Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Сергей_Калашников 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Травы бугристой равнины (Робинзонада)
Травы бугристой равнины
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 16.06.2013, 20:50 | Сообщение # 1
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Глава 1

«Ну ничего себе рай!» - подумал Петька, оглядываясь по сторонам. Впрочем, на ад это тоже не походило: Бескрайний простор, голубое небо с редкими кучевыми облаками, яркое солнце — ничем не напоминает преисподнюю, если верить тому, что о ней говорят и пишут. Но и никаких райских кущей нигде не наблюдается — каменистая поверхность с торчащими кое-где пучками травы. Нельзя сказать, что местность горизонтальная — в одну сторону идёт очень пологий подъём, в другую, соответственно спуск. Далеко в этой стороне наблюдается снова подъем, уходящий, кажется в бесконечность.
На теле нет ни единой нитки, отчего прохладный воздух беспрепятственно овевает причинное место, а лучи светила ощутимо припекают ягодицы — эти органы к свободе непривычны и явственно ощущают разницу. Однако, сомнений в том, что попал он сюда навсегда у Петра нет — последнее впечатление от былой жизни необычайно ярко и убедительно — перелёт через руль мотоцикла и стремительно приближающийся к голове бетонный столб. Или голова, приближающаяся к столбу — всё в мире относительно. Безотносительна лишь убеждённость в том, что встреча упомянутых объектов не сулит голове ничего хорошего — уж очень быстро он мчался.
Говорить о переселении душ тоже как-то... беспочвенно. Руки у него свои, да и всё остальное тоже. Острые камушки под ногами напоминают о материальности окружающего мира, а далёкие фигуры нескольких коров о том, что имеет смысл поискать пастуха и обратиться к нему за помощью. По крайней мере, понять, что тут и как. Пошел.
С первого же шага вспомнил добрым словом кроссовки — непривыкшие к ходьбе босиком ноги постоянно накалывались на мелкие камушки с острыми кромками. Попытка же пройтись по траве увенчалась познанием того печального факта, что в ней тоже скрываются камни, которых не видно. Зато они крупнее и заметно травматичней. К тому же среди стеблей и листьев таятся насекомые неизвестной степени кусачести. Выбор места, куда поставить ступню, полностью поглотил внимание и, чтобы не пропустить ничего важного, приходилось замирать на месте и осматриваться.
В небе парила крупная птица. Буквально висела на месте, не двигая крыльями. Животные размером с кошку тоже появлялись в поле зрения то там, то тут, замирали столбиком или перебегали с места на место. Посвистывала невидимая пичуга, а стайка стройных до жалости кур деловито рылась в земле буквально в сотне метров от мальчика. В десятке же шагов мордочка крупной упитанной мыши, высунувшись из норки, смотрела любопытными бусинами глаз.
Жизнь в этих краях не кишела и не буйствовала, но отчётливо присутствовала. Слева метрах в тридцати резко шелохнулась трава, оттуда донёсся сдавленный писк, и всё затихло — кого-то поймали и сейчас или едят, или тащат в логово.
А коровы, к которым он идёт, как-то не приближаются. Они переходят с места на место, кажется, хаотично, опуская головы вниз — пасутся, не слишком отвлекаясь от еды на разглядывание пейзажа. Только одна, чуть крупнее остальных, то и дело озирается. Наверно, дежурная по стаду.
Путь к нему ведёт вниз по склону и сильно вправо — там четко видна обширная, покрытая густой и высокой травой площадка. И не видно ни малейших признаков присутствия пастуха. Тем не менее, Петя продолжал двигаться к этому небольшому, меньше десятка голов, стаду до тех пор, пока не понял, что «дежурная» - бык. И что поглядывает он чаще всего именно в его сторону. Причём, сам «сторож» уже сместился так, чтобы оказаться между ним и подопечными. Судя по всему, коровы эти — дикие. Не стоит к ним приближаться, поскольку глава этого сообщества никаких симпатий, а тем более, доверия, к человеку не проявляет. Вообще ведёт себя так, как будто видит в первый раз.
Непохоже, что здесь можно рассчитывать на встречу с соплеменниками. И куда теперь идти? И что делать? Трава и камни — вот и всё, что наблюдается, насколько видит глаз. В принципе можно забраться повыше и оглядеться подальше, но очень больно ступням, поэтому особо большого расстояния ему не преодолеть. А до вершины склона отсюда намного дальше, чем до подножия. Что ему нужно у подножия? Пить хочется, а вода имеет привычку стекать вниз. Если искать её, то никак не на высоком месте.
Взял левее и начал спускаться. Ещё раз посмотрел в сторону стада — видно, как коровы обмахиваются хвостами — видимо, отгоняют каких-то кусачих насекомых. Действительно, не стоит к ним приближаться — только пары-тройки укусов слепней или оводов ему сейчас не хватало, особенно, в ягодицу, уже чувствительно обожженную солнцем. Остальное-то тело более-менее привычно к палящим лучам светила — он немало времени провёл на пляже с тех пор, как в школе начались летние каникулы.
Тем не менее, травяная юбочка ему бы не помешала — волдыри на заднице — это совершенно лишнее.
На ближайшем участке подёргал чахлые былинки — они длинные и тонкие, увенчанные на конце хилым колоском. Чтобы получить подобие шнура, их пришлось сплетать косицей, что не сразу получилось — он раньше только видел, как это делают, когда мама заплетала косы сестре. И еще, помнится, туда вплеталась лента. Ему нынче лена без надобности, но добавить длины за счёт новых стеблей не помешает. На плеть длиной метр с небольшим времени ушло немало, зато получился вполне годный для завязывания спереди поясок. Нет, он не позволял сделать даже самого простого узла, но, если перевить концы несколько раз, обматывая из друг вокруг друга, и не втягивать живот — держалось.
За этот пояс и натолкал длинных травин, обросших мягкими листьями. Преимущественно сзади, прикрывая обожжённые места. Как-то сразу сделалось комфортней, да и ступни немножко отдохнули, и идти стало чуть веселей.
Когда добрался до самого дна ложбины, ограниченной пологими ровными склонами, обнаружил, что травы тут гуще, каменистые участки реже, но ни ручья, на лужи нет и в помине. И снова двинулся под уклон, уже по самой низине.
Спустя некоторое время — пришел. Дно ложбины стало повышаться. Во в самом низком месте и принялся копать. Рыхлил грунт продолговатым камнем и выгребал его руками. Камни в земле встречались постоянно и вскоре нашелся очень большой, такой, что и ухватиться не за что. Пришлось рыть в обход и снова вниз. Вдруг глаз уловил быстрое движение сбоку и рука рефлекорно ударила навстречу зажатым в ладони камнем — когти полоснули по предплечью, а похожее на собаку животное с визгом покатилось в сторону. Впрочем, оно вскочило и бросилось снова. Петька успел ухватить его за шкирку и рвануть в сторону и вверх — килограммов тридцать, не меньше, в этой псине. И клыки её успели пробороздить по бедру, хорошо, что не вприкус, а скользом. Но царапина знатная.
А напавшую тварь он раскрутил и отбросил на метр с лишним и швырнул в неё камнем, пока она вставала на ноги. Снова визг, и зверь отскочил, скаля зубы и приняв угрожающую позу. Отличная позиция для броска небольшого, с яйцо размером, камня. Знатно попал — точно в лоб. У тварюги аж передние лапы разъехались. Впрочем, она поторопилась убежать.
Надо же! Что здесь водится! И как теперь тут жить? Ведь глаз не сомкнёшь, пока не построишь хоть какое-то укрытие!

***

До наступления темноты успел углубиться по пояс. Колодец выглядел неопрятной ямой, если не быть строгим, конической формы. Чем дальше, тем более влажной становилась земля, но ни сырой, ни, тем более, мокрой, она не сделалась. Количество же попадающихся в раскопе камней росло. Их стало значительно больше, чем земли. То есть стенки оказывались довольно устойчивыми. Ночью Петя буквально свалился от усталости. Голодный, испытывающий жажду и вымотанный до последнего предела, он возлёг на жалкий пук заранее сорванной травы и, зажав в каждой руке по камню, провалился в сон. Очень хотелось спать чутко, словно дикий зверь, но как-то в этот раз ничего такого у него не получилось — выключился мнговенно. А дикая собака, волк или шакал — тот что набросился сегодня ещё до полудня — запросто мог его кусать с любой стороны за любое понравившееся место. Но в этот раз не стал. Наверное, испугался. А может, был нездоров?

***

Проснулся от холода. Нет, не мороз ударил, а опустилась на землю сырая промозглая свежесть. Трава вокруг вся в росе и рассвет едва заметен — сумеречно. Но влажно. И это просто замечательно. Встал на четвереньки и давай слизывать с листочков и травинок крошечные капли. Вот где восторг! Сухая шершавая глотка просто упивалась протекающими через неё ничтожными порциями влаги.
Вскоре нашёлся листок, напоминающий чашку с гофрированными краями — в него очень ловко было стряхивать росинки, которые сливались в крупную каплю объёмом чуть ли не в кубический сантиметр. Несмотря даже на эти явные успехи, напиться никак не удавалось — в ведь трудился он до тех пор, пока лучи взошедшего солнца не испарили всю выпавшую на рассвете росу.
Поняв, что утренний водопой завершён, Петя тупо полез в раскоп и продолжил начатую вчера попытку добраться до воды. Видимо, после ночного отдыха и восполнения в организме запасов влаги, силёнок несколько прибавилось — довольно бодро прошел ещё с полметра. Рытьё по-прежнему состояло преимущественно из извлечения камней, и это было хорошо, потому что рыхлый грунт кроме как горстями выбрасывать было решительно нечем. Сам он, это грунт, включал в себя в большом количестве песок и камушки. А вот того, что принято называть словом «земля» в нем становилось всё меньше и меньше. То есть того, что можно растереть между пальцами в пыль. Так или иначе, но водой по-прежнему даже не пахло, хотя глубина стала уже по грудь, почти по шею. Но снаружи сделалось жарко, отчего на лбу у землекопа выступила испарина.
«Фиг с ним, завтра докуём, - рассудил Петруха. - Очень уж кушать хочется. А напиться можно будет хотя бы и завтра утром. Чай не иссохну, если не стану чересчур упираться по части тяжёлого физического труда и усиленно потеть».
Поиски пропитания начал с изучения трав. Слышал он, что крапива и лебеда считаются вполне съедобными. Но первой нигде видно не было, а вторую он в лицо не знал. Поэтому принялся наугад пробовать всё подряд, выбирая те растения, где листики выглядели более-менее мясистыми. Большинство было откровенно неприятными на вкус — да и особого видового разнообразия подобных трав тут не наблюдалось — у большинства листья были тонкими, даже норовили порезать руку — разве такое потянешь в рот.
Впрочем, пара видов жующихся листочков не вызывали желания выплюнуть их немедленно. Жаль, что эти травки встречались очень редко. Не наелся досыта. Да и непохоже, что они имеют хоть какую-то питательную ценность — трава, она и есть трава. Только брюхо набить. Вот другое дело добыть какую-нибудь зверушку! Однако, есть сырое мясо он пока не готов, а огня у него нет. Как, собственно, нет и дров — ни деревца вокруг, ни кустика. Разве что травы насушить да сжечь. Так это несерьёзно — сгорает такое топливо быстро и жарко но, чтобы приготовить на нём еду, надо несколько больших охапок сена, палить которые требуется понемногу подкладывая, причем, лучше скрутив жгутами или сплетя косицами. Ну, или в брикеты спрессовать... если бы было на чём.
Итак, сегодня удалось и попить и поесть. Ещё один положительный сдвиг — ногам не слишком больно ступать на землю голыми подошвами. С одной стороны они, несомненно, привыкли. С другой — не так он сегодня много ходил. Если это дело и дальше пойдёт на лад — этак, глядишь, вскоре удастся толком осмотреть окрестности, обойдя ближние возвышенности и полюбовавшись на то, что скрывается за ними.
Теперь имеет смысл позаботиться хоть каком-то подобии укрытия. Из чего его возводить? Так, кроме травы тут имеются только камни и земля. Была бы вода — попробовал бы скреплять стены грязью. А вот из чего устраивать крышу? Неужели из травы? Оно, конечно найдись растение вроде подсолнуха с длинным прочным стеблем — так никаких бы проблем не было. Но здесь всё больше былинки по колено или совсем низкорослые розетки листьев. Может быть и можно их связать в длину... то есть, сплести верёвки, но, кроме как натянутыми, подобные изделия никакого поперечного усилия не выдержат.
Вот и инженерная задачка. И в любом случае, потребуются стены уж никак не из верёвок.
Опять вернулся к раскопу. Нарвал ещё травы поблизости и дал ей просохнуть, чтобы спать было мягче. Немного потрудился над углублением колодца, выкладывая вынутые камни в подобие стены, укрепляя их, по мере возможности исключительно за счёт подбора по форме и размеру. Результат в сечении более всего приближался к форме усечённой пирамиды. Основные старания прикладывались к тому, чтобы поперечные размер уменьшиь, а вертикальный увеличить, чему способствовала форма элементов конструкции — многие из камней были плоскими или имели две противоположные стороны почти параллельными. Хотя, им не хватало ни плоскостности, ни ровности, но с «прокладкой из тонкого слоя земли они более-менее неплохо ложились, что позволяло сужать стену по мере её возрастания достаточно медленно.
За трудами не заметил, как подкралась темнота. Прилёг у своей незаконченной стены, возложив руки на подходящей формы камни и прислушался к ночи — стрекочут сверчки, кто-то ухает в отдалении. На небе ясно обозначились звёзды, но он не слишком сведущ в астрономии, чтобы узнать очертания созвездий. Спал на этот раз, кажется, чутко.

Утренний водопой на это раз прошёл заметно успешней — приёмы собирания росинок, отработанные ещё вчера, сразу были пущены в ход и буквально через полчаса вода, казалось, вот во закапает у него из носа. Даже лицо умыл и шею... скромненько так, но приятственно. Ещё бы хотелось сделать небольшой запас на день, когда в самую жару мучает жажда, но решительно не во что налить драгоценную в этих краях влагу. Чашечка из листочка мала, и никак её не заткнуть. Беда, да и только!


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 16.06.2013, 21:00 | Сообщение # 2
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
ПОЗДРАВЛЯЮ с новым Проектом!!!!!!
Почитаю его))))


 все сообщения
LookDreamДата: Понедельник, 17.06.2013, 02:15 | Сообщение # 3
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Если он мальчик, почему так сильно гнал на мотоцикле? Следствие шалости или он настолько большой что права есть?
И чего это он рыть начал, коровы явно не просто так тут рядом пасутся, водя явно где то есть, мне было бы лень копать, тем более вода в яме будет явно грязная, хотя я никогда не копала не знаю. Не легче поискать бегая вокруг.
И хотелось бы больше о мальчике) красивый, некрасивый или может у него большие уши, или нос. Хочется проникнуться к этому голоза... рукастому переселенцу симпатией)) Тем более человечек работящий, со всех сторон положительный.
В целом еще не раскусила что за мир такой, любопытно...
Если очень понравится буду ждать окончание что бы сразу скопом прочесть все продки.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 17.06.2013, 22:45 | Сообщение # 4
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (LookDream)
Если он мальчик, почему так сильно гнал на мотоцикле? Следствие шалости или он настолько большой что права есть?
Да кто ж теперь разберёт? И важно ли это?
Цитата (LookDream)
водя явно где то есть
Это он подумает потом.
Цитата (LookDream)
красивый, некрасивый или может у него большие уши, или нос.
Чесслово, я об этом даже не задумывался.


Зануда. Незлой
 все сообщения
РОМАНДата: Вторник, 18.06.2013, 15:10 | Сообщение # 5
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Цитата (цитата)
На теле нет ни единой нитки,

Выглядит как обрывок мысли, имхо.
"На теле нет совершенно ничего, ни единой нитки, " - вариант.

Цитата (цитата)
Посвистывала невидимая пичуга, а стайка стройных до жалости кур деловито рылась в земле буквально в сотне метров от мальчика.

Слишком хорошее зрение у мальчика, очевидно - в сотне метров такие подробности разглядел. smile

Цитата (цитата)
Камни в земле встречались постоянно и вскоре нашелся очень большой, такой, что и ухватиться не за что.

"попался" скорее.

Цитата (цитата)
Вот и инженерная задачка.

Так он пацан или гораздо взрослее, как минимум студент старших курсов? Если первое, то "интересная" или как-то наподобие скорее.

Цитата (цитата)
, но с «прокладкой из тонкого слоя земли они более-менее неплохо ложились, что позволяло сужать стену по мере её возрастания достаточно медленно.

Кавычка не закрыта.

Цитата (цитата)
и буквально через полчаса вода, казалось, вот во закапает у него из носа.

вот-вот

И еще одно, что зацепило с самого начала, но причины так и не нашлость в тексте:
Цитата (цитата)
Тем не менее, травяная юбочка ему бы не помешала — волдыри на заднице — это совершенно лишнее.

Непонятно, отчего у Гг филейная часть обожжена. Если дело примерно в районе полудня происходит, то солнце высоко, и обгорают прежде всего плечи. А утром или вечером солнце ниже, но и припекает гораздо меньше...
Может, замотивировать как-то? Напр. - очнулся, лежа ничком на самом солнцепеке уже обгоревший...

А завязка интригующая!


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 18.06.2013, 20:09 | Сообщение # 6
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
РОМАН, спасибо. Есть над чем поразмыслить.


Глава 2. Всё нехорошо

Третий день на новом месте посвятил подъёму на самую высокую окрестную точку. Сложилось впечатление что ноги уже приспособились к босому хождению, но на поверку это оказалось не вполне так — полдороги в одну сторону, то есть примерно до места, где он впервые оказался, шёл вполне уверенно, а вот потом острые кромки камней стали заметно беспокоить. Да и поверхность изрядно нагрелась — чем выше, чем меньше встречалось травянистых участков и больше безжизненных, прокалённых солнцем площадок. Бывало, попадалась сплошная плита, прикрытая редким слоем щебня и песка, хотя отдельные камушки тут встречались реже — видимо, скатывались помаленьку под уклон, - рассудил Петька, обозревая открывшуюся его взору панораму.
А была она на редкость однообразна: Нельзя эту местность назвать даже холмистой — равнина это. Но не ровная, а как бы слаборельефная. Спуски и подъемы наблюдаются в любом направлении, причём возвышенные места невысоки и представляют из себя пересечения плавно поднимающихся склонов. Не сказать, что видно на десятки километров — для этого он забрался недостаточно высоко. Однако, сколько хватает взора, нигде нет ничего особенного. Ни пиков далёких гор, ни явно заметной низины — куда ни глянь, повсюду одно и то же — слабовыраженные голые гряды. И - ни деревца, ни кустика, ни зеркала водной глади.
В соседней долине, а именно такое впечатление производили участки куда шло понижение, паслись коровы — возможно, то самое стадо, что он видел позавчера — по крайней мере, число их было сходным. На всякий случай пересчитал — восемь штук. Интересно, что они пьют? Хорошо бы проследить, как только ноги окончательно приспособятся к незащищённому контакту с грунтом. А пока стоит вернуться, исследовав по дороге травы на предмет поискать чего-нибудь съедобного. Хотя бы и тех, со съедобными листьями, а то в животе совсем скучно.
Направился туда, где зеленеет погуще. Не торопясь, хорошенько выбирая место для постановки ноги, спустился примерно до середины склона и чуть не вляпался в коровью лепёшку. Впрочем, она заметно подсохла сверху, так что, возможно, ничего страшного и не произошло бы, вступи он в неё. Трава здесь оказалась заметно пострадавшей — случалось, даже встречались следы комьев, выдернутых со стеблями и корнями. Ну а остальное было съедено или затоптано. Только кое-где остались пучки травы, пропущенной жвачными по одним им ведомой причине.
Тут и обратил Петя внимание на колосья, торчащие местами. Уж не съедобный ли какой злак! Надо попробовать.
Выбрал один из колосков и попытался пальцами выколупать из него зёрнышки — некоторые подались и остались на ладони. Но были они в тонкой и твёрдой скорлупке, которая неохотно поддавалась на зуб. Высыпал добычу на плоский камень, слегка покатал сверху другим, а потом ногтями окончательно отделил скорлупу от ядрышек. Попробовал — противный едкий вкус. Чепуха это какая-то, а не пища.
Вскоре обнаружил и колосок другого вида, с которым повторил все те же действия. Только тут удалось добыть совсем мало зёрен — он был наполовину осыпавшийся. Скорлупки отделились легче, а вкус еды оказался никаким — совершенно нейтральное впечатление. Ещё несколько подобных находок - и в животе почувствовалась заинтересованность. То есть не чистая ерунда в него попала, а нечто, заслуживающее внимания.
Вот этих колосьев и набрал он целый букет, да отправился «домой» - к раскопу и неуклюжей своей стене.

***

Никогда бы не подумал, что спуститься в яму может быть так приятно. Тело оказалось в тени, а ступни попали не на пропеченную солнцем поверхность, а на заметно более прохладную слегка влажную почву, взрыхлённую ещё вчера. Хотя, про влажность он, кажется погорячился — так уж показалось на радостях. Тем не менее, дальнейшее выковыривание камней и выгребание грунта доставляли самую настоящую радость плечам и спине, удалённым, наконец-то с палящих лучей солнца.
Но счастье вдохновенного труда оказалась недолгим — глубина «колодца» возросла настолько, что выкладывать камни и вынутый грунт наверх оказалось решительно невозможно. Карабкаться же наверх с пригоршней земли — это же чистое наказание. Ну а просто выбрасывать накопанное, Пете не хватило смелости – кое-что скатывалось назад. А если этим «что-то» окажется камень размером с кирпич?! Настало время подумать насчёт какой-то сумки или мешка. Говорят, их долгое время делали из шкур животных. Конечно, из одной коровы этого добра выйдет сразу несколько штук, только вот приближаться к этим жвачным боязно, а уж убить и вовсе нечем. Учитывая, что подобное мероприятие ещё и не встретит никакого сотрудничества с противоположной стороны а, скорее всего, сопротивление, причём организованное... всего стада... совсем бесперспективная мысль.
Бегают тут какие-то зверушки вроде сусликов. Таких можно и камнем зашибить, только для начала неплохо бы как-то обездвижить, иначе увернутся. То есть, поймать, связать и дать по голове. Впрочем, связывать не обязательно. Это как-то по инерции подумалось. Но, всё равно для того, чтобы поймать, было бы полезно иметь верёвку. Естественно — верёвку из травы, потому что из камней её никак не сделать, а больше здесь ничего нет.
Вот такие мысли крутились в Петиной голове, пока он потихоньку шелушил колоски и неторопливо жевал извлечённые из них зёрна. Потихоньку не оттого, что не хотел есть, а потому, что самих этих зёрен было до обидного мало. И ещё он каждое плющил между камнями, чтобы не разгрызать. Так и посиживал, глядя по сторонам и прикидывая, как взяться за новый для себя труд.
Поясок, сплетённый в первый день, рассыпался уже к вечеру, и тратить время на его восстановление ни в малейшей мере не хотелось. Жесткий он был и непрочный. Верёвки же, насколько он их себе представляет, прекрасно гнутся и крайне не любят рваться. Итак, завтра, после утреннего водопоя, надо приниматься за изыскания — необходимо определиться с тем, из чего сплести силок.
Силок, чтобы поймать зверька, с которого снять шкурку, дабы сделать мешок, в котором можно поднимать грунт из колодца, нужного для добычи воды. Это же целая комбинация, направленная на решение задачи буквально самой первой очереди — да уж, занесло его в края, где даже напиться невозможно без хлопот! То ли дело самые разные робинзоны, про которых он прочитал немало увлекательных и ужасно поучительных книжек.
Ну а пока есть время позаниматься строительством стены. В принципе, следует возвести нечто напоминающее в плане букву «П», желательно, входом на север, чтобы днём иметь укрытие от солнца, потому что прятаться от жары в колодце можно будет не всегда — он ведь станет углубляться. А там, глядишь, и до воды дойдёт и сделается в нём сыро.
Пока взгляд обегал окрестности а голова размышляла, руки трепали травинки из подстилки, оценивая наощупь их свойства. В большинстве своём ломкие после просушки, они не казались подходящим материалом для витья или плетения. Видимо, работать с ними имеет смысл, пока они не потеряли соков, то есть сразу после того, как сорвёшь. Ну а пока стоит улучшить условия проживания – сделать подстилку потолще. То есть нарвать травы и разложить её на просушку. А там и за стенку приниматься.

***

- Утром проснулся прекрасно выспавшимся. Это потому, что вечером набросал на себя сухой травы и не замерз. Плюс, подкова из трёх стен неплохо защищала от дуновения ветерка – было тепло и уютно. Одно нехорошо – солнце заметно поднялось и высушило росу. Сегодня водопой не состоялся. А денёк обещал быть жарким. Поразмыслив, решил отменить на сегодня все прогулки, дабы организм не терял влаги через пот – этак ведь запросто можно к вечеру и ноги протянуть, схлопотав тепловой удар.
Пока не начало припекать как следует, Петя занимался плетением из травинок, собранных вчера. Тех, что использовались в подстилке. Подумалось вдруг, что может выйти какая-никакая корзинка но, похоже, не знал он какого-то важного секрета – всё у него рассыпалось, а косицы выходили совсем жесткими и шершавыми, ломающимися при попытке их согнуть круче, чем они были согласны. Тем не менее – это была единственная конструкция, способная держаться. Вот из неё он и сделал кольцо, категорически протестующее против соединения концов – не держалось в этом месте соединение.
После долгих размышлений, сумел продеть одну из соломинок между сплетёнными прядями сопрягаемого окончания, а потом еще несколько подобных связей организовал уже из внешних элементов. Получилось толсто и некрепко, но само не расползалось. Дальше логика подсказала натыкать частокол высохших стеблей травы в эту косицу и начать плетение плетня в одну сторону, а сам этот кольцевой плетень потихоньку сужать. Вскоре вышел колпак с трубой наверху – свести диаметр на нуль не получилось.
Хлипко, неказисто, ни на что не годно – зато хоть на что-то похоже. И ещё удалось приобрести некоторый положительный опыт обращения с новым материалом – соломкой. То есть с тонкими трубчатыми стеблями с длинными коленцами и узелками-пережимчиками в местах стыковки ровных участков. Попросту говоря, с соломинами – стеблями злаков.
Перебравшись в колодец, поскольку наверху сделалось жарко, Петя продолжал попытки хоть что-то сплести, оформив начало из скрещения стеблей и выплетая плоскость расширяющейся спиралью по кругу. Этот вариант тоже получился… в принципе. Земля просыпалась через неплотности – то есть использовать получившуюся лепёшку в качестве тары не получилась, а надеть изделие на голову снова не вышло – просто так она на макушке не держится, а закрепить нечем. Собственно за этими делами день и минул. В жажде и голоде.

***

Ночь прошла неспокойно. Гневный протест пустого кишечника дополняли пронзительные призывы иссохшей глотки. Казалось, что вокруг кто-то бродит – неясные шорохи то и дело доносились из травы. А перед внутренним взором, стоило смежить веки, вставали упрямо расползающиеся из плетения соломинки. К тому же глупые мысли лезли в голову: а вдруг роса передумает выпадать. Тогда придется совсем кисло. Этак будущий день запросто может стать для него последним, проведённым в сознании. Заем наступит бредовое состояние… роса выпала. Собирал и пил её до тех пор, пока мог. А потом отправился искать знакомые колоски на второй склон, куда раньше не хаживал.
Немного съедобных листиков, пара пригоршней зёрнышек – и мозги, наконец, начали работать в нужном направлении, а руки стали испытывать травинки на прочность и на изгиб. Похоже, до этого момента голове не хватало питательных веществ и она отказывалась думать о чем либо, кроме самого насущного
Лучший из отысканных вариантов материала для будущих верёвок имел достаточно толстый стебель, в сечении скорее квадратный, чем круглый. Довольно крепкий – чтобы не выдирать его с корнем, пришлось перепиливать кромкой камушка у самой земли. Листочки этой травы на вкус отдавали какой-то лёгкой свежестью, но не были достаточно мясистыми, чтобы попытаться ими насытиться. Растения эти встречались небольшими зарослями и попадались подобные участки то там, то здесь.
Сбор верёвочного сырья пришлось проводить на коленках, орудуя импровизированным ручным пилилом. Впрочем, чуть погодя Петя додумался подкладывать с противоположной стороны камушек, о который и перебивал стебель у самой земли. Когда пучок перестал влезать в кольцо пальцев двух рук – заторопился к колодцу и укрытию. Здесь и устроился в тени невысокой стены прокатывать стволики между камнями, выдавливая из них влажную кашицу сердцевины и отшелушивая чешуйки шкурки.
Довольно быстро проявились продольные волокна, которые Петя сразу свивал, наращивая образующийся шнур всё новыми порциями добываемого материала. Он быстро сообразил, что получающийся из одного стебля пучок нужно разделить на несколько прядей и сложить их с продольным сдвигом так, чтобы длинные окончания следующего пучка прилегли к утончившемуся краю предыдущего. Тогда после перевивания не образуется явно выраженного места соединения.
Готовый шпагат сматывал на камушек – так удобнее было вращать. Вернее, стало удобно, после того, как придумал, какой петелькой закреплять клубок от раскручивания. Увы, верёвка получилась тонкая и вышло её совсем немного. Кроме того, попытка порвать шнур увенчалась успехом, хотя, некоторая прочность всё-таки имела место. То есть – дёргал сильно. Но для силка она не годилась – чересчур шершава была её поверхность. И сама она неважно держала узлы – не хотела сгибаться по малому радиусу. Одним словом, сделанная скользящая петля скользить и затягиваться отказывалась категорически.

***

Неудача – прекрасный повод для уныния. Если подвести итоги первых дней пребывания в этом мире – аж жуть берёт.
Во-первых, вода бывает только в течение примерно одного часа после рассвета. И запасти её решительно не в чем..
Во-вторых, крайне затруднительно до этой самой воды докопаться – выносить наверх грунт горстями – высшее проявление мазохизма.
В третьих, скудость диеты достаёт неимоверно. Есть вероятность, что с листьями в организм поступают витамины, а с зерном – углеводы. Если, кстати, зерновую кашицу подольше подержать во рту, медленно пережёвывая, то сил прибывает заметно больше и хватает их на более продолжительное время, но сам процесс приёма пищи сильно растягивается. Но и это не обеспечивает ни белковой компоненты питания, ни жиров. То есть – ему предстоит тощать и терять силы, превращаясь в задохлика.
В четвёртых - сейчас в этих краях, похоже, лето. Или зима – кто его разберёт? Но на смену ему обязательно придёт другой сезон. Или холодная зима, от которой некуда укрыться. Или испепеляющая жара, от которой тоже непонятно, куда деваться. В его распоряжении вообще нет ничего, кроме травы и камней.
И что в этом положении делать? По идее, надо бы хорошенько подумать, оценить имеющиеся возможности, составить план... да только, ничего кроме безысходности существующее положение вещей ему не сулит — всё плохо. Нечего тут думать — надо копать.
Копать колодец. Для этого необходимо его значительно расширить, оборудовав просторный промежуточный уступ, куда складывать вынутый грунт и камни на полдороге от дна к земной поверхности. А уж потом во вторую перекладку выкидывать накопанное окончательно.
Принялся за работу.


Зануда. Незлой
 все сообщения
LookDreamДата: Пятница, 21.06.2013, 18:56 | Сообщение # 7
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Цитата (Сергей_Калашников)
Чесслово, я об этом даже не задумывался.

Ну разве ж так можно, дамы ведь страдают без зрительного силуэта гражданина.

В целом интересно если смогу буду терпеть ждать вороха продок, а то маленькими порциями не могу, (Ольга не считается, ее можно периодически покалачивать)

Да надеюсь он докапается как минимум до летающей тарелки и вознаградит себя за успехи скушав инопланетные запасы)) Хотя это фантазии, автор явно собирается сделать из этого автогонщика сурового воина равнин.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Травы бугристой равнины (Робинзонада)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017