Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 8 из 11«1267891011»
Модератор форума: al1618, Сергей_Калашников 
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Сергей_Калашников, al1618 и Каури » Снайпер Дара - рабочее название (Правки, вычитка)
Снайпер Дара - рабочее название
КауриДата: Понедельник, 07.01.2013, 22:09 | Сообщение # 211
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
И еще немного проды ради праздника)))

И уж пора на боковую, но стоит ли так просто сдаваться?

***

Да и спать пока не хотелось. Какой уж тут сон, когда от одних мыслей бросает то в жар, то в холод. Посидела, глядя на угли костра. Очень успокаивающее занятие. Пыталась унять тревогу, сохраняя неподвижность, пока притворное сопение за спиной не сменилось тихим дыханием трех уснувших людей. Известный фокус взвинченного организма - чем сильнее человек напряжен и волнуется, тем незаметнее и коварней подкрадывается к нему сон. Вот только к ней он никак не идет...
Так и сидела, пока стукнувшая в голову мысль не разрушила очарование - она ж так совершенно ничего не видит! Приходи, кто хошь и выбирай себе самого вкусного - часовой все равно, кроме пламени костра различает только смутные тени на краю своего сознания. И, словно в продолжение этих мыслей, со стороны раздался тихий звук.
Не громкий стук - чуть слышный щелчок. В городской квартире на него бы никто и внимания не обратил. Но тут он прозвучал просто набатом. Дара сразу прикрыла глаза, плавно отворачиваясь от костра, однако, надеясь не столько на зрение - оно не придет в норму еще минут десять - сколько на слух и чутье на опасность.
Странно, но опасностью или чужой яростью от визитёра не веяло. Скорее предвкушением и… и, похоже, ее собственное подсознание пытается подсказать, что звук этот раздался в аккурат оттуда, где оставлена баночка с подношением, и похож он больше всего на постукивание когтем по жестяной крышке. Словно в ответ на эти мысли постукивание раздалось еще раз, уже сдвоенное.
Оставалось только взглянуть на это место через полуприкрытые ресницы. Увиденное могло бы испугать – баночка исчезла, но чуть дальше над землей «парили» на высоте в полметра два громадных глаза – слабый свет от углей костра отражался от них, делая невидимой всю остальную зверюгу. Через секунду одно из «зыркал» нагло ей подмигнуло, после чего оба пропали из виду, зато с той стороны донеслось неслышное успокаивающее ворчание. Тут же стало немного стыдно за свой испуг.
О чем это она? Сбивает все же с толку эта звероподобность – вполне вероятно, что никакой это не огонь отражается, а работает встроенная система ночного видения. Какой-нибудь вшитый в ухо суперкомпьютер, о котором ее соотечественники могут только мечтать, создает коллеге «картинку», да выводит прямо на сетчатку глаза. Впрочем, все потом – Дару явно зовут.
Несчастных восемь метров, чтобы выбраться из освещенного костром круга, шла целую вечность. Это ведь только кажется, что ее гости дрыхнут без задних ног. Тех, кто способен почивать столь беспробудно, что не проснется на близкое движение, на Прерии вы не найдете. Да и Вадима тоже учили мгновенно просыпаться при изменении обстановки. То, что она идет не в их сторону, конечно, облегчает дело, но все же, спешить не стоит.
Пока сосредотачивалась на правильном преставлении ног, забыла об общем контроле, за что была немедленно наказана мягкими губами, прихватившими ухо. Неимоверным усилием воли заставила себя не вздрогнуть, но вряд ли от визитера укрылось изменение ритма ее сердца, пропутешествовавшего в пятки и назад. Однако мохнатик был слишком деликатен, или просто предпочитал ехидничать на другие темы: «Никак не можешь решиться?», - донесло вопрос сочувственное рукопожатие. Оказывается, они и «распальцовку» знают. Однако!
Но пока Дара придумывала ответ, настроение ее собеседника уже поменялось: «А и верно, - быстро почиркали по ладони ловкие пальчики, - такая ночь замечательная! Пошли, побегаем? Я тебе такое покажу – вряд ли еще где увидишь». И, не спрашивая ее согласия, девушку потянули подальше от костра.
Бегом это, конечно, не назовешь. Скорее скольжение – невнятная тень танцевала перед глазами совершенно невесомо, не давая приблизиться, но и не удаляясь дальше вытянутой руки. Как он умудрялся менять ритм, моментально подстраиваясь под ее неуклюжие попытки двигаться бесшумно, оставалось загадкой. Но больше всего Даре это напоминало танец - она помимо воли залюбовалась «струящимся» между веток телом, и сама невольно впала в странное состояние разлитого по всему миру сознания, так, наверное, чувствует себя мышь, загипнотизированная движением змеи.
Ее собственное тело начало двигаться легко и свободно, а глаза замечать малейшее шевеление листика на распрямляющейся ветке. Оказалось, чтобы не производить шума, надо «всего лишь» попадать в ритм разлитой вокруг музыки. В мире, озарённом светом выглянувшего из-за тучки спутника, движение и неподвижность звучали разными тонами. Главное было только вносить свои ноты так, чтобы они не звучали фальшиво, и тогда становилось возможным даже непредставимое ранее.
Например, почувствовав колебание воображаемых струн, натянутых вдоль лунных лучей, они спокойно присели, да так и просидели на корточках не менее получаса, пока замершая не больше чем в десятке метров от них гора мяса, успокоено не хрюкнула, и мимо быстро не простучали копытцами пять «гор» поменьше и десяток любопытных «сосисочек». И только после этого монументальный отец семейства фыркнул с облегчением и направился в их сторону. Не больше чем на пару ладоней продвинулся, скорее показал атаку, но даже в этот момент в «зеркале сознания» не возникло ни малейшей ряби – она не чувствовала угрозы и была совершенно уверена в том, что ситуация разрешится бескровно. Не было опасения и в ее спутнике. Наверное, поэтому, обиженно хрюкнув (подраться не удалось), кабан убрался по своим свинячьим делам, а они продолжили путь дальше, теперь уже действительно танцуя между пронизывающих листву лучей.
Закончился этот танец, когда отчетливо потянуло влагой, и они выскочили на берег водной глади. По ней, блеснув глазами, мохнатик совершенно бесшумно хлопнул лапой, и по поверхности побежали кольца отраженного лунного света. И будто в ответ на это движение от середины затона прямо из глубины начала распространяться сфера настоящего сияния.
Дара замерла, наблюдая как от самого дна наверх, поднимался расширяющийся купол, сияющий белым, а следом за ним шел новый – уже другого оттенка, а их пытался настигнуть следующий. Свечение воды начало соперничать с лунным светом, а переливы красок – с радугой. Кто бы мог подумать, что в белом цвете может быть сокрыто столько ярких оттенков!
Купола достигли берега, и в следующий миг весь затон превратился в грозовое небо – пронизанное искрами и сполохами далеких разрядов. Мохнатик ухватил ее за руку и практически силой увел назад. Все верно, пусть в памяти останется это чудо в момент крещендо, а не в период угасания.
- Ты волшебник?
- Только учусь, – в темноте сверкнули озорные глаза и белоснежные зубы. Странно, вроде бы хищники показывают зубы совсем не от хорошего настроения? - Это просто подводный ключ. Он горячий, и каждый выброс происходит как по часам, вызывает свечение… этих… которые мелкие.
- Микроорганизмов?
- Ага! – удивительно, но получившее объяснение чудо, чудом от этого быть не перестало, - А теперь тише, покажу еще кое-что.
Время текло в эту ночь явно сквозь них, не вызывая ни малейшего возмущения или желания поторопить. Само движение доставляло удовольствие, хотя Дара точно могла сказать, сколько часов, минут и даже секунд прошло перед тем, как они вышли из леса на длинную полосу высокой луговой травы. Вот только желания вспоминать о времени в душе не возникало. Ни тогда, ни потом.
После замкнутого по трем сторонам пространства леса, луг и звездное небо над ним (местная луна успела уйти за горизонт), вызывали желание то ли убежать, то ли взлететь. А может упасть в это небо, пронизанное светом незнакомых звезд?
Вместо этого они просто легли на спины и долго смотрели в прозрачную бесконечность, пока не выяснилось, что они тут не одни – самые яркие звезды оказались заслонены чем-то темным и громадным, а лицо обдало горячим дыханием и запахом, который почему-то разбудил в памяти мысли о счастье и родном очаге. Откуда? Ведь она никогда не жила в собственном доме, крытом соломой, и не слышала этого запаха навоза и парного молока. Не иначе, память предков проснулась.
Дара, даже на миг не допустив сомнений в том, что это безопасно, протянула руку вверх и погладила склонившуюся над ней голову по бархатистому носу и непрерывно жующим губам. Ладонь согрело горячее дыхание, и живая громадина совершенно бесшумно переступила с ноги на ногу, не переставая при этом жевать.
Некоторое время они с мохнатиком в неспешном темпе двигались вместе со спящим стадом. Вздымающиеся курчавые горбы заслоняли горизонт как настоящие горы. Можно было спокойно подойти и погладить по пахнущему живым теплому боку – на них совершенно не обращали внимания. Кажется, эти громадины тоже умели слышать музыку вселенной.
Единственным, кто проявил любопытство, оказался крохотный теленок, со смешными кудряшками между маленьких рожек. Дара не удержалась, чтобы не почесать этот «чубчик». Малыш удивленно взглянул на невиданных пришельцев, потыкался теплыми ноздрями в ладонь и карманы, изучая нечто совершенно новое и неожиданное в его короткой жизни, и мигом ускакал под бок к мамке, едва ближайший «борт» начал слегка поворачиваться в их сторону.
Дара с «экскурсоводом» тоже поспешили укрыться за соседним «сухопутным дредноутом». Это было ошибкой, видимо они незаметно оказались с краю стада и столкнулись с тем, кому сегодня спать было не положено.
Пришлось стоять пару минут по стойке «смирно» пока их не обнюхали с ног до головы и не признали надоедливыми, но безвредными чужаками. Возражать они не решились - властелин стада был чудовищно велик даже на фоне остальных громадин, а его дыхание чуть не сбивало с ног. И умиротворением от него точно не веяло, а вот ощущение силы просто разливалось вокруг.
В конце концов, их насмешливо обфыркали, и туша двинулась дальше. Преследовать стадо они не решились. У обоих сложилось впечатление, что их попросили не портить ни себе, ни другим такую замечательную ночь. Оставалось только послушаться.
Короткий овражек, буквально несколько шагов, и у Дары возникло ощущение, что она стоит посреди чьей-то гостиной. Вот, как ни удивительно, а именно такое чувство! И не важно, что вместо стен - поросшие травой склоны, а вместо мебели – несколько сучковатых деревьев, на которых хозяева развесили вещи. Зато кровать тут присутствовала совершенно роскошная, пусть и из наломанного лапника и слегка подсушенной травы, зато запах...!
Желания гостьи, топтавшейся с ноги на ногу в попытке найти тряпку для вытирания ног, были поняты без слов – ее тут же ухватили несколько цепких лапок и мигом засунули в самую серединку. Да накрыли сверху стогом душистого сена. Там, в окружении прижимающихся теплых и мохнатых тел Дара моментально заснула.
Почему-то ей показалось, что в таком окружении она теперь в полной безопасности. И, ни Прима, с серыми губами и белеющим в темноте телом, ни так и оставшийся безымянным «тирщик» с кровавым месивом вместо лица, ни живые факелы, тянущие из чадного пламени скрюченные черные пальцы, ни другие, встретившиеся ей на коротком жизненном пути – никто не вторгнется в ночные видения. Все они оставят её сегодня в покое. В эту ночь они не придут, чтобы молча стоять рядом и смотреть на нее спящую.
И ведь оказалась права.
***


 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 08.01.2013, 00:25 | Сообщение # 212
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Цитата (Степьнякъ-кочевникъ)
Оно, конечно, художественный прием, но хорошая кобура раскрывается от одного рывка. Еще пистолет с расстегнутой выпадет.

Тут все просто - кобура имеет механический или магнитный фиксатор (то есть оружие ни случайно не выпадет ни злоумышленником вынуто просто быть не может - только своей рукой ) и ремешок для постоянной фиксации.
Последний тоже расстегивается быстро, но это все же лишняя доля секунды.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 08.01.2013, 21:16 | Сообщение # 213
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
***
- Дара пропала! – шепот Маруси разрушил сон, в котором Вадим пытался сказать что-то важное знакомой спине девушки, руками опирающейся на парапет. Там во сне дул мягкий бриз, кричали чайки, и синело море, вот только девушка никак не хотела обернуться. И вообще было непонятно, слышит она его, или все эти слова звучат только у него в голове.
- Ох ты, горюшко! – казалось бы неуклюжий и неумелый Лука уже оказался рядом с костром и теперь стоял в странной позе, на четвереньках, но опираясь не на колени, а только на носки и одну кисть, рассматривая углубление в траве.
Так же, не поднимаясь на задние, он по-крабьи, но довольно быстро, начал сдвигаться вбок, продолжая высматривать что-то в траве. Непонятно, что он там такое видел, как и вытянувшаяся рядом Маруся, у самого Вадима умений едва хватало понять, что никаких следов борьбы не заметно. Пробежав так метров пятнадцать, Лука вдруг резко плюхнулся на колени и, обхватив голову руками, начал раскачиваться из стороны в сторону.
- Ой бяда! Свел Хозяин девку! А ведь такая была справная! - запричитал он горестно.
- Какой бл… «хозяин»?! Как «свел»?! – раздражение дикостью и невероятностью ситуации чуть не выплеснулось из Вадима потоком брани. Удержало только присутствие рядом другой девушки. И серьезное выражение, с которым она выслушивала этот опиумный бред. Если б не это, то любителю поскулить, когда надо срочно бежать и спасать человека, ушедшего неведомо зачем ночью в лес, полный зверя, пришлось бы испытать на себе весьма увесистые аргументы.
- Знамо какой, - вдруг разом успокоившийся Лука поднялся с колен, сохраняя на лице странную смесь горького разочарования и смирения, пополам с решительностью, - городские его легендой считают, да вот она легенда. Эх, спортит хозяин девку, и не уделать ничего…
«Он не врет, - вдруг совершенно четко понял Бероев, отчего душа ухнула, будто в пропасть, - он действительно уже заранее смирился с потерей».
- А ты? Вроде ж не городская, тоже что ли не веришь?! – вдруг переключился Лука на Марусю, словно не замечая изменившегося в лице Бероева, который от гнева, вызванного столь категорическим заявлением, не мог сказать ни слова и только сжимал и разжимал кулаки, да оглядывался по сторонам, словно ожидая, что Дара появиться из-за ближайших кустов, как ни в чем ни бывало.
- Ну не знаю… - с сомнением сказала девушка, отводя взгляд от Вадима и ковыряя землю носком сапога, - у нас про него только бабки рассказывают. Не видела я его ни разу. И никого не знаю, кто бы хоть след примечал. Не из балаболов, вроде тебя, – непонятно зачем напустилась она на хуторянина.
- Не видала, говоришь… Ну так иди, полюбуйся! – Горько усмехнувшись в ответ, Лука махнул рукой в сторону ближайшего куста, - али и теперь не видишь?
- Закус! – легко, но как-то стороной, по дуге девушка подбежала к указанному растению, и всплеснула руками. Вадим как привязанный потопал за ней, не зная, что и думать – тяжело нормальному человеку, внезапно попавшему в сумасшедший дом.
Но возле куста бред начал обретать материальные признаки, не иначе как сумасшествие заразно – одна из тонких веток оказалась будто сначала наискось срезана острейшим ножом, а потом кончик был аккуратно размочален так, что получилась плоская «лопаточка». Что это значило, Вадим не понял и повернулся к Марусе, но та неотрывно смотрела куда-то ему за спину, помертвев лицом.
- Задиры… - выдохнула она.
Упомянутыми «задирами», судя по всему, были три борозды на ближайшем стволе – сначала слева направо и одновременно вниз, а потом тоже вниз и справа налево. Этакий тройной знак «больше».
- Ага, - буркнул неслышно подошедший сзади Лука, и, шмыгнув носом, убито добавил: - «Мое», говорит, «не ходите следом». Вот оно как значится…
Тут долго сдерживавшегося Вадима наконец прорвало, и он, бешено сверкая глазами, заорал в эти огорчённые лица, уже смирившиеся с потерей:
- Плевать, Хозяин там, или черт лысый! Я ее никому не отдам! Надо идти и искать. Понятно?!!! - и неожиданно успокоившись, спросил тихо: – Вы пойдете?
- Так ведь она сама пошла… - начал Лука и запнулся, получив острым девичьим локтем в бок. - Не пихайся! Все равно не будет нам ни пути, ни следа, это ж Хозяин!
- Я! Её! Не отдам! – с нажимом сказал Бероев.
- Мы пойдем! – вдруг решительно тряхнула головой Маруся и снова долбанула локтем в бок хуторянина.
- Эх, чудак человек, она ж сама пошла… - но вдруг его взгляд как-то даже посерьезнел и стал уважительным. - Вона оно как. Значит, не откажешься? А ведь так и надоть… Может ведь и выйти… Как вернется девка – забирай ее в город, а лучше сразу на Землю. Это у нас лес, вона – за околицей, и кому нужна девка, которая из-под твоего боку в лес бегать будет? А так-то оно может и выйдет… Особенно, как детишки пойдут.
От жестокой расправы прямо на месте этого болтуна спас только острый локоток и то, что, завершив рассуждения, он мигом переключился с непонятных мыслей на дела насущные.
- А поискать, так чего ж не поискать. Хозяин нам не по науке, а вот девку по следам можно и найти… В лесу ей никто с Ним не навредит, но береженного… - и быстро двинулся по следу, так и не получив честно заслуженного тумака.
След, поначалу четкий и заметный даже Вадиму, уже через сто метров начал теряться, а потом и вовсе растворился в окружающих зарослях, несмотря на все усилия Луки и Маруси.
- Эх! - тоскливо махнул рукой балабол. – На руках он ее, чоли, отсель понес? Теперь только ждать, что сама придет. Поутру или через месяц, эт смотря как у них заладится…

***

Пробудилась Дара легко и приятно, отлично помня, где она, и как сюда попала. Разворошённая копна душистого сена, щекотливый стебелёк, потревоживший щёку, низкий клочковатый туман в отдалении и ворошащийся клубок из мохнатых тел, с сопением катающийся неподалеку. Прежде, чем поняла, зачем, она влетела в эту свалку, была подброшена, перевёрнута, подмята, после чего исхитрилась вывернуться и тоже кого-то пихнуть. Потом на ногах у неё оказалась неподатливая тяжесть, и возня прекратилась.
Исхитрившись повернуться, едва не вывернув себе шею, увидела своего гида, притиснутого грудью к её ногам. Поверх же восседал ещё один мохнатик, горделиво демонстрируя… банку с вареньем из крыжовника. Видимо из-за неё и произошла потасовка.
Новый персонаж (показалось, что это девочка-подросток) открутил крышку и, словно ложкой, щедро зачерпнул из сосуда раздора длинным языком. Сладкоежка довольно прижмурилась, явно испытывая удовольствие первого глотка, и даже прижала к голове одно ушко. Второе было жестяным и осталось стоять торчком.
Туша у Дары на ногах дёрнулась, подбросив лакомку в воздух. Пришлось срочно откатываться, чтобы не быть расплющенной весом возвращающегося обратно на землю тела. Но плюхаться на попу победительница не стала – осталась на ногах и снова запустила язык в банку.
Проигравший мохнатик обиженно заворчал, после чего заметно полегчавшая посудина перекочевала в его лапы… руки, конечно. С ловкими и цепкими пальцами. Уверенное действие языком, и уровень содержимого заметно понизился. Следующей варенье предложили гостье, благо, ложка у неё всегда при себе. Впрочем, когда уровень в банке достиг середины высоты, крышка была водружена на место, а сама посудина - закопана в подстилку.
- У вас имена есть? – спросила Дара, наблюдая за этими действиями.
- Я Медвежонок, а она Ёжка, - ответил старый знакомец. – Скоро ты? – обратился он к соплеменнице, прибирающей лакомство.
- Уже, - девчонка сорвалась с места и помчалась в прогалину между кустов. Остальные понеслись за ней и через пару минут оказались на берегу заводи, в которую, клокоча, словно кипящий чайник, вливался аккуратный водный поток. Все тут же прыгнули в воду, только Дара замешкалась, пока расшнуровывала башмаки, да скидывала с себя штаны и футболку. Ломящего холода горных ручьев здесь не было – приятная свежесть окутала тело, а потом началась возня, брызгание, подныривание и хватание за ноги.
Много времени это не заняло – выбравшись на каменистый берег, вся троица почувствовала отменный аппетит и, словно стая диких обезьян, занялась поисками пропитания. Ёжка позвала всех к длинным тощим стручкам, обильно свисавшим с веток травянистого куста. Впрочем, внутри оказались не горошины, а продолговатые колбаски мякоти, консистенцией напоминающие банан, а вкусом – смесь дыни и ананаса.
Потом они куда-то шли, прислушиваясь и принюхиваясь, подглядывая за тем, что творится вокруг. Дарины спутники ни о чём не разговаривали, изредка подавая знаки или издавая негромкие звуки. На деревья они карабкались ловчее, чем белки, а потом терпеливо поджидали, глядя, как она лезет следом. Раскачиваясь на длинных ветвях ивы, дразнили полосатого амфициона… который вовсе не хотел дразниться, только изредка ворчал в сторону надоед, а то и лапой отмахивался.
Тихонько, словно самые скромные на свете скромники, прошли мимо шерстистых носорогов, хрумкающих в редколесье, выкрали несколько яиц из утиных гнёзд, обнюхали их, обслушали, а потом с сожалением вернули обратно. Даре тоже почудилось, что под скорлупой уже зародилась жизнь, но по каким признакам она это почуяла, не поняла.
Их компания так и бродила по уже исхоженной девушкой вдоль и поперёк долине, которая, почему-то, выглядела в этот раз совершенно иначе. Словно не с точки зрения человека, а через восприятие других существ: растений, мышей и лягушек, вон того переросшего покосившегося гриба… Хвост буйвола расплющил по покрытому короткой шерстью боку кусачую муху. Птичка вынырнула из воды с рыбкой в клюве. Мама мегакошка снабжённой чувствительными пальцами лапой пододвинула к себе отползший слишком далеко пушистый комочек. И где-то далеко, на другой стороне озера кто-то грозный и злой встревожен и разочарован одновременно.
Дара встряхнула головой – мир вернулся снова к своему привычному состоянию: яркий, наполненный жизнью, он равнодушно покоился вокруг… но… косуля тянется мягкими губами к трепещущим над нею листочкам…
- Пойду я к своему, - вдруг произнесла она вслух.
- Ступай, - как-то отстранённо ответила Ёжка. – А то уже сил нет терпеть, как у него сердце кровью обливается.
Дара удивленно открыла рот. Она еще до конца не уверена, а они уже все знают. И о ней, и о нем…
- Она только-только начала слышать, - словно оправдывая человеческую девушку, отозвался Медвежонок.
- Придёте, если я ещё вареньем разживусь? – как же не хочется расставаться так быстро с этими замечательными существами. По крайней мере, желание встретиться с ними ещё раз просто переполняет душу.
Но долг… перед кем? Непонятно. Однако, воспринимается это именно, как долг. Вот он и зовёт её туда, к решётчатому укрытию, рядом с которым ждёт её… судьба?
Посмотрела на мохнатых своих дружков, на их задумчивые мордочки. Словно и им тоже жаль расставаться.
- Не знаю, у нас практика заканчивается, - протянул Медвежонок.
А Ёжка совсем по-девчоночьи шмыгнула носом.

Глава 14. Приказ – как много в этом звуке.

К своему жилищу Дара возвращалась открыто через залитую яркими лучами Гаучо луговину. Нарочно, чтобы видно было издалека. Когда добралась до укрытия, Бероев уже вовсю кашеварил, явно поджидая её.
- Привет!
Парень выпрямился, окатив ее холодным взглядом с головы до ног, ответил тоже прохладно:
- Странная у тебя привычка, гулять по ночам.
- Ну-у. Я ведь дома тут, вот и позволяю себе некоторые вольности, - забавно смотреть на то, как он сердится. Да ещё говорит так, словно она как минимум непослушная сестренка, а как максимум – неверная жена.
- Мы беспокоились о тебе, даже искали. Куда ты подевалась? Ни Лука, ни Маруся не смогли пройти по следу. Сказали, что тебя хозяин свёл.
- Ну да, - спохватилась Дара и бросилась ковыряться в продуктах, так и оставшихся лежать там же, где и вчера.
- Что-то ищешь? - спросил парень.
- Варенья, мёда или ещё чего-нибудь сладкого.
- Брось, садись, поешь как следует. Я тут капитального кулеша наварил, - с костра был снят котелок и поставлен на траву. К нему и присели, зачерпывая ложками густое варево. - Я перебирал запасы продовольствия, пока тебя дожидался, но ничего такого, о чем ты упомянула, там нет.
Какая-то натянутость слышалась в его тоне, будто он знает за ней что-то, заслуживающее упрёка, но напрямую высказаться не решается. И теперь от него веет холодком.
Что же, никакой вины за собой Дара не чувствует и ни в чём оправдываться не собирается.
- А где Лука? Где Маруся?
- Домой он побёг, потому что, говорит, коли сам Хозяин тебя свёл, то уж тут ничего не поделать. А она полетела дядю Сидора разыскивать.
- Хозяин? Да, есть в этих краях такая легенда. Кстати, мне про этих существ рассказывали, когда я была совсем ребёнком, так что я мало что помню. А ты со здешним фольклором не знакомился, когда готовился меня искать?
- Нет, нас очень поспешно послали, даже инструктажа толком не провели. Напихали инфы в визоры и отправили ближайшим рейсовиком.
Никак разговор не ладится. Натянутый он какой-то, напряжённый.
- Так был с тобой ночью Хозяин, или не был? - наконец прорвало парня.
- Это допрос? – спросила как можно мягче, но тон Бероева ей точно не понравился.
- Просто интересуюсь, - скрипнул он зубами. – Так и будешь убегать неведомо куда по ночам?
- А ты как думаешь?
Снова напряжённое тягучее молчание.
- Ты, как я понимаю, здесь останешься жить? – вон как пробрало, и не смотрит на нее. Только Дара никак не могла понять, в чем он ее обвиняет.
- Останусь, - кивнула спокойно. - Не обязательно буквально на этом самом месте, но на Прерии — точно. Оказалось, что это мой дом.
- А если тебе предложат вернуться на Землю?
Мотнула головой, не понимая, куда он клонит.
- Даже, если вместе со мной?
В ответ на этот вопрос Дара испытующе посмотрела на юношу: Замуж, что ли зовёт? Или в постоянные подруги? Ох уж эти просвещённые земляне — поди, разбери, что у них на уме? Иное дело местные, тот же Лука! Живи хозяйкой, деток настрогаем, а когда потолстеешь — новое ружьё тебе справим. То есть на всю жизнь сговаривается. А этот красавец чего-то там у себя внутри думает, и в самом же себе сомневается. Нет, раньше, в учебке, у неё от подобного предложения тихонько зазвучали бы струны в душе, а сама она вполне могла бы потерять голову и побежать на зов.
Но сейчас, дважды увидев, как подобные вопросы решают местные парни, она чувствует себя обманутой.
- Понимаешь, Вадик. Года через два-три я захочу деток рожать, и растить их лучше всего на этой планете. Так что отпущенный мне природой срок до этого момента посвящу тому, что совью гнездо, найду средства для пропитания и человека, на чью поддержку смогу твёрдо рассчитывать. Познакомлюсь и подружусь с соседями, узнаю, где какие школы. А если улечу на Землю — попаду в зависимость, хорошо, если только от тебя. А вдруг вляпаюсь в какую-нибудь засаду?
Она перевела дыхание, давно так обстоятельно не говорила о своей дальнейшей судьбе. А тут вдруг само – одно к одному сложилось. Говорила и понимала, что так оно и есть на самом деле.
- Это здесь я — хозяйка своей судьбы. Но не в мире городов и интересов больших людей. Не желаю быть марионеткой в руках слепого случая.
- У тебя последний молочный зуб выпал? - вдруг резко сменил тему парень.
- Ага.
- Вот по всему ты — сущий ребёнок. А разговариваешь, будто зрелая женщина.
Он вскочил, подхватил пустой котелок и пошел к берегу – мыть посуду.
А у нее слезы на глаза навернулись от резких слов.

***

Скрывшись в своём решётчатом убежище, Дара опустилась на циновку. Обида на Бероева за такие поспешные выводы еще не выветрилась, и теперь ей требовалось немедленно чем-то занять руки, чтобы рассудительно и без поспешности привести в порядок мысли. Подтянув к себе наспех уложенный вчера рюкзачок, принялась в нем рыться, машинально прикидывая, во что бы одеться. Вот не заботило ее это совсем, даже вчера, а тут, хотя сейчас ей меньше всего хотелось ему нравиться, словно назло решила выглядеть лучше.
Гардеробчик у неё нынче скромный. Камуфляжная футболка и брюки, что получила от группы сопровождения ещё там, на Земле, в пронизанном солнцем южном городе, и сейчас на ней. Собственно — с тех пор, как прибыла на Прерию, ничего другого и не надевала. Серый костюм с круизного лайнера? Симпатичный, но обстановке совершенно не соответствует. Башмаки ещё детдомовские, надетые на первое задание из-за удобства и прочности. Другой обуви как не было, так и нет. Вот и все богатство. Невольно вспомнились яркие тряпки, купленные для создания имиджа, которые так и остались в отеле вместе с вместительным чемоданом на колёсиках. Перед глазами возникли, будто дразнясь, превосходные яркие купальники, изящное бельё, шляпка, халатик... а на ней единственные трусики и лифчик-маечка... А ведь хорошо бы все это выстирать, да и самой искупаться пора. Если бы не Вадим – проблемы бы не возникло, а как быть при нем? Даже учитывая, что под жаркими лучами Гаучо сохнет одежда от силы часа два, не ходить же перед парнем голышом. Слишком много чести!
Эх! Хорошо мохнатикам — на них всегда шерсть. Жаль, что практика у них заканчивается скоро, но ведь ещё не завершилась! То есть — они ещё здесь. Надо же, у них тут действительно, снайперский полигон — ведь не случайно именно такая винтовка была при этом парнишке.
Уложив все обратно в рюкзак, взяла мыло и вышла к Бероеву, лениво загорающему на берегу. Все еще дуется? Похоже на то. Ну, на обиженных воду возят.
- Эй, побудь тут, я ненадолго!
- Куда? – сразу встрепенулся он, приподнявшись на локтях и окидывая ее подозрительным взглядом.
- Купаться-стираться. И не ходи за мной, ясно?
- Очень надо, - хмыкнул он, снова откидывая голову на приспособленный вместо подушки вещмешок. – Осторожней только.
Она даже улыбнулась беспокойству, все же прозвучавшему в голосе парня. Отелло недоделанный, а ведь у них даже слова не сказано об этом, и обещаний друг другу никаких не давали…
***


 все сообщения
КауриДата: Среда, 09.01.2013, 13:15 | Сообщение # 214
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
***

Первым делом, устроила стирку. Сначала камуфляжку, в последнюю очередь нижнее белье. Быстренько все прополоскала, отжала и, встряхнув, разложила на нагретых камнях. Может и за час высохнет – солнце сегодня жарит немилосердно. Нырнула с большого камня рыбкой, наслаждаясь уже привычным за последние дни купанием. Кусты хорошо скрывают ее от Вадима. А вот отсюда, если отплыть немного, как на ладони видно берег перед ее бытовкой, где он расположился, – так что особо не сторожилось, хотя парень уже не валяется, а собирает хворост - видать готовить будет. Вот и хорошо, после купания она всегда чувствует зверский голод.
Вряд ли этот весь из себя серьёзный и грозный юнец пойдет за ней подглядывать. Гордый больно. Хотя, где-то в глубине души немножко жаль – ну неужто ему ни капельки не интересно?
Вода в озере тёплая, только слегка освежает. Зато смывает пот и грязь, да и волосы после неё не путаются. Дара накупалась вволю, позволив себе сегодня никуда не спешить, заодно давая время солнышку высушить одёжку. Погонялась за непугливым семейством уток, с любопытством косящих на нее блестящими глазами. Уплыли, но так и не взлетели. Вот, что значит – совсем не боятся людей. И опасности от нее не видят, хотя она крупнее их в несколько раз.
Откинувшись на спину, Дара долго рассматривала легкие пушистые облака, лениво шевеля руками-ногами. На душе постепенно становилось совсем спокойно и хорошо. Чтобы ни принес ей этот день – справиться, как всегда. Все у нее получится. Чуть не задремала под ласковую музыку близкого леса, даже воды немного хлебнула. Благо она тут чистая, как слеза. Не сравнить с тем безобразием, что в карьере возле их интерната.
Несколько раз окунулась с головой, и решив, что уже довольно, вымыла на берегу волосы, отполоскала пену, и немножко походила вдоль берега по мягкой траве, обсыхая.
Гаучо не подвело – одежда отлично высохла, так что, натянув ее неторопливо, ощутила себя другим человеком. Шнуруя ботинки, прислушивалась к тому, как большая полосатая древесная мышь на соседнем дереве подбирается к висящим на ветках орехам. А правее в траве ящерица роется в поисках поживы. И тут – вот сюрприз, заметила Вадима. Подглядывает, всё-таки, нечестивец! Как раз потерял ее из виду, крутит головой. Ну надо же, таким гордым и неприступным прикидывался, а сущий пацан! А она-то расхаживала, в чем мать родила! И долго он тут, интересно? Мысли промелькнули и умчались, а план, как проучить наглеца, уже готов. Не, ей-то не жалко, пусть бы и смотрел, вот только отомстить за такое поведение захотелось из чистой вредности.
Скользнула в камыш и, подчиняясь шелесту его острых листьев, заскользила к зарослям молодой поросли широколиственных деревьев. Заложила неширокую дугу и появилась за спиной этого красавца, схватив его за ухо. Да с вывертом.
- Нехорошо подглядывать...
Реакция тренированного «волкодава» оказалась стремительной — он мгновенным движением руки загрёб... воздух, одновременно ударом ноги пнул... пустоту. А Дара уже растворилась в мельтешении полуденных теней, успев запустить в парня подвернувшейся под руку шишкой. И засмеялась серебряным колокольчиком.
Да, она хозяйка здесь! Понимает и знает то, что творится вокруг: справа пёстрая птичка тонким кривым клювом что-то достаёт из-под коры, а... ой! Вчерашний полосатый амфицион смотрит на неё голодными глазами, готовясь к броску. Ух-х! И стремительно взлетела вверх по гибкому стволу гигантской лещины. Насмешливо посмотрела на раздосадованного зверя.
- Вадим, лезь на дерево, - закричала, спохватившись. – Быстро! Тут хищник!
Уф, успел вскарабкаться и теперь выбирает, куда бы всадить пулю.
- Не стреляй, - предупредила, успокаиваясь, - он уйдёт через пару минут. На левом склоне пасутся козы, вот на них животинка и будет охотиться.
- Хм, - парень выгнул бровь, опуская оружие и насмешливо ее разглядывая. – Поверю на слово, русалочка!

***

Когда вернулась к своему убежищу, заметила, что Бероев что-то поспешно убрал в карман жилетки. Какой-то конверт, сложенный то ли пополам, то ли вчетверо. Похоже — невскрытый. От самого же парня веяло тревогой и неуверенностью. Показалось, что страхом, но это было нелогично — бояться тут нечего. Значит, неуверенностью.
Дара опять прислушалась к своим ощущениям, к восприятию окружающего, к новым впечатлениям. Тут, у костра, рядом с её постройкой и вблизи Вадима она уже не чувствовала себя частью текущего потока жизни. Видимо голова переключилась на «городской» режим. На цивилизованное общение.
А если специально прислушаться?
Попыталась — что-то вроде бы и есть, по крайней мере, теплится внутри какая-то надежда вовремя почуять опасность. Но винтовку лучше положить поближе.
Парень поглядывал на неё с задумчивым интересом:
- Ну и быстрая же ты, - сказал он с некоторой даже завистью. - Что это за техника? Я читал в книжках, будто такому можно научиться, но инструктор по рукопашному бою сказал, что всё это сплошная выдумка.
Улыбнулась в ответ, ну правда, не объяснишь же всего словами.
- Уха? – обрадовалась, принюхиваясь.
Хмурый взгляд тут же сменился добродушным:
- Ага, давай уже есть, пока не остыло.
Хлебали наперегонки, забыв на время обиды и недомолвки, закусывая ломтями черного душистого хлеба. Только за ушами трещало, как говориться. Что там Лука! На свежем воздухе никаких изысков не нужно, да и не так уж плохо Бероев готовит - стоит признать.
Лишь когда на дне котелка не осталось ни капли, вздохнули дружно и понимающе переглянулись.
- Спасибо, - с чувством сказала Дара. – А чаю не осталось?
- Не осталось, - вежливо ответил Вадим. - Но я сейчас кофе заварю, местный, сам не пробовал…
- А что у тебя за письмо? – спросила равнодушно, откинувшись на траву. Успела заметить затравленное выражение, прежде чем закрыть глаза.
- Приказ...
Она не ждала уже, что ответит. Но промолчала. Если захочет – сам скажет.
Минуты две слушала, как возиться с котелком, как наполняет водой и снова вешает над костром. Наконец проговорил:
- Насчет тебя.
- Прочти!
И все это, не открывая глаз, в обманчиво-расслабленной позе, чутко слушая окружающий мир.
- Не могу я!
Она даже села, во все глаза глядя на него. Такая мука прозвучала в голосе «волкодава».
- Читай! – приказала резко. – Если велено ликвидировать — сам понимаешь, мне даже фора не понадобится. Лишь бы сам ты случайно не травмировался.
В его глазах буря чувств, словно хочет впитать ею всю… перед чем?
- Читай же, - сказала устало, снова ложась на траву. Как же с ним нелегко! Дадут приказ – выполнит? Убьет её? Ну а что, в самом деле, кто она ему? В горле вдруг встал комок, когда послышалось шуршание бумаги. Опять в бега? И нету смыла злиться на несправедливую жизнь. Глупо.
И совсем неожиданным оказался результат - парень вдруг рассмеялся, но как-то безрадостно, даже зло. Его, словно подбросило.
- Что там?
- Идиотизм, - скривился он, комкая бумагу и швыряя ее в костер. Словно, завершая это отвергающее действие, вскочил, пошел к берегу, сунув руки в карманы. Вот и ладно, пока он был к ней спиной, Дара быстро пролистала в коммуникаторе то, что успела наснимать заблаговременно правильным образом сориентированная винтовка. Она сейчас хоть мало похожа на фотоаппарат, но все функции, включая удаленный спуск, при ней остались.
Невелик улов - всего двадцать семь кадров и только на пяти виден краешек бумаги. А рассмотреть и вовсе можно лишь пару верхних строчек. Но и их хватило.
- Скажешь?
Вадим обернулся, кусая губы, дернул плечом, зло пнул какой-то камень.
- Ничего особенного!
- И все же?
Нерешительный взгляд из-под ресниц. Вздох.
- Это тайна. Я же солдат.
Самой противно, как упорно его допрашивать, но очень хочется.. Почему-то безумно важно узнать, что он ответит. Даже внутри все скрутилось тугим узлом от ожидания. И безумно трудно притворяться равнодушной.
- Да какая тайна. Бред один, а не приказ! Могли при инструктаже объяснить а не устраивать безумные гонки на вживание.
- Что?
- Предлагают поддерживать с тобою контакт! Ой, - он бросился к котелку, в котором варилась кофе, ругнулся, обжигаясь, засуетился, разливая в кружки. И не видел, как до боли она сжала кулаки, впиваясь в ладони ногтями. Не сказал! Ну что ж - его дело. И жутко интересно, как же он теперь собирается выполнять этот достаточно изуверский приказ? Прямо после кофе, или когда?
- Я на минутку, - предупредила она весело, - не ходи за мной.
- Давай, только не долго. Сахару класть?
- Две ложки, - крикнула Дара. Чуть подумала, и добавила: - Маленьких, но полных до краёв, - этого скрытного гада, определённо, необходимо мучить.
Прислонилась к дереву лбом, царапая ногтями кору, но не ощущая ничего из-за боли в душе. А перед глазами горит строчка его приказа:
«Поддерживать контакт. Постараться завести любовную связь и войти в доверие»
Блин, что за приказы дают военным?! Козлы! Отбила носок, саданув ботинком по дереву, но как-то ей от этого ни капельки не полегчало. Да ну их! Их всех! И ревнивого Бероева в том числе. Одна проживет! Не нужен ей никто… А пока… А пока подыграет ему. Если начнет выполнять.
Кстати...
- Ёжка! У вас ведь практика ещё не полностью закончилась? - обратилась Дара в пустое пространство. Подсказывало ей что-то, что приглядывают за ней мохнатики. Подождала ответа. Прислушалась к тому, что происходит вокруг. - Мохатики! Вы ведь тоже за мной присматриваете! - воскликнула негромко. - Почему?
- Не закончилась, - ответили справа. Но на глаза не показались.
- У вас тоже есть любовь? - и откуда, спрашивается, возник у Дары этот вопрос?!
- Ну, не знаю. Мы с вами очень разные... - в ответе не слышно уверенности.
- Но, что это для вас?
- Говорят, что, если родив одного ребёнка, второго заводишь от того же... - последовала пауза, - … самца, кажется, ты так нас воспринимаешь. Так вот это и есть любовь.
- Ёжка! Я вас воспринимаю, как сказку из детства. Ты уж не обижайся. А кто тебе ухо сломал?
Пауза. Тягучая и напряжённая.
- Неужели я?
Новая пауза.
- Прости пожалуйста, я даже не знала.
- И на каблуке крутнулась, - всхлипнул голос справа. - Ладно. Проехали. Вы вообще странные. Но на людей иногда бываете похожи.
Дара вдруг почувствовала, как из глаз её... из правого... катится крупная, с горошину, слеза. Мохнатики. Бероев. Отчего он так взвинтился? Она же — мудрая и опытная, должна сообразить. Спокойно. Ведь если подумать, видно, что ему самому несладко от такого приказа. Если бы он сказал всю правду, наверное, посмеялись бы вместе, может быть, даже спланировали, как его выполнять... ой! Как-то она к этому не готова. А он? Раз утаил от неё правду, значит… Не может быть, чтобы у него никого до неё не было. Так в чём же дело? Нет! Хватит уже.
Сначала нужно прийти в себя, а потом — всё остальное.
Снова вышла на берег уже успокоенная. Принятое решение дало новые силы. Дара подошла к Вадиму, так и ожидающему её около костра, взяла протянутую кружку, легко поблагодарила взглядом. Задумчиво отхлебнула, не чувствуя вкуса и глядя на дальний берег озера, на взлетающую крупную птицу, кем-то потревоженную. Точно, хорёк подкрадывался, но остался на этот раз без добычи.
- Вот мой контакт, - Вадим протянул ей карточку с записанном на ней номером. - Сетка здесь есть, так что ты сможешь изредка проверять сообщения, которые я стану для тебя оставлять. Как я понимаю, визитёров, что могут появиться здесь про твою душу, ты не опасаешься, - что-то вроде уважения светилось в его глазах. Или благоговения. - Возможно, ещё увидимся, если... - как-то странно он не договорил - ...если получится. А мне лучше вернуться в Ново-Плесецк.
Итак — парень её мечты решил сделать ноги. Надо же, как трогательно! Пока не получил приказ её охмурить — подглядывал за ней и кормил вкуснятиной. А тут вдруг разом сделался холодный и весь из себя деловой. Даже решил сбежать, как это делают дети, встретившись с серьёзным затруднением. Н-да! Не напрасно она не доверяла властям предержащим. Даже здесь, в глуши несусветной, они дотянулись до неё своей загребущей дланью и всё испортили. Ну уж дудки! С этого момента она переходит на сторону оппозиции и принимается бороться за свои права... за Бероева, определённо.
- Коптер вызовешь? - спросила, вроде как из вежливости.
- Ждать неохота, - ответил, будто с ленцой. - Пройдусь.
Ага-ага. Пройдется он. Ладно, когда они втроём, прикрывая друг друга лазили неведомо где. Нет, он, конечно, тренированный боец, но топать полторы сотни километров по здешним лесам! А ногу сотрёт! Или еда закончится! Почему-то Даре стало тревожно.
- До Йориковки тебя провожу, а там каботажник иногда бывает. На нём доберёшься, - сказала она нейтральным тоном. - И не спорь. Тропа тут удобная, а коли не поленишься бежать — к вечеру будем на месте.
Посмотрела, как он укладывает рюкзак, чуть ухмыльнувшись про себя — а ведь уже хорошо за полдень. Ладно, поспешить действительно стоит. Она ведь не сказала Вадиму, вечером какого дня они доберутся до посёлка... хи-хи. И что ночь вдвоём им определённо предстоит провести в весьма уединённом месте. Она хорошо помнит, где расположена первая ночлежка, поставленная на тропе местными. Бортничают они здесь, оказывается.

***


 все сообщения
LookDreamДата: Четверг, 10.01.2013, 08:16 | Сообщение # 215
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Ух, скоко много выложено продок, никак медведь в лесу помер, что нам столько дали почитать)))

История взаимоотношений развивается, как с кошками так и с мальчишками. Дара не пошла по стопам однофамилицы))) и осталась верна суровому военному. И чтото мне подсказывает, что Элен ухаживая за раненным тоже может завязать какие-нибудь неуставные отношения безо всяких приказов.
Соприкосновение с природой описано хорошо. понравилось, танцует, бегает. Надеюсь пригодится ей в будущем эта способность.

жду дальше и побольше раз уж раздобрились так.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 10.01.2013, 10:09 | Сообщение # 216
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
LookDream, ну ты прям все по полочкам разложила, спасибо тебе большое, наш стойкий хоть и нагленький читатель!!!!


 все сообщения
КауриДата: Четверг, 10.01.2013, 10:11 | Сообщение # 217
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Продолжение (окончание 14 главы)

***

А хорошо парень держится. Почти не пыхтит даже. Уверенно принял предложенный темп бега — лёгкий, ненапряжённый, танцующий стиль, что показал ей вчера Медвежонок. Дара отлично видит и слышит то, что происходит в округе — они сегодня никому не мешают, скользя по твёрдо утоптанной поверхности тропы. А вот сейчас лучше перейти на шаг — стадо оленей впереди. Не хочется их пугать. Тем более, на них кто-то охотится. Ага, стая мегакотиков короткой дугой отделилась от леса и погнала будущих жертв вправо от дороги. Можно продолжать движение.
Наконец, показался навес с решетчатыми стенами. И как раз смеркается. Пора устраиваться на ночлег.
- Ты же говорила, что к вечеру будем на месте, - в голосе Бероева звучит не недовольство, а какое-то разочарование.
- Так завтра же, тут полсотни километров, как-никак. - Дара даже не думает оправдываться, её сейчас больше интересует ложе, которое ей впервые предстоит разделить с мужчиной. Интересно даже, осмелится ли он? Или она сама? Ой, мамочки! Страшно-то как! Сухая трава брошена поверх широких нар... облом. Тут не сразу ещё и отыщешь друг друга.
Перекусили галетами, запивая их кофе из Бероевского термоса, и завалились спать. Вот, лежит рядом бревно бесчувственное. Притиснулась к нему, занырнула под руку, а он только дышит сзади в затылок, и даже не делает никаких попыток что-нибудь предпринять.
- Вадим! У тебя раньше была девушка?
Молчит. Сопит и притворяется спящим. А может, она ему не глянулась? Ну, когда подсматривал?
Ночная тень неясно обозначилась в скудном свете спутника, проникающем сквозь листву. Крупный зверь мягко прошествовал мимо, остановившись на мгновение, чтобы издалека поглядеть в сторону людей. Вадим напрягся, и мышца его руки разом сделалась твердой — явно направляет на хищника ружьё. Тихонько его погладила, успокаивая. Неужели он не чувствует, какое умиротворение и сытость исходят от этой крупной кошки с огромными клыками?
***
В деревеньку прибежали вскоре после полудня. Луки дома не оказалось — всё еще мотается где-то в лесах. Зато их встретила Маруся:
- Ой, Дара! Как здорово, что ты пришла. А я так и не отыскала дядю Сидора. Решила его здесь дождаться. Пойдём, познакомлю тебя с Маринкой и Рустамкой, с тётей Февроньей и Алевтиной Васильевной. А ты, Вадик, какими судьбами здесь?
- В город мне надо добраться. Не знаешь, с кем сговориться, чтобы отвезли?
- А чего тут знать? Вон посудина у берега качается. Через часок-другой отправится аккурат в Ново-Плесецк. Так что, сговаривайся с Рустамкой. Ну да она никому не отказывает, - проговорила Маруся с каким-то особенным выражением, будто на что-то этакое, фривольное, намекая. Даре сразу сделалось тревожно.

***
Женщины привычно занимались стряпнёй и чесали языками. Дара легко нашла себе среди них занятие, поглядывая время от времени на статную девушку, с редким именем. Никак не узнавая в этой красавице ту самую голенастую, с которой водила знакомство в детстве. А спросить хотелось. Но как?
- Рустамка! А не было ли у тебя в детстве обреза из винтовки Крнка? - нашла, наконец, подходящий вариант.
- Как же, как-же, был. Только разорвало его. Сказали, что в нём от старости весь мартенсит деградировал, вот и не выдержал ствол полного заряда. Так тому уж сколько лет! Чего это ты вдруг вспомнила?
- Так я родилась тут, на Прерии, и до шести лет жила. Помню вот: «Кондрашка — рыбашка и дочь его Русташка». Это ведь про тебя.
- Уй-юу-у! Я тебя и не признала. Ты же со своей мелкопулькой всегда на прогулке шла впереди меня, чуть левее, — Дару так потискали, что косточки затрещали. - А потом дядя Ляпа тебя на рейсовик до Земли посадил, как родители твои с верховьев Белой не вернулись. Говорил — родственники какие-то там у тебя были, а он твоему бате обещал. Вот не думала, что ты вернёшься, да ещё и с Хозяином поладишь, - она озорно подмигнула. - И что он только в тебе нашёл — кожа да кости! Ты вообще, как там на Земле устроилась? Где жила, на кого училась?
- Не нашлись мои родственники. Сразу оказалась в детском доме, там и школу закончила. Подумала — что мне на Земле делать? Кому я там нужна? Вот и вернулась, - рассказывать всю правду совершенно не хочется, а так тоже получается не ложь. Жаловаться же на жизнь — этого от неё не дождутся.
- Слушай, так про Хозяина-то, расскажи. Бают, он за это самое награждает так, что и представить себе трудно, - Рустамке явно не очень интересно про дела земные.
- За что, за это самое? - Дара, конечно, намёк поняла, но несколько растерялась.
- Ну, за невинность девичью, за что же ещё?!
- Ой! Наверное мне бестолковый Хозяин попался. Или Хозяйка за ним строго приглядывала? А только ничем, кроме танца под звёздами он меня не одаривал. Хотя, ещё показал, как по воде ладошкой хлопать.
- Баяли, если кто с Ним знается, того ужо зверь в лесу не трогает, - встряла в разговор Февронья. - Только давно уже ни о чём подобном никто не слыхал. Мне матушка рассказывала тому уж, считай, лет тридцать назад.
Дара на это ничего не ответила. Пожалуй, не врёт народная молва. С тем, слухом и зрением, что стало прорезаться в ней после ночной прогулки и танца между лучей, прорывавшихся сквозь листву, действительно можно уберечься от многих опасностей. Но сейчас, в селении, это бесполезно... куда это Рустамкино внимание столь пристально обращено?
Проследила за взглядом — Вадим идёт купаться, а она так и ест глазами его крепкую фигуру. Да что же это делается! Грабёж!
- Эй, парень! Ты что это задумал? - сильный грудной голос девушки просто завораживает.
- Окунуться хочу. Жарко нынче.
- Ага, а вон тех тварей, что резвятся в волнах, ты что, в упор не видишь?
- Дельфинов? Вижу. Они что, кусаются? - парень улыбается, но уже остановился и даже сделал несколько шагов назад. То есть, даже и не думает пренебрегать предупреждением местного жителя.
- Какие дельфины? Откуда им на Прерии взяться? Пакицеты у нас, а с ними шутки плохи.
- Спасибо, что предупредила, - Вадим подошел совсем близко и явно любуется роскошной Рустамкой. - А мне тут наш проводник сказал, что это дельфины.
- Митрий не мог, он таких шуток не понимает, - вступила в разговор Алевтина Васильевна. - Это вы, городские, можете позволить себе нечто подобное. А у нас тут всё всерьёз.
- Да нет, не Митяй. Это Кирилл Матвеев. Он уже пять лет на Прерии.
- Сыскарь, чо ли, из Новоплесецка? Ну, это он не со зла. От пляжей тамошних этих зверей отвадили, вот и нет в человеке опаски. Он может и не знать, что тут такие твари водятся.
Дара же, слушая эту перепалку, напряжённо думала, как поступить ей? Уж очень заинтересованным взглядом ласкала обнажённый Бероевский торс капитанша каботажной лоханки.
- Вадик. Я, пожалуй, тоже в город съезжу. Мне надо кое-что там себе присмотреть. Так, когда отплываем? - это уже подруге детства.
- Вот поедим, и в дорогу. Февронья, зови народ, готово уже всё.

***
Это неуклюжее с виду корыто бодренько бежало вдоль берега. Палубы у него толком не было — одна сплошная покатая поверхность, стоять на которой практически невозможно. Зато многие её части прозрачны, так что — смотри не хочу. Рустамка сидела в креслице у небольшого штурвала. Вадим выглядел нервным, но не мельтешил, уйдя в какие-то тяжкие думы. А Дара переоделась в серый костюмчик и теперь разглядывала себя в приличных размеров зеркале, закреплённом прямо в рубке.
- Что, не отдашь своего парня? - понимающе спросила капитанша. Оставалось только кивнуть. - Тогда возьми вот шляпку, а то у нас тут мигом голову напечёт.
Примерила. Надо же! Никогда бы не подумала, что простенькое канотье со скромной ленточкой вокруг тульи может оказаться ей так к лицу.
- Спасибо. Только, понимаешь, у меня ни копейки денег нет. Не подскажешь, как бы подзаработать немного? И, если ссудишь чуток, то я потом верну, - она прошептала это совсем тихо, чтобы Бероев не расслышал.
Рустамка ухмыльнулась и нырнула в визоры:
- Пап, тут Дарка Морозова вернулась с Земли. Вся из себя голая, босая, но с огромным желанием трудиться, - громко и ясно оттранслировала она в полный голос. Выслушала ответ, а потом спросила: - Ты какую-нибудь специальность имеешь? Ну, в такой мере, что и сама могла бы других научить?
- Мыть, стирать, прибирать... - замешкалась девушка. - Готовить могу нормально...
- Снайпер она. Каких мало, - вдруг «очнулся» Бероев. И в этих словах прозвучало уважение.
- Да, пап, я поняла, что ты слышал. Что? Дара, дай твой контакт.
Пришлось лезть в рюкзак, доставать металлический футляр с визорами и активировать их. Чуть погодя слабый писк возвестил о приёме сообщения. Собственно — сумма «упавшая» на счёт не была велика даже по её меркам, но на необходимые покупки этого должно было хватить. А ещё пришло предупреждение, что встретят на пристани. Какая-то Яга, не к ночи будь помянута.

***

Яга оказалась симпатичной женщиной средних лет.
- У тебя корочки имеются? - спросила она деловито сразу после приветствия и взаимного представления.
Оставалось только отрицательно покрутить головой. Скосила глазом на Вадима, но тот провожал взглядом входящий в бухту катер. Точно, тот самый, что приплывал к ней в Глухую долину. И этот, в бандане, торчит из рубки. Где это они столько времени мотались?

- Ну, коли нету у тебя документу, - улыбнулась встречающая, - то вот тебе Василий. Ему и сдашь экзамен, - она скептически посмотрела на эту фифу, вцепившуюся в фотоштатив и совершенно не вяжущийся с образом горожанки рюкзачок в разводах камуфляжных пятен.
- Ага, мам. - Василий сделал учтивый жест в сторону квадрацикла с чудовищными колёсами, на что неожиданно болезненно отреагировал Бероев. Сообразил, что третьему в этом экипаже места не найдётся.
Он быстро что-то сделал со своими визорами, и короткий сигнал дал понять, что его контакт теперь имеется и у Дары. Кивнула в знак признательности и ответила тем же.

***

Тир оказался просто роскошным. Как раз в том самом белом городе, который так и назывался: «Белый Город» - самый фешенебельный район Ново-Плесецка. Посшибать предложенные мишени было несложно. Даже скучно как-то. Василий, глядя на её успехи, радовался, как маленький, только не подпрыгивал и в ладоши не хлопал. А потом они снова ехали, но уже в скромный район, застроенный одноэтажными домиками. И встретил её именно дядя Ляпа. Он её тоже узнал:
- Что, не усидела на Земле, егоза, - похлопал он Дару по спине. - Вот чуяло моё сердце, что вернёшься. Как там дядя твой, не обижал малышку?
Покрутила головой, давая понять, что всё нормально, и что никто ей никакого худа не делал.
- Тут такое дело! - нахмурился мужчина. Надо несколько человек обучить... ну, ты понимаешь чему. Дела у нас тут могут грозно обернуться, отсюда и беспокойство имеется. Ты как? Пособишь?
Дара сняла визоры, отключила их и упаковала в футляр.
- С федеральными властями тёрки? - спросила она прямо.
- Может и до этого дойти, - кивнул дядя Ляпа. - Или с частной военной компанией, нанятой корпорациями. Путано тут нынче. Так что — против кого угодно может понадобиться сила.
- То есть защищать придётся жителей тутошних? - ещё раз уточнила Дара.
- Да сами они защитятся. Только научить их нужно тонкостям современной войны.
- Эт да, эт нужно, - она улыбнулась.
- Тогда есть иди, а после спать укладывайся. Поздно ужо. Завтра докуём.
- Не, дядь Ляп. Давай послезавтра. Мне денёк нужен, чтобы дела кое-какие уладить.

PS Продка сегодняшняя посвящается самой лучшей читательнице - Лукдримке!!!!


 все сообщения
LookDreamДата: Четверг, 10.01.2013, 18:03 | Сообщение # 218
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
cry утерев непрошенную слезу)) прочла!

Наш Василий оказался образцом галантности, надо бы себе обратно его прибрать)))
Ну и наконец Ново-Плесецк, очень понравилось, что они опять в городе и в такой хорошей компании.

Но вопросы остаются)) где "эти" так долго пропадали, и в каких позах... то есть чем они там занимались!)))
И Бероев так и не посягнул на святое или посягнул.. можете считать меня глупой, но я так и не поняла было у них там чтото или нет. Дара так решительно настроилась на первое разделение ложе, что даже и не знаешь что ожидать, может того, изнасиловала))

И да п.с. чего посвящать)) вписала бы мою героиньку туда)) а то пропадет сиротинушка)))))))))))


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 11.01.2013, 11:11 | Сообщение # 219
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Наш Василий оказался образцом галантности, надо бы себе обратно его прибрать)))

Парень свободный. Вернулся с Земли, где выучился на геолога. Сердце его пока никем не занято.
Цитата (LookDream)
вписала бы мою героиньку туда)) а то пропадет сиротинушка)))))))))))

Так подгони её на пристань в момент прибытия Дары, поревнуй свою Кэт, глотая пыль из под колёс Монстра, а потом гони её к Ваське домой, устраивать первую семейную сцену (этот гад её ведь с мамой даже познакомил!)
Вот ужо он Сапфирке-то башку оторвёт!


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.01.2013, 19:23 | Сообщение # 220
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Глава 15. Нынче здесь, завтра там.

Ленка уже привычно крутила штурвал, за два дня отлично освоив новое для нее дело, кидая искоса взгляды на сидевшего в шезлонге Кирилла, и размышляя на тему, какими же детьми становятся мужики, стоит им превратиться в больных.
- Ну ё-моё! Правь ближе к берегу, ты что - не помнишь, как здесь шли?
- Не помню, представь себе! И кончай меня изводить дурным настроением!
- Извини, - он отвернулся, обиженно засопев.
Некоторое время над катером царила блаженная тишина, если не считать звуков природы, вроде пения птичек и стрекота скрытых травой насекомых на близком берегу. Это еще счастье, что скорость сейчас стала повыше, так как самые извилистые места остались позади, после чего речка значительно расширилась. Но, тем не менее, уже не терпелось увидеть океан, да и вообще прибыть в город, принять ванну, и хоть на пару часов избавиться от зануды капитана.
Бероев не отвечал на звонки, видимо визоры отключил, но последнее сообщение, пусть и краткое, давало надежду, что все будет хорошо.
«Я в порядке», - отписался он к вечеру первого дня.

Ленка вспомнила, как они вдвоем спешно тащили капитана прочь от места встречи с Дарой, молча выслушивая ценные указания Кирилла, и каждую секунду боясь подвергнуться новому нападению той самой фурии.
Когда же добрались до яхты и с трудом заволокли на нее капитана, Вадим пошел заводить мотор, а она, достав аптечку, принялась за перевязку. Раны после промывки показались менее страшными, чем в первый момент, когда она засучила окровавленную штанину, но две царапины были достаточно глубокими и, по-хорошему, их надо было зашивать. Обработав раны антисептиком, Ленка залепила все жидким пластырем и твердо заявила, что надо срочно везти травмированного в город. Тем более, что вроде как кость задета, наступить на ногу «больной» без мата не может.
- Ты права, - кивнул Вадим, - езжайте!
- Что значит «езжайте»? – округлила глаза девушка, переводя взгляд со спокойного и решительного Бероева на мрачного капитана. Они теперь словно ролями поменялись – пришло вдруг в голову.
- Я остаюсь, - произнес друг детства просто как констатацию факта, даже немного грустно, и Ленка негромко охнула, понимая, что ничего с этим поделать не сможет.
- Ты чего, парень, двинулся мозгами? – все же попытался возразить Кирилл, морщась от боли, - не боишься этой зверюги? На что ты вообще рассчитываешь, один-то?
- Возьми все необходимое! – посоветовала девушка.
Вадим улыбнулся ей и скрылся в каюте, чтобы спустя пару минут появиться с рюкзаком.
Ленка вскочила, обняла напоследок, с силой прижав к себе. Так и казалось, что на этот раз они расстаются надолго. Но слезы сдержала.
- Береги там себя, ладно?
- Не пропаду я, Леденец, не маленький.
- Счастливого пути!
- Удачи, Меф, - видимо Кирилл все же смирился с его решением, - она тебе понадобиться.
- Сообщай нам, как дела, Вадь. Пожалуйста!
- Конечно. Пока, ребята.

И вот сообщил – один раз, но и то хлеб. Матвеев говорит, если уж на второй день еще жив, значит, может и получится у него что.

Впрочем, управление яхтой, перевязки капитана, выслушивание его нытья по поводу и без, да готовка еды – уже порядком измотали и без того издёрганные нервы Лены, а ведь еще приходилось таскать на себе пациента. На ногу опираться не может – а туда же, то в каюту ему надо, то на нос, чтобы помогать с управлением, то, извините, на горшок приспичит. Так что океана она ждала, как избавления от всего этого напряжения и какой-то панацеи. О Бероеве просто старалась думать поменьше.
- Лен, сваргань что-нибудь, а?
- Тогда придется остановиться, а ты сам говорил, что океан совсем близко.
- А после завтрака разве ничего не осталось? И пить хочется.
- Терпи!
- Лен, мне жарко, хоть попить дай!
Глухое раздражение уже достигло апогея, но Ленка одарила парня улыбкой.
- Кир, или ты заткнешься, или я вызову коптер, и бросим твою яхту прямо здесь. Усек?

Матвеев заткнулся, но ненадолго. Пришлось все же делать остановку и готовить еду в сгущавшихся сумерках. А ночью плыть дальше он запретил, так что оставалось помочь ему доковылять до каюты и уложить спать на кровать, да еще спеть колыбельную, чтобы уснул.
Вот только не подумала, что сама от нее уснет. Да и не мудрено, попробуй, потаскай на себе весь день тушу под сто килограмм. Пусть и не каждый час, да и не так сильно опирался он на ее плечо, но ноги у нее подкашивались. А еще близость капитана в эти мгновения, несмотря ни на что, будоражила, и это тоже изматывало, потому что беспокоило не меньше, чем физическая усталость. Вроде только что по Бероеву страдала, а тут… И ведь Кир ей даже не нравится!
Проснулась от того, что ей хорошо, тело, болевшее вечером каждой своей мышцей, казалось, расслабилось полностью. И совсем рядом находился источник чудного и уютного тепла.
И только когда ощутила, как чья-то рука осторожно легла ей на попу, живенько распахнула глаза и встретилась с невинным взглядом капитана.
- Ах ты, гад! - Ленка с трудом выдралась из его объятий, спешно приводя в порядок одежду – ни одна пуговица на ней не была застегнута, даже на брюках. – Больной, называется! И не стыдно?
- Ни капли, - нежно ей улыбнулся Кирилл, - слушай, чего вскочила в такую рань? Ну никто нас не хватится, если еще часок поспим. Иди ко мне.
- Что?
- Эй, да ладно, неужто жалко для раненого одного поцелуя?
- Чтоб через пять минут притащил свою задницу на палубу, - отрезала Ленка, взглядом выразив все, что думает о его предложении, - не придешь, останешься без завтрака!
***

Нарезав остатки ветчины, и сделав не меньше десятка бутербродов, Лена быстро взбила пять оставшихся яиц и пожарила омлет.
Накрыв сковороду крышкой, проверила, заряжено ли оружие. В другую руку взяла топорик и скоро уже шла по берегу, разглядывая среди зарослей что-нибудь подходящее. Наконец обнаружила то, что нужно, и приступила к делу. Срубить дерево оказалось не так-то легко, однако, спустя минут десять, справилась. Оставалось обрубить мелкие ветки, да идти обратно на борт. Как бы ни храбрилась, а по возвращении ее потряхивало. Все же она сильно трусила от сознания, что повсюду здесь притаились хищники. И только на палубе катера ощущала себя более-менее в безопасности.
Обнаружив, что Кирилл все еще валяется в каюте, а иного она и не ожидала, девушка преспокойно занялась задуманным. Ободрала с получившейся рогатины кору, ножиком обработала срезы, замотала место развилки полотенцем, надежно прикрутив его веревкой, и пошла к больному.
Настороженный взгляд, которым ее встретил Матвеев, принес странное удовлетворение. Пряча палку за спиной, поинтересовалась:
- И чего лежим?
- Так я же… Наступать больно. Честно! Тебя жду. А ты куда ходила?
- Да так, по берегу прогулялась. Вот, держи! Не знаю, подойдет ли, но как хочешь, а будешь теперь сам передвигаться.
Изумление больного порадовало еще больше, и Ленка спокойно пошла заводить катер, насвистывая какую-то веселую мелодию. Прихватив пару бутербродов и воду, она устроилась за штурвалом и вывела яхту на середину реки, краем глаза наблюдая за появившимся на пороге каюты капитаном.
Ничего, справляется.
Она было забеспокоилась, уж больно долго он ест, когда дробный стук деревяшки о палубу известил о приближении раненного.
- Уфф! – опершись о свой импровизированный костыль, капитан вытер вспотевший лоб и ласково ей улыбнулся: - Отличная штука, милая, спасибо!
- Энтузиазм насчет «милой» попридержите, господин капитан, - хмыкнула Ленка, вздернув подбородок, - это я сделала, чтобы на себе больше тебя не таскать. Ясно?
- Угу. О! Ты глянь! Океан впереди!
Ленка как завороженная открыла рот, уставившись вперед, где из-за поворота реки все шире открывался синий безбрежный простор, но радостный вопль замер где-то в горле, так как больной, оказался очень близко, и, развернув её к себе, наклонил голову и поцеловал. Сильная рука на затылке не давала дернуться, а штурвал отпустить она боялась. И когда капитан отстранился, она уже еле дышала, глядя на него затуманенным взглядом:
- Очумел? - вместо грозного вопроса из горла вырвался какой-то жалкий писк, и пришлось откашливаться, а потом срочно выводить яхту из засады торчащих из воды камней. – А если б врезались? – нервно спросила она, когда яхта, не без помощи твердой руки капитана, тоже легшей на штурвал, вырулила, наконец, в океанские воды.
- Ну не врезались же, - низким голосом проговорил он, и скомандовал, не позволяя ей опомниться: – Давай, девочка, лево руля и полный ход! Океан спокойный, через пару часиков будем дома.

***
- Руки убрал! – твердо велела, придя в себя, уже вырулив на океанский простор.
- Лен, ну ты чего? – от талии он отцепился, но отходить и не думал.
- Ничего. Не устал на одной ноге стоять?
- Неа, готов так стоять вечно… Хороший костыль. Ты просто умница! Эй, правее правь!
- Ах, готов, тогда держи штурвал, а у меня еще дела.
И ловко проскользнула мимо него к каюте, не оглянувшись, как он там справляется.
Судя по тому, что мат прекратился, то приспособился, не умер.
«Нет, надо же, какой шустрый!»
Ленка валялась на койке и никак не могла заставить себя прекратить улыбаться. Ну ведь совсем её подобные типы не привлекают! Что же за наказание такое?
А внутри так все и горит тихим счастьем. И ни на кого вину не свалишь, когда бунтует собственное тело. А душа? Ведь давно решила, что только с Вадимом, а тут вдруг оказалась на свободе – хочешь шоколад, хочешь мороженное… Ну то есть, кого хочешь, выбирай. Это в теории. А на практике этого подавай, хромого, и немедленно. Что бы братья сказали? Папка бы понял, он такой.
Ну, правда, Кир же бабник и… такой симпатяга!
Но просто так она сдаваться не будет – это решено! Пусть помучается. Месяц другой поухаживает, а она посмотрит.
Приняв это твердое решение, вскочила на ноги и выбежала на палубу.
- Эй, капитан, - окликнула его задорно.
- Чего? – оглянулся Кир, явив ей на мгновение хмурую физиономию.
- Замуж возьмешь?
Молчание длилось буквально пару секунд, показавшихся ей вечностью.
- Возьму! – севшим голосом ответил Матвеев.
- Вот и хорошо! – И быстренько убралась обратно в каюту, чтобы не слышно было на палубе, с какой силой бьется сердце. Никогда в жизни еще, как казалось Ленке, не совершала она таких храбрых и безумных поступков. И ладони вспотели, и сомнения вдруг нахлынули толпой, хотя куда уже, когда дело сделано?!
А снаружи вдруг послышался мощный бас капитана:
- Из-за острова на стрежень, на простор лихой волны…
И столько удали было в звучавших над океаном словах, столько какой-то мальчишеской похвальбы, что Ленка так и опустилась на койку, слушая его с открытым ртом.
А может, и хорошо, что так? Забавный он! И собаки у него милые.
Осталось семье сообщить. Но только потом, когда уже на пальце кольцо будет, а то с братьев станется примчаться и все испортить. А еще лучше, напишет им, когда уже эта, как ее, первая ночь, останется позади. Ой! Внутри все сжалось от страха и предвкушения. Дотерпеть бы!
А слова снаружи все лились, разлетаясь по ветру, и Ленка даже хохотнула с испугом, как бы ее не постигла судьба той персиянки, которую Разин в набежавшую волну бросил. Так что до самого прибытия она на палубу ни ногой! Потерпит, сокол ясный! Ее соколик, родной и любимый. Ух, как думаться началось! И Ленка, холодная и неприступная Элен, упала вдруг на подушку и, зарывшись в нее лицом, разрыдалась, как девчонка. Тихонько совсем, чтобы он не услышал, и не сделал неправильных выводов. Мужики ведь ничего в этом не понимают. А плакала сладко, от души - от счастья, и немножко от страха – как-то сложится её жизнь тут на Прерии?
***


 все сообщения
Степьнякъ-кочевникъДата: Пятница, 11.01.2013, 22:33 | Сообщение # 221
Медолюб
Группа: Авторы
Сообщений: 922
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (Каури)
Сообщай нам, как дела, Вадь.
Может быть опечаткой, может сокращенным именем. Обращаю внимание ad omnes casus.

П.С. Увы, со "Снайпером" придется распрощаться, книга стала решительно женским романом. Удачи Вам, Каури!


Злобный, скрытный, склочный тип.

Сообщение отредактировал Степьнякъ-кочевникъ - Суббота, 12.01.2013, 01:36
 все сообщения
LookDreamДата: Пятница, 11.01.2013, 23:33 | Сообщение # 222
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Цитата (Степьнякъ-кочевникъ)
книга стала решительно женским романом
Никаких кардинальных изменений в характерах и поведении героев не было, а отсуствия эмоцианальной разрядки после такого вот путешествия, было бы даже странно.
Так и представляю как читатели Рафаэля Сабатини доходя до отрывков связанных с Арабеллой отбрасывают в сторону книжки)) Не мужское это дело после кораблей да на бал)

А продка... Я ЖЕ ГОВОРИЛА!!!! Не выдержала девчонка, не выдержала. И хоть этот противный кэп мне не понравился, но ладно пусть и он будет счастлив.

Сергей_Калашников, если бы ваша троица не писала так быстро книгу возможно я бы поспешала за вами)) у нас черепашек маленькие ножки, и моя героинька уже осталась далеко позади, что бы мне о ней начинать рассказ, потом допишу, когда дочитаю всяких снайперок.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 12.01.2013, 00:15 | Сообщение # 223
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Цитата (Степьнякъ-кочевникъ)
Удачи вам, Каури!

Степьнякъ-кочевникъ, спасибо и Вам удачи.


 все сообщения
КауриДата: Суббота, 12.01.2013, 00:17 | Сообщение # 224
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Я ЖЕ ГОВОРИЛА!!!! Не выдержала девчонка, не выдержала. И хоть этот противный кэп мне не понравился, но ладно пусть и он будет счастлив.

Ну и ладно, что не понравился))) Подумаешь.
Главные герои все равно не они.
И лирическое отступление их поездки, действительно лишь отступление, не более того.
У главных же героев начинается очень сложное время, ибо, как ты знаешь, впереди таки ВОЙНА.


 все сообщения
КауриДата: Среда, 16.01.2013, 23:37 | Сообщение # 225
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Выпавший кусочек из 14 главы.

***

А хорошо парень держится. Почти не пыхтит даже. Уверенно принял предложенный темп бега — лёгкий, ненапряжённый, танцующий стиль, что показал ей вчера Медвежонок. Дара отлично видит и слышит то, что происходит в округе — они сегодня никому не мешают, скользя по твёрдо утоптанной поверхности тропы. А вот сейчас лучше перейти на шаг — стадо оленей впереди. Не хочется пугать рогатых. Тем более, на них кто-то охотится. Ага, стая мегакотиков короткой дугой отделилась от леса и погнала будущих жертв вправо от дороги. Можно продолжать движение.
Наконец, показался навес с решетчатыми стенами. И как раз смеркается. Пора устраиваться на ночлег.
- Ты же говорила, что к вечеру будем на месте, - в голосе Бероева звучит не недовольство, а какое-то разочарование.
- Так завтра же, тут полсотни километров, как-никак. - Дара даже не думает оправдываться, её сейчас больше интересует ложе, которое ей впервые предстоит разделить с мужчиной. Интересно даже, осмелится ли он? Или она сама? Ой, мамочки! Страшно-то как! Сухая трава брошена поверх широких нар... облом. Тут не сразу ещё и отыщешь друг друга.
Перекусили галетами, запивая их кофе из Бероевского термоса, и завалились спать. Вот, лежит рядом бревно бесчувственное. Притиснулась к нему, занырнула под руку, а он только дышит сзади в затылок, и даже не делает никаких попыток что-нибудь предпринять.
- Вадим! У тебя раньше была девушка?
Молчит. Сопит и притворяется спящим. А может, она ему не глянулась? Ну, когда подсматривал?
Ночная тень неясно обозначилась в скудном свете спутника, проникающем сквозь листву. Крупный зверь мягко прошествовал мимо, остановившись на мгновение, чтобы издалека поглядеть в сторону людей. Вадим напрягся, и мышца его руки разом сделалась твердой — явно направляет на хищника ружьё. Тихонько его погладила, успокаивая. Неужели он не чувствует, какое умиротворение и сытость исходят от этой крупной кошки с огромными клыками?


***

Что может быть прекрасней ночи, звенящей от лунного света? Только светящиеся теплым светом глаза будящей тебя женщины.
- Вставай, Буш, ночь сегодня уж больно хороша. Побегаем? – и исчезла.
Пришлось вскакивать и нестись следом, пытаясь нагнать упущенные на растерянность мгновения. Мелькающий далеко впереди и струящийся между лунных струн-лучей силуэт явственно говорил, что «догоняй» - не пустая формальность, и отставших никто дожидаться не будет. Если не поторопится, так и отправится бегать без него.
Напрягая силы, Бушмейстер рванул следом. Запах убегающей женщины не просто пьянил – бил в голову полупудовым молотом на каждом скачке, заставляя кровь стучаться даже в пятках и возбуждая массу фантазий.
Вот только для их реализаций надо было сначала хотя бы догнать, а с этим наметились явные проблемы. Пока что все силы уходили только на то, чтобы не отстать. И с каждой следующей секундой становилось тем более не до фантазий – воздух начал проникать в не раз простреленные легкие с явно слышимым хрипом, а язык наоборот стремился вывалиться наружу, в попытке охладить перегревающееся тело.
Но хуже всего было с ногами, хотя на боль в недавно порванных перепонках ног он не обращал внимания с самого начала. Ничего там серьезного, все хорошо срослось и не разойдется от нагрузок. Но следом мучительно заныли сухожилия, посеченные десяток лет назад осколками мины. Затем, вслед за ногами, напомнили о себе все остальные мышцы. Волны напряжения гуляли по телу, отдаваясь болью там, где когда-то шкуру рвал металл или когти.
Права Яна, десять раз права, с таким организмом только за девушками бегать. Но сдаваться он не собирался! Опустившись «на пятки», то есть - встав на четыре конечности, пошёл длинными прыжками. Стиснув зубы и наплевав на терзающую при каждом распрямлении нижних кистей боль. Она скорее придавала сил – все же он выше и сильнее, и каждый прыжок приближал его к столь соблазнительно танцующей перед глазами цели. Что ни говорите, а с этого ракурса любые женщины кажутся прекрасными, здесь же определенно имелось, на что полюбоваться – и формы и пластика, все при ней…
Словно услышав эти мысли (не могла ведь, ветер от нее - и такое направление наверняка выбрано специально!), Яна обернулась и, насмешливо фыркнув, прянула в сторону под прямым углом от начального вектора движения. А ведь он уже представлял, что сейчас наконец сможет сделать последний бросок, силы для которого копил весь забег, и ухватить строптивую цель зубами за шкирку… Не грубо конечно, хотя кровь била в голову и туманила разум, а просто показывая, что догнал.
Вместо этого соблазнительный силуэт исчез, а на его месте, в качестве точки финиша, возникли колючие кусты, куда он на полной скорости и влетел кубарем, взрывая почву когтями, но не в силах погасить инерцию.
Яна, насмешливо вывалив язык и игриво «подрагивая» всеми четырьмя лапами, наблюдала, как он выбирается наружу. От такого зрелища Буш и вовсе потерял голову, и опять рванул к ней уже без всяких политесов, всерьез рассчитывая подмять под себя… и опять вполне закономерно пролетел мимо, загребая полные горсти земли и вырванной травы, когда женщина ловко отпрыгнула в сторону. Сила и масса теперь играли против него.
Взрывая когтями траву, они зигзагом пронеслись по большой лесной поляне. И каждая попытка настичь увертливую цель заканчивалась промахом, а то и в обрамляющих поляну кустах. Самое время было подключить голову, но кипящая кровь не дала вовремя остановиться. Даже когда женщине резко надоели их догонялки, и она остановилась, выгибая дугой спину, он думал только о том, что цель теперь близка и не заметил начавших разгораться на дне расширенных зрачков огоньков.
Расплата последовала незамедлительно, едва смог остановиться, рассматривая замершие перед глазами выпущенные когти. Это было серьезно – такой удар когтями, прямой тычковый от себя - как копьем, не является проявлением сознательной агрессии, в отличие от полосующего. Он наносится инстинктивно, при отражении внезапного нападения, или при попытке вторжения в личное пространство, как проявление неприязни.
«Держи дистанцию»,- так сказать. Самое время было одуматься, но упоение собственной мощью не дало трезво оценить ситуацию. Он же больше и сильнее! Продолжая «бег», попробовал напрыгнуть сбоку и, толкнув плечом в плечо, полу-игриво опрокинуть строптивицу на спину, как последовал встречный бросок и удар плечом, от которого тело, не имеющее опоры в прыжке, закрутило, переворачиваясь кверху брюхом. Падение на спину выбило воздух из легких, но обращать внимание на такие мелочи некогда – резко оттолкнувшись нижними кистями от поверхности, попытался увести брюхо от когтей и клыков разъярённой женщины.
Это удалось, и Буш даже успел встать на четыре точки, прежде чем его опять сбили с ног отнюдь не игриво прокусив ухо насквозь. Но тут опора под ногами все же была, потому он прянул назад, пожертвовав целостью уха, но зато получая возможность развернуться, чтобы драпануть подальше от объекта ухаживаний, сменившей милость на гнев. Вот только не смог сразу набрать нужную скорость и часть пониже спины украсилась тремя глубокими бороздами от когтей.
Теперь настала уже его очередь убегать, уклоняясь от попытки свести слишком тесное знакомство. Не слишком удачно – каждый зигзаг по поляне, как правило, заканчивался получением новых, не столько болезненных, сколько обидных дырок от тычков когтями. Но не дать даме пустить в ход зубы пока удавалось. Полянка постепенно приобретала вид поля боя…
Остановиться и перевести дух Буш смог только перед стеной леса, поняв, наконец, что его больше не преследуют. Медленно, чтобы не спровоцировать новое нападение, повернулся к замершей в центре Яне. Зрелище предстало неутешительное – вставшая дыбом шерсть и горящие яростью глаза. Давая выход кипящему внутри бешенству, она гребла когтями землю, но пока не двигалась с места, ожидая его реакции.
Глубоко вздохнув - полученная взбучка позволила, наконец, подключить к процессу голову - Буш поднялся на задние лапы и двинулся, обходя поляну, по кругу, старясь следить за объектом ухаживаний только краем глаза, чтобы не спровоцировать нападения, но и не рискуя выпускать ее из поля зрения. Древний как мир танец – «бой с тенью», цель которого показать симпатию. Надо отбросить усталость и боль, представить себя легким и беззаботным котенком, гоняющимся за падающими с дерева листьями.
Воздух пел под когтями, и одна отточенная связка сменяла другую. Вот он бежит домой, неся к ее ногам добычу. Вот они охотятся вместе, и он, свалив жертву, позволяет своей женщине нанести последний удар. А вот, свернувшись клубком рядом с ложем, охраняет ее сон…
Ярость в глазах у Яны начала пригасать, опустилась торчавшая дыбом шерсть, агрессия уступала место… насмешке? Через десяток томительных ударов сердца женщина тоже поднялась на задние лапы и начала ответный танец, двигаясь по внутреннему кругу. И сразу все стало ясно.
«Перед соплячками хвались, какой ты сильный, быстрый и ловкий, - говорило каждое движение ее перетекающего из одной точки в другую тела, - в их восторженном возрасте это, может, и кажется привлекательным. А вот чем ты можешь привлечь женщину? Кроме этих сомнительных достоинств, тем более, что ты уже далеко не так быстр и ловок, да и силен… »
Закончив танец высоким прыжком, Яна приземлилась на четыре точки и замерла в вызывающей позе, выгнув вниз поясницу и отставив в сторону левую заднюю. Увы - головой к нему, а не наоборот…
Бушмейстер встряхнулся и начал новый танец. Сдаваться просто так он не собирался. И из его движений начали проглядывать совсем иные картины. Вот отец, осторожно поддерживая головку первый раз берет на руки новорожденного, вот укачивает малыша на животе, гладя по шерстке на спинке, носит в зубах и играет, подбрасывая в воздух маленькое тельце.
Буш сам увлекся, проживая воображаемую жизнь, но еще краем глаза отмечал, как в глазах напротив потихоньку разгорается искра интереса. Вот отец играет с подросшим котенком и учит всему, что умеет сам, вот они гуляют вместе, держась за руки, вот взрослый выводит ребенка на первую охоту…
И уже прыгая на спину воображаемой жертве, Буш понял, что слишком увлекся, потерял связь с реальностью. Но исправить уже ничего было нельзя – тело находилось в воздухе, когда справа к нему метнулась стремительная тень.
Только и успел чуть довернуть корпус - и удар плечом пришелся в центр груди, и ухажёр рухнул на спину, мучительно понимая, что живот и горло открыты, но поделать уже ничего нельзя. К счастью Яна лишь игриво прикусила кожу на шее, отчего все тело выгнуло дугой от удовольствия, да отпрыгнула в сторону. Вскакивая после конфуза, вдруг увидел ее в давешней позе с выгнутой спиной, но теперь уже повернувшуюся к нему отнюдь не зубами.
Кровь опять ударила в голову и, не подумав, Буш прыгнул, стараясь как можно быстрее достичь такой привлекательной и желанной. И тут же понял ошибку, когда в повернувшихся на его движение глазах вспыхнул гнев. Яна резко оттолкнувшись, упала на спину и поприветствовала ухажёра нижними конечностями. Но увы, совсем не разведенными в стороны…
Наблюдая во всей красе выпущенные впечатляющей длинны коготки, все ближе приближающиеся к сведенным от ужаса мышцам живота, Буш только успел подумать, что это не поломанное ухо, и ему придется навестить орбитальный лазарет.
К счастью инстинктивно выпущенные когти втянулись назад в подушки стоп, а сами ножки сексуально согнулись в коленях… чтобы через миг, выпрямившись, выбить из него дух и отправить в короткий перелет в сторону весьма колючих кустов.
Выпутываться из колючек честное слово не хотелось, ведь его на полянке поджидали явно для разговора по душам. Но делать было нечего, если взрослый позволяет себе эгоизм и несдержанность ребенка, то пусть будет готов отвечать за свои действия - получить трепку в данном конкретном случае.
Приблизительно так размышляя, Буш с самым смиренным видом выбрался из колючего плена и улегся на живот, положив голову на лапы. Было тоскливо от понимания, что он сам все испортил.
Осмотрев его позу и обнюхав, Яна сменила гнев на милость и, насмешливо фыркнув, удалилась с полянки в сторону озера, гордо покачивая бедрами.
Пристыжённый Бушмейстер потрусил следом – душевные переживания и разочарования это одно, но защищать самку, пусть и отвергшую его, требовал даже не долг, а безусловный инстинкт. Так что, догнав, сначала потрусил сбоку, принюхиваясь к ночи, а потом – поняв, что Яна направляется к одному из его самых любимых мест, повел сам, выискивая притаившуюся по кустам опасность.
Скорее воображаемую – их игры наверняка перебудили всю округу, и даже самые крупные и несговорчивые предпочли поискать другое место, поспокойнее. Охота и соперничество за территорию - это одно, но связываться с потерявшей во время гона голову парочкой - дураков нет. Вытряхнут ведь из шкуры только так, просто ради доказательства собственных достоинств и подарка «прекрасной даме» - кому оно надо?
Присев на обрыв берега, Буш невольно залюбовался красотой игры лунного света на водной глади. Ночь по-прежнему звучала и пела, жаль только в эту музыку и ароматы приплелись минорные ноты и миндальная горечь проигрыша.
Но это все равно была музыка, и он запел, просто рассказывая свою жизнь, все ее стремления и разочарования. Чуть позже к нему присоединился другой голос, рассказывая о своем сокровенном, а по уху и царапинам на голове прошелся теплый и ласковый язык. Ничего эротического в этой ласке не было, скорее так мать утешает ребенка, зализывая очередную ссадину. Но и это наполняло окружающую ночь тихим счастьем.
- Не расстраивайся, герой, не все дается в жизни легко и с первого раза, - дохнуло в шею горячее дыхание, - ну не догнал… так хоть согрелся!
И уже серьезно:
- Мне понравилось с тобой бегать. Думаю, мы все повторим еще не раз.

***

Смотрящего четвертый сон Мишутку разбудила возня под боком. Еще не просыпаясь, он попробовал прижать к себе поудобнее разбушевавшуюся Ёжку, но не тут-то было – сон как рукой сняло, от того, что девочку била крупная дрожь.
- Ёжка, ты чего? Испугалась чего-то? - прижимая ее к себе крепче, взволновано спросил ничего не понимающий подросток. Но в ответ та только отрицательно мотнула головой и, засунув нос в подмышку, втянула воздух через зубы. Крупная дрожь перешла в мелкую. Их теперь вдвоем трусило как на отбойном молотке.
- Да скажи ты, что с тобой?! Отравилась что ли? – испуганно прошептал Мишутка, еще сильнее прижимая к себе тело, по которому побежали волны мышечных сокращений. Его охватывала паника - он не понимал хвататься за аптечку или выходить на связь с орбитой. Но тут тело под руками резко расслабилось, и Ёжка медленно втянула воздух, прижимаясь при этом еще сильнее, но уже не судорожно, а ласково, как бы обволакивая.
- Мишутка-а-а, какой ты хороший. Спа-а-а-асибо-о-о-о… - странно растягивая слова, девочка прижалась к груди и внезапно потянула губами за сосок. От такого перехода тот резко дернулся, но вырваться из цепких лапок не смог и замер в полном ступоре.
- Разве тебе не нравится?! – мурлыкнули рядом, и губы переместились ниже, только теперь второй сосок прихватили остренькие зубки. Не больно, но аж в ушах зазвенело.
- Да что ж такое с тобой! – уже в настоящей панике парнишка попытался шарахнуться в сторону края ложа из веток, там где-то должна была быть аптечка с полевым диагностом. Но вырваться опять не удалась, Ёжка прекратила свои странные действия и виновато всхлипнула, пряча лицо в его подмышке, но держалась крепче клеща-пухоеда.
- Зато будет теперь знать, как за старшими подглядывать. – Раздался от входа в шалаш насмешливый голос Колышка, третьего из их «подростковой» группы.
Вновьприбывший втянул ртом воздух и скорее восхищенно, чем недовольно, буркнув: «Ёжка, ты что творишь? Совсем мозги потеряла? И нас заодно без них оставишь!» - вытащил из поклажи и разбрызгал в воздухе содержимое спецбаллончика для маскировки запахов, после чего бросил его Ёжке.
Девушка только виновато прижала ушки, и попыталась еще больше спрятаться в подмышке начавшего приподниматься защитника.
- Хороший он у тебя – береги его. – Непонятно, но с душой сказал Колышек, и тут же вернулся к своему обычному спокойному тону: – Но все же, о чем ты думала?
- Ну-у-у, - виновато протянула девушка, пряча глаза, - что они «это»… А они, они… - тут самообладание ей изменило, и она поспешила спрятаться за спину Мишутки, охватив его сразу четырьмя лапами.
- Хорошая она у тебя, береги ее, - подмигнул нахал, совершенно обалдевшему от такого поворота Мишутке, - а «Это» в приличном обществе называется «коитус».
И став задумчивым, добавил:
- А вот то, что сотворили наши старшие, намного серьезнее обычного «перепиха». Это называется «брачный танец»: так очень и очень давно наши предки чувства проясняли. Я специально реконструкцию одного академика смотрел, все позы один в один, вот только не ожидал, что тут окажутся такие знатоки дописьменных обычаев… Или им это подсказали духи предков?

Глава 15. Нынче здесь, завтра там.

В деревеньку они прибежали вскоре после полудня. Луки дома не оказалось — всё еще мотается где-то в лесах. Зато их встретила Маруся:
- Ой, Дара! Как здорово, что ты пришла. А я так и не отыскала дядю Сидора. Решила его тут дождаться. Пойдём, познакомлю тебя с Маринкой и Рустамкой, с тётей Февроньей и Алевтиной Васильевной. А ты, Вадик, какими судьбами здесь?


 все сообщения
КауриДата: Четверг, 17.01.2013, 14:05 | Сообщение # 226
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Напомню для начала на чем остановились до вставки (выделено курсивом и синим цветом),
а дальше продолжение.


- Эй, капитан, - окликнула его задорно.
- Чего? – оглянулся Кир, явив ей на мгновение хмурую физиономию.
- Замуж возьмешь?
Молчание длилось буквально пару секунд, показавшихся ей вечностью.
- Возьму! – севшим голосом ответил Матвеев.
- Вот и хорошо! – И быстренько убралась обратно в каюту, чтобы не слышно было на палубе, с какой силой бьется сердце. Никогда в жизни еще, как казалось Ленке, не совершала она таких храбрых и безумных поступков. И ладони вспотели, и сомнения вдруг нахлынули толпой, хотя куда уже, когда дело сделано?!
А снаружи вдруг послышался мощный бас капитана:
- Из-за острова на стрежень, на простор лихой волны…
И столько удали было в звучавших над океаном словах, столько какой-то мальчишеской похвальбы, что Ленка так и опустилась на койку, слушая его с открытым ртом.
А может, и хорошо, что так? Забавный он! И собаки у него милые.
Осталось семье сообщить. Но только потом, когда уже на пальце кольцо будет, а то с братьев станется примчаться и все испортить. А еще лучше, напишет им, когда уже эта, как ее, первая ночь, останется позади. Ой! Внутри все сжалось от страха и предвкушения. Дотерпеть бы!
А слова снаружи все лились, разлетаясь по ветру, и Ленка даже хохотнула с испугом, как бы ее не постигла судьба той персиянки, которую Разин в набежавшую волну бросил. Так что до самого прибытия она на палубу ни ногой! Потерпит, сокол ясный! Ее соколик, родной и любимый. Ух, как думаться началось! И Ленка, холодная и неприступная Элен, упала вдруг на подушку и, зарывшись в нее лицом, разрыдалась, как девчонка. Тихонько совсем, чтобы он не услышал, и не сделал неправильных выводов. Мужики ведь ничего в этом не понимают. А плакала сладко, от души - от счастья, и немножко от страха – как-то сложится её жизнь тут на Прерии?


***
Пришвартоваться им помог живенький дедок со смеющимися глазами - видно Кир его попросил, пока она отсиживалась в каюте, а потом спешно собирала свои и его вещи. Вот вроде и трусишкой никогда не была, а выйти и показаться ему на глаза было стра-а-ашно.
- Лен, ну где ты там? Нас машина ждет.
Пришлось хватать оба рюкзака и бежать на требовательный зов капитана. Или правильно – женихом называть?
Хотела прошмыгнуть мимо, сразу в машину, авось с дедком как-то справятся, но Кир перехватил у самой дверцы, где нетерпеливо топтался, прижал к себе одной рукой, так что дух из нее вышиб. Рюкзаки шмякнулись о землю, а руки нерешительно легли ему на грудь.
- Когда? – спросил как-то сердито, пытливо глядя в глаза.
- Я… Сначала ведь надо дело закончить, - промямлила неуверенно. И куда подевалась вся выдержка и умение себя держать?
- Ну уж нет! – заявил мужчина, и вдруг нагнувшись, поцеловал ее в губы – решительно, по хозяйски.
И пока она ошеломленно молчала, ловя ртом воздух, Матвеев сообщил:
- Короче, решаю теперь я! Свадьба завтра, а эту ночь – проведем в моем доме. Возражения есть? Возражений нет! А теперь, лезь в машину, прошвырнемся в больницу.
Вещи уже закинул в багажник дедок, и Ленке оставалось последовать приказу. Наслаждаясь собственным возмущением от его наглой манеры все решать самому, она притихла, думая только о том, что первая ночь выходит, будет еще до свадьбы. И правильно ли это?
А Кир, устроившийся на переднем сиденье, вдруг оглянулся и с такой нежностью глянул, что сердце защемило от ответного чувства, вот только голос его прозвучал ворчливо:
- Мне одного Митяя хватило аж до печенки, милая. А тут таких… Не отдам никому! Ну не сердись, а?
- Кир, я… - и совсем невпопад, пока дедок еще не залез на водительское место, покраснев до корней волос, быстро спросила: - А ты детей хочешь? – и путано зачастила, испугавшись неизвестно чего. – Я просто, я ведь о тебе ничего не знаю. Я ведь только так, можешь сейчас не отвечать, я…
- Хочу, - перебил он, - четверых! Сегодня и займемся!
И отвернулся, потому что водитель залез в машину. А Ленка так и осталась сидеть с открытым ртом, медленно приходя в себя.
- Ну, Кир, подождать у больницы, или ты туда надолго? – спросил дедок, выруливая от пристани.
- Даже не знаю, Степан. Ты подожди, а я тебе звякну, как определимся. Нам еще в мэрию надо заехать на обратном пути.
- Не вопрос. Подожду сколько надо. Все равно в центре закупиться хотел. Тебе, кстати, ничего не надо, а то только приехал? Там у тебя в холодильнике, кроме собачьей еды и нет ничего.
- Нет, сосед, это мы уже после, как хозяйка решит.
Ленка вздрогнула, когда мужичок с радостно-удивленным лицом оглянулся на нее, щеря беззубый рот:
- Поздравляю! – воскликнул с чувством. – А я-то уж и думаю, уж не невеста ли с тобой?
И недовольство Ленки куда-то сразу делось, ладно уж, пусть Кир и болтун, а первое поздравление вполне ничего получилось. И дедок милый такой, на гнома из старой книжки похож.

В больнице пришлось дожидаться в коридоре, прислушиваясь, что там говорит Кирилл. Когда их спросили, кто она ему, Ленка на него так жалобно посмотрела, что, к счастью, капитан ее смущать не стал, позволил самой ответить, что знакомая. Вот и посадили ее в коридоре, а его повели в процедурный кабинет.
Правда был он там недолго, едва-едва девушка успела погрузиться в мечты, как уже появился, довольный, хотя все еще опирался на сделанный ею костыль:
- Заштопали, - сообщил победоносно, и уже тихо спросил: - Ты как, милая, устала? Голодная?
- Все нормально, - она быстро вскочила, позволяя себя поцеловать. А куда деваться-то?
Вот только потом пришлось снова краснеть.
- Ого! А вы, я смотрю, даром время не теряли, - раздался такой знакомый голос. Мне еще не пора ему морду бить? А, Лен?
Бероев приближался к ним по коридору весь какой-то взъерошенный и сердитый.
- Приглашаем тебя завтра на свадьбу, - хмыкнул Кир, крепко прижимая к себе рванувшую было от него девушку. – Свидетелем будешь?
Надо было видеть, как растерялся друг детства. Ленка нервно хихикнула и поспешно осведомилась:
- Ты как добрался-то? Все в порядке? Живой?
- Ага.
Он все смотрел на них, потом спохватился:
- Вы куда сейчас?
- В мэрию, заявку подадим на завтра, - Кирилл нежно потрепал по голове Ленку, которая, казалось, сейчас замурлыкает. - Так ты как – придешь? Я друзей звать не буду, все по-тихому. Или позвать? Лен?
- А? Не, лучше по-тихому, - закивала она.
- Я с Дарой приду, - сообщил вдруг Бероев.
Жених с невестой весело переглянулись.
- Конечно, будем рады, - ответила Ленка. – Как раз два свидетеля! Правда здорово, Кир?
- Еще бы, - ответил тот, как-то жадно глядя на ее губы, и возвращая с неба на землю. Покраснела, догадываясь, что жених говорил сейчас вовсе не о свидетелях. Кашлянув, он снова глянул на Вадима: - пойдем? Еще еды нужно закупить. Или ты потом? Дорогу к моему дому найдешь?
- Найду, - обрадовался тот. – У нас еще дела в городе, потом тогда к тебе… к вам.
И эта поправка тоже понравилась Ленке.
Но из-под руки Кира она вывернулась, зашагала впереди к выходу, заметив двух медработников, спешащих навстречу. Да, пора идти, а то встали посреди коридора. Сзади постукивала по кафельному полу палка, да слышался тихий разговор мужчин.
Возле больницы распрощались с Бероевым, загрузились в джип ожидавшего их Степана, и поехали в мэрию. Там все прошло на удивление буднично, миловидная женщина попросила их расписаться, а завтра быть в одиннадцать утра – «пока не так жарко» - и не опаздывать.
Выбирать продукты Лена решила сама, чтобы хоть на время выгнать из головы переживания о все приближающейся ночи. Кира оставила в машине, заботливо сказав, чтоб отдохнул. Впрочем, пошла не одна - с дедом Степаном покупки были совершены в рекордные сроки. Он и сам советовал, что лучше брать, к тому же многих торговцев знал лично - у кого дешевле, или посвежее, а к кому лучше и не соваться. Суета рынка захватила, хотелось того и другого, только сдержалась, чтобы не выглядеть перед стариком-соседом примитивной жадиной. Лучше потом с Киром еще раз сюда приедет.
Степан помог им занести покупки в дом, вызвался покормить бурно встретивших их собак, тем более, что «харч уже готовый с утра ждет», а после отбыл, вытянув обещание звонить, если что понадобиться.

- Пойдем отдыхать, милая? – спросил Матвеев, когда они, наконец, остались одни.
- Кушать хочу, - быстро выпалила Ленка, бросаясь к холодильнику, куда только что загрузили покупки. – Я сама приготовлю! Ты свиные отбивные любишь? Я уже замаринованные взяла, Степан посоветовал.
- Нормально, - он некоторое время наблюдал за ее суетой, стоя в проеме спальни, и разглядывая невесту со странным выражением лица, потом усмехнулся: - Найдешь все, что нужно?
- Конечно! Я на такой плите уже готовила.
- Я пока в душ тогда.
- Ой! Тебе помочь? – она так покраснела и округлила испуганные глаза, стоя со сковородкой наперевес, что он только хмыкнул: «Сам справлюсь».

- Я уже поела, - выскочила она из-за стола, когда он появился в кухне с мокрой головой. – Вот, сейчас тебе положу. Садись, давай полотенце, вытру голову.
Быстро справившись с вытиранием, и не дав ему возможности ее поцеловать, Ленка поставила перед Кириллом тарелку с довольно аппетитными на вид кусками мяса и упорхнула в душ.
Мылась долго, Кирилл и поужинать успел горячими бутербродами с бужениной, и навестить собак – недожаренные и просто малосъедобные отбивные они оценили гораздо выше, чем их привередливый хозяин. Даже постель застелил свежим бельем, кое-как справившись без костыля.
И когда увидел ее, робко стоявшую в его огромном махровом халате на пороге спальни, хрипло сказал:
- Лен, знаешь, ты уж это, если сегодня не готова, я подожду. Просто поспим, устали же оба.
И увидел огромные недоуменно-обиженные глаза.
Растерялся даже, ведь весь день наблюдал, как она трясется, наверняка еще девушка, а тут…
И когда она на него налетела, возмущенно повалив на кровать, только охнул и перевернулся, тут же оказываясь сверху.
- Так что – спать будем? – спросил уже смешливо, нависая над взбунтовавшейся невестой, и ласково поправил выбившуюся из тюрбана на ее голове мокрую прядь.
- Ты же обещал! – обиженно надула губки девушка. А потом улыбнулась коварно, сама притянула к себе его голову, неумело целуя в губы. Оставалось только распахнуть на ней халатик, да избавиться по-быстрому от брюк, а все остальное проделывать так медленно, насколько только хватило его выдержки, но все равно не получилось – слишком нетерпеливой оказалась невеста.
А потом Кир умиротворенно наблюдал, как Ленка засыпает в его объятиях, смешно наморщив носик.
Сам он спать не хотел, и когда девушка заснула, осторожно выбрался из комнаты, подальше от соблазна немедленно все повторить.
Оделся в кухне. Не переставая улыбаться, заварил себе крепкий кофе. До вечера еще нужно многое успеть, раз уж завтра свадьба. Впрочем, все решил, сделав несколько звонков по визорам. Помня, что скоро явится Бероев, и вероятно не один, занялся поздним ужином. Да и самим надо уже нормально питаться. Не в походе, чай.
То, что Леночка не умеет стряпать ничего, кроме дежурных блюд или полуфабрикатов – его совсем не расстроило, понял это еще на яхте и успел смириться. Сам он готовить любил и умел. Пришлось обучиться за годы холостяцкой жизни. Тем более, хоть гурманом себя никогда не считал, а поесть любил вкусно, от души. Главное – как-то осторожно донести это до будущей жены, чтобы не обиделась и приняла. И не сейчас, а как-нибудь потом, через недельку, или месяц. Не хотелось бы начинать семейную жизнь со скандалов и женских слез.

***

Дом, в котором жил этот с детства знакомый и почти забытый человек — дядя Ляпа, - был похож на вокзал. То и дело, кто-то приходил или уходил. В нескольких маленьких комнатах останавливались гости, а на кухне всегда было чем подкрепиться. При этом все знали друг друга, но, поглядывая на незнакомку, не смущали её вопросами. Сдержанность местных жителей по прежнему находила в Дариной душе самый тёплый отклик. На новом месте среди незнакомых людей не возникало чувства неловкости.
Она помыла руки, собираясь пройти на кухню, чтобы как следует перекусить, но тут ожили визоры, и Вадим принялся расспрашивать, где он может её отыскать. Его голос выдавал взволнованность, а слова звучали настойчиво.
«Неужели чувства в нём заговорили?» - пронеслась тревожная мысль.
- Хорошо, Вадик, встретимся у входа в школу номер два. Ты дай мне знать, когда доберёшься, и я сразу выйду.
- Выходи уже. Я на машине, а что тут того Ново-Плесецка - мигом буду.
Ладно, поесть можно и в другой раз! Поспешила к зеркалу, оглядев себя пристальным взглядом.
- На свиданку помчалась? - повернулась в её сторону женщина, занятая шитьём у окна.
- Нет, я по делу, - вспыхнула Дара.
- По этому делу платье надень полегче, - ухмыльнулся проходящий мимо бородатый мужчина, - а то пока до вас доберёшься, всякое терпение потеряешь.
Почудилось, что уши сейчас отпадут, настолько тяжелыми они сделались.
- Охальник ты, Рагим, совсем девку засмущал. А ну, брысь отседова! А ты, ласточка, не переживай так – все люди этим занимаются, оттого и не стоит переживать так уж сильно. Оно, конечно, спервоначалу, может и не айс, однако – стерпится – слюбится. Давай, переодевайся, срази его наповал.
- Нет у меня ничего, кроме брюк, - смущённо улыбнулась Дара.
Швея отложила своё рукоделие и распахнула дверцу гардероба. Задумчиво посмотрела на рядок плечиков, где висели лёгкие воздушные наряды:
- Да, на твой размер тут не так уж много, из чего выбрать. Хотя, вот, Настёна из этого в два счёта вымахала, и не поносила, считай. Меряй.
Смущённая таким напором, Дара послушно переоделась и снова обратилась к своему отражению. Нифига себе, цаца! Лёгкое платье, синее в белый горошек сидело прекрасно и отлично гармонировало со шляпкой. Но башмаки!
- Точно, босоножки надень, - открытые туфельки появились, как по мановению волшебной палочки. – Но помни, - загробным голосом продолжила женщина, - едва часы пробьют полночь… - похохотали. – Если понравилось, не возвращай, - строгим голосом заключила «фея». – Нечего тут этим вещам место занимать. Дети выросли, а внуки – сплошные пацаны. Ну, чего замерла? Дуй, давай, в темпе вальса, очаровывай своего кавалера.
Еле успела подхватить фотоштатив и рюкзачок.


 все сообщения
LookDreamДата: Пятница, 18.01.2013, 13:16 | Сообщение # 227
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Ну расписали про кошек)) чувствуется что кому то стало обидно что у людей все так хорошо стало налаживаться)
Бедный Мишутка)))

И когда уже будет война, я уж думала счас их всех перестреляют ан нет, все бегают и бегают.
Подготовка к свадьбе Элен поразила)) не ожидала от такой скромной девочки таких порывов. Как впрочем и ее жених)

Требую боевых действий!!! А то скоро всех гадов сделают хорошими и воевать будет не с кем.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 18.01.2013, 13:45 | Сообщение # 228
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Требую боевых действий!!!
Принято. Будет исполнено. Тока ж сперва переженим всех... для будущего трагизьму.


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 19.01.2013, 18:36 | Сообщение # 229
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Глава 16. Дела сердечные.

После встречи в больнице, сразу завалиться к Кириллу показалось как-то несвоевременным, поэтому, забрав с катера свои вещи, Вадим отправился в гостиницу, где за ним так и сохранялся забронированный номер. Настало время привести себя в человеческий вид и приготовиться к завтрашнему торжеству. Следуя привычке, выработанной за годы, проведённые в казармах и военных лагерях, постирал лесную амуницию и, развесив её на просушку, призадумался. В чём идти на свадьбу?
В штатском, или в парадной форме? В принципе, военным нравится встречать невесту у алтаря, сверкая регалиями. Только вряд ли жених наденет мундир местного полицейского – салатовые шорты и завязанную на животе форменным узлом цветастую рубашку. Значит и Ленка не станет наряжаться лейтенантом медицинской службы. Ему же следует подумать, исходя из других соображений. Он прибыл сюда в качестве военного разведчика, выполняющего поисковую задачу. Однако полученный приказ это положение коренным образом изменил. По существу, перед ним поставлена задача не бойца спецподразделения, а агента. И указание - перейти в подчинение того, кто назовёт пароль. То есть, с ним свяжется некто, действующий здесь не вполне официально.
Получается, лучше не светить лишний раз свою причастность к вооружённым силам. Тем более, вместо удостоверения личности, которое он привычно оставил в части перед выходом в поиск, Вадиму выдали обычный паспорт. На его имя и со всеми правильными данными, разумеется. Хорошо, что подумал – как ни странно, до сего момента он ни о чём подобном и не размышлял.
С другой стороны, чтобы выполнять новое задание, ему потребуется оставаться здесь неопределённо долго, а для этого нужны легенда и средства к существованию. Ни о том, ни о другом руководство не позаботилось. То есть, получается, об этом он должен подумать сам? Или резидент ему всё в клювике принесёт?
Теперь он знает, что их с Ленкой отправили через сутки после того, как Дара покинула Землю – следующим рейсом. Самого же Кирилла принесло в космопорт как раз в момент прибытия беглянки, а это значит, что команду он получил тогда, когда ни Вадим, ни его напарница даже не знали о задании. Кто-то так безумно торопился, что даже отправил через портал курьерскую капсулу – недешёвое, кстати, удовольствие.
Понятно, что о нормальной подготовке даже речи не шло – всё впопыхах. Позднее, когда он докладывал о неудачах, видимо, то ли надобность в снайпере отпала, то ли не было ни одной причины кому бы то ни было суетиться. А потом? А потом он доложил о потере контакта. Ни Кир, ни Ленка тоже ничего иного доложить не могли.
Теперь, пока он не сообщит о том, что снова знает, где разыскать Морозову, ни одно колёсико механизма машины военной разведки или службы безопасности не шелохнётся, ведь так? А стоит послать сообщение, как обязательно поступит приказ, выполнять который совсем не хочется?
Ха! Он ведь прямо сейчас Дару не видит, значит докладывать не о чем. Глупая отмазка, но ему позарез нужна эта пауза, пусть на пару дней, когда можно распоряжаться самим собой и провести это время так, как хочется – просто поухаживать за понравившейся девушкой. Тем более с рекомендациями начальства это никак не расходится. Ну а дальше что? А дальше обязательно последует команда, и он снова станет солдатом, исполняющим присягу. И пусть это будет послезавтра.
Тогда, не стоит терять времени.
Соединился с номером девушки, порадовался, когда она ответила сразу. И голос такой приветливый. Чуть путаясь в словах, договорился о встрече, а потом вызвал на визоры карту города: Ух ты! Далековато. И, как назло, ни одного такси. Эх! Где наша не пропадала? Три километра налегке – это не десятка с полной выкладкой.
Не только добежал – даже отдышаться успел. А тут и она.

***

Школу она приметила ещё по дороге сюда. До неё от дома дяди Ляпы буквально полквартала. Однако Вадим действительно успел раньше. Прямые брюки, светлая рубашка – тоже одет горожанином. Даже непонятно, где у него пистолет. Ведь должен же быть, а не видно. Взгляд, которым он её окинул, вызвал чувство щекотки. Изумления парень, однако, внешне не проявил. Показалось, что в нём опять колыхнулось уважение… это что, она и в городе способна что-то ощущать, или ей только так кажется?
- Отлично выглядишь, - сказал, словно одолжение сделал. А потом заторопился: - Ленка выходит замуж за Кирилла. Завтра расписываются. Попросили тебя и меня быть свидетелями. И еще приглашают нас поселиться в их доме, - а ведь парень нервничает и чего-то от неё ждёт. Чего?
- Нас? – спросила, приподняв бровь, и нарисовала на лице недоумение.
- Ну… я хотел предложить… то есть, попросить, чтобы ты стала моей… - пауза явно затягивалась, видимо Вадим мучился выбором между словами «женой» и «девушкой».
Дара очень надеялась, что смуглый цвет лица, да шляпка, скрыли жар, заливший мгновенно лицо, шею и даже уши. И что с ней? Разве не этого ждала?
И вообще, пусть и не договорил, но что задумался – это хорошо. И вместо того, чтоб таращиться в его такие притягательные голубые глаза, стоит как-то поощрить, что ли.
- Значит, хочешь, чтобы я стала твоей? – вышло очень даже по-деловому, хоть сердце билось с удвоенной силой – сделай шаг, и услышит ведь.
Вадим обрадовано кивнул:
- Да.
Ничего себе! Помогла, на свою голову. А теперь нужно отвечать. И так хочется ответить согласием. Но только… сдаться без боя?
- Не торопи меня, - пробормотала смущённо. – Ты есть хочешь?
- Ага, - не, ну блин же шь горелый! Он что, так и будет всё время дожидаться подсказки? Волкодав недоделанный.
Словно услышав её мысли и пытаясь оправдаться, Вадим вдруг оживился:
- Я обещал, что мы к Кириллу и Ленке сегодня придём, небось, накормят. Ты как?
- Кирилл и Ленка? – повторила, чтобы переключиться, наконец, на менее горячие мысли. - Это, которые один сзади меня сграбастать пытался, а другая спереди арестовать?
- Ну да. Дар, они хорошие люди. И мне кажется, что у них там любовь, - выпалил парень и покраснел.
Надо же, а когда ей предложение делал, бледненький стоял. Волнуется, что не пойдет к его друзьям?
- Знаешь, это даже интересно. Только я бы сначала прошвырнулась по магазинам. Не знаешь, есть тут такие, что допоздна работают?
Занырнув на мгновение в визоры, парень сообщил, что торговые центры в Сити и в Белом Городе вообще закрываются только в полночь. Ребята к этому моменту уже вышли к заливу, и панорама огней деловой части города открылась перед ними во всей красе.
- Могу подкинуть, - мальчишеский голос прозвучал от самой воды.
- Это ты, Ёжик? - обрадовалась Дара. - Сколько возьмёшь?
- Не, Ёжик на Морковкин погнал. Но его друзья — мои друзья. Садитесь, я вас за так отвезу.
Мальчишку было непросто разглядеть во тьме опустившейся ночи, но забраться в лодку и устроиться на скамейке это не помешало. Дорога заняла буквально несколько минут — только проскочили мимо пустынных причалов рыбного порта, а уж и выходить пора.
- На вот, на горючку, - Вадим что-то протянул юному лодочнику, - я-то не имел чести быть представленным Ёжику, отчего считаться его другом не могу.
А Дара ощутила, что настроение у её будущего бойфренда заметно приподнялось.
Торговый центр, куда они зашли, располагался на нескольких этажах, опоясанных кольцевыми коридорами. Ярко освещённые витрины, неторопливые посетители, предупредительные продавцы... Дара, изучив указатели, юркнула в бельевой отдел, попросив своего кавалера «погулять». То, что ей требовалось, ему совершенно необязательно видеть. А надо не так и много – три комплекта белья и купальник. Когда пару минут спустя она появилась в коридоре, Бероев скосил на неё удивлённый взгляд, но ничего не сказал. Потом они покупали маленькую лопатку с трубчатой стальной рукояткой, складную садовую ножовку, фонарик, похожий на карандаш, зубную нить, три рыболовных крючка. Чем дальше, тем сильнее Вадим удивлялся своей избраннице — она лаконично излагала продавцу, что ей нужно, получала требуемое и следовала дальше, ни на что не отвлекаясь. Больше времени уходило на то, чтобы разместить покупку в рюкзачке, чем на выбор или обсуждение достоинств приобретаемой вещи.
Через полчаса, когда шопинг завершился, а лицо спутницы приобрело умиротворённое выражение, оставалось только почесать затылок. Про то, что эта девушка — ненормальная, Вадиму известно давно. Но чтобы настолько! Нет, понятно, что она всё своё носит с собой... и, наверное, ограничена в средствах. Он почувствовал растерянность, потому что ну никак не протягивается между ними ниточка тепла. Рядом, но не вместе.
Положил руку её на талию, тихонько привлёк к себе. Не вырывается. И смотрит выжидающе.
- Могу я сделать тебе какой-нибудь подарок? - спросил он тревожно.
Глаза девушки потеплели и в глубине их сверкнул озорной огонёк:
- Можешь. Только я попрошу тебя о нём позднее.
- Ну уж нет, хоть что-нибудь просто так я преподнесу сейчас, - сказал и задумался, продолжая вести её между красочных витрин и наблюдая за тем, что привлекает внимание этой девушки-загадки. Колечко, которое умудрился купить в фойе гостиницы, в маленьком ювелирном ларьке, жгло карман, но время для него пока еще точно не настало.
И вот взгляд Дары остановился на роскошном наборе косметики от Виктории Райт. Глаза девушки чуть расширились, даже дыхание сбилось. Вадим, едва приметил это, сделал шаг в сторону прилавка, но почувствовал, как по телу спутницы прошла дрожь, а сама она судорожно схватила его за локоть и потащила прочь. И слезы отчётливо заблестели в глазах.
- Пойдём уж скорее к твоим друзьям, - шепнула она.
Благо, отсюда и пешком недалеко.

***


 все сообщения
LookDreamДата: Суббота, 19.01.2013, 22:57 | Сообщение # 230
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Великолепная продка, даже слов нет, все так расписано, слово к слову, прямо душа радуется... хахаха кого я обманываю)) ты упомянула Викторию Райт ура ура ура.

Ну ладно, ладно все остальное тоже хорошо. Такие они оба милые хорошие, прилизанные. И ее хомячковые наклонности не напугали никого.

И неужто
Цитата (Сергей_Калашников)
... сперва переженим всех...
прямо таки всех всех)))


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 20.01.2013, 03:50 | Сообщение # 231
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
LookDream, это не я упомянула эту наглую ВР, а Сергей Александрович. И на счет "всех переженим", он пошутил. Не всех! увы.


 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 20.01.2013, 19:54 | Сообщение # 232
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
***
Едва оказались под открытым небом, напряжение спало. Из объятий Дара тут же выскользнула и просто шла рядом, иногда касаясь его плеча своим.
«Сколько же скелетов у тебя в шкафу? - думал Бероев. - Ведь совсем девочка, буквально вчера потерявшая последний молочный зуб, а столько испытаний выпало на твою долю! Так и хочется защитить. Но ты привыкла делать это сама. Даже словно о чём-то сговорилась с тварями лесными, с самим этим миром... но, всё-таки, осталась среди людей, хотя это и даётся тебе непросто. Иначе, отчего такое поведение в магазине? Как будто не своей волей там оказалась, а в силу непреодолимых обстоятельств. Словно в стане врагов»
Так, за мыслями, и подошли к Кириллову подворью. У ворот их встретил Мангул. Его огромная голова оказалась почти вровень с лицом Дары, однако, обнюхивая Вадима, пёс встал так, чтобы не оказаться на пути его спутницы. И никакого интереса к ней не проявил.
Ленка, распахнувшая дверь, вся светилась. Вадим и не видел ее такой никогда. Стало неловко, да еще некстати вспомнил о ее братьях. Они-то в курсе, что здесь происходит?
И у нее словно те же мысли – коротко обняв друга детства, шепнула строго: «Семья пока не знает, я сама сообщу!».
Кивнул, соглашаясь. Ну да Ленка у них любимица, найдет, как сообщить, чтобы не вызвать бурю.
Одетая не в камуфляж, а в прелестное лёгкое платье, она выглядела такой красивой и нежной, что Бероев невольно замер на пороге, словно видел подругу впервые. Повезло же сукину сыну. И как уломал-то её так быстро?
Невеста, одарив гостей сияющей улыбкой, снова захлопотала вокруг стола, расставляя тарелки и блюда, а из кухни появился хозяин с гусятницей, которую держал через тряпку. Он словно споткнулся, бросив такой обожающий взгляд на невесту, что Вадим примирился вдруг сразу со всем этим «безумием». А Дара мигом ожила, шагнула вперед и подхватила дощечку из-подмышки Матвеева. Девушка сразу положила ее на середину стола — подставка под горячее. Мужчины переглянулись, и Бероев пошел за другом на кухню – помочь нести. Все-таки он-то без костыля.
- Вовремя вы, - ухмыльнулся Кир, указывая ему на кастрюльку с картошкой. – Неси, остальное потом. Пора уже и поесть.
- Что, Коршун, так старался, что проголодался? – хмыкнул Вадим.
- Заткнись, Меф. Не твое дело! – и добавил громко: - Все за стол!
Последовали взаимные представления — о первой очной встрече никто ни разу не упомянул. Только невеста покосилась на костыль, но благодаря ему Кирилл все же мог пользовался обеими руками, когда стоял, опираясь подмышкой на обмотанную полотенцем развилку. Разговор как-то не клеился — всё больше о достоинствах блюд, хотя хозяин и его невеста выглядели слегка рассеянными и, казалось, многое пропускали мимо ушей. Вроде почти и не глядели друг на друга, так – изредка, исподтишка, а эмоциональная связь между ними ощущалась даже Вадимом. Они словно ждали наступления какого-то важного момента.
- С душой сделано, - наконец Дара тоже открыла рот. Но высказалась, при этом, не о качестве приготовления птицы, а о костыле, стоящем рядом у стены.
Кирилл с огромным интересом посмотрел на Ленку. Та покраснела, и сделала вид, что не услышала, поспешно заявив, что пора нести чай и тортик.
За чаем стали обсуждать планы на завтра, и неловкость, еще ощущавшаяся поначалу, совсем ушла, когда Бероев с Киром заспорили, запрепитались воспользоваться машиной или коптером. Однако спор решила Ленка, негромко произнеся, что желает прибыть к месту регистрации брака по земле.
- Спать пора, - наконец улыбнулся Кирилл и вопросительно посмотрел на Ленку.
- Ага, - чуть покраснев, она кивнула: - а то завтра вставать рано.
- Ты иди уже, а я тут сам! - Матвеев поднялся, сразу хватая костыль, и провожая невесту взглядом: - Тут наверху две спальни, располагайтесь, ребята.
- Нам одной хватит, - ответила Дара.
Удивление хозяина было коротким как вспышка, и на голосе не отразилось:
- Тогда в правую дверь — там кровать шире.
- Спасибо. – Дара тепло ему улыбнулась. Сегодня Кирилл ей понравился. Основательный мужик, и готовит хорошо. И женится, не раздумывая, прямо как местные. То есть – уверен в себе. - Ступайте — вам нужно хорошо отдохнуть, а мы с Вадиком посуду помоем и наведём тут порядок.
- Желание гостьи — закон, - весело подмигнул другу Матвеев, и коротко пожелав спокойных снов, ушел в хозяйскую спальню. - Однако, кажется, Бероев крепко попал, - сообщил он Леночке, присев на кровать.
- И уже давно, - согласилась невеста и, отойдя от зеркала, как-то очень ловко устроилась у него на коленях. – Кир! У нас же свадьба завтра!
- Ага, - прищурился он, пристально разглядывая ее пухлые губки и мужественно перенося боль в раненой ноге.
- Мне немножко страшно, а тебе?
- Не-а. Устал я, Лен, один. Поверишь?
- И все? Разве поэтому женятся?
- А что еще надо? – притворно удивился он и рассмеялся, когда лицо Ленки обиженно вытянулось. – Да люблю я тебя, Лен, ну чего ты. Прям с третьего взгляда и влюбился.
- Да? Это когда же?
- Слушай, ты мне сперва ответь – спать будем, болтать, или делом займемся?
- Каким делом? – она сглотнула. – Опять?
- Лен…
- Я пошути-ила!

***

Забравшись под плед, Дара прижалась к Вадиму всем телом, да так и замерла. Он поудобней пристроил её голову у себя на плече и принялся осторожно поглаживать молодое упругое тело по спине и ниже, докуда дотянулась рука. Девушка не вздрагивала, не вырывалась, а только удивлённо трогала волосы у него на груди и беззвучно лила слёзы, щекочущие ключицу. Так они и заснули.
Утром она поднялась, не потревожив его сон, и тихонько спустилась вниз. Придя на кухню вторым, Кирилл застал накрытый к завтраку стол. Вкусно пахло горячими гренками, а в углу Дара возилась со щенками.
- Патри ушла побегать и попросила меня присмотреть за детьми, - сказала она с улыбкой. - Я покормила их с Мангулом и выпустила за ворота.
- А они ничего не просили мне передать? - спросил Матвеев с изрядным изумлением.
- Обещали вернуться к десяти. Ты ешь, пока не остыло. Вадиму и Лене я сделаю свежих.
«Да она ведьма!», - охнул про себя Матвеев, когда увидел, что Бероев появился за столом через минуту после того, как гостья сняла со сковородки новую порцию гренок. С Ленкой эта история повторилась. Хотя невеста лишь одну надкусила, а больше съесть не смогла. Посмотрела жалобно на Дару и спросила дрогнувшим голосом, не поможет ли она ей причесаться.
Когда девушки ушли, Кирилл с любопытством спросил:
- Так вы теперь пара?
- Угу.
- А не страшно, что она у тебя того?
- И что? Ты давай за Ленкой смотри, а я со своей как-нибудь сам разберусь.
- Как знаешь, брат, - тут же согласился Матвеев.

***
- Это еще что за чудо конверсии? – удивленно спросил Кирилл, когда они с Бероевым, одетые более-менее парадно, вышли к воротам, где должен был уже ждать нанятый лимузин.
Перед ними стоял снежно белый бронетранспортёр, приветливо подняв половину борта на манер крыла чайки. Бероев недоверчиво потрогал непредусмотренную уставом дверцу, но наваждение не спешило развеиваться - массивность этой стальной заслонки чувствовалась, несмотря на уравновешивающие пружины. Было понятно, что данная деталь совсем не уступает по защищенности положенному в этом месте бронированному люку. Кирилл тоже удивлённо похлопал по необычной расцветке стандартного "хамелеонистого" покрытия и присвистнул, когда машина в ответ сменила однотонный окрас на картинку - снежную метель и несущиеся свадебные сани с тройкой лошадей.
Вадим с Матвеевым не сговариваясь нырнули внутрь этого чуда, разглядывая кожаный салон и необычное оборудование ранее знакомой до последнего винтика машины, вдруг оказавшейся в столь необычной ипостаси. Кирилл плюхнулся на сиденье водителя, вдохновенно поводил одной рукой над голографической панелью управления, а второй пошевелил джойстик управления - машина послушно качнулась на своих полутораметровых колесах, меняя клиренс и вызвав недовольную реплику у не ожидавшего этого Вадима - тот только что обнаружил и открыл минибар и теперь рассматривал этикетки бутылок.
- Осторожней там. И вообще, сейчас водитель явится...
- А, плевать. Не машина - мечта. Между прочим и управление огнем на месте, хотя пулеметы вроде сняты, но их вполне можно заменить... И вообще - вся разведывательная начинка на месте, вот смотри, - повинуясь легкому движению руки, на громадные окна упали броневые шторки, а на стеклах развернулись изображения с расположенных снаружи корпуса камер, - Можно и ночью кататься, и по воде плавать.
Бероев потыкал в превратившееся в экран окно, несколькими движениями заставляя менять масштаб или вывести инфракрасную картинку нужного участка:
- Такая начинка бы и военной машине совсем не помешала, - задумчиво сказал он, рассматривая выведенную на монитор схему прокладки труб под дорожным покрытием.
- Ага, особенно бар, с кожаной обивкой салона! - с энтузиазмом поддержал его Кирилл.
- Да, кожа не горит.
Задумчиво посмотрев друг на друга, забывшие обо всем жених и свидетель заржали и полезли наружу - надо было думать как добираться до мэрии, где по идее, они должны были оказаться раньше невесты.
– Что за… это чьи шутки, а, соседушка? - поинтересовался Кирилл у Степана, стоявшего посреди дороги.
Старик-сосед, кивком поприветствовав Матвеева, недоуменно пожал плечом, тоже рассматривая стоящее в их переулке чудо.
- Так это, подъехал на нем парнишка, - начал рассказывать дедок, видно еще не насладившийся зрелищем монстра.
- Ну, подъехал, и что? – поторопил Матвеев.
- Ну как что – сказал, мол, это капитану Матвееву до мэрии доехать. Ну и ушел… пешком.
- Что-о-о? – у Матвеева челюсть отвисла.
- Так и сказал, я врать не буду, - дедок покачал головой, не отрывая взгляд от машины.
- А не сказал, кто он вообще? – капитан явно волновался, открывая дверцу. – Блин, это же «Тайгер-экстрим»! Что еще сказал?
- Нее, больше ничего, Кирюш, я б запомнил.
Бероев беззвучно смеялся, глядя на обалдевшего жениха, пока не заметил бесшумно подъехавший лимузин, смотревшийся на фоне «Тайгера» уже ни капельки не круто.
- Коршун, мы как, идем или едем? – кашлянув, спросил он. - Лимузин уже здесь. Девчонки вот-вот появятся!
Предполагалось, что мужчины доберутся до мэрии своим ходом или с соседом, а лимузин повезет невесту.
- Погоди, проверю кое-что.
Жених скрылся в салоне монстра, и через несколько секунд мощно и сыто заработал мотор, оживляя бронетранспортер. Сверкнули и отключились передние прожекторы.
- Порядок, Вадим, - залезай, - и костыль мой прихвати, нога разболелась уже. Ага, сюда клади. Степан, ты с нами?
- Ну, коль приглашаешь…
Старика уговаривать не пришлось, живо залез на заднее сиденье. Бероев устроился на пассажирском, отослав Даре сообщение, что «все путем, почти на месте». На что получил ответ: «Будем готовы через пять минут. Ждите»
- Прикинь, - недоуменно покрутил головой Матвеев, не переставая широко улыбаться, - подарочек, а! Покататься на таком монстре! Знать бы – от кого? Ну ничего – увидим, когда придут забирать. Степан, ты случайно никому не сообщал о свадьбе, а?
«Тайгер» мягко тронулся с места, покатив по направлению к Сити. Кирилл управлял так, словно решил исследовать все возможности этого сооружения.
- Ну, так это самое, сосед, - Степан с любопытством крутил головой, - ну племяннику сказал, так это… к слову пришлось. Так и не говорил ты, чтоб того, не говорить.
- Ладно-ладно, не страшно. Женюсь я, мужики! Гуляем!

***


 все сообщения
LookDreamДата: Воскресенье, 20.01.2013, 21:04 | Сообщение # 233
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Опять просто лежали, что же за наказание с этими негодниками!)

Машинку ему прикольную подогнали и никак не могу придумать кто бы это мог быть, разве что Ахилесс, или может наш теневой "генерал" Прерии или еще неизвестно кто

И еще прикольно что она научилась общаться с животными)) забавно как она передает сообщений хозяину от собак)


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 20.01.2013, 21:31 | Сообщение # 234
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Опять просто лежали, что же за наказание с этими негодниками!)

LookDream, а тебе все ...ммм эротику подавай???

У них просто пока все непросто, а может, и вообще... ведь война на носу.

Цитата (LookDream)
Машинку ему прикольную подогнали и никак не могу придумать кто бы это мог быть, разве что Ахилесс, или может наш теневой "генерал" Прерии или еще неизвестно кто

хехе, это в проде будет)))

Цитата (LookDream)
И еще прикольно что она научилась общаться с животными)) забавно как она передает сообщений хозяину от собак)

Ну так, с кем поведешься))


 все сообщения
КауриДата: Вторник, 22.01.2013, 07:12 | Сообщение # 235
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Продолжение

- Ладно-ладно, не страшно. Женюсь я, мужики! Гуляем!

***

У мэрии они были без десяти одиннадцать. «Тайгер» припарковали в стороне и ожидали невесту, стоя на широких ступенях. Прохожие с любопытством косились на двух представительных мужчин, кое-кто даже выкрикивал пожелания счастья и долгих лет молодым, без труда догадавшись, что они здесь делают.
Дара сообщила Бероеву, что уже выехали. Действительно, ожидание не заняло и пяти минут, как к крыльцу подкатил лимузин, из которого вышла Дара.
Вадим, сбежав со ступеней навстречу машине, распахнул дверцу с другой стороны, подав невесте руку. Виновница торжества была в очень светлом платье, идеально подчёркивающем грациозность её фигуры и в ажурной шляпке. Сильно волнуясь, Ленка искусала все губы, уже в третий раз съедая искусно нанесенную помаду, и отчаянно глянула на друга детства.
- Ты уверена? - сразу встревожился парень. – Еще можешь передумать!
- Я счастлива, Вадь! – всхлипнула она и тут же воинственно вздернула подбородок, шмыгнув носом: - Все в порядке! Веди!

Маленький букетик в руку Кирилла успела сунуть Дара, чтобы вручил невесте. Тот взял машинально, нервничая, что Ленка задерживается и, злясь на Бероева, затеявшего с ней какие-то разговоры. Только теперь пришло беспокойство, что все слишком хорошо, чтобы хорошо закончиться.
- Что за ритуал? – буркнул он, искоса глянув на стоявшую рядом Дару, чтобы хоть как-то отвлечься.
- Да вот такой. Подаришь и все! Как подумалось, так и сделали.
Наконец невеста с сияющими глазами оказалась прямо перед ним, и Матвеев как завороженный протянул ей руку, опираясь другой на прихваченный из дома костыль.
- Букет, - напомнила Дара, и он поспешно вручил любимой цветы, увидев в её глазах удивление и благодарность.
- Ты чего, Лен? – Тихо спросил он, ведя невесту наверх и крепко сжимая маленькую ручку, словно боялся, что она сбежит.
Невеста только головой покачала, не в силах даже ответить. Вот не думала, что так захлестнет. Казалось – ну поженятся, тихо, незаметно, что такого?
До зала, где совершались бракосочетания добрались быстро, не замечая никого и ничего вокруг. Лишь Вадим с Дарой удивленно глянули на двух офицеров в парадном обмундировании, стоявших в углу почти пустого помещения. Когда все остановились, офицеры подошли, встав сзади за Дарой и Вадимом, и более высокий рыжий майор, наклонившись, что-то быстро спросил у свидетеля. Бероев так же тихо ответил, кивая, и снова застыл, обернувшись к столу с толстой раскрытой книгой.
Служащая отдела записи актов гражданского состояния встретила молодых приветливой улыбкой и начала зачитывать положенные фразы, которые ни жених, ни невеста толком не слышали, хоть и вслушивались в каждое слово. Уверенно дал согласие на вступление в брак Кирилл, еле слышно подтвердила согласие Лена. Лишь когда настало время расписаться, Леночка ожила, первой ставя свою подпись. За ней расписался Матвеев и свидетели. После чего служащая посмотрела на руки молодоженов и, поняв, что ни о каких кольцах никто и не подумал... Вадим выудил из карманов две коробочки и быстро навел порядок.
- Жених может поцеловать невесту!
Поцелуй получился быстрым и каким-то несуразным, но глаза обоих светились нежностью, и Бероев невольно сжал руку стоявшей рядом Дары.
Та ответила таким же пожатием, чувствуя, что они снова стали друг другу чуточку ближе.
- Объявляю вас мужем и женой! Гости могут поздравить молодых.
Новоявленная чета, обернулась к свидетелям, и смешливая улыбка застыла на губах Кирилла. Только сейчас он заметил двух офицеров, приблизившихся для поздравления после Дары и Бероева.
Дождавшись, пока оба поцелуют в щеку зардевшуюся Леночку, Кир сжал в объятиях первого, а потом и второго, и только потом не удержался:
- Какими судьбами, парни?
- Не рад? - Осклабился рыжий майор. – Да мы тут уже четвертый день пасемся, тебя поджидая, а тут выясняется – свадьба! Вовремя же мы.
- Никак Леночку Русакову удалось заполучить? – воскликнул второй, лейтенант, с уже наметившейся лысиной и веселыми голубыми глазами слегка навыкате.
- Андрей! Саня! Блин, ну вы молодцы! Не ожидал! А вы что, знакомы?
- Привет, Саша, - скромно улыбнулась Леночка, - он как-то к папе в гости приходил, да?
- Ну ага, раз пять, пока его дочка меня эдак мило не отшила. А Матвеев значит, уболтал?
- Еще кто кого, - рассмеялся довольный муж. – Ой! Лен, я пошутил.
- Ну, Коршун, счастливчик, за стол-то пригласишь? – осведомился рыжий Андрей.
- Да, кстати, - смеясь глазами спросил Саня, - как тебе свадебный подарочек?
- Э-э – смутная догадка заставила Кирилла потерять дар речи, и за него ответил Вадим.
- Коршун весь в счастье. Видели бы вы его внутри салона.
- Это от всех наших, а не только от нас, - серьезно проговорил Андрей. – Привет тебе от ребят, Коршун.
- «Тайгер»? – хрипло спросил Матвеев.
- Смотри, Андрюх, - хохотнул Саня, - дошло до него! Эй, Вадим, Кир, пойдемте уже. Мы тут с утра торчим – оголодали.

Леночка вполуха слушала бурные обсуждения мужчин, дрожащими руками строча сообщение отцу. Телеграмма должна была уйти с вечерним рейсом. Но на многое ее не хватило: «Сменила фамилию. Муж — Матвеев Кирилл Сергеевич. Лена»
Но и она была потрясена белоснежным монстром, куда ее привел молодой муж:
- Это твой? – ахнула она.
- Ага, наш, - расплылся в улыбке Коршун. – Вадик, давай за руль. И ты, Степан, вперед. А мы тут с ребятами…
Степан, так и не решившийся пойти за ними в мэрию, поздравил их, вручив невесте скромный букет цветов, и безропотно полез на переднее место.
- Ты это, Коршун, езжай, а мы с Саней на коптере прилетим. – Андрей махнул рукой снизу. – Вадик нам сказал куда подкатывать.
- Замётано.
Бероев, гордый доверенным управлением, закрыл крыло двери и мягко тронул монстра вперед.
- Отгородить вас? – спросил небрежно, и прежде, чем занятые друг другом молодые успели ответить, поднял внутреннюю перегородку.
- Один поцелуй, дорогая жена? – ласково спросил чувствующий себя счастливым как никогда Матвеев.
- А почему только один, дорогой муж? – рассмеялась Леночка.
А потом уже ей стало не до смеха.
Только когда Бероев предупредил, что приехали, они смогли оторваться друг от друга, и вышли на свет немножко встрепанными.
Друзья-офицеры их уже ждали, беседуя с молодым парнем, кудрявым и худощавым с парой профессиональных камер на шее и одной самой навороченной в руках. Увидев молодых, он сразу принялся их снимать, делая это настолько нетребовательно, что о нем как-то быстро забыли, разве что Леночка удивилась, что его не было на церемонии.
- А там тоже нужно снимать было? – удивился Кирилл. – Я только сюда пригласил…
- Это верно, кара мио, - лукаво улыбнулся невесте смахивающий на итальянца фотограф, - да только и моя вина есть в том, что не подсказал. Прошу вас меня простить. И обещаю сделать незабываемые снимки.
- А, не страшно, - махнула рукой Леночка, улыбнувшись обаятельному фотографу. - Кажется, у меня при себе был полицейский регистратор.
- А я попрошу ребят послать мне записи с камер наблюдения, - нашелся Кирилл. Ну что – идемте уже?

- Сержио Моретти, - представился фотограф Бероеву, когда молодые уже прошли за стол, - вы позволите мне заснять вас с этой красавицей? У вас, милая девушка, у самой фото-штатив. Вы сегодня не снимали?
- А как же без этого? – подмигнула ему Дара. – Конечно, снимала. Обними меня, Вадим.
Они немножко попозировали фотографу и присоединились к остальным.
Посидели хорошо, не забыв от души угостить и киношника, и Степана. Девушки за время, проведённое в парикмахерской, успели найти общие интересы. Офицеры много шутили, не забывая просвещать Леночку о былых подвигах их друга Коршуна, да расспрашивая Вадима о каких-то забавных случаях с международных соревнований двухлетней давности. Моретти быстро завоевал всеобщую любовь произнесением весёлых тостов. А уж «горько» звучало не менее полусотни раз.
Не заметили, как и день завершился и пришло время прощаться с Андреем и Сашей. Те улетали вечерним рейсом обратно на Землю, так как миссия их была завершена, а на более длительный срок им вырваться не удалось.
Даже проводить не дали, заверив, что нанятый ими коптер оплачен до самого вечера. Они еще раз поздравили молодых и отбыли.

***
Вторая ночь у Вадима и Дары прошла замечательно – они разговаривали. Девушка расспрашивала «своего» парня о детстве, родственниках, забавах и приключениях. Следующими один за другим вопросами она погрузила Бероева в мир ярких образов и замечательных воспоминаний. От этого на душе делалось безоблачно: сам не заметил, как уснул.
Пробудился от поцелуя. Девушка, одетая в свой сильно поношенный хлопчатобумажный «туристический» камуфляж, положив ему ладошку на лоб, не позволила подняться.
- Спи, давай. Это я сегодня на работу выхожу, а у тебя – день отдыха, - с улыбкой сказала она. – Просто я не могла исчезнуть, не поблагодарив за две волшебные ночи. Знаешь, раньше у меня никогда не было никого, кому можно было бы поплакать. Или, чтобы просто поговорить о чем-то волнующем. Спи, мой хороший. Я разыщу тебя, как только освобожусь, - и выскользнула за дверь, не забыв прихватить рюкзачок и фотоштатив.
Через полчаса снизу донеслось пение чайника в сопровождении мягкого и глубокого баса Матвеева, что-то раскатисто мурлыкающего. Никакого желания спать у Вадима уже не оставалось, и он поспешил на кухню. Тем более - ароматы кофе, кажется, просочились в каждую щелочку и будоражили воображение.
Каша с вялеными фруктами, источающий слезу сыр на ломтиках пушистого хлеба, желтоватое мягко намазывающееся масло и янтарно красная икра. И угольно чёрная.
- Ты закормить, что ли решил молодую жену? - в глазах Бероева засветился плотоядный огонёк.
- Ай, не говори слова! Садись кушать и пусть тебе будет вкусно, - хозяин радушно показал на стул. – Это обычный прерианский завтрак. Знаешь, мне иногда кажется, что потому я и не хочу покидать эту планету, что только здесь стал нормально питаться. Продукты – на любой вкус, свежие и доступные. Только не ленись готовить да есть. Как вспомню те смеси, которыми нас кормят на Земле, как в душе вспухает багровый гриб протеста. Думаю, Ленка тоже быстро привыкнет и поторопится обратно, когда поедет навестить родню. Сказала - ей всё равно нужно с папой поговорить, так что собирается через недельку-другую проведать дом родной. Отец попросил навестить его, представить мужа и всё такое, чтобы по человечески было. Боюсь, предложит мне перевестись в метрополию. Ну, сам понимаешь, по родственному.
- Русаков – да. Он может. Ему, кстати, недавно генерала присвоили. На хорошем он счету, и влиянием располагает немалым.
- Вот и боюсь я, что Ленка его сторону возьмёт, отчего будет мне большой семейный скандал, - размыслительно протянул Кирилл, доставая из шкафчика бутылку коньяка и широкие толстостенные стаканы с тяжелым дном. Замер, изумлённо посмотрел на то, что держит в руках, и озадаченно крякнул.
- Холостяцкие привычки, - молвил он смущённо, и спрятал всё обратно. – Но не поехать нельзя. Вы с Даркой поживёте здесь, присмотрите за домом? Собаки её признали.
- Дара уехала.
- Куда?
- Не сказала. Наверное отправилась в свой любимый лес, - Вадим сверкнул глазами. – Но она обещала вернуться.
- Раз обещала – вернётся, попытался упокоить парня хозяин. Тем более – любит она тебя.
- С чего ты взял?
- Ленка сказала. У баб на это дело глаз приметливый. Но вообще-то ты с ней… - Кирилл замялся. – Не по мужски про это языками трепать, но у тебя нынче из-за влюблённости глаза не на месте, потому – промолчать вообще было бы нечестно. В общем, ведает она что-то этакое, непонятное. Как-то так всё идёт, будто бы сама жизнь за неё заступается и всячески помогает. Или она что-то заранее знает и пользуется этим знанием.
Вспомни, хотя бы ту фурию! Разве могла она выбрать лучший момент для нападения? Лучший для Дары. И потом, ты ведь сразу перекрыл Ленке сектор обстрела в направлении на объект. Подумай, как эта тварь сумела напасть на меня, не зацепив тебя по дороге? И девушку миновала в этом прыжке, а потом, как меня обезвредила, сразу её уволокла. Мистика ведь получается. Я то в это время уже рухнул и, считай, всё прекрасно разглядел.
- Ну, не знаю, - почесал в затылке Вадим. – Маленькая обиженная девочка. Одинокая, к тому же настолько, что даже поплакать некому. А тут крутые перцы начинают за ней гоняться. Представь себя на её месте. Со снайперской винтовкой в руках, с возможностью призвать на защиту неведомые силы, что бы ты сделал своим преследователям?
Рука Кирилла снова потянулась к дверце шкафчика, но он сразу спохватился и смущённо её отдёрнул. А Вадим заглянул в визоры:
- Опять её в сетке нет. Отключилась, - он протяжно вздохнул. – Что же, приучай своих собак брать пищу из моих рук. Буду ждать.

***

Земля встретила ярким солнцем и сильным ветром. Леночка тут же спряталась за широкую спину мужа. То ли от ветра, то ли от спешащих навстречу двух высоких и хмурых офицеров, похожих друг на друга как две половинки одного целого. Вот только у одного погоны подполковника, а у другого – майора.
Леночка ощутила, как выпрямился и напрягся Кирилл, и ей стало неловко, что вот так, подставляет его под удар. Выглянула из-за спины и вдруг увидела, как обгоняя братьев, к ним летит на всех парах какой-то мальчишка. Бежит так, что не видит ничего вокруг, даже Андрей со Стасом от удивления чуть притормозили.
А мальчишка, лет двенадцати, не больше, со всего размаху врезался в грудь ее мужа и был подхвачен и сжат в медвежьих объятиях.
- Федька! Ну, брат, вымахал-то как! – муж явно счастлив от этой встречи, даже засмеялся.
Но горячечный шепот паренька тут же охладил его радость:
- Забери меня отсюда! Забери на Прерию, насовсем! Я все буду делать. Я буду слушаться! Я буду прибираться, и готовить, я умею! И Мангула с Патри кормить буду. И один оставаться могу. Пожа-алуйста, - в дрожащем шёпоте слышны слезы и безумная надежда.
У Ленки самой сердце так сжалось, что она и думать забыла о гневе братьев.
- Федь, ты чего? – растерялся Кирилл, - что случилось?
Юная жена поспешно выдвинулась из-за него и решительно перебила:
- Конечно, заберем! Ты – Федор, да? А меня Леной зовут.
- Правда заберете? – глаза мальчишки уставились на нее с восторгом. И мелькнула мысль – как же он на Кира похож! Одно лицо!
Еще в космолете муж во всем признался. Ошибки молодости. Ребенка принесли, можно сказать, в подоле, а куда его – ему шестнадцать, в армию собрался. Молодой учительнице Кирилла ни парень, ни ребенок были не нужны. Родила для здоровья, нельзя ей было аборт делать по медицинским показаниям. А как бывший ученик поступит с малышом, ей было неинтересно. Хорошо - старшая сестра выручила своего непутёвого братишку. Сказала, сама воспитает, но потребовала клятвы, что ребенок никогда не узнает правды. Три года назад, когда Кир на Прерии приобрел свой дом, она раздобрилась почему-то - стала отпускать Федьку к брату раз в год, на Рождество. Правда обходилось это последнему в кругленькую сумму. В четыре раза больше денег уходило на билеты, чем на годовое содержание сына. И всё — только, чтобы малец месяц пожил у него в гостях. Хотя с клятвой хранить тайну его рождения смирился давно и нарушать ее не собирался. Матвеев уже и привык родного сына племянником считать. Да и жизнь все так поворачивалась, что не с руки было обзаводится ребенком.
- Правда! – кивнула мальчику Ленка. И глянула в глаза мужа, ожидая протестов.
Тот хмыкнул и улыбнулся криво, ставя мальчугана на землю. Хотел что-то сказать, но тут братья подошли - не вышло возразить.
Знакомились на удивление мирно. Пожали Кириллу руку, потрепали по голове Федьку, чуть не придушили в объятиях ее саму. Возможно, не только от радости. И строго велели следовать за собой. Дуболомы.
Уже проходя через зал ожидания, Ленка, не отпускающая руку мужа, увидела, как к ним направилась женщина лет сорока, в дорогом брючном костюме, с холодными глазами и гордой осанкой. Федька попытался спрятаться за отца, которого знал лишь, как дядьку, да умоляюще глянул на Леночку.
- Прилетел? – произнесла женщина с упреком. – Зачем?
- Э-э, привет, Марин, - Кирилл дернул Леночку вперед, - вот, женился я. С семьей супруги повидаться приехали.
- Здрасьте, - Ленка смело встретила холодный взгляд. А вот Марина на брата совершенно не походила.
Женщина неприязненно глянула на невестку, и снова поглядела на Кира:
- Федька совсем от рук отбился. Сладу никакого с ним. Перечит, не слушается, из дома сбегал два раза, с полицией доставляли... И все после того, как последний раз от тебя прилетел.
«Все ты виноват!» - звучало в ее словах.
- А чего хахаль твой, - вдруг так же холодно и лениво спросил Кир, - не нравится ему пацан, а?
- Не лезь в мою жизнь, - взвизгнула вдруг сестренка. – Но тут же взяла себя в руки. – Федя, ко мне! Мы уходим!
Мальчишка крепче прижался к Кириллу, вцепившись в его руку и не глядя на Марину.
- Он не собака! И я его забираю к себе.
Ох, как не хотелось Ленке видеть эту безобразную сцену, уже примерно представляя, что будет дальше. Она беспомощно глянула на братьев, но те и не собирались прерывать естественный ход событий. Наоборот, смотрели с явным интересом, словно этот цирк был устроен специально для них.
А сестра Кира смогла удивить. Хоть лицо и пошло пятнами, голос снова звучал ровно:
- Яблоко от яблони… Женушку-то спросил, умник?
Ленка сжала руку Кирилла со всей силы, чтоб не ляпнул лишнего. Уж её-то точно защищать не стоит. И тот понял, промолчал угрюмо.
- Намучаешься, обратно не приму, - отрывисто продолжала Марина. Видно ей неуютно вдруг стало при стольких зрителях. Выдержанная вся, ледяная какая-то. – И еще… Я сказала ему, что ты никакой не дядя. Так вышло, не спрашивай. Пришлешь за вещами и документами, я все оформлю. Встречаться нам больше не нужно.
Она вдруг совершенно успокоилась, развернулась и пошла прочь, не прощаясь ни с ним, ни с мальчиком.

***


 все сообщения
LookDreamДата: Вторник, 22.01.2013, 20:29 | Сообщение # 236
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Какая богатая продка!
И свадьба и поездка на Землю и темное прошлое Кирилла.. И даже наглый Мортети просочился тихой сапой.
Надеюсь они успеют вернуться на Прерию до хм кхм событий. А то пропадет же без них тайгер. ох пропадет в жадных ручонках Бероева.
Сестра у Кирилла оказалась снежной королевой, бедный "племяшек" и как только вырос хорошим мальчиком.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 22.01.2013, 21:38 | Сообщение # 237
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Какая богатая продка! И свадьба и поездка на Землю и темное прошлое Кирилла.. И даже наглый Мортети просочился тихой сапой.

ага ага))) Надеюсь понравилось.

Цитата (LookDream)
Надеюсь они успеют вернуться на Прерию до хм кхм событий.

Я тоже надеюсь, портал ведь скоро будет уничтожен))

Цитата (LookDream)
А то пропадет же без них тайгер. ох пропадет в жадных ручонках Бероева.

скорее его просто отберут для всяких военных нужд.

Цитата (LookDream)
Сестра у Кирилла оказалась снежной королевой, бедный "племяшек" и как только вырос хорошим мальчиком.

ну не такая она плохая была... а то бы и верно, не вырос бы Федька нормальным. Это ты, LookDream, права.
Бывает и наперекор вырастают у плохих хорошие дети, но это не тот случай.


 все сообщения
КауриДата: Вторник, 22.01.2013, 22:58 | Сообщение # 238
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
***

В старом, построенном ещё прадедом доме, всё сохранялось на своих местах. Даже запах родового гнезда был особенным, и Ленка вдохнула его полной грудью, словно пыталась запомнить на всю жизнь и… попрощаться. Так повелось, что сыновья оставались здесь, пристраивались новые флигели для их семей, а дочери уходили к мужьям. Вот и она уйдет вслед за мужем, нравится это семье, или нет. Она встретилась глазами с мамой, и та грустно улыбнулась, поняла сразу всё.
Отец встретил дочку с мужем с привычной сдержанной приветливостью, проворчал, что не по-людски они свадьбу сыграли, так что пора исправить это дело. И Ленка радостно ахнула, увидев в большом зале уже накрытый стол, торжественно зажжённые свечи в тяжелых подсвечниках, отблески их пламени на фамильном серебре. Каждый из родственников, высыпавших навстречу, выказывал Кириллу дружелюбие, и молодой муж, к Ленкиной гордости, воспринял все с достоинством настоящего офицера и джентльмена. Уверенно отвечал на приветствия мужчин, пожимая им руки. Стойко и с очаровательной улыбкой принимал поцелуи женской части семьи.
Федьку утащили за сарай племянники, обещая показать настоящий пистолет, только без патронов. И Кир едва заметно усмехнулся, услышав, как сын гордо заявил, что он-то из автомата стрелял, разок всего, зато «по-настоящему», заработав уважительные взгляды сверстников.
Глядя ему вслед, Матвеев вдруг ясно понял, что это всё всерьез, сын теперь будет жить с ним, на Прерии, а значит, оружие – далеко не последнее, к чему его придется приучить. Но додумать эту мысль не дали, увлекли на пир, где усадили вместе с Ленкой во главу стола, напротив тестя и тещи.
Раскрасневшемуся Федьке досталось место справа от отца, отчего парнишка гордо посмотрел на новых друзей, которых отправили за «детский» стол. После чего по старому русскому обычаю последовало застолье с тостами за новобрачных — механизм традиционного гостеприимства, запущенный ещё предками, работал, как новенький. «Горько» кричали так часто, что молодым приходилось то и дело вставать и целоваться. Вино, видно, дорогое – не пожалел тесть денег на свадебный пир – не ударяло в голову, но сделало капитана веселее и как-то добродушнее. Расслабился, окончательно убедившись, что семья жены его приняла, и вздрогнул от внезапно прозвучавшего вопроса.
- Нет ли мысли вернуться на Землю? - как бы между делом спросил тесть.
Как раз, покончив с закусками, подали горячее, и Лена почувствовала, как напрягся Кирилл, видимо ждавший этого вопроса и медливший с ответом. А на Федьку стало просто больно смотреть — казалось, мальчишка вот-вот заплачет. Видимо, в мыслях он уже там, на Прерии, в доме отца. И она поспешила разрядить обстановку, перехватывая инициативу:
- Знаешь, па! Мне очень понравилось на Прерии. Там словно дышится совсем по-другому, чем здесь. Просторней и радостней. А потом у нас очень хороший дом, в котором уютно и просторно. Лучше уж вы к нам приезжайте погостить. Покатаем вас на яхте, на охоту вывезем, на рыбалку... - она тарахтела, расхваливая красоты и прелести жизни на «своей» планете и чувствовала, как расслабляется муж и светлеет лицом внезапно приобретённый пасынок. Ей безумно хотелось сохранить в своей семье лад и безоблачность — вот и заторопилась развеять даже намёк на напряжение, хотя холодный разум и говорил, что отец не просто так спрашивает. Видимо, уже прощупал почву для того, чтобы устроить семью дочери поближе к родовому гнезду.
- И детей там растить куда лучше! – закончила она убойным аргументом, имея в виду пасынка, и пряча улыбку, когда глаза всех родичей с подозрением попытались ощупать ее стройную фигурку. Вот это отвлекла! Теперь все будут думать, что поспешная свадьба была сыграна именно поэтому. Словно защищаясь, добавила: - Мы четверых хотим! Правда, Кир?
Молодой муж подавился вином, не ожидая таких откровений, и братья Ленки захохотали, заражая всех своим весельем. Глава семьи Русаковых улыбнулся в усы и решил отложить этот вопрос. В конце концов, еще не вечер, на уговоры оставалось шесть дней.

***

Разговор состоялся спустя два дня, в кабинете генерала Русакова, совсем недавно получившего новое звание. Весь антураж кабинета, со стеной, увешанной оружием, массивным столом под старину и тяжелыми шторами, не пропускающими свет, был призван вызвать у молодого зятя как минимум душевный трепет. Однако Матвеев держался уверенно, на вопросы о своей жизни на Прерии отвечал прямо и открыто, а потом первым умудрился пойти в атаку, не дав генералу возможности более тонко перевести разговор в нужное русло.
- Господин генерал, разрешите говорить откровенно?
- Разумеется, сынок.
- Я не останусь на Земле, какие бы блага мне здесь ни предложили. Там мое сердце. И решение своё не изменю.
- Я думал, твое сердце принадлежит теперь моей дочери, - хмыкнул старик. – А ты подумал, что лучше для нее?
Матвеев вспыхнул:
- Ей там понравилось.
- Она говорит это, чтобы сделать тебе приятное. Романтика уйдет, и то, от чего пришлось отказаться ради тебя, может в итоге вызвать ненависть.
- Я рискну!
Разговор затянулся далеко за полночь, графин с коньяком опустел, а генерал ощущал себя уставшим, но довольным. Да, пришлось много спорить, и применять не совсем честные приемы. Да, сражение с зятем было проиграно, что он предвидел еще в первый день, едва его увидев. Но теперь пришло твёрдое убеждение, что лучшего мужа для Ленки он и желать не мог. Этот сумеет сделать ее счастливой, упрямый, знающий себе цену, и по всему видно – обожающий его дочь. И не для красного словца, не для позы, от чина отказывается, а имеет твердые убеждения. И ведь мог бы генерал его сломить, это как раз нетрудно, надавить на нужные точки, сыграть на логике, на эмоциях, мужик-то молодой, горячий, да только жизнь для него смысл имеет только там. Там теперь его родина. Ясно стало, пусть и принесло грусть, что здесь, на старушке Земле, зять счастливым уже не будет.
Может, и не сломается, гибкость в нем есть, но… А если сопьется, не дай Бог?! Что за жизнь тогда станет у любимой дочери – лучше и не представлять.
Так что, когда в кабинет ворвалась Ленка, которую весь вечер отвлекали братья, покупая ей приданное и подарки, какие пожелает, все было решено.
Переводя взгляд с нетрезво улыбающегося Кирилла на подозрительно довольного отца, девчонка воинственно осведомилась, что тут происходит.
- Забирай мужа, - усмехнулся генерал. - И не бойся, не держу я вас. Хотите на Прерию, будь по-вашему, только чур не жаловаться.

Глава 17. Снайпером не рождаются.

Тяжелый транспортный коптер стремительно скользил над самой землёй. Не то, чтобы буквально брил траву, но до верхушек деревьев, мелькающих под брюхом, оставалось буквально метров пятьдесят.
- Почему мы так низко идём, - спросила Дара пилота.
- Перегрузились, - ухмыльнулась Ольга Петровна. – Видела же, что еле перетянули через перевал. А сейчас движки греются. Минут через десять придётся садиться и остывать. Эх, спешка, спешка!
- А почему вас Ягой прозвали, - не удержалась от вопроса девушка.
- Это оттого, что прошлый мой винтокрыл марку такую имел: Яг-А. Ну а дальше все просто: «Яга летит!» Мне-то смолоду даже лестно было, как-никак – былинный персонаж. Так и ведётся с тех пор. Ну-ка, глянь, вроде, ровное место, вон там, под склоном.
- Точно, каменистая излучина – лучше и не придумать.
Коптер плавно снизил скорость и, легко и естественно, уселся на покрытый окатанной галькой берег речушки. Ни то, что место тут углублённое, ни лесные исполины, обступившие со всех сторон небольшую прогалину среди буйных зарослей, не смутили пилотессу – Яга, словно ведьма из сказки, ставшая единым целым со своей ступой, присела передохнуть по дороге вместе с многотонным летательным аппаратом.
Двигатели, и без того работавшие бесшумно, долго ещё крутились по инерции.
- Вздремну я, пока снизится температура. Ты меня разбуди через часок, - улыбнулась она Даре. – А то, сама передохни.
Но девушка о сне и не помышляла. Вокруг, впервые после нескольких дней, проведённых в городе, был лес. Живой и такой родной. Она уже слышала его.
Выбравшись наружу, первым делом трансформировала фотоштатив в винтовку, осмотрелась, и пошла вверх по прибрежному откосу туда, где, как она приметила ещё сверху, зеленело весёлое молодое редколесье. Ощущение полноты жизни окружило её и полностью приковало к себе внимание. Непонятно, как, но стало ясно – какая-то зубастая мамаша там, справа, обеспокоена прибытием сюда большого камня. А слева похожие на щенков толстолапые малыши, наоборот, намерены изучить незнакомый объект самым пристальным образом.
Молодой, но уже клыкастый кабан категорически игнорирует данное обстоятельство, поскольку в жизни знает толк и не намерен прерывать, то, чем занят – корешки тут в самой поре, поэтому отвлекаться на разную ерунду он категорически не намерен.
Надо же, а ведь, действительно, одарил её Хозяин. Чем? Самое подходящее определение – чуткость.
Легко взбежала на гребень узкой гряды. Если бы не ветви – отсюда открылся бы прекрасный вид: хоть назад, туда где остывает коптер, хоть вперёд, на вершины молодого леса. Сбежала со склона, и просто глаза разбежались от обилия вкуснятины. Справившись по визорам с определителем растений, выбрала плоды, похожие на финики. Точнее, на вяленые финики – сладкие и мясистые. Было заметно, что птицы их игнорируют – ни одной поклёвки на тугих гладких боках, зато древесные грызуны не оставляют вниманием – немало надкусанных снизу восково мерцающих овоидов с торчащей продолговатой косточкой висит на ветках.
Отведала. Это она удачно зашла! И по вкусу напоминает финики.
Ела не спеша, откладывая особенно красивые плоды для Ольги Петровны. Немного – только полакомится. Вообще-то времени у неё мало, надо ведь вернуться к коптеру, чтобы не задерживать его вылет дольше, чем необходимо.
Вдруг поняла, что за ней пристально наблюдают. Возникло какое-то неясное чувство, направление на источник которого определить не удалось. Лёгкая тревога и… умиление, что ли? Это явно не зверь – разумное существо. Почему-то перед внутренним взором встал тот самый саблезубый тигр, что проходил мимо них с Вадимом, когда она пыталась забраться к нему в объятия.
Словно в ответ на эту мысль, умиление сменилось весёлым удивлением, а тревога исчезла., Потом из кустов выглянула продувная физиономия мохнатика.
- Ты, это. Возвращайся уже, - сказало это создание, впрочем, без угрозы. – Я тут с девушкой. Не надо, чтобы она тебя видела, - и крепкая лапа с перекатывающимися под полосатой шкурой могучими мышцами сделала посылающий жест.
Ни фига себе! Это, выходит, взрослая особь. А Медвежонок и Ёжка – подростки.
- С этого края самые вкусные, - приветливо ответила Дара. – Твоей девушке понравится, - подмигнула она этому тигре, и заторопилась к винтокрылой машине. На душе было прозрачно… ну, такое слово показалось верным.

***


 все сообщения
LookDreamДата: Среда, 23.01.2013, 00:23 | Сообщение # 239
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Ого-го-го... но сначала о первой части. Хорошее описание семьи генерала, хотя даже не уделено внимание генеральше, а ведь в таких семьях они самые главные) или это не такая семья. И еще может они прилетят в гости на Землю с ними и попадут в западню сделаем из генерала земного - генерала полевого.

По поводу новой главы! АГА я заметила тигра, АГА АГА.
И можно поподробнее что за мозхнатик там был в кустах?


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 23.01.2013, 08:54 | Сообщение # 240
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
И можно поподробнее что за мохнатик там был в кустах?
Не... ну... проходной эпизод. Для настроения.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Сергей_Калашников, al1618 и Каури » Снайпер Дара - рабочее название (Правки, вычитка)
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017