Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ziraenna 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Только для чтения)
Наследники предтеч
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 06:20 | Сообщение # 1
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Наследники предтеч

серия "Очевидец"


Избранная часть населения Земли попадает в другой мир, без шансов на возвращение, да ещё и перестает быть людьми. Их сознание переносится в тела трёх разных разумных видов. Теперь перед ними просторы целой планеты – дикого непокорённого мира, полного опасностей, тайн и загадок. Цель, поставленная перед одним из видов - возродить погибшую цивилизацию, остальные два обречены на вымирание. Но кто сказал, что всё сложится непременно так, как хотят предтечи? Пока у попаданцев есть гораздо более насущная проблема - выжить в этом новом, неизвестном мире.

Такое ли это счастье - оказаться в рядах наследников великой цивилизации?
Думаете, переселенцев в другой мир ждут слава, приключения, битвы и неземная любовь? Только не здесь.
Тут выжить бы для начала.
Выжить - и не смешать себя с грязью.
Выжить - и остаться человеком. Если не по телу, то хотя бы по духу.

Предупреждения:
1. В тексте присутствуют натуралистические описания. Не ради смакования, но постольку, поскольку я не считаю вправе обходить эти стороны жизни стороной;
2. Не экшен и не любовный роман. И не приключенческий, хотя так сначала может показаться;
3. Много подробностей, из-за чего может показаться затянутым. К тому же очень длинное и события действительно развиваются медленно;
4. Достаточно сухой, малоэмоциональный язык. И вообще к языку у меня очень много претензий; umnik
5. В тексте поднимаются вопросы с сомнительной моралью. Опять таки не ради смакования, но некоторые решения, принимаемые персонажами мягко говоря, спорны;
6. Повествование идёт от первого лица, да к тому же ещё и женского. Ага, самый страшный пункт; biggrin
7. Пишется медленно. Долгострой. Работа над произведением начата в 2005 году, собственно написание - в начале 2007 года. А финала все еще даже с вышки не видать. wacko

Это закрытая тема только для чтения. Будет пополняться постепенно, по мере правки.
Обсудить текст, предложить помощь и правки можно - ЗДЕСЬ.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 06:23 | Сообщение # 2
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
ЧАСТЬ 1: ВЫЖИВАНИЕ

Пролог. Перед рождением. Воспоминания
Мы — керели. Наш вид вымирает. Мы слишком поздно обратили на это внимание, поэтому не успеваем разобраться в причинах и изменить свою судьбу. Но уходить, оставив свои земли, богатство и влияние конкурентам — этот путь не для нас. В поисках решения мы вспомнили об одной из недавно открытых звёздных систем ближе к окраине галактики. Там живут существа чем-то похожие на нас самих в древности. После долгих раздумий было принято решение о переселении избранной части населения далёкой планеты. Вашей планеты, Земли.
Вы должны стать нашими наследниками. Но резко обращать народ в нашу культуру, быстро передавать свои знания и могущество — значит лишить вас внутреннего стержня, той основы, которая делает каждый вид уникальным. Нам не нужны безвольные, не пытающиеся найти свой путь, а вместо этого идущие по проторённой для них дороге, потомки. Поэтому мы решили, что вы и ваши дети должны пережить все стадии развития, которые когда-то прошли мы сами. Могущество нашей цивилизации позволило нам на много тысячелетий защитить свои звезды от проникновения извне искателей богатства и приключений. Так что, даже когда последние из нас покинут мир живых, вы останетесь в безопасности. Чтобы передать вам, наследникам, свои достижения и одновременно минимизировать влияние на вашу культуру, мы уничтожили большую часть плодов нашей цивилизации. И практически все следы пребывания на обитаемых планетах.
Вам, существам с далёкой Земли, в наследство останется только несколько баз на необитаемых планетах, а также множество космических станций и межзвёздных кораблей. К тому времени, когда молодая цивилизация достаточно разовьётся, чтобы выйти в космос и разобраться в наших технологиях, она уже приобретёт собственное устойчивое мировоззрение.
Мы дадим вам шанс начать новую жизнь в нашем мире. Вы станете молодыми и здоровыми. Каждый из вас, родоначальников, получит кольцо с серым камнем — прибор, который позволит вам отличать безопасные продукты от ядовитых. Кроме того, любому поселенцу мы дарим в вечное пользование несколько вещей по его выбору и позволяем получить интересующую его информацию, ограничив время разговора, но не количество вопросов. На любой из них мы будем давать всего три варианта ответа: «да», «нет» или «вопрос поставлен некорректно».
Мы верим в то, что вы станете достойными наследниками и возродите нашу цивилизацию.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 06:27 | Сообщение # 3
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
1-е сутки. Лесное болото
Пустыня. Огромное полуденное солнце сжигает незащищённую одеждой кожу, а тени нет, и не предвидится. Я бреду вдоль магистральной линии электропередач в надежде выйти к людям. От гула проводов звенит в ушах и кружится голова. Хочется пить. Очень. Во рту сухо, движения огрубевшего языка вызывают боль и, подобно тёрке, он царапает десна до крови, которая уже не течёт, а выделяется вязкими каплями, создавая неприятный привкус солоноватого металла. Глаза слепит яркий свет, отражённый от светло-серого песка. Слёз уже не осталось, из-за этого роговица постепенно высыхает, противно стягиваясь, в результате зрение падает, и вместо цельной картины я вижу только расплывчатые белые, серые и чёрные пятна. Нарастает чувство приближающейся опасности. Гул. Слепота. Жажда. Страх. Металл...
Я проснулась потная от ужаса и, вскочив, по пояс провалилась в воду. Пить. Нет, не тут. От резких движений поднялся серый ил, превратив воду в жидкую грязь. Гул. Сухость во рту. Жжение в глазах. Страх. Сон кончился, но ощущения остались. Надо уходить. Прямо сейчас. Как можно дальше. Как можно быстрее. Ноги вязли в илистом дне, мешая бежать, я падала, вставала, на ходу откашливаясь от попавшей в лёгкие воды. Вокруг мелькали черно-белые расплывчатые пятна. Иногда по лицу и телу хлестали ветки, цеплялись за волосы, даже выдирали пряди, кожу исцарапали колючки, корни и стволы деревьев. Ужас вытеснил все мысли, осталось лишь понимание того, что надо спасаться. Бежать! И я бежала, не в силах перебороть страх, даже не в состоянии понять, от чего или кого бегу. Главное — уйти от опасности. Но чем быстрее я двигалась, тем сильнее становился страх, и это заставляло ещё ускорять бег.
Внезапно окружающий мир, переливающийся ранее всеми оттенками серого цвета, резко окрасился, как будто с глаз упала пелена. Гул тоже постепенно начал стихать. Но даже когда большинство негативных ощущений, перешедших из сна в явь, пропало, я продолжала бежать — настолько сильным оказался пережитый ужас. Зрение пока не восстановилось полностью, и вместо светло- и темно-серых пятен приходилось ориентироваться по зелёным и красно-бурым. Наконец паника отступила. Остановившись, я наклонилась, опёрлась руками о колени, скрывающиеся под мутной водой, с трудом отдышалась и только после этого огляделась.
Со всех сторон располагалось заросшее лесом болото или, точнее, что-то вроде мангровых зарослей. Тяжёлый, наполненный влагой воздух казался почти осязаемым, а кое-где между растениями расползались бледные тяжи тумана. Небо полностью скрывалось за кронами растущие прямо из воды деревьев — огромных, с толстыми, многометровыми в обхвате, неровными стволами и многочисленными дыхательными и ходульными корнями. Пахло плесенью, грибами и чем-то гниющим, а над водой вились небольшие насекомые.
Я с трудом забралась на мощные воздушные корни, покрытые буроватой плёнкой плесени, не слишком скользкой, но липкой и неприятной на ощупь. Как бы то ни было, тёмная вода вызывала ещё меньше доверия — под неспокойной гладью вполне могут скрываться опасные животные. А сверху пока видны только мухи.
Теперь, когда разум прояснился, я вдруг вспомнила об имуществе, доставшемся от керелей. Так, кулон на шее, перстень на пальце, нож на поясе. Всё при мне. Облегчённо вздохнув, задумалась. Где-то неподалёку должны находиться другие люди — больше четырёх сотен, судя по сведениям, которые удалось получить от керелей. Что если не только я поддалась панике? И что, если у них с самого начала не четыре, как у меня, а гораздо больше видов вещей, которые давали керели? Да не по одному экземпляру каждого вида, а по дюжине или даже сотне? Пришло понимание, что сложившаяся ситуация несправедлива. Как, впрочем, и наличие «счастливчиков», которым, вместо двадцати двух, выдавалось по тридцать три типа вещей и по количеству взять они их могли больше в десять раз. Нет, я, конечно, и не подумала отказываться от выпавшей мне удачи, но разумом-то понимала, что такое деление нечестно. Разве что керели хотели, чтобы общество расслоилось или даже начало враждовать буквально в первые же дни. Впрочем, с них станется. Разделили же они людей на три вида, один из которых в процессе своего развития должен уничтожить остальные. Только один из трёх видов останется в живых! Причём не мой. Вот и доверяй после этого их первоначальным словам, что мы де их наследники. Если бы совершенно случайно не пришла в голову идея спросить — а все ли люди наследники, я бы так и не узнала, что обречена на вымирание. Обидно. Хотя этим знанием, наверное, можно объяснить первый страх.
Однако долго поразмышлять и поругать керелей мне не дали. Насекомые кружили вокруг с вполне определённой гастрономической целью, и, дёрнувшись от неожиданной обжигающей боли, когда крупная муха впилась в нежную кожу на сгибе локтя, я не удержалась и соскользнула по плесневелому корню обратно в воду. Только сейчас, отдышавшись и успокоившись, почувствовала, что местная живность не теряла времени даром, и всё моё тело уже покрылось отёкшими болезненными дулями, как от ужалений пчёл. А насекомые и не думали успокаиваться: надо мной жужжал целый рой разнообразных мух, мошек и прочих кусачих тварей. Нет, из воды к ним не вылезу — что бы ни скрывалось внизу, в воздухе тоже немалая угроза. Но моё решение тут же поколебал болезненный укол под коленку. Резво взобравшись обратно на корни, я схватилась за ноги и невольно поморщилась, увидев, как крупный серый жук с громким чпоком и тихим плеском свалился в болото. Осторожно пощупала кровоточащую ранку — жжёт. Да и заразу занести легче лёгкого. Надо как-то выбираться отсюда, пока кровососы заживо не съели. По крайней мере до сих пор они проявили себя гораздо опаснее ещё не встреченных хищников и до сих пор активно пытаются доказать, что тоже могут закусать насмерть. Но в какую сторону ни глянь, везде тот же затопленный лес. Яростно отмахиваясь от насекомых, я полезла на дерево, надеясь хоть с него увидеть что-то новое. Мухи, десятками, если не сотнями, ползающие по телу, пировали на и без того саднящих болячках, что сильно стимулировало, ведь не забравшись и не устроившись надёжно, я даже не могу от них защититься без риска сорваться. Казалось, что прошла вечность, прежде чем удалось добраться до первых крепких и толстых веток, на которых удалось усесться. Надёжно закрепившись и навоевавшись с кровососами, не удержалась и всласть почесала под коленкой. На месте укуса уже появлялась дуля. Н-да, а ситуация-то не из приятных…
Быстро выяснилось, что, во-первых, наверху мух гораздо меньше, а, во-вторых, дерево оказалось намного выше, чем казалось снизу. С земли обзор закрывала густая листва, создававшая лёгкий полумрак и из-за неё я не смогла оценить предстоящий путь. А теперь под ногами в одиночных просветах вода казалась не ближе чем если смотреть с высоты девятиэтажного дома. Сглотнув, покрепче ухватилась за ветки. Залезла на дерево, называется. И вершиной-то это назвать сложно, скорее ближе к центру кроны. Куда ни глянь — зелень, сверху проглядывало небо, а снизу мрачно поблёскивала чёрными бликами вода. Как отсюда спускаться буду? Профессиональным древолазаньем никогда не занималась, а падать с такой высоты… брр!
Несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Среди заказанных вещей есть антиграв, единственное — неясно, как им пользоваться. Информация по всему выбранному комплекту должна храниться в кулоне, который на самом деле является ничем иным, как компьютером. Но его тоже надо ещё как-то активировать. Повертев амулет в поисках выключателя и, разумеется, его не обнаружив, со вздохом приступила к экспериментам. Ведь не могли же керели нарочно сделать так, чтобы вещью оказалось невозможно воспользоваться? Через несколько минут попытки увенчались успехом, и перед моим взором появился слегка прозрачный голографический экран, а чуть ниже — такая же клавиатура, висящая в воздухе. Пока соображала, что делать дальше, на экране включилась обучающая программа для начинающих пользователей — как раз то, что надо! Уже через пару часов стало ясно где, что и как искать, вот только к виртуальной клавиатуре привыкнуть не просто — я всё время пыталась положить на неё кисти рук, к тому же пальцы, не ощущая сопротивления, постоянно проходили сквозь кнопки. Первым делом настроила нож, чтобы он принимал удобную для меня форму при доставании из ножен и не резал свою хозяйку. Потом проверила кольцо-анализатор ядовитости и, только убедившись, что оно настроено на меня (интересно, зачем ещё и индивидуальная настройка, ведь и так заказано с переключением на все три вида?) перешла к инструкциям по антиграву. Оказалось, что управлять им можно как через компьютер, так и непосредственно. Второе — предпочтительней. Внимательно перечитав все материалы по кокону-флиграву (так правильно назывался антиграв), отключила компьютер и покрепче ухватилась за ветки. Не хотелось бы случайно улететь в небеса, а, судя по описанию, такое вполне может случиться. После целой серии попыток, в результате которых от непривычных усилий заныли мышцы груди и пресса, а к тому я же чуть не сломала ветку, на которой сидела, мне удалось уменьшить собственный вес в два раза. С облегчением потянулась — теперь, если что, падать буду не так быстро и не так больно, а шанс зацепиться повысится.
Так, две самые насущные проблемы, а именно с мухами и падением, решены, по крайней мере — частично решены. Пора заняться ещё одной, а именно — пропитанием. Оглядевшись, сорвала с дерева сочный крупный, размером с лопух, лист с толстым черешком и прикоснулась к нему кольцом-анализатором. Камень окрасился в приятный жёлтый цвет, сигнализируя о безвредности растения. На вкус лист оказался слишком горьким и с плотной кожурой, зато очищенный черешок, хотя тоже немного горчил, но великолепно утолял жажду. Я долго сидела, обрывала листья, с наслаждением высасывая из них сок и сплёвывая вниз жёсткие не пережёвывающиеся волокна. Наконец, напившись, а заодно и несколько притупив голод, задумалась. Всё-таки обезьяной не являюсь, чтобы вот так запросто по кронам деревьев скакать, да и одними листьями долго не пропитаешься. Значит, надо спускаться и выбираться из этих заболоченных зарослей пешком. Конечно, можно ещё попробовать взлететь, но лучше не рисковать, по крайней мере, до тех пор, пока не научусь как следует пользоваться флигравом. Сейчас летать я согласна только на маленькой высоте и над чем-то мягким. А значит — снова придётся терпеть укусы. Почесавшись, убила очередного красного кровососа и автоматически слизнула его с руки, пытаясь разглядеть в просветах листвы землю. Только бы чего крупнее и агрессивнее мух не попалось. Например, крокодилов. Или местных пираний. Поймала следующее насекомое…
Заставив руку остановиться на полпути ко рту, внимательно изучила как её, так и маленький красный трупик. А ведь раньше не наблюдала за собой привычки тянуть в рот насекомых, тем более — мух. Вряд ли она появилась ни с того, ни с сего, а значит, ей должно найтись разумное объяснение. Внезапно все части головоломки встали на свои места, и я хлопнула себя по лбу, убив сразу трёх некрупных мух. Ну конечно! Людей ведь не один, а три разных вида. С чего я вообще взяла, что осталась тем же самым Homo sapiens, которым себя помню? Как раз логичней предположить иное. Да и вообще, если как следует подумать, становится ясно, что как раз представителей Homo sapiens здесь нет. В этом случае пришлось бы переделывать природу целой планеты, ведь наши тела ей знакомы, иначе откуда бы взялись болезни и паразиты человека, о которых удалось узнать от керел? Гораздо проще и удобнее изменить небольшую группу людей, приспособив её под местные условия. Или не изменять, а пересадить человеческий разум в другое тело, как иногда делают в фантастике.
Только сейчас, обратив на это внимание, поняла, что моя стопа выглядит более вытянутой и пальцы на ней тоже слишком длинные, как на руках, и хорошо развитые, к тому же соединены тонкой кожистой перепонкой. Да и на верхних конечностях пальцы где-то на треть длиннее, чем раньше. Однако, хотя теперь разумом я осознала, что форма тела стала другой, для меня нынешней именно это его строение казалось естественным, а прошлое — изменённым. Выходит, керели не просто пересадили разум в другое тело, имеющее иные инстинкты, а ещё каким-то образом перестроили и сам разум. Попытавшись вспомнить свою прошлую жизнь, с ужасом поняла, что да, факты остались в памяти, но эмоциональной окраски они не несут, как будто то, что произошло раньше — скучная книга или полузабытый сон. Но ведь я знаю, что эмоции должны присутствовать, помню, что что-то испытывала и когда происходили события из воспоминаний, и когда они всплывали в памяти. Но что? От обиды, что керели забрали такую важную, эмоциональную часть жизни, на глаза навернулись слёзы. Ненавижу керел!
Одновременно с осознанием того, что человеком в привычном смысле больше не являюсь и что даже сознание меня-нынешней не равно таковому у меня-прошлой, сообразила чего ещё не хватает. Перед тем, как заказывать вещи, я спросила, снабдят ли керели поселенцев всем, необходимым для выживания и получила положительный ответ. А теперь главный вопрос: где это «всё»? Промелькнула мысль, что вещи были утеряны во время панического бегства, но подумав, я отбросила её как маловероятную. Если выбранные вещи со мной, то и хоть что-то из другого должно было остаться. Но нет ни одежды, ни палатки, ни котелка. Обман? Или керели просто не посчитали их необходимыми? Недаром они акцентировали внимание только на кольце-определителе, судя по всему рассматривая его как единственную нужную вещь. Но ведь неподготовленному человеку даже с уложенным походным рюкзаком сложно выжить в джунглях! А самое обидное — ведь и в голову не пришло, что в ответе может крыться подвох, да ещё такой, что теперь вообще почти без всего крутиться придётся. Хорошо хоть нож взяла. Но вот компьютер без информации о мире (её не дали) с удовольствием бы обменяла на что-нибудь более приземлённое и полезное. Например, на одежду.
Злость не горе-благодетелей вылилась истеричным смехом, когда вспомнилась их последняя фраза. Да уж, «достойная» у них наследница: голая, грязная, вся в царапинах и покусах, сидит на дереве и воюет с мухами.
Позже, успокоившись и ещё раз осмотрев своё тело, я занялась длинными, под два метра, и основательно запутанными волосами. Первые попытки их обрезать потерпели неудачу, но, быстро вспомнив, что сама задала ножу безопасные настройки, легко справилась с непокорными лохмами, оставшись с короткой кудрявой стрижкой. Причёска, конечно, получилась не парикмахерская (разве что какая новая мода «тут отрезал, там отсек»), зато теперь стало гораздо удобнее. А то ужас какой-то: в глаза лезут, за всё цепляются, мусор собирают, да и тяжеловаты. Изучила отрезанный пук, похожий скорее на скопище грязных колтунов с застрявшими в них палочками и листьями. Сначала хотела его просто выбросить, но потом передумала. Из волос можно сделать леску, шнур, верёвку, что-нибудь сплести. А учитывая, что сейчас у меня в наличии только костюм Евы, неразумно выбрасывать то, что можно использовать. Поэтому с тяжёлым вздохом устроилась поудобнее и начала распутывать срезанные волосы, с целью потом заплести их в пару тугих косичек, чтобы не свалялись. Это оказался адский труд. Я успела и листьев, точнее, черешков от листьев, наесться раза четыре, не говоря уж о мухах (ладно, раз организм требует — только сначала убедилась, что они не ядовиты), и даже подремать в неудобном положении. К счастью, наступившая ночь порадовала парным теплом, а сгустившуюся темноту разогнали светящиеся растения и насекомые. Наконец, уже утром, в сотый раз пожалев, что не выбросила волосы сразу, завязала получившиеся косы в кольцо, после чего перекинула через плечо.
Пора выбираться.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 06:34 | Сообщение # 4
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
2-е сутки. Лесное болото — джунгли
Последний раз перекусив, я полезла вниз. Благодаря тому, что ещё вчера активировала флиграв, сильно уменьшив вес тела, спуск дался относительно легко. А вот перемещение по горизонтали оказалось гораздо сложнее. Идти в воде опасалась: хотя вчера в ней никого крупнее насекомых на меня не напало, но кто сказал, что и сегодня так повезет? А перелезать с воздушных корней одного дерева на корни другого нелегко: я то и дело поскальзывалась, а иногда и вовсе уезжала в болото. Очень неудобно. Да ещё и грязная стала как чушка, измазавшись в плесени и иле (несколько раз срывалась так, что окуналась в жижу с головой).
Поскольку направление на ближайшую твёрдую землю определить так и не удалось, то отправилась на север (точнее туда, куда указывала стрелка виртуального компаса), рассудив, что в любом направлении болото рано или поздно должно закончиться, главное — не бродить кругами.
Над водой кружились тучи мух, но мной они почему-то интересовались гораздо меньше, чем вчера. С одной стороны, это очень радовало, а с другой — с чего бы им так себя вести? Может, погода собирается меняться? Я с опаской покосилась на тёмные кроны деревьев. Накануне стояла ясная, жаркая погода, так что меняться она может только в одну сторону — ухудшаться. Либо станет ещё жарче, либо резко похолодает, либо пойдёт дождь. Хотя всё равно странно, на Земле мухи как раз становились злее перед дождем. Впрочем, ещё можно предположить, что у местных насекомых чёткая смена фаз развития и поведения, и сейчас, например, время размножения. Приму пока эту версию и поспешу — вдруг через несколько часов кровососы опять решат, что неплохо бы перекусить. Кстати, мне и самой есть очень хочется. Но это подождет.
К моему удивлению, несмотря на то, что двигалась медленно, на твёрдую почву удалось выйти достаточно быстро — уже через несколько часов. Почти сразу я деактивировала флиграв, чтобы мышцы не атрофировались без тренировки (хотя при таком активном образе жизни и с половинным весом они вряд ли бы ослабли). К этому времени насекомые не просто не возобновили охоту, а вообще потеряли ко мне интерес. Зато мой живот уже сводило от голода! Есть хочу!
Поняв, что дальше затягивать с завтраком (пусть и поздним) не стоит, приступила к поискам пищи. И сразу же стало ясно, что вчера мне очень повезло залезть на съедобное дерево, поскольку большинство встречающихся растений оказались ядовиты, и чтобы найти всего несколько годных в пищу, пришлось перебрать почти сотню. Да и обнаруженные «съедобные» продукты, честно говоря, ни хорошим вкусом, ни питательностью не отличались: травой, листьями и грибами наесться сложно.
Проглотив очередной гриб и прислушавшись к недовольному бурчанию желудка, решила не ограничиваться растительными продуктами. Память услужливо подсунула воспоминание об одном из непопулярных в современном обществе способов питания, и я осторожно отковыряла отслаивающуюся кору первого же попавшегося поваленного дерева. К счастью, змей под ней не оказалось, зато трухлявая древесина прямо кишела крупными, с палец, и жирными беловатыми неядовитыми личинками. Как ни странно, собственный организм перебарывать не пришлось, видимо, он посчитал живых насекомых естественной пищей, поскольку никакого отторжения не вызвал ни их внешний вид, ни запах, ни даже шевеление на языке — только здоровый аппетит. Личинок оказалось великое множество — я не просто утолила голод, а хорошо наелась, а они всё ещё оставались. Значит, от истощения, скорее всего, не пропаду.
После завтрака накатила грусть. Как-то не так представлялась дикая жизнь. Реальность давила своей реалистичностью. Например, в мечтах мой рацион состоял вовсе не из листьев и насекомых! Опять вернулся страх. Незнакомый дикий тропический лес чужого мира. Сколько хищников может поджидать за ближайшим деревом, на нём, или вон в той куче опавших листьев? А ещё змеи и ядовитые насекомые! И болезни всякие. И люди, которые уничтожат мой вид.
Так, не стоит зацикливаться на себе. Есть ещё один вид, который керели запланировали для вымирания. Значит, мне подобным следует объединиться с его представителями — вместе легче бороться. Да и вообще, найти людей не помешает. Только вот где? Логично предположить, что их, скорее всего, высадили в той стороне, откуда я пришла. Скептически посмотрела в сторону болота: возвращаться в неприветливую местность не тянуло. Остается надеяться, что люди есть где-то ещё. Да и, если хорошо подумать, такое ли это счастье — люди?
Стоп. Сейчас не о гипотетическом вымирании думать надо, а о более насущных проблемах — о личном выживании. Например, нож, пусть и отличный, не лучшая защита от хищников, особенно крупных. Отыскав достаточно крепкую ветку, обстругала и заточила один из её концов. Уже лучше. Закончив вооружаться, я побрела куда глаза глядят, то есть подальше от болота. Шла не спеша, внимательно глядя по сторонам и под ноги: пропороть босую ногу легко, а неприятностей потом не оберёшься. Да и на змею наступить не хотелось.
Крупный гриб и несколько червивых ягод притупили вновь проснувшийся голод, но не помогли полностью от него избавиться. Поэтому я очень обрадовалась, когда заметила рассыпанные по нескольким соткам лесной подстилки бурые с чёрными пятнышками фрукты размером с небольшой кабачок. Вокруг них кружили многочисленные мухи, а в воздухе витал насыщенно сладкий аромат, с явным оттенком спирта и лёгким — ванили. Сглотнув тут же выделившуюся слюну (даже пирующие насекомые не испортили впечатление), я выбрала самый целый плод, то есть с наименьшим количеством сочащихся блестящими каплями розоватого сока трещин, и прикоснулась к нему анализатором. Камень окрасился в жёлтый цвет, позволяя попробовать новый продукт питания. Фрукт оказался гораздо мягче, чем выглядел: стоило взять его в руки, как кожура разъехалась в стороны под пальцами, являя на обозрение слизистую шоколадно-коричневую мякоть, пестрящую многочисленными беловатыми косточками. Запах спирта усилился. Решив, что порченное есть не стоит, хотела уже выбросить плод, но потом заколебалась.
Пока я с сомнением осматривала мякоть, большая часть плода отвалилась под собственной тяжестью и упала обратно на землю. В результате удара содержимое фрукта вылезло окончательно и приобрело непрезентабельный вид коровьей лепёшки. Вкупе с набросившимися на лакомство мухами сходство просто поразительное, только запах выбивается. Ещё немного подумав, я всё же согнала насекомых, подковырнула небольшой кусочек получившейся массы и продегустировала. А что, очень неплохо: что-то среднее между фиником, фигой и сильно перезревшим бананом. Мякоть немного забродила, но этого и следовало ожидать. Наверное, там, откуда упали эти фрукты, есть более плотные и свежие.
Увлёкшись разглядыванием густых крон деревьев в безуспешных попытках понять, на каком именно растут такие плоды, я забыла об осторожности и вздрогнула от недовольного фырканья за спиной.
Всего в нескольких метрах стоял огромный рыжий кабан, выше меня ростом. «Вот и мясо пожаловало», — пришла несвоевременная мысль. У кабана, похоже, возникла аналогичная идея на мой счёт. В приближающуюся тушу полетела недоеденная кашеобразная масса перезрелого плода, а я рванула из положения «сидя» со спринтерской скоростью. За пару мгновений добежав до ближайшего дерева, полезла вверх по голому стволу, цепляясь за малейшие трещины в коре. Несколько раз едва не сорвалась, но остановилась не раньше, чем достигла первых ветвей. Отдышавшись и только сейчас уменьшив свой вес, посмотрела вниз. Нет, прошлый рекорд всё-таки не побит, сегодня я расположилась на высоте шестиэтажного дома. Поёжившись, устроилась на ветке поудобнее и от нечего делать принялась за изучение несостоявшегося шашлыка.
Кабаны, а их оказалось шестеро, да ещё и с целым выводком поросят, удовлетворились моим бегством и, совсем не обращая внимания на дерево, послужившее укрытием, с чавканьем и фырчаньем поедали забродившие фрукты. Подождав и убедившись, что непрошеные гости не торопятся уходить, я включила компьютер. Всё равно, пока они тут, слезть не получится, поэтому лучше как-то занять это время.
Постепенно осваиваясь, просмотрела функции текстового редактора, графической программы (куда до неё фотошопу) и ещё нескольких. Совсем небольшой набор инструментов и единственный язык программирования (к тому же неизвестный). Хотя функция распознавания голоса мне понравилась: с её помощью можно надиктовывать текст — даже знаки препинания сама расставляет. С другой стороны, много ли от неё толку в джунглях? Сейчас гораздо больше пригодились бы справочники или учебники, пусть и земные, по выживанию, охоте, устройстве лагеря и прочему и подобному. Но их не дали. Только инструкции к заказанным вещам, да и то краткие. Я в который раз посетовала на собственную глупость. Сбылась мечта идиотки: отличный, надёжный, лёгкий и автономный компьютер. Угу. Без библиотеки, обучающих фильмов и тому подобного. Очень «нужная» в дикой жизни вещь. Прямо-таки «необходимая».
Впрочем, сделанного не воротишь, так что расстраиваться толку нет. Зато у меня есть нож с кучей настроек: в том числе форму лезвия можно менять в очень широких пределах. Его можно превратить и в удобный совок, и в шило, и во всё, на что фантазии хватит. Включив программу управления ножом, я попыталась разобраться, как задавать настройки формы. И с досадой ударила себя кулаком по ноге: визуального редактора не было. Только набор сложных математических формул и непонятных констант. Одно радует — настройки запоминать можно. Сохранив существующий профиль, попробовала его изменить. Но уже через час бросила бесполезное занятие. Ну не знаю я математику на таком уровне, чтобы функциями трёхмерные формы описывать! А при поиске методом тыка лезвие превращалось в какие-то жуткие загогулины, с буграми и рытвинами, а порой и вовсе становилось как будто обломанным. Таким и пользоваться невозможно и даже смотреть страшно. Реально серьёзные проблемы возникнут, если начальные настройки потеряю. На всякий случай скопировала их в несколько папок, после чего вернула лезвию начальную форму. Вот тебе и супернож с возможностью изменения формы лезвия.
Копаясь в находящихся на диске файлах и экспериментируя с программами, я изредка посматривала то на кабанов, то на высокие кроны, с нетерпением ожидая, когда животные уйдут. Они не спешили. Сначала доели фрукты. Потом покопались в лесной подстилке и почве, с аппетитом чем-то похрустывая. Сытно перекусив, взрослые улеглись отдыхать прямо рядом с забытым при побеге копьём, а поросята с визгом затеяли игру в догонялки вокруг старших сородичей.
Наконец, выспавшись, самый большой из кабанов лениво поднялся на ноги, шумно вздохнул и, потоптавшись на месте, неспешно отправился в путь. За ним потянулись и остальные.
Подождав, пока они скроются из вида, я осторожно полезла вниз. Хотя, судя по опыту, на деревьях гораздо безопасней, чем на уровне земли, но хочется посмотреть, что выкапывали кабаны. Спустившись, отключила флиграв, подобрала копье и приступила к изучению следов. Через некоторое время поиски увенчались успехом: у рослых, по грудь и выше, папоротников, целые заросли которых встречались под покровом леса, на корнях имелись морщинистые клубневидные образования величиной с мой кулак. Анализ выкопанного клубня на ядовитость показал, что он съедобен. Под жёсткой плохо отслаивающейся коркой скрывалась сочная желтоватая мякоть со вкусом сырой, сильно перемороженной картошки. Я поморщилась, но проглотила прожёванный кусок. Возможно, если клубни сварить или испечь, вкус улучшится. Надо когда-нибудь поэкспериментировать. Хотя почему когда-нибудь? Есть уже снова хочется, причём ничуть не меньше, а даже сильнее, чем раньше. Настолько, что даже сырые клубни не кажутся отвратительными. А уж если испечь на костре...
Но стоило собрать более-менее сухой хворост, как хлынул ливень. Хотя, скорее всего, он начался чуть раньше, но только сейчас пробился сквозь густую листву. Наверное, поэтому мухи и не кусались. Я спряталась в развилке корней гигантского дерева, и, поскольку голод ещё усилился, сгрызла сырьём все выкопанные для готовки клубни. А уже через полчаса вынуждено сменила укрытие, поскольку дождь оказался огромной силы, и вода быстро прибывала. Забравшись на те же корни, что раньше служили крышей, я прижалась к стволу, пытаясь поменьше попадать под холодные струи.
Через некоторое время ливень несколько стих, а может, и вовсе прекратился, хотя с крон всё ещё капало. Несмотря на то, что воздух оставался тёплым, столь долгий душ заставил стучать зубами от холода. Поняв, что не только костёр развести, а и просто найти сухое место на земле не представляется возможным, я оставила бесполезное копье и полезла на дерево, надеясь согреться движением, а заодно, если повезет, найти удобную развилку для ночёвки. Замёрзнув, не только забыла активировать флиграв, но и потеряла бдительность, за что вскоре поплатилась, заметив довольно большую змею, только когда она раздражённо зашипела в ответ на мою попытку использовать её в качестве опоры.
Я замерла. Вскоре змея успокоилась и замолчала, вместо этого сначала обвившись вокруг моей руки, а потом даже частично свесившись на спину. Увы, надежда, что рептилия просто проползет мимо не оправдалась. Видимо замёрзла не только я и теперь змея, найдя тёплую грелку, уходить не собиралась.
Шло время. От неподвижности и холода руки и ноги, а потом и шею стали сводить болезненные судороги. Но поскольку на малейшие движения рептилия отзывалась недовольным шипением, я не рискнула выбираться из-под неё, радуясь только тому, что, несмотря на неудобство и дискомфорт, пальцы, отчаянно вцепившиеся в кору дерева, самостоятельно разжиматься не собираются. Накапливались раздражение и усталость. Времени хватило, чтобы припомнить всех змеиных родственников, мысленно приготовить добрую сотню блюд из непрошеной наездницы и так же мысленно (к счастью) много раз свалиться с дерева с разнообразными результатами, когда змея, наконец, соизволила сползти на одну из расположенных рядом ветвей, а потом отправилась по ней в дальнее путешествие.
Облегчённо вздохнув, я с трудом отцепила намертво приклеившееся к дереву пальцы и, конечно же, сорвалась. Ухватиться за кору и затормозить удалось только через несколько метров, при этом ободрав кожу на руках и сильно стукнувшись коленом. Кое-как добралась до ближайшей ветки, где и изучила полученные травмы. Содранная кожа в принципе ерунда, особенно учитывая, что мухи до сих пор не проявляют ко мне интереса, а вот колено — другой вопрос. Попробовав полностью распрямить ногу, поморщилась от боли. Приехали, как говорится. К счастью, ветка, на которой я расположилась, оказалась достаточно толстой, чтобы удобно сидеть или даже лежать, свесив по бокам конечности, чем я и воспользовалась. Мысленно отругала себя за дурацкую идею с деревом. Ну что, налазилась, теперь довольна? Остается надеяться, что с ногой всё не очень серьёзно. Но всё равно подстраховка не помешает. После нескольких попыток мне удалось активировать флиграв до такой степени, что вес снизился, наверное, раз в десять, и я закрыла глаза, решив отдохнуть. Сначала казалось, что поспать совсем не удастся, настолько сильно билось сердце, и каждый из многочисленных лесных шорохов заставлял напряжённо прислушиваться. Но усталость сделала своё дело, вскоре пришёл глубокий и на удивление спокойный сон.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 06:41 | Сообщение # 5
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
3-и сутки. Джунгли
Пробуждение оказалось не из приятных. Тело затекло, живот сводило от голода, а стоило пошевелиться, как сзади раздалось тихое шипение. Я замерла, а потом очень медленно повернула голову и, скосив глаза, сумела разглядеть двух небольших, пригревшихся на моей спине, змей. К счастью, они не стали задерживаться, быстро, хотя и без особого энтузиазма, покинув беспокойное лежбище.
Растерев конечности, чтобы восстановить кровообращение, с удивлением отметила, что глубокие ссадины на руках практически полностью зажили. А вот колено продолжало болеть, хотя и меньше. Неужели я проспала несколько суток? Или просто регенерация быстрее, чем у землянина? Но голод заставил прервать размышления и заняться поисками пищи. Поскольку листья дерева, послужившего ночлегом, оказалось ядовитыми, выбор невелик — надо спускаться на землю. Хорошо, что в облегчённом состоянии это оказалось не слишком сложно даже с плохо действующей ногой. Но вот ходить почти невесомой совсем неудобно и приспособиться очень не просто, что бы там не говорили по этому поводу.
Поэтому, вырезав из подходящей ветки что-то вроде костыля, я попробовала ослабить действие флиграва, чтобы вес составлял хотя бы половину нормального. Но вместо этого прибор просто-напросто выключился. На попытку его включить обратно мышцы груди отозвались болезненными спазмами, а положительного результата достичь не удалось. Я сдалась первой, решив, что с костылем смогу передвигаться и так, а непокорной техникой займусь позже. Ну что стоило керелям сделать управление флигравом поудобнее?
Копьё, оставленное вчера под деревом, исчезло. Впрочем, невелика потеря. Как только попалась подходящая палка, заточила новое — заодно и дополнительной опорой послужит.
Завтрак составили уже знакомые корнеплоды, крупные бурые с розовыми полосками личинки, найденные в лесной подстилке, и насекомые. Последние представляли собой нечто среднее между тараканами и саранчой коричневато-бежевого цвета, а в длину достигали половины кисти. Утолив голод, побрела по лесу в поисках источника воды, чтобы попить, а заодно умыться и обмыться. После копания в земле по всему телу пошли грязные разводы. Колено ныло, и стоило неосторожно поставить ногу, как её простреливало сильной болью, поэтому передвигалась я медленно, кроме того, останавливалась каждые несколько минут, чтобы дать отдых повреждённому суставу. Нет, на деле травма оказалась не такой уж серьёзной, возможно даже и без костыля передвигаться бы удалось, но лучше не рисковать. Мало ли, вдруг потом встретится опасный хищник, и если я не поберегу ногу сейчас, окажусь не в состоянии от него убежать.
Через пару часов, добравшись до ручья в неглубоком овраге, сделала более длинный, по сравнению с предыдущими, привал. По склонам росли высокие кусты с крупными листьями, по форме и цвету напоминающие листья кувшинки, но с тёмно красными прожилками, а по вкусу — огрубевшую капусту. Совсем молодые, небольшие и более светлые, листья оказалась нежнее и мягче старых. Перекусив и напившись, я с удовольствием смыла слой грязи, облепивший тело в процессе добычи пищи, а также отцепила полтора десятка насосавшихся, но почему-то мёртвых клещей. Даже волосы прополоскала, только вот толку от этого мало: ручей мелкий, а черпать воду нечем. Землю смыть удалось, зато песка нахватала.
Лес даже тут, у оврага, оставался таким же мрачным: плотно сомкнутые густые тёмные кроны деревьев почти не пропускали солнечный свет. Нет, день и ночь различить легко, но света явно недостаточно для растений. Недаром нижние ветви у деревьев отмерли, всё равно пользы от них было бы мало.
Полежав и отдохнув после купания, я решила отправиться вверх по течению, в надежде найти родник. Глупость (особенно после поедания немытых фруктов, насекомых и даже грязных клубней), но у истока вода наверняка чище и пить её будет приятнее.
Вскоре показались признаки цивилизации в виде небольшой запруды и вырытых в склоне ступенек, а также настила из веток для более удобного доступа к воде. Сердце сжалось от радости, что я всё-таки нашла людей… и страха, что они где-то рядом. Ощущения чужого присутствия не замедлили оправдаться, материализовавшись в виде крупного (со страху показавшегося и вовсе огромным) бородатого блондина с двумя вёдрами. Увидев меня, он позвал кого-то, и почти сразу же к нему присоединился рыжий мужчина с вилами. Тоже, кстати, весьма большого размера.
— Привет, а где вещички?
Меня очень насторожил как тон, так и сам смысл вопроса. В голову тут же пришла идея — как скрыть правду, пока не станет ясно, можно ли им доверять.
— В болоте утонули, — тяжело вздохнув, ответила я.
Мужчины переглянулись, и блондин разочарованно сплюнул в сторону.
— В общем так: сейчас ты или сдаешь свои жалкие шмотки в общак и идёшь вкалывать, или проваливаешь отсюда и дохнешь в лесу под кустом как шавка.
Ничего себе нашла людей! Лучше бы не находила! Сердце забилось как бешеное, а колени непроизвольно слегка согнулись, приготовившись к быстрому старту в случае необходимости. От испуга даже боль в повреждённой ноге немного отступила.
— Я уже ухожу, — тихо, чуть не плача сказала я.
Мужчины опять обменялись взглядами, после чего рыжий махнул рукой:
— Да пусть проваливает, вещей всё равно ни шиша нету.
Потом добавил, обращаясь ко мне:
— А ты мотай давай отсюда по-быстрому, поняла? По-быстрому, я сказал!
Повысив голос, он направился в мою сторону, и я припустила во весь опор, сильно наваливаясь на костыль и до крови закусив губу от боли в колене. Отбежав на приличное расстояние, села, а точнее — почти упала в заросли кустов, прислушалась и облегчённо перевела дыхание, убедившись, что мужчины не стали меня преследовать. Видимо, они посчитали, что добыча слишком мала, чтобы ради неё тратить силы. Но если бы мужчины знали, что четыре (ну, три, поскольку кокон-флиграв внутри меня) вещи стоят тридцати трёх счастливых, а ещё и как будто по максимальному количеству набранных, то вряд ли бы удалось так легко отделаться. Меня передёрнуло от страха. Казалось бы, вокруг новый мир, джунгли, полные диких зверей, а одной из самых серьёзных опасностей для человека по прежнему остаются другие люди. Очень неприятная, даже противная черта Земной цивилизации. Надеюсь, не в этом наше главное сходство с керелями?
Итак, людей найти удалось и, что самое главное, удалось от них убежать. Теперь надо решать — что делать дальше. Попытавшись сесть, невольно обратила внимание на то, что от повышенной нагрузки колено опухло, и нога перестала подчиняться, превратившись в мёртвый болезненный груз. Вывод напрашивается сам собой — надо найти укромное место и переждать, пока не вернется подвижность.
С трудом встав, я медленно похромала вверх по течению, тем более, что убегала как раз в эту сторону. Хотелось уйти как можно дальше от той группы людей. Пару раз делала привалы, чтобы отдохнуть и подкрепиться: один раз у поросшего мхом поваленного дерева с отслаивающейся корой и трухлявой древесиной, другой — у зарослей папоротника. Надёжного укрытия всё не попадалось. Уже подумывая сильно снизить свои требования и прикорнуть у ближайшего дерева, я не заметила, что не одна и, шарахнувшись от прозвучавшего голоса, рухнула на землю, но тут же вскочила обратно (точнее с трудом поднялась, опираясь на костыль и сильно подволакивая правую ногу).
— Привет, — ещё более высокий, хотя и не такого мощного сложения, как встреченные ранее, безбородый мужчина приблизился ко мне, но я снова отшатнулась, и он отступил, успокаивающе показывая пустые руки. — Ты ранена? Давай помогу добраться до лагеря, а то в лесу и пропасть недолго.
Он шагнул ближе. Я не стала отступать, с тоской подумав о том, что в нынешнем состоянии убежать не выйдет. Можно попробовать улететь, но не хочется демонстрировать возможности флиграва, тем более пока нет уверенности, что получится именно так, как надо. Или, про крайней мере, попытки не ухудшат ситуацию. Поэтому придётся играть по его правилам.
— Спасибо, — кивнула мужчине, нацепив на лицо радостную улыбку. Тоже мне доброхот нашёлся. Да без него я бы находилась в гораздо большей безопасности.
— Меня зовут Дмитрием, — представился нежеланный спутник, взяв меня под руку. — А тебя?
В ответ только неопределённо пожала плечами. Говорить своё имя не хотелось. Дальше всё происходило как во сне. Как в кошмаре. Поскользнувшись на влажном склоне, я покатилась в ручей. Попытавшийся меня удержать, Дмитрий сам не устоял на ногах и упал сверху (к счастью не задев травму). В нос ударил странный лёгкий запах, от которого закружилась голова, и вокруг стало очень светло. Последним чётким воспоминанием были расширяющиеся зрачки мужчины.
— Что… Я… — он не успел договорить.
Отстранённо, как будто со стороны, я с удивлением наблюдала, как непокорное тело с рычанием притягивает к себе Дмитрия. Потом сознание почти полностью покинуло меня и о том, что произошло между нами, остались очень смутные, отрывистые воспоминания. Что последовало за сексом? Вроде бы новый знакомый привел меня куда-то, и мы уединились в палатке.
Пробуждение оказалось продолжением кошмара. Сладкий запах пищи вкупе с голодом во сне вылился в кровавое пиршество наяву. Очнувшись, я обнаружила, что жадно, с урчанием, вгрызаюсь в плечо спящего (ага, и почему-то не дышащего) мужчины. С трудом взяв тело под контроль разума, в чём немало помог ужас от происходящего, я заставила себя убрать судорожно сжатые на шее Дмитрия пальцы. От запаха крови скрутило живот, что самое страшное — скрутило его от голода. Сглотнув густую солоноватую жидкость, поняла, что вот-вот продолжу «кушать». Из последних сил удерживая власть над телом, беспомощно огляделась и, увидев совсем рядом миску с уже знакомыми подбродившими фруктами, тут же набросилась на них. Утолив дикий неуправляемый голод, я, как в бреду, провалилась обратно в сон.



Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 08:13 | Сообщение # 6
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
4-е сутки. Джунгли — лесное болото — джунгли
Открыв глаза, я долго лежала, глядя в матерчатый потолок палатки и не решаясь взглянуть на тело. Очень хотелось, чтобы всё произошедшее, смутные привидевшиеся в бреду картины, оказалось продуктом больной фантазии. В конце концов, набравшись смелости, до боли закусила губу и заставила себя повернуть голову. Трупа не было. На всякий случай я посмотрела и в другую сторону и, убедившись, что мертвеца не наблюдается, бодро села. Настроение резко исправилось: всё же, возможно, это только сон. По крайней мере, частично. Я уже даже согласна на то, что изнасиловала практически незнакомого мужчину, лишь бы не оказаться убийцей и людоедом. В конце концов, он ведь гораздо крупнее меня, наверняка мог отбиться, если бы был категорически против секса. А так, да, есть и стыд, и неприязнь к самой себе, но всё это можно пережить. Тем более что после произошедшего всё равно не останусь в лагере. Просто потому, что не смогу смотреть в глаза мужчине, с которым повела себя столь безобразным образом.
Потянувшись и порадовавшись, что нога почти не болит, я вылезла из палатки. У костра завтракали три человека. Кажется, жертва вчерашней страсти говорила что-то насчёт лагеря. Это он и есть? Очень похоже. По крайней мере к выбору вещей они подошли гораздо разумнее, чем я. Есть одежда, палатка, котелок, миски и кружки и многое другое, кажущееся неважным, но сильно облегчающее жизнь.
Меня заметили. Не успела я сориентироваться и сообразить, что говорить, как Дмитрий вскочил и затянул меня обратно в палатку. Вытащил из рюкзака футболку с длинными рукавами, приложил ко мне и, убедившись, что она доходит почти до колена, предложил одеться. Я не среагировала на слова — они почти прошли мимо сознания.
— Не бойся, я не причиню тебе зла, — успокаивающе заверил Дмитрий и вложил футболку мне в руки.
Я судорожно сжала ткань, не отрывая взгляда от багровых синяков на шее и обширной повязки на левом плече мужчины. Всё-таки не сон. К горлу подкатился противный ком.
— Одевайся и присоединяйся к завтраку, — шепнул Дмитрий, прикоснулся к плечу здоровой рукой, после чего ушёл к остальным.
Стоило ему скрыться из виду, как я без сил опустилась на пол. Что же я натворила? Как так можно? Это неправильно! Я не могла, просто не могла так поступить! Почему-то сразу вспомнились все другие странности моего поведения в этом мире. Раньше я и мух не ела, и на первых же встречных мужчин не бросалась и человечиной не баловалась. Гадко. Как же противно от собственного поведения, пусть и невольного. Вот и кто я после такого? Что я такое?!
Поняв, наконец, что происходит, похолодела от ужаса. Керели сделали из меня чудовище! Ещё бы после этого мой вид не был обречён на вымирание, если в нём и остальные такие же озабоченные людоеды. Рухнув на подушку, вцепилась в неё зубами, чтобы заглушить рыдания. Почему именно мне так «повезло» оказаться пересаженной в злобного монстра?! Некоторое время оплакивала судьбу и проклинала керелей, постепенно отдавая своё горе бездушному предмету. Потом долго лежала, неподвижно глядя в пустоту. Жить не хотелось. Хотя нет, очень даже хотелось. Постепенно отчаянье уходило, и его место занимала тихая ненависть. Ну что же, керели хотели получить из меня монстра, они его и получат. Получат адскую тварь в лучшем виде! Вытерев слезы, я быстро натянула футболку. Судя по тому, что Дмитрий сам был одет в такую же, мне она длинна не по причине дизайна, а из-за разницы в росте (мужчина на добрых две головы выше). Удивительно другое: хотя футболка сильно широка и велика, но длина рукавов как раз нужная, единственное — они слишком свободно болтаются.
Встряхнув головой, отогнала несвоевременные мысли. Монстр — так монстр и нечего на ерунду отвлекаться! Мысленно выругавшись в адрес керелей, а заодно и их преемников, вылезла наружу.
— Доброе утро, — я постаралась, чтобы кипевшая ярость не превратила улыбку в оскал.
— Доброе, — мне передали тарелку с кашей. Какими дружелюбными прикидываются. Наследнички чёртовы, гуманисты проклятые.
— Кстати, мы тут такой вопрос обсуждаем, — как бы ненароком сказал Дмитрий. — Где твои вещи?
Я украдкой проверила и, убедившись, что всё со мной, мысленно усмехнулась. Ещё одни любители халявных вещичек. Обломается вам! Совесть почти перестала подавать голос.
— В болоте утонули… почти все, — я всхлипнула, пытаясь заглушить истерический смех. — А те, что не утонули, злые дяди отобрали.
— Надо попробовать вытащить те, что утонули.
Я отрицательно помотала головой, протягивая тарелку за добавкой каши (крупу они заказали, что-ли?), и пояснила:
— Слишком глубоко. Я сама чуть не утонула. Да ещё и место найти трудно будет, я там так плутала, — но тут же подумала, что излишне пессимистический настрой вызовет подозрения и поспешила добавить: — Хотя можно попробовать, — и представив, как они копаются в грязи в поисках несуществующих вещей, злорадно улыбнулась.
— Не волнуйся, главное — место найти, — ободряюще кивнул Дмитрий. — Кстати, как ты себя чувствуешь? Как нога?
— Почти в порядке, вполне могу идти, — заверила я, поняв, что судьба как будто специально подсовывает замечательную возможность проявить свою злобную натуру.
— Тогда сразу после еды и отправимся, — с готовностью предложил нежеланный любовник. — Сначала вдвоём, поскольку ещё надо место найти.
— Ты уверен, что справишься? — поинтересовался другой мужчина. — Всё-таки плечо…
— Да всё в порядке, — Дмитрий демонстративно помахал рукой, потом почти незаметно поморщился. — Я в норме.
И я повела его искать «место», а точнее бродить по кочкам и воздушным корням деревьев, выискивая наиболее глубокие места и бормоча себе под нос «может тут», «это не то», «вроде я там ветку обломала, когда выбиралась» и тому подобное. Через некоторое время вообще замолчала, тем более что первоначальная ярость начала отступать. Создаётся впечатление, что весь мир, включая меня саму, настроен против меня. За что?
— Как тебя зовут всё-таки? — спросил спутник. Увидев, что я не собираюсь отвечать, продолжил: — Ну хочешь, я сам угадаю?
Поняв, что так просто Дмитрий не отвяжется, я безразлично кивнула.
— Аня? Вера? Маша? Наташа?..
Я быстро перестала слушать его предположения. Стояла жара, а в болоте ещё и туман, замечательно скрывая вновь навернувшиеся на глаза слезы. Снова проснулась совесть. А вдруг Дмитрий хочет помочь бескорыстно, просто от доброты душевной, даже, несмотря на то, что я его чуть не убила ночью? Хотя… какое там бескорыстно! Плавали, знаем.
Я тяжело вздохнула. Выживать, а тем более жить одной… Не то, чтобы мне особенно нравятся человеческие группы, которые обычно представляют из себя ни что иное как глупую и жестокую толпу, но, как и любой женщине, хочется защиты, любви и крепкого мужского плеча, на которое всегда можно опереться. И детей тоже хочется. И семью. Хотя когда-то, в прошлой жизни, я и решила тщательно скрывать такие желания под маской синего чулка. Почему? Даже сейчас, лишившись чувственных воспоминаний, не могу не признать, что раньше, на Земле, меня слишком сильно била жизнь. Наверное, я разучилась верить людям. Разучилась их любить. А может, никогда и не умела? Не помню. Но теперь, в этом новом мире, где так мало нас, людей (а как ни грустно, приходится признать, что я такой же человек) проснулись странные надежды. Но керели и тут не дали шанса. Я — чудовище. Людоед.
Да уж, плохой из меня получается монстр. Чуть что, нюни распускает. Просчитались со мной керели. Эта мысль невольно вызвала злорадную улыбку.
— О, ну наконец-то, хоть какое-то имя тебе подобрали, — неизвестно чему обрадовался Дмитрий. — А ничего, тебе подходит.
Я подозрительно на него покосилась.
— Послушай, Пантера, — неуверенно сказал мой спутник через некоторое время. — Я хотел попросить прощения за то, что произошло вчера. Сам не знаю, что на меня нашло тогда… всё как в тумане было. Вообще-то, у меня нет привычки — набрасываться на всех проходящих мимо симпатичных девушек. Извини.
Я резко остановилась. Странно, разве не я была инициатором вчерашнего, будем уж называть вещи своими именами, грубого сексуального контакта? В душе проснулась дикая надежда. Хотя, если подумать, и сама тоже предпринимала активные действия. И не могу не признать, что испытала удовольствие. Значит то, необычное бредовое состояние завладело обоими?
— Пантера, прости. Я действительно очень виноват. Воспользоваться твоей беспомощностью… Готов искупить свою вину чем угодно.
Вот как. Выходит, что жертвой жестоких шуток керелей оказался не только мой вид? Или? Я внимательно посмотрела на Дмитрия. Нет, у него и стопы нормальные, и уши небольшие и округлые, в отличие от моих, крупных и заострённых. Да, керели преподнесли неприятный сюрприз не только мне. Что же я делаю? Какое право имею мстить за свои обиды всему окружающему миру, в том числе и той его части, которая не причинила мне зла?
— Всё в порядке, — я тепло улыбнулась, почувствовав в нем родную душу.
В конце концов, если первыми встреченными людьми оказались подонки, это вовсе не позволяет автоматически записывать в них всех остальных. Совесть замучила с новой силой: сколько времени уже по болоту бродим.
— Не находится. Ничего не находится, — представив, что Дмитрий может проявить упорство в поисках несуществующего «места захоронения», я чуть не завыла от чувства вины. — Мы тут в болоте утонем! И заблудимся! — признаться, что ли? Нет, я бы на его месте меня в ближайшем омуте утопила за такие дела. — Давай вернемся?
— Ладно, идём обратно. В крайнем случае, у нас вещи есть, не пропадем, — как-то подозрительно быстро, прямо-таки с готовностью согласился он, облегчённо вздохнул и остервенело захлопал себя по лицу. Ну конечно! Его же тут заживо едят! Значит, дело не в погоде, а во мне. Дмитрий промычал что-то неопределённое и чуть позже добавил, нервно оглянувшись:
— Кстати, ты случайно не помнишь, с какой стороны мы пришли?
Я попыталась восстановить путь, который мы проделали, но успеха не добилась: слишком долго петляли. Тогда безуспешно поискала в просветах крон солнце. Нет, так мы далеко не уедем.
— Погоди немного, постараюсь вспомнить.
Старательно делая вид, что осматриваю окрестности, я отошла вбок, скрылась за деревом и, быстро включив компьютер, посмотрела на компас. В прошлый раз шла туда, куда указывала магнитная стрелка (точнее псевдомагнитная). Значит и сейчас должно сработать. Выключив прибор, вернулась к Дмитрию.
— Кажется, с этой.
Точного пути вспомнить так и не удалось, но сейчас главное из болота выбраться, а там разберёмся.
Примерно через час мы вышли на твёрдую землю, но вот лагерь искали гораздо дольше. И, на мой взгляд, вышли к знакомым Дмитрию местам совершенно случайно. За это время у меня созрело решение. Нельзя так жить. Я буду бороться, буду воевать, но с керелями, а не с такими же их жертвами, как я и мой вид. Не хочу жить во лжи, скрываясь и маскируясь. А значит — надо уходить. И вовсе не из-за того, что уже случилось, а ради будущего.
Недалеко от лагеря я заметила роскошные папоротниковые кусты того вида, который образовывал клубни, остановилась и подозвала Дмитрия:
— Вы знаете о местной картошке?
Он недоуменно моргнул.
— Вот, — я выкопала клубень и протянула ему. — Проверь, как он для тебя?
— Спасибо, — улыбнулся он, проверив продукт кольцом-анализатором. — Ты что?.. — спросил с оттенком страха, когда, стянув с себя грязную рубашку, я сунула её в руки мужчине.
Неизбежное расставание навеяло грусть.
— Я не пойду в лагерь.
— Но почему? Как ты одна?
Стыд нахлынул с новой силой. Признаваться в неблаговидном поступке не хотелось. Но если промолчать, Дмитрий может обвинить себя в моём уходе. Да и нельзя начинать новую жизнь со лжи. Тем более что нога полностью прошла, так что в случае чего убегу.
— Я врала, — он вопросительно посмотрел мне в глаза. С трудом, но я заставила себя не отводить взгляд. — У меня никогда не было «утонувших» вещей. И никто меня не грабил. Я солгала, потому что думала, что вы хотите прибарахлиться за мой счёт. Мне очень стыдно за своё поведение.
Некоторое время он молчал. Потом улыбнулся и, наконец, залился весёлым смехом. Я удивлённо открыла рот, но, подумав, закрыла его обратно, так и не задав вопроса.
— Так это же замечательно, — пояснил он причину своего веселья. — А то у меня, честно говоря, сложилось впечатление, что ты дурочка какая-то. Ты так здорово всех вокруг носа обвела. У нас у самих уже трижды пытались отнять имущество, — добавил Дмитрий погрустнев. — Это страшно, когда люди так грызутся из-за материальных благ. Но это не причина уходить. У нас разумный народ, никто тебя винить не станет. Разве что за болото, — он ехидно подмигнул опухшим от укусов веком.
— Но это ещё не всё! — с болью воскликнула я. — Тогда, ночью…
Дмитрий от этих слов сник и с тяжёлым вздохом отвел взгляд:
— Я понимаю.
— Ничего ты не понимаешь! Я не о том. Во время акта я тоже ничего не соображала, поэтому не могу тебя винить! Но потом… Понимаешь, потом… я чуть тебя не съела, — я кивнула на забинтованное плечо. — Чуть не сожрала заживо.
— О… — он тоже посмотрел на повязку. — А я думал, это случайно, в порыве страсти… или при самозащите, — как-то виновато добавил он.
— Не знаю, как так получилось, — мой голос задрожал. — Но, проснувшись от голода, обнаружила, что ты не дышишь, а я тебя душу и грызу, — я отвернулась, понимая, что мне нет прощения. — Еле смогла остановиться и то только потому, что рядом фрукты оказались. Я думала, что убила тебя.
Он молчал. Через несколько минут я решительно вытерла слезы. Всё, теперь на мне нет тайных грехов и можно уходить.
— Подожди. Но ведь даже с этим, наверное, можно как-то бороться. Я не верю, что на Земле ты занималась людоедством.
— Не занималась, конечно. Но какое теперь это имеет значение? — не оборачиваясь, прошептала ближайшему дереву.
— Большое! Может тебе просто стоит брать еду в постель, чтобы всегда под рукой была. Всё равно вместе легче. Вместе мы что-нибудь придумаем.
— Слишком большой риск. Не хочу однажды обнаружить, что убила человека. Тем более друга. Поэтому пока не смогу справиться, лучше быть одной.
Дмитрий не возразил и я всё-таки решилась повернуться к нему лицом. После того как между нами не осталось тёмных тайн, с души свалился камень.
— Теперь ты понимаешь, почему я не могу вернуться?
Он грустно кивнул.
— Вот такие вот дела. Я сильно тебя погрызла… тогда?
— Не очень, — он посмотрел на меня, потом шагнул и сжал здоровой рукой мне плечо. — Знаешь, ты всё-таки возвращайся. Когда захочешь. Я тоже за последние дни сильно изменился и понимаю, что тебя нельзя винить в том, что от тебя не зависит. Мне иногда начинает казаться, что мы не наследники, а жертвы. Не благословлённые продолжать род керел, а проклятые. Так что возвращайся. Да, и ещё, — он протянул мне футболку. — Она тебе нужнее. Наверное, тебе всё равно стоит зайти в лагерь, а то ты без вещей пропадешь. Рюкзак тебе соберем.
Я осторожно отвела его руку.
— Не надо. Ты и так сделал мне много хорошего. Это уже слишком. Если честно, я просто не хочу чувствовать себя обязанной. А так могу тешить себя мыслью, что никто ничего никому не должен. Так легче жить, без обязательств. Ведь неизвестно, встретимся ли мы ещё когда-нибудь. А за меня не волнуйся. Я выживу.
Он подумал, а потом убрал руку. Понимающе кивнул:
— Жаль, что ты уходишь. Но ты права — лучше, когда никто никому ничего не должен. Спасибо, кстати, за корнеплод, сами бы мы вряд ли его нашли. По крайней мере, не так быстро. Но помни, что всегда можешь вернуться. Всегда, понимаешь? Если честно, я надеюсь, что ты вернешься. Ты очень интересная девушка.
— Ты мне тоже нравишься. Если бы не обстоятельства… А вы ведите себя осторожней и не доверяйте первому встречному. Ниже по течению есть какая-то агрессивно настроенная группа. Так что вы следите за окружающей обстановкой. И знаешь, на всякий случай, опасайтесь таких, как я. Ну, прощай, — я улыбнулась Дмитрию.
— Не прощай, а до свиданья, — поправил он меня. — Я всё-таки надеюсь, что до свиданья. Ты тоже осторожней. Береги себя. И удачи.
Так мы расстались, и я вновь осталась одна. Шла, вдыхая влажный воздух джунглей, и чувствовала себя свободной. И спокойной. Впервые, после появления в этом мире. Раньше я всё время ждала неприятных сюрпризов, теперь же, когда они выплыли наружу… Гадко, противно, мерзко — но уже не настолько, как вначале. По крайней мере без лжи. Ни перед другими людьми, ни перед собой.
Проходя мимо куста, сорвала капустный лист и помахала им лесу. Рассмеявшись, доверительно шепнула высоким кронам: «Теперь я знаю, что вы задумали. Теперь ещё поборюсь с вами, керели!» И деревья откликнулись счастливыми птичьими криками.

Удалившись на приличное расстояние от человеческого лагеря, я вернулась с небес на землю и приступила к поискам пищи. Почти сразу выяснилось, что вокруг ручья в изобилии встречаются бурые с зелёными пятнами хвостатые лягушки, самые крупные из которых размерами достигают моего кулака. Они оказались не просто съедобными, а очень вкусными: с нежным и слегка горьковатым мясом и двумя тонкими полосками жира по бокам брюшка. Ела я их прямо сырыми, поскольку боялась, что огонь горящего костра может привлечь людей. Да и стоит ли капризничать после того, что произошло? Уж лучше сырая лягушатина, чем сырая человечина. Как следует наевшись, а именно, когда ловить амфибий надоело, я устроилась на вечерний отдых у огромных корней дерева-гиганта и задумалась.
С людьми встречаться не хочется, по крайней мере до тех пор, пока не справлюсь со своими инстинктами. Как этого проще всего добиться? Можно попробовать уйти дальше в лес, но кто сказал, что там не проживают другие группы или хотя бы отдельные люди? Да и вообще, интересно — по какому принципу керели «посеяли» нас на этой планете? Наверное, по какой-то схеме, но, поскольку, когда была возможность, узнать о ней не додумалась, теперь не стоит и голову ломать. Лениво следя за передвижением по корню крупного длинноусого жука, я мысленно перебирала различные варианты.
А ведь ситуация проще, чем представляется. Вряд ли люди пойдут занимать верхний ярус леса, это совершенно не характерно для земной цивилизации. Да и тут ни первые встреченные люди, ни группа Дмитрия склонности к древолазанью не выказывали. Значит можно одновременно находиться недалеко от них, но вне пределов досягаемости.
Воодушевившись, я направилась к ближайшему более-менее удобному дереву, но тут же вспомнила про выключенный флиграв и остановилась. Он подчиняться не желал, но я тоже проявляла упрямство, поскольку считала, что в облегчённом состоянии падать не так больно, да и зацепиться легче. Положительного результата удалось добиться только через пару часов, заодно выяснилось, что антиграв может работать и наоборот, то есть — увеличивать вес. Надо будет впредь обращаться с прибором осторожней, ведь, судя по инструкции, его грузоподъёмность составляет более полутонны, и если её повернуть в другую сторону, не слабый пресс получится. Пока боролась со сложной техникой, почти стемнело, если можно так назвать то, что лес приобрел другую, необычную расцветку. Всё же интересно, это я вижу в темноте, или ночи здесь такие светлые? Пожалев, что не расспросила Дмитрия о его впечатлениях, приступила к сложному процессу подъёма. А забравшись, выбрала удобную развилку ветвей и устроилась на ночлег.
Ночью пошёл дождь. Прохладные струи, стекающие с верхних листьев, быстро намочили как меня, так и ветвь, послужившую кроватью. Попытавшись перебраться туда, где ещё сухо, я поскользнулась и чуть не полетела вниз, после чего решила больше не рисковать, устроилась понадёжнее и занялась физическими упражнениями, чтобы не замёрзнуть. И в который раз пожалела, что когда керели давали возможность выбрать начальные вещи, я не взяла с собой одежды. Сработал земной стереотип — была уверенность, что хоть какую-то всё равно дадут. Надо в ближайшее время найти нормальное укрытие, либо обзавестись тёплой накидкой, а лучше и то, и другое. К счастью, дождь продолжался недолго, и остыть я не успела. Зато устала и здорово проголодалась. Решив, что ночь — это всё-таки ночь, и с едой лучше подождать до утра, вновь устроилась на отдых. Мне снились различные блюда из прошлой жизни и, открыв глаза, я вновь оказалась во власти «жора», который погнал на поиски пропитания. К счастью, поскольку людей поблизости не наблюдалось, на этот раз обошлось без страшных эксцессов. Я ловила крупных ночных насекомых, объедала съедобные листья, а потом добралась до каких-то плодов, которые и пожирала, давясь, чавкая от жадности и истекая слюной. А после незапланированного пиршества задремала на первой же пригодной для этого развилке ветвей.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 10.09.2012, 08:21 | Сообщение # 7
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
5-е сутки. Верхний ярус джунглей
Проснулась я оттого, что тёплое ласковое солнце пустило в глаза яркий луч. Вспомнив ночной приступ жора, сначала поёжилась от страха, что не могу контролировать даже саму себя, а потом порадовалась, что вовремя приняла решение не контактировать с другими людьми. Неизвестно, чем бы кончилось дело на этот раз, но даже просто погрызть другого человека — мало приятного. А сейчас в опасности находятся только некрупные зверьки крон. Я начала потягиваться, крепко вцепившись в ветвь и только тут заметила, что опять не одна: рептилия того же вида, что и другие любители погреться, неспешно соскользнула со спины. Она не торопилась и я плавным движением (чтобы не вызвать агрессии), прикоснулась к ней кольцом. Но надежда на «завтрак в постель» не оправдалась: змея оказалась смертельно ядовита. Сомневаюсь, что причина только в изменённых слюнных железах. Зато понятно, почему рептилии такая смелая: ни один дурак её есть не станет.
Подождав, пока ядовитая соседка отползет подальше, снова потянулась — на сей раз по-настоящему, с удовольствием. Вроде и ночевала не в комфортных условиях, а выспалась хорошо. Даже лучше, чем в палатке. Возможно, просто из-за того, что не боялась за чужую жизнь?
Ночью, во время жора я забралась почти на самую вершину кроны и теперь, впервые с момента появления в этом мире, наблюдала за обширными небесными просторами и встающим желтовато-белым солнцем. Почти как на Земле. Только небо более насыщенного голубого цвета, а солнце наоборот — менее жёлтое. И раза в полтора крупнее. Но всё равно почти как дома. Невольно вспомнилась земная жизнь: в ней я порой специально вставала так, чтобы встретить восход светила. И, судя по тому, что никакой рациональной причины для такого поведения не было, мне нравились эти моменты. Но любила ли я их? Не знаю. Точнее — не помню. Всё-таки это жестоко со стороны керелей — лишить людей чувственной памяти. Хотя если подумать, так действительно легче привыкнуть к новому миру. Ностальгия не мучает.
Громкие обезьяньи крики резко вернули меня в реальность, заставив отвлечься от философских размышлений. Переругиваясь, стайка хвостатых огненно-рыжих представителей четырёхрукого племени завтракала фруктами, выглядящими то ли как мелкие персики, то ли как крупные абрикосы. Опасаясь связываться и нарываться на конфликт, я со всей возможной скоростью, но и максимальной осторожностью (падать, ой, как высоко), покинула занятую ими часть кроны и присоединилась к пиршеству с другой стороны дерева.
Вроде бы сейчас всё в порядке, и самочувствие вполне нормальное, но нельзя гарантировать, что новый приступ не произойдёт, стоит только задремать. Надо хоть как-то взять жор под контроль или, лучше, найти — как вообще избавиться от этих приступов. Надкусив очередной сочный ярко-оранжевый плод, по вкусу похожий на черешню, мысленно наметила примерный план. Во-первых, стоит проверить предположение Дмитрия: то есть, не поможет ли справиться с нежелательным инстинктом плотный ужин или наличие под рукой чего-то съедобного. Во-вторых, есть шанс вернуть контроль над собой с помощью силы воли — ведь смогла же я в первый приступ остановиться и не съесть мужчину. С трудом и еле-еле, но смогла! Да и другие способы избавления от жора поискать не помешает...
Наконец наевшись и обдумав всё необходимое, занялась решением насущных проблем. А именно — приступила к поиску укрытия. После обследования большей части дерева, на котором сейчас находилась, пришлось признать, что на нем нет ничего пригодного. Зато вполне возможно передвигаться по верхнему ярусу леса, не спускаясь на землю. На всякий случай я ещё уменьшила свой вес и попробовала перелезть на другое дерево. Это отняло много времени, в первую очередь потому, что я испытывала целую гамму ощущений (попросту говоря — жуткий страх), пытаясь зацепиться за отросток соседней кроны и, одновременно, удержаться на качающейся от ветра и моих движений ветке. Хуже всего то, что всё действие происходило на высоте доброй сотни метров над землей. Хотя земли-то как раз совсем не видно, только колышущееся зелёное море. Наконец самая опасная часть пути закончилась.
Отдохнув, я возобновила поиски, которые тоже не принесли результата. Точнее, укрытие-то обнаружить удалось, но в большом просторном дупле жили крупные, с овчарку, агрессивно настроенные бурые крысы. Хотя их реакция на моё появление вполне логична, не радоваться же им было, когда чужак пытается ворваться в их дом. Обследовав ещё пару деревьев, с огорчением пришла к выводу, что все подходящие места уже заняты, и освобождать их ради бомжующего «наследника» никто не собирается. Зато во время поисков на последней кроне увидела довольно большие плоды неопределённой формы. Сами по себе они, ввиду отвратительного вкуса, пищевой ценности не представляли, но внутри часто встречались целые группы крупных белых личинок. Очищенные от головы и большей части внутренностей (а они легко вынимались при отрывании головы), насекомые оказались вполне приятного вкуса.
Пообедав, отдохнула на толстой ветви, сонно любуясь на быстро проплывающие кучевые облака. Да уж, когда-то, мечтая о дикой жизни, я мало представляла, какой большой проблемой может быть поиск элементарного укрытия. Махнув рукой и решив не конфликтовать ни с крысами, ни с обезьянами, ни с муравьями или осами, ближе к вечеру просто устроила в развилке ветвей что-то вроде вороньего гнезда из веток и листьев, в котором и заснула, несмотря на прошедший ливень. К тому же оказалась, что влажная зелень начинает преть и нагревается до вполне комфортной температуры. Так я и дремала, прикрытая сверху несколькими крупными листьями и греясь снизу влажным теплом.
Под утро началась гроза. Молнии рассекали тёмное небо речными руслами, а грохот грома сливался в сплошную канонаду взрывов. Гроза проходила прямо над головой, и сильный ливень лишь иногда утихал, чтобы после очередного громового залпа возобновиться с новой силой. В страхе появилось желание сбежать, спуститься вниз под деревья, дающие хоть какую-то защиту. Но густая пелена дождя скрывала окружающий мир, и я не осмелилась покинуть гнездо из опасения сорваться. К тому же неизвестно, не притянет ли флиграв в работающем состоянии молнию. Единственное, что я смогла сделать — это открыть рот, чтобы раскаты грома не так били по ушам, и закрыть глаза, чтобы их не слепили яркие вспышки. Ливень как будто поставил целью смыть с деревьев всё лишнее, но я старательно противилась этому, вжимаясь в гнездо, словно пыталась слиться с подстилкой, и намертво вцепившись в несущие ветки, вместе с ними раскачивалась под сильными порывами ветра.

Часы складывались в дни, и постепенно я привыкала к новому образу жизни. Меня уже не пугала высота и качающиеся под ветром ветви. Освоив, наконец, флиграв, теперь иногда просто перелетала с дерева на дерево. Однако оказалось, что ощущение невесомости вовсе не так прекрасно, как о нем говорили на Земле. Гораздо приятнее, раскачавшись на упругих ветвях, огромным прыжком перескочить на соседние, наслаждаясь несколькими мгновениями полёта, чем висеть или передвигаться в невесомости. Но флиграв всё равно пригодился: облегчив тело и увеличив инерцию в прыжке, уже через пару недель получилось достичь дальности свободного полёта до двадцати и более метров. Несмотря на ужасные грозы и участившиеся дожди, которые теперь проливались по несколько раз на дню и длились иногда по много часов, я больше не срывалась с влажных ветвей. На землю не спускалась, утоляя жажду дождевой влагой. Питалась в основном фруктами, листьями, насекомыми и рептилиями, всё тщательно проверяя кольцом-анализатором. На Земле, конечно, немало ядовитых растений и животных, но здесь они встречались гораздо чаще, да и их видовое разнообразие куда выше. Как-то раз, посчитав из любопытства, подвела статистику, по которой получилось, что неядовитым (не съедобным, а просто неопасным) в среднем является лишь один продукт из одиннадцати. Но поскольку местный живой мир очень богат, даже при отбраковке из-за несъедобности по разным причинам трёх четвертей найденных неядовитых продуктов, оставшихся хватало, чтобы не просто не голодать, а получать полноценное питание. Так как на деревья со зрелыми плодами претендовала не только я, первые дни приходилось довольствоваться малым, но позже это надоело, и вскоре выяснилось, что передразнивание визгливых обезьяньих криков обычно приводит к тому, что мне оставляют облюбованный кусочек кроны. Удалось привыкнуть даже к ночёвке в компании со змеями, которые очень редко обходили неподвижную грелку своим вниманием. Теперь я уже не вздрагивала от их присутствия, а просто осторожно ссаживала на ветви, но чаще они сами покидали лежбище, стоило мне проснуться и пошевелиться.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Только для чтения)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017