Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Suhanov 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Suhanovа » Говорящие кресты (Рассказ)
Говорящие кресты
SuhanovДата: Вторник, 09.10.2012, 18:56 | Сообщение # 1
подхорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 214
Награды: 3
Статус: Offline


ГОВОРЯЩИЕ КРЕСТЫ

В детстве я много времени проводил в деревне и всегда останавливался в его доме бабушки и дядьки. Я очень любил дядю Ваню, он был необыкновенным человеком. Это он научил меня плавать и кататься на велосипеде, это он научил делать фигурки из дерева и стрелять из ружья. И впервые за руль автомобиля посадил меня именно он.
Тетя Наташа, дядина жена, была швеей в местном ателье, а их дочь Машка вышла замуж за офицера и уехала жить на Урал. Она была старше меня, поэтому после ее отъезда в семье воспитывать и опекать, кроме меня было некого.
Потом я поступил в университет, и он полностью изменил мою жизнь, я стал приезжать все реже и реже. Новые друзья и новые интересы отнимали много времени. На третьем курсе у меня появился постоянный заработок, я стал работать в лаборатории, и проделать путь в триста километров до деревни у меня просто не было возможности. Сначала мы с родней созванивались почти каждый день, потом - раз в неделю, а потом и вовсе - по праздникам.
С годами мне совершенно перехотелось приезжать в деревню. Мой дядька после смерти бабушки стал очень много времени проводить на кладбище. Приехать и искать его среди могил меня совершенно не прельщало. Мне, молодому парню, совсем не хотелось думать ни о смерти, ни об умерших. Я не понимал, зачем он приходит на маленькое деревенское кладбище и часами его обходит. Нет, дядя Ваня не просто ходил кругами, он ухаживал за могилами. Раньше этим занималась бабушка Надя, его мама, она обрывала траву на брошенных могилах и поправляла кресты. А теперь заботу о местах захоронениях взял на себя дядя Ваня.
- Как можно все свободное время проводить там? - думал я. – Ну неужели это лучше чем вырезать деревянные фигурки, ходить на охоту или рыбалку. А тем более приходить к давно умершим, о которых и знать не знают уже полвека. Понимаю – к бабушке, но зачем – к незнакомым и соседям?!
И вот настал день, когда, несмотря на полное отсутствие желания, я должен был приехать в деревню. Поводом стала моя предстоящая свадьба, которая никак не могла пройти без присутствия дяди Вани.
День выдался удачным для такой новости. На небе сияло солнце, белоснежные облака плыли по лазурному небу, будто гигантские корабли по морю. Воздух был свежим и чистым.
Я накинул легкую куртку и прыгнул в машину. По дороге я слушал веселые песни с кассетного магнитофона и подпевал. Настроение было просто замечательное. В голове кружились мысли только о предстоящем торжестве.
Я свернул на грунтовую дорогу, которая вела в утопающую в зелени улочку, если ее так можно было назвать, и остановился у синего деревянного дома с зелеными ставнями. Калитка была не заперта, и я вошел под радостный лай Белки.
- Узнала! – обрадовался я и принялся играть с собакой.
- Вовка, эт ты что ли? – послышался голос соседки бабы Клавы из-за забора.
- Здрасти. Эт я. А где дядька?
- Он уже час как ушел.
- Только б не на кладбище, - в этот момент проскочило в голове, и я спросил. – А куда?
- На кладбище пошел, - ответила баба Клава.
- А тетя Наташа где? – поинтересовался я.
- А ты что ж, не знаешь что ли, что она уехала к Машке в гости?! – удивилась соседка.
- Честно, не знал, - произнес я, и мы еще минут пять поболтали.
Попрощавшись с бабой Клавой, я поехал в сторону кладбища.
- Ну дядя Ваня, что за дела такие! Я еду к нему пригласить на свадьбу, а он на кладбище. Это что мне ему о своей радости там говорить?! Как-то место не подходящее, да и не люблю я все эти холмики до оградки, аж дрожь бежит по телу, - вертелось в голове.
Машина поскрипывая подъехала к кладбищу.
- Ну и где мне теперь тебя тут искать? – тихо спросил я.
Походив из стороны в сторону, я заметил, как кто-то капашится в траве.
- Дядя Ваня! – Закричал я.
- О Вовка! – Послышался радостный возглас.
- Как дела дядь Вань?
- Да, как видишь, вот порядки навожу. Молодежь совсем не приходит, - сказал старик и подошел ко мне. – Ну а ты не уж-то соскучился?
- Конечно, соскучился, - произнес я и обнял дядьку.
- Ну давай присядем, а то у меня нога разболелась, - предложил присесть на лавочку около чьей-то могилы старик.
Мне, конечно, не хотелось там сидеть, но раз дядя попросил, я присел.
- А что с ногой? – поинтересовался я.
- Да что?! Упал прям с крыльца. Думал, сломал, оказалось, что нет. Да ничего пройдет, ты мне лучше расскажи, как твои дела?
- Дядь Вань, ну место не совсем подходящее, чтоб рассказывать приехал я по хорошему поводу, женюсь я.
- Да ты что?! Это хорошо! Молодчина! Жениться и детишек рожать уже давно пора.
- Ну вот видишь, а ты с больной ногой. Кто ж плясать будет на свадьбе теперь? – попытался подбодрить дядьку я.
- Как кто? Молодежь, конечно, - ответил он и рассмеялся.
- Поехали домой, ты меня молоком напоишь, чем-нибудь вкусным накормишь, - предложил я.
- Погоди, домой успеем. Надо еще одну могилку очистить от травы и пойдем.
На этих словах мой позитив начал угасать. Мне хотелось, как в старые времена, сесть за стол, поговорить о жизни, а не сидеть на скамейке на кладбище и делиться новостями.
- Знаешь, на чьей могиле мы находимся? - спросил дядя Ваня.
Я бросил взгляд на надпись на памятнике, что ниже фотографии и прочел вслух:
- Павлова Виктория Никифоровна 1907-1999, - и добавил. - Не плохо бабуля пожила, 92 года.
- Смеешься, - недовольно отреагировал дядька. - Я помню ее, как сейчас. Она во время войны двоих сироток приютила, вырастила их и на ноги поставила. Они ей до сих пор благодарны, что не дала с голоду умереть. Своих-то у нее не было, мужа на фронте убили, всю жизнь проработала в колхозе, чтоб детей поднять на ноги.
Помню в детстве, отшлепала меня за дело. Я дурной был, полез воровать к соседям, у которых восемь ребятишек было, а она мне не дала опозориться, увидела меня и сняла прямо с забора, так навешала, что до сих самых пор ей спасибо говорю.
Я стал рассматривать портрет этой женщины, и доселе казавшаяся мне неприятной особой, Виктория Никифоровна вдруг стала почти родной, казалось, она улыбнулась мне добродушной улыбкой с черно-белой фотографии.
Выпустив дым от папиросы, дядя Ваня продолжил свой рассказ:
- А вон видишь, куст розы? - дядька указал рукой на шикарный, пышный, цветущий красный куст. - Там вон памятник стоит за ним, вся семья разбилась на машине. Хорошие были люди. Николай частенько приходил ко мне за советом, когда свою восьмерку ремонтировал. Жена его, Ольга ...эх красивая баба была, врачом у нас в больнице работала. Отзывчивая такая женщина. У кого, что заболит, шли к ней, а если у кого ребенок, не дай Бог, заболеет, тут уж точно к Ольге шли, так она все нашу ребятню лечила. Детишки у них славные были....
- А сколько детей было? - перебил я.
- Двое: Светочка и Толик. Он был чуть постарше, в восьмой класс ходил, а Светочка - в пятый, ласковая девчонка была, ко мне, как к родному, относилась, все муркиных котят таскала, дедушкой Ваней меня называла.
- А что с ними случилось? - я снова прервал рассказ старика.
— Поехали они к родственникам на майские праздники в соседнюю деревню. Тепло было, весна... Отметили, повидались, пришло время возвращаться домой. Выехали на дорогу, километров десять проехали, а тут грузовик навстречу, лоб в лоб столкнулись. Пьяному водителю фуры хоть бы что, а семья вся погибла. Детишек с трудом достали, Толька еще жив был, его к нам в больницу сразу привезли, где мать-то работала. Тут уж все хлопотали, как могли, но он под вечер умер. Столько слез было, как сейчас помню. Всей деревней хоронили. Родные, вот им розы посадили. Помнят, не то, что некоторые, - продолжал он, глядя грустными глазами вперед, на красные, как свежая кровь, цветы.
— А что некоторые?- поинтересовался я.
— Вон видишь, синий крест?- спросил он.
— Ну.
— Там похоронена Елена Семеновна. Вот уж вредная баба была, скандальная, не приведи Господь, Царство ей Небесное. Сын ее Генка, алкаш местный, все пропил до последнего. Сначала дом, который она ему купила на свои кровные, потом ее выгнал, дом продал, а денег и след простыл. Так до смерти по соседям перебивалась, но зато никому слова плохого про Генку сказать не давала. Как откроет рот и лает, и лает без умолку. Вот и лежит теперь никому не нужная, сегодня репейник почти с меня в высоту выдернул.
Отводя глаза в сторону, я заметил на одном из памятников детскую фотографию.
— А это, что за младенец? - Спросил я.
— Это у Нестеровых дочка родилась, полгода пожила и умерла от болезни какой-то. Тоже трагедия была, все бабы с Лидкою плакали. Нестеровы даже хотели уехать, а потом остались, все же здесь они всех знают. Да и люди у нас не злые.
- Вон гляди черный мраморный памятник у березки. Бабы Машин внук Васька, в Чечне погиб. Жалко было, бедный даже жениться не успел. Все говорил мне: сына рожу в честь вас Ванькой будет. Помню, как пацаненком бегал, просил его научить резьбе по дереву.
Я заметил, как на глазах у старика накатывались слезы, честно признаться, у самого комок к горлу подкатывал, но вдохновленный мыслями о предстоящей свадьбе, я не давал волю чувствам. Этого парня я вспомнил, Вася мне даже зачем-то звонил, просил узнать адрес и телефон какой-то конторы, когда я уже жил в городе.
- А вон там холмик в стороне видишь. Там проститутка одна похоронена, недавно умерла, вены перерезала себе.
- От чего это она? - Спросил я.
- Влюбилась в одного тут местного, думала в люди выбьется, а он наркоманом был. Сейчас в тюрьме сидит, Катюшу Мезенцеву зарезал. А за ней тут все парни бегали, первая красавица была. Она там дальше похоронена. Ты, наверное, помнишь ее?
Я начал вспоминать и, оказалось, что мы действительно были знакомы и даже вместе ходили купаться на пруд.
- А почему проститутка покончила с собой? - переспросил я.
- Не хотела она так жить, а кто б ей работу дал, здесь-то все друг друга знают. Бабы хорошо помнят к кому мужья ходили. А возлюбленный ее в тюрьму попал, раньше-то он ее содержал, а теперь некому стало.
Ну ладно, я тебе уже надоел со своими россказнями,- прервался дядя Ваня.
- Нет, что ты. Я просто вспомнил Катюху и Васю, о которых ты сейчас рассказывал. Трудно поверить, что людей, которых ты знал, уже не стало.
- Людей, вот именно! - Сердито добавил старик. - Это не просто холмики с крестиками и памятниками. Это люди! У каждого из них своя судьба, своя жизнь, которая оборвалась. Все они мечтали, как и мы, жениться, выйти замуж, съездить отдохнуть, купить новый дом или новую машину, родить и воспитать детей, быть просто счастливыми. А-то, знаешь, некоторые забывают о своих родных, будто если ты умер, ты больше не человек.
Эти слова дошли до моего сердца. Я ведь тоже не любитель кладбищ. Мне всегда было неприятно находиться в местах захоронений, но теперь в моей голове зарождались новые мысли, происходило переосмысление:
“Жизнь - это жизнь, а смерть - это смерть, и от нее нам никуда не деться, она может придти в любую минуту.
Похороненные здесь тоже люди. Каждый из них к чему-то стремился, чем-то жил, каждый дорожил чем-то. Кого-то любил так же, как любим мы, был отцом, матерью, сыном, бабушкой и теперь они ушли. Плохо ли, хорошо ли, но они прошли свой путь и только за это достойны уважения.
Мы также, как и они, когда-то, из-за чего-то переживаем, сочувствуем, радуемся. И нет основания полагать, что их надо бояться или сторониться. Смерть приходит неожиданно, и нам стоило бы жить так, чтобы если она вдруг нагрянет, мы не боялись бы взглянуть ей в глаза, чтобы своими добрыми поступками мы запомнились многим и многим людям, чтобы было, кому нас вспомнить и отдать нам дань уважения так, как мы это делаем сейчас”.
Мы поднялись и пошли в сторону машины. Я прошел мимо сотен крестов и памятников и, казалось, что с множества портретов на меня смотрели лица живых людей. Они, словно благодарили меня за то, что я их навестил, словно провожая взглядом, прощались со мною.
Я развернул машину, и мы помчались домой, оставляя позади клубы дорожной пыли.
- Так ты все-таки женишься? - С улыбкой дядя Ваня вновь спросил меня.
- Да, дядя Ваня, женюсь. Я просто счастлив, - почувствовав прилив сил и оптимизма от предстоящей свадьбы, ответил я.
- А когда? - спросил он, продолжая разговор.
- Через неделю.
- Я обязательно буду. Только Наташа еще не вернется от Машки.
Мы продолжали беседовать, по небу все так же плыли огромные пышные облака, в открытую форточку подул слабый ветерок, дорога змейкой вилась впереди под колокольный звон небольшой церквушки с позолоченными куполами.


Jer moj je život igra bez granica

Сообщение отредактировал Suhanov - Вторник, 09.10.2012, 19:01
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Suhanovа » Говорящие кресты (Рассказ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017