Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 5 из 10«1234567910»
Модератор форума: Ziraenna 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Наследники предтеч
КауриДата: Четверг, 23.08.2012, 17:44 | Сообщение # 121
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Динамичное повествование продолжается и я очень этому рада,
жаль что соплеменника (или точнее сородича, или как еще назвать того, кто той же рассы) - она встретила только в виде трупа.
Но может еще все же повстречает, хотелось бы.

Еще хочется чтобы домишку себе построила, но тогда ее как-то оборонять надо, а там это не просто. Кочевать, похоже, безопасней.
Ничего не имея и терять нечего, так что с одной стороны хорошо.
А вот с точки зрения цивилизации - не очень - нет в ту сторону особого развития, кроме изучения анатомии. Но надеюсь все впереди.
Жду следущих продок и рада их регулярности)))
Спасибо автору.


 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 23.08.2012, 18:01 | Сообщение # 122
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо. Да, пока построение цивилизации с места не сдвигается. Но это дело времени... и усилий. Хотя уже скоро кое-что изменится. smile


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 24.08.2012, 15:08 | Сообщение # 123
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер 69-х – 73-и сутки. Джунгли
Выспавшись, я отправилась дальше по джунглям, то поднимаясь на вершины деревьев, то, когда гроза разыгрывалась с новой силой, спускаясь почти на землю. Через несколько часов, когда дождь прекратился, и сквозь изрядно поредевшие тучи показалась жёлтая луна, ярко, как днем, осветив полуночный лес, я добралась до крупной реки. Мне и раньше попадались бурные водные потоки, часто достигающие десяти и более метров в ширину и появившиеся, скорее всего, из разлившихся от дождей ручьёв, но эта река превышала все прежние в добрые двадцать раз. Даже кроны деревьев не смыкались над её руслом, оставляя голубую полосу неба.
Выбрав место поспокойнее, с удобным спуском к воде, я полезла купаться, но сразу же выскочила как ошпаренная из-за того, что средней величины зубастые и явно очень голодные рыбы решили, что их позвали на поздний ужин. Уже на берегу, зализывая кровоточащие ранки, обнаружила, что в паре мест лишилась кусочков плоти с мелкую вишню. Чешуйчатые пираньи ещё некоторое время кружили вокруг места несостоявшегося пиршества, а я злорадно наблюдала за их бесплодными поисками сбежавшего блюда. Надо проверить где-то через сутки, проявляет ли рыба ещё ко мне интерес, или естественный репеллент работает не только на червей и членистоногих. Хорошо бы.
За время ожидания ранки затянулись, хотя ещё и остались шрамики. Через положенное время я вновь, на сей раз гораздо осторожнее, зашла в воду. Не нападают. Подобралась к пираньям поближе, а потом и вовсе попыталась поймать рыбину. Через несколько часов активного купания окончательно убедилась в собственной безопасности, заодно поймала кое-что на перекус, хотя при попытке схватить добычу репеллент не мешал ей сопротивляться и кусаться. Правда, рыбка попалась невелика — до середины предплечья длиной и всего одна, зато оказалась не только съедобной, но и достаточно вкусной, со слегка солоноватым мясом. Поскольку на её поимку пошло много времени, я съела её прямо сырой, решив, однако, в следующий раз запечь в углях. Мелькнула мысль сплести из лески рыболовную сеть, но лень оказалась сильнее желания облегчить охоту за водными обитателями, особенно учитывая, что более насущной необходимостью стало вырезание новой расчёски.
На следующий день обнаружила на берегу заросли кустов с длинными ровными прутьями, которые не ломались даже при наматывании на руку во много слоев. Обрадовавшись, тут же предприняла новую попытки соорудить ёмкость для переноса и, хотя первые поделки не блистали качеством, но получились гораздо крепче предыдущих. Да и плести из прутьев местной вариации ивы намного легче. Уже к утру я с гордостью любовалась на небольшую криво сплетённую корзинку. Вдохновлённая таким грандиозным (как сначала казалось) результатом, продолжила заниматься производительной деятельностью ещё почти двое суток, в результате чего приобрела несколько корзин разной глубины и величины, последняя из которых, к моей радости, даже выглядела почти прилично (особенно по сравнению с остальными).
После неё я временно оставила попытки сплести что-то ещё — даже с уже имеющимися четырьмя ёмкостями мой кочевой образ жизни сильно пострадал, а с ещё большим количеством вообще придётся осесть на одном месте. Но как удобно переносить вещи в корзинке, а не в руках, наколотыми на палку или, в лучшем случае, привязанными к леске! Хотя совершать переход с места на место мне теперь приходилось осторожнее — при резких прыжках или передвижении вниз головой продукты всё время норовили вывалиться из ёмкостей. Поэтому я приложила ещё некоторые усилия, и все корзины обзавелись такими же плетёными крышками. А передвижение стала осуществлять в прерывисто — сначала, в несколько ходок, перенесу на несколько километров имущество, а потом, оставив в укромном месте, обследую окрестности. Вообще-то, наверное, стоило бы избавиться минимум от двух ёмкостей худшего качества, но было слишком жалко бросать пусть уродливые, но сделанные собственными руками поделки.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 24.08.2012, 18:43 | Сообщение # 124
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
здоровская продка))
И про пираний понравилось и про корзинки. Читала с большим удовольствием . Спасибо!


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 25.08.2012, 15:18 | Сообщение # 125
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
74 – 75-е сутки. Джунгли
Через сутки, в недолгий промежуток между дождями, я решила спуститься на землю, накопать папоротниковых клубней и запечь с рыбой, если её удастся поймать. Но грандиозный план пирушки нарушили уже находящиеся внизу люди. Причём нормальные, то есть здоровые, к тому же на редкость большой группой — аж семь человек. Естественно, ради такой встречи можно удовлетвориться и быстрым перекусом из фруктов, которые в небольшом количестве практически всегда носила с собой в корзине.
Притаившись на одной из нижних веток, я с наслаждением слушала человеческую речь. Да что там еда, членораздельные слова — вот настоящее наслаждение. Группа куда-то целенаправленно двигалась со всеми своими небогатыми пожитками. Подумав, я направилась вслед за ними, чтобы проследить, а потом, возможно, даже войти в контакт. Хорошо, что временный склад с корзинами был совсем рядом, но всё равно от того, чтобы взять с собой всё имущество пришлось отказаться. Даже две корзины, почти пустые и связанные за ручки так, чтобы нести одной рукой, сильно затрудняли движение. Жаль бросать остальное. Хотя может и к лучшему. Теперь, зная где искать подходящие прутья, в свободное время смогу сплести новые ёмкости.
Люди не бежали, но шли довольно быстро, несмотря на то, что часто останавливались и прислушивались. В это время я тоже замирала и переставала жевать, чтобы меня случайно не обнаружили. Во время пути народ между собой почти не общался, однако показал довольно хорошую организованность: примерно раз в час совершался краткий привал, и люди менялись ролями — два охранника становились носильщиками, остальные, в свою очередь, освобождали от груза новую пару для наблюдения. Если кто-то уставал, часть его ноши безропотно брали на себя другие, да и вообще создавалось впечатление, что внутри группы нет места для взаимных обид или обвинений. По крайней мере, я ничего такого не увидела.
Во время более крупного привала, когда люди начинали переговариваться, стало ясно, что часть из них являются членами какой-то поисковой группы, которая собирает всех уцелевших людей для совместной защиты от неких «троллей». Троллями, насколько я поняла, они называли «мертвецов». Впрочем, если судить по внешности и характеру, этот термин ничуть не хуже использованного мной. Итак, двое мужчин вели остальных туда, где, по их словам, уже собралось несколько десятков людей. Больше ничего интересного узнать не удалось. Зато получилось как следует разглядеть отдыхавших. Почти все члены группы прикрывали свои тела скорее листьями, чем одеждой, которой было мало и, большая часть, в виде обрывков. А один из сопровождающих и вовсе нагишом ходит. Да и остальное имущество, по крайней мере, бывшее на виду, не представляет особой ценности: в основном, неумелые самоделки вроде моих корзин. Наследства от керел практически не видно — пара ножей и топор, принадлежащий одному из проводников. Как-то мало, если учесть, что почти всем давали по двадцать два типа вещей, да ещё и не по одной штуке. Разговор об этом среди людей не заходил, поэтому моё любопытство осталось неудовлетворённым.
Ночью, когда начало темнеть из-за наступающего новолуния, путники расположились на небольшом возвышении. Наскоро устроили своеобразные лежанки из нарванного мха и, выставив дежурных, легли спать даже не разжигая костра. Поскольку мне «ночь» не мешала вести активную жизнь, я отправилась перекусить и собрать фруктов с собой. После чего тихонько вернулась и удобно расположилась на толстом суку, присоединившись к нижнему сонному царству.
Я проснулась от чувства опасности и первым делом перелезла повыше. Ничего подозрительного не видно, но меня насторожил слабый запах «мертвецов». Судя по запаху и тихим звукам, монстроподобные больные находились где-то неподалёку. Тщательно прислушавшись и принюхавшись, различила, как минимум, две приближающиеся особи. Предположительно, две. Посмотрела вниз. Дежурные ещё не заметили опасности. Скорее по наитию, чем по зову разума, быстро вытащила из корзины самый большой из плодов и швырнула его вниз, но не в стоянку, а в ствол дерева сбоку. Встрепенувшись от смачного шлепка, люди на несколько мгновений замерли, напряжённо прислушиваясь и близоруко вглядываясь в темноту. Я невольно затаила дыхание и замерла, непонятно почему даже сейчас опасаясь быть обнаруженной.
— Подъём, тролли идут, — прошептал один из дежурных, расталкивая спящих.
Те мгновенно вскочили на ноги и, похватав вещи, без лишних вопросов двинулись в противоположенную от опасности сторону. Но уйти без боя им не удалось.
Поняв, что их заметили, «мертвецы» с рёвом и подвываниями погнались за людьми, уже не пытаясь двигаться бесшумно. Стычка длилась всего пару минут, и большую часть происходящего скрыли стволы деревьев, поскольку группа успела отбежать, а я, на всякий случай, осталась на месте, чтобы не привлекать лишнего внимания. К тому же поражённые страшной болезнью и так практически невидимы в это время суток. Человеческие вопли и рёв «мертвецов» слились воедино, после чего подо мной промелькнули тёмные тени, которых я заметила только потому, что одна из них тащила мужчину. Тот не кричал, только слабо подёргивался то ли в агонии, то ли теряя сознание. К моему удивлению, люди не бросились в погоню, а, наскоро обработав полученные раны и подобрав брошенное имущество, быстро отправились в путь. О попавшем к «мертвецам» мужчине никто не заговорил, его вещи достались девушке, которая, единственная из группы, тихо плакала, но почему-то так и не попросила отправиться на поиски.
Через некоторое время один из провожатых положил ей на плечо руку и тихо сказал:
— Мне, правда, очень жаль. Но ты и сама понимаешь, что мы не можем так рисковать, — женщина кивнула сквозь слезы. — Вот доберемся до лагеря, найдешь себе новую пару. Ты здоровая и с приданым к тому же. Такие всем нужны.
Она стряхнула его руку и отвернулась.
— Ну, как знаешь. Но ты всё-таки помни, что надо не печалиться о потерях, как бы горьки они не были, а думать о будущем и устраивать свою жизнь.
Цинично. Но из всех пятерых он единственный хоть как-то попытался ободрить страдающую девушку. Другие просто молчали, делая вид, будто ничего не произошло. Так, в тишине, и прошла большая часть пути.
Гигантская луна уже медленно опускалась на восток, из-за чего по вечерам становилось очень светло, и даже когда шёл дождь, она вкупе с солнцем совместными усилиями освещала лес. В это время суток группа и вышла в обжитую местность.
То тут, то там во мху попадались протоптанные тропинки, капустные кусты у ручьёв торчали голыми пеньками с ободранными листьями, а в местах скопления папоротников земля находилась в таком состоянии, будто её пропахал трактор. Ещё где-то через час я увидела людей. Большую группу людей. Проводник сильно приуменьшил их количество, скорее оно оценивалось не десятками — а сотнями представителей рода человеческого. С непривычки мне показалось, что здесь собралось всё население полумиллионного города.
В основном, люди жили в широких зарослях кустов у той самой большой реки, которую я нашла неделю назад. Человеческий лагерь растянулся почти на полкилометра по берегу реки и кончался только там, где в неё впадал другой проток — поменьше, достигающий всего четырёх дюжин метров в ширину.
В этом своеобразном лагере, чаще всего, встречались одиночки или небольшие группы, но иногда попадались более крупные объединения, до нескольких десятков человек. Я сосредоточенно нахмурилась и ещё раз осмотрела поселение. Если рассматривать имущественный вопрос — большинство людей находилось примерно на уровне тех, кто привел меня сюда. Это очень странно, более того, как-то даже нелогично. Не могли же вещи просто взять и пропасть? Даже если предположить, что, уходя, приходилось бросать часть имущества, всё равно слишком мало. Подозрительно мало. Ну не стали бы люди бросать вещи. Разве… разве что им действительно угрожала огромная опасность, и приходилось выбирать между жизнью и имуществом…
Внизу то тут, то там горели и дымили костры, куда не посмотри — везде вытоптанный мох и люди, люди, люди. Поняв, насколько отвыкла от общества, я поднялась повыше, чтобы отдохнуть, и решила перенести первый контакт на завтра. Даже здесь, наверху, отчётливо ощущался запах дыма, и был слышен гул людских голосов, хотя из-за шума крон становилось невозможно понять, о чём идёт речь. Устроившись на ночь, я ещё долго прислушивалась к голосам, поднимающемуся снизу, и чувствовала себя вполне счастливой. Может, нет необходимости присоединяться к толпе, достаточно просто находится неподалёку? К тому же, наверняка, именно этот вид керели сделали своими наследниками, а значит, существа там, внизу, представляют для меня реальную угрозу. С другой стороны, оставшись рядом с ними, я получу шанс лучше узнать будущих врагов и даже, возможно, смогу разрушить планы керел.
С этой мыслью я и заснула.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 25.08.2012, 15:31 | Сообщение # 126
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Крутой поворот))
Наконец-то появляются пресловутые наследники. Интересно очень. Вот только переживательно за ГГ, очень не ясно, что делают с другими рассами эти сплоченные наследники.
Жалко мужика, которого утащили тролли. Как-то даже возникла мысль, не могла ли ГГ его спасти, но это вряд ли конечно. Не факт, что ГГ смогла бы справиться и с одним тролем, но кто знает.

А вот насчет таскания корзинок, все думается, не могла ли она сделать их в виде рюкзака, на спину, чтобы руки оставались свободными.
В общем все интересней и интересней, спасибо автору.


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 25.08.2012, 18:52 | Сообщение # 127
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, да уж, сомневаюсь, что справилась бы. Тут мужчины отступают, куда уж ей лезть. Тем более, что не воин и военной подготовки не проходила. smile
Насчет корзинок - это уже когда умеешь, можно что-то такое сделать. А у нее еще первый опыт... который не комом. biggrin
Спасибо за поддержку.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 25.08.2012, 19:00 | Сообщение # 128
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
76-е сутки. Над человеческим лагерем в джунглях
Выспавшись и перекусив, я передумала вот так сразу входить в контакт с наследниками керел. Лучше сначала проследить, понять их планы, чего можно ждать, а чего — опасаться. Поэтому спустилась пониже, укрываясь за ветвями, ещё раз осмотрела лагерь и обнаружила несколько странностей.
Хотя местные люди похожи на землян, но всё-таки совпадение отнюдь не абсолютное. И самым серьёзным отличием являлось большее разнообразие расцветок тела и волос. Больше всего встречалось людей с от смугловатой до темно-смуглой, медной, коричневой, чёрной и явно отливающей в красноту кожей. Но попадались ещё и белокожие, ярко насыщенно желтокожие и даже травянисто-зелёные. Расцветки волос, в отличие от земных, тоже оказались расширены вплоть до сочно жёлтого и зелёного. Будто мало этого, нередко удавалось увидеть странные сочетания, например, чернокожего блондина. Самое удивительное, что даже на сочно жёлтую и зелёную окраску соседей люди реагировали совершенно спокойно, как будто так и должно быть. Впрочем, может они и не понимают, что что-то не так? Вон, мне иногда приходится перебарывать себя, чтобы не оценить их с точки зрения моего вида: существами со слишком короткими пальцами и деформированной фигурой.
Ещё выяснилось, что с начальным имуществом всё не так уж плохо, как казалось на первый взгляд. Хотя вопросов от этого только прибавилось. Вещей, подаренных керелями, некоторые из людей действительно почти не имели, хотя у большинства всё-таки что-то оставалось, пусть и малом количестве. Отдельные личности находились в гораздо лучшем положении, явно сохранив значительную часть материального наследия. Однако не это удивляло, а то, что у немалой группы народа вещи хотя и есть, но какие! Меховые шубы, бензопила (без бензина), музыкальные инструменты, газосварочный аппарат (естественно, тоже не работающий), игральные карты, котёл, явно сделанный из какого-то вышедшего из строя прибора, велосипеды, подзорная труба, куполообразная птичья клетка, мотоциклетный шлем, ласты и множество других забавных, но маловажных для выживания предметов. При этом часто случалось, что у их владельцев простых ножей-топоров и прочих ценных вещей или вовсе не видно, или они есть в количестве одного-двух экземпляров. Но ведь, наверняка, спасали в первую очередь самое нужное в хозяйстве? Почему же, например, вон у женщины, которая почти прямо подо мной, нож только один, а нарядов — несколько штук? Нет, я бы списала всё на элементарную глупость, если бы она их носила. Но зачем спасать вместо оружия или посуды непрактичную в лесу одежду, а потом использовать её в качестве матраца, сумки и прихватки? Ерунда какая-то получается.
Так ничего и не придумав, я слазила наскоро перекусить и снова спустилась пониже, только теперь для того, чтобы проследить за поведением людей. Вскоре стало ясно, что большинство из них подчиняются темнокожему шатену. Мускулистый, одетый в широкие штаны неопределённого цвета, он как будто излучал силу, власть и уверенность в своих возможностях. К нему постоянно подходили люди: кто с вопросами, кто с просьбами, а кто и с докладами о выполненной работе, и, когда шатен говорил, его голос вливал в собеседников новые силы. Устроившись неподалёку от него, чтобы лучше разобраться в местных порядках, я долго смотрела и слушала, не переставая поражаться количеству выполняемых работ. Сергей, так звали лидера, большую часть времени находился в движении, координировал добычу пищи и сбор хвороста, распределял дежурства по лагерю, разрешал споры, но наибольшее внимание уделял постройке плотов. Насколько я поняла, на них люди планировали сплавиться вниз по течению до тех мест, где уже не встречаются тролли. Видимо, они ещё сильнее, чем мне казалось, если несколько сотен людей, даже объединившись, предпочитают не связываться с этими монстроподобными созданиями.
Однако ещё через некоторое время я заметила, что подчиняются шатену не все, а меньше половины собравшихся. Некоторые приходили качать права, кто-то возмущался, что люди Сергея собирают хворост на территории его стоянки. А ближе к вечеру его посетили двое мужчин, один из которых, судя по всему, подчинялся второму. Главный из гостей коротко кивнул лидеру и уселся у костра на подушку из мха.
— Привет и тебе, Илья, — не слишком радостно ответил тот. — Как дела в вашем лагере?
— Прекрасно, — широко и язвительно улыбнулся пришелец. — Мои люди получше твоих будут. И поорганизованней. У тебя, я слышал, всё время какие-то проблемы, ничего-то ты скоординировать не можешь… — Илья презрительно огляделся вокруг. — Я уверен, что у тебя все разбегутся, как крысы.
— Сомневаюсь, — спокойно сказал Сергей. — А насчёт порядка: здесь ведь не только мои люди. Просто я, в отличие от тебя, не прогоняю тех, кто не присоединился именно ко мне. Перед нами стоит общая проблема, и решать её надо совместно, а не избавляться от всех неугодных.
— Ты действительно считаешь, что побег от проблемы является её решением? Если так, то ты трус и слабак! — рассмеялся Илья. — Ты никто, как и твой народ. Смелые и умные присоединились ко мне, и уж мы-то не собираемся избегать опасности. Тем более, что всего делов-то — очистить лес от троллей.
В это время Сергея позвали, он встал и отошёл поговорить с одним из своих людей, не обращая внимания на вытянувшиеся лица гостей. Илья переглянулся с напарником и гневно прошипел что-то про неуважение, но к возвращению местного лидера снова надел маску высокомерности.
— Если ты сможешь очистить лес от троллей, я поклонюсь тебе в ноги, честное слово, — заверил тот, как будто разговор и не прерывался. — Но мне кажется, это гораздо сложнее, чем ты думаешь.
— Чушь. У троллей есть сила, но ума явный недостаток. И хитрости тоже. Мы легко справимся с ними.
— Если так, то почему люди до сих пор в опале? Да и вообще, зачем ты опять пришёл ко мне в лагерь?
— Поискать сильных и смелых людей, разумеется. Уж не помощи у тебя просить, крыса трусливая.
— Я так и понял, — вздохнул Сергей, снова не обратив внимания на оскорбление. — И, кстати, тоже считаю, что люди вольны делать свой выбор сами. Поэтому мои люди сейчас ищут союзников в твоём лагере. У меня больше людей, Илья. И на каждого сманенного от нас ты теряешь двоих. Что ты можешь предложить своим людям? Бессмысленную войну?
— Я предлагаю им отстаивать свою свободу, бороться за своё имущество, за свои права, наконец! — яростно вскричал Илья. — А ты предлагаешь бежать, бросив всё, что у них было! Ты предлагаешь оставить всё врагам и пойти по миру!
— Я предлагаю попытаться выйти из сложившегося положения с наименьшими потерями. Лишиться вещей не так страшно, как потерять жизнь. Ты соблазняешь людей сокровищами… но ты не учел, что большинство из авантюристов уже погибли, пытаясь защитить свои вещи или украсть что-нибудь у троллей. Выжили преимущественно те, кто ценил свою жизнь больше, чем тряпки и железки, даже качественные. Люди не хотят войны. Они хотят покоя и безопасности.
— Покой будет только в гробу! — Илья сплюнул и, подозвав напарника, собрался уходить. — Ты король крыс, правь своими крысами, но как только возникнет такая возможность, они сбегут от тебя, — бросил он напоследок.
Этот разговор оставил у меня неприятный осадок. Подумав, я всецело приняла сторону Сергея. Поскольку большая часть имущества у троллей, то, если они смогут им воспользоваться, то станут смертельно опасны. И самое паршивое то, что насколько я видела, ума для этого больным хватит. Даже сейчас, когда тролли вооружены слабо, сила на их стороне. Стоит ли рисковать жизнью ради доставшегося от керелей имущества?
Я попыталась поставить себя на месте обычного человека в ситуации, когда мои вещи захватили тролли. И после долгого анализа пришла к выводу, что не стала бы связываться с ними, предпочтя потерять всё имущество, нежели рисковать своей шкурой. И кто я после этого? Трусиха или осторожный и разумный человек?..


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 25.08.2012, 19:12 | Сообщение # 129
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ого, интересные дела творятся. Очень даже по-человечески - разделиться на два лагеря. Причем заранее как-то жалко тех, кто с Ильей - не по себе мне от его желаний - как бы не погубил кучу народу напрасно. sad
И переживательно теперь, чтоб у Сергея все получилось. cool
Единственно переживательно за героиню, сможет ли она найти общий язык даже с Сергеем неясно. Ей бы послушать как-то еще, как они вообще относятся к третей (к её) рассе. Очень было бы интересно. wacko
Вобщем, неождала даже еще одной незапланированной продки и очень рада. Спасибо автору!)))


 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 25.08.2012, 19:25 | Сообщение # 130
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Угу, я тоже больше с Сергеем согласна. Тем более, что пока в противостоянии успехи не в пользу обычных людей.
Подслушать хорошо бы многое, но увы, тут по заказу не получается.) Если вдруг попадет на нужный разговор - значит повезло, если нет - придется самой догадываться.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 26.08.2012, 13:19 | Сообщение # 131
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер 76-х суток. Над человеческим лагерем
На закате ещё один из разговоров привлек особое внимание. К Сергею подошёл голый худощавый низкорослый мужчина с горящим взором и бородой, торчащей нелепыми клочками во все стороны. Приглядевшись, я поняла, что волосы выглядят лохматыми из-за неровной стрижки. Пришелец сел по другую сторону костра, поёрзал, устраиваясь поудобнее. Потом подкинул в огонь толстую ветку и, прокашлявшись от дыма, начал:
— Сергей, ты ведь собираешься государство основывать, так? — он замолчал, поглядел на лидера слезящимися от дыма глазами и, дождавшись кивка, продолжил. — А в любом государстве нужны учёные, исследователи, которые станут двигать науку, познавать этот мир, находить всё новые способы увеличивать производительность труда граждан и улучшать его качество, а также способы обезопасить мирных жителей от стихийных бедствий, голода и болезней, обеспечивать высокий уровень образования и медицинского обслуживания, возрождать культуру и искусство, разрабатывать справедливые и гуманные законы и просто поддерживать государство в жизнеспособном состоянии. Мои люди могут обеспечить всё это.
— По твоим словам, Свинтус, получается, что они у тебя не учёные, а военные и рабочие, крестьяне и художники, полиция и спасатели. Не думаю, что ты действительно сможешь обеспечить то, что так расписываешь. Лучше говори попросту, что ты хочешь от меня и что дашь взамен.
— Я предлагаю сделку, — названный Свинтусом поворошил костёр, подняв новый столб дыма. — Вы обеспечиваете моим людям безопасность, достойное питание и достаточно хорошие условия для работы. Мои учёные занимаются своим научным трудом и предоставляют вашему государству все полученные результаты. А за дополнительную плату даже могут проводить исследования по заказу правительства.
Сергей засмеялся. Он смеялся долго, весело и открыто, безо всякой злобы или ехидства. Потом отрицательно мотнул головой.
— Нет, Свинтус, так не пойдет, ты и сам должен это понимать, — спокойно ответил лидер. — Ты хочешь воспользоваться результатами труда моих людей, ничего не гарантируя взамен. Лучше просто присоединяйтесь и работайте вместе со всеми. Тогда и блага и безопасность также будут, как у всех.
Растрёпа толкнул разгоревшуюся ветку, вызвав фейерверк огненных искр.
— Ты не понял, Сергей. Я много даю взамен. Все результаты нашей работы. Да, может быть, они видны не сразу, появляются только через год, два, десять, но это важный и тяжёлый труд. И его плоды необычайно велики. Мои люди — учёные, они не должны тратить свои силы и интеллект на простейшие дела, которые может выполнить почти любой. Мы учёные и будем двигать науку. А взамен хотим всего-то достойную жизнь... — Свинтус говорил ещё долго, вплоть до того момента, пока его не прервали.
— Нет, это ты не понял, — раздражённо отрезал Сергей. — Я не собираюсь кормить тех, кто не хочет вкладываться в общее дело. Когда-нибудь, когда у нас появится избыток пищи и работников, появится смысл двигать науку. А сейчас наша задача выжить. И поверь, в этой реальности высоким материям места не хватит.
— Государство без учёных — как младенец с гранатой! А ты не хочешь приделать к ней даже предохранитель.
— А учёные без государства — груднички без мамки, — резко ответил Сергей. — Я не намерен продолжать пустой разговор. Если твои люди хотят получать пищу и кров — пусть приходят и работают как все. Или обеспечивают себя сами. Хотя насколько я видел, они на это не способны.
— Ты не имеешь права так говорить, — возмущённо вскочил бородатый. — Не все обязаны уметь выживать, но воспитать настоящего учёного, обладающего острым пытливым умом и достаточным багажом знаний, гораздо сложнее, чем простого рабочего. Погубить же интеллект легче лёгкого. Мои люди — учёные и будут заниматься наукой в любом случае. Даже если придётся погибнуть от голода, мы не сдадимся!
— Уходи, глупец, — тоже поднялся Сергей. — Передай своим, что если хотят есть — пусть не выпендриваются. Надеюсь, они не такие упрямые, как ты.
Свинтус гордо вскинул голову и неожиданно спокойно, с железной решимостью в голосе произнёс, пытаясь глядеть на лидера снизу вверх, с презрением и снисхождением, как будто на неразумного или больного.
— Ты — сказал. Я — услышал. Теперь я скажу, а ты послушай. Здесь, на этой планете, никто и никогда не заставит нас поступиться своими принципами. Я — учёный. И мои люди — учёные. И мы будем заниматься наукой. Но без вас. На Земле нас любили унижать и втаптывать в грязь. И мы вынуждены были терпеть. Здесь этого не будет. Никогда. Вот и посмотрим, кто кого, — и бородатый ушёл, провожаемый демонстративным стоном Сергея.
Я задумчиво посмотрела на лидера, а потом в сторону странного спорщика. Как-то уж очень необычно... особенно со стороны Свинтуса. Выглядит как какая-то дурная театральная постановка, речь туповатого героя или злодея. Но даже несмотря на это, слова Свинтуса задели, да что там — разбередили старую плохо заживающую рану. Хотя разумом я понимала, что в этом споре однозначно прав Сергей, душа моя брала сторону Свинтуса. Точнее, не совсем его, а ту, про которую он говорил. Сразу вспомнились все переживания и несправедливости там, в прошлой жизни. Только сейчас я с особой ясностью осознала, что здесь свободна в выборе стороны. В силах прокормить сама себя, могу проявить независимость и занять ту позицию, к которой лежит сердце, не попав при этом в безвыходное положение. Возможно, именно из-за своей нынешней свободы я и отправилась за Свинтусом.
На мгновение где-то в глубине сознания шевельнулось смутное подозрение, что Свинтус и не хотел, чтобы договор был заключён. Слишком уж демонстративно и нагло он себя вел. То же самое можно было сказать намного мягче, выбрав другие выражение, не с такой претензией и пафосом в голосе. И, возможно, результат оказался бы другим. Но я отогнала непрошеные мысли, не желая верить сама себе. В конце концов, кто мешает посмотреть на его группу и только потом принимать решение?


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 26.08.2012, 16:39 | Сообщение # 132
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
хм, интересный поворот))
посмотрим, что будет дальше. Свинтус мне совсем не понравился, хотя конечно правота в его словах есть, но вот не особо верится, что он способен выполнить то, что обещает.
и опять никто ни словом о рассе ГГ - и ни одного нового из ее рассы. Так что ждем ждем ждем))
спасибо за проду и... Сергей нравится все больше)))


 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 26.08.2012, 18:50 | Сообщение # 133
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер 76-х – 78-е сутки. Над человеческим лагерем в джунглях
Группа Свинтуса состояла почти из восьми десятков мужчин и женщин.
— Нам отказали, — просто, хотя и немного ожесточённо поделился он с остальными. — Но мы не сдадимся.
Однако воодушевления это заявление не вызвало. Среди учёных начались ссоры и взаимные обвинения, которые продолжались в течение нескольких часов. Выяснилась одна любопытная подробность: данная группа собралась уже в Сергеевском лагере, приходя компаниями в несколько человек или и вовсе в одиночку и находя партнёров по интересам. А точнее — отнюдь не только по интересам. Из того, что наговорили в пылу ссор, я поняла, что некоторое время Свинтус активно рекламировал свою группу, соблазняя народ обещаниями лёгкой жизни.
Ещё из их разговоров удалось узнать, что раньше прокормиться удавалось достаточно легко, но после появления троллей и присоединения народа к большому лагерю пищи стало катастрофически не хватать. К счастью, пока не до такой степени, чтобы люди ослабли от голода, но в достаточной, чтобы постоянно хотелось есть. Конкуренция за удовлетворение этой потребности вынуждала людей объединяться, но она же и разрушала все связи. После крупного скандала от Свинтуса ушла, чтобы присоединиться к Сергею, почти половина группы, ещё десяток покинул лагерь ночью, не прощаясь. Под утро, популярно объяснив, что принципы принципами, а голодать ради них никто не собирается, откололось ещё четырнадцать человек.
Я испытывала к сбегающим двоякие чувства. С одной стороны, их уход являлся ничем иным, как предательством. Причём предавали они не своего лидера и свою группу, а, прежде всего, науку. Ту науку, ради которой страдали и умирали великие люди. Но, с другой стороны, попробовав прикинуть, что бы сама сделала на их месте, поняла, что не могу гарантировать, что моё решение в той же ситуации оказалось бы отличным от их. Скорее наоборот. Хотя тоже не факт, многое зависит от личных отношений и того, насколько веришь в реальность идеи.
Впрочем, наверное и лучше, что народ разбегается. Если многие прибились к этой группу ради праздного ничегонеделания, то лучше пусть уйдут сейчас, чем позже окажутся вредителями и тунеядцами.
Через несколько часов Свинтуса покинула ещё одна девушка. Она была последней из ушедших, и теперь в группе осталось всего двенадцать человек, причём, как ни странно, поровну мужчин и женщин. Что-то негромко обсудив, народ разделился: большая часть покинула стоянку, видимо, отправившись на поиски пропитания, а меньшая осталась сторожить вещи.
— Да, нам приходится заниматься неподобающим делом, — задумчиво сказал кудрявый черноволосый мужчина. — Но в любой ситуации мы, прежде всего, останемся учёными и при первой же возможности вернемся к своему истинному призванию.
— Да-да, и никто никогда не собьёт нас с этого пути, — с явной самоиронией и пафосом добавил улыбающийся рыжий.
В тот день я ушла, но потом вернулась, чтобы поподробнее изучить оставшихся в группе и их образ жизни. В целом, лагерь этой людей производил весьма благоприятное впечатление. Пара низких столиков из веток, с валиками мха вместо сидений, удобно расположенное кострище, небольшой настил у воды в разрыве прибрежных зарослей полуводных растений.
Вещей у учёных оказалось не так мало, хотя, как и у прочих, в основном, далёких от простого бытового применения: микроскоп, градусник, колбы, пробирки, ещё какие-то измерительные приборы, крупный ящик непонятного назначения… А ни одежды, ни котелка, ни лопаты, ни топора у этой группы увидеть так и не удалось. Типичная, но от этого не менее странная картина. Даже ножа всего два, на дюжину человек. Куда это годится?
Кстати, как ни удивительно, у разбежавшегося народа наоборот, никакого специального оборудования заметить не удалось. Поскольку никто из ушедших ничего из своих вещей не оставлял, можно надеяться, что остались те, кто присоединился не ради лёгкой жизни. Тем более, что её как не было, так и нет. И нет надежды, что в ближайшее время что-то сдвинется в данном направлении.
Общество в компании собралось неплохое, по крайней мере, большая часть вызвала сильную симпатию и желание пообщаться. А через некоторое время я пришла к выводу, что мне категорически не нравятся всего двое. Первый — это Свинтус, манеры и поведение которого с каждым часом казались всё искусственней, как будто он играет свою роль, а не живет ею. Меня никогда не привлекали такие люди. И второй, единственный среди группы учёных обладатель зелёной кожи. Люди с такой расцветкой вообще встречались нечасто. Возможно, сыграло роль предубеждение, но этот человек не понравился мне с первого взгляда, было в нем что-то хищное, звериное, злодейское. Предчувствие меня не обмануло: характер у него тоже оказался не сахар. Ехидный эгоистичный монстр — вот какое мнение осталось после пары дней наблюдения.
А вот остальные, по крайней мере со стороны, выглядели совершенно нормальными, приятными людьми. Несмотря на трудности, они держались друг друга и никто не пытался забрать большую долю пищи или присвоить чужое. Да и разговоры учёных интересно подслушивать: порой в них поднималась какая-нибудь загадка и высказывались различные предположения. Например, однажды удалось застать бурное обсуждение картины развития болезни, которая превращает людей в троллей. Учёные тоже пришли к выводу, что они и заболевшие относятся к разным видам. А ещё из этого разговора я узнала страшные подробности. В каком-то плане мне повезло — пока я пыталась справиться с жором в верхнем ярусе леса, людям пришлось многое пережить. Особенно тем, кто находился непосредственно рядом с заболевшими. Психозы, бессмысленные придирки, немотивированная агрессия и насилие — всё это появилось не мгновенно, но быстро. А учитывая, что во время психических приступов сила больных многократно возрастала — людям пришлось очень тяжело. И вдвойне плохо тем, кто попал не просто под горячую руку новоиспечённых психов, а подвергся нападению со стороны своих друзей, позже превратившихся в монстров.
Сбор пищи для учёных действительно представлял трудности: все ближайшие съедобные растения уже давно объели, большую часть животных выловили или распугали. Уходить далеко люди опасались, причём похоже обоснованно, поскольку по слухам, что где-то в пределах досягаемости орудует большая, в несколько десятков, стая троллей. Залезать в реку тоже опасно — в отличие от меня, представители этого вида людей не обладают естественным репеллентом, а орудий лова я никаких не видела. Чаще всего нормальных продуктов питания им достать не удавалось, поэтому приходилось довольствоваться жёсткими деревянистыми стеблями папоротников, долго варить их до размягчения, а потом поглощать малоаппетитную слизистую массу. К вечеру вторых суток слежки, учёные дошли до того, что порой бродили между чужих костров, подбирая очистки и выброшенные кусочки.
Вскоре после этого их посетил Сергей.
— Может, хватит доказывать свою силу воли, или упрямство, в просторечии? Почти все ваши уже с нами и ещё ни разу не ложились спать голодными. Давайте и вы к остальным, не стоит строить из себя героев. Подбирание объедков, на мой взгляд, гораздо более унизительно, чем укрощение гордыни и готовность пойти работать. В конце концов, голод всё равно победит остальное. В том числе и лень.
— Нет, не более унизительно, — возразил черноволосый мужчина. — Мы ни у кого не просим милостыни, а чем сейчас питаемся — это только наше дело. И мы не лентяи, как изволит полагать уважаемый царь-батюшка. Те, что ушли — они ушли. Мы — остались. И мы не собираемся предавать своих.
— Хотя, — погромче заявил зеленокожий и обернулся к остальным. — Если кто-то захочет покинуть группу, я думаю, его или её никто не станет задерживать.
— Ну что, есть среди вас умные люди? — ничуть не смутившись, спросил Сергей.
Учёные промолчали, в большинстве демонстративно его игнорируя.
— Ничего, у меня много терпения. Не думаю, что вы выдержите долго! — неизвестно почему разозлился лидер большого лагеря. — Тоже мне, принципиальные нашлись. Дурью маетесь, — и резко вскочив, он ушёл быстрым шагом.
— Сам ей маешься, — обиженно бросила яркая брюнетка, когда Сергей окончательно покинул их территорию.
— На дураков не обижаются, — ободрил её Свинтус и задумчиво пожевал губу.
— Но в чём-то он прав — есть действительно хочется всё сильнее. Говорят, в войну опилки варили, — без особого воодушевления припомнил невысокий шатен. — Можно попробовать мох сварить, он на кольце не ядовитый, — мужчина глубоко вздохнул и палочкой помешал кипящую воду со стеблями папоротников.
Разговор затих. Буквально через мгновение после этого сбоку из кустов вышел высокий золотоволосый и желтокожий мужчина с десятком крупных пираний, нанизанных через жабры на кожаный шнурок. Все взгляды как магнитом притянула рыба, кто-то сглотнул выделившуюся слюну.
— Люблю упрямых, — улыбаясь, заявил пришелец. — Вот, ешьте, — он бросил связку на импровизированный столик из хвороста и направился обратно.
— Подожди, Ясон, — окликнул его черноволосый, и мужчина, остановившись, обернулся, показывая в улыбке весь набор белых зубов. — Это ведь много рыбы. Нам нечего дать тебе взамен.
Ясон рассмеялся и небрежно махнул рукой, одним движением отметая все возражения.
— Люблю упрямых. Ешьте, чтобы упрямство никуда не сбежало.
— А сам? У тебя ведь жена, — напомнил рыжий.
Ясон заулыбался ещё шире, я и не думала, что такое возможно.
— У меня есть золотые руки. Я — золотой мальчик. Я ещё поймаю. Ешьте.
— Спасибо, — склонил голову Свинтус.
— Мы вернем долг, как только сможем. Слово учёного, — добавил черноволосый.
— А я дарю. У меня золотое сердце, — похвастался Ясон. — Люблю упрямых, — чуть тише добавил он и радостно закончил свою речь. — Я и сам упрямый.
Как только золотой мальчик скрылся, сразу несколько человек склонились над рыбой, столкнувшись головами.
— Надо сварить и поделить хотя бы на два раза, лучше на три, — скомандовал зеленокожий, потирая ушибленный лоб.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 26.08.2012, 18:53 | Сообщение # 134
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, мне тоже Сергей очень нравится. smile Спасибо.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Понедельник, 27.08.2012, 09:40 | Сообщение # 135
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
78 – 85-е сутки. Над человеческим лагерем в джунглях — у реки
Действие Ясона пристыдило, и я решила присоединиться к благородному делу помощи принципиальной группе. Ну и пусть мне не нравятся зеленокожий и Свинтус, остальные-то из-за чего должны страдать?
Поскольку на деревья люди не лазили, в кронах фрукты встречались в огромном количестве и немалом разнообразии. В ту же ночь, с горкой набрав две корзины, начала слезать к лагерю учёных, но на полпути задумалась, поняв, что ещё не уверена в своём желании показываться на глаза людям. Поэтому, тихонько спустившись чуть сбоку, высыпала подарок в ближайших к костру кустах, а потом выбрала удобную некрупную, но плотную ягоду и бросила её в спину рыжеволосому, но промахнулась и попала в зеленокожего, после чего, испугавшись, поспешно залезла повыше на дерево. Дёрнувшись от неожиданности, мужчина оглянулся и, подобрав костянку, с любопытством её рассмотрел.
— Надо же, кто-то едой кидается, — однако на кольце проверил.
Я удовлетворённо кивнула, поскольку уже выяснила, какая из настроек к какому виду относится.
— Ну, спасибо тебе, доброжелатель, — улыбнулся он кустам, но идти в них, к счастью, не собирался.
Подождав, я спустилась и снова, на сей раз метко, бросила в рыжеволосого ягодой. Обернувшись, он поднял её и заинтересованно окинул взглядом кусты. После третьей попытки, когда, снова промахнувшись, угодила в невысокого шатена, тот подскочил и так быстро направился в сторону моего укрытия, так что я едва успела спрятаться в кроне.
— Народ, а тут, оказывается, целый клад. Интересно, от кого?
— На золотого мальчика не похоже, — потянул Свинтус, вертя в руках ягоду. — Он бы не преминул явиться лично и расписать, какой он «золотой».
Зеленокожий, задумчиво прищурившись, окинул взглядом деревья, отчего по моей коже пробежали мурашки и, прижавшись к ветке, я затаилась.
—Мы благодарим тебя… — начал черноволосый, а рыжий подхватил:
— …о таинственный незнакомец, — шутливо поклонился он.
Так и повелось. Я прятала фрукты в кустах, а потом швыряла что-нибудь в рыжего. Почему именно в него? Наверное, потому что он казался наиболее безопасным и дружелюбным.
Кстати, не знай я, что эта группа — людей науки, по внешнему виду ни за что не догадалась. Единственным, кто хоть немного походил на учёного (причём на сумасшедшего) оказался Свинтус. А вот облик остальных очень разнообразен, но, на мой взгляд, далёк от их реальных интересов. Хотя при наблюдении с деревьев вид не с того ракурса и, возможно, я просто что-то упустила.
Вскоре меня начал раздражать бесконечный шум селения. Поэтому по ночам я стала удаляться от человеческого лагеря на достаточное расстояние и, устроив удобное гнездо, с удовольствием вытягивалась в нем, наслаждаясь чистыми звуками ночного леса.
Всё-таки надо решить, присоединюсь ли я к людям или останусь сама по себе. С одной стороны, несомненно, общество располагает гораздо большими возможностями в возрождении цивилизации, а с другой… Ну, во-первых, я не принадлежу к их виду, а объединяться однозначно лучше со своим. Во-вторых, опять-таки проблема: как меня примут наземники? Не будет ли негативной реакции с их стороны от моего внешнего облика? И, главное, в-третьих, готова ли я сама к тому, чтобы жить рядом с кем-то? Это ведь не просто общаться или работать вместе, а, в первую очередь, мириться с чужими недостатками и как-то нивелировать свои.
Сложив кисть в горсть, я подставила её под струйку дождевой воды, стекающую сверху и, подождав, пока наберется достаточно, отхлебнула. Разберём по пунктам. Во-первых, насчёт общения со своим видом: для этого надо хотя бы его найти. А пока единственный «встреченный» мной родич находился, мягко говоря, не в лучшей форме. Поскольку времени прошло много, а я так и не увидела никого другого ни на земле, ни в кронах, можно предположить, что нас немного. Или, скорее, даже мало. И шанс встретиться с себе подобным, а особенно с группой себе подобных, мизерный. А даже если я когда-нибудь найду представителей своего вида, нет никаких гарантий, что к тому времени от одиночества не одичаю окончательно. Поэтому в этом смысле привередничать нельзя.
Второй пункт… да, с ним сложнее, я не могу узнать заранее, не проверив на практике, как на меня отреагируют. С третьим ещё сложнее. Действительно ли я готова смириться с чужими недостатками? И насчёт собственных: кто сказал, что другие люди посчитают у меня неприятными чертами характера те же, на которые думаю я?
Не в силах окончательно определиться, тем не менее, решила подстраховаться. Судя по всему, люди собираются сплавляться не один день и, скорее всего, даже больше недели, поэтому к постройке плотов подходят очень серьёзно. Значит, если я всё-таки решу присоединиться, мне тоже нужен плот, причём отдельный. Ведь даже если кто-нибудь возьмёт меня в группу и на свой плот, как минимум неразумно рисковать хорошим отношением: вдруг пищи в какой-то момент пути будет не хватать и что тогда? Не хочется оказаться во власти жора рядом с людьми. Да и они вряд ли по головке погладят за такое поведение. Дальше. Неизвестно, насколько наземники задержатся, поэтому лучше не ждать у моря погоды, а раз ещё не готова входить в контакт, но и не даю однозначно отрицательного ответа, приступить к постройке плота. По крайней мере, это точно никому не повредит.
Изучив берег, я поняла, почему люди остановились именно здесь — на не слишком удобном болотистом месте. Большую часть мелководья на несколько километров вверх и вплоть до места впадения притока вниз по течению покрывали густые заросли высоких, достигающих двух и более дюжин метров в высоту, растений очень похожих на бамбук, только с пурпурно-красными стеблями и длинными пальчатыми темно-зелёными листьями с красными прожилками. Они-то и использовались как основной строительный материал.
К счастью, после первой неудачной попытки я ещё несколько раз экспериментировала с настройками ножа и случайно удалось найти более менее нормальный вариант — изменяя какие-то константы в базовых формулах. При этом нож становился длиннее, но лезвие немного деформировалось. И теперь, превратив нож в корявое, но острое, подобие мачете, приступила к работе.
Деревянистые стебли оказались необычайно твёрдыми и на удивление лёгкими. Полый внутри, он достаточно густо разделялся непромокающими перемычками, сильно повышая свою грузоподъёмность за счёт таких своеобразных воздушных подушек. Я приступила к постройке на пару километров выше по течению, чем основная часть людей, рассчитывая в случае опасности скрыться в кронах или, если кто-то отрежет этот путь к отступлению, просто улететь. Работа шла споро, так что вначале даже возникло удивление, почему у других возникают с этим такие трудности, но потом я вспомнила, что их режуще-рубящие инструменты не идут ни в какое сравнение с моим ножом, ведь он даже «весил» аж восемь счастливых слотов, размерность каждого из которых в десять раз больше обычного. Так что такой инструмент могли взять очень немногие, да и то им бы при этом пришлось отказаться от большинства других вещей. Я и сама долго жалела, что выбрала именно такое наследство. Но с каждым проходящим днем всё меньше. Нож, флиграв, компьютер и кольцо-анализатор — вот моё богатство. Настоящее богатство, и оно стоило такой цены. С течением времени пришло понимание, что керели не схалтурили и выдали вещи высочайшего качества. Можно сказать, артефакты. Никому их не отдам. Ну и пусть нет ни одежды, ни котелка — это наживное. А от керел стоило взять то, что так просто не сделать. И я совершила правильный выбор.
Собирать плот в реке оказалось неудобно, а если перенести постройку на берег, то как я потом собираюсь выводить его на чистую воду через заросли бамбука? Подумав, смирилась с неудобством постройки прямо на реке. Ко всему прочему, после нарезки достаточного количества стеблей дело застопорилось, поскольку возникла проблема соединения их в единое целое. Некоторое время я раздумывала, как же лучше справиться с этой проблемой, после чего решила оставлять на концах стволов примерно по половине междоузлий, в твёрдой древесине которых вырезать взаимные выемки, с таким расчётом, чтобы они плотно входили друг в друга. Попробовав, поняла, что стены таким образом можно соединить, но настилать дно не получилось. А если для дна вырезать выемку только в верхнем слое, а потом плотно закрепить положенными сверху по бокам стеблями? В процессе работы я раздражённо ругалась на неудобную строительную площадку, стебли (которые пытались уплыть по течению) и сам плот, всё время расползающийся в стороны и обеспечивающий очередное незапланированное купание.
Когда почти законченное днище плота разъехалось в третий раз, я сдалась и пошла подсматривать, как соединяют конструкцию другие. После многих попыток, с помощью вырезок, забиваемых отрезком стебля клиньев и длинной косички из гибких прутьев тех же кустов, материал которых использовался для корзин, удалось закрепить дно настолько, что оно не разъезжалось, даже если я каталась и прыгала по нему.
Плот получился не большим, но и не маленьким, почти три моих роста в длину и два — в ширину. На одном краю возвышалась укрытие в виде лёгкого сарайчика, занимающего почти треть общей площади. А ещё над всей поверхностью плота я возвела односкатный навес от непрекращающихся дождей. Крышу выложила разполовиненными вдоль стеблями, постелив их двумя слоями: нижний вогнутой стороной вверх, а верхний так, чтобы захлёстывать нижние, выпуклой вверх. Некоторое время после этого я только совершенствовала и укрепляла плот, но вскоре, утром, когда тучи разошлись, а солнце ещё не выглянуло из-за почти касающейся горизонта луны, вдруг подумалось: вот от дождя защитилась, от солнца выходит тоже, а позагорать? В результате навес убирать не стала, но сделала съёмным — чтобы всегда можно было открыть и просушить плавучую крепость. Хотя вряд-ли для неё годилось такой громкое название: вид у постройки был не очень. Но главное — теперь у меня есть плот. И если всё-таки решу присоединится к людям, то смогу это сделать так, чтобы меньше рисковать чужими жизнями.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 27.08.2012, 11:49 | Сообщение # 136
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Мне очень понравились две последние продки, ужасно интересно читать, как ГГ строила плот, причем по мне так - он получился хоть куда.
Интересно, что же она дальше предпримет, эта неугомонная пантерка)))
Кстати, задумалась - нет ли у нее хвоста?
Ну это я так, просто.
Вот ученые мне не особо сперва понравились, а теперь и побольше. Она могла бы им тоже с плотом помочь, уже польза немалая, да и вообще, пользы от нее былоб больше , чем от всей группы в целом - в обеспечительном плане.
НУ вобщем, жду дальнейших событий, как поступит ГГ и что из сего выйдет.

Спасибо автору))


 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 28.08.2012, 10:44 | Сообщение # 137
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Утро 86-х суток. Человеческий лагерь в джунглях
Через несколько дней стало очевидно, что если продолжать тянуть с вступлением в первый контакт, то все просто-напросто уплывут, а я, вместе со своим плотом, останусь. Оказаться в подобной ситуации очень не хотелось, и понимание, что больше ждать нельзя, помогло решиться. Ещё немного поколебавшись, пришла к выводу, что если уж что-то делать, то до конца, то есть не просто прийти в лагерь, а сразу же попытаться присоединиться к заинтересовавшей группе. Да, в ней есть два неприятных человека, но, во-первых, всего два, а во-вторых, нельзя гарантировать, что в другой компании таких не окажется.
Спустившись на землю за пределами внешнего круга охраны, я бодро направилась к нему... для того, чтобы с решительным видом пройти мимо в пределах видимости. К этому времени люди в костюмах Адама и Евы, доля которых здесь больше половины и увеличивается с каждым днём, перестали смущать и начали восприниматься как что-то естественное. По этой причине я и сама прекратила стесняться, что не имею одежды. Ведь одно дело — когда все одетые, а ты голышом, а совсем другое — если вокруг полно таких же и никто не смотрит на обнажённую натуру как на нечто необычное.
Гордо удалившись в заросли кустов, я остановилась и осторожно выглянула обратно. Так, пока всё в порядке, никакой особой реакции на моё появление у дежурных не заметно. Некоторое время подождав, ещё раз прошла мимо, на сей раз немного поближе и помедленней. Ноль внимания. Значит пора.
Сделав вид, что занята какими-то своими проблемами, я пошла к границе охраняемой территории и пересекла её совсем неподалёку от дежурных, после чего облегчённо вздохнула. Всё-таки небольшое опасение, что меня остановят и завернут, оставалось, но, к счастью, не оправдалось.
Итак, теперь я внутри поселения. По коже пробежали мурашки. Больше всего хотелось развернуться и удалиться поглубже в лес, а там забраться повыше, чтобы скрыться от любопытных взглядов. Но если сейчас позволю себе такой поступок, вернуться будет ещё труднее, в первую очередь, психологически. Несколько раз глубоко вздохнув, попыталась успокоиться. Сама ведь хотела проверить, как реагируют на меня люди, так? Вот и проверю. Выбрав более-менее свободные кусты, расчистила рядом с ними кусочек земли для кострища и уселась, не спеша зажигать огонь. Как же здесь всё-таки неспокойно. Везде люди, всё время кто-нибудь да проходит мимо. Хорошо хоть внимания особо не обращают. Хотя…
— Привет, — рядом со мной остановился сероглазый блондин. — Мне сообщили, что ты тут новенькая?
Вот так-то, может, дежурные мне ничего и не сказали, а вот кому-то, похоже, всё доложили. Я недовольно подняла глаза на незваного визитёра, но он смотрел куда-то вбок и делал вид, что разговаривает с растущим неподалёку деревом.
— Будь здоров, — буркнула я. — Что-нибудь надо?
— Меня зовут Алекс Дет, но лучше просто Дет, — не подходя слишком близко, он устроился на выступающем из мха корне, удобно прислонившись спиной к стволу дерева и наблюдая за занимающимися своими делами людьми. — Удобнее, конечно, продолжать разговор, если и ты представишься. Не соизволишь?
Последние слова собеседник произнёс с лёгкой усмешкой, что вызвало новую волну раздражения. Чтобы хоть немного успокоиться, я сорвала кусок мха и начала крошить его на мелкие кусочки.
— Ну, Пантера, и что из этого? — ещё раньше я приняла решение сохранить прозвище, данное мне Дмитрием, как последнюю память о нём прежнем.
Дет промолчал, этим самым заставив поглядеть на своё поведение со стороны. Оно не радовало. Неужели всё кончится вот так, даже не начавшись толком? Не слишком разумно начинать первый контакт с конфликта, поэтому я попыталась исправить негативное впечатление о себе.
— Ты что-то хотел?
Вздохнув, блондин ответил на кивок проходящего мимо мужчины.
— Да, — подтвердил он, так и не обернувшись ко мне. — Я тут пока, так сказать, исполняю обязанности просветителя. Поэтому прихожу к каждому новичку и объясняю, что здесь происходит, какие законы и возможности у желающих присоединиться.
Я внимательно слушала, ожидая продолжения, которое не замедлило последовать.
— Ну, во-первых, самое главное: на территории этого лагеря запрещено грабить, воровать и брать чужие вещи без спроса. Наказание у нас одно, причём мягким его назвать сложно, поскольку это — смерть. Есть ещё правило, но думаю, что тебе, как девушке, оно не актуально: здесь непозволительно сексуальное насилие.
Я горько усмехнулась: может, наоборот, как раз актуально. Прислушалась в ощущениям и даже незаметно принюхалась к собеседнику. Вроде ничего такого, набрасываться на мужчину не тянет. Да и вообще как-то нет желания даже оценивать его в качестве возможного сексуального партнёра. Уже хорошо.
— Разумеется, драки и прочее тоже наказуемы, но не в такой степени. По крайней мере, при побоях или убийстве расследуют не только факт совершения преступления, но и его причины, — договорив, Дет глубоко задумался.
Как и ожидалось, люди не идеальны. Тихо вздохнув, я отодрала ещё пучок мха. А как приятно было бы ошибиться. Иногда так хочется чего-то лучшего.
— И много здесь такого происходит? — с тоской спросила я. — То есть, часто ли преступления совершаются?
На мгновение показалось, что мужчина всё-таки посмотрит на меня, но его взгляд остановился на расчищенной для костра площадке.
— Нет. Сейчас здесь практически безопасно, возможно, именно из-за жестоких правил. А если сама не совершишь преступления, тебе и дружины опасаться нет необходимости. Ладно, хватит об этом, — резко встряхнулся Дет, из-за чего я невольно напряглась, готовясь к неприятным известиям. — Мы собрались здесь, чтобы сплавиться вниз по течению до тех мест, где не встречаются тролли. Плыть придётся достаточно долго, поэтому рекомендую позаботиться о плавсредстве. Вообще-то у тебя есть выбор, — блондин, поджав ногу, слегка изменил позу, по-прежнему изучая оголённый клочок земли. — Ты можешь присоединиться к группе Сергея, он объединил под своим началом большую часть собравшихся. В случае, если примешь такое решение, о плавсредстве для тебя позаботятся, но придётся работать наравне с остальными и не факт, что там, где хочется. Второй вариант: попробовать влиться в одну из нескольких других небольших групп. Ещё можно остаться в одиночестве или организовывать собственную группу. Или, если даже самые общие законы не устраивают, — уйти из этого лагеря.
Дет замолчал, но и я не спешила комментировать его слова. Через несколько минут, поняв, что это всё, негромко поинтересовалась:
— А ты с Сергеем?
— Я? Нет, — блондин усмехнулся. — У меня есть своя группа, — мой пример оказался заразительным и, сорвав немного мха, собеседник размял его в пальцах. — Хотя она ещё и не в курсе, что я её лидер.
— Разве такое возможно? — усомнилась я. — И, если не секрет, что это за группа такая?
— Придёт время, узнаешь, а пока не хочу болтать лишнего, — покачал головой Дет. — Вопросы по существу есть?
Я задумалась. Не спеша перебрала в уме всё, что знала и поняла, что пока по сути нечего спросить. Да и, вообще, остался только один незаданный вопрос.
— Спасибо, ты очень доступно объяснил. Но почему ты избегаешь смотреть мне в глаза? — не выдержала я.
Он улыбнулся, вставая.
— Это тоже узнаешь в своё время. Не стоит спешить. Удачи тебе и верного решения.
Я провожала блондина взглядом, пока он не скрылся из вида. А Дет — высокий для человека. Дмитрий, конечно, был ещё выше, но ведь он относится к другому виду. Меня же и Дет превышает больше, чем на голову. Я вздохнула. С деревьев люди не казались такими крупными. А на Земле я обладала вполне нормальным средним ростом. И оказывается, это очень неприятно — чувствовать себя такой мелкой.
Потом мысли вернулись к недавней беседе. Создаётся впечатление, что Дет говорит меньше, чем знает. Или делает вид, что знает больше, чем говорит. Но всё же, почему он так избегает встречаться со мной взглядом? Я противного облика? Найдя подходящую лужу, рассмотрела своё отражение. Вроде нормально. Нет, конечно, отличаюсь от женщин человеческого вида, но не такая страшная, чтобы отворачиваться от отвращения. Или дело как раз в этих различиях? Пройдя мимо нескольких людей, убедилась, что они не избегают смотреть мне в лицо. Нет, не верю, что дело просветительства и встречи новичков могли поручить предвзятому или не умеющему держать себя в руках. Значит, причина должна быть иной. Не понимаю.
Наскоро устроив лежанку, больше для вида, чем по надобности, я некоторое время ходила по охраняемой земле, наблюдая за другими людьми, но к собственной радости так и не обнаружила признаков особой агрессии. Любопытство, небольшая опаска, порой неприветливость, но откровенно против никто не выступал. А значит, можно попытаться присоединиться к тем, ради кого и затевалось это путешествие по земле.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Вторник, 28.08.2012, 10:47 | Сообщение # 138
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Quote (Каури)
Кстати, задумалась - нет ли у нее хвоста?

Ну до сих пор она как-то не отмечала наличие сего интересного девайса. ) Хотя про пальцы заметила.
Спасибо.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 28.08.2012, 10:56 | Сообщение # 139
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Очень интересное развитие событий!
Не ожидала даже такой смелости.
Что это за Дет - непонятно)) не особо понравился.
Вобщем интересно. Жду проду.


 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 29.08.2012, 10:14 | Сообщение # 140
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
День 86-х суток. Человеческий лагерь в джунглях
Я решительно направилась к лагерю Свинтуса, немного поплутав по пути — всё-таки снизу дорога выглядела несколько иначе, чем с крон. Наконец, обнаружив стоянку учёных, остановилась, чтобы набраться смелости и, несколько секунд поколебавшись, вышла к костру. Так, и тут все люди крупнее меня. Обидно, но ничего не поделаешь — очередное подтверждение низкому росту даже удивления не вызвало.
Подождав, пока учёные на меня обратят внимание, дружелюбно улыбнулась:
— Здравствуйте, мне нужно поговорить с вашим лидером.
Зеленокожий усмехнулся и кивнул в сторону Свинтуса.
— Привет и тебе, — как всегда, встрёпанный, лидер жестом пригласил присесть. — Я лидер.
— Может, отойдем? — помявшись, предложила я, поёжившись от нежеланного внимания зеленокожего. Будто мало мне одного Свинтуса.
Учёные в ответ на мою реплику обменялись многозначительными взглядами.
— Хотя бы к реке, например.
— Ладно, можно и так, — мужчина неспешно поднялся и направился к воде.
Я пошла следом, а сзади увязался зеленокожий, что снова заставило занервничать.
— Это Росс. Мы полностью доверяем друг другу. А меня здесь обычно называют Свинтусом, — преувеличенно дружелюбным тоном представился лидер.
Собеседники расположились в паре метров от воды, и Росс начал изучать меня немигающим взглядом. Прямо словно дырку намерен провертеть или шкуру снять. А главное что пугало — так это некая отстранённость. Будто не на человека смотрит, а на некую зверюшку или бревно, придумывая как бы половчее расчленить или разрубить.
Пытаясь хоть как-то обрести потерянную уверенность я устроилась чуть сбоку, защитив спину стволом дерева. Чтобы отвлечься от пристального внимания зеленокожего, отломила отслаивающийся кусочек коры и повертела в руках.
Нет, всё-таки Росс, мягко говоря, не очень-то похож на человека, занимающегося наукой. Самый высокий в их лагере, широкоплечий, с жёлто-зеленоватыми, почти цвета гигантской луны, волосами, чуть более тёмной бородой и усами, сочно-травянистого цвета кожей и неприятными ядовито-жёлтыми глазами. Но даже не расцветка главное. Мужчина казался хищником, вышедшим на охоту; пещерным человеком, опасным, могучим и безжалостным. Случайно наши взгляды встретились, я поёжилась от страха и поспешила представиться, чтобы хоть немного отвлечь внимание Росса.
— Пантера. Я бы хотела присоединиться к вам, — вспомнив, что однажды удалось застать конец разговора о неизвестных мне правилах в группе, поспешно добавила. — Только у вас вроде какие-то условия есть.
— Есть, — Свинтус бросил в воду кусочек мха. — Мы учёные, поэтому главный наш закон, чтобы все члены группы занимались научными изысканиями. Кроме того, после кое-каких недавних событий мы приняли решение стать закрытым обществом, то есть принимаем не всех, да и уйти так просто не получится. Научные открытия и достижения — тайные сведения и не должны выноситься за пределы ордена Видящих, как мы назвали наше объединение, без решения совета, в который входят все старые члены группы. Также не могут использоваться для личного обогащения чужие открытия и достижения или открытия, сделанные с использованием чужих трудов. Финансами тоже заведует совет. Но, всё-таки, главное — заниматься интеллектуальным трудом. Ты все ещё просишь рассмотреть твою кандидатуру?
Я глубоко задумалась, кроша кору на мелкие кусочки. Потом закинула остаток в реку и некоторое время смотрела, как он качается на беспокойных волнах, часто попадая под тонкие струйки воды, стекающей с листьев деревьев. Перебрав все варианты, решила сказать правду, хотя и не слишком лестную для меня.
— Кое-что я могу… постараюсь гарантировать. А именно — сохранять в тайне общие открытия и достижения, не использовать их для обогащения, хотя если честно, скорее всего, буду ими пользоваться для себя и своей семьи, если она у меня появится. Умственная работа меня не страшит и даже радует. Но вот насколько я задержусь в вашей группе, совершенно не представляю. Хотя даже после выхода постараюсь не разглашать ваши тайны. Если вы согласитесь принять меня на таких условиях — хорошо, нет — разойдемся с миром, — я вздохнула.
Посидев и послушав журчание воды, Свинтус отделил ещё пучок мха и автоматически принялся скатывать его в шарик. Росс переменил позу, моргнул и как бы между прочим спросил:
— Какое у тебя было образование там, на Старой Земле?
Я вздрогнула, не ожидая вопроса. Мне казалось, они принимают решение.
— Высшее. Биолог. Специализация — экология животных, энтомология, — добавила я, подумав.
— Где работала? Должность, степень? — тоном следователя, ведущего допрос, продолжил зеленокожий.
— В НИИ сельского хозяйства. Научный сотрудник. Почти кандидат наук.
Неожиданно настроение Росса резко сменилось и весело хмыкнув, он насмешливо поинтересовался:
— Почему почти?
— Сюда попала. А здесь почему-то подходящей комиссии не нашлось, — не выдержав давления, ехидно-агрессивно поведала я. — Да и тематика работы тут заинтересует разве что историков. В этом мире многое отличается. И начинать исследования приходится с нуля. Мне, например, гораздо больше пригодились высоко теоретические знания, общие законы, а не частные случаи из практики на Земле. Хотя и они совсем небесполезны.
При воспоминании о прошлом мире меня охватила ностальгия. Всё-таки Земля — это родное, и её природа — потерянное богатство.
— Ладно, закончим с этой темой и перейдём к следующей.
Пока зеленокожий говорил, Свинтус старательно делал вид, что его тут как бы и нет. Какой же он тогда лидер? Или он просто боится Росса? Вполне возможно. Сделав небольшую паузу, зеленокожий продолжил:
— С кем ты жила и как выживала в этом мире?
Я снова насторожилась. Да что Россу вообще надо? Может, ему ещё всю подноготную выложить?
— Одна жила. А как выживала, это всё-таки, в первую очередь, моё личное дело. И я не собираюсь делиться этими сведениями.
— Тогда, может, соизволишь сообщить хотя бы самый минимум? Ты убивала? Грабила или воровала? Хотя, о чём я спрашиваю, — решив, что ответа не последует, зеленокожий разочарованно махнул рукой и отвернулся.
Однако в этом вопросе я посчитала, что не имею права утаивать информацию. Лучше сказать и уйти, чем соврать и завязнуть в болоте лжи.
— Не грабила и не воровала...
Он язвительно улыбнулся, и не ожидая иного.
— Но убивала. Два раза — с гарантией, один — почти, — я заставила себя замолчать, осознав, что в голосе проскользнули истеричные нотки.
Мужчины по-новому, оценивающе, осмотрели меня и переглянулись.
— Но о причинах и самом процессе предпочитаю пока не распространяться, — пытаясь выдержать спокойный тон, продолжила я. — Ещё вопросы? Или допрос окончен, и вы соизволите-таки сообщить мне своё решение? — в конце я снова с трудом сдержалась, чтобы не сорваться.
— Мы должны посовещаться с остальными, — вставая, холодно произнёс Свинтус. — Можешь подождать здесь, как только мы определимся, тебя известят, — снисходительно бросил он, и они удалились, а я разозлилась на себя.
Зачем нагрубила? В следующий раз надо лучше сдерживаться. Эти мужчины интересовались вполне естественными вещами, которые действительно необходимо узнать до того, как принять или прогнать. Посидев в одиночестве и остыв, поняла, что мне не светит место в группе. Ведь, если посмотреть со стороны, обо мне складывается не лучшее впечатление: припёрлась чужая, не отличающаяся вежливостью, тётка и хочет, чтобы её мало того, что приняли, так ещё и на её условиях. Не жирно? Вздохнув, я подобрала ещё кусок коры. Пусть лидер не объявил вслух, но очень наглядно продемонстрировал своё решение. Но, всё-таки, стоит дождаться ответа. Хотя бы, чтобы просто уважать себя.
Где-то через полчаса к воде вышел зеленокожий. Присел рядом и долго смотрел на разбегающиеся от капель круги.
— Знаешь, мы обсудили твою кандидатуру и решили… — Росс сделал паузу и я обречённо вздохнула. — Что тебе стоит дать шанс. Так что мы тебя принимаем. И даже на твоих условиях.
Стоп! Я резко вскочила. Это что, согласие?! Не понимаю. Они же должны были прислать отказ!
— Но почему? Я ведь вам никто и никаким боком! Вы приняли неправильное решение… в смысле я не понимаю, с какой стати… — я замолчала, испугавшись, что сейчас сама всё испорчу. — Почему всё же вы решили именно так?
— Мой ответ зависит от того, что ты хочешь услышать: горькую правду или сладкую ложь? — Росс прищурился, и я поёжилась под пронзительным взглядом жёлтых глаз.
Каждый раз, когда зеленокожий приближался, внимание притягивало его странное, хищное и, одновременно, отчуждённое выражение лица. Такой убьёт и не поморщится. Непрошеная мысль заставила нервно сглотнуть, и почему-то захотелось выбрать сладкую ложь. Но если даже сейчас я так поступлю, то потом всё равно не успокоюсь, пока не докопаюсь до истины.
—Давай лучше правду, — тихо сказала я.
Росс задумчиво хмыкнул и отвернулся к реке.
— В твою пользу мы нашли несколько аргументов. Во-первых — ты хочешь присоединиться сейчас, когда мы, мягко выражаясь, не на коне. Во-вторых, посовещавшись, мы решили, что, скорее всего, ты ответила на вопросы честно. На те, на которые соизволила ответить, разумеется. И, наконец, в-третьих, ты нам не так чужда, как хочешь это представить… таинственная незнакомка. Негласно мы общаемся уже неделю.
Последние слова сильно смутили: меня выследили, а я-то считала, что хорошо пряталась.
— Мы, может, и не лучшие следопыты, но и не слепые. Хорошо лазаешь, кстати.
В голову тут же закралось нехорошее подозрение, что положительное решение приняли, только чтобы не лишиться бесплатного поставщика фруктов, но Росс продолжил, словно поняв, о чём я думаю:
— Но никто не обязывает тебя и дальше нас кормить. Это сугубо твоё дело, и мы можем договариваться об этом только в личном порядке. Орден занимается наукой, и от тебя мы требуем только соблюдения наших правил и общих законов. Заметь, мы даже согласились принять тебя на особых условиях, и если что, ты всегда сможешь нас покинуть. Ну как, идём к остальным?
Он протянул мне ладонь, но я, вспомнив, что произошло при моём единственном контакте с представителем противоположного пола, поспешно спрятала свои руки за спину и напряжённо прислушалась к ощущениям. Не почувствовав даже намёка на сексуальное возбуждение, осторожно коснулась его пальцев. Всё в норме. Или страсть у меня бывает припадками, как жор, или меня притягивает только к тому виду, а с этим гормоны не совместимы. Улыбнувшись моей внезапной неуверенности, Росс ободряюще сжал мою кисть и повел к остальным. Запоздало накатила эйфория. Меня приняли! Приняли! Я больше не одна!
— Вот, знакомьтесь, это наш загадочный древолаз по имени Пантера, — представил меня учёным зеленокожий. — По профессии, как вы уже знаете — биолог. Наш лидер Свинтус на Земле занимался юриспруденцией, это, — указал на вечно улыбающегося рыжего парня, — Маркус, наш физик, это Илья, химик по профессии, — кивнул он на шатена, который когда-то предлагал готовить мох. — Игорь — математик, Сева — инженер и, конечно, представительницы прекрасной половины человечества: Юля — астроном, Вера — геолог, агроном — тоже Вера, но мы чаще называем её Вероникой (не пытайся сокращать до Ники — она этого не потерпит), экономисты — Лиля и Света и, наконец, Надя — врач.
Я вопросительно посмотрела на зеленокожего.
— Ах да, я тоже врач.
— Добро пожаловать в общество гнилой интеллигенции, — с изрядной долей самоиронии поздравила Юля, самая высокая из девушек в группе. Впрочем, даже из мужчин выше неё только Росс и то совсем незначительно. — А почему именно Пантера?
— В память одного человека. А почему именно Свинтус? — радостно отпарировала я и тут же смутилась своего поведения, но лидер только рассмеялся.
— Прилипло ко мне это прозвище, ещё в самом начале. Вот и решил возвести его в ранг имени. Угощайся, — мне протянули колбу со своеобразной ухой.
Я отхлебнула прямо из горла, как все, и закатила глаза от наслаждения. Люблю супы. Просто обожаю, особенно хорошие.
— Что, неужели так плохо? — почему-то обиделась Вера.
— Наоборот — очень вкусно. Просто понимаешь, последний раз я ела что-то варёное на четвёртый день после того, как попала сюда, — пояснила я.
— А как же ты питалась? — с подозрением поинтересовалась Надя. — И чем, если не секрет?
— Чаще всего занималась сыроедением, иногда запекала продукты в золе или поджаривала, но редко. А чем… фруктами, ягодами, листьями, орехами и семенами, почками, клубнями папоротников — это из растений, а ещё — насекомыми, червями, улитками, ящерицами, лягушками, змеями и рыбой.
Врачи многозначительно переглянулись, после чего Росс подбросил в костёр веток и с намёком спросил:
— А ты не думала, что так питаться не слишком гигиенично?
Я рассмеялась.
— Думала. Но мой желудок думал, что ему очень хочется есть, причём неважно, что и в каком виде. И его аргументы оказались сильнее.
— Глистов, наверное, нахватала, — задумчиво потянул Росс, с интересом учёного-патологоанатома посмотрев на мой живот. Я поспешно загородила его руками. На мгновение показалось, что внутри что-то шевельнулось. Глисты или… Да нет, на сей раз у меня точно ни с кем не было сексуального контакта. Отбросив тяжёлые мысли, ещё внимательней прислушалась к ощущениям — всё равно подозрительные, и пару раз повторила для себя: «глисты, глисты».
— Мне пока не мешают, — на всякий случай заверила зеленокожего. — Но вполне вероятно, даже, скорее всего, глисты есть.
— О нет, биологи, врачи, имейте же, наконец, совесть, — взмолился Игорь. — Не за обедом! Не портите аппетит.
Это прозвучало так по-домашнему, что я невольно заулыбалась и вернулась к еде, инстинктивно стараясь прикрыть живот от задумчивых хищных глаз Росса.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 29.08.2012, 10:16 | Сообщение # 141
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо. Да, Дет вызывает подозрения. smile


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 29.08.2012, 15:14 | Сообщение # 142
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Очень понравилось общение с учеными. Правда интересно. Жаль, слишком устала после первого рабочего дня, чтобы высказаться яснее и подробнее.
Мне теперь еще и Росс не очень нравится. Хмм, надоже, догадались они, кто им фрукты приносил)))) Это тоже понрпавилось.
Она им еще про плот не рассказала - интересна была бы их реакция))
Спасибо за продку.


 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 30.08.2012, 09:53 | Сообщение # 143
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
— Ну, Пантера, и что из этого?



"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 30.08.2012, 12:50 | Сообщение # 144
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
al1618, ну мне прямо стыдно даже. У Вас и Каури такие романтические фантазии... А я такой приземленный биолог.
Нет, вот когда героиня обратит внимание на свою внешность (серьезно обратит), обязательно подборку выложу.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 30.08.2012, 13:10 | Сообщение # 145
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
У Вас и Каури такие романтические фантазии...

Ну на жизнь конечно можно смотреть и без розовых очков, но...
[cut=ГГ несет ужин ученым]
[/cut]
Это не так приятно.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.

Сообщение отредактировал al1618 - Четверг, 30.08.2012, 13:33
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 30.08.2012, 13:30 | Сообщение # 146
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Вечер 86-х – утро 87-х суток. Человеческий лагерь в джунглях
— Кстати ты, наверное, знаешь, но всё же: мы собираемся спускаться вниз по течению реки, а для этого нужен плот, — сообщил инженер.
Я кивнула и только сейчас подумала о том, как собираются сплавляться сами учёные. Впрочем, наверняка, у них что-то есть.
— Мы уже давно строим плот для нашей группы, точнее, строили несколько, но остался только один на всех, — со вздохом продолжил Сева, тщательно расчёсывая мелкие чёрные кудряшки своей аккуратно подстриженной бороды.
Ровные движения привлекли внимание, и я невольно засмотрелась на инженера. Красавец. Если одеть соответствующим образом, получится знатный пират, благородный разбойник, ну или опальный граф из женских романов. Волевые, но не грубые черты лица, прямой нос, решительный взгляд, гордая аристократичная осанка... Объект восхищения выковырял застрявшую между кривоватыми зубьями расчёски веточку, и я, опомнившись, вновь прислушалась к тому, что он говорит.
— Почему-то мне кажется, что плыть придётся гораздо дольше, чем пока запланировано. Так что крепкое и достаточно большое плавучее средство просто необходимо. Такое, которое не просто позволит удержаться на воде и не пострадать от пираний, но и жить в нормальных условиях.
— Я уже думала над этим вопросом и собираюсь сплавляться отдельно. Без обид, но так безопаснее и для меня, и для вас.
Росс скептически поднял бровь, но комментировать не стал. И на том спасибо.
— А успеешь одна? — с сомнением потянул инженер.
Я уверенно кивнула.
— По нашим сведениям, сплав начинается завтра к полудню, — сообщил математик. — Точно успеешь? Может, помочь?
— Точно, — подтвердила я. — А как дела у вас?
Учёные недоуменно переглянулись.
— Ну, с плотом-то что, достраиваете уже?
Маркус рассмеялся.
— А ты что, не подглядела? У нас уже всё готово. Сева, покажешь свою гордость?
— Покажу, а как же иначе, — отложив кривую расчёску, инженер радостно сверкнул фиолетовыми глазами из-под густых бровей и повел меня к плоту.
Следом увязались зеленокожий с математиком. Ладно, последний, но Росс-то что ко мне пристал, как банный лист?!
Плот учёных находился совсем близко, к нему по мелководью, через заросли бамбука, вел узкий настил из обрезков их стеблей. Добравшись до открытой воды, поражённо замерла, уже во второй раз поняв, что сильно недооценила учёных. Может, они и не смогли выдержать жестокой конкуренции за пищу, но плот… Нет, это не просто плавсредство. Как они вообще смогли сделать нечто подобное почти без инструментов?
Даже внешний облик плота поколебал мою уверенность в том, что я соответствую их уровню. Сооружение было длинным и широким, с толстым дном, удобными бортиками по краям, отступив от которых на небольшое, но достаточное для комфортного перемещения одного человека, расстояние, возвышались ровные стены внутренней комнаты. Почти над всей площадью днища раскинулась шикарная четырёхскатная крыша, застеленная крупными листьями одного из прибрежного растений. У края плота в трёх местах (по крайней мере, с видимой стороны) находились какие-то хитрые конструкции из бамбука и дерева, а вдоль бортиков лежали три длинных весла оригинальной формы.
— А… э?.. — маловразумительно спросила я у наслаждающихся моим шоком людей, показывая на заинтересовавшие приспособления.
— Это? Это подгребицы с наклонными подголовниками. И гребли, — кивнул на весла Сева. Мне эти слова ничего не прояснили, что, скорее всего, явно отразилось на лице, поскольку инженер снисходительно пояснил. — Подставки для вёсел и сами вёсла, чтобы плыть поперечно течению реки. Понимаешь?
Я задумалась, после чего неуверенно кивнула.
— Разве шеста не хватит? — голос прозвучал жалобно. Надежда обойтись без вникания в тонкости этих высоких технологий корчилась в муках.
Математик залился весёлым смехом, Росс с ехидной улыбкой отрицательно повел головой, а Сева фыркнул:
— Я тоже раньше в плотах не разбирался. Но нужда заставила, как говорится. Кое-что вспомнил Игорь, — инженер кивнул на математика. — Кое-что узнал у людей, которые на Земле туризмом увлекались…
— Угу, — вставил зеленокожий. — Только почему-то больше теоретически. Ни одного настоящего практика, который бы ходил в походы не только на шашлык!
— …ну, а остальное пришлось рассчитывать и на моделях испытывать, — скромно пожал плечами Сева. — Шесты годятся только для водоёмов с малой глубиной. А в этой реке она больше трёх метров. Так что шест использовать не получится.
Я тяжело вздохнула.
— Да ты заходи на него, внутри посмотри, — гордо предложил инженер.
У стен в качестве постелей возвышались аккуратные стожки подсушенного красного мха, в центре виднелся сложенный из нескольких стеблей бамбука в виде невысокого сруба и засыпанный землей очаг, чуть сбоку невысокие столики, даже что-то похожее на шкаф или навесные полки на стене. Несколько натянутых между толстыми колоннами плетёных верёвок. И две бамбуковые лестницы, ведущие на второй этаж. Я смотрела на всё это великолепие и молчала, просто не находя слов, чтобы выразить эмоции. Моя поделка будет выглядеть на этом фоне, как лачуга рядом с дворцом.
— Это мы делали уже из обрезков, — пояснил Сева, показывая на мебель. — Не пропадать же трудам. Осталось только дров побольше насобирать, да если найдется какая-нибудь еда, её тоже. Здесь и тебе место найдется, если передумаешь, — с намёком добавил он.
Смутившись, я опустила взгляд.
— Это просто замечательный плот. Я такого никогда не видела, — честно призналась я. — Даже и не знаю, что ещё сказать… — немного помолчала, но всё же не смогла удержать вырвавшийся в слабой надежде реабилитироваться перед самой собой вопрос. — А он крепкий?
— Ещё бы! Всё проверено и рассчитано, с тройным запасом прочности. И на крышу не смотри, по ней ходить спокойно можно и не протекает, — хвастливо поведал инженер. — Пришлось, конечно, потрудиться, но результат стоит того. Ну что, не передумала?
Какой соблазн! Я поспешно замотала головой.
— Нет, нет, я отдельно. Только… Сев, а можно тебя попросить посмотреть мой плот? — ко всему прочему, увидев этот шедевр инженерного искусства, я испытала неуверенность: а вдруг моя поделка развалится в самом начале сплава, как когда-то первая корзина?
К счастью, Сева сразу согласился. Немного подпортило настроение только то, что два спутника инженера выразили настойчивое желание составить нам компанию. Не хотелось позориться сразу перед таким количеством народа.
По пути я вспомнила, что не предусмотрела удобной тропы к плавсредству, а если они будут добираться пешком, то рискуют стать жертвами прожорливых пираний. К моему удивлению, спутников ничуть не смутило высказанное предупреждение и, добравшись до места, они достаточно ловко и с явным опытом, даже не коснувшись воды, преодолели бамбуковые заросли, цепляясь руками и ногами за стебли.
Мы все вчетвером забрались на пошатнувшийся и осевший под непредусмотренной тяжестью плот. При этом через настил днища проступила вода. Росс с Игорем удобно устроились по краям, а Сева с азартом первооткрывателя кинулся осматривать и ощупывать, чуть ли не обнюхивать каждый стебель и соединение, беспрестанно комментируя с использованием непонятных мне терминов, рыская то туда, то сюда и постоянно перегоняя остальных с место на место, отчего плот несколько раз зачерпнул воды и опасно накренялся. Периодически инженер прекращал своё исследование и обращался к математику с просьбой произвести какие-то расчёты, после чего снова продолжал изучать сооружение. К моему удивлению, Игорь проявил себя ходячим калькулятором, запросто перемножая и деля в уме многозначные числа. На Земле я была знакома с математиками, но чтоб они показывали такие фокусы…
— Как у тебя получается? — тихо, чтобы не мешать инженеру, спросила я у Игоря.
— Всё просто, — так же тихо ответил он. — У меня здесь был друг, который недавно погиб, — математик вздохнул, но потом резко встряхнул головой, отгоняя грустные воспоминания. — Так вот, мы когда на добычу с ним ходили, чтоб не скучно было, играли в вычисления. Вот и натренировались. Он, кстати, ещё лучше меня умножал. А делил я лучше, — гордо добавил Игорь.
Эх, а я, вместо того, чтобы совершенствоваться, тратила свободное время на прыжки по деревьям, лазанье по интернету и праздное ничегонеделание. Стыд мне и позор.
Наконец, когда я уже измучилась в ожидании вердикта, инженер закончил и ошарашил меня длинной малопонятной тирадой, после чего счастливо замолк, похоже, ожидая высокой оценки его знаниям. Почесав в голове, я ещё раз попыталась вникнуть в суть фразы и, разумеется, потерпела неудачу. Вздохнув, честно призналась:
— Понимаешь, Сева, я не инженер и вообще от этих строительно-конструкторских дел достаточно далека, поэтому почти ничего не поняла, кроме того, что многое сделала плохо. Можно перевод для неспециалистов?
— Ладно уж, — покровительственно произнёс он. — Но я не говорил, что многое сделано плохо, я даже достаточно высоко оценил твою работу... для новичка, разумеется. Но всё же, если подправить и укрепить некоторые детали, немного добавить и сместить центр равновесия, то твоя плавучая крепость станет гораздо устойчивей и надёжней, — и он принялся описывать, что и как следовало бы изменить, в конце грустно добавив. — Только на это может не хватить времени.
— Но я всё же попробую управиться, — решила я, прикинув, что работа выполнимая. Сева с сомнением пожал плечами.
— Помочь? Завтра к полудню отплываем, — напомнил он.
— Нет, спасибо, ты и так уже много для меня сделал, — мне хотелось поскорее приступить к переделке.
Попрощавшись и пожелав удачи, мужчины удалились, оставив меня в лёгкой обиде: уж не могли понастойчивей помощь предлагать. Хотя сама виновата — нечего тянуть и заставлять себя уговаривать.
Едва оставшись одна, я с удвоенной энергией приступила к перестройке плота. Глубокой ночью сделала перерыв, чтобы как следует поесть, а заодно набрать фруктов. Первую партию отнесла учёным, следующую оставила себе. После чего продолжила править плавсредство. Закончила уже утром, но, решив, что выспаться успею и во время сплава, пошла благоустраивать своё жилище — чем я хуже остальных, мне тоже комфорта хочется.
Когда я, отчаянно зевая, размышляла, как бы получше обставить жилое пространство и выдержит ли плот вес самодельного очага (очень сомнительно), из зарослей бамбука показался взволнованный Росс. Запрыгнул, пошатнув плавсредство и схватив забракованный ранее шест, начал отталкивать плот от мелководья и зарослей бамбука. Потом приказным жестом велел мне присоединяться.
— Не тяни.
Я сонно заморгала, когда он сунул мне в руки обрезок бамбука.
— Начало сплава переносится на утро. Сюда идут больше полутысячи троллей.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 30.08.2012, 13:38 | Сообщение # 147
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
al1618, зато несколько ближе к истине. biggrin


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 30.08.2012, 18:41 | Сообщение # 148
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (Ziraenna)
Надежда обойтись вез вникания в тонкости этих высоких технологий

Без - опечаточка видимо)))
Обалденно понравилась прода!!!!
Обожаю такие подробности: и то, что ученые умудрились построить плот, и все объяснения, и разговоры, и как осмотрели ее плот. Да все очень понравилось.
Браво автору. Великолепный эпизод!!!

Quote (Ziraenna)
Попрощавшись и пожелав удачи, мужчины удалились, оставив меня в лёгкой обиде: уж не могли понастойчивей помощь предлагать.

Искренне хохотала на этом месте!!! biggrin Я только подумала о том же самом))) И тут прям так жизненно. Спасибо, что повеселила, Сонь, прямо настроение еще больше улучшилось.
И здорово, что она смогла все доделать, как советовали!!!

Quote (Ziraenna)
— Начало сплава переносится на утро. Сюда идут больше полутысячи троллей.

Ой-ой! Жуть!((( Вот это концовочка!! Закончилось на самом интересном и страшном.
Буду ждать продку с нетерпением!!!!!
+++


 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 30.08.2012, 19:48 | Сообщение # 149
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Каури, спасибо - опечатку исправила и там и сям.
И большая благодарность за поддержку. smile


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 30.08.2012, 20:13 | Сообщение # 150
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
День 87-х суток. Река
— Что, прямо все к моему плоту? — скептически усомнилась я, но упоминание о троллях быстро разбудило и заставило принять активное участие в выведении плота на чистую воду.
Потом, уже не так поспешно, мы подгребали шестами ближе к середине водного потока. Только теперь я заметила, что мы не одиноки — вся река ниже по течению пестрела разнообразными плавсредствами, а с берега всё ещё отчаливали новые: большие и маленькие, с навесами и открытые, крепкие и разваливающиеся на глазах. Некоторые явно не успели достроить, на других людей собралось столько, что вода то и дело заливала перегружённые плоты, а кое-кто вообще уплывал на огромных связках хвороста или бамбука. Кроме того, только здесь, на реке, впервые удалось достаточно объективно оценить количество собравшихся людей, и их оказалось много, по самым приблизительным прикидкам, точно не меньше тысячи. Шёл сильный дождь, прямо над головой проходил грозовой фронт: ярко сверкали молнии, и раскаты грома, как обычно, заглушали все звуки. Люди торопились, спешили, кричали и ругались в перерывах между грохотом стихии. Я невольно поёжилась от этого хаоса, дикой паники, охватившей народ.
— Ничего, мы уже в безопасности, пираньям без разницы, что человек, что тролль — всех сожрут, — покровительственно успокоил меня Росс.
Я посмотрела на него — зеленокожий спокойно сидел на краю, лениво пошевеливая шестом, опущенным в воду. Почему предупредить меня прислали именно его, а не кого-нибудь другого, хотя бы Севу или Игоря? Или зеленокожий сам вызвался? Что ему от меня надо? Я отвернулась, разглядывая скрывающийся за пеленой дождя красновато-зелёный берег. Раздражённо тряхнула головой. Хорошо, хоть Свинтус ко мне не пристает. А этот... этот самец… хоть бы разрешения спросил, прежде чем на чужой плот залезать! Кстати, действительно, что это он пользуется моим жильём как своим? Пришёл, уселся, запах свой везде оставил… Как будто я ему жена. Многого хочешь, голубчик. Я не твоя подруга, чтобы безнаказанно в моё гнездо лазить! Непреодолимая ярость жаркой волной поднялась в голову, застилая глаза красным маревом.
Боль привела меня в чувство, и я резко оттолкнула Росса в сторону, схватившись за укушенную руку и потерев ноющий бок. След от зубов тут же скрыла обильно текущая кровь. За что?!
Повторив вопрос вслух, я обернулась и, вздрогнув, бросилась к Россу. Зеленокожий лежал практически без движения, хрипло дыша и откашливаясь. При моем приближении резко дёрнулся, отстранился и схватил обрезок бамбука.
— Прости… я… — почувствовав вновь появляющееся раздражение, я поспешно отодвинулась на самый дальний от него край плота.
Спокойно… Я спокойна… Как же меня раздражает его присутствие. Хоть вплавь, но пусть проваливает, и побыстрее. Да что же со мной?! Боль. Возможно, именно боль помогла мне на этот раз. Но всё же не стоит слишком надеяться на этот способ и поэтому…
— Припадок кончился? — немного хрипло поинтересовался Росс.
Я ещё пару раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, но, поняв, что самовнушение не помогает, отрицательно помотала головой и спрыгнула в воду. Прохлада глубины слегка остудила эмоции, этому же поспособствовали тугие струи дождя.
— Ты знаешь, где остальные ваши?
Раздражение отступило, но не утихло полностью. А значит мне нельзя возвращаться на плот, пока зеленокожий не окажется в безопасности. Так, по крайней мере, даже в том случае, если я всё же потеряю над собой контроль, для того, чтобы добраться до Росса, потребуется больше времени.
— Вон, недалеко, — с опаской следя за мной, показал ещё не полностью отошедший от нападения мужчина.
— Подгребай быстрее, — я и сама приняла посильное участие в подталкивании плота в нужном направлении.
Зеленокожий подчинился безо всяких вопросов и возражений.
— Перелазь, — приказала я, как только мы приблизились на достаточное расстояние к учёным.
Стоило Россу покинуть мою территорию, как внутренний дискомфорт отступил, я выбралась на плот и облегчённо вздохнула, отдыхая от постоянной борьбы с желанием снова напасть на него и хотя бы вытолкать за борт. Посмотрела на возбуждённых последними событиями людей. Вряд ли они обратили внимание на короткую схватку — слишком уж увлечённо следят за берегом.
Зеленокожий не спешил поведать остальным о случившемся, но молчать вечно тоже не станет. Такие тайны хранят только мёртвые. В глубине души зашевелилась гаденькая мысль, что не стоило сдерживаться, а пираньи бы обеспечили хорошее алиби. И никто бы меня не обвинил в его гибели: я ведь такая маленькая…
До крови укусив губу, я потрясла головой, на мгновение ощутив отвращение к самой себе. Нет. Убивать можно, но нельзя опускаться до того, чтобы убивать без причины. Хотя Росс мне и не нравится, но он не сделал ничего такого, что позволило бы поступить по отношению к нему столь мерзким образом. А в данном случае мужчина наверняка рисковал, чтобы предупредить, ведь мой плот находился за пределами охраняемой зоны. Я разумное существо и никогда не опущусь до того, чтобы убивать от одной антипатии.
— Вы видели? — восторженно поделилась Вера. — Тролли пытались добраться до плотов, но пираньи мигом выгнали их на сушу. Молодцы ребята!
— Да, это ещё то зрелище, — подтвердил Росс, и я поняла, что он не собирается меня выдавать. По крайней мере, пока.
— Ладно, я временно отплыву, а то всю ночь не спала, хоть сейчас отдохнуть надо, — не в тему влезла я и изо всех сил оттолкнулась от их плота. Недалеко, только чуть больше, чем на длину шеста. Но пока хватит. Густая пелена дождя скрывала не всё, но достаточно, чтобы не видеть деталей.
Я задумчиво поглядела на покосившуюся от непредвиденных нагрузок стену и щель в крыше, через которую дождь бодро мочил и без того влажный мох подстилки. Вздохнула и, не откладывая на потом, принялась поправлять стены, пытаясь выровнять и хоть как-то укрепить строение.
Всё-таки, я не человек, а монстр. А имеет ли такое существо право на жизнь? Может, моему виду потому и предсказано вымирание, что мы по сути своей беспричинно агрессивны? Если мы — машины для убийства, так не лучше ли станет мир, если нас в нём не будет? Непрошеные слезы покатились по щекам. Не хочется верить, но похоже на правду…
Стоп. Я думаю в неправильном направлении. Если исходить из того, что все разумные виды созданы по уже известному планете генотипу, то есть первоначально произошли естественным путём… Природа не создает бездушных монстров или машины, предназначенные только для убийства. Это бессмысленно. Тогда все мои инстинкты должны иметь под собой какое-то рациональное обоснование. И если жор, скорее всего, предназначен для индивидуального выживания, то в этот раз я занималась ничем иным, как защитой своего дома. Но вроде раньше я так не привязывалась к чему-то одному, легко оставляя гнездо и устраивая новое в другом месте. Только ли в том дело, что в эту постройку вложено больше сил, или этот тот же инстинкт, который проявляется у многих животных перед тем, как... Так, опять о чём-то не том думаю. В очередной раз почувствовав внутри себя шевеление, я раздражённо фыркнула. Теперь мне везде дети мерещатся. Чушь какая. Нет, всё-таки происходящее должно быть логично и объяснимо. Надо только найти это объяснение.
Отчаяние отступило, постепенно я почти успокоилась и стала рассуждать, что же теперь делать дальше. Росс в любой момент может рассказать о происшествии, и тогда меня однозначно выгонят из группы. И это в лучшем случае. С другой стороны, он может и промолчать… Вообще в идеале следовало бы признаться самой, но вряд ли после этого реакция будет иной, чем если об этом они узнают от зеленокожего. Как ни смотри, не слишком радостные перспективы. Особенно, если учесть, что его вид — наследники и, в конце концов, уничтожит мой. Нет, неправильно. Я знаю только, что моему виду предсказано вымирание, и выживет один из двух других. Но, честно говоря, не верится, что наследниками могут оказаться тролли — слишком незавидная у них судьба.
И опять не о туда мысли завернули. Нельзя обвинять кого-либо без доказательств, лучше заняться возвышением себе подобных, чем предаваться депрессивному настроению. Да, я одичала, да, единственный встреченный родич оказался мёртвым, но если бы моему виду полагалось исчезнуть почти сразу… да нет, это не имеет смысла. Как раз логичнее всего, что мы размножимся и расселимся, а потом нас медленно и постепенно вытеснят наследники. Из этого и стоит исходить. Значит, предположительно, главные опасности таковы: первоначальное выживание, но это уже пройдённый этап, размножение и расселение и последующее уничтожение. Выжить-то я выживу, теперь я в этом почти уверена, следовательно, наибольшее внимание обратить на второй этап: размножение и расселение. Необходимо ни в коем случае не плодить монстров-полукровок, а также позаботиться о размножении со своим видом.
Я закашлялась, только сейчас поняв, о чём думаю. Смутилась, но через несколько минут всё-таки признала, что от этого этапа никуда не деться — так что зачем излишние сомнения? Ещё надо добиться, чтобы мой вид уважали остальные и, разумеется, проследить, чтобы мои потомки не деградировали до полуразумного состояния, а, значит, и самой нельзя скатываться. И никогда, ни перед кем не считать свой вид ниже и хуже других, потому что только в этом случае есть шанс добиться того, чтобы и другие не начали так думать. Я такая, какая есть, полноправный представитель своего вида, и мне нечего стыдиться. Да, у меня есть не самые приятные привычки и инстинкты, но это ничуть не принижает и не умаляет достоинств. Я ни разу не грабила и не убивала, чтобы разжиться чужим имуществом, и уверена, что во многих случаях поступала даже разумнее большинства людей. Следовательно, в первую очередь, сама должна научиться принимать себя такую, новую.
Осознанное решение помогло гордо расправить плечи. Да, не факт, что удастся остаться с нынешней группой. Я совершила ошибку, но от этого никто не застрахован. Теперь буду следить не только за тем, чтобы вовремя поесть, но и за своей территорией. На душе стало легче и, убедившись, что крыша снова не протекает, а стена приняла, хм… более вертикальное положение, я закопалась во влажный красный мох. Надо отметить, что спать в нем оказалось не так тепло и уютно, как в гнезде на дереве, но предшествующая бессонная ночь сделала своё дело, и я быстро задремала под убаюкивающие звуки дождя.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Ziraenna » Наследники предтеч (Основной долгострой)
Страница 5 из 10«1234567910»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017