Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Старый  
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Старого » бой за переправу (автор Старый)
бой за переправу
тёмникДата: Четверг, 03.06.2010, 18:03 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Бой за переправу.

Пыль! Пыль, казалось из пыли, состоит воздух, в горле все пересохло, очень хочется пить.
Струйка пота сползает по виску оставляя после себя серебристую дорожку влаги , которая тут же покрывается коркой грязи. Пыль подымающееся из под копыт впереди идущих коней, туманным маревом окутывая людей и лошадей делая всех одного, серого цвета.
Она везде и от неё нет спасения.
- Сансар - Раздался сбоку голос посыльного – тебе приказано выдвигаться, проверить лес по правой руке – и, стеганув коня плетью, посыльный умчался дальше.
Сансар встал на стременах оглянулся на свое пропыленное воинство, и, махнув копьем два раза, пришпорив коня, повел свою сотню к лесу виднеющегося на горизонте тонкой полоской.
***
Темный сырой лес обступал со всех сторон и, нависая низкими ветками, цепляясь за одежду, старался стащить с коня. Густой тяжелый воздух пропитанный испарениями, гудящие тучи комаров, которые как маленькие вампиры, набросились на людей, жалили в лицо, лезли в рот, нос, уши. Кони послушные в обычное время, стали вести себя тревожно, постоянно вскидывая головы, пытаясь стряхнуть маленьких кровососов облепивших морды, длинные хвосты как плети хлестали по бокам, давя неисчислимые полчища кровожадных разбойников. Остановив лошадь на опушке леса Сансар подозвав к себе десятников указал движение и послав скакуна вперед двинулся следом за ними. С правой стороны опушки раздался ,сначала скрип, хруст ломаемых веток и потом качнувшись на длинных веревках,
стремительно рухнула вниз, привязанная к ним колода. С громким шлепком сбила на землю, нерасторопного воина смотревшего в другую сторону. Раскинув руки тот остался лежать на траве, Сансару одного взгляда хватило понять что он , мертв.
- Раззявы! – крикнул он десятку едущему впереди - смотрите, куда коня направляете, смотрите внимательно, здесь полно ловушек!
Лесные великаны, что своими кронами подпирали небо, подступали все ближе, тесня людей на тропу и, казалось, что они делают это специально.
Ну вот стоило подумать, как последний воин с правой стороны не успел подъехать к строю, как под его лошадью разверзлась земля и с громким криком конь вместе со всадником рухнул в яму, с хрустом в тело вошли заостренные колы, набитые на дно ямы.
- Да будь Ты проклят, - Выругался Сансар, и, достав наконечник стрелы с костяным свистком, громко засвистел, призывая к себе воинов.
Развернув коня, двинулся из леса. Остановившись на опушке, стал дожидаться, возвращающихся. Простояв с полчаса, спешился, снял с коня переметные сумки и, бросив их на траву, уселся. Достал кусок вяленой конины, кусок лепешки, стал, есть, всматриваясь в лес из которого по одному по двое, возвращались его солдаты.
Многие шли, пешком неся на себе седла снятые с погибших лошадей, иные счастливчики ехали верхом но, ведя за повод коней, своих убитых товарищей, многие были ранены.
Прождав еще, какое то время, Сансар, велел десятникам пересчитать людей и доложить о потерях. Итог не радовал, за четыре часа проведенных в лесу сотня потеряла 12 человек убитых, 8 раненых и 36 лошадей. Ловчие ямы, взведенные самострелы – хорошо, что люди ехали на лошадях, самострелы были настороженны на зверя, а то бы потерь могло быть больше.
- Сансар - окликнул его один из десятников – Мои люди преследовали и почти взяли человека, сначала думали, что это шайтан, его почти не видно в лесу, когда он останавливался, то становился невидим. Мои люди подстрелили его, только он убил себя и живым не дался. Мы притащили труп, мне показалось, что ты хочешь на него посмотреть.
- Пошли – Сансар встал, отряхнул руки,- посмотрим на вашего шайтана.
На земле лежал мужчина, одетый в странный халат с шапкой, весь обшитый ниточками и веревочками серо-буро-зеленого цвета. Казалось это куча бурой травы.
- Да, если отойти от него то можно с десятка шагов и не заметить, не удивительно, что они так и смогли уйти. Как этого подстрелили?
- После второго убитого воины стали стрелять во все подозрительное, ну … - десятник смущенно развел руками, - этого и подстрелили,- вот ведь выдержка даже не вскрикнул, в ответ выстрелил из арбалета и ранил воина попавшего в него, когда к нему подбегали, проткнул сердце кинжалом.
- Достойный Враг! - и посмотрев на десятников, обступивших его – поднять людей мы возвращаемся.
Забрался в седло, разобрал поводья и дав шенкеля коню направился к выходу из леса, по глухому перестуку множества копыт, позвякиванию упряжи и оружия и не оглядываясь понял, сотня пошла за ним. Выйдя из леса, пустил коня рысью, постепенно разгоняя, и вот уже вся сотня галопом мчится обратно.

Бой за переправу.
Продолжение. 2

Фатах трясся на своем чахлом коне пытаясь из всех сил не отстать от своего десятка.
Задание, которое им дали, было простым проверить, обочину дороги на предмет засады или приготовленных ловушек, на лесной дороге достаточно повалить одно дерево, как весь отряд встанет и не сможет двигаться дальше если нет обхода вокруг завала.
Проезжая по краю дороги воины из десятка осматривали стволы на наличие подпилов надрубов, особенно обращая внимание на деревья которые начали подсыхать.
Искали следы. Один из воинов едущих впереди придержал коня и подняв вверх руку из дал тихий свист привлекая внимание. Впереди, сквозь кусты было видно только одного всадника, по дороге двигались русы. Десятник приказал молчать и зажать лошадям храп, что б те не смогли заржать на чужих коней. Подождав пока отряд противника, не проедет дальше, приказал стрелять. Фатах прицелился в руса который ехал на кауром коне , выстрелил. Стрела посланная с десяти метров вошла в левый бок всадника и он склонившись в право упал с коня, оставшись лежать бесформенной грудой. Закричал и рванулся вперед раненый конь, Ратники дружно развернулись и поскакали в обратную сторону, отстреливаясь на ходу. Один из воинов десятка откинулся на круп, поймав арбалетный болт грудью. Всадники яростно нахлестывали коней, спеша догнать уходящий дозор русов. Лесная дорога делала изгиб, плавно поворачивая, еще немного и девять руссов скрылись за поворотом, десяток последовал за ними, изрядно уставший конь Фатаха не смог быстро догнать, а когда он доскакал до поворота, понял что усталость лошади, спасла ему жизнь.
Руссы, уйдя за поворот спешились, зарядили арбалеты и в упор перебили всю погоню, кто был убит на скаку, кто-то, упав с убитого коня, был добит на земле. Увидев подъезжающего, Фатаха, один из ратников вскинул арбалет, выстрелил в него, но то ли аллах, то ли судьба хранили его и болт, пробив халат на плече, дернув, опрокинул его на круп и второй болт, с противным воем, прошел над седлом, не задев Фатаха. Выпрямившись он развернул своего доходягу, и понукая плетью, ударяя пятками заставил скакать того так как тот еще не скакал. Выскочив из-за поворота, увидел отряд идущих следом разведчиков и громко крича, помчался к ним на встречу.
- ТАМ Русы - кричал Фатах, настегивая лошадь, - Там за поворотом – и повернувшись, указал рукой. Всадники из встреченного отряда услышав отчаянные вопли подали коней вперед и, разгоняясь двинулись к повороту, приблизившись придержали коней и медленно вступили в неизвестность.
Фатах подскакав к убитому им руссу остановился, спешившись хлопнул коня по крупу . что- б отошел и ухватившись за ноги потащил русса к лесу. Оттащив с дороги на обочину, стал раздевать.
Мимо Фатаха проезжала идущая следом сотня. Сотник, остановив коня, окликнул его.
- Господин, все погибли.- Он рассказал, что здесь произошло за последние пять минут.
- Останешься здесь, позади – сотник махнул нагайкой,- идут еще, пошлешь вслед за нами.
Сотня, набирая ход, стала удаляться по лесной дороге.
Повернувшись к своему трофею, занялся благородным делом грабежа, раздевая труп.
- Эх, жаль конь ускакал, а то эту доходягу давно пора на мясо пустить – ворчал Фатах одевая на себя снятую кольчугу. – Но, тут он задумался, ведь если бы конь был справным, то возможно, что и лежал бы сейчас там, за поворотом, с болтом в груди. Поднявшись на ноги пошел к своей коняшке, которая своей усталостью спасла ему жизнь
-Хороший мой,- похлопал он коня по морде, молодчина, если бы не ты то …
- Эй, воин,- за спиной раздался голос человека привыкшего повелевать, - Ты чего здесь делаешь?
Повернувшись, Фатах увидел незнакомого сотника и подойдя, доложил что его оставили здесь направлять всех по дороге, вкратце рассказав что здесь произошло.
Подождав пока сотник отъедет, он уселся на землю и развязав узелок с едой принялся не спеша поедать хлеб с сыром, запивая его водой из фляги.
А мимо него в лес прошла сотня и следом надвигалась другая, не вставая с места Фатах махнул рукой указывая куда ехать.
***
Сотник остановил коня, и вскинул руку, останавливая отряд. Махнув рукой, влево и вправо, послал два десятка поверять дорогу уходящую в лесную чащу.
Через некоторое время от ушедших вперед поступил сигнал, и сотня пошла дальше.
На выезде из леса стала видна крепость, стоящая на небольшом взгорке, перед крепостью раскинулся посад, стоящий глухой стеной к лесу, вернувшиеся разведчики доложили что,
На въездах в посад устроены завалы. Стены домов, глухие, без окон. Высотой в два роста человека. И что налево по выезду из леса протекает речушка, течение быстрое, но речка узкая и можно переправиться на тот берег. И что на той стороне виден широкий луг, на котором можно поставить лагерь.
Оставив один десяток предупредить подходящих, сотник отправился к реке осмотреть все самому. То что увидел радовало ширина речки составляла с десяток метров правда берег был крутоват но не вдалеке было местечко удобное для схода к воде.
Сотник выехал на берег и, направив коня в воду начал медленно продвигаться вперед.
Сначала было по бабку, потом вода стала с каждым шагом подниматься все выше, и вот достигнув конского брюха, остановилась, еще два шага и вода стала отступать.
Пофыркивая, конь вышел из воды.

Бой за переправу.
Продолжение. 3

Сотник выехал на берег и, направив коня в воду начал медленно продвигаться вперед.
Сначала было по бабку, потом вода стала с каждым шагом подниматься все выше, и вот достигнув конского брюха, остановилась, еще два шага и вода стала отступать.
Пофыркивая, конь вышел из воды.
Выйдя на берег, он повернулся и посмотрел на посад, заметил людей, сидящих на крышах домов. Звук, который он слышал с детства, звук который не мог перепутать ни с чем, звук конского топота, нарастающий, грозный топот множества копыт, отбивающих победный ритм. С правой стороны, дальней стороны посада разворачиваясь лавой, выметнулась конная рать. Блестели на солнце матово кольчуги, золотистыми искорками вспыхивали зерцала, вспышкой мелькнул и пропал отблеск на наконечниках, опускающихся копий. Сквозь топот доносились басовитые, гулкие хлопки арбалетов, отправляющих болты в короткий полет с тем, чтоб через мгновение они с яростью воткнулись в грудь монгольского воина. Ни что не могло остановить выпущенную практически в упор, оперенную смерть. Монголы, увидев надвигающеюся лаву, стали заворачивать коней, пытаясь скрыться в лесу, но и лес хранил свои тайны, за кустами их встретили хищно растопыренные, обрубленные и заостренные, ветки поваленных деревьев.
Но не все бросились отступать, нашлись, храбрецы, они, выхватив луки, стали выпускать стрелы в надвигающееся войско, то тут, то там стали падать раненые и убитые кони. Вот русов, откинув в сторону копье и щит, старается откатиться под защиту упавшего коня, чтоб не быть растоптанным. Другой ратник, уткнувшись в гриву, из последних сил пытается удержаться в седле. Но эти очаги сопротивления тут же гасли под ударами арбалетных болтов и копий.
Тяжелые кони со всего разбегу врезались в маленьких, низкорослых монгольских лошадей
откидывая их в сторону, опрокидывая и топча. Копыта с треском разбивали головы и ломали кости, втаптывая и вытаптывая всякое сопротивление. Вот воин вставший на пути атакующих отбивает щитом копье направленное в грудь но тут же начинает заваливаться на спину от попавшего в лицо болта. Мгновением позже русский конь, бьет плечом монгольскую лошадь, опрокидывая её на спину, а копыто другого наступает лошади, на голову прекращая её мучения. Вот воин, бегущий к лесу взмахнув руками, как птица крыльями, валится ничком в траву, оставаясь безжизненной грудой тряпья. И вот промчались кони, смолкли крики. И только грязь, перемешанная с кровью,
растерзанные тела людей и коней раскиданные по полю говорили о том, что здесь только что были живые люди.
Громкий крик радости со стороны посада, доносившийся вперемежку с бранью, которой победители осыпали побежденных.
Сотник смотрел на это и только засвистевшие радом стрелы заставили его очнутся и дав коню шенкеля начать отступление, с берега реки. Оглянувшись на ходу он с горечью сосчитал тех кто остался, всего полтора десятка уходили вместе с ним.

Бой за переправу.
Продолжение. 4

Командир сотни, Бадма, ехал в дурном настроении, его любимый конь пал вчера сожрав какую-то траву непонятную, все лошади ели и ни чего, а эта скотина взяла и сдохла.
Пришлось брать из табуна запасного, и этот сын шакала, старался показать нрав, постоянно огрызаясь, взбрыкивая, и пытаясь укусить.
- Вот шайтан – Бадма, стукнул жеребца между ушами, - вернемся на мясо пущу, скотина!
По заданию, которое получила его сотня, они должны выйти по правую руку от крепости. Покачиваясь в седле и воюя с непокорным жеребцом, Бадма осматривал лес, через который они ехали. Вековые ели, раскинувшиеся по сторонам дороги, величественные кроны, почти смыкавшиеся на самом верху, оставляли выглядывать полоску синего неба.
До выхода из леса оставалось совсем немного, всего один перестрел, когда спереди послышался топот множества коней, и на удалении показалась конная рать руссов идущая галопом в сторону, куда должна была пойти сотня идущая впереди.
Со стороны руссов послышались хлопки арбалетных выстрелов, впереди раздался рев сотен глоток людей сошедшихся в кровавой бойне, ржание коней. Из проносящихся мимо руссов, последние ряды разрядили арбалеты в сторону монголов, и свист летящих болтов заставил людей вскинуть щиты, принимая на них этот залп, заржали раненые кони.
Жеребец под Бадмой, вскинул голову и, всхрапнув, и отступив назад на один шаг, стал заваливаться на бок, по иронии судьбы арбалетный болт пробил голову коню, убив на повал. Выпростав ноги из стремян, Бадма соскочил на землю и, кинувшись к стоящему рядом воину, стащил того на землю, вскочил в седло, повернувшись, крикнул - Вперед!
Пришпорив чужую лошадь, рванул узду, и, пригнувшись, повел за собой воинов.
Радостный рев голосов, донесшийся от посада, подтвердил, первая сотня погибла. Выметнувшись, на полном скаку из леса, Бадма вывел сотню к посаду, уходя по дуге налево к реке. Стреляя, на полном скаку, они прошли под стенами.
Крики радости сменились криками боли и злости, с крыш стали падать убитые люди. Засвистели ответные стрелы, вот заржал раненый конь и, припадая на задние ноги, из последних сил уносит всадника от стены. Один из воинов сунул лук в саадак, протянул руку что б перехватить повод, как ответная стрела, прилетевшая с крыши дома ударила чуть ниже края шлема. Пробив шею, она порвала артерию, кровь упругой струйкой пробивается сквозь пальцы, прижатые к ране в попытке отсрочить смерть. Прыжок, второй, и вот уже мертвый воин сидит в седле, склонившись к гриве, ещё прыжок и безжизненное тело соскальзывает и, перевернувшись на земле пару раз, останавливается. Остальные обходят упавшего, а его скакун, подхваченный, общим порывом уносится со всей сотней дальше к реке.
Вырвавшись на берег реки Бадма направил коня в реку и вскинув тучу брызг вошел в неё.
Несколько скачков и вот жеребец, отряхиваясь, вымахивает из воды и начинает удаляться от реки в сторону большого поля раскинувшегося за рекой.

 все сообщения
тёмникДата: Четверг, 03.06.2010, 18:05 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Бой за переправу.
Продолжение. 5

Удвал, третий сотник из числа посланных на разведку дороги, услышав впереди звуки боя, придержал коня останавливая свой отряд.
- Вы двое - указал на воинов стоящих радом – проверите, что там произошло и обратно.
Всадники настегивая лошадей поскакали к выходу из леса, не доехав с пол сотни метров соскочили на землю и пригибаясь побежали вперед, стараясь не высовываться из за деревьев.
Удвал, оглянулся на свою сотню, воинов закованных в доспехи, безликие личины смотрели на него и ждали сигнала, сигнала к атаке в которой они пойдут, разворачиваясь лавой сметая все на своем пути. С грозным топотом из глубины леса стали подходить сотни, разворачиваясь во фронт, готовясь к атаке. Вдали на лесной дороге стал, виден проблеск копий монгольской тяжелой конницы идущей рысью. Это спешила на помощь тысяча таких же, закованных в броню всадников. Солнечные лучки искорками вспыхивали в такт шагам коней. Тысяча воинов блестя броней как змея чешуей, подползла уже на середину дороги, оставалось совсем не много когда эта сила выйдет из леса.
Удвал повернувшись к подъехавшим сотникам Арваю и Рустэму.
- Руссы напали на разведку и похоже, что перебили всех, сейчас мои вернутся и станет понятно, где они? - от края леса пригибаясь к гривам лошадей, неслись два всадника.
Подскакав один из них, откинул личину и начал доклад – Русы еще на поле за рекой и собирают добычу, ловят коней, пройти можно по краю леса, с посада с крыш домов стреляют стрелки.
-Идите на место – отпустил разведчиков Удвал и повернувшись к сотникам – Как старший предлагаю такой план моя и твоя сотня,- кивнул он Арваю, - идет в атаку с фронта атакуем в лоб.
- Твоя сотня – перевел взгляд Удвал на Рустэма, - обходит по дуге и заходит к руссам, сзади
отрезая путь отступления в крепость.
- Арвай, ты идешь позади нас, и как только мы переправимся через речку, тут же уходишь в влево и начинаешь разгон и ударяешь в тыл Руссам. Понятно!
Две головы синхронно кивнули и всадники, развернув коней, поехали к своим сотням.
Подняв над головой копье, Удвал качнул его вперед и сотня начала свое движение.
Постепенно ускоряя шаг, переходя на рысь, и вот край леса, и сотня, набрав скорость, выметнулась на поле перед посадом. Замелькали, пролетая дома, с крыш домов полетели арбалетные болты, которые, бессильно проскрежетав по броне, скатывались на землю и оставались там безобидными деревянными иголками. Отдельные всадники только покачивались в седлах от ударов, которые наносила стрельба, ведомая арбалетчиками.
Речка раскинулась фонтаном брызг, взбурлила белой пеной, под копытами коней и выпустила их на свои берега. Выскочив из воды, сотня продолжила свое движение на врага, который, увидев приближающиеся войска, стал собираться, вместе поворачивая коней, чтоб отойти в посад через открытые ворота.

«Чтоб уйти им надо или подставить под удар фланг отряда, и тогда удастся разорвать урусов на две части, правда голова колонны сможет прорваться в посад, а хвост. Хвост тогда будет окружен и острые сабли напьются крови. Но если захотят встретить атаку, то им придется, не перестраиваясь разгонять коней на встречу нам.
И тогда лобовой удар двух сотен с обходом третьей с выходом в тыл. Почти по плану»

Все эти мысли проскочили в голове, Удвала, когда увидел ратников.
Придержав коня, он сместился во вторую, а потом и в третью линию атакующей сотни.
Оглянувшись назад, осмотрел свой отряд, который двигался монолитным, плотным строем, Сотня Арвая нагоняла, ей оставалось всего два корпуса, что б догнать идущих впереди. До руссов, оставался еще десяток другой, и они решили сойтись с ними лицом к лицу, в лобовой атаке. Гривы развевались, кони прижали уши и скалясь закусили удила, с которых начала клочьями сползать пена. Воины опустили копья.
Удвал по привычке крепче вжался в седло, как обычно перед ударом.
В прорези на личине было видно надвигающегося на него русса, наконечник казалось, летел в самое лицо, двигаясь из стороны в сторону как живой хищно выцеливая щели в обороне. Еще, еще … удар! Казалось, что небо обрушилась сверху, копье ратника ударило в щит. Поддернув щит на себя, Удвал отбил удар в сторону, одновременно поразив русса в лицо прикрытое кольчужным забралом, голова откинулась назад, и ратник, опрокинувшись на круп стал падать на землю, но нога зацепилась за стремя и конь потащил убитого, окровавленная голова волочилась по земле, нога выскочила из сапога и тело перевернувшись несколько раз замерло на земле.
Краем глаза заметил, как воина скачущего рядом сшибает на землю русс, проткнув копьем, щит и тело и как русс падает навзничь от попадания в грудь. Опустив подкинутое вверх копье Удвал направил его на следующего ратника, но конь споткнулся на кочке и точный выверенный удар прошел не так как хотелось, вместо того что б попасть в лицо, попал в верхнюю часть груди и скользнув по кольцам кольчуги воткнулся в шею и Удвал проскакивая мимо просто разорвал тому её, почти отделив голову. Слева, проскакивая на полном ходу, попытался рубануть мечом урус. Удвал подставил щит, слил удар в сторону, конь сделал еще пару прыжков и впереди появился другой ратник, Вскинув арбалет, он спустил курок, и болт ударил в край шлема, взвизгнув, отлетел в сторону. Голова закинулась назад на мгновение в глазах потемнело, но направленное копье, с хрустом прорвав кольчугу, воткнулась в ратника, вышибая того из седла, не успев отдернуть на себя копье, Удвал сбросил его и потянул на себя рукоять сабли….
Удар меча бросил его на гриву коня, скакавший рядом ратник, получив удар копья и падая навзничь, рукой с зажатым в ней мечом, плашмя стукнул по загривку.
Конь вынес склонившегося вперед сотника из боя. Оглядевшись, Удвал направился чуть в сторону, наблюдая за тем, как сражаются его воины. Сделав еще с десяток шагов и успокоив жеребца, сотник повернул его в сторону сражения.
Басовитое уханье арбалетов, звонкие щелчки тетивы о наручи, скрежет и звон перекрещиваемых клинков, конское ржание, крики и стоны умирающих людей сплелись в не мыслимую какофонию звуков, звуков кровавой битвы в которой сплелись русские и монгольские воины.
Оглянувшись, Удвал увидел, как из леса стало выходить подкрепление, и радостно оскалившись, махнув саблей в сторону врага отходящего к воротам, бросился в бой….

Бой за переправу.
Продолжение. 6

Сотня Рустэма двинулась в арьергарде атакующей колонны, постепенно сдвигаясь влево, с шумом и брызгами проскочив речку, продвигалась по краю леса, вытаптывая луговую траву.
«Шайтан, не успеваем. Урусы, уже уходят, трусливые собаки!»
С яростью подумал, он, глядя, как передовые ратники Русских уже подходят к воротам, его задача была обойти, отрезав путь задержать, пока передовые сотни атакуют. Разгоняя коней, Рустэм,
Заметил скакуна, который вынес из свалки воина склонившегося на гриву, жеребец замедлил ход, перешел на шаг, воин выпрямился в седле, глянув в сторону Рустэма,
- Удвал! Жив, хвала Аллах -
Удвал махнул саблей, указывая на ворота, в сторону которых отходили Урусы, понесся в самую гущу боя.
Рустэм, пришпорил коня, разгоняя еще быстрей.
Сочное разнотравье, разбрызгивая сок, зеленило копыта и стекало на землю каплями. Глухо стучали подковы, редкие кусты стремительно проносились мимо.
Звон сабельных ударов, крики и ржание коней сместились назад, а впереди стали вырастать фигуры отряда Урусов уходящего от справедливого возмездия.
Сотня, как стремительный поток горной реки, расходилась по лугу, охватывая конец колонны, почти дошедших до ворот ратников. Всадники на более тяжелых медлительных конях отставали, от стремительно мчавшихся впереди стрелков
Рустэм вскинул вверх руку с зажатым в ней луком, указывая цель для своих стрелков и перехватив из саадака стрелу с тяжелым граненым наконечником, выпустил её.
Оперенная пером сокола, вестница смерти, стремительно взлетела и понеслась к всаднику, скакавшему на каурой лошади, впереди. Уходя с луга, всадники руссов перекинули на спину щиты, загораживаясь от смертоносных посланников летевших с неба. По злому року судьбы, стрела, посланная Рустэмом, прошла между щитом и воинским поясом, граненый наконечник, раздвинув кольчужные кольца, проскочил в пробоину сделанную им и воткнулся в плоть, пробив на своем пути кожу и почку, остановился, натянув с другой стороны кольчугу которую еже не смог пробить.
Воин выгнулся назад и, всплеснув руками, вывалился из седла. Вскочил, потянул из ножен меч, смахнул в сторону стрелу направленную ему в грудь. Ухватился за древко торчавшее и сморщившись от боли, обломил его. Перекинув со спины щит, воин встал, прикрывшись, настороженно глядя на проносившихся мимо него Монголов.
Кровь тонкой струйкой стекала по обломку и падала на землю тягучими красными каплями. Последние монголы придержали коней и, расходясь вокруг одинокого ратника, стали окружать его, не опуская луков с наложенной на тетиву стрелой.
Десятник оглянулся, бросил короткий приказ – Взять живым, - погнал коня вслед уходящей сотни.
Прижав к груди руку со щитом, уперся мечом в землю, склонившись в сторону раненого бока, воин медленно поворачивался, стараясь следить за всеми разом, монголы, весело переговариваясь, замыкая кольцо, кружили на удалении, чтоб урус не мог достать их.
- Урус бросай меч, останешься, жив! – коверкая слова, проговорил один из них.
- Бросай, быстрей бросай. Дурак с тобой хан поговорит и отпустит.
Один из воинов пустил стрелу, пугая уруса тот отшагнул в сторону и стрела воткнулась в землю перед его ногами, задрожав белым оперением.
Ратник молчал, только крепче прижав к груди щит.
Один из монгольских воинов скомандовал – Поменять стрелы, разъехаться в стороны, будем глушить.
Воины сняли боевые стрелы, достали тупые стрелы и стали разъезжаться в разные стороны, отвлекая внимание уруса.
- Бей, - раздалась команда, и стрелы метнулись к ратнику.
Со звонким ударом, тупая стрела, выпущенная, с расстояния в пять метров, ударила уруса в висок, вторая ударила в затылок. Оглушенный ратник припал на одно колен и медленно опрокинулся на бок. Соскочившие с коней монголы бросились к нему. Вялая рука попыталась отмахнуться мечом, но набежавший воин, наступив на руку, вырвал оружие.
Другой откинул щит и, перевернув ратника на живот, стал быстро вязать тому руки сведенные позади. Схватив пленного за плечи, подняли его, закинули на круп подведенного коня, привязали, пропустив веревку под брюхом, сели в седла и поскакали к лесу. Сотне не повезло догнать уходящую конницу только, и смогли выбить из седел и добить два десятка отставших, а потом стрелки из посада вынудили их прекратить преследование и отойти.

Бой за переправу.
Продолжение. 7
Разогнав коня, Удвал, двинулся в сторону своих воинов окруживших отбивавшихся Руссов.
«Нужны Пленные, что б узнать, сколько войск в гарнизоне, сколько конницы, какая она, какое защитное вооружение стоит на стенах»

На поле валялись тела, корчились и стонали от боли раненые люди и лошади.
Не вдалеке пытался встать конь, снаряженный в украшенную серебристыми пластинами броню, длинные сизые, осклизлые кишки путались в ногах, конь наступал на них, падал, и снова продолжал вставать, из больших, чуть на выкате фиолетовых глаз, катились крупные слезы, жалобный крик, почти осязаемой боли разносился над полем.
Удвал подъехал ближе и, соскочив, пошел, доставая нож, чтоб прекратить мучения.
Рядом с конем, на земле лежал, раскинув руки, молодой урус. Из груди торчал обломок сломавшегося копья. Это был, тот, кого последним сбил с коня Удвал, прежде чем его самого оглушенного не вынесло из битвы. Потянулся к узде чтоб завалить коня и перерезав горло и прекратить мучения. Жеребец, увидев чужого, не так пахнущего человека, злобно ощерился и попытался укусить за протянутую руку, но, споткнувшись о собственную требуху, упал, громко вскрикнув от боли. Удвал отпрянув назад, успел перехватить его за край маски закрывающей конскую голову и, потянув на себя, провел ножом по горлу, конь забился из последних сил, но кровь стремительным потоком покидала истерзанное тело, постепенно толчки ослабли, глаза подернулись пленкой, застыли навсегда. Поднявшись на ноги, отряхнул колени от налипшей травы и крови. Со стороны боя послышались радостные крики, воины Удвала, добили последние очаги сопротивления и радовались победе.
Сотник пошел стоявшему поодаль скакуну, подойдя, собрался уже сесть в седло и направится к ним, как его внимание привлекла возвращавшаяся от ворот сотня Рустэма. Она шла не спешной рысью, явно сберегая силы коней, уставших после гонки со временем, когда надо было догнать уходящие основные силы урусов.
Передний всадник, пришпорил лошадь, это был Рустэм. Всадник приблизился, потянул повод, откинувшись назад, останавливая коня.
- Мы не догнали их, они успели проскочить в ворота, а там видно было стрелков и при подходе нас стали обстреливать, отсекая от Урусов.
- Что, еще видели?
- Ворота загородили какими-то жердями палками перевязанные веревками и телеги вытащили, бросив их по середине. На крышах видел много стрелков, они собственно и не дали догнать урусов. Когда стали нагонять отставших, эти сыновья шайтана, - Рустэм сплюнул на землю, - очень метко стали стрелять, мы не дошли всего метров пятьдесят до ворот, а потеряли пятерых человек и десяток коней, когда отходили, убили еще одного воина, стрела попала в шею, сзади. Мы там не пройдем, нас перестреляют, надо ждать подкрепление.
Удвал раскрыл рот…. Но тут со стороны крепости раздался звук, знакомый всем ветеранам прошедшим не одну битву, звук баллисты, выстрелившей по скоплению воинов стоявших на поле.
- Закройся, - Крикнул Рустэм, вскидывая над головой щит и пришпоривая коня выходя из - под обстрела, воины стремительно рассыпались по полю и поскакали в сторону леса, что был напротив ворот. С глухим свистом глиняные шары из обожженной глины, размером с голову ребенка, стали падать на то место где только что стояли воины, убраться повезло не всем. Замешкавшийся воин, погонявший своего коня , получил глиняным кирпичом по спине, бедолагу силой удара просто вышвырнуло из седла бросив вперед под копыта его собственного коня, и в довершение всех бед свалившихся на него с неба, его собственный конь разнес ему шлем вместе с головой, с размаху наступив копытом.
Всадники, проскакав по полю с десяток метров, стали сдерживать лошадей, переводя их на шаг.
Покачиваясь в седле , Удвал размышлял о том что он видел и что произошло за последние полчаса.
« Потеряли полторы сотни воинов, наши сотни понесли потери, сколько, пока не понятно ещё не было переклички»
Удвал оглянулся, назад посмотрев на своих воинов едущих позади, глядя со стороны, невозможно было подсчитать потери.
«Думаю мало потеряли, урусов было всего человек пятьдесят, они почти не успели разогнаться, когда мы на них налетели. Удар прошел, быстро проскочили через их строй, окружили и добили сопротивление, но задачу они свою выполнили, задержали, сбили скорость, не дали ударить в бок урусам уходящим в посад.»
-Удвал, - раздался с боку голос Рустэма, - мои взяли пленного и везут к лесу.
- Где они?
- А вон те, что впереди, - Рустэм вытянул вперед руку с зажатой в ней камчой.
- Что ж ты о самом главном то не сказал, - Выкрикнул Удвал, пришпоривая коня и направляя его в сторону маленькой группки людей ехавших впереди на два перестрела.

Бой за переправу.
Продолжение.8.
На взгорке, с которого было видно стену леса, стояла группа всадников.
- Махмутек! – раздался за спиной голос кишиктена, - От разведки прибыл гонец, дурные вести Руссы разгромили передовой отряд, мы потеряли передовую сотню, Всю!
- У-у, шайтан! – прошипел сквозь зубы Махмутек,- Как это случилось?
- Они выходили из леса ,с дороги, разделились, два десятка пошли на право, остальные на лево проверить брод через речку, тут их и накрыли , там засада была, в общем они стоптали наших.
- Солонго,- Повернувшись к тысячнику, Махмутек посмотрел на поджарого воина сидевшего на коне как влитого, с не уловимой грацией прирожденного конника. – Возьмешь свою тысячу и,- последовала пауза, - сотню из тысячи Сэржмядага, сотню распределить по десятку и поставить во главе каждой сотни. При движении по дороге ВСЕМ всадникам держать копья острием вверх, все кто плохо вооружен должны быть в задних рядах. Понятно?
- Не совсем….-
- Надо сделать, так что бы Руссы подумали, что по дороге идет полная тысяча Сэржмядага, а для тебя,- Махмутек повернул голову к старому седоусому монголу, - будет другое задание, но об этом потом.
Тронув за уздечку, заставил коня пройти вперед несколько шагов, и развернувшись лицом к своим воинам продолжил.
- Из Леса не выходить, как только покажется крепость, остановится, и ждать приказа.
По данным, что привезла разведка, лес полностью не проходим, в нем могут и скрываются стрелки Руссов, поэтому, когда остановитесь смотреть по сторонам, на любое движение в кустах стрелять, можно часть воинов спешить пусть встанут в боковое охранение.
- Ты, - Махмутек посмотрел на Солонго, - снимешь свои доспехи, возьмешь самые простые и скромные, ехать будешь в середине строя, я не хочу, что бы тебя подстрелил из кустов какой то урус.
- Да ему проще голышом проехаться, чем снять эти латы, он по моему и спит в них, - Голос Сэржмядага прозвучал скрипуче и с заметным ехидством,- зря что ли он за них табун коней отдал!
- Ага, я же не такой жадный, как ты, за такие прекрасные доспехи и два табуна не жалко,-
Солонго провел рукой по звякнувшим пластинам доспеха богато украшенного серебренными и золотыми пластинами, чередование пластин сверкающих на солнце, создавало сложный орнамент.
- Скажи лучше, что завидно, что я их из под твоего седого носа увел. Сколько ты хотел дать за них, жадный ты наш, а?
Все вокруг заулыбались, скупость Сэржмядага доходящая до фанатизма была притчей
во языцех. Поговаривали, что он был в состоянии, есть из деревянной плошки, когда как сумы были набиты золотой и серебряной посудой, в юрте у него был с десяток овечьих шкур, разбросанных вокруг очага, да с пяток подушек сшитых из обычного полотна и набитых той же шерстью.
Все остальное лежало в сумах и доставалось хозяином, что б только показать, в руки не давалось и тут же убиралось после показа. А на все просьбы, что-то обменять продать стремился это все провернуть с выгодой для себя. При этом отчаянно торгуясь.
Сэржмядага посмотрел на заржавшего как конь Солонго и пробурчал сквозь седые усы
- Да уж поменьше, чем ты, но точно не продешевил бы. Переплатил ты, ох переплатил,
Можно …
- Ладно, хватит!,- остановил давний спор двух воинов Махмутек, - Оба хороши, один наряжается как петух, второй готов с драной задницей ходить, как и не тысячник вроде.
- ВАМ все понятно! - Повысил голос, Махмутек смотря на своих тысячников, - если понятно тогда вперед.
Оба тысячника кивнув, поскакали к своим отрядам стоявшим поодаль. Началось беспорядочное движение, заржали кони, перекрикивались десятники, но вот звуки стали стихать и тысяча Солонго начала свое выдвижение, выстраиваясь в колонну. С боку колонны, обгоняя её на ходу, вставая на свои места, двигались всадники из тысячи Сэржмядага.
- Нинжбад,- Махмутек повернулся к своему телохранителю, - помнишь последний поход,
Когда мы с позором были вынуждены уйти от той деревни. Как ты думаешь, что эти Шайтаны нам на этот раз приготовили?

* * *
- Что ж ты о самом главном то не сказал, - выкрикнул Удвал, пришпоривая коня и направляя его в сторону маленькой группки людей ехавших впереди на два перестрела.
Догнав воинов идущих легкой рысью, Удвал спросил к старшего воина что и как произошло и получив ответ велел поторопится и пришпорив коня поскакал дальше.
Добравшись до леса, Удвал остановил коня. С громким топотом приближались воины его сотни. Удвал крикнул.
– Десятники ко мне,- и ожидая пока они соберутся, повернулся в сторону крепости стоявшей на той стороне огромного поля.
Белая громада возвышалась над темной стеной посада. Высокий стройный шпиль колокольни возносился к небу.
«Как же урусы любят своего бога, если готовы тратить столько сил на строительство
таких домов для него. И чем он лучше нашего бога?»
Все эти мысли пролетели в его голове, пока он смотрел на позолоченный купол церкви, возвышавшийся над крепостными стенами. По синему небу лениво ползли облака, слабый ветерок перебирал чуть шевелящуюся листву, слегка пригибая травники не скошенной травы.
- Удвал все собрались,- раздался позади голос одного из десятников.
- Какие потери?
- Семь убитых, четверо раненых, один из них не доживет до утра, поймал болт в кишки.
Среди убитых десятник третьего десятка, какой то урус попал стрелой прямо в глаз через личину. Раненых мы забрали, а убитые остались там, на поле. Больше всех как раз и пострадал третий десяток они в первом ряду шли, вот стрелки их и накрыли, среди раненых один сам виноват, не успел коня поднять, споткнулись на упавшем, и конь его всем весом к земле прижал, руку сломал.
- Так,- остановил Удвал доклад десятника, - понятно два десятка выставить вдоль леса и следить за ним, мне успели сказать, что там урусы прячутся. Лошадей не распрягать, ослабить подпругу, пусть отдохнут, Сейчас привезут пленного надо допросить его.
Десятник, возьмёшь своих ….
- Господин сотник, пленный умер!
- Раздался голос одно из воинов, которые везли пленного.
- Как умер! Вы что с ним сделали сыновья ишака! - Взвился в бешенстве Удвал, надвигая коня на воина.
- Он раненым оказался, он стрелу по самую кольчугу обломил, поэтому не видно было, да и скрутили его быстро, как видно пока на коня закидывали стрела в ране, сдвинулась, он сначала стонать начал, а потом затих. – Зачастил воин, отодвигаясь от сотника,
- а сюда приехали, сняли с коня, он уже и не дышит.- Воин вскинул руку, загораживаясь от плетки готовой опуститься на его лицо.
- Так он что по дороге умер.
- Да, я и говорю, сначала стонал, потом затих, а …
Удвал соскочил с коня, хлопнув того по крупу отпуская, - Показывай, где он. – и зашагал вслед за воином.
На траве, раскинув руки, лежал молодой воин, остановившийся напротив Удвал, вгляделся в лицо мертвого врага.
- Ну что ж так не везет, в стычке всех перебили, и этот умер, как же так, за что боги отвернулись от меня. У-у шайтан,- Удвал плюнув на траву в раздражении, поднял взгляд на стоящих напротив воинов – И что? Что делать будем?
«А если … если … точно так я и сделаю это точно сможет спасти мою шкуру»
- Десятник! – позвал Удвал,- бери свой десяток, будешь меня сопровождать. Едем к урусам, обменяем этого – Удвал кивнул на труп,- на наших, их надо похоронить до заката. Если сейчас начнем то успеем. Поехали. – И зашагал к своему коню.
- Ну, дорогой, - Похлопал он коня по шее, - еще немного и будем отдыхать.- Вскочив в седло, направил коня в сторону крепости, от которой он отступили.
Позвякивание уздечки сопровождалось перезвоном металлических пластин составляющих его доспехи, такие же звуки, раздававшиеся позади говорили, что все идет как надо.
Обратная дорога не заняла много времени, не доезжая до первого убитого метров десять, воины остановились, Удвал повернув коня, подъехал к державшему за узду лошадь с перекинутым через неё урусом.
- Десятник! Если урусы убьют меня то тебе командовать сотней, если останусь жив, забираем своих и отходим. Сейчас стоять и ничего не делать, просто ждать!- Удвал перехватил повод.
- Удвал может лучше, я, пойду? – Десятник протянул руку, что б перехватить за уздечку.
- Останешься и сделаешь так как Я сказал, понял?, - натянув повод, повел коня с убитым урусом к воротам.
Медленно, не торопясь, Удвал приближался к посаду, внимательно осматриваясь по сторонам, стараясь запомнить все, что увидит.
Справа от него в траве лежал воин, поодаль лежал еще один и чем ближе подъезжал Удвал тем чаще стали попадаться раскиданные тела людей и лошадей. Некоторые кони еще бились в агонии, мелко подергивая шкурой, вздрагивали и сучили подкованными копытами в воздухе, словно продолжали скакать, вперед, увлекаемые всеобщим порывом. Запах крови, теплой парной источающей терпкий аромат свежего мяса перемешивался с тяжелым запахом выливавшийся из распоротых животов, требухи.
Смерть витала над полем боя.
Арбалетная стрела с привязанной ленточкой со свистом воткнулась в землю, в трех аршинах от копыт его коня. Натянув повод, Удвал, остановился и стал ждать.
Со стороны посада отделились три фигуры и стали приближаться, расходясь по мере приближения, так что б охватить монгола полукругом. Слева и справа ехали арбалетчики,
По середине ехал урус на большом и сильном жеребце, глядя на фигуру этого воина ,Удвал, невольно восхитился этим великаном в человеческом обличии, Да для такого багатура и скакун должен быть под стать ему.
Не доехав до Удвала совсем немного богатырь остановил коня отстегнул пояс с мечом повесил его на луку седла и шагом пошел на встречу.
Удвал проделал то же самое и встретившись с урусом по середине противники остановившись, посмотрели друг на друга. Молча. Молчание затягивалось, Удвал решил начать первым.
- Урус, здесь на поле лежат мои воины и я хотел –бы…, - Удвал махнул рукой, указывая на поле брани.
Арбалетчики стоявшие позади Ратника синхронно вскинули арбалеты, целясь в Удвала.
Он вскинул руки перед собой, как бы загораживаясь от стрел и отступая на шаг назад.
- Мы хотели их забрать, по нашей религии воины, павшие на поле боя, должны быть похоронены в этот же день.
Ратник вскинул руку, арбалетчики опустили оружие, но продолжали внимательно следить за каждым жестом монгольского воина.
- Мы привезли Вашего воина он пал смертью героя и достоин, быть похороненным по вашим обрядам, а не валятся здесь, на этом поле. Я прошу разрешения забрать тела моих воинов.
Замолчав, Удвал, смотрел на ратника стоявшего перед ним. Молчание опять затягивалось, казалось, что перед ним стоит не человек, а безмолвная статуя, отлитая из металла.
Молча ратник сделал жест одному из стрелков и тот по дуге обходя, Удвала, подошел к коню, взял его за повод и потянув повел за собой.
Когда стрелок проводил коня мимо, Железная статуя ожила.
- Те кто ступит за эту черту, - Ратник указал на болт с привязанной лентой ,
- будет убит, забирайте своих и убирайтесь если задержитесь или кто будет пялится в ту сторону.
Он указал на посад, - будет убит.
Удвал то же повернулся и пошел к своему коню, когда за его спиной раздался голос Ратника.
- Эй монгол!
Удвал оглянулся на уруса сидящего, верхом на богатырском скакуне.
- Спасибо тебе за этого воина, что привез его!- И повернул жеребца в сторону крепости.
Удвал посмотрел вслед … и, расправив узду, вскочил на коня.
Со стороны посада на встречу ратнику выехала подвода, запряженная какой-то доходягой и с ней два старика в белых длинных рубахах.
Удвал махнул своим воинам, и они поехали по полю собирать своих убитых.
«Интересно кого же я привез и кто этот воин, кто этот багатур, что выехал на встречу, а воин его Сын наверно»
Удвал остановился перед воином, лежавшим в траве, лицом вниз в луже крови которая натекла из под разбитой головы.
Дождавшись воина, они вдвоем закинули на круп его коня, труп. Пустились в обратный путь. Десяток ехал в скорбном молчании, кони медленно шагали с двойной ношей.
Воинское счастье, как девка, любит удачливых, смелых и сильных.
«Ну что Я там увидел только то, что мне рассказал Рустэм, за каким шайтаном я туда поперся заслужить спасибо от уруса, все как Рустэм рассказал все, так и есть».
- Десятник что заметил, - Удвал позвал десятника, ехавшего чуть позади и поэтому пришлось придержать коня.
- На крышах домов мелькают лица, хорошо прячутся, поэтому будет трудно в них попасть. Дорога перегорожена, с боку от неё конники стоят, но не уверен, потому что видел только две головы, но стоят спокойно, как будто чего-то ждут, так могут стоять только обученные кони. Посередине дороги завал, за ним стрелки.
- Так всё что рассказал, Рустэм, подтвердилось. И что делать будем? – Удвал задал вопрос на который пока сам не нашел еще ответа.
Десятник пожал плечами, от чего по броне пробежала звенящая волна, - Не знаю.

 все сообщения
тёмникДата: Четверг, 03.06.2010, 18:07 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





это не законченный рассказ, он пишется по итогам обсуждения битвы на ОФК.
(надеюсь мы её продолжим)
 все сообщения
al1618Дата: Пятница, 04.06.2010, 00:44 | Сообщение # 4
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (тёмник)
(надеюсь мы её продолжим)

я тоже, smile
ты что же только половину выкладываешь? smile если лень - так хоть ссылки вставляй smile


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
тёмникДата: Пятница, 04.06.2010, 05:23 | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Quote (al1618)
ты что же только половину выкладываешь? если лень - так хоть ссылки вставляй

мне не лень, только к чужим текстам отношусь с опаской и уважением.. cool
 все сообщения
ugo81Дата: Пятница, 04.06.2010, 07:24 | Сообщение # 6
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 57
Награды: 0
Статус: Offline
тёмник, понравился Хочеться продолжения


Все пройдет И это тоже пройдет
 все сообщения
РОМЕО-VarvarДата: Пятница, 04.06.2010, 07:36 | Сообщение # 7
Фантазер
Группа: Авторы
Сообщений: 233
Награды: 3
Статус: Offline
Очень даже.
Я правильно понял, что это внуки Младшей стражи с монгольским нашествием воюют?


Лучше быть, чем казаться
 все сообщения
VallДата: Пятница, 11.06.2010, 14:09 | Сообщение # 8
урядник
Группа: Джигиты
Сообщений: 91
Награды: 0
Статус: Offline
Очень интересно.
 все сообщения
тёмникДата: Пятница, 11.06.2010, 15:55 | Сообщение # 9
Группа: Удаленные





Ромео,
Почти это мы с почтненным, АЛ1618, устроили побоище, на офк огромное обсуждение написанно, там остались ещё битвы разыгранные с ним.
 все сообщения
VelkanДата: Пятница, 11.06.2010, 17:51 | Сообщение # 10
Охотник и рыбак
Группа: Модераторы
Сообщений: 3809
Награды: 13
Статус: Offline
тёмник, smile Молодца smile


Делай что должно, случится чему суждено.
 все сообщения
VelkanДата: Пятница, 11.06.2010, 17:52 | Сообщение # 11
Охотник и рыбак
Группа: Модераторы
Сообщений: 3809
Награды: 13
Статус: Offline
Еще бы все свои фанфы сюда перенес бы


Делай что должно, случится чему суждено.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Старого » бой за переправу (автор Старый)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2019