… Похоже, все-таки перестарался. Воспитание подрастающего поколения явно не мой конек - меня просто боятся.

- Сообщить что? - Лена, наконец-то соизволила выйти из ванной и сейчас стояла слева от меня.

Развернувшись, я обрадовался, что оборвал связь. Ничего такого, но будь тоненький ситцевый халатик немного короче - и невольно промелькнувшие фантазии могли бы дать Кварди очередной повод съязвить.

- Что они очень хотят спать, - мое заявление было встречено с недоверием. Однако видя, как спешно дети покинули гостиную, Леночка успокоилась.

- Сегодня вы можете занять свободную спальню, - я поставил пустую чашку на поднос и взял со стола ноутбук.

Лена, которая собиралась было раскладывать диван, одарила меня странным взглядом, пожала плечами, но отказалась от своего намерения и, не став спорить, отправилась спать.

Оставшись один, как ни старался, я не смог сосредоточиться. Полностью набранное письмо директору с сообщением о приезде к адресату так и не отправилось - для него нашлось место в корзине. Если хочешь увидеть истинную картину, а не ретушированную, визит должен быть неожиданным. Отвечать другим тоже не выходило. У меня никак не получалось вспомнить, кого же мне напоминает Никита.

-Ты сердишься?

Так, и когда этот паршивец успел устроиться на полюбившемся диване, закутавшись в теплый плед?

«Нет, не сержусь».

- Честно?

«Проверь, ты же чувствуешь эмоции?!», - на этот раз я был готов и не пустил мальчишку дальше, чем нужно.

Никита нахмурился, но кивнул. А спустя минуту еле слышно произнес:

- Я не хочу в интернат.

«Не хочешь - не надо. А почему ты не отвечаешь мысленно? Не умеешь?»

Кивок.

«Научить?»

- А можно? – с какой-то надеждой.

Я усмехнулся:

«Нужно!»

Надолго мальчишку, конечно, не хватило. Через полчаса он уже клевал носом, хоть и старался храбриться, наотрез отказываясь идти спать. Естественно, ни о каком серьезном обучении речи быть не могло, но кое-что он усвоил. Уже в полудреме он смог мне мысленно ответить на вопрос о родителях.

Услышав имя Нейли, я с огромным трудом сдержал эмоции. Мне стало по-настоящиму плохо, впервые за многие годы. Почему я сам не догадался? У мальчишки те же глаза, та же улыбка. Как можно забыть лицо той, с кем вырос, той, кто вопреки всему верил, что ты когда-нибудь вернешься?

Я всё помню - мы проходим через завесу. Ей нравится этот мир, он завораживает, притягивает, манит, не хочет отпускать. Я не могу остаться, тянет домой... Через год я вернусь - как выясняется, мне тоже тяжело без этого мира, но, увы, Нейли нет...

"Ты ее любишь?" - Кварди удивлена. Что за мода подслушивать? Не стоило возобновлять связь. Мог бы догадаться, что не спят еще.

"Выходит, любил..."


 все сообщения
КауриДата: Вторник, 31.07.2012, 02:11 | Сообщение # 5
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
"Выходит, любил..."

«Так Никита твой сын?» - вопрос прозвучал настороженно и в то же время с плохо скрываемой надеждой… Причем чувства исходили не только от девочки - на границе сознания затаился Квард.

«Нет».

Дети сникли, а я рассердился. Что они вообще себе позволяют? Может, мне еще соврать надо было для общего счастья?

«Прости, дядя!» – Кварди полна раскаяния.

« Сейчас его заберу», - прежде, чем я сообразил кого «его», в гостиной появился Квард. Аккуратно, чтобы не разбудить, он извлек Никиту из своеобразного кокона, в который мальчишка превратил плед, и, нашептывая что-то ласковое недовольно засопевшему во сне ребенку, удалился со своей ношей обратно в спальню.

Надо же… Не думал, что Квард, всегда сдержанный и замкнутый Квард, способен проявлять столь нежные чувства и заботу. Растешь, парень! Всё правильно! Нельзя быть бесчувственным, но в то же время нельзя всегда потакать эмоциям. Растешь!

Я устало потер ладонями лицо, опускаясь на диван… Ну и длинный был сегодня денек, насыщенный! Новостей и открытий на месяц хватило бы.

Значит, Нейли умерла. Оставить своего ребенка по другой причине она не могла – не в ее принципах. Но почему она все скрывала? Почему не нашла меня? Почему не рассказала? Не могла? Боялась? Меня? Ничего не понимаю! Кто все же отец Никиты? Почему мальчишка его не помнит? И что мне в конце-то концов с ним делать? Впрочем, на последний вопрос я себе, кажется, уже ответил. Пусть мальчишка лишь наполовину дракон, но он часть нашего мира. Более того - часть нашего клана. Вряд ли наша встреча случайность - кто-то там, наверху, всё давно решил за нас. Мы не имеем право оставить его здесь. Аргас поймет и убедит совет! В крайнем случае, возьму всю ответственность на себя. Решено!
Ага, решено, как же! А если малец не захочет, если не поверит - силой тащить, ничего не рассказывая? Бред! Как тут говорят: «Насильно мил не будешь». Еще неизвестно, как мальчишка отреагирует на проход через завесу, на превращение… М-да. Проблема. Ладно, попрошу помочь детей. Кварда… У него, кажется, неплохо выходит, да и Никите он нравится. Кстати, о детях…
Я потянулся за ноутбуком. Раз решил ехать с проверкой в интернат, то не с пустыми руками. Нужно составить список подарков. Не думаю, что это займет много времени – выспаться еще успею.

- Вставайте, Крис! - голос Лены прозвучал совершенно неожиданно.

Крис? Вставать? Я сплю? Проклятье! Кажется, я всё же уснул. Кристофер, англичанин с ноутом на коленях развалился в питерской гостиной. Вот ведь… Бонд нервно курит в сторонке. И зачем я рассказал это девчонке? Можно было обойтись сказкой попроще..

- И побыстрее!

- У нас что, пожар? - я лениво приоткрыл левый глаз, с удовольствием оглядывая девушку с вздернутым подбородком.

- Завтрак готов! А Никита сам не свой, не хочет есть, пока вы ему чего-то там не пообещаете. Вы что, правда, в интернат его отвезете?

- С чего вы взяли?

- Отвезете или нет? – вспыхнула девушка.

Ну конечно, я еще отчитываться должен? Я начал медленно звереть:

- Усыновить решили? И куда вы с ним? В хрущевку, где под Новый год только хлеб? За собой-то уследить не можете – не успеешь оглянуться, как вас похищают… Дважды за день...

Она зло глянула мне в глаза и пулей вылетела из гостиной. Вот и славно! Мне надоели нравоучения вчерашних школьниц! Хотя про хлеб это я зря. Удар ниже пояса, но сказанного не вернуть. Зато теперь я знаю, что в этом году мне ничего не обломится, с Леной так точно. Подобное не прощают никому.

«Леночка на тебя злится» - Кварди явно расстроена. Не любит, когда взрослые сорятся.

«Ты ей не нравишься!» - хмыкнул Квард. Вот паршивец!

«Она сама так сказала?»

«Ага, сама» - вздохнула племяшка.

Ну-ну. Не нравлюсь, значит.

Холодный душ остудил и привел мысли в порядок.
Итак, сегодня по магазинам и в интернат, чтобы покончить с делами раз и навсегда, а уж завтра продолжим культурную программу.


Обстановка на кухне была гнетущей, словно затишье перед бурей. Племянники сидели тише воды, ниже травы, Никита лениво тыкал вилкой в тарелку медленно, но верно превращая омлет с ветчиной и зеленым горошком в однородную, бесформенную массу непонятного происхождения.
«Ну и что тут происходит?»
Квард лишь пожал плечами. Так, прекрасно!
Я сел за стол и придвинул свою тарелку. Краем глаза, наблюдая за Леной, прожигающей меня время от времени испепеляющим взглядом, спокойно управился со своей порцией и принялся за кофе. Горячий! Сделав пару глотков, я отставил чашку и улыбнулся Лене:
-Спасибо! Завтрак был великолепен!
Девушка удивленно подняла бровь, но ничего не сказала. Надо же сдержалась. Могу поспорить, что будь мы одни, мне пришлось бы выслушать много нелицеприятного… Хотя еще не вечер.

-Я не хочу туда ехать, - Никита, наконец, не выдержал, оторвался от своего занятия и посмотрел на меня большими, как у совенка, глазами. Сколько мольбы было в этом взгляде, сколько надежды и страха, но самым неприятным было то, что где-то там, глубоко внутри притаилась обреченность. Надави я, настои на своем, и мальчишка сдастся, поедет куда угодно, взойдет на любой эшафот, но… Но никогда он нам больше не поверит, чтобы мы не говорили.
«Дядя!» - Кварди всё почувствовала…
«Цыц!».
Неужели всё так плохо? Откуда такое отчаянье? Да, конечно, несколько месяцев на улице в одиночестве могут сломать любого взрослого человека, но не ребенка. Детская психика зачастую более пластична – все невзгоды и обиды воспринимаются остро, но не смертельно и довольно быстро заменяются чем-то другим. По себе знаю – помню. Тогда откуда это в Никите? Меж тем эмоции мальчишки резко изменились – вместо внезапно растаявшей обреченности появилась решимость. Она росла и росла, заполняя собой сознание малыша и буквально подавляя все остальные чувства:
« … ну и пусть… все равно убегу… убегу»
- Не сомневаюсь, - я усмехнулся и, не давая ничего не почувствовавшей и ничего не понявшей Лене, которая уже набрала воздух для гневной тирады, вступить со мной в перепалку, спросил. – Лена, вы ведь не откажитесь присмотреть за Никитой два-три дня?
- Вы бесчув… Что?
- Я спросил - не могли бы вы пару дней побыть с Никитой, пока нас не будет?
Я прямо видел, как в ней борются сразу несколько чувств. Что победило - непонятно:
- Конечно! Мы сейчас же соберемся!.
- Куда?
- Как куда? Домой!
- Нет. Вы оба останетесь здесь.
Секундная задержка и вздох:
- Ладно. Тогда схожу сейчас ...
- Нет-нет. Все "Схожу" отменяются до нашего возвращения.
- Мне нужно...
- Вот вместе и сходим.
- Но... мне нужно сегодня. Библиотека здесь совсем рядом. - Девушка растерялась от моего безапелляционного тона.
- Зачем вам библиотека?
- Я пишу курсовую, мне нужен материал по ренессансу…
- В гостиной ноутбук, пароль «dragon087», сайты библиотек в избранном, принтер в кабинете. Справитесь?
-А свежий воздух?... – студентка почти смирилась.
- Никите сейчас важнее тепло… Вам одиночные прогулки в последнее время противопоказаны, как мы оба понимаем.
Девушка вскинулась:
- Вы...
- Да, я бесчувственный негодяй и эгоист, да, я ваш персональный душитель свободы, но так нужно, поверьте. Вы же взрослый человек, Елена... Сколько вам, кстати?
- Двадцать один, - она покраснела, а я почувствовал ложь. Странно.
- Зачем врете?
- Завтра будет, - выпалила она и убежала из кухни. - Никита, пойдем, покажу кое-что! – Голос девушки донесся из гостиной.
Никита, который во время нашего с Леной диалога ошарашенно хлопал своими большими глазами, переводя взгляд то на меня, то на нее, нерешительно замер, не веря в случившееся чудо.
-Беги уж!
Мальчишка словно ждал этого разрешения и, буркнув нечто вроде «Спасиб», встал из-за стола и чуть ли не вприпрыжку выбежал из кухни. Он даже не понял, что произошло, не заметил, что смог, наверное, впервые в жизни мысленно передать, пусть и не осознанно, целую фразу.
Да уж, то еще утро! Я тяжело поднялся и чтоб не мешать племянникам с уборкой посуды пошел к окну. На улице настоящая зима. За ночь выпало еще снегу, и все машины, деревья, крыши, фонари и даже провода были покрыты пушистым покрывалом. Белым-бело. И ветра нет, словно весь мир застыл под чьими-то белоснежными чарами. Чудный денек для прогулки, катания на лыжах, или – с детьми-то – на санках. Но ничего не поделаешь. Пора ехать, и выполнить свои обязательства, тем более взяты они добровольно и никогда в тягость не были.
Хотя сто восемьдесят три воспитанника от семи до пятнадцати – не шутка (попробуй всем угодить с подарком-то), но куда тяжелее тем, кто рядом с ребятами каждый день, учителям и воспитателям, особенно если у них еще не огрубели сердца. К счастью, в «Радуге» таких нет – видно по детским письмам. Впрочем, был один инцидент два года назад, но тогда хватило разговора по душам. Иногда я весьма убедительно и доходчиво могу объяснить, что заявление «по собственному» - лучший выход.
Но черт подери! Как же неохота «откапывать» машину и куда-то там ехать! Надо начинать готовить Никиту к переходу, отчего-то хочется помириться с Леной, чтоб она перестала считать меня бессердечным циником. Или я действительно такой? Проклятье! С каких пор меня интересует, что обо мне думают? Бррр … Всё, пора завязывать!



 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 06.08.2012, 04:49 | Сообщение # 6
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
ПОСЛЕДНЯЯ ПРОДА И ОБСУЖДЕНИЕ - ЗДЕСЬ


 все сообщения
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Беркут и Каури » Сказки старого Дракона (Перед Рождеством (только чтение))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2020