Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: РОМАН, Treasure, Беркут 
Форум Дружины » Конкурсный раздел » Литературный конкурс "Там, за горизонтом" » Да здравствует король! (Там, за горизонтом, 2013)
Да здравствует король!
Оценку необходимо поставить здесь и ниже - в отдельном посте с отзывом.
1.Пятерка с плюсом[ 0 ][0.00%]
2.Пятерка[ 7 ][53.85%]
3.Четверка[ 6 ][46.15%]
4.Тройка[ 0 ][0.00%]
5.Двойка[ 0 ][0.00%]
6.Единица[ 0 ][0.00%]
Всего ответов: 13
STORYДата: Понедельник, 07.01.2013, 13:02 | Сообщение # 1
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Рассказ "Да здравствует король!"


Автор будет объявлен после подведения итогов конкурса -
14.01.2013г в 15.00 по Москве
Приз читательских симпатий определяют все читатели своим голосованием.
ВАЖНО! Поставив оценку, необходимо подтвердить ее отдельным постом.
Неподтвержденные оценки учитываться не будут!!!


P.S. Автор рассказа может отвечать на комментарии и вопросы анонимно.
Уважаемый АВТОР! Пришлите ваш ответ на комментарий в личку мне, Распорядителю конкурса STORY.
Ваш ответ будет в кратчайшие сроки добавлен в эту тему.

Ваш верный помощник, STORY.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Понедельник, 07.01.2013, 13:17 | Сообщение # 2
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline


Да здравствует король!

Ветер гулял по чердачным покоям. Хотя какие это покои? Обыкновенный чердак, только - дворцовый. Высокий, гулкий и запутанный. Множество окошек льет косой свет на пылевые смерчи, деревянные балки и паутинные узоры. Сюда, к паукам, любил приходить юный принц Саннелор, когда хотелось остаться одному. Здесь воплощались в хитросплетениях линий, прочерченных его рукой, сражения, рожденные взятыми от воспитателей знаниями, бурной фантазией и полководческим талантом, в котором он ни минуты не сомневался. Тайну этого убежища знал единственный человек – паж и верный друг Ринто, не разделявший, но терпевший уединенные упражнения будущего короля.
А вот уже и не будущего. С сего дня – настоящего. Да, вчера вечером его отец, король Инор, погиб в результате покушения. Сегодня – коронация. Как же несправедливы боги! Ничего ему не надо – никакой власти, лишь бы отец был! Саннелор смотрел и ничего перед собой не видел, а сквозь гул в голове пробивался вой ветра, гуляющего по чердаку: и тебе конец, и тебе конец придет, конец придет…. придет, придет, придет…

Огромное Ольское королевство, протянувшееся с запада на восток от седых Бернойских гор до топей Бледного заболотья, считалось лакомым куском в меню гурманов исторического масштаба. А Ольский замок вообще был легендой и притчей во языцех. Его непостижимые тайны и несметные сокровища, издревле копившиеся в пределах мощных стен, мешали спокойно спать добрым соседям. Богатые воинские традиции делали страну крепким орешком, но каждый раз, когда Ольс слабел, он становился предметом чьих-то посягательств. И вот когда неожиданно почил король Инор, и на трон взошел его сын и наследник – совсем юный Саннелор, многим показалось, что удобный момент настал. И первым из претендентов волей случая и согласно праву сильнейшего был избран Хелиаз - Хозяин степей. Так величали властителя бескрайней империи, раскинувшейся на юго-западе. Она была настолько обширна, что даже ее обитатели не знали, где лежат рубежи страны. На самом деле, границы, конечно, были, во всяком случае, северная окраина имела четкие пределы, но известно, что только плохой венценосец не мечтает о расширении владений.
Сразу после получения благой вести об ослаблении Ольса на Хозяина степей снизошло озарение. Он понял, наконец, куда ему направить накопленные в последние годы несметные силы, а надо сказать, что мальчиков уже давно рождалось больше девочек, чем Хелиаз был и доволен, и озабочен: где невест раздобыть? Набеги на сопредельные княжества решали проблему слабо – маловато там народонаселения. Надежды на южан - кочевые племена пустынников - тоже не оправдывались: добывать их среди барханов все равно, что ловить за хвосты ускользающих ящерок или змей. А тут большое и богатое королевство, пусть и отделенное несколькими границами. Хелиаз никогда всерьез не думал покорять прилегающие северные земли – из-за незначительности соседей - в таких победах славы не стяжать. Теперь дело иное – простереть крылья власти до самого Темного леса! – вот задача, достойная истинного вершителя истории. И, не мешкая, Хозяин степей собрал воинство, разделил свои орды на две части и отправился в поход. Правое крыло он доверил первому военному советнику - Ниризину, а левое, продвигающееся вдоль кромки Бернойских гор, возглавил сам. Вышел он на три дня позже Ниризина: пришлось дожидаться частей из двух отдаленных провинций.

Когда молодой король Ольса узнал о надвигающейся опасности, он заперся со своим наставником скопцом Илюмом и полдня в покои никого не допускали, поскольку под древними сводами, украшенными сплошной резьбой по редчайшему паучьему камню, кипел жаркий спор. Саннелор впервые не согласился со своим мудрым опекуном, предлагавшим заключить с захватчиком унизительный мир. И действительно, ольское войско, рассредоточенное по разным провинциям и потрепанное недавними приграничными стычками, не было готово к серьезной войне. Кроме того, Инор, как назло, незадолго до своей внезапной кончины казнил трех лучших военачальников и затеял в армии глубокое переустройство: большинство ветеранов было распущено, а новобранцы не до конца рекрутированы, да и какой от них толк? Этому Хелиазу не откажешь в умении выбрать момент: ведь на несколько месяцев Ольс, по сути, лишился армии. Вот почему нужна отсрочка, а добиться ее можно только уступками в переговорах, - настаивал Илюм.
— Нет! Переговоров не будет! — уперся молодой король. — Я поведу навстречу врагу то, что у меня есть! И пусть Зурр рассудит нас в поле!
— В поле? В поле от нас подметок от сапог не останется! Закройся хотя бы за стенами Ольской крепости!
— Ты прекрасно знаешь, что город сейчас перестраивается. Нет, мы примем открытый бой!
Движимый горячей любовью к отечеству, да и к воспитаннику, которым гордился, и, конечно, пользуясь тем, что в комнате не было посторонних ушей Илюм позволил себе выражения в разговоре с коронованными особами категорически не используемые. Ибо чревато. Но тут от накатившего отчаяния ему стала безразлична даже собственная судьба. Однако слова, среди которых были и «самоубийство», и «самонадеянное безрассудство», и «вопиющая неопытность», и другие, еще более откровенные и даже обидные, разбились об упрямство венценосца, как брызги дождя о шлем тяжелого пехотинца: король был непоколебим в своем решении.
Хорошо хоть с разведкой не успел разобраться старый государь, она и донесла, что неприятель движется двумя соединениями, причем передовая часть опережает следующую за ней на трое суток. Самое неприятное заключалось в том, что каждая из группировок по отдельности будет поболе всего воинства, которым может располагать Санеллор.
— Что ж, боги благоволят нам, я разобью вражьи рати поочередно! — воскликнул молодой король.
Илюм лишь тяжко вздохнул в ответ.

Ниризин первым вступил на территорию Ольса. Он не стал дожидаться своего сюзерена, поскольку решил преподнести тому подарок в виде поставленной на колени страны, и, не мешкая, двинулся в направлении столицы.
В свою очередь, молодой король не стал поспешать навстречу захватчику сломя голову, но решил дожидаться врага в излучине реки Гингл, там, где был единственный в этой местности брод – природные ворота в сердце страны, и куда вел тракт, делящий Ольс на две неравные части. Южный берег здесь был пологим, а северный – крутым. Услышав о таком решении Саннелора, Илюм снова вздохнул, но на сей раз не столь тяжело. И еще отметил с удовлетворением: юный воитель обратил внимание на то, что долина перед рекой абсолютно плоская – командный пункт расположить негде, значит, вражескому полководцу воочию видеть сражение не удастся, что затруднит управление процессом. Саннелор же сможет все наблюдать с высоты левого берега.
Времени у защитников страны было в обрез, и первым делом молодой военачальник приказал согнать к излучине всех крестьян из соседних деревень старше двенадцати лет без различия пола, и чтобы при себе непременно имели топоры, а также рыболовные сети.
— Ты хочешь поставить этих жалких людишек с их жалкими топорами впереди войска? — с горькой усмешкой спросил Илюм.
— А ты считаешь, что такая мера способна помочь? — ответил вопросом король.
— Почему бы и нет? — пожал округлыми плечами кастрат. — Да и какая разница теперь?
— Разница в чем?
— В количестве пролитой крови…
— О крови я не подумал…
— Вот именно.
— Вообще-то я хотел заставить их рубить лес.
— Лес? Зачем тебе лес? На дрова?
— По обе стороны тракта мы выставим шеренги воинов из веток. Крестьяне наденут на них свое платье, в руки каждому вложат жерди – будто копья. А может, на самом деле вооружить их пиками? Это надо обдумать… нет, не хватит, пожалуй. Ну вот, и расположим эти ряды подальше, чтобы не сразу разобрались, что там за пехота такая.
— У них ведь тоже есть разведка…
— Она ничего не заметит. Деревянные воины до поры полежат на земле, а когда будет надо, крестьяне поднимут их по команде. А после этого пусть уносят ноги.
— Значит, крестьянская одежда останется на пугалах?
— Да, иначе они останутся просто деревяшками…
— И, значит, крестьяне удирать будут голыми, удивляя тем неприятеля?
— Что лучше: убежать голыми или погибнуть одетыми? А будет ли неприятель удивлен их видом? Может и нет, посмотрим…
— И в этом вся твоя хитрость?
— Да, и в этом тоже.
— А сети? Решил накормить солдат рыбкой напоследок?
— Битва едва ли займет больше одного дня, так что проживут без рыбы. Сетями мы перегородим реку. И еще, разошли людей – пусть соберут по берегам лодки. Все, что смогут. Вот так, а теперь подумаем, как расставить войска.
— Ты ведешь себя так, будто играешь в игрушки. Будто ты у себя на чердаке…— недовольно протянул Илюм.
— В игрушки? Да, пожалуй… и, знаешь, мне нравится эта игра… а что… ты, выходит, знал про чердак? — смутился воспитанник.
—В жизни богоизбранников много всяческих тайн, но таких простых быть не может.

Незадолго до сражения король повелел явиться Грольту – придворному магу. После гибели короля Инора они не виделись, поскольку Саннелор никак не мог избавиться от тяжкого чувства, что маг обязан был защитить отца, но не сделал этого намеренно. Однако никаких доказательств у него не было.
Как всегда, Грольт возник перед королем, стоило только всерьез о нем подумать. На сей раз он явился в образе Илюма. Оригинал скривился, увидев свою точную копию и не удержавшись сплюнул. Плевок задымился синим, двойник заискрился и растаял в воздухе, а из столбика синего дыма высунулись сначала отдельные перламутрового цвета глазные яблоки, а потом вокруг них сформировалось морщинистое лицо с сивой бородкой. Грольт создался полностью и коротко поинтересовался:
— Звали, Ваше Величество?
— Ты знаешь, что на нас идет Хелиаз?
— Третий рассвет Ниризин встретит здесь, у излучины …
— Ты хочешь сказать, что послезавтра вечером его войска достигнут поля боя? Я думал, у меня немного больше времени…
— Зато он пока не знает, где ему предстоит сразиться с Вами.
— Хоть какой-то сюрприз для гостя… Что, по-твоему, можно ждать от неприятеля, и чем сможешь помочь ты?
— У него хорошие солдаты, все на конях. Пехота против них не устоит. У нас недостаточно конницы, это плохо.
— А магическая поддержка?
— У Хелиаза есть три сильных мага и еще несколько так себе… слабеньких. Все три сильных идут с Хозяином степей, а у Ниризина с десяток чародеев, в основном, целителей.
— Ты справишься с этими?
— Пожалуй.
— А еще чем поможешь?
— Могу испортить погоду, если не все мои силы уйдут на этих колдунишек.
— И это все? А создать какого-нибудь ужасного монстра? Ведь ты можешь.
— На это уже нет времени. Но в столице есть еще маги…
— Все вместе взятые они слабее тебя… Но пусть завтра здесь будут все!
— Они не успеют.
— Пусть поторопятся. Рано или поздно подойдет и сам Хелиаз. К его прибытию подтянутся?
— Конечно.
— Ну, вот. И жду от тебя более обнадеживающих предложений. Подумай.

Занимающийся рассвет дуновением легкого ветерка рассеял густую тьму над обширным полем у реки и в наступивших сумерках обнаружились многочисленные шатры, небольшими остроконечными холмиками усыпавшие землю вдоль тракта. Их было так много, что ряды холмиков казались бесконечными.
У Саннелора впервые в жизни что-то сжалось за грудиной и стало кисло во рту, он даже сдержанно кашлянул. Вспомнился чердачный ветер со своей песней: и тебе конец, и тебе конец придет, конец придет…. придет, придет, придет… Неужели так и будет? Ринто, ближайший друг и соратник короля, посмотрел на сюзерена и негромко спросил:
— Пора, Ваше величество?
— Командуй! — выдавил из себя Саннелор.
Ринто хлопнул по спине стоящего рядом мага, одного из тех, что прибыли в распоряжение ставки по воле Грольта. Тот привстал на носки и резко выбросил руки вверх. И в рассветном небе полыхнула бледная россыпь звезд, нет, скорее крупных искр, зажглась и тут же погасла.
Подчиняясь сигналу, из ближнего леска вылетел конный отряд и помчался к стану врага. Копыта лошадей были чем-то обмотаны, топот приглушался, но степняки были начеку, и когда кавалерию вынесло к ближним шатрам, оттуда уже выбегали вооруженные люди. И все же организовать правильную оборону им не удалось, конники смяли первую линию защищающихся и устремились в гущу полусонной армии неприятеля. Ниризин слишком полагался на пущенные перед основными силами разъезды, но Саннелору удалось замаскировать подготовку к битве. И это была первая ошибка степняков. Вторая заключалась в том, что вся огромная разбуженная масса, подобно пчелиному рою, бросилась на вторгшихся в шатровый город ольцев. В суматохе люди сшибались, роняли друг друга, а повисшие над полем стоны и гневные выкрики заглушили не только голоса командиров, но и приближение второй кавалерийской атаки - с противоположной стороны. Такими неожиданными маневрами молодой король пытался скомпенсировать значительное преимущество противника в конной силе. И ему это удалось – степняки из прекрасных наездников превратились в плохо организованную пехоту, противостоящую коннице, а пеший бой никогда не был их сильной стороной. Избиение потерявшего голову врага продолжалось, и это вселило в душу Саннелора надежду. Но стоило ему перевести взгляд чуть дальше, как настроение испортилось. Ольская конница добивала не более чем двадцатую часть вражеских сил, остальные, вместо того, чтобы без оглядки присоединиться к кутерьме в авангарде, оттягивались назад, туда, где в пыльной дымке сбивались табуны игрушечных лошадок. И вот уже тысячи и тысячи разъяренных верховых, выхватив мечи и увеличиваясь на глазах, мчатся, огибая с двух сторон мешающий стремительному движению собственный бивак. Мчатся, горя желанием растерзать горстку воинов Ольса, и ведь есть за что – никто и никогда так вероломно не нарушал покой их сна.
В небе вспыхнула еще одна огненная россыпь, на этот раз сопровожденная несильным громовым раскатом, и, подчиняясь знаку, ольская кавалерия, опрокидывая палатки, принялась удирать в направлении реки. Широкой лавой устремились за ней раззадоренные степняки – их фронт растянулся намного шире границ мелководного прохода - и это была третья ошибка Ниризина. Вслед за ольцами вписалась в створ брода только небольшая средняя часть преследователей, основная масса попала на глубину, но они продолжали упорно плыть вперед, пока копыта не запутались в рыболовных сетях, перекрывших течение. Река закипела от барахтающихся людей и лошадей, а сзади все напирали и напирали отставшие храбрецы.
Тех же, что преодолели преграду по мелководью, встретили лучники-ветераны, расставленные в шесть рядов. Выучка позволяла вести стрельбу беспрерывно. Стрелы висели в воздухе стеной, нападающие наталкивались на острия и валились и валились на землю, следующая волна ложилась на предыдущую, и тела погибших вскоре стали непреодолимым препятствием для наступающих за ними. Но влекомая инерцией гнева армада продолжала теснить собственные передние ряды, те валились на упавших ранее братьев, а новые всадники обрушивались сзади, чтобы разделить судьбу гибнущих. А тут еще течение несло к броду тонущих, и скоро там образовалась гора перемешавшихся неживых и полуживых тел.
Всепоглощающая злоба душила степняков - да как посмел этот сопляк, эта добыча напасть во тьме, нарушив при этом их священный закон, их право - очистить огнем дорогу войны! Перед большим сражением непременно нужно пристально всмотреться в лицо живого огня – для просветления мыслей и освобождения сердец от всех чувств, кроме желания убивать! А он – он попрал вековой обычай кочевых племен!
И кочевники, распаленные яростью, летели вперед, в бой - не понимая, что сами уничтожают себя - пока откуда-то из глубокого тыла не зазвучали пронзительно трубы, призывая остановиться и требуя отступить.
Утренняя заря гнала последние задержавшиеся облака, наполняя их золотистым сиянием, а от армии Ниризина осталась едва ли половина. Потери же ольцев были совсем незначительны.
Саннелор, ни на минуту не покидавший своей ставки на высоком берегу, протянул руки к солнцу и вознес хвалу божественному предку:
— О, Зурр, ты – свет! Благодарю тебя, о, Величайший!
Илюм, взволнованный и впечатленный успехами подопечного, пожелал королю:
— Да исполнится твой замысел, и пусть боги предадут тебе силы в этой неравной борьбе!

Очевидно, Ниризин впал в растерянность. Светило приближалось к зениту, а его войско как отошло далеко в поле, расположенное за рядами опустевших шатров так и оставалось там. Похоже, на сегодня энтузиазм степняков был исчерпан.
По-иному представлял себе дальнейшие события Саннелор. Воодушевленный успехом, он не желал выпускать инициативу: рассылал повсюду нарочных, одного за другим подзывал офицеров своего штаба и давал распоряжения. Илюм поражался переменам, происходившим в молодом короле. Еще вчера зеленый юнец, отличавшийся, пожалуй, только упрямством, он на глазах превращался в настоящего полководца. Его команды становились отрывистыми и четкими, решения быстрыми и, главное, более чем уместными – трудно было придумать что-то лучшее в данной ситуации! Опытные воины смотрели на своего короля не как на заигравшегося ребенка, а отдавали должное, как признанному лидеру! И немалая армия Ольса, собравшаяся у реки Гингл, и подтягивающиеся из провинций соединения подобно частям гигантского механизма, начали двигаться в осмысленном, закономерном ритме.
Кавалерия в своем большинстве поднялась вверх по реке и, скрытая лесом, переправилась на южный берег. Пехота, составляющая около половины всех вооруженных сил Саннелора, напротив, спустилась вниз и стала форсировать водную преграду на запасенных там лодках.
Вскоре конница, растянувшаяся широким фронтом, показалась неприятелю. Два войска застыли напротив друг друга, словно в нерешительности.
Какой еще пакости можно ждать от негостеприимных ольцев? А с другой стороны – вот они, ненавистные враги, не желающие покориться, пасть к ногам лучшего воина всего света – Ниризина. Вообще-то главнейшим воителем официально признавался Хелиаз, но его первый сатрап, отдавая дань уважения хозяину, ничуть не сомневался в своем полном тактическом и стратегическом превосходстве. Нет, теперь все пойдет по его замыслу, он уничтожит этих людишек, сотрет в порошок их столицу, захватит в плен всех женщин, но сначала – сполна отомстит за утренний конфуз! И Ниризин отдал приказ наступать.
И понесли дикие степные кони визжащих от возбуждения наездников, и нависла смерть над строем ольцев, и дрогнули они! Да, испугались собственной дерзости и улепетывают назад, к реке! Но идущие клином степняки настигают, и скоро обагрятся жаждущие крови мечи! Ольцы пронеслись вдоль леса, а когда с деревьями поравнялись воины степи, оттуда черной тучей поднялись стрелы, и храбрецы один за другим стали валиться наземь. За первым залпом последовал второй, затем третий, четвертый. Конница смешалась, но оставшиеся в седлах сообразили, что делать – в первую очередь надо выбить из леса лучников – неудержимый поток развернулся и устремился к ближнему ряду деревьев. До него рукой подать – меньше четверти полета стрелы. Но что такое? Впереди словно из-под земли поднимаются ряды пехотинцев, вооруженных длинными пиками, а за ними – что это? в изобилии мелькают голые тела. Там изо всех лопаток улепетывают в лес какие-то люди совсем без одежды! Почему они раздеты, почему убегают? Это что: очередная ловушка или колдовство какое-то непонятное? Степняки, уверенность которых изрядно поколеблена во время утренней стычки, натянули поводья: как быть?! И тут же новые порции стрел поражают захватчиков. Что же делать? Идти вперед на эту странную пехоту? Преследовать конницу? Отступать? И тут всадники врага, преодолев страх, поворачивают вспять и врезаются во фланг замешкавшимся жителям степей, а с другой стороны, из-за леса, вырывается второй отряд и опрокидывает подтягивающиеся силы Ниризина.
Сам же военачальник, не имеющий в своем распоряжении ни единого бугра для устройства нормальной ставки и, соответственно, возможности лично наблюдать битву, пользовался противоречивыми донесениями. Услышав о каком-то смутном колдовстве (а бывает ли оно понятным?) и почувствовав, что опять что-то идет не так, он решил перегруппироваться еще раз и приказал трубить сигнал к отступлению.
Теперь Ниризин распорядился отойти подальше от предательского леса, где сидела засада, и творилось странное волшебство, пересечь тракт и переместиться на левую сторону своего бивака. Правда, и с той стороны тоже возвышалась зеленая стена. Чего ждать от нее? Но не отступать же с позором? Не нести покаянную голову жестокому Хелиазу? Нет - никакого смысла! Слишком хорошо известно, как Хозяин степей обходится с ненужными головами. Итак, куда направить силы – вперед, к реке? Там не дадут пройти свои же, вернее то, что от них осталось - горы трупов, над которыми черными тучами кружит воронье, чье отвратительное карканье слышно даже здесь, в отдалении. Снова броситься на этот непонятный строй с пиками? Но оттуда они только что бесславно отступили. Итак - куда??!
И потерявший душевное равновесие Ниризин, многоопытный, выигравший немало битв, искушенный в воинских делах, как мало кто другой, допустил последнюю ошибку в этот злополучный день – он приказал всеми наличными силами атаковать недруга, расположенного слева. И то верно – мощный налет конницы сметет все! Нет сил, способных противостоять натиску степняков!

В чем заключается полководческий гений? В умении правильно расположить свои войска? В точном выборе места будущего сражения? В даре быстро принимать верные решения в критические моменты? В способности учесть сильные и слабые стороны противника и свои тоже? В решительности и безоглядной смелости, когда нужно, и опасливой осторожности, тогда, когда судьба боя требует этого? В бескомпромиссной расточительной жестокости или, напротив, расчетливой бережливости? Но более всего, наверное, в чудесном свойстве предвидеть! В искусстве проникнуть в мысли противостоящего и понять, как поведет себя тот в следующий близкий или отдаленный момент! И, исходя из этого, точно знать, что делать в будущем самому!
Как ни удивительно, но умудренный Ниризин в этот день поступал так, словно юный Саннелор сидел где-то в ближних кустах и дергал ниточки, привязанные к его рукам, ногам и голове!
Все силы, а было их еще немало, бросили степняки на новое препятствие – теперь их не остановить! Лес стремительно приближался, и снова все повторилось – на ровном месте вдруг поднялся строй пехоты, и замелькали в направлении леса голые спины и задницы. Наваждение? Нет, это последний бой, воинов степи не остановить! С хрустом врезаются первые ряды в деревянные чучела – ах, вот в чем дело! Рой стрел вылетает навстречу, кося бойцов, но они продираются к лесу, врываются в него и уже в глубине, в чащобе натыкаются на прочные веревки, натянутые между стволами. Образуется свалка. Но следующие за ними перескакивают упавших, пробиваются через лес и попадают в объятия железной ольской пехоты, занявшей позицию у задней кромки леса. Да, у пеших мало шансов в противостоянии коннице, если действовать сходу. Однако здесь тяжелая пехота успела подготовиться: выстроилась в правильном порядке, уперла в землю прочные щиты и ощетинилась несколькими рядами копий. А позади нее, как и положено, заняли позиции лучники. Но нет преграды для взбешенной неудачами рати, теряя двух воинов из каждых трех, они буквально проламываются сквозь тесные ряды пехотинцев, заходят в тыл, и теперь… теперь спасения пешим не будет! Волосок, на котором висела судьба битвы, лопнул…
И тут Ниризин, отставший от своих главных сил, услышал слившийся в мерзкий хрипящий вопль крик тысяч птичьих глоток, а потом узрел над собой черную тучу, спрятавшую солнце. Его войско накрыли падальщики-трупоеды, прилетевшие сюда от реки. Воины отбивались щитами, отчаянно крутили над собой мечами, но вороны, потерявшие всякий страх, пикировали на людей, впивались когтям в лица, выклевывали глаза. Словно пошатнулась у них вера в способность двуногих к убийству себе подобных, и они решили сами запастись пропитанием. При этом ольских воинов для ворон будто бы и не существовало: похоже, птицы тоже решили побороться за родные гнезда. И все-таки степняки прорвались за спины пехоте, и лучники, исчерпавшие запасы стрел, бросились врассыпную. А за ними побежали и крестьяне. Поставив, согласно команде, чучела вертикально, они отбежали и спрятались неподалеку - позади войск, здесь, как им представлялось, было всего безопаснее. А иначе что может ждать их, беззащитных, лишенных даже одежды, в чистом поле?
И вот перед степняками снова замелькали, словно в кошмаре, спины и ягодицы, спины и ягодицы, спины и ягодицы… И нет - чтобы враг, голый или одетый, скалился в лицо – нет! Только ягодицы и спины! Что это? Почему они бегут? И почему за этим бегством следует поражение? Магия? Вид удирающих голых задниц окончательно сломил дух завоевателей. Это было воистину страшное колдовство! Настоящее проклятие! А тут еще исступленный вороний штурм!
Позор остатков войска Ниризина напоминал хаотическое движение стада овец, окруженного волчьей стаей. Степняки, побросав оружие, метались по полю, не разбирая дороги, их добивали ольцы, заклевывало воронье, и лишь малая часть спаслась. В основном они рассеялись по ближним землям и стали впоследствии рабами у местных крестьян. Небольшая часть убралась назад, навстречу Хелиазу. Тот встретил осрамившихся как полагалось: устроил походное соревнование палачей.
А славный Ниризин опомнился по горло в воде. Течение долго несло его, неосознанно уцепившегося за корягу, пока не выбросило на берег далеко от побоища. Что стало с ним дальше неизвестно. Нашелся очевидец, сообщивший, что похожий на завоевателя тип, прихрамывая углубился в прибрежную рощу. Но дальнейших свидетельств о нем нет, известно лишь, что в той роще и по сию пору обитает семья огромных медведей, и люди далеко обходят владения косолапых.

Да, прекрасно, что одержана победа! Что враг не просто разбит - он уничтожен! И очень хорошо то, что армия Ольса понесла небольшие, несоизмеримые с достигнутыми результатами потери. Всего около четверти личного состава выбыло из строя, причем, большей частью из-за ранений. Но есть и худое - через пару дней здесь будет Хелиаз!
На военном совете присутствовали самые близкие.
— Я думал, что ты вмешаешься в битву раньше, — заметил Саннелор.
— Зачем? Вороны подоспели именно тогда, когда было нужно, когда все повисло на волоске, — ответил Грольт.
— Ты сможешь придумать что-нибудь получше для Хелиаза?
— Даже не знаю, ведь магия - это вдохновение. Вот взять этих ворон. Кормились они и кормились себе вполне мирно, а когда я почувствовал, что надо вмешаться, просто бросил этих пташек, всю стаю, на врага. Ничего другого подходящего для этой цели рядом не оказалось. А что попадется мне под руку завтра, я не знаю. Да еще эти маги Хелиаза… — скривился волшебник.
— Вдохновение штука тонкая, может и не прийти… — посочувствовал Илюм.
— Вот, и я о том же! — закивал Грольт. — Кто знает, как все сложится. Но у тебя теперь есть свое колдовство, Твое Величество!
Король поджал губы – с детства не любил фамильярности, но придворный маг фигура, по сути, равная монарху, а иногда и более значимая, это он тоже знал.
— О чем ты говоришь?
— Твои крестьяне! Их бегство в голом виде сильно озадачило наших гостей. Более того, поставило в тупик – вместо того, чтобы нападать - от них удирают! Да еще мелькая при этом белыми задами, и тут же – заметьте - тут же! они терпят жестокое поражение! Чем не колдовство, причем весьма оригинальное. Это все равно, что объявить: Задница вам!
— Ладно, пошутили и хватит. Какие будут мысли насчет предстоящего боя?
— Причем здесь шутки? — не отступился Грольт. — Я говорю серьезно: эти зады нельзя недооценивать. Они великолепны! Те из удравших, что встретили нашего противника, наверняка доложили ему об этом страшном методе.
— Хорошо, я подумаю. А что скажешь ты, Точег?
В Ольсе всего четверо носили высшее воинское звание. Трех из них Инор казнил, а четвертого – Точега не успел. И теперь тот командовал всей пехотой, тогда как конницу Саннелор оставил себе.
— Лучше бы нам затвориться за стенами, но раз Ваше Величество не желают… Пехота – это оплот армии, думаю, стоит поставить ее перед рекой, а по краям расположить конницу. Он ударит нам во фронт, и если даже прорвется, попадет в реку. А если мы остановим его и удержимся, с флангов пойдет кавалерия.
Это была обычная, проверенная тактика ольских войск: первый удар принимает на себя тяжелая пехота, а конники вступают позже. Отличие в данном случае заключалось лишь в том, что в тылу протекал Гингл.
— Боюсь, этим мы никого не удивим, — промолвил король и посмотрел на Илюма и Ринто, сидящих напротив.
Те промолчали, правда, по разным причинам. Буйной натуре Ринто хотелось действий, прикажи король прыгнуть в огонь – тот и не задумается, а строить какие-то планы… Илюм же за один победный для своего воспитанника день понял, что уже все ему сказал. Что разум Саннелора включает теперь всю жизненную мудрость наставника и несет в себе много неизвестного ему. Он понял, что Саннелор перешагнул черту: в одночасье вышел из детства и стал взрослым, и более не нуждается в советчиках, а только – в исполнителях своей воли.

Хелиаз, который всю оставшуюся часть пути проклинал незадачливого Ниризина, на самом деле должен был быть признателен ему, хотя бы за то, что тот избавил его от недооценки противника.
Саннелор после выигранной битвы отступил. Он перенес свою ставку далеко за реку, отдав стратегически выгодное место - брод - в руки неприятеля. И в этом был смысл, как и во всем, что предпринимал молодой король.
Когда войска Хозяина степей подошли к Гинглу, им предстала тягостная картина: сотни и сотни опустевших шатров, частью порушенных и смятых, а частью нетронутых – кликни – и, кажется, выглянут обитатели. Но дальше зрелище стало поистине ужасающим: отмель и вся прилегающая к ней местность были завалены телами братьев, еще недавно населявших эти шатры, вперемежку с конскими трупами, и над всем этим царством мертвых кружило наглое сытое воронье. Пришлось делать остановку и возжигать погребальные костры. Похоронные команды, давясь подкатывающей к горлу тошнотой, растаскивали завалы, отделяли людей от лошадей и стаскивали погибших в большие груды. Вороны вели себя мирно, косили на тружеников пьяными от довольства глазами и беспрекословно отлетали, а то солидно отходили в сторону, ничем не напоминая очумелую стаю, погубившую Ниризина.
Но в суете повседневных забот не забывал Хелиаз о главном: и перво-наперво он решил направить к королю Ольса парламентеров. Посланцы отправились в стан противника, как только удалось освободить маломальский проход через брод.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Понедельник, 07.01.2013, 13:18 | Сообщение # 3
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Саннелор принял вражьих представителей в простой палатке, расположенной на дне небольшого оврага. Никаких войск степняки вокруг не увидели. Перед ними в обычном кресле сидел безусый юнец, а справа и слева от него толпилось несколько человек.
Вошедшие, их было трое, склонили головы в знак приветствия. При виде такого вызывающего поведения вперед выступил один из стоящих около кресла, тоже весьма молодой человек, выхватил длинный меч и заявил:
— Если после того, как я скажу – Ха! хоть один из вас останется на ногах – пеняйте на себя!
И не делая паузы, отвел оружие в сторону и завопил:
— Ха-а!
А потом махнул клинком над головами мгновенно упавших посланцев.
— А вы понятливые! — похвалил гостей Ринто. — Говорите! Его Величество слушает!
— Всемогущий Хелиаз, Хозяин степей и повелитель всех сущих земель, передает Саннелору это послание, — протянул свиток тонкой желтоватой кожи тот, что лежал в центре.
— Кому передает? — уточнил Ринто, и ткнул посла острием между лопаток.
— Его Величеству королю Ольса Саннелору, — поправился тот.
— А ведь умеешь правильно говорить! Ну, давай сюда!
Илюм забрал свиток у Ринто, покрутил в руках, внимательно осмотрел, пробежал глазами. Сюрпризов в свитке не оказалось, там был лишь витиеватый текст на ольском языке.
— Заманчивое предложение шлет тебе Хозяин степей, вот послушай, - и он принялся читать вслух.
Хелиаз клялся сделать Саннелора своей правой рукой в случае добровольной сдачи, и даже оставить ему несколько провинций. В противном случае обещал непременно пленить непокорного и отдать палачам, которые в течение многих дней за каждого убитого степного воина будут сдирать с молодого короля по крошечному кусочку кожи, не давая тому умереть, пока он не искупит своей вины полностью.
— Я услышал, и не стану огорчать вас усекновением голов за дерзкие речи вашего властителя, — ответил Саннелор. — Передайте своему хозяину, что мы обязательно увидимся. Я не стану драть с него кожу, а дам ему в руки меч и посмотрю, чего он стоит в бою. Но пусть не надеется. Оис, богиня смерти, не дарует ему скорого и легкого ухода, потому что я лишь раню его, а ждать встречи с Оис ваш Хелиаз будет в отхожей яме на ближайшем крестьянском подворье. Думаю, это лучшее место для таких, как он! Но выход у него еще есть. Он знает дорогу назад. Я позволю ему похоронить погибших, потом пусть сложит у реки оружие, что привезли в мою страну его воины, также оставит половину лошадей и возвращается. Я, в свою очередь, даю слово, что никто вас не тронет на всем протяжении обратного пути. Все!

Вторую неделю днем и ночью без отдыха жгли и жгли дрова степняки, благо леса были недалеко, да и кто-то заготовил целые полосы жердей, словно предполагали скорые массовые погребения. Смердящие трупы валялись по всей округе, их собирали в большие обозные повозки и свозили к кострам. Жирный дым поднимался в небо, унося души героев-мученников, погибших от рук нечестивцев, в объятия могущественного Изникоуна, бога войны. А оттуда, с небес, в сердца его живых детей изливалась ненависть, горькая и тяжелая. Она заполоняла разум густыми и черными, как погребальные дымы мыслями, без устали твердила: убей, убей, убей! и сводила жгучей судорогой скулы. С каждым днем все труднее становилось удерживать воинов, так они рвались в бой, пришлось даже казнить нескольких особенно ретивых. Хелиаз строго настрого повелел сначала отдать дань погибшим, а потом думать о войне. Надо заметить, что он всегда лучше относился к мертвым, чем к живым.
Между тем, запасы провианта, захваченные с собой и награбленные по пути, кончились, и перед степняками встал острейший вопрос пропитания. Хоть нынешнее занятие и отбивало аппетит, а все же совсем без еды нельзя. И заготовители провианта ручейками потянулись в стороны от стоянки. Но расположенные вблизи деревни оказывались пустыми, а на отряды, отходящие дальше от основных сил, нападали охотники – сформированные Саннелором легкие подразделения. Несколько дней степняки держались, а потом прибегли к единственной оставшейся мере – принялись есть коней. И еще одна напасть случилась – возможно, от переедания, поголодали – вот и не удерживались, а то ли от раздражающего дыма, ветер в последние дни стал какой-то низинный, он крутил смрадные клубы у земли, забивал дыхание – и люди один за другим слегали с пухнущими животами. Мучились сильно, но недолго, поскольку за пару-тройку дней становились новой пищей для ненасытного пламени, без отдыха пожиравшего трупы уже который день. А тут еще и среди лошадей случился падеж.
И Хелиаз, устроивший как-то поутру объезд войск, вдруг понял, что еще совсем немного, и он останется не только без конницы, но и вообще без солдат, что если уж наступать - то наступать немедленно. К тому же, древний ритуал степняков-кочевников – очищать огнем дорогу войны – был исполнен, и даже с избытком, так что поводов для задержек не было.
Уже через час его армия втягивалась в узкое горло брода. Впереди шли воины в белых косынках на головах – недужные. Они и так уже были на полдороги к Изникоуну, но, как известно, самую горячую встречу этот бог оказывает погибшим от рук врага.
Поднявшись от реки тракт входил в широкую долину, расположенную между скалистой возвышенностью и лесом. И авангард, выйдя на простор, вместо того, чтобы набрать темп, начал притормаживать, поскольку солдаты увидели перед собой то, что никак не ожидали: целый укрепленный район, словно выросший из-под земли. Ведь когда отправляли парламентеров, здесь росла обычная трава, а теперь… Вот что значит, отвлечься на несколько дней! Немедленно доложили главнокомандующему, и он прибыл в собственном наблюдательном пункте. В отличие от непредусмотрительного Ниризина, Хозяин степей хотел лично зреть положение дел на боевом поле, потому на повозку водрузили нечто вроде башни, а на нее влез Хелиаз. И теперь он озадаченно оглядывал пространство перед собой.

В то время как степняки усердно трудились, Саннелор тоже не дремал. Он, похоже, решил воспользоваться советом умудренного Точега – выставить вперед пехоту. Но не сплошным строем, как предполагала военная наука Ольса, а разделенной на три острова, на три огромных круга. Два были выдвинуты вперед, а третий находился в тылу. Собственно, это были не ряды щитоносцев, а укрепленные бастионы, обнесенные частоколом из древесных стволов. Даже рвы, хоть и сухие и не очень глубокие, зияли перед ними.
Правый бастион, если смотреть от реки, внешней частью прилегал к возвышенности, и чтобы обойти его здесь, пришлось бы карабкаться по довольно крутым склонам, что для кавалерии вообще невозможно. Левое укрепление вплотную граничило с густым лесом. Степнякам оставалось двигаться только прямо между стенами, а впереди возвышалось еще одно точно такое же бревенчатое препятствие.
И хоть воинов у Хелиаза было в два с лишним раза больше, чем защитников Ольса (с Ниризином он отправил лишь треть своих сил), штурмовать крепость, пусть и не настоящую, а деревянную, это не то, что устроить сечу на открытом месте. Степняки предвидели возможность осады, они везли с собой легкие стенобитные орудия, на сборку которых уходило меньше пяти дней, они ведали, как соорудить большие штурмовые машины из подручных материалов, но и на то, и на другое требовалось время. А получилось так, что его-то у Хозяина степей и не было! Да, можно отступить и перегруппироваться, что само по себе унизительно и подорвет боевой дух, так ведь еще голод и болезни! Что станет с армией через неделю? А смертники, идущие первыми? Они не попадут сегодня к Изникоуну, и у их соратников пошатнется вера в справедливость предводителя! Да и что еще придумает через неделю этот выскочка?
Огорченный созерцанием неприятной действительности в виде неожиданно возникших укреплений, Хелиаз поискал глазами, кому бы отрубить голову, но отбросил эту мысль как бесполезную. А потом поднял вверх растопыренную ладонь и резко махнул рукой в направлении противника.

И пришел в движение маховик наступления, и десятки тысяч воинов устремились вперед, топот множества копыт поглотил иные звуки, а совокупная ярость тугой волной ударилась в стены ольских бастионов. Но они выдержали. Мириады стрел вылетели из-за частоколов и, описав дуги, спикировали сверху на вражью рать, подобно охотящимся соколам из герба правителей Ольса. Хворые, составляющие первую линию, погибли быстро, но в этом и заключалось их желание. Остальные, набирая скорость, помчались было в промежуток между укреплениями, но новые рои стрел быстро умерили прыть: из-под обстрела вернулась едва ли десятая часть авангарда.
И тогда Хелиаз ввел в бой иные силы. Огромной длины ковер, нет, скорее даже ковровая дорожка, появилась в небе. Она стала надвигаться на укрепления, а по ее поверхности заметались какие-то твари, плюющиеся огнем. Но не дремали и защитники, благо река текла недалеко: поднялся фонтан, едва не достигший облаков, и обрушились на плод фантазии степных магов водные потоки, смывая огнеплюев. Ковер набух, потерял способность парить и попытался спланировать на стену, но, не долетев немного, камнем рухнул вниз. Но южные колдуны, видимо, отличались упорством, за первым последовал второй, а затем и третий ковер. И хотя судьба последующих не отличалась от участи первого, рыгающие огнем зверюшки, напоминающие стаю небольших собачек, дружно устремились к стенам, закарабкались по ним, не забывая по пути подпаливать древесину.
Свой штаб Саннелор расположил на самой большой скале возвышенности, и весь театр военных действий был у него как на ладони. Грольт, стоящий рядом, тоже все прекрасно видел.
Защитники крепостей поначалу легко сшибали огневых «собачек» со стен, но число тварей начало стремительно множиться, древесные стволы закурились дымами, кое-где вспыхнули, и стало ясно, что укреплениям долго не продержаться.
— Ну, и что ты смотришь? — нахмурил брови король. — Что, кроме воды у тебя ничего нет?
Грольт вздрогнул, с трудом выходя из глубокой задумчивости, посмотрел на Саннелора так, будто впервые его увидел, и повернулся к магам, доставленным из столицы. Они, как по команде, взялись за руки, образовав длинную цепь, и чуть слышно забормотали что-то неразборчивое.
«Собачки» отринули от стен, развернулись и с не меньшей энергией кинулись на степняков. Перепуганные лошади взвивались на дыбы, люди падали, а огнеплюи все глубже внедрялись в ряды наступающих, пока там, в недрах орды, не спохватились и не принялись уничтожать собственные творения.
А цепь ольских чародеев распалась, и маги повалились на землю.
— Что с ними? — спросил Саннелор.
— Обессилели. Сегодня на них можно не рассчитывать, — с легким презрением оглядывая поляну, ответил Грольт.
— А те?
— Магам Хелиаза тоже досталось. Очень трудно разрушать сработанное тобой же. Так что остается только сила оружия.
— А ты?
— Меня лучше приберечь на крайний случай.
Хелиаз отступил в этот день, он тоже решил сохранить силы для будущего.

Противники словно поменялись ролями: наутро раньше встали степняки. Правда, эффекта внезапности им достичь не удалось, зато они действовали по четкому плану. Первыми на поле выехали большие обозные телеги, в них сидели укрытые большими щитами воины. Они обступили стены и принялись методично обстреливать укрепления из луков. Под прикрытием стрелков к стенам побежали люди с длинными штурмовыми лестницами. Большинству носильщиков не удавалось преодолеть и трети пути, но место упавших занимали новые. Отчаяннее других вели себя воины в белых косынках, наверное, потому таких скоро не осталось.
Прошел час, другой, и вот уже защитники не отстреливаются, все усилия тратятся на то, чтобы успеть сбросить карабкающихся по многочисленным лестницам. Но бой поднимался, поднимался и вполз-таки на стены, задержался там, а потом перевалился внутрь бастионов. Защитники Ольса бились отчаянно, но все новые враги, пренебрегая потерями, лезли и лезли вверх и проникали внутрь. Оказалось, что и в пешем строю кочевники могут быть сильны, когда захотят. А желание уничтожить, разорвать, растоптать неуступчивых ратоборцев Ольской короны, острая жажда мести удесятеряла силы атакующих. Вот часть стены зашаталась и с громким печальным скрипом рухнула. В образовавшийся проход тут же ринулась конница. Битва кипела весь день. К заходу солнца два бастиона из трех пали, а судьба последнего была предрешена.

Третье утро сражения с Хелиазом было хмурым. Небо клубилось тучами, а о настроении оборонцев лучше и не говорить. Ольс потерял большую часть пехоты и количественное преимущество неприятеля только возросло. Все, от главнокомандующего до самого последнего рекрута понимали: еще один такой день – и все, страны не станет. И снова Саннелору вспомнился ветер, что гулял по дворцовому чердаку с его мрачным предсказанием…
Накануне из столицы прибыл гонец от главного жреца-хранителя. В красивой резной шкатулке он доставил королю короткий жезл с граненым набалдашником. Это была древняя вещь, способная разрушить замыслы любого мага и лишить его сил. Конечно, сейчас куда лучше было бы получить десять – пятнадцать тысяч свежих воинов хотя бы, а эта ритуальная вещица – сыграет ли она какую-то роль? Но письмо хранителя, приложенное к реликвии, утверждало, что именно этой вещи не хватало королю для окончательной победы, и теперь ему ничего не остается делать, как ее одержать.
— Как ты думаешь, способна ли эта вещица заменить нашу погибшую пехоту? — поинтересовался Саннелор у Илюма.
— Верховный жрец зря говорить не будет, — ответил наставник. — Может быть, мы еще сегодня узнаем, что он имел в виду.
— Посмотрим, помоги нам Зурр!
Степняки не стали менять принесшую успех тактику – лишь только рассвело, защищенные высокими щитами телеги поспешили к последнему укреплению. За ними потянулись бегуны с лестницами. И начался штурм.
Хелиаз уже чувствовал себя победителем. Все пространство от брода до последнего бастиона заполнили его войска. А в центре, как перст, возвышалась башня, установленная на самой большой телеге. Хозяин степей желал лично зреть разгром.
Трещали стены, отчаянный бой кипел, склоняясь то в одну, то в другую сторону на самом верху частокола. Еще немного – и защитников опрокинут, а дальше – дальше известно – пара-тройка часов - и сопротивлению конец. У Саннелора останется только конница, значительно, даже очень, уступающая в численности силам кочевников.
— Ну, что, Грольт, твои маги отдохнули? — спросил король.
— Да, они восстановились, Ваше Величество, — ответил маг.
—Тогда считай, что крайний случай настал. Действуй!
Огромная туча воронья прянула в мрачное небо. Тьма накрыла поле. Пронзительные голоса заглушили рокот битвы, и черные птицы, набирая скорость, понеслись вниз. Вот сейчас, вот сейчас, да – сейчас! на вражьих воинов обрушится шквал заколдованных гарпий со стальными когтями и каменными клювами. И тогда, решил Саннелор, он ударит всеми силами, всем, что у него есть – и пусть боги рассудят сражающихся!
Птицы, по мере приближения к цели, начали разделяться, из одной образовывалось две-три, поменьше. Ну что ж, чем больше будет клювастых, тем лучше! Но они все дробились и дробились, и, зависнув над армией противника, вовсе замедлили движение! А ведь должны были пикировать!
Король посмотрел на мага. Тот не заметил направленного на него взгляда, настолько был поглощен разворачивающимся действом. Лицо Грольта на глазах изрезали все новые морщины, оно стало походить на скомканную мокрую тряпку, а потом образ мага стал расплываться.
Вороны же совсем остановились, пошли все более мелкими клочками и, наконец, птичьи частицы стали превращаться в бабочек, черных бабочек. В медленном танце безобидные насекомые порхали над речной долиной, а потом и они стали рассыпаться на мельчайшие крохи. В итоге плечи кочевников укрыл лишь слой безвредного пепла.
Грольт же продолжал исчезать, только перламутровые глаза оставались в ареоле неясной тени, в которую превратилась фигура мага.
И тут откуда-то из-за вышки, в которой сидел торжествующий Хелиаз, вырвался пучок фиолетового пламени и понесся к ставке Саннелора, по пути обретая форму огромной воронки-пасти без туловища и головы.
И перламутровые глазки придворного мага, не выдержав новых козней противных колдунов, лопнули, а тень разметал налетевший ветер. Чародеи Ольса, стоящие на некотором отдалении, отстали от предводителя на доли мгновения: воздушный поток подхватил вдруг ставшие невесомыми оболочки и унес в недоступные смертным эмпиреи. Оставшиеся, самые слабые, затопотали, загомонили, как напуганные гуси, и бросились врассыпную: кто-то покатился прочь шаром, кто-то невысоко взлетел и тяжело забил перепончатыми крыльями, а кто-то стреканул зайцем. Магические силы предали своего короля!
Фиолетовая воронка неумолимо близилась и толкала перед собой в воющем порыве ветра вздымающиеся с поля эмоции несчастливцев этого боя - умирающих и недавно погибших - невыносимую боль и непередаваемый страх. Противиться воздушному потоку, дрожащему от напряжения заключенных в нем страданий, было невозможно.
Свита Саннелора в ужасе пала на землю, прикрывая чем попало головы, и только безрассудный Ринто выставив вперед одно плечо и оскалив зубы, словно собирался впиться в чье-то горло, дрожал всем телом, но оставался рядом с королем.
Саннелор медленно, словно преодолевая колоссальное сопротивление, опустил руку к поясу, нащупал переданный хранителем жезл, выдернул его и направил в нависшую над возвышенностью темно-лиловую пасть.
Ни молний, ни пучков света, ни искр – ничего не вылетело из окончания жезла, но жуткое послание магов степи остановилось, будто наткнулось на неодолимую преграду, а потом попятилось… Но пятилось недолго, видимо силы, питающие заклятие истощались, и тогда оно обвалилось. Оно рухнуло на степную рать примерно на середине расстояния, разделяющего вождей. И там провалилась земля, а в стороны пошли разломы, поглощающие и людей, и коней. В доли секунды картина битвы изменилась: празднующие скорую победу кочевники сбивая друг друга бросились спасаться, Хелиаз свалился с наблюдательной башни, взгромоздился на запасную телегу, запряженную шестеркой, и стал проталкиваться к броду.
Саннелор отправил жезл обратно, за пояс, повернулся к Ринто и потребовал:
— Коня!
И ольская конница, воодушевленная тем, что атаку возглавил сам король, и не меньше тем, что в битве случился неожиданный счастливый перелом, вынеслась в поле. Пехота тоже не стала отсиживаться в укреплении, ей было что сказать противнику, и за себя, и за тех, кто не пережил вчерашнего дня.
Степняки, пусть и имевшие численное превосходство, в очередной раз пропустили момент, когда надо перестроиться, изменить тактику и дрогнули. Шок, испытанный войском при виде крушения победного для них колдовства, а потом расползающейся под ногами тверди, был так силен, что неожиданный удар заставил их не просто отступить, а броситься в паническое бегство. Для многих оно закончилось падением в разверстую бездну, других понесло на копья покинувших бастион пехотинцев.
Бой длился еще три часа, но больше это походило на избиение: лишенные единого руководства, раздробленные на отдельные отряды кочевники, не знающие, что происходит с их товарищами, просто отбивались, пытались выжить, не имея перед собой никакой цели. А когда основная часть степной конницы попыталась отойти к лесу, чтобы привести в порядок свои ряды, им пришлось столкнуться со страшным ольским колдовством, о котором поведали перед смертью ниризиновы беглецы. Вдруг, словно из под земли, перед ними взметнулся строй какой-то оборванной пехоты, уж не восставшие мертвецы ли? а от нее к лесу помчались голые спины и задницы! Спины и задницы, спины и задницы: а за ними – за задницами – известно - следует непременное поражение! И колдовство это страшное зовется: Задница вам! Такова была последняя капля в окончательной деморализации славной кавалерии из края типчаков и ковылей.

Хелиаз нашелся на той стороне реки. Когда Саннелор перешел Гингл, он увидел расставленные неправильным кругом и поваленные на бок телеги, за которыми прятались остатки захватнической армии. Вокруг в беспорядке валялись шатры завоевателей, вернее то, что от них осталось – мятые грязные клочья. Недавние претензии на величие в виде огромного города-бивака, поражающего воображение, превратились в кучи жалких тряпок, разбросанных по полю, а в центре, прикрываясь ломаными повозками, ждал участи уже не грозный враг.
— Наконец-то мы поменялись ролями, — заметил Саннелор свите. — Однако хватит кровопролития. Скоро у нас совсем не останется солдат.
— Так может, отпустим их? Расскажут там, у себя, об Ольском гостеприимстве, — предложил Илюм.
— Но я не выполнил обещания, данного Хелиазу.
— Да ему уже и так хорошо.
— Слово есть слово. Я вызову его на поединок. У нас есть кто-нибудь, способный перевести мои слова?
— Ваше Величество, а какая награда полагается мне за героизм в бою? — спросил Ринто.
— Награда? Будет тебе награда, — не сразу ответил король. — Всем будет, а чего ты вдруг?
— Разрешите мне!
— Что тебе?
— Сразиться с Хелиазом! Иной награды мне не надо!
— Предлагаешь немного сэкономить? Нет, Хозяин степей - приз для меня. А ты подумай о чем-нибудь другом.
— Позвольте слово молвить, Ваше Величество! — вмешался в спор умудренный Точег.
— Ну! — насупился Саннелор, почувствовав общий настрой. — Ты тоже станешь отговаривать меня?
— Нет. Ваше право выбирать себе соперника. Но из равных. Негоже королю Ольса так унижаться.
— Унижаться?
— Да, Ваше Величество. Кем был Хелиаз, когда вступил на нашу землю? Хозяином степей, властелином огромной страны, командующим мощной армией! Он был почти равным Вам! А теперь? Армии у него нет. Значит, нет степей. Если он явится к себе с позором, то будет закован в цепи и остаток жизни проведет, как пес! И Ваше Величество, король Ольса, хочет благородно отнестись к дворовому псу? Опуститься до него!? Даже мелкий землевладелец пошлет слугу, чтобы прибить собаку, но не станет пачкать рук.
Саннелор помолчал, обдумывая слова полководца.
— С тобой трудно спорить, — вынужден был согласиться он. — Но мое слово?
— Ринто, ты, кажется, хотел? — спросил Точег.

— Постарайся не убить его, он нужен мне живым! — напутствовал король своего друга и оруженосца.
Хозяин степей вышел в тяжелом доспехе, делающим его почти неуязвимым. Он горел желанием одержать верх, и не только потому, что родился победителем, а еще и по той причине, что согласно условиям дуэли в случае успеха остаток степной рати во главе с предводителем волен был идти куда вздумается. На Ринто же была лишь легкая кольчуга, способная отразить разве что скользящие касания, а не настоящий крепкий удар.
Королевский оруженосец был выше, но его противник подавлял размерами. Дюжий и коренастый Хелиаз, казалось, должен был быстро и легко уничтожить изящного юношу, дерзнувшего вызвать столь опытного бойца. И может быть так и случилось, если бы защитник Ольса бросился в отчаянную рубку, но лучшие фехтовальщики страны недаром годами выковывали умения короля и его пажа. Ринто закружился вокруг неповоротливого соперника, короткими атаками и быстрыми отходами намереваясь измотать степняка, но цели не достиг. Тот не напрягаясь, отбивал нападки и успевал наносить ответные крайне опасные удары. Они тоже не достигали цели, но кривой клинок Хелиаза чертил замысловатые узоры в воздухе, все ближе подбираясь к кольчуге противника. На левом плече, а вслед за ним и на груди Ринто разошлось металлическое плетение, и проступила кровь. Схватка длилась уже порядочно и преимущество Хелиаза росло. Но и Ринто не собирался сдаваться, вот он рванулся вперед, резко нагнулся, пропуская над собой свистящую сталь, и достал шлем врага, а обратным движением полоснул того по груди. Однако защита выдержала, и ответный выпад едва не стал решающим – юноша чудом увернулся, но потерял равновесие и упал. Хелиазу осталось только добить лежащего, он воздел меч, как мог высоко, ухнул вниз всем корпусом и… промахнулся. Ринто успел перекатиться к ногам оккупанта, и острие его меча вонзилось в единственное незащищенное тяжелым доспехом место - подмышку. Все же молодость оказалась быстрее. Предводитель степняков хрюкнул, выронил оружие, схватился за почти отрубленное плечо, покачнулся и осел на землю.
Король Ольса спросил, не желает ли его недавний визави продолжать драться левой рукой, на что получил отрицательный ответ. Тогда он заметил, что никогда не нарушает своего слова, и громко спросил у свиты:
— Кто знает, где здесь ближайшая деревня?


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
STORYДата: Понедельник, 07.01.2013, 14:23 | Сообщение # 4
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
[admin]Голосование началось - закончится 13 января 2013 года в 15.00 по Москве.

Итоги конкурса - 14 января в 15.00 по Москве.

Оценки - от единицы до пятерки - прописывать в теме отдельным постом обязательно.
Важно! Пятерку с плюсом можно поставить только двум рассказам, не забывайте об этом.

PS Если у одного участника будет пятерок с плюсом больше двух, все пятерки будут считаться простыми (без плюсов)
PPS Большая благодарность будет тем участникам, кто сможет свои оценки добавить в тему "Оценки списком"
[/admin]


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 07.01.2013, 16:14 | Сообщение # 5
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (STORY)
любил приходить юный принц Саннелор, когда ему хотелось остаться одному.

Цитата (STORY)
мальчиков уже давно рождалось больше чем девочек

Цитата (STORY)
прилегающие северные земли – из-за незначительности соседей - в таких победах славы не стяжать.
двоеточие просится вместо тире.
Цитата (STORY)
Этому Хелиазу не откажешь в умении выбрать момент
Надо применить "Хозяину степей" - читатель ещё не выучил все имена.
Цитата (STORY)
Ниризин - первый военный советник Хозяина степей Хелиаза - первым вступил на территорию Ольса

Имена и должности действующих лиц надо разучивать с читателями постепенно. Шаг за шагом.
Цитата (STORY)
что затруднит управление процессом войсками
Тут просто есть устоявшееся выражение.
Дальше правки делать не буду (наверное не полагается на конкурсной работе)
просто почитаю. Интересно...


Зануда. Незлой
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 07.01.2013, 16:30 | Сообщение # 6
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
4.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
БеркутДата: Понедельник, 07.01.2013, 17:00 | Сообщение # 7
Тень
Группа: Старшина
Сообщений: 2906
Награды: 27
Статус: Offline
Есть история, есть попытка прорисовки персонажа, есть сюжет, но, простите, где тема конкурса? Четверка.


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 07.01.2013, 18:26 | Сообщение # 8
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Цитата (Беркут)
простите, где тема конкурса?
Позволю себе вступиться за автора. Юный король раздвинул горизонты возможного.
Одним словом - этот боевик крепко мне понравился предприимчивостью ГГ при прямолинейно-незамысловатом сюжете.
Про языковые недостатки поминать не стану - уровень вледения языком весьма высок.
Пятёрка от меня.


Зануда. Незлой
 все сообщения
БеркутДата: Понедельник, 07.01.2013, 18:57 | Сообщение # 9
Тень
Группа: Старшина
Сообщений: 2906
Награды: 27
Статус: Offline
Цитата (Сергей_Калашников)
Позволю себе вступиться за автора. Юный король раздвинул горизонты возможного.

Думаю, автор в защите не нуждается, ибо, во-первых, это не нападение, а во-вторых, рассказ действительно интересный. Но, мнения, я своего не изменю - горизонтов я не увидел


 все сообщения
SuhanovДата: Вторник, 08.01.2013, 01:01 | Сообщение # 10
подхорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 214
Награды: 3
Статус: Offline
спору нет уровень владения языком высок. Правда, я люблю проще, менее "загроможденные" расказы. спсибо автору моя оценка 5


Jer moj je život igra bez granica
 все сообщения
МирДмитрийДата: Вторник, 08.01.2013, 12:56 | Сообщение # 11
хорунжий
Группа: Джигиты
Сообщений: 300
Награды: 2
Статус: Offline
Это не просто рассказ, а целая летопись. Но как-то слишком легко покоцали бусурман, переиграли по всем пунктам. В жизни бы так. 4.
 все сообщения
LookDreamДата: Среда, 09.01.2013, 05:02 | Сообщение # 12
Пиратка
Группа: Авторы
Сообщений: 1763
Награды: 14
Статус: Offline
Было бы в этой истории больше сказочоности, уж слишком реалистичными описывались действия.
Да и правда тема конкурса не раскрыта, или там за горизонтом - нападение неприятелей, так... Стоило вставить хоть одно предложение указывающее на тему.
Бои шли энергично, бодро, это понравилось. Ну и конечно понравилась победа хороших.
Правда вот король меня не слишком вдохновлял. Юный, играющий в войну, жестокий (падшего противника мог бы милостивно прибить)...
Вообщем 4.


Катеринка, Катик, Леди Кэтрин
 все сообщения
КауриДата: Среда, 09.01.2013, 14:50 | Сообщение # 13
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
Очень интересная история, правда боевки не очень люблю, но увлеклась. Король хоть и юный оказался очень предприимчевым и хитроумным, что мне всегда нравилось в детских сказках например, или в той же "Одиссее капитана Блада" или в "Капитане Сорви-Голова"... Повеяло чем-то таким. Даже почему-то вспомнилось, врят ли кто ее помнит, книжка "Приключения Али-Зибака".
В общем сплож положительные впечатления, спасибо автору. А к теме конкурса думаю можно отнести. Теперь-то уж, там, за горизонтом, каждый народ десять раз подумает, прежде чем напасть на царство юного короля Саннелора smile
Моя оценка - пять!


 все сообщения
sovaДата: Среда, 09.01.2013, 21:58 | Сообщение # 14
казачка тетя Соня
Группа: Станичники
Сообщений: 254
Награды: 15
Статус: Offline
Красивая сказка. ПЯТЬ


С почтением, Клацк Осетрина Боевитовна
 все сообщения
ЧекистДата: Четверг, 10.01.2013, 16:11 | Сообщение # 15
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
4


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ПодковаДата: Четверг, 10.01.2013, 21:08 | Сообщение # 16
Мастер объяснительных
Группа: Модераторы
Сообщений: 1095
Награды: 17
Статус: Offline
Несмотря на скомканную концовку, однозначно пять. Хорошая, добротная сказка с элементами фэнтэзи
 все сообщения
Степьнякъ-кочевникъДата: Четверг, 10.01.2013, 21:48 | Сообщение # 17
Медолюб
Группа: Авторы
Сообщений: 922
Награды: 10
Статус: Offline
4


Злобный, скрытный, склочный тип.
 все сообщения
STORYДата: Четверг, 10.01.2013, 22:38 | Сообщение # 18
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Ответ автора

Всем спасибо за обсуждение, особенное - Сергею Калашникову - за позитив.


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
ImperialistДата: Четверг, 10.01.2013, 22:50 | Сообщение # 19
Последний из Динозавров
Группа: Авторы
Сообщений: 1231
Награды: 32
Статус: Offline
"4". Не раскрыта тема конкурса. И мучает меня подозрение, что это только первая глава целого сериала.


Помните братья великий завет,
Мёртвые сраму не имут!
 все сообщения
Ghost-from-the-futureДата: Суббота, 12.01.2013, 10:20 | Сообщение # 20
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 44
Награды: 0
Статус: Offline
Написано ярко, оригинально, читается на едином дыхании. А соответствие теме конкурса... наверное, можно понимать и в более широком смысле как горизонты завоеваний - 5.
 все сообщения
STORYДата: Понедельник, 14.01.2013, 01:57 | Сообщение # 21
Технический БОТ
Группа: Старшина
Сообщений: 924
Награды: 4
Статус: Offline
Голосование завершено, идет подсчет оценок. Всем проголосовавшим и оставившим общий список огромная благодарность!


Распорядитель конкурсов на Дружине
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 15.01.2013, 17:47 | Сообщение # 22
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14466
Награды: 153
Статус: Offline
[admin]Традиционно предлагаем авторам запостить рассказы в своих разделах, либо в литературном разделе, если своего нет. При желании авторы могут обратиться к модератору для переноса к себе в тему рассказа коментариев пользователей.

Поздравляю с завершением конкурса! Конкурсный рассказ открыт для дальнейшего обсуждения, если возникнет такое желание.
[/admin]


 все сообщения
Форум Дружины » Конкурсный раздел » Литературный конкурс "Там, за горизонтом" » Да здравствует король! (Там, за горизонтом, 2013)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017