Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Беркут 
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты участников форума » Game (рассказ пока не переросший в книгу)
Game
velzivul1Дата: Четверг, 17.03.2016, 17:17 | Сообщение # 1
казак
Группа: Участники
Сообщений: 37
Награды: 0
Статус: Offline
1.
Рация негромко зашипела, и оттуда полился поток отборной брани.
- Десятка, твою мать! Куда полез, - держи позицию! – голос сержанта не предвещал ничего хорошего. Однако гораздо большие неприятности сулил враг окопавшийся в доме на против. Ведь одно дело не выполнить приказ и совсем другое схлопотать пулю.
- Виноват, сержант, - прошипела рация голосом десятки. – Граната залетела в окно.
Всё понятно. Не смени десятка позицию и его части пришлось бы соскребать с пола.
Война – дело привычное, особенно для закалённых ветеранов восточных войн. Но и враг попался весьма ретивый, подстать силам десантников.
Справа от меня подал голос АКа, а следом за ним послышался окрик на непонятном диалекте.
Восточники вновь полезли в атаку.
Я перекатом скользнул в сторону и стал быстро снаряжать подствольник. Вовремя. Окно, возле которого я был, разлетелось в дребезги, когда заряд мухи проделал в стене здания дыру. В ушах мгновенно появился комариный писк – контузия мать её! А вокруг меня начали, словно листья опадать остатки стёкол. Хорошо хоть порезов можно не опасаться. Спецназ в полной выкладки такими вещами не испугать. Мой шлем сфера надёжно прикрывал голову и затылок, а спереди помимо маски- балаклавы был плотно пригнаны очки с твёрдым стеклом. Кроме того бронежилет и плотная ткань разгрузки легко останавливали касательные ранения не позволяя пулям добраться до тела.
Тем не менее, временная глухота сыграла со мной злую шутку и я едва не проморгал террориста, что успел подняться на второй этаж. Думать о ребятах, державших вход глупо, себя бы спасти. Все эти мысли промелькнули в одну секунду, когда силуэт восточника мелькнул в пролёте комнаты. Однако рефлексы не подвели и я развернувшись нажал на курок подствольника.
Кажется, террорист что-то закричал, но в следующую секунду его тело разлетелось гроздью кровавых ошмётков, обильно заливая кровью пространство вокруг себя. От очередного взрыва мне снова заложило уши, а на лицевом щитке образовался налёт из бурой жижи.
Свободной рукой я постарался стереть часть террориста с себя, однако в следующую секунду это уже было не важно. Так как в комнату ворвалось сразу двое бойцов с разгрузкой на голое тело.
«Ну вот и всё» - с отчаянием подумал я
Мы открыли огонь почти одновременно, и комната мгновенно наполнилась дымом. И прежде чем злые пули ака с силой начали рвать мой жилет, я заметил, как одна из фигур улетела назад отброшенная моим инструментом. Однако второй высадил в меня кажется, весь рожок и добрая половина пуль теперь намертво засела в моём истерзанном теле. От адреналина с лихвой заплеснувшего мою кровь я едва ощущал боль, но было понятно, что никакая защита – ничто меня уже не спасёт. Сознание начало меркнуть и в мой мозг стали вливаться образы из предыдущей жизни. Той жизни, где мне ничто не угрожало под защитой полковника - моего отца и любящей матери. Да тогда казалось всё таким безоблачным, и слова отца, что стать военным это единственно правильное решение не вызывало у меня никаких сомнений…, тогда, но не сейчас.
Тем временем террорист склонился надо мной и даже в таком состоянии я успел ужаснуться – «наверное, решил добить меня ножом». Однако террорист повёл себя более чем странно, он наклонился к самому моему лицу и негромко, но так чтоб я слышал, прошептал:
- Ну чё? – с усмешкой сказал он. – До встречи в следующий раз?
Я не знаю, что меня удивило больше, - то, что он говорил на моём родном языке или смысл его слов, который никак не хотел доходить до моего затухающего сознания. Однако в следующий миг это было уже не важно, так как мрак окончательно надвинулся на меня и я погрузился в вечность…

2.
- Погода в Москве 23 градуса, ветер 5-10 метров в секунду, - голос диктора умолк, как только я нажал на кнопку.
Холодный пот всё ещё выступал капельками на моём лице, однако я уже проснулся.
- Ну не хрена себе, - вслух произнёс я, медленно вставая с кровати.
Такого ночного кошмара давненько со мной не случалось. Впрочем, и изрядной доли кислоты принятой в ночном клубе тоже.
- Надо завязывать с подобными посиделками, - снова вслух проговорил я.
Потянувшись и слегка пошатываясь, я побрёл на кухню.
Я с трудом вспоминал приключившееся со мной на кануне. Кажется, кто-то отмечал день рождения.., клуб «Магдалена» и девушка с созвучным именем – Лена. А что потом? Лены здесь не было, да и с ней ли я вернулся домой? Вполне возможно, что дойдя до дома, я тут же и вырубился ну а девушка.., наверное, расстроилась и пошла домой, не добудившись своего кавалера. По крайней мере, это объясняет то, что я спал в одежде. Но вот сон…
«однозначно кислота» - подумал я. Горячка боя и последние минуты жизни, пережитые во сне всё ещё не хотели меня отпускать. И мой взгляд то и дело метался по углам кухни и на окно, откуда вот-вот покажется террорист.
Тряхнув головой я нажал на кнопочку и чайник начал медленно гудеть, постепенно набирая обороты. Сон сном, но и о работе забывать не стоит, один быстрый взгляд на часы говорил о том, что будильник сработает только через 15ть минут. Так что можно сказать что «виртуальная» смерть во сне, меня вовремя разбудила.
Я усмехнулся и как только чайник щелкнул, сообщая, что вода вскипятилась, быстро залил обжигающую влагу в свой стакан с надписью «super boss».
Пару бутербродов и кофе были умяты как раз ко сроку когда зуммер известил о том, что пора просыпаться. Лениво встав со стула, я направился в ванную.
Горячие струи быстро привели меня в чувство – окончательно развеивая ночное наваждение.
Время ещё было, но я решил не засиживаться в праздном безделье и надев свежую одежду спустился во двор. Форд фокус приветливо мигнул фарами отзываясь на мой брелок, и немного подождав пока прогреется движок, уже вскоре я вёл свой «лимузин» по оживлённой трассе Москвы.
- Китайская народная республика пока хранит молчание и никак не комментирует случай на уральских горах. – Радио привычно стояло на новостной волне. Я конечно был далёк от политики, но старался держать, как говориться, руку на пульсе, так как мой шеф – главный редактор газеты московская правда требовал чтобы мы знали обо всё. Конечно же за всем не уследишь но знать хотя бы поверхностно что происходит в мире я был обязан. А что касается этой новости, то, там случилась какая-то заварушка на одной горной фирме, где велись разработки китайской компанией. Кажется, чиновники что-то там не поделили и китайцев, отказавшихся пускать инспекционную комиссию на свой объект, объявили террористами, а потом всё само как-то разрешилось. Китайцы сдались на милость штурмовых групп российских десантников. Впрочем, питать иллюзий тут не стоило. И хотя в новостях утверждали, что штурма не было и все китайцы добровольно сдались, верилось в это с трудом.
На очередном перекрёстки зажёгся зелёный свет, но радости это не прибавило, так как дорога была забита в три ряда. Поэтому вяло нажав на газ, я продолжил толкаться в кажется – бесконечной пробке.
Раздался звук удара и вся пробка до этого хоть и медленно, но ползущая дальше, встала мёртвым грузом.
- Ну, всё – раздосадовался я. - Кажется, в редакцию я таки опоздаю.
На секунду представилось лицо шефа со своей неизменной фразой: «Выезжать надо раньше!»
«Ага как же!» - подумал я. – «Ну вот выехал я раньше и что?»
Настроение стремительно портилось, и я снова стал вспоминать свой сон.
«И все-таки, почему восток?» - думал я. – «Там вроде сейчас всё спокойно.., или нет?»
Откровенно говоря, я не придал бы значение сну, если бы там было что-то связанно с последними воспоминаниями. И если бы меня на части резал битцевский маньяк или группа подростков избила меня битами, то сейчас я бы уже врятли помнил детали. А тут…
И тут неожиданно раздался страшный гудок. Протяжный и долгий.
«Сирена?» - удивился я. – «С чего бы?»
Додумать мысль я не успел. Неожиданно всё пространство вокруг меня затопил белый свет, а затем я почувствовал, как вместе с машиной стал отрываться от земли. Причём было это настолько быстро, что испугаться я не успел, тогда как бешенный вихрь закручивая меня воздухе стал уносить в сторону. Затем последовал жёсткий удар .
Я почувствовал, как все стёкла разлетелись вдребезги, а сама машина с силой ударилась об асфальт. На моём лбу и руках мгновенно появилась кровь от мелких порезов, но капли падали мне не на грудь, а на крышу машины. И только сейчас до меня дошло, что удар попросту перевернул легковушку. Не понимая, что происходит я медленно отстегнулся и комком свалился вниз, а затем всё ещё подслеповато, от нестерпимой вспышки попытался выбраться через лобовое окно. Несколько минут я пытался вылезти, ещё раз пребольно порезав ладонь об угловатый осколок. Однако боль – сейчас – это последние что меня волновало. В прояснившимся взоре я смотрел на город. Смотрел и не узнавал. Вся трасса была завалена перевёрнутыми и разбитыми в хлам машинами. От девятиэтажного дома осталось только два этажа, а дальше по улице от домов тоже мало что было. Битый кирпич, арматура и стёкла, казалось, покрывали всё пространство вокруг. Кое-где валялись человеческие тела.
К моему горлу медленно полез комок съеденного сутра завтрака, когда я разглядел оторванную по колену ногу в женской туфельки. Но следующая картина заставила меня забыть о позывах своего организма, так как далеко впереди виднелось грибовидное облако, уходящее на высоту останкинской башни…
«Я сплю – это сон?» - мысли роились в голове и не находили ответов. И в тоже время нога, лежащая недалеко от меня говорила – «нет, не сон»
Впрочем, это ещё ничего не значило, предыдущий кошмар тоже был вполне реален, так с чего я взял, что и сейчас не сплю?
Моё тело начало мелко трясти, кажется, осознание того, что всё это реально - начало доходить до меня. Мгновенная слабость, подкосила колени и я как есть медленно осел на землю, и кажется начал выть. Впрочем, уверенности в этом не было, сейчас я плохо понимал, что вообще происходит. А на самом деле всё было просто. Привычный мир рухнул, и сейчас, только чудом оставшись в живых, я прибывал в состоянии шока.
Не знаю, сколько я пробыл в таком состоянии, однако в какой-то момент я пришёл в себя и оказалось, что рядом со мной стоит ещё один человек.
Я поднялся и посмотрел на парня что стоял рядом. Это оказался мужчина лет тридцати – тридцати пяти в добротной кожаной куртке и с мотоциклетными перчатками. Мгновенное узнавание вызвало ещё один шок.
Рядом со мной стоял террорист из сна! Это было невероятно – но это был! Его лицо я кажется, запомнил на всю жизнь. Чёрные короткие волосы, покатый лоб, правая мочка уха слегка приплюснута к голове, отчего явная асимметрия бросается в глаза. И серые как сталь глаза.
Ростом он был с меня, поэтому сейчас мы смотрели друг на друга, глаза в глаза. Я испуганно, а он с улыбкой.
- Красиво! – произнёс он.
- Что? – переспросил я.
Он усмехнулся:
- Прикрой глаза.
Не знаю почему, но я его послушался, и в тот же миг, даже сквозь веки, снова возник слепящий свет.
- Всё можешь открыть, - вновь сказал мой спутник.
Я послушался, однако первое что я увидел, были всё те же глаза. Однако мужчина на меня уже не смотрел. Проследив его взгляд я увидел сразу два гриба растущих на горизонте.
- Красиво, - вновь повторил он.
Я хотел спросить что-то ещё, но в этот миг заметил разрушающую волну, что неслась с немыслимой скоростью сметая всё на своём пути. Остатки домов разлетались как щепки, машины, люди – в воздух взмыло, казал все, что только могло.
Я повернулся к спутнику и увидел улыбку на его лице, а затем волна докатилась и до нас и последнее что я успел почувствовать было то, как моё тело так же, как и всё вокруг, присоединяется к небесной круговерти беспорядочных тел. А после наступила тьма…

3.
От медитации меня отвлёк ветер, который казалось дул с невероятной силой. Я открыл глаза и увидел келью, где я прибывал последнее несколько часов. В проходе стоял старейшина и видимо, то, что он открыл дверь и последовавший за ним сквозняк и показался мне ураганным ветром, вернув меня в мир живых. Впрочем, на него я был не в обиде, - ведь старейшина был самым уважаемым человеком в ордене, а потому попусту отвлекать не станет.
- Брат, Одрус, - тихо произнёс старейшина чуть хрипловатым голосом. – Как прошла твоя медитация?
- Будущее неясно, о Великий, - чуть помедлив, ответил я. – Картины грядущего туманны и.., непонятны.
Говоря так я немного лукавил. В своих видениях, что открылись моему взору, мне казалось, я прекрасно знаю, что да как. Восточники, Ака, ядерный удар, форд фокус… Я понимал и не понимал эти термины. Форт фокус – машина работает на бензине и стальная повозка, движущаяся на зажигательной смеси. Ака – автомат калашникова, простой в обращении 30 патронов в рожке с великолепными ТТХ – непонятная штуковина – наподобие арбалета стреляющая стальными болтами, но очень маленькими и на арбалет совсем не похожая.., ядерный удар – страшнейшее оружие, что может стереть с лица земли целый город – кара господня, оружие бога, Садом и Гоморра… И восточники, пожалуй наиболее понятный термин – люди востока, агрессивные варвары, что в видениях и в реальности были всё теми же.
Старейшина прищурился, кажется, он разглядел сомнения на моём лице:
- Не лукавь мне Одрус, - что ты видел?
«И как ответить? Рассказать ему о сотовых телефонах, телевидении и машинах? А меж тем, что-то ответить нужно…»
Вздохнув, я ответил, так как и должно:
- Я видел город с домами до небес, что в мгновение ока сжёг огненный шар. Я видел воинов, что сражались с варварами востока, я наблюдал немыслимые вещи, что с трудом возможно описать.
На сей раз, старик задумался и с минуту стоял, молча размышляя про себя.
- Кхм, кхм, - пожевав губы, произнёс он. – Брат мой, твои видения чуднее день ото дня…, Ты лучший предсказатель, что есть у нас в ордене, но раньше ты предсказывал на месяцы и годы вперед, а теперь твои предсказания уходят вдаль на столетия!
- Вы так думаете, Великий?
Старейшина смерил меня взглядом, но всё-таки ответил:
- Да Одрус, да.., однако, столь далёкоё не поможет нам пережить следующий день.., жаль, что проведения стали тебе открывать настолько далёкие картины.
Я поник головой, кажется, старейшина был разочарован. А разочаровать старейшину – это последнее что мне хотелось.
Совсем в раннем возрасте весть о моём даре дошла до ушей слуг господних, и уже в десять лет на пороге небогатой крестьянской хижины, появились серые рясы. Родители без разговоров и с радостью расстались со своим чадом, да и как не расстаться? Орден предлагал родителям откуп, да такой что оставшиеся дети, да и сами родители могли ещё несколько лет не думать о голоде. Ну а сам ребёнок будет обеспечен на всю жизнь и получит образование и место в жизни достойное только избранных.
Вот так я и попал в храм триединства. И должен сказать, что и я сам несколько не пожалел о выборе, что сделали за меня. Погрустив неделю другую и проплакав в кельи, я очень быстро смог ощутить все блага от нахождения в ордене. Ведь к предсказателям в храме относились с особым почётом, а это значило, что тебе предоставлялась, и лишняя тарелка каши и повинности по работе были не столь суровы как у прочих братьев. От предсказателя, по сути, требовалось только одно - предсказывать. И вплоть до недавнего времени я справлялся сей несложной, по моему мнению, задачей - легко. Засухи и неурожаи, моровое поветрие, нападение диких племён, - и многое, очень многое сумели избежать братья и люди здешних земель благодаря моим усилиям и усилиям других предсказателей. И я искренне не понимал, что тут такого, ведь мне только и нужно было, что иной раз закрыть глаза, - и тени будущего сразу же начали показывать свои картины. У других было иначе. К примеру, брат Вортус часами входил в транс, да и то сказать не всякий раз ему удавалось что-то увидеть. Не без гордости можно было сказать, что подобно моему таланту не было ни у кого. И даже сам настоятель храма старейшина брат Николас, по праву считавшийся сильнейшим предсказателем, но увы, уже отошедший от дел, никогда не добивался столь выдающихся результатов.
Однако с месяц назад, я больше не видел будущее, что ждёт нас совсем скоро. Предсказания стали туманны, и как только что высказался старейшина, скорее всего, открывали будущее не на годы вперед, а на столетия. А это значило что пользы от таких предсказаний чуть.., и если ситуация не измениться то мне уготована незавидная участь.… Нет, конечно, из ордена меня не выкинут, ведь всего спустя год после прихода в храм я совершил постриг, и стал полноправным членом братии, однако вполне возможно, что меня переведут на другие работы. Вплоть до охраны стен храма, так как каждый брат в обязательном порядки проходил военную подготовку и в любой момент мог выступить на защиту стен с мечём в руке.
По правде сказать – подобные мысли не добавляли мне радости, я уже привык к сытой и не обременительной жизни предсказателя, и менять ее, на что ещё было бы ох как не кстати.
- Впрочем, - сказал старейшина. – Твои видения могут означать и о бедствиях, что нас ждут уже в ближайшее время.
Было не ясно как отнестись к словам Великого. С одной стороны это означало, что на стены меня не пошлют, и я ещё пригожусь ордену как предсказатель, но с другой.
- Но как же горящий город и сражения? – спросил я.
Старейшина вновь помолчал, пауза затягивалась и не смея отвлекать Брата Николоса от размышлений я уставился на огарок свечи. Пламя чадило, время от времени посылая в потолок клубы черноватого дыма. И когда мне казалось, что я начинаю видеть неясные силуэты, вновь уходя в трас, старейшина продолжил:
- Боюсь, Брат Одрус это может означать только одно.
- Что, о Великий?
- Что в ближайшее время мы столкнёмся с силой, что не сумеем, не предотвратить, не превозмочь. Это видение о конце…
Договорить он не успел, так как в этот миг раздался набатный перезвон колокола. А затем последовали крики:
- К оружию! К оружию братья! Варвары идут!
Я быстро вскочил и поклонившись настоятелю как есть в рясе побежал в оружейную. Предсказания предсказаниями, но когда враг у стен храма, каждый брат должен выступить на защиту.
Темные коридоры, подсвеченные факелами, проносились мимо меня, и вскоре я увидел толпу братьев возле оружейки, где брат распорядитель Игнасиас – выдавал нехитрое обмундирование. Руки Игнасиуса быстро мелькали, выдавая стёганую кожаную куртку, что одевалась поверх рясы, кожаный же шлем, с металлическими набалдашниками по кругу. И добротный железный меч. Луки и арбалеты были только у тех братьев, что посвятили свою жизнь служению храма как его защитники. Именно они могли называть себя по праву святыми воинами. И все они как один уже были на стенах. Впрочем, переживать по поводу не выданного лука не стоило. Ведь им ещё нужно уметь управлять. А все браться кроме святых воителей умели обращаться только с мечом, да и то сказать, умение ли это было? Каждый брат был обязан владеть мечом, но в действительности те несколько атакующих приёмов и оборонительных стоек – это было, пожалуй, и всё чем владели братья. И опять таки, всё это не касалось святых воителей. То были настоящие воины, которые казалось, облачены в рясы лишь для маскировки.
Наконец очередь дошла до меня, и брат Игнасиас вручил и мне всё то, чем я встречу врага, однако увидев, кто перед ним, чуть помедлил и успел прошептать:
- Одрус, не лезь вперёд, и держись за спинами братьев.
Проговорив слова благодарности, я побежал дальше. А сам подумал, что вовсе не собирался лезть в кучу сражения. Ратные подвиги меня никогда не прельщали. Моя работа – это видения, ну а варваров встретят клинки воителей.
На ходу застёгивая боковые лямки куртки, я водрузил на свою голову шлем. Звуки сразу чуть приглушились, однако это не помешало продолжить и последним действием приторочить к поясу одноручный меч.
Спина брата, что маячила впереди, последний раз скрылась за поворотом, и вскорости я и сам выбрался в проход, выводящий на стену. Одновременно я увидел огни, и услышал крики. Стена пылала, кое-где были видны проломы, оставленные тяжёлыми ядрами осадных машин. Чуть дальше я видел несколько братьев облачённых не в кожанки, а в полноценные латы. Один из воителей раз за разом пускал стрелы куда-то вниз. И в воздухи отчётливо слышался треск натягиваемой тетивы. Неожиданно раздался свист, и я ещё услышал, как кто-то крикнул – «Берегись» И в следующую секунду каменное ядро врезалось в стену, подбрасывая в воздух неудачливых братьев, что не успели отскочить. И каменная крошка камней мгновенно застряла в воздухе, чтоб опасть на землю дождём. Тут же раздались крики раненых. Другой брат, засмотревшийся со стены, поздно заметил выпущенную в него стрелу, и теперь молча, таращился на древко, торчащее из своей груди, и только спустя пару секунд неожиданно закричал, впрочем, его крик так же быстро оборвался, когда ещё сразу несколько стрел пронзили его тело.
- Таран! – закричал один из воителей. И я почувствовал, как содрогнулась стена.
Мимо меня проскочил один из святых воинов, на ходу крикнув:
- К воротам, братья!
И мы, те, кто только вышел на стены, бросились в след за ним, однако я не удержался и быстро выглянул из-за зубца стены.
Снаружи было море огней. Люди с факелами стояли совсем рядом. Тут были конные и пешие воины. Причём конники находились довольно далеко от стены, тогда как все остальные столпились возле ворот, где огромных размеров бревно раскачивало сразу десяток человек, тут же их прикрывал ещё десяток, держа щиты высоко над головой.
Раздался свист и пролетевшая мимо стрела, напомнила мне, что не стоит задерживаться. Повторять судьбу зазевавшегося брата я совсем не хотел. Поэтому выхватив меч, я поспешил по лестнице вниз, вслед за святыми братьями. Впрочем, страха не было, да и что такое стрелы по сравнению с пулями?
«Какие пули!» - одёрнул я себя – «Это всё видения!»
На небольшой площади перед массивными воротами храма, плотными рядами стояли братья. Сразу по трое братьев держали деревянные жерди, подпирающие ворота, видимо на массивный засов, который постоянно подрагивал при ударах тарана, надежды не было.
- Смелее братья, - вновь выкрикнул воитель. – Продержимся до утра, а там и помощь придёт!
Но продержаться до утра было не судьба…. Следующий удар и массивные деревянные створки ворот не выдержали. Обитый железом кончик деревянного тарана с треском вылетел из ворот, и сразу же в образовавшуюся дыру полетели стрелы. А двое братьев, что стояли рядом с криком повалились на землю.
Попытка переставить жердь и закрыть образовавшийся проход, так же не удалась, так как следующий же удар, расширил и без того не малую дыру в проходе и оттуда под весёлое улюлюканье стали лезть варвары.
Подсуетившийся святой воитель выхватил лук, и первый же варвар схлопотав стрелу, покатился под ноги братьев. Но других это не остановило, и вот на площадку стали выпрыгивать рослые воины в доспехах отороченных мехом. Ещё несколько стрел воителей на сей раз не причинили вреда нападавшим. Впереди себя варвары держали массивные круглые щиты, что сводило стрельбу из лука на нет. Довольно быстро дикари оттеснили святых братьев от ворот, а на самой площадке уже виднелось с десяток кровожадных рож.
Варвары умела работая коротенькими топориками – секирами пробивали бреши в рядах братьев. Однако и дикари несли потери, но в основном от святых воителей. Наконец волна атакующих добралась и до меня. Огромный дикарь ударил меня щитом, едва не выбив зубы, но если бы я не успел отскочить то удар топором, последовавший за ним, раскроил бы мне череп.
Я тоже взмахнул мечём, но умело подставленный щит, играючи принял на себя удар, а вот моя рука загудела. Кажется, не рассчитав силу, я вывихнул кисть. Следующий выпад варвара слился в линию, и я почувствовал боль. Из моей груди торчало лезвие топора, на несколько сантиметров погрузившись в тело. Я издал какой-то хлюпающий звук, не веря, уставившись на топор, что выходил из меня.
Поднатужившись рука варвара выдрала топор из моего тела, а затем не останавливаясь он пнул меня ногой. И, кажется, я отлетел на добрых несколько метров. Грязь площади приняла меня как перина, а кровь, обильно вытекающая из раны тут же смешивалась с землёй окрашивая её в какой-то бурый цвет. Я ещё успел удивиться, что подобная ерунда меня сейчас волнует. Рот и глотка мгновенно наполнилась влагой, и я стал задыхаться, пытаясь судорожными вздохами продлить агонию.
На секунду я увидел варвара, тот остановился и внимательно посмотрел на меня. Затем быстро подошёл и сняв шлем склонился надо мной.
- А-а, – протянул дикарь. – Это ты?
Я посмотрел на него, и почти без удивления узнал своего спутника из видений.
Серые стальные глаза и мочка уха приплюснутая к голове.
Не знаю почему, но неожиданно меня разобрал смех. Я задыхался и смеялся, и варвар тоже улыбнулся в ответ. Наконец он вновь одел шлем и встав, зашагал дальше, бросив на ходу короткую фразу:
- До встречи!
Тоска – вот о чём я сейчас подумал, всё казалось уже не раз пройденным.., видения, смерти - всё это уже было. С такими мыслями я тихо и умер…
 все сообщения
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты участников форума » Game (рассказ пока не переросший в книгу)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017