Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Каури 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Каури » Не по своей воле (Только для чтения)
Не по своей воле
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 21:55 | Сообщение # 1
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Не по своей воле



Анотация

У Арины, девушки милой, даже довольно симпатичной, в жизни всё не так плохо, как могло быть, и не так хорошо, как хотелось бы. Но это разве повод, чтобы соглашаться на сомнительный доход? Что выберет Рина, героиня текста, у которой неожиданно обнаруживается скрытый талант. Или выбор сделают за неё?
Но даже получив дар и встав на новый путь не по своей воле, человек всё равно может бороться и имеет выбор, если конечно захочет. Даже когда кажется, что выбора нет
.


Тема только для чтения. Коментарии, правки и другая помощь по тексту - в соседнюю тему.

http://druzjina.ru/77/1/ne_po_svoej_vole.fb2


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 21:58 | Сообщение # 2
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава первая.

Резво бежали минуты. Так всегда – когда надо дождаться чего-то, время ползёт как улитка, порой вообще застывая. А когда его позарез не хватает, минуты несутся со скоростью ветра, не притормаживая на поворотах.
Рина заметалась по квартире, пытаясь на бегу привести в порядок всё, что попадалось под руку. И что за манеры у этого гада? Позвонить утром, когда она даже глаза продрать не успела, и деловито сообщить: «Арина Сергеевна, надо поговорить. Я тут недалеко, напомните свой адрес».
Ну раз неподалеку, название улицы он должен знать, так что девушка сообщила ему только номер дома и квартиры, услышала короткое: «Буду через 20 минут», - и ещё минуты три тупо смотрела на замолкший мобильник. Потом взвилась с постели и понеслась в ванную – приводить себя в порядок. Справилась в рекордные сроки, натянула свои лучшие джинсы и свитер, купленные не так давно в дорогом бутике - разорилась с прошлой зарплаты, а потом словно впервые увидела свою однокомнатную квартирку. Ну и бардак!
Неряхой её никто бы не назвал, она во всем любила порядок, и гнёздышко своё умудрилась за пару лет сделать уютным и милым, несмотря на очень скромные средства. Но фанатизмом уборки не страдала, потому и относилась к себе весьма критично – особенно сегодня, ведь до этого дня ей ни разу не приходилось принимать у себя таких людей как Вадим Андреевич. Да и вообще, если подумать, никого она не принимала. Толик, сосед, не в счет. Разве что Маринка, та периодически наведывалась рассказать о своей ужасной жизни, в которой Рина в упор не видела ничего ужасного.
И что могло понадобиться от нее начальству в шесть утра вполне себе выходного дня? В это воскресенье у девушки планов никаких не было – разве что поваляться на любимом облезлом диванчике с хорошей книжкой, да посмотреть какой-нибудь боевичок из новинок на компе. Хорошо бы, кстати, прикупить телевизор, плоский, большой, а то её крупногабаритный ящик так и стоит на кухне, занимая слишком много места и вызывая у её соседа Толика кровожадное желание собственноручно отнести его на помойку.
Когда осознание убожества обстановки достигло своего апогея, а порядок более менее восстановлен, раздался переливчатый звонок домофона. Возле двери, Рина перевела дыхание и подняла трубку:
- Да?
- Вадим, - коротко отрекомендовался нежданный гость своим странным стальным голосом.
У Рины вырвался нервный смешок, но, заглушив неуместное веселье, она успела предупредить: «Седьмой этаж».
Заработал лифт, и, хотя в их доме он считался довольно быстрым, показалось, что тащится этим утром как черепаха.
Лифт замер и из разъехавшихся дверей вышел Вадим Андреевич, очень высокий брюнет со смуглым выразительным лицом, чуть раскосые глаза на мгновение остановились на ней:
- Доброе утро, Арина Сергеевна.
Небрежно кивнув, он сразу прошел в квартиру пружинистой походкой, не дожидаясь приглашения. Хозяин жизни не только на работе, но и в домах у подчиненных? Вот такой он всегда…
Девушка быстро справилась с замком и поспешила следом за гостем.
Вадима она нашла в комнате. Стоя посередине в распахнутом полупальто, явно пошитого на заказ, он задумчиво рассматривал обстановку, водя по мебели глазами-рентгенами, которые словно насквозь всё видят. На миг пришло облегчение, что она успела заправить постель, хоть и не собиралась приглашать гостя в комнату. Под пальто на нем был серый костюм и белая рубашка с расстегнутым воротом и без галстука. Недоумение росло, догадки о цели его визита заставили пару раз покраснеть и один раз испугаться, после чего попыталась ускорить момент объяснения:
- Что случилось, Вадим Андреевич?
- Вы завтракали? – резко спросил он, едва заметно поморщившись и глянув прямо в глаза, отчего у девушки похолодело внутри.
- В шесть утра?
- Ах да, - начальник резко повернулся и, подойдя к балконной двери, ловко ее раскрыл и вышел на холод.
Лицо хозяйки квартиры тут же залила краска. Вот про балкон она точно не подумала, а вчера между прочим была суббота – то есть большая стирка. Конкретно вчера - не такая большая, в основном нижнее белье, которое сейчас весело полоскалось на ветру прямо перед носом у гостя. Мысли в её голове сразу стали жаркими и пугающими, показалось очевидным, что его могло заинтересовать. Решила внутренне, что спать добровольно с ним не станет, ну нафиг, и немножко успокоилась. На насильника его Светлость все же похож не был.
Впрочем, пробыл на балконе он недолго, шагнул обратно с легкой улыбкой, которую было странно видеть на его лице. Ага, видать её трусики так его развеселили. Гад.
- Понимаю, что рано, - в голосе она с удивлением различила извиняющиеся нотки, - но может вы согласитесь выпить со мной кофе…
- У меня нет кофе, - пожала плечом девушка. И никогда не было, ага. И совсем не обязательно сообщать ему, что и сахар закончился, и молоко, да и чайных пакетиков осталось всего ничего. Зарплата-то только через два дня. К тому же конфет или плюшек никаких у неё не водилось, вообще ничего такого, чем бы можно было гостя угостить. Хотя нет, были ведь пряники, которые так любит Толик, но они уже почти каменные, даром, что соседу на это вроде как плевать. Да и глупо предлагать гостю пряник, и Толик может расстроиться.
Воспоминание о соседе с шестого этажа приободрило, вот у кого всегда полно кофе, он его литрами пьет, а еще у парня хорошее чувство юмора, смешная Лайма, и вообще - жаль, что это не он ее разбудил.
- Вы не поняли, Арина Сергеевна, - гость кажется фыркнул и пояснил: - Я предлагаю съездить со мной в один уютный ресторан и там выпить кофе.
- Я не пью кофе! - призналась она зачем-то, нет чтоб промолчать.
- Да без разницы что, - сердито буркнул гость, - чай, воду, молоко. Собирайтесь, там и поговорим.
Ему явно не по себе в её владениях, и это даже принесло какое-то удовлетворение.
- Давайте, я в магазин сбегаю, - предложила на всякий случай альтернативный вариант.
- Зачем?
«Да просто так», - чуть не сказала она, но не в джинсах же с ним идти, хотя какой ресторан работает в такую рань... Но вслух сообщила:
- Кофе куплю… - деньги займет у соседа. И круглосуточный магазин совсем близко.
Мужчина вдруг запрокинул голову и громко рассмеялся. Захотелось покрутить у виска, но предпочла отделаться вежливой улыбкой.
- Если тебе нечего надеть, - сказал он, отсмеявшись и внезапно перейдя на «ты», - то и не надо. Так нормально. Просто куртку накинь, или что у тебя там. Жду в машине, серебристая тойота. Только, пожалуйста, побыстрее, времени у меня не так много.
Он решительно прошагал мимо хозяйки, легко справился с обоими замками, с которыми так и не смогла разобраться ее подруга Маринка, да и никто, кроме Толика.
Зашуршал лифт.
Рина весело уставилась на свое отражение в полутемном коридоре. Пугаться раньше времени все же не стоило. А не приснился ли ей этот тип?
Ущипнула себя за левую руку, ойкнула и показала своему отражению язык.
- Не пойду! – пропела фразочку из своего любимого фильма. Толику, кстати, тоже нравится "Любовь и голуби".
Издеваться ведь будет, когда она ему про этот странный визит расскажет.
Однако стоило поспешить. Сунув ноги в кроссовки, схватила куртку, рюкзачок и ключи и выскочила в открытые двери.

В лифте она еще раз пофантазировать о цели посещения начальством ее скромного жилья.
Соблазнить хочет? Предложить должность менеджера? Уволить?
Любопытно, однако, хоть и страшновато. Ведь это надо же - припереться в такую рань к ней домой. А ведь казалось, что он о её существовании и не подозревает.
На должность администратора она устроилась в эту маленькую фирму полтора года назад. Из-за болезни мамы пришлось уволиться с прежнего места. Здесь платили больше, да и график смен был намного удобней. К дому, опять-таки, близко. Но главное - хватало времени на больницу, где навещала маму почти каждый день.
Потом мамы не стало… Но из фирмы не ушла. Свыклась как-то, да и коллектив оказался чудесным.
Непосредственным ее начальником была менеджер Светлана, добрая душа пенсионного возраста, да нескладный худой Сева, отвечающий за всё и по совместительству компьютерный гений. В фирме трудилось ещё человек сорок, из которых она близко подружилась только с Маринкой, а с остальными просто поддерживала хорошие отношения.
Что Вадим директор, они все конечно знали, но видели его только по праздникам. То бишь, от случая к случаю. Приедет раз в месяц, всё проверит, во всё вникнет. Заданий Севе надает, помучает его за закрытыми дверями полчаса. На выходе глазами-рентгенами просверлит попавшихся на пути сотрудников, иногда спросит что-то, иногда просто пройдет мимо быстрым шагом. И снова пропадет на месяц.
Ребята за глаза называли его просто Вадим и что только на его счет не придумывали. И что маньяк, и что миллионер, и что женат, и что вдовец. На самом деле никто про него ничего не знал. Девчонки даже не влюблялись, несмотря на то, что выглядел шеф вполне мужественно. И лет ему вряд ли больше сорока.
Рина высокое начальство слегка опасалась и старалась не попадаться на глаза, даже без дурацких советов Маринки - держаться от него подальше. Сама подруга, как ни странно, пыталась ему строить глазки, но это скорее просто из спортивного интереса. И начальник вряд ли об этом догадывался.

И вот теперь Арина поедет с ним в ресторан! Кому скажи!
Девушка выскочила из подъезда и огляделась. Заведенная «Тойота» стояла совсем близко. На негнущихся ногах потопала к машине, стараясь не слишком трястись.
Распахнула заднюю дверь, замерла на мгновение - может, предложат сесть вперед. И попыталась придумать, как бы от этого отказаться.
Но Вадим промолчал, и она шустро скользнула на шикарное заднее сиденье, обтянутое желтой кожей. Вздохнув, постаралась расслабиться и получать удовольствие от поездки. Мягкая музыка и плавная езда на безумно удобном сиденье почти усыпили - не стоило ей вчера засиживаться за компьютером допоздна.
Сигнал клаксона вырвал из полудремы. Мимо проносился просыпающийся город, и невольно хотелось поинтересоваться, куда это её везут? Неужто ближе ресторанов не нашлось?
Но едва открыла рот, как «Тойота» завернула к подъезду невысокого здания и плавно затормозила. Перед красивыми дверями стояли фикусы в кадках. Не успела выйти из машины, как шеф взял ее за локоть и повел к этим самым дверям. Держал не то чтобы крепко, но убежать точно не даст.
Скосив глаза, полюбовалась римским профилем спутника. Решительный тип, знать бы, чего ему от неё-то надо, ведь даже не смотрит.
Внутри заведения оказался полумрак и уютные столики. Диваны с высокими спинками цветом напоминали покинутое сиденье в машине. И оказались почти столь же комфортными.
Людей в этом заведении не наблюдалось, однако не успели они занять места напротив друг друга, как рядом тут же материализовалась официантка.
- Добро пожаловать, - на край стола легла тонкая бардовая папка с золотым тиснением.
- Принесите кофе, черный несладкий, - сказал Вадим, игнорируя меню. – А девушке, - оценивающий взгляд в сторону спутницы, - самое вкусное пирожное и чай.
- Минуту, - официантка широко улыбнулась Рине, забрала меню и скрылась за бархатной занавеской в глубине помещения.
Вот теперь Вадим принялся молча рассматривать девушку, вызывая у неё желание поправить прическу, или скорчить рожицу и показать язык. А нечего ее так нервировать!
Однако ограничилась рассматриванием салфеток, скромно опустив глаза.
Наконец принесли заказ, и официантка снова исчезла.
- Клади сахар, - нарушил молчание шеф. Он осторожно отхлебнул кофе из свой чашечки.
Рина хмыкнула и послушно надорвала бумажный пакетик. На пирожное старалась не смотреть.
- Арина, теперь ты готова поговорить?
Оказывается, это она была не готова! Забавно.
- Конечно, Вадим Андреевич! – удалось без улыбки посмотреть прямо в его черные глаза и даже задержать взгляд на несколько секунд.
- Скажи, Арина, - он откинулся на спинку своего дивана и, казалось, даже расслабился. Кофе он успел допить, может, именно этого ему не хватало? – Тебя устраивает заработная плата, которую ты получаешь в нашей фирме?
Она все-таки чуть не подавилась чаем, который почему-то именно сейчас решила отхлебнуть.
- Да, - сипло получилось, и она кашлянула, - да! Устраивает!
Он поднял брови - видимо ждал совсем не этот ответ.
- А если честно?
- Хватает, - буркнула она, не желая обсуждать свои проблемы. Хватало ей ровно на квартплату, интернет, телефон и минимум еды. Остальное уходило на кредит. Надо было оплачивать лечение мамы. Да, не помогло, мамы не стало больше года назад… Да, здорово её потрясла эта смерть, слишком они близки были с мамой. А деньги на похороны? Пришлось бы брать ещё кредит, да выручил Толик. Он вообще её тогда ни на минуту не оставлял, и неясно, что бы без него она делала. И долг забирать отказался, хотя они тогда едва были знакомы. А после сдружились, как-то само собой получилось. Когда-нибудь она всё вернет ему обязательно. Но это только её личное дело и ничье больше.
- Я понял. – Вадим достал из кармана пискнувший смартфон, чуть нахмурился, нажал пару кнопок и убрал обратно. – Арина, ты бы хотела бы немного подзаработать?
- Не знаю, - ответила она, насторожившись. Перед глазами замаячила картина, как удивленно улыбается Толик, отказываясь взять деньги, а еще представилась плазменная панель в её комнате прямо напротив кровати. И новые джинсы, и обуви на лето почти нет, а ведь скоро пляжный сезон начнется. И купальник надо новый, она сильно похудела с прошлого года. – А что за работа?
- Не сложная.
Внутри поднялось разочарование, плазменная панель и купальник снова стали недосягаемыми. Даже обидно стало, что он тоже такой. А она-то размечталась!
- Ешь пирожное, Рина, - вдруг сказал Вадим, весело хмыкнув, - поверь, тут они очень вкусные.
- Не хочется.
- Мне трудно судить, что за мысли бродят в твоей голове, - спокойно произнес он. - Но как-то не приходилось до сих пор платить за секс, и планов таких нет. И если ты думаешь, что я именно это собираюсь предложить, то можешь расслабиться. Не это.
«Уф!» - вот это сказанул! С души упала глыба, размером с айсберг.
- А что тогда? – она сразу почувствовала, как горят уши. Не могла по другому выразиться!?
Но он не стал смеяться, наоборот – посмотрел серьезно:
- Понимаешь, Арина, это не просто работа, это ближе к творчеству. Плата небольшая, однако, твой заработок превышает примерно в полтора раза. А если будет результат – а он нужен довольно скоро, то будешь зарабатывать в два, три, а то и в десятки раз больше. Всё будет зависеть исключительно от твоего желания и успехов в этом деле.
- Что я должна делать? - всё же мысли о бесплатном сыре не давали восхититься перспективами в полной мере.
- В детали можно вдаваться только после согласия, - качнул он головой. - Однако могу заверить, что ничего недостойного, предосудительного или незаконного я предлагать не собирался. - Просто именно ты подходишь для одного бизнес-проекта, так скажем.
Ну вот, какая-то творческая работа, а она напридумывала себе. Размечталась, ага.
На мгновение появилась официантка, быстро забрала чашку из-под кофе, налила девушке еще чаю из чайника и удалилась.
Пирожное, которое она все же попробовала под понимающим взглядом начальства, оказалось восхитительным.
- Ну как? – спросил тот, откинувшись на спинку сиденья и рассматривая её из под полуопущенных век.
Рине было немного не по себе от такого взгляда. Но неприятным она бы назвать его не смогла. Скорее каким-то ленивым и опасным. Словно он изучил её уже вдоль и поперек и заранее уверен, что она на всё согласится.
- Вкусно. Спасибо, - сделала попытку сменить тему. Или оттянуть неизбежное – ей всегда было трудно с выбором. А тут требуют ответа сразу и навсегда.
- Я собственно о твоем желании дополнительного заработка.
- Мне трудно соглашаться на кота в мешке, - вздохнула девушка. – Может, хоть что-то скажете?
Любопытство уже зашкаливало, и если единственная возможность узнать – это согласиться, то…
- Ну что ж. Пожалуй, кое-что могу продемонстрировать. - Вадим положил на стол барсетку и достал из нее коробочку и бархатный мешочек. Рина наблюдала, стараясь не показывать своего любопытства. Решила подождать, может, она не так поняла.
Из мешочка он извлек что-то похожее на слуховой аппарат, или гарнитуру блютуз и протянул ей.
- Надень на ухо. У тебя же хороший слух?
- Д-да.
- Почему ты бросила музыкальную карьеру? Впрочем, неважно. Пока неважно. Надевай, там просто.
Девушка невольно сглотнула, рассмотрела внимательно устройство, но как эту загогулину надеть сообразить не получалось.
- Позволь, я сам.
Возразить она не успела, он уже стоял рядом. Забрав у неё аппарат, Вадим ловко пристроил дужку над её ухом, а что-то мягкое прижалось внутри ушной раковины. Дискомфорта, которого она опасалась, не случилось, только мурашки разбежались от уха по всему телу от легких прикосновений его пальцев. Это было совсем лишнее, и она чуть поежилась, стараясь незаметно избавиться от неуместных ощущений.
- Скоро привыкнешь, - сказал он таким мягким тоном, словно подразумевал не только обращение со слуховым аппаратом. Или ей хотелось так думать? - Послушай.
Он нажал кнопку на коробочке и в ухо полились какие-то непонятные звуки. Рина старательно прислушивалась, пока в какой-то момент самая прекрасная музыка не заслонила собой всё вокруг. Никогда она не слышала ничего подобного. Это было похоже… Нет, ни на что не похоже. В песне звучала и радость, и грусть, и ожидание, и какой-то призыв, она была прекрасна, невероятна, вызывала слезы, а потом сразу восторг. В какой-то момент показалось вплетение голоса невероятной чистоты, безумно красивого. К сожалению на незнакомом языке, и это почему-то показалось важным. Как бы хотелось понимать, что поет неизвестный. Или это она?
Внезапно всё прекратилось, оставив четкое ощущение потери.
Обиженный взгляд девушки Вадим, снова сидевший напротив, встретил понимающей улыбкой.
- Понравилось?
- Что это было? – еще не совсем придя в себя, воскликнула она, - и странное ощущение дежавю, промелькнувшее на краю сознания. Но ухватить мысль не удалось.
- Та работа, за которую я готов платить вот эту сумму.
Он придвинул к ней листочек с цифрами. Там было меньше, чем её ежемесячный кредит. Не намного, но меньше.
- В неделю, - уточнил он. – Деньги будут приходить на эту карточку каждое воскресенье… - Он взглянул на часы. – В семь тридцать. Если в течение получаса ты подпишешь контракт. Хватит этого времени на раздумье?
Рина открыла рот, закрыла, сглотнула и посмотрела ему в глаза:
- Я… не должна буду делать ничего такого? – сильно покраснев, она сняла с уха устройство и протянула его Вадиму, но он его не взял.
- Ничего такого? – поднял он бровь. – Про секс я, кажется, прояснил. Или еще что-то?
- О! Извините… - Нифига он не прояснял, сказал только, что не платил за него, и в планах нет. Ну мало ли чего в планах нет, у нее вон, планы частенько проваливаются с треском. - А что я должна делать?
- Если вкратце, выучить язык, который ты слышала, - снова стал он серьезным. – Если сможешь сделать это за четыре недели, то будешь сопровождать меня в одну очень важную поездку в качестве переводчика. А это, как понимаешь, совсем другие деньги.
- Больше?
- Намного.
Честность в ней боролась с сильным желанием согласиться. Она снова протянула ему аппарат и с трудом призналась:
- Я не смогу. У меня нет способностей к языкам. Даже английский, который учила в школе, знаю очень плохо. А тут всего четыре недели… За полгода я может смогла бы.
- Это как раз не проблема, - отмёл он её возражения. – Никаких сверх усилий от тебя не потребуется. Это одна из новых методик. Ну, строго говоря, не такая и новая, но на несколько уровней совершеннее, чем практиковалось кем-либо ранее. Прежде чем заснуть, тебе нужно всего лишь проделать несколько манипуляций по четкой инструкции, прикрепить датчики. А обучение будет вестись во время сна. Так что все будет зависеть скорее от дисциплины, чем от твоих талантов. Ну и подсознание будет задействовано. Но поверь, опасности для тебя нет.
Рина слушала как зачарованная: "Вот он - подарок судьбы!» Неужели после такой длинной черной полосы Небеса посылают ей удачу?!
И в чем же кроется подвох? Или она слишком мнительная?
Закончив говорить, Вадим положил перед ней контракт и ручку, и она решительно взяла первый лист.
В юриспруденции девушка понимала очень мало, но помнила слышанное в "ящике" предупреждение - читать такие вещи внимательно, особенно написанное мелким шрифтом. Контракт поразил размером – всего три странички. Поняла с некоторым удивлением, что ничего сверх от нее не требуется. Разве что за нарушение конфиденциальности с неё могли снять от одного до трёх окладов, а про нарушение контракта работодателем было сказано, что он обязуется в таком случае выплатить неустойку в размере тридцати окладов. Неплохо. Болтать об этом она сама бы не стала. Маринку вот точно посвящать не стоит. Разве что может Толику проболтаться, но хотелось надеяться, что и этого не произойдёт.
Ещё от неё требовалось неукоснительно соблюдать инструкции пользования данной методикой, которые прилагаются. А также вести здоровый образ жизни, гулять не менее получаса в день, следить за здоровьем (посещение диагностического центра раз в неделю), строго запрещалось курение, употребление наркотических и других вредных веществ, а также спиртные напитки свыше десяти градусов. Примерное меню обязательного сбалансированного питания надлежало получить отдельно у прикрепленного врача-диетолога при первом посещении диагностического центра.
Кроме того, было сказано о деньгах – плата начислялась, как и сказал Вадим, еженедельно. Оговорена и выплата премии за успешное выполнение задания. Правда, ее размер и что считать этим самым успешным выполнением, оставалось на усмотрение работодателя. Контракт заключался сроком на один год с возможностью продления.

В общем, никаких "подводных камней" она в контракте не углядела, напротив видела в нём только плюсы. Даже пункт о медицинских обследованиях не слишком расстроил. Почему бы и не последить за здоровьем, да еще бесплатно. Никакого мелкого текста не нашла. И хотя до конца не была уверена, что подвохов там совсем нет, Рина решительно поставила свою подпись на всех трех листах. Вызывало удивление, что из сорока сотрудников своей фирмы Вадим выбрал именно её. Не слишком понятно за что, но всё равно приятно. И почему она должна отказаться, аргументов не находилось. Ну правильно, бывают в жизни вещи, от которых просто невозможно отказаться.
- Умница. Семь двадцать девять, - произнес шеф и придвинул к ней магнитную карту Master Card и конверт с пин-кодом. – Через минуту на счет будет переведена первая сумма. Да, плата вперед за неделю, но с условием, что начнешь сразу. Время терять нельзя.
- Я – что, должна вот сразу уснуть? Прямо здесь?
- Когда вернешься домой, - усмехнулся он. Теперь Вадим казался ей не таким страшным. – Можешь пробежаться по магазинам, я даже отвезу тебя. Только потом, вернувшись домой, необходимо заснуть ещё на три часа. Это для того, чтобы сразу запустить программу. И ты прости, но именно этот первый сон мне нужно проконтролировать. Обещаю ничего не трогать в квартире, ни тебя, ни твое имущество.
Стало не по себе, но отказаться Рина уже не могла – подписала ведь контракт. Да и почему-то была уверена, что начальник говорит правду. А то, что три часа он будет смотреть, как она спит – как-нибудь переживет. И раздеваться не станет. А он может пока пить свой кофе.
- А где инструкции? Ну, как пользоваться методикой.
- О, там всё просто. Не думай пока. Вводную инструкцию я дам, как приедем к тебе, а потом уже почитаешь более подробно. Там во многом повторяется контракт, ну и несколько мелочей ещё. Ничего особенного. – Вадим взглянул на часы. - Ну так что – поехали?
- Тогда мне надо в магазин, - спохватилась она. Вот заодно и проверит, правда ли на карте есть деньги. И смутившись от его улыбки, пояснила: – Купить продукты. И кофе – раз вам придется ждать.
- Хорошая идея, - кивнул он. – Только растворимый я не пью, а кофе-машины у тебя нет.
- Я куплю её, - тут же заверила она, мысленно прощаясь с плазмой, и вспоминая, сколько стоят такие кофе-машины. Телевизор она сможет купить на следующей неделе. Столько ждала, а тут всего ничего подождать. И вообще, о Толике подумать надо и выяснить, сколько он на похороны потратил. Так ведь и не сказал. Надо как-то хитро к этому подобраться. А это не быстро. Так что почему и не телик сперва заменить.
- Нет, Рина, - его голос был твердым, - позволь я сам куплю, из эгоистических целей, разумеется. Ты все равно кофе не любишь, а я очень – и в редкие визиты к тебе нам не надо будет ехать в ресторан, чтобы напоить меня чашкой кофе. Согласна?
Девушка не очень поняла эту логику, но кивнула. В конце концов, он прав, ей лично кофе вообще не нужно.
- Но с той работы вы меня не уволите? – спохватилась она.
- В фирме-то? – он пожал плечом. – Нет, конечно. Пока нравится, работай. Если конечно…
Он замолчал, так как опять появилась официантка, и Вадим попросил у нее счет.
- Если конечно, что? – переспросила Рина, когда они выходили из кафе.
Народу на улице прибавилось, хотя всё ещё было слишком рано.
- Ничего. Поедем в круглосуточный - простые магазины еще не открылись.
Ну да, как и простые рестораны.
- Ага. А можно мне еще послушать?
Коробочка уже лежала у нее в кармане, и очень хотелось снова её задействовать.
- Нет. Потерпи еще немного. После первого сна сможешь это слушать сколько захочешь. Но предупреждаю, первое впечатление всегда более сильное, возможно в дальнейшем то, что ты услышишь, будет не настолько впечатляющим, и всегда разным.
- Ага, ясно, - Рина улыбнулась, уверенная, что ей-то всё равно понравится.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 21:59 | Сообщение # 3
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава вторая.

- И ещё, - Вадим поставил на тумбочку рядом с кроватью новенький будильник, - тебе придётся стараться ложиться вовремя. Потому что сон будет длиться ровно шесть часов. Как я уже говорил – этого будет достаточно, чтобы полностью выспаться. Но есть одно но – звук этого будильника или телефона – я поставлю на него специальную мелодию – прервут сон в любой момент. А это прервет программу этой ночи. И в следующий раз она будет запущена заново. Но лишних дней на это я дать не могу. И тебе придется нагонять, дополнительно ложась спать на шесть часов – либо в выходные, либо будешь брать отгулы на работе.
- Но я же буду ставить будильник сама, а телефон могу отключать, - резонно возразила Рина.
- Не стоит отключать телефон – возможно, мне понадобится тебе позвонить ночью, хотя надеюсь, этого не потребуется, но исключать такое не стоит. А будильник да – можно и не включать. По окончании программы ты в любом случае проснешься. Но иметь его на всякий случай не помешает.
- Ага, ясно.
- Ах да, хочу напомнить. В контракте это есть, если помнишь, ты его еще прочитай внимательно. Прости, не дал тебе много времени на изучение. Раз в неделю – ты сама можешь выбрать день, лучше в будний, после работы – тебе будет нужно приезжать в одну частную клинику на диагностику. Ничего особенного – полежишь на кушетке, сделают небольшое обследование и свободна. Если надо, то и подлечат, но только с твоего согласия.
- Может, в четверг? – предложила девушка. Она уже была готова к чему-то такому. В контракте же написано о диагностике.
- Нормально. Ты ведь в семь заканчиваешь?
- Да, если нет какой-нибудь срочной работы и...
- Отлично. В семь десять буду ждать в квартале от работы – не стоит давать повод лишним слухам, мне-то без разницы, а тебе ни к чему. Если не успеваешь, отзвонись, номер есть в инструкции, изучи её, когда проснёшься.
- Я сама могу доехать, - запротестовала Рина, испугавшись вдруг, что Вадим слишком много времени будет проводить возле нее.
- Извини, - он совершенно не выглядел виноватым, - но расположение клиники пока не могу доверить даже тебе, поэтому буду отвозить сам.
- Завяжете мне глаза? – усмехнулась она.
- Возможно.
От его серьезного тона без намека на улыбку мурашки поползли у нее по спине. И который раз за этот безумный день, Рина задалась вопросом, во что это она ввязалась.
Но развить мысль ей просто не дали:
- Пора спать. Не забывай, что прикрепив к волосам датчики и надев наушники, уснешь ровно через десять минут. Так что заранее сходи в туалет или еще что. Не хотелось бы, чтобы ты заснула где-нибудь на полу в коридоре, или в ванной.
- Но я же их прикрепила как раз минут десять назад, - удивилась Рина, поудобнее укладывая голову на подушке. Фирменные наушники, явно из дорогих, нисколько не мешали. – А пока не уснула. И ведь еще плеер надо…
Мир куда-то уплыл.
Мужчина задумчиво поглядел на спящую девушку:
- Да, надо включить.
Он осторожно высвободил из ее руки коробочку и, нажав кнопку, положил устройство на тумбочку рядом с будильником. Вадим очень надеялся, что всё рассчитал верно. Второго шанса не будет. Только один. Значит эта девчонка – сейчас самое дорогое, что у него есть на всей земле. Главное, не испугать её и не вызвать никаких подозрений. А что выбор сделан правильный – он не сомневался.
Скольким он давал слушать мелодию, а они не слышали ничего кроме треска. И вот – впервые за пять долгих лет, та, которую совершенно спонтанно решил проверить, просто на всякий случай, подошла по всем параметрам.
Проверил просто – позвонил на её рабочий номер и включил плеер. Обычная практика. Ждал, что Арина, как и многие до неё, просто сказав пару раз «Алло», положит трубку. И тут её мелодичный голосок заставил его вздрогнуть:
- Кто это? – и после паузы: - Марин, иди-ка сюда - тут какая-то музыка, но я не могу разобрать слов. Послушай – классная, правда?
И грубоватый голос её подруги спустя полминуты:
- Ринка, ты что издеваешься? У тебя там просто треск стоит. Погоди, я Севу позову, он исправит.
- Да нет же, - попыталась возразить девчонка, - ты только прислушайся… - и расстроено: - Всё. Закончилась.
Он еле дождался этого дня, два месяца – не шутки, надо было всё проверить, в том числе и здоровье девушки. Это удалось легко – под предлогом профосмотра, все сотрудники его фирмы сдали кровь и прошли разных специалистов. Ну а то, что Рину проверяли более тщательно, никто не должен был заподозрить, даже она сама. Получив окончательные результаты вчера, поздним вечером, он не смог уснуть, с нетерпением ожидая возможности приступить к операции «Х». Всё было просчитано и приготовлено заранее. И до утра не дотерпел, с трех часов караулил под окнами, в шесть не удержался, позвонил, сказал, что будет через двадцать минут…
А мордашка у нее симпатичная. Да и всё остальное. Не какой-то крокодил, как он опасался. Похоже, ему самому это доставит удовольствие. Мелочь, а приятно. Повезло, что и говорить. Её ещё придётся приручить, дать возможность почувствовать симпатию. И кто знает, сможет ли она простить то, что сделать необходимо. Он постарается, чтобы смогла.
Наклонившись, мужчина осторожно коснулся губами её губ. Ресницы дрогнули, но девчонка не проснулась.
Вадим улыбнулся и пошел на кухню заварить кофе. Ему хватит времени сделать дубликаты ключей, да и на всё остальное. Она проспит все шесть часов. Может, зря он наврал про три? Она бы итак согласилась, это же очевидно. Девчонка совсем молодая, прочитать ее мысли нетрудно – за два месяца он изучил её практически досконально. И характер, и привычки, что любит, о чем мечтает.
Да, сделанного не воротишь, а врать, точнее не договаривать, придется еще не раз. И что значит судьба – сколько он искал, мотался по миру, а она работала в его собственной фирме, практически под носом. Да ещё сирота. И парня нет. Хотя мог быть – нарисовался один красавец. Девочка-то милая и квартира своя, пусть маленькая. Парень оказался обычным и даже не слишком упёртым – хватило одного, но вполне конкретного разговора, чтобы "красавчик" нашел себе другой объект, напрочь забыв о прежнем увлечении. Даже к лучшему, что разрыв отношений с ним девочка перенесла тяжело – никого эти два месяца к себе не подпускала. Ему и легче.
В офисе он тогда появился на следующий день после звонка, не терпелось рассмотреть её получше. Рассмотрел. Мысль увлечь ее до начала срока отбросил сразу. Смотрела настороженно, видать в жизни что-то было, что на начальство смотрит волком, хоть и не осознает этого. Даже обидно, на Севу-то она поглядывала с улыбкой, хотя вроде как тоже начальник.
Подружка ее, Марина, кажется, напротив, посматривала ласково. И он, дурак, даже пожалел, что это не у неё обнаружился дар. Но лишь на мгновенье. Сколько таких Марин уже было – и все пустышки. Во всех смыслах.
А Рина – цельная натура, неиспорченная, честная. Чем больше он узнавал девочку, тем больше она ему нравилась, не как женщина – миленькая конечно, но не в его вкусе – просто как человек. Однако это его не остановит. Как говорится, только бизнес, ничего личного.
***
Проснулась Рина как-то сразу, легко, захотелось даже встать и что-нибудь сделать - потанцевать, к примеру, или даже пойти на пробежку. Странное желание. Обычно она еще долго нежилась в полудреме, добирая остатки сна. Взгляд на будильник заставил всё вспомнить и удивленно вскочить. Шесть вечера! А должна была проснуться в три. Неужели что-то пошло не так?
Датчик чуть не вырвала с клоком волос, хотя, вообще-то, они снимались очень легко. Совсем простые – вроде шпилек с утолщением на конце. Зачем они вообще были нужны, непонятно. Ни к чему ведь не подключены, соединены только между собой. Да и использовать их требовалось лишь в самый первый раз, после чего предлагалось только музыку во сне слушать.
В комнату вошёл Вадим, а она и забыла, что он её караулит.
- Доброе утро, – улыбнулся он.
- Ой, здрасти. Кажется, я проспала дольше?
- Немного, - хмыкнул он. – Здоровая реакция организма на вводную часть программы. Поначалу это как раз бывает, но пройдет дня через три. Для того, кстати, и будильник – чтобы лишних шесть часов завтра не проспала.
- А-а, - мог бы и сразу сказать – девушке стало немного неловко, что она заставила этого человека ждать. Явно у него лишнего времени нет, бизнесмен же.
- Выспалась? - поинтересовался он, подпирая плечом косяк двери. И волосы влажно блестят – принимал душ в ее ванне? – Как самочувствие?
- Прекрасно, - постаралась она проявить побольше энтузиазма. – Словно заново родилась! Я вообще так не высыпалась давно… Только боюсь, ночью я уснуть не смогу.
- Уснёшь, - заверил он и кивнул в сторону кухни. – Пойдем, я приготовил завтрак. Ну или ужин – это как посмотреть. Надеюсь, ты любишь овощное рагу?
Она потянула носом и кивнула:
- Обожаю. Я после сна обычно не ем, но сейчас очень хочется.
Её почему-то всё время тянуло перед ним оправдываться. Надо было это срочно прекращать. В конце концов – это просто работа. Странная, да, но она же подписала контракт, а там нет пункта, что надо пресмыкаться перед работодателем. Кстати, неплохо было изучить инструкцию, объяснил-то шеф всё отлично, но не дай Бог испортить всё из-за незнания правил. Итак нет уверенности, что обучение идёт успешно.
Этим она занялась сразу после его ухода. Вадим даже не стал есть вместе с ней, отговорившись делами. Забрал коробку с датчиками, свой объемистый чемоданчик – кстати, совершенно не помнила, чтобы он этот чемоданчик с блестящими заклепками с собой приносил – и сразу распрощался, напомнив, что будет ждать её в четверг с работы, чтобы отвезти в клинику. Закрыв за начальством дверь, Рина схватила в комнате пухленькую инструкцию и пошла на кухню поедать его стряпню, надо сказать – очень приличную. Надо же, и готовить умеет. Сколько же у него ещё скрытых талантов?
По инструкции она действительно должна была спать ежедневно по шесть часов, восполняя прерванный сон, если такое случится, в выходные дни, вплоть до двух раз за сутки. Сюрпризом стало, что каждое воскресенье вечером ей придётся сдавать экзамен шефу за прошедшую неделю. В чем будет заключаться проверка, не говорилось. Это немножко напугало, так как она совсем не была уверена, что сны на неё подействуют и она сможет переводить этот певучий язык.
Это напомнило ей про плеер, что теперь завораживающую музыку можно слушать сколько угодно и метнулась за устройством в комнату. Желание снова услышать дивные звуки манило неодолимо. Однако Вадим оказался прав, такой чудесной, как в ресторане, мелодия почему-то не оказалась. Красивая да, даже очень-очень приятная, но того непередаваемого восторга не наблюдалось. Тем не менее расставаться с ней не захотелось, потому так и слушала, решив заодно перечитать и контракт.
Смешно, что её обязывали не пить, не курить и не колоться – можно подумать, она на такое вообще способна. Интересно еще стало про сбалансированную диету. Если ей выдадут примерное меню только в четверг, то как она должна питаться до четверга? Впрочем, глупо делать вид, будто не знает, что подразумевается под здоровой пищей.
Тем более, шеф на собственные средства практически до отказа забил ей холодильник разными йогуртами, творожками и другими вкусняшками, не забыв о фруктах и овощах. И витамины тоже оставил в большой круглой банке с непонятными надписями на совершенно незнакомом языке. Принимать их следовало как раз утром после еды, запивая морковным соком. Та еще мерзость, да и наклейки со стеклянных банок с рыжим содержимом, заставили удивленно поднять брови. Если придётся самой покупать, то уж лучше она достанет с антресолей древнюю соковыжималку. Уж один стакан утром как-нибудь сама себе приготовит. Из свежей моркови, а не псевдо-натуральный, пусть и безумно дорогой, что вовсе не означает в наше время высокого качества. Покончив с соком, в общем-то, не такой он оказался и противный, как запомнилось с детства, неожиданно вспомнила, что сейчас вечер, а не утро, но решила, что ничего страшного. Вадим сам виноват, что заставил её спать днем.
К слову в инструкции рекомендовалось звонить ему при первых признаках любых недомоганий, вплоть до головной боли, насморка, порезанного пальца или критических дней. Она хихикнула, представив себе эту картину: «Здравствуйте, Вадим Андреевич. Вы знаете, а у меня начались эти самые, женские дни». Ну, правда, не может же она такое сказать по телефону мужчине!? Или может?
Впрочем, как минимум еще полмесяца можно об этом не думать. В конце концов, можно будет поговорить с врачом в диагностическом центре, чтобы та сама об этих вещах сообщала начальству. Да, так будет лучше.
Ну а насчет взвешивания на весах каждое утро, она и так это делала периодически, теперь просто записывать придётся в специальный дневник.
Просматривая еще раз инструкции, и даже отмечая карандашом важные на её взгляд пункты, Рина тихо подпевала себе под нос. Очень уж мелодии в плеере звучали приятные, всегда разные, но одна регулярно повторялась. Её-то Рина и напевала, стараясь в точности повторить звуки. Получалось так себе. Не слишком хорошо. Но один перелив удавался, и в нужный момент, она пропевала его задорно с каждым разом всё лучше. Что странно, ночью надо было слушать пение в наушниках, а днем использовать лишь гарнитуру на одно ухо, как в первый раз. И ведь на устройстве нет никаких дополнительных кнопок. Как оно определяет, сон сейчас, или просто прослушка? Как выбираются программы? Очевидно, что именно с наушниками это как-то и связано. Показать бы Толику, да ведь нельзя.
За компьютером по инструкции полагалось проводить не более двух часов в день, не считая рабочих часов, где основная работа как раз за компом. Рина немного приуныла, общаться в аське с Толиком обычно могла часами, да и не только общаться, регулярно еще что-нибудь читала. Но потом вспомнила, что может хоть сегодня купить себе электронную книжку, даже самую дорогую, тоже ведь давняя мечта. Да и про то, чтобы не смотреть телек ничего не говорилось. Но с плазмой можно и подождать, слишком дорогое удовольствие.
Звонок из банка, заставил вздрогнуть, вечно ей казалось, что чего-то не оплатила, когда они звонили. И разве работают они по воскресным вечерам?
Но причина оказалось еще более странной. Она стояла и просто не верила своим ушам. Вежливая девушка благодарила её за пользование услугами их банка, а так же сообщала, так как кредит полностью погашен, счёт будет закрыт, для чего надо в любой из ближайших дней подъехать в их офис и расписаться в специальном бланке. Вместо безумного облегчения – платить по двадцать девять тысяч ей предстояло еще четыре с лишним года – Рина почувствовала смесь страха и тянущее неприятное чувство внутри. Неужто, тоже Вадим? Но как… Почему? Она что – теперь ему должна будет по гроб жизни? Или всё-таки какая-то ошибка?
Метнувшись к компу, быстро зашла в личный кабинет банка. «Так, размер оставшейся задолжности?» По нулям! Не ошибка? А как насчет внесения средств на счет? Вчера вечером? Всё ещё загадочнее! Может, позвонить, и прямо спросить шефа? А почему и нет?
Не откладывая в долгий ящик, набрала номер, пока не передумала.
Он откликнулся сразу:
- Да, Рина?
В голосе лишь вежливое внимание. Самоуверенный тип. А вдруг она порезалась к примеру?
- Это вы оплатили мой кредит? – выпалила на одном дыхании.
- Аннулировал, - спокойно подтвердил он. - Расслабься, Рина, это вообще-то мой банк. Будь чей-то ещё, спросил бы разрешения, или вообще бы не узнал. А есть проблемы?
- Э-э.
- Вот и славно, до встречи.
- Стойте!
- Да?
- Теперь что, я должна выплачивать вам лично?
- Нет, просто забудь.
- Но я не могу, - от возмущения подобрать правильные слова было очень сложно.
- Ну, тогда тебе остается только страдать по этому поводу, - констатировал он. - Такой вот я нехороший! Избавил тебя от кредита, и в контракте это не указал... Будем переписывать?
- Э-э... - растерялась Рина, не зная, что ответить.
Только вроде контракт нормально изучила, почти всё поняла, успокоилась, насколько можно, а он там что-то переписать предлагает? Или Вадим так шутит?
- Ну если не будем, то вопрос закрыт.
- Вадим Андреевич, вы не понимаете…
- Это ты не понимаешь, Рин. Контракт устраивает? Деньги на карточку пришли? Вот и расслабься. Ни на зарплате, ни на окладе по контракту, это не отразится. От тебя требуется максимальное спокойствие, чему переживания о кредите явно не способствовали. Так что, это были и мои проблемы. Ферштейн? - поинтересовался он напоследок.
И отключился.
Девушка с искренним возмущением поглядела на мобильник и фыркнула:
- Ну и прекрасно! У богатых свои причуды! Уродец!
По-хорошему надо бы испытывать к нему благодарность, а вот не ощущалось. А нечего с ней таким тоном говорить! Хотя, с другой стороны, кто она такая, чтобы он с ней был вежливым?
Ну и ладно, если он думает, что теперь её совесть будет мучить и она станет с ним послушной и готовой на всё овечкой, то глубоко ошибается. Вот телек теперь ничто купить не мешает. Переодеться только, а то эти джинсы, в которых пришлось спать, она уже ненавидела. И вперед, за обновками. Взявшись за ремень, хороший, из толстой кожи, как раз купленный под эти джинсы, посетовала, что не сняла перед сном, утягивается же уже на четвертую дырочку. Второй день, да, ещё три кило сбросила за месяц. И вдруг замерла – ремень был застегнут на вторую. Мгновенно прошиб холодный пот – он что, ослабил его, пока она спала? Мысль, что он мог воспользоваться её беспомощностью и изнасиловать во время сна, отмела сразу. Уж такое она бы точно ощутила, никакой сон бы не помешал! Но всё равно неприятно.
Вот ведь змей! О чём она вообще думала? А вдруг он маньяк? И то, что богатый, тут роли не играет. Всё! Больше ни за что не согласится спать при нём.
Быстро переодевшись в вельветовые брючки и любимый свитер, девушка прошла на кухню, сунула посуду в раковину и схватила телефон. Поговорить с кем-нибудь добрым и вменяемым стало просто необходимо.
Толик ответил не сразу, наверное, опять рубился в своих игрушках.
- Ну что случилось? - спросил не слишком довольно.
- Ты не очень занят? – подхалимским тоном ответила она вопросом на вопрос.
- Колись уже, горе мое, - вздохнул парень. – Где пропадала весь день и что натворила?
- Да я так, спала, - честно ведь, а раскрывать ничего нельзя. Надо повторять себе это почаще.
- Ясно, соня. И зачем понадобился милый безотказный Толик? Опять вирус поймала? И срочно-срочно нужно его обезвредить?
- Срочно-срочно, но не вирус, - улыбнулась Рина, ощущая, как что-то внутри, завязавшееся тугим узлом, начинает отпускать. Ну и разозлил же её новый наниматель! Надо воспринимать его спокойнее. А лучше: вообще равнодушно! А то этим только дай волю. – У тебя машина на ходу?
- Да-а, - насторожился Толик.
- Поедем покупать мне плазму! – осчастливила она соседа.
- О-па, а бабосы откуда?
- Банк ограбила! Так ты как, поможешь?
- Зарплату что ли дали раньше?
- Премию, ага. Ещё и повысили, так что я молодец, и мы празднуем!
- Ну поздравляю! А модель ты выбрала?
- Не-а, я хочу такой же как у тебя. Точь-в-точь. Вот где ты купил, туда и поедем.
Парень хмыкнул и как-то осторожно попробовал её урезонить:
- Рин, он недешёвый к твоему сведенью. Я могу тебе подобрать тысяч на пять подешевле и не такой навороченный. Да и зачем тебе такой большой?
- А сколько он стоит? – сбавила она прыть.
- Сорок с копейками.
- Ой! Толик, миленький. А у тебя не будет пятнадцать тысяч до зарплаты? Она послезавтра уже.
- Рин, ну ёлки, а есть что будешь?
- Да у меня еды уже накуплено на неделю вперед, и зарплата, вообще-то, в два раза больше.
- Ладно, не хнычь, дам я тебе денег. Скажи спасибо, что мне как раз долг вернули. Эх, приспичит же вашей сестре…
- Спасибо, спасибо, спасибо! Я люблю тебя!
- Угу. - В трубке послышалось невнятное бормотание, потом обреченный вздох и предупреждение:
- С тебя хороший ужин на этой неделе. И никаких полуфабрикатов и фаст-фуда!
- Договорились. Мне их все равно нельзя. Ну что? Когда будешь готов?
- С каких пор тебе нельзя фаст-фуд?
- Да вот, вредно это, ты же сам говорил.
- Угу. Жду через десять минут в машине. Опоздаешь – уеду без тебя.
- Куда это?
- А подальше куда-нибудь. Одевайся.
Плазму они купили без проблем, даже с небольшой скидкой, и Толик самолично просверлил в стене дырки для крепления, и повесил именно так, как мечтала Рина. Теперь можно было смотреть телек, лежа на кровати.
- Ну теперь-то выбросим твоего монстра? – осведомился парень, отрываясь от пробного просмотра какого-то шоу и поднимаясь с дивана.
- Куда?
- Ну, Рин, словно не знаешь, где пухто стоит.
- Чего? – обалдела она.
- Помойка, куда крупный мусор относят.
- А-а. Говорил бы по-русски. Пошли, если не устал.
- Нормально, - качнул он головой, подозрительно её осмотрев. Вот весь вечер бросает такие странные взгляды. Может, думает, что она и правда банк ограбила? Ну да ничего, потом она ему всё объяснит.
Нести старый телек оказалось довольно далеко, а Толик помогать запретил. Правда до этого самого «пухто» они не дошли. Перехватил дядька из соседнего подъезда – как раз подъехал на джипе, высветив их процессию мощными фарами. Увидев телевизор, выскочил из машины, причитая, что ему на дачу как раз такой нужен, мол, тёща просит. Толика уговаривать не пришлось, даже помог дядьке донести раритет до багажника.
Рина довольная шла рядом, пересчитывая звезды.
- А хочешь, я прямо сейчас тебе ужин сделаю. У меня полно продуктов.
- Не, - Толик остановился у подъезда и взлохматил рыжие вихры на большой голове. Он вообще был весь крупный и домашний, и всего на голову выше, чем Рина. Ну она-то вообще метр с кепкой, то есть сто шестьдесят два сантиметра. А сосед нисколько не подавлял её, в отличии от некоторых. – И так сегодня ты мне все планы сбила. Ещё с Лаймой погулять надо. Давай завтра.
- Ага, ладно. А хочешь, я погуляю с вами?
- С тобой точно всё в порядке?
Она рассмеялась, не совсем искренне, чтобы он не смотрел на неё так серьёзно. А то от сочувственного взгляда просто потянуло разрыдаться и прижаться к его широкой груди. Совсем с катушек слетела. Знал бы Вадим, какое душевное спокойствие он ей организовал!
Толик её смеху не слишком поверил, но на прогулку взял. Недолгую, дела у него, видимо, и правда были. Так что удалось обойтись без расспросов. Хоть и понятно было по взгляду, что парень её ещё помучает, когда станет посвободней.
Странно, но новенькая плазменная панель не вызвала желания срочно начать просмотр, да и время позднее, а ещё спать надо по расписанию. Рина наскоро приняла душ, и, поставив будильник на восемь, сильно понадеялась, что он прозвонит вовремя и ее разбудит. Не хотелось бы опоздать на работу.
Помня, как быстро уснула днем, постель и себя приготовила заранее, включила миниатюрный плеер и надела наушники. «А музыка, что ни говори, восхитительная», - подумала девушка, неожиданно легко засыпая.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 21:59 | Сообщение # 4
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава третья.

На работе аврал, слух о скором посещении начальства заставил всех особенно проявлять энтузиазм и наводить порядок на рабочих местах. Рину тоже слегка потряхивало – как она теперь с ним на людях? А вдруг скажет что-то не то? Да и как на него смотреть после ледяного «Ферштейн?», она так и не решила. То же ещё, немецкий ему близок, что ли? А может, все бизнесмены полиглоты – знает же он этот странный певчий язык, иначе как будет экзамен проводить?
- Ты чего застыла? – подлетела к её столу Маринка, приземлившись на соседний стульчик. Специально стоял для подобных визитов подруги. – И вообще странная какая-то с утра.
- Я странная? – удивиться получилось так себе, но Маринка не обратила внимания.
- Ага, ты. Влетела в последнюю минуту, вся встрепанная, ни здрасти, ничего, - начала перечислять она, - чай пить не пошла.
- Да я стол прибирала, Сева же сказал…
- Все прибирали, - отрезала Маринка. – Но я вообще-то по делу. Слушай, свиданка у меня сегодня. Если не успею, получишь за меня один факс? Эти уроды только в семь его прислать обещали, а ты ведь знаешь, что могут опоздать. А Сева сказал, чтобы с утра лежал у него на столе, важность какая-то первостатейная.
- Да не вопрос, - кивнула Рина, обрадованная сменой темы её опоздания и странного вида. – Задержусь если надо.
- Вот и ладненько, - вскочила со стула Маринка, - ну давай. Сейчас Вадим нарисуется, а я без боевой раскраски. На обед без меня не уходи, лады?
Подруга рванула в сторону дамской комнаты, а Рина вздохнула, стараясь разогнать напряжение. Она тоже без боевой, да и вообще какой-нибудь раскраски, но сил подняться и пойти вслед за Маринкой не наблюдалось. Да и желания. Ради него ещё стараться? Заметит ведь, вот будет красота. Возомнит ещё, что ради него и прав будет, как ни противно. Так что сидеть ровно, и прекратить дрожать.
Да, день сразу как-то не задался. Проспала она капитально, аж на два часа. Выскочила без завтрака, даже чаю не выпила, но на работу чудом успела. Будильник что ли не сработал? Спросить бы Вадима, да лучше не надо. Он же сказал, что это всего три дня. Так что как-нибудь обойдется.
- Идёт, - прошипела Маринка, пролетая мимо её стола и вырывая из задумчивости.
Вокруг все усиленно делали вид безумной занятости, стих неясный гул разговоров, только слышались звуки быстрого щелканья по клавиатуре, да долетали негромкие голоса из колл-центра за стеклянной перегородкой.
Рина порадовалась, что её стол далеко от центрального прохода, еще и огорожен спереди да сбоку, хоть и невысокой, но стеночкой. Даром, что прозрачной. Зато столько всяких бумаг и инструкций к ней прилеплено, что не так и видно за рабочим столом его хозяйку. Разве что из кабинета Севы – она как раз ближе всех к стеклянной стене кабинета, задрапированной изнутри непрозрачными жалюзи. Но не будет же начальник, в самом деле, рассматривать её из кабинета во время разговора с Севой. Да если даже будет, какое ей дело! Захотелось вдруг поправить прическу, но стойким усилием воли подавила соблазн срочно достать зеркальце. А всё мандраж сотрудников! Не будь стольких нервных личностей вокруг, она бы не заразилась от них. Стала завидно при виде светящейся спокойной уверенностью Маринки. Её место у прохода хорошо просматривалось – и глаза накрашены меньше обычного, и на губах другая помада, кажется. Не такая яркая, как ни странно. Щечки бледненькие. Что-то новое, неужели всерьёз пытается увлечь его Светлость?
Нарушая её мысли, послышались уверенные шаги, а вскоре в проходе показался и сам владелец фирмы. Подтянутый, значительный, ни лишних движений, ни тени улыбки на лице. В её сторону и не взглянул, а вот у стола Маринки внезапно притормозил. Сердце Рины почему-то ёкнуло, а вокруг насторожились и все остальные.
- Полянова – это вы, как понимаю? – холодно осведомился он.
Маринка испуганно кивнула, растеряв весь свой соблазнительно-загадочный вид. И ведь за словом никогда в карман не лезла, особенно с мужчинами, а тут молчит и только таращится.
- Зайдёте в кабинет через десять минут, - он уже шагал дальше, а Маринка всё ещё хлопала глазами. Не успела закрыться дверь кабинета начальства, она подлетела к Рине.
По столам зашуршали бумажки, раздались негромкие голоса – народ расслаблялся.
- Что ему надо интересно? – подруга нервно выхватила из ящика Рины зеркальце и впилась взглядом в свое лицо, пояснив: - своё где-то посеяла. Одолжишь на сегодня, а?
- Да бери.
- Не, ты видела?! Ну не уволит же он меня, а? Да и за что?
Арина пожала плечом, почему-то хотелось смеяться, но она даже улыбку смогла удержать. Явно нервное.
- А эти рады, что не их позвали, - прошипела подруга, взмахом головы обозначив остальных сотрудников. Женщины и правда выглядели довольными - они бросали на Маринку злорадные взгляды, не без доли зависти – неясно ведь, чего начальство позвало. Полянову почему-то многие из них недолюбливали, считали стервой. А подруга была уверена, что просто завидуют. Может и так, но ведь Маринка и правда очень красивая и имеет успех у мужчин. Статная блондинка с очень аппетитными формами, тонкой талией и «колдовскими» карими глазами.
Ну а парни по ней сохли через одного. Только она с сослуживцами принципиально не встречалась. Такое вот правило. Это не мешало представителям сильной половины бросать на неё в данный момент вполне сочувственные взгляды.
Стервозность у красотки определенно была, только с Риной она и дружила, всегда была с ней добра и мила. Почти всегда. Катя Фокина из бухгалтерии, как-то небрежно заявила девушке, что она мол на фоне Поляновой серая мышка, хорошо оттеняет красоту Маринки. Рина тогда ответила, что тогда уж рыжая мышь, и поспешно разговор закруглила. Не объяснять же каждому, какой Маринка добрый и отзывчивый человек.
- Ну как я?
- Класс, - дала Рина волю улыбке. И вполне искренне. Неброский макияж сделал Маринку действительно симпатичней. Сева оценит – подумалось с грустью. А может и его Светлость тоже. Это немного расстроило, наверное потому, что не хотелось Маринке участи стать жертвой мрачного обаяния шефа. Да и Сева расстроится. Только ведь пал жертвой неземной красоты подруги. А та и не замечала, или искусно делала вид. Он ведь сам далеко не красавец. Надо бы как-нибудь завести разговор с Маринкой на эту тему, странно, что раньше не подумала.
- Ну, я пошла.
Выглядела подруга решительно.
- Удачи.
Пренебрежительный взгляд, словно она не нуждается в таком напутствии, и Маринка плавной походкой уплыла к начальству. И снова вокруг установилась настороженная тишина, хоть расслышать голоса в кабинете нечего и пытаться – слишком предусмотрительно проектировали этот офис.
Появилась Полянова спустя пять минут слегка удивленная, но уверенная в себе. Между столов шла с видом победительницы, а возле Рины опустилась на стул со вздохом.
- Ну что? – не выдержала девушка, задав нужный вопрос, которого ждали.
- Курить хочу, - призналась та небрежно. – Пойдём, а?
- Но…
- Да они ещё долго, не дрейфь.
Провожаемые любопытными взглядами, девушки вышли в коридор, направляясь к курилке.
- Может, не пойдём туда? – опомнилась Рина, вспомнив о контракте. Говорят же, пассивное курение ещё хуже, чем обычное.
- Да брось, мне правда покурить надо. Знала бы ты новости.
Пришлось идти, спорить с решительной Маринкой гиблое дело, да и любопытство разыгралось.
- В командировку отправляют, - выдохнула та сразу, едва успев затянуться тонкой сигаретой. – Будешь?
- Да я ж не курю! А куда?
- Ну и дура, - беззлобно отозвалась подруга, убирая пачку в кармашек модного жакета, - расслабляет же. Хотя тебе-то что волноваться. Короче, прикинь, еду в Лондон.
- Ого!
- Ага, - передразнила блондинка, довольно улыбнувшись. И тут же скривилась: - с Севой, блин.
- И надолго? – неизвестно чему порадовалась Рина. Может, там они вообще сблизятся, в поездке. Бывает же такое.
- На неделю, а может и больше.
- А кто же за главного?
- Какая разница?
Маринка явно и сама этого не знала.
- Хорошо, у меня загранпаспорт в порядке, да и виза. Дал всего один день завтра на подготовку, а утром в среду вылет уже, прикинь.
- Свиданка отменяется?
- С какого перепугу? Нет, конечно. Так что ты факс прими, если не успеет прийти. Мне про него ещё и напомнили, так что это важно.
- Ладно, не боись.
- А ты ничего так, - Маринка улыбнулась, - хоть порозовела, а то бледная с утра была. Ладно, побежали.
Она высосала сигарету, не отрываясь - видимо нервничала, Рина постаралась незаметно встать так, чтобы дым не несло на нее, вызвав прицельный и удивленный взгляд подруги. В проницательности красотке иной раз не откажешь, и это немного беспокоило. Жаль, Маринка ошиблась, насчёт того, что «ОНИ долго ещё».
Обратно из курилки шли не спеша, работа не волк – в лес не убежит, по словам Маринки. И не дойдя до общего зала всего двух шагов девушки, по закону подлости, столкнулись не с кем-нибудь, а с Его Светлостью, вывернувшим им навстречу с мрачным видом из резко распахнувшейся двери.
Затормозили все трое, отчего у Рины сердце упало куда-то ниже желудка, от неожиданности, наверное, а со стороны Маринки долетел негромкий возглас, типа «Ах».
На лице Вадима никаких чувств не отобразилось. Только черная бровь вздернулась, когда он обвел их быстрым проницательно-пренебрежительным взглядом:
- Так понимаю, Полянова, что бухгалтерию и отдел кадров вы уже посетили?
- Нет, я как раз…
- А раз так, чего стоим? Кого ждём?
Такой красной Маринка на памяти Рины была впервые. Вздернув подбородок, подруга резко развернулась и поцокала к лестнице на своих высоких каблуках.
Проводив её сочувственным взглядом, девушка опомнилась и повернулась к так и оставшемуся на месте начальству. И сразу столкнулась с изучающим взглядом чёрных глаз.
- Курили? – недобро прищурился Вадим.
Рина открыла рот, чтобы возмущенно всё отрицать, но тут же захлопнула. Вот ещё, теперь за каждый свой шаг оправдываться что ли?
- И кому молчим?
Теперь он никуда не спешил, даже сунул одну руку в карман пиджака и встал так, что проход перегородил. Протискиваться?
- Можно пройти? Мне работать надо.
- Да что ты!?
От его насмешки жарко стало не только ушам и щекам, а даже шее. Повезло же ей родиться рыжей и веснушчатой. Чуть что, краснеет вся, обидно до слёз.
- Представьте себе. – Рина говорила вежливо, хотя в ответ очень хотелось рявкнуть гадость. – Некоторым кормить семью надо.
- Это которую? – с насмешкой удивился Вадим.
- Думаете, всё про всех знаете? – снова вспыхнула девушка. В груди привычно кольнуло – мамы не стало уже давно. Но он прав, семьи у неё нет. Не о ком заботится.
- Не думаю, и не про всех, но кое-какой информацией владею. – Он многозначительно скользнул взглядом по её фигуре от макушки до ботинок. Но не обидно, а как-то даже по-дружески. – И я знаю, что ты не куришь. Только ведь пассивное курение…
- Тоже вредно, - кивнула она, опять покраснев. – Это всё? Можно идти?
- Иди, - он пожал плечами, тут же снова становясь отстраненным и жестким. – В четверг не опаздывай.
И прошел мимо, так ловко её обогнув, что даже распахнувшейся полой пиджака не задел. А коридор-то узкий.
Рина слышала за спиной удаляющиеся шаги, не решаясь зайти в зал, пока не успокоится сердце, вздумавшее некстати колотиться где-то в горле. Дорого же далось ей это показное спокойствие. И надо же было им курилку покинуть так быстро! Ещё бы минута там... Да чего гадать.
И торчать в коридоре глупо.
Она решительно толкнула дверь и потопала на свое место, представляя как все на неё таращатся. Однако случайно глянув в большое зеркало на стене, поняла, что никто на неё и не смотрит, все заняты – расслабляются, как могут, после ухода Вадима. Не до рыженькой мышки им сейчас. Стало чуть обидно даже – знали бы они! Но и камень с души свалился.
Остальной день прошёл сумбурно и как в тумане. За обедом Маринка, не умолкая, крыла начальство нехорошими словами и мечтала, что купит в Англии в первую очередь – командировочные «жлоб выдал приличные».
Потом вызвал Сева, в темпе объясняя персональное задание на оставшуюся неделю. Объяснял понятно и звёзд с неба не требовал.
- Сев… А кто за главного останется? – рискнула спросить девушка. Всех ребят этот вопрос мучил, и кто им разболтал про командировку? Вроде Маринка никому не сообщала, за обедом они вместе были. Но после возвращения в офис новость знали все.
Худой и длинный начальник, не разгибаясь – стоял, склонившись над картой, расстеленной на столе – смешно задрал голову:
- А? Ну кто… Завтра узнаете. И это… не опаздывай, ладно?
- Да я разве?..
- Я так, просто. Всё, Риночка, спасибо, можешь идти, - и снова склонился над картой, уже забыв о её вопросе.
- Ага.
Так и не сказал! Что за тайны мадридского двора? Хотя кандидатуры всего две. Менеджер Коля, жесткий тип из тех, кто говорит ласково, но ни на секунду раньше не отпустит и послабления ни грамма не даст. И собственно Светлана, Ринина начальница, добрая душа. Тихая, спокойная, улыбчивая, а тоже не забалуешь. И тем не менее, хоть бы она. Хоть гайки закручивать не станет, в отличие от Коли.
И вроде поспала так основательно, и ночью, и вчера, а к семи девушку уже в сон клонило неимоверно. Еле дождалась окончания рабочего дня. Размечталась уже, как зайдёт в универсам, выйдет на одну остановку раньше. Надо мяса хорошего прикупить, чтобы сварганить обещанный Толику ужин. Или завтра? Завтра как раз получка. Точно, на новой карточке денег ведь не осталось, а от аванса только на дорогу хватит. Поход в магазин резко отменился. Хотя не страшно, дома еды полно в холодильнике, она даже изучить как-то не удосужилось, что там вообще у неё теперь есть.
И уже навострилась на выход - половина народу, включая Маринку, ушли ещё раньше – когда вспомнила про злополучный факс.
- Ты идёшь? – спросила Светлана, отчего-то ещё более улыбчивая чем всегда. Точно её назначили, иначе с чего бы.
- Нет, мне ещё допечатать надо, - туманно ответила Рина, засовывая сумку обратно в ящик. – Забыла совсем…
- Да, ну, завтра доделаешь. А за мной приехали, могу подвезти.
- Нет нет, спасибо, - Рина извиняюще улыбнулась. – Мне не так много, а завтра могу и забыть. Вы идите, правда.
- Ну как знаешь…
Скоро зал опустел и она осталась одна, чутко прислушиваясь, не запищит ли факс на Маринкином столе. И надо же было ей именно сегодня на свиданку.
От нечего делать нашла в телефоне начатый детектив и углубилась в чтение. Главное на автобус последний не опоздать. Этой весной её маршрут почему-то сократили, и последний шёл в восемь тридцать. А позже приходилось идти на метро, а потом на трамвае, а там от остановки пешком через дворы. Хотя дни стали длиннее и может будет ещё светло, но всё равно этот путь девушка не любила – он вёл мимо темных подворотен. А в обход получалось гораздо дольше.
Минуты текли медленно, как никогда, а факс упорно молчал. Книжка сначала читалась с трудом. Потом понемногу увлеклась. Заглянул охранник, узнав про факс, кивнул и предупредил, что в десять всё равно надо закрывать. Рина поежилась. До десяти сидеть она точно не хотела.
И всё-таки она задремала, хорошо ещё аппаратура так противно жужжит. Успела и проснуться, и схватить трубку.
- Примите факс, - коротко произнес мужской деловой голос.
- Да, конечно.
Что там распечаталось, даже смотреть не захотелось. Какие-то технические выкладки. Быстро метнулась в кабинет Севы, положила ему на стол стопку бумаг и охнула, глянув на часы – восемь двадцать пять.
Успеет ли добежать до остановки – ещё вопрос.
Улица встретила теменью и проливным дождём. А она зонт не взяла! Кто же знал. Но как ни бежала, а завернув за угол, увидела лишь стоп-сигналы отъезжающего автобуса. Дальше можно было не бежать – не догонит, факт. Развернулась, метро ж в другой стороне. И почти налетела на идущего следом мужчину.
- Осторожней!
- Толик? – удивленно распахнула глаза.
- О, какие люди, - тоже узнав, усмехнулся он. – Ты куда такая мокрая?
- Домой, куда же? На автобус вон опоздала. А ты чего тут?
- Пойдем, горе мое, подвезу. С делами на сегодня всё. - Он подхватил её под руку. – Тут недалеко припарковался. Не растаешь?
- Нее, - счастливо рассмеялась она. Надо же, как повезло!
***
На противоположной стороне дороги, мужчина на заднем сиденье темной «Тойоты» проводил парочку глазами до машины, недовольно нахмурился и произнёс:
- За тем черным «Меганом» проследи.
- Да, шеф. – Водитель ловко развернулся, успев заметить, куда свернула указанная начальником тачка. Но сразу свернуть не получилось, перегородил дорогу трактор, пока огибал, сигналя встречным, пока сам свернул, «Мегана» и след простыл.
- Достаточно, - холодно приказал пассажир, когда, стало ясно, что след найти не удастся – на шоссе искомой машины не обнаружилось, а рыскать вокруг смысла уже не было. – До офиса меня добрось и свободен на сегодня.
- Понял, шеф.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 22:00 | Сообщение # 5
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава третья (продолжение)

***
- Здорово ты промокла, - Толик отобрал ключи и сам открыл дверь. – А ну давай в душ. Горячий. Шагом марш.
- Я же ужин обещала, - вяло запротестовала Рина. В машине ей показалось, что согрелоась, а сейчас, пока поднимались на лифте, её снова начала бить неприятная дрожь. Так и простудиться не долго.
- Сам приготовлю. – От категоричного тона друга она заулыбалась, позволила помочь снять куртку и даже развязать и снять ботинки. Хотя и ощущала неловкость. Как маленькая, честное слово. Да и Толик странно молчалив. Ужин потребовал сегодня же, но так – шутливо, а потом всю дорогу молча гнал, словно удирая от погони. Она думала про ужин он не всерьёз, видит же как она устала. Но раз сам приготовит, почему бы и нет.
Он подтолкнул девушку к ванной.
- Не спи, замёрзнешь.
- Подожди, полотенце в комнате.
- Я принесу. Воду пока включи и раздевайся.
Раскомандовался! Но внутри протеста не было. Однако включив горячую струю, раздеваться девушка и не спешила. Скажет тоже, шутник.
- Давай, уже, - просунул Толик в щель руку с полотенцем. Видимо не исключал шанс, что она уже голая. – И грейся подольше, а то я мясо не успею поджарить.
Как мило!
- Ой, Толик! Мяса у меня, кажется, нет.
- У меня есть, не беспокойся. Сейчас схожу. Лезь уже под душ.
Дверь Рина всё же заперла на защёлку, порадовавшись, что она вообще есть. А то ведь одна живёт и не привыкла даже просто прикрывать дверь ванны.
Как вернулся Толик, она отчётливо услышала даже сквозь шум воды – характерный щелчок замка ни с чем не спутаешь. И Рина окончательно успокоилась, расслабилась, чувствуя, как каждая клеточка наполняется теплом и истомой. Душ согрел и взбодрил, но долго себе нежиться девушка не позволила. Судорожно вздохнула, пустив почти холодную воду, затем снова расслабилась под горячей, и так несколько раз - контрастный душ полезнее и проснуться всё же надо. Не зря же Толик старается.
Закутавшись в большое полотенце, прихватила одежду и прошмыгнула в комнату. Из кухни доносились обалденные запахи, и у неё сразу заурчало в животе. Ради ужина, приготовленого другом, решила тоже немного удивить Толика и нарядилась в тонкое шерстяное платье зеленого цвета, плотно облегающее фигуру. Длинное, почти до пола, оно было мягким и тёплым. Самое то, чтобы о холодном дожде даже воспоминаний не осталось. Тапочки сменила на туфельки-лодочки. Толик вряд ли оценит, ну и не страшно.
Высушив волосы, оглядела себя в зеркало на дверце шкафа – а неплохо с гривой отросших уже рыжих волос, скромненько и со вкусом - и отправилась смотреть, что такое вкусное приготовил друг.
На сковородке что-то шкворчало, и Толик это что-то помешивал деревянной лопаткой. Выглядел при этом очень по-домашнему: закатанные рукава рубашки, полотенце на плече, её смешной фартучек с зайцем вокруг талии.
Он оглянулся и замер с ложкой на весу:
- О-о!
- Что? – радостно улыбаясь, уточнила Рина. Платье друг оценил, и что еще нужно для счастья?
- С лёгким паром! – подмигнул он. - Присаживайся. Почти готово.
- Ну ты даёшь! – глянула хозяйка на свой стол. Две свечи, уже зажжённые, в красных подсвечниках по обе стороны, белоснежные салфеточки, корытце с хлебом, нарезка ветчины и красной рыбы, салат из капусты и чего-то еще уже разложен на двух больших тарелках. И хрустальные фужеры, а в красивой бутылке вино. – Очень смахивает на романтический ужин.
- Ну так, - кивнул сосед, - отпразднуем, как белые люди.
- Это что, интересно?
- Как что? Твоё повышение.
- А-а.
Стало неловко, что она его обманывает. Это же Толик! А ей ничего нельзя говорить. И надо же какой милый, такой стол накрыл. И когда всё успел? Герой просто!
- Мясо сразу будешь? – осведомился герой, снимая фартук. В каких-то очень стильных джинсах и белой рубахе с расстёгнутым воротом, Толик смотрелся очень хорошо и непривычно. Обычно ведь в свитерах растянутых, на голове лохматый чуб, джинсы потрепанные до крайности, а тут и подстригся видать. Ему идёт. Короткие волосы кажутся темнее, и что-то ещё изменилось…
- Ты слышишь? – усмехнулся он.
- Что-то в тебе не то, - рассеяно пробормотала Рина. – Мясо? Конечно сразу. Я тут уже слюнками почти захлебнулась. Очки!
- Что?
- Ну, ты без очков.
- А-а, да линзы надел, с важной встречи возвращаюсь. Кстати, празднуем не только твое повышение, но и моё.
- Ух ты, здорово! Больше получать будешь?
- Больше работать, - он взял её тарелку и положил на неё горочку небольших хорошо зажаренных кусочков свинины. – Не знаю, как это называется, но так уж получилось.
Рина сглотнула, живо схватив нож и вилку. Еле дождалась, пока сосед поставит перед ней тарелку. Потом стало стыдно, что он себе ещё не положил, а она уже жуёт. Но Толик одарил её такой лукавой улыбкой, усаживаясь напротив с полной тарелкой – себя тоже не обидел - что сразу стало просто Хорошо! Вот так вот – с большой буквы.
- Не торопись, жуй лучше, - советовал Толик, - вино попробуй, вкусное.
Что там в контракте было про алкоголь? Сколько градусов нельзя? Помнить бы всё.
- Ой, мы свет не выключили, а свечи ведь горят.
- Да уж, - парень поднялся из-за стола и пошёл выключать.
Рина быстро разглядела этикетку. Где же это? Ага, Двенадцать градусов. Кажется, ей больше десяти нельзя? Впрочем, она не собирается докладывать о нескольких глотках Вадиму, а Толику портить вечер.
Пожалела только, что свет попросила выключить, не лучшая мысль, это точно. Особенно в сочетании с тихой музыкой, включенной другом на её магнитоле.
Глаза парня поблескивали напротив, отражая пламя свечей. Молчание не то чтобы тяготило, но словно сгустилось.
- Позволь? – поднял он бутылку, и Рина поняла, что бокал у неё уже опустел. И когда успела выпить, ведь и вкус даже не разобрала. Больше точно нельзя – только распробует и всё. – За нас?
- За нас, - хихикнула она, с удовольствием чокаясь. А бокалы он выбрал её любимые – этот хрусталь ещё от бабушки остался.
Внутри разливалась теплота и сытость, вино оказалось очень приятным, в голове царила странная легкость. Вроде бы не так много и съела, а больше не хотелось. Рина улыбнулась другу и подняла большой палец в знак восторга. Говорить было лень. Так и сидели, слушали мелодии, очень такие атмосферные. Потом она рассказала, как была однажды на юге с мамой и видела падающую звезду. А он тоже что-то про звёзды рассказал. Казалось, внимательно слушала, а суть не уловила. Впрочем, не важно, завтра спросит, подумаешь.
- Потанцуем? – Толик вдруг пристально посмотрел ей в глаза. Серьёзно так. Или он давно уже так смотрит? Аж мурашки по спине побежали.
- Да я уже пьяная, - отмахнулась девушка, - ты чего?
- С двух бокалов? – не поверил он.
- К-как двух? – Рина испуганно посмотрела на свой. Пустой. А ведь только что был полным. Она и от меньшего могла запьянеть, бывало такое пару раз, потому предпочитала вообще не пить. Так, могла пригубить для виду. И только когда совсем не отвертеться. И что на неё сегодня нашло?
А Толик уже стоял рядом, протягивал руку:
- Ну давай, Рин, когда у меня еще настроение будет для танцев.
А ведь и правда. Когда?
Поднялась послушно, положила руки ему на плечи. А здорово – почему они с Толиком раньше не танцевали? И то, как он держал её за талию, вообще дарило восхитительные ощущения. Только они не так уж и танцевали, так, на месте кружились ме-е-дле-е-енно, кухня-то маленькая.
Ей казалось, что если парень её отпустит, то она просто упадёт. Ноги слушались не слишком охотно.
- Да ты спишь уже? – удивленно произнес он. Ей послышалась досада в его голосе. И Рина сонно усмехнулась.
- Не сплю… хр.
***
Рине снилось, что она снова маленькая и отец держит её на руках, ласково прижимая к себе. Она потянулась, крепче обхватывая его за шею. Эх, если бы это было наяву, или если бы сон длился вечность. И отец, как прежде живой и веселый, был бы рядом с лукаво улыбающейся мамой. Ей столько всего надо им рассказать. Или хотя бы только папе. Знает ли он, что мама ушла к нему. Ну, куда ушла – туда, где он, конечно. Или просто спросить, встретились ли они теперь?
Но не успела даже открыть глаза – сильные руки опустили на что-то мягкое и она испуганно распахнула глаза, приходя в себя. Понимая разом, что отца давно нет в живых, погиб в горячей точке, и за шею она обнимает вообще непонятно кого. И этот незнакомец в данный момент, как раз расцепляет её руки, освобождая свою шею. Моргнув пару раз, она разглядела лишь темный силуэт, склонившегося над ней мужчины. Дыхание перехватило.
- Эй, проснулась? – голос Толика очень вовремя погасил начинавшуюся панику. И сразу вспомнился ужин, и как они танцевали. И она, о Господи, уснула прямо в его объятьях!
- Ага, - выдохнула она виновато, ощущая радость от его присутствия. И ухватилась за отвороты рубашки, прежде чем он успел отстраниться. – Толик?
Парень замер, и в полутьме – свет падал только из коридора – девушка, наконец, смогла различить его темные глаза и линию рта, изогнувшуюся в кривоватой улыбке:
- Тогда лучше бы тебе самой раздеться, - предложил он, - не в платье же спать. А я пока уберу со стола. Идёт?
Ей показалось, или он говорил с намёком? От пяток до макушки прокатилась волна смущения. Самой?
Он что – хотел её раздеть? А что, если Толик, её замечательный добрый друг, хочет большего, чем просто дружба? А она, идиотка, не понимает намёков. Говорят же, что счастье иногда перед самым носом, но мы в упор его не видим! Сразу бросило в жар, в животе сладко ёкнуло, и Рине вдруг отчаянно захотелось, чтобы так оно и было. И как она раньше не замечала, насколько он симпатичный? И пахнет от него - мм – так хорошо.
- Рин, ты меня слышишь?
Она смогла лишь дважды кивнуть, продолжая вглядываться в такое близкое и такое мужественное лицо друга. Даже хорошо, что в комнате полутьма, кожа у него кажется смуглой на фоне белой рубахи, а от пристального взгляда немножко кружиться голова.
- Ну отпусти тогда. Я помою посуду и зайду пожелать тебе «Спокойной ночи» перед уходом.
Он говорил шутливым тоном, но улыбаться перестал. Словно сам не хотел, чтобы она отпускала.
- Обещаешь? – получилось только шёпотом, но он расслышал и серьезно кивнул:
- Клянусь, малышка. Только ведь ты уснёшь опять и этого даже не увидишь.
Уснёшь тут!
- Неа, дождусь. – И она позволила его рукам высвободить ворот из её пальцев.
- Ну смотри, - он выпрямился, несколько секунд ещё порассматривал её, сунув руки в карманы. Потом резко развернулся и быстрым шагом вышел из комнаты. С кухни послышалось, как включилась вода.
В голове у Рины поднялась настоящая буря. Зачем он прибирается? Разве мужчинам это свойственно? Или просто даёт время раздеться? И решить, хочет она чего-нибудь от него или нет? В глубине души была уверена, что если она не захочет, то ничего и не будет. Толик не станет настаивать или уговаривать. И сразу закрался страх, что он вообще не станет ничего делать, если не намекнуть. А как?
Её пошатывало то ли от выпитого вина, то ли от волнения, но с платьем, хоть и не без труда, справилась успешно. Холодея от внезапно охватившей дрожи, целую вечность думала, снимать ли бельё. А она уже решилась? И сама себе ответила, что да! Сегодня или никогда. Если уж такой шанс упустит, то никогда не решится. Хватит быть трусихой. В доказательство своих намерений лифчик она сняла, бросив на тумбочку, и оставшись в трусиках, призадумалась. Всего на пару секунд. Страшно хотелось узнать, как всё будет, и в то же время, она всё ещё стеснялась его, краснела и дышала казалось через раз. Кровь стучала где-то в ушах, и она внезапно сообразила, что неясный шум на кухне затих и кажется, шаги Толика приближаются к комнате. В мгновение ока девушка нырнула под одеяло.
Парень действительно появился на пороге буквально пару секунд спустя. Свет из коридора освещал его спину и плечи. Она отметила, что рубашку он снял, и в белой майке смотрится ещё интересней.
- Ну как ты? – он прислонился к косяку дверного проема, и, казалось, не собирался приближаться. – Так и не спишь?
- Разделась, как ты и велел, - храбро ответила Рина.
- Умница, - отреагировал Толик, улыбнувшись.
И она поняла, что вот сейчас он просто уйдёт. Если только она что-нибудь не сделает. Как? Ну как сказать ему, что она готова на всё? Почему так легко было с Борисом, который сам затащил её в постель на третьем свидании, оставшись всё равно чужим? А с таким родным и добрым Толиком слова застревают в горле.
- Толь!
- Что? – настороженно откликнулся он.
Мысли крутились в голове со скоростью света, но ни одной дельной среди них не было. А он всё стоит и чего-то ждёт.
- Помоги мне, - прошептала она в отчаянии и заморгала, ощутив, как глаза наполняются слезами.
- Эй, - парень вгляделся в неё и всё же направился к кровати, - в глаз что-то попало? Ты чего, малышка?
- Да, - соврала она.
Практически дойдя до кровати, он вдруг дёрнулся назад:
- Подожди, я свет…
- Не надо! – схватила она его руку.
Он удивлённо застыл, глядя вниз. И она вдруг поняла, что случайно откинула край одеяла, почти обнажив грудь. Жар бросился в лицо, и она выпустила его руку.
Парень ещё постоял молча и вдруг сел на край кровати лицом к ней.
- Рин, - наклонившись, он ловко поправил одеяло, укрыв её до шеи, - ты только не обижайся…
- Толик! – выдохнула она, решительно садясь и обнимая его за шею. И сразу поцеловала, чтобы не передумать, не обращая внимания на то, как напрягся друг. У него были потрясающе мягкие губы, от которых по всему телу разбегались мурашки. Она оторвалась, только чтобы пробормотать: - ну, поцелуй же меня!
Получилось как-то обиженно и по-детски, но когда Рина снова прижалась к его губам, он всё-таки ответил, и даже очень. Коротко простонав, он стал так её целовать – губы, глаза, щёки, что она даже растерялась, послушно отдав ему инициативу. Только мечтала, что он, наконец, поцелует по-настоящему. И это случилось. Она закрыла глаза, отдаваясь на его милость, радуясь его напору и нетерпеливым губам. Краешком сознания ощутила, что снова лежит, а его рука легла ей на грудь и пальцы вытворяли такое, что девушка охнула от острых ощущений. А он сразу воспользовался этим, углубив поцелуй.
Всё закончилось в одно мгновенье. Толик внезапно вскочил и даже отошёл от кровати на пару шагов. Стоя спиной к ней, запустил пальцы в шевелюру, разлохматив такую стильную причёску.
- Прости, - услышала она его сдавленный голос, видимо говорил, не разжимая зубов.
- Толик? – сразу стало холодно, и Рина сама натянула одеяло до подбородка. – Ты чего?
Он повернулся, и теперь на его лицо падала тень.
- Я не должен был! Прости, пожалуйста. – Он всё ещё тяжело дышал и говорил медленно. А ещё старался на неё не смотреть.
- Почему? – вырвалось у неё помимо воли, хотя и осознала чётко, что ничего уже не будет, спросила тихо, хотя хотелось кричать со всей силы. Хотелось топать ногами и громко рыдать. Потому что теперь она вдруг ясно увидела, что он ничего не планировал, что она просто заставила его. И даже после этого, он смог отказать. Какая же она дура!
- Нам надо поговорить, - произнес он быстро каким-то чужим голосом. Шагнул к её шкафу, распахнул дверцу и, быстро выудив оттуда какую-то футболку, бросил на кровать. – Я сейчас. Оденься, пожалуйста.
Так и не взглянув ей в глаза, быстро вышел из комнаты. И она, тупо глядя ему вслед, услышала, как он зашёл в ванну и включил воду.
На полном автомате Рина натянула футболку. Потом вскочила, достала из шкафа свой любимый толстый свитер с высоким горлом, надела и его тоже. Почему-то стало очень холодно. Зародившаяся мелкая противная дрожь никак не прекращалась, хотя девушка старалась ее подавить, сжимая зубы со всей силой.
Укутавшись ещё и в одеяло, села на кровати и принялась ждать. Почему-то она очень боялась объяснений. И очень хотелось, чтобы он просто молча ушёл. Оставил её в покое.
Слёз не было, хотя они всегда у неё очень близко. Было просто отчаянно холодно, несмотря на тёплый свитер и одеяло. Или это у неё внутри?
Он зашёл и сразу включил свет. С мокрыми волосами и лицом, в полностью застёгнутой рубашке. Подошёл к ней очень близко и вдруг опустился на колени. Взял в руки её ладони, и когда она хотела вырвать, не отпустил, с настойчивостью заглядывая в глаза.
- Ри-ин, посмотри на меня. Прошу!
Слёзы всё-таки выступили из-за его мягкого тона, но она не стала обращать на них внимания, послушно подняв взгляд.
- Ты знаешь, мне уже двадцать семь. Не перебивай, пожалуйста. – Она закрыла рот, так ничего и не сказав. - Я далеко не ангел, многое в жизни уже было… Ты знаешь, я был даже женат. Дважды, если считать ещё гражданский брак. И подруги были. Подожди! – Он перевёл дыхание, и она поняла, как он волнуется.
И такое сочувствие вдруг охватило, что обида немножко отступила.
– Одного не было в моей жизни. Дружбы как с тобой. – Он горько усмехнулся. – Когда-нибудь ты поймёшь меня и, может быть, простишь. Знаешь, многие не верят в дружбу между мужчиной и женщиной. И правильно, наверное. Но, видишь ли, какое дело, я совершенно неправильный скучный тип. И я верю в нашу дружбу, для меня это очень важно. Только уверен, что секс между нами всё испортит. Я непостоянный и избалованный эгоист. Риночка! Ты мой маленький, добрый, настоящий друг. Пожалуйста, не сердись на меня. Хочешь, ударь. Поколоти, я даже не отвернусь. Только останься моим другом.
Она смотрела на Толика, не замечая слёз, которые всё ещё катились по лицу. Видела в его глазах странную тоску, так что ужасно захотелось его пожалеть. Обнять, притянуть к себе… И девушка вдруг засмеялась. С ней такое бывало в самые опасные моменты в жизни. Например, когда они плыли по реке на лодке в шторм и волны были такими, что казалось, их точно разобьёт о камни. Или в грозу ночью, когда они стояли на острове под деревьями и молнии били со всех сторон. И мама как-то сказала: «Когда ты смеёшься, Арина, мне становится по-настоящему страшно». Но кто её не знал, не догадался бы о такой странности. Смех у неё всегда был заливистым и искренним, и сейчас тоже, даже Толик, хоть и выпустил её руки, нерешительно ей улыбнулся.
Наконец она вытерла слёзы и глубоко вздохнула.
- Извини, - сказала как обычно, когда говорила с ним, чуть капризно и весело. – Спать пора, завтра же на работу. А ты ещё напоил меня… Мир?
- Мир, - осторожно кивнул он. – Ты точно в порядке?
- Да, Толик. Это я спьяну… Не принесешь водички? Пить очень хочется.
И когда он вскочил, бросившись на кухню, мучительно, до ожога, захотелось себя наказать. За глупость, за непонимание. Со всех сил прикусила зубами большой палец руки, почти не чувствуя боли, но и результат вышел не ахти - цепочка синеватых ямок от зубов, окруженных беленькими ободками. Даже кровь не выступила. Быстро спрятала руку за спину, улыбнулась вошедшему другу, и левой взяла стакан с водой.
- Спасибо, - залпом осушила полстакана и поставила на тумбочку, с которой всё ещё свешивался лифчик, и девушку снова потянуло рассмеяться. Но сдержалась. – Я, правда, засыпаю. И что в этом вине было, а?
Демонстративно зевнув, она решительно встала, расправила одеяло, наплевав, что снизу на ней только трусики, и улеглась в кровать.
- Выключишь свет? - спросила сонно.
- Спокойной ночи, - улыбнулся Толик и щёлкнул выключателем. – Я, кстати, завтра свободен. Довезти до работы?
- Не, не надо. Спи лучше.
- Точно?
- Ага, пока пока.
- Счастливо.
Она слышала, как он одевается, как хлопает входная дверь. Она не будет плакать. Выпьет ещё воды и наденет чёртовы наушники. И заснёт. А завтра будет другой день. А потом ещё. И когда-нибудь внутри, в душе, перестанет так болеть.
***
Байков открыл дверь своей квартиры, и присел на корточки, чтобы обнять терпеливо поджидающую его собаку.
- Что, подруга, жизнь дерьмо? - Спросил без выражения, стараясь увернуться от длинного мокрого языка. – Ну всё, место! Мне надо работать. Потом погуляем.
Умная псина всё поняла, побежала в спальню, и улеглась в углу на своём коврике. Ждать Лайма умела, и знала, что хозяин не обманет – раз сказал, что потом погуляет, значит так и будет.
Мужчина постоял немного на пороге, задумчиво кусая губы. Потом решительно запер входную дверь, повесил куртку на вешалку, снял ботинки, и в шлепанцах направился в рабочий кабинет.
Устроившись в удобном кресле, он включил компьютер, зашёл в почту, и первым делом поудалял весь скопившийся за день спам. Проверил несколько важных писем, на два ответил, остальные оставил на потом. Мировые новости не радовали. Хотя ничего нового под луной, пожалуй. Где-то война, где-то коррупция, у кого-то мелкий жемчуг, а у кого-то борщ без мяса и прочее в том же духе. На форумах тоже без особых изменений, прочел несколько обновленных тем на двух наиболее интересных, хотел ответить на пост одного кретина, но с таким настроением получится рубилово, а не разговор. Напоследок заглянул в блог одного писателя-правдолюба, злободневный материал с фотками впечатлил, а вот комменты не очень. Явные тролли, нигде от них спасения. Но тоже ведь для чего-то нужны… наверное.
Курить он бросил еще в школе. А вот же – захотелось. И сигареты, оставшиеся от гостившего недавно приятеля, валялись где-то в столе.
Пересилив порыв, открыл недоделанный сайт одной шибко важной фирмы. Ничего так выходит, вполне на уровне. Заказчик будет доволен. Нужно завтра всё завершить, на крайняк в четверг, но сейчас заниматься этим не тянуло. Закрыв кучу вкладок в браузере, включил аську. Зря, нужного человека в сети не увидел, зато сразу пристал тот самый приятель: «Сергеич, здарова! На днюху ждать?»
Ответил: «Не жди, но подарок пришлю почтой»
«да на хера мне твой подарок! Ты сам нужен, понял?»
«Посмотрим»
На этом аську закрыл, поднялся и вышел на балкон. Постоял немного, вдыхая влажный питерский воздух и глядя на унылый дождь. Пакостная погода - под стать его настроению. И так не хочется идти гулять с собакой. Но придётся, живое ведь существо, и намного лучше человека, если подумать. Если сравнить с собой…
Вернувшись в комнату, открыл бар и, плеснув в широкий бокал коньяк, сделал большой глоток, с наслаждением ощутив жидкий ласковый огонь, омывший горло и бегущий по пищеводу. Вернулся к столу, прихватив бутылку и бокал. Еще немного янтарной жидкости для ясности ума не помешает. Хотя, чтоб такое забыть этого мало. Тут хорошо бы конкретно накачаться. Да нельзя.
И вообще, хорош расслабляться. Надо всё же работать, и собака ждёт.
Нужный документ открылся сразу на последней записи. Проставив дату и время, задумался на мгновение, а потом быстро защелкал клавишами:
" В ходе оперативной проверки состояния объекта выявлено...»


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 22:00 | Сообщение # 6
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава четвертая.

Сегодня будильник разбудил вовремя. Дождь словно не прекращался с вечера, и на улице было тоскливо и уныло. Зонт на этот раз Рина не забыла, но от этого веселей не становилось. Даже пожалела, что отказалась поехать с Толиком. Но так, не всерьёз. Лучше бы ей с парнем пока не встречаться. Хотя сейчас, перебирая вчерашние события, её удивляло, что в общем-то вёл он себя очень даже по-джентльменски. А на поцелуй она сама его спровоцировала. И не было причин ему не верить, ну то, что он сильно дорожит её дружбой. Настолько, что даже переспать отказался. Хотя если судить по поцелую, то сначала был совсем не против, или она ничего не понимает в жизни. Легко решить запретить себе об этом думать, но от воспоминаний до сих пор становится жарко и неловко. Как она теперь посмотрит ему в глаза? Как? Сделать вид, что нечего не было? Но ведь было же!
Наверное, в ней говорила обида и ущемленное самолюбие. Она практически себя предложила, а он... Как стыдно! И ей хотелось, чтоб Толик пожалел о вчерашнем вечере. Вот влюбится она в кого-нибудь, прямо сегодня. Будет знать! Или дружить с ним теперь перестанет. И она тут же себя оборвала – конечно, не перестанет. Однако помучить немного имеет право?
Но стоя на остановке уже полчаса, прячась от дождя под прозрачной крышей, девушка понимала, что это будет глупо с её стороны. Если собирается мучить, то значит имеет на него планы – в том самом смысле, как бы. А пора уже вообще-то вспомнить, что он действительно её друг вот уже сколько времени. Верный и практически единственный. Он даже больше походил на близкую подружку, с которой обо всём можно поговорить, но без ревности и зависти. Н-да. До вчерашнего вечера.
Рина вздохнула и включила плеер. Странно, но слушая музыку на незнакомом языке, она словно отгораживалась от переживаний. То ли потому, что музыка сама вызывала сильные эмоции, то ли оттого, что очень хотелось понять, о чем поёт этот необычный чарующий голос.
Но насладится музыкой ей не дали. Рядом прозвучал короткий и резкий гудок автомобиля, заставив не просто спуститься с небес на землю, а практически спрыгнуть.
Машина остановилась прямо перед ней. Причем нарушив все правила – водительское окно как раз со стороны остановки. Стекло опустилось, и Рина ощутила сильное желание спрятаться или сбежать.
- Садись в машину, - приказал Вадим.
Когда начальство говорит таким тоном лучше не возражать, хуже будет. Это она подумала про себя и мысленно хохотнула, пока поспешно обходила машину. Распахнулась пассажирская дверь рядом с водителем, и она послушно села вперед. Не время для каких-либо протестов. Со злым шефом она еще не сталкивалась. А то, что он злой, казалось очевидным.
Словно подтверждая её убежденность, машина рванула с места так быстро, что Рину вжало в сиденье. Развернувшись так, что взвизгнули тормоза, Вадим погнал авто в сторону работы. Так ей, во всяком случае, хотелось думать.
Причина его недовольства скоро прояснилась.
- Почему ты не отвечала на звонки? – осведомился он, наконец, почти нормальным тоном.
- Какие звонки? – удивилась девушка.
- Телефонные.
- Я… - срочно захотелось проверить непринятые вызовы, и только сейчас она поняла, что не видела свой мобильник с того момента, как вышла из машины Толика. Когда он ее подобрал вчера вечером, она точно держала телефон в руках во время пути, потому что смотрела на Яндексе погоду. А потом куда дела трубку? Неужели выронила где-то в его тачке?
- Что ты? – напомнил о себе Вадим.
Она вздохнула и поежилась.
- Я телефон потеряла. Честно. Не знаю, куда делся.
Его Светлость посмотрел на нее с сомнением, видимо, не верит.
- Рин, что ты делала вчера вечером? – голос шефа, ставший вкрадчивым, резанул по нервам.
- Я? А что? – щеки как назло запылали – от ужаса, что он узнает. Хотя, в чем ее можно обвинить, так это в двух бокалах вина. Но ему-то откуда знать!
- Ри-ин?
- Пришла домой, приняла душ и легла спать, - пожала плечами, решив, что глупо паниковать, когда некие умники явно блефуют. Тем более, отчасти это была правда, подумаешь, умолчала об ужине и о Толике – это вообще ее личное дело.
- Даже не поужинав? – продолжил он допрос. Потом вдруг повернул к обочине и затормозил. Отстегнув ремень, развернулся к девушке.
От проницательного взгляда мужчины где-то в районе затылка у неё зародились мурашки, и стали разбегаться во все стороны. Слишком маленькое пространство между ними, чтобы игнорировать такой взгляд.
- Поужинала, - вздохнула она. Да, вот так, лучше не врать. Просто не говорить всей правды.
- Одна?
- А с кем же еще?
Удивление не произвело на него впечатления.
- Тебе видней. Так одна или нет?
- Одна!
- Одна ужинала со свечами? – поднял бровь этот гад.
- А вы откуда знаете? – вырвалось помимо воли.
- Ты не отвечала. Заехал проверить, всё ли в порядке, - снизошел он до объяснения. – Различить, что в твоем окне выключен свет, но горят свечи, не так и сложно.
Ага, а еще они с Толиком танцевали прямо перед окном. И занавески задернуты не были – зачем задергивать, если квартира на седьмом этаже, а перед домом пустырь и дорога – нет других высоток, чтобы разные извращенцы могли незаметно наблюдать за ней из окон. Жаль, что такие нашлись на земле, и как раз сидят напротив с видом полного превосходства.
- Подглядывать нехорошо! – решила возмутиться девушка.
- Ри-ин. За кого ты меня принимаешь, а? – укоризненно качнул он головой. - Я собственно тот самый человек, которому в данный момент очень не безразлично всё, что с тобой связано. Неужели это не заметно?
- Не очень, - поежилась девушка. И призналась: - по вам вообще ничего не заметно. Что вы там себе думаете на самом деле, сказать невозможно.
- А ты это хочешь знать мои мысли?
- Э-э, - растерялась она. – Наверное, хочу.
- Вот когда будешь уверена, расскажу. Пока рано.
Ей послышалось сожаление в его голосе. Но больше беспокоило, что сейчас шеф вполне был похож на нормального человека, с которым и поговорить можно. И который способен понять. И – да, которому не безразлично, что с ней происходит. Пусть даже из-за того, что ждёт от неё каких-то результатов. Чем-то – она это сейчас поняла – очень для него важных.
- Правда расскажете?
- Обещаю, - кивнул серьёзно, потом потер виски, прикрыв глаза. Снова взглянул на девушку и пояснил: - устал я что-то, не выспался. Не обращай внимания. Позавтракать не хочешь?
- Так на работу же, - с каким-то даже сожалением покачала головой Рина.
- Ну а я кто?
- Начальник, - хмыкнула почти весело.
- Вот именно. И что полагается делать подчиненным в присутствии начальника?
- Слушаться? Выполнять приказы?
- Хм. Ещё варианты?
Разговор зашел куда-то не туда, но почему-то не хотелось его портить. Девушка скорчила смешливую рожицу:
- А должны быть?
- Нет, - усмехнулся он. – Так как? Позавтракаем?
- Не надо лучше, - почти попросила. И вдруг загадала, что если сейчас он настоит на своем, то врун и лицемер!
А он как назло серьезно кивнул.
- Ладно, в другой раз. Рин, я правда беспокоился вчера. И мне кажется, у тебя что-то случилось.
- Вам кажется, - запротестовала девушка. – Всё у меня нормально.
- А теперь расскажи мне всё, от начала и до конца.
От проникновенного голоса и укола карих глаз по спине промаршировал батальон мурашек. Опустив взгляд и мигом растеряв все мысли, выпалила:
- Ну, с Толиком я столкнулась, когда вышла с работы, дождь был сильный, а я без зонта.
- Промокла? – подсказал он спокойно.
Кивнула, отвернувшись.
- Ага, в машине у него немного согрелась…
Она сама не понимала, почему всё-таки решила рассказать вчерашнюю историю совершенно постороннему человеку. Пусть она на него работает, но ведь это личное. Но рассказать захотелось настолько сильно, что сбились внутри какие-то защитные механизмы. И она говорила торопливо, не глядя на шефа, слово очень боялась, что остановится и не сможет продолжить. Она даже понимала, что сейчас вероятно предаёт Толика. И ничего не могла поделать. В конце концов, друг сам виноват. Раньше бы ему пожаловалась, случись что, Толик бы понял и нашёл правильные слова, заставил бы снова улыбаться. А сейчас?
И воспоминания лились вдохновенно. Даже про вино сказала честно, всё как было. Запнулась лишь на миг, когда дошла до поцелуя.
Вадим молчал, посмотреть на него было почему-то страшно. И уставившись на его руку, сжимающую руль, она продолжила описывать то, что и лучшей подруге не расскажешь. Откровенно, не жалея себя. Стараясь бесстрастно показать, что конечно сама виновата. Жалости шефа вдруг не захотелось совершенно.
- А потом я надела наушники и легла спать. И проснулась утром от будильника. Ругаться будете?
Прикусив губу, нерешительно повернулась к нему.
В глазах шефа увидела не жалость, и даже не сочувствие. А очень задумчивое выражение. Смесь досады и восхищения, пожалуй.
- Знаешь, Рин, тебя нельзя одну из дома выпускать.
- Это почему? – вскинулась воинственно.
- Потому что слишком веришь людям.
- И это всё, что скажете?
- Не всё. Ты поступила нехорошо, что напилась, в остальном же… Как фамилия твоего друга?
- Толика? Байков… А зачем тебе? Вам, - поправилась, смутившись.
- Пока не знаю. Посиди, пожалуйста. Я сейчас.
Она увидела, как выйдя из машины, Вадим быстрым шагом зашел в салон сотовой связи. Вернулся довольно скоро, с красивой коробочкой в руках.
- Держи, - протянул ей симпатичный смартфон, занимая место за рулем.
- Это что?
Он отъехал от обочины, влился в движение, и только потом ответил:
- Изучай пока. Восстановил твою сим-карту, так что про ту можешь забыть, даже если найдется. И пообещай мне одну вещь, я потом объясню для чего. А пока – попробуй поверить, что так будет лучше.
- Что обещать?
Симпатичный гаджет так понравился, что сознательно дала заговорить себе зубы.
- Не давай этот смартфон никому в руки. Даже этому твоему рыцарю в белых доспехах. Сможешь?
- Конечно смогу. И не собиралась.
- Пообещай.
- Да обещаю, обещаю…

***
На работу Рина всё же опоздала, минут на двадцать. Вадиму она ничего не сказала, и так довёз её прямо до дверей. Может, он и не знает, что рабочий день у них с девяти?
- Про четверг помнишь? – спросил на прощание.
- Забудешь тут, - буркнула она и тут же постаралась улыбнуться: - помню, конечно. Я пошла?
- Беги.
За старшего оставили-таки Колюню. Обидно. За опоздание ей не влетело, но по «ласковому» взгляду временного начальства стало ясно, что оставят её либо на выходные работать, либо задержат сегодня на сверхурочные. Но как обычно, узнает она это только вечером.
Однако, не успела она устроится за компом, открыть нужные программы и залогиниться, как Коля подошёл к её столу с весьма странным видом – что-то попросить собрался, или всё же поругать? Ведь виделись уже, сразу сказать не мог? Или успело что-то новое появиться?
- Ариночка, тут такое дело, - начал Коля, - ты ведь хорошо стенографируешь?
- Да, могу, - Рина улыбнулась с видом преданной готовности, хотя так и подмывало сказать, что проще заменить её обычным диктофоном. – Надо куда-то идти, ехать?
- Да, - Коля неуверенно оглянулся. – Генеральный звонил, просил выделить ему кого-то на встречу. На полдня.
- Вон, Лариса лучше меня, - попробовала увильнуть Рина, кивнув на брюнетку за соседним столом. – И Серега неплох.
- Нет, - поморщился Коля. – На самом деле шефу нужен кто-то неприметный, невысокого роста.
- Вот как!
- Так что постарайся до обеда справиться с делами, и ровно в два часа на выход – водитель генерального будет уже ждать. На какой машине скажут на рецепшене.
- Как мило, - сказала одними губами в спину начальства, поспешившего отойти. И что там Вадим ещё задумал? Ведь только что расстались. А «неприметную» она ему припомнит.
Без Маринки в офисе ей было тоскливо. Даже не ожидала, что присутствие подруги так скрашивало день. И к обеду она уже рада была удрать с работы. Тем более, все Севины задания на вторник она уже выполнила.
На рецепшене долго не могли понять, про какую машину она говорит, пока прямо за спиной не услышала мужской голос:
- Арина Сергеевна?
- Да, - обернулась к высокому симпатичному парню. – Это я.
- Пойдемте со мной, - дружески улыбнулся он. – Меня зовут Роман. Я водитель. Вадим Андреевич вас уже ждет.
Выйдя из парадного входа на парковку, парень предложил ей сесть на заднее сиденье черного джипа, сам забрался за руль и сразу выехал со стоянки.
У водителя сразу зазвонил мобильник. Рина невольно прислушалась, но информацией разжиться не удалось. Ответы Романа были до обидного короткими. «Да!» и спустя несколько секунд: «Понял!».
Неожиданно у неё самой замурлыкал новый смартфон. «Надо бы нормальную музыку поставить», – мелькнула мысль.
- Алло?
- Рин, я немного занят оказался, – услышала голос Вадима. - Так что просто считай, что пораньше ушла с работы. Роман тебя отвезет, куда скажешь. Лады?
- А что нужно было? – попыталась девушка прояснить ситуацию.
- Потом всё. Давай, едь лучше домой. Пока.
Водитель обернулся и весело поднял брови:
- Куда прикажете?
- В кино, - рискнула девушка. Вот и проверит, какие инструкции у водилы. – Знаете «Радугу»? Это такой развлекательный комплекс.
- Знаю. Узнать какие фильмы там идут? – невозмутимо предложил он.
- Да мне без разницы.
- Понял.
Домчал её до «Радуги» за каких-то двадцать минут, улыбнулся на прощание и уехал. А она осталась совершенно не готовая к такому повороту. И что теперь? Правда, что ли, в кино сходить? Как раз зарплата сегодня, деньги должны поступить на карточку уже к обеду. Проверила смартфон и убедилась, что пришла СМС. «На ваш счет зачислено 25480.00. Баланс 255200.00»
Сначала не поняла ничего. Потом протерла глаза и посмотрела ещё раз. Что за фигня вообще? Ошибка? Лишний ноль? Она точно помнит, что на карточке оставалось около сорока рублей. И всё. Да, и кто такой шутник? Рина сердито пошла к банкоматам в холе комплекса, роясь на ходу в сумке в поисках кошелька. «Вот ведь какие эти банкиры невнимательные, - думала нервно, - а вдруг человек поверит?»
Нужный банкомат здесь был, и девушка, сглотнув от неприятных предчувствий, засунула в щель зарплатную «Визу».
Выбрала «проверить баланс» и «показать на экране».
Сумма та же. Четверть миллиона рублей. Она сходит с ума? Откуда столько денег?
Первая мысль была о Вадиме. Но зачем ему это делать? В растрепанных чувствах дошла до кафешки, где заказала крепкого кофе. Мысли нужно срочно приводить в порядок. Если это шеф, она уже ничего не понимает – сначала кредит, потом смартфон не из дешёвых, теперь вот это. Что вообще происходит? Она конечно не слишком в таких вещах разбирается, но так скорее могут относиться к любовнице, которую содержат, а не к работнику по контракту. Хотя с другой стороны, не такая уж большая сумма. Или «неприметной» любовнице больше и не положено?
Невольно попробовала представить себя в постели с Вадимом. Интересно же, какой он в этом смысле. Но ничего не вышло – слишком уж невероятным такое казалось. Того же Толика представляла лучше, чего уж греха таить. И еще одного с работы. А шеф… Даже думать о таком страшно.
После кофе решила: в кино не пойдёт и Вадиму звонить не станет. Вот ещё! Пусть думает, что хочет, а она сделает вид, что этих лишних денег у неё просто нет. Потратит только свои законные и всё. И потом, не исключена еще и ошибка банка. Вдруг действительно лишний ноль ей приписали. А потом отнимут. И будет очень обидно, если она успеет что-то истратить.
Домой от «Радуги» шла прямая маршрутка. И Рина с удобством устроившись в полупустом салоне, открыла книжку, купленную на лотке у выхода. Молодые парни, зашедшие следом, устроились у неё за спиной и громко обсуждали какой-то фильм, мешая сосредоточиться на тексте.
Маршрутчик никуда не торопился, видимо ждал, когда полностью забьёт свой транспорт. Парни не умолкали, перейдя на обсуждение своих знакомых и лекций в универе. То и дело громко смеялись, хотя тут больше подошло бы – ржали. Рине захотелось выйти. За окном находилась широкая стоянка торгового центра.
Была бы у неё машина, ни от кого бы не зависела, и Толика просить бы не пришлось – куда захотела, поехала. Сама себе хозяйка, так сказать. Глаза наткнулись на хорошенькую такую глазастую легковушку. И на надпись на дверце – «Продается за 185 т.р. звоните с 9.00 до 22.00»
И ниже номер сотового.
Жаль у неё прав нет. А то потратила бы с толком свалившиеся на неё деньги.
А кстати!
Девушка выпрыгнула из маршрутки, и быстро пошла к углу здания. Так и есть. Надпись – «автошкола».
В полуподвальном помещении за обшарпанным столом сидела тётечка, обложенная лохматыми папками с документами. За её спиной плакаты с указаниями для водителей.
- Мне б записаться, - попыталась Рина привлечь внимание тётки.
- На обучение? – подняла та глаза. – На какую категорию?
- Легковую, - решительно ответила девушка, - то есть «Б».
- Можно, как раз недобор. Считайте, что повезло. Один человек отказался. Но первое занятие группы в восемь тридцать. Сегодня.
- Сегодня? – растерялась Рина.
- Ну а чего тянуть? - резонно бросила тётка. – Запись на следующую группу есть, но занятия только через две недели. Да и мест там уже нет. Будет еще дневная, для тех, кто не каждый день работает. Не интересует? А еще одна вечерняя примерно через месяц. Решайте быстрее, девушка!
- Сегодня, - кивнула Рина. Не идти же на попятный. А в кино всё-таки сходит – надо же переждать эти несколько часов.
- Отлично. Впишите здесь свою фамилию, и заполните вот эти карточки. И деньги, девушка, нужно внести на этой неделе. В крайнем случае, на занятии в следующий вторник. Всю сумму. Сможете?
- Смогу, - ответила твёрдо, положив ручку. – Куда мне вечером идти?
- Соседняя дверь с улицы, там на второй этаж и налево. На кабинете просто написано «Учебный класс». Не опаздывайте. А коли сейчас заняться нечем, так самое время пройти медосмотр. На медицинскую справку. Если платно – то успеете за одно посещение. Вот вам адрес, тут недалеко. Лучше это сделать сразу. Там как раз сегодня приём во второй половине.
Взяв бумажку, Рина последовала совету тётки и отправилась в поликлинику на медосмотр. Всё оказалось гораздо проще, чем ожидала. Пришлось, конечно, побегать, но часа за полтора сдала анализы, прошла всех необходимых врачей и получила справку. И фотографии сделать успела. Вернувшись к торговому центру, перекусила в кафе и отправилась в кино. Времени хватало. Фильм, выбранный случайно, какой-то подростковый про повелителя стихий, понравился, но то ли из-за рекламы в начале, то ли еще почему – закончился он в восемь тридцать, когда уже следовало быть на занятии.
А ведь ещё надо до здания школы добежать, да найти кабинет. И не по себе заранее было. Как там будет?
Но в итоге кабинет нашла легко, и на занятии неожиданно понравилось. В классе с партами, как в школе - пятнадцать учеников сидели по одному, или по двое. Из них всего одна полная дама в возрасте, да мужичок лет под пятьдесят, остальные молодежь. Четыре молодых человека – по виду студенты, и восемь девиц. С Риной стало девять.
Группа как раз знакомилась.
- О, еще одна красавица, - хитро ухмыльнулся усатый инструктор, - проходите, проходите. Вот сюда, пожалуйста – рядом с молодым человеком. Итак, прекрасная незнакомка, как вас звать величать?
- Арина.
- Замечательно, превосходно! Итак, начнём мы, пожалуй, с азов. Кто себе представляет, как устроен автомобиль?
Хорошо представлял только мужичок под пятьдесят, но инструктор ему высказаться не позволил. Преподаватель предпочитал цветастые фразы, и любил слушать только себя.
К середине урока Рина поняла, что немного ошиблась на его счет. Слушать его оказалось очень интересно. Начал он рассказывать всё же не с машины и ее внутренностей, а с дорожных знаков.
Показывал знаки на больших красочных таблицах и почти на каждый у него была занимательная история из собственной практики.
Два часа пролетели незаметно.
На перекуре Рина познакомилась с парнем, с которым её усадил инструктор. Они единственные из группы не курили и остались в классе.
Парню оказалось двадцать пять лет, учился он в ординатуре на врача-офтальмолога и только сейчас решил подумать о машине. Мол, поучится и определится, надо оно ему, или нет. Звали его Максим, и улыбка у него была хорошая, а серые глаза добрыми.
На выходе после занятия, тётка, которая её записывала, предложила купить экзаменационные билеты в электронном виде.
- У меня с собой нет наличных, - огорчилась девушка. – А карточку не принимаете?
- Ну в следующий раз возьмете, - потеряла та к ней интерес. – Но учить надо уже начинать, имейте ввиду. Полтора месяца пролетят незаметно.
Максим потянул девушку за рукав наружу.
- Слушай, Рин, не покупай ты у неё. У меня дома диск есть, там и правила и билеты, я скопирую и принесу на следующее занятие.
- Давай. Я заплачу.
- Не дури, это бесплатно. То бишь даром. Ты в какую сторону?
Им оказалось не по пути, и они распрощались на остановке маршруток, договорившись встретиться здесь же в пятницу вечером. Оказывается занятия шли по вечерам в пятницу и вторник и по утрам в выходные. А практика по вождению начнётся уже со следующей недели.
С Риной в маршрутку зашли ещё три девушки с курсов, но она им только улыбнулась и кивнула. Имен и то не знала, а общаться желанием не горела. Потому сразу достала книжку, показывая, что увлечена чтением. Собственный авантюризм грел душу и немного веселил. Интересно, что на это Толик скажет? Про Вадима думать не хотелось. Что-то ей подсказывало - вряд ли шеф будет в восторге. Так что ему лучше пока не сообщать.
***
Купленная по дороге книга Лукьяненко «Чистовик», которую давно хотела приобрести, но руки всё не доходили, порадовала. Во всяком случае, начало воодушевило. А когда было, что читать, настроение всегда повышалось.
Так увлеклась, что проехала одну остановку. Но увидела в этом только плюс. Тут рядом как раз находился филиал нужного ей банка, где всегда снимала зарплату, и хорошо знала сотрудниц, всегда приветливых и профессиональных.
Выйдя из маршрутки, девушка направилась к знакомому крылечку. Народу внутри почти не было. И менеджер Екатерина оказалась свободна. На бейджике значилось «Катя», скромная такая девушка, всегда даёт дельные советы, спокойно объясняет. Рина подошла к её окошку.
Стараясь не волноваться, чётко объяснила проблему. Менеджер выглядела очень удивлённой, долго проверяла что-то в компьютере, потом извинилась, ушла минут на пятнадцать. Вернулась она слегка смущенная.
- Видите ли, Арина Сергеевна, - начала она объяснять, - к сожалению, вы оказались совершенно правы. Это ошибка банка и сейчас её исправляют. Я только что разговаривала с генеральным, так что банк готов вам возместить моральный ущерб в размере пяти тысяч рублей. Если вы согласны на это, то надо будет просто подписать пару бумаг. И ещё, мы благодарны за вашу честность и своевременное уведомление. Банк готов предоставить вам кредит на очень выгодных условиях.
- Спасибо, конечно, - вспыхнула Рина, замотав головой. - Но мне никакой компенсации и никакого кредита не нужно. Что вы! Я не могу жить в долг, поймите. Единственный раз, когда оформила кредит, была жизненная необходимость. Нет, я не буду брать кредит. Да мне и не надо.
- Я понимаю, - закивала Катя, быстро щелкая по клавишам. – Не волнуйтесь так, Арина Сергеевна. Но от компенсации зачем отказываться? Посмотрите, тут никаких подвохов нет.
Она протянула листок.
Рина сама не знала, зачем пустилась в такие объяснения и теперь немного растерялась. Прочла личное письмо от заместителя директора Банка со словами благодарности и извинениями за доставленные неудобства, с просьбой принять в качестве компенсации небольшую сумму в размере пяти тысяч рублей. Ну и пара слов, как они рады такому клиенту. Вроде как не шибко официальное?
Вернула листок в окно:
- И всё-таки поймите меня правильно, Катя, простите, что я по имени. Никакой компенсации я не возьму. Правда, не нужно. Я не считаю, что заслужила их, и для морального спокойствия брать не заработанных денег не стану. Извините.
- Ну как хотите, - вздохнула девушка. – Можете отказаться, ваше право. Да и не такая большая сумма, с другой стороны.
- Так я могу идти? Всё исправили?
Она что-то проверила и кивнула:
- Баланс на вашей карте составляет двадцать четыре тысячи триста двадцать пять рублей. Теперь всё правильно?
Рина хотела уже сказать, что это меньше, чем должно быть, но вовремя вспомнила о покупке книги, еде в кафешке и об оплате кино.
- Да. Спасибо! Всё верно.
- Вам спасибо и всего самого наилучшего. Но про кредит предложение будет в силе еще месяц, там, правда, очень выгодные условия. Если возникнет необходимость… Впрочем вам на почту отправлено письмо с предложением, посмотрите дома. И разумеется вам совсем необязательно его принимать. До свидания, Арина Сергеевна.
***
До дома добралась усталая, но довольная. Приятно, когда паранойя оказывается всего лишь плодом воображения. Как гора с плеч, теперь она хорошо понимала это выражение. Дура, конечно, что отказалась от компенсации, но так спокойнее, в самом деле.
Рина зашла в подъезд и столкнулась с выходившим из лифта Толиком. Первым желанием было проигнорировать соседа, сделав вид, что даже не знакомы. Но тут же выпалила:
- Привет, как дела?
- О, привет. – Широкая улыбка, словно он её неделю не видел. – Ты чего так поздно?
- В киношке была – отмахнулась беспечно. - А ты куда на ночь глядя?
- Да так… Слушай. Ты ничего не теряла?
Если он куда и торопился, то по нему это было совершенно не заметно.
- Теряла, - призналась сразу. – Телефон где-то посеяла.
- Вот-вот. Если не против, я чуть позже занесу. В машине у меня оставила.
- Попозже? – приглашать его в квартиру после вчерашнего, Рина откровенно трусила. – Я вообще-то спать хотела лечь пораньше.
- Да минут через десять. До встречи.
И он пошел к выходу, а девушка скользнула в лифт.
Ну, если он делает вид, что ничего не случилось, может и ей стоит вести себя так же?
Дома, быстро переодевшись в мягкий спортивный костюмчик, повертелась перед зеркалом, убеждая себя, что это вовсе не ради Толика. Пока ждала, поставила чайник и достала из холодильника остатки вчерашнего ужина - нарезку ветчины и рыбы, оправдываясь перед собой, что сама голодная, а Толика приглашать за стол даже не собирается.
И твёрдо в это верила, открывая ему дверь.
- Чай будешь? – небрежно спросила тут же.
- Э-э, – друг как будто не ожидал приглашения и выглядел слегка удивлённым. - Разве что кофе. Держи.
Телефончик она тут же достала из чехла, собираясь проверить, кто, кроме Вадима, звонил вечером. Однако трубка оказалась полностью разряженной. Может и к лучшему. Кинув телефон на тумбочку у двери, кивнула Толику:
- Проходи. Кофе у меня есть, и даже кофе-машина.
- Я заметил, - кивнул он, проходя на кухню в носках, - с каких пор ты увлеклась кофе?
- С недавних, - хмыкнула девушка. – Только я в ней ещё не разобралась. Так что ты уж сам.
Рина устроилась за столом и сунула в рот кусок ветчины. Аппетит прорезался нешуточный, но вставать не хотелось.
Толик внимательно на неё глянул:
- Устала? Поухаживать за тобой?
- Ага, - радостно кивнула. Внутри немного отпустило. Ей легко удавалось вести себя с ним как раньше - даже притворяться не приходилось.
В результате для неё погрели вчерашнее мясо, сделали два полноценных бутерброда с рыбой и налили чай.
Толик уселся напротив с чашкой кофе:
- Уверена, что не умеешь пользоваться? – кивнул он на кофе-машину.
- Конечно. Объяснишь?
- Тогда кто уже на ней готовил?
Рина чуть бутербродом не подавилась. Как раз откусила большой кусок. Парень посмотрел с сочувствием и даже посоветовал запить чаем, но явно не собирался забывать заданный вопрос.
Сделав несколько маленьких глотков, Рина всё же попыталась сменить тему:
- Толик, я же тебе денег должна, только не сняла ещё с карточки.
- Успеется… Так ты расскажешь, кто тут ещё побывал?
- Ревнуешь? – спросила лукаво, и сама испугалась, что всё испортила.
- Немного, - ухмыльнулся парень, заставив подругу удивлённо распахнуть глаза. – Знаю, знаю – плохое чувство, и вообще мы ведь друзья. Просто хочется знать, на кого меня променяли.
Он подмигнул, намекая, что это шутка, но Рине стало как-то не по себе.
- Ни на кого не меняла, - ответила поспешно. – Это начальник заходил.
- И сам делал себе кофе? – удивился он, но тут же поправился: - А чего заходил-то?
Глядя, как Толик беспечно отгрызает кусочек каменного пряника, она судорожно придумывала ответ.
- Ну помнишь, я тебе про повышение говорила.
- Ага.
Что сказать-то можно?
- Не могу, - выдохнула, наконец, поглядев на него несчастными глазами, - понимаешь, это как бы нельзя никому рассказывать, там даже пункт в контракте такой есть.
- Покажешь? – не унывал он. – Ну чего ты? Тебе же только рассказывать нельзя, а про показать – ничего не говорилось? Эй, пошутил я. Ну что ты как маленькая? Не обижайся.
- Я не обижаюсь.
- А то я не вижу. Ладно, расскажешь потом, когда можно будет. Если захочешь, конечно.
- Конечно расскажу, - вздохнула она с облегчением. – И вообще там ничего такого. Просто подработка.
- Ага, пей чай. Остыл ведь уже. Или, нет, давай ещё налью.
Толик больше неудобных вопросов не задавал, развеселил её смешным анекдотом и отправился к себе, предложив утром отвезти. Ему с ней завтра по пути мол. Упрямо отказалась.
А утром почувствовала себя настолько плохо, что еле успела добежать до туалета. Вывернуло, казалось, наизнанку. Тщательно чистя зубы и усилием воли подавляя приступы не прошедшей до конца тошноты, Рина перебирала в уме, что же такого съела вечером. Возможно, не стоило есть ветчину? Какая-то она была невкусная. Или сказалась селедка. Соблазнилась красивой баночкой после ухода друга и почти ополовинила её.
Прислушалась к себе, размышляя – вызвать врача, или идти на работу. А как бы хорошо было взять больничный! Отравление ведь. Только вот тошнота как назло исчезла, и ей стало заметно лучше.
Потом вспомнила, что надо сообщать Вадиму о любых недомоганиях. Но посчитала, что не стоит беспокоить его по такому пустяку. Решит ещё, что она просто вчера опять напилась. И доказывай, что ты не такая.
Проверила на всякий случай срок годности на банке с селедкой. Оказалось, нормальная, не просроченная. И на вид даже аппетитная. Но всё равно выбросила от греха подальше. Фиг его знает, из чего к ней маринад делают. Толик как-то рассказывал ей про еду всякие страшилки. И масло, мол, ненатуральное, и ветчина, и про то, как колбасу делают. Она еще долго потом не могла смотреть на колбасные изделия. Гад он всё-таки.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 22:01 | Сообщение # 7
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава четвертая (продолжение)

***
Погода радовала - наконец стало ощущаться наступление весны. Солнышко сияет, травка зеленеет, птички поют. Ну как птички...? Тут в городе их просто не видно, а где-то наверняка уже поют. Настроение улучшилось, и даже Коля на работе не смог его испортить своими дополнительными заданиями. Разве что перед концом рабочего дня опять нарисовался у её стола:
- Ариночка, завтра после обеда ты опять будешь нужна генеральному. Поэтому не могла бы ты сегодня задержаться на часок, а завтра прийти пораньше? Как, кстати, вчера всё прошло?
- Нормально, - ответила Рина, мысленно помянув Вадима нехорошим словом, а заодно и Колю. Она-то размечталась, что зайдёт по дороге в аптеку, купит что-нибудь от желудка. После обеда ей опять было нехорошо, хотя почти ничего не съела.
- Ну вот и ладненько, - закивал начальник. И посмотрел на неё с сомнением: - На самом деле, если ты уверена, что завтра до обеда всё успеешь, то можешь идти.
- Конечно, успею, - обрадовалась она сразу.
Колюня поморщился на этот энтузиазм, но ничего больше не сказал. И девушка быстро стала собираться, пока начальство не передумало.
В аптеке продавщица в белом халате посмотрела на неё очень строго из-под круглых очков:
- Вообще-то с этим не шутят, девушка. Если это отравление, то лучше показаться врачу. А не заниматься самолечением.
И вот зачем разболтала все свои симптомы? Посмотрела бы просто в интернете, что там от отравления можно, а не спрашивала совета у аптекарши.
- Я завтра пойду к врачу, - сказала чистую правду. – Но может, всё же дадите что-то от желудка?
- Тест лучше купите, - поджала продавщица губы. – А пока уголь активированный попейте. Хуже от него точно не будет.
- Какой тест? – заинтересовалась Рина и покраснела, догадавшись. – А, не надо. Дайте уголь.
- Сколько вам?
- Десять.
- Таблеток или упаковок?
- Упаковок.
- Но к врачу всё же сходите, - продавщица протянула её пакетик с таблетками и чек. – Со здоровьем не шутят, знаете ли.
Вот надо же было попасть к такой заботливой и вредной. Обычно ведь равнодушно советуют, что подороже и всё. А тут прикопалась. Тест, блин. Рина топала домой, не зная, смеяться ей или сердиться. Вот не знают ведь ничего про человека и туда же. Уж, наверное, она бы сама догадалась про тест, если была бы хоть малейшая возможность забеременеть. Да, переспала с Борисом, один раз, после чего эта сволочь её и бросила. Но во-первых прошло больше двух месяцев. И они пользовались презервативами. Ага, целых три раза за ночь. Предусмотрительная сволочь оказалась.
Она даже встала посреди дороги. Вспомнила, что презервативы – это не стопроцентная гарантия, и чуть не повернула обратно к аптеке – за тестом. Но потом вздохнула, обозвав себя дурой. Месячные у неё после этого были два раза, так что хватит мандражировать.
- Извините, - пробормотала загудевшему автомобилю. Ага – еще и остановиться умудрилась прямо на переходе.
Дома сразу выпила шесть таблеток угля. А ведь и не тошнит больше, и есть хочется так, что сил нет сдержаться.
Холодильник осмотрела придирчиво, чего только нет. Выбрала творожок со сметаной. От них точно не будет такого, как от селедки. Голод частично утолила, думать о банке с пупырчатыми солеными огурчиками себе запретила и пошла сразу спать. Если Колюня сказал прийти раньше, то значит надо заявиться на работу хотя бы в восемь. А у неё спальный режим. С музыкой, ага.
Только надела наушники, как позвонил Вадим.
- Привет, как самочувствие?
- У меня десять минут, и сейчас засну, - предупредила Рина. – Нормально всё.
- Тебе сказали, что мы встречаемся после обеда завтра?
- Сказали, - честное слово, у него семь пятниц на неделе.
- Ты чего такая недовольная?
Всё ему скажи!
- Нормальная я, и вообще, - она демонстративно зевнула, - засыпаю уже.
- Спокойной ночи.
Он отключился. И кто из них после этого недовольный и невежливый?

Активированный уголь, видать, всё же подействовал. Утром опять подташнивало, но может просто потому, что слишком себя накрутила. Да и тошнотой не назовёшь. Отголоски какие-то, и всё. Так что, приведя себя в порядок, Рина рискнула выпить чаю, поняла, что чувствует себя прекрасно, и побежала в офис.
До обеда некогда было размышлять о встрече с шефом, потому что добрый Коля подкинул ей дополнительной работы – отвечать на письма на официальном сайте компании. На самые простые, но всё же. Обычно этим занималась Маринка и ещё несколько сотрудников.
А вот позже, сидя в служебной столовке, девушка начала переживать. Душ она утром приняла, хотя даже не представляла, в чём именно будет заключаться диагностика. И всё равно, странно это.
Если так важна диагностика при обучении языку во сне, то может и тошнило её из-за этого? Если доктор об этом спросит, она, пожалуй, признается.

Водителя в этот раз не было и, выйдя на улицу, Рина поискала глазами машину Вадима. Но тот уже сам к ней подрулил, и она быстренько забралась в салон.
- Здрасти.
- Привет. Пообедала? – шеф сразу выехал на дорогу. Интересно, будет ли вправду завязывать ей глаза? Или уже забыл?
- Да. Поела. Или нельзя было? – спохватилась она. – Просто если нельзя, почему тогда вы не сказа…
- Рин! Всё нормально. Ну что ты дергаешься? Да, я бы сказал, если нельзя.
Лицо Вадима было сосредоточенным, брови слегка хмурились, и вообще было ощущение, что он сам не слишком рад поездке. Может, ему уже надоело возиться с ней?
Девушка откинулась на спинку, решив об этом не думать.
- Держи, - спустя какое-то время Вадим протянул ей какой-то воздушный шарфик, шёлковый, с очень симпатичной расцветкой зелёных оттенков.
- Это мне? – улыбнулась она. Ей как раз хотелось прикупить что-то в таком роде. Под цвет глаз. И это всё же не такая дорогая вещь, можно и принять. Хорошая моральная компенсация за поездки к врачу. Не то чтобы ей эти пять тысяч покоя не давали, просто приятно было, что это не Вадим ей подбросил непонятных денег.
- Да, - кивнул он без улыбки. – Завяжи глаза, будь добра. Ты же помнишь, мы это обсуждали.
Радость от подарка тут же померкла. Может потом ещё и отдавать придётся. Но глаза безропотно завязала. Хотя мог и не стараться так - всё равно у неё ярко выраженный топографический кретинизм, и дорогу она не запомнит без всякого шарфа на глазах.
- Потом себе оставишь, - в голосе Вадима послышалась улыбка. - словно мысли её прочёл.

- Можно снять? – поинтересовалась, когда остановились. Ехать вслепую не понравилось. Чувство беспомощности очень нервировало. А вдруг куда-нибудь врежутся. Или ещё что-то.
- Нет, я скажу когда.
Она услышала, как он вышел, как открыл её дверцу. Почувствовала, как его рука сжала локоть.
- Вылезай аккуратно.
Да он издевается!
Но возражать не решилась. Вылезла нормально, подождала, пока он закроет машину и пошла рядом, стараясь не обращать внимания, что его рука легла ей на плечи – мол так ей будет удобнее идти.
- Осторожно, ступеньки.
Предупредительный какой!
В холле шеф сам снял с неё платок и даже повязал на шею, пока она моргала, привыкая к свету. На лице у него теперь светилась улыбка, словно Рина его сильно забавляла. Негодяй!
Теперь можно и осмотреться. Но ничего интересного не увидела. Чистенько, стерильно: так, бледно- зелёные стены, белые двери. Всё безликое, хоть и не без претензий на роскошь – цветы на подоконниках, кожаные диванчики вдоль стен. Явно больница или поликлиника.
Поднявшись по лестнице на второй этаж, они прошли по нескольким коридорам, и оказались перед белой дверью без всяких надписей.
Вадим вошёл без стука. Небольшой кабинет, совершенно пустой. В том смысле, что никого. А обстановка очень даже милая. На полу ковер с коротким ворсом. У окна - большой стол с компьютером, напротив два кресла и диванчик у стены. На самих стенах несколько картин в рамках морской тематики. Похоже на Айвазовского. Над столом портреты каких-то личностей – возможно, известные медики. И крупная надпись на латыни. Уютненько, одним словом.
- Посиди пока здесь, - кивнул Вадим на кресла.
И вышел в противоположную дверь.
Чисто из вредности Рина уселась на диван и взяла с низкого стеклянного столика какой-то журнал. Как ни странно, «Максим». С любопытством рассмотрела несколько фоток сильно обнажённых девиц, и быстро положила журнал на место, когда послышались чьи-то шаги.
Шеф вернулся вместе с врачом, если судить по тому, что невысокий лысоватый дядечка был одет в медицинский костюм салатового цвета и белый не застёгнутый халат поверх. Как в американских фильмах про больницу.
- Добрый день, барышня, - так добродушно улыбнулся он, что на душе девушки сразу полегчало. – Пройдёмте. Сначала немного побеседуем. Вадим Андреевич, вы подождёте нас здесь?
У Рины создалось впечатление, что шеф с удовольствием пошёл бы с ними вместе, однако кивнул он вполне равнодушно:
- Конечно.
Доктор проводил Рину в другой кабинет, в котором уюта уже не чувствовалось, а вот гинекологическое кресло, которое угадывалось за ширмой, изрядно напугало. Еще была кушетка, какая-то аппаратура с мониторами, привезённая на колёсиках.
Ну и стол, за который опустился доктор, кивком предложив сесть напротив.
- Итак, Арина Сергеевна, - произнёс врач, раскрыв какую-то карту и вооружившись ручкой, - давайте для начала познакомимся. Зовут меня Валентин Георгиевич.
- Очень приятно, - кивнула девушка, снова подпадая под его обаяние.
- А мне-то как. Думал, Вадим Андреевич преувеличивает, но вы действительно очень мне нравитесь, хотя и ожидал несколько другого… Впрочем, неважно. Итак. Я буду некоторое время вашим, так сказать, лечащим врачом, так что постарайтесь как можно полнее отвечать на мои вопросы и рассказывать о своих ощущениях. Договорились?
- Хорошо, - улыбнулась девушка.
- Вот и славно. Ну-с, начнём. Какими заболеваниями страдали в детстве?
Арина сначала отвечала довольно неуверенно, но с каждым вопросом становилось проще. Запнулась немного, когда пошла речь о первых месячных и половой жизни, но и тут смущение почти сразу ушло. Врач – он и есть врач. Но как хорошо, что Вадим Андреевич не присутствует.
Ей казалось, что она уже всю свою жизнь рассказала, отвечая на вопросы, когда Валентин Георгиевич поднялся и предложил её ей прилечь на кушетку. Предупредил, что просто посмотрит, в каком состоянии её внутренние органы с помощью аппарата УЗИ.
Ей всё же пришлось раздеться, и Валентин Георгиевич всю её ощупал и даже как-то по особенному простучал пальцами все ребра, но особо неприятными ощущения она бы не назвала. Да и корректность врача очень помогала расслабиться. Потом она была обмазана гелем, и началось аппаратное исследование. Палочка вроде микрофона скользила по телу в разных местах, а доктор что-то быстро фиксировал мышкой на появляющихся картинках. Что отражалось на экране - она совершенно не понимала, какие-то мутные образы и невнятные картинки в конусе, которые к тому же постоянно менялись.
Самые худшие опасения тоже сбылись, и осмотр на кресле заставил-таки понервничать. Однако он так быстро закончился, что даже и распереживаться толком не успела. И смотрел её доктор совсем не больно, не то, что было в обычной клинике при последнем посещении гинеколога – как вспомнит, так вздрогнет.
Потом они ещё немного поговорили, в основном о пустяках. Во время осмотра доктор так часто повторял: «Прекрасно, прекрасно!», что настроение Рины заметно поднялось. Приятно всё-таки сознавать, что у тебя внутри всё хорошо. Тем более - в заключение он это подтвердил вполне определенно. После чего выдал ей две банки с витаминами, которые следовало принимать утром и вечером по одной капсуле. Причем - желтые утром, а синенькие вечером,.. Перепутать сложно. Смущало отсутствие каких-либо маркировок, но врач объяснил, что это разработка их фирмы, прошедшая кучу тестов и исследований, подготовленная специально для проекта, в котором участвует Арина. По сути – просто определённый набор витаминов. Не верить ему у неё повода не было.
Ещё получила распечатку с советами по сбалансированному питанию. Как и ожидала, ничего очень уж особенного в ней не нашлось. Ясно, к примеру, что лучше питаться свежими овощами и фруктами, чем покупать консервированные, или непонятно из чего приготовленные соки в пачках.
Узнав о выпитом алкоголе, доктор укоризненно покачал головой, попросив не злоупотреблять впредь. А вот недавняя тошнота его насторожила.
- Уголь – это вы правильно съели, но вот ещё вам таблеточки, которые будете принимать, если такое повторится. Не более одной, если слегка тошнит, и две, если сильная тошнота. Но при сильной, очень вас прошу звонить мне или Вадиму Андреевичу. Договорились?
- Да, хорошо.
- Ну и отлично, а сейчас надо сделать анализы крови, если вы не против, Риночка. И на этом всё. Больше мучить не буду. Вот мой телефон, о результатах можете поинтересоваться через три дня. Или дождаться следующего четверга.
Кровь он брать самостоятельно не стал, хотя Рина и подозревала, что он врач такого широкого профиля, что мог бы. Но чего только не бывает в частных клиниках...!
Доктор вышел, а вместо него зашла улыбчивая девушка в розовом костюмчике и такой же шапочке. Поставив лоток, полный колбочек с разноцветными крышечками, на стол, она довольно быстро и явно профессионально набрала у неё из вены штук десять пробирок крови.
- Я в обморок не упаду от такой кровопотери? – попыталась она пошутить.
- Да разве это много? - рассмеялась медсестра, - видели бы, сколько я вчера из пациентки брала. А чем же плохо, что вас и на инфекции все проверят, и на гормоны, биохимия опять же, клиника. Да и крови тут с гулькин нос, выпьете литр воды и всё восстановится. Кстати сейчас принесу вам сок и шоколадку.
Она действительно принесла обещанное и сразу ушла, зато в кабинет зашёл Вадим, собственной персоной. С подозрительно довольным и умиротворённым видом. Спал он что ли, пока её тут обследовали?
- Ну как ты? Да ты ешь. Вкусно хоть?
- Угу.
- Доктор сказал, ты у нас молодцом! Вполне здорова.
Проглотив, наконец, шоколадку и сделав торопливый глоток вкусного гранатового сока, Рина поинтересовалась:
- Так может и не надо такие частые обследования, если всё хорошо? Ну – раз в неделю?
- Пока это необходимо, - качнул шеф головой, становясь серьёзным. – Но естественно в будущем они будут проходить гораздо быстрее, чем первое. Есть куда положить? – кивнул он на банки с витаминами.
- Да, - подняла с пола рюкзачок и все три банки запихнула в него. От тошноты маленькая, с витаминами - чуть ли не пол-литровые, но всё поместилось.
- Можем ехать? – напомнил Вадим.
В машине он включил приятную музыку. И выглядел очень добродушным, изредка посматривая на неё со странным интересом.
- Может, хочешь чего-нибудь особенное купить? – спросил он вдруг. И зачем-то добавил: - Мне сообщили об очень удачной сделке, к которой я готовился пару лет, так что пользуйся, пока щедрость моя не знает границ.
- Всё-всё, что захочу? – уточнила Рина, поняв, наконец, природу хорошего настроения шефа и успокоившись.
- В разумных пределах, - усмехнулся он.
- Ну вот, а я-то размечталась...!
- И о чём мечтала?
- О луне с неба, и крыльях за спиной, - серьёзно поведала девушка.
Думала, Вадим рассмеётся, но шеф так странно на неё посмотрел... Словно совсем шуток не понимает.
- А с луной-то что будешь делать?
- Да это выражение такое.
- Ясно. Собственно и логично вполне. Для женщины.
- Ну конечно!
Он усмехнулся, бросив на неё ещё один непонятный взгляд, и дальше ехали уже молча.
Только когда шеф притормозил у её дома, она вдруг вспомнила, что глаза при выходе из клиники он ей забыл завязать. А она, дура, даже не воспользовалась. Совершенно не отложилось в памяти, что там за улица была, и какой внешний вид у здания. Ну в следующий раз будет внимательней. Хотя вряд ли у Его Светлости каждый раз будут удачные сделки.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 22:02 | Сообщение # 8
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава пятая.

А ночью ей впервые за последние дни снился сон. И не простой, а волшебный.
Рина никогда не чувствовала такой необыкновенной легкости во всем теле. Словно оно стало невесомым, или просто лёгким, как пёрышко. Она парила в облаках, срывая с них клочки словно кусочки сахарной ваты. Вот появился просвет – и ей захотелось вниз, посмотреть на землю с этой высоты. Когда-то она мечтала прыгнуть с парашюта, а сейчас и он был не нужен. Знала – не упадёт, будет так же плавно подобно перу скользить, качаясь на ласковых ветрах словно на качелях. Наконец облака расступаются до конца и в разрыве очень ясно видно землю - незнакомое побережье, песок, волны накатывают на берег, разбиваясь о скалы, а дальше зелёные склоны с вкраплением разноцветных пятен. Поля? клумбы с цветами?
Но в поля не тянуло, хотелось ближе к прибою, на тёплый песок. Невесомо опустившись, погрузить в него босые ступни, закрыв глаза, подставить лицо соленым брызгам, раствориться в шуме ветра и волн.
Словно переключившись, картинка сменилась. Песок стал горячим. Солнце палило сверху, а ступни жгло снизу. Но испугаться и почувствовать дискомфорт не успела. Жар стал приятен и мил, словно кожа враз покрылась защитной оболочкой. Нагнувшись, зачерпнула горсть золотистого песка, просеяла сквозь пальцы, подумав почему-то, как хорошо им полировать… Что? Она забыла. Или никогда и не знала. Но это было не важно, она снова в воздухе, и внизу лес, много-много деревьев, они начинают двигаться в такт мелодии, звучащей внутри. Или это звезды, сверкают в ночи, перемигиваясь друг с дружкой?
А может, они ей поют эту странную завораживающую песню?
Ещё миг и горизонт застилает туча. Молнии, беснуясь, пронизывают тёмное туманное облако. Нельзя подлетать так близко, но её неодолимо тянет в самую сердцевину. Нужно остановиться, обогнуть или подняться выше, но выше не получается, туча словно растёт вверх вместе с её полётом, а молнии всё также прорезают нутро громадной ловушки злыми зигзагами. И притягивают, словно свет мотылька, потому что, наверное, она сошла сума, ведь это страшное зрелище кажется ей прекрасным. Закружиться бы в вихре, искупаться в разрядах белоснежной энергии…
Но туча тает, и Рина вновь над белыми барашками волн. Летит низко-низко, срывая шапки пены, пытаясь поймать весёлых рыбок, которые плывут внизу, перепрыгивая с волны на волну, и словно дразнят, предлагая поиграть в догонялки.
Вдалеке вдруг появляется остров, и шпили неизвестного города уходят высоко вверх. На потемневшем небе ярко сверкают тысячи разноцветных огней, расцветивших городскую стену причудливым узором. Еще немного, и она долетит, но скорость падает, и тело начинает наливаться тяжестью. Бушующие волны всё ближе. Она падает? Тонет?
Девушка чувствует, как в легкие врывается поток воды и сознание вдруг резко разделяется надвое - одно в неимоверном ужасе рвётся наверх, к свету и воздуху, обреченно понимая, что спасения нет, а второе, как секунду назад, парит, но теперь уже не над землей, а над дном.
Последнее, что Рина успела запомнить перед пробуждением, это невероятной красоты раскинувшийся под ней пейзаж в котором не только дно, но и само пространство светилось и переливалась десятком цветов, для которых в человеческом языке и названий-то нет.
И она мечтательно улыбается, уже просыпаясь , но не открывая глаз, еще различая в полудреме сокровища подводного мира, и ощущая словно бы мягкое покачивание. Сон уплывает вдаль, но всё виденное ещё так ярко перед глазами.
Зазвонивший будильник заставил вздрогнуть, открыть глаза, неохотно сесть на кровати – иначе до полки не дотянуться. Выключив противный звон, сняла молчащие наушники.
Вот и новый день. И надо на работу, а потом в автошколу. Улыбнувшись при этом воспоминании, вскочила, бросаясь в ванну. А жизнь не так и плоха. И день, судя по залитой радостными лучами кухне, обещает быть по-весеннему теплым.
Да и пятница наконец-то, короткий рабочий день, впереди выходные. После душа, быстро одевшись, рванула на кухню, решив обойтись стаканом апельсинового сока. Должен был остаться в холодильнике. Достав таблетки, данные доктором, водрузила обе банки витаминов на стол, вынула одну утреннюю капсулу и запила оранжевой даже на вид аппетитной жидкостью, налитой в простой граненый стакан. Такой один только и остался еще с давних времен. Она им обычно отмеряла муку или сахар, когда что-то пекла. А сейчас захотелось попить из него, проигнорировав любимые бокалы из толстого стекла.
Резкий звонок в дверь едва не привёл к катастрофе. Закашлялась, глотнула ещё, побежала открывать, гадая, кого принесло в такую рань. И даже не удивилась, увидев в глазок Толика. Кого же ещё?
Парень подкупающе улыбнулся:
- Привет. Позволишь тебя отвезти на работу?
- Толик! А чего это ты вдруг? То есть, привет-привет!
- Да вызвали в офис в такую рань. Не могли вчера сообщить. Ну и подумал, что, если хотя бы полдороги с тобой, не так обидно будет.
- Хороший сон прервали? – улыбнулась она, понимая, что согласиться. – Ой, ты проходи. Кофе там, сделай. Я сейчас, волосы только высушу. Или спешим?
- Нет, собирайся спокойно. А от кофе не откажусь.
Толик утопал на кухню, а Рина метнулась в ванную, прихватив фен. Хотелось с другом поделиться своим впечатлением от сна, но поняла с огорчением, что само сновидение почти ничего уже не помнит, только и осталось, что эмоции, да приподнятое настроение. Ну и само впечатление, словно побывала в сказке. А вот в какой? Ну, может ещё раз приснится, так она сразу как проснётся, всё запишет.
Запах свежезаваренного кофе разливался по квартире, проникая даже в ванную. Рина забежала на кухню, отобрала у задумчивого парня большую дымящуюся чашку и сделала большой глоток терпкого напитка, вызвав понимающую усмешку на его лице:
- Перешла на кофе?
- Нее, - поморщившись, вернула чашку владельцу. – Слишком крепкий у тебя. Я за сумкой и готова.

В машине сразу открыла окно, чтобы слышать птичьи трели, пока не отъехали, аромат весеннего утра наполнил автомобиль. Толик вырулил со стоянки, и они полетели по свободному ещё проспекту.
Парень поглядывал на неё с улыбкой:
- Вся светишься. Есть повод?
- Так весна же! – пожала Рина плечами. Пусть сон почти не помнит, но на душе светло и радостно, легко и тревожно, словно предчувствие изменений к чему-то хорошему. Нигде ничего не болит. И совсем не тошнит. - И пятница опять же. Короткий день.
- О! Во сколько заканчиваешь?
- Ну, точно не знаю, - вспомнила она об автошколе и испугалась, что Толик предложит забрать её с работы, - мы потом с Маринкой собирались в кафешку.
Он как-то странно поднял бровь, а Рина покраснела, вспомнив, что Маринка сейчас далеко. Но Толик-то этого не знает!
- Понятно.
- Что тебе понятно?
- Занятая вся стала. В выходные-то чем займёшься?
- Спать буду. Ой, смотри, почки уже распускаются.
- Угу.
До работы доехали быстро. Толик на прощание просто кивнул и умчался, едва она захлопнула дверь. Она что-то сделала не так?
Впрочем, предаваться негативным мыслям желания не было.
Дух весенней радости царил даже в офисе. А может, сыграло роль отсутствие Коли, уехавшего на какую-то конференцию. С работой справилась быстро. Даже помогла Лариске с письмами. Остальное время до конца рабочего дня просто мечтала, разрисовывая ненужные листочки смешными рожицами и зверюшками.
Менеджер Светлана, вернувшись в офис после обеда объявила, что сегодня всех отпустит пораньше, мол, придут мыть окна. И улыбнулась на бурную радость сотрудников.
Оставалось еще часа три до автошколы, когда Рина покидала офис. И можно было погулять в парке, или доехать пару остановок до набережной. А ещё лучше – прогуляться туда пешком.
Звонок Вадима застал её на спуске к причалу катеров.
- Рин, ты где?
- И вам зарасти! – вздохнула она. – Гуляю.
- Поужинать со мной не хочешь?
Несколько секунд она обалдело смотрела на водную гладь. Потом спохватилась:
- Нет! – и услышала, как он хмыкнул. - То есть… У меня ещё дела сегодня. Не могу.
- Что за дела?
Так тебе и скажи!
- Личные, Вадим Андреевич.
- Ясно. Хорошей прогулки.
Глянув на отключившийся телефон, Рина ещё раз вздохнула. Мог бы и нормально попрощаться, в самом деле. И вообще – нервирует. То проси, что хочешь, то ужин. Того и глядишь, свидание назначит. Или это оно и было? А чего тогда таким деловым тоном?
Встряхнув головой, решила выбросить из головы свои страхи, сомнения и Вадима заодно. По крайней мере, до воскресенья.

***
В классе автошколы тоже царило весеннее настроение. Поразительно, но Рина сегодня ощущала его во всём. Или дело в ней самой? Вот хорошо на душе и всё тут. Даже несмотря на то, что скрывает от всех эту учёбу. Ну как от всех – от Толика и Вадима. А никому она больше неинтересна в этом мире. Разве что Маринке… Вот та бы порадовалась за неё. Наверное.
- Держи, - протянул ей Максим диск, влетев в класс последним и устраиваясь рядом. – Как ты?
- Нормально, - улыбнулась ему, пряча диск в рюкзачок. – Спасибо большое. Как учёба?
- А, пересдача курсовой на носу. А так всё пучком. Тут к нам на днях одна певичка приезжает в универ. Не хочешь сходить? Будет весело.
Максим смешливо улыбнулся, заглядывая в глаза, давай, мол, соглашайся.
- Какая певичка…
Но расспросить подробнее не удалось. Вошёл преподаватель, и началось занятие.
Как только объявили перерыв, Рина извинилась и сбежала в уборную. Оставаться в классе с Максом, когда все высыпали на двор, посчитала уже не слишком хорошей идеей. Надо же – приглашает её уже. А ведь она никаких поводов не давала. Разве что этот диск. Теперь она перед ним в долгу?
Надо всё-таки попросить Толика – пусть скопирует, а она вернет диск Максиму. Но с другой стороны, лучшему другу придётся рассказать всё. Да и глупо как-то, ведь Макс этот диск копировал именно для неё.
В класс вернулась с толпой остальных, переживая, что подумает о ней студент-медик. Но тот лишь радостно улыбнулся, оторвавшись от книжки явно художественного содержания.
- Что читаешь? – спросила она. Ага, лишь бы не о приглашении.
- Про войну, - охотно пояснил он, но книгу убрал в сумку.
- Про которую?
- Вторую мировую. Хорошая книга. Попаданец из наших дней в сорок второй год.
- Попаданец?
- Если все готовы, - прервал их общение преподаватель, - то сейчас я раздам всем листы, посмотрим, как усвоили материал прошлого занятия. Смотрим на доске знаки и по пунктам пишем о них всё, что знаем. Подглядывать и переговариваться не рекомендую. После разберём то, что вы не понимаете. Жукова, будьте добры, раздайте всем листы. Ручки у всех имеются?
Арина поднялась, сетуя, что заняла первую парту, и взяла кипу листов.
Проходя вдоль рядов и раздавая листы, невольно отметила, что народу больше, чем на первом занятии. На последней парте, к примеру, сидел парень, который пристально на неё смотрел, пока до него шла. Ничего особенного – короткостриженый брюнет, худощавый, в джинсах и темной расстёгнутой куртке, под которой виднелась чёрная футболка. Самое интересное, что его взгляд она скорее ощутила, чем увидела. И чувствовала всё время, пока раздавала листы, наблюдая за новеньким боковым зрением. А когда протягивала листок, парень лишь безразлично глянул серыми глазами куда-то в район её шеи, буркнул что-то вроде «Пасиб», и уставился на доску.
- Второй знак не знаю, - тихо пожаловался Макс, когда она заняла своё место, - блин, видел же недавно где-то.
- А? Что? – Рину так и тянуло обернуться.
- Второй сверху.
- Жукова, Арсеньев! Я попрошу без разговоров, - подал голос препод, удобно устроившийся за учительским столом. – Если не знаете, всё разберём вместе. Это не экзамен и даже не зачёт.
Рина покраснела, утыкаясь в свой листок. Ну вот, надо же было ей попасть за первую парту. И вообще лучше прекращать с паранойей. Мало ли зачем тому парню захотелось на неё смотреть. Может, ждал свой лист.
После занятия она поспешила выйти из класса в первых рядах. Макс догнал на полдороге.
- Эй, торопишься куда-то?
- Домой, - улыбнулась, притормаживая. Что это она, в самом деле? – Задумалась просто.
- А про вечер в универе так и не решила? Правда, весело будет, я тебя со своими друзьями познакомлю, классные ребята.
«Ого, звучит почти, как – я тебя с родителями познакомлю» Рина с сомнением посмотрела на нового приятеля и ответ замер на губах. Тот сероглазый незнакомец шёл прямо за ними. Сдержав желание обернуться, пожала плечом.
- А когда это будет?
- В следующую субботу. Ты подумай, - поспешно добавил Макс, - время еще есть. Не обязательно отказываться сразу.
Рина рассмеялась:
- Ладно, подумаю.
На остановке всё же обернулась. Сероглазого нигде не заметила и почти успокоилась.
Она мило попрощалась с Максом и забралась в свою маршрутку. Привычно достала книгу. И вздрогнула, снова ощутив на себе фокус чужого внимания. Испугано метнулась взглядом за окно, но если б не проявившаяся вдруг уверенность ни за что бы не увидела. Сероглазый стоял в тени у киоска на остановке спиной к маршрутке, сунув руки в карманы куртки, и смотрел в отражение витрины с газетами прямо на Рину.
Едва её взгляд уперся в сутулившуюся спину, как парень странно поежился и, поправив наушники на голове, наклонился к окошку киоска.
Маршрутка заурчала, отъезжая, но парень даже не оглянулся.
Девушка хмыкнула и покачала головой. И с чего она взяла, что он следит за ней?

***
После прощания с Риной, Байков пребывал в не очень приятном настроении.
Притормозив на выезде с парковки перед её работой, он проводил взглядом стройную фигурку и откинулся на спинку сиденья, прикрыв на миг глаза. На душе было погано и складывалась ситуация не в лучшую сторону. Вот уже и врать начали в глаза – что Маринка в командировке Анатолий знал из первых рук.
Сзади просигналили, Толик вяло послал матом нетерпеливую газель и выехал на шоссе.
Сева звонил ему перед отъездом – просил об одной пустяковой услуге. Помочь однокашнику ничего не стоило, так что Байков помог.
Хороший парень Сева, устроил тогда девчонку в свою фирму. И не болтливый. Рина до сих пор уверена, что сама нашла себе хорошо оплачиваемую работу. Ну как хорошо? Средненько так, но и не тот минимум, которого хватает лишь на хлеб и проезд в общественном транспорте. Зато и на погашение процентов по кредиту хватало - что для многих мечта несбыточная по нынешним временам.
И до недавнего времени Анатолий был уверен, что Рина довольна своей зарплатой, и совсем не испытывает потребности в деньгах. Уверен в её привязанности, и что пожалуется ему в первую очередь, случись что. И тут вдруг – как гром среди ясного неба – этот долбанный контракт. С какого перепугу, собственно? Ничего ведь не предвещало. Но самое главное, она ему врёт. С того самого дня. И последний вечер, похоже, всё только усугубил. Тот её взгляд вспомнить… да что там. Забудешь его!
И главное - почему молчит? Если из-за контракта, хотя он его перечитал, всё стандартно, да и ничего там особого по секретности не пропишешь в рамках законодательства. Значит, "попросили"?
В принципе могли, тем более, что прикрытие там с самого верха, но с чего вдруг?
А вот если внезапная скрытность следствие начавшихся перемен... Нет, ну как неудачно всё сложилось! Теперь ведь и маневра никакого нет - пусть и дилетанты, но тут ведь еще и "свои" рекомендовали настоятельно...
Ничего хуже нет такой комбинации – любители, которые неизвестно что выкинут в следующий момент просто потому, что толком ничего не умеют и не знают, и вполне себе профессионалы, и умеющие и знающие тебя самого как облупленного. Но ничего – найдем, за что зацепится, где наша не пропадала?
Стрелочник-то походу уже все равно назначен...
Подлетев к нужному зданию, Байков выбрался из машины и огляделся. Ага, джип друга на месте, значит, уже прибыл к своим «любимым» пациентам. Хотя ирония ни к чему. Доктор Буряк действительно любит свою работу, не отнимешь. Раздолбай, а руки золотые.
Привычно пройдя мимо охраны – даже не поинтересовались, кто и куда – Байков разжился бахилами в гардеробе и отправился в нужное крыло больницы.
На хирургическом отделении перед ним грудью встала дородная женщина в белом халате:
- Вы куда, молодой человек?
- А вы тут…
- Старшая сестра. Посещение с четырёх.
- Да я не к пациентам, а по личному делу, - улыбнулся обаятельно, вызывая ответную улыбку. – Мне доктор Буряк нужен. Позволите пройти, или позовёте? Моя фамилия – Байков.
- Хорошо, позову. Постойте, пожалуйста, здесь.
Ждать почти не пришлось. Старшая сестра вернулась, цветя улыбкой - на этот раз ещё более дружелюбной, и указала направление:
- Его кабинет под номером триста двадцать. Прямо и налево. Трофим Лукьянович вас ожидает.
- Благодарю.
Есть места, где ничего не меняется. И кабинетик всё тот же, хотя доктор уже вырос до зав отделения.
- Здоровенько булы.
- И тоби нэ хвориты! - высокий поджарый доктор с вислыми усами и светлым чубом, спадающим на лоб, отложил пухлую историю болезни и с улыбкой поднялся на встречу. С чувством пожав руку, осведомился, - значит, на днюху некогда, в аське не отвечаешь, а как приперло, так и доехать смог. Ну, колись, гость залетный, какого рожна тебе здесь понадобилось?
- Да так, вопросик есть небольшой.
- И конечно жутко важный и секретный! Здесь поговорим, или в кафетерий? Скажу честно, кофею здесь нет, последний прикончил ещё на прошлой неделе.
- Бедные доктора, - усмехнулся Анатолий, - даже на кофе не хватает их нищенской зарплаты.
- И не говорь, Сергеич. Значит в кафетерий?
- Обойдусь. Я бы лучше в лабораторию с тобой прогулялся.
- Это в которую?
Байков протянул маленький пакетик с пластиковым зажимом. Буряк взял, внимательно рассмотрел две таблетки разного цвета одинаковой продолговатой формы. Аккуратно разрезал пополам и посмотрел на срез, включив лампу на столе. Хмыкнул и, поскоблив торец скальпелем, даже попробовал на вкус.
- Не ешь с ножа - злым станешь, эскулап!
В ответ на подколку доктор только покачал головой и вернул половинки, упаковав каждую в свой отдельный кулечек с защелкой, да качнул головой:
- Даже не представляю, что это.
Вторые половинки отправились в точно такие же пакетики.
- И я тоже, а надо знать. И хотелось бы не затягивать.
- Тогда в кафетерий, а это я отправлю Семёнычу. Он суеты и посторонних не любит, но всё сделает. Один момент. – Буряк выглянул в коридор, - Машенька, будьте добры…
Маленькую комнату с пятью столиками кафетерием Анатолий бы не назвал, но бывать здесь с Трофимом любил. Как всегда, оно еще не работало и кроме них никого в кафешке не наблюдалось. Приветливая продавщица поставила перед ними по чашечке дымящегося кофе и удалилась за перегородку.
Поговорить, впрочем, не удалось. Звонок на мобильник и доктор досадливо взвился с места.
- Подожди тут, а… Пациент мой там… Я не надолго.
И умчался.
Байков спокойно допил кофе, даже порадовавшись такому повороту. Разговаривать даже с лучшим другом сейчас настроения не было. Вернувшись в кабинет врача спустя некоторое время, застал его закрытым, предупредительная старшая сестра разрешила подождать возле двери в потрёпанном кожаном кресле.
Доктор явился только спустя полчаса, довольный и энергичный как всегда.
- Готово, проходи.
В кабинете он протянул ему распечатку:
- Ничего особенного, просто набор витаминов и микроэлементов. Хорошая штука, кстати. Не намекнешь, где взял?
- Где взял, там больше нет. Я твой должник, Трохым.
- Вот то-то. Значит, жду на днюху и желательно с барышней.
- Какой ещё барышней?
- Ну а кому ещё такие таблеточки прописать могли?
- Ты не охренел?
- Ладно, ладно, за полтора месяца можно и найти какую ради старого друга. А сейчас извини, я на конференцию, а ещё надо доклад дописать.
Едва за старым товарищем закрылась дверь, с доктора мигом слетала вся его напускная озабоченность будущей конференцией. Цепкий взгляд впился в закрывшуюся дверь и, будь в кабинете сейчас свидетель, у него точно бы создалось впечатление, что для этого взгляда обтянутая пластиком "под молочный орех" деревяшка совсем не является преградой.
"Барышни, говоришь, нет? Ну-ну, конспиратор, другого кого б дурил... Не говоря уже о себе! " - выпустив многострадальную пуговицу на кармане халата - дурацкая привычка, но что поделаешь, уже не избавишься - доктор потянулся к телефону.
Но рука замерла на полпути в нерешительности - стоило ли рисковать многолетней дружбой?
Долго менжеваться при принятии решения было не в его характере, но интуиция практикующего хирурга подсказывала - пара секунд на обдумывание у него есть.
***
Байков притормозил у кабинета друга, словно хотел вернуться. Но постояв так несколько секунд, встряхнул головой, улыбнулся спешащей куда-то старшей сестре, и решительно направился к выходу. В машине он задумчиво сидел несколько минут без движения, уставившись вперед и барабаня пальцами по рулю, словно в такт какой-то мелодии, крутившейся в голове. Со стороны Анатолий выглядел расслабленным и спокойным, будто кого-то ждал.
Наконец, глубоко вздохнув, вернулся к действительности и вынул мобильник. Нужного номера в телефонной книге не было, но он знал его на память, как и большинство других.
- Слушаю, - сразу отозвался абонент.
- Ген, здорОво. Не подменишь меня сегодня? По старой дружбе.
- Проблемы? - За ленцой в голосе не разобрать, но Анатолий себе живо представил, как подобрался, будто перед прыжком, невидимый собеседник.
- Да нет, просто закрутился... Да и выдохся если честно - не могу я теперь как прежде "охотиться всю ночь и выть весь день". Эх старость не радость... - Трубка хмыкнула
- Не вопрос, бросай контакт. И это... в частном порядке или отчет нужен? - а старую гвардию на мякине не проведешь.
- В частном, так что без официоза, - поколебавшись лишь мгновение, отозвался Анатолий.
- Понял, шеф, всё будет без шума и пыли - как в старые добрые!
Байков в недоумении уставился на трубку, на экране которой горел значок завершения вызова - это ж на что ему сейчас отнюдь не тонко "намякивали"? Вот блин! Храни нас пуще всякой скорби... И действительно надо отдохнуть, а то башка совсем не варит.
Очистив список исходящих вызовов, Толик швырнул трубку на пассажирское сиденье и помассировал виски. Голова болела от недосыпа, и кофе уже не спасал. Надо хорошо отоспаться, дел пока никаких. За Рину можно не беспокоиться, этот хитро выкрученный любитель трехслойных смыслов с подковыркой своё дело знает. Так что всех в сад и отрубиться часов на десять-пятнадцать. Завтра как никогда нужна свежая голова.


 все сообщения
КауриДата: Пятница, 11.04.2014, 22:02 | Сообщение # 9
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава шестая (пишется)

Глава шестая.

Долгожданная суббота началась с ужасного осознания, что Рина забыла надеть на ночь наушники. Может, сказалась трудная неделя, может, сериал, которым увлеклась на ночь глядя. Теперь ведь на большом новеньком телеке смотреть стало лучше, можно устроится на диванчике, обложившись подушками. Рядом на столик поставить стакан сока и вазочку с орешками. Что девушка и проделала. Да так и проснулась утром всё на том же диване. Телек все ещё работал, негромко вещая о погоде на сегодня. А вчерашняя серия напрочь выпала из памяти, возможно потому, что была на редкость скучной. Вот и усыпила уставшую телезрительницу.
И таблетку вечернюю она так и не съела – вот, лежит рядом с орешками, вся такая синенькая и красивая.
Рина похныкала немного в подушку, сетуя на свою безответственность, потом поднялась, выключила телевизор и поплелась в ванную.
Под контрастным душем настроение слегка повысилось, но вопрос, сообщать ли Вадиму о досадном сбое, так и не был решён. Что делать-то теперь? Ложиться спать заново? Или сделать вид, что ничего не нарушала? Автошколу никто не отменял, и хотя до выхода из дома оставалось ещё около двух часов, поспать во второй раз она точно не успеет.
Да и как Вадим это проверит?
Ей вообще было непонятно, что за воскресный экзамен будет устраивать ей шеф. Как можно проверить то, непонятно что. Никаких знаний чужих языков девушка у себя не наблюдала. Мелодии да, несколько уже могла повторить в легкую, даже пропеть одну полностью, а в остальных по паре строк. А то и больше. Но смысл, о чем в них говорилось, ускользал. Ни на один язык не похоже, хоть она ни разу не полиглот, но звучание английского, французского и испанского как-то себе представляла. Ну и немецкий тоже могла отличить. И итальянский. И даже немного японский и китайский.
А тут, ну абсолютно ничего похожего.
Звонок Вадима застал её за завтраком из овсяной каши, пары гренок и чашки кофе со сливками. Зачем-то попыталась привыкнуть к любимому напитку друга.
- Как спалось? – осведомился шеф. – Кошмары не мучили?
- Н-нет. Доброе утро.
- Завтра я не смогу провести экзамен, да и рано еще ждать результатов. Так что увидимся не раньше четверга на осмотре.
Рина едва подавила радостный возглас.
- Хорошо.
- Рин, хочется тебе доверять, но позволь напомнить, что нельзя терять ни одного дня. Так что, если какой-то сбой произошел, воспользуйся выходными.
- Да ничего такого! – заверила она шефа.
- Ри-ин, только не ври, ладно?
- Даже не собиралась, - буркнула девушка, и вдруг выпалила: - ну да, сегодня я забыла надеть наушники на ночь.
Прикусила язык, да поздно. Зажмурилась, ожидая его реакции.
- Та-ак. И что собираешься делать?
Рине очень хотелось постучаться головой о стенку.
- Восполню, - вздохнула обреченно, - только по делам съезжу кое-куда, и сразу спать.
- И витамины принимать не забывай.
- Конечно.
- Чувствуешь себя как? Ничего не беспокоит?
Рина снова вздохнула:
- А должно? – и послушав красноречивое молчание поспешно добавила. – Да всё хорошо, Вадим Андреевич! Честно.
- До встречи тогда.
Не смотря на холодность прощания, Рина ощутила облегчение. Вот, призналась и ничего страшного не произошло. Подумаешь, поспать вечером придется. Зато завтра никакого экзамена и весь день в её распоряжении.
***
Вадим положил трубку на стол и уставился на свою руку. Ногти были белыми с синей каймой по периметру. На запястье левой руки возле белоснежного манжета с янтарной запонкой отчетливо обозначили себя розовые с белой каемкой пятна размером с десять копеек. И всего-то меньше минуты разговора.... Если сейчас ему так сложно контролировать себя, когда ему врут. Да, откровенно и в глаза, и что еще хуже - глупо. То что будет дальше?
Его срок истекает максимум через год. И тогда надежды не останется. Совсем. Это при худшем раскладе. Если же всё получится, то ему без разницы, сколько осталось.
Как всё не вовремя, ведь столько всего ещё не успел сделать. Когда столького мог достичь, просто вернувшись. Ха, просто… так он думал, когда только ступил на этот путь. Молодой и горячий. Слишком горячий, поверивший в свою удачу юнец. Ну да к чему вспоминать. Сделанного не воротишь – факт.
Вадим нервно мерял шагами огромный тренировочный зал в своем доме. Не обращал внимания на боль в шее, на неприятный зуд над лопатками. Интересно, будет ли кто тосковать, когда он уйдёт? Хотя бы вспоминать?
Доктор обещал дать ответ в четверг, после очередного осмотра. Да, шанс, что всё получилось больше сорока процентов, но как же это мало, когда на карту поставлено всё. Два дня придётся провести взаперти, потом три месяца спокойствия, а может и меньше. Вадим сжал кулак со всей силы, не обращая внимания на капли крови, летящие на пол. Всё получится! Должно получиться! Уже…
***
Выходные пронеслись так быстро, что Рина едва успела их заметить. Возможно потому, что в субботу так и не удалось поспать днём – позвонил Толик и утащил её прямо после автошколы на собрание клуба фантастов. Каждые два месяца они встречались по субботам на даче одного писателя, какого-то дальнего родственника Толика. Ели шашлыки и говорили конечно о фантастике и книгах. Рине нравились эти встречи. Не слишком многолюдные, веселые. Кроме шашлыков в беседке еще игры всякие устраивались. Была там одна такая затейница Любочка Зверева. Придумывала сценки из каких-нибудь фантастических книг и даже пару раз втягивала в них Арину.
То девушка изображала девочку из Матрицы, гнущую взглядом ложку. Правда ложек было две, гнутая и прямая. Но полагалось так долго смотреть на прямую, что Рине в тот раз так и казалось, что ложка не просто согнётся, а расплавится под её взглядом.
Но, несмотря на эти маленькие роли, ей всё равно нравилась компания в основном не слишком известных и начинающих писателей. Всё было интересно – и разговоры о жизни, и обсуждения книжных новинок, и жаркие споры о каких-то заклёпках – Рина так и не поняла, что это, а спросить позже забыла.
В этот раз была сценка из Гарри Поттера, Любочка привезла с собой двух племянников, так что старались ради них. А здорово получилось, хотя Рину и на этот раз припахали – играть мисс Макгоногал. Был момент, когда она реально чуть в кошку не превратилась, так её достали долгие репетиции, но в остальном получилось миленько. Потом, когда пересматривали сценку на экране, смеялись все, даже она и хулиганьё младшего возраста в виде племянников Любочки.
Домой возвращались совсем поздно. Толик взялся подвезти в город одного дядечку-фантаста, так что утомлённая Рина бессовестно дрыхла, свернувшись калачиком на заднем сиденье.
Друг её разбудил, когда уже подъехали к дому.
Его задумчивый взгляд показался странным спросонья, но Толик сразу же широко улыбнулся и предложил отнести её в кроватку на руках. Фыркнув, Рина отказалась и даже не позволила провожать в квартиру. Сразу вспомнился тот ужин при свечах и его окончание.
Сосед вроде бы слегка обиделся, но прощаясь, даже старомодно поцеловал ручку растерявшейся от такой галантности Рины.
В воскресенье сразу с утра был первый урок вождения. Инструктор Рине понравился, а вот вождение не очень. Завести машину и то удалось с десятой попытки, а о самой езде даже вспоминать было стыдно. Хотя Сергей Тимофеевич заверил, что для первого раза это просто чудненько. Было у него такое словечко в словарном запасе, вставляемое к месту и не к месту.
Ну а день и вечер воскресного дня был-таки посвящен восполнению сна. С перерывом на еду и какой-то добрый мультик по тиви.
Так что не успела оглянуться, как наступил понедельник, день тяжелый. На работу не хотелось отчаянно. Но возвращение Маринки с Севой скрасили рабочие будни. Верная подруга была так полна впечатлениями, что Рина оказалась под завязку заполнена информацией про красоты Лондона, вздорный характер Севы и про красавчика, который летел с ней обратно на соседнем кресле. Мол, если бы шефа не было рядом, она бы отдалась этому типу прямо в туалете на высоте трех тысяч миль над землей, а из-за Севы не смогла. Рина так и не поняла, чем Сева в такой ситуации мог помешать, но всячески поддержала подругу сочувственными взглядами и подходящими к месту короткими репликами.
Вторник отличался объемом работы, которой завалил сотрудников хмурый Сева. Маринка же немного успокоилась, но к вечеру опять разгорячилась – тип из самолета прислал ей смс-ку с предложением встретиться.
- Ну встреться, - ухмыльнулась Рина на вопрос подруги, - или отдаться на земле уже не так интересно?
- Да ну тебя, - ухмыльнулась Маринка, - если честно, он ничего такого и не предлагал.
В общем, терзания подруги до вечера стали терзаниями Рины. И день опять пролетел быстро и сумбурно. В автошколе она страшным усилием воли пыталась не дремать, так что бедняга Макс даже не стал приставать с разговорами. И сероглазого не видела, правда не больно-то и головой вертела. Забыла о нём напрочь.
Удивил Толик, подъехавший к остановке, когда она с тоской представляла себе поездку в тесноте. Как-то совсем разонравились ей поездки в общественном транспорте, раздражало всё – духота, разговоры, запахи пота и духов. Только и спасала дивная мелодия из плеера Вадима. Девушка теперь её всегда слушала в дороге. Даже если что-то читала – мелодия не мешала, как ни странно.
И тут вдруг останавливается знакомая машина. Девушка даже не сразу поняла, какое счастье ей привалило, так это было неожиданно.
- Рина? – не менее удивлённый сосед распахнул ей дверцу. – Вот это встреча! Какими судьбами?
Пришлось признаться ему про автошколу. Да и глупо показалось скрывать это от Толика и дальше. Сосед только головой покачал, мол, чем бы дитя ни тешилось, но на её обиду сразу благородно предложил подучить вождению в выходные. Она сразу согласилась, но идея ей так понравилась, что упросила начать прямо завтра.
И вечером в среду Толик даже забрал её с работы и сразу повёз на пустынную дорогу. До поздней ночи он с терпением достойным сфинкса, обучал девушку азам этой сложной науки. Сорвался лишь раз, но увидев на глазах подруги слёзы, больше такого себе не позволял.
А когда наступил четверг, и Рина вдруг вспомнила о еженедельном осмотре у врача, то сильно удивилась, как быстро летит время, и тому, что Вадим так ни разу ей не звонил за несколько дней. Может и осмотр отменился, как ко всеобщему счастью отменился воскресный экзамен?
Чем ближе к вечеру, тем больше она нервничала, не зная – позвонить самой, или не будить лиха, пока оно тихо.
Выбрав второе, возблагодарила небо об отсутствии Маринки, которая после обеда уехала по поручению шефа в банк, а оттуда домой, точнее прямо на свиданку с самолетным знакомым.
К шести вечера нервы уже были на пределе. Ох как оказывается, Рина не любила больницы и докторов. И вопрос – звонить, или не звонить шефу мучал с такой силой, что девушка наделала кучу ошибок в последнем документе. Это вообще для неё было не характерно. Сева, вызвавший её к себе в кабинет, сначала был хмур, показывая ошибки, потом внимательно взглянул на девушку и вдруг велел отправляться домой. Мол, достаточно на сегодня.
Вот на выходе из офиса её и настиг долгожданный звонок.
Сердце провалилось в желудок, при виде знакомого номера.
- Алло.
- Привет, Рин.
- Здравствуйте, Вадим Андреевич.
- Жду в машине перед зданием. Сева сказал, что ты уже выходишь.
Вот ведь!
- Выхожу.
- Как настроение?
Хм, что-то шеф не спешит обрывать разговор. Даже странно.
- Нормально. А обязательно это?
- Что это? – с интересом отозвался Вадим.
- Ну, к доктору? У меня всё нормально, честно. И таблетки, и сон, и не тошнило больше ни разу.
- Обязательно! – отрезал шеф. – Жду.
И отключился-таки.

Рина шла от главного входа к знакомой машине, ругая себя за этот разговор. Ну, в самом деле, с каких пор она боится врачей? Теперь Вадим будет её считать трусихой и тряпкой. А ведь так не хотелось перед ним вообще давать слабину.
Вообще в последнее время она стала какой-то нервной, вон Толик голос повысил, когда она на его машине в пятый раз не смогла в поворот вписаться на той пустынной дороге, и сразу слёзы появились и комок в горле. Ну правильно, нечего от неё требовать столько в первый день обучения. Но всё же раньше она так не расстраивалась по пустякам. Вроде бы.
Размышления прервались, едва села в машину. Близость Вадима и его проницательный взгляд разом вымели из головы посторонние мысли.
- Шарфик не прихватила? – поднял он бровь, протягивая ещё один платок, на этот раз белый с черным рисунком. – Глазки сама завяжешь, или помочь?
- Ну это же смешно, - пробурчала девушка, принимая платок, - я и так дорогу не запомню.
Но глаза завязала и сердито откинулась на сиденье.
Ждала, что вот сейчас рванёт с места и ей опять будет некомфортно и жутковато. А машина всё не трогалась, только тихо урчал мотор.
Взгляд шефа чувствовался особенно остро, хотя она никак не могла его видеть.
- Что?
- Любуюсь, - хмыкнул этот гад. – Ты такая миленькая, когда дуешься.
И сразу рванул с места, заставив проглотить язвительный ответ чуть ли не вместе с языком.
То ли вёз он её в другое место, то ли просто нервничала, но доехали как будто быстрее.
Он, как и в прошлый раз, открыл ей дверь и помог выйти, не отпуская руки, обнял за талию и повёл к зданию.
- Ступеньки.
Хорошо хоть сказал, а то сейчас, пока закрыты глаза, его близость так будоражила, что не удавалось думать больше ни о чём.
Холл, однако, оказался всё тем же. Другой дорогой что ли ехали? Рина протерла глаза, спрятав платок в карман. А тот первый шарфик, к слову, она действительно забыла. Интересно, каждый раз будет новый дарить?
Вадим рассматривал её с высоты своего роста с полуулыбкой. Такой весь большой, расслабленный и… опасный. Рина постаралась чуть отшагнуть, поняв, что стоит слишком близко.
- Готова? – сразу спросил шеф.
- Конечно, - небрежно пожала плечами.
Они прошли знакомым путем в тот же кабинет, где уже ждал доктор.
- Риночка, рад вас видеть. Вадим Андреевич…
Мужчины пожали друг другу руки.
- Здравствуйте, Валентин Георгиевич, - как хорошо, что вспомнила имя доктора.
- Пойдемте сразу в смотровую, дорогая. Вы подождёте нас?
Вадим кивнул и как-то весело посмотрел на девушку:
- Выше нос, Рин. Чего приуныла?
«С каких пор он стал таким заботливым?» - пронеслось в её голове. Еле удержалась, чтобы не показать ему язык.
- Вы тоже тут не скучайте, - ответила вежливо и поспешила за доктором, стараясь не вспоминать его наглую ухмылку. А ведь так и хотелось улыбнуться в ответ.
Она не видела, как сразу после их ухода улыбка исчезла с лица Вадима, а сам он начал нервно мерять шагами кабинет. Остановившись у окна, мужчина сдавил подоконник с такой силой, что пальцы побелели. Надо было отвлечься, срочно.
Всего-то осталось подождать… Сколько? Полчаса? Час? Подумать о ней? Да, так безопасней. Какая же она всё-таки ещё девчонка. Вроде уже смотрит не так недобро, и то хлеб. А то, что держит марку, почему-то нравилось. И, при всей её доверчивости, умом совсем не обделена. Тот же Сева о ней очень высокого мнения.
Вадим медленно выдохнул и прошёл к дивану, но садиться не стал. Не то настроение. Доктора он подождёт стоя.
Спустя пятнадцать минут дверь распахнулась, и в кабинет вошёл Валентин. Глаза доктора лукаво поблёскивали за очками в тонкой оправе.
- Позвольте вас поздравить, - сразу перешёл к делу эскулап, - результат положительный. У неё сейчас берут кровь, но я и без анализа уверен на сто процентов.
Вадим прикрыл глаза, но лишь на несколько секунд. Прямо посмотрев на доктора, сдержанно кивнул:
- Я рад.
- Хм, в прошлый раз, когда не было никакой уверенности, вы радовались несколько больше, - покачал головой доктор.
- Азарт, возможно. Не знаю. А теперь – ответственность. И помоги Бог, чтобы первый этап прошел без осложнений.
- Вы правы. Не завидую я вам, Вадим. А сейчас, если вы не против, пойду, побеседую с пациенткой.
- Как считаете, доктор, она не догадывается?
- Нет. Не должна. По крайней мере, если и узнает, то не от меня, а скорее вопреки моим стараниям.
- Я вам очень благодарен.
Врач ухмыльнулся:
- Будете потом благодарить. Месяца через три-четыре, когда всё будет позади, если конечно к тому моменту от благодарности ещё что-то останется.
Он вышел, а Вадим без сил опустился на диван. Получилось!
***
Рина прошла вслед за доктором уже в знакомый кабинет с аппаратурой, гинекологическим креслом и врачебным столом.
- Опять УЗИ? – удивилась она, когда доктор предложил ей занять кушетку.
- Ну а как же. - Валентин Георгиевич уже настраивал что-то в специальном компьютере. – Береженного бог бережет, девушка, а лучшего пока ничего не придумано. Тем более, что за всё заплачено. А вот если чего пропустим... по головке точно не погладят. Так что не подводите меня под монастырь, милочка, или есть какие-то личные препятствия?
- Да я просто спросила, - речь доктора проняла.
Она ведь и сама так думала – чем плохо, когда кто-то бесплатно заботится о твоём здоровье.
На этот раз ей предложили раздеться до пояса – снизу, для обследования специальным датчиком. Сначала было жутко неловко, но когда легла, откинув голову и сложив руки на груди, как велел доктор, неловкость ушла, да и ощущения не были совсем уж неприятными. Удалось отстраниться благодаря тому, что рядом видела не мужчину, а действительно врача, профессионала в своём деле. Обследование закончилось достаточно быстро, и доктор, судя по всему, остался очень доволен результатом: «Всё просто замечательно, дорогая девочка, превосходно!» Он пояснил, что такое обследование более информативное и не требует полного мочевого пузыря, а также осмотра на кресле. Последнее тоже порадовало.
Валентин Георгиевич сразу после осмотра проводил её в кабинет терапевта, где довольно симпатичная женщина сделала ей ЭКГ. Быстро, надо сказать. Тут вообще не мучили.
Когда возвратились в смотровой кабинет, пришла сестра брать новую порцию крови, и доктор вышел, «чтоб не мешать». Вернулся, когда Рина с удовольствием жевала гематогенку.
- Ну-с, побеседуем, Риночка.
Он занял место за столом и открыл довольно пухлую тетрадь формата А-4, которую достал из стола.
- Это моя история? – сразу заинтересовалась девушка. – А можно посмотреть?
- Любопытство кошку сгубило, - улыбнулся врач. – Думаю, мы вместе её посмотрим, когда будет побольше материала, да и времени больше свободного у тебя и у меня. Сейчас-то ничего особенного, стандартные записи, ну анализы ещё, в которых ты вряд ли сама разберёшься. Да и те все замечательные, всё в пределах нормы. Лучше расскажи, как ты себя чувствовала эту неделю. Повторялась ли тошнота, были ли ещё какие-то особенности?
Рина немного расстроилась, что историю ей показывать не хотят, но не настаивать же. И на вопрос доктора стала старательно вспоминать всё, что перечувствовала за последние дни. Не так и много, надо сказать.
Валентин Георгиевич мягко задавал наводящие вопросы, Рина отвечала всё уверенней, успокаиваясь. Да, в самом деле, она же не больная. Просто обследуется из-за эксперимента с обучением во сне.
- Анализ готов, - заглянула в кабинет сестричка.
- Ну, давай сюда, раз готов, - доктор протянул руку.
Сестра отдала доктору маленький бланк и быстро ушла, плотно прикрыв дверь.
- А мне можно взглянуть? – Рине хотелось увидеть хоть какие-то результаты проверки организма.
- Да мы сейчас вместе разберем. Так, что тут у нас? Белок в норме, сахар тоже, холестерин – отлично.
Листок он не показал, но был явно доволен результатом. А не просто для её утешения перечислял хорошие показатели. Рине хотелось сказать, что понимает в этом пусть и не так много, как хотелось. Сколько они с мамой в свое время разбирали вместе разных анализов и врачебных записей. Но настаивать не стала.
- Через две недели хорошо бы ты посвятила целый день обследованию здесь, Риночка, - сказал врач напоследок. - Можно и субботу, или воскресенье, но четверг был бы предпочтительней. И сообщи мне сразу, как решишь. Пройдем сразу всех специалистов. Ну или большую часть. Как раз большинство анализов будет готово.

Вадим ожидал там же, в первом кабинете, немного задумчивый и мрачноватый, но при виде Рины поднялся с дивана, насмешливо улыбнувшись:
- Ну как прошло?
- Нормально у меня всё, как я и говорила. Правда, Валентин Георгиевич?
- Совершенно верно, Риночка. Ну до встречи через неделю.
При докторе она не стала сетовать – объяснили же ей всё, но Вадима в машине спросила:
- Я честно не понимаю, зачем так тщательно меня осматривать. И зачем завязывать глаза? Может пора уже мне самой ездить к доктору?
- Не находишь противоречий в своих словах? – Хмыкнул Вадим. – И да, где там твой шарфик?
- Такое чувство, что вы мне рот хотите завязать, а не глаза, - пробурчала она, доставая платок из кармана. Жаль стало, что не воспользовалась случаем и не рассмотрела на выходе окрестности.
- Деньги перевели в воскресенье? – поинтересовался шеф.
- Д-да. – Рина и забыла о еженедельной новой зарплате. Но почему-то признаваться в этом Вадиму не хотелось.
- То есть с моей стороны договоренность выполняется, не так ли?
- Да.
От его прохладно-ленивого тона сразу стало не по себе. К чему это он клонит?
- Или этих денег уже недостаточно?
Ну понятно. Намекает, что она свою часть договора выполняет не слишком охотно.
- Вадим Андреевич, я нарушила-то один раз. Но в воскресенье, правда, спала два раза. И вообще, спросить, что ли, нельзя?
- Спросить можно.
Рине захотелось зарычать. Вот просто так. Гад он, всё-таки! Но смогла только немножко съязвить:
- Что, на этот раз никакой удачной сделки не случилось?
- Вроде как нет. А что?
- Тогда вы готовы были луну с неба достать, - вздохнула Рина, отворачиваясь от него. Пусть она ничего не видит сквозь шарфик, но чувствует же периодически его взгляд на себе. То ещё ощущение!
- На луну я как раз не подписывался, - невозмутимо отозвалось начальство. – А что-то более доступное и сейчас не отказываюсь сделать. – Его голос стал вкрадчивым, или ей мерещится? – Что бы тебе хотелось, а?
- Шарфик снять!
- Ну так сними. Я, кстати, не просил его завязывать.
И столько веселья вдруг послышалось в его голосе.
- Вы же сказали…
- Я только спросил, не потеряла ли, - ухмыльнулся он.
Сначала ей захотелось тут же сорвать ненавистный платок с глаз. Потом из упрямства передумала. И решила вообще с ним не разговаривать. Обидно стало очень. Ведь и правда, не просил, а она, как дура! Впрочем, почему как? Дура и есть. Вообще, ведёт себя с ним как полный неадекват, или маленькая девочка.
- Я уже говорил, что мне нравится, как ты сердишься? – осведомился Его Сиятельство.
- Я не хочу вам нравиться, - твердо ответила Рина, пытаясь не поддаться провокации.
- Вот даже как!
- Отвезите меня домой.
- Ко мне, или к тебе?
Шарфик она всё же сорвала:
- Вадим Андреевич!
Шеф ухмылялся самым наглым образом.
И спокойно переносил её гордое молчание до самого дома. Её дома, к счастью.
- Кстати, завтра в офисе тебя не ждут, - «обрадовал» он её на прощание, - так что отдыхай.
- Как не ждут?! – ахнула Рина, резко затормозив у ещё открытой дверцы машины. Сразу подумала, что вопреки обещанию, с работы её уволили.
- Расслабься. Я предупредил, что ты будешь занята со мной. И не делай такие глаза. В качестве стенографистки, естественно.
Естественно! Все так и поверили, ага. Особенно Маринка.
- А на самом деле?
- Ну если и правда захочешь побыть со мной…
- Не захочу!
-…просто позвони.
- До свиданья, Вадим Андреевич!
Дверцу она захлопнула и пошла к своему подъезду.
Вот непонятно, вроде бы ничего такого не происходит, а как же он её порой бесит – не передать. Даже и не вспомнить, кто бы ещё так выводил из себя. Хозяин жизни, блин. Взял вот и освободил от работы, добренький дяденька. А её спросил, нужно ли ей такое? И вообще обещал оставлять машину за квартал от работы. А сегодня ждал почти у входа! И подумал вообще, что о ней подумают теперь, после этого внепланового выходного?
Пыхтя, как самовар, влетела в квартиру и замерла, едва закрыв дверь. Запах привлёк. Словно тут побывал кто-то чужой. Ага, русским духом пахнет. Бабой Ягой видать становится.
Рина тряхнула головой, но квартиру обошла и даже в шкафы и под кровать заглянула. Ничего подозрительного не обнаружив – показалось видать, махнула рукой на свою паранойю и села за компьютер. Давно собиралась посмотреть, какие цены сейчас у подержанных автомобилей, и подсчитать, сколько ей придётся копить на более менее приличный. Жаль чуть-чуть, что тогда это оказалась ошибка банка, и обладательницей больших денег удалось побыть совсем мало. Но с её нынешним доходом она вполне способна без посторонней помощи и даже без нового кредита осуществить мечту.
Ха, к слову о мечтах. А если бы об этой она рассказала Вадиму? Подарил бы ей машину? Ну-ну. Говорят, чем богаче человек, тем он жаднее. А ведь, пожалуй, стоило проверить – интересно посмотреть, каким способом он отделается. Даже если насмешкой, переживёт, не привыкать. А вот реакцию увидеть было бы полезно. И вообще, надо найти время и попробовать больше узнать об этом человеке. Кто он такой вообще – переодетый турецкий принц? Или где у нас сейчас короли? И банк у него свой и фирма, а может ведь и не одна, Сева что-то такое говорил.
Не найдя в интернете никакой инфы о шефе, немножко расстроилась, но не слишком, можно ведь Толика попросить разузнать. Аккуратно так, чтобы ничего не заподозрил и не пристал с вопросами. А пока и в самом деле заняться поиском авто.
Рина поразилась, как много продается сейчас глазастых «Матисов», но ей маленький автомобильчик по вкусу не пришелся. Несмотря даже на очень доступные цены. Нет, хотелось чего-то понадежнее. Вот у Толика, к примеру, классная «Мазда».
«Привет», - пиликнула аська. Автоматически включилась видать.
«Толик! Привет привет» - забарабанила она по клавишам. – «Богатым будешь. Только тебя вспоминала!»
«И ты вовремя. Дома уже? Привет»
«Дома. А что значит вовремя?»
«Кофе закончился, как назло, когда сил идти в магазин нет вообще»
«М-м, у меня вроде ещё оставался. Закинуть тебе?»
«О! А вместе с кофе-машиной можешь?»
«Ну ты наглый!»
«А то!»
«Ладно, я сейчас в душ, а через полчасика можешь сам заглянуть. Пряников нет! Кончились!»
«Да не, забей, обойдусь. Хотя… если ты в душ, то могу забежать прямо сейчас»
«Прямо сейчас?»
«Ну, спинку там потереть, не?»
«Толик!»
«Да?»
«Через час приходи»
«да я к тому времени сдохну!»
Рина, кусая губы, отстранилась от компьютера, уставившись на аватарку друга. Симпатичный Робин Гуд надо сказать. И что делать? Пустить его, пока будет мыться? А случайно ли повторяется ситуация? Или душ отложить? Или правда кофе ему отнести?
Но с другой стороны после больницы и всех этих УЗИ с гелями, она чувствовала острое желание привести себя в порядок, прежде чем встречаться… пусть даже с Толиком. Или – особенно с Толиком? Вот ведь, так и не разобралась, что она чувствует к парню. Друг? А в самом деле, бывает ли дружба женщины с мужчиной? Толик, вроде, в этом уверен. А она?
«Ау, ты здесь ещё?»
«Да»
«И не жалко лучшего друга?»
«Неа»
«А у меня ещё печеньки есть»
«Через час приноси»
«Вот так, значит?»
Обиженный смайлик от Толика внезапно развеселил.
«Не расстраивайся! Кстати!»
«Что?»
«А ты можешь найти человека в сети и вообще всё о нём?»
«Хм, кто-то конкретный на примете? Влюбилась?»
«Ты что, совсем?.. Ой, извини извини извини»
«Одного раза достаточно» И смеющаяся рожица. «Кидай данные, которые есть. Буду время убивать, раз ты такая жестокая»
Рина помедлила, хмурясь. Стоит ли вообще посвящать Толика в её отношения с шефом? Даже просто намекать? Но она же ничего не скажет. И вообще – она просто хочет узнать про своего директора. А для конспирации…
«Хасанов Вадим Андреевич и Всеволод Михайлович Огарков»
«Вроде ты говорила об одном типе? Или это одно лицо, типа доктор Джекил и мисс Хайд?»
«Ну, я просто подумала, что про директора мне тоже интересно. Маринка, по-моему, к нему неравнодушна. Ну, Толик!»
«Ок, поищу. Давай, русалка, иди, плескайся уже. Время-то идёт»
«Пока-пока, через час в реале»
Выйдя из душа, она быстро просушила волосы, оделась в спортивный костюмчик и обследовала холодильник. Самой ведь тоже покушать не мешает.
К тому времени, как звякнул дверной звонок, крылышки цыпленка весело скворчали на сковородке.
- Заходи, - распахнула дверь, не поглядев в глазок. И отступила, наткнувшись взглядом на Вадима. – Что ты здесь делаешь?
- Мы всё-таки на «ты»? – усмехнулся шеф. – Я рад. М-м, вкусно пахнет. Угостишь?
Кусая губы, Рина закрыла дверь и повернулась к гостю. По спине бегали мурашки. Интересно было, прошёл ли час.
- Вадим Андреевич, что случилось?
- Совсем забыл тебе сказать, - он повесил на вешалку куртку, и она с удивлением рассматривала, как неплохо шеф смотрится в джинсах и серой футболке. Не Шварценеггер, конечно, но мускулы на руках выделялись. – Пора поменять плеер. Сейчас объясню, как пользоваться новым. Кофе угостишь?
- А почему не позвонили? – она пошла за ним на кухню.
- Ты не отвечала, - Вадим сразу достал кофе и стал колдовать с машиной, словно у себя дома.
- А, я в душе была, - Рина поспешно сняла сковородку с плиты. Вовремя. Ещё немного и от ужина остались бы одни головешки.
Начальство оглянулось и окинуло девушку странным взглядом:
- У тебя были какие-то планы? Кого-то ждёшь?
- Нет, я…
Звонок в дверь заставил нервно дёрнуться и покраснеть.
Вадим красноречиво изогнул бровь.
- Посмотрю, кто это, - пробормотала Рина, рванув в прихожую. Перед дверью замерла и глянула-таки в глазок. Сердце билось где-то у горла, а как выкручиваться, она так и не решила. Вид Толика ни на какие умные мысли не навёл. А вот шаги сзади заставили поспешно распахнуть дверь и совсем уж по-дурацки изобразить удивление:
- О, привет. А чего ты тут делаешь?
- Ага, давно не виделись, - съязвил сосед. Мельком взглянул через её плечо и улыбнулся ей широко и лениво. – Вот тортик тебе принёс в надежде, что кофейком угостишь.
Она с ужасом уставилась на поднятый в верх тортик, её любимый – с зефиром и кремом. Подумала с досадой, что даже жаль, что придётся отослать дарителя - и принесло же шефа так не вовремя.
Сзади ненавязчиво кашлянули.
- А у меня тут… - И Рина обреченно отшагнула назад и в сторону. – Это…
Но шеф уже шагнул вперед, протянув Толику руку:
- Вадим.
- Анатолий, - улыбнулся сосед и эту руку пожал. – Я помешал?
- Нисколько, - по Вадиму сказать, что он там себе думает, было невозможно. Улыбался-то он вполне дружелюбно, - вот, кофе пить собрались. А вы с угощением? Как удачно я зашёл! Рин, торт-то возьми.
Девушка послушно взяла из рук Толика коробку, глазами попыталась показать, что совершенно не причём, но друг только подмигнул, мол, не парься.
Рина сидела между ними и, не знала, куда деть глаза и руки. После того, как шеф достал из своего портфеля коньяк, мужчины, казалось, почувствовали искреннюю симпатию друг к другу, и, смакуя кофе с коньяком, предоставили ей одной наслаждаться тортиком.
У неё же каждый кусок любимого лакомства норовил стать колом по пути вниз, а эти гады с азартом обсуждали футбол, да еще так, словно дружили не один год. Толик был счастлив, судя по милой улыбке – ну конечно, фанат же, а с Риной о спорте не поговоришь. Даже Вадим расслабился, выглядел моложе и почти человеком. А ведь она даже не знает, сколько ему лет.
И зачем она соврала – ответила бы Вадиму честно, что сосед сейчас зайдет кофе выпить и полюбовалась бы зеленым цветом лица шефа. Ну, это в мечтах, может, и не было бы такого.
- Рин, а ты как считаешь? – вырвал её из душевных терзаний вопрос начальства, как будто случайно коснувшегося коленом её ноги.
От неожиданности живенько спрятала ноги под стул, и, ругая себя, что не слушала, пожала плечами:
- Ну, эээ… Я вообще-то в футболе не разбираюсь.
- А мы собственно про… А, не важно. Ещё кофе?
- Я сделаю, - поднялся с места Толик.
Вадим откинулся на спинку стула и его взгляд, брошенный на друга, показался девушке хищным. Но лишь на пару ударов сердца, потому что шеф глянул и на неё, насмешливо подмигнув.
- Анатолий, как я понял, вы сосед Рины? – спросил он с тем равнодушием, с каким обычно осведомляются о всяких пустяках.
Байков, не отрываясь от манипуляций с кофе-машиной, тряхнул кудрями в знак согласия:
- Скорее друг, близкий. А вы?
- Тоже близкий… друг.
Рина подавилась чаем, который как раз решилась отхлебнуть, и оба мужика тут же, судя по всему, решили её прибить. Вадим успел первым, но к её удивлению похлопал по спине очень мягко.
- А Рина говорила, вы её начальник, - Толик вернулся к кофе-машине. – Давайте чашку, или вам взять новую?
- Эта сойдет. Ну, начальник, да, но с некоторых пор… Рина оказала мне такую услугу, что я не смог не оценить, какой она добрый и душевный человек. Такое понимание и честность редко встретишь в современном мире.
- Согласен, - Толик снова устроился напротив гостя. – Это ведь вы ей подарили этот агрегат?
Кивок головы в сторону кофе-машины и такая родная для Арины простодушная улыбка соседа.
- Да какой это подарок, - отмахнулся Вадим, подливая в кофе коньяк, - так, пустяки. Да и не представляете, что стоило уговорить Рину её принять.
- Ничего, что я тут сижу? – не выдержала девушка.
- Ну почему, не представляю, - хмыкнул Толик, - очень даже. В конце концов, мы с ней знакомы больше двух лет.
- Хм, иногда один миг может переменить всю жизнь, а у иных лет по двадцать ничего не меняется. Так что годы не показатель.
- А что показатель?
Вадим отхлебнул глоток и, взглянув искоса на девушку, снова повернулся к её соседу:
- Впрочем, я вам завидую – настоящая дружба гораздо ценнее, чем страсть, потому как не скоропортящийся товар.
Рине показалось, что Толик покраснел, хотя Вадим, вопреки её опасениям, ничего плохого ведь не сказал. Да и лучший друг вроде бы совсем недавно высказывал эту самую мысль.
- Знаете, - поднялся сосед с места, - я, пожалуй, пойду уже. У вас ведь по работе какие-то дела?
- Ах да, - Рина вскочила, чтобы проводить его к двери, едва ли не с чувством упавшего с шеи камня. – Вадим Андреевич говорил что-то про новый…
- Рина, - остановил её шеф, тоже вышедший в прихожую.
- А приятно, наверное, когда молодежь, друг там или нет, по имени отчеству? – хмыкнул Толик. - Уважение к старшим и всё такое. До свидания, Вадим. Рин?
- Увидимся, Толик.
- До скорой встречи, - ухмыльнулся шеф как-то совсем хищно.
Рина поспешила закрыть за другом дверь.
Вроде так мило общались, но почему у неё чувство, что оба не в восторге друг от друга? Надо спросить Толика, что он думает про Вадима. А вот шефа как-то неловко спрашивать о том же. Но она спросит – вот прямо сейчас.
- Вадим Андреевич!
- Рин, ну может уже правда на ты? Что за детский сад, - в его голосе слышалась досада. - Зови по имени, в самом-то деле.
- Ладно, Вадим, - выдавила она с трудом, - я спросить хотела…
- Про плеер? – вздохнул он. – Пойдем в комнату, что ли. Не стоять же у дверей.
- Да, конечно.



 все сообщения
КауриДата: Четверг, 26.06.2014, 23:29 | Сообщение # 10
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава шестая (продолжение)

***

Байков вместо того, чтобы повернуть к лифту прошел дальше, на лестницу. И немного спустившись по ступенькам, едва не сполз по стенке. Но решил воздержаться от театральных жестов, просто вытащил из кармана насквозь промокшие, сложенные в четверо листочки распечатки и, разорвав их в клочки, отправил в дурно пахнущий зев мусоропровода.
Оставалось только возблагодарить интуицию и привычку не носить бумаги на виду по коридорам - в последний момент по какому-то наитию сунул листы за спину под ремень, но всё равно "цепкий" взгляд Рининого визитера сулил немало неприятностей. Ну да, будем решать проблемы по мере их поступления. То есть, не теряя ни минуты, домой! И начинаем возводить из бумаги и "немного обязанных" и "просто знакомых" глубокоэшелонированную оборону не менее чем в пять линий валов и траншей. С эскарпами и контрэскарпами.
Спустя некоторое время Анатолий облегченно вздохнул, как человек, выполнивший трудную и кропотливую, но крайне важную роботу "на пять с плюсом". Ещё раз окинув взглядом результат спешного занесения хвостов, открыл почту. Тридцать новых писем отметил прочитанными, не глядя, и перешел в аську. Рина офф-лайн, кто бы сомневался. Сколько пробудет там эта сволочь? Полчаса? Час?
Байков улыбнулся, демонстративно утёр пот и, решительно щелкнув кнопку завершения работы, пошёл одеваться. Это к соседке он мог пойти в тапочках, дурак, а гулять с Лаймой так не выйдешь, не месяц май. Хотя май как раз уже на подходе. Что интересно там происходит? Рина выглядела такой несчастной. А он вёл себя совсем не как «настоящий друг». Что наглый умник про страсть говорил? Скоропортящийся продукт? Ну-ну.
Надо признать, этот динозавр его сделал, всухую. Ну что ж, теперь недооценка противнику точно не грозит. Поиграем.

***
Оказалось с новым плеером справиться не сложнее, чем с предыдущим, всего пара кнопок и те же наушники. Сложнее было другое – именно сегодня Вадим решил устроить ей экзамен.
Тот самый, что должен был проходить по воскресеньям. Мол, лучше сегодня, зато впереди аж три выходных без нервов. Ага, знал бы он, какие у неё теперь нервы, да и курсы в автошколе никто не отменял, но ему это знать пока не обязательно.
- Что я должна делать? – Рина стояла перед своим любимым креслом, в котором с удобством устроился шеф.
- Для начала сесть, - усмехнулся и он. – И расслабиться. Ничего чрезмерного я от тебя не требую.
Она осмотрелась, словно впервые оглядывая свою комнату. Выбор, куда сесть, невелик - потрепанный диванчик, кровать и стул. Пусть будет диван, стоящий под углом от кресла. Достаточно близко и в глаза ему смотреть не обязательно.
Но Вадим видно считал иначе, молча рассматривал некоторое время её профиль, потом усмехнулся:
- Рин, посмотри на меня. Хорош уже строить из себя невинную жертву.
Повернула голову и встретила насмешливый взгляд черных глаз почти спокойно. Ну, провалит экзамен и что? Жизнь кончится? Да пошло оно всё… лесом!
- Итак, - он подался вперед, облокотившись о колени и сцепив кисти рук. – Ты ведь правда не пропускала ни одной ночи программы обучения?
- Кроме того раза, когда вам звонила, ни одного.
- Тебе.
- Что?
- Рин, - вздохнул он. – Мы, кажется, договорились, что теперь на «ты»?
- Когда ТЕБЕ звонила, - захотелось запустить руки в волосы и хорошенько их растрепать. – Вадим, давай уже ближе к теме!
- Давай, - усмехнулся он. – Я сейчас произнесу фразу, а ты постараешься сказать, что она означает.
- Ага, - внутри у неё всё сжалось от ожидания. Вот и настал момент, когда станет ясно, что она не подходит для этой работы.
- Рин? Я же прошу расслабиться.
- Интересно, как?
Мягкость в его голосе только сильнее злила. Покончил бы уже поскорей со всем этим.
Вадим поднялся с кресла и жестом указал на него:
- Садись сюда, я сделаю тебе массаж.
- Нет, спасибо, я лучше…
- Рин, делай, что я говорю.
Пришлось повиноваться. Просто отнекиваться было бы уже совсем глупо и по-детски. Только ощутив его руки на своих плечах, пожалела тут же. Да пусть бы лучше глупо себя вела, чем вот это.
- Ну же, закрой глаза, ни о чем не думай, - голос Вадима звучал низко и успокаивающе, и девушка решила не дёргаться и получать удовольствие. В конце концов, давно уже ей никто массаж не делал. А это так приятно, когда сильные пальцы массируют плечи, то ласково, то сильно, почти болезненно разминая мышцы.
Потом аккуратные прикосновения к голове, вискам, затылку, его пальцы зарываются в волосы… Приятно. Она и в самом деле расслабилась до такой степени, что почти засыпала, не в силах протестовать, или просить прекратить.
- Нравится? – она скорее почувствовала, чем услышала его вопрос.
- Не знаю.
- Знаешь, - возразил он. – Как ты себя чувствуешь?
Будто сквозь толщу воды в его словах почувствовалась какая-то неправильность, но мерное колыхание реальности не дало на ней сосредоточиться.
- Хорошо.
- Спать хочешь?
- Да. Уже практически сплю... - может, отвяжется-таки и перенесёт экзамен?
- Здесь не больно?
- Нет.
- А так? – он нажимает на какие-то точки на шее.
- Ох, - вырвалось непроизвольно.
- Больно?
- Нет, просто как-то странно. - Перед глазами появились быстро вращающиеся круги, которые тесно, без зазоров, сомкнулись как квадраты, не пересекаясь и не прекращая вращения. "Разве так бывает?" - шевельнулась вялая мысль, но все остальное её существо просто созерцало это чудо с олимпийским спокойствием. Кажется, её ещё о чем-то спрашивали, но запомнилась только последняя фраза:
- А ты молодец. Для первого раза очень неплохо. Но в следующий раз хорошо бы и отвечала на том же языке.
- Что? – Она действительно спросила? Или только подумала? Во всяком случае, Вадим внимания на вопрос не обратил.
– Отдыхай. И можешь не провожать. Только не забудь перед сном одеть наушники и включить новый плеер.
Скрип кресла и легкие шаги, удаляющиеся в сторону двери, донеслись сквозь сон откуда-то издалека.
А вот лязгнувший замок прозвучал как выстрел, разом развеяв всю дрему и сообщив, что дверь надежно закрыта, а посетитель ушёл.
Пришла мысль, что шеф её как-то загипнотизировал, что заставило с трудом разлепить глаза и встряхнуться. Нет, ну надо же, как мало ей надо! Приласкали как котенка, и она уже готова мурлыкать от удовольствия. Девушка вскочила с кресла и бросилась к окну. Ага, серебристая «Тойота» как раз выруливала со двора. Уехал, значит.
А ведь получается, экзамен она сдала! Стало радостно и легко, словно камень с души свалился. Правда, она до сих пор ничего не знает о той работе, за которую получает так много денег. А Вадим и не собирается сообщать. Обидно, да, но не смертельно. Жаль только, что с Толиком нельзя посоветоваться.
Кстати! Не мешало бы извиниться перед другом!
Но прежде чем пойти к компу, выложила на тарелку хорошо зажаренные куриные крылышки, забытые перед приходом гостей, и вместе с добычей отправилась за рабочий стол. Хоть и остывшие, крылышки оказались очень вкусными, а девушка как раз ощутила нешуточный голод.
Даже странно – это после того, как умяла почти половину торта, маленького, но тем не менее. Только отдав должное крылышкам, она тщательно вытерла руки влажными салфетками для протирки монитора и зашла в аську. Толика в сети не было. Но не мог же он обидеться на неё? Всё же прошло хорошо? Или мог?
Рина уже досматривала новую серию своего любимого анимэ, когда лучший друг появился в сети.
«Привет», - пиликнула аська.
«Куда подевался? Что делаешь?»
«Выгуливал псину. А ты?»
«Анимэшку смотрела. Ну ту, которую ты посоветовал»
«Вместе с Вадимом?»
«Ты что! Он ушел давно. Кстати, как он тебе? Понравился?»
«Рин, он же не девушка, чтобы мне нравиться»
«Дурачок!»
«Он самый»
«Ну Толик! О! А ведь ты обещал на него досье»
«Обещанного три года ждут, не знала?»
«Толик!»
«Да?»
«Ну ты и жук!»
«Ещё какой»
«Тогда я спать», - обижено засопела Рина, щелкая клавишами. – «Мне уже давно пора»
«Хорошая мысль, спокойной ночи, маленькая»
Прощальный смайлик и Толик отключился первым.
А ведь она даже не извинилась, и вообще толком ни о чем важном с ним не поговорила! Вот так всегда. Только о пустяках. Прав Толик, сказав однажды на вопрос «чем занят?» - «С тобой болтаю о всякой хрени».
Девушка вздохнула и отправилась мыть посуду и готовиться ко сну. Завтра у неё выходной, что может быть чудесней. Даже на Вадима желание злиться пропало. Наоборот спасибо хотелось сказать. Не уволил же, а просто дал отдохнуть. А еще суббота и воскресенье. Засыпала Рина умиротворенная, перебирая в уме, чем бы заняться завтра. Да так и уснула, ничего не решив, под невероятно красивую мелодию из нового плеера. Почти такую же прекрасную как в тот, самый первый раз.


 все сообщения
КауриДата: Четверг, 26.06.2014, 23:32 | Сообщение # 11
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава седьмая.

Маринка сидела напротив, с любопытством разглядывая подругу.
- Ладно, колись, что там у тебя с боссом?
- Что? – Рина от неожиданности проглотила леденец, который только минуту назад положила в рот. Неприятное ощущение, вдруг он там у нее в горле или в желудке что-нибудь повредит, но на вопрос Маринки надо же что-то ответить. А та подмигнула с самой заговорщической улыбкой:
- Да ладно тебе. Мне можешь сказать. Я трепать не буду, ты же знаешь.
- Ничего нет, Марин. Давал работу на дом, потом исчез.
- Исчез? – зацепилась подруга за слово. – Вроде бы он где-то в европах, про «исчез» подробнее.
Рина вздохнула. Они сидели за столиком открытого кафе с вазочками мороженного. Выходные действовали расслабляюще. Первое мая, праздничная толпа на улицах города, разукрашенного в честь праздников. Весело, шумно, даже интересно. А ей почему-то хотелось куда-нибудь за город, на природу. На травке полежать, ну – это образно.
Ноги гудели от пройденных с утра расстояний. Хотелось бездумно сидеть и наслаждаться мороженным и покоем, так нет, от переутомления, жары или легкой головной боли есть ничего не хотелось. Вот кисленькие леденцы ещё могла, пристрастилась как-то к ним последнее время. Толик, соблазнитель, целый пакет принёс угостить ещё в прошлое воскресенье, вот и таскала в сумочке.
Вообще-то идея прогуляться с подругой по Невскому, да к Петропавловке, вчера казалась очень удачной, но кто же знал, что Маринка потащит её ещё и в артиллерийский музей, да на экскурсию по крышам, а потом начнёт допросы устраивать.
- Из моей жизни исчез, - вздохнула Рина, отодвигая от себя так и не тронутую вазочку с лакомством. И поправилась сразу: – Ну, стенографировать больше не звал.
- Ой, не будешь? Я съем тогда? – Подруга шустро ухватила её порцию. – Значит из твоей жизни… Ну, Рин, было что? А?
- Если ты про постель и прочие поцелуи – то нифига не было.
- А чего покраснела? Ты не согласилась, или он не предложил?
Арина даже хрюкнула, невольно хохотнув от такого предположения. Нет, ну кто о чем, а Маринка об одном.
- Ни то, ни другое. Я ему неинтересна.
Этого подруга и ждала, аж повеселела на глазах. Если бы Рина призналась, что Вадим ей параллелен, та бы просто не поверила, а то, что шефа не привлекла невзрачная подружка, понять куда легче.
- Ну не переживай. Подумаешь. Найдётся ещё для тебя кто-нибудь.
- Ага, не буду, - Рина поднялась. – Слушай, Марин, ты дальше без меня, ладно. Что-то устала. Пойду я домой.
- Стоп! Мы же только начали. А чего устала? День только начинается, и двух ещё нет.
- Да ну, не привыкла я к таким долгим прогулкам, честно, свалюсь где-нибудь.
- А чего аппетита нет?
- Так жарко, какой тут аппетит вообще? Вон, леденцы самое то, хочешь?
- Давай, – подруга тоже поднялась, закинула в рот леденец, сунула Рине фантик и подхватила под локоть. – Тебя случаем на солёненькое не тянет?
- Ха-ха, очень смешно. На сладенькое и кисленькое.
- Не дуйся, я же любя.
- Не с чего тянуть, - поморщилась Рина. – У меня уже сто лет ни с кем ничего не было, так что без намеков.
- А хотелось бы? Ладно-ладно, пойдём, провожу до метро, что ли.
Они не спеша шли в праздничной толпе. Ярко сияло солнце, небо синее-синее, почти без облаков, тепло. Казалось, радуйся жизни. Но ноги гудели, Маринкины разговоры стали навевать скуку, а веселый гомон со всех сторон лишь раздражал. Пусть она преувеличивала, падать никуда не собиралась, но вот оказаться дома, вдали от суеты, стало навязчивой идеей. Возможно, она просто нервничает из-за экзамена в ГАИ, который, чем ближе, тем казался страшнее. Очень надеялась сдать с первого раза. Для того и денег кучу потратила на дополнительные уроки вождения.
А если совсем честно, отсутствие Вадима больше трех недель почему-то тоже беспокоило. Сказал лишь, что пропадёт на время, если что – звонить доктору. И просто исчез. Те три раза, что посещала диагностический центр одна, за ней заезжал водитель шефа. Глаза не завязывал, но так крутился по улочкам и переулкам, возможно, каждый раз по разным, что дорогу она не выучила, а спросить стеснялась. И в клинику провожал со стороны двора, где парковался, через задний вход, а там ни названия улицы, ни номера дома. С доктором лишь раз пообщалась по телефону – изжога замучила как-то, сладкого объелась, так он просто сказал попить дня три те таблеточки от тошноты – мол, они от всего, связанного с пищеварением помогают. Ну и сладкого велел есть поменьше. А на осмотрах только хвалил, что она молодец и всё путём, что бы это ни значило.
С Маринкой пересекалась лишь в офисе, а там толком и поговорить не удавалось – Сева завалил работой перед праздниками. Но это и хорошо, лучшей подруги сегодня хватило за глаза.
Толик тоже вечно занятой, не баловал своим вниманием. Забежит на чашку кофе, да и то не каждый день. И сразу к себе, заказ у него большой и важный. Ага, а еще срочный, которым занимается вот уже месяц почти, с того самого вечера, когда они столкнулись с Вадимом у неё в квартире. Не иначе, как правительственный заказ! Тоже ведь ничего не говорит. Секреты со всех сторон, а ты как хочешь, так и живи, да слушай музычку по ночам.
- Ну, Рин, ты не слушаешь, - ворвался в мозг голос Маринки.
- А, что?
- Дед Пихто. Пришли уже. Ну, ты как, не передумаешь? А то я одного перца позвала, но могу отменить.
Они действительно успели дойти до метро.
- Нет, не отменяй, - улыбнулась девушка. – А хорошо погуляли, правда же? А что за перец?
- Да так, есть один. Ромчик. Туповатый, но зато в этом плане – супер. И при деньгах.
- В каком плане? А нет-нет, не говори, поняла. Ладно, я пошла тогда?
- Иди, несчастная. А вот и он!
Возле тротуара резко затормозил мотоцикл, распугав народ. Маринка томной походкой направилась к темноволосому, сияющему улыбкой, парню, а Рина поспешила в прохладное нутро подземки.
До дома доехала без приключений. И хотя была лишь середина дня, тянуло спать. Настроение так и не пожелало подняться, голова по-прежнему слегка болела, и даже прослушанная в дороге музыка с плеера шефа навевала лишь печаль. Ничего не хотелось делать. И причин тоски не могла выявить. Ну, в самом деле, не может же она скучать по Вадиму и его деспотическому поведению! Не мазохистка же.
Душ несколько взбодрил, голова перестала болеть, но аппетит так и не прорезался, а тоска напала с новой силой. Уснёшь тут, пожалуй! Так что сразу пошла к компу, надеясь посмотреть какую-нибудь патриотическую картину в честь праздника.
«Рин, привет» - сразу включилась аська.
Даже Толик не слишком обрадовал. Да что с ней такое? Хотела не отвечать, но пересилила себя.
«Привет»
«Слушай, народ на шашлыки едет, поехали, а?»
При мысли о кусочках мяса на шампурах, внутри немедленно забурлило. Неужто голод-таки нагуляла? Заманчиво, конечно, на природу ведь самой хотелось. Вот только «народ» её пугал. Общества с неё на сегодня хватило.
«Не хочется. Я только вернулась с прогулки, устала»
«Эй, не капризничай, там отоспишься. Поехали, а то совсем зачахла со своей работой и курсами вождения»
«Не, не хочу»
«Ты там одна?»
Ну и вопросец! И тут потянуло на откровенность, хотя уже давно Вадима в разговорах с Толиком не упоминала.
«Если на Вадима намекаешь, так он уже третью неделю как в отъезде»
«О как! Скучаешь по боссу?»
«Ничего, если я матом отвечу?» - Вот блин, всем есть дело до её отношений с шефом. Даже Толику.
«Всегда пожалуйста, - смеющийся смайлик немножко примирил с настырностью друга. - Значит, поехать тебе ничего не мешает»
Вот ведь пристал!
«А много народу-то?»
«Правильный вопрос, - прислал кучу смайликов с цветами Толик, - друг с женой и парой детишек приглашает. Никого лишнего, и никто тебя общаться не заставит, если не захочешь. Дача у них в охраняемой зоне, лишних соседей вокруг не крутится. Дом на берегу чудного озера, с причалом и катером, кажется. Ну и возьми какую-нибудь одежку, останемся с ночевкой. Часа хватит на сборы?»
Рина со вздохом оглядела комнату, бросила взгляд на кровать – поспать всё же не мешало. Но предложение друга становилось всё заманчивей, да и упускать возможность пообщаться с Толиком в реале внезапно показалось обидным. Так что, не думая больше, быстро напечатала: «Хватит!»
Бросилась собираться, и сразу почувствовала себя лучше. Апатия исчезла. Стало легче на душе и немножко веселей. Может, она действительно заработалась? И не надо было брать столько дополнительных уроков вождения?
Возможно, Толик прав, и ей просто надо как следует отдохнуть. А что может быть чудесней маленькой компании, шашлыков и озера в лесной зоне! Ну, может, и не слишком лесной, но всяко ведь не город.
Интересно стало, что за друг такой. Друзей Толика она никогда не видела, хоть и знакома с ним, казалось бы, сто лет. Разве что с литераторами теми встречалась несколько раз, так ведь это чисто приятели не слишком близкие, и если бы кто-то из них пригласил, то сосед их по имени бы назвал? В общем, любопытство тоже сыграло свою роль в повышении настроения.
В дверь позвонили, когда девушка шлёпнула в прихожей вторую спортивную сумку, тоже набитую под завязку, как и первая. Собираешься на неделю – бери на месяц, как любила говорить мама.
В глазок заглянула, с последнего посещения Вадима она стала в этом плане осторожной. И слегка удивилась, как ёкнуло сердце, когда на миг подумала, что это вернулся шеф.
Но на площадке весело скалился Толик, так что никаких сюрпризов не случилось.

- Это всё? – смешно вскинул он бровь, поднимая сумки. – Пары чемоданов в комнате нет?
- Зачем? – забеспокоилась она.
- Да так, - хмыкнул парень, странно покосившись, - интересно. Ну, если готова, пошли.
В машине у друга был климат-контроль, так что жара не мешала наслаждаться дорогой. Особенно, когда покинули город и помчались по трассе.
- Поведёшь? – нарушил приятное молчание парень, сбрасывая скорость у какого-то редкого перелеска. – И да, можешь прогуляться, девочки налево, мальчики направо.
- Ты серьёзно? – обрадовалась Рина. – А вдруг ГАИ?
- Не трусь, тут их обычно нет. И вообще, не твои проблемы. Так что? В кустики и за руль?
Глянула на него возмущённо, но решила воспользоваться случаем, дорога, по словам Толика, ещё долгая.

- А ты молодец, - похвалил помалкивающий до этого приятель, когда по прикидкам Рины, отмахали уже километров пятьдесят. – Хорошо дорогу держишь, просто умница. Как устанешь, скажи.
Одобрение неожиданно растрогало. Улыбка появилась сама собой, и не желала сходить с лица. Да и удовольствие самой управлять, без инструктора с раздражающими дополнительными педалями, оказалось просто классным. Так далеко и долго она ещё не ездила. И никаких комментариев от Толика. Сидит себе спокойно, копошится в смартфоне. Словно доверяет ей на все сто. Приятное ощущение. Уверенность в себе просто литрами вливалась внутрь, даря незамутненное счастье.
Но скоро пришла усталость, нога заныла от долгого давления на педаль газа, да и просто насытилась самостоятельностью, захотелось расслабиться.
- Я всё!
- Крутая Рина, - хохотнул Толик, - я думал, продержишься в три раза меньше. Паркуйся вон там, как минуем горку. Видишь, пролесок?
Потом, сидя на пассажирском сиденье, она, с чувством выполненного долга, отдыхала, приходя в себя. Не верилось, что ей вот так доверили вести машину. Пусть практически по прямой, без светофоров, но зато на четвертой передаче, и ведь даже пару раз совершила обгон – попались трактор и древний запорожец, а Толик и ухом не повел. Значит, всё делала правильно. Знаки не путала, педали тоже. На нерегулируемом перекрестке и то не растерялась, пропустила помеху справа, даже особо не задумавшись.
Может, и сдать на права удастся так же легко? Парковку она не боялась, отработала все приемы бесконечное число раз. А теперь и за проездку по городу чуть меньше переживала.
- Приехали! – раздался над головой знакомый голос, и Рина в удивлении подняла голову с плеча Толика. Сразу стало неловко, что заснула, да ещё мешала ему ехать.
- Уже? - спросила, зевнув.
Они находились в эдаком тупичке перед воротами в сплошном заборе, которые в данный момент медленно отъезжали в сторону, открывая уютный, полный зелени двор с множеством мощеных камнем тропинок. В глубине двора виднелся высокий дом из белого кирпича с открытой деревянной террасой.
- Ага. Видишь, встречают.
К ним и правда спешил высокий мужчина в просторном льняном костюме, смешным чубом и обвислыми усами. Почему-то сразу вызвал симпатию, едва поздоровался с широкой улыбкой:
- Здоровеньки булы. Как добрались?

Хозяин дома сразу усадил их за стол, хозяйка Елена, миловидная улыбчивая женщина поставила перед гостями по тарелке борща, сметану и аппетитные куски черного хлеба с салом. Белобрысые мальчишки лет по одиннадцать – двенадцать, Миша и Серёжа, лишь раз забежали, поздоровались и снова исчезли по своим мальчишечьим делам. Шашлыки ожидались вечером, так что Рину отправили в гостевую комнату отдыхать - Трофим Лукьянович Буряк оказался доктором и сразу углядел в ней усталость. Он и правда оказался славным, весело шутил, пересыпая речь украинскими фразами, которые Рина понимала через раз, хорошо так смеялся, подтрунивал над Толиком, не явившимся на его день рождения, но совсем необидно, да и парень в долгу не оставался.
Проспала девушка почти четыре часа. Испугалась, что её забыли разбудить, но оказалось, что шашлыки только начали готовить. Ей предоставили на выбор несколько занятий, и Рина с удовольствием согласилась на предложение мальчиков прокатиться на моторке.
- Мы уже давно умеем, - серьёзно сообщил старший Мишка.
- С пелёнок, отож, - подтвердил их отец.
Его спокойствие убедило в безопасности, и в лодку девушка полезла смело, но чутко прислушивалась к советам мальчишек, взявшимся её опекать. Оказалось, и правда, профи – на её взгляд. Мишка сидел на моторе, Сережка же с жаром рассказывал, какая здесь ловится рыба, да сетовал, что удочки не прихватили. Мальчики показывали ей разные заводи и хвастались, что где поймали, где какая глубина, сколько могут проплыть под водой и всё в таком духе. И про соседей узнала немало, особенно про девочку Катьку – мерзавку и паразитку, по словам младшего, нормальную и боевую из слов Мишки. Лодка шла ходко по окружности довольно большого озера, вспенивая воду. Рокотал мотор, то усиливая звук, то затихая. Мелкая рябь расходилась позади длинными волнами. Так и хотелось искупаться, но вода ещё была слишком холодной. А жаль.
Потом были шашлыки, душевные разговоры и песни у костра под гитару. Трофим Лукъянович оказался прекрасным исполнителем, и романс «Нич яка мисячна» звучал очень так, романтично и в то же время мужественно. Его жена, Елена, вообще поразила. Голос у неё был низкий и сильный, а историю про Кудеяра Атамана с двенадцатью разбойниками девушка слышала впервые. Рину так и подмывало что-то спеть самой, не зря же училась. Но стеснялась признаться, что умеет. И если бы Толик не вручил ей гитару, наверное, так и просидела бы, слушая других.
Заволновалась, конечно, давно ведь не пела ничего, да ещё среди новых знакомых. Но с первыми звуками гитары пришла уверенность. И спела так, как хотелось, целиком отдавшись мелодии и словам. Её «Лучинушка» была встречена молчаливым одобрением. А песню Селин Дион из «Титаника» прибежали слушать даже мальчишки, и по окончании бурно хлопали вместе со всеми.
Потом уже пели все вместе. И «День победы», и другие военные песни, и несколько походных. Весело пролетел вечер. Рина удивлялась, как ей легко с этими людьми. Словно всю жизнь была с ними знакома. Или это потому, что её сразу признали «своей».
Из-за Толика, конечно. Его здесь любили. Он единственный не пел, задумчиво слушал, разлегшись на покрывале полубоком и грызя травинку. Рина много раз ловила на себе взгляд его глаз, блестящих в отблесках костра. Понять, о чём думает друг, не смогла, да и не старалась. Ясно же, что ему тоже здесь хорошо и комфортно, а остальное сейчас разве важно?
Разошлись уже совсем в темноте. Парень проводил её до комнаты на втором этаже. Ему самому отвели место внизу, на веранде. Прощаясь у двери, Толик, тихо смеясь, поинтересовался:
- Жалеешь, что поехала?
- Ну что ты! – серьёзно и с чувством ответила девушка. – Это лучший подарок! Спасибо!
Он посмеиваться перестал, и Рине вдруг показалось, что сейчас он её поцелует. Выражение глаз в темном коридоре не рассмотреть, но напряжение в воздухе ножом можно было резать.
- Спокойной ночи, Толик, - произнесла поспешно. Хотел или нет, это его дело. Но она решила не дожидаться повторения своей давней попытки затащить его постель. Вот уж не время, да и портить такой замечательный отдых просто грешно.
- Сладких снов, - кивнул парень, отступая на шаг. Видно и сам что-то решил. – Завтра поедем назад после обеда. Отсыпайся.
Уже засыпая в привычных наушниках, Рина вспомнила про забытый дома смартфон. Так и знала, что чего-нибудь оставит. Положила ведь у компа, заряжаться. Ага – перед дальней поездкой. Но переживать не имело смысла – звонить ведь никуда не собиралась, а будильник сейчас без надобности. Завтра выходной. А про Толика она подумает потом. Ну, почему он такой странный.

Проснувшись, она не сразу поняла, где находится, и почему так спокойно на душе. Умывшись в маленькой ванной, спустилась вниз, где застала только Елену.
- С добрым утром, - улыбнулась та, откладывая в сторону журнал со схемами и вышивку. - А мужчины все на рыбалке. Спозаранку встали. Садись, Риночка, сейчас накормлю завтраком. Тебя Толик просил не будить. Выспалась хоть?
- Да, спасибо.
После завтрака, не успела она устроиться в шезлонге с книжкой про животных, прихваченной из дома, как вернулись шумные рыбаки. Отловили несколько щук и двух судаков, да ещё всякой мелочи. Толик сиял, самая крупная щука попалась ему. А судаков поймали мальчишки. Рина вместе со всеми повосхищалась уловом, да вернулась к книжке.
Солнце припекало, раздавались птичьи трели, шумел легкий ветерок в ветвях сосен и берёз. А какой чистый и даже вкусный воздух. Девушка никак не могла им надышаться, наслаждаясь покоем этого чудесного места.
Рыбой занимались, как ни странно, мужчины, расположившись на вынесенном из дома столике поближе к воде, и обещая к обеду знатную уху.
Книжка, прихваченная в библиотеке хозяев, нравилась. Хэрриота она и в детстве читала, и сейчас оказалось самое оно для беспечного отдыха. Смеялась даже несколько раз. Не вслух, конечно – зачем привлекать внимание шумных мужчин. А потом ей захотелось размяться и, резко поднявшись, Рина почувствовала, как закружилась голова. Вскинул голову Толик от столика у террасы. Это последнее, что Рина увидела, прежде чем потемнело в глазах.
Очнулась она на диванчике в доме. Сразу увидела над собой друга с обеспокоенным лицом и слабо поинтересовалась, что случилось.
Ответил доктор Буряк, который сидел на стуле у дивана:
- Да ничего страшного, - улыбнулся он, - бывает у молодых барышень. Просто обморок. Воздухом свежим надышалась, или затекла шея, пока читала лёжа. Голова не кружится?
- Не-е, - с сомнением ответила Рина, прислушиваясь к себе. Потом заметила повязку из бинта на сгибе локтя. – А что?...
- Витаминчик укололи, - успокоил Трофим Лукьянович, - доктор я или где. Так что повториться не должно. Встать можешь?
Рина села на диване, отказавшись от помощи Толика, улыбнулась мальчикам, топтавшимся на пороге.
- Испугала я всех? – спросила смущённо. – Уха-то будет? Есть хочется.
- Наш человек, - засмеялся хозяин. – Мать, как там ушица?
В гостиную торопливо вышла Елена и обеспокоенность из её глаз сразу сменилось на улыбку:
- Ну, живы все? Тогда за стол. Готова уха.

И всё же на обратном пути Рина за руль не просилась. Да и Толик не предлагал.
- Ты меня испугала, - признался парень где-то на полдороге. – Ты хоть нормально питаешься со своей работой и учёбой? А то у меня уже сильные сомненья.
- Ну, Толик, может последнюю неделю и пропускала обед, но не от этого же.
- Ага, а вроде взрослая, - нахмурился друг. - Если о себе не думаешь, то подумай хотя бы… Короче, обещай, что забывать не будешь. Весна же, авитаминоз.
- Я витамины пью, - насупилась девушка. – И вообще, сдам экзамены, и всё наладится. Завтра уже.
Толик пригрозил, что будет проверять. И сумрачно помалкивал остальную часть пути. Это не мешало девушке радоваться хорошему дню, надев наушники и откинувшись на сиденье.
У своих дверей Рина отобрала у него сумки.
- Всё, пока. Спасибо за поездку!
- Может, зайду?
Рина поглядела на серьёзного парня и покачала головой:
- Не надо. Я одна побыть хочу.
Он скептически её оглядел и кивнул. В его глазах ещё вертелся какой-то вопрос, но Толик тряхнул кудрями и улыбнулся:
- Давай, не пропадай и много сегодня не учи. И так всё знаешь и умеешь!
Он протянул руку, нежно коснувшись её щеки, подмигнул, развернулся и сбежал по лестнице.
Рина улыбнулась и достала из кармана ключи. Но дверь отрыть не успела. Та распахнулась сама, а на пороге стоял очень злой шеф собственной персоной. От неожиданности, или от вида Вадима, сердце девушки ухнуло куда-то в желудок, а все слова улетучились из головы.

И там, куда провалилось сердце, возникла горячая волна, водоворотом закрутившаяся в животе, и почти сразу мощным потоком хлынувшая вверх. Она пронеслась по рукам до кончиков пальцев, и рванула в голову, сделав все мысли прозрачными и чистыми, словно горный хрусталь. Но не холодный и застывший, а живой, горячий, переливающийся оттенками всего спектра цветовой гаммы.
И Рина вдруг ощутила, как эти хрусталики, свободно выплывают из неё, где-то в районе волос, превращаясь в мелкую прозрачную пыль, окутывая её всю словно дымкой, состоящей из мелких прозрачно-цветных песчинок. Они облегали всё тело тонким слоем, но этот слой быстро рос, становясь всё больше и больше, не теряя очертаний её фигуры. И все цвета были понятны, словно это сокровенное знание всегда было с ней.
А слой пыльцы цветных ощущений всё расширялся, увеличивая разноцветные вихри вокруг. Вот уже коснулся стены справа, открытой двери, легко пройдя сквозь неё, словно толстый кусок дерева совсем не представлял препятствия, никак не искажая всё убыстряющийся вихрь.
И только одно смогло его исказить, заставляя обтекать препятствие, когда сияние стремительных частичек коснулось такого же вихря вокруг Вадима, разве что более плотного и насыщенного. Вот тогда она вдруг ясно увидела и его чувства.
Вот эти колючие багровые хрусталики – ярость, он был в бешенстве, что не застав её дома, ему так долго пришлось ждать и пребывать в неизвестности, а она вернулась со своим соседом, едва ли не в обнимку после почти двухдневного отсутствия. Серые волны усталости говорили о том, что шеф успел известись, не спал ночь. Грязно-коричневые завихрения раздражения и злости рассказали, как страшно ему не понравилось, что она безответственно забыла телефон, он не может с ней связаться и абсолютно не представляет, куда могла исчезнуть.
Оранжевые вкрапления досады на себя – почему он сам не позвонил, не предупредил, что вернулся? Сожаление, что не смог вырваться и приехать раньше. Что плохо изучил её связи, и не знает, кому звонить. Что пришлось даже выяснить у дворничихи номер квартиры Толика, но и соседа не удалось застать дома, да не очень-то и хотелось. Тут вкрапления были фиолетовыми, ему не нравилась даже предполагать, что Рина может быть с другом. Толик ему не понравился с первого взгляда. От него шеф ждал проблем, и возможно очень больших. А возможно, что и никаких. И эта неопределенность начинала бесить.
И преобладал в этом вихре страх – яркие сиреневые хрусталики рассказывали, как он волновался, сколько ужасов напридумывал, пока её ждал. Боялся, что ей плохо, что её похитили, что она где-то заблудилась, или попала под машину. Она видела, что он хотел обзвонить больницы, нанять детективов для её поиска. Боялся, что убьёт её сам, когда она вернётся.
Но перекрывая все потоки, его вихрь затопили крупные хрусталики серебристой радости и золотистого цвета облегчение, ведь она вернулась, живая и здоровая. Эти частички словно перерождали потоки страха и злости, ведь главное – она здесь. И он больше не станет так надолго её оставлять. Но самое удивительное, что и бирюзовые хрусталики нежности появились, робко снуя между серебристыми волнами. Он готов был её обнять и расцеловать.
Рина словно во сне ощутила, как её схватили за руку, затащили в квартиру. Кажется, хлопнула дверь, глухо шлёпнулись на пол сумки, о которых девушка успела забыть.
- Ты меня до инфаркта доведёшь! – услышала она его голос. И сразу досадливое: - Твою мать!
И Рина тут же с разочарованием поняла, что больше не видит его вихря, словно и не было, как будто щёлкнули выключателем.
А ведь её собственный вихрь всё ещё здесь. Никуда не делся.
С удивлением различила сиреневые песчанки своего испуга – эти проще всего, она боялась злого Вадима. Бледно-голубое недоумение означало неприятие его злости. За что, почему, что такого плохого она совершила? Розовато-коричневые крупицы возмущения. Они появились от его беспардонного вторжения в её квартиру. Откуда у него ключи и кто дал право нарушать границу её жилища? Голубые вкрапления ясно показывали, как она удивилась, что он вернулся. Синие – любопытство, словно она очень хотела понять, кокой он на самом деле. Но больше всего было серебристых песчинок радости, она на самом деле рада, что он вернулся, пусть злился, но ведь не пропал, не ушёл навсегда, а здесь, прямо перед ней стоит. Странно, что она так ему рада, но скрыть это от самой себя невозможно, когда картина такая чёткая.
Стало жаль, что волшебная картинка стала бледнеть, почему-то её вихрь становился всё более прозрачным, грозя исчезнуть совсем.
- Вадим?! – смогла тогда выговорить девушка. Как странно слышать себя словно со стороны. – Ты что, уже вернулся? Как ты сюда попал?
Шеф странно на неё посмотрел, резко качнул головой, словно вытряхивая из неё ненужные мысли, и поинтересовался:
- А можно узнать, где пропадала ты, дорогая беглянка?
- Я не беглянка, я ездила в гости, - она всё ещё не могла прийти в себя, в шоке от увиденного.
Но когда позволила отвести себя на кухню, точно маленькую девочку, усадить за стол и покорно приняла чашку горячего чая и шоколадку из его рук, поняла, что совсем её хрусталики-чувства не исчезли, напоминая о себе неяркими сполохами где-то на периферии зрения.
- Ешь, - мягко приказал он.
***
Возможно, со стороны Рина казалась совершенно спокойной, но это скорее от роящейся в душе кутерьмы вопросов, которые никак не желали устаканиться и превратиться в слова. Вот и молчала, методично жуя шоколадку и запивая горячим чаем.
И в тот момент, когда сомнения в собственном рассудке отступили, и она решилась задать вопрос, чего он от неё ждёт, Вадим немного ошарашено буркнул:
- Ну, всё хорошо, что хорошо кончается. Утро вечера мудренее - разберёмся завтра на работе. А пока отдыхай! - и стремительно удалился, захлопнув за собой дверь.
Вот и осталось пялиться на пустую прихожую с криво лежащим ковриком, да с грустью улавливать мелькавшие на периферии зрения искры — только они и убеждали, что всё случившееся реальность, данная ей в ощущениях, а не с перепугу привиделось.
Тем более, что Вадим безусловно прав - поспать ей точно не помешает. Добралась до комнаты, расстелила постель, даже не забыла надеть наушники и включить новенький плеер. Но какая бы усталость ни одолевала, сон почему-то не шёл. Ага, минут десять – пока не сработало что-то в программе, а потом сознание как отрубило.
***
Но всё же, видать, не таким уж и крепким оказался этот сон. И звонок в дверь разбудил Рину мгновенно.
- Ты? - в волосах Вадима маленькими звездочками блестели капли влаги. Вместо ответа он шагнул вперёд, и сильные руки легли на её талию.
- Что...?
Его губы оборвали вопрос на выдохе.
***
Невозможно поверить, что он целует её! Вот так сразу. Не дав и слова сказать. По-настоящему - стоило ей чисто из протеста попробовать открыть рот. Но оттолкнуть, отвергнуть эту настойчивость нет ни смелости, ни желания. Почему? Неужели...?
А потом и плотина внутри... ну не то, чтобы рушится, но трещину даёт - так неистово целоваться Рина раньше не решалась, а теперь это получается легко, словно дышать. Любопытство: "Что же будет дальше?!" - странно сочетается с отсутствием мыслей. Не остаётся ничего, кроме робкого желания получить и всё остальное. Всё, что он сможет предложить. Или самой отдать всё, что он захочет взять. Да плевать - потом подумает, только бы Вадим не прекратил ласкать её языком и губами.
Ну почему хоть раз в жизни не отдаться желанию, такому сильному, как никогда? Только бы продолжал, и довёл дело до конца. Сегодня! Сейчас!
Одно движение и куда-то исчезает футболка, а грудь и живот краснеют от ощутимо горячего взгляда. И попытку прикрыться пресекают сразу:
- Не надо! - он просто смотрит, и это как пытка.
Хочется, чтобы дотронулся, наконец. Или снова поцеловал. Но просить об этом страшно неловко, да и дыхание всё ещё не восстановилось. А взгляд ласкает, вызывая дрожь, едва ли не сильнее поцелуя. Зажмуриться Рине толком не дают - стягивают последнее, что ещё осталось из одежды, заставляя потрясённо охнуть и распахнуть глаза во всю ширь. Но невольный протест заглушается ещё одним поцелуем, после чего её сразу подхватывают на руки и относят в кроватку.
Всего на несколько мгновений оставляют одну – Вадим быстро избавляется от одежды, не отводя взгляд. В потемневших карих глазах явно читается предвкушение и что-то ещё - не остаётся никаких сомнений в его намерениях. И в желаниях тоже – свидетельство его страсти заставляет полыхнуть от прилива крови щеки и шею и зажмуриться. Накатившее вдруг смущение вызвало попытку прикрыться простынёй. Но Вадим, улыбнувшись, пресёк этот протест. И прежде чем удаётся в панике откатиться в сторону, одним движением придавил сверху, позволяя вполне ощутить на себе тяжесть его тела. Теперь не то, что не вырваться, шевельнуться трудно, да и... не очень-то хочется.
Ведь её снова целуют. Теперь можно обхватить его руками за шею, зарыться пальцами в волосах, и самой попытаться сделать поцелуй таким же глубоким, как первый. А потом, прерывисто дыша, беззастенчиво и жадно разглядывать такое близкое лицо. Какой же он красивый! Подушечки пальцев скользят по его бровям, скулам, шее. Со смешком, он скатывается и ложиться рядом, позволяя удовлетворять любопытство, как вздумается. Тело мужчины такое притягательное с рельефными мышцами и слегка смуглой бархатистой кожей, что хочется его целовать, пробовать на вкус, совершать то, что раньше никогда себе не позволяла.
- Смелей, маленькая, - это внутренний голос, или его приказ?
Нравится, как он реагирует на её поцелуи, как вздрагивает при шутливой попытке укусить за живот. Не успевает смутиться, глянув ниже, как её уже ловко поворачивают, укладывая на спину себе под бочок.
Вадим осторожно касается её щеки, волос. Шепчет, какая она красивая и милая, лаская дыханием чувствительное местечко за ушком. Отчего приходится с силой втягивать воздух.
И когда его зубы прихватывают мочку уха, потом какую-то жилку на шее, и наконец, добираются до груди, остаётся просто закрыть глаза и отдаться сладким ощущениям, словно жидким огнём, пробегающим по всем жилкам. Перехватывает дыхание, когда пальцы проводят по чувствительной линии на животе, и почти сразу осторожно опускаются ниже. Тело помимо воли выгибается самостоятельно, без участия воспарившей души, пытаясь вырваться. Но разве это возможно, когда руки заведены за голову и удерживаются там? Так что сладкая пытка идёт своим чередом.
И снова его рот завладевает грудью. Тело превращается в дрожащее желе под горячими поцелуями. Накатывает ощущение абсолютной бесстыдности. Нет сил скрывать наслаждение. Не осталось ни смущения, ни опасений, ни страха – только мучительное удовольствие, становящееся всё сильнее и сильнее.

От всё убыстряющегося движения умелых пальцев, обдаёт то ознобом, то жаром. Словно прибойная волна накатывает раз за разом, поднимаясь всё выше, подхватывая и унося. Ещё чуть-чуть – и звезды окажутся на расстоянии вытянутой руки, если она сама не разлетится на мириады маленьких кристалликов. Но это не пугает, а влечёт с невероятной силой. Просто невозможно сопротивляться нарастающим чувствам. Хочется полностью отдаться полёту. Но ей не дают, останавливая на самом краю.
Вадим и нежен с ней и груб. Резко переворачивает на живот и кажется кусает за плечо. Заставляет встать на колени. Она так не хочет, становится страшно. Попытка увернуться ни к чему не приводит. Но страх мигом забывается, едва он прижимается всем телом. И вдруг оказывается, что всё на самом деле так, как и мечталось. Удаётся поймать ритм. Удовольствие всё ближе. Но попытка увеличить темп приводит к тому, что её предательски покидают. И, звонко шлёпнув по мягкому месту, лёгким нажимом переворачивают на спину.

Дрожа от нетерпения, уже сама охватывает его ногами, прижимая к себе, но Вадим замирает на несколько мучительных мгновений, вызывая стон разочарования. Усмехается нахально, и тут же сам издаёт рычание, резко двинувшись вперёд. Боль, промелькнув, исчезает и заменяется ещё большим наслаждением. Лицо напротив с мелкими бисеринками пота закрывает собой весь мир - больше ничего и никого не надо. Только он! Ощутить в полной мере его силу! Прочувствовать каждое движение! Радостно встретить каждый удар! И мысленно, или вслух, умолять не останавливаться. Дышать и двигаться вместе. Сильнее и быстрее. Ещё и ещё.
Вершина всё ближе. Кажется скачут уже потолок и стены, а ритм убыстряется. Доводит до безумия. Ещё немного и больше не выдержать.
И это происходит! Как вспышка, которая всё длится и длится. Затмевает собой всё! Освобождает и одновременно наполняет удовольствием чудовищной силы. В нём даже кости плавятся внутри. Наслаждение горячей лавой растекается по каждой клеточке тела. От корней волос до кончиков пальцев ног. Даже в глазах темнеет.



 все сообщения
КауриДата: Четверг, 26.06.2014, 23:33 | Сообщение # 12
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Глава седьмая (продолжение)

***
Спать так сладко, так мягко и тепло под любимым одеялом, что открывать глаза решительно не хочется. И немножко плевать, что может опоздать на работу. Даже будильник не в состоянии до конца разрушить ту негу, которая переливается внутри, требуя продолжения сна.
Лениво дотянувшись рукой, Рина хлопнула по кнопке, отрубая неприятный звук. Попыталась снова укутаться, сворачиваясь в клубочек.
Однако часть сознания всё же проснулась, иначе как бы вспомнила, отчего ей так хорошо. А вспомнив, подскочила на кровати как ошпаренная, с ужасом крутя головой.
Вся пылая от неверия и стыда, замерла, осознав, что чётко помнит каждое мгновение страсти. С трудом осознала, что в постели одна. Что футболка и трусики по-прежнему на ней. И наушники тоже – а ведь во время этого самого наушников на ней точно не было. В комнате никаких следов недавнего присутствия мужчины. Одеяло, опять же, на месте. А во сне была простыня.
Со свистом выдохнула набранный в рот воздух и, сорвав наушники, бросилась опрометью на кухню. Потом в ванную, туалет. Снова на кухню, где проверила кофе машину. Опять в комнату – более тщательно осмотреть кровать. Ничего! Ни намека на присутствие шефа. Ни одного признака, что он был с ней ночью.
Значит, только сон? А почему такой яркий, что помнится каждая деталь, заставляя пылать не только лицо, а всё тело? И внутри сладко замирает, словно хочется повторения.
Ненавидя себя, долго стояла под душем. Натиралась мочалкой с такой силой, словно решила содрать воспоминания о бурном сне вместе с кожей. Из мыслей в голове крутится лишь одно слово: «Нет, нет, нет!» И только позже возникает более-менее осознанное: «Только не с ним, не с Вадимом! Почему, в конце концов, не приснился Толик?»
Бессильно застонав, включила ледяной душ. Взвизгнула. Задышала прерывисто. Но терпела не меньше двадцати секунд. Это всегда помогало привести мысли в порядок.
Полегчало заметно. Здраво рассудив, что на фоне вчерашнего стресса – ага, хрусталики всё еще здесь, виднеются рядом, если скосить глаза – и не такое могло присниться, Рина напилась крепкого чаю и поняла, что готова нормально существовать дальше. Ну подумаешь, эротический сон! У кого не бывает?! Ага – у неё. Раньше никогда не было. Такого яркого, во всяком случае. Думала вообще, что девчонки в колледже приукрашивают, а вот же – и у неё случилось. Так может просто тихо радоваться?
На работу вышла вовремя, автобус подошёл почти сразу, народу в салоне было немного. И пристроившись на сиденье у окна, Рина упрямо достала книжку, пытаясь убедить себя, что всё нормально. Только не получалось. Буквы прыгали, как сумасшедшие, сливались строчки. Периодически перехватывало дыхание, стоило вспомнить отдельные моменты сна. Но всё реже и реже. Даже смогла прочесть пару строчек к концу пути, правда так и не осознав, о чём идёт речь.
Маринка попалась навстречу у проходной.
- Привет, - буркнула она, завидев Рину. – Блин, башка с утра трещит. У тебя нет аспирина?
- У меня нет. А в офисе в аптечке анальгин есть и парацетамол, - вспомнилось сразу.
- До офиса еще дожить надо, - проворчала подруга, показывая пропуск охране.
Уже в лифте она странно оглядела Рину и поинтересовалась, прищурившись:
- Накрасилась, что ли? Выглядишь как-то не так…
- Как? – испугалась девушка, страстно мечтая срочно посмотреться в зеркало. В лифте оно было – прямо у неё за спиной. Но тут, кроме них, еще человек пять, так что приходилось терпеть – в столе у нее есть маленькое зеркальце. Или лучше в туалет зайти?
- Забей, - потеряла к ней интерес подруга. – Блин, знала бы ты, как мы вчера надрались…
- С кем это?
- Ты их не знаешь.
- Их?
- Ой, отстань, итак тошно.
Рина замолчала. Не очень-то и хотелось вникать в чужие проблемы. Со своими бы справиться.
До начала рабочего дня оставалось еще три минуты, но в офисе стояла необычная тишина. Хотя все сотрудники уже собрались, но шума и суеты нет. Странно. Часы отстают?
- Что такое? – прошипела Маринка, когда проходили мимо стола Дениса, стоящий у самых дверей. – Кто умер?
Программист сделал большие глаза и, мотнув головой в сторону кабинета Севы, прошептал:
- Шеф здесь.
Маринка досадливо фыркнула, а у Рины мгновенно взмокли ладони. Внутри ёкнуло, а ноги стали ватными. С трудом удалось добраться до своего уголка, не теряя достоинства.
Одна надежда, что Вадим просто пройдёт, как обычно, мимо, даже не взглянув. Потому что она не сможет сейчас смотреть ему в глаза. Факт.
А потом вспомнила о его обещании поговорить на работе, и едва удержалась от попытки сбежать домой.
В результате сидела как на иголках, не очень понимая, что делает.
Спасало то, что работу могла делать уже на автомате, правда от ошибок не спасло. И пришлось перепечатывать документ, обострив до предела внимание. Это как ни странно помогло, и скоро она уже могла посмеиваться над собой. Ну, правда, зачем делать из мухи слона? Мало ли, что ей снилось! Никто же не знает! А ведь она даже про свой волшебный вихрь из хрусталиков забыла. И скошенный взгляд подтвердил – всё ещё с ней. Это почему-то придало уверенности.
Так что в следующие полчаса, девушка спокойно углубилась в работу, забыв на время не только про сон, но и про наличие шефа в кабинете у Севы - в такое необычное время. На её памяти Вадим в офисе так рано ещё не появлялся.
Впрочем, долго это мнимое спокойствие не продлилось. Отвечая на внезапный звонок Севы, поняла, что рука, потянувшаяся за трубкой, слегка дрожит.
- Да? Слушаю.
- Рин, это Всеволод. Зайди, пожалуйста.
***
Вадим устало откинулся на спинку кресла и посмотрел на Севу, быстро вводящего текст в документ на мониторе.
- Закончил, - широко улыбнулся друг. – Что-то ещё?
- Достаточно на сегодня. Скинь мне на почту. И да, вызови Рину, а сам прогуляйся минут сорок – только не через офис, а через запасную дверь.
- Ага, - Сева быстро защёлкал кнопками клавиатуры, после чего перевёл комп в спящий режим. И сразу нажал клавишу коммуникатора: - Рин, это Всеволод. Зайди, пожалуйста.
Потянувшись, замдиректора поднялся:
- До встречи?
- Да. Меня уже не будет, когда вернёшься. Звони, если только катастрофа. Сам знаешь.
- Есть, шеф.
Послышался негромкий стук в дверь.
- Вали уже!

продолжение пишется...


 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Каури » Не по своей воле (Только для чтения)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017