Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Майор  
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Майора » БЛИЗНЕЦЫ. ДЕТИ ЗА РОДИТЕЛЕЙ (книга, над которой сейчас работаю)
БЛИЗНЕЦЫ. ДЕТИ ЗА РОДИТЕЛЕЙ
МайорДата: Понедельник, 20.04.2020, 08:28 | Сообщение # 1
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Аннотация (черновик)


Близнецам Коле и Лизе Мардановым по шестнадцать лет. Они вместе с родителями живут в обычном сибирском городе. Брат занимается спортивным пятиборьем, а у сестры другая страсть – компьютерное программирование. Каждые каникулы один летний месяц они гостят у своего родственника, деда Трофима, который живёт на отшибе в собственном доме. И всё-то у него есть: автономное энергоснабжение, самая современная бытовая техника, мощный компьютер с виртуальной реальностью, даже картинная галерея с портретами родичей кисти самого деда. Должно быть интересно. Только детям это давно приелось. Им бы чего-нибудь новенького, неизведанного. И ведь нашли, чертенята – запертую металлическую дверь внутри сарая. Ни один ребёнок не устоит, обязательно туда заглянет. А вдруг за нею тайная комната, иначе зачем здесь встроена интерактивная панель с кодом? Но разве это препятствие для молодых пытливых умов? Лиза с одним своим планшетом легко может его взломать. Несколько манипуляций, и пожалуйста, дверь открыта. Входите, гости дорогие...
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 20.04.2020, 08:30 | Сообщение # 2
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Пролог


- Сюда, Ваше Высочество! Скорее! – задыхаясь, тараторил на бегу седовласый Троф, суетливо семеня мелкими старческими шагами, не переставая жестикулировать.
Уж лучше бы он молчал, просто показывая дорогу. А то выдохнется раньше времени, тащи его потом. К тому же Никий понятия не имел, куда им идти в этом лабиринте тайных переходов. Здесь владения Трофа, главного дворцового механика. Место, где прячутся всякие хитроумные механизмы, обслуживающие всю королевскую резиденцию.
Вот Элиза молодчина, хоть и девчонка. Молча бежит сзади, не отпуская руку Никия и сопя в две дырочки. Ни визга, ни причитаний, ни слёз. Даже ладошка сухая, хоть и подрагивает иной раз. А ведь там, в зале, который сейчас атакуют мятежники, остался и её отец, герцог Леннок. Они с дочерью прилетели во дворец на Большой королевский приём, устроенный в честь празднования семнадцатилетия принца Поля, старшего брата Никия. Элизу должны были представить в качестве будущей невесты наследника престола, хотя они прекрасно знали друг друга и так. Познакомились ещё задолго до этого. Леннок много раз бывал в метрополии вместе с дочерью, да и король Мардан, отец Поля и Ника, частенько навещал герцога на Гелле или на какой-нибудь другой из его планет. Всё-таки соседи, к тому же одной расы – арнийской, - почему бы не слетать в гости. Правда, Элиза почти не общались с Полем, сторонясь высокого, статного принца, у которого уже начинали отрастать жиденькие усики. Он же на целых два года старше. Зато с Никием, своим ровесником, быстро нашла общий язык и предпочитала проводить время в его компании. У них всегда было о чём поговорить и чем заняться. Элиза показывала свой дворец, а Никий свой. Водили друг друга по малопосещаемым «потаённым» местам, наивно полагая, что об этом больше никому неизвестно.
Со временем Ник стал замечать, что ждёт этих встреч с особым нетерпением. Всегда волновался и радовался при виде Элли. Считал её своим хорошим другом, пока не узнал о намерении отца женить на ней Поля. Тогда будто сердце кто заморозил – так его сжало. И не отпускало весь Большой приём. Даже увидев Элизу, такую красивую, в пышном бальном платье, всю сверкающую драгоценностями, Ник не испытал никакой радости. Девушка улыбалась приветливо, а он смотрел исподлобья на неё, на брата, на отца, не в силах подарить ответную улыбку и понять, почему внутри всё переворачивается, увядает, а жгучая боль в груди никак не проходит.
Даже не сразу сообразил, что в зал ворвались вооружённые люди в боевых скафах, чего на приёме просто не могло быть. Лишь когда начали стрелять, пришёл в себя и сразу бросился к Элли. О чём думал тогда? Покушение наверняка организовано на королевскую семью, а значит, и на них с Полем. Закрывая собой Элизу, он её не спасал, а наоборот, подвергал опасности. Лучу плазменника ничего не стоило пробить оба тела насквозь. Хорошо, что налётчики сосредоточили всё своё внимание на короле и его свите, а Никий с Элли оказались в стороне.
- Ник, сюда! – крикнул отец, рядом с которым Поль и королевские гвардейцы за прозрачными поляризационными щитами уже вели ответный огонь, торопливо пятясь к трону на возвышении.
Разумно. Там силовой купол и тайный выход.
Схватив растерянную Элизу за кисть, принц потянул девушку за собой. Она не сопротивлялась, только бросила обеспокоенно:
- Мой отец!..
С её папой пока было всё в порядке. Он тоже отстреливался под прикрытием своих телохранителей, отступая вслед за королём. Что удивительно, нападавшие имели явные намерения покончить не только с королевской династией, но и с Ленноком, поскольку и его поливали плотным огнём. Нику такое поведение показалось странным. Зачем заговорщикам распылять силы? Могли бы сначала ликвидировать основную цель, а потом преспокойно взяться за союзников. Добрая половина из них, как полагал Никий, безо всяких условий сразу бы переметнулась на сторону ещё неведомого врага. После чего руками тех же предателей можно было легко расправиться с остальными, менее сговорчивыми. Так нет же, устроили светопреставление...
Элли едва поспевала за Ником. Длинными прыжками перепрыгивая ступени, он буквально взлетел к трону, оказавшись за спинами отстреливающихся. Что дальше? Из оружия при нём только шпага. В перекрёстном огне жарких плазменных струй она совершенно бесполезна.
Спрятав Элизу за трон, который не так-то просто пробить даже из плазменника, он взял шпагу наизготовку и принялся ждать своего часа. Особый оружейный сплав, из которого она сделана, запросто мог продырявить и хорошо защищённый боевой скаф, если хорошенько постараться. В ближнем бою атакующие воспользуются стандартными штурмовыми палашами, чтобы самим, не дай бог, не изжариться в собственной плазме. А уж фехтовать в свои пятнадцать Ник умел как никто. Спасибо учителю Фергу.
Эх, знать бы ещё, как открывается потайной ход. Отец почему-то не поделился этим секретом с младшим сыном. Вот Поль наверняка знал, но не спешил покидать отца. Тоже обнажил шпагу, готовый защищаться до последнего.
Часть украшенной барельефами стены вдруг исчезла, открыв прямоугольный, теряющийся в тёмной глубине коридор с необработанными литыми стенами. В образовавшемся проёме возник всклокоченный Троф, одетый в свой обычный, изрядно поношенный рабочий халат.
- Сюда! Скорей! – замахал руками старый механик.
Король обернулся. Увидев Трофа, крикнул ему:
- Детей уведи! – Затем уже Никию: - Забирай Элли. Уходите с Трофом... Поль, ты тоже с ними.
Брат, упрямо поджав бледные губы, мотнул головой:
- Я не брошу тебя. Мы вместе отобьёмся или вместе умрём. – Он удобнее перехвалил шпагу и повернулся к наступающим врагам, всем своим видом показывая, что ни при каких обстоятельствах не изменит принятого решения, и уговаривать его бесполезно.
Сокрушённо вздохнув, отец вновь глянул на Ника, всё ещё стоявшего возле трона. Нетерпеливо махнул рукой. Эх, если бы не Элиза, он тоже непременно бы остался. Отдать её Трофу и вернуться? Нет, его долг убедиться в том, что девушка в безопасности. Вот когда будет в этом уверен, можно и отцу с братом помочь.
Больше не раздумывая, он вновь схватил Элли за руку и потянул к тайному ходу. Едва они переступили порог, сразу заработали механизмы, восстанавливая стену. Мгновенно стихли звуки выстрелов, грохот разлетающегося камня и человеческие вопли, отрезанные вставшими на место секциями.
Коридоры здесь уходили не только вглубь, но и тянулись вдоль зала, в котором сейчас шла горячая схватка.
- Куда? – спросил Никий механика, пошарив беспомощным взглядом вокруг.
Тот поманил за собой:
- Сюда, Ваше Высочество. Сюда...
Они петляли, часто меняя направление вплоть до противоположного. Спускались и поднимались по лестницам. Ник даже не пытался запоминать дорогу. Главным было увести отсюда Элизу, дать ей возможность вернуться домой. Уж лучше пусть улетит с этой планеты. Тогда у Никия будут развязаны руки.
- Далеко ещё? – он глянул вверх, на низко нависающий потолок.
Почему-то был совершенно уверен в том, что механик ведёт их к посадочной площадке, на которой среди прочих кораблей стоит яхта герцога Леннока. Посадить в неё Элли, дождаться старта и...
- Выходы на площадку перекрыты, - словно прочитав его мысли, торопливо забормотал Троф. – Нам не выйти из дворца, не добраться до караульных помещений или оружейной. Мятежники хорошо подготовились, Ваше Высочество. К сожалению, я слишком поздно это сообразил, хотя замечать кое-какие нюансы начал ещё до нападения. Когда до меня дошёл, наконец, смысл всех приготовлений, я поспешил к вам. Жаль, что не успел... Нам направо.
Свернув на очередном разветвлении, беглецы оказались перед овальной металлической дверью с кодовым замком. Проворные пальцы механика забегали по панели, набирая одному ему известную комбинацию цифр. Коротко щёлкнул разблокированный замок, и дверь с тихим шелестом ушла в стену.
- Прошу, Ваше Высочество. – Троф посторонился, картинно указывая на вход.
- Что это? – спросил Ник, переступая порог вместе с Элизой и оглядываясь.
Просторное круглое помещение с равномерно распределёнными по стене лампами, которые начали зажигаться при появлении людей. Напротив двери стойка терминала со светящимся экраном и больше ничего. Даже кресел нет, чтобы принять эту каморку за убежище.
- Перемещатель, - туманно пояснил Троф, направляясь к терминалу.
Дверь встала на место и заблокировалась. Где-то под потолком загудели вентиляторы. В лицо пахнуло несвежим воздухом с довольно затхлым запашком. Очевидно, в этот закуток давно никто не заглядывал.
- Куда он перемещает?
Стоя перед экраном терминала, механик запускал какие-то команды. Не оборачиваясь, он ответил:
- Во дворце безопасных мест не осталось. Отсиживаться здесь бесполезно. Рано или поздно заговорщики нагрянут и сюда. Нам надо бежать. Остался лишь один способ... - Троф ткнул пальцем в иконку ввода.
Свет мигнул. Раз, другой. Потом ненадолго потух. А когда снова вспыхнул...
Чувства были такие, что тело протаскивают через мощнейшее магнитное поле. Волосы встали дыбом, запахло озоном. Неведомая сила оторвала Ника от пола, буквально выдирая из одежды. Шпагу вырвало из пальцев, но звона он почему-то не услышал. Казалось, что сила тяжести вдруг поменяла полярность, превратив потолок в пол. Однако всё быстро вернулось в норму. Не успев толком испугаться, Никий вновь почувствовал босыми ступнями холодный камень... Изрядно замусоренный, надо сказать. Демоны провала! Да он же совсем голый!
В это время зажёгся неяркий свет. Взвизгнула Элли, суетливо пытаясь прикрыть обнажённое тело руками. К ней подбежал Троф – тоже, кстати, голый - и накинул на плечи девушки какую-то пыльную тряпку. Потом сунул в руки Никия непонятный свёрток, виновато пробормотав:
- Одежды у меня здесь не так уж много. Надо будет в доме посмотреть.
- Каком ещё доме?.. – Никий справился, наконец, со свёртком, оказавшимся какой-то кофтой непонятного покроя, зато широкой и без пуговиц. Её хватило на то, чтобы дважды обмотать вокруг бёдер, завязав длинные рукава на животе. Теперь можно и осмотреться. – А где моя шпага? Где наши вещи?
Троф уже застёгивал на себе сильно поношенный рабочий халат, который когда-то, по всей видимости, был синим, но теперь выцвел и больше походил на светло-серый.
- Вещи все во дворце остались, - флегматично сообщил механик, справляясь с последней пуговицей.
- Не понял. Я что-то пропустил? – Словно в поисках поддержки Ник обалдело уставился на Элизу. Та зябко ёжилась и мелко тряслась, кутаясь в точно такой же халат, как у Трофа, накинутый на голое тело. Все драгоценности с неё тоже куда-то исчезли. Пустой, безучастный взгляд. Похоже, она в этом деле не помощник. Пришлось опять обращаться к механику: - Эй, мы сейчас где?
- Ну-у... - Тот замялся. – Как бы попроще объяснить. Капсула переместила нас в другое пространство-время. В другую реальность. Здесь нет ни дворца, ни заговорщиков. Это вообще другая планета.
- Погоди. Хочешь сказать, ты открыл способ путешествия с планеты на планету, минуя космос?
Никий знал, конечно, что их механик очень талантливый человек, но это уже переходило все границы.
- Открыл. Случайно вышло, - вздохнул Троф, как бы оправдываясь. – Только не совсем то, что хотел. Меня занесло в совершенно незнакомый мир, не похожий ни на одну из наших планет. Здесь живут и арнийцы, и олумяне, и кейтанцы, и нигрийцы.
- Как, все на одной планете? – удивился Ник, не в силах вообразить столь тесное соседство совершенно разных рас.
- Представьте себе, Ваше Высочество. Меня это тоже порядком озадачило. Но главное в другом. Я понятия не имею, где находится данная звёздная система. Подозреваю, что в совершенно иной галактике, а то и в ином времени. Я прожил здесь целую жизнь, пока налаживал капсулу для обратного перемещения. Состарился, заработал кучу болячек и уже почти умирал. Хотел только одного – чтобы меня похоронили на родине. А когда вернулся, оказалось, что попал на Обитель ровно в тот день, в который оттуда переместился. И в том же возрасте, кстати. Так что мне гораздо больше лет, чем я сейчас выгляжу.
Только теперь Никий обратил внимание, что комната сильно изменилась. Лампы не те, гораздо меньше и не такие яркие. Терминал уже не монолитная конструкция, а набор из блоков, соединённых между собой проводами. Плоский экран, кнопки на пластмассовой клавиатуре, какие-то металлические ящики – всё отдельно и в беспорядке растасовано на невысоком столе, перед которым стоит порядком запылённое кресло. По стенам и полу тоже тянутся провода. Сами стены не гладкие, как во дворце, а шершавые, обычный грубо тёсаный камень. В стороне старый полуразваленный шкаф, откуда Троф доставал одежду.
- То есть, сколько бы времени мы тут ни провели, вернёмся именно в тот момент, когда исчезли с Обители? – решил уточнить Никий, оценив потерянный вид Элизы.
- Совершенно верно, Ваше Высочество, - с достоинством поклонился механик, ничуть не стесняясь своего затрапезного вида с выглядывающими из-под халата волосатыми ногами.
Раз так, не жалко потратить ещё пару-тройку часов на то, чтобы обустроить Элли. Когда она более-менее придёт в себя, можно будет смело идти помогать отцу с братом.
- Тем более, - продолжал между тем Троф, - капсуле надо подзарядиться. Она будет готова к перемещению лишь через пару месяцев.
Принц вздохнул. Придётся, как видно, здесь задержаться.
- Что ж, веди, показывай свой мир. Надеюсь, нас никто тут не съест. А то я остался без своей шпаги.
Механик, смешно перебирая босыми ногами по замусоренному полу, подобрался к двери, на которой слабо светился пульт с кнопками. Набрал код и навалился на створку.
- Смазать надо, - выдавил с натугой.
Никий помог ему, и толстая металлическая дверь, жалобно заскрипев, начала открываться. Снаружи попадали какие-то доски, в ноздри ударил запах пыли и сырости. Снаружи царил полумрак. Ещё одно помещение.
Пройдя по короткому коридору, Троф толкнул вторую дверь, на этот раз деревянную. По глазам резануло ярким солнечным светом. Осторожно придерживая Элли под руку, Ник вывел её на широкую, поросшую зелёной травой лужайку, плавно спускающуюся к журчащему невдалеке ручью, рядом с которым стоял простенький деревянный домик. Правда, на его крыше виднелись панели солнечных батарей.
- Добро пожаловать на планету Земля! – раздался за спиной торжественный голос Трофа.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 20.04.2020, 08:31 | Сообщение # 3
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 1
Секреты деда Трофима


Схлопотав эфесом шпаги по лицу, соперник всплеснул руками и упал на спину. Завозился, пытаясь подняться. Можно было его добить, но я отшагнул назад. Пусть встаёт, ещё раз попытает счастье. Вряд ли, конечно, ему повезёт. Два укола он уже пропустил, поэтому двигается медленнее и на мои выпады реагирует с запозданием. Умная программка, ничего не скажешь - учитывает все повреждения, наносимые что сопернику, что игроку. Вон, даже кровь с него капает, пачкая мостовую.
Вообще-то надоело уже гонять этих тупых ботов. Никакой у них фантазии. Все приёмы наперечёт. Вот и сейчас ничего нового. Стандартная связка ударов, даже без обманных финтов.
Легко заблокировав очередной укол, я махнул шпагой, отгоняя соперника, но сразу сам подкатился к нему через голову и снизу вверх вогнал клинок в грудь чуть ли не на всю длину. Почти не почувствовал сопротивления, зато услышал треск разрезаемой ткани.
Поверженный враг свалился к ногам. Искать следующего не хотелось. Я стянул с головы шлем виртуальной реальности, повертел его в руке. Классная штуковина. Все ощущения проецирует прямо в мозг. Ни у кого ничего подобного нет. А вот у деда Трофима есть. И где! В частном домике на отшибе. Дед у нас вообще местный Кулибин. У него всё жильё упаковано. Своё автономное отопление, водопровод, электричество, даже канализация имеется с небольшим очистным сооружением. Никому ни за что не платит старый прохиндей.
Шикарно устроился, конечно. Только я всё равно не понимаю, зачем родители каждый год отправляют меня и сестру именно сюда. Ну лето, ну каникулы, в том числе и в нашей секции по пятиборью, но зачем обязательно ехать в эту глухомань? Я давно уже не тот маленький Коленька, который с очумелым визгом носился вокруг дома, представляя его то древней крепостью, то инопланетным кораблём, то логовом дракона. Мне, слава богу, давно шестнадцать, как и моей сестре. Мы всё же близнецы. У каждого из нас, между прочим, есть собственная жизнь, собственные интересы. Друзья-подруги, танцы-шманцы... Да мало ли что. Лично в моём распоряжении за вычетом тренировок, разных спортивных сборов и соревнований от всех каникул один только месяц и остаётся. И тот я трачу впустую. Сеструхе тоже это даром не надо. Она с удовольствием бы за своим компом сидела дни напролёт. Маньячка мегабайтная. У деда Трофима-то интернета нет.
Я ничего не имею против старика. Зачётный мужик. Бойкий такой, и в технике шарит не по мелочи. В своё время он, вроде, в закрытом НИИ работал где-то здесь, под Новосибирском. Потому, наверное, и живёт в этой богом забытой лачуге.
«Дом у скалы» - интересно, кто придумал такое название? Скала тут небольшая, просто каменная глыба на горном склоне. Но место хорошее, живописное. Кругом лес, ручей у подножья. Не зря мне нравилось приезжать сюда в детстве. Только вот я давно уже вырос...
Бросив шлем на стол, я отключил компьютер. Чем ещё заняться?
Вышел из игрового зала и неторопливо двинулся по длинному коридору. При моём приближении вспыхивали лампы, которые гасли за спиной. В электрическом свете на меня смотрели люди с больших портретов, развешенных вдоль стен.
Коридор напоминает картинную галерею. Это хобби деда. Любит он рисовать и, если честно, умеет. Портреты выглядят как живые. Прям жутковато становится. Вон мой дед. Не Трофим только, а родной, с нашей фамилией - Марданов. Гордый вид и немного странная одежда. Отец говорит, будто на нём наш национальный костюм. Типа мы последние из могикан. Вернее, из арнийцев. Был, вроде как, такой народ на Земле, да весь вышел. Только наша семья и осталась. Печально, конечно. А с другой стороны прикольно – мы единственные представители своего рода. Уникумы, можно сказать.
О, вот и наш второй дед, отец матери. Как там его? Фамилия похожа на Леннона. Точно не помню. Тоже в национальном костюме, только в другом. Цвета немного не те. А на этом портрете наш папа, Никита Геннадьевич Марданов. Чемпион по пятиборью и тренер нашей городской сборной. Рядом портрет мамы, Эльзы Сергеевны Мардановой, преподавателя музыкальной школы и вообще доброго, отзывчивого человека. Родители на портретах совсем ещё юные. Мы с Лизой, кстати, очень похожи на них. Я вылитый отец, а она – одно лицо с матерью. Даже причёски те же. Длинные вьющиеся волосы у Лизы с мамой и короткая спортивная стрижка у меня с отцом. Все русоволосые, с пронзительными голубыми глазами. Поставь меня или сестру рядом с этими портретами, все подумают, что их писали с нас. Нипочём не отличишь.
Коридор закончился прихожей. Здесь выход во двор и лестница на второй этаж, к нашим комнатам. И где, интересно, пропадает моя дражайшая сестра?
- Лиза! – кричу, задрав голову, в надежде, что она, как обычно, сидит в комнате за своим навороченным ноутбуком. Подниматься неохота. Вдруг её там нет. – Лиза!
Тишина. Могла бы оторваться от компа и уделить брату пару часов. Дед куда-то укатил с утра на своей старенькой «Тойоте». Наверное, в город за покупками. До вечера вряд ли объявится. И не сказал ничего. Так бы я с него не слез, а теперь изнывай тут от безделья.
Выглядываю на улицу и ору, что есть мочи:
- Ли-иза-а-а!
В дальнем конце двора хлопает деревянная дверь. Это в сарае, который стоит впритирку к скале. Обхожу дом. Точно, сестра там, рукой машет:
- Ник, иди сюда! Тут что-то прикольное!
Иду и ухмыляюсь. Да у деда всё прикольно, куда ни кинь. Правда, в сарае в основном всякое старьё валяется. Что уж там найти можно?
А вот Лиза нашла. Она догадалась раскидать кучу хлама и сдвинуть в сторону большой деревянный щит. Как видно, и ей заняться было нечем.
За щитом оказалась ниша с металлической дверью, в которой, о чудо, был встроен сенсорный пульт со светящимся экраном. Только цифры на нём оказались арнийские. Уж родному-то языку родители нас обучили. Мы с Лизой часто этим пользовались, разговаривая между собой по-арнийски. Никто нас не понимал, язык ведь практически мёртвый. А нам только того и надо. Даже переписывались на нём. От руки, конечно. На современной клавиатуре такой раскладки днём с огнём не сыщешь. Тем более странно было столкнуться с электронной версией арнийского цифрового ряда. Кто мог его здесь изобразить кроме деда Трофима? Разве что родители. Только вот на кой им это?
Без особой надежды я потолкал дверь. Никаких ручек на ней не было, поэтому разумно предположил, что она открывается вовнутрь. Гладкий металл не прогнулся и сидел в нише мёртво, как влитой.
- Отойди, горе-взломщик, - усмехнулась Лиза и оттёрла меня в сторону. В её руках откуда-то появился планшет. – Всё-то вы, мужики, силой берёте вместо того, чтобы хоть немного пораскинуть мозгами. Вот, гляди, здесь приёмо-передающее устройство для программирования.
Она пощёлкала ногтем по экрану, показывая какой-то значок. Ох, не простой у неё планшет. Под завязку набит всякими хитрыми прогами. Запуская какую-то из них, Лиза пробежала пальчиками по экрану. Цифры на пульте замигали. Я приготовился ждать, ничуть не сомневаясь в талантах своей сестры, но в строке вверху быстро выстроились появляющиеся знаки, раздался гул, и дверь приоткрылась. Вопреки моим предположениям, она открывалась наружу. Ещё бы немного, и саданула меня по носу.
- Плёвое дело, - хмыкнула Лиза, пряча планшет в широкий карман джинсовой куртки. – Ну что, заглянем?
Странный вопрос. Иначе зачем взламывали код? Но я вдруг озаботился последствиями:
- Слушай, а дед нам за это не всыплет?
- Мы только посмотрим и уйдём, - состроила она невинные глазки. – Я снова запру дверь. Завалим её мусором, как было, будто мы ничего и не находили. Ну же, Ник, пойдём...
Лиза первой шагнула в тёмный проход.
- Хакерша. - Помотав головой, следую за ней.
Вечно мы во что-нибудь вляпываемся. То я тащу её за собой, то она. Зато выбираемся всегда вместе. А как иначе? Мы же брат и сестра.
Едва вошли, вспыхнул свет.
- Обычные диодные лампы, - хмыкнула Лиза. – Наверное, датчики движения стоят.
Меня больше заинтересовала сама комната. Судя по всему, её выдолбили прямо в скале. Каторжный труд, надо сказать. Кому это делать было нечего?
Вдоль закруглённых стен тянулись шкафы, полки с разнообразным барахлом, диван, стол. Самый настоящий бункер. Одежда, висящая на плечиках и сложенная в стопки, банки консервов, крупы, бадьи с водой, медикаменты... Дед Трофим здесь что, ядерную войну собирается пережить?
- Это чё за хрень? – Сестра ходила вокруг плоской стойки, похожей на опрокинутый стол, в самом центре комнаты.
Её глаза восхищённо блестели. О, мне прекрасно знаком этот взгляд. Частенько мы из-за него попадали во всякие неприятные истории. Это когда я слепо шёл за сестрой, а не она за мною. Вот и сейчас Лиза, не задумываясь, влезла в новый, непонятный ей гаджет.
Лицевая сторона стойки была экраном. Сзади вились пучки проводов. Сестрёнку, понятное дело, заинтересовал экран. Она смело тыкала в него пальцами, похихикивая от удовольствия:
- Глянь-ка, тут всё по-арнийски. Правда, хрен чего поймёшь. Вот что такое «пакет обязательных действий»? – Она вопросительно глянула в мою сторону.
Я только плечами повёл.
- Ага! – радостно показала на меня пальцем Лиза. – Наверное, какое-нибудь меню. Посмотрим...
Этот же палец быстро метнулся к экрану. Свечение монитора мгновенно сменилось, развернув дерево каталога.
- Точно, - выдохнула сияющая сестрёнка. Её глазки алчно бегали по надписям, губы шевелились, беззвучно повторяя читаемые фразы. Наконец, она произнесла вслух: - Вот, «герметизация капсулы». Проверяем.
- Может, не надо? – слабо пытаюсь возразить, чувствуя себя не совсем уютно в роли подопытного кролика, только вряд ли кто меня тут слышит.
Если уж Лизка дорвалась до терминала, то не отойдёт от него, пока не изучит весь пакет заложенных в него программ и порядок их работы. Больная хакерша, чего уж говорить.
Лязгнула, захлопываясь, входная дверь. Короткое шипение возвестило, что бункер и вправду загерметизировался. Где-то под потолком тихо загудело. Похоже, приточная вентиляция.
- Получилось! – таинственно прошептала сестра и вернулась к чтению надписей на экране. – Так... Это что? А, «самоликвидация». Не будем трогать... Слышь, Ник, тут большая кнопка обозначена как «перемещение капсулы». Она что, ещё и ездит? Интересно, куда?
- Если бы ездила, деду Трофиму не понадобилась бы машина, – отвечаю, стараясь оставаться хладнокровным, а у самого почему-то поджилки трусятся.
- Не скажи. Представляешь, сколько надо энергии, чтобы эту каменную глыбу просто с места сдвинуть? А перетащить хотя бы на километр? Да и заметят ведь. Вряд ли деду такая известность нужна. Давай попробуем?
- Сама же сказала, энергии много надо. Выкачаешь всю, что дед накопил, потом сама перед ним оправдываться будешь, когда вернётся.
- Ой, да у него энергии этой умотаться. До вечера ещё далеко, успеем восстановить.
Никогда не умел её переубеждать. Чувствовал ведь приближение чего-то непоправимого, и всё равно только вздохнул и уселся на диван, сказав с наигранным весельем:
- Уважаемые пассажиры, авиакомпания «Каменная глыба» приветствует вас на борту. Просьба всем занять свои места и пристегнуть привязные ремни. Сейчас мы попытаемся взлететь.
Сестрёнка улыбнулась и, почти не глядя, коснулась кончиком пальца сенсорной кнопки на экране. Последнее, что я увидел, было её одухотворённое, подсвеченное монитором лицо.
В бункере воцарился полнейший мрак, будто вырубили электричество. На ум пришла банальная мысль о сгоревших пробках. Не успев её додумать, я вдруг почувствовал, как меня приподняло и снова бросило на диван. Только дивана подо мной уже не было.
Я грохнулся на пол, больно ударившись копчиком о камень. Зашипел, потирая ушибленное место... И только в этот момент понял, что мой зад совершенно голый. Ощупал себя. Во, блин! Да на мне же вообще ничего нет!
- Чё за хрень? – услышал поблизости возмущённо-растерянный голос Лизки.
И в это мгновение ожили лампы.
Они разгорались постепенно, позволяя не щуриться, поэтому я сразу заметил рядом со стойкой терминала свою сестрёнку, неуклюже рассевшуюся на полу и представшую передо мной в первозданном виде, то есть тоже без единой детали одежды. Лишь миг она обалдело таращилась на меня, а потом поглядела на свои торчащие сиськи и взвизгнула, сгребая с пола какое-то тряпьё:
- Отвернись! Я же голая!
- Да ладно. Что я тебя, голой не видел, - растерянно бурчу в ответ, но всё же отворачиваюсь к стенке, больше для того, чтобы спрятать от неё собственное хозяйство.
Хоть и сестра, но так вот, голяком, никого не стесняясь, мы щеголяли друг перед другом только в далёком и очень раннем детстве. Она суетливо шуршала за спиной собранными тряпками, а я с интересом изучал стену. Совсем не ту, что в бункере деда. Здесь она была совершенно гладкой. И лампы не диодные, а непонятно какие. Вытянутые, скруглённые по форме стен. Да, это было другое, незнакомое нам место...
- Ник, помоги.
Я повернул голову и обомлел.
Сестрёнка стояла ко мне спиной в роскошном белом платье до пят. Глубокое декольте, свободные плечи. Ну, красавица, да и только. Обеими руками она придерживала лиф, чтобы не упал, поскольку сзади платье было расстёгнуто до самой... Понятно, короче. Она хотела, чтобы я застегнул замок. Вообще-то на мне в отличие от неё одежды не было.
- Застёгивай уже, - притопнула она ножкой. – Не смотрю я на тебя, не бойся.
Вот что мне в ней нравится, так это её спокойствие в любой самой хреновой ситуации. Наверное, нервы у женщин гораздо крепче.
Прошлёпав босыми ногами по прохладному полу, я подошёл к сестре. Хм, а застёжка-то вовсе не привычная «молния». Похожа, конечно, только принцип действия совершенно другой.
- Чего возишься? – нетерпеливо повела плечиками Лиза.
- Не дёргайся. Здесь непонятный замок. Сейчас разберусь.
Я разобрался. Нашёл торчащий шнурок, потянул за него, и прореха неожиданно срослась. Вот так чудо. Получше всяких «молний» будет.
- Всё?
- Да, готово.
- Тут, между прочим, и мужские шмотки валяются. Можешь надеть. – Она пяткой откинула назад ворох одежды, а сама, не поворачиваясь, принялась обувать белые сверкающие туфли на высокой шпильке.
Перебирая одежду, я первым делом нашёл нижнее бельё – не то слишком длинные семейные трусы, не то укороченные панталоны – и торопливо натянул на себя. Дальше действовал уже спокойнее. Пока я был занят своим облачением, Лиза прошлась по круглой комнате, цокая каблучками чужих туфель и осматривая интерьер.
- Обалдеть просто, - хмыкнула, приближаясь к торчащему в центре терминалу, почти такому же, как в бункере деда Трофима, только выглядевшему более фирменно, что ли. – Ведь мы и вправду переместились.
- Осталось узнать куда, - сумничал я, надевая узкие брюки, пошитые почему-то вместе с носками.
- Сейчас почитаем. – Лиза опять уставилась в монитор.
- Эй, только ничего пока не нажимай. Ладно? - предупреждаю на всякий случай, примериваясь к вытянутой из кучи тряпья фиолетовой рубахе с большим отложным воротником.
- Без тебя разберусь... Ну, здесь почти всё то же самое.
- Почти? В каком смысле?
Застёжка на рубахе оказалась того же типа, что и на платье Лизы. Теперь куртка. Хм, это больше похоже на камзол. Где-то я уже видел подобное. Точно, на портрете отца. Он ведь в такой же национальной одежде там был... Национальной?
- Лиз! – окликаю сестру, начиная о чём-то догадываться.
- Чё?
- Там надписи тоже на арнийском?
- Да. Не мешай.
- Слушай, мне кажется, что мы попали в какой-нибудь скрытый арнийский бункер. Типа дедовского, только старый.
- Старый? – Лиза недоверчиво посмотрела по сторонам. – Да ты оглядись. Тут всё сверкает. Компьютер навороченный.
- Может, сохранилось просто. Хорошо законсервировано или вообще под водой.
- Нет... - Она опёрлась о терминал, продолжая изучать выдаваемую им информацию. – Здесь приведены кое-какие параметры. Вот высота над уровнем моря. Между прочим, с плюсом. Есть вентиляция. Забор воздуха идёт снаружи. Все характеристики в норме... Чёрт, не пойму, что за хрень.
Я справился, наконец, и с камзолом. Пнул какой-то халат, оставшийся валяться на полу. Под ним глухо звякнуло. Откинув его в сторону, я ахнул:
- Смотри! Шпага!
Эфес удобно лёг в руку. Клинок почти ничего не весил. Уперев остриё в пол, я попробовал согнуть лезвие, проверяя его на гибкость. Каково же было моё удивление, когда оно вошло в плиту, словно не камень там, а кусок мёрзлого грунта.
- Настоящая! - восхищённо прошептал я, выдернув шпагу и вертя её перед глазами.
- Ой, мальчик нашёл себе игрушку, - фыркнула ехидная сестра. – Вот у меня, гляди-ка, настоящие бриллианты.
Протянув раскрытую ладонь, она показала богатое колье и серьги, действительно сияющие драгоценными камнями. К тому же на пальцах Лизы уже красовались нанизанные перстни, а запястья охватывали не менее великолепные браслеты.
У меня отвисла челюсть:
- Это где ж ты такое богатство надыбала?
- Там же, где ты свою разлюбезную шпагу. Лучше помоги надеть, а то я с этими замками не могу справиться.
Цепляя на сестру драгоценности, я никак не мог отделаться от мысли, что все эти вещи принадлежат давно умершим людям. Возможно, нашим предкам.
- Слушай, а скелеты здесь, часом, не валяются? – с подозрением кошусь на пол.
- Нет. Я бы в первую очередь это заметила. А ты бы услышал, как я визжу. – Закончив наряжаться, она прошлась взад-вперёд, красуясь передо мной. – Ну как?
Что сказать? Шикарно, конечно.
- Ты на маму похожа, - сорвалось у меня с языка.
- А ты на папу, - не осталась она в долгу. – Прям как на портрете. Даже одет как он. Ещё ту штуку накинь.
«Той штукой» в её понимании были ножны на богато украшенной перевязи. Как я их не заметил?
- Настоящий королевский мушкетёр, - усмехнулась Лиза, когда я повесил шпагу на пояс.
- Выбираться-то будем? – вернул я её к действительности.
Сестра отчего-то погрустнела. Кажется, ей не хотелось, чтобы это наше приключение заканчивалось. Но всё имеет своё начало и свой конец.
- Вообще-то, нас, похоже, занесло чёрт знает куда. Судя по инфе, обратно вернуться мы сейчас не можем.
- Почему? – Странное дело, но меня эта новость ничуть не огорчила.
- Мы израсходовали слишком много энергии. На её восстановление потребуется время.
- Сколько?
- Точно не знаю, но не меньше месяца.
Я вздохнул. Теперь нам точно влетит от деда. Ещё и родителям скажет, что мы пропали. Вот переполох-то будет...
- И что делать?
- Ну, не сидеть же здесь. – Лиза нетерпеливо дёрнула подбородком. – Пошли, посмотрим, куда это мы попали. Может, недалеко, всего в соседней горе очутились.
- Ладно, пошли, - легко соглашаюсь. Делать-то больше нечего.
Сестрёнка с готовностью потопала к терминалу, нашла нужную строчку и надавила на неё пальчиком. За нашими спинами с шипением въехала в стену массивная металлическая дверь, открыв проход...
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 21.04.2020, 08:00 | Сообщение # 4
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 2
Призраки предков


Мы оказались в настоящем лабиринте. Ровные коридоры с гладкими, словно вылизанными стенами, разветвлялись, как им вздумается, безо всякой системы. Если бункер внутри горы, то это ну очень большая гора.
Часто поворачивая наугад, мы, кажется, всё больше запутывались. Ещё немного, и вряд ли у нас получится найти обратную дорогу.
- Так не пойдёт, - заявила сестрёнка на очередном перекрёстке, решительно звякнув трофейными серьгами. – Если заблудимся, здесь и загнёмся от обезвоживания.
- Ну, ты же видела, в бункере тоже пусто. Это не у деда Трофима с его запасами. Не надо было ту кнопку нажимать.
- Да, косяк с моей стороны, - на удивление легко согласилась Лиза, осматривая разбегающиеся в разные стороны коридоры.
Выглядели они совершенно одинаково. У всех тянулись вдоль стен ровные линии кабелей, через равные промежутки были ниши с какими-то механизмами, даже панели освещения на потолке загорались одинаково ровным светом, когда мы проходили под ними. Вот куда сворачивать?
- Ты слышал? – Сестра подняла указательный палец, вглядываясь в левое ответвление.
Слух у неё, конечно, музыкальный. В этом она вся в маму. Мне в отличие от Лизки слон на ухо наступил. Поэтому я ей сразу и безоговорочно поверил. Что-то услышала? Значит, в натуре, там шумят. Идём в ту сторону. Особого выбора-то у нас нет.
Лиза едва не бежала, немного приподняв юбку и громко цокая узкими шпильками. Да и я гулко топал каблуками сапог с высокими голенищами, оказавшимися на полразмера больше моего. Ещё и шпага бряцала по бедру, хоть я и пытался её придерживать. Не привык, однако, постоянно ходить с оружием. Словом, шума от нас было куда больше, чем того, который уловила моя сестрёнка. Поэтому не успели мы дойти до следующего разветвления, как там вдруг возникли две угловатые фигуры, вынырнувшие из боковых коридоров.
- Стоять! – громыхнул мужской голос. – Кто такие?
Я машинально выхватил шпагу и принял боевую стойку, загородив сестру. Лизка замерла. Даже, кажется, перестала дышать. И правильно, а то на меня аж два ствола уставились, очень похожие на помповые ружья.
Только тут я сообразил, что с нами говорят по-арнийски. Не успел как следует удивиться, когда эти двое вдруг опустили свои пушки, синхронно встав на одно колено.
- Простите, Ваше Высочество, - произнёс обладатель громкого баса. – Не узнали вас сразу.
Ваше Высочество? Это он кому?
На всякий случай смотрю на Лизку. Она тоже в непонятке. Ну, наверное, всё-таки к ней обращаются. Сестрёнка-то у меня вылитая принцесса, особенно в чужих побрякушках. Мотнув головой, показываю компьютерной диве, чтобы брала бразды правления в свои нежные загребущие ручки.
Вроде бы поняла, вышла вперёд. Прямая, напряжённая, но голос на удивление твёрдый.
- Вы кто? – спросила на чистейшем арнийском.
- Гвардия Его Величества, герцогиня. Направлены начальником королевской стражи в технические помещения, чтобы разыскать вас и принца Никия.
При последних словах я задался вопросом: а кто этот принц Никий, собственно? И тут в голове вдруг щёлкнуло. Ёлы-палы, они же меня имеют в виду. Я что, так на их принца похож? Ну да, на мне же чужие шмотки. Вполне может быть, что с плеча того самого принца. Лизу, похоже, за какую-то герцогиню приняли. Вот умора.
Ладно. Грех не воспользоваться ситуацией.
Стоя рядом с Лизкой, громко провозглашаю:
- Так выведите нас отсюда.
Как любил говорить Наполеон, главное – ввязаться в драку, а там будь, что будет.
Гвардейцы послушно встали, прижав ружья к груди.
- Прошу следовать за мной, Ваше Высочество, - сказал один и пошёл по левому коридору.
Мы с Лизой поспешили за ним. Второй пристроился сзади. Надо полагать, охранял тылы. Через несколько шагов до меня донеслось его бормотание:
- Отбой... Принц и герцогиня нашлись... Движемся к выходу.
Наверное, говорил по рации.
Вообще странная на них одежда. Латы - не латы, скафандр - не скафандр. Скорее, нечто среднее. Полускафандр - так точнее. Полностью защищённое бронёй тело, включая руки с ногами, а на голове шлем, скрывающий верхнюю половину лица, как у робокопа. Ещё длинный нож, закреплённый на бедре. Лизка в шутку назвала меня мушкетёром короля, а эти, значит, гвардейцы. Хм, причём тоже королевские. Лишь бы кардинала здесь не было. Я с ним в шахматы играть не намерен.
На мою обнажённую шпагу солдаты не обращали ровно никакого внимания, и я благоразумно убрал её в ножны.
Недолго поплутав по запутанному лабиринту, мы упёрлись в стену, на которой были смонтированы какие-то механизмы. Наш проводник поколдовал над пультом, расположенным чуть в стороне, и механизмы ожили. Завертелись большие шестерёнчатые колёса, разделяя стену на неровные куски, раздвигая их и открывая проход, за которым оказался огромный светлый зал, набитый суетящимися людьми. Половина из них была одета как я, с небольшими отличиями. Другая половина – облачённые в броню солдаты с ружьями. Последние стояли по периметру зала, у больших двустворчатых дверей и вокруг возвышения с несколькими креслами, где оказались и мы с Лизой.
- Его Высочество принц Никий Мардан с герцогиней Элизой Леннок! – пророкотал над головой неизвестно откуда взявшийся торжественный голос.
Из кресел подскочили сразу двое и чуть ли не бегом бросились к нам.
Я разинул рот. Ко мне приближались оба наших с Лизой деда, чьи портреты много лет висели в коридоре Трофимова «дома у скалы». Уж эти лица я ни с какими другими не перепутаю. К тому же одежда практически та же. И кто сказал, что старики давно умерли? Да они живее всех живых! В этом я убедился, когда отец папы стиснул меня в медвежьих объятиях, мигом стравив из лёгких весь воздух.
Он что-то говорил, сжимая мои плечи, но я его не слышал. Только таращился удивлённо на этого живого мертвеца, духа во плоти.
- Да что с тобой, Ник? – встряхнул меня дед. – Родного отца не узнаёшь?
Отца?! За кого меня здесь все принимают?
Перевожу растерянный взгляд на Лизу. Её тискает в объятиях мамин папа. Точно, Леннок его фамилия. Принял за свою дочь? Ну да, похожа. Герцогиня, значит? Хех!..
- Тебе отдохнуть надо, сынок. День выдался тяжёлым, - слышу обращённые ко мне слова деда... Он, кстати, здесь кто? Неужели король? Выходит, наш папаня принц? Ну и ну, башка идёт кругом.
Сил хватает лишь на то, чтобы вяло кивнуть.
Хлопнув меня по плечу, дед повернулся к Ленноку:
- Вот видите, Ваше Сиятельство, всё обошлось.
Лицо у того побагровело и сделалось злым, хотя только что старик мило улыбался Лизе.
- Полагаю, это случайность, Ваше Величество, - сказал, словно ядом плюнул.
- Конечно, случайность. Такого никогда не было...
- Случайность заключается в том, что мы с дочерью выжили, находясь у вас в гостях. С этой минуты я сомневаюсь, что вы можете обеспечить безопасность своим гостям, раз допустили нападение внутри дворца.
- Но мы справились, - нахмурился король, поняв к чему клонит Леннок.
- Чудом, Ваше Величество, как вы сами понимаете. Что наглядно доказывает смерть вашего наследника. Простите, что напоминаю, но от этого никуда не денешься. Мы с Элизой летим домой.
- Да, я понимаю... – потерянно проговорил Мардан, окинув слегка рассеянным взглядом изрядно побитый зал.
Только теперь я заметил следы погрома. Выщербленные ступени, осколки камня, пол и стены в подпалинах, обожжённые трупы, которые по одному выносили через настежь распахнутые двери.
- Вы обещали руку Элизы моему сыну, герцог, - продолжил король. – Жаль, что так вышло.
- Жаль, - словно эхо повторил его собеседник. – Искренне соболезную вашему горю.
- У меня остался младший сын. Возможно, наша договорённость останется в силе?
- В свете сегодняшних событий не уверен, что это здравая мысль, - вскинул подбородок наш второй дед. – В любом случае мне надо всё хорошенько взвесить в спокойной обстановке. Разрешите откланяться, Ваше Величество. – Он действительно слегка склонил голову, потом посмотрел на меня. – Принц, примите мою искреннюю благодарность за то, что рисковали, спасая мою дочь. Буду рад видеть вас гостем в системе Берит.
Мы коротко раскланялись, и он, взяв Лизу за руку, повёл её на выход. Сестра бросила в мою сторону растерянный взгляд. Я шагнул было за ней, но жёсткая ладонь деда легла мне на плечо.
- Ты действительно молодец, сынок, - проговорил он потухшим голосом. - Вполне может быть, что сейчас выручил из беды свою будущую жену. Твой брат Поль, к сожалению, погиб.
Король подвёл меня к распростёртому телу с запёкшейся раной на груди. Я уставился на восковое лицо, на котором застыл мёртвый, устремлённый в потолок взгляд...
Блин, да сколько можно! Это был наш дядя, папин брат Поль. Он тоже красовался на портрете в галерее деда Трофима. Родители говорили, что дядя погиб вместе с дедом. Уж не об этом ли покушении речь? Но дедушка ведь вот он, передо мною, живой и здоровый. Получается, мать с отцом ошибались?
Погодите-ка. Выходит, я угодил в прошлое? Только этого не хватало.
Странное какое-то прошлое. Короли, герцоги, технологии непонятные. Это где ж такое королевство было, что исчезло с лица Земли всего за одно поколение вместе со всем арнийским народом? Что-то не припомню...
Меня вдруг словно обухом по голове стукнуло. А если это не Земля?
Леннок, помнится, говорил о некой системе. Что за система – неужели звёздная?
В груди всё заледенело, по спине пробежали крупные мурашки. Кажется, даже волосы на затылке слегка приподнялись.
Не помня себя, мчусь к выходу, через который недавно вывели мою сестру. Стража поспешно расступается. Мелькают анфилады больших и малых помещений, но меня они совершенно не заботят. Досадую только, что никак не могу выбраться из дворца, будто снова попал в запутанный лабиринт. Наконец, натыкаюсь на лестницу, сбегаю вниз, автоматически читая надписи на стенах, указывающие, на каком этаже нахожусь. Вот и первый. Пометавшись, попадаю в большущее фойе с огромной прозрачной дверью, за которой вижу... широкое посадочное поле. С него почти бесшумно взлетают необычные аппараты самых замысловатых конфигураций. Как завороженный стою перед этой стеклянной витриной и смотрю на величавый подъём челноков. Почему-то я уверен, что наблюдаю именно их.
- Вашему Высочеству что-нибудь угодно? - слышу за спиной слегка озабоченный голос.
Я обернулся. Оказывается, за мной увязалось несколько гвардейцев. Наверное, личная охрана. Ну да, дворец, надо полагать, на осадном положении после атаки. Знать бы ещё, что тут произошло. Говорил со мной, похоже, старший, поскольку только у него на плечах был намалёван какой-то рисунок – дракон или крылатая змея.
Вздохнув, я с тоской посмотрел на посадочное поле, уже порядком опустевшее.
- Нет, уже ничего, - сказал грустно, понимая, что безнадёжно опоздал.
Да и чем бы я помог сестре? Забрать её силой никто бы не позволил. Принять Лизу за мать раз плюнуть, что с успехом продемонстрировали оба наших деда. Остаётся принять действительность в том виде, в каком она себя преподнесла, и с учётом этого продолжать поиск выхода из создавшейся ситуации. Цель у меня одна – вернуться домой вместе с Лизкой. А для этого её надо притащить сюда. Только сначала разобраться с тайной бункера. Эх, главного хакера как раз таки и умыкнули. Значит, придётся всё делать самому.
Меня здесь принимают за моего родного папу? Ладно, побуду им, коль так вышло. Глядишь, что-нибудь и разнюхаю насчёт этих странных перемещений.
Я повернулся к своим охранникам.
- Вас как зовут? – спросил командира, полагая, что принцу знать имена гвардейцев вовсе необязательно.
- Капитан Ланс, Ваше Высочество.
- Проводите меня в мои покои, Ланс. Дорогу знаете?
- Так точно, Ваше Высочество, - несколько удивлённо проговорил капитан.
Мог бы и не спрашивать. Дворцовая стража всё-таки, ей каждый закоулок здесь известен. Да, следует быть внимательнее в общении с персоналом, а в особенности с родственниками. Любой может заметить подмену. Потом никакими доводами не отмажешься. Кто в такое поверит? Расстреляют как шпиона вражеской планеты и дело с концом. А что враги у короля есть, и довольно неслабые враги, наглядно показал сегодняшний налёт.
Дверь в мою комнату – буду теперь всё здесь называть своим, раз уж занял место своего молодого папы – оказалась заперта. Капитан Ланс придержал меня за руку.
- Система распознавания и доступа отключена, - пояснил он, доставая откуда-то из многочисленных кармашков своей брони нечто вроде магнитной карты. – Действуют лишь коды королевской стражи.
Он вставил карту в щель замка, дождался, когда тот разблокируется, и мотнул головой, пропуская вперёд своих солдат. Один за другим они проскользнули в комнату, водя стволами по сторонам. Обошли её, открывая все двери, даже под кровать заглянули. Что-то пробормотали в рацию.
- Чисто, - констатировал капитан. – Можете войти, Ваше Высочество. Мы будем снаружи. Если что понадобится, зовите.
Дождавшись, когда солдаты покинут комнату, я переступил порог. Дверь за спиной встала на место, щёлкнув фиксаторами.
Большие, однако, у меня покои. Царские. Просторное фойе, за ним закуток и вход в другую комнату. Там окно во всю стену, за которым виден парк. В одном углу просторная кровать, в другом рабочий стол с компьютерным терминалом. Экран, правда, похож, скорее, на кусок простого прозрачного стекла. Интересно, как он работает?
Я наугад нажал какие-то кнопки на встроенном в стол пульте. Краем глаза уловил изменение цвета в окне. Глянул туда. Опа! За окном был уже не парк, а скалистый берег моря. Пенные волны накатывали на вросшие в землю валуны, разбивались о них мириадами брызг и сползали обратно в море. Вот это фокус. Здесь что, вместо нормального стекла экраны стоят? Недешёвое, наверно, удовольствие.
Покачав головой, вернулся к терминалу.
- И как включить этот компьютер? – подумал вслух. Причём «подумал» по-арнийски.
Монитор тут же вспыхнул, сообщив нежным женским голосом:
- Рабочее место активировано.
До меня дошло:
- Ага, ты работаешь от голосовых команд.
- Совершенно верно, Ваше Высочество. Желаете сделать запрос?
- Э-э... - Я уже собирался отказаться, но вдруг сообразил, что ни черта не знаю об этом странном мире. Хорошо бы иметь о нём хоть маломальское представление, а то так и засыпаться недолго на какой-нибудь мелочи. Поэтому я решился: - Да. У тебя есть имя?
- ГУПИ. Голосовой управляющий программный интеллект.
Если бы компьютерные программы могли удивляться, в её интонации непременно бы сквозило изумление. Но искусственные интеллекты тем и хороши, что бесстрастно дают ответы на любые, даже самые нелепые вопросы.
- Хорошо, Гупи. Скажи, где мы живём?
- В королевском дворце империи Кадон.
В мониторе возникли картинки дворца, снятые с разных ракурсов. Судя по всему, довольно громоздкое сооружение, но и роскошное
Я хмыкнул. Что ж, понятно. Какой вопрос, таков ответ. Пришлось уточнить:
- А в глобальном смысле?
- Назовите интересующий масштаб.
- В масштабе космоса, к примеру. Насколько простирается эта империя?
- Империя Кадон включает в себя пять ближайших звёздных систем. – На экране карта спиралевидной галактики. В одном из её ответвлений пульсирует пять близко расположенных точек. Они быстро приближаются, будто летишь к ним на сверхскоростном космическом корабле. Центральная точка растёт, превращаясь в скопление планет, сгрудившихся у яркого жёлтого солнца. Гупи продолжает рассказывать: - Основная система – это планеты, вращающиеся вокруг звезды Кадон, от которой империя и получила своё название. Столичная планета Обитель. На ней расположена основная часть населения и королевская резиденция. Остальные планеты системы: Глот, Медуза, Перей. Обитаемые планеты других звёздных систем: Дамира, Ия, Вольта, Протея. – Картинка дёрнулась раз, другой, третий, четвёртый, перемещаясь от звезды к звезде. - Также имеется до двенадцати более мелких планет, где основаны колонии, однако без обеспечения комплекса специальных мер защиты жизнь людей на них невозможна.
Присвистнув, я уселся на кровать. Отсюда тоже хорошо было слышно и видно.
Вот это да! Настоящая звёздная империя. Получается, мы с Лизой попали не просто в прошлое, а ещё и переместились в пространстве? Или наоборот, мы в будущем, а наши родители вместе с дедом Трофимом остались в прошлом, как-то умудрившись туда угодить ещё до нашего рождения? Но Гупи почему-то ни слова не сказала о Земле.
- Есть ли сведения о планете Земля Солнечной системы? – с надеждой спросил я.
- Сведений нет, - отрезала Гупи, лишив меня последней надежды.
Или в будущем не осталось никакой информации о старушке Земле, или я всё же в другой части космоса, настолько далёкой, что никто здесь и слыхом не слыхивал о моей планете. Собственно, почему моей? Родители всегда утверждали, что по происхождению мы арнийцы. Выходит, наша с Лизкой родина именно в системе Кадон. М-да, дела.
- Расскажи о расах, населяющих космос.
Гупи завела целую лекцию и говорила так долго, что я устал сидеть. Сняв шпагу и сапоги с камзолом, я растянулся на мягкой кровати. Заложив руки за голову, разглядывал замысловатые узоры на потолке и слушал монотонное бормотание компьютера.
Арнийская раса, ничем не отличимая от обычных европейцев, заселила не только планеты, входящие в состав империи Кадон. Было ещё самостоятельное герцогство Берит где-то на отшибе. Это там правил наш второй дед, герцог Леннок. Вот куда он увёз мою сестрёнку. Герцогство включало центральную звёздную систему с тривиальным названием Берит и метрополией на планете Гелла. Эта система славилась тем, что помимо Геллы в ней было ещё три более-менее пригодных для жизни планеты: Буян, Калбор и Немида. Хороший куш урвали Ленноки, ничего не скажешь. Контролировать их из-за большой удалённости было проблематично и накладно, результатом чего стала независимость. Даже повоевать успели с империей. Оттого и отношения с нею если не враждебные, то натянутые. Тоже ведь арнийцы – значит, должны быть союзниками, а не врагами. Но это в теории.
А конфликтовать было с кем. Дальше, за системой Берит, простирались космические владения другой расы – кейтанцев. Они отличались узким разрезом глаз и желтой кожей. Ничего не напоминает? Правильно, монголоиды по земным стандартам. Да и название наводило на определённые мысли. Кейтанцы оказались довольно воинственными. Они вплотную подобрались к границам Ленноков и угрожали отжать систему. Их боевые корабли постоянно курсировали близ Берита, то и дело вторгаясь в пределы герцогства. Наглые провокации давно перестали быть чем-то из ряда вон выходящим. До полномасштабной войны оставался один шаг, делать который кейтанцы почему-то пока не спешили. Наверное, не до конца ещё подготовились. Вот Леннок и летал сюда, чтобы заручиться поддержкой империи. Вместе они представляли силу, которую не так-то просто сломить. Даже свою дочь согласился выдать за старшего сына короля.
Стоп. Это что же, Лизка должна была выйти замуж за собственного дядю? Все ж думают, будто она Элиза Леннок. А теперь, когда его не стало, король договаривается о её браке со мной? Блин, мы же кровные брат и сестра! Тут инцестом попахивает. Ну да, кто ж об этом знает? Ёлы-палы, ну и ситуёвина!
Я даже вскочил с кровати, начав нервно ходить взад-вперёд. Нет, сестрёнку надо срочно вытаскивать и валить отсюда на Землю. Блин, как это сделать-то?
Гупи продолжала монотонно бубнить, рассказывая мне о других расах. Пока было известно ещё о двух. Они обитали довольно далеко, хоть и вели вялотекущую торговлю с Кадонской империей. Во-первых, это нигрийцы - темнокожие люди, во всём похожие, как нетрудно догадаться, на негроидный тип, если следовать всё той же земной классификации. Ещё были олумяне, красная кожа которых не оставляла сомнений в том, что на Земле их называют индейцами. Словом, здесь все человеческие расы, в той или иной степени представленные на старушке-Земле, обитали почему-то в разных частях космоса изолированно друг от друга. Вот это номер. Может, Земля – это некая общая колония, давно потерявшая связь с материнскими мирами?
Задумавшись, я не сразу заметил, что Гупи умолкла. Похоже, лекция подошла к концу. Чем бы ещё поинтересоваться? Вопросы роились в голове, словно мухи. Выбрать какой-нибудь один было проблематично. Я почувствовал зверскую усталость и с тоской посмотрел на постель.
Ай, ладно, успею ещё свои вопросы назадавать. Компьютер же у меня никто не отбирает.
Методом научного тыка я отыскал туалетную комнату и с удовольствием помылся. Там висел халат, в который я, недолго думая, влез.
За одной из дверей нашлась гардеробная, вполне способная своими размерами дать фору любому магазину одежды. У меня глаза разбежались. Еле выбрал новые шмотки. Старые с подсказки всё той же Гупи запихал в какой-то контейнер, из которого те почти сразу испарились.
Хотел поспать, как вдруг ожил динамик на двери, сказав голосом капитана Ланса:
- Ваше Высочество, доставили еду. Будете ужинать?
Надо же, доставка в номер, как в пятизвёздочном отеле.
- У нас что, уже столовой нет? – бурчу, поднимаясь с кровати.
Оказывается, меня услышали.
- Его Величество в целях безопасности отменил семейный ужин, - пояснил из-за двери капитан. – Так нам впускать прислугу?
- Да, открывайте, - вздохнул я. Кушать-то хотелось.
- Выполняю, - промурлыкала Гупи, и вход раскрылся.
Ага, можно, значит, голосом и двери открывать. Да всё, наверное, делать можно. Только возникает вопрос: почему это Гупи послушно исполняет мои приказы? Если подумать, тембр голоса отца, пусть даже молодого, уж точно отличен от моего. Кто-кто, а компьютер не мог этого не заметить. Система безопасности дворца, небось, похлеще Кремлёвской будет. Или всё-таки охрана где-то прокололась?
В комнату вошли два вооружённых солдата, встав по обе стороны от дверей. Следом вкатил крытую тележку совсем ещё юный, немногим старше меня, парень в поварском прикиде. Причём к тележке он даже не прикасался, держа в руке простенький пульт. Поставив свой транспорт рядом со мной, он понажимал какие-то кнопки, и верх раскрылся, складываясь лепестками. Блюда исходили паром, наполнив комнату дурманящими ароматами. У меня заурчало в желудке. Вспомнил, что не ел с утра. Сколько сейчас, интересно, времени?
Глянул в окно. Там солнце висело низко над горизонтом, высветив на глади моря багровую дорожку. Правда, я сразу вспомнил, что это экраны, но, похоже, они всё-таки передавали время суток. Удобно. Проглотив слюну, я взялся за столовые приборы. Официант не уходил.
- Так и будешь стоять? – спрашиваю с недовольной интонацией. Не люблю, когда кто-то стоит над душой во время еды.
- Вашему Высочеству больше ничего не угодно? – слегка растерянно интересуется паренёк.
- Нет, можешь идти, - машу двузубой вилкой, чересчур длинноватой на мой провинциальный взгляд.
Официант поклонился и вышел. За ним удалились и солдаты. Дверь сама собой закрылась.
- Нас никто больше не слышит? – с набитым ртом спросил я в пространство.
- Внешняя связь в настоящее время отключена, - сообщила Гупи.
Вот и славно.
- Скажи, системы безопасности нормально меня опознают?
- Да, Ваше Высочество. Вы идентифицируетесь внутренними опознавательными программами как принц Никий Мардан.
- По каким параметрам?
- Внешность, черты лица, мимика, жестикуляция, походка, сетчатка глаз, папиллярные узоры, ДНК, голос...
Я чуть не подавился. Гупи продолжала перечислять, а у меня свербело в мозгу, что давно разоблачён. Просто кто-то ведёт со мной непонятную игру, позволяя выдавать себя за принца Никия, моего молодого папаню. Вдруг в голову забрались пока не сформировавшиеся до конца подозрения.
- Подожди, подожди, - прервал я тираду компьютера. – Когда эти параметры с меня снимали?
- Сегодня при восстановлении базы данных. Система безопасности при нападении была выведена из строя. В настоящее время её работа возобновлена в полном объёме.
Вздохнув с облегчением, я успокоился и с удвоенной силой налёг на еду.
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 21.04.2020, 08:01 | Сообщение # 5
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 3
Снова на учёбу


- Доброе утро, Ваше Высочество. Пора вставать.
Меня разбудил приятный женский голос. Явно не мамин. Да и не могло её быть у деда Трофима... Стоп, а где я тогда?
Подскочив на кровати, я обалдело уставился на большой экран с улыбающимся девичьим лицом. Сразу вспомнил вчерашний день и то, как попал в эту роскошную комнату.
- Вы... Ты кто? – прохрипел спросонья.
- ГУПИ. Голосовой управляющий программный интеллект.
А, ну да, это я уже слышал. Успели познакомиться.
- Который час? – тру глаза, так и норовящие снова закрыться.
- Половина седьмого.
Из прослушанного на ночь курса лекций мне уже было известно, что в кадонских сутках тридцать шесть часов.
- Ну и зачем так рано меня будить?
- У вас начало занятий в девять.
- Каких ещё занятий? – Моему возмущению не было предела. И здесь пытаются строить. – У меня каникулы!
- Каникулы кончились, Ваше Высочество, - мягко улыбнулось изображение Гупи.
Но вдруг милое женское личико сменилось хмурым мужским, и грубый голос рявкнул:
- Подъём, кадет! Минута на сборы. Жду в спортзале.
Сам не понял, как вскочил на ноги. Теперь стоял в одних панталонах и глупо пялился в потухший экран.
- Гупи, это что было? – рискнул спросить в пространство.
- Ферг Брол, ваш учитель единоборств.
Я застонал. Ещё один тренер на мою голову, словно папы мне мало. Зная, что спорить с учителями себе дороже, я засобирался. Дорогу к спортзалу подсказала Гупи. У неё же, пока одевался, узнал своё расписание. Оказалось, что у меня на сегодня занятия по тактике, стрельбе, фехтованию и этике. Все по три часа. Хорошо, что местный час немногим короче земного. Но вопрос в другом: кого из меня готовят? Какого-то вояку? И причём здесь единоборства в эру межзвёздных перелётов?..
Спортивной одежды в моём гардеробе было предостаточно. Я влез в костюм и выскочил за дверь.
- Доброе утро, - поздоровался с четырьмя солдатами в полной экипировке.
Они отсалютовали оружием. Капитана Ланса среди них я не заметил. Не тратя время на разговоры, понёсся по коридорам в сторону спортзала. Двое караульных синхронно топали сзади, громыхая тяжёлыми ботинками. Ещё двое остались у дверей. Сегодня охраны поменьше. Видать, с мятежниками разобрались, и ситуация взята под контроль.
На этой позитивной ноте я, немного запыхавшись, вбежал в спортзал. Всё же он далековато, почти в противоположном крыле дворца, да ещё на первом этаже. Пришлось попрыгать по лестницам. К тому же за время каникул я подрастерял форму. Надо восстанавливаться. Дело привычное, просто не ожидал, что произойдёт это так скоро. Всего полмесяца отгулял.
По центру зала прохаживался здоровенный детина. Учитель Ферг Брол, как представила его моя всезнающая Гупи.
- Опаздываешь, кадет, - недовольно прогудел он, пощёлкивая ногтем по браслету с широким дисплеем.
Кто учил его манерам? Разве так разговаривают с принцами?
Вслух я этого, конечно, не сказал. Наверное, мой тренер вполне мог себе позволить подобное панибратство. Кто знает, что за отношения у них с отцом.
- Вижу, что разогрелся. Вот и хорошо. Не будем терять времени. Сразу приступим к упражнениям.
Он гонял меня по спортзалу битый час. Не понимал, что ли, как тяжело с первого дня после пусть даже непродолжительного отдыха снова втягиваться в совершенно иной ритм жизни? Под конец этой «зарядки» я чувствовал себя, словно выжатый лимон, и еле волочил ноги к выходу.
- Не забудь, третий предмет в расписании у тебя мой, - напутствовал мучитель. – Проверю, как прилежно ты занимался на каникулах.
После душа удалось немного восстановиться. В мышцах поселилось лёгкое онемение. Завтра, судя по всему, будут побаливать.
- Ваше Высочество, вам пора в обеденный зал, - ожил компьютер.
Уже иду. Снова пришлось узнавать расположение помещений дворца. С первого раза не запомнил. Не заплутать бы. А то явлюсь вместо трапезной в чей-нибудь будуар, отмазывайся потом, зачем туда полез.
Двое солдат моего сопровождения остались у входа в столовую, присоединившись ещё к четверым гвардейцам, уже находившимся здесь. Дверь передо мной бесшумно распахнулась, и я оказался в большом ярко освещённом помещении с длинным столом в центре. Справа ряд окон или экранов, как в моей комнате, слева несколько небольших дверей. Во главе стола сидел король Генд Мардан, мой родной дедушка. Сейчас я мог изучить его подробнее, нежели вчера, когда был пришиблен теми событиями, что произошли со мной и Лизой. У деда красивое аристократическое лицо. Светлые волосы с проседью, внимательные глаза в обрамлении морщин, высокий лоб, поджатые губы, властные складки от ноздрей к уголкам рта. Усы тоже с пробегами седины, как и сросшаяся с ними клиновидная бородка. Чувствовалась в нём властность, даже на портрете деда Трофима. Умел старик передать внутренний мир человека, теперь-то я точно знаю. Хоть на портрет смотришь, хоть на самого Генда Мардана, и понимаешь, что да, этот привыкший повелевать человек, имеет звание никак не ниже генерала. А тут на тебе, целый король.
По правую руку от него сидела бабушка. Если не изменяет память, её звали Ева. Симпатичная стройная женщина с высокой причёской и добрыми глазами. Вот и сейчас она смотрела на меня с толикой влюблённости и тихой печали. Точно как на портрете. Хоть я никогда и не видел её вживую, сразу проникся к ней доверием. К тому же бабушка была единственной, кто мне улыбался, пусть даже грустно. Дед сидел хмурый, с потухшим взглядом. Глядел сквозь меня, словно не замечая. Зато часто посматривал на портрет Поля, обрамлённый чёрной материей, специально, похоже, принесённый в столовую и повешенный на стену, поскольку никаких других портретов здесь не было. На нём принц был изображён стоящим вполоборота. Длинный и по-юношески худой, но с широкими плечами. Короткие светлые волосы курчавились на голове, на корню пресекая все попытки соорудить из них какую-либо причёску. Под носом едва пробивающаяся молодая поросль, претендующая на усы. Наверное, Поль во всём старался подражать отцу, но дальше редкого пушка дело не пошло. Я не мог отделаться от мысли, что и этот портрет вышел из-под кисти деда Трофима.
Я сел слева от короля и поздоровался первым, раз уж был самым младшим из всех присутствующих:
- Доброе утро...
Не зная, кого как величать – по титулам, именам или родству, – продолжать не стал, благоразумно закрыв рот.
- Доброе утро, сынок, - проворковала бабушка.
- Здравствуй, Ник, - удостоил меня ответом король. – Как спалось после вчерашних событий?
- Спал, как убитый, - не подумав, брякнул я. Спохватился лишь, когда заметил, как напряглись мои родственники.
- Да уж, сравнение у тебя, - вздохнул дед, успокаивающе сжав кисть жены. – Действительно, мы все чуть не погибли. Если бы не расторопность охраны и Трофа... Кстати, - король окинул меня заинтересованным взглядом, - его до сих пор не нашли. Не подскажешь, куда он делся?
- Кто? – машинально переспросил я, тут же отругав себя за недогадливость.
Он же о деде Трофиме. Отец ведь тоже сменил имя на Земле, назвавшись более привычным - Никита. И мама была Элизой, а стала Эльзой. Выходит, что и Трофим был Трофом. А как у него фамилия? Сейчас вспомню... Ага, Глинка! Интересно, какую он тут носил?
- Глинн, механик наш, - терпеливо пояснил король.
Вот, значит, как. Механик Глинн. Теперь понятно откуда у Трофима - то есть Трофа – столь глубокие познания в технике. Я пожал плечами:
- Не знаю. Мы с ним разминулись в коридорах.
Губы королевы тронула едва заметная улыбка:
- Не мудрено. Там и Троф заплутает.
- Глинн бы не заплутал, - серьёзно заметил дед. – Странно, что он оставил вас одних с Элизой. Уж не заодно ли этот старый паук с бунтарями?
- Брось, Генд, - махнула рукой его жена, а я взял на заметку, что могу обращаться к деду без официоза. Впрочем, подобное обращение могло быть вполне нормальным в кругу семьи, а не на людях. – Троф на такое не способен. Да и зачем ему? Хотел бы навредить Никию, так бы и сделал. Он же просто потерялся.
- Не просто, Эва. С ним что-то случилось, иначе бы давно объявился.
Вот именно, случилось. Он попал на Землю и остался там жить. Похоже, Троф и мама с папой уверены, что переворот увенчался успехом, король с Полем убиты, а в империи царит или безвластие, или диктатура узурпатора. Иначе как объяснить, что никто из них не вернулся домой? Ведь нам с Лизой это удалось.
- Что-нибудь узнали о налётчиках? – решил я перевести разговор на другую тему. К тому же меня это действительно интересовало.
- Кейтанцы, - поморщился дед, словно съел кислый лимон.
- Когда с них сняли скафандры, увидели, что половина убитых желтолицые, - пустилась в объяснения почему-то королева. – Но меня больше беспокоит, что вторая половина оказалась чистокровными арнийцами. Некоторые служили во внешней охране дворца. Их опознали офицеры. Часть заговорщиков была из герцогства Берит, что наталкивает на определённые мысли.
- Какие? – Я насторожился, почуяв подвох.
- А помнишь, как поспешно сбежал герцог с нашей наречённой невесткой? – нехорошо улыбнулся король. – Не вышло меня свергнуть да освободившийся трон занять, он и подался в бега. Сейчас, надо полагать, новые козни строит.
У меня округлились глаза. Это что же получается, мы с Ленноком теперь враги? Ё-моё, у него же Лиза!
- Я бы не стала рассуждать столь категорично, - заявила бабушка. – Возможно, в герцогстве тоже имеются предатели, сговорившиеся с кейтанцами. Даже неудавшийся переворот на фоне нашей возможной ссоры с Ленноком им явно на руку. Я бы предпочла видеть в лице герцога всё-таки друга и союзника в будущей войне, а не врага. И если кто-то под него копает, надо Ленноку помочь.
- Лишь бы герцог под нас не копал, - хмуро бросил дед.
Королева вздохнула:
- Жаль, он совершенно не идёт сейчас на контакт. Подозревает нас в чём-то.
Повисла пауза. Каждый молча гонял свои мысли, а я лихорадочно искал компромисс.
Идея возникла внезапно. Ещё не успев её толком обдумать, я поспешил поделиться озарением с родственниками, пока умная мысль не ускользнула в те глубины, откуда умудрилась вынырнуть:
- Слушайте, меня же Леннок в гости звал. Помните?
Оба непонимающе уставились в мою сторону.
- И что? – хмыкнул король.
- Я полечу к нему на переговоры. Он же сказал, что будет рад меня видеть. Или слово герцога пустой звук?
Последний довод, похоже, подействовал. Королевская чета переглянулась.
- Действительно, может получиться, - задумчиво проговорила бабушка.
Дед лишь фыркнул, а его жена вдруг мягко сказала:
- Мальчики, мы есть сегодня будем? Уже всё остыло.
- Да, заболтались что-то, - согласился король. Потом пристально посмотрел на меня: - А ты изменился, Никий.
Я почувствовал холод внутри. Чего, спрашивается, полез со своими рацпредложениями? Вычислят ведь в момент. Дед поймал мой растерянный взгляд и вдруг закончил со вздохом:
- Этот день, судя по всему, изменил всех нас. Ладно, ещё вернёмся к этому разговору. Мне надо хорошенько подумать. – Лишь теперь я заметил, что бабушка накрыла его руку своей ладонью, словно убеждая не развивать эту скользкую тему. – Занимайся пока учёбой, сын. Всё. Всем приятного аппетита...
Легко сказать «занимайся учёбой». А как это сделать, если о предметах, которые, по идее, ты должен был изучать на протяжении вот уже нескольких лет, не имеешь ни малейшего представления?
Тактика. Ха! Это не просто ведение боевых действий армейского подразделения в наступлении, обороне или на марше. Военную историю я вообще-то любил и обо всех сражениях, начиная с древних времён и заканчивая современными операциями с применением новейших вооружений, читал взахлёб. Но чтобы выносить эти самые действия в космос, где проделываются сложнейшие трёхмерные манёвры, а если брать гиперпространство, то и четырёхмерные, это уже чересчур. Мозги заплетаются.
Не мудрено, что преподаватель влепил мне кол за работу на каникулах. Оказывается, моему папе дали задание разработать план захвата вражеской звёздной системы с одной обитаемой планетой и довольно-таки крепким периметром обороны. Даже не периметром, а объёмом, учитывая космические масштабы. Естественно, я об этом задании ни сном, ни духом. Вообще интересная у арнийцев система оценок – трёхбалльная, то есть хорошо, плохо и нечто среднее.
Огорчённый первым колом, я поплёлся в ангар, чтобы полететь на стрельбище. В предчувствии очередной взбучки от преподавателя настроение моё упало ниже плинтуса. Не глядя по сторонам, я забрался в катер, сел на предложенное место и горько вздохнул, сетуя на свою нелёгкую судьбу
- Что, Ваше Высочество, не задалась учёба? – послышался знакомый голос.
Подняв голову, я увидел капитана Ланса в кресле напротив. Он был без шлема. Добродушное, оказывается, у него лицо, гладко выбритое. На голове тоже ни единого волоска. Лысина отражала свет потолочных фонарей.
Капитан понимающе улыбнулся и подмигнул:
- Не переживайте. Всегда так в первый день.
Это он что, пытается меня таким образом подбодрить? Получше ничего придумать не мог?
Мой взгляд упал на ружьё, которое Ланс держал на коленях. Судя по всему, стандартный плазменник ПВА-3000, из которого мне сейчас предстояло стрелять. Успел проконсультироваться перед вылетом у своего домашнего терминала. Даже знал как привести винтовку в действие и открыть из неё огонь. Только теория совсем не то, что практика. Ох, опять опозорюсь...
Неожиданно мне в голову пришла идея.
- Боюсь, я растерял все навыки стрельбы, - жалостливо тяну, корча кислую мину.
Ланс почему-то рассмеялся. Четверо солдат, находившихся с нами в салоне, тоже заулыбались. Чем это я их насмешил?
- Да, плохо дело, - с весельем в голосе согласился капитан. – Особенно когда теряешь то, чего никогда не имел. Уж простите, Ваше Высочество, но стрельбе из плазменника вы всегда предпочитали это. – Ланс наклонился ко мне и похлопал бронированной перчаткой по ножнам шпаги.
Меня его жест ничуть не расстроил. Даже наоборот, спокойнее стало. Но я всё-таки решил подстраховаться:
- А не дадите несколько уроков по стрельбе перед занятиями?
Капитан, казалось, удивился. Видимо, папа никогда его ни о чём подобном не просил.
- Ну, если вам угодно... - неуверенно протянул он. Потом вдруг резко вскинул руку, взглянув на браслет, и, словно решив для себя что-то, кивнул: - Хорошо. Мы прибудем на полигон чуть раньше вашего преподавателя. Сможем немного пострелять. Но должен предупредить. Сделать из кого бы то ни было профессионального стрелка за несколько десятков минут я при всём своём желании не смогу. Этим надо заниматься постоянно.
- Я не требую от вас невозможного, капитан. А насчёт постоянных занятий... Давайте попробуем. Вы согласны?
Ланс пожал плечами, насколько ему позволяла надетая броня:
- Как прикажете, Ваше Высочество.
Хорошо быть принцем. Интересно, почему это мой папа предпочитал шпагу? С лазерным пистолетом, во всяком случае, он справлялся лучше всех, кого я знал. Лично мне всегда нравилось стрелять из любого вида оружия. А уж из такого фантастического, как плазменник у солдат моей охраны, и подавно.
На полигоне я взял, наконец, его в руки. Тяжёлая штуковина. Можно в качестве дубины использовать, если заряд кончится. Правда, полностью заряженный ПВА-3000 делал до трёх тысяч выстрелов, потому так и назывался. Не очередями, конечно, поскольку время уходило на концентрацию энергии после каждого выброса плазмы, но раз в секунду точно пальнёт.
Ланс показал мне, как прицеливаться и стрелять. Поделился кое-каким личным опытом. Первые мои попытки поразить далёкие мишени оказались жалкими. Плазма даже своим жаром их не опалила, настолько далеко пролетела от цели. Но с каждым выстрелом я справлялся всё лучше и к прибытию преподавателя разнёс две мишени из десяти. Поменять их успели до начала урока. Вряд ли, конечно, это ускользнуло от внимания моего учителя, но тот предпочёл промолчать.
На мой взгляд, я отстрелялся отвратно. На месте преподавателя даже кол не поставил бы. Но учитель влепил мне двойку, то есть средний балл. И на том спасибо.
С чувством исполненного долга мы с охранниками вернулись во дворец, где меня уже поджидал третий мучитель, известный по утренней зарядке Ферг Брол.
Мы с ним облачились в лёгкие доспехи, похожие на те, что используют в пятиборье при фехтовании. Взяли затупленные шпаги, отсалютовали друг другу. Я подсмотрел в компьютере, как это делают арнийцы – довольно прикольный ритуал. А потом закружился вихрь.
Первое время мне с трудом удавалось парировать удары Ферга, но вскоре я приноровился к его манере ведения боя и даже сам провёл пару атак. Удачных, как мне казалось. На самом деле он просто заманивал меня в ловушку. Его стиль вдруг неуловимо изменился, став ломаным, рваным. Я совершенно не понимал, откуда ждать вылета его шпаги, в результате чего сам же на неё и напоролся, пытаясь достать учителя.
- Туше! – выкрикнул он. Это наиболее близкий перевод смысла команды с арнийского.
Тяжело дыша, я стащил с мокрой головы шлем с маской. Однако и учитель был в мыле. Хоть он тоже часто дышал, на лице сияла довольная улыбка.
- Молодец, молодец, малыш. Загонял старину Брола. – Ферг коротко хохотнул. – Хорошо, видать, поработал на каникулах. Не запустил себя.
Естественно. Меня же папа тренировал. А ещё я могу скакать на лошади, бегать, стрелять и плавать, вот. Плюс укороченные каникулы, всего полмесяца. Уж так получилось.
- В одном ты ошибся, - продолжал наставлять меня учитель, скидывая доспехи. – Нельзя поддаваться навязываемому стилю. Если соперник его поломает, за ним уже не поспеешь. Неминуемое поражение, что ты в итоге и получил... Так, разоблачайся, приступим к рукопашному бою...
Вот этого я совершенно не ожидал. Нет, единоборствами на Земле я занимался, но непрофессионально, а так, для себя. Уж какими там приёмами владел Ферг, понять было невозможно. Только учитель уложил меня в два счёта. Потом уложил ещё раз и ещё... Словом, длилось это до конца нашего с ним занятия. В итоге я получил двойку и за фехтование, и за борьбу.
После душа мне, совершенно разбитому, пришлось опять сидеть в учебном кабинете, выслушивая нравоучения по этике. Полагаю, это было крайне интересно, только вот я ничегошеньки не запомнил, потому что постоянно клевал носом, а монотонный голос преподавателя то и дело удалялся неизвестно куда. Хорошо хоть на этом уроке оценок не ставили. Учитель ограничивался замечаниями, когда моя голова билась о стол, безвольно падая с подставленной руки.
За ужином король поинтересовался моими успехами в учёбе. Я думал, что узнав о полученных оценках, он рассердится. Однако дед хмыкнул, сказав:
- Неплохо для первого дня.
Это меня обнадёжило. Но я дал себе зарок больше никогда не получать колы, учиться только на тройки, ну иногда позволяя себе двояк. На Земле ведь удавалось быть круглым отличником, одновременно занимаясь профессиональным пятиборьем и ещё чёрт знает чем. Неужели не справлюсь и здесь? Должен справиться. Надо просто интенсивнее работать. Уж это я умею. Тем более что встретиться с Лизой мне в ближайшее время, похоже, не светит.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 23.04.2020, 01:13 | Сообщение # 6
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 4
Помощник мастера Глинна


Полгода прошло, словно в бешеной скачке. Никогда в жизни я так не перенапрягался. Бесконечные занятия чуть ли не круглые сутки. Сначала с учителями, потом самостоятельно, по собственной программе. Спал от силы по четыре часа, если не меньше. Надо же было навёрстывать упущенное, чтобы хоть что-то смыслить в изучаемых мною предметах. В основном обучался сам при помощи Гупи, которая дала бы фору самому продвинутому университетскому компу. Правда, в некоторых дисциплинах без наставника было не обойтись. Тогда приходилось выдумывать всякие предлоги, упрашивая короля раскошелиться на дополнительных репетиторов. Пока это удавалось.
Я и не заметил, как промелькнули эти шесть месяцев. Зато начал сносно разбираться в космической навигации, принципах взаимодействия небесных тел, особенностях перемещения гравитационных потоков и ещё во многих вещах, о которых до этого даже слыхом не слыхивал. Не пропали даром и старания Ферга с капитаном Лансом. С первым переломано немало тренировочных шпаг и макивар в спортзале, а со вторым расстрелян далеко не один комплект полигонных мишеней.
- Ты совсем плохо выглядишь, Никий, - заметил как-то за столом «папа».
Теперь даже мысленно я только так называл короля, а его жену и погибшего Поля соответственно мамой и братом. Всё боялся оговориться.
В эту ночь я почти не спал, отчего под глазами набухли мешки. Да и похудел сильно, хоть и уплетал за обе щеки на всех завтраках, обедах и ужинах. Куда что девается?
- Учёба слишком интенсивная, - не преминул я пожаловаться, продолжая рвать зубами ножку жареного цыплёнка. Неприлично, само собой. Всё же по этике у меня была твёрдая тройка. Но родственники, думаю, простят.
- Ничего, через неделю каникулы, - обнадёжила «мама». – Отдохнёшь.
Наивная. Знала бы она, сколько ещё мне предстоит навёрстывать.
- Не получится, - вместо меня ответил король. – На каникулах он отправляется в герцогство Берит.
Перестав жевать, я с непониманием и надеждой уставился на «отца». Королева тоже взглянула на него вопросительно. А тот неторопливо допил компот и лишь после того, как поставил на место бокал и промокнул губы салфеткой, соизволил пояснить:
- Да, дорогие мои, мною принято решение послать Ника с дружеским визитом к Ленноку. – Они с женой встретились взглядами. Король развёл руками. - А что? Герцог, действительно, сам его приглашал.
У меня затрепетало сердце. Получилось! Неужели я скоро увижу сестру?
- Там повсюду кейтанцы, - осторожно произнесла королева. – Неужели так необходимо рисковать головой Никия...
- Ради договора с Ленноком я без колебаний рискнул бы собственной головой, дорогая. К сожалению, герцог не жаждет встречи ни со мной, ни с кем-либо другим из двора. Исключение делает лишь для Ника.
- Ты с ним уже разговаривал, - догадалась королева. – Когда?
- На днях. Официальная цель визита – переговоры о свадьбе с Элизой.
Я поперхнулся компотом. Всё-таки «отец» не оставлял мысли породниться с Ленноками. Ладно, пока сделаю вид, что согласен с такой постановкой вопроса, лишь бы найти сестрёнку.
«Мама» тоже отпила из бокала. Повертев его в руке, задумчиво произнесла:
- Ты же знаешь, Ник ещё не готов.
- Он мой сын и уже достаточно взрослый. Пусть привыкает к самостоятельности.
Хм, где-то я уже это слышал. Кажется, от настоящего папы. Не помню только при каких обстоятельствах. Скорее всего, перед очередным отправлением на побывку в «дом у скалы». Какие бы доводы не приводили мы с Лизой, пытаясь избежать столь сомнительного отдыха на лоне природы, все они пропадали втуне.
Неделю я доучивался буквально на последнем издыхании. В голову ничего не лезло, но я как фанатичный мазохист насиловал свой мозг, не давая ему поблажек. Тем более, меня ждали зачёты и разнообразные тесты на профпригодность. Большинство из них я сдал на «отлично». Лишь по некоторым получил двойки. Но ведь и это средний балл. Ни одного кола – уже прогресс.
В последний день учёбы, расправившись с последними зачётами, я сразу после ужина завалился спать и продрых до самого утра. Мне снились королевские приёмы, светские рауты, космические битвы с полётами крейсеров, стрельбой и рукопашными схватками, математические олимпиады, слёты по физике, химии, космологии... И везде я боялся допустить хотя бы маленький просчёт. До чего же доводит человека тяга к знаниям.
Утром я вошёл в столовую бодрый и посвежевший, радостно поприветствовав родственников. «Отец» окинул меня оценивающим взглядом. Хмыкнул, проговорив:
- Два дня тебе на отдых и сборы. Послезавтра полетишь в систему Берит.
Больше никто не произнёс ни слова. Только пожелали друг другу приятного аппетита, молча поели, раскланялись и разошлись каждый по своим делам.
Два дня! Наконец-то займусь тем, что давным-давно планировал, ещё с тех пор, как узнал о дворцовых механиках. Оказывается, их тут целая бригада, руководит которой Милон Забар, наиглавнейший помощник исчезнувшего Трофа. Вот кто может знать об установке перемещения. Значит, надо выудить из него эту информацию, во что бы то ни стало.
Милон оказался слегка полноватым, средних лет мужичком с глубокими залысинами на темени. Взгляд живой и слегка бегающий. Ещё бы, не каждый день принцы в свои покои приглашают, что без труда проделала Гупи, просто послав запрос на его терминал.
Механик вошёл осторожно. Добравшись до середины комнаты короткими шаркающими шажками, встал в нерешительности.
- Проходите, не стесняйтесь, мастер Забар, - подбодрил я, разворачивая к нему гостевое кресло и предлагая присесть.
Тот сел на краешек, скромно сложив натруженные руки на коленях. Откашлялся, неуверенно начав:
- Честно говоря, теряюсь в догадках, чем я, скромный трудяга, удостоился внимания Вашего Высочества...
- Вы же были помощником у мастера Глинна, - сразу перехожу к главному.
- Да, Ваше Высочество, - с готовностью кивнул Милон. – После того, как он пропал, возглавляю дворцовую службу механиков.
- Значит, вам известны все закоулки технических помещений?
- Ну... В некоторой степени. – Механих заёрзал, якобы стараясь усесться поудобнее.
Ох, не нравится мне вся эта его суетливость. И ладони вон, о штаны комбинезона трёт. Явно нервничает. Можно, конечно, списать его состояние на непривычно высокий приём, но что-то подсказывает – дело не только в этом. Не король же я, в конце-то концов.
Надо продолжать, раз начал:
- Там есть круглое помещение с терминалом в центре, герметически запертое на металлическую дверь с кодовым замком.
Внимательно слежу за реакцией Милона и вдруг понимаю, что всё он прекрасно знает, но говорить почему-то не хочет. Сам себе удивляюсь – когда это у меня такие способности открылись? Что-то раньше я их не замечал. Неужели побочный эффект от интенсивной учёбы?
У мастера Забара забегали глазки, на лбу выступили крупные бисеринки пота, которые он то и дело смахивал широкой ладонью.
Придвигаю к нему кресло, вглядываясь в лоснящееся лицо.
- Троф отводил меня туда, - говорю вкрадчиво. – И набирал свой код.
Пальцы механика начинают мелко подрагивать. Он мотает головой и что-то бормочет себе под нос.
- Что? Не слышу! - говорю требовательно.
Милон смотрит исподлобья. Жалкий взор и трясущиеся губы.
- Я говорил... Говорил ему... Это же опасно... Вот он и пропал.
С облегчением вздохнув, откидываюсь в кресле. Больше всего боялся, что тайна Трофа никому во дворце неизвестна. Выходит, с его помощником я не прогадал.
- Мне надо знать расположение этой комнаты, а также всё, что её касается.
- Нет... Невозможно! – нервно мотает головой механик. – Вас постигнет та же участь...
- Успокойтесь, мастер Забар. Я не собираюсь пользоваться этим изобретением, а лишь досконально его изучить. Вам понятно? - Отрицательное мотание головы перешло в судорожные кивки. Вот и хорошо, перенацелил его на согласие. Это надо закрепить: – Вы же хотите помочь империи, чтобы больше никто не пострадал? – Он опять кивает, стараясь не смотреть мне в глаза. – Тогда пусть всё останется между нами. Хорошо? – Кивки продолжаются. Они уже стали привычными для Милона. Вот теперь можно переходить непосредственно к делу. Не зря всё же я тратил время и силы на изучение психологии. – Скажите, вы хорошо помните дорогу к той комнате?
- Д-да, - немного запаздывает он с ответом, чтобы сглотнуть застрявший в горле ком.
- Мы пройдём её с использованием навигатора и сохраним в его памяти маршрут, - показываю на свой браслет. – Согласны?
- Да, Ваше Высочество.
Целая фраза. Уже лучше. И пальцы перестали дрожать. Успокаивается. Ай, да я.
- Вам известен код от двери?
- Нет. Глинн всегда входил туда сам. Кодом он со мной не делился.
Какой скрытный дед, однако. И кому только хуже сделал?
- А что вообще он говорил об этом устройстве? Как его называл?
- Перемещатель. – Милон вскинул голову. В его глазах вдруг разгорелся азартный огонь. – Понимаете, мастер Глинн изобрёл аппарат, способный пронзить пространство и время. Любая живая материя, оказавшаяся в создаваемом им контуре, мгновенно перемещается на другую планету, причём пригодную для жизни.
- На какое расстояние? – Я даже подался вперёд, чувствуя, что близок к разгадке.
Ответ Забара, однако, меня сильно разочаровал.
- Не знаю, - развёл он руками. – Этого Троф так и не смог выяснить. Сначала он запирал там животных, запуская процесс дистанционно. Те просто пропадали. Тогда он пошёл дальше. Надел скафандр и, оставив меня за дверью, запустил установку изнутри. Через несколько минут Глинн вышел в одном комбинезоне. Скафандр был у него в руках. Я подумал, что ничего не получилось, начал расспрашивать. А он как взглянет... Знаете, было впечатление, что на меня смотрит столетний старик. До сих пор мурашки по коже, как вспомню этот взгляд.
- И всё? Только взгляд? Внешне он как-нибудь изменился?
- Нисколько. Но внутри... Будто три жизни за плечами. Единственное, что я от него добился, это слова: «Я там был. Я побывал на другой планете, пронзив пространство и время». Больше он мне ничего не сказал. Три дня не разговаривал. Всё сидел за своим терминалам и что-то писал...
- У него что, записи есть? – Я ухватился за эту ниточку в надежде всё-таки размотать весь клубок.
- Ну да, Глинн постоянно их вёл. Все опыты описывал. Иначе-то как?
Мастер Забар, похоже, понятия не имел, какой подарок мне преподнёс.
- Что с его терминалом? Он цел?
- Не знаю, Ваше Высочество. Его забрали безопасники.
Ну почему всегда если что-то хорошо начинается, то в конце обязательно ждёт плохой финал? Теперь ещё к службе имперской безопасности подходы искать. В жизни бы к ним не полез. На кой чёрт самому нарываться? Может, попросить короля? А что я ему скажу? Эх, кругом одни проблемы.
- Ладно, уважаемый Забар, - хлопаю о подлокотники, вставая из кресла. Механик тоже подскакивает. – Пойдёмте, покажете дорогу к этому загадочному Перемещателю...
Заодно Милон показал мне дополнительные проходы в технические коридоры. Несколько маршрутов записано в моём браслете. Теперь я хотя бы знал, где находится та странная дверь и как до неё добраться. Лиза, надеюсь, найдёт способ её открыть. Кто, в конце концов, у нас в семье хакер, я или она?
Вечером второго дня, отведённого мне на отдых, «отец» позвал меня к себе в кабинет.
Я уже бывал здесь и давно не удивлялся ультрасовременному интерьеру с кучей аппаратуры, распиханной по углам довольно просторного помещения.
Король без предисловий сразу перешёл к делу:
- Вылетаешь завтра в восемь на крейсере «Буйный». Возьмёшь эскадру Поля в сопровождение. – Ну да, мне собственная эскадра по возрасту не полагалась, поэтому получаю её в наследство. – Личную охрану подбери на своё усмотрение. Кого предпочтёшь?
- Ферга, - не задумываясь, ответил я.
- Мастера Брола? – Отец удивлённо поднял брови. – Он же не гвардеец.
- Зато учит их драться. На шпагах ему нет равных. Да и голыми руками с любым противником справится. К тому же у него каникулярный отпуск. Он же никуда не собирался уезжать? Что ему здесь, от скуки загибаться?
- Хм... Ладно, бери. Но гвардейцев тоже возьмёшь. Десятка два. Не солидно принцу лететь в другое государство с малым эскортом.
- Тогда пусть это будут солдаты Ланса. Вместе с ним, конечно.
Охрана внутри дворца давно не ходила за мной попятам, и с капитаном я виделся только по пути на стрельбище и обратно. Правда, случалось это довольно часто.
- Вижу, ты привязался к ним, – понимающе улыбнулся король.
- Просто эти ребята хорошо стреляют.
- Все гвардейцы отменные стрелки.
- Возможно. Только этих я лично видел в деле, чего не могу сказать о других.
Снова хмыкнув, «отец» положил руку мне на плечо:
- Хорошо, сын. Можешь идти. Сделаю, как ты просишь.
Остаток дня Гупи раскрывала передо мной структуру службы имперской безопасности. Некоторые вещи меня, честно говоря, поразили. Например, я узнал, что шефом Кадонской контрразведки, если применять земную терминологию, была супруга короля Эва Мардан, моя любящая «мама». Я долго не мог поверить, вспоминая её симпатичное лицо, добрый взгляд и тонкие, холёные руки. Неужели так может выглядеть местный Берия? Недаром говорят, что в тихом омуте черти водятся. С другой стороны всё правильно. Кому ещё руководить имперской безопасностью, как не одному из глав правящей семьи, которому никто не в состоянии приказывать. М-да, не видать мне записей Трофа, как собственных ушей. К «маме» с этой проблемой лучше не соваться. Женщины вообще существа настырные – как начнут копать, вся правда наружу и вылезет. А последствия окажутся непредсказуемыми. Лучше об этом даже не думать...
Встав рано утром, я быстренько размялся, надел дорожный костюм, нацепил шпагу и, подхватив заранее собранный баул, отправился на посадочное поле.
У выхода из дворца меня поджидала королева-мать в сопровождении трёх гвардейцев. У меня ёкнуло сердце. Неужели узнала о моих поисках в базе данных, где я интересовался имперской безопасностью? Или о моём разговоре с мастером Забаром?
Пока я лихорадочно размышлял, застыв от неожиданности как изваяние, она приблизилась и обняла меня, ласково потрепав по голове.
- Счастливого пути, сынок. Будь там осторожен. Ты остался у нас один. Мы с отцом не переживём, если с тобой тоже что-нибудь случится. Должна тебя предупредить, что нити заговора ведут на Геллу. Поэтому твой визит держится в строгом секрете. О полёте знает лишь командир «Буйного».
- Если герцогство Берит наш враг, зачем посылаете меня в его логово? – с подозрением спросил я.
Она вздохнула:
- Герцог Леннок тут совершенно ни при чём. Ему это невыгодно. Кто-то действует за его спиной. Ему и семье герцога, вероятно, тоже грозит опасность. И чем быстрее мы сможем договориться с ним о союзе, тем лучше для нас и для него. Ты всё понял?
- Да... мама. – Всё-таки ещё с трудом даётся мне называть бабушку мамой.
Королева улыбнулась и снова потрепала мои волосы.
- Прощай, милый. Ну, беги. Тебя уже ждут.
Я шумно выдохнул, когда оказался за дверью, и заспешил к посадочной площадке.
Челнок с надписью «Буйный», размерами с добрую космическую яхту, стоял у самого края, ближе всех к дворцу. Возле трапа меня поджидал почётный караул из взвода солдат, рядом с которыми переговаривались три офицера: Ланс, Ферг и незнакомый мне капитан в лётной форме. Заметив меня, они как по команде одновременно закрыли рты и обалдело уставились, наблюдая за моим приближением.
- Доброе утро, - здороваюсь, подходя вплотную.
Щёлкнув каблуками, офицеры вытянулись и отдали честь. Солдаты же взяли на караул и дружно рявкнули в тридцать глоток:
- Здрав-жела-Ваш-Высоч-ство!
Рокочущее эхо этого приветствия несколько раз прокатилось над полем, отражаясь от стен дворца, переполошив сонных птиц в саду, стаи которых теперь метались над кронами деревьев и надсадно кричали.
- Вы, как я понимаю, с крейсера «Буйный», - смотрю на ещё совсем юного капитана немногим старше меня.
- Так точно, Ваше Высочество! – молодцевато рапортует он, делая шаг вперёд. – Капитан Слим, к вашим услугам.
Жму руку всем троим, начиная с капитана.
- Вам задача поставлена? – спрашиваю, глядя на их немного растерянные лица.
- Так точно, - ровным голосом говорит Ланс. – Обеспечить охрану прибывшего к челноку лица, куда бы оно ни последовало, до возвращения данного лица во дворец.
Всё верно. Только вот почему он мнётся, отводя взгляд. Что-то не похоже на бравого капитана.
- Ну-ну, о чём не договариваете, Ланс? Продолжайте, я слушаю. Не дело начинать дорогу с недомолвок.
Он глянул на меня виновато, но всё же сказал:
- После гибели принца Поля вы наследник, Ваше Высочество. Если мне доверили вашу охрану, хотелось бы знать, куда и с какой целью мы летим. Иначе нам будет весьма затруднительно вас охранять.
Ах, вот в чём дело. Исполнителям не сказали, с кем они полетят, и наверняка не поставили в известность о пункте назначения. Что ж, пусть для них это будет сюрпризом.
- Нам пора, - ворчу, проходя мимо. – У нас куча дел и совсем нет времени.
Пользуясь привилегированным положением, я напросился в кабину пилотов. Слим сопроводил меня лично, уступив своё командирское кресло. Сам он занял место навигатора, в котором пока не было нужды. Отсюда открывался такой вид! А когда мы вырвались в космос...
Боже мой! Я впервые оказался в безвоздушном пространстве. В самом настоящем, а не в какой-нибудь компьютерной анимации. С жадностью разглядывал рассыпанные в черноте звёзды, удаляющуюся планету, громадные станции на орбите, и разбросанные по пустому пространству корабли. Какие-то из них двигались, какие-то просто висели. Возможно, мне только казалось, что корабли висят, а на самом деле они перемещались. Не суть важно. Главное – я это видел.
Чего-то не хватало. Ну да, не было невесомости. На современных кораблях установлены гравикомпенсаторы, помогающие заодно переносить запредельные ускорения. Знаю, изучал. Если поднапрягу память, могу принцип их действия рассказать, совершенно непостижимый для современных земных учёных. Наверное, на Земле я стал бы известным изобретателем, даже с моим нынешним, довольно мизерным багажом знаний. Все представления о науке перевернул бы с ног на голову. Вот бы хохма была.
Обзорный экран, заменяющий окна кабины, начал заполнять борт большого корабля. Мы медленно миновали закрытые орудийные порты, ракетные шахты и ангары для истребителей. Судя по всему, это крейсер типа КК-31М. Не новая, но вполне удачная модель, ещё и модернизированная. Где-то здесь должен быть челночный шлюз. Ага, вот он.
Следуя негромким отрывистым командам капитана, челнок грациозно развернулся носом к настежь распахнутому шлюзу и осторожно вплыл внутрь. Створки за ним, надо полагать, уже закрывались. Длинный коридор закончился вместительным ангаром, где уже стояла пара челноков. Наш опустился на палубу рядом с ними. Слим вскочил со своего места и сразу ко мне:
- Ваше Высочество, командир «Буйного» с нетерпением ждёт встречи с вами. - Этакое вежливое предложение поспешить к выходу.
Не став спорить, я пошёл за капитаном, неся в руке свой баул. Из уроков этики мне было известно, что если я не попрошу кого-нибудь из сопровождающих взять мои вещи, то буду таскать их сам, и никто не ринется отбирать мою ношу. Разве ж я эксплуататор какой? Без посторонней помощи справлюсь. Не так уж и тяжело.
В распахнутый люк пахнуло... Даже не знаю чем. Сказал бы, что именно такой запах царит внутри боевой техники, но не могу. Просто ни разу не был на военных кораблях. Но пахло здесь и вправду специфически. Ни с чем не спутаешь. Смесь ароматов салона самолёта, поликлиники, тира и мужской раздевалки - наверное, так.
Двадцать солдат сопровождения во главе с Лансом вышли наружу и построились в две шеренги лицом друг к другу, образовав коридор. Ещё десять сгрудились в ожидании за моей спиной. В конце живого коридора из гвардейцев я разглядел убелённого сединами полковника в парадной форме. Он что, собирается устроить мне торжественную встречу? Я почувствовал угрызения совести. Не хватало ещё, чтобы этот седовласый боевой офицер распинался тут передо мной, шестнадцатилетним пацаном.
Рядом возник мастер Брол.
- Не боись, кадет. Прорвёмся, - сказал тихо, чтобы никто не услышал.
Вздохнув, я шагнул на палубу.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 23.04.2020, 01:15 | Сообщение # 7
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 5
Здравствуй, враг неведомый


- Внимательнее, кадет! – в очередной раз посоветовал Ферг, когда я опять пропустил укол учебной шпаги, на этот раз в ногу. – Слишком увлекаешься атакой, совершенно забывая о защите.
Мы снова разошлись, отсалютовали друг другу, и приняли стойку, вытянув шпаги перед собой. Как обычно, я сразу напал. Он легко парировал мои первые удары, но я не прекращал натиск. В пятиборье отводится всего минута на то, чтобы победить соперника. Это уже было на подсознательном уровне. И папа всегда подгонял на тренировках, напоминая выкриками: «Время, время!»
Мне никак не удавалось пробить защиту Ферга. Лёгкими движениями он уводил мою шпагу в сторону, колол сам, но и я не лыком шит, успевал подставлять клинок. Лезвия звенели, сталкиваясь, и скрежетали друг о друга. Казалось, они притягиваются, словно магниты, и никакая сила не может их расцепить.
Мне удалось вынудить учителя занять неудобную позицию, пропустив его шпагу за себя. Теперь мой черёд. Вот его грудь, и мой затупленный наконечник уже на пути к защитному доспеху...
Чёрт! Он уворачивается. В следующее мгновение я сгибаюсь пополам от страшного удара локтем в живот и падаю на пятую точку. Что за подлость. У нас ведь не урок по рукопашному бою!
Пока пытаюсь отдышаться, Ферг склоняется надо мной и назидательно произносит:
- Единоборство подразумевает использование всех видов нападения и защиты. Объединяй их, только тогда выживешь. А для этого все средства хороши.
Он подаёт мне руку, помогая встать. Принимаю его помощь и бью исподтишка, но моя шпага скользит по лезвию его клинка, уходит в сторону, не достигнув цели.
- Хорошая попытка, - одобрительно говорит учитель. – Но нужно быть всегда начеку.
Чуть сильнее надавив на шпагу, он даёт понять, что я снова пропустил укол. Ну что за человек. Словно заговорённый.
- Туше, Ваше Высочество. На сегодня хватит.
Мы снимаем броню и потные идём принимать душ.
Нет, всё-таки Ферг молодчина. Пользуясь тем, что мы вместе оказались на корабле, заставил меня продолжить занятия по единоборствам. Благо здесь имелось всё необходимое для этого. Иначе даже не представляю, что бы я делал на протяжении всего перелёта. Маялся праздным бездельем? Ага, и умер бы от скуки.
В первый день здесь ещё было на что посмотреть. Командир крейсера пригласил меня в рубку, чтобы полюбоваться на вход в гиперпространство. Зрелище оказалось и вправду завораживающим. Звёзды вспыхнули все разом, сливаясь в сплошное сияние, а потом наступила чернильная тьма, в которой плавали клубы более тёмной материи, если это, конечно, была материя, а не что-то другое. Смотреть на игру гиперпространства надоело буквально через полчаса, после чего заниматься стало решительно нечем. Тут и пришёл на помощь Ферг, устроив тренировки. Причём, занимался он не только со мной, но и с гвардейцами, с корабельной командой – как с офицерами, так и с рядовыми летунами, - а ещё с десантниками. Последние, на мой взгляд, владели приёмами рукопашного боя ничуть не хуже Ферга, но никто не возражал против мастер-классов знаменитого на всю империю Брола.
- Завтра дам тебе отдохнуть, - «обрадовал» Ферг. – Надо твою охрану поднатаскать в групповом столкновении.
- И что мне, сидеть в сторонке и просто смотреть? – Я скорчил кислую мину.
- Нет, будешь участвовать, но в качестве особо охраняемого объекта, каковым ты, собственно, и являешься. Пускай гвардейцы потренируются тебя защищать. Если дойдёт до того, что тебе придётся вступить в бой, значит, свою функцию они не выполнили.
- Но ведь я могу и сам за себя постоять.
- Несомненно. Только задача охраны не подпустить к тебе никого из нападающих. Поэтому я и говорю, что будешь отдыхать. Всё, кадет, на сегодня свободен.
И на кой мне эта свобода? Опять буду слоняться по крейсеру без дела. Уже все закоулки за неделю облазил. Вздохнув, я пошёл раздеваться в свою кабинку.
После душа меня уже поджидали на выходе трое гвардейцев. Они повсюду таскались за мной, ни на мгновение не оставляя одного. Даже в спортзале скромно стояли у двери, наблюдая за нашими с Фергом тренировками.
По пути к жилым отсекам на браслет пришёл вызов от командира крейсера, полковника Паталина:
- Ваше Высочество, попрошу в рубку. Мы получили предупредительный сигнал с требованием о выходе из гиперпространства.
Этот пожилой полковник вопреки моим опасениям не лебезил передо мной, общаясь сугубо по-деловому. Когда я, только прилетев на крейсер, вышел из челнока, он отдал честь и представился подчёркнуто сухо, чем, собственно, и расположил к себе.
- Чей сигнал? – Я насторожился. Мы подходили к системе Берит, поэтому запрашивать нас могли как пограничные силы герцогства, так и пиратствующие здесь кейтанцы.
- Пока непонятно, - полковник на миниатюрном экране нахмурился. – Запрос пришёл без цифровой подписи.
То есть это вполне мог быть кейтанский патруль, уловивший возмущение гиперпространства. Что ж, давно пора с ними познакомиться.
В рубке полковник Паталин вместе с вахтенным офицером изучали полученный сигнал.
- Ну что? – интересуюсь, подходя к ним. – Выяснили, кто у нас такой дерзкий, чтобы на «Буйного» переть?
Вахтенный улыбнулся, приняв шутку, которая, на мой взгляд, вполне себе удалась. Однако полковник оставался серьёзен.
- Пока нет, Ваше Высочество, - проговорил он, даже не взглянув на меня. – Но, полагаю, нам лучше выйти из гиперпространства. Как раз осмотримся и всё выясним. В противном случае неизвестные угрожают применить гиперракеты.
Серьёзный довод. Крейсер они, конечно, не повредят, но с курса сбить могут. Вынырнем где-нибудь за пределами галактики. Добирайся потом год или два, если направление угадаешь. А то и внутрь звезды занесёт, а там поминай как звали. Зато в обычном космосе у нас преимущество – целая эскадра против патруля. Даже кейтанцы не собирают в него больше пяти боевых кораблей. И то лишь один из них большой. Остальные так, мелкие рыбёшки в качестве сопровождения и заслона в случае чего.
- Тогда выныриваем? – спрашиваю с надеждой. Мне-то интересно.
- Да, Ваше Высочество, - вздыхает Паталин, досадуя, как видно, что не удалось выполнить приказ о сохранении инкогнито. – Боевая тревога. Крейсер к выходу из гиперпространства.
Офицер повторил команды для операторов, находящихся в рубке. И пошла потеха.
На многочисленных мониторах было видно, как по разным уровням бегают люди. Орудийная обслуга занимает свои места, готовясь распахнуть порты и открыть стрельбу. Лётчики несутся в ангары, усаживаясь в кабины истребителей. Десант облачается в тяжёлые скафандры, проверяя оружие. Ремонтные команды рассредоточиваются вдоль бортов...
Что значит единый, отлаженный организм. Приятно смотреть.
- Выход! – предупреждает вахтенный офицер.
Тьма на обзорных экранах сменяется вспышкой, распадающейся на мириады крохотных звёзд. Где-то среди них таится враг.
- Сведения о противнике? – запрашивает полковник, и на его мониторах появляется нужная информация.
Мне остаётся скромно сидеть на месте привилегированного пассажира, и вытягивать шею в попытке заглянуть командиру через плечо. Мало что так увидишь.
- Два кейтанских крейсера, - заметив мои потуги, снизошёл до разъяснений Паталин. – С ними четыре канонерки. Построены порядком «сателлит».
Это значит, что мелкие корабли маневрируют вокруг больших. Шесть боевых единиц, причём две из них тяжёлые. Однако!
- От нас требуют установить связь, - доложил вахтенный.
Полковник повернулся ко мне:
- При всём уважении, Ваше Высочество, мне бы не хотелось, чтобы вас кто-нибудь видел.
- Да без проблем. – Я пересел в другое кресло, которое любезно уступил мне вахтенный офицер.
Он всё равно не сидел на месте, а носился по рубке, как угорелый. Однако к переговорам свой монитор подключить не забыл – главным образом для меня. На экране появилось широкое скуластое лицо с приплюснутым носом и узкими, словно прищуренными глазами. Вылитый монгол. На нём был мундир со стоячим, застёгнутым под горло воротником. Ещё и погоны с бахромой, а к верхней пуговице пристёгнут какой-то цветастый шнурок. Ни дать, ни взять, возвращающийся домой дембель, изрядно потрудившийся над украшением своей формы.
Желтолицый прокаркал что-то на незнакомом языке.
- Неизвестный корабль, назовите принадлежность и цель вашего следования, - заполнил рубку механический голос компьютера.
Рядом возникло спокойное лицо полковника. Холодно глянув с экрана, он ответил:
- Крейсер Кадонской империи «Буйный». Командир корабля полковник Паталин. Следуем в систему Берит с дипломатической миссией. Кто запрашивает?
«Монгол» приосанился и бросил с вызовом:
- Передовые силы империи Вьен. Капитан Хуган. Система Берит закрыта для посещений. Возвращайтесь домой.
- И кто же установил этот запрет? – Не меняясь в лице, полковник приподнял седую бровь. – Уж не вы ли, капитан?
Щёки Хугана пошли бурыми пятнами. Не привык, видать, чтобы ему перечили. Да и угрозы в одном единственном крейсере он, понятное дело, не видел. Однако воевать с Кадоном в его планы не входило. Пришлось и дальше вести диалог:
- Это не запрет, полковник, а временное ограничение в связи с инцидентом на границе. Пока идёт разбирательство, полёты к Бериту отменены.
- Смею заметить, что в этой части космоса Берит граничит с Кадоном. Вьенская империя не полномочна диктовать здесь какие-либо условия. Это прерогатива только наших двух держав.
Бурый цвет залил всё лицо «монгола». Казалось, ещё мгновение, и он взорвётся.
- Я всё сказал, - прошипел вьенский начальник. – Разворачивайте своё корыто и убирайтесь. Иначе буду вынужден отдать приказ на открытие огня.
- Вы рискнёте развязать боевые действия против Кадонской империи? – Вторая бровь полковника поползла вверх. – Тогда запаситесь достаточно веским оправданием перед своим правительством.
Его слова, похоже, заставили кейтанца засомневаться.
- Мы не можем вас пропустить, - посмотрел тот с жалостью и надеждой. Вдруг одиночный крейсер послушается и улетит восвояси, не рискнув идти на конфронтацию с более сильным противником?
Однако Паталин вдруг нахмурился и с нажимом проговорил:
- А у меня приказ, капитан, во что бы то ни стало попасть в систему Берит. И я его выполню, хотите вы этого или нет.
Хуган скрипнул зубами. Ещё немного, и он приказал бы атаковать. Но ему о чём-то доложили, он зашарил взглядом по своему терминалу. Зрачки, до того почти невидимые, вдруг освободились от век.
- Выход эскадры из гиперпространства! – услышал я доклад вахтенного.
Ага, теперь самое время померяться силами. Два крейсера против сорока. Ну-ка...
Кейтанцы резко прервали связь и поспешили ретироваться. Эскадра окружила наш «Буйный» боевым порядком «кокон» да так и сопроводила в систему Берит во избежание других ненужных встреч. Благо до неё оставалось всего ничего. Правда, преждевременный выход из гиперпространства задержал наш полёт ещё на сутки.
Что ж, моё знакомство с кейтанцами можно считать состоявшимся. Заочное, конечно. Ведь Хуган меня не видел. Всё равно довольно познавательная встреча. Сразу ясно – ребята зарвались, ведут себя дерзко, чувствуя полнейшую безнаказанность. В итоге это непременно выльется во что-нибудь нехорошее. В первую очередь, естественно, для герцогства Берит. А за ним настанет черёд Кадона. Да, союз необходим. Иначе кейтанцы задавят их поодиночке.
Впрочем, какое мне дело? Тут бы сестру вытащить и вернуться с ней на Землю...
Да нет, моё это дело. Чьё ж ещё? Родители один раз уже сбежали. Даже представить страшно горе королевской семьи, потерявшей одновременно всех сыновей. И герцог не увидел бы свою дочь. Что бы случилось тогда? Известно что, все бы кинулись мстить, причём порознь – союз же так и не был заключён. Это наверняка только ускорило бы гибель и Марданов, и Ленноков. Теперь же всё не так, благодаря нашему с Лизой нездоровому любопытству.
Вот ведь попал. Что мне делать-то, а?..
Утром по корабельному времени меня разбудил зуммер браслета. Не открывая глаз, я на ощупь активировал соединение.
- Да? – спросил хриплым спросонья голосом.
- Ваше Высочество, с нами связался пограничный патруль Берита, - услышал вездесущего полковника Паталина. – У них тут полно войск. Дело, похоже, дошло до прямых столкновений с кейтанцами.
- Они тоже нас не пускают? – Я сел в кровати.
Сон как рукой сняло. Неужели все мои усилия оказались напрасны, и мы с Лизой так и не увидимся?
- Наоборот, - ободряюще улыбнулся полковник. – Я говорил с командующим Беллоком. Он просто счастлив, что Кадон прислал сюда целую эскадру. Правда, категорически против того, чтобы мы шли на Геллу в полном составе. Говорит, мы принесём больше пользы здесь, на границе системы. Пока кейтанцы нас видят, они не посмеют напасть. Должен сказать, я с ним полностью согласен. Решать, конечно, вам, но...
- На ваше усмотрение, полковник. Мне главное встретиться с герцогом. Для этого совсем не обязательно тащить за собой весь имперский флот. Ваши предложения?
Лицо полковника просияло, хоть он и старался это скрыть.
- Полетите на «Буйном». Я с эскадрой останусь ждать здесь. Перейду на другой крейсер, устрою там временный командный пункт. Когда закончите, подхвачу вас на обратном пути, после чего сразу летим домой.
Паталин говорил быстро, словно всё продумал заранее, лишний раз подтвердив правдивость высказывания «старый воин – мудрый воин».
- Хорошо. – Я без оговорок принял его план. – Кого поставите командовать «Буйным»?
- Капитана Слима. – Наверное, он прочёл недоумение на моём лице, поскольку поспешил заверить: - Не смотрите на его молодость, Ваше Высочество. Ярик опытный и решительный командир. Если кто и сможет в случае чего вытащить вас из самой глубокой задницы, так только этот капитан.
Я хмыкнул, впервые услышав из уст полковника подобные вольности. Надеюсь, это знак особого доверия.
Интересное имя носит Слим – Ярик. Почти земное. Попади он к нам, ничего не пришлось бы менять. Разве только в паспорте написали бы полностью «Ярослав» или «Яромир». Сейчас мода на старославянские имена.
- Согласен, - киваю Паталину, выжидающе глядевшему на меня с браслета. – Когда выдвигаемся?
- Я уже готов передать командование. Через тридцать минут можете следовать на Геллу. Вас проводит местный патруль.
- Договорились. Можете приступать.
Отключив связь, я вздохнул. Пора доставать свои лучшие шмотки. Скоро я увижу Лизку.
Система была очень похожа на Солнечную. Гелла - обычный голубой шарик, вращающийся вокруг ярко-жёлтой звезды. Я уже совсем решил, что вот она, Земля, просто никто не догадывается об этом, однако совершенно иной рисунок материков не оставлял никаких сомнений – под нами чужая, незнакомая планета.
Крейсер лёг в дрейф на дальней орбите. Мы с охраной погрузились в челнок. Не только я прихорашивался. Ферг и Ланс надели парадные мундиры, да и гвардейцы выглядели как взвод почётного караула в белой облегчённой броне со знаками гвардии на плечах. Как сошли по спущенному трапу, построив уже привычный живой коридор, так у встречающих отпали челюсти. А тут и я выплыл, тоже такой весь в белом от воротника до носков сапог, в коротком плаще с позолоченной вышивкой, а за мною ещё десяток бравых солдат.
Встречали нас двое чопорно разодетых гражданских. Один худощавый и длинный. Второй, наоборот, низкий и толстый, с гладкой лысиной. Первый пришёл в себя быстрее. Преклонил колено, коротко поклонился.
- Ваше Высочество... Никак не ожидал увидеть вас. Нам сообщили о важном посольстве, но я не думал...
- Вы кто, сударь? – нетерпеливо прерываю его несвязную речь, не то мы здесь до вечера проторчим.
- Прошу прощениия... - Он встал. Глядя на меня сверху вниз, представился: - Милен Гибер, полномочный посол Его Величества короля Мардана в герцогстве Берит.
Ага, этот свой, имперский. Но мне-то приближённые Леннока нужны.
Перевожу взгляд на толстяка. Посол меня прекрасно понял:
- Позвольте представить, Ваше Высочество. Марк Поллок, первый советник герцога Леннока. Прибыл для встречи... гхм... посольства.
Вот это гораздо ближе к телу. Я продолжал с любопытством разглядывать советника. Тот всё ещё пребывал в растерянности, но улыбнулся натянуто и шагнул ближе, колыхая своими объёмными телесами.
- Уважаемый советник, перед вами Его Высочество наследный принц Кадонской империи Никий Мардан, - продолжал представлять нас посол.
Губы толстяка растянулись ещё сильнее. Маленькие глазки так и бегали, стараясь охватить меня целиком.
- Уж не взыщите, Ваше Высочество за столь скромный приём, - подобострастно залепетал советник, сразу вызвав к себе стойкое отвращение. – Мы не рассчитывали, что во главе посольства будет кто-то из правящей семьи.
Я автоматически взял на заметку его фразу о правящей семье и то, как мимолётно поморщился он при этих словах. Не любит монархов? А герцог для него тогда кто?
- У меня важный разговор к вашему... правящему лицу, - ответил я той же любезностью, с удовлетворением заметив, как скривился советник. Он пытался что-то возразить, но я не дал, сказав с нажимом: - Разговор, не терпящий отлагательств. Попрошу немедленно устроить нам встречу.
Мы вдвоём с послом уставились на Поллока в ожидании ответа.
- Но... - Тот затравленно переводил взгляд с меня на Гибера и обратно. – Потребуется согласование. Это займёт время...
- Ты не понял, кто с тобой говорит? – рявкнул у меня над ухом неожиданно приблизившийся Ферг. – Будущий король Кадонской империи. Он сказал «немедленно», и больше не будет повторять. Исполняй!
Советник смешно подпрыгнул, развернулся и припустил к видневшемуся вдали входу во дворец. Казалось, что по ровной глади посадочной площадки катится большой мяч с приделанными для чего-то головой и руками.
- Ты не слишком? – спросил я учителя.
За него со смешком ответил худосочный Гибер:
- О нет, Ваше Высочество. С этим Поллоком иначе нельзя. Та ещё сволочь.
То-то я его с первого взгляда невзлюбил. Нет, не завидую ему, если посмеет встать между мной и Лизой. Лично насажу на шпагу, и плевать мне на местный этикет и все светские правила вместе взятые.
- Пошли во дворец, - мрачно машу головой и сам делаю первый шаг.
Где-то там томится моя сестра. Она уже совсем близко. И теперь меня ничто не остановит.
- …неразумно. Вы же не намерены штурмовать резиденцию герцога... - сквозь пульсирующую в висках кровь слышу еле различимые увещевания широко шагающего рядом посла. – Одумайтесь, Ваше Высочество, прошу вас. Нельзя так вот врываться в чужие апартаменты. Это же другое государство, не империя... Не лучше ли будет позвонить? Наберите герцога Леннока...
Я останавливаюсь, как вкопанный.
- А что, я могу ему позвонить? – спрашиваю обалдело.
- Конечно... - растерянно пожимает костлявыми плечами Гибер. – Вы же бывали на Гелле. В сети сохранилась ваша матрица.
- То есть с меня здесь тоже сняли параметры? – Знакомый холод разлился в груди. Если с кого-то и снимали матрицу, то с моего папы. Блин, этого только не хватало. На Гелле не было сбоя системы безопасности. А если она не опознает во мне принца Никия Мардана, что тогда?
Посол успокаивающе поднял свои вытянутые худые ладони:
- Только внешние, Ваше Высочество. На это король дал согласие. Правда, вам тогда было десять лет, но сеть учитывает погрешность изменения возраста...
Он ещё что-то говорил, однако я слушал в пол-уха. Как завороженный поднёс браслет к глазам и открыл список абонентов. Нашёл в нём Ленноков. Хм, вот сам герцог Серж Леннок, вот его жена Берта... Чёрт! Элиза Леннок. Неужели можно прямо сейчас поговорить с Лизой? А как же быть с моим распознаванием?
Ай, будь что будет! Тычу пальцем в её имя...
С полминуты смотрю на трясущийся колокольчик в центре тёмного экрана и расходящиеся от него волны. Вдруг вместо изображения колокольчика возникает лицо сестры. Отрешённость в её взгляде сменяется заинтересованностью, потом узнаванием. Изображение дёргается, исчезает. Спустя мгновение, я вновь гляжу на сестру. Она зажимает рот рукой, чтобы не закричать. В глазах слёзы.
- Лизка... - едва выговариваю, преодолевая сопротивление пересохшей глотки. У самого глаза на мокром месте. – Я приехал, сестрёнка.
Понимаю, что сболтнул лишнее. Бросаю опасливые взгляды по сторонам. Ланс и Ферг, оказывается, отвели солдат и посла в сторонку, чтобы не нарушать моё право на тайну переговоров. Понятливые у меня подчинённые.
Улыбаюсь и снова смотрю на Лизу. Она всё же убирает ладонь, чтобы спросить:
- Ник? Это ты?.. Ты где?
- Да здесь, дурёха, на Гелле. Стою перед вашим дворцом. Отправил первого советника за герцогом, но на него надежды мало. Может, сама выйдешь?
- Ни фига себе! – Она легко перешла на русский. – Как тебе удалось? Ты же был хрен знает за сколько световых лет отсюда.
- Ну, - делаю гордое лицо, - у меня нашёлся очень быстрый корабль.
Сестрёнка прыснула, но сразу засуетилась:
- Подожди там. Я сбегаю к отцу...
Изображение погасло, сменившись надписью «связь прервана».
Хм, а ведь она тоже приучила себя называть нашего дедушку папой.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 24.04.2020, 01:02 | Сообщение # 8
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 6
Свидание с сестрой


Лизка потом рассказывала мне, как бежала по дворцу, перепрыгивая ступеньки. Не дожидаясь реакции стражников, сама распахнула дверь и вихрем ворвалась в кабинет Леннока.
- Папа! – закричала, бросаясь к нему. – Там прилетел Ник!.. То есть Никий, принц!
Герцог почему-то был хмурым и совершенно не обрадовался столь ошеломляющей новости. Но улыбнулся Лизе, хоть и через силу.
- Знаю, дочка, - вздохнул он. – Как раз обсуждаем это с Марком. – Короткий кивок в сторону советника Полока, которого Лиза поначалу даже не заметила. – Он уверяет, что Никий привёл целую роту имперских гвардейцев и ведёт себя так, словно собирается захватить наш дворец.
У сестрёнки округлились глаза.
- Полная чушь! Я только что разговаривала с ним. Он прилетел ко мне. Понимаешь? Ты должен его принять.
- Ну, не знаю... - Леннок в задумчивость потёр подбородок. – Марк вон еле ноги унёс. Говорит, ещё немного, и охрана принца непременно набросилась бы на него.
Лиза смерила советника презрительным взглядом.
- Кому ты веришь? Да он собственной тени боится. – Сестра в сердцах топнула каблучком: - Если сейчас же не прикажешь впустить Никия во дворец, я сама пойду к нему и...
- Тихо, дочка, тихо, - успокаивающе поднял руки герцог. – Не горячись. Надо всё хорошенечко взвесить.
- Что тут взвешивать, папа? Просто так Никий бы не прилетел, ты знаешь. К тому же эти столкновения на границе. Вот-вот начнётся война, а мы всё думаем. Не смотри на меня такими глазами. Да, я всё знаю. А чего не знаю, о том догадываюсь. Не надо считать меня маленькой несмышлёной девочкой. Немедленно впусти Ника. Помнится, сам его приглашал после покушения во дворце Мардана. Или уже забыл?
Серж не выдержал, расхохотался.
- Ох, уела отца. Ладно, пошли вместе. Только возьмём охрану.
- Ваша Светлость... - попытался возразить советник, но Леннок махнул на него рукой:
- Хватит, Марк. Я тебя наслушался. Элли права. Я лично пригласил принца Никия посетить Геллу.
- Почему же он прибыл без предварительной договорённости? Почему тайно, под видом посольства?..
- Послушайте, Поллок, - прошипела моя сестрёнка, окончательно выходя из себя, - если вы сейчас же не заткнётесь, я прикажу вам всегда хранить молчание в моём присутствии.
Советник побагровел, но перечить не стал. Герцог же, глядя на него, снова рассмеялся:
- Элли, дорогая, не будь так жестока к Марку.
- Всё, папа, хватит болтать. Пойдём. – Она схватила Леннока за руку и решительно потянула в коридор.
Тот и не думал сопротивляться. Вскоре они стояли перед выходом, внутренние экраны которого показывали меня, в нетерпении меряющего шагами широкую площадку возле крыльца, и выстроенный поодаль почётный караул имперских гвардейцев. Посол возвышался посреди этой площадки, словно колонча, пытаясь мне что-то втолковывать.
Когда створки разошлись, и на крыльце появился Леннок, ведя Лизу под руку, я на подгибающихся ногах пошёл им навстречу. Не помню, какие слова приветствия звучали из моих уст, какие произносил герцог. Мною владело лишь одно желание – сгрести Лизу в охапку, посадить её в челнок и лететь на «Буйный», чтобы скорее добраться до Перемещателя. Остановили меня озорные огоньки в глазах сестры. Она прекрасно понимала, что я её больше ни за что не брошу, но и спешить особо не стоит. Лишь с этого момента я более-менее успокоился и начал нормально соображать.
Нас провели во дворец. Со мной был Ферг. Ланс отправился с местным офицером распределять гвардейцев по караулам и жилым боксам.
- Не собираюсь утомлять вас разговорами, Ваше Высочество, - говорил по дороге Леннок. – Вам покажут комнаты, где вы сможете отдохнуть, после чего милости просим на ужин. Там и поговорим. Не возражаете?
Великая сила этики!
Я и в самом деле не был готов к переговорам. Хорошо, что у арнийцев их не принято начинать на голодный желудок или с дороги. Умнейшие люди.
Меня и Ферга разместили в соседних комнатах. Нам отвели целое крыло дворца. Здесь помимо гостевых апартаментов была своя столовая, рабочий кабинет, помещение для приёмов, спортзал и даже бассейн. Ланс привёл несколько гвардейцев, которые сразу взяли весь отсек под охрану. Стражники герцога сюда не лезли, контролируя только подходы. Вот и славно. Здесь мы как дома, на родной Обители.
Хм, дожил – чужую для себя планету называю родной. Врастание в образ, похоже, становится необратимым.
Вызов от Ферга пришёл, когда я в одном халате после очистительного душа нежился на заправленной постели.
- Что? – несколько раздражённо бросил я. Не люблю, когда обламывают кайф.
- Время к ужину, кадет. Скоро получишь приглашение. Ни к чему хозяевам нас ждать. Собирайся. Чтобы через пять минут был готов.
Он отключился. Вероятно, чтобы не слышать, как я буду канючить. Ох, не пожалеть бы потом, что взял в эту поездку Ферга.
Делать нечего, пришлось вставать и напяливать костюм для деловых встреч. Камзол нейтрального серого цвета поверх фиолетовой рубашки, серые же брюки с чёрными ботфортами. Драгоценностей самый мизер – только на ножнах и перевязи. Ах да, ещё брошь, скалывающая ворот, и запонки. Пока крутился перед зеркалом, любуясь своей подтянутой фигурой, позвонил герцог.
Всё-таки надо сказать спасибо Фергу за экономию времени. Я сразу вышел и направился в столовую. Ко мне тут же присоединился эскорт из трёх гвардейцев и моего учителя, тоже одетого в деловой костюм, только синего цвета. За пределами апартаментов нас встретили стражники Леннока и молча пошли впереди. Вот и славно. Не придётся делать вид, что запамятовал дорогу.
Столовая была почти такой же, как у нас дома. Разве только стол короче. За ним уже сидела вся семья герцога: сам Серж, справа его жена Берта, слева дети, Лиза или Элиза и малолетний сын Руст. Все с любопытством глядели на меня и Ферга, почему-то вошедшего вместе со мной. По правилам этикета за семейным столом дозволялось принимать лишь родственников или приглашённых гостей, но равных по происхождению, чтобы никто не чувствовал себя человеком второго сорта. Причуды местной демократии, ничего не поделаешь. Получается, Ферга тоже пригласили. Но тогда он чертовски знатен. Вот вам и простой учитель.
Леннок поднялся, показал на свободные стулья у противоположного конца стола.
- Прошу садиться, Ваше Высочество и... - Он взглянул на мастера Брола, закончив с почтением: - Ваша Светлость.
Вот оно как. Ферг далеко не простой учитель, оказывается, и титул у него, судя по всему, немаленький. Интересно какой? Тоже герцог?
Мы одновременно приблизились к столу. Ферг, ухаживая за мной, словно за дамой, выдвинул стул, предлагая сесть. Как бы ни был он знатен, отпрыск императорской семьи всё же выше по статусу. Следуя правилам этикета, я поблагодарил кивком и указал ему на почётное место справа от себя. Он тоже кивнул. Отвесив поклон хозяевам и дождавшись ответных, мы вместе с Ленноком, в конце концов, уселись. Фух, как же муторно соблюдать все эти премудрости. Чего проще пожать руку, сесть, выпить, закусить, распрощаться и уйти. Нет же, обязательно надо повыёживаться…
- Рад, что вы, Ваше Высочество, всё же откликнулись на моё предложение посетить наш скромный дом, - приветливо улыбнулся Леннок. – Особенно рада этому свершившемуся факту, пожалуй, моя дочь.
Его улыбка стала ещё шире, а в глазах блеснули лукавые огоньки. Лиза фыркнула, но вовремя взяла себя в руки, сказав не без ехидства:
- Конечно, папочка. Ник же спас мне жизнь.
Не отреагировав на её реплику, герцог продолжил слегка погрустневшим тоном:
- Мне очень жаль, что в тот злополучный день погиб ваш брат, наречённый жених Элизы. Союз Берита с Кадоном так и не был скреплён узами брака. Да и я, честно сказать, после того нападения был на взводе. Наговорил королю Мардану всякого... Вы уж простите старика.
- Ну, какой же вы старик, Ваша Светлость. Человеку ровно столько лет, на сколько он себя ощущает. – Я поднял бокал и провозгласил: - За вашу долгую жизнь и плодотворную деятельность.
Никто не стал возражать. Мы дружно выпили - все, кроме маленького Руста. Он просто с любопытством разглядывал нас, болтая под столом ногами, слишком короткими, чтобы достать до пола.
В бокале оказалось вино. Правда, слабенькое, больше напоминающее немного забродивший сок, однако вкусное. У арнийцев почему-то не принято чокаться, как на Земле. Поэтому создалось впечатление, будто мой тост не за здравие, а за упокой. Или так пьют лишь аристократы, а у обычных людей всё гораздо проще?
- Благодарю за добрые слова. – Леннок промокнул губы салфеткой. – Только не будет у меня долгой жизни, если начнётся война с кейтанцами. Вы уже знаете о столкновениях на границе?
- Слышал, но без деталей. На подлёте к Бериту нас перехватил кейтанский патруль. Не хотели пускать в систему, требовали убраться.
- И как же вам удалось их уговорить?
- Мы просто показали эскадру сопровождения.
- Да уж, довольно веский аргумент, - сдержанно посмеялся герцог. – Теперь на том участке границы, где вы её оставили, тишь да благодать. В других местах кейтанцы тоже, кстати, присмирели. Видите, одно присутствие пусть даже небольшой части Кадонского флота заставляет их задуматься. О чём это говорит? О том, что нам без союза с вами не обойтись.
- Именно для этого я сюда и прибыл, Ваша Светлость.
- Рад это слышать. Что ж, давайте выпьем за наш союз. Пусть он принесёт немало пользы обеим державам и надолго, а лучше навсегда отпугнёт врагов.
Мы снова выпили. Поставив бокал, герцог с удовольствием крякнул:
- Хороший почин для нашей встречи. С тех пор, как вы прилетели, не поступило ни единого доклада о каких-либо провокациях на границе. До этого подобное происходило чуть ли не каждый час. Ну, не будем пока о делах. Давайте ужинать, а потом и поговорим.
Я с удовольствием налёг на еду. Что-то изголодался в дороге. Заморив своего порядком исхудалого червячка, откинулся на стуле, не без труда озвучив положенную в таких случаях фразу:
- Благодарю за гостеприимство.
Леннок удовлетворённо кивнул и поднялся. Остальные последовали его примеру.
- Прошу простить, любезные дамы, и вас, мастер Брол. - Он по очереди раскланялся с каждым из присутствующих. – Нам с принцем Никием придётся на время отлучиться для обсуждения неотложных государственных дел. Ваше Высочество, прошу... - Приглашающим жестом герцог указал на одну из небольших дверей.
Узкий коридор привёл нас в кабинет, лишь немногим уступающий размерами королевскому. Зато и аппаратуры в нём было не в пример меньше, поэтому он казался таким же просторным.
- Располагайтесь, где сочтёте нужным. – Леннок махнул на мягкий диван и несколько кресел вдоль стен.
Я выбрал большое удобное кресло в углу. Герцог устроился в таком же по другую сторону прозрачного столика.
- Надо же, это моё любимое место, - хмыкнул он. – Тоже нравится иной раз тут посидеть, поразмышлять и всё такое... - Леннок многозначительно улыбнулся и подмигнул.
- У вас хороший вкус, - отвесил я банальный комплимент, просто потому, что не знал с чего начать разговор.
Похоже, герцог это понял, взяв инициативу в свои руки:
- Итак, Ваше Высочество, раз уж вы здесь, то наши прежние договорённости с империей Кадон, полагаю, остаются в силе?
- Да, - согласно киваю. - Именно такие наставления давал мне отец.
- Очень хорошо. Только существует одна проблема. Чтобы придать легитимность нашему союзу, Элиза должна была выйти замуж за Поля. Уж простите, что вынужден снова напоминать о смерти вашего брата, но... - развёл руками Леннок.
- Ничего, Ваша Светлость. Никуда от этого не деться, - вздыхаю, делая скорбное лицо.
Что поделаешь. Я никогда не видел дядю Поля живым. Только на портретах. Поэтому мне вовсе не требуется привыкать к тому, что его с нами нет, и страдать в ожидании, когда мои душевные раны затянутся.
- Наследник имперского престола теперь вы, - не то спросил, не то утвердительно сказал герцог. – Хочется быть уверенным, что нам не придётся пересматривать условия гарантии союза. Вы же понимаете, это затянет переговорный процесс. Да и нет ничего крепче и надёжнее, чем семейные узы. Всё остальное ничуть не убедит кейтанцев отказаться от войны с Беритом.
И он туда же. Успел, судя по всему, перетереть с королём. Спелись голубки, раз оба хотят женить меня на собственной сестре. Эх, знали бы они правду...
- Угу, - обречённо вздыхаю. – Отец мне говорил.
- Вот видите! – оживился Леннок. – Король Мардан тоже прекрасно всё понимает. Он согласился на свадьбу. Только без вашего с Элизой обоюдного согласия это будет невозможно. За дочь я не переживаю. Мне ли не знать, как она влюблена в вас. Вы с детства постоянно вместе. Это известие о браке с Полем её, признаться, сильно огорчило. А уж с вами-то... - Герцог хохотнул, но тут же посерьёзнел и доверительно наклонился ко мне. – Надеюсь, что с вашей стороны возражений не поступит?
Пришлось натянуто улыбнуться.
- Нет, конечно. Можете целиком и полностью на меня рассчитывать, Ваша Светлость. Мне прекрасно известно, что на кону не только существование Берита, как арнийской державы, но и жизнь вашей семьи. Поэтому я сделаю всё ради того, чтобы защитить Элизу и её родных.
- Я знал, что на вас можно положиться, мой друг. – Он с чувством пожал мне руку.
Вот интересно, мне потом его тоже папой называть? А со свадьбой смешно получится. Лизка должна заценить. Это же не по-настоящему, ведь правда?..
Как только мы с герцогом появились в гостиной, где мирно беседовали женщины с Фергом, все сразу замолкли. Уставились на нас напряжёнными взглядами, но, заметив, что мы вполне удовлетворены прошедшими переговорами, разом выдохнули. Сестрёнка подскочила, схватив меня за руку. Затараторила, словно боясь, что ей возразят:
- Папочка, я украду Ника. Ненадолго. Ладно?
Дожидаться ответа она и не собиралась, быстро потащив меня к дверям.
- Идите, идите, - уже нам в спины весело сказал Леннок. – Поворкуйте там, голубки.
Как обычно фыркнув, Лизка выскочила за дверь, я следом. Она потянула меня дальше по коридору. За нами, неприлично громко топая, шли шестеро солдат её и моей охраны. М-да, остаться наедине, чтобы посекретничать, нам, как видно, не светит.
Выход из положения нашла сестра, заговорив по-русски - уж этого языка здесь точно никто не знал:
- Ну, наконец-то. Я уже и не надеялась. Полгода торчу в этом грёбаном замке, как птица в золотой клетке, и слушаю споры о том, нападут кейтанцы на Берит или не нападут. С ума сойти, мы общаемся с живыми предками, а наши родители, оказывается, инопланетяне. Ты бы в такое поверил?
- Дети инопланетян тоже, вроде как, по происхождению являются инопланетянами, - усмехаюсь в ответ.
Она резко тормозит, разворачивается ко мне и серьёзно смотрит в глаза.
- Ну-ну. А дети королей, значит, будущие короли, - произносит безо всякого сарказма. – Ты хоть представляешь, в какое дерьмо мы с тобой вляпались? Тебя приняли за принца Никия, меня за герцогиню Элизу. Всё из-за того, что мы сильно похожи на своих родителей и попали во времена их молодости.
Киваю, соглашаясь, лишь немного позволяя себе уточнить:
- Причём в тот самый момент, когда они отправились на Землю. Перемещатель работает не только в пространстве, но и во времени.
- Что-что работает? – не поняла сестрёнка.
- Перемещатель. Так дед Трофим назвал своё изобретение. На самом деле, кстати, его имя Глинн Троф. Он главный дворцовый механик.
- Вот жучара! – Глазки сестры опасно сузились. – Мог бы как-то предупредить. Хотя бы плакат повесил «Посторонним вход воспрещён» или «Не влезай, убьёт!»
- Думаешь, нас бы это остановило? – приподнимаю брови.
Посмотрев на меня, она вдруг хохочет:
- Нет, конечно. Наоборот, полезли бы туда в первую очередь.
Теперь смеёмся вместе. Замершие неподалёку охранники не подают вида, что не понимают ни единого сказанного нами слова. Просто исправно несут свою службу, поглядывая по сторонам.
Резко перестав смеяться, Лиза смотрит на меня с надеждой.
- Что нам делать, Ник?
- Возвращаться, - стараюсь говорить уверенно. Получается не очень.
- Как?
- Я нашёл помощника Трофа. Он привёл меня к Перемещателю. Ты сможешь снова открыть дверь? - Она вяло кивает. Неужели тоже сомневается? – Тогда нет проблем. Войдём, ты запустишь программу, и мы дома. Всё просто.
- Да уж, просто, - тянет она задумчиво. – Только нам сначала понадобится удрать отсюда, попасть в империю, оказаться на Обители, да ещё и в королевском дворце.
- Не вижу особых препятствий.
- Ты что, рехнулся? – Лиза крутит пальцем у виска. – Это ты вхож во дворец и летаешь, куда захочешь. А я не выездная. Нас кейтанцы окружили, за каждым кораблём охотятся.
- У меня целая эскадра...
- Да хоть армада. Пока ты сидишь тут, они узнают, что прилетел принц Никий заключать союз с Ленноком. Соберут силы, ударят, и хана твоей эскадре вместе со всем Беритом. Ты только приблизил войну. Неужели непонятно?
- Да как они узнают? Я нигде не светился.
- Понятия не имею. Но кейтанцы всегда в курсе событий, которые происходят внутри системы. Любая наша самая секретная операция накрывается медным тазом. Либо им кто-то сливает инфу, либо у них слишком хорошая аппаратура слежения, раз её до сих пор не вычислили.
- Какая ещё аппаратура? Во дворце, небось, такая система безопасности, что нам и не снилась.
- Уверен? Откуда же я, по-твоему, обо всём этом знаю? Женщины здесь, между прочим, допуска ни к чему не имеют. И не важно, герцогиня ты там или нет. Охранники даже дверь нам открывают, потому что никаких наших биометрических данных в систему не забито. Уж не знаю, с чем это связано. Просто женский шовинизм какой-то.
Чешу затылок, припоминая, что моя сестра хакерша, каких мало. Видать, она и на Гелле освоилась, раз легко снимает информацию с местных носителей. Да, ей палец в рот не клади.
Мы всё-таки прошли дальше по коридору, на этот раз без особой спешки. Спустились на первый этаж и через небольшие двери, которые и в самом деле открыли стражники, попали во двор. Здесь был разбит шикарный сад. Мы неторопливо брели по тропинке с твёрдым покрытием, слушая пение птиц, шорох листвы и гулкие шаги солдатских ботинок за спиной.
- Ты что-нибудь придумал, Ник? – нарушила молчание Лиза. – Как будешь вытаскивать нас отсюда?
- Сядем на корабль и улетим, - пожимаю плечами.
- Опять он за своё, - вздыхает она. – Сам подумай, кто меня с тобой отпустит? Здесь мы для всех не брат и сестра, а совершенно чужие друг другу люди. Ещё и малолетки в придачу, за которых родители отвечают.
- Ну... Есть одна идея, - говорю с показным сомнением. Даже не представляю, как отреагирует Лиза на такое предложение.
- Говори уж. Не тяни кота за причиндалы.
Ладно, сама напросилась. Набираю в грудь побольше воздуха и выдаю на одном дыхании:
- Нам нужно заключить фиктивный брак.
- Чё, чё-о?..
Остановившись, она смотрит на меня со зловещим прищуром, будто целится, выбирая куда двинуть – в челюсть или в глаз.
- А чё такого? – отступаю на шаг. – Мы же в образе. Должны соответствовать.
- Дебил! У тебя что, мозги отшибло? Мы брат и сестра. Какая женитьба, нахрен?
Ещё немного, и Лиза меня точно ударит.
- Я и не говорю, что всё должно быть взаправду. Представь, что ты играешь Джульетту, а я Ромео. Спектакль кончается свадьбой. Занавес, бурные аплодисменты, цветы на сцену. Раскланиваемся и уходим. Всё, мы не муж и жена. Заглядывать к нам в спальню никто не будет. Никаких обычаев типа выноса на всеобщее обозрение окровавленной простыни, насколько мне известно, у арнийцев нет. Зато я на законных основаниях смогу забрать тебя и улететь в систему Кадон. А там Перемещатель Трофа. Соображаешь?
Сложив руки на груди, она задумалась. Вот и правильно, нечего их распускать, пусть лучше при себе держит, а то чуть что, сразу в глаз. Да, сестрёнка у меня боевая. Можно сказать, я и борьбой только из-за неё занялся, чтобы не ходить битым.
- Хм... Похоже, другого выхода у нас действительно нет, - произносит она медленно.
Наконец-то голову включила.
- Не забудь сказать об этом папе. – Поймав её свирепый взгляд, спешу исправиться: - Деду. Конечно, деду. Я его имел в виду. Он же отец Элизы.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 24.04.2020, 01:03 | Сообщение # 9
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 7
События несутся вскачь


Почему голова такая тяжёлая? Не могу оторвать её от подушки. Да и подушки никакой нет. Упала, наверное, пока ворочался. Лежу на твёрдой, совершенно плоской поверхности в неудобной позе. Рядом бубнят чьи-то голоса. Кто это? Я, вроде бы, должен быть один в своей спальне.
Пытаюсь поднять веки. Удаётся это с большим трудом. В глаза бьёт свет, не такой уж и яркий, но с непривычки слепит.
Ёлы-палы, да я на полу. Лежу, раскинув руки. Хочу ими пошевелить, но ничего не выходит. Они кажутся тяжёлыми, словно не мышцы там, а сплошной свинец.
Маленькая комнатка примерно три на три метра. Гладкий камень стен, как в технических помещениях дворца. Миниатюрная световая панель на потолке и никакой мебели. Куда это меня занесло? И как я здесь оказался?
- ...уверяю вас, кериф, - различаю картавый мужской голос. У говорящего явные проблемы с дикцией. Вместо звука «р» постоянно призносит «л». – Это совершенно точный прибор. Если он показывает неполное совпадение, то так оно и есть. Либо вы привели сюда не того человека, либо сами стали жертвой заблуждения. С чего вы взяли, что это принц Никий?
О, речь обо мне? Очень интересно.
- Проверьте снова, - раздражённо говорит второй человек. А вот его я, кажется, знаю. – Может, у вас не те данные.
Точно, это же Поллок, советник герцога. Что я делаю в его компании? Кто второй?
- У нас, уважаемый Марк, самая полная база биометрических данных всех членов семьи Мардан. Даже дворец Обители не может похвастать столь обширной базой. Поэтому я с полной уверенностью заявляю, что перед нами не принц Никий. Да, это его близкий родственник, явно тоже из Марданов, однако не он. Я бы предположил, что брат-близнец, если бы у него был таковой, или сын, что, как вы сами понимаете, невозможно. Простите, кериф, но вы ошиблись.
- Брат-близнец?! То есть король утаил от всего света третьего сына?.. Зачем?.. А-а-а, понимаю. Боялся покушений, берёг семью. Сколько же тогда у него сыновей?.. Хитрая бестия. Ох, и хитрая...
Советник нервно заходил по комнате, а я вдруг всё вспомнил.
Поллок перехватил меня вечером на выходе из кабинета герцога, который остался принимать донесения от своих военных. Слишком уж активизировались кейтанцы на подступах к системе, что не могло его не беспокоить. Пришлось прервать наш разговор, условившись встретиться утром.
- Одну минутку, Ваше Высочество!
Мне оставалось пересечь гостиную и распахнуть дверь, за которой меня дожидались трое гвардейцев, однако сидевший в кресле советник грузно поднялся навстречу, привлекая моё внимание.
- Прошу прощения, но я должен вам кое-что передать. Это касается герцогини Элизы.
Не заговори он о сестре, я бы сослался на неотложные дела и прошёл мимо. Уж слишком слащаво улыбался этот неприятный тип. Но имя «Элиза» подействовало волшебным образом, сделав из меня послушную куклу.
- Да? В чём дело? – Я повернулся к нему, и это было моей роковой ошибкой.
- Дело в том, что герцогиня попросила устроить с вами встречу. Тайную, разумеется. Понимаете? – Не переставая глупо улыбаться, он поиграл бровями, словно какой-нибудь ушлый делец, предлагающий полунамёками купить у него нечто запретное. – Она ждёт вас одного в уединённом месте.
С чего бы вдруг? Если сестрёнке приспичит поговорить без лишних ушей, мы вполне можем сделать это при помощи браслетов, просто перейдя на русский. Я поднял руку, чтобы набрать её номер.
- О нет! – остановил меня Поллок. – Связью пока лучше не пользоваться. Вы же знаете, все переговоры идут через дворцовую сеть и легко отслеживаются. Охрану она просила не брать. Не беспокойтесь, я приведу вас к ней потайным путём.
К чему такая таинственность? Конечно, я ничего не понял. Мне бы насторожиться, но не судьба. Я повёлся, как дурак, на простую уловку и побрёл вслед за советником, точно баран на заклание.
Он открыл спрятанную в стене дверь и поманил за собой. Как только мы оказались в технических коридорах, очень похожих на те, что были в нашем дворце на Обители, толстяк резво припустил, вперёд, уверенно петляя по запутанному лабиринту. Я старался не выпускать его из виду, не в состоянии думать о чём-то ином, за что вскоре и поплатился.
Очередной поворот, и мы лицом к лицу столкнулись с тремя вооружёнными людьми. Сначала я принял их за дворцовую стражу. Мало ли где и какие патрули расставил герцог. Но предложение сдать оружие и следовать туда, куда укажут, прозвучало недвусмысленно грубо.
- Советую подчиниться, Ваше Высочество. Это в ваших же интересах, - строго произнёс Поллок.
Из добродушного толстяка он вдруг превратился в злого гения. Конечно, я мог вышибить из него дух одним ударом, но мешало весомое подспорье в виде трёх направленных на меня стволов. Рефлексы сработали сами собой. Я даже не понял, когда успел выхватить шпагу. Скользнув к стене, одним броском приблизился к троице. Они хоть и держали меня на мушке, но стрелять остереглись. А жаль. Пусть бы не попали, зато шуму наделали - будь здоров, если вообще не поджарили бы друг друга. Либо профессионалы, либо им нужен был принц в целости и сохранности. Как теперь уже выяснилось, второе.
Шпага чиркнула одного стрелка остриём по горлу и, не дожидаясь, когда он упадёт, вонзилась в грудь следующего. Тут меня и накрыло. Сознание включилось не вовремя, что б его. Я впал в ступор, вдруг осознав, что сейчас убил своими собственными руками двух живых людей.
Понятное дело, этим воспользовался уцелевший налётчик, пустивший мне в лицо какой-то вонючий газ. У меня перехватило дыхание, зашумело, помутилось в голове, и я вырубился.
Да, так всё и произошло. Лежу теперь на жёстком полу и слушаю странную беседу Поллока с неизвестным. Блин, какого хрена я за ним попёрся? Сразу ведь было ясно, что это подстава. Лопухнулся по полной программе.
Ладно, сам виноват. Без толку теперь плакаться. Надо думать, как выйти более-менее сухим из воды. Будем плясать от стенки, к которой меня припёрли. Для начала попробуем пошевелить пальцами...
- Погодите-ка, - встрепенулся Поллок. Я испугался, что советник заметил мои попытки вернуть чувствительность рукам, но тот и смотреть забыл в мою сторону. Его заботило совсем другое: – А вы уверены, что у вас в базе собраны параметры именно Никия, а не его, как вы утверждаете, тайного брата-близнеца?
- О брате я лишь высказал предположение, руководствуясь результатами проведённой идентификации. Что же касается полученных нами сведений, то не беспокойтесь, кериф, они проверены через разные независимые источники. В их подлинности можно не сомневаться. Это те самые данные, которые заложены в систему опознавания королевского дворца.
- Ну и что? Открыто во дворце мог жить и двойник, отвлекая на себя всеобщее внимание. А принц Никий вот он, здесь. Недаром же он прилетел тайно. И герцогиня Элиза его узнала. Уж она-то с ним хорошо знакома. Росли вместе.
Я энергично сжимал и разжимал пальцы, пользуясь тем, что на меня не обращали внимания. Наступившая тишина заставила насторожиться и замереть, прервав незамысловатые попытки разогнать кровь. Оказывается, собеседник Поллока просто задумался.
- Хм... Возможно, вы и правы, уважаемый Марк, - вновь раздаётся картавый голос, и я буквально кожей чувствую на себе изучающий взгляд незнакомца. – Такая мысль, признаться, мне в голову не приходила. Но всё может быть...
- И что же нам теперь делать, уважаемый Дайхо?
О, кейтанское имя. Неужели Поллок продался врагу?
- Никий это или нет, его в любом случае надо забрать. Потом разберёмся. Любые члены семьи Мардан одинаково нужны нашей империи. В зависимости от степени родства и отношения к ним короля мы сможем в той или иной степени на него влиять.
Понятно. Хотели похитить принца Никия для шантажа. Поллок предоставил такую возможность, заманив меня в ловушку. Чтобы убедиться, что я это я, провели проверку каким-то непонятным прибором, и он легко раскрыл мой маленький секрет. М-да, технику не обманешь. Дурить людей гораздо проще.
- Помогите дотащить его до челнока, - сказал кейтанец.
- Мы так не договаривались. Вы просили привести принца, я привёл. Дальше сами.
- Не будьте идиотом, уважаемый Марк. Один я не справлюсь. Кто же знал, что этот мальчишка настолько безрассуден, чтобы кинуться на вооружённых людей, и настолько силён, чтобы легко уложить моих солдат. Давайте поспешим, пока действует усыпляющий газ. Поднимайте. Я возьму его на плечо. Понесём по очереди.
Меня подхватили под руки, вздёрнули кверху и прижали спиной к стенке. Желтолицый Дайхо наклонился, поднырнув мне под левую руку. Естественно я не мог этим не воспользоваться и взял его шею в захват. Она хрустнула, тело кейтанца обмякло. Продолжая его держать, я смотрел в перепуганные глаза Поллока.
- Не может быть... Газ же... Не может быть... - бессвязно бормотал он, медленно пятясь.
Подумаешь, газ. На Земле ещё не такой дрянью приходилось дышать. Наверное, организм выработал устойчивость к разного рода токсинам.
Бросив мёртвого Дайхо, смерть которого меня ничуть не покоробила, как это было с его солдатами, я на ещё нетвёрдых ногах пошёл к советнику. Тот, наверное, успел бы сбежать, но споткнулся о тело одного из солдат, упав на пятую точку. Завозился, вставая. Наткнулся на плазменник. Схватил его и навёл на меня. Хорошо, что не умел им пользоваться, да и я уже был рядом. Вырвав оружие, я упёр ствол в грудь Поллока.
- Ты когда продался, мразь? – цежу сквозь зубы.
- Ва... ва... ва...
- Не лепечи. Отвечай на вопросы. Куда меня должны были доставить? – Тычу стволом посильнее.
Советник скорчился от боли, схватился за плазменник, но тут же с испугом отдёрнул руки.
- В империю Вьен, - хрипит Поллок чужим голосом.
- В качестве заложника?
- Д-да, - часто кивает он. – Нам нужны гарантии, что Кадонская империя не вмешается.
- «Нам»? Тебе-то какой резон?
- Я стану наместником кейтанского императора на Берите.
- То есть займёшь место герцога Леннока. Надоело сидеть в его тени?
- А чем я хуже? – с вызовом бросает советник. Даже пытается выпятить грудь, но ствол плазменника не позволяет ему Фяэто сделать.
- Покушение на Обители тоже твоих рук дело?
Поллок отвернулся, ничего не ответив.
- Можешь не говорить, - хмыкнул я. – Всё ясно и так.
- Что тебе ясно, щенок? – вдруг налился он злобой. – В твоих руках власть была с рождения, потому что ты королевский сын. Наследник престола. Не без моей помощи, кстати. – Он осклабился. – А мне самому пришлось карабкаться к вершине этой самой власти. Годами, шаг за шагом, преодолевая каждую ступеньку. И чего я добился? Поста советника. Выше мне уже не подняться.
- И тут на тебя вышли кейтанцы.
- Я сам предложил императору Шингу свои услуги. На моих условиях, разумеется. Система Берит должна была стать моей, но войти в состав империи Вьен. Для этого требовалось любой ценой расстроить союз Берита с Кадоном.
- И ты готов был пожертвовать всеми. Даже Элли. Где вы её держите? Говори!
- Нигде. Никто её не трогал. Сидит, наверное, в своей комнате и знать не знает, какие дела тут у нас творятся.
- Убийство Поля, моё похищение – всё звенья одной цепи, так? Ну и сволочь же ты.
- А ты кто? – взъярился Поллок. – Такой же самозванец. Дайхо проверил, ты не принц Никий. Тогда кто? Чего молчишь?..
Лучше бы он этого не говорил. Впрочем, советник и так уже был обречён. О таких обычно говорят с прискорбием: «Он слишком много знал».
Я отошёл, продолжая держать его на мушке. Не очень-то хотелось обжигаться разлетающейся плазмой. Он это понял, распахнул глаза в ужасе и, не вставая, пополз назад. Упёршись в стену, продолжал судорожно грести руками и ногами.
Не став тянуть, я выстрелил. Струя плазмы пробила тело, врезалась в стену за спиной, чем придала уже мёртвому Поллоку реактивную тягу, отбросив его вперёд. Он упал ничком на успевшие остыть трупы двух кейтанских солдат. На спине дымил продырявленный камзол, затылок превратился в запечённую головёшку. Я бросил плазменник и подобрал свою шпагу. Огляделся.
Стою один в заваленной трупами комнате. Просто жуть, а у меня никаких эмоций. Странно. Ведь я только что убил четырёх человек.
На запястье завибрировал браслет. Меня запрашивал капитан Ланс. Обнаружил, как видно, пропажу. Надо бы его успокоить.
- Рад видеть вас, капитан, - сказал я, не дав произнести ему ни слова. – Со мной всё в полном порядке. Но где-то в районе дворца находится челнок заговорщиков. Отправьте людей на его поиски. Подключите стражников герцога, только осторожно, некоторые из них предатели. Моё местоположение у вас отображается?
- Да, Ваше Высочество. Сейчас пришлю за вами десяток гвардейцев.
- Не надо. Пришлите только Ферга. Люди вам пригодятся. Выполняйте.
Прервав связь, я перевёл дух. Неплохой, однако, из меня командир получается. Не так уж это и сложно, к тому же мне нравится.
Я вывел на экран показания навигатора, который автоматически включил, когда только вошёл в технические помещения вслед за Поллоком. Полезная привычка, обретённая на Обители во время поисков Перемещателя. Линия зигзагом прочертила пройденный мною маршрут. Я двинулся к выходу. Что-то задел ногой. Ага, тот самый прибор, с помощью которого меня проверял покойный Дайхо. Криво улыбнувшись, я достал шпагу и с чувством рубанул по коробке с потухшим дисплеем. Она заискрила и развалилась пополам. Я продолжал рубить, пока от неё не остались мелкие, трудно распознаваемые детали.
Удовлетворённо хмыкнув, я продолжил путь.
У стены с открывающим её механизмом пришлось повозиться, разбираясь в управлении. Но ничего, справился. В гостиной за раскрывшейся стеной меня ждал Ферг, тоже пытавшийся отворить секретный ход. Он обеспокоенно глянул на меня, потом внимательно осмотрел коридор за моей спиной.
- Всё нормально? – Спросил с явным сомнением. Очевидно, мой слегка потрёпанный вид его насторожил. – Что произошло?
- Так, ерунда. – Я старался сохранять спокойствие, но чувствовал, что ноги подрагивают. Пришлось усесться в кресло. – Всего-то четыре заговорщика с тремя плазменниками. Даже Элли справилась бы.
- Ну-ну. – Проследив за тем, как стена снова стала целой, мастер Брол сел в другое кресло. – Растёшь, кадет. Сам, без нянек ликвидировал угрозу. Молодец. И каково было лишить жизни четверых людей?
Говорить об этом хотелось меньше всего. Я вспомнил свои ощущения и передёрнул плечами.
- Не очень, - признался честно.
Дальше распространяться не стал. Не хватало ещё рассказывать Фергу, что позволил себя вырубить.
- Вот и хорошо, - неожиданно выдал учитель. – Ты научился чувствовать смерть, познал её вкус. Теперь имеешь представление, на что идут находящиеся в твоём подчинении солдаты. Всегда помни об этом и никогда не отдавай необдуманных приказов. И да, поздравляю, мы переходим на новый уровень обучения.
- Какой такой уровень? – Я насторожился. Когда мастер Брол выдумывал что-нибудь новенькое, для меня это, как правило, выливалось в негативные последствия.
- Неконтактный. – Ферг неопределённо поводил руками перед лицом, будто перекатывая в ладонях невидимый шар.
- Не понимаю.
Встретив мой ничего не выражающий взгляд, он отмахнулся:
- Потом поймёшь. Ещё не время.
Дверь гостиной распахнулась, впуская Леннока и Лизу. За их спинами мелькнули выстроившиеся в коридоре стражники. Там же торчали три наших гвардейца. Всё-таки Ланс выделил мне охрану. Говорил ведь ему, не надо.
Встревоженная Лизка подбежала ко мне. Я встал и только собрался отвесить положенный великосветский поклон, как она обхватила меня за шею, зашептав прямо в ухо:
- Я так испугалась, что с тобой что-нибудь случится. Никогда, слышишь, никогда больше не оставляй меня одну.
Обалдевший от её неожиданного порыва, я стоял и тупо хлопал глазами, не зная что делать. Герцог любовался нами с милой улыбочкой на довольной физиономии. Представляю, как это выглядело в его глазах.
- Чистые голубки, - восхищённо сказал он, прижав ладонь к сердцу. Сестрёнка, наконец, отлипла от меня и сделала вид, что засмущалась. – Нет, нет, доченька, я только рад за вас с Никием. Ради всех богов космоса милуйтесь себе на здоровье... Ох, кто бы мог подумать, враг под самым носом проворачивает свои тёмные делишки. Кейтанцы совсем обнаглели. Спасибо вашим солдатам, Ваше Высочество. Вовремя среагировали. Представляете, вас хотели вывезти с планеты на нашем военном челноке. Часть моих офицеров, оказывается, участвовала в гнусном заговоре, который возглавлял мой ближайший советник. Дайте только добраться до него, уж я из этого предателя всю правду вытрясу...
- Не придётся, Ваша Светлость, - притворно вздыхаю. - Поллок мёртв. Попал под выстрел плазмы, когда я дрался с похитителями.
- Да что вы. Ну, туда ему и дорога. Сами-то, надеюсь, не пострадали?
- Нет. Благодарю. У меня неплохие учителя. – Киваю на скромно стоящего в сторонке мастера Брола.
- О, конечно, конечно. Его Светлость славится на всю галактику, как непревзойдённый боец. Полагаю, даже кейтанцы его побаиваются.
Он посмеялся несколько нервно. Понятное дело, папа Элизы перенёс нешуточный стресс, а это даром не проходит. Ферг поблагодарил за комплимент коротким поклоном.
- К сожалению, вынужден вас покинуть, Ваше Высочество. Государственные дела, знаете ли. На границе и так неспокойно, а после вашего неудавшегося похищения, полагаю, обстановка накалится до предела. Не лучше ли вам улететь домой, пока здесь не стало совсем жарко?
Герцог смотрел на меня с мольбой, и в этом взгляде было вовсе не беспокойство за мою безопасность, а переживание правителя за судьбу своей страны, оказавшейся на краю гибели. Он вовсе не хотел меня отпускать, полагая, что моё присутствие здесь хоть как-то сдержит агрессию империи Вьен. Ведь король Мардан вряд ли оставит без защиты своего наследника и в случае чего непременно пришлёт за ним целую флотилию. Союз союзом, но на его заключение уйдёт время. Для этого главам двух галактических держав надо утрясти кучу формальностей, организовать встречу, сесть за стол переговоров и, наконец, поставить подписи под соглашением.
В мои планы тоже не входило улетать без Лизы. Я почувствовал, как она сжала мою ладонь. Поймал её вопрошающий взгляд.
- Нет, Ваша Светлость, - говорю твёрдо. – Я не улечу. По крайней мере, пока вашей системе угрожает опасность. Надеюсь, отец меня поймёт.
Кажется, Леннок вздохнул с облегчением.
Сестра на прощание чмокнула меня в щёку.
- Будь осторожен, - напутствовала она. – За тобой идёт охота.
- Значит, надо избавиться от охотников, - улыбаюсь ей в ответ.
Лиза прищурилась:
- Ты что задумал?
- Пока не знаю. Но в одном уверен: чтобы враг до тебя не добрался, окружи себя многослойной бронёй и бей первым, пока этого никто не ждёт.
- С ума сошёл? У кейтанцев сильный флот. Нам не справиться.
- Здесь у них не такие уж большие силы.
- У Берита тоже.
- Зато у меня целая эскадра.
- Вьенская империя пришлёт подмогу.
- Король Мардан тоже.
- Ты втянешь Кадон в эту войну?
- Если понадобится.
Сестрёнка погрустнела.
- И всё ради того, чтобы мы вернулись на Землю?
- Ради этого тоже. Лиз, ты не думай, я не хочу оставлять после нас пепелище. Наоборот, желаю помочь предкам. Но уж больно они нерешительные. Так и хочется подтолкнуть.
- Ой, смотри, не ошибись, братик.
- Постараюсь.
Когда мы шли к своим апартаментам, окружённые целым десятком гвардейцев, успешно справившихся с заговорщиками, мастер Брол поинтересовался:
- На каком это языке вы разговаривали с Элизой? Что-то не похож ни на один из тех, которые я знаю.
- О, это очень древний язык, всеми надёжно забытый. На нём уже давно никто не общается.
- И зачем это вам, если он всё равно никому не известен?
- Вот за этим самым, - весело сказал я. – Чтобы нас никто не понимал, а мы понимали.
Ферг многозначительно хмыкнул и пошёл к своей комнате.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 27.04.2020, 01:36 | Сообщение # 10
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 8
Чувствовать смерть


С утра меня разбудили завывания браслета. Едва продрав глаза, я посмотрел на время. До подъёма оставалось почти два часа. Кто это в такую рань? Опять Ферг. Да что ж ему вечно не спится! Или решил устроить мне сегодня обещанный переход на новый уровень обучения? Тогда понятно в чём он заключается – просто раньше встаём.
- Боевая тревога, кадет, - глянул на меня с экрана учитель, как всегда собранный и спокойный. – Нас вызывает герцог Леннок. Срочно.
Что-то случилось. Надеюсь, не с Лизой.
Быстро собравшись, я выскочил в коридор, на ходу цепляя шпагу. Мастер Брол ждал меня у выхода из нашего крыла в компании десятка гвардейцев, а за герметичной дверью - целый взвод местной стражи. Серьёзная охрана. Неужели кейтанцы снова совершили диверсию?
Леннок принял меня и Ферга в своём кабинете, стоя между прозрачными экранами. Его вид не предвещал ничего хорошего. Снулое лицо с воспалёнными глазами, сгорбленная фигура, упёртые в пульт руки.
Мельком глянув на нас, он сказал обречённо:
- Кейтанцы штурмуют Габос.
В этот момент я понял, что всё пропало. Началась-таки война. И плевать императору Шингу, что на Гелле находится наследный принц Кадона. Он просто не тронет столичную планету. Пока не тронет. Будет захватывать одну колонию за другой. Обоснуется в системе, а потом начнёт вести переговоры с Ленноком о сдаче, а с Марданом о невмешательстве. До этого момента мы с Лизой никуда не сможем улететь - кейтанцы не позволят.
- Что вы предпринимаете? – слышу, словно издали, голос Ферга.
- А что здесь можно предпринять, Ваша Светлость? – безразлично бросил герцог. – Силы моего флота растянуты, чтобы держать под контролем всю сферу вокруг системы и вовремя реагировать на ситуацию внутри. Кейтанцы собрали несколько мощных группировок вблизи каждой из наших планет. Габос – это лишь начало. Если я сниму корабли с других участков, ослабив там оборону, враг непременно ударит в плохо защищённое место.
- У нас же эскадра. – Я с мольбой посмотрел на мастера Брола.
Он покачал головой:
- Нет, Ваше Высочество. Мы не вправе её использовать. Запрещено применять военную силу в конфликте чужих государств без веских на то причин.
- Веских? – цепляюсь за это слово. Лично с моей точки зрения у меня причины самые, что ни на есть веские. Нам с Лизой нужно кровь из носу попасть на Обитель. – Что под этим подразумевается?
- Нападение на союзника или угроза правительственным лицам... - начал перечислять Ферг, однако его нетерпеливо перебил герцог:
- Смею напомнить, что у нас ни с кем не заключён союз. И на Геллу, где находится принц Никий, кейтанцы нападать не станут. Это я уже понял. Они сейчас разгромят армию, захватят все наши планеты, оставив нетронутой одну только Геллу. Позволят Никию улететь взамен на заверения Кадона о мире, а потом преспокойно добьют меня здесь. И никто им не помешает!
Последние слова он выкрикнул, хлопнув ладонями по пульту, отчего по экранам пробежала рябь.
Нет, меня такой вариант явно не устраивал.
- Это все «веские причины»? – спросил я, поедая взглядом бесстрастное лицо учителя.
Тот не выдержал, отвернулся, но всё же ответил:
- Да, Ваше Высочество. Без вариантов.
- А могу ли я заключить этот союз от имени короля?
Оба уставились на меня – Ферг с интересом, а Леннок с надеждой. И ответили одновременно.
- Нет, - сказал мастер Брол.
- Да, - сказал герцог.
Они переглянулись.
- Если только получит его согласие, - пояснил мой учитель больше для Леннока. – Но связь с Кадоном, насколько я понимаю, блокирована.
- Есть одна лазейка, - нехотя проскрипел герцог. – Но стоит нам ею воспользоваться, её сразу же обнаружат и перекроют.
- Это значит, что вы отправите запрос, но не получите ответ?
- Верно.
- Тогда не вижу смысла...
Леннок выпрямил спину, будто вновь обрёл надежду. Медленно, с расстановкой произнёс:
- Если послать не запрос, а сообщение, оно непременно дойдёт.
- И какое же? – Ферг с интересом склонил голову набок.
- О женитьбе принца Никия на моей дочери Элизе.
Повисла тишина. Я с удивлением обнаружил, что стою с открытым ртом, и поспешил его захлопнуть. Клацнули зубы. Ёлы-палы! Оказывается, можно было и так. Чего же мы тогда тянули, спрашивается?
Непонимающе гляжу на учителя, он – на меня. Ну что, мол, согласен? Ещё бы я не согласился. Пусть показывают скорее, где тут ЗАГС. Всё равно наши с Лизой подписи за папу и маму будут недействительны. Судорожно киваю. Ферг издаёт непонятный вздох. То ли радуется, то ли расстроен. Пойди, пойми его.
- На свадьбе необходимо присутствие отца, - всё-таки вставляет палки в колёса. Так он за меня или как?
- Если его явку обеспечить невозможно, допускается полномочный представитель. Таковым на Гелле является посол Гибер. Он же зарегистрирует брак от имени Кадонской империи.
Немного подумав, мастер Брол, наконец, кивнул. Настала моя очередь вздохнуть с облегчением. Не терпелось побежать к Лизе и всё ей рассказать...
- А теперь, Ваше Сиятельство, раз уж мы уладили формальности, не позволите ли взглянуть на театр боевых действий? – словно издеваясь надо мной, попросил Ферг.
- Да сколько угодно, - легко согласился Леннок и взмахнул рукой.
Один из немногих неактивных экранов засветился, показав объёмную карту системы Берит, окружённую многочисленными синими точками – где-то крупнее, где-то мельче.
- Скопления наших кораблей, - показал на жирные точки герцог. – Защищают проходы между автоматическими оборонительными станциями.
Надо же, а я думал это просто пылинки или рябь на экране. Как же их много! Целый рой, собранный в сферу. Разве можно преодолеть такую оборону?
- К сожалению, станции не слишком уж мощные и довольно старые, - продолжал пояснять Леннок. – Способны разве что ненадолго задержать врага. К тому же в последнее время дыр в нашей обороне из-за участившихся провокаций стало только больше. Не успевали латать. В результате чего и пришлось так сильно растянуть флот. Ожидали нападения с любых направлений. Сейчас положение ничуть не лучше. – Он ткнул пальцем в ярко-красное пятно, каких вокруг системы светилось тоже предостаточно. – Если раньше кейтанцы, как и мы, были рассредоточены, то теперь они свели свои силы в несколько ударных групп, которые постоянно маневрируют. Одна такая группа, воспользовавшись моментом, прорвалась в зону Габоса, нашей самой удалённой планеты, и атакует подступы к орбите. Остальные продолжают барражировать в опасной близости, что не даёт нам возможности перебросить дополнительные силы с одного участка на другой. Видите? Планеты расположены так, что приходится прикрывать систему со всех сторон.
- А где наша эскадра? – влез я.
Леннок показал. Довольно упитанная фиолетовая точка почти на противоположной стороне от Габоса. Далековато. Но и красных пятен вражеских кораблей здесь почти не было. У меня родилась идея, которую я сразу же озвучил:
- Кажется, если эскадру передислоцировать к Гелле, она пройдёт рядом с Габосом?
- Да, Ваше Высочество, - подтвердил мои наблюдения герцог. – Но достаточно далеко от места боёв.
- Сколько времени пройдёт от старта до подлёта к цели?
- Имеете в виду Геллу?
- Нет, я всё ещё о Габосе.
Герцог с учителем снова переглянулись.
- Не собираетесь же вы... - начал было Леннок.
- Сначала ответьте на вопрос, Ваша Светлость.
- Хм. День пути.
- А сколько понадобится кейтанцам, чтобы окончательно сломить оборону Габоса?
- Около двух дней.
- Отлично. В таком случае нам надо поспешить со свадьбой, ибо я намерен отозвать эскадру сюда.
- Но здесь моя личная эскадра. Чем она вас не устраивает? – нахмурился герцог.
- Ваши корабли будут готовиться к переброске на Габос.
Леннок попытался возразить, однако я не позволил, сразу продолжив:
- Что, по-вашему, предпримут кейтанцы, узнав о возможном подходе вашей эскадры со стороны столичной планеты?
Немного подумав, герцог выдал:
- Перегруппируются. Выдвинут часть флота навстречу...
- Ослабив группировку, штурмующую Габос, - продолжил я. – Возможно, пришлют на усиление часть барражирующих неподалёку кораблей.
- Тогда какой в этом смысл? Просто потянуть время и окончательно угробить флот?
Ох, не играют здесь в шахматы. Никакого понятия о ложных манёврах. Всё равно должны понимать, крутят же обманные финты, когда на шпагах дерутся.
- Ваша задача только сделать вид, что собираетесь идти на помощь, - объясняю терпеливо. – На самом деле атаковать будет моя эскадра. Проходя мимо Габоса, она повернёт к планете и нанесёт неожиданный удар. Теперь понятно?
Не в силах что-либо сказать, герцог лишь кивнул. А вот мастер Брол сделал большие глаза, проговорив назидательным тоном:
- Ваше Высочество, нельзя использовать даже часть Кадонского флота в чужом конфликте. Это неизбежно приведёт...
- Разве нападение на союзника не обязывает нас вступить в войну на его стороне? – напоминаю недавно сказанные им же слова.
- Но союз...
- Будет считаться заключённым с момента моей женитьбы на Элизе. Тогда же я и призову эскадру. Новость об этом должна открыто транслироваться на все планеты системы.
- Кейтанцы сразу обо всём узнают, - поморщился Леннок.
Вот и хорошо. Этого я и добиваюсь. Тогда они начнут действовать именно так, как выгодно мне. Вслух же я сказал совсем другое:
- Поверьте, они узнают гораздо раньше.
Свадьба прошла на ура, хоть и немного в ужатом виде. Времени на подготовку и долгие торжественные церемонии у нас не было. Да и нужное количество гостей мы бы всё равно не собрали, разве только пригласив налетевших в систему кейтанских вояк. Боюсь, правда, что в таком случае не хватило бы места всем приглашённым даже в том огромном, самом большом во дворце зале приёмов, где нас венчали. Меня и Лизу, разодетых во всё белое, подвели к пьедесталу, на вершине которого стоял местный батюшка с воздетыми к потолку руками. Сестру сопровождал герцог, а меня посол. Они соединили наши руки, священник произнёс какую-то прочувственную речь и объявил, наконец, нас мужем и женой, после чего все полезли с поздравлениями. Насовали кучу всяких подарков, среди которых я даже не стал разбираться, особенно после того, как Ферг вручил нам пару красивых тонких кинжалов с выгравированными половинками сердца у самой гарды. Если кинжалы соединить, они непостижимым образом превращались в один широкий клинок, и сердце становилось целым.
- Пусть это напоминает вам, что лишь вместе вы едины, а порознь вас только часть, – задвинул учитель торжественно. - А если уж придётся расстаться, разделите кинжал и носите половинки друг друга с собой. В трудную минуту они вам помогут...
Не совсем понятно, но спасибо. Учитель знал, чем произвести на меня впечатление. Дальше было почти всё как на Земле. Праздничное застолье и здравницы в честь молодых. Вот уж никогда бы не подумал, что буду играть собственную свадьбу в неполные семнадцать лет, ещё и со своей сестрой-близнецом в качестве невесты. Слава богу, что целоваться не заставляли. Арнийцы не в курсе нашей дурацкой традиции по поводу и без повода орать «горько». Я этому только рад, Лизка – тем более...
Попав под вечер в отведённую нам спальню, я не выдержал, простонав:
- Наконец-то! – Прямо в одежде и сапогах рухнул на широкую кровать. Сразу спохватился, спросив сестру: - Ты на какой половине будешь спать?
- Цыц. – Она погрозила кулачком. – Говори по-русски, а то здесь уши повсюду.
- Что, даже в спальне?
- А ты думал... Так, я сейчас быстренько моюсь, одеваю ночнушку, мы ныряем под одеяло и начинаем изображать бурный секс. Понял?
Меня покоробило. Конечно, мы успели обсудить кое-какие основные моменты нашего плана, но ничего подобного в нём не было. Кто же виноват, что арнийцы считают брак окончательно скреплённым не на небесах, а в постели.
- Как ты себе это представляешь? – растерянно развожу руками.
- Элементарно, Ватсон. Укрываемся одеялом с головой и бесимся, как умеем. Детство забыл? Уж поверь, со стороны это выглядит как надо. Никто ничего другого и не подумает.
- Грамотная-а-а, - сладко потягиваюсь.
- Тебе тоже, кстати, не помешает помыться. А то своим запахом отобьёшь у меня всякую охоту к мужикам, а мне, между прочим, ещё по-настоящему замуж выходить.
Я вскочил с кровати, но сестрёнка уже нырнула в туалетную комнату, выкрикнув:
- Чур, я первая!
Бесились мы недолго. Под одеялом быстро стало жарко и нечем дышать. Снова захотелось в душ.
- Ну что, хватит? – спрашиваю с надеждой, высунув голову и жадно хватая ртом воздух.
- Да, звони папе.
- «Папе», - прыскаю в ответ, но послушно листаю меню в поисках аватарки Леннока.
Вот и он. Жму. Он отвечает сразу, словно только и ждёт моего звонка.
- Готово, - произношу коротко и, получив утвердительный кивок, вырубаю связь. Нападает зевота. – Лиз, можно я теперь посплю? Нам всего пара часов осталась.
Ответа нет. Поворачиваю голову. Ё-моё, она уже дрыхнет. Ну и нервы у сестрёнки.
Тоже закрываю глаза, почти мгновенно проваливаясь в глубокий сон...
И что, поспал? Ага, кто бы дал.
Подскакиваю от резкого зуммера, ничего ещё не соображая. Что случилось? А, это браслет... Опять надоедливый Ферг. Не дождёшься от него покоя. Уволю к ядрёной фене, когда вернёмся в Кадон!
- Время, кадет. Жду тебя на выходе.
Лицо на экране исчезло, а я вдруг сообразил, что два часа, отведённые мне на сон, уже истекли. Чёрт, не выспался.
Ладно, делать нечего. Встаю, одеваюсь. Перед тем, как уйти, толкаю сестру:
- Лиз, вставай. Надо прибраться.
Она, почти не открывая глаз, тоже встаёт, сгребает постельное бельё и сонно топает босыми ногами к утилизатору. Всё, следы, можно сказать, замели. Пора и мне выбираться.
- Подожди, - окликает она у самых дверей. Подходит ко мне и обнимает за шею. Прижимается своей тёплой щекой и шепчет в ухо: - Будь осторожен и... возвращайся за мной.
- Вернусь, не бойся, - самоуверенно повышаю голос. – Кейтанцы опомниться не успеют, как мы их поджарим.
В челнок погрузились быстро и молча. Он сразу поднялся, одновременно закрывая люк, и рванул вверх. Со мной летели Ферг, Ланс и два десятка гвардейцев. Ещё десяток остался охранять Лизу.
До крейсера добрались быстро, за какие-то считанные минуты. Встречавший меня капитан Слим отдал честь:
- «Буйный» готов к бою, Ваше Высочество.
- Благодарю, капитан. С полковником Паталиным связались?
- Так точно. Эскадра направляется в точку встречи.
- Когда стартуем?
Глянув на свой браслет, Слим доложил предельно точно:
- Через тридцать четыре с половиной минуты.
- Что ж, тогда все по местам.
Вежливый, по-военному чёткий поклон, и мы уже несёмся коридорами крейсера в стремлении скорее занять свои места согласно боевому расписанию. Я вслед за Слимом захожу в рубку.
- Командир на мостике! – звучит команда. Все встают, после чего раздаётся: - Наследник на мостике!
Мне отдают честь, и я козыряю в ответ. Приятно, чёрт побери. Почему-то по дороге к Бериту никто такой команды не давал. Интересно, это связано с моим новым статусом в качестве женатого или открывшимися военными действиями?
- Вдали от империи вы наш главнокомандующий, Ваше Высочество! – Любезно поясняет Слим. – Приказывайте.
Ну да, я же изучал уставы. Что-то такое там было.
- Действуем, как условились, - не совсем по правилам сказал я, но все поняли.
В рубке сразу воцарилась рабочая атмосфера. Посыпались доклады. Слим занял место командира, я уселся за ним, изучая расстановку сил на карте. Со вчерашнего дня она особо не изменилась, разве что Габос был в более плотном окружении вражеских кораблей.
- Запуск двигателей, - «заговорил» командирский пульт. Это дежурные техники отрапортовали. – Старт.
- Навигация в норме. Идём заданным курсом.
- Активность противника нулевая.
Пока тихо, вот и славно, есть надежда добраться до эскадры без приключений. Специально не стал брать сопровождение. Пусть кейтанцы думают, что я просто возвращаю флагманский крейсер в строй, а сам остаюсь на планете. Одиночный корабль им не интересен, тем более корабль другой, пока не воюющей с ними державы. Боестолкновений не было, войну король Мардан не объявлял. Идёт простое перемещение техники, вызванное неизвестно чем. Может, мне взбрело в голову собрать все корабли до кучи, кто меня разберёт? И теперь командиры, матерясь, добросовестно исполняют эту мою блажь. Принц я или не принц? Могу себе позволить.
Полёт проходил спокойно. И всё равно я весь испереживался, пока не увидел на обзорном экране растущий рой кораблей моей эскадры.
Полковник Паталин, прибыв на «Буйный», сразу принял командование и обратился ко мне:
- Примите мои поздравления со свадьбой, Ваше Высочество. Не ожидал, что прибудете лично. В нынешних условиях это небезопасно. Я мог бы и сам благополучно привести эскадру к Гелле и уже там перейти на борт «Буйного». Не стоило посылать его навстречу.
- Просто хотел, чтобы вы руководили боевыми действиями со своего привычного места, - говорю спокойно и, о чудо, вижу вытянувшееся лицо командора. Наконец-то, хоть одна эмоция. – Дело в том, что мы не летим на Геллу...
Я вкратце посвятил его в свой план. Полковник хмыкнул, после чего долго барабанил тонкими пальцами по командирскому пульту.
- А что, - пробормотал вполголоса, - вполне может получиться.
Он развернул на экране карту сектора Габоса, покрутил, разглядывая в разных ракурсах. Снова хмыкнул и повернулся ко мне.
- Похоже, вы правы. Кейтанцы клюнули на вашу приманку. Смотрите, они выдвигают часть кораблей в сторону Геллы и совсем не обращают внимания на идущую в стороне нашу эскадру. Прекрасная возможность для нанесения внезапного удара. Скоро мы окажемся в точке разворота.
Я молча улыбаюсь, а Паталин с головой уходит в свои заботы, отдавая кому-то распоряжения и выслушивая доклады.
Скоро будет бой. Мой первый бой в космосе. Чувствую лёгкий мандраж, и ладони потеют. Естественно, я волнуюсь. Вдруг что-то пойдёт не так? Не очень-то хочется умирать в расцвете лет, когда вся жизнь впереди. Опять же, Лизка останется одна. Да и на кораблях народу полно. Всё равно ведь кто-нибудь да погибнет. К сожалению, не бывает войны без потерь.
Прав был Ферг, ох как прав, когда сказал, что я научился чувствовать смерть...
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 27.04.2020, 01:38 | Сообщение # 11
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 9
Мало просто победить


Паталин показал себя прекрасным тактиком.
На подлёте он развернул эскадру в атакующий порядок и с ходу напал на довольно крупный вражеский резерв, притаившийся у одного из четырёх спутников Габоса. Судя по всему, здесь же находился штабной корабль кейтанского командующего, не сразу заметившего внезапно возникшую опасность и слишком поздно начавшего перестроение. Увлёкся, видать, ходом боя.
Мы оказались в более выгодном положении, сумев ударить во фланг, прямо в подставленные борта. Прошли сквозь полыхающий и разваливающийся на части строй, не оставив целой ни одной вражьей посудины, и вынырнули у самой линии фронта. Здесь повсюду плавали обломки уже мёртвых, разорванных на куски военных судов и боевых платформ. За ними вспыхивали огни работающих двигателей, выстрелов и взрывов. Туда Паталин и направил нашу эскадру.
Кейтанцы, прекратив штурм, торопливо разворачивались к нам. Кому понравится, когда со спины заходит неприятель? Только вот защитники Габоса и не думали прекращать бой. Они только усилили обстрел, а их порядком потрёпанный флот пошёл в контратаку. В итоге враг оказался под перекрёстным огнём.
Командиры некоторых кейтанских кораблей, не лишённые здравого смысла, вовремя сообразили убраться подальше, чем спасли себя и свои экипажи. Остальных упрямцев мы хладнокровно расстреляли.
- Запрос на связь, - пришло сообщение на командный пульт.
- От кого? – коротко поинтересовался полковник.
- Командующий оборонительным флотом Габоса.
- Соединить.
На экране возникла всклокоченная голова пожилого дядьки. Лицо перемазано сажей. На заднем плане виден дым, в котором то и дело мелькали чьи-то фигуры.
- Спасибо, парни, - проговорил он просто, безо всяких любезностей, которые мне уже порядком приелись. – Вы вовремя. Ещё бы немного, и нам конец.
- С кем говорю? – немного строго, на мой взгляд, поинтересовался командор.
- Майор Малик, сударь, к вашим услугам, - улыбнулся габосец. – Ваш вечный должник. Скажите, кого нам благодарить за спасение?
- С вами говорит полковник Паталин, командир отдельной эскадры Кадонской империи.
- Ого, Кадон уже здесь? Вы вступили-таки в эту проклятую войну и пришли к нам на помощь?
- Нет, майор. Мы уже находились в системе, когда на неё напали кейтанцы.
- Всё равно если бы не вы... Могли ведь и не вмешиваться. Столько жизней спасли. За это весь Габос будет век вам благодарен.
- Не меня благодарите, а нашего главнокомандующего. – Паталин слегка отодвинулся, открывая меня полностью.
Глаза у майора полезли на лоб.
- Ваше Высочество? – О, меня узнали. Я, оказывается, чертовски популярен. – Поздравляю с вступлением в брак.
Ага, и здесь уже в курсе. Война войной, а новости разлетелись быстро, как я того и хотел.
- Спасибо. Только давайте потом поговорим, ладно? А то нам тут ещё кое-кого надо победить.
Краем глаза я заметил одобрительный кивок полковника, ни на секунду не прекращавшего управлять боем. На его пульт постоянно стекались доклады о складывающейся обстановке.
- Да-да, конечно, - закивал Малик. – Можем ли мы чем-то помочь?
- Это к нашему командору. – Я показал на полковника, и тот не заставил себя ждать:
- Доложите о силах, которыми располагаете...
Сил было немного. Из тридцати двух кораблей планетарной обороны уцелело двадцать четыре, только десять из которых могли вести полноценные боевые действия. Вся надежда на боевые платформы, разбросанные по орбите. Они уже зарекомендовали себя, сдержав первый, самый сильный натиск, но их, как выяснилось, уничтожено больше половины.
Прикинув что-то в уме, Паталин решительно сказал:
- Берите все корабли, у которых сохранился ход, и выдвигайтесь в сторону Геллы. Оттуда скоро придёт кейтанская ударная группировка. Ваша задача, не вступая в бой, уйти за планету, заманив туда противника. Укроетесь за уцелевшими автоматическими станциями, а мы ударим из-за ближайшего спутника. Уяснили?
- Так точно.
- Тогда действуйте. Мы пока задержимся. Его Высочество верно сказал: тут ещё предстоит подчистить.
Мы проводили потрёпанные корабли габосцев, несколько раз обогнули планету по внешней орбите, разыскивая и уничтожая уцелевшие лоханки желтолицых. Когда их больше не осталось, ушли к среднему спутнику, за которым и затаились.
Ждали недолго, я даже не успел заскучать.
- У нас опять запрос, командор, - доложил офицер связи. – Код майора Малика.
- Соединить.
- Они уже здесь, - торопливо заговорил габосский командующий, едва возникнув на экране. - Мы возвращаемся.
- Кейтанцы вас преследуют?
До зоны действия сканеров корабли ещё не добрались, поэтому на карте их видно не было.
- Как миленькие, - усмехнулся майор. – Злые, видать. Уже знают о разгроме. Кто-то успел им сообщить.
- Только не геройствуйте там, - строго предупредил Паталин. – Держите дистанцию. Всё, прекращаем разговор, а то запеленгуют, и все наши старания пойдут насмарку.
Он дал знак офицеру, и тот вырубил связь.
Чуть позже на экране возле изображения планеты возникла группа синих точек, плавно двигающихся по касательной к орбите. Немного погодя появилась алая россыпь – кейтанские корабли. Их было раза в полтора больше, и они шли след в след за остатками габосского флота. Расстояние медленно сокращалось.
- Двигатели на реверс! Предстартовая готовность! - Команду полковника немедленно подхватили технари. - Орудия к бою! Огонь по выходу на прицельную дальность!
В перекличку немедленно вступили артиллеристы, старательно выполняя роль командирского эха. Я только вертел головой, определяя по голосам, кто за каким пультом сидит. Впрочем, распределение рабочих мест в рубке крейсеров подобного типа мне было хорошо известно. Просто подвернулась прекрасная возможность проверить полученные знания на практике, чем я, собственно, и занялся.
- Внимание! Готовность номер один!
Синие точки прошли мимо спутника и повернули к пунктирам орбитальных крепостей. Враг повторил этот манёвр, подставив нам свой тыл.
- Эскадре старт!
Меня вжало в кресло, несмотря на гравикомпенсаторы. Правда, чрезмерная тяжесть почти сразу пропала. Красный рой скачком приблизился. Паталин подрегулировал изображение. Теперь на карте были обозначены и наши корабли. Они полупрозрачной зеленоватой сферой охватили вражеское алеющее пятно. Корпус крейсера загудел на низкой продолжительной ноте. Я уже знал, что так работает главный калибр, поэтому понял, что мы вступили в бой.
Эх, выглянуть бы сейчас в космос, посмотреть, что там творится. Жаль, изображение на обзорные экраны не передаётся из-за работающих на полную мощность энергетических щитов. Представляю, как из орудий вылетают и несутся в сторону вражеских кораблей ослепительные сгустки плазмы, тянутся дымные шлейфы ракет, кружат в смертельной пляске вёрткие истребители, рассылая по сторонам частые трассеры. Плавится броня, расплёскивая жидкий огонь. Вспухают и разрываются прочнейшие корпуса боевых кораблей. Или сходятся две стальные громадины, поливая друг друга из орудий, а потом выпускают в образовавшиеся пробоины десантные боты. Абордаж! Есть в этом что-то завораживающее из далёких пиратских времён.
На мониторе, хоть и большом, всё это выглядело до жути обыденно и неинтересно. Красные точки сначала просто гасли безо всяких спецэффектов. Затем рой распался, однако сфера сомкнулась, не давая никому вырваться из ловушки. Попавшие в окружение вражеские корабли метались, пропадая один за другим, пока их не осталось порядка семи. Тогда они собрались в центре и замерли, словно решив провести срочное совещание.
- Прекратить огонь, - устало скомандовал Паталин. – Вызовите кейтанцев на связь.
- Направлен запрос, - тут же отозвался связист. Немного подождав, доложил: - Получено согласие. Связь установлена.
Из глубины ожившего монитора выплыло измождённое жёлтое лицо. Кейтанец взглянул на командора сквозь узкие щели растянутых век, усмехнулся грустно, проскрипев на своём языке:
- А, это вы... Можно было догадаться. Надеюсь, вам хорошо известны последствия нападения на военные силы империи, полковник? Вашу выходку иначе как безрассудной не назовёшь.
Не понял. Они что, знакомы?
Вглядываюсь в скуластую физиономию. Ну, точно, это же тот самый «дембель», который остановил нас на подлёте к Бериту. Куда девалась его заносчивость? Выглядит, как после недельной попойки.
- Капитан Хуган, - протянул Паталин, тоже узнав своего визави. – А ваше командование разве не просчитало последствия продолжения боевых действий после того, как Берит и Кадон заключат союз?
- Какой союз? – безразличным тоном бросил кейтанец. – Нет союза и быть не могло.
- До нападения на Габос не было, - согласился полковник. – Зато со вчерашнего дня есть. Новости надо смотреть, уважаемый. Герцогиня Элиза Леннок вышла замуж за наследного принца Никия Мардана. В этих условиях, как понимаете, мы просто не могли не выступить на стороне союзника. Так что если кто из нас и безрассуден, то уж точно не я.
- Но... Разве состоялась их свадьба? – Хуган обалдело хлопал глазами. – Этого не может быть. Дочь Леннока здесь, а принц Никий у себя, на Обители...
- Ошибаетесь, капитан, - подаю голос. Не люблю, когда говорят обо мне в моём же присутствии. Паталин с готовностью отодвигается. – Видите меня?.. Вот и хорошо. Убедились. Благодаря вам я сейчас торчу здесь, а не делюсь нерастраченной любовью в постели с молодой женой. Представляете, насколько я зол? Мне очень хочется поскорее тут всё закончить и вернуться к прерванному занятию. Долго возиться с вами не хочу, поэтому говорю прямо: сдавайтесь или умрите. Даю десять минут на размышление. Ответите согласием, обещаю почётный плен. Вас пальцем никто не тронет. Откажетесь, просто сотру ваши корабли в пыль и забуду, что был такой капитан Хуган, пытавшийся со мной воевать. Всё, время пошло.
Жестом, подсмотренным у полковника, я велел офицеру вырубить связь. Тот на рефлексах немедленно выполнил команду и лишь после этого испуганно уставился на Паталина. Командир-то здесь он. И что из этого? Зато я походный главнокомандующий. Мне Слим сказал, вот.
Полковник успокаивающе кивнул связисту, после чего с интересом посмотрел на меня:
- Я, Ваше Высочество, числюсь на флоте самым строгим из военачальников. Однако сейчас вы перещеголяли даже мою скромную персону.
- Это комплимент? – спрашиваю с кривой ухмылкой.
- Сам не знаю, - честно признаётся он. – Время покажет.
- Осталось немного подождать. Здесь кофе вообще-то подают?..
Отведённые моим ультиматумом десять минут ещё не истекли, когда кейтанцы запросили связь.
- Мы сдаёмся, Ваше Высочество, - убитым голосом произнёс Хуган. – Помните о своём обещании.
Я кивнул, а Паталин мгновенно взял бразды правления в свои руки:
- Заглушите двигатели. Дезактивируйте орудия и защиту. Экипажам занять места согласно штатному расписанию. Приготовиться к приёму десанта.
Спустя два с половиной часа мы пришвартовали захваченные кейтанские корабли к орбитальным верфям Габоса. Там же, в жилых казармах, разместили снятые с них экипажи. Капитан Хуган лично вручил мне свою шпагу. Ради этого пришлось лететь на челноке к верфям и выдерживать бурную встречу с находившимися на них рабочими и солдатами. Все хотели поглазеть на кадонцев, особенно на меня. Нашли диковинку.
Лично мне было не до торжеств и проявлений восторга. Наша эскадра потеряла в бою три крейсера и шестнадцать истребителей. Вместе с людьми, разумеется. Спасти удалось немногих. А это тысячи две погибших, не меньше. Что уж говорить о габосцах. Им свои потери приходилось исчислять не единицами, а десятками тысяч.
Шпага Хугана мне была не нужна. Я сразу вернул её, взяв с капитана слово, что ни он, ни его люди не станут ни на кого нападать, пока имеют статус военнопленных. Он был впечатлён и в знак признательности подарил мне какую-то безделушку в виде подвески, назвав её странным словом «танза», что в приближённом переводе означало нечто вроде амулета.
На челноке лейтенант Слим доставил меня с Фергом и гвардейцами Ланса прямиком к резиденции главы Габоса. Тот ждал нас у входа. Когда мы подошли, он развёл руками:
- Ваше Высочество, приветствую вас на Габосе. Уж простите, что не смог устроить вам торжественную встречу. Всех отпустил. Кого на войну, кого к родным, кого на верфи. Там они нужнее, чем здесь...
- Пространственная связь работает? – перебиваю, не дослушав.
Рядом покашливает Ферг, тактично намекая, что я нарушаю этикет. Ох, ещё один учитель хороших манер на мою голову. Он-то куда лезет? Единоборства ведь преподаёт.
Всё-таки расшаркиваюсь, хотя времени в обрез:
- Прошу прощения, э-э... - вопросительно гляжу на хозяина планеты.
- Кельбис, - представился тот. – Ян Кельбис, местный управляющий.
- Очень приятно, - улыбаюсь натянуто и гляжу на Ферга. Всё, протокол исполнен? Он кивает. Вот и славно. Возвращаю взгляд к управляющему. – Так есть связь со столицей или нет? Мы очень спешим.
- Да-да, прошу. – Кельбис отступил в сторону, приглашая нас войти.
Его палаты выглядели жалкой каморкой в сравнении с дворцом герцога, не говоря уже об апартаментах короля Мардана. Но аппаратура вполне передовая. Кабинет управляющего был забит ею до отказа. Приходилось протискиваться между различными блоками да пультами с экранами.
Леннок ответил почти сразу, как только я послал запрос. Увидев меня, он обрадовался:
- Мальчик мой, наконец-то! Как там у вас продвигается?
Я кратко обрисовал ситуацию, не забыв сообщить предварительные данные о потерях. Герцог помрачнел.
- Что ж, за всё приходится платить, - изрёк он философски, глядя куда-то в сторону. Потом снова посмотрел на меня. – Вы совершили невозможное, Ник... Уж позволь на правах свёкра так тебя называть. Час назад со мной связался командующий кейтанским флотом. Он предложил переговоры о взаимном прекращении военных действий.
- Полагаю, это не только заслуга нашей победы на Габосе. Вы отправили сообщение в Кадон?
- Да, как я и говорил, кейтанцы не смогли его блокировать, но тоже просмотрели. Только почему-то не сочли нужным остановить своё вторжение.
- Это понятно. Хотели понаблюдать, как будут развиваться события, чтобы соотносить свои дальнейшие действия со складывающейся обстановкой. Узнали о поражении, вот и запросили переговоры. В случае победы постарались бы успеть довести свой первоначальный замысел до конца.
- Скорее всего, ты прав. Твой отец наверняка уже направил к нам свой флот. Вряд ли кейтанцам это понравится. Вечером у меня встреча с их командующим.
- Затягивайте переговоры. Не соглашайтесь на заведомо невыгодные условия, требуйте время на раздумье. Флоту надо ещё сюда добраться. Когда он будет здесь, кейтанцы запляшут под нашу дудку, никуда не денутся.
Герцог хихикнул.
- Умеешь ты удачные сравнения подбирать... Элли, кстати, передавала тебе привет. Она чем-то сильно занята, просила не беспокоить. Уж извини, не знали, когда ты сможешь выйти на связь.
- Ничего, к её странностям я успел привыкнуть, - сказал я менее уверенно, чем хотел, а у самого засосало под ложечкой. Ох, не к добру сестрёнка чем-то там занимается. Начудит опять.
- Хорошо тебе. А я вот никак привыкнуть не могу. Особенно в последнее время. – Он понизил голос. - Когда вернулись после того покушения с Обители, дочка сама не своя ходила. На себя не похожа была. Еле в норму привели. Тут ещё война эта. – Герцог вздохнул, но неожиданно улыбнулся. – Спасибо тебе, что прилетел, не бросил. Видишь, как всё вышло. И у вас вдруг сложилось... Ладно, сынок, давай заканчивать, а то заболтались мы. Ты когда вернёшься?
- Не знаю, - пожал я плечами. – Здесь планетарная оборона вся разбита. Подежурим, пока её не восстановят.
- Правильно. – Леннок одобрительно кивнул. – Уже мыслишь, как правитель. Прекращение огня, конечно, хорошо, но кейтанцам верить нельзя. Так что действуй со всеми полномочиями, которые положены моему представителю. Я скажу Элли, что ты задерживаешься, и передам ей от тебя привет. У нас готовится гуманитарный конвой на Габос. Он выйдет примерно через двенадцать часов. Так что ждите. Ну, всё, отбой.
- Отбой, - автоматически повторил я в уже погасший экран. Повернулся к Фергу: - Где там управляющий? Пусть готовится к приёму гуманитарного груза. Хватит прохлаждаться, пора уже и за работу браться...
Накаркал, блин. Та самая пресловутая работа, которую я собирался добросовестно переложить на плечи Кельбиса, прилетела ко мне бумерангом. Остаток дня и до самого утра я ни на минуту не сомкнул глаз, и если присаживался, то лишь за терминал, чтобы отдать необходимые распоряжения. Слух о моём полномочном представительстве от лица герцога разнёсся по планете со сверхсветовой скоростью. Всем от меня что-то было надо. Панихида по погибшим, размещение раненых, их обеспечение медицинской помощью, очистка орбиты от обломков, производство и запуск в космос автоматических платформ, ремонт и сход со стапелей повреждённых сторожевиков, переоборудование и постановка в строй захваченных кейтанских кораблей, ускоренное изготовление истребителей, пополнение экипажей и формирование новых, досрочный выпуск пилотов и многое-многое другое. Плюс большие и малые заботы гражданского населения и местных органов исполнительной власти.
Нет, я ни от чего не открещивался, стараясь честно браться за всё подряд, однако в итоге не мог нормально решить ни единой проблемы. Это напомнило мою недавнюю учёбу, когда приходилось изматывать себя самоподготовкой. Но ведь сейчас не учёба. Тут совершенно другое. Я в ответе за целую планету, по которой только что прокатилась настоящая космическая война. С ума можно сойти!
В конце концов, моё терпение лопнуло. Приказав управляющему собрать всех правительственных чинуш в зале совета, я решительно вошёл туда вместе с Фергом. Окинул хмурым взглядом дюжину притихших держиморд и попросил их представиться. Оказалось, передо мной почти все министры самых разных направлений. То, что надо. Не было только военного министра. Им, как выяснилось, являлся небезызвестный капитан Малик, занятый по моему личному распоряжению восстановлением флота и оборонительных крепостей. Ну, не отзывать же его со столь важного задания.
- Мастер Брол, - представил я Ферга и показал ему глазами на свободное кресло, где обычно сидел Малик. Он уселся, а я продолжил: - Он будет решать вопросы военного ведомства.
Учитель удивлённо вскинул голову и поймал мою мстительную улыбочку. Не всё ж ему надо мной издеваться.
Быстренько распределив, кто какой работой займётся и «будет нести персональную ответственность за её результаты лично перед Ленноком», я с лёгким сердцем распустил высокое собрание. На управляющего возложил координацию действий всех исполнителей и подготовку докладов. После этого даже удалось немного вздремнуть. Всего часа два, но и того хватило, чтобы прийти в норму.
Кельбис посещал меня поначалу нерешительно, а потом чуть ли не ногой открывал дверь, высыпая целый ворох новостей, внимательно выслушивал распоряжения и снова ненадолго пропадал.
Дела, вроде, пошли на лад, и я позволил себе перекусить. После сытного завтрака, в который плавно перешёл ужин, клонило в сон. Я задремал прямо в столовой, сидя перед опустошёнными блюдами, когда в очередной раз появился Кельбис.
- Ваше Высочество!.. – Он увидел мои сонные глаза. – Ох, простите, я не дал вам отдохнуть. Но у меня очень важные вести...
- Бросьте, Ян. – Управляющий уже так примелькался, что казался мне старым другом, которого не грех называть и по имени. Он тоже всю ночь не спал, о чём наглядно свидетельствовали красные глаза и припухшие веки. – Что там у нас опять плохого?
- Ну, даже не знаю... - Кельбис без приглашения плюхнулся в свободное кресло. Наверное, ноги уже не держали. Я на это никак не отреагировал. Все мы изрядно вымотались. – Прибыл гуманитарный конвой с Геллы.
- Медицина и продукты? – пытаюсь припомнить состав груза.
- Ещё машины, промышленное сырьё, аппаратура, одежда и многое другое.
- Так... И что с ним?
- Ничего. Всё в целости. Имущество распределёно и направлено к местам разгрузки. Работы, кстати, почти закончены.
- Тогда какие проблемы? – начинаю раздражаться.
Вот странно, раньше я что-то не замечал за собой склонности повышать голос на людей, которые практически вдвое старше. Быстро же привык быть принцем. Или это папина кровь сказывается?
- Проблема одна, Ваше Высочество. С конвоем прилетела ваша супруга, Элиза Мардан...
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 28.04.2020, 02:16 | Сообщение # 12
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 10
Два сердца, два кинжала


Лизу я нашёл в центральном госпитале, куда она привезла медицинское оборудование и где теперь помогала ухаживать за ранеными. Десяток моих гвардейцев, которые оставались на Гелле, был при ней, исправно неся караульную службу. Солдаты взяли под охрану вход в стационар и повсюду сопровождали сестру. А вот стражников герцога я что-то не увидел. Ну да, они бы ей не дали так просто смыться от «папаши».
Увидев меня, гвардейцы отсалютовали оружием.
- Где она? – спрашиваю коротко.
Старший молча показал на дверь ближайшего бокса.
- С вами я ещё разберусь, - обещаю, грозно хмуря брови.
Солдаты даже не пытаются скрыть свои хитрые улыбочки. Вот жучары. Тоже ведь не хотели во дворце без дела сидеть. Наверняка с Лизкой сговорились, чтобы к нам рвануть. Той и подбивать никого не пришлось.
Дверь бокса открыл своей ключ-картой доктор, которого мне выделили в сопровождающие. Войдя в помещение, я застыл на пороге. Довольно большой зал был плотно заставлен койками со встроенной в изголовьях медицинской машинерией. На всех кроватях лежали люди, сплошь спелёнатые по рукам и ногам. Оставались открытыми лишь глаза, нос и рот. Кое у кого и глаз не видно, а в рот вставлены трубки. В спёртом, резко пахнущем стерильностью и медикаментами воздухе стоял сплошной гул, в который вплетался негромкий звук работающих приборов, разговоры, стоны, просьбы. Между кроватями сновали медсёстры. Узнать Лизу среди одинаково одетых в медицинские балахоны с капюшонами девушек, чьи лица скрывали маски, было практически невозможно. Повышать голос в палате я постеснялся. Больница всё-таки.
- Это у нас послеоперационный блок, - подал голос врач, сухонький старичок невысокого роста, но с богатой шевелюрой седых волос, которые он старательно зачёсывал назад. – Два дня пациенты проводят здесь на реабилитации, после чего их можно смело переводить в общие палаты.
Как же, наслышан. Если выживешь, стойко перенося адские восстановительные боли, твоему здоровью больше ничто не грозит. Процесс ускоренной регенерации тканей требует постоянного контроля. Пусть всё делает встроенный в ложе медицинский комплекс, но за ним, равно как за состоянием больных, надо следить. Опять же поговорить с ними, поддержать, выслушать, ввести обезболивающее, дать воды... Без живых медсестёр всё равно не обойтись.
- С какими основными повреждениями поступают раненые? – спрашиваю доктора, одновременно пытаясь отыскать глазами сестру.
- Самые распространённые: ожоги, взрывные травмы, ампутации конечностей и гипоксия...
Лиза, наконец, увидела меня, терпеливо ждущего у дверей, когда же она соизволит уделить мне часть своего драгоценного времени. Закончила возиться с раненым и подошла.
- Привет, - сказала, снимая маску.
- Здравствуй, сестричка, - ехидно ухмыляюсь. – Какого ляда тебя принесло на Габос?
- Ты забыл свой кинжал, - заявила она с невинным видом и, достав из-под балахона подаренный Фергом клинок, протянула мне.
Со вздохом беру и подвешиваю кинжал к поясу.
- Родственникам, конечно, ничего не сказала.
- Оставила им сообщение. Уже, наверное, прочли.
- И что собираешься здесь делать?
- Уже делаю, как видишь. – Она обвела руками безразмерную палату. – Ник, я хочу быть полезной. К тому же нам лучше не расставаться, сам знаешь. Мне хватило этих шести месяцев. Как на иголках сидела.
- Пошли в управление. Свяжемся там с герцогом. Поговоришь с ним, успокоишь.
- Поговори сам. Я тут немного занята, если ты не заметил. Передай ему привет, расскажи, что со мной всё в полном порядке. За меня не беспокойся. Как видишь, я под охраной.
Снова нацепив маску, Лиза вернулась к своим занятиям. Упрямая. Если вдолбила себе что-нибудь в голову, её уже никакими силами не переубедишь. Вся в маму. Той как-то приспичило вывезти учеников на всероссийский конкурс в Москву. Сколько её не убеждали, что ни денег, ни возможностей для этого нет, никого не желала слушать. До губернатора дошла, но своего добилась. Дети приняли-таки участие в конкурсе и даже заняли там какое-то призовое место.
Уже прекрасно зная возможности кейтанской агентуры, я усилил охрану сестрёнки ещё десятком гвардейцев. Мне вполне хватало и оставшихся с Лансом. Тем более что управляющий приставил ко мне пять своих стражников. После снятия блокады его резиденция опять наполнилась вернувшимся с войны народом.
Когда я связался с Ленноком и сообщил о Лизе, он принялся хвататься за сердце, то и дело повторяя:
- Великие боги! Что я скажу Берте? Она же будет переживать.
- Да что вы так волнуетесь... папа? Элли давно не ребёнок. Самостоятельная замужняя женщина. Пусть учится сама принимать решения и отвечать за свои поступки.
- Ты прав. Она выросла. Только всё равно остаётся для нас маленькой девочкой. Наверное, так будет всегда. Вы потом поймёте, когда сами детей нарожаете.
Ну, до этого, надеюсь, ещё далеко. И пусть у Лизы будут свои детки, а у меня свои. Всё равно ведь они нам племянниками приходятся, то есть мы в любом случае останемся одной семьёй.
- Как идут переговоры? – меняю тему на более насущную.
Леннок состроил кислую мину.
- Пока на прекращении огня сошлись. Об отводе сил и снятии блокады речи даже не идёт. Кейтанцы всё чего-то ждут. Не пойму только чего. Кадонский флот с каждым часом всё ближе. Им бы убраться поскорее, а они тянут. Не говорят ни да, ни нет.
- На что-то ещё надеются, - бормочу задумчиво.
- Что?
- Осторожнее надо с ними, говорю. Задумали очередную пакость, надо полагать.
- Это как водится. Не волнуйся, Ник, мы всегда начеку. Вы там себя обезопасьте.
- Знаю. Я уже принял кое-какие меры.
На самом деле я просто успокаивал герцога. Разве можно считать мерами небольшое усиление охраны? Скорее всего, это полумеры. А что делать? Не до этого как-то было. Всё для фронта, всё для победы. Ситуация только сейчас более-менее устаканилась. Работу организовали, остаётся ждать результатов. А людей всё равно не хватает. Ничего не поделаешь – война. Хорошо ещё, что активных боевых действий нет, а то вообще не знаю, что бы мы делали. Наверное, до сих пор бы воевали.
Кельбис продолжал исправно приносить доклады. Дела шли на лад. Мы почти полностью восстановили планетарную оборону. Призвали резервистов, которые уже обкатывали новые и отремонтированные корабли. Майор Малик смог, наконец, выкроить время, чтобы посетить правительственную резиденцию. Он тоже устал, но встрече со мной обрадовался, с воодушевлением сообщив:
- Ещё день, и оборонительные силы Габоса будут в том же состоянии, что и перед нападением. Даже лучше, с учётом трофейных крейсеров.
- Очень хорошо. – Я не сдержался и зевнул в кулак. – А то мы загостились у вас.
- Вы с герцогиней наши самые желанные гости, Ваше Высочество. Как она устроилась, кстати?
Не припомню, чтобы я говорил о прилёте Лизы. Или здесь понятия не имеют о необходимости хранить государственную тайну?
- У нас маленькая планета, - улыбнулся Малик, увидев мою растерянность. – Самая последняя кухарка знает все важные новости.
Мне от этого не легче. Разговор с майором навёл на неприятные мысли. Если на Габосе всем всё известно, то и кейтанцы прекрасно осведомлены о наших делах. Я торопливо свернул беседу, сославшись на занятость, и вызвал Ферга с Лансом.
- Как охраняется резиденция? – спросил у командира гвардейцев, едва он переступил порог.
- Обычным порядком. Рота внутренней стражи, противоракетные комплексы, звено боевых катеров.
- А центральный госпиталь?
- Там только противоракетная оборона, двадцать моих гвардейцев и взвод местных стражников по периметру.
Я задумался. В нашей с Лизой смерти кейтанцы сейчас не заинтересованы. Ни к чему им усугублять и без того непростое международное положение. А вот в качестве заложников, козырной карты при переговорах, нас могут запросто использовать. И что стоит кейтанской разведке организовать наш захватит? Они уже пытались проделать подобное на Гелле. Почему бы не повторить это здесь? Тем более, условия вполне благоприятные. Лично я на их месте так бы и поступил.
Нет, на своём крейсере куда спокойнее. Уж лучше укрыться на нём. Более надёжного места, пожалуй, не найти. Там никакие кейтанцы до нас не доберутся.
- Все в челнок, - принимаю решение. – Забираем наших из госпиталя и летим на «Буйный».
Перед челноком я отпустил местную стражу, поблагодарив за службу и сообщив им, что убываю к своей эскадре, где и буду находиться. Они отдали честь и удалились. Ничего плохого не хочу о них сказать. Наверняка все они честные служаки, но секреты, как выяснилось, местным лучше не доверять.
Слим посадил челнок прямо во дворе госпиталя. Внешняя охрана ничуть не переполошилась по этому поводу. Подумаешь, какой-то челнок с имперскими гербами сел на зелёную лужайку, вовсе не предназначенную для этого. Системы ПРО его же пропустили. Ох, боюсь, что коды к этой самой ПРО для разведки кейтанцев тоже давно не секрет.
Наши гвардейцы, оставленные охранять госпиталь, были начеку и вышли навстречу – мало ли что. Мы с Фергом и пятью солдатами быстро поднялись в стационар. Там царила какая-то суматоха. Неожиданно в дальнем конце коридора защёлкали выстрелы, послышались крики. Меня пробил озноб. Неужели не успел?
Я бросился по коридору, даже не думая о том, что вооружён одной только шпагой, но гвардейцы сноровисто взяли меня и Ферга в коробочку. Держа плазменники наготове, быстро засеменили вперёд. За поворотом нам открылась ужасающая картина. Трое бездыханных гвардейцев на полу с прожжёнными дырами в броне. Рядом с ними четыре тела в бронекостюмах габосской стражи. Ещё двое, один из которых тащил за руку брыкающуюся Лизу, отступали вдоль коридора. Заметив нас, они открыли беспорядочную стрельбу.
Мы нырнули обратно за поворот. Сердце бешено билось. Опять меня пытаются разлучить с моей сестрёнкой. Что за невезуха! Надо действовать, пока не поздно...
- Прикрывайте! – вдруг выкрикнул Ферг и с обнажённой шпагой бросился навстречу выстрелам.
Безумец. Мысленно я уже распрощался с учителем. Выглянул из-за спин солдат, ведущих беспокоящий огонь, и увидел его размытую, слабо различимую фигуру, которая рваным зигзагом быстро приблизилась к врагам. Одно неуловимое движение, второе, и оба похитителя оказались на полу раньше, чем я успел по-настоящему испугаться.
Сестра медленно сползала по стене. Ранена?
В ту же секунду я оказался рядом и подхватил её на руки.
- Лизка, ты чего? – забормотал по-русски, не видя ничего и никого вокруг. – Ты цела?
Крови, вроде бы, не видно, только брызги, но это чужие. У её похитителя кровь толчками фонтанировала из обрубка шеи - Ферг постарался.
Сестра была без маски. Лицо бледное, безумный взгляд.
- Я, кажется... убила человека, - тихо пролепетала она по-арнийски.
- Не совсем, - раздался рядом с нами спокойный бас учителя.
Он склонился над мёртвым телом и выдернул у того из плеча узкий кинжал. Я узнал одну из половинок его свадебного подарка. Ферг хладнокровно вытер лезвие и вернул клинок Лизе со словами:
- Но этот удар его явно замедлил, сударыня, позволив мне расправиться с вашими обидчиками. Вы молодчина, не растерялись.
Сестрёнка на автомате спрятала кинжал под медицинский балахон. Послышался топот. Подбежали наши гвардейцы во главе с Лансом.
Окинув поле боя профессиональным взглядом, капитан отдал несколько коротких команд. Тела подхватили и поволокли к выходу. Остальные солдаты выстроили вокруг нас двойное кольцо охраны.
- Надо спешить, - подошёл ко мне Ланс. – Возможно, заговорщиков больше.
- Скорее уж диверсантов, - поправил я, но последовал его совету, взяв сестру на руки.
Мы двинулись обратно со всеми предосторожностями. Впереди разведка из трёх человек, затем основная группа и замыкающая. На улице к нам присоединилась охрана у входа, и нас в плотном кольце сопроводили до самого челнока. Он взмыл, как только мы попали внутрь. Пока поднимались, корпус несколько раз дёрнулся, прогудев басовито, словно колокол. Я не стал бросать Лизу и нестись в рубку. В конце концов, это стреляли мы, а не в нас.
Когда рядом уселся Ферг, я, не отпуская руки сестрёнки, поинтересовался:
- По ком палили?
- Два катера в опасной близости. Пытались нас посадить, но у них не получилось.
- Понятно.
- А ведь ты оказался прав. Это и впрямь диверсанты. Мы осмотрели тела убитых. Переодетые кейтанцы. Хорошо подготовились, раздобыли габосскую форму, оружие, катера... Только всё равно действовали спонтанно.
- Спешили, - усмехаюсь криво.
Мне ли не знать. Я же всю кашу и заварил своим неожиданным решением спрятаться на крейсере. Кейтанцам, видать, пришлось форсировать события.
Учитель только кивнул и, откинувшись в кресле, устало прикрыл глаза.
- Мастер Брол, - позвал я. Он приподнял одно веко. – Как у вас получается так быстро двигаться? Это какое-то особое умение?
- Ничего особенного. Просто тренировка. Будешь работать, как я того требую, тоже научишься.
Успокоил. До его уровня мне ещё расти и расти. Я вздохнул и прижал к себе Лизку. Она тут же засопела на моём плече. У девчонки стресс, её можно понять. Не каждый день тебя пытаются похитить, а ты, сопротивляясь, вонзаешь кинжал в чужую плоть.
Когда прибыли на «Буйный», сестрёнка более-менее пришла в себя. По крайней мере, до каюты добралась без моей помощи. Несмотря на уверения, что с нею всё в полном порядке, я заставил её принять душ и лечь спать. Каюта у меня большая, как и кровать. При желании могут и четверо свободно разместиться, не говоря уже о нас двоих. Лиза почти мгновенно уснула. Поборов желание прикорнуть рядом, я отправился на мостик.
Там была только вахтенная команда во главе с дежурным офицером. Паталин подошёл позже. Наверное, наш прилёт застал его во время отдыха, судя по слегка помятому лицу.
- Слышал о нападении, - сказал он в свойственной ему деловой манере. – Рад, что удалось отбиться. Наши дальнейшие действия?
- Ровным счётом ничего не изменилось, командор, - проговорил я уставшим голосом. -Продолжаем обеспечивать оборону Габоса, пока местные полностью её не восстановят. Просто будем контролировать процесс отсюда. Вы можете отдыхать. Позволите воспользоваться командирским терминалом?
Полковник жестом показал, мол, хозяин – барин, после чего сразу покинул рубку.
- Установить связь с правительством планеты, - немедленно скомандовал я вахтенному.
На Габосе тоже были наслышаны о неудавшемся похищении Лизы и сильно переживали по поводу того, что мы долго не даём о себе знать. Я успокоил Кельбиса, попросив ничего не говорить Ленноку об этом инциденте. Распереживается старик, лечи его потом от инфаркта. Управляющий пообещал держать язык за зубами, хотя верилось в это с трудом. Да и бог с ним, его дело. Главное, что мы живы и на свободе, Габос не захвачен, и жизнь на планете постепенно налаживается. До идеала, конечно, далеко, но мы к нему стремимся.
Активность диверсионных групп нигде больше не наблюдалась, что не могло не радовать. Возможно, это единственная операция, которую смогли за столь короткое время организовать кейтанцы. Надеюсь, они бросили в эту мясорубку всех своих людей, которых смогли протащить на планету, а мы благополучно их укокошили.
- Капитан Малик разослал поисковые отряды, - не без гордости сообщил управляющий. - Весь Габос перероет в поисках кейтанских агентов.
- Ну-ну, - невольно усмехаюсь. – Передайте, чтобы сильно не усердствовал. Их может уже и не быть. Но повысить меры безопасности вам не помешает. Начните со смены кодов доступа военных и правительственных объектов. И обновляйте их каждые сутки. Если даже случится утечка, кейтанцы не успеют этим воспользоваться.
Сам иной раз удивляюсь тем идеям, которые рождаются в моей голове. Вот, вроде, пустая она, ничего не соображающая, и вдруг бац, озарение какое-то. Всё так ясно становится, будто давно это знал. Откуда что берётся?
Мы с Кельбисом договорились, что доклады о состоянии дел он будет посылать мне на «Буйный» каждые шесть часов. На том и распрощались.
- Мостик ваш. – Я козырнул вахтенному офицеру и с чистой совестью отправился к себе.
Ноги едва волочил. Не помню, как добрёл до каюты и завалился спать.
Когда проснулся, почувствовал себя бодрым и хорошо отдохнувшим. Только пустой желудок завывал на все лады, требуя немедленной кормёжки. В носу стоял запах ароматного жаркого, приснившегося перед самым пробуждением. Похоже, навязчивый сон, вызванный острым чувством голода, не хотел отпускать и наяву.
- Эй, соня, ты есть-то будешь? – слышу бодрый голосок моей сестры.
Приоткрыв один глаз, вижу придвинутый к постели столик, на котором дымятся куски отбивной поверх тонко нарезанных булок, яичница, ломтики сала и... Широко раскрываю оба глаза и всё равно не могу поверить. Кофе? Настоящий? У арнийцев почему-то в ходу какой-то суррогат. О кофе из пережаренных зёрен они слыхом не слыхивали.
Подползаю к столику, тычу носом в прозрачную кружку, наполненную тёмно-коричневой жидкостью, и втягиваю ноздрями лениво поднимающийся над нею парок. Боже, почти позабытый аромат.
Рядом, весело смеясь, на кровать плюхается Лизка, отчего я едва не ныряю носом в кофе.
- Ну и видок у тебя, - хихикает, качаясь на пружинящем ложе.
- Где взяла? – спрашиваю сдавленно, ещё не совсем отойдя от сна.
- Делов-то. Немного поколдовала с пищевым синтезатором. Он, правда, о таком напитке понятия не имеет, но терпение и труд...
Сглотнув слюну, бегу в туалет. Сначала надо привести себя в порядок.
- Давай быстрее! – кричит в спину вредная сестрёнка. – Не то сама всё слопаю.
Когда я, умывшийся и одетый, вернулся в комнату, она уже уплетала за обе щеки, с ногами забравшись на кровать. В одной руке держала здоровенный, наполовину съеденный бутерброд, а в другой кружку с кофе. Я налёг на яичницу с салом. Быстро уплёл и тоже взялся за отбивную, запивая вожделенным кофе.
Мигнул браслет на руке. Что-то новенькое. Он обычно верещит на всю Ивановскую так, что даже мёртвого поднимет. Поставив кружку, я уставился на экранчик. Там светились иконки непрочитанных сообщений. Так, посмотрим. Ага, донесения от Кельбиса. Целых три. Мы же условились отправлять их каждые шесть часов. Куда он так частит?
Я проверил время отправлений. Нет, всё верно, каждое получено на шестом часу после предыдущего. Ё-моё, а сейчас-то сколько?
Лишь теперь додумался взглянуть на текущее время. Ого! По всему выходило, что проспал я больше восемнадцати часов. И никто не разбудил?
С удивлением я уставился на Лизку.
- Что? – спросила та с набитым ртом, строя невинные глазки.
- Почему меня не разбудили?
- Потому что ты устал. Тебе надо было хорошенько выспаться.
- Да Ферг с Лансом уже бы названивали, справляясь всё ли у меня в порядке. Или я не слышал вызов? – Осенённый этой мыслью, я полез в дебри меню, отыскивая пропущенные звонки.
- Так они пытались, - лениво бросила сестрица, отправляя последний кусок в рот.
Смысл сказанного дошёл до меня лишь после того, как я убедился в полном отсутствии пропущенных вызовов.
- Ты что, рылась в моём браслете?
- Только вырубила звук и настроила переадресацию входящих звонков на свою мобилу.
- Но это невозможно... - начал я и осёкся.
Боже, кому я это говорю? Для неё нет ничего невозможного, если дело касается гаджетов. Будь это хоть земная, хоть самая продвинутая инопланетная технология, она любому аппарату свои мозги вставит и заставит работать, как ей заблагорассудится. Подумаешь, браслет с индивидуальным биометрическим кодом и множеством прочих степеней защиты. Немного больше возни, чем с простым смартфоном. Влезла, сделала – сиди, пожинай плоды.
- Верни всё назад, - вздыхаю обречённо.
Допив кофе, Лиза вытерла салфеткой руки – воспитание Леннока, надо полагать, потому что раньше за ней такой привычки не водилось – и набрала что-то на своём браслете.
- Всё, переадресация отменена, звук работает.
Профессионал, ничего не скажешь. Ведь она даже не притронулась к моему браслету. А тот сразу заверещал, словно проснулся. Напоминание о присланных Кельбисом файлах.
Читать с браслета было неудобно и долго, поэтому я, прихватив свой недопитый кофе, уселся за терминал.
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 28.04.2020, 02:42 | Сообщение # 13
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 11
Трудные переговоры или откровенный шантаж


Изучив доклады Кельбиса, я пришёл к выводу, что обороноспособность Габоса полностью восстановлена. Вызвал управляющего на связь и велел передать майору Малику, чтобы выводил свой флот на орбиту. Пора бы уже габосцам заступать на дежурство, а нам, завершив миссию, возвращаться домой.
Я направился в рубку, вызвав туда командора. Обо всём ему рассказал. Пусть заранее готовится к смене. Паталин отдал соответствующие распоряжения и принялся ждать.
Габосский флот вышел на позиции через три часа. Ещё через час я тепло распрощался с Маликом по связи, и наша эскадра взяла курс на Геллу...
Рядом со столичной планетой висела пятёрка кейтанских кораблей. Большой эскадренный крейсер и катера сопровождения. Наверное, вражеский переговорщик прибыл. Мою догадку подтвердил сам Леннок, когда встретил меня и Лизу на посадочной площадке. Он обнял нас обоих, облегчённо выдохнув:
- Хвала всем космическим богам. Вы вернулись.
Сестрёнка чмокнула его в щетинистую щёку. Герцог отстранился и погрозил ей пальцем.
- А с тобой мы ещё разберёмся, - сказал с напускной строгостью, поскольку глаза смеялись.
- Обязательно, папочка, - легко согласилась Лиза, но тут же добавила, прижимаясь ко мне: - Только спрошу разрешения у своего супруга. Ладно?
- Как продвигается переговорный процесс? – пробую сыграть роль громоотвода.
Герцог это понимает и с готовностью меняет тему:
- Ни шатко, ни валко. Прибывший кейтанский адмирал, его корабль ты наверняка видел на орбите, вовсе не горит желанием договариваться, насколько я могу судить. Он легко поддаётся на все мои уловки по затягиванию переговоров, а иной раз делает это сам. Последнее требование вообще из ряда вон. Контрибуцию им подавай за погибшие корабли.
- А за наши кто заплатит? – возмущаюсь, запоздало сообразив, что потери габосского флота и кадонской эскадры считаю одинаково своими. Вот ведь в роль вошёл!
- В том-то и дело, - соглашается со мной Леннок. – Они даже слышать не хотят о наших уничтоженных кораблях и погибших людях.
- Лучше о своих пусть беспокоятся, - бормочу задумчиво, припомнив оставленных на Габосе пленников. А что? Кейтанцам, значит, можно заниматься шантажом, а нам нет? Несправедливо как-то. – Когда следующая встреча с переговорщиком?
- Завтра утром. Сразу после завтрака и начнём.
- Я могу присутствовать?
- Конечно! Ты же совершеннолетний сын правящей семьи. Можно сказать, второй после меня, пока Руст не вырастет.
Интересно, когда это я успел совершеннолетним сделаться? Ах-да, у арнийцев этот возраст наступает гораздо раньше, в пятнадцать. Почему и жениться мне можно, а сестре замуж выйти. Мама с папой тоже одногодки с разницей в несколько месяцев.
- А право голоса у меня есть? – спрашиваю с надеждой. Не настолько глубоко я продвинулся в изучении этикета.
Леннок отечески похлопал меня по плечу:
- Только совещательное, Ник. Последнее слово всегда остаётся за мной.
Уж лучше дождаться короля Мардана. Впрочем, вряд ли он сам прилетит вместе с флотом. Скорее всего, препоручит эту ответственную миссию какому-нибудь старому заслуженному адмиралу, чтобы впоследствии с почётом спровадить его на пенсию, если не облажается, или наоборот, выгнать с позором, если вдруг что-то пойдёт не так. Блин, и откуда я всё это знаю? Может, просто плоды буйной фантазии? Нет, надо завязывать сутки напролёт общаться с Гупи. Она, похоже, не брезгует нейролингвистическим внушением. Ну вот, опять умничаю...
Нас разместили в совершенно других покоях. Теперь это была наша с Лизой общая комната. Даже не комната, а целая квартира. Утопающая в коврах и мягкой мебели гостиная не уступала размерами приёмной герцога. Несколько дверей в стенах, за ними шикарная спальня с большущей кроватью и аж четырьмя гардеробными, два кабинета с отдельными терминалами для меня и сестры, туалеты и миниатюрный бассейн с душем.
Пока я оценивал роскошь нашего нового обиталища, Лизка быстренько покопалась в мозгах обоих терминалов и вынесла высочайший вердикт:
- Можно работать.
Лишних вопросов я не задавал. Не хватало ещё выслушивать её заумные объяснения. Голова и без того чёрт знает чем забита.
Мы помылись и поели с дороги, заказав ужин в покои, поскольку официальное время вечерней трапезы, когда за столом собирается семья, давно минуло. Сытые завалились в постель, продрыхнув, как сурки, до самого утра.
Едва рассвело, меня разбудил зуммер браслета. Конечно же, звонил Ферг.
- Подъём, кадет. Первая победа над кейтанцами не повод расслабляться. Продолжаем занятия. Жду тебя в спортзале через пять минут.
Он отключился, а я со вздохом сполз со своей половины кровати и побрёл в гардеробную за спортивным костюмом. Вообще-то мог его и с вечера приготовить. Не подумал. Учитель, вне всякого сомнения, прав. Расслабляться никак нельзя. Враги всё ещё рядом, съедят и не подавятся. Поэтому нужно постоянно держать себя в форме и быть готовым ко всему.
Мы неплохо размялись, после чего провели несколько спаррингов, чередуя фехтование и рукопашный бой. Мне показалось, что я сегодня был в ударе, потому что три раза достал-таки Ферга шпагой и дважды пробил кулаком его защиту.
- Неплохо, - подвёл итог учитель. – Перед ужином повторим. Пока отдыхай, кадет.
Отдых мне только снился. Едва успел принять душ и одеться, как надо было бежать на семейный завтрак. Ещё и Лиза собралась на удивление быстро. Всё поторапливала. Поэтому за стол я сел слегка растрепанный. Леннок понимающе переглянулся с женой, и оба многозначительно улыбнулись. Чего там себе напридумывали? Ай, пусть их, нам же с Лизкой лучше – мы вне подозрений.
После завтрака герцог увёл меня в зал приёмов, где усадил в кресло с высокой спинкой, сам сел в такое же. За Ленноком выстроилось пять стражников, за мной пять имперских гвардейцев, если считать и Ланса. Кстати, мы с ним договорились ещё пострелять сегодня после обеда...
Большие двустворчатые двери бесшумно распахнулись, и в зал уверенным шагом вошли четверо. Впереди невысокий крепкий мужчина с обвислыми, уже поседевшими усами, одетый в красный камзол с погонами, украшенными бисером и бахромой, красные же штаны и чёрные сапоги. На боку висела шпага с простой, ничем не украшенной рукоятью. За ним три солдата сопровождения. Все, как и парламентёр, желтокожие и плосколицые.
- Приветствую вас, герцог, - на довольно неплохом арнийском поздоровался переговорщик, встав напротив нас. Мы поднялись. Он перевёл взгляд на меня: - И вас, Ваше Высочество. Примите мои самые искренние поздравления с бракосочетанием.
- Благодарю, - киваю сдержанно.
- Разрешите отрекомендовать вам, Ваше Высочество, - вступил в беседу Леннок, - представителя Вьенской империи на наших переговорах, адмирала флота Его Императорского Величества, командора Хугана.
Мы сухо раскланялись, а в голове у меня вдруг щёлкнуло: и этот Хуган. Или просто распространённая фамилия среди кейтанцев, или... не просто. Дальше я даже боялся думать. Ладно, пообщаемся, посмотрим.
Предложив адмиралу присесть в третье кресло, мы заняли свои места. Между нами трансформировался стол, на который проворные, неизвестно откуда взявшиеся слуги поставили напитки с фруктами.
- Вы обдумали наше предложение? – сразу перешёл к делу Хуган.
Это, полагаю, он о контрибуциях.
Леннок наклонился, взял несколько виноградин, покатал их между пальцами.
- А вы - наше? – ответил встречным вопросом и отправил ягоды в рот.
Кейтанец нахмурился, собрав морщины на широкой переносице.
- Мы топчемся на месте, - проговорил бесцветным голосом. – Всё чего-то выжидаем, стремясь оставить себе лазейки. – Он глянул на меня исподлобья. Понятно, что имеет в виду. Все операции по моей поимке сорваны, надеяться больше не на что. – Взаимные обиды мешают нам доверять друг другу. Но если так будет продолжаться и дальше, мы не сдвинемся ни на шаг.
- Согласен, - вздохнул герцог. – Только смею заметить, уважаемый Хуган, что это вы пришли в нашу систему с военным флотом, а не мы к вам. Это вы вторглись в наш дом, прекрасно зная, что герцогство Берит будет защищаться. Значит, просчитывали возможные потери. Что ж, вы их получили. Какие могут быть к нам претензии?
Адмирал насупился ещё сильнее. Жёлтое лицо, казалось, треснуло, сплошь покрывшись мелкими морщинами. Из-под опущенных усов послышался глухой голос:
- Расчёты?.. По ним ваше герцогство должно было развалиться на отдельные колонии, как только мы начнём захватывать периферийные планеты. Кадонская империя оставила бы вас без помощи в обмен на обещание нашего императора не нападать на Кадон. Вот и все расчёты. Какие из них оправдались? Ни один. А наши люди заплатили за это жизнями. Много людей... И среди них мой сын.
В глазах старика блеснула влага. Он поперхнулся, закашляв, и отвернул от нас лицо, делая вид, что его заинтересовал пейзаж за окном.
Значит, всё-таки не однофамилец. Крупномасштабные боевые действия велись только у Габоса. Ошибки быть не может.
- Сочувствую вашему горю, командор... - неуверенно начал герцог.
- В бездну ваше сочувствие! – вдруг резко бросил Хуган. – Оно не вернёт мне сына. Мною получен приказ вести с вами переговоры, и я буду их вести. Но никто не приказывал мне договариваться с Кадоном. – Адмирал кольнул меня холодным взглядом. – Это вы убили моего сына...
Костяшки его пальцев на шпаге побелели от напряжения. Ещё немного и Хуган бросится на меня, не оставив нам выбора кроме как убить его. Значит, конец переговорам, снова война, гибнущие корабли и сгорающие в них люди.
- Нет, сударь, ваш сын жив, - спешу разубедить убитого горем отца, одной ногой уже шагнувшего за порог яростного безумия. – Он в плену на Габосе вместе с ещё несколькими тысячами ваших солдат.
До него не сразу дошло. Глаза какое-то время обжигали меня холодным огнём, но постепенно в них проявлялась осмысленность. На лице кейтанца за это время сменилась целая гамма чувств: недоумение, надежда, радость, недоверие, подозрительность.
- Откуда я знаю, что вы не лжёте?
- Он представился Лингом. Хуган Линг, капитан вашего флота. Командовал группировкой, входившей в состав сил, штурмовавших Габос. Да, мы их разбили. Осталось всего несколько кораблей, которые я мог просто расстрелять, но они прекратили сопротивление. Поэтому я предложил им сдаться в обмен на жизнь и нормальное содержание. К сожалению, не могу предъявить вам шпагу сына. Он предлагал её взять, но я отказался... А, вот же! – Вовремя вспоминаю о подаренной капитаном безделушке, которую я подцепил браслету. – Он подарил мне эту штуку. Может, узнаете?
- Танза! – выдохнул старый адмирал. Выставив дрожащий указательный палец, уточнил: - Его танза, Линга.
Я протянул ему снятый амулет на раскрытой ладони. Командор провёл над ним трясущейся рукой, но брать не стал.
- Танза цел. Он заряжен, - сказал непонятно и вдруг улыбнулся. – Мой сын действительно жив.
По морщинистой щеке стекла скупая мужская слеза.
- Если эта вещь дорога вам, то можете взять.
- Нет. – Хуган-старший отрицательном взмахнул рукой. – С подаренным танза так нельзя. Его возвращают семье, только если хотят унизить или оскорбить.
- Простите... - Я поспешил одёрнуть руку.
- Не извиняйтесь. Вы же не знакомы с нашими обычаями, равно как мы слабо знаем ваши. Оставьте это себе. Танза поможет в нужный момент. Если уж Линг отдал его вам, то вы, несомненно, этого достойны. Лучше расскажите, как он там. В каких условиях его содержат?
- Условия, конечно, не королевские, но и не совсем тюремные. Живёт в казармах на верфи вместе с остальными военнопленными. Кормят их нашим солдатским рационом. Что ещё вы хотите знать?
- Наверно, то же самое, что и родители прочих пленников. Что с ними будет?
- Зависит от вас, - развожу руками. – Либо вы улетаете и забираете их с собой, либо мы продолжаем воевать, и тогда ваши люди остаются в плену. Должен предупредить, что во втором случае, атакуя наши планеты, вы рискуете собственными руками уничтожить находящихся там ваших же солдат. Как бы ни было мне прискорбно, я лично позабочусь о том, чтобы пленных распределили по всем планетам Берита. Не сочтите это за жестокость. Вам ли не знать, что на войне все средства хороши?
Хуган воспринял мои слова спокойно, чего не скажешь о Ленноке. Если первый лишь согласно моргнул, то герцог испуганно вытаращился, будто я прямо сейчас на его глазах собирался вскрывать животы захваченным в плен кейтанцам.
Не обращая на него внимания, пристально смотрю в сухое лицо командора в ожидании ответа. Леннок бросает растерянные взгляды то на него, то на меня, не решаясь нарушить возникшее молчание.
- Хорошо, - проскрипел, наконец, надтреснутый голос адмирала. – Я уведу флот. На это моих полномочий хватит. Но не гарантирую, что сюда не прилетят другие имперские корабли.
У герцога отвисла челюсть. Виданное ли дело биться несколько дней, как рыба об лёд, но так и не достичь компромисса. Тут прилетаю я и на первой же встрече убеждаю кейтанца оставить систему в покое. Этак и до сердечного приступа недалеко.
- Естественно, мы понимаем, что вы не в состоянии отвечать за всю империю Вьен, - стараюсь говорить медленно, с расстановкой, хотя меня так и подмывает выкрикнуть: «Да, да, мы согласны! Выводите корабли!» - Для первого раза, думаю, вполне достаточно договориться с вами. Остальные проблемы будем решать по мере их поступления.
- Не могу не согласиться.
- Тогда зачем терять время? Тем более, на подлёте флот Кадона. Вряд ли встреча с ним входит в ваши планы.
- Вы абсолютно правы. Обсудим условия…
Леннок только переводил взгляд с меня на командора и обратно в зависимости от того, кто из нас говорил. Даже не вмешивался в нашу беседу. А что бы он сказал, если мы и без того решали самые насущные проблемы: порядок вывода сил Вьенской империи, условия передачи военнопленных и всякие сопутствующие мелочи. С адмиралом, оказывается, очень легко было договариваться. Он соглашался буквально на всё, внося лишь незначительные коррективы.
Герцог не выдержал только раз, когда Хуган поинтересовался:
- Требований контрибуции, надеюсь, не будет? Я со своей стороны тоже обязуюсь их не выдвигать.
- Ну, знаете ли, - возмутился Леннок. – Это уже наглость.
Мы не удостоили его вниманием.
- Не будет, - улыбаюсь адмиралу. – Считайте, что мы выплачиваем её освобождением пленных. А с вас взяли трофейные корабли, которые остаются в системе Берит.
Командор кивнул.
Ещё около часа мы обсуждали разные нюансы и согласовывали время, не заметив, как съели все фрукты и осушили графины с напитками. Расстались вполне довольными друг другом. И не скажешь, что враги.
- Отныне мой дом – ваш дом, - высокопарно заявил Хуган. – Прилетайте в любое время на Хель...
Я невольно прыснул:
- Куда?
- Хель, - с готовностью пояснил адмирал. – Единственная обитаемая планета в нашей системе Кивань, ближайшей отсюда. Зато у нас много астероидов. Чего мы только на них не добываем. Вся система – это целая промышленная агломерация. Пол-империи снабжаем.
- Лучше бы тогда прилетали торговать, - пробурчал герцог.
- Обязательно прилетим, - подхватил командор, от чего Леннок возмущённо запыхтел, приняв, очевидно, его слова за обещание снова напасть. Но Хуган, уловив эту двусмысленность, быстро поправился: - Для торговли, разумеется. Только для торговли. Меня сюда точно больше не отправят. Не оправдал возложенных надежд...
Командор говорил об этом безо всякой горечи, даже немного весело. Наверное, был под впечатлением от предстоящего воссоединения с сыном, которого до разговора со мной считал погибшим.
Когда кейтанская делегация покинула зал, мы с герцогом, не сговариваясь, облегчённо вздохнули. Посмеялись нашей нечаянной синхронности, после чего Леннок хлопнул меня по плечу:
- Как вовремя ты напросился на переговоры, Ник. И сына именно этого кейтанца в плен взял. Удачное совпадение, не находишь?
- Любое совпадение – это неподтверждённая закономерность, - сумничал я.
- Ну, тогда предлагаю пойти в мой кабинет и подтвердить ещё одну закономерность.
- Какую?
- Победу принято праздновать за бутылкой хорошего вина.
Как всё не вовремя. Мне, вообще-то, ещё предстоит по мишеням стрелять, а потом спарринговаться с Фергом.
- Не могу, дел много, - изображаю грусть, но сразу, вроде как, нахожу приемлемое решение: - А давайте вечером за ужином всей семьёй отпразднуем? Думаю, это справедливо.
- Точно! – Лицо герцога просияло. – Закатим пирушку по такому поводу. И гостей пригласим. Ещё потанцуем, пожалуй. Так, пойду организовывать. А вы с Элли смотрите, не опаздывайте.
Он быстро скрылся за боковой дверью вместе со своими стражниками.
Ну вот. Я же совсем не то имел в виду. Тихий семейный ужин в кругу семьи с добавлением слабоалкогольных напитков. А он тут целую клубную тусовку решил замутить. М-да, никогда младшему поколению не понять старшее.
- Мы на стрельбище-то летим? – поинтересовался Ланс, показывая на браслет.
Время, время...
- Да, капитан. Победа над врагом не отменяет обязательных занятий.
Опять мне в голову лезут непонятно где подслушанные или прочитанные афоризмы. Кто это говорил? Вполне возможно, что мастер Брол. Только сформулировал это немного по-другому. Ай, не важно. Сейчас я намереваюсь пострелять.
На полигоне удалось ненадолго забыться. Ланс пригнал сюда половину своего взвода, и мы оттянулись по полной, с удовольствием израсходовав каждый по стандартному заряду плазменника. Чуть всё мишенное поле не разнесли. Убрались, когда палить стало совершенно не во что, и то лишь после настоятельных просьб смотрителя. Ему потребуется немало времени, чтобы всё здесь восстановить.
На обеде Леннок был до неприличия болтлив. Но все разговоры, какую бы тему они не затронули, неизменно сводились к предстоящему выводу кейтанского флота. Лавры удачливого переговорщика этот балабол без зазрения совести присвоил себе, будто не он молчал на протяжении почти всего нашего с адмиралом диалога, а я. Мне досталась лишь благодарность за предусмотрительное пленение Хугана-младшего и благоразумно принятый от него подарок. Уж эту заслугу он при всём желании не мог у меня отнять, как бы ни старался.
До тренировки с Фергом я успел позвонить на Габос, узнав что сделано для передачи пленных. Оказалось, их уже погрузили в пассажирские лайнеры, которые готовы стартовать, как только поступит подтверждение об уходе кейтанцев. Несколько их кораблей задержатся неподалёку от границы, чтобы принять невольников к себе на борт и отвезти домой. Надеюсь, на этом война если даже не закончится, то хотя бы ненадолго утихнет, и мы с Лизой тоже сможем увидеть своих родителей, настоящих маму с папой.
Что-то я, как мне кажется, начинаю по ним скучать...
 все сообщения
МайорДата: Среда, 29.04.2020, 01:11 | Сообщение # 14
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 12
День рождения


Как же гудит голова. Будто пудовая гиря на ней, надёжно прижавшая мою бестолковку к подушке. Желудок ноет, словно всю ночь камни переваривал. Даже повернуться боюсь, чтобы не вызвать приступ тошноты. Моему юному, растущему организму, как выяснилось, алкоголь категорически противопоказан.
Это называется дорвался до бесплатного. Всё время запрещали, а тут вдруг стало можно. Вот и напился в зюзю, впервые в жизни. Вино лилось рекой. А ведь оно казалось таким лёгким, таким сладким, похожим на обычный, вполне безобидный компот, и вкусным, да. Только теперь от него противный привкус во рту, словно все коты в округе ходили туда гадить. Фу, даже думать об этом дурно.
Кто-то тихо застонал на другом конце кровати. Хрипловатый, но явно девичий голос. Лизка, видать, чувствует себя ничуть не лучше. Тоже не следила за выпитым? На неё, вообще-то, не похоже. Она всегда себя контролирует и спиртное, насколько я помню, на дух не переносит. Как-то попробовали с нею в детстве красного вина, сестру почти сразу вывернуло наизнанку. Так она до сих пор от алкоголя нос воротит.
А как мы домой-то попали? Этот период вчерашней бурной вечеринки почему-то напрочь отсутствовал в голове. Что, собственно, я помню? О, вчера перед ужином пришло долгожданное известие о прибытии передовых сил нашего имперского флота. Сподобились, наконец. Да здравствует король!..
Естественно, на ужин пригласили прилетевшего командора, напыщенного старика с одним глазом, старавшегося сохранять независимый вид и держать осанку, но всё время сутулившегося, поскольку тяготение на Гелле было для него непривычно сильным. Ещё за общим столом сидел приглашённый лично мною Паталин, поскольку без командира нашей эскадры ни о какой победе не могло быть и речи, а также посол Гибер. Ну и герцог привёл пару личных сановников, занявших, надо полагать, место скоропостижно скончавшегося Поллока. Надеюсь, что эти хотя бы не продажные.
Мы выпили за славную победу, за доблестный флот Кадона, потом за героический флот Берита, за погибших и выживших, за солдат и офицеров... Словом, тосты сыпались, как из рога изобилия. Когда я был уже прилично навеселе, старый командор – даже не вспомню его имени – вдруг обратился ко мне:
- А ведь я привёз вам подарок, Ваше Высочество.
- Да что вы! – пьяно изумляюсь и залпом осушаю свой бокал. Мне уже и так хорошо, а тут ещё какой-то презент. – И за какие это заслуги, позвольте узнать?
- Сейчас поймёте, - хитро ухмыляется этот засушенный Нельсон и подаёт кому-то знак.
Прямо передо мной в центре окна возникает лицо короля Мардана. Он смотрит на меня, отчего я даже немного трезвею, хоть и понимаю умом, что вижу его в записи.
- Здравствуй, сынок, - произносит самый могущественный в этой части галактики человек. – Извини, не смог прилететь лично, чтобы тебя поздравить. Сам понимаешь, заботы... Зато есть возможность сделать это дистанционно. Поэтому сейчас прими мои поздравления с шестнадцатилетием. Ты отошёл от детства ещё на один шаг. Стал на год старше, стал мудрее. Даже успел жениться. С этим, кстати, тоже поздравляю. Свадебные подарки ждут тебя и Элизу в нашем дворце. Будьте счастливы и скорее возвращайтесь домой.
Сам этого хочу. Я отсалютовал вновь наполненным бокалом застывшему изображению короля на экране.
- С днём рождения, Ваше Высочество! – склонил седую голову командор.
Все поднялись из-за стола и наперебой принялись поздравлять. Знали бы они, что мне скоро уже семнадцать стукнет. Только вот когда? Арнийское летоисчисление это что-то с чем-то. В году всего девять месяцев по тридцать шесть дней. Попробуй-ка перевести пятое ноября, наш с Лизкой день рождения, на местный календарь. Можно только условно. Папины именины мы отмечали семнадцатого июня. Эта дата более-менее соответствовала вчерашней, равно как и позавчерашней, и сегодняшней. Скорее всего, некое среднее значение. А с нашим истинным днём рождения вопрос остаётся открытым.
Сестрёнка хитро подмигнула, чокаясь по земному обычаю. Она-то уж точно пила сок. А вот я...
Когда застолье плавно перешло в дискотеку, я ещё кое-как стоял на ногах и даже пустился в пляс, пытаясь выделывать некие совершенно безумные па. Это сейчас мне понятно и не совсем удобно перед окружающими, а тогда всё было по барабану.
- Эх-х! Боярыня пошла! – кричал я, идя вприсядку и размахивая руками.
Танцующие от меня шарахались, но им было весело. Тоже ведь пьяные. Они смеялись. Хохотала и Лиза...
Снова тихий стон. Совсем хреново сестрёнке. Отчего, если она не пила?
Приоткрываю один глаз, который не вдавлен в подушку, и сквозь мутную пелену гляжу на ту сторону кровати. Увиденное сначала поразило меня, потом не на шутку испугало. Позабыв о похмелье, приподнимаю тяжёлую голову и, борясь с тошнотой, неотрывно смотрю на... Абсолютно голое девичье тело. Острые груди, подрагивающие в такт бьющегося сердца. Разметавшиеся по подушке волосы. Похоже, я во сне стянул всё одеяло на себя. Чего это Лизка решила голой спать?
Холодея от пронзившей меня догадки, заглядываю под одеяло и замираю. Мать честная, ведь и я голый! Что же с нами творилось этой ночью? Неужели произошло непоправимое?..
Со стоном девица поворачивает ко мне лицо, и я с облегчением выдыхаю. Это не Лизка! Только теперь вижу, что и комната не наша – чужая. И куда это я попал?
- Уже проснулся? - слабо улыбается голое создание, глядя на меня сонным прищуром.
Голос у неё явно не ангельский, с хрипотцой. Возможно, со сна или от выпитого, а может и всегда был такой. Внешность обыкновенная. Не скажу, что писаная красавица, но и не уродка однозначно. Просто симпатичная девочка. Правда, старше меня на два-три года. Вот не помню эту даму, хоть убей. А, нет, обжимался с кем-то на танцах, а потом в коридорах. Видать, когда сюда с нею шли. М-дааа, знатно начудил.
- Здоров же ты девушек ублажать. Всю ночь уснуть не давал.
Она сладко потянулась, а я вдруг понял, что сегодня меня лишили девственности. Самое обидное, что столь эпохальное событие моей чересчур бурной молодости совершенно не отложилось в уголках памяти. Вот ведь напасть. Даже вспомнить будет нечего на старости лет.
Ужасно не хотелось вставать и куда-то идти. До утра было ещё два часа. Но и оставаться здесь я не мог. С трудом поднявшись и собрав раскиданную по комнате одежду, кое-как в неё влез.
- Ты уходишь? – Незнакомка соблазнительно изогнулась, даже не думая прикрываться. – Мы ещё встретимся?
- Надо полагать, - бурчу через силу, поскольку даже разговаривать больно.
Естественно, если эта штучка живёт во дворце, мы волей-неволей рискуем встретиться. Зачем задавать глупые вопросы?
Не прощаясь, выхожу из комнаты. Прежде всего, надо понять в какой части дворца я нахожусь. На моё счастье за дверью меня поджидают мои верные гвардейцы. Расцеловал бы их, честное слово, не будь мне так хреново.
- Ребят, - еле выговариваю, плямкая присыхающим к нёбу языком. – Пошли домой.
Они молча повели меня мало знакомыми коридорами. Я и не пытался запоминать дорогу. Брёл на автопилоте. Очухался только перед своей дверью. Немного постоял перед ней, не решаясь войти. Напрягала перспектива объясняться с сестрой. Но делать нечего. Вздохнув, приложил руку к двери, а когда она открылась, шагнул в гостиную. На столике кто-то предусмотрительно поставил кувшин с водой. Дрожащими руками я поднёс его ко рту и жадно выхлебал почти до половины. Полегчало ненамного, зато удалось утолить жажду.
Взгляд упал на мягкий, так располагающий к себе диван. Я поддался искушению и рухнул на него без сил. Уж лучше посплю здесь, чем в таком беспомощном виде появлюсь перед сестрой. Вырубился почти сразу. Никакого запаса прочности в организме, похоже, не осталось. Проснулся, заслышав чьи-то шаги.
- Дрыхнешь, гулёна? – раздался ехидный голос Лизы. – Где шлялся всю ночь? Ту симпатичную служаночку, небось, ублажал. Так-то ты хранишь верность дражайшей супруге?
- Какую ещё служаночку? – болезненно морщусь, не открывая глаз. Голова по-прежнему гудела, но уже не так сильно.
- Ту самую, которую плясать вытянул. Правда, в основном использовал её в качестве подпорки, чтобы не свалиться. Облапил всю, потом увёл. Что, не помнишь? Не мудрено... Ладно, не парься, братик. Всё нормально. Здесь это в порядке вещей. Вольные нравы аристократии, чтоб их. Нам иногда можно с другими позажигать. Лишь бы детей не делали на стороне, а так пожалуйста.
Просто разврат какой-то. Впрочем, не могу не признать, что мне это нравится.
- Только не злоупотребляй. – Слышу журчание воды и открываю глаза, чувствуя, что снова зверски хочу пить. Лиза протягивала мне наполненный стакан вместе с какой-то пилюлей. – Придерживайся золотой середины, не то скомпрометируешь семью и отправишься в ссылку в какую-нибудь Тмутаракань. И я с тобой в качестве жены декабриста. Как мы потом оттуда на Землю выберемся? На-ка вот, выпей таблеточку. Поможет.
С трудом пропихнув пилюлю в глотку, я выпил всю воду не только из предложенного стакана, но и ту, которая ещё оставалась в кувшине. Хорошее средство, как выяснилось. Через полчаса, позабыв о головной боли и периодически вздрагивающем желудке, я уже разминался в спортзале под бдительным оком Ферга. Ему было совершенно наплевать, болеет ученик с похмелья или нет. Все болезни, как он считал, выводятся из организма через пот. Соглашусь, пожалуй, поскольку после тренировки почувствовал себя несколько обновлённым и проголодавшимся. Поэтому, сидя за столом вместе с Лизой и семейством Ленноков, с жадностью уплетал завтрак.
- Вижу, прилично ты этой ночью сил потратил, зятёк, - усмехнулся герцог и вздохнул, сокрушённо качая головой: - Эх, молодость, молодость. Не бережёте себя совсем, растрачиваетесь по мелочам.
Я стыдливо уткнулся в свою тарелку, боясь поднять глаза.
- Сегодня вы улетаете в Кадон, - выдал неожиданно Леннок, отчего я невольно вскинул голову. – Да-да. Кроме поздравления с днём рождения король Мардан передал приказ о твоём возвращении. Элли, как твоя супруга, естественно, летит с тобой. Ну, ещё несколько слуг. – Он загадочно улыбнулся.
Эта загадочность стала понятна, когда при посадке в челнок я увидел тех самых слуг. Среди них, трёх мужчин и трёх женщин, таскающих какие-то вещи, оказалась и моя ночная нимфа, которая с отрешённым видом прошествовала мимо нас. Похоже, слишком близкое знакомство со мной круто изменило судьбу этой девушки. Не положи я на неё глаз, она так и осталась бы на Гелле прислуживать во дворце герцога. Теперь же полетит в неизвестность, в совершенно другую звёздную систему, оставляя здесь налаженный быт, свой дом, родителей и, возможно, любимого человека. А что? Наша мимолётная любовная связь ни в коем разе не отменяет обустройство личной жизни. Не могла же она отказать назойливому аристократу, да ещё принцу и зятю правителя, на которого вкалывает. Могу себе представить, что бы грозило ей в подобном случае. Потеря работы, как минимум.
Однако на «Буйном» я со своей нечаянной любовницей ни разу не виделся. Возможно, потому, что Ферг взял меня в оборот, и я практически всё свободное время пропадал в спортзале, оттачивая навыки бесконтактного боя, которому обещал научить меня мастер Брол, но до этого никак не мог приступить к тренировкам. Теперь же нам ничто не мешало. Гиперпространство, как я убедился, вообще идеальное место для любых занятий.
Начинали мы с азов.
- Расслабься, - наставлял меня учитель, усадив на пол напротив себя. – Выбрось из головы все мысли. Она должна быть пуста, словно колокол. Сосредоточься на токах, протекающих по телу. Это не только кровь. Нейросигналы и электромагнитные колебания, создающие твоё собственное силовое поле...
- Аура, что ли? – Помнится, отец говорил об этом. Да и на Земле много писали на эту тему. Иногда я почитывал научные и псевдонаучные труды.
- Не отвлекайся. Делай, что велено.
Строгий тон учителя помогает избавиться от остатков мыслей и уйти в себя. Представить кровеносную и нервную систему мне ничего не стоит – анатомию изучал, знаю. Воображение с готовностью дорисовывает кости скелета и мышечные ткани. Мышцы пока спокойны, расслаблены, но в любой момент готовы сжаться, приводя тело в движение, при подаче импульса. По ним так и гуляют вихревые токи, действительно похожие на некое поле.
- Мысленно направь свою энергию в ладони, - слышу близкий и одновременно далёкий голос Ферга.
Делаю, как он говорит. Получается не сразу, но постепенно тёплая волна стекает по рукам, скапливаясь под ладонями, безмятежно лежащими на коленях. Возникает ощущение воздушной подушки. Кажется, что руки зависли в каком-то сантиметре от коленей.
- Теперь, не напрягая мышцы, прикажи рукам подняться.
Смотрю на учителя с недоумением, стараясь не потерять с таким трудом достигнутую концентрацию. Неужели он реально хочет, чтобы я разговаривал со своими руками, отдавая им какие-то приказы? На кого я буду похож?
Не успев додумать, с удивлением вижу, как мои руки плавно идут вверх и зависают на уровне груди. Могу поклясться, что мышцы по-прежнему расслаблены, но факт остаётся фактом. Ручки-то вот они, перед носом.
- Так, хорошо. У тебя получается. Чувствуешь между пальцами шар?
- Да... - отвечаю с удивлением, поскольку и в самом деле ощущение такое, будто держу в каждой ладони по небольшому невидимому шару с мягкими, податливыми боками.
- Соедини руки.
Свожу их вместе. Два шара превращаются в один. Катаю его в ладонях и вопросительно смотрю на учителя. Дальше-то что?
- Кинь... - он посмотрел по сторонам, - ну, хотя бы туда. – Показал на стойку с тренировочными шпагами.
Раскрыв ладони в сторону стойки, выпрямляю руки. Ощущение шара пропадает. В тот же миг шпаги валятся на пол, но не все, только четыре из десятка.
Я и этого не ожидал. Так и остался сидеть с вытянутыми руками, обалдело таращась на потревоженную непонятно чем стойку. Боялся, наверное, что меня разыграли, дёрнув за верёвку или сотворив ещё что-нибудь в том же духе.
- Слабовато, - констатировал учитель безо всяких эмоций. – Но для первого раза сойдёт. Попробуй повторить...
И так все несколько дней пути, в течение которых я учился концентрировать энергию вокруг себя, в любой точке по выбору Ферга, распознавать направления его ударов, уходить от них или блокировать, атаковать в ответ, заставляя соперника промахиваться, спотыкаться, терять ориентацию, падать. Выходило не очень, однако получалось. Правда, на полу валялся чаще всего я, когда мастер Брол демонстрировал на мне свои приёмы. Если же лежал он, то лишь в том случае, когда хотел, чтобы до меня дошёл смысл того или иного действия с его логическим завершением. Потому и не сопротивлялся, иначе опять пришлось бы валяться мне.
- Ничего, - успокаивал Ферг. – За короткий срок этому не научишься. Заниматься надо, и всё придёт.
Сам прекрасно понимаю. То же самое, кстати, мне втолковывал папа. Наверное, у мастера Брола нахватался. Так что я давно следую этому принципу, который, можно сказать, стал моим девизом по жизни. Я упрямый, поэтому обязательно справлюсь, уважаемый господин Ферг, уж будьте спокойны.
В каюту я возвращался поздно и сразу ложился спать. Лиза могла лишь перекинуться со мной парой малозначительных фраз, и то если была на месте. В основном же она бродила по отсекам, с любопытством изучая устройство «Буйного», как и я по дороге в систему Берит. Тоже ведь занятие, причём довольно интересное. Лишь бы не лезла никуда своими шаловливыми ручками. А то хакнет нам крейсер, как мы потом домой доберёмся? Слава богу, сестрёнка это прекрасно понимала и, вроде как, держала себя в узде. Только надолго ли её хватит?
За бесконечными тренировками наш перелёт незаметно подошёл к концу.
Поблагодарив Паталина за службу, мы уселись в челнок и полетели на Обитель. Там распрощались и с капитаном Слимом, после чего торжественным строем, сопровождаемые взводом гвардейцев - к сожалению, уже неполным, - вошли во дворец.
Внутри нас ждала торжественная встреча. Как полагается, с фанфарами. Король и королева в праздничных нарядах принимали невестку. Мы раскланялись, родители соединили наши руки, выказывая своё благословение, после чего был бал. Словом, отгуляли второй день свадьбы с месячной отсрочкой.
В этот раз я старался много не пить. Растягивал каждый налитый бокал, цедя его мелкими глотками. В итоге был слегка навеселе – самое то для вечеринки. Мы с Лизой повеселились на славу и пришли в свои покои, не чуя под собою ног. Вернее, покои были мои, только порядком расширенные. Оказывается, нам подготовили семейное гнёздышко. Правда, терминал стоял по-прежнему один.
- Знакомься, это Гупи, - устало махнул я рукой и плюхнулся на кровать.
- Здравствуй, Ник, - промурлыкала Гупи.
- Ух-ты! – восхитилась Лиза. – Голосовка! Такой только у папы стоит.
Я фыркнул. Она даже на русском называла Леннока папой. А компьютер моментально отозвался на её голос:
- Приветствую вас в королевском дворце Мардан, дорогая Элиза. Надеюсь, вам здесь понравится.
- Ещё бы ей не понравилось, - комментирую по-русски. – У нас ведь столько интересных электронных штучек, в которых можно покопаться.
- Не ёрничай, братик. Уверена, что мы с Гупи подружимся.
- Слышу, что назвали моё имя, но не понимаю команды, - отозвалась обладательница искусственного интеллекта. – Будьте добры, повторите обращение на известном языке.
- Тупая железяка, - констатировал я.
- Не обзывайся. – Сестрёнка уже сидела за виртуальной клавиатурой и терзала кнопки, как заправская пианистка. – Она же не виновата, что русского не знает.
- Надеюсь, ты не собираешься обучать её нашему языку?
- Не собираюсь. Просто проверяю на шпионские программы... Ага, вот и всё.
- Что?
- Были такие, но теперь уже нет и с этих пор, думаю, больше не будет.
- Это почему?
Она пощёлкала по своему браслету:
- Я тоже не сидела, сложа руки. Кое-какие наработки сделала. С любыми прослушками, если не со всеми, то с большинством базисных, справляться научилась. Даже свои алгоритмы разработала. Хрен кто ко мне в железо проникнет.
- А что в Гупи напичкано было? – Я насторожился, вспомнив свои самоподготовки. Если о них узнают...
- Всего помаленьку, - не оборачиваясь, ответила сестра. – От обычных прослушек и подглядок до сборщиков сведений и паролей.
- То есть всё, о чём я узнавал с помощью компьютера, сразу становилось кому-то известно?
Перестав щёлкать по клавишам, Лиза внимательно посмотрела на меня:
- А что ты с ним делал?
- Ну, как что... Учился, собирал информацию... Блин, я же здесь говорил с Милоном! - хватаюсь за голову.
- С кем?
- С помощником Трофа, деда нашего разлюбезного. Мы с ним как раз о Перемещателе болтали.
- Поздравляю. Теперь об этом знают те, кто поставил тебе прослушку. И кто бы это мог быть?
- Полагаю, наша служба безопасности. А знаешь, кто её возглавляет?
- Имя не называй. Хрен знает, все ли жучки я испортила. К тому же не будем забывать о передвижных клопах. И кто тут у вас главный безопасник?
- Наша незабвенная бабуля, которая теперь моя мать.
- Иди ты!
- Мне тоже трудно было поверить, но это факт. И, кстати, об этом я тоже узнал через комп, - киваю на терминал.
Сестрёнка сокрушённо вздохнула, потом покачала головой:
- Вот умеешь ты влезать по самые уши. Никакой предосторожности. Учишь тебя, учишь...
- Ну, не мог же я знать... Ё-моё, а давай прямо сейчас домой рванём?
Лиза покрутила пальцем у виска:
- Сбрендил? За нами сразу стража пойдёт.
- Гвардейцы. Это у вас там стражники.
- Без разницы. Все перемещения отслеживаются безопасниками. Думаешь, ни у кого не возникнет вопросов, если мы на ночь глядя попрёмся в технические коридоры?
- Что же нам делать?
- Конкретно сейчас? Лечь спать, как нормальная супружеская пара. Утро вечера мудренее.
 все сообщения
МайорДата: Среда, 29.04.2020, 01:12 | Сообщение # 15
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 13
Последние почести


Утром я проснулся с твёрдым намерением попасть с Лизой в Перемещатель и убраться из этой чёртовой реальности в свою. Хватит с меня звёздных войн и вселенских интриг между сильными мира сего. Хочу нормальной земной жизни. Мне ещё школу заканчивать.
Сестра была со мной целиком и полностью согласна.
В приподнятом настроении я отправился в спортзал, где меня ждал Ферг. На занятии выложился по максимуму, как на последней тренировке перед каким-нибудь чемпионатом. Даже учитель это заметил:
- Ты сегодня расстарался, словно всё самое важное хочешь ухватить. Куда-то собираешься?
У меня аж дар речи пропал. Пока я напряжённо размышлял над ответом, Ферг важно кивнул:
- Ну да, секретная информация, понимаю. Просто хотелось бы продолжить твоё обучение. Навыки нуждаются в развивитии. То, чему ты успел научиться, недостаточно. Можешь довести это умение до совершенства, но дальше не продвинешься ни на шаг. Это я к тому, что если есть возможность, убеди отца отправить меня с тобой. Совместим охрану с учёбой.
Он улыбнулся, но сразу вдруг посерьёзнел:
- А пока есть одно дело. Ланс просил передать, что приглашает Элизу и тебя прийти попрощаться с теми гвардейцами, которые погибли на Габосе. Конечно, вы можете отказаться...
- Нет, мы будем, - говорю твёрдо. – Где и когда?
- В двенадцать на плацу перед казармами. На таких мероприятиях всегда присутствуют король с королевой. Всё же это их гвардейцы. Но те ребята охраняли непосредственно вас, принца Никия и его молодую жену. Они погибли, как верные, преданные солдаты, до конца исполнившие свой долг, и уже поэтому заслуживают вашей благодарности. Это важно. Даже не для мёртвых, а для живых. Тех, кто был вместе с ними тогда, и тех, кто будет рядом с вами потом.
Из него получился бы неплохой оратор. Только вот агитировать меня не надо. Я и сам собирался идти на похороны, чтобы отдать последние почести погибшим парням. Это по-русски, по-человечески, в конце концов. Лиза, я уверен, тоже не откажется.
Она и не отказалась. На завтраке я сообщил «родителям», что мы примем участие в церемонии. Те одобрили, сказав, что пойдём туда все вместе. Переодевшись в чёрное – здесь тоже, как ни странно, это траурный цвет, – я и сестрёнка вышли в парк, в котором нас уже поджидали король с королевой. Сразу за дальними деревьями начинались ряды гвардейских казарм, похожих на одинаковые вытянутые коробки. Между ними располагался вместительный плац. На нём выстроились гвардейцы, окружив центр незамкнутым каре. Их было, наверное, не меньше трёх тысяч. Странное чувство - находиться в такой массе людей, просто замерших в молчании, а не суетящихся почём зря и галдящих без умолку.
Сквозь прорехи строя мы с родителями вышли вперёд и остановились рядом с группой офицеров, среди которых я заметил капитана Ланса. Посреди плаца, едва не касаясь его твёрдого покрытия, висело три полупрозрачных... Нет, не гроба. Это больше напоминало криокапсулы с прозрачным корпусом, сквозь который видно замороженные тела. Наверное, в каждую капсулу вмонтирован маломощный антиграв, раз они не лежали на земле.
- Гвардейцы! – разнёсся над плацем голос короля. Подозреваю, он применил какой-то дистанционный усилитель. – Для прощания с павшими братьями... смир-р-рно! – Строй вытянулся, дружно топнув. Мне показалось, что под ногами дрогнула земля. – Штандарты внести!
За спиной загрохотали армейские ботинки. Я обернулся. Четверо солдат, чеканя шаг, вступали на плац, держа за углы расправленное королевское знамя. За ними шла другая четвёрка, тоже со знаменем, только моим. То есть с личным штандартом принца Никия Мардана. В королевской семье считается нормой, когда отец и сыновья имеют каждый свой стяг. Принцу Никию, например, принадлежит фиолетовое полотнище, которое к середине становится чёрным, с двумя скрещенными золотыми шпагами на фоне созвездия Короны. Символично. У короля флаг целиком синий, на нём крылатый дракон, вцепившийся когтями в щит с изображением всё той же короны, только настоящей, рисованной.
Знаменосцы подошли к нам и остановились. Двое передних уступили место у королевского полотнища Мардану-старшему и его жене. Сделав шаг в сторону, отдали честь. С моим знаменем произошло то же самое. Гвардейцы протянули концы стяга нам с Лизой и отошли, отсалютовав. Держа мягкую, трепещущую на ветру материю своего флага, я стоял в замешательстве, не зная, что делать дальше. Запоздало пожалел, что не поинтересовался у Гупи подробностями таких церемоний. Пришлось бестолково таращиться на родителей в надежде увидеть подсказку, когда они начнут хоть как-то действовать.
Королева поймала мой взгляд, ободряюще улыбнулась и кивнула, показывая, чтобы мы шли впереди. Похоже, придётся полагаться на интуицию.
Вздохнув, я прогнал из головы тревожные мысли. Одно ясно – надо идти в центр, к висящим капсулам. Сделав первый нетвёрдый шаг, я услышал музыку. Тягучую и заунывную, как прощальная песня. Наверное, это и была она. Сначала подумал, что показалось, но по мере движения музыка звучала всё настойчивее и громче, разливаясь по груди неодолимой тоской.
- Ник, я мертвяков боюсь, - негромко проговорила сестра, уставившись на меня перепуганными глазищами.
Лицо белее мела. Рука, держащая угол штандарта, мелко трясётся. Ещё немного, и Лизка брякнется в обморок.
- А ты их когда-нибудь видела? – спрашиваю так же тихо.
- Только в тот день, после покушения во дворце.
- Покусали они тебя, что ли? В тот раз, помнится, на тебя это не произвело сильного впечатления.
- Так ведь то издали. А здесь мы прямо к ним подходим.
- Они же в капсуле, заморожены... - Меня вдруг взяла злость. Я зашипел сдавленно: - Давай-ка держи себя в руках, а то всю малину спалишь. Ты же за ранеными ухаживала. Ещё не на такие ужасы насмотрелась.
- Они-то живые, - вздохнула сестрёнка и замолчала, глядя прямо перед собой.
Её рука по-прежнему тряслась. Оставалось надеяться, что состояние Лизы примут за переживания по поводу смерти солдат, пытавшихся спасти мою «жену» от похитителей.
Мы шли прямиком на хрустальные гробы. Только приблизившись к ним вплотную, я по наитию понял, что надо делать. Такое и у нас на Земле практикуется.
- Иди мимо капсул, - быстро говорю Лизе, обходя покойников с другой стороны. – Проноси флаг над ними.
Размеры полотнища позволяли покрыть им все три гроба. Наверняка это от нас и требовалось. Миновав третьего мертвеца, я остановился и глянул за спину. Солдаты тоже встали, чётко повернулись к гробам и опустили свой край знамени. Отдали честь и отошли.
Я выдохнул. Всё верно. Показал сестрёнке глазами, чтобы сделала так же, а то вцепилась в полотнище, будто клешнями. Она хоть и с трудом, но разжала побелевшие пальцы.
Поверх нашего флага родители уложили свой. Получилось нечто вроде двойного савана. Мы постояли немного, пока не оборвалась непонятно откуда звучавшая музыка. Затем все три покрытые знамёнами капсулы двинулись вдоль строя. При их приближении каждая коробка скандировала лозунг имперских гвардейцев:
- Честь превыше смерти! Честь превыше смерти!..
А когда эта странная процессия, завершив круг, направилась по дорожке, ведущей с плаца к поджидающему в стороне катеру, её провожали приветственным криком:
- Гвардия! Гвардия! Гвардия!..
У меня в голове продолжала звучать заунывная траурная музыка. Я смотрел на катер, на его уже закрывшийся люк, чувствуя непонятную тоску в сердце. Жаль ребят. Молодые совсем парни, моложе моего папы, а уже мертвы. Что за люди эти гвардейцы? Вроде, не роботы, не клоны, которых с рождения приучают повиноваться, но преданные до фанатизма. Боятся ли они смерти? Наверное, да, как и любой другой человек. Просто воспитаны так: «Честь превыше смерти!» Похоже на русский девиз: «Жизнь Родине, веру богу, честь никому». В этом они близки нам по духу.
Король положил руку мне на плечо:
- Наступит время, сынок, и твой штандарт будет сверху, а под ним знамёна ваших с Элли сыновей. Надеюсь, тебе не придётся этого делать сейчас, в моё отсутствие.
- Ты уезжаешь?
- Да. В герцогство Берит прибывают представители Вьенской империи для переговоров. Как ты знаешь, мы с кейтанцами пока в состоянии войны. Этот вопрос надо немедленно решать. Либо воюем до конца, чего не хотелось бы, либо заключаем сделку.
- Они не трогают нас, а мы не трогаем их? – выдавливаю кривую улыбку. – Надеюсь, ради этой сделки тебе ничем не придётся пожертвовать.
- Что ты имеешь в виду? – вздёрнул брови король.
- Ну... - мнусь, не зная, стоит ли говорить откровенно. Потом всё же решаюсь: - Подарить пару планет, к примеру, или целую систему...
- Не городи чепухи, - прервал он меня. - Не для того мы расселялись по космосу, осваивая новые планеты, чтобы потом взять и просто так их отдать. Это наши земли, наше будущее. Тем более, система Берит. Леннок теперь не просто наш союзник, а ещё и родственник.
- Напра-во! – слышатся команды офицеров на одном конце плаца.
- Нале-во! – раздаётся на другом. – В расположение шагом арш!
Дружно грохают ботинки гвардейцев, коробки тянутся друг за другом, обходя нас по периметру. Остаёмся только мы с Марданом-старшим, чуть в стороне Лизка с королевой, о чём-то мирно беседующие, да небольшая группа старших командиров.
- Тебе не опасно туда лететь? – увожу разговор от опасной темы. Тем более что действительно переживаю за короля. Родной дед всё-таки.
- Опасно, - легко соглашается он. – Поэтому и не беру с собой маму. Она останется на Обители. Тебе будет помогать.
- В чём?
- Во всём. Забота об империи в моё отсутствие целиком ляжет на твои плечи, сынок. Ты уже совершеннолетний, так что правь. Привыкай быть королём. – Он опять похлопал меня по плечу и кивнул в сторону офицеров. – Пойдём, известим командование о том, что они временно поступают в твоё полное распоряжение.
Вот это сюрприз. И нафига мне такое счастье?
Подобрав отвисшую челюсть, понуро бреду за Марданом-старшим, пытаясь уместить в голове свой новый статус. Вице-король, так это называется, если я, конечно, не ошибаюсь. Вот же влип...
Король улетал уже сегодня. Эскадра сопровождения ждала его на орбите. Сразу после обеда он коротко попрощался с нами, сел в челнок и был таков.
- Береги семью, - сказал мне напоследок. – И позаботься об империи.
Я понял его буквально, исходя из последовательности напутствий – сначала семья, потом империя. То есть, пусть рушится всё вокруг, лишь бы уцелел твой дом, твои родные? Наверное, это правильно. Не знаю.
Когда челнок превратился в неразличимую точку в небе, королева-мать ушла куда-то по своим делам, а я повернулся к Лизе, сказав по-русски:
- Валим отсюда. Чем скорее, тем лучше.
Она коротко кивнула, и мы прямо с посадочного поля поспешили к тайному ходу в технические помещения. Охрану оставили за дверями комнаты, где был ход. Сами же открыли стену и углубились в тоннели.
По навигатору на браслете я быстро нашёл дорогу и привёл сестру к...
За последним поворотом был тупик из такой же гладкой стены. Словно здесь никогда не стояла металлическая дверь с кодом.
- Ничего не понимаю. – Я снова проверил навигатор.
Неужели ошибка? Нет, всё верно, путь как раз тот, и коридор нужный. Только ни в какую комнату с Перемещателем он уже не вёл.
- В чём дело? – нахмурилась Лиза.
- Похоже, кто-то не хочет, чтобы мы вернулись домой. Поэтому замуровал проход.
- И кто бы это мог быть?
- Грешу только на Забара, но не факт. Если учесть, что наш разговор могли подслушать... - Я судорожно вздохнул, боясь поверить собственной догадке. - В дело могла вмешаться служба имперской безопасности. А возглавляет её...
- Эва Мардан, - закончила за меня Лиза.
- Верная догадка, - раздался за нашими спинами женский голос.
Вздрогнув, мы резко повернулись. К нам по коридору бесшумно шла королева, грациозно придерживая длинное платье за юбку. Она остановилась напротив, заинтересованно разглядывая нас.
- Вы что, знаете русский? – растерянно протянула Лиза.
Тоже мне, нашла о чём спрашивать. Наверное, ляпнула с перепугу первое, что пришло в голову.
Королева поморщилась:
- Избавь меня от этого странного языка, детка. Пожалей свекровь, перейди на нормальный арнийский.
- Вы же сказали, что мы верно догадались, – заговорила сестра по-арнийски. – Значит...
- Ничего это не значит, - встрял я, не спуская с королевы глаз. – Имя Эва Мардан звучит одинаково на любом языке. Об остальном нетрудно догадаться. Так ведь, мама?
Специально выделил последнее слово, чтобы посмотреть на её реакцию. Или она уже всё знала о нас, или не знала ничего, только подозревала. Мысли, как известно, к делу не пришьёшь. И раз уж сама назвала себя свекровью, остаётся надежда.
- Ты прав, сынок. – Ага, всё-таки «сынок». И теплота в голосе, свойственная лишь матерям. – Я не посчитала нужным учить ещё один язык, показавшийся бесполезным ввиду того, что пользуются им неизвестно где и непонятно кто. Естественно, мастер Глинн докладывал мне обо всех своих разработках. Поэтому я знаю о Перемещателе, о долгой жизни Трофа на Земле и его возвращении в тот же день и в тот же возраст. Когда во время нападения он увёл вас через потайной ход, я сразу догадалась, где старик собирается вас прятать. Не думала только, что Глинн запустит Перемещатель. До последнего не была в этом уверена, несмотря на исчезновение Трофа, пока ты, мой мальчик не поговорил с мастером Милоном и не начал искать эту комнату. – Она кивнула на стену за нашими спинами.
- Так это твоя работа, - понял я. – Ты приказала замуровать проход.
- Конечно, - не стала она отпираться. – А что мне оставалось? Я же вижу, что вы, скорее всего, довольно долго успели пожить на Земле. Сколько? Десять лет, пятнадцать?..
- Двадцать, - прикинул я родительский возраст.
- Примерно так я и думала. Поженились, наверное, детей нарожали?
Я кивнул:
- Мальчика и девочку. Похожи на вас.
Если врать, так уж до конца.
- Понимаю. Хотите к ним вернуться?
- Очень.
- А как же империя? Отец возлагает на тебя надежды. После смерти Поля ты остался у нас один. Хочешь всё бросить и сбежать?
Её слова хлестали, словно плети. Мне даже стало чуточку стыдно.
- Мама, мы вернёмся сюда в этот же день, точно такими, как ты нас видишь. Зато на Земле время уходит. Неизвестно, что могло там произойти за эти месяцы, пока мы были здесь.
- Но вы можете и не вернуться. Сам говоришь, мало ли что произойдёт. Как тогда нам быть? Других сыновей у нас больше нет.
Да что же она заладила одно и то же. Не я её сын, а мой папа. Вот вернусь на Землю и уговорю его сюда отправиться. Пусть сам за себя отвечает.
- Неужели вы бы с папой оставили меня и Поля одних на чужой планете? - привожу последний довод.
- Разве вашим детям что-то угрожает?
- Мама, они там одни...
- Уже взрослые, как я понимаю?
- Да, - соглашаюсь вынужденно. С ложью, если даже она во благо, нельзя перебарщивать.
- Чего тогда за них волноваться, если воспитали достойно?
Всё, мои аргументы кончились. Беспомощно гляжу на Лизу, она подводит глаза под лоб. Её уже достал наш спор ни о чём. Всё равно ведь прямо сейчас мы в Перемещатель не попадём. Надо соглашаться на условия переигравшей нас королевы.
- Что ты хочешь? – спрашиваю прямо.
Она подходит вплотную и гладит меня сухой холёной ладонью по щеке.
- Никий, мальчик мой, - говорит ласково. – Не оставляй нас хотя бы в эту трудную минуту. Дай отцу нормально урегулировать все разногласия с кейтанцами. А там и к детям на побывку отправишься. Сюда их привезёшь. Мы ведь тоже хотим внуков увидеть.
- Сразу взрослых? – невольно улыбаюсь. Интересная ситуация получается. Внуков-то бабуля уже лицезрит.
- А что? Будем только рады. Всё равно ведь внуки. Куда от них денешься?
И то правда. Никуда вы, родственнички, от нас не денетесь.
Повздыхав, мы с Лизкой сделали вид, что смирились, и понуро побрели за королевой-матерью к выходу из технического лабиринта. Пока шли до нашей комнаты, я чувствовал себя под конвоем. Сестра, наверное, тоже. Наша охрана и гвардейцы королевы заняли места спереди и сзади, сопроводив меня и Лизу до самых покоев. Уже когда входили в открытую дверь, королева сказала:
- Никий, Элиза, не опаздывайте на ужин. Ты теперь глава семьи, сынок, пока папы с нами нет. Не забывай об этом.
Забудешь тут, когда тебе через каждое слово напоминают.
Мы раскланялись, и я закрыл дверь.
- И как тебе это нравится? – поворачиваюсь к сестре.
Та пожала плечами:
- Думаешь, она и вправду не знает русский?
- Если бы знала, давно бы поняла из наших разговоров, что мы её внуки, а не дети.
- Наверное, да. Если только не прикидывается.
- А смысл? Сказала бы напрямик. Всё же мы её прямые потомки, а не какие-то левые Бонни с Клайдом.
- Я уже вообще ничего не понимаю. – Лиза схватилась за голову. – Как мы назад попадём? Эту стену отбойный молоток возьмёт?
- Не знаю даже насчёт плазменника. Но попробовать стоит. Не сейчас, конечно. Надо затаиться и какое-то время побыть паиньками.
- Серьёзно? У тебя получится?
- А у тебя?
Мы посмеялись. Да уж, паиньками мы точно не будем. На душе полегчало, будто нашли, наконец, ответы на все сложные вопросы.
- Кое в чём она, безусловно, права, - задумчиво проговорила сестрёнка.
- И в чём же?
- Да в том, что нельзя бросать её сейчас. Коль уж дед впряг тебя в эту лямку, надо её тянуть. И неважно, собираешься ты вернуться в тот же день или нет. Представь, что мы ушли на Землю, зная о том, какие нерешённые проблемы оставляем здесь. Ты бы жил там спокойно?
Я задумался. А ведь права Лизка. Сдаётся мне, я бы места себе не находил, и уже на следующий день рвался обратно.
- Значит, так тому и быть, - резюмирую наши рассуждения. – Разберёмся с текущей ситуацией, потом будем думать о Перемещателе.
- И держать ушки на макушке, - добавила сестра, обводя широким жестом нашу комнату.
М-да, с прослушкой у нас проблема.
- Вот и подумай, как нам избавиться от лишних глаз и ушей, - заявляю безапелляционно и гляжу на браслет.
Подходило время очередного занятия с Фергом. Раз уж так случилось, что я здесь малость подзадержался, надо провести это время с пользой. Пойду, потренируюсь. Лишним не будет.
И я отправился переодеваться в спортивный костюм.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 30.04.2020, 01:04 | Сообщение # 16
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 14
Неожиданное назначение


Короля не было месяца три. По данным разведки в районе Берита опять крутился довольно крупный кейтанский флот. Правда, блокировать звёздную систему на этот раз он не стал, ограничившись демонстрацией силы. Но и Бериту было чем ответить. Помимо собственных войск в распоряжении герцогства был теперь и флот Кадонской империи. Так что если кейтанцы и хотели кого-то запугать, им следовало прихватить куда больше кораблей.
Изредка «отец» выходил на связь, узнавал как у нас дела. Сам о переговорах особо не распространялся, отделываясь общими фразами. Королева предупреждала, что наши сеансы связи можно без труда перехватить, вот мы и осторожничали. Поэтому и я не особо вдавался в подробности. А ведь подмывало высказать всё накипевшее, как достали меня кляузы аристократов, целью которых было лишь одно – урвать кусок пожирнее или привилегий побольше. Как ни странно, все жалобы шли напрямую в королевскую канцелярию. Создавалось впечатление, что власти на местах вообще не работали.
- Почему не обратились в суд? - спросил я как-то очередного просителя.
Тот пожал плечами:
- Так ведь суд пока рассмотрит... Сразу во дворец идти всегда надёжнее.
Что же творится с жалобами простого народа, которому путь в королевский дворец наверняка заказан? Я давно хотел проинспектировать хотя бы некоторые государственные структуры, но к моему несчастью возобновилась прерванная учёба, и я ушёл в неё с головой.
Училась и Лиза. Ей тоже наняли целый штат преподавателей. Правда, изучала она несколько иные предметы. Всё, что нужно благородной женщине для жизни в высшем обществе, плюс пара-тройка дисциплин по выбору. Естественно, моя сестрёнка предпочла программирование, робототехнику и что-то там ещё из той же оперы. Если мне достаточно знаний о том, когда, на какую кнопку следует нажать, то ей обязательно нужно разбираться в устройстве всех этих агрегатов, машин, искусственных интеллектов и программных комплексов. Лично для меня это тёмный лес.
Наши с Фергом тренировки после начала учёбы стали только интенсивнее. Я стал ходить к нему ещё и на дополнительные занятия по вечерам. Это принесло свои плоды. Мы теперь не просто махали руками и ногами, боролись или фехтовали, а использовали внутреннюю энергию для атак, уходов или блокировки ударов. Получалось «терпимо», если пользоваться терминологией мастера Брола. Что же до моих собственных ощущений, то я был в полном восторге. Никогда не думал, что научусь чувствовать свою собственную энергию, концентрировать её в разных участках тела и, тем более, использовать в драке.
Когда рассказал об этом Лизе, она поначалу не поверила. Пришлось показать. Сестра нападала, я защищался. Она всё время промахивалась, то припадая на колено или заваливаясь набок, то пролетая мимо. Хорошо, что у нас ковёр мягкий, а то синяки бы набила, как пить дать. Раз на десятый сдалась, приняв, наконец, мои слова на веру. Но попросила научить столь полезным способностям и её. Я отнекивался, запоздало пожалев, что прихвастнул сдуру, однако сестру было уже не отговорить. Пришлось упрашивать Ферга взяться за обучение «жены». Тот поухмылялся, но не прогнал наглую девицу, на что я сильно рассчитывал, сказав только:
- Может, что и получится.
С тех пор на тренировки мы ходили вдвоём. Честно говоря, думал, что сестре это быстро надоест, и она оставит эту затею. Не тут-то было. Лиза втянулась, хоть и страдала первое время болями в мышцах. Теперь ничто не могло оторвать её от занятий с мастером Бролом. Ну, разве только какие-нибудь срочные хакерские штучки. Помнится, и мне пригодились её навыки, когда появился один довольно нудный проситель.
- Ваше Высочество, - неуклюже поклонился, войдя в зал для приёмов, тучный мужчина средних лет с абсолютно лысой головой. – Ваше Величество, - кивнул он в сторону сидевшей в соседнем со мной кресле королеве и снова подобострастно посмотрел на меня. – Герцог Симен Полтон, к вашим услугам. Прошу простить мою дерзость, но вынужден обратиться к вам с нижайшей просьбой.
Меня порядком достали эти протокольные экивоки, поэтому я нетерпеливо махнул рукой:
- Давайте сразу к делу, сударь. За дверью ещё ждут люди.
Королева-мать бросила в мою сторону осуждающий взгляд, но я только плечами повёл. Зато вошедший толстяк внял моему совету, затараторив:
- Моё герцогство на планете Протея. Сельское хозяйство, выращивание планктона, устриц...
- Знаю. Дальше.
Ох, чую, выскажет мне потом королева всё, что думает по поводу моей несдержанности.
- Половина планеты в моём ведении. Другая принадлежит герцогу Листину. Он тоже плантатор. У нас имеется спорная территория. Это море Ковена. В стародавние времена по какому-то недоразумению этот участок был зарегистрирован одновременно на предков Листина и моих. Наши суды с этим вопросом разобраться не могут. Осталась одна надежда – на королевский суд.
- Что-то не пойму. Вы судитесь с герцогом Листиным со времён ваших предков?
- Нет, Ваше Высочество, что вы. – Полтон растянул пухлые губы в слащавой улыбке. – Данная проблема возникла недавно, всего несколько лет назад. Видите ли, я расширяю производство и в поисках новых угодий взялся возделывать море Ковена. Откуда мне было знать, что на него Листин тоже имеет право. А когда начали разбираться, обнаружился такой вот казус.
- То есть пока море никому не было нужно, то и вопрос не возникал?
- Совершенно верно, Ваше Высочество.
- Вы что, не можете договориться? Поделите море пополам и обрабатывайте каждый свою часть.
- Да зачем Листину ещё один участок, тем более такой крупный? – взвился толстяк. – Он и то, что имеет, с трудом возделывает. У него силёнок не хватит. Урожай сбывать ему некуда. Всё мне сдаёт. У нас договор.
- Тогда купите у него половину этого моря.
- Да как же я куплю то, что и так по всем документам принадлежит мне?
Ах, вот в чём дело. Жадный, значит. Ну-ну, мешок с деньгами, тобой-то я уж точно займусь.
Пообещав Полтону разобраться в его вопросе, я отпустил герцога. Сам же сделал зарубку в памяти узнать больше о Протее и творимых на ней делах. Как только появилось время, засел за свой терминал. Гупи любезно выдала нужную информацию.
Да, планета поделена между двумя герцогствами. Грубо говоря, богатым и бедным. Судя по экономическим показателям, Полтон процветал, чуть ли не каждый год осваивая всё новые территории. Не мудрено, что ему не хватало площадей. Зато его оппонент, герцог Листин, едва сводил концы с концами. Своего рынка сбыта у него не было, просто потому, что малые партии никого не интересовали. Тому приходилось весь урожай продавать за бесценок Полтону.
Найдя контакты Листина, я дал команду Гупи соединить меня с ним.
Когда заставка дальней связи сменилась худым небритым лицом с уставшими глазами, я даже не понял, что передо мной тот самый герцог.
- Здравствуйте, милейший. Мне нужен Кальт Листин.
- К вашим услугам, сударь, - ответил он глухим, скрипучим голосом, словно был простужен. – Что-то не припомню, чтобы знал вас. Кому это я вдруг понадобился?
- Никий Мардан, - сказал я просто, безо всяких титулов.
- О, Ваше Высочество. – Хм, а папино имя, похоже, на слуху. – Простите, что не узнал.
- А разве должны были?
- Вряд ли. – Он улыбнулся больше печально, чем весело. – В нашей глуши светскими новостями мало кто интересуется. Из правящей семьи только портрет короля и увидишь. Так что не обессудьте.
- Ничего, переживу. Лучше расскажите, что у вас там за тяжба с герцогом Полтоном по морю Ковена?
- Симен уже и до вас добрался? – Брови Листина сошлись на переносице. – Конечно, ему везде дороги открыты. Где по закону нельзя, он деньгами дорогу проложит. Хотел здесь, на Протее, судебное решение купить о признании его исключительного права на море Ковена, да я вовремя узнал, скандалить начал. Грозился до короля дойти. Судьи побоялись принять сторону Симена. Ну а тот, как видно, поспешил во дворец раньше меня. Что там напел? Небось, утверждал, будто его предки с древних времён владели морем Ковена? Тогда почему не всей планетой сразу?
- В основном убеждал разрешить этот казус в его пользу, поскольку вы не в состоянии разрабатывать новые плантации.
Листин досадливо покряхтел:
- Его правда. Не могу себе такого позволить. Не настолько богат, уж извините. Только это не повод забирать у меня исконные территории. Сегодня море Ковена, а завтра что? Здесь дело принципа, Ваше Высочество. Неужели позволите толстосумам подмять под себя закон?
Он пристально смотрел на меня, а я всё больше проникался к этому человеку. На таких вот работягах, по моему личному разумению, должна держаться империя.
С минуту обдумав пришедшую в голову идею, я выдал:
- Что вам нужно, чтобы начать работы в море Ковена?
У герцога расширились глаза. Ему потребовалось время, чтобы ответить.
- Ну, если чисто теоретически... Для начала необходимо развить производство хотя бы до половины того, какое имеет Симен, чтобы наладить сбыт, а не просто работать на его кошелёк.
- Допустим, уровень производства у вас такой же. Что дальше?
- Ну, пока вопрос о праве на море Ковена окончательно не решён в его или мою пользу, соваться туда бессмысленно. Либо Симен, либо я оспорим любое пребывание своего конкурента в этом районе планеты.
- Я поделю эту территорию между вами, раз уж сами договориться не можете. Какую часть предпочитаете вы?
Покачав головой, словно не веря в своё счастье, Листин глухо проговорил:
- Раз вы так ставите вопрос, Ваше Высочество... Пожалуй, осмелюсь претендовать на юго-западный сектор. Там более комфортная среда и к моим землям ближе.
- Хорошо, я вас услышал. До свидания.
Отключив связь, я направился к «матушке» и с ходу выложил свою идею по разрешению проблемы на Протее. Она терпеливо выслушала, но вопреки моим ожиданиям ответила отказом.
- Пойми, сынок, - пояснила со снисходительной улыбкой, - правящая семья не может вмешиваться напрямую в разборки аристократов. Помогая одним, ты унизишь других. Униженные автоматически становятся твоими врагами. Первые тоже не всегда бывают удовлетворены, считая себя в чём-то несправедливо обделёнными. Значит, рассчитывать на них в дальнейшем уже не приходится. И с кем ты останешься в итоге?
Да, она права. Но я услышал ключевую фразу – «вмешиваться напрямую». Спасибо, бабуля. Вот когда пригодились хакерские способности сестрёнки.
- Лиз, - подошёл я к ней, - нужна твоя помощь.
- В каком плане?
- Да так, мелочь. Исправить кое-какие данные в кадастре одной планеты и пополнить счета некоего разорившегося герцога.
- Ничего себе мелочи. А родители тебе разрешили?
- Не будь занудой. Будто ты всегда разрешение спрашиваешь перед тем, как что-нибудь хакнуть. Если бы оно было, на кой мне к тебе обращаться? Так поможешь или нет?
Она задумалась, потом хмыкнула:
- Наверное, это будет интересно. Ну, с кадастром ладно, там всё просто. А деньги откуда будем перекачивать?
- Я всё продумал. Смотри, в империи работает программа по выделению средств на развитие бизнеса на периферийных планетах. Почему-то на Протее эти средства из года в год поступают герцогу Полтону, а его конкуренту шиш с маслом.
- Наверно, подмаслил вовремя, - хихикнула сестрёнка, довольная своим каламбуром.
- Вот и я о том же. Надо чтобы помощь выделялась не ему, а герцогу Листину. Причём так, чтобы отыграть эту схему обратно было невозможно.
- Не боись, братик, сделаем, - щёлкнула она пальцами, тут же подсаживаясь к терминалу. Тыча в трёхмерную виртуальную клавиатуру, добавила, не поворачивая головы: - Я всегда за справедливость.
Лизе понадобилась пара часов, чтобы состряпать всё, как я просил.
- Готово, - выдохнула сестрёнка, откатываясь от компьютера. – Теперь в имперском архиве хранятся старые патенты на Полтонов и Листинов о разделении между ними моря Ковена. В суд на Протее ушло уведомление о завершении производства по делу в связи с обнаружением указанных патентов. На счета твоего разлюбезного Листина упал первый транш субсидии, дальше средства будут поступать ежемесячно по нарастающей. Ты доволен?
- Ещё как. Спасибо, моя красавица. – Я чмокнул её в щёчку.
- Мог бы чаще говорить родной сестре такие комплименты. Больше ведь некому. А то начинаю забывать, что я женщина.
- Как скажешь, родная... - легко соглашаюсь, но потом задумчиво спрашиваю: - Слушай, может, познакомить тебя с каким-нибудь бравым гвардейским офицером?
- Как ты себе это представляешь? – захихикала Лиза. – Принц активно ищет фаворита для собственной жены. Вот умора. Во дворце все с ума посходят.
Это уж точно. Да, не подумал.
- А у тебя как с той служаночкой, которую мы из Берита забрали? Складывается?
Странно, что сестра о ней спросила. Я почти не виделся с той девчонкой. Несколько раз встречались в коридоре и то мельком, даже не глядели друг на друга. Признаться честно, я не питал к ней особых чувств. Нет, не так, я вообще не мог понять, что к ней испытывал, а разобраться в этом всё не хватало времени. Ну, или желания...
Лиза будто сглазила. Буквально на следующий день, идя по коридору, я нос к носу столкнулся с нашей служанкой. Делать вид, что не заметил её, было поздно, что занят неотложным делом, и пройти мимо – глупо.
- Привет, - сказал я, не найдя ничего лучшего.
- Здравствуйте, Ваше Высочество, – поклонилась девица, скромно потупив глазки.
Помнится, в постели она не была такой скромницей.
- Тебя как звать? – Вспомнил, что не знаю её имени.
- А зачем звать? – вскинула она взгляд, чуточку дерзкий, чуточку ласковый. Вот это совсем другое дело. – Я и сама могу прийти. Но лучше уж вы ко мне. У меня своя комната. Больше, чем на Гелле. Заглядывайте в гости. Приглашаю. Зайдёте?
- Зайду, - только и смог выдавить я, слегка обескураженный её напором.
Она упорхнула, так и не назвав своего имени. Ещё полдня у меня вертелась в голове эта встреча, но вновь навалившиеся государевы дела вперемешку с учёбой начисто вымели её из памяти. Вспомнил только вечером, после ужина, и сразу позвал сестру:
- Лиз, а ты знаешь, как ту служанку зовут?
Она быстро сообразила, о ком я.
- Ага, зацепила-таки, - не удержалась от ехидства.
- Да ладно тебе. Знаешь или нет?
- Янка её зовут. Могу даже показать, где живёт. Надо?
- Показывай, - протянул я браслет.
Сестра обозначила комнату Янки на дворцовом навигаторе.
- Пользуйся, но не пользуй, - произнесла загадочно.
- Чего?
- Не смей разбивать ей сердце. Иначе сама тебя удавлю. Она, между прочим, очень хорошая девочка и замечательная служанка. Влюблена в тебя по уши.
- Это ты от неё узнала?
- Дурак. Разве об этом жене любовника говорят?
- Да кто этих арнийцев разберт. Нравы ещё те.
Сестра пожала плечиком:
- Ничего сверхъестественного, почти такие же, как у землян. Просто по твоей подружке и так всё видно.
- Какая подружка? Ты о чём?
Укоризненно глянув на меня, Лиза вздохнула:
- Ты не заигрался в моего мужа, нет? Хотя бы дома расслабься. Или к Янке вон сходи, выпусти пар. Это на тебя государственные дела так влияют или учёба?
- Всё вместе, - бурчу в ответ, понимая, что сестра совершенно права, и, поправив камзол, топаю к выходу. – Пойду, пройдусь. Подышу свежим воздухом.
- Приятного времяпровождения с Янкой, - хихикает в спину Лиза.
Нет, при рождении сестре определённо не то имя дали. Следовало бы назвать её Язвой.
Янка, оказывается, меня ждала. Предстала передо мной в полупрозрачном пеньюаре, накинутом на голое тело. Свет в комнате был приглушён, горели ароматические свечи, на столике рядом с расстеленной кроватью стояло вино с двумя бокалами, а компьютер мурлыкал какую-то лирическую мелодию. Романтическое свидание, да и только.
Я не собирался второй раз наступать на одни и те же грабли, поэтому от вина решительно отказался и, прижав к себе податливое девичье тело, решительно приступил к действиям. В награду мне достались воспоминания о бурной ночи, проведённой в горячих объятиях жаркой женщины со всеми вытекающими последствиями. Оказывается, в постели я о-го-го! Сам себе удивлялся.
Под утро, поглаживая меня по груди, Янка сказала со вздохом:
- Возвращайся к себе, а то на жену ничего не останется. Не хочу забирать тебя полностью. Она хорошая. Ты ей тоже нужен.
Я невольно рассмеялся. Какие же эти женщины странные. Делят мужика с другой и, в то же время, пекутся о благополучии соперницы. Знала бы она правду.
Но делать нечего, ради сохранения конспирации сгребаю шмотьё и бреду в наши с Лизой апартаменты. Сестра уже спит. Стараясь особо не шуметь, пробираюсь в душ, после которого тихо ложусь на свою сторону кровати. Вздыхаю томно и слышу сонный голос Лизы:
- Перепутаешь ночью с Янкой, прибью.
Хохотнув, поворачиваюсь на бок и засыпаю с блаженной улыбкой на устах...
Утром дворец гудел от известия о предстоящем прилёте короля. Долгие переговоры, наконец, завершены. По их результатам подписан мирный договор. Пусть временный, всего на три года, но и то прогресс. Ведь могли вообще ничего не подписать, и уже сейчас шла бы полномасштабная война. Теперь же основная часть Кадонского флота вернётся к местам постоянной дислокации. Сколько солдат и офицеров снова увидят свои семьи, которые всё это время изо дня в день испытывали тревогу за судьбы родных им людей. Теперь порадуются.
Мы тоже радовались. Особенно я, уставший от навалившихся на меня государственных забот. Пусть уже король прилетает и сам отдувается. Мне одной учёбы хватит.
Однако моим надеждам не суждено было сбыться.
После торжественной встречи у челнока и не менее ьлржественного застолья мы с королём и королевой уединились в кабинете, рассевшись вокруг небольшого терминала с прозрачным трёхмерным экраном.
- Наслышан о твоём правлении, Ник, - начал король, и я насторожился в ожидании выволочки за историю с герцогами Протеи. Но услышал нечто совершенно иное: - Мама тебя хвалит. Умный подход, грамотные, взвешенные решения. Молодчина.
Я покосился на королеву. Та едва заметно улыбнулась. Если она и в курсе моей небольшой аферы, то ничего не рассказала отцу. А может и не в курсе. Или рассказала, но попросила молчать. Пойми этих женщин, особенно начальниц имперской безопасности.
- Ты хорошо себя зарекомендовал, поэтому полетишь с особым заданием на Магду.
- Что? Это же не наш участок. – Сказать, что я удивился, значило ничего не сказать. Загранкомандировок мне только не хватало. Местную астрографию я успел изучить достаточно хорошо. - Магда в звёздной системе Колма, которая принадлежит олумянам. Хочешь подёргать краснокожих за косы, отжав у них лакомый кусок?
- Не совсем. – Король поёрзал в кресле. – Видишь ли, Колма гораздо ближе к нашей империи, чем к олумянским системам. К тому же отделена от них кислотным облаком, которое приходится огибать, что не совсем выгодно с точки зрения окупаемости полётов. Поэтому между Кадоном и Гаангой заключено соглашение о совместном пользовании звёздной системы Колма со всеми её планетами без исключения.
Интересный коленкор. И почему я об этом не знаю? Неужели такая великая тайна? Скорее всего, просто не придавал значения особенностям политических сделок, вот и пропустил нужную информацию. Недоработка Гупи.
- Система богата минеральными ресурсами, - продолжал король. – Но её изоляция от центра сделала своё дело. Там расцвела преступность, власть захватили контрабандисты, приютившие пиратов с разных концов галактики. Порядок удалось навести лишь благодаря нашему вмешательству. Мы не собирались отнимать этот, как ты изволил выразиться, кусок у олумян, однако терпеть у себя под боком рассадник бандитизма тоже не могли. Пришлось действовать.
- Братство не возразило? – спросил я в сомнении, зная свободолюбивых краснокожих. Недаром же их государство так и называлось: ОКБ, то есть Олумянское Космическое Братство.
- Что ты. Поначалу вой подняли, обвинив нас в агрессии. Полгода ушло на переговоры, пока удалось им всё растолковать. Тогда и возникло это соглашение. Олумяне дали добро на двойной статус, лишь бы свои средства не вкладывать. Правда, кое-какие полицейские подразделения там содержат. Но в остальном все органы в системе наши. Военные, спасатели, полиция, администрация. И всё в одном лице – КОП, то есть Корпус Обеспечения Правопорядка. Последние годы им командует генерал Кранк, мой старый соратник. Вот к нему на службу ты и поступишь.
- Это в каком статусе? Я ж ещё учусь.
- Уже отучился. Сегодня моим указом тебе присвоено первичное офицерское звание. Так что поздравляю, прапорщик Мардан.
Хотелось вскочить и произнести с пафосом: «Служу Кадонской империи!» Но предчувствие надвигающихся неприятностей удержало в кресле надёжнее прочнейших привязных ремней. Ох, что-то теперь будет...
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 30.04.2020, 01:05 | Сообщение # 17
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 15
Загранкомандировка


Боюсь, без королевы-матери тут не обошлось. Обещала ведь отпустить на побывку, когда проблема с кейтанцами уляжется, но даже не заикнулась о доступе к Перемещателю. Ладно, хоть не возражала по поводу отправки со мной Ферга.
Ещё и Лиза напросилась, но тут уже возразил я:
- Что тебе там делать? Это может быть опасно.
- Мы всегда должны держаться вместе. Помнишь? – сказала она, как отрезала.
В принципе Лиза права. Кто знает, что с нею может произойти, пока меня не будет? Уж лучше действительно не расставаться. Не зря же королева сказала, что на членов нашей семьи по-прежнему открыта охота. Кейтанцы не успокоятся, пока не заимеют рычаг давления на империю. Тогда на следующих переговорах они будут смело диктовать свои условия. Ещё одна причина, по которой король решил спровадить меня в систему Колма. Заодно спрятать от любопытных глаз.
- Изменишь имя и внешность, - заявил он безапелляционно. – Будешь юным офицером, только что окончившим школу прапорщиков и попавшим по распределению в Корпус генерала Кранка. Твоих навыков для этого вполне хватит. Какое бы имя тебе придумать? – Он изучающе уставился на меня, побарабанил пальцами по колену и вдруг радостно выдал: - Ноел Блюм! Как тебе?
Я поморщился:
- Ужас. Из этого я заключаю, что имена мне и Полю давала мама.
- Выбери сам, если не нравится, - проворчал «отец».
- Как насчёт «Николай»?
- Длинно и непонятно. Лучше «Никол».
- Это ещё непонятнее.
- Зато короче.
- Ладно, - вздыхаю, понимая, что спорить с ним бесполезно. – Буду Николом. Дай хоть фамилию нормально выбрать. Какую назову, та и будет.
- Ну-ну. И какую же ты хочешь?
- Штирлиц. – Я хитро прищурился.
Глядя в сторону, король потёр подбородок, потом улыбнулся и махнул рукой:
- Пусть будет Стирлих, если тебе так угодно. Внешность изменишь у парикмахера.
Нормально. Этот парикмахер что, ещё и косметическим хирургом подвязался на полставки? Честно говоря, не очень-то хотелось ложиться под нож. Моя внешность меня вполне устраивала.
- Он тебе отрастит усы, волосы и бакенбарды. Вживит в скулы пару имплантов, и тебя будет не узнать.
Ё-моё! Это Лизке, что ли, тоже такая процедура предстоит? Одними имплантами там не обойдётся. Усы-то ей выращивать всяко не будут. А она своё лицо любит, холит и лелеет. Представляю истерику сестры, когда узнает об экзекуции. С удовольствием полюбуюсь на эту сцену.
- Мне вместе с Элли к парикмахеру? – спрашиваю не без лёгкого злорадства.
- Нет, не стоит, - разочаровывает меня отец. – Её мало кто видел. Не публичная особа. В крайнем случае всегда может отговориться, что лишь похожа на герцогиню Леннок, а на самом деле она эта... Какую там фамилию ты себе выбрал?
- Штирлиц.
- Во-во. Стирлих, будь она неладна.
- Кто неладна?
- Фамилия твоя придуманная. Пока выговоришь, язык можно сломать...
Ферг сопровождал нас в качестве моего денщика. По такому случаю он облачился в старый потёртый десантный комбинезон и повсюду таскал наши вещи, кучей накиданные на гравитационную тележку. Ему тоже нарастили усы и бакенбарды, отчего мой учитель стал похож на почтенного дворецкого из дома какого-нибудь разорившегося аристократа.
Лизка замечательно играла роль юной фифы, удачно выскочившей замуж и очень гордой тем фактом, что заграбастала в мужья молодого, подающего надежды офицерика, отпрыска некоего благородного семейства. И ничего, что он только прапорщик, это всего лишь начало предстоящей головокружительной карьеры. Все генералы начинали с малого.
Под вечер мы втроём ввалились в центральный космопорт Обители. Впереди в новенькой офицерской форме гордо вышагивал я, с долей превосходства поглядывая на суетящихся пассажиров. Прапорщикам после выпуска полагалась оплата дороги на общественном транспорте до места назначения. А если юный выпускник оказался скороспелым, успев жениться, то и супруга ехала с ним за казённый счёт. Поэтому, чтобы соответствовать образу, нам предстояло лететь обычным гражданским бортом.
- У нас двадцать седьмой сектор, милый, - проворковала Лиза, мягко беря меня под руку, и стрельнула глазками в сторону выхода на посадку, где на табло горела надпись «Имперские галалинии. Рейс Обитель-Магда».
Мы двинулись туда. Под аркой сканера задержались ровно настолько, сколько потребовалось охранной системе идентифицировать нас как пассажиров этого рейса, и проверить не везём ли с собой чего запретного. Шпаги, естественно, были не в счёт. Они забиты в программу на меня и Ферга. Всё как положено. А, ещё наш с Лизой кинжал. Сейчас он был собран и тоже числился за мной. Офицерам, если они, конечно, не выполняли каких-нибудь спецзаданий, разрешалось иметь при себе до трёх единиц холодного оружия. Вообще-то я был занят сейчас именно таким заданием, но легенда есть легенда.
Сам перелёт мало чем запомнился. Разве что краснокожих в салоне было чересчур много. Никогда не видел одновременно столько пёстро разодетых олумян. От умопомрачительных узоров на их кафтанах и платьях просто рябило в глазах. Что мужчины, что женщины – у всех длинные волосы, заплетённые в косы, сразу и не поймёшь, кто есть кто. Тем более, на лицах мужиков никакой растительности, даже щетины нет. Она просто не предусмотрена природой. Такие вот странные олумянские гены. Счастливые люди, можно сказать. Избавлены от проблемы ежедневного бритья.
На Магде мы высадились в разгар дня. Местный космопорт поначалу показался мне тесным. Но когда схлынула прилетевшая вместе с нами толпа, и наша троица осталась торчать в гордом одиночестве посреди полупустого зала, он вдруг визуально раздался, отчего я почувствовал себя несколько неуютно.
- И куда нам дальше? – растерянно спрашиваю у Ферга.
- Назначение у тебя, - пожал тот плечами. – Почитай, что там написано.
Порывшись в браслете, я нашёл нужный файл.
- Так... - пробормотал, пролистывая его пальцем. – Вот: «...На Магде доложить о прибытии в комендатуру Корпуса...» Хм, здесь интерактивная ссылка.
Нажав на выделенные слова, я уставился в экран браслета. Через несколько секунд значок вызова сменился холёной физиономией штабного лейтенанта с аккуратно подстриженными усиками.
- Прапорщик Стирлих? - поинтересовался он строго.
- Вообще-то Штирлиц.
Почему все так и норовят исковеркать столь простую фамилию?
Офицер глянул куда-то мимо визора. Наверно, сверялся с моей фотографией и результатом идентификации биометрических данных. Кивнул сам себе и сухо произнёс:
- Вам надлежит проследовать в сектор ВМ-14, прибыть в штаб СБР и поступить в распоряжение полковника Пуста. Он вручит вам приказ о вступлении в должность. Вопросы?
- Как добраться в этот ваш сектор? Я впервые на Магде...
Рот лейтенанта презрительно скривился.
- Маршрут у вас в браслете. Если не хотите утруждать себя пешей прогулкой, наймите катер. Их в порту полно. Надеюсь, вы не ограничены в средствах?
Ответить я не успел. Экран погас. Наглого штабиста вовсе не интересовало, есть ли у меня средства. Для него я не первый и не последний прапор-молокосос, прилетевший служить в удалённый гарнизон. И если уж меня сюда сослали, то явно не за соблюдение воинской дисциплины и прилежную учёбу. Наверняка заурядный середнячок, если вообще не отстающий, как большинство направленных в Колму молодых офицеров.
- С первым знакомством, - ехидно прокомментировала сестра.
Я не стал скрещивать с нею шпаги. Вместо этого повернулся к Фергу:
- Что такое СБР?
- Силы быстрого реагирования.
- О, десант. – Самодовольно улыбаюсь, победно глядя на Лизу. Есть надежда попасть в элитное подразделение.
Но учитель почему-то не разделял моей радости. Только бросил безразличным тоном:
- Необязательно.
А сестрица хмуро проворчала по-русски:
- Давай уже найдём какое-нибудь такси. Я устала и хочу в душ.
Судя по всему, её раздражало моё радужное настроение и то, что я не стал с нею пререкаться.
На выходе из космопорта нас атаковала целая куча олумян. Все галдели на своём непонятном языке, размахивая руками, время от времени вставляя арнийские слова:
- Ехать... Быстро... Куда?.. Дёшево.
Насчёт последнего спорное утверждение. Когда уселись в катер, выбранный Фергом по какому-то одному ему известному принципу, водитель знаками показал, чтобы я приложил браслет к его считывателю. Вместе с маршрутом компьютер скачал с моего счёта довольно приличную сумму, взглянув на которую я невольно присвистнул. Если это дешёвый тариф, что же в таком случае говорить о дорогом? Ладно, у меня папа богатый, поэтому я не скупердяй. А что другие? Или благородную птицу видно по высокому полёту, и таксисты устанавливают цены в зависимости от размера кошелька клиентов? Очень даже может быть.
Город был не таким уж и большим. Катер на слабенькой гравитационной подушке нёсся низко над шоссе, пролетая мимо мелькающих серых домов, мало чем отличающихся друг от друга. В конце концов, он остановился на небольшой площади перед красным двухэтажным зданием. Таксист высадил нас и был таков.
Площадка пустовала, словно этот дом был необитаем. Прямо перед нами на уровне второго этажа красовалась голограмма короны и надпись под ней «Корпус Обеспечения Правопорядка» - крупными переливающимися буквами на арнийском, а чуть ниже и помельче на олумянском. Под надписью более чем скромный центральный вход с облупившейся двустворчатой дверью и покосившимся козырьком. Рядом в стене простое переговорное устройство, которое я ошибочно принял за сканер и безуспешно пытался соединить его со своим браслетом. Глухая металлическая коробка совершенно не реагировала на посылаемые мною сигналы, пока Лиза не подошла и не нажала кнопку где-то сбоку.
- Слушаю! - кашлянула коробка механическим голосом.
- Это прапорщик Штирлиц, - поспешил ответить я, втискиваясь между сестрой и переговорником. – У меня предписание явиться в штаб СБР к полковнику Пусту для прохождения службы.
- Вход с торца. Подниметесь на второй этаж, направо и прямо.
Резкий щелчок и наступившая за ним тишина дали понять, что собеседник отключился. Что ж, всё было сказано, надо действовать.
Оставив своих спутников на улице наслаждаться солнечным деньком, я обогнул здание. Увидев самую обычную дверь, открывающуюся вручную, направился к ней. Она оказалась не заперта. Более того, никаких замков кроме внутренней механической задвижки я не заметил. Тоже мне штаб. О собственной безопасности позаботиться не могут. Никакой охраны – ни снаружи, ни внутри. Будь у меня задание устроить здесь диверсию, я и один бы справился.
Совершенно пустая лестница привела на площадку второго этажа. Слева закрытая дверь, из-за которой слышались мужские голоса. То ли караулка, то ли офицерский кубрик. Справа дверь открыта, за ней небольшой зал, через который виден кабинет. В нём тоже дверь нараспашку. Из кабинета сквозь проём на меня исподлобья уставился седоватый мужчина, сидевший за простым письменным столом. Судя по коронам в петлицах, полковник. Вероятно, это и есть моё новое непосредственное начальство.
Чеканя шаг, я вошёл в кабинет и представился по всей форме. Даже разговоры за первой дверью стихли. Судя по негромкому скрипу, оттуда потянулся народ поглазеть на неизвестного горлопана.
- Стирлих, значит, - окинул меня хмурым взглядом начальник.
Я поморщился. Неужели так трудно произнести «Штирлиц»?
Полковник побарабанил пальцами по виртуальной клавиатуре расположенного слева терминала. На экран выползло моё досье. Я даже со своего места мог его прочитать. Похоже, здесь ни от кого ничего не скрывали. Вот вам и элитное подразделение.
- Очередной барчук на мою голову, - проворчал Пуст, пробегая глазами мою анкету. Не отрываясь от экрана, продолжил: - Предупреждаю сразу, чистоплюев у нас не любят, сударь. Если будете кичиться своим высоким происхождением, не уживётесь ни с личным составом, ни с другими офицерами. А места здесь дикие, донельзя суровые. Чего доброго пропадёте без вести, никто и не найдёт. Родители расстроятся, хоронить будет некого.
Он что, решил меня запугать? Это такой курс молодого бойца для офицеров?
Полковник оторвал, наконец, взгляд от монитора:
- Не думайте, я вас не пугаю. Это чистая правда. Если будете тянуть лямку как все, то уживётесь. Ну а если нет...
- Я поступил на службу не для того, чтобы от неё отлынивать, - говорю слегка раздражённо. Тоже мне, нашли мальчика для битья.
Внимательно посмотрев мне в глаза, Пуст хмыкнул. Набрал что-то на клавиатуре, после чего сообщил:
- Всё, прапорщик, вы зачислены командиром планетарного отряда специальных операций на Сумхан. Там как раз нет офицера, ими капрал командует. Назначение уже у вас в браслете. Через три часа прилетит челнок. Можете пока перекусить в нашей столовой. – Он отклонился в сторону, заглядывая за меня через открытую дверь, и вдруг зычно рявкнул: - Эй, чего рты раззявили? Заняться нечем? Сейчас быстро вам работу найду, бездельники. Ну-ка, сообразили, чем пополнение накормить! – Уже спокойнее добавил, обращаясь ко мне: - Идите, Стирлих, офицеры вам всё покажут.
Моё скромное упоминание, что прибыл я не один, без внимания не осталось. Кто-то ехидничал, мол, бояре без жён и прислуги никуда, другие наперебой убеждали отправить жену обратно в империю, пока не поздно, третьи же просто галантно предлагали помощь даме, каждый в меру своей распущенности. Правда, Лизка в долгу тоже не оставалась. Многие в этом убедились, когда она щедро рассыпала колкие замечания со свойственным ей ехидством. Кое-кому досталось на пироги, после чего под издевательский хохот сослуживцев тем пришлось надолго заткнуться. Не думаю, что это хорошо. Так ведь можно нажить себе врагов, да ещё в первый же день вступления в должность, даже не добравшись до места. Но будь что будет…
За нами прилетел довольно старый, сильно потрёпанный челнок. В нём ощутимо трясло. Гравикомпенсаторы, похоже, доживали свои последние дни. М-да, техника здесь, конечно, требует обновления. Надо бы сказать об этом королю при случае.
Челнок доставил нас на небольшой сторожевой корабль, тоже, надо сказать, не новый. Часа через четыре мы были уже на Сумхане. Вышли посреди ровного, посыпанного гравием поля. Ни здания космопорта, ни каких-либо других построек здесь не было и в помине. Вагончик смотрителя с парой припаркованных катеров на стоянке и убегающая вдаль грунтовая дорога. Лишь над макушками деревьев на фоне возвышающихся гор виднелись плоские крыши приземистых домов с торчащими в разные стороны антеннами.
Колма, так ласково светившая нам на Магде, уже скрылась за горизонт или ещё не поднялась, но было достаточно светло. Зато задувал пронизывающий холодный ветер, забираясь под одежду и заставляя ёжиться.
- Ты куда меня привёз? – обхватив себя руками, простонала Лиза.
Её челюсть прыгала, издавая дробный стук испанских кастаньет. Я сам замёрз до мозга костей. Да и до головного мозга тоже, поскольку не мог сообразить, что нам делать и куда идти. Спасибо Фергу. Он снял тёплую куртку и накинул на плечи Лизы.
- Помните о внутренней энергии, - сказал учитель обоим сразу. – Она поможет согреться.
Обругав себя последними словами за недогадливость, я кое-как сумел расслабиться и разлить по телу тепло. Трясти перестало. Даже ветер, казалось, утих. Лиза тоже пришла в норму и пыталась вернуть куртку Фергу, но тот отекивался как мог.
Увидев, что из будки вышел краснокожий смотритель, я решительно направился к нему.
- Здравствуйте, уважаемый.
- Добрый вечер, офицер. – Ага, всё-таки вечер. Абориген хорошо владел арнийским, акцента почти не слышно.
- Подскажите, как нам добраться до города.
Смотритель сделал большие глаза.
- Вот по этой дороге. – Он показал на грунтовку. – Она тут единственная, однако. Не заблудитесь. Прямиком в город выйдете.
- Я вообще-то спрашивал о транспорте, - хмурю брови, досадуя на непонятливость краснокожего при всём его знании арнийского.
- Так нету ничего, - разводит он руками.
- А это чьё? – тычу в два приткнувшихся к сторожке катера.
- Мои, однако. Только ездит один. Второй сломан. Запчасти с него снимаю, когда надо. Не достать запчастей-то. Да и дорогие...
- Понятно. Ты нас можешь отвезти?
- Нет. Как можно? Я здесь находиться должен. Отлучаться нельзя.
- Да кто увидит? Нет же никого.
- А если прилетят? Надо связь держать.
Тьфу! Можно подумать у него движение тут, как на центральном космодроме. Раз в день если кто и сядет, уже хорошо. Но, как видно, упёртый субъект попался, ничем его не проймёшь. Придётся звонить в отряд. Жаль, хотел добраться туда самостоятельно, чтобы сразу показать независимость. Эх, не судьба.
Только влез в меню браслета, как услышал приближающийся гул. Сначала решил, что спускается летательный аппарат, но небо было чистым. Зато над шоссе со стороны города стояла пыль, словно дым от пожара. Облако приближалось, и через минуту я увидел большой красный катер с белой полосой через весь фюзеляж и мигающими бортовыми огнями. Очень похож на земную пожарную автоцистерну, только бока скруглённые да огни не синие, а зелёные, но сути это не меняло.
Подлетев к стоянке, катер завис, подняв новые клубы пыли. Дверца распалась на две половины, уйдя вверх и вниз, образовав небольшой трап. На землю спрыгнул десантник в мешковатой, замусоленной форме. Нашивки капрала почти слились с кителем и были едва различимы на грязноватой синей материи. Небритое лицо, морщины в уголках глаз. Из-под выцветшей вязаной шапки выбивались редкие растрёпанные локоны. Горло прикрывал изрядно растянутый ворот свитера, местами протёртый до расползающихся ниток. На вид этому неряхе было уже порядком за пятьдесят, но тело поджарое, крепкое. Неужели такие старики ещё служат?
- Вы прапорщик Стирлих? – спросил он безо всякого намёка на подобострастие.
Похоже, мою конспиративную фамилию извратили окончательно и бесповоротно. Быть мне теперь навеки Стирлихом.
- Штирлиц, - всё-таки поправил я.
- Капрал Бутак, - представился десантник. – Добро пожаловать в отряд. Это с вами?
Он окинул быстрым взглядом Лизу и Ферга, но по достоинству оценил, пожалуй, только последнего, почти в таком же замусоленном комбинезоне, в какой был одет сам. Нашёл родственную душу.
- Да. Моя жена Лиза Штирлиц и денщик Ферг Брюс. – Фамилию для учителя тоже выбрал я, чем несказанно гордился.
- Грузитесь и поехали, а то могут вызвать в любой момент.
Мы не стали спорить и запрыгнули в катер. Едва Ферг успел погрузить наши баулы и втиснуться следом, как двери с лязгом захлопнулись, а машина оглушительно затарахтела, разворачиваясь и бросая нас в кресла. Сиденья оказались жестковаты.
- Минимум комфорта, максимум функциональности, - прокричал Бутак из кабины, где уселся рядом с водителем, чьё кресло отделяла от салона невысокая металлическая перегородка, на которую было навешено столько всякой аппаратуры, что разобраться в ней могла только моя сестра.
Чем она, собственно, и занялась. Я её прекрасно понимал. В этом грохоте лучше чем-нибудь себя занять, иначе быстро схлопочешь морскую болезнь. Мне было труднее всего. Я честно пытался любоваться местным пейзажем, но кроме пыльной мути по сторонам и однообразного вида набегающей грунтовки в лобовом экране, петляющей среди одинаково серых кустов и чахлых деревьев, глазу зацепиться было совершенно не за что. Пришлось опять сосредотачиваться на внутренней энергии - на этот раз, чтобы справиться с тошнотой.
Меня ещё пошатывало, когда мы покидали припаркованный у расположения отряда катер.
- Не укачало? – «участливо» поинтересовался Бутак с улыбочкой на хитрой физиономии.
Ферг вышел, как ни в чём не бывало, ещё и Лизе руку подал. Подозреваю, мои будущие подчинённые специально устроили этот лихой заезд, решив пощекотать нервы новенькому прапору. Хрен с ним, если бы только мне. Сестра-то тут причём?
Я скрипнул зубами.
- Где комнаты для офицеров? – спросил угрюмо.
- Сразу отдыхать будете? – ещё шире заулыбался капрал. – Это мы мигом покажем. Эй, Мыхач! – кликнул он водителя. – Покажи светлостям их покои.
Его фамильярность уже порядком осточертела. Бутака требовалось поставить на место, причём срочно, иначе на шею сядет. Сделав пару вдохов, я попытался расслабиться.
- Рядовой, - удалось произнести довольно спокойным, даже слегка скучающим тоном, - будьте любезны, проводите в отведённые мне апартаменты мою супругу с денщиком. А вы, капрал, - я вонзил холодный взгляд в переносицу продолжающего лыбиться Бутака, - постройте личный состав и приготовьте вверенную технику к осмотру. Будем знакомиться.
Глупая улыбка быстро сползла с его с лица.
- Через какой срок представить технику? – спросил он уже вполне по-военному.
Вот, совсем другое дело. Сразу видно солдата старой закалки. Однако в мои планы не входило давать послабления.
- О каких сроках речь? – картинно приподнимаю одну бровь. - Она должна быть готова всегда. Разве у вас не так?
- Точно так! – Ответил капрал, вроде бы и уверенно, только вижу, что замялся.
- Тогда выполняйте. – Я демонстративно подошёл к Лизе и поцеловал ей ручку. – Отдыхай, дорогая. Не жди меня к ужину. Боюсь, мне придётся задержаться.
Бутака рядом с нами уже не было.
 все сообщения
МайорДата: Среда, 06.05.2020, 01:02 | Сообщение # 18
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 16
Скучные армейские будни


- Уже недалеко, судя по локации, - услышал я в наушнике голос водителя.
Мы летели вдоль горного распадка, едва не касаясь верхушек деревьев, и всматривались в покрытую снегом землю. Это было несложно. Деревья росли редко, а голые ветви почти ничего не прикрывали. Но всё равно мы двигались медленно, чтобы успеть проверить окрестности. Где-то здесь неудачно сел катер с пятью старателями. Один погиб, двое сильно покалечились, остальные, оказавшись в безвыходной ситуации, вызвали помощь. Естественно, на их поиски отправили нас, наземный отряд специальных операций. Больше некого. Что ещё делать, когда спасательных служб на Сумхане днём с огнём не сыщешь?
- Если в точке трансляции никого, - говорю в микрофон, – придётся прочёсывать по спирали.
- Смысла нет, - отозвался Солт, старший наряда, в составе которого вылетел и я. Надоело протирать штаны в расположении, когда другие при деле, вот и решил проветриться. – Горы кругом. Вряд ли старатели станут по склонам карабкаться. Вдоль распадка пойдут. Лучше маятником искать.
- Нам бы на следы наткнуться, - добавил водитель. – По ним быстро тела найдём.
- Не каркай. – Солт шутливо двинул его ладонью в бронированной перчатке по шлему. – На связь же вышли. Значит, живы ещё.
- Кто их знает. Пока летим, только маяк и слышно... Приближаемся. Вон там, смотрите, в поваленных деревьях.
В распадке и впрямь чернел корпус лежащего на боку катера посреди вспаханного им снежного поля, в нагромождении переломанных стволов. Как его угораздило грохнуться? Катер-то на гравитационной подушке. Впрочем, олумяне и не такое учудить могут. Я здесь уже столько всяких историй наслушался, большинство из которых за гранью не только реальности, но и фантастики. Так что этот случай вполне рядовой.
- Сажай машину, - командую водителю.
Тот и без меня уже начал снижение.
Подняв облако снежной пыли, мы приземлились неподалёку от места аварии. Перед выходом опустили щитки шлемов и загерметизировали скафандры. Условия-то на планете не подарок. Большую часть года царит зима с лютыми, запредельными морозами, как сейчас. Всё живое вокруг словно вымирает, даже заиндевевший воздух становится твёрдым и кусает горло, превращая его в лёд. Вдохнёшь его и считай, что ты труп. Только в городе под изолирующим куполом безопасно, а за его пределы шагу не ступишь без специальной защиты. У меня и моих солдат хотя бы скафандры есть, а вот местные олумяне да и некоторые осевшие здесь арнийцы умудряются постоянно пропадать в бескрайних снежных дебрях. Кто в чём на промысел выходят, соорудив себе одежду из подручных материалов и приспособив транспорт под временное обиталище. Всё никак не нахапаются. Лета им, видите ли, мало.
Вообще-то да, сумханское лето слишком короткое и малоснежное, как любят говорить местные. И то лишь в экваториальном поясе. Южнее и севернее к полюсам зима не прекращается никогда. Только температура скачет от очень холодной до умеренно холодной. Летом, пока относительно тепло, людишки разбредаются по приискам и различным делянкам, где добывают больчан, особый минерал, в изобилии залегающий неглубоко от поверхности. На Сумхане он практически на каждом шагу. Лёгкий и чрезвычайно прочный. Его широко используют при строительстве космических кораблей и другой техники, а ещё в качестве источника энергии для гиперпространственных двигателей. Золотая жила, можно сказать. Понятное дело, здесь вовсю роют землю олумянские и арнийские корпорации, в которых трудится большинство горожан. Только вот много там не платят, а всем хочется богатства. Ведь вот оно, практически под ногами. Потому и рискуют - кто в одиночку, а кто в компании, - лелея мечту накопать как можно больше. Вольный принос в корпорациях только приветствуется. Тем более что зимой крупные фирмы предпочитают прекращать добычу, не рискуя гробить дорогущую технику, стягивая все свои производственные мощности в город или консервируя прямо на выработках. Но разве простых людей когда-нибудь останавливали трудности? Вот-вот. А мы спасай потом всяких олухов, которые застряли где-то на сломанном катере посреди снежной пустыни без еды и питья, попали под обвал или сами куда-нибудь сверзились, переломав себе руки-ноги. Зато все таскают с собой приборы связи, чьи сигналы с лёгкостью ловит орбитальная группировка, после чего передаёт сведения нам. Спешите, мол, на помощь. Мы и спешим, куда ж деваться. Всё-таки являемся подразделением СБР, призванным защищать гражданское население Колмы. Только вот вопрос от кого? Выходит, что пока от самих же аборигенов.
Правда, и я начал чувствовать себя местным, когда встретил здесь своё семнадцатилетие. Конечно, если ничего не напутал с переводом земных дат в арнийские. Скоро по меркам Земли стану совершеннолетним, а из королевской резиденции за всё это время ни одной весточки не пришло, даже с днём рождения не поздравили. А ещё родителями называются. Понимаю, конечно – конспирация. Но я-то не железный. Давно бы, наверно, заработал нервный срыв, если бы не постоянные занятия с Фергом.
В расположении отряда был оборудован довольно неплохой спортзал, ставший для меня той отдушиной, которая не давала развиться хандре. Бутак, между прочим, тоже постоянно туда наведывался, поддерживая себя в форме. Да и солдаты начали ходить в личное время, а не только на проводимые мною тренировки – в основном, чтобы поглазеть на спарринги командира с его денщиком. Вряд ли, правда, им удавалось разглядеть что-нибудь внятное. Лишь быстрые, смазанные движения, после которых кто-то из нас уже валялся на полу. В основном, конечно, это был я, но не всегда. Всё же мастер Брол меня чему-то научил, и научил неплохо, потому как те бойцы, кто считался лучшим рукопашником отряда и пожелал испробовать на мне свои силы, не успевали ничего сделать, в считанные секунды оказываясь поверженными под одобрительный гул зрителей. Один Бутак не рисковал, хотя тоже неплохо дрался, насколько я успел заметить. Сразу смекнул, что связываться со мной себе дороже - только репутацию испортит...
Двери катера были задраены. Понятная предосторожность. Люди хотели сохранить остатки тепла. Никто не знал, как скоро их найдут.
Пока солдаты резали корпус, прокладывая себе путь, я скромно стоял в сторое, наблюдая за их работой. Они знали, что делать. Уже опытные, не в первый раз на таком задании. Своим вмешательством я бы только всё испортил.
Вот проход готов. Первая пара скрывается в чреве покорёженного катера, и я слушаю доклады по связи:
- Десантный отсек - пусто. - Привычка называть пассажирский салон десантным отсеком у солдат уже в крови. То же самое и о кабине водителя: - Идём к рубке... Люк задраен. Никто не отвечает на стук. Будем вскрывать.
Старший наряда отправляет внутрь ещё пару десантников. Правильно. Пока первые возятся с дверью кабины, вторые обшарят остальные отсеки. Ещё две пары обходят катер снаружи. Вдруг кого выбросило. Правда, такие долго не живут.
- Солт! - окликаю по связи старшего. – Пострадавших вызывал?
- Так точно. Молчат. Работает один маяк.
Мог бы и не спрашивать. Ответь кто из катера на посылаемые сигналы, мне бы уже доложили. Молчание – плохой знак.
- Багажный отсек - пусто, - снова посыпались доклады.
- Двигатель обесточен. Моторный отсек - пусто. – Ничего удивительного, хотя и там случалось находить уцелевших. Куда только не залезет человек, чтобы согреться и выжить.
- Рубку вскрыли. Заходим... Командир, здесь все вповалку. Видимо, грелись.
- Живые хоть есть?
- Сканирую. Сейчас узнаем... Один со свёрнутой шеей. Наверно сразу помер. Так, у этого переломы, пульса нет, уже остыл. Ещё один с переломами. Берцовая кость наружу. Тоже мертвяк.
- Сколько их там? – встреваю в монотонное бормотание солдата.
- Пятеро. – Значит, после аварии все собрались в кабине. Это самая прочная часть катера. Корпус, очевидно, был повреждён. – О, нашёл живого, только наполовину.
- Как это «наполовину»?
- Одной ногой в могиле. – Просто поражает иногда их незамысловатый армейский юмор. - Пульс пока есть. И одет более-менее. Дыхательная маска, правда, примёрзла к морде. Придётся ему на косметолога раскошелиться.
- Не болтай. На выход его тащите и побыстрее.
- Тащим уже. Принимайте.
Из проделанной дыры появилось четверо солдат, которые несли бесчувственное тело, больше похожее на бревно, завёрнутое в заиндевевшие шкуры. Его сразу погрузили в наш катер.
- Снаружи пусто, - сообщили внешние осмотровые группы, хотя и так было ясно, что людей обнаружили всех, но порядок есть порядок.
- Группам общий сбор, - скомандовал Солт. – Возвращаемся.
- А с пятым что? – вспомнил я, что последнее тело, вроде как, не успели проверить.
- Тоже труп, - заверили по связи. – Просканировали мы его, не беспокойтесь.
- Тогда ладно. Поехали.
Наш спасённый был олумянином. Когда общими усилиями смогли задрать на нём несколько слоёв хрустящей одежды и закрепить на пояснице автодоктор, он так и не пришёл в себя, но непрерывно бормотал, мешая родные и арнийские слова, уговаривая кого-то не бросать добытый больчан.
- Богатство... богатство, - повторял в бреду.
- Пиастры, пиастры, - передразнил я негромко, чем заслужил недоумённые взгляды своих сослуживцев.
Ну-да, забыл отключить связь. Наверно старею. Всё же совершеннолетие на носу...
У самого купола нас уже поджидали медики. Передав им спасённого, мы вернулись к месту аварии, чтобы забрать погибших. Торопиться теперь было некуда. Пока солдаты таскали тела из рубки, я занялся осмотром катера.
М-да, неплохо обустроили его старатели, с комфортом. Лежанки, убирающиеся в стену, лавки, усовершенствованная система обогрева, даже автономная печь имеется, по виду вполне целая. Странно, что ею не воспользовались. Могли бы несколько суток тепло сохранять, даже при нарушенной герметизации. Нет же, предпочли запереться в кабине. Почему?
Без какой-либо задней мысли я дёрнул дверцу топки. Та почему-то не поддалась. Освещение салона не работало, поэтому пришлось включить ночной визор. Хм, а заслонка-то на замке. И не простой замочек, а кодовый.
- Солт! – вызываю старшего. – Пришли кого-нибудь в десантный отсек. И пусть захватят резак.
Он прислал сразу двоих. Всё правильно, в таких условиях как в бою - лучше перемещаться парами. Уяснив задачу, солдаты быстро срезали замок, и я заглянул, наконец, в топку. А заглянув, так и застыл, согнувшись, не в силах произнести ни слова.
- Эй, командир, - где-то минуту спустя несмело позвал меня один из находившихся рядом солдат. – Вы там что, привидение увидели?
Я медленно распрямился и отошёл, махнув на печь. Пусть сами смотрят.
Ещё две минуты ушло на то, чтобы солдаты пришли в себя после увиденного. А у меня всё это время стояли перед глазами переливающиеся куски больчана, битком набитые в топку. Это сколько ж его там? Примерно куб, если печка метр на метр. И впрямь целое богатство. Планету можно купить. Повезло старателям. Хотя, как посмотреть. Результат слишком плачевный. Четыре трупа и один едва живой. Они случайно тут не передрались друг с другом? Очень может быть. Наверняка и катер из-за этого грохнулся – повредили что-нибудь в потасовке или пилота ухайдакали. Соблазн-то велик сразу всё себе заграбастать...
- И что нам теперь со всем этим делать? – вывел меня из размышления растерянный голос в наушнике.
Солдаты обалдело таращились то на меня, то на открытую топку.
- Ну, не оставлять же здесь, - говорю слегка раздражённо, злой сам на себя. За что, спрашивается? Только за то, что пережил небольшой шок. – Демонтируйте печь... Солт, пришли ещё пару человек. Нужна помощь.
На обратном пути все обсуждали спрятанный в топке небывало большой запас больчана и те события, которые могли произойти на борту катера старателей. Строили разные предположения, но все сходились в одном, уверенные, что на катере вспыхнула ссора, переросшая в драку из-за дележа добычи. Затем разговоры плавно перешли в сугубо шкурную плоскость на тему, как нагреть руки на этом больчане, что мне совсем уже перестало нравиться.
- Хватит! – рявкнул я, разом прекращая все споры. – Вы что, не понимаете? Это не ваш больчан. Вы его не добывали, не горбатились на холоде, рискуя обморозиться или сдохнуть. Не пролили ни капли трудового пота и не напрягли ни единый мускул. Значит, не вам его и продавать.
- А кто мертвяков таскал? – возмутились откуда-то с дальних кресел. - И краснорожего спасли...
- То есть, вы понимаете, что у этого больчана есть хотя бы один живой хозяин, - кривлю рот в усмешке. – Вот и отлично. Мне ничего не придётся вам доказывать.
- Ещё вопрос, выживет ли краснокожий, - подал голос из кабины Солт.
Но и этот спорный довод мне было чем крыть:
- Не важно. У него, как и у тех четверых, наверняка есть семья. Жена, дети, родители. Они законные наследники. А мы, смею заметить, служим в Корпусе Обеспечения Правопорядка. То есть стоим на страже закона. Поэтому... - Обвожу тяжёлым взглядом притихших солдат. – Больчан будет храниться в оружейной комнате до выздоровления спасённого нами олумянина и установления личностей погибших. После этого мы передадим всё, что нашли в разбитом катере, законным владельцам. Вопросы есть?.. Вопросов нет. Всё, закончили базар. Лучше устав повторите, чтобы не позорить меня перед высоким начальством. Вдруг припрётся невзначай, а вы забудете задницу от кресла оторвать.
Солдаты сдержанно посмеялись. Больше разговоры о необычной находке они не заводили. Я мысленно выдохнул. Честно говоря, был готов даже к тому, что набросятся прямо здесь, решив, что командир намерен заграбастать больчан себе любимому. Пронесло. Видимо, уважают меня парни чуточку больше, чем я смел надеяться.
Когда прибыли в расположение, Солт молча сопроводил солдат с демонтированной печью в оружейную, где я запер эту гигантскую шкатулку с драгоценностями в личный сейф размером с небольшую комнату. Оружейка находилась под постоянной охраной, поэтому в отряде будет известно, если мне вздумается забрать сокровища. Всех, похоже, такой расклад вполне устраивал.
Конечно, известие о нашей находке мгновенно разлетелось по всему отряду. Его активно мусолили целых два дня. Потом страсти поутихли. Я, понятное дело, в этих обсуждениях участия не принимал. Только Бутаку поведал о своих намерениях. Ну, ещё Лизе с Фергом. Все трое одобрили мой план, и я приступил к делу.
Мертвецов опознали в тот же день. Это было нетрудно. Полицейские функции на Сумхане тоже исполняли мы. От полицейского участка Братства с десятком полуживых клерков толку почти никакого. Только и могли, что вести учёт правонарушений да мелких забияк держать в «обезьяннике», и то если те пьяные в стельку.
Выяснилось, что двое приезжих и двое местных олумян решившие, как и многие, разбогатеть старательством, нашли пятого, который знал место, где больчана ну просто завались. Хоть голыми руками бери. Убедили, чтобы отвёз их туда. Только вот незадача, на месте том уже работало какое-то предприятие. Не сейчас, конечно, а ещё с лета. С наступлением зимы технику там законсервировали прямо в раскопе и посадили в обустроенный, полностью автономный домик двух сторожей. Зачем сторожа? Да просто больчана добыли выше крыши, а вывезти весь не смогли. Слишком уж много заготовили его на полевом складе, да там и оставили. Об этом-то складе и поведал приятелям пятый олумянин. Он работал на прииске, пока хозяин за мелкое воровство не турнул. Обиделся, решил отомстить.
- Лучше бы я этого не делал, - сказал он, когда я пришёл к нему в больницу. Да, да, единственным выжившим был тот самый «пятый» по имени Фарух. – Верите или нет, всё на свете проклял, когда оттуда улетали. Кто же знал, что этот боров Кхаанга, хозяин прииска, сторожей там оставит. Жмот вонючий. Ради больчана своего над людьми готов измываться. Я-то их знал, сторожей тех, работали вместе. Они обрадовались, когда меня увидели. Ещё бы, попробуйте-ка посидеть среди льда и снега в маленьком домике, за окнами которого смерть на тысячи лиг вокруг. А тут свежие лица, поговорить хоть с кем-то. Словом, позвали нас в сторожку, посадили за стол, напоили накормили, а эти... Даже людьми не могу их называть. Пожрали, попили, а потом просто прирезали мужиков. Хладнокровно, будто скотину на бойне. Оттащили трупы к стене и спокойненько так говорят, показывай, мол, где больчан лежит. Нет, я понимаю, конечно, все мечтают хорошо пожить. Ну, своруй втихаря. Попался, не попался - от удачи зависит. Но убивать... Грех это. Тяжкий грех.
- Не отвлекайся, дальше давай, - направляю разлетающиеся мысли Фаруха к показаниям по делу, поскольку официально записываю допрос на свой браслет.
Олумянин, похоже, болезненно морщится. Не могу различить его мимику – лицо почти всё под бинтами. Вижу только глаза и растрескавшиеся губы, но мне и этого хватает, чтобы понять говорит ли он правду. Я его чувствую. А парень действительно сейчас откровенен. По-настоящему переживает, что всё так вышло.
- Да, я им всё показал, - вздохнул Фарух. Говорил он по-олумянски, однако программа перевода в браслете, предусмотрительно установленная Лизой, выдавала мне его откровения на арнийском. – Поймите меня правильно, я боялся этих людей. Они на всё способны...
- Дальше.
- Они спрятали больчан в печи на катере. Хотели взять ещё, но главный остановил. Сказал, что надёжных тайников больше нет, а этого им и так за глаза хватит. И мы улетели.
- Почему катер упал?
- Главный, наверное, решил не делиться с нами. Тем более, я высказался, что мне этот больчан и даром не нужен, поскольку на нём кровь. Он и его подельник напали на нас в кабине. Одному сразу свернули шею, но второй, видя такое дело, успел вырубить гравитатор. Вот мы и грохнулись. Водитель и я сидели пристёгнутые, потому нам посчастливилось уцелеть, а тех двоих знатно переломало. Пошевелиться не могли. Только потом, когда мы вызвали помощь, зарезали водителя.
- Как это вышло? Вы что, не отобрали у них оружие?
- Не успели. Хотели перевязать. Люди же. Страдали. Мы ведь не звери какие.
- Понятно. – Я уже знал, что на одном из трупов обнаружено проникающее ножевое ранение. Это подтвердило мою теорию ещё до того, как я пришёл допрашивать Фаруха. – Ты знаешь, что тебя ждёт после выздоровления?
- Тюрьма, - горько усмехнулся он. – А где мы, по-вашему, находимся? В большой тюрьме размером с целый город на изолированной планете. Так что я ничего не теряю. Возможно, даже выиграю, если отбывать срок повезут на Магду. Там хоть какая-то цивилизация... Жаль только тех убитых ребят. Эх, если бы вернуть всё...
- Не выйдет, Фарух, - задумчиво бормочу, выключая запись.
На следующее утро я вызвал к себе Кхаангу, того самого промышленника, чьи владения подчистили налётчики. Олумянин вошёл, с трудом протиснув своё жирное тело в дверной проём. В его присутствии мой кабинет, и без того небольшой, сразу стал казаться неимоверно тесным. Я предложил гостю кресло, не веря, что под этой тушей оно не развалится. Не развалилось, лишь скрипнуло жалобно, словно напрягая все силы, чтобы выдержать непосильную ношу.
Кхаанга перекинул на плечи короткие, совсем ещё не тронутые сединой косы, утёр маленькой пухлой ладонью лоснящееся лицо и уставился на меня поросячьими глазками.
- Мне сообщили, - сказал он, присвистывая при дыхании, - что на мой прииск напали. Похищено много больчана.
- Много – это сколько? – ушёл я от неудобных вопросов, стараясь взять инициативу в свои руки. – Какое количество минерала оставалось на прииске? У вас ведётся учёт добычи?
- Конечно. – Хитрые глазки Кхаанги уплыли в сторону. Врёт, скотина, и не краснеет. – Я не могу сказать точно. Все цифры у моего счетовода.
- В таком случае прошу немедленно с ним связаться и узнать всё досконально, поскольку нам необходимо вычислить, весь ли похищенный больчан изъят у преступников.
- Но позвольте. – Толстяк нахмурил брови. – Насколько мне известно, катер налётчиков разбился, и «копы»... то есть вы забрали оттуда весь груз. Что изъяли, то и украдено, это же понятно.
- Не совсем. Злоумышленники могли оказаться хитрее и разбросать часть груза в разных местах. Нам пока не удалось установить их точный маршрут. Навигатор катера был отключён.
- Да ладно вам. К чему такие сложности? Преступники сгребли больчан, насколько силёнок хватило, после чего сразу рванули в город. Если даже что-то и потеряли по дороге, то всякую мелочь. Не велика беда. Основная часть всё равно у вас. Когда я смогу её забрать?
- А сколько сторожей было на прииске?
- Двое. – Кхаанга раздражённо дёрнул двойным подбородком. – Какое это имеет значение?
- Большое! – Теперь брови хмурил я. – Убито два работавших на вас человека. По законам Братства наниматель обязуется оберегать своих работников.
- Но позвольте, не я же их убил.
- Зато погибли они на вашем предприятии. Что в таком случае делает работодатель?
- Хотите сказать, я обязан выплатить компенсацию их семьям? Да эти дармоеды половину зимы прожили за мой счёт. Вы даже не представляете, сколько еды я им оставил. А затраты на жизнеобеспечение? Можете себе представить, сколько стоит поддерживать в наших условиях автономное жильё?
Всё, этот боров меня достал. Я отключил запись допроса и поднялся из-за терминала. Наклонился вперёд, уперев ладони в гладкую столешницу.
- Сейчас мы вылетаем на место происшествия, и вы, сударь, летите с нами. Потрудитесь вызвать сюда своего счетовода, иначе я конфискую весь больчан, который найду на прииске, вместе с техникой на время расследования по факту вашего тайного обогащения.
- Не имеете права! – засипел толстяк.
- Имею. Статья семнадцать-шесть Особого уложения к договору «О совместном использовании системы Колма».
Так-то вот. Юриспруденцию я тоже учил, господин Кхаанга, не подкопаешься.
Трясущимися руками он принялся судорожно перебирать список абонентов у себя в браслете, с трудом попадая толстыми пальцами по нужным иконкам. А я поднял дежурный наряд.
Разозлённый Кхаангой, я всё-таки опечатал полевой склад, поскольку вызванный им счетовод так и не смог убедительно доказать легальное происхождение хранившегося там больчана. Да я на это и не рассчитывал. Наоборот, был уверен, что накопали его совершенно бесконтрольно, с дальним прицелом на крупную партию контрабанды. По моим сведениям, полученным как официальным, так и неофициальным путём, у Кхаанги были тесные связи среди пиратской братии, до сих пор промышляющей в Колме. Пиратов здесь вроде бы давно никто не видел, но всем известно, что они никуда не делись, а просто стали осторожнее.
Склад мы заминировали на глазах у хозяина и его счетовода. Перед входом смонтировали два охранных комплекса с автоматизированной системой управления огнём. Теперь если кто сюда сунется без кода доступа, получит сначала предупреждение, а потом плазменный заряд. Заодно и нам в расположение придёт сигнал тревоги.
А похищенный налётчиками больчан я передал семьям убитых сторожей. От имени Кхаанги, конечно. Тот поскрипел зубами, но смолчал. У него куда больше на складе лежит. Пусть позаботится о том, как это добро легализовать, чтобы и оно из рук не уплыло.
Кстати, Фаруха я после выздоровления арестовывать не стал. Он же не убийца. Добился, чтобы ему присудили пять лет исправительных работ с отбыванием по месту жительства. Забрал его к себе. Теперь у нас имелся свой подсобный рабочий. Смышлёный парень, между прочим. В технике разбирался не хуже Лизы. Подозреваю, он и вырубил тогда гравитатор на катере, только почему-то постеснялся в этом признаться. Ну и бог ему судья.
 все сообщения
МайорДата: Среда, 06.05.2020, 01:04 | Сообщение # 19
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 17
Вызов к начальству


- Да что опять не так с этим ящиком, сто демонов ему в глотку!
Капрал Бутак самозабвенно пинал корпус большого пульта, не вставая с кресла, и смотрел на пробегающую по экрану рябь. Я заглянул в дежурку как раз на эти звуки, напоминающие выстрелы почти позабытого мною порохового пистолета.
- Серж, ты чего? – спрашиваю без претензий на обязательность уставных отношений.
Бутак не вскочил, как положено при появлении офицера, да я и не требовал никогда ничего подобного ни от него, ни от солдат. Особенности службы в отдалённых гарнизонах накладывают свой отпечаток. За эти пару лет я со своим отрядом не только пуд соли съел, но и в стольких передрягах побывал, что нас давно можно считать одной семьёй. Были, конечно, разные индивидуумы, однако Сумхан дурных людей не терпит. Уж в этом я убедился. Они обычно плохо кончают, либо быстро переводятся в другие части. Правда, куда тут денешься внутри КОПа? В империю им путь заказан - оттуда таких, наоборот, высылают к нам - разве что на другую планету всё в той же системе Колма, но и на них, подозреваю, служба далеко не мёд. Не знаю даже, что там с ними потом происходит. Надеюсь, ничего хорошего, хоть я и не столь кровожаден. Однако если кто-то имеет наглость плевать на коллектив, то непременно должен помнить, что когда коллектив плюнет на него, он захлебнётся. Такая вот простая и непреложная истина.
- Снова не работает, - проворчал Бутак, тыча пальцем в экран. – Может, попросите Лизу посмотреть? После прошлого раза система три месяца не сбоила. У вашей супруги просто талант от бога. Иной раз даже ничего не делает, а эти железки словно слушаются её. По струнке перед нею ходят. Наверное, боятся.
- Наверно, - смеюсь в ответ. – Сам иногда удивляюсь, как у жены так легко всё выходит. Ладно, сейчас Фаруха пришлю. Может, и его умений хватит. Если нет, скажу Лизе, чтобы заглянула. Только терминал больше не терзай, а то нечего будет восстанавливать.
- Как скажете, - вздохнул капрал и отъехал чуть назад вместе с креслом, развалившись на спинке и закинув ноги на приборную панель.
- Серж, - покачал я головой, - доломаешь пульт. Потом вообще никакой связи не будет.
Вздохнув ещё раз, Бутак нехотя одну за другой опустил ноги на пол. Подозреваю, он снова задерёт их, как только я закрою за собою дверь.
Капрал оказался вредным и своенравным дядькой, имевшим обо всём на свете своё исключительное мнение, отличное от всех остальных. Иногда складывалось впечатление, будто передо мной ворчливый старик, спорящий только ради того, чтобы спорить. Зато в профессионализме с ним вряд ли кто сравнится. Если старшим наряда заступал Бутак, я вообще мог спокойно улететь с планеты на все сутки, будучи уверенным, что любое задание, каким бы сложным оно не оказалось, непременно будет выполнено. Опытный вояка умел это делать безупречно. Можно сказать, мастер на все руки. Особенно если учесть, что наш отряд выполнял больше полицейские или спасательные функции, нежели военные.
Найдя Фаруха, я попросил его взглянуть на терминал в дежурке. Он кивнул, но уходить не спешил.
- Ты что-то хотел? – спрашиваю, чувствуя его неуверенность.
Олумянин помялся, играя шрамами на красном лице, оставшимися после обморожения – так и не сподобился косметическое восстановление сделать. Потом выдал:
- В городе неспокойно, Ник.
- В нём всегда неспокойно. Тем более, зимой. Все здесь торчат, людям заняться нечем. Пьют, кутят на честно заработанные.
- Сейчас всё по-другому, - качнул чёрными косами Фарух. – Белые ненавидят красных, красные белых...
Хм, знакомая история. Помнится, так уже где-то когда-то было. И закончилось большой кровью. Что-то шевельнулось в душе. Наверно, предчувствие.
- По городу разносятся слухи, что «копы» зажимают вольный принос, - продолжал олумянин. - Грабят старателей, силой отбирая больчан. Ещё говорят, что вы здесь незаконно, что эта система по праву принадлежит Братству, а не Кадонской империи, поэтому вас нужно изгнать.
- Что за чушь, - фыркнул я. – Всем известно о Договоре. Ты где этого наслушался?
- Теперь уже везде. – Фарух издал тяжкий вздох. - Раньше об этом говорили только в кабаках.
- Ладно, топай в дежурку, там Бутак ждёт.
Я ушёл с тяжёлым сердцем, но через полчаса уже забыл об этом разговоре. Как выяснилось, напрасно.
После обеда капрал сбросил на мой браслет сообщение о том, что Фарух починил терминал, и связь теперь у нас устойчивая, а с орбиты передали просьбу полковника Пуста, чтобы я вышел на него, как только появится такая возможность. Просьбы начальства сродни приказам. Не откладывая дело в долгий ящик, я отправился в дежурку.
Как и ожидалось, Бутак сидел, развалившись в кресле и закинув ноги на пульт. Однако при моём появлении принял нормальное положение.
- Уступи-ка, - кивнул я на терминал.
Он молча встал и пошёл к столику с кофейным автоматом, гнавшим какой-то вонючий эрзац, ещё хуже, чем в империи. Я поморщился, представив, как сейчас будет пахнуть, но делать нечего, уселся перед экраном и вызвал орбиту. Там дежурил знакомый офицер, лишь недавно произведённый из прапорщиков в лейтенанты, на чём, собственно, мы с ним и сошлись. Меня, если всё будет хорошо, тоже должны скоро повысить. Этот лейтенант был одним из немногих, кто произносил мою фамилию правильно.
- А, Штирлиц. Привет. Какие-то проблемы?
- Привет, Кори. Нужна связь на Магду. Можешь соединить с Пустом?
- Если пару минут подождёшь, то пожалуйста, - сказал он весело. – Мы как раз из-за планеты выйдем. Так надёжнее.
- Подожду, - машу рукой. С начальством во избежание недопонимания лучше общаться по устойчивому каналу.
- Мы тут периодически новости с родины ловим, - решил заполнить паузу лейтенант. - Слыхал, что в империи творится?
- А что там? – Я навострил уши.
- На короля Мардана опять покушались. Говорят, ранили. Принц Никий куда-то запропастился, поэтому правит сейчас королева. Кейтанцы так и рыщут у наших границ. Ох, чую, не видать нам нового мирного договора с ними. А мы тут на периферии сидим, когда силы надо в кулак собирать.
Я задумался. Уж не затем ли Пуст просил связаться с ним, чтобы сообщить, что меня отзывают в Кадон? Интересно, кто на этот раз организовал покушение? С предателями Берита мы вроде бы разобрались, но свято место пусто не бывает. Желающие всегда найдутся, у каждого свои мотивы. Непаханое поле для всех разведок сразу...
- Связь установлена, - отвлёк от раздумий Кори. – Приятно поболтать.
Его улыбчивую физиономию сменило угрюмое лицо полковника Пуста.
- Стирлих, ты как? – по-простому спросил начальник, разглядывая меня исподлобья.
- Нормально. – Отвечаю так же, не придумав ничего лучше.
Не я же, в конце концов, инициатор этой беседы. Пусть сам говорит, зачем звал. Мне остаётся помалкивать в тряпочку.
- В отряде всё хорошо?
- Так точно.
Можно подумать, он мои ежедневные рапорты не читает. Странный у нас какой-то разговор получается.
Шеф пожевал губами, после чего соизволил-таки перейти к делу:
- Если всё в порядке, то временно сдай командование Бутаку и завтра с утра вылетай на Магду. Здесь у нас будет приём у командующего.
Вообще-то не мой уровень. Младших офицеров на такие совещания не приглашают. Если только не... на самом деле всё очень плохо.
Заметив, очевидно, моё замешательство, Пуст решил приоткрыть завесу тайны:
- Тебя произведут в лейтенанты. Поздравляю. Да, жену тоже возьми. После приёма офицерский бал. Это традиция.
- Есть взять жену. – Чувствую, как довольная улыбка расползается по физиономии.
Даже не знаю, чему сильнее обрадовался – присвоенному званию или тому, что не всё так скверно, как думалось. Теперь уже неважно. Думаю, с королём ничего страшного не произошло. Пережил одно покушение, переживёт и другое. Подумаешь, подстрелили. С кем не бывает. Выкарабкается.
Дальнейший разговор с полковником был малоинформативен. Он сообщил только, что мой перелёт уже согласован с флотом, и завтра на посадочном поле меня будет ждать челнок. На этом мы с ним распрощались.
- Поздравляю, лейтенант, - весело проговорил из угла Бутак, отхлёбывая эрзац-кофе.
- Рано ещё, - отвечаю с улыбкой, совершенно не собирающейся, похоже, сходить с лица. – Вот завтра...
Пожав плечами, он занял освобождённое мною место. В тот же момент на экране вспыхнул тревожный сигнал и коротко взвыла сирена.
- Внимание! – раздался спокойный синтезированный голос. – Наблюдается стихийное скопление жителей у здания городской администрации.
- Отправить полицейские силы, - тут же отреагировал Бутак, не меняя позы и продолжая наслаждаться дрянным кофе.
- Полицейские силы направлены к администрации, - сообщил компьютер, отключив сирену, но мигающий красный огонёк на карте города остался.
Пока полиция не разберётся в чём там дело, а толпа не рассеется, он так и будет мигать. Стандартная процедура. Спасибо, хоть сирена не воет.
Не успел об этом подумать, как сирена включилась вновь. На экране перемигивались теперь два красных пятна.
- Внимание! Стихийное скопление жителей у здания банка.
Час от часу не легче. В банке-то им что понадобилось?
- Направь полицейские силы. – На этот раз капрал отставил чашку и вопросительно глянул на меня.
- Полицейские силы направлены к банку.
Я вернулся к терминалу, с любопытством всматриваясь в тревожные маяки. Оба рядом, почти в центре города. Что это, совпадение? Интуиция подсказывала, что нет.
Снова взвыла сирена, и мы увидели третий огонёк.
- Внимание! Неизвестными блокировано здание полицейского участка.
- Бутак, на выезд! – бросаю на ходу.
Капрал вылетает из дежурки раньше меня. В комнату наряда вбегают его солдаты, облачаясь в боевые скафандры. Я хватаю свой...
Громко пиликает браслет. На экране карта города уже с четырьмя красными точками, грозящими слиться в большое пятно и заполнить весь центр.
- Внимание! Множественные нападения в торговых рядах. Угроза уничтожения собственности. – Оставленный без присмотра терминал дежурной части переключился на прямую связь с нашими браслетами. – Проникновение в здание администрации... Проникновение в здание банка... Проникновение в полицейский участок...
Что за чертовщина творится в городе? Похоже, одним дежурным нарядом здесь не обойтись. Придётся поднимать весь отряд.
- Общая тревога по расположению! – даю команду на терминал. – Занять места согласно боевому расчёту. Старшие групп ко мне. Я в дежурной части. Капрал, - поворачиваюсь к Бутаку, - твоя задача прежняя: полицейский участок. Там какой-никакой, но арсенал. Не дай его захватить.
- Думаете, всё так серьёзно? – смотрит он в сомнении.
- А на что это, по-твоему, похоже? – рычу в ответ, буквально впрыгивая в скафандр.
Тут-то и вспоминаю утренний разговор с Фарухом. Вот они, непонятные брожения в массах.
Бутак со своим нарядом растворяется в ангаре, а я несусь обратно в дежурку, на ходу проверяя оружие. Одноручный плазменник заряжен, шпага на месте, нож... О, Лиза!
- Вызвать жену. - В бронеперчатках браслетом особо не попользуешься, приходится управлять голосом. Едва она отвечает, я говорю по-русски: - Код «альфа», сестрёнка. Я в дежурке.
- Поняла. Иду к тебе.
Мы давно условились по этому сигналу собираться вместе, где бы ни находились и что бы ни произошло. Да и Ферг не дурак, должен к нам присоединиться.
Пока прибыли все старшие нарядов, красных меток на экране стало шесть. Добавились больница и станция связи. Я быстро нарезал каждой группе свой объект, ещё две пустил в свободное патрулирование в районе беспорядков. Последнюю группу оставил в резерве. Десяток человек – это немало, в особенности со мной и Фергом.
Когда все разлетелись, я связался с орбитой, чтобы доложить о сложившейся ситуации. У них там, судя по всему, тоже произошла какая-то заварушка, и поначалу меня никто не хотел слушать. Но когда дежурный офицер вник в суть проблемы, немедленно связал меня с командиром.
На экране появился седовласый майор Тером.
- Ничем не могу помочь вам, прапорщик, - произнёс он бесцветным голосом. – К планете подходит крупная группировка чужих кораблей.
- Кейтанцы? – предположил я.
- Не похоже. Скорее всего, пираты. Каждый из них слабее нас, но их слишком много. Поэтому, извините, придётся вам справляться самим. Здесь мне понадобятся все силы. Надеюсь, вы меня понимаете...
Вид у майора был виноватым, и мне стало неудобно, что этот седой офицер вынужден отчитываться передо мной, в сущности, ещё молокососом.
- Понимаю, сударь, - сказал я серьёзно. – Мы постараемся продержаться. Желаю вам победить.
- И вам, сударь. – Он внимательно посмотрел мне в глаза. – Честь превыше смерти, сынок. Прощай...
Связь прервалась.
- Массовые беспорядки на планете и пиратский флот, - задумчиво проговорил стоявший рядом Ферг.
- Да-да, звенья одной цепи, - продолжил я его мысль. – Знать бы ещё кто за этим стоит...
- Внимание! – снова ожил терминал. – Множественные нападения на жителей Белого квартала.
В том квартале обитали в основном арнийцы. Раньше, конечно, вспыхивали драки между ними и олумянами, но эти стычки не имели явно расовый окрас. Так, в пьяном угаре расквасят носы или зубы друг другу повыбивают и на этом успокоятся. Сейчас же всё было совершенно иначе. На улицы выплеснулись ненависть и злоба. Откуда что взялось?
Красная пульсация покрыла уже половину города. Белый квартал занимал довольно большую площадь. Чтобы его перекрыть, одной группы мало.
- Седьмой и восьмой наряды туда.
- Наряды номер семь и восемь направлены в Белый квартал.
- Остался один резерв, - констатировал Ферг.
А то я без него не знаю.
- Бутак, что там у тебя? – запрашиваю капрала.
- Пробились в участок, - слышится в ответ. – Здесь трое полицейских. Заняли с ними круговую оборону. Пока держимся, но краснокожие что-то совсем настырные. Хоть с оружием, хоть без, а лезут, невзирая на потери. Такое ощущение, что все под какой-то дурью.
Примерно то же докладывали группы из администрации, банка и других мест. Можно было бы перегруппировать силы и зачистить сектор за сектором, постепенно разбив всю враждебную группировку, но... Это же мирные жители, чёрт возьми! По крайней мере, они были такими, пока почему-то не озверели в один день и не вышли крушить всё подряд. И кем я буду после такого тотального уничтожения? Карателем, вошедшим в историю планеты под именем Николая Кровавого? Просто замечательная перспектива. Нет уж, я решил - из обороны мы никуда. Если надо, засядем все в одном месте и будем отстреливаться до последнего патрона... тьфу – заряда.
- Внимание! Проникновение на станцию купола.
Ну, это уже слишком. Если они станцию разгромят, всем в городе кранты, в том числе этим недоумкам-бунтарям. Однако резерв, похоже, придётся пускать в дело.
- Поднимай девятку.
- Наряд номер девять направлен к станции купола.
Вот и всё, остались в расположении только мы с тремя караульными в башнях. Туго нам придётся, если окажемся очередной целью бунтовщиков.
- Ник, - робко позвали меня от двери, - вы позволите?
- Фарух! – Надо же, совсем забыл о нём. – Заходи, конечно. А то на базе больше никого. Здесь безопаснее... Не скажешь, отчего это братья твои как с ума посходили? Что вдруг на них нашло?
- Больчан, - развёл тот руками, скромно оставшись у входа. – Они все живут здесь ради него. Если посулить им столько, сколько смогут унести, многие готовы горы свернуть.
- Оно и видно, - киваю на экран. – Гляди, сколько уже наворотили. Только зачем? Какой больчан после этого?
Фарух посмотрел на экран. Сморщил обмороженное лицо. Почмокал языком, качая головой.
- В этом нет смысла, - согласился он со мной.
Снова рявкнула уже порядком надоевшая за сегодня сирена. Теперь красная точка светилась далеко на периферии от города.
- Внимание! – загнусавил терминал. – Нападение на вынесенный пост номер один.
Ё-моё, это же опечатанный полевой склад Кхаанги!
- А вот в этом смысл есть, - с уверенностью заключил Фарух.
Ещё бы. Заварушку в городе использовали как отвлекающий манёвр. Основная цель вот она – склад левого больчана! Только теперь послать туда уже некого. Эх, недооценил я жирдяя.
- Так! – Я грохнул кулаком в бронированной перчатке по столу, едва не развалив терминал. – Полагаю, сюда уже никто не сунется, раз противник раскрыл свои карты. Поэтому выдвигаемся на перехват сами.
- Что, вдвоём? – усмехнулся мастер Брол.
- А я? – возмутилась Лиза.
- И я, - спокойно добавил Фарух.
- И ещё двое солдат из караула, - приплюсовал я. – Здесь на охране вполне достаточно и одного. Только ты, Фарух, не полетишь, ты гражданский.
- Я и не собираюсь воевать. Это ваше дело. Зато я умею водить катер, а вам понадобятся все люди. Их и так мало. Зачем отвлекать на управление катером целого солдата, который пригодится в бою?
- Логично. – С таким доводом я не мог не согласиться. – Решено, идём все. Лиза, облачайся в скаф. Надеюсь, помнишь, как пользоваться плазменником?
- Чего тут помнить? Направляешь ствол на врага и стреляешь. Не беспокойся, с техникой я всегда на «ты».
Договаривали мы уже на ходу. Двое заранее вызванных мною караульных ждали у катера. Мы погрузились. Оставшийся в расположении последний солдат открыл нам ворота и Фарух уверенно вывел машину из ангара.
Ещё на подлёте к прииску я увидел чёрный дым. Он столбом поднимался к небу, но почти сразу начинал стелиться над плато, так похожий на гриб ядерного взрыва. Судя по сведениям, которые приходили на браслет, один охранный комплекс был уничтожен, зато второй отчаянно сопротивлялся, поливая огнём атакующие катера. Четыре из них горели, зарывшись в снег, ещё четыре маневрировали, огрызаясь плазмой. Ракеты они, похоже, истратили на первую установку. Вообще-то интересно, где это Кхаанга умудрился собрать целый отряд боевых катеров? Полагаю, без пиратов дело не обошлось.
Нас почти сразу заметили. Два катера оторвались от строя и поспешили наперерез.
- Фарух, давай ближе к уцелевшему комплексу, - выкрикнул я, выводя на экран систему управления носовой пушкой. За бортовыми орудиями сидели двое солдат, а кормовой занялся Ферг.
- Там ещё два катера, - с опаской проговорила сестра. - Они нас не поджарят?
- Установка прикроет.
Поймав атакующие машины в прицел, я пустил ракеты. Полный боекомплект – единственное наше преимущество, которое надо использовать по полной.
Один катер шарахнулся в сторону и принялся проделывать замысловатые пируэты, уходя от ракет. Получалось у него неплохо, только ни о каком нападении экипаж уже не думал. Им бы ноги унести. А вот второй машине повезло меньше. Увернувшись от первой ракеты, она бортом поймала следующую и, оставляя за собой дымный шлейф, камнем ухнула вниз.
- Вы входите в зону действия охранной системы Корпуса Обеспечения Правопорядка, - раздался механический голос. – Введите код или будете атакованы.
Точно, надо же передать код. Он был у меня в браслете. Пришлось отвлечься от боя, чтобы активировать пароль.
- Код принят. Доступ разрешён.
- Текущая задача? – немедленно затребовал я отчёт.
- Отражение нападения трёх воздушных целей. Режим обороны – заградительный огонь.
- Отставить. Сосредоточиться на уничтожении одной цели. Остальных отпугнём.
- Захвачена цель номер один. Отрабатываю.
Счетверённая установка, выровняв турели, неожиданно шарахнула из всех стволов по ближайшему катеру. Его защита не выдержала, начав плавиться и терять куски обшивки. Он завилял, снижаясь по неровной спирали. Ударился в снег и взорвался. Остальные, видя, что их оставили в покое, попробовали обстрелять неподдающийся комплекс, но мы снова пустили ракеты, заставив неприятеля удирать. Правда, на этот раз ракетный залп пропал даром.
- Цель уничтожена. Захвачена цель номер два.
- Отрабатывай. А мы третьего погоняем.
С выбранным катером установка расправилась в два счёта. Последний, оставшись после этого в одиночестве, заложил крутой вираж и рванул наутёк. Фарух сел ему на хвост, ловко уходя от плазменных сгустков кормовой пушки.
Я несколько раз ловил в прицел виляющую корму, но не успевал вовремя открыть огонь. Трассы постоянно проходили мимо.
- Чёрт! – ругаюсь по-русски. – Посадить бы его как-нибудь. Чую, Кхаанга там.
- Сейчас посадим, - отозвалась Лиза, колдуя над терминалом.
- Ты что-то придумала?
- Ничего нового. Прямая передача данных на бортовой компьютер. Пошлю им файл под названием «Условия сдачи». Как думаешь, прочитают?
- А то. Правда, не послушаются. Не те ребята.
- И не надо. Прочитанное сообщение запускает подпрограмму, которая передаёт нам управление... Последний штрих. Всё, ушло. Сообщение получено... Есть! Ник, перехватывай.
Вместо орудийной консоли у меня на экране возникла навигационная панель. Особо не задумываясь, я повёл чужую машину вниз и жёстко посадил на пустую заснеженную площадку. Мы сели невдалеке. Из вражеского катера уже выбегали фигурки в боевых скафах. Да их там, похоже, полный десантный набор. Человек пятнадцать. Развернулись цепью и к нам. Решили захватить катер?
- Фарух, держи гостей на прицеле. – Я захлопнул стекло гермошлема. Осмотрел свою небольшую команду. – На выход, парни... - Наткнулся на осуждающий взгляд сестры. Пришлось добавить: - И дамы, конечно.
В распахнутый люк выпрыгнули быстро. Нас же не полный десант, всего пятеро. Растянули свою жидкую линию и побежали навстречу врагам, стреляя на ходу, как и они в нас. Только вот мы попадали в отличие от них.
За сестру я особо не беспокоился. Уходить от плазменных струй мастер Брол научил её в первую очередь. За Ферга тем более не переживал. Но солдаты... Видел, как одного из них поглотила яркая вспышка. Эх, жаль парня. Если даже частично уцелел, мороз его быстро добьёт.
Долго думать об этом некогда. Врагов ещё много – стрелять, не перестрелять. Но мы уже близко. Здесь только шпаги да палаши с кинжалами. Привычно рублю клинком, уворачиваясь от ударов. Кромсаю скафандры, словно те из обычной материи, а не из брони. На таком холоде хватит вполне безобидного на первый взгляд пореза.
Неожиданно враги кончились, рубить стало некого. Вокруг одни мёртвые или умирающие. Только мы вчетвером топтались на месте. Вернее, последний мой солдат стоял на коленях, а Ферг латал ему повреждённый скафандр.
- Ух-ты! - слышу раззадоренный голос Лизки. – Фух. Живы. Надо же...
Она засмеялась – заливисто и звонко, с подозрением на истерику. Её можно понять, впервые вживую, а не в компьютере собственноручно убивала людей.
Учитель подвёл к ней нашего прихрамывающего бойца:
- Сударыня, не присмотрите за раненым?
Та сразу перестала смеяться, подхватила солдата под руку и повела в наш катер, а мы с Фергом направились в противоположную сторону, где чернел гостеприимно распахнутый люк машины Кхаанги. Пора было поговорить по душам с этим боровом.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 07.05.2020, 01:10 | Сообщение # 20
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 18
Офицерское собрание со всеми вытекающими


Дворец офицеров не блистал особой роскошью, но для Магды он был, несомненно, великолепен. Громадные мраморные колонны, крыльцо во всю ширину фасада, большие узорчатые двери. Убранство главного зала тоже радовало глаз высоким сводчатым потолком с фресками, симпатичными барельефами на стенах и подобранной со вкусом цветовой гаммой. Сейчас он был заставлен мягкими стульями, которые занимало порядка шестисот человек. В передних рядах сидели старшие офицеры, позади – младшие. Последних можно было по пальцам пересчитать. Все прибыли на вручение очередных воинских званий и наград. Правда, о наградах речь изначально не шла. Поэтому когда генерал произнёс мою вымышленную фамилию – кстати, без искажений, - я без задней мысли встал и, чеканя шаг, бодро вышел вперёд.
Генерал Кранк, подтянутый, в парадном белом мундире, внимательно следил за моим приближением. Он совсем не выглядел старым. Чем-то похож на Бутака, такой же поджарый, но явный аккуратист, с волевым, гладко выбритым лицом и длинными светлыми волосами, на которых совершенно незаметна седина. Весь вид Кранка буквально кричал о его благородном происхождении, особенно изящная, инкрустированная самоцветами шпага.
Я всё гадал, знает ли старый соратник моего «папы» о том, что под фамилией Штирлиц в его Корпусе служит принц Никий Мардан? Подойдя, представился и внимательно посмотрел в глаза генералу, однако ничего не увидел в них кроме лёгкого любопытства.
Кранк торжественно вручил мне лейтенантские нашивки, пожал руку, шепнув:
- Постойте пока здесь. – Махнул кому-то у себя за спиной, а в сторону зала громко провозгласил: - Штирлиц прибыл на собрание сразу после беспорядков на Сумхане. Беспорядков, с которыми он, ещё молодой прапорщик, справился просто блестяще, отлично зарекомендовав себя в качестве настоящего боевого офицера. В связи с этим, - он протянул руку назад, и в ладонь ему вложили сверкающую звезду на красной ленте, - командование Корпуса от имени Его Величества награждает лейтенанта Штирлица орденом «За смелость и смекалку в бою».
С этими словами Кранк повесил звезду мне на шею. Снова посмотрел в глаза.
- Честь превыше смерти, - шевельнул губами.
- Честь превыше смерти, - повторил я.
- Честь превыше смерти! – грянул зал.
Я шёл на своё место и вспоминал тот день. Только позавчера ведь всё было, а кажется, что целую вечность назад. Мы с Фергом ввалились в катер Кхаанги. Толстяк и в самом деле был там. Он сидел один в кабине, пытаясь оживить потухший терминал управления. Заметив нас, повернулся, вскидывая одноручный плазменник. Но Ферг подскочил к нему раньше и прижал остриё шпаги к жирным складкам на горле. Так они вдвоём и застыли, похожие на гротескную скульптуру.
- Привет, жирдяй, - ласково проворковал я, подняв щиток на шлеме. – Тебе всё неймётся? Зачем устроил такой грандиозный мордобой? Неужели ради больчана?
- Ты так и не понял? – Кхаанга опасливо скосил глаза на Ферга. – Дело даже не в больчане. Это лишь предлог.
- Тогда в чём?
- В империи Кадон, в арнийцах на наших планетах, в утрате независимости. Колма для вас лишь старт. Отсюда вы пойдёте дальше. Кейтанцы вас давно раскусили.
- А причём здесь кейтанцы?
- Хоть они способны вам противостоять, что и делают, хвала богам. Если мы с ними заключим союз...
- Так это кейтанцы вас надоумили? – перебиваю сиплого борова, уже начиная о чём-то догадываться. – Где ты встречался со своими керифами?
Кхаанга скривил рот не то в усмешке, не то в презрении... и вдруг направил свой плазменник на меня. Шпага учителя мгновенно проткнула ему горло, выйдя из шеи. Заливаясь кровью, толстяк рухнул на пол.
- Ну, Ферг! - разочарованно протянул я. – Нельзя было просто его разоружить?
- Вот ещё, - недовольно пробурчал тот, вытирая клинок об одежду мертвеца. – Возиться со всяким дерьмом.
- Ах, так? Тогда сам вытаскивай отсюда это дерьмо, пока он всю рубку не загадил. А я попрошу жену разблокировать упавление...
Вернулись мы на двух катерах, собрав трупы для опознания и восстановив защиту склада на полигоне. Я всё это время не забывал контролировать ситуацию в городе, запрашивая старших нарядов. Там тоже всё нормализовалось. Атаки отбили, буйствующих молодчиков успокоили. Оказалось, куда-то запропастились зачинщики беспорядков, а без них накал страстей быстро сошёл на нет.
Печальный итог этого дня: почти тысяча убитых и раненых горожан, сильные разрушения, разгромленный полицейский участок. Хорошо ещё, что станцию купола умудрились не развалить, а то без эвакуации не обошлось бы. В моём отряде погибло пять человек, шестеро получили ранения. Зато пиратских трупов мы насчитали неполную сотню. Плюс на орбите их славно пощипал наш флот, уничтожив половину прорывавшейся к планете армады. Кстати, майора Терома, командира орбитальной группировки Сумхана, тоже наградили орденом вместе с несколькими офицерами.
Поскольку мне на следующий день приказано было лететь на Магду, я все текущие дела взвалил на Бутака. Слава богу, мы успели наладить нормальную работу госпиталя, разместив там всех пострадавших. В городе уже шли восстановительные работы. Орбитальщики соизволили-таки усилить планетарный отряд взводом десанта. Поэтому я покидал Сумхан более-менее спокойным.
- Поздравляю, - несколько высокомерно бросил сидевший по соседству молодой лейтенант, скользнув завистливым взглядом по моей груди.
Я холодно кивнул и отвернулся. Не нравился мне этот хлыщ. Прямая осанка, гордо вздёрнутый подбородок, завитки на висках, аккуратные, подкрученные усики. Чернявый красавец явно кичился своей аристократичностью, выставляя её напоказ. Сегодня он получил звание капитана и, похоже, неимоверно гордился этим фактом. Как там его называл Кранк? Что-то похожее на Чечель... Нет, Чепень, точно.
После приёма давали бал, на который офицеры явились уже со своими дамами. Лиза по такому случаю надела белое платье и бриллиантовые украшения, чтобы соответствовать моей парадной форме. Бриллианты, как известно, украшают девушек, а уж мою сестрёнку и подавно. Мужики липли к ней, как мухи на мёд. Она и рада стараться. Кружилась в танце и хохотала, запрокидывая голову. Судя по всему, мамины уроки пошли ей на пользу, да и в семье Леннока, полагаю, учителя у неё были самые лучшие. Лиза буквально порхала по залу, а я скучал, одиноко подпирая стену. Никогда не любил танцы. Что в них путного?
В какой-то момент я заметил сестру в паре с Чепенем. Мне это, естественно, не понравилось, но вид её счастливого, сияющего лица немного успокоил. Пусть пляшет, коль ей так нравится. Расслабляться иной раз полезно, особенно после тех передряг на Сумхане. До сих пор стоит в ушах её истерический хохот. К тому же новоявленный капитан вёл партнёршу довольно профессионально, и со стороны их пара выглядела очень даже привлекательно. Многие засматривались.
Вскоре Лиза танцевала только с Чепенем. И в перерывах между мелодиями не отходила от него ни на шаг. Тот весело балагурил, что-то с жаром рассказывая, а сестра с удовольствием слушала и смеялась.
Когда бал подходил к концу, я их потерял. Не нашёл ни в зале, ни на улице, ни в саду. Точно, где-то милуются. Ну и бог с ними. Сестрёнке тоже нужна отдушина, не монашка ведь. У меня-то Янка есть, а у неё кто? Тяжело бедняге. Так и свихнуться недолго на почве переизбытка гормонов.
Уставший я поднялся в отведённую нам комнату и завалился на кровать. Уснул мгновенно, поскольку не спал почти два дня. То бойня на Сумхане, то перелёт на Магду, то подготовка к торжественному приёму...
- Дрыхнешь, соня? – разбудила меня Лиза, тыча в бок маленьким кулачком.
- Отстань, - отмахиваюсь лениво, не желая покидать сладкое царство Морфея.
- Да ты посмотри, какая ночь! Небо ясное. Все звёзды видно.
М-да, сытый голодному не товарищ.
- Который час? – еле ворочаю языком.
- Утро почти.
- Ты что, всю ночь гуляла? – приоткрываю-таки один глаз.
- Ага.
- Небось, ещё и с Чепенем?
- Конечно. Такой милый парень. Внимательный, ласковый...
- Ханжа барский.
- Да что ты о нём знаешь. Он, между прочим, из древней графской семьи. У них свой дворец на Дамире. Видел бы ты, как он ухаживает, ммм! - Сложив ладошки на груди, она покачалась из стороны в сторону. И вдруг, разметав руки, закружилась по комнате, приговаривая: - Мы танцевали. Сначала в зале, потом на террасе, спустились в парк и продолжали танцевать. И целовались, целовались... Ах, какие нежные у него губы! Какие горячие, мягкие руки.
- Романтичная дурочка, - бурчу, снова закрывая глаз и отворачиваясь.
- Нет, чтобы порадоваться за сестру. Я, может быть, нашла свою единственную любовь.
- Это точно не она.
- Ты просто завидуешь. У тебя с Янкой всё не так. Обычный секс. А у нас чувства.
Что-то сомневаюсь, чтобы у Чепеня были хоть какие-то чувства. Разве только к себе любимому. Сестре об этом я, естественно, говорить не стал. Не поймёт. Вон как её плющит. Вся сияет от счастья. Получила заряд положительных эмоций, называется.
- Не могу спать. Пойду, съем что-нибудь.
Ушла, слава богу. Я уж думал, придётся выслушивать её восхищённые охи-ахи до самого подъёма. Нашла подругу, блин, с которой можно поделиться девичьими секретами.
С этой мыслью я благополучно уснул.
На утренний челнок мы чуть не опоздали. Во-первых, Лиза проспала, насилу её растормошил. Во-вторых, нас пришёл провожать Чепень, который, сухо поздоровавшись со мной, сразу отвёл сестру в сторону, где они долго зажимались в кустах, не очень-то скрываясь от посторонних глаз. Пришлось даже прикрикнуть на Лизку на правах законного супруга, поскольку нас поторапливал флотский капитан.
Сестра всю дорогу загадочно улыбалась и молчала. Зато Ферг сидел мрачнее тучи. Он тоже видел её прощание с Чепенем, о чём, наверное, и переживал. Вот чудак. Я же не парюсь. Ну, если ему так хочется, пусть понервничает за двоих. Надеюсь, это скоро пройдёт.
Но и на следующий день, когда мы были уже на Сумхане, с ходу окунувшись в местные проблемы, мастер Брол по-прежнему оставался хмурым. А во время тренировки выместил злость – по-другому не скажешь - на мне и Лизе.
- Сейчас работаете в паре, - заявил он тоном судьи, зачитывающим приговор. – Без доспехов. Я нападаю, вы защищаетесь. Задача – не дать себя ранить.
С этими словами учитель взял десантный тесак и указал остриём на сдвоенный кинжал у меня на поясе.
- Вы серьёзно? – рискнул-таки уточнить я, хоть и думал, что давно разучился переспрашивать.
- Я всегда серьёзен, кадет.
Вообще-то уже два дня, как мне присвоили звание лейтенанта, но пререкаться с Фергом себе дороже. Для него я, наверное, до конца жизни останусь кадетом. Поэтому молча беру кинжал. Разделив его надвое, отдаю одну половину Лизе. Она смотрит растерянно. Подмигиваю ей, пытаясь подбодрить. Мы принимаем боевую стойку, мастер Брол ухмыляется и...
Нас разметало вихрем. Я удержался на ногах, а вот сестра нет. Упала на четвереньки чуть в стороне и пыталась подняться. Вихрь сместился к ней. В голове не укладывалось, что Ферг и в самом деле посмеет пырнуть её ножом. Но произошедшие с ним перемены...
Я отчётливо вижу, как учитель заносит клинок. Делаю отчаянные попытки дотянуться до него первым. Бью в руку, но лезвие скрежещет о подставленный нож. Какой же он быстрый! Ничего. Главное, что Ферг отвлёкся от Лизы. Он атакует в ответ. Я с трудом отбиваю его удары. Они сыплются всё чаще с разных направлений. Могу только защищаться, совершенно не успевая ответить.
Поблизости мелькает чей-то размытый силуэт. Лизка! Часть ударов достаётся ей. Теперь и я могу нападать. Чередую блоки с выпадами, лишь бы сестре меньше досталось. Мы тесним Ферга. Он резко уходит вбок, снова нависая над Лизой. Но я к этому готов. Скользнув следом, оказываюсь у него за спиной. Несколько быстрых движений, одно из которых попадает в цель...
Пространство разжалось, выпустив нас из растянутого времени. Мы с Лизой по-прежнему стояли плечом к плечу с выставленными перед собой кинжалами, а напротив нас ухмылялся мастер Брол. Словно и не было никакого боя, только дышали мы, как загнанные лошади, да и Ферг утирал пот со лба, а на его белой рубахе виднелись два медленно набухающих кровью пореза.
- Молодцы, - сказал он с довольным видом и спрятал нож. Кажется, его настроение кардинально поменялось. – Честно говоря, думал, не справитесь. А тут ещё умудрились меня достать. Значит, можете друг за друга постоять. Что, собственно, и было целью нашего сегодняшнего занятия. На этом всё, ребятки. Вы в душ, я в лазарет. Увидимся.
Он ушёл, насвистывая какую-то весёлую мелодию, а мы, пожав плечами, рванули наперегонки в свою комнату, не обращая внимания на то, как редкие попадавшиеся на пути солдаты уступали дорогу и улыбались, глядя нам вслед.
В городе, несмотря на нормализацию обстановки, всё ещё чувствовалась напряжённость. Люди, совсем недавно бросавшиеся друг на друга с оружием, продолжали жить бок обок в условиях замкнутого пространства. Наивно было бы полагать, что все вдруг разом забыли былые обиды. Многие потеряли своих близких, и порождённая этой бойней ненависть лишь затаилась в ожидании своего часа, чтобы вспыхнуть с новой силой. Арнийцы старались обходить олумян, а то и вовсе не встречаться с ними. Открыто появлялись в городе лишь вблизи патрулей, и то большими группами. В патруль я отправлял десантников из приписанного к нам взвода. Отряду и без того забот хватало. Населению тоже. Большинство было занято на восстановительных работах, но те уже подходили к концу. Ещё немного, и горожане опять останутся не у дел, предоставленные сами себе. Тогда и полезут в головы всякие дурные мысли, подогретые алкоголем. Опять начнутся выяснения отношений. К тому же я ни на мгновение не забывал о нашем последнем разговоре с Кхаангой, из которого заключил, что и на Сумхане орудуют агенты кейтанцев. Уж они-то в любом случае приложат все усилия, чтобы разжечь тлеющие огоньки межрасовой ненависти.
Как избежать новой бойни? Ломая голову над решением этой задачи, я чувствовал катастрофическую нехватку знаний, но интуитивно понимал, что жителей надо чем-то занять. До лета, когда начнётся сезон добычи больчана и город наполовину опустеет, ещё ох как далеко.
Не придумал ничего лучше, как устроить спортивные соревнования. Наверно, плоско мыслю в силу своей профессиональной деформации, ставшей результатом однобокой подготовки в школе. Правда, вряд ли пятиборье можно назвать однобоким. Ладно, не важно. Главное выяснить существуют ли вообще на Сумхане какие-либо командные игры. Это я поручил сестре. Она с местным интернетом в ладах, так что справится.
На следующий день сестрёнка показала мне добытую информацию. Оказывается, у олумян очень популярна игра в мяч, сильно смахивающая на обычный земной футбол. Вот это удача. Я с детства им увлекался, постоянно играя во дворе. Наши пацаны даже прозвали меня Марадоной, исковеркав мою фамилию.
Что ж, футбол, так футбол. Дело за малым – сколотить команды и организовать соревнования. Для этого мне понадобится Фарух.
Потирая руки, я отправился на поиски нашего разнорабочего, но вдруг замер на полпути, поражённый внезапно пришедшей мыслью. Глянул на сестру, по-прежнему сидевшую перед экраном терминала.
- Слышь, Лизка, - позвал, ещё обдумывая народившуюся идею.
Она дёрнула подбородком, не отводя глаз от монитора, будто любовалась портретом своего суженого. Хотя, чем чёрт не шутит, вполне могло быть и такое.
- Я тут подумал... – Как бы сформулировать по-человечески, чтобы она поняла? – Ты можешь сделать программу с определёнными параметрами поиска и запустить её в сеть?
- Для чего?
- Ну... Короче, мне надо вычислить кейтанских шпионов. Они же всё равно сетью пользуются. Для общения там, обмена информацией, вбросов разных. Не знаю ещё что. Сама подумай, на чём их можно подловить.
Сестрёнка оторвалась-таки от экрана и с любопытством посмотрела на меня. Хмыкнув, подумала немного, потом вынесла вердикт:
- Интересная идея. Шпионская программа против шпионов. Может, кстати, что и получится. Стоит попробовать.
- Ты просто умничка! – Послав ей воздушный поцелуй, я скрылся за дверью.
Шёл и расхваливал себя за находчивость. Кто бы знал, что во мне столько ума напичкано!
Договориться с Фарухом не составило труда. Он тоже был не прочь побегать по полю с мячом. Идея турнира ему понравилась. Олумянин с жаром принялся посвящать меня в правила своей национальной игры. В общем-то ничего сложного, и от футбола она отличалась лишь малым полем, шестью игроками в команде да отсутствием вратаря, поскольку ворота заменял растянутый на верёвках обруч. Руками можно было толкаться, хватать соперника, но ни в коем случае не трогать мяч. Игра состояла из двух таймов по тридцать шесть минут. Время перерыва не регламентировалось. Посидели, отдохнули, решили, что хватит, и снова в бой.
За нашим расположением был пустырь, который всё равно никак не использовался. На нём планировали соорудить грандиозную полосу препятствий, но у нас и без того забот полон рот. Треть личного состава несла дежурство, треть отдыхала после смены, оставалось человек тридцать, половина которых всегда чем-то занята. Все, с кем я мог позаниматься, легко помещались в спортзале. Словом, решил я сделать из того пустыря стадион. Тоже ведь спортивное сооружение. Полосу препятствий можно и потом вокруг него построить.
Сказано – сделано. Солдаты, правда, поначалу не понимали, какая муха укусила их начальство, зато когда я вывел их на игру, разбив на две команды и объяснив правила, принялись бестолково, но с азартом гонять мяч. Наша первая игра напоминала броуновское движение. Ни о какой командной тактике не могло быть и речь. Каждый неумело пытался завладеть мячом и самолично заколошматить его в кольцо. Потому и счёт в итоге оказался небольшим, два-два. Однако все были довольные, как дети.
Прогнав через поле весь личный состав, я отобрал самых умелых, уловивших суть игры, и начал их тренировать. Одновременно с этим Фарух развернул широкую рекламную компанию в городе, растрезвонив на всю округу, что «копы» устраивают состязание по тлачу – так у них называлась эта разновидность футбола. На стадионе во время наших тренировок стали появляться зрители. Сначала потянулась ребятня, с которой мы тоже не брезговали поиграть, а потом и взрослые. Приходили даже семьями, словно в парк развлечений. Всё лучше, чем по барам сидеть.
Когда мы пустили в сеть официальное объявление о начале соревнований, почти сразу мне на почту начали поступать заявки на участие в матче. Ничего удивительного, ведь призом победившей команде был почти новый катер, доставшийся нам от Кхаанги. Всё вооружение, правда, мы с него поснимали вместе с активной защитой, сделав обычный гражданский борт, но и такая машина здесь была на вес золота. Вернее, на вес больчана. С учётом того, что большинство населения старатели, катер для них такая же необходимость, как мобильный комплекс жизнеобеспечения или синтезатор пищи.
Турнир прошел на ура. Участвовало двадцать команд, не считая нашей. Даже арнийцы из Белого квартала выставили четыре команды. Тоже, видать, успели полюбить эту игру. Но в финал, естественно, вышли одни олумяне. Куда нам до них. Наш отряд и до полуфинала не дотянул, вылетев одним из первых. Зато провожали нас после проигранного матча приветственными криками. Хлопали по плечам и хвалили за упорный спортивный характер. Чего я, собственно, и добивался.
Зрителей хватало. Всё свободное пространство вокруг стадиона было занято. Проигравшие команды никуда не уходили, оставаясь до конца. Всем было интересно узнать победителя. А когда закончился последний матч, и выигравшую команду подхватили на руки, я дал распорядился посадить на стадион катер-приз. Увидев его, все ахнули. Мы выкрасили корпус в золотистый цвет и на борту большими буквами написали по-олумянски «Чемпионы Сумхана по тлачу». Я торжественно передал чип-ключ капитану команды под оглушительные вопли болельщиков.
В этот день горожане гуляли допоздна. Ни ссор, ни драк нигде не было. Примечательно, что среди празднующих находилось немало арнийцев, которые уже не боялись покидать Белый квартал в одиночку.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 07.05.2020, 01:15 | Сообщение # 21
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 19
Возмутители спокойствия


Спустя месяц, шпионская программа, разработанная и внедрённая в сеть Сумхана моей гениальной сестрёнкой, дала первые результаты. Лиза составила подробный отчёт обо всех подозрительных контактах населения и передала его мне. Изучив её выкладки, я сделал неутешительный вывод о том, что кейтанские агенты осели здесь давно и прочно. Им не пришлось налаживать агентурную сеть с нуля. На планете испокон веков существовала подпольная добыча больчана, завязанная на рисковых предпринимателей, нечистых на руку чиновников, пиратах и прочих авантюристах. Кейтанцы попросту оседлали эту систему, используя в своих интересах. В ней были завязаны даже новостные каналы, исправно получавшие деньги откуда-то извне. Именно через них подогревались «патриотические» настроения местных жителей и распространялись призывы к бунту. Прошлый раз это почти удалось. Активное вмешательство моих ребят спутало кукловодам все карты. Полагаю, кейтанцы сделали соответствующие выводы, и очередная заварушка начнётся нападением на наш отряд. Даже необязательно устраивать силовой захват. Можно попросту взорвать расположение или устроить обстрел с орбиты. Теоретически это выполнимо.
- И что нам теперь делать? – закрыв изученный файл, поворачиваюсь к Лизе.
Та дёрнула плечиком:
- Откуда мне знать. Поставь начальство в известность. Пусть у них голова болит. Это явно не твой уровень.
- Да уж, не мой, - соглашаюсь, напряжённо размышляя над ситуацией.
Вот ведь озадачила сестрёнка, нечего сказать. Не было печали...
- Собрать бы в кучу всех этих агентов где-нибудь на отшибе, - вздыхаю мечтательно, - и бомбу скинуть, чтобы раз и навсегда забыть об их существовании.
- На месте старых появятся новые, ты же в курсе. Это как сорняк.
- Только им понадобится время, а у нас будет передышка. Потом и новыми займёмся.
- Тогда давай придумаем, на чём их можно заманить в ловушку.
- На больчане, конечно. На какой-нибудь крупной партии вроде той, что на складе Кхаанги заперли. Это не только источник богатства, но и способ финансирования незаконной деятельности. – Вот это я загнул, аж гордость взяла. – Тут интересы обычных скряг должны совпасть с интересами агентурной разведки.
- Особенно если мы отрежем их от источников финансирования, - подхватила сестра. – Это я запросто устрою. Ещё и дезинформацию подкинем, используя их же каналы связи.
Молодец, понимает с полуслова.
- Клюнут, как миленькие, - подмигиваю Лизе, видя азарт в её глазах.
На подготовку «Ответного удара», как с пафосом окрестила нашу операцию сестрёнка, у нас ушло три месяца. Лиза создала в сетях аккаунт несуществующего предпринимателя Танаки, который поливал грязью всё арнийское, жалуясь, что ему не дают развернуться в полную силу, хотя он якобы знает, где можно достать больчан просто-таки в космических масштабах. Наш Танака пропагандировал идею избавления Сумхана и системы в целом от «несправедливого засилья Кадонской империи, которая душит свободу предпринимательства, узурпируя право на недра». У этого подставного борца за справедливость быстро появились всякого рода последователи, подпевалы и просто сочувствующие. Однажды поступило предложение вступить в некий «Союз справедливости».
- Вот оно! – воскликнула Лиза, показав мне это сообщение. – Это закрытая группа. Проходит в нашем досье как связующее звено между сопротивлением и кейтанской разведкой.
- Думаешь, они станут так подставляться?
- А кто им запретит? Они вообще действуют в наглую, словно ничего не боятся.
- Так что, вступаем?
- Конечно!
Сестрёнка тут же отбарабанила согласие, на которое пришла подробная инструкция. Танаке предлагалось встретиться с куратором Союза для подписания договора.
- Чёрт! – выругалась Лиза. - Нам нужен олумянин.
Мы посмотрели друг на друга и хором сказали:
- Фарух!
Действительно, больше некому. Только вот годится ли он для такого задания? Наверняка всем в городе давно известно, что работает он у «копов».
- Загримируем, - предложила сестра, и мы вызвали олумянина в мой кабинет.
Выслушав суть дела, Фарух пожал плечами:
- Зачем гримировать? Это не поможет. Мы здесь практически все друг друга знаем. Лучше идти как есть и под своим именем, ничего не скрывая. Всё же я старатель. А что работаю у вас, так это даже лучше. Во-первых, отбываю трудовую повинность. Во-вторых, втираюсь в доверие, чтобы выгадать лучшие условия на добычу больчана. Пусть считают меня своими глазами и ушами среди «копов». Особенно если подкину несколько интересных фактов о вас. Подумайте, что я могу сообщить, чтобы мне поверили.
Вот это подход, это я понимаю. Сразу быка за рога.
- Сведения должны быть проверяемыми, - задумчиво произнесла Лиза. – Численность, вооружение, количество и характеристика техники, дислокация.
- Личные данные командиров, - добавил я. – Мы подставляемся по полной.
- Не мы, а наши вымышленные личности, - поправила сестра по-русски.
- Всё равно надо быть осторожнее. Других личностей у нас в запасе нет.
- Создадим, если что. – Лиза легкомысленно похлопала по пульту моего рабочего терминала.
Я усмехнулся – с неё станется. Фарух, уже довольно хорошо говоривший по-арнийски, переводил недоумённый взгляд с меня на Лизу и обратно, не понимая ни слова. Жалея его нервы, мы снова перешли на знакомый ему язык. Обговорили детали, а в назначенное время отправили Фаруха на условленную встречу.
Она должна была состояться в одном из кафе в центре города. Народу в это время там было предостаточно. Лиза поколдовала с браслетом нашего помощника, и теперь его гаджет независимо от желания хозяина самостоятельно вёл запись и передавал разговор в эфир.
Фарух по своей работе часто пользовался одним из гражданских катеров. На нём он и опустился на стоянку перед кафе. Бодрым шагом прогулялся до входа и вошёл внутрь, а мы с Фергом затаились на борту, внимательно слушая эфир. Пока ничего интересного не происходило. Наш олумянин заказал еду и спокойно ждал.
- Привет, Фарух, - раздался в динамике незнакомый мужской голос. - Какими судьбами здесь?
- Привет, Вархан, - услышали мы Фаруха. – Да вот пообедать зашёл, а то замотался с делами.
- Слышал, ты теперь на «копов» работаешь. Какие же у тебя с ними дела?
- Мои дела никого не касаются, Вархан. Особенно тебя. На Сумхане каждый выживает, как может.
- Это да. Только вряд ли твоим новым друзьям известно, что ты тот самый Танака. Я прав?
- Ваш заказ, уважаемый. – Вовремя подошедший официант избавил Фаруха от необходимости отвечать сразу.
Когда он отошёл разговор возобновился.
- Что ещё за Танака?
- Брось, Фарух. У тебя в косе красная лента. Это знак для представителя «Союза справедливости». Ещё ты заказал тот набор продуктов, который указан по условиям встречи. Признаться, не ожидал, что Танакой окажешься ты.
- А ты, значит, и есть то лицо, которое должно со мной встретиться?
- Угадал. Поэтому рекомендую не юлить и быть предельно откровенным.
- Давай попробуем. Кстати, блюда вы подобрали на редкость удачно. Выглядит аппетитно. Если не возражаешь, я поем, а то и в самом деле проголодался.
- Да пожалуйста. Только скажи, что же тебя не устраивает у «копов»? Ты, вроде, неплохо там себя чувствуешь.
Фарух вздохнул:
- Если не нужда, ноги бы моей у них не было. Слыхал, небось, о нашей вылазке на прииск?
- Ещё бы. Одно не пойму, зачем вы сторожей-то порешили?
- Это не мы. «Копы» повязали нас практически сразу. Всех положили прямо там, вместе со сторожами. Забрали больчан, тела и прилетели в город.
Мы с Фергом переглянулись, округлив глаза. Что-то заливает наш агент. С чего бы? Цену себе решил набить? Ну-ну, посмотрим.
- Уже здесь они поняли, что я ещё жив, - продолжал самозабвенно врать Фарух. – Почему-то не добили, взялись лечить. Результаты можешь видеть на моём лице. Пришлось заверить «копов» в своей преданности, а впоследствии работать у них, иначе бы я не выжил.
- Так что, на том прииске больчана уже нет?
- С первого дня, когда убили сторожей.
- Зачем же тогда они поставили там оборонительные комплексы?
- Чтобы все думали так же, как и ты, Вархан. Клюнули на приманку и погибли подобно Кхаанге.
- Но тогда... Где же больчан?
- Вот и я хочу это знать. Это ещё одна причина, по которой я до сих пор у «копов». Полагаю, где-то в надёжном, хорошо укрытом месте. Никаких плазменных установок там нет. Они только демаскируют. Вот внутри вполне может быть какая-то защита. Надо искать. А делать это лучше всего, находясь рядом с хозяевами тайника. Согласен?
- Да-а, озадачил ты меня, Фарух. Мне нужно срочно переговорить с куратором группы.
- Как мне с вами связаться?
- Ах, да... Вот наш договор. Подписывай. Сделаем тебе доступ, будешь всё время на связи.
- Нашу переписку могут вскрыть.
- Не вскроют. Мы используем новейшую криптозащиту, которой у арнийцев ещё долго не будет. Подписал? Давай. Всё, я побегу. Завтра выйди в чат, узнаешь о нас больше. Пока!..
Я перевёл дух. Не ожидал, что у Фаруха настоящий талант. Буквально на ходу сочинил целую детективную историю. Причём, вполне правдивую. Я бы до такого не додумался. Или додумался бы, но позже, а Фаруху пришлось импровизировать.
Когда он влез в катер, я похлопал его по плечу:
- Молодец! Чесал, как по писанному. С чего решил эпизод с налётом подправить?
- Даже не знаю, - скромно улыбнулся он. – Как-то само вдруг выскочило.
- Ладно, давай за руль. За нами могут следить. Полетели на базу, там обо всём и поговорим.
Выходка Фаруха пришлась очень даже кстати. Я ломал голову, чем и как привлечь внимание Союза, но теперь оставалось лишь выбрать удобное место подальше от города, создать вид нашего там присутствия, и можно смело готовить ловушку. Командованию я ничего сообщать не стал. Меньше знают – крепче спят. Потом перед фактом поставлю, когда операция войдет в завершающую фазу.
Все, даже самые продуманные планы не застрахованы от неожиданностей. Случилась такая и у нас. В один прекрасный день к нам в расположение прибыл капитан Чепень собственной персоной.
- Назначен командиром десантного взвода, - отрапортовал он в своей обычной чванливой манере.
До этого десантниками командовал капрал, как до моего приезда Бутак в отряде. Мне только путающегося под ногами Чепеня не хватало. Зато Лизка была без ума от счастья. Что ни утро, так восхищённо вздыхала: Патрик то, Патрик сё. Имя у него такое. Сестра просветила, мне-то знать его ни к чему. Чай, не сват и не брат. Одно хорошо – вместе с Чепенем в отряд прибыло пополнение. Хоть наряды стали полноценными.
Этот хлыщ немедленно возобновил ухаживания за моей сестрой, а та и рада. Бегала к нему на свидание в любое время дня и ночи. Приходила сияющая, с растрёпанной причёской и припухшими губами, совершенно не желая заниматься нашим «Ответным ударом». Чуть ли не из-под палки приходилось её заставлять. Хорошо, что сама понимала всю важность операции. Со вздохами, но садилась к терминалу и приступала к работе.
Однажды Чепень обнаглел настолько, что явился вечером в нашу комнату.
- Сударь, - заявил с порога, презрительно выпятив нижнюю губу, - не соизволите ли позвать вашу супругу? У меня к ней важное дело.
Лиза как раз вела переписку от имени Танаки с группой заговорщиков, обсуждая «свежую» информацию. Естественно, я не собирался её отвлекать, о чём и сказал:
- В настоящий момент, сударь, она несколько занята. Я скажу ей, чтобы связалась с вами, как только будет свободна.
Уже собирался закрыть перед ним дверь, но капитан придержал её рукой. Нагло ухмыляясь, он с явной издёвкой произнёс:
- Долго ждать, когда она станет свободной. Пусть звонит независимо от этого.
Пока до меня дошёл смысл его слов, Чепень уже скрылся за поворотом коридора. Но каков наглец! Вообще-то по этикету это считалось откровенным оскорблением, за которое обидчика можно смело вызывать на дуэль. Он что, считает себя бессмертным? Ох, если бы не Лизина влюблённость...
Проглотив обиду, я закрыл-таки дверь. Сестрёнке решил ничего не говорить. Ещё расстроится из-за такой мелочи. Пусть капитан живёт, раз уж делает её счастливой.
Перед самым началом зимы наша ловушка была окончательно готова. Мы нашли подходящую выработку в горе и создали там видимость базы. Пресловутый «Союз» пребывал в полной уверенности, что в этой выработке хранится весь конфискованный за многие годы больчан, и готов был использовать все имеющиеся в наличии силы для его захвата. Планировалось посадить на «базе» три пиратских корабля, способных вместить в себя предполагаемый объём груза, и высадить крупный десант, который легко справится с немногочисленным заслоном. Из космоса место проведения операции будут прикрывать два десятка крейсеров, а на планете прибывающую подмогу в лице моего поднятого по тревоге отряда должны встретить пятнадцать боевых катеров. Не думал, что у наших противников такие большие возможности. Даже засомневался перед тем, как докладывать руководству. Но делать нечего. Заварил кашу, теперь её надо расхлёбывать.
Майор Тером выслушал меня спокойно, только желваками слегка поиграл, когда я дошёл до раскладки сил. Немного помолчав, он хмыкнул:
- А раньше нельзя было поставить меня в известность?
Я поёжился под его колючим взглядом.
- Прошу прощения, командор, но у нас не было уверенности, что затеянная игра даст хоть какие-то результаты.
- «Игра», - с издёвкой повторил Тером. – Всё бы вам играть, молодой человек. Никак не уясните, что на войне играм не место. И что же прикажете нам делать?
Я пожал плечами. Не мне указывать начальству, как оно должно поступить. Сам пускай решает.
Майор вздохнул:
- Хорошо, я доложу генералу Кранку о вашей самодеятельности. Думаю, он будет не в восторге.
- А что с бунтарями делать?
Снова тяжёлый, буравящий взгляд.
- Что с ними всегда и делают, лейтенант. Уничтожить. Я усилю ваш отряд ещё двумя взводами десанта. Надеюсь, этого вам хватит.
- Вполне. – С десантниками у меня будет уже восемнадцать боевых катеров и почти двести солдат. Ох, повоюем!
- За космос не переживайте. Заранее зная о месте операции, я смогу справиться с любым количеством пиратских кораблей. Спокойно делайте своё дело, а я сделаю своё.
Он прервал связь, и я с облегчением выдохнул. Печёнкой чувствую, влетит мне по полной, когда всё уляжется. Ничего, главное - дело сделать, а там хоть трава не расти.
Десантники прибыли скрытно. После подробного инструктажа, я дал им позывные «Пилот-2» и «Пилот-3», взяв себе «Пилот-1». Рассредоточил их на полпути к ложной базе и заставил замаскировать катера. Снег ещё не выпал, и лес хорошо скрывал машины. Оставалось только ждать.
Лизы долго не было. Наверное, опять зажималась где-то со своим Патриком. Какая тут, к чёртовой бабушке, боевая готовность, если командир единственного оставшегося в расположении десантного взвода пропадает бог знает где вместе со своей любовницей? Ладно, пусть милуются. В чате «Союза» я могу посидеть и сам. Сюда вот-вот должны скинуть команду «старт». Это и будет сигналом к началу операции.
Похоже, я задремал. Всего на мгновение прикрыл глаза, когда на мониторе было ещё пусто, а открыв, увидел долгожданное слово, крупными буквами выведенное во весь экран. Пора.
Включил тревогу и сам бросился в оружейную. Нам оставалось только надеть шлемы и похватать плазменники. Все и так сидели полностью экипированные, уже третий час парясь в доспехах.
Быстро погрузились в катера и почти одновременно взмыли в небо, выстраивая боевой порядок.
- «Пилот-2», «Пилот-3», я «Пилот-1», как слышите? – активирую закрытый канал связи.
- Слышим вас, «Пилот-1». Что, уже началось?
- Да, сигнал прошёл. Как у вас обстановка? Гостей не наблюдаете?
- Пока нет... Подождите-ка. Есть кое-что на радаре. Неясные метки. Опознание не срабатывает.
- Идут в режиме маскировки. Отслеживайте. Мы скоро будем.
Я переключился на обзор в районе ложной базы. Там было пусто. Но вот в небе полыхнуло раз, другой, третий, и три гигантские тени на огненных столбах грациозно сели на площадку перед горой, у подножия которой виднелся широкий вход в заброшенную выработку. Опустились трапы, по ним начали сбегать вооружённые люди в доспехах. Следом выплывали гравитационные тележки. Всё правильно, сразу решили начать погрузку. Сильного сопротивления от десятка солдат охраны никто не ждал.
- Вижу вас, «Пилот-1». Будьте внимательнее. Цели прямо по курсу.
Теперь и я видел неясные мигающие точки, рой которых мельтешил на радаре прямо перед нами.
- Активировать защиту. Боевой режим. Неопознанные цели уничтожить. «Пилотам» два и три ударить в тыл, когда враги втянутся в драку. Начали, парни!
Завертелась карусель воздушного боя. Не ожидавший столь яростного напора неприятель растерялся. А тут ещё и сзади неожиданно кто-то атаковал. Словом, врага мы добивали уже совершенно деморализованного и почти не оказывающего сопротивления. Как только покончили с катерами, рванули дальше, не потеряв ни одного своего. Вот это удача!
Вражеский десант уже весь втянулся в штольню, поневоле сбиваясь в плотную массу. Наверно, боевики недоумевали, не встречая никакого сопротивления. Где же охрана? Почему никто не стреляет? Как вдруг темноту прорезали яркие плазменные сполохи. Заработали спрятанные в глубине горы оборонительные комплексы. Я запрограммировал их, чтобы стреляли без предупреждения. Они сжигали нерадивых налётчиков практически в упор, а тем негде было даже укрыться – прямой ход выработки не давал им такого шанса. Беспорядочный ответный огонь пиратов оказался совершенно бесполезен. Передние погибли сразу, задние пытались бежать к выходу, но страшный взрыв, сотрясший гору, обрушил на них тонны породы, похоронив и мёртвых, и живых. Тут и мы подоспели.
- «Пилот-2», цель – корабли противника. Вместе с нами отвлекаете на себя работу орудий.
- И всё? Только отвлекаем, командир? А если кого подобьём, не накажете?
Ох уж эта десантура. Так и лезут на рожон. Малый катер против хорошо защищённого космического корабля всё равно, что комар против собаки.
- Объявлю благодарность, - без тени насмешки отвечаю командиру десантников. – «Пилот-3», постарайтесь под нашим прикрытием попасть ракетами в открытые люки.
- Понял, «Пилот-1». Выполняю.
Легко сказать. Чтобы провернуть этот фокус, нам одной удачей не обойтись. Понадобится что-нибудь посущественнее.
Мы разделились. Катера начали роиться вокруг трёх космических громадин, поливая их плазмой и ракетами. Пока это всё тонуло в зыбком облаке активной защиты. На кораблях ещё не осознали, что их десант погиб, что уже никто не выберется из-под руин, потому и не спешили взлетать. Огрызались лениво, не давая нам возможности засечь все огневые точки - там разрывы в защите, куда мы будем бить в первую очередь.
Катер вильнул, делая манёвр уклонения, но мне удалось засечь вспышку. Нацелив на то место все стволы, я выстрелил. Полыхнуло ещё ярче. Попадание!
Кругом взрывы. Пираты словно сошли с ума, накрыв нас плотным огнём. Поняли, наконец, что им крышка? Машина то рыскала, то камнем падала вниз, то взмывала к небу. Её болтало, будто щепку в штормовом океане, вместо которого вокруг нас повсюду бушевало пламя. Пилот превзошёл сам себя, уходя от разрывов и выстрелов. Даже не знаю, как он умудрялся ориентироваться в этом море огня. Наверно, парень в ладах со своей внутренней энергией. Если выживет, надо будет свести его с Фергом, пусть потренируется.
Где, кстати, Ферг? Настолько привык, что учитель всегда рядом. К своему стыду даже не замечаю его большую часть времени...
Сильный удар сотряс катер. Казалось, какая-то запредельная сила пыталась оторвать меня от кресла вместе с привязными ремнями. В лицо пахнул жар, но ему на смену тут же пришёл обжигающий холод. Воздух свистел в ушах. С большим трудом я опустил щиток шлема, только после этого более-менее начал соображать.
Что случилось? Огляделся. Половина приборов не работала. Пилот безжизненно повис на ремнях. Ему снесло голову вместе с верхней частью спинки кресла. Интересно чем?
Оборачиваюсь... Мать честная! Половины десантного отсека вместе со всей хвостовой частью как не бывало. Мы летели отдельно в пилотской кабине. За моим креслом сидел мастер Брол и спокойно смотрел на меня. Это было последнее, что я запомнил.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 08.05.2020, 01:13 | Сообщение # 22
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 20
Враждебная среда


Открыв глаза, я увидел небо. Не мечущееся между рваными кусками бортов, а спокойное, синее, подёрнутое растянутыми облаками. Сплошная идиллия, если бы не зверский холод. Наверное, терморегулятор скафа повреждён.
Пробую нащупать бронированную пластину на боку, под которой спрятан пульт управления системами скафандра. Моё запястье перехватывает чья-то сильная рука.
- Побереги энергию, кадет, - слышу голос Ферга. – Неизвестно, сколько нам тут ещё торчать.
- Где мы? – хриплю пересохшим горлом.
Возле рта появляется трубка питьевого контейнера. Жадно хватаю её губами, пью, не отрываясь, примерно с минуту. Вот, другое дело, теперь жить можно.
Посмотрев по сторонам, вижу, что валяюсь на куске обшивки от катера, брошенном прямо на землю. Слева от меня сидит Ферг, а справа рядком лежат ещё четыре тела в скафах, одно из которых без головы. Мастер Брол, похоже, вытащил всех, кто был с нами в покорёженном катере. Причём, уже рассвело. Сколько же мы здесь прохлаждаемся?
- Судя по дыму на горизонте, - задумчиво бормочет учитель, - нас отнесло гораздо севернее места боя.
Приподняв голову, я посмотрел вдаль. Там поднимались в небо три еле видимых дымных столба, похожие отсюда на странные кривые деревья. Прилично же мы отмахали, пока не грохнулись. Вон, только рубка управления уцелела. Повсюду разбросаны обломки. Как только нас в кровавую кашу не размазало? Не иначе гравитатор на последнем издыхании работал. Повезло, надо полагать.
- Кто-нибудь ещё жив? – перевожу взгляд на неподвижные тела солдат.
- Все, кого видишь, кроме водителя. Без головы, знаешь ли, не живут. У остальных переломы, осколочные ранения и термотравмы. Они в стазисе, я активировал аптечки в скафандрах.
- А со мной что?
Пробую пошевелить руками, потом ногами. Правая рука плохо слушается.
- В основном ушибы. При ударе о землю твоё кресло сломалось. Выковыривал тебя из пульта. Голова-то болит?
- Есть немного.
- Ничего, скоро пройдёт. Аптечка твоя тоже работает.
- С нашими связывался?
- Совсем недавно. Скоро должны прилететь. Бой, вроде, закончился.
- «Вроде»?
- Связь плохая. С браслета здесь не очень-то поговоришь, мощности не хватает, а на катере вся аппаратура сдохла.
Я медленно сел. Сразу дали о себе знать все мои болячки. Кружилась голова, слегка подташнивало, ныли грудь и правое плечо.
Спокойно. Делаем пару вдохов и выдохов, расслабляемся, сосредотачиваем внимание на боли. Она уходит. С каждым ударом сердца мне становится легче. Так, ещё раз...
Фух, полегчало, уже хорошо.
- Кажется, к нам летят. – Ферг показал на далёкую точку над горизонтом.
Боковым зрением замечаю, как он перекладывает на колени тяжёлый плазменник. На всякий случай достаю свой.
- Лучше бы ты лежал, - говорит учитель, вставая и направляясь в сторону летящего катера.
Что это именно катер, я уже видел невооружённым глазом, а тактический анализатор позволил различить намалёванную на нём корону с драконом. Правда, это могло ничего не значить. Однако наши опасения оказались напрасными. Вблизи от разбитой рубки приземлился десантный борт, один из тех, которые вчера прислал майор Тером. Люки на нём были распахнуты, на самом краю сидели десантники, опасно свесив ноги. Совсем ничего не боятся, охламоны.
Спрыгнув на землю, солдаты рассредоточились, водя стволами по сторонам. Следом появился офицер со значками лейтенанта.
- Где Штирлиц? – подошёл он к Фергу.
Тот показал в мою сторону, и офицер направился ко мне.
- Штирлиц, вы как?
Командиром десантников оказался лейтенант Арум, которому я только вчера дал позывной «Пилот-2».
- Терпимо. Что там с пиратскими кораблями?
- Уничтожены с божьей помощью. Два взорвали мы. Третий пытался взлететь, но его расстреляли с орбиты. Майор Тером вовремя предупредил, чтобы мы сматывались.
- Какие у нас потери?
- Сбито три наших катера и пять у вас, если с вашим считать.
Восемь катеров по десять-двенадцать человек в каждом. То есть почти сотня жизней. Не велика цена, конечно, за уничтожение столь сильной вражеской группировки – потери просто несопоставимы, - но если отрешиться от языка цифр и рассуждать чисто по-людски...
Я посмотрел на неподвижные тела своих солдат.
- Есть выжившие? – спрашиваю, не очень-то надеясь на хорошие новости.
- Не знаю, как другие, но мы подобрали девять человек. Теперь вот за вами прилетели. Правда... – Он покосился на раненых, которых уже грузили на гравитационные носилки. – Вашему денщику придётся подождать, пока мы вернёмся. Места в катере и так нет. Ради вас-то потеснимся.
Знаю я эти эргономичные узкие пространства десантных бортов. Там и стандартному экипажу развернуться негде. Попробуй-ка ещё двенадцать лежачих тел разместить.
- Я никого здесь не оставлю, лейтенант. Последним заберёте меня. Подожду, не рассыплюсь.
- Но послушайте, сударь...
- Это не обсуждается. Забирайте всех, за мной вернётесь позже.
- Я никуда без вас не полечу, - прозвучал в наушнике спокойный, но твёрдый голос Ферга.
- Вас никто не спрашивает, Брюс! – резко бросаю в ответ, чувствуя, что начинаю закипать. – Полезайте в катер!
Мастер Брол аккуратно положил плазменник на землю, снял с пояса шпагу и бросил к ногам.
- Если только меня затащат в него силой, - произнёс он с прежним спокойствием.
Я понял, что приказывать бесполезно. Ферг сейчас мой единственный телохранитель не только на Сумхане, но и во всей Колме. Девиз «честь превыше смерти» для него не пустой звук. Ни за какие коврижки он не оставит свой пост, даже если придётся драться со всеми десантниками Корпуса вместе взятыми. Ещё неизвестно, кстати, кто из этой драки выйдет победителем.
Вздохнув, я успокоил нервы. Что-то плохо сдерживаюсь последнее время.
- Заберите труп, - показываю Аруму на обезглавленное тело водителя. – Мы с денщиком подождём здесь. Поторопитесь, а то холодает.
Лейтенант отсалютовал. Отдав распоряжения десантникам, побежал к своему катеру. Когда все погрузились, один из десантников подскочил к Фергу и что-то сунул ему в руки со словами:
- Наш командир просил оставить вам.
Он быстро запрыгнул в люк, и машина, с трудом набрав нужную высоту, натужно взревела, удаляясь в сторону юга. Ну-да, мы же строили ловушку на севере, значит, город там, за поднимающимися дымами.
- Что тебе дали? – спросил я, проводив глазами катер.
- Два запасных энергоблока к скафам, - ровным голосом ответил Ферг, деловито складывая батареи в свой десантный ранец.
- Выходит, мы можем больше не экономить? – Я полез к терморегулятору, чтобы выкрутить его на полную мощность, а то уже начинало знобить.
Однако учитель неожиданно возразил:
- Рано расслабляться, кадет. Мы пока одни во враждебной среде. Запас никогда не помешает. Предлагаю вообще отключить энергообеспечение, чтобы раньше времени не посадить батареи.
- Да мы околеем, пока помощи дождёмся.
- У нас целая рубка, - показал Ферг на остов разбитого катера. – Там и печь предусмотрена специально для местных условий. Натаскаем дров, растопим. Переборку задраим вручную. Будет очень даже тепло, можешь не сомневаться.
Вспомнив историю спасения Фаруха, я невольно передёрнул плечами, но ничего не сказал. Просто молча поплёлся за учителем в сторону видневшейся невдалеке жиденькой рощи.
При помощи шпаг мы быстро нарубили целую поленницу, забив ею половину кабины. Из больших кусков обшивки соорудили тамбур перед входом в рубку и загерметизировали дверь, после чего приступили к растопке, подсвечивая себе автономными фонарями, поскольку темень здесь была кромешная.
Спустя час, мастер Брол заключил, что рубка достаточно прогрелась, и мы можем снять защиту. Я опасливо поднял щиток шлема. В лицо пахнуло жаром. И правда, воздух вокруг нас был даже теплее, чем в скафандрах.
- Повезло, что ещё не зима. – Ферг выглядел вполне довольным. – А то и носа бы наружу не высунули, несмотря на такую вот печь.
Он показал на раскалённые докрасна стенки нашего немудрёного агрегата, слегка разгоняющие мрак уютным, неярким сиянием. Оставшись в тёплом комбинезоне, я соорудил из скафандра подобие кресла и уселся в его жестковатые объятия. Учитель сделал то же самое, отрегулировал фонарь на минимальное свечение и поставил его на искорёженный пульт.
- Отключи свой браслет, - посоветовал, увидев у меня на руке вспыхнувший экран. – Включишь, когда на моём заряд кончится. Мои контакты у того лейтенанта есть, не переживай.
- Да я и не переживаю.
Последовав совету, я не без сожаления выключил полюбившийся гаджет. Уже настолько успел сродниться с этим навороченным смартфоном, что чувствовал себя без него как без рук. Понятное дело, к хорошему привыкаешь быстро.
Время от времени мастер Брол шурудил в печке своим клинком, подкидывая новые дрова. Я смотрел на игру пламени в топке, вдыхал запах дыма и наслаждался теплом. Космические технологии, блин. Люди давно покорили космос, научились летать меж звёзд, а мы сидим тут в останках сверхсовременного аппарата на гравитационной тяге и греемся у открытого огня, словно первобытные. Осталось устроить пляски дикарей, облачившись в шкуры.
Я бы обязательно посмеялся, если бы не уснул.
Почему-то приснилась Лизка, вся в слезах. Кто-то её сильно обидел. Я спрашивал кто, но сестра не слышала или не хотела слышать, совершенно игнорируя мои вопросы. На очередной попытке - бог знает, какой по счёту - я проснулся.
Было довольно свежо, хотя печь по-прежнему светилась в темноте раскалёнными боками. А вот наша большая поленница почти иссякла. Ферг подбирал последние обрубки, готовясь закинуть их в топку.
- Похолодало, видать, - сказал он из полумрака, не иначе почуяв мой взгляд. – Всё больше дров уходит. Надо бы ещё нарубить.
- Сколько мы уже здесь?
Он взглянул на браслет.
- С момента отлёта катера прошли почти сутки.
Хорошо же я поспал! То-то чувствую, всё тело затекло.
- Десять раз можно было вернуться, - бурчу, разминая онемевшие ноги.
- Значит, не смогли. Что-то случилось.
- Что, например? – Вообще-то и сам догадываюсь, но так уж устроен человек, предпочитая не озвучивать дурные вести, а предоставить эту печальную участь кому-нибудь другому.
- Авария, нападение в дороге, бунт в городе... - с готовностью начал перечислять Ферг. Хотели правду? Вот вам, дорогой принц, получите и распишитесь. – Да мало ли что ещё. Давай-ка не сидеть, сложа руки. Надевай скаф, пойдём за дровами.
На улице шёл снег и завывал ветер. Кругом белым бело, у нашего убежища намело сугробы до пояса. Хоть и светло, но Колмы совершенно не видно за молочной мутью неба.
- Вот и зима пришла, - прокомментировал Ферг.
- Как всегда неожиданно, - продолжил я старой русской шуткой. Впрочем, для Сумхана она вполне годилась.
Между рощей, где добывали дрова и кабиной катера мы протянули леер, иначе пришлось бы всё время держать включенным навигатор. Уже в трёх шагах ничего нельзя было разобрать, а вытоптанную нами тропинку быстро заметало снегом. Леер давал возможность не сбиваться с пути, а пристёгнутый к нему карабин с лебёдочным тросом скафандра делал свободными руки, в результате чего мы могли спокойно рубить дрова и охапками таскать их в кабину. Несмотря на это, передвигаться было чертовски трудно. Пришлось потратить полдня, чтобы запастись нормальным количеством дров. Когда свободного места в рубке почти не осталось, мы взмыленные попадали перед печкой, взявшись раскочегаривать её по-новой.
Снова сняли скафандры. Вскрыв сухие пайки, перекусили невкусной, но высококалорийной походной пищей, запив её тёплой водой из растопленного снега.
- Долго мы так не протянем,- констатировал учитель. – Если за нами не прилетят и на вторые сутки, придётся выбираться самим.
- Это самоубийство. Не проще ли дождаться помощи здесь, растягивая рацион? Не бросят же нас, в самом-то деле. Знают, что мы ждём.
- А если не знают? – Ферг поднял на меня совершенно спокойный взгляд, что никак не соответствовало тем страшным словам, которые он произнёс. – Об этом было известно лишь лейтенанту с его десантниками. Они могли погибнуть, не успев поделиться информацией с кем-либо ещё. Тогда о нас не знает никто.
Я устало запрокинул голову. Прав учитель. Предполагай худшее, надеясь на лучшее. В таком случае нечего тут выжидать, надо идти, пока мы не съели все запасы походных рационов и не истратили всю энергию батарей.
Закинув полено в топку, Ферг обвёл взглядом наваленные кучей дрова.
- На ночь хватит, - заключил он. - Давай поспим. Завтра подкрепимся и в путь.
- Думаешь, уже никто не прилетит?
- Не прилетит, Ник. Если бы могли, давно бы прилетели, уж поверь. Надеяться нам не на кого, кроме как на самих себя.
Ясно, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Правда, в данном случае мы замерзающие, но сути это не меняет. Надо спасаться.
Продремав по очереди до утра, мы плотно позавтракали, наполнили питьевые контейнеры талой водой и, облачившись в скафандры, вышли на улицу. Ветер стих. Под лучами встающей Колмы ослепительно искрился снег. Пришлось даже использовать затемняющий фильтр на лицевом щитке. Сделав из ободранной обшивки катера нечто среднее между лыжами и снегоступами, мы побрели на юг, выдерживая направление по навигатору.
К вечеру, когда начало смеркаться, дошли до места ложной базы, где торчали три остова взорванных космических кораблей, наполовину запорошенные снегом.
- Давай к тому, - показал Ферг на более уцелевший с виду развороченный корпус. – Посмотрим, можно ли там укрыться на ночь.
Нижняя, наиболее пострадавшая часть корабля была скрыта нанесёнными сугробами. Взобравшись по ним, я и Ферг нашли пробоину в борту, через которую пролезли внутрь. В полуразрушенных переходах пришлось пробираться через нагромождения обломков, проваленные полы и разорванные переборки. Уцелевшие помещения пока не попадались, но мы упорно продолжали искать. К тому же часть корабля выглядела вполне нормально, по крайней мере, снаружи. Туда-то мы и шли.
Наткнулись на закрытую дверь. Хороший знак. Возможно, за нею нам повезёт.
Мастер Брол вогнал свою шпагу между створок, и задвинул одну из них в стену. Мы протиснулись в каюту. Наверное, капитанскую, поскольку здесь был самый настоящий камин. Правда, в правой стене зияла большая дыра, но уже заделанная быстротвердеющим герметиком. Система жизнеобеспечения постаралась, возможно, в последний раз.
- Годится, - вынес вердикт мастер Брол, с грохотом бросая на пол связку дров, которые мы заготовили перед тем, как проникнуть на корабль.
Свою связку я тоже кинул рядом с лежащими у камина дровами. Видать, хозяин каюты любил посидеть у открытого очага. Да и обставлено здесь всё с чрезмерной роскошью. Мебель с непривычными завитушками, фигурные зеркала, канделябры и даже статуи в виде голых баб. У здешнего капитана просто-таки бзик на роскошь. Тоже мне, аристократ доморощенный... Хм, был.
Натопили только ради того, чтобы вылезти из скафандров и облегчиться по-человечески. Надоело уже пропитывать мочой десантный подгузник. И так запах внутри не приведи господи. Сменки-то нет. Жаль, что не помоешься. Слишком уж много снега придётся растапливать. С нашими котелками это проблематично. Хватило бы на питьевой контейнер.
Утром, хорошенько подкрепившись, поскольку не знали, когда ещё удастся перекусить, мы снова встали на самодельные лыжи и отправились дальше. Шли двое суток, ночуя на открытом воздухе. Тогда обогрев скафандра приходилось врубать на полную. Пока идёшь, тебе жарко, пот застилает глаза, щиток покрывается изморозью. Можно вообще не пользоваться обогревом, оставив его только на щитке. Но стоит сесть отдохнуть и побыть какое-то время без движения, мороз пробирает до костей. Немудрено, что батареи скафов скоро сдохли, и нам пришлось их заменить. Спасибо предусмотрительному Аруму, царство ему небесное – ведь если он не погиб, чем только и можно объяснить его отсутствие, то я лично найду и прибью этого паршивца.
На третий день мы наткнулись на разбитый катер.
- Похоже, в него угодила ракета, - определил я по характерным разрушениям. – Наверное, один из тех, что атаковали нас на подлёте к «базе».
- Да, район примерно тот, - сверился с навигатором Ферг. - Надеюсь, рубка уцелела. Хоть отдохнём по-человечески.
Голос учителя звучал глухо. Мастер Брол тоже выдохся, хоть и старался бодриться.
Люк был распахнут, через него в кабину намело немало снега. Пришлось использовать наши «лыжи» вместо лопат, прежде чем удалось задраить люк. Заодно откопали двух мертвяков, облачённых в скафандры, правда, уже с вынутыми энергоблоками. Возможно, их извлекали, когда люди были ещё живы, судя по синюшным лицам за прозрачными щитками.
И снова мы таскали дрова. Сделав приличный запас, растопили печь – на счастье она оказалась и здесь. Всё-таки люди на Сумхане чертовски предусмотрительны, хоть местные, хоть пираты.
Я с удовольствием вылез их своего скафа. Учитель, полагаю, испытывал не меньше радости. Первым делом мы сразу накинулись на еду. Шутка ли, почти трое суток одни питательные смеси через трубочку сосать, и то в режиме жёсткой экономии. Так и в голодный обморок свалиться недолго.
- Ешь, ешь, наедайся, - подбадривал Ферг, помешивая в кружке плохо растворимый эрзац-кофе. – У нас впереди самый длинный отрезок. Идти столько же, сколько прошли, но таких вот привалов больше не будет. Боюсь, батареи разрядятся раньше, чем доберёмся до города. Придётся экономить.
- А что потом?
- Попробуем вызвать помощь. Рядом с городом браслеты должны ловить связь. Надо подобраться как можно ближе.
- Какой в этом смысл? – устало вздыхаю. – Сидели бы сейчас на старом месте. Может, за нами уже прилетали, да не нашли?
- Тогда бы они были здесь. Я оставил в катере записку с подробным описанием нашего маршрута. Боюсь тебя огорчить, но если до сих пор никто не прилетел, нас попросту не ищут. Так-то вот, кадет. Надейся только на себя.
- А на тебя?
- И на меня тоже, - серьёзно кивнул учитель.
С утра мы ещё раз поели, упаковали свои небогатые припасы и, собравшись с силами, двинули в путь.
Эти дни отложились у меня в памяти монотонной ходьбой, бескрайним снежным покровом, сменой дня и ночи, теплом во время движения и холодом на привалах, слабостью в теле и подкашивающимися ногами. Я шёл на полном автопилоте, концентрируясь только на своей внутренней энергии, в которой и черпал силы. Направление выбирал по наитию, то следуя за Фергом, то пробивая тропу перед ним. И как не сбился с пути – ума не пиложу. Не знаю даже сколько суток мы провели в отчаянной попытке выйти к городу, но в один прекрасный момент я услышал голос учителя:
- Врубай браслет, пора. Мой совсем сдох. Попробуй кого-нибудь вызвать.
Оторвавшись от созерцания своих скользящих по снегу самодельных лыж, я поднял голову и увидел над горизонтом округлую вершину переливающегося городского купола. Вот он, пусть пока далёкий, но такой родной. Мы, наконец, добрались!
- Активация связи, - командую непослушными, растрескавшимися от обезвоживания губами. Сбоку на щитке начинает мигать значок активации. Слежу за ним с замиранием сердца. Вот он загорается ровным зелёноватым светом, и колонка рядом с изображением антенны заполняется ровно наполовину. Есть связь, хоть и неустойчивая. Можно попытаться. Недолго думая, называю первого пришедшего на ум абонента: – Набрать Лизу Штирлиц...
Антенна сменилась подёргивающимся колокольчиком. Спустя пару мгновений, на его месте возникло миниатюрное лицо сестры. Она смотрела удивлённо и с недоверием. Вдруг её глаза расширились.
- Ник?! Т-ты откуда?..
Странный вопрос. В иной ситуации я бы отчебучил что-нибудь саркастичное, но связь могла пропасть в любой момент, да и заряд батареи скафа, как показывал индикатор, почти на нуле. Так что не до шуток и не до церемоний.
- Мы с Фергом подходим к городу с севера. Находимся в... – я сверился с навигатором, - двадцати семи лигах. Вышли кого-нибудь из отряда, пусть подберут...
Связь оборвалась, лицо Лизы исчезло. Наполнение антенны показывало отсутствие всякой сети. Я стоял, как вкопанный, надеясь, что успел сообщить главное.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 08.05.2020, 01:15 | Сообщение # 23
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 21
Призвать подлеца к ответу


- ...И теперь я под домашним арестом, - закончила свой рассказ Лиза.
Вроде бы грустный финал, но в её глазах сверкали весёлые огоньки. Надеюсь, она просто рада нашему с Фергом благополучному возвращению.
- Интересная история, - говорю задумчиво.
Я в благостном настроении сижу в кресле после сытного чревоугодия и долгожданного душа, в одном домашнем халате и ещё с мокрыми волосами. Не хочется снова влезать в надоевшую за эти дни военную форму. Это Ферг, занимающий второе кресло рядом со мной, уже оделся с иголочки во всё чистое. Вот пускай и будет образцом военной выправки. Иначе вести себя ему этикет не позволяет. А я дома – хожу, в чём хочу, тем более перед женой. И пусть она мне вовсе не жена, это ровным счётом ничего не меняет. Можно и при сестре в халате щеголять, не голяком ведь. По крайней мере, на Земле никакими кодексами это не возбраняется.
А поведала нам Лиза и в самом деле довольно занимательную историю.
Оказывается, все в отряде пребывали в полной уверенности, что мы с Фергом сгинули в неравной схватке с пиратами, а наши тела никто так и не смог отыскать. Откуда эта информация? Вроде как от десантников. Но с тех уже не спросишь, их сразу по возвращении отозвали на орбиту. Здесь остался взвод капитана Чепеня. Он тоже особо заморачиваться поисками не стал, приказав быстренько свернуть операцию по сбору и опознанию тел погибших, поскольку выпал снег. С одной стороны вполне разумно. Искать покойников под сплошным снежным покрывалом несколько проблематично. Не раскапывать же каждый подозрительный бугорок.
Но какого чёрта сразу лезть к Лизе, моей вроде бы официальной жене, предлагая себя в качестве супруга, место которого неожиданно стало вакантным? Сестрёнка пребывала в прострации от известия о моей гибели. Ходила сама не своя, а этот хлыщ всё приставал, уговаривая:
- Сударыня, мне вполне понятно ваше горе. Я знаю, как вам тяжело. Именно поэтому настаиваю, чтобы вы незамедлительно приняли моё предложение. Поймите, вам сейчас требуется крепкое мужское плечо, на которое вы можете опереться.
Она рыдала у него на этом самом плече, а Патрик, пользуясь щепетильной ситуацией, тискал её в объятиях и целовал мокрые щёки, шею, плечи, распаляясь всё больше. Ничего не соображающая Лизка сама не заметила, как оказалась на кровати, подмятая этим кобелём. Капитанишка уже шарил нетерпеливыми руками у неё под платьем, судорожно стягивая нижнее бельё, чтобы поскорее освободить дорогу своему напрягшемуся мужскому достоинству. Сестрёнка опомнилась было, попробовала оттолкнуть хама, но тот ярился ещё сильнее и нагло продолжал своё грязное дело. Слава богу, кинжал всегда был при ней. Лиза вогнала клинок ему в ягодицу в тот самый момент, когда Чепень оголился для финального акта. Понятное дело, после такого ему стало не до насилия.
На его дикий вопль сбежались десантники вместе с моими солдатами. Незадачливого любовника уволокли в лазарет, откуда отправили долечиваться в госпиталь на орбиту. Естественно, эта история вышла за рамки обычной бытовухи, поскольку раненому капитану пришлось объясняться перед начальством. Всё ничего, если бы этот придурок сослался на недавний бой с пиратами, но разозлённый Чепень пошёл на принцип и представил всё в изрядно искажённом виде. По его словам получалось, что Лиза, якобы сошедшая с ума от потери мужа, напала на него с кинжалом, намереваясь убить, обвинив ничего не понимающего капитана в смерти её драгоценного супруга.
С орбиты в отряд прибыл порученец, опросил свидетелей и саму сестру, поместив её под домашний арест до суда. Теперь Лизе грозил срок за покушение на жизнь имперского офицера, что приравнивалось чуть ли не к измене Родине. Такие вот пироги с котятами.
- Я же говорил тебе, что это чмо явно не твой вариант, - говорю по-русски.
- Не используй незнакомый гостю язык, - ответила Лиза, озорно покосившись на Ферга. – Это неприлично, в конце концов.
Мастер Брол с благодарностью поклонился.
- И всё же я был прав, согласись, - перешёл-таки я на арнийский.
- Согласна, если тебе так легче. Ты поедешь за мной в ссылку?
Я фыркнул:
- Нашла мужа декабристки.
Ферг нахмурился, услышав непонятное слово, а я продолжил:
- Нутром чую, что твой разлюбезный Патрик приложил руку к тому, чтобы «забыть» нас на месте падения катера. Надо бы прояснить этот вопрос. Для начала не помешает пообщаться с лейтенантом Арумом. Как узнать, на орбите он или нет?
- Связаться с орбитой и спросить, - пожал плечами Ферг.
- Напрямую нельзя. Мы с тобой покойники. Забыл? – Я запретил кому бы то ни было сообщать на орбиту о нашем благополучном возвращении, поскольку подспудно чувствовал, что дело пахнет керосином, а то и вовсе тухлыми яйцами. Об этом знал пока только Бутак со своим нарядом, который и подобрал нас на заснеженном горном склоне. - Объявимся, поднимется шумиха, сразу станет не до этого. Надо подготовить почву, чтобы со всеми выкладками идти напрямую к начальству. Кто может пригласить на связь офицера-десантника? Бутак в качестве исполняющего обязанности командира отряда подойдёт?
- Нет. Он всего лишь капрал. Его просто попросят передать информацию через дежурного офицера. Никто для него не расстарается.
- Остаюсь только я. – У сестрёнки снова мелькнули бесенята в глазах. – Могу даже напрямую с ним поговорить.
Мы с Фергом переглянулись. И чего, спрашивается, тут рассусоливали, когда вопрос практически решён?
- Готовьте связь, - говорю ледяным тоном, встретив невинный взгляд сестры. – Я оденусь и подойду. Лиза, ты начнёшь, а дальше в зависимости от обстоятельств...
Как и обещала, сестрёнка вышла сразу на лейтенанта Арума. Увидев её, тот слегка опешил:
- О, сударыня... Э-э-э, примите мои соболезнования. Мне очень жаль... Я видел вашего мужа, когда сбили его катер. Предлагал ему эвакуироваться, но Штирлиц отказался. Велел забрать его людей, а сам с денщиком остался. Весьма достойный поступок. Известие о его смерти потрясло нас. Я был уверен...
- Вы ведь собирались вернуться за ним, сударь, - несколько жестковато перебила сестра. – Так почему не вернулись?
- Но как же... Нас тотчас вызвали на орбиту. Выгрузив раненых, я перед отлётом сообщил капитану Чепеню о вашем супруге. Он заверил меня, что пошлёт катер за Штирлицем. Уже здесь я узнал, что забрать его не успели.
- От кого узнали?
- Признаться, не помню. Но так доложил капитан Чепень. Я видел его рапорт на имя командора. И поверьте...
- Благодарю вас, лейтенант. Всего доброго.
- Примите ещё раз мои глубочайшие соболезнования.
Лиза отключила связь и глянула на меня с Фергом, сидевших за пределами видимости аппаратуры.
- Любовь зла, - покачал я головой, не без удовольствия заметив толику вины в глазах сестрёнки. – Теперь поняла, что этот женишок собирался расчистить путь к твоему сердцу весьма сомнительными методами?
- Ещё когда воткнула в него кинжал, - оскалилась Лиза.
- Надо бы расспросить команды десантного взвода, не поступало ли распоряжение от Чепеня о направлении за нами катера, - констатировал Ферг.
- Сразу предположу, что не поступала, и не ошибусь. Но для протокола опрос проведём. Разговор с Арумом записан?
Сестра кивнула.
- Отлично. – Я потёр ладони. – Пожалуй, пора выходить из тени.
Утром Бутак под предлогом прибытия офицера с орбиты построил наш отряд вместе с десантниками на площадке перед расположением. Все недоумённо поглядывали по сторонам, не видя никакого чужого транспорта, и негромко переговаривались. Капрал вдруг рявкнул, командуя на правах старшего, и строй вытянулся в струнку, дружно повернув головы «для встречи справа». Я неторопливо вышел, едва сдерживая улыбку. Глаза у солдат моментально повылезали из орбит. У некоторых и челюсти отвисли. Выслушав рапорт Бутака, я повернулся к строю. Всё-таки улыбка растянула мои губы.
- Здорова, братцы! – сказал слегка дрогнувшим голосом и чуть не оглох от громкого дружного рёва, едва ли похожего на приветствие. Я разошёлся ещё больше: - Поздравляю вас с воскрешением командира!
Опять оглушительный рёв. Строй разваливается безо всякой команды, превращаясь в неуправляемую толпу, которая в одно мгновение окружает меня и подхватывает на руки. Я подлетаю к небу и снова падаю в жёсткие, но мягко принимающие ладони солдат. Среди ликующих замечаю даже десантников. Хороший признак. Значит, меня, как офицера, они уважают. Соответственно и разговаривать будет проще.
В правильности своих выводов я вскоре убедился. Десантники, похоже, вдоволь нахлебались аристократического высокомерия Чепеня и с удовольствием делились неприглядными фактами его командования. Здесь были оскорбления и рукоприкладство, злоупотребления властью и стяжательство. Короче, полный набор. Но главное, что удалось узнать – капитан и в самом деле никого за нами с Фергом не отправлял. Даже наоборот, рассылал катера в обход района, в котором находились мы. Естественно, я все показания записал. Теперь у меня на руках был довольно пухлый компромат на потерявшего берега ловеласа. С этим уже можно смело идти к начальству.
Лиза обеспечила пересылку файлов прямиком в «личку» майора Терома, ещё и через кодированный канал командующего. А потом и меня соединила с ним. Увидев мою вполне живую физиономию, седовласый майор не очень-то удивился. Только хмыкнул, прищурившись:
- А, это вы, Штирлиц! Почему-то я был уверен, что ещё услышу о вас. Наверно, поэтому попридержал представление о вашем награждении Звездой Героя... кхм, посмертно.
- Рад, что не разочаровал, сударь. Вы получили мои файлы относительно деятельности капитана Чепеня на Сумхане?
- Только закончил изучать. Должен признаться, что недооценил коварство этого негодяя. Сегодня же он будет взят под арест и препровождён в трибунал.
- Он ведь ещё в госпитале?
- Флот не обязан врачевать раны преступникам. Тем более столь позорные.
- Всё же вынужден просить вас оставить его на излечении. Видите ли, капитан Чепень понадобится мне живым и здоровым.
- О, собираетесь бросить ему вызов? – Тером приподнял седые брови. - Не слишком ли много чести для такого ничтожества, по ошибке уродившегося аристократом?
- Позвольте мне самому судить об этом.
Майор снова хмыкнул, но дальше спорить не стал:
- Ваше право, лейтенант. А скажите на милость, откуда у вас коды к секретному каналу генерала Кранка?
- Это наша с ним тайна, сударь, - говорю томным голосом, позволив себе загадочную улыбку. Пусть попробует понять, с кем я эту тайну делю: с Кранком или с его каналом связи.
- Вы довольно странный молодой человек, Штирлиц. Не могу сказать, что меня это не радует. Представление о вашем награждении я всё же отправлю. Естественно, убрав оттуда слово «посмертно». Только на Звезду Героя не рассчитывайте. Молоды ещё, да и выжили, слава богам. Успеете заработать, судя по рвению. Какие ваши годы. Получите второй орден. Возможно, кое-что в нагрузку...
- Надеюсь, домашний арест моей супруги можно считать аннулированным?
- Без сомнения, сударь. Передайте вашей жене мой нижайший поклон с извинениями за причинённые неудобства.
- Всенепременно, сударь. До связи.
Отключив терминал, я повернулся к Лизе:
- Слыхала? У тебя попросили прощения.
Она фыркнула:
- Лучше бы помогли материально. Поздравляю, кстати, со вторым орденом.
- Это наши с тобой общие ордена. Без тебя у нас бы ничего не получилось.
- Да ладно тебе, - сестра вдруг зарделась.
Впервые видел её такой стеснительной. Повзрослела, что ли, став скромнее? Да ну, это явно не о Лизке. Всегда была шальной и взбалмошной. Или знакомство с Чепенем повлияло, сдвинув что-то в душе и восприятии мира? Если так, то, надеюсь, в нужную сторону.
О том, что Чепень полностью восстановился и готовится выписаться из госпиталя, мне поведал сам Тером.
- Жду вас на флагманском крейсере, лейтенант, - официальным тоном заявил он. – Ваш вызов передан преступнику, и тот его принял.
Куда ж ему деваться с подводной лодки, а тем более с космического корабля, что в сущности одно и то же. Иначе осудят и повесят или чего проще, выкинут живьём в открытый космос. Позорная смерть. Уж лучше сражаться. Есть шанс выйти победителем, заслужив изгнание. Будешь прозябать остаток жизни в какой-нибудь закрытой колонии с вечным клеймом преступника, зато избежишь казни. Так что я прекрасно понимаю Чепеня. На том и построен весь мой расчёт.
Челнок прилетел минута в минуту, без опоздания. Забрав меня, Лизу и Ферга, почти сразу взмыл в небо. Из космоса замёрзший Сумхан выглядел большим снежным комом. Ещё бы два таких – сверху поменьше, а снизу побольше – и готовый снеговик. Два спутника на отлёте, как по заказу, казались варежками, надетыми на невидимые палки. Флот прикрытия сошёл бы за шапку с шарфом...
Представив эту картину, я невольно улыбнулся.
- Уж не злорадствуешь ли? – отвлёк от радужных мыслей обеспокоенный голос Ферга.
- Нет, - успокаиваю учителя. – Так, смешную картинку представил.
- Вот и хорошо. - Он удовлетворённо кивнул. – Противника нельзя недооценивать. Если враг подл и коварен, это ещё не значит, что он слабее. Скорее всего, даже наоборот. Нужно быть предельно внимательным. Сосредоточься перед боем, найди слабое место и ударь. Один раз, но наверняка. Не разменивайся на дешёвые эффекты...
Ну, всё, пошло-поехало. Мастер Брол оседлал своего любимого конька. Теперь мне до самой высадки не избежать его лекций и нравоучений. И в другое кресло не пересядешь, он везде достанет.
Из шлюза я выскочил первым в надежде поскорее избавиться от нотаций учителя.
- Ник! – услышал за спиной возмущённый Лизин вопль.
Чёрт! Вечно забываю этот проклятый этикет. Вздохнув, бреду назад, чтобы подать руку своей даме. Уже вдвоем чинно подходим к встречающему нас командору. Он сухо раскланивается со мной, но когда берёт руку сестры, вдруг расцветает лучезарной улыбкой, словно превращаясь в совершенно другого человека.
- Сударыня, - говорит с придыханием и прижимается губами к тыльной стороне Лизиной кисти. Потом поднимает голову. Боже, куда подевались его года? Вижу полного сил мужчину средних лет. Сплошная седина даже красит его. – Много лестных слов слышал о вас, но вблизи все те высокие эпитеты кажутся блеклыми в сравнении с вашей красотой.
Тьфу-ты! Ещё один словоблуд на мою голову. А сестрёнка-то так и рдеет, будто сама скромность в её лице снизошла на грешный борт корабля, обуреваемая жаждой постращать его экипаж. Эти служаки, кстати, гроздьями висят на галереях, несмотря на то, что внизу встречает нас только Тером с двумя своими офицерами. Похоже, все, кто свободен от вахты, пришли поглазеть на гостей.
Слава богу, майор снова преобразился в сухого старика, заговорив по-деловому:
- Ваши каюты готовы. Прошу за мной.
Под громкой фразой «ваши каюты» подразумевалась одна большая для меня и Лизы и одна маленькая для Ферга.
- Отдыхайте, - распрощался с нами у порога Тером. – Поединок состоится завтра утром, ровно в двенадцать.
Ну да, в самый раз, чтобы успеть проголодаться после завтрака.
Остаток дня прошёл спокойно, и я хорошенько выспался. Зато с утра нас по дороге в спортзал сопровождала целая толпа зевак. Причём солдат и офицеров было примерно поровну. Подозреваю, старшие чины с других кораблей тоже пожаловали на флагманский крейсер, чтобы лично присутствовать на дуэли.
В зале оказалось тесно. Верхние ярусы буквально ломились от заполнившего их народа. Внизу тоже хватало зрителей, но им пришлось образовать довольно широкий круг, очерченный на полу красной линией, как того требовали правила. Чепень деловито разминался у дальнего края под бдительным присмотром конвоиров.
Мы с Фергом протиснулись вперёд и вступили в круг. Патрик скользнул по мне мимолётным взглядом, никак не отреагировав на появление соперника, и продолжил свои незамысловатые упражнения. Он был в одной рубахе и форменных брюках, заправленных в сапоги. Я тоже скинул китель, а заодно и рубашку. Если дерусь без доспехов, предпочитаю голый торс. Взял шпагу, взмахнул ею несколько раз, привыкая к весу оружия.
На центральном балконе появился Тером в сопровождении старших офицеров и Лизы. Усадив девушку в кресло, майор обратился к залу:
- Итак! Властью, данной мне Его Величеством, я объявляю Поединок Правосудия. Капитан Чепень, находясь в моём непосредственном подчинении, совершил ряд преступлений, за которые должен предстать перед военным трибуналом. Однако до начала разбирательства по настоящему делу другой офицер, лейтенант Штирлиц, потребовал сатисфакции от капитана Чепеня за покушение на жизнь и нанесённые оскорбления его супруге. – Командор сделал паузу, отвешивая грациозный поклон Лизе, после чего сразу продолжил: – Принимая во внимание обстоятельства совершённых Чепенем деяний, я счёл возможным удовлетворить просьбу лейтенанта Штирлица. Капитан Чепень, готовы ли вы принять вызов?
- Да, сударь! – гордо заявил этот хам, словно преступник здесь я, а не он. Сама оскорблённая невинность, блин. Ещё и провозгласил во всеуслышание, послав Лизе воздушный поцелуй: - Я всё равно люблю тебя, дорогая! Если надо, готов за это проститься с жизнью!
- Не обращай внимания, – забормотал мне на ухо Ферг, сжав широкой ладонью моё плечо. – Помни, твой враг хитёр и коварен. Он пытается вывести тебя из равновесия. Играет на чувстве ревности. Не вздумай поддаваться эмоциям.
В ответ я лишь криво усмехнулся. Знал бы Чепень, с кем имеет дело. Уж на ревность он меня точно не разведёт. Конечно, я люблю Лизу, но это братская любовь, а совсем не та, которую он сейчас хочет опошлить.
Злюсь ли я на него? Да, безо всякого сомнения. Только моя злость не туманит разум и не имеет власти над телом. Лишь рычит утробно, где-то в глубине души, недовольно ворочаясь с боку на бок. Не ослепляет, как хотелось бы сопернику. Просто даёт возможность не сомневаться в стремлении вогнать клинок в его тело, не мучаясь при этом угрызениями совести. Я твой враг, Патрик. Самый страшный и опасный враг. Знал бы ты всё, уже бы сам умер от страха.
- Так пусть начнётся бой! – выкрикнул командор, поудобнее усаживаясь в своё кресло.
Конвоиры бросили Чепеню шпагу. Тот ловко поймал её за рукоять. Крутанул, проверяя балансировку. Удовлетворённо хмыкнул и медленно пошёл в мою сторону.
Мастер Брол наставительно хлопнул меня по плечу. Я ободряюще кивнул в ответ и тоже двинулся к сопернику, внимательно наблюдая за его перемещениями. Сблизившись шагов на шесть, мы пошли по кругу, держа шпаги остриём вниз. Пожалуй, в единоборствах Чепень поднаторел не хуже меня. Это было хорошо видно по манере держаться и особой кошачьей грации. Сразу нападать никто из нас не спешил. Мой противник, судя по всему, тоже понял, что имеет дело с опытным бойцом.
Время шло, а наши клинки даже не столкнулись ни разу. В толпе зрителей поднялся недоумённый ропот...
Еле успеваю отбить удар, проморгав начало атаки. Ох, и быстрый же стервец.
Тоже ускоряюсь. Всё, теперь нельзя останавливаться. Он парирует мой выпад, я его, снова он... Закручиваю клинок, уводя в сторону. Патрик тоже пытается уйти, раскусив мой финт. Но я резко меняю направление и смещаюсь к нему. Наконечник шпаги у его груди. Остаётся только дожать. Ни мгновения не сомневаюсь, вгоняя клинок в податливое тело. Только и его шпага грозит вонзиться мне в бок. Верчусь юлой, избегая укола. Приходится отпустить торчащую из груди Чепеня рукоять, встав с ним спина к спине.
Останавливаюсь, переводя дух. Смазанный мир опять обретает узнаваемость, распадаясь на удивлённо вытянутые лица собравшихся. Сзади что-то глухо стукает, потом звенит выпавший из ослабевших пальцев клинок. Посмотрев через плечо, вижу стоящего на коленях Чепеня, обеими руками сжимающего рукоять моей шпаги, которая пронзила его насквозь. Белая рубаха почти вся пропитана кровью. Патрик шатается из стороны в сторону, но не падает. Зайдя спереди, заглядываю ему в лицо. Ловлю пустой, ничего не понимающий взгляд. Из приоткрытого рта по отвислой нижней губе стекают красные струи.
Чепень уже умер, просто ещё этого не понял. Оттолкнув его безвольные руки, я взялся за рукоять и выдернул шпагу. Патрик тут же грохнулся ничком, с размаху впечатав лицо в пол, а я, стряхнув с клинка кровь, спокойно направился к поджидающему меня Фергу, бормоча по пути никому непонятную здесь фразу:
- Финита ля комедия...
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 12.05.2020, 01:06 | Сообщение # 24
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 22
Король умер...


Известие о смерти короля Мардана застала меня врасплох.
Столько лет считать своего деда умершим, а затем встретить его живого, ничуть не постаревшего... Чтобы сразу потерять? Мы и побыли-то вместе всего ничего. К тому же я давно привык называть его папой, и теперь чувствовал каково это, когда умирает кто-нибудь из твоих родных.
Подробностей не было, сплошные недомолвки. Благодатная почва для разного рода слухов и сплетен, которые, конечно же, не замедлили появиться. Одни клялись, что короля убили заговорщики. Другие уверяли, что умер он от увечий, полученных ещё во время прошлогоднего неудавшегося покушения. Третьи с пеной у рта доказывали, что правитель скончался в результате какой-то новой неизлечимой болезни. Было много и других, самых неправдоподобных версий. Но никто не сомневался в том, что Генда Мардана больше нет, и будущее обезглавленной Кадонской империи выглядит весьма плачевно. Королева-мать вряд ли сможет удержать власть в своих руках, принц Поль мёртв, а о принце Никие давно нет никаких вестей. Всё идёт к тому, что правящая чета Марданов доживает свои последние дни, а на освободившийся имперский трон должна вскоре усесться чья-то чужая высокородная задница.
Обстановка на Сумхане сразу обострилась. Опять подняли голову местные националисты и прочие радикалы, наверняка подогреваемые извне. Мы едва успевали реагировать на разного рода выступления и провокации, совсем перестав мониторить планетарную сеть с помощью Лизиной хитроумной программы, так лихо вычисляющей шпионов. Она по-прежнему работала, но сведений выдавала так много, что разбираться с ними попросту не хватало времени. В отряде царила гнетущая атмосфера. Негромкие тревожные разговоры, перешёптывания, никакой уверенности в будущем. Даже не знаю, до какого состояния докатились бы люди, не будь они так вымотаны, работая сутками напролёт без отдыха и сна. Полиция из олумян, совершенно ни во что не желающая вмешиваться, вообще отошла от всяких дел. Эти горе-служаки просто сидели взаперти у себя в участке, боясь высунуть нос на улицу, и не реагировали ни на какие запросы. Возможно, с ними договорились, мол, вы никуда не лезете, и мы вас не тронем.
Флот прикрытия раздёргали по другим секторам системы, якобы для отпора возможного вторжения кейтанцев. Откуда им тут взяться, чуть ли не с обратной стороны обитаемой галактики? На орбите остались жалкие двенадцать кораблей, которые постоянно гоняли слишком активизировавшихся пиратов. Слава богу, десантный взвод у нас не забрали. Было хоть кому патрульную службу нести. Но и тех не хватало. А схватки становились всё интенсивнее и жарче, отчего мы начали нести первые потери. В солдат стреляли, били в спину, жгли...
Меня разбудил браслет, чёрт знает сколько верещавший, пока до сознания не дошло, что мне звонят. Когда на ощупь удалось активировать связь, из динамика послышался голос Бутака:
- Командир! У нас опять волнения в городе.
После нескольких попыток я смог, наконец, увидеть его лицо – осунувшееся, с красными от недосыпа глазами. Мой вид, наверное, не лучше. Часа два только и поспал, пока было затишье.
- Что на этот раз? – тру веки, чтобы не слипались.
- Олумяне кучкуются. Идут несколькими потоками к Белому кварталу. Кое-кто с оружием.
- Каким? – сажусь в постели, пытаясь прийти в себя.
- Там разное. В основном холодное, но есть и плазменники.
- Патрули наши где?
- Десант перекрывает улицы по ходу движения. Что ещё мы можем сделать?
Я уже шёл к дежурному помещению, прихватив шпагу. Наверное, придётся-таки влезать в скафандр.
- Лети туда. Бери все наряды. Эвакуируйте Белый квартал.
- Есть!..
Когда я добрался до дежурки, она уже пустовала. Экран терминала сиротливо помигивал красными метками, которые постепенно ползли по карте города к месту компактного проживания арнийцев.
И чего неймётся местным олумянам? Столько лет все вместе живут, работают, растят детей. Земли вокруг вдоволь, ещё внукам и правнукам хватит осваивать. Нет же, надо прогнать «чужаков» и остаться одним единственным народом на всей планете. Чего добиваются? Допустим, уйдёт Кадонская империя из Колмы, и что дальше? Олумянское Братство будет обеспечивать систему? Ну да, держи карман шире. Нет, кое-какую технику, конечно, сюда забросят, чтобы ресурсы качать. Снова всё начнёт загибаться, расцветёт преступность, поселятся пираты... Неужели никто этого не понимает?
- «Десант», ответь «Базе», - запрашиваю патрули.
- Здесь «Десант», - отозвался динамик терминала, и на экране мигнули три зелёных пятна патрульных катеров.
Они грамотно перекрыли улицы на приличном удалении от Белого квартала. Это даст возможность задержать буйствующую толпу, чтобы успеть провести эвакуацию, если только десантников не обойдут через дворы и боковые улочки.
- Говорит Штирлиц. Осуществляю общую координацию действий. За вами в Белом квартале эвакуируют население. Ваша задача не дать боевикам прорваться. Как поняли?
- Понятно, командир. Выполним.
Спокойный голос. Кажется, это капрал Ремез. Десантным взводом по-прежнему командовал он. Офицера им так и не дали, хотя за полгода могли бы удосужиться. Тером всё ворчал, что не может найти подходящую кандидатуру. Наверное, не хотел очередной шумихи с дуэлью. Боялся, что перебью всех присланных офицеров? Напрасно. Не такой уж я кровожадный.
На мониторе красные потоки достигли зелёных отметок. Застыли на время, но вдруг разделились, обтекая препятствие с боков.
- «Десант», что там у вас?
- Обходят, сволочи. Упёрлись в наши силовые экраны, потыкались, пробовали стрелять, но сломя голову не полезли.
- Понятно...
Изучив карту, я прикинул возможный маршрут бунтарей. Вероятнее всего, ими управляют. Если так, то скоро эти потоки вновь сольются. И произойдёт это примерно здесь, у самой границы Белого квартала. По крайней мере, будь я у них командиром, поступил бы именно так.
- «Десант» - «Базе»!
- Слушаю.
- Когда противник выйдет из поля зрения, скрытно передислоцируйтесь в квадрат четырнадцать. Займите там оборону и держитесь до последнего.
- А если олумяне пойдут на крайние меры?
- Разрешаю адекватный ответ.
Это значит, что если тебя хотят убить, тоже можешь убивать. Не очень-то вяжется в отношении мирных жителей, да? Но человек перестаёт быть мирным, когда берёт в руки оружие и отправляется громить чужой дом, где живут по-прежнему мирные люди.
Связь долго молчала. Видать, Ремез думал о том же, о чём и я.
Зелёные точки переместились, опередив двигающуюся в тот же четырнадцатый квадрат красноту. Щёлкнул динамик:
- «База», я «Десант». Позицию занял. Готов действовать.
- Понял. Если придётся туго, пришлю «Орлов».
- Главное с эвакуацией не затягивайте. – Других просьб у капрала не было.
Бутак метался где-то среди домов, подгоняя народ, и толком обрисовать ситуацию не мог. Старшие других нарядов тоже были заняты.
Пока суд да дело, я набрал на браслете Ферга, вызвав его в дежурку. Тот пришёл уже в скафандре, заодно прихватив и мой.
- Возьми Фаруха с Лизой, иди с ними в ангар, - быстро говорю, влезая в скаф. - Будете принимать беженцев.
- Снова завал? – равнодушно зевнул учитель.
- Не то слово. Хуже, чем в прошлый раз.
- Куда хуже-то... – Ферг уже выходил, но вдруг обернулся, глянув с прищуром. – А я смотрю, ты привык называть жену Лизой. Элли не обижается?
- Нет. Она тоже привыкла.
Он ушёл, а спустя пять минут события завертелись так, что я совершенно потерял счёт времени. Первый вопрос, который пришлось решать, это куда эвакуировать людей, которых уже начали подвозить. Идеальный вариант – на орбиту. Там их уж точно не достанут. Но майор Тером наотрез отказался присылать челноки.
- Поймите, Штирлиц, нас постоянно беспокоят пираты, - говорил он, хмуря брови. - Челночные корабли перед ними совершенно беззащитны. Один выстрел из бортовых орудий, и от ваших беженцев останутся лишь воспоминания.
- В городе им грозит не меньшая опасность. Где я их размещу? Только у нас. Но тогда олумяне устроят здесь кровавую бойню. Пришлите хотя бы десантников, как раньше.
- Не могу. Раньше, как вы изволили выразиться, у меня был целый флот, а теперь лишь его жалкое подобие. Абордажные команды неполные. Не только у вас потери, лейтенант.
Лицо командора осунулось, морщины глубоко врезались в кожу, волосы на голове лежали в полном беспорядке. По всему видать, ему тоже несладко, но и мне от этого не легче.
Какое-то время мы буравили друг друга взглядами, понимая, что не договоримся. Вдруг майор пошатнулся, упёршись руками в пульт. Поднял голову и посмотрел на меня с тоской.
- Прости, сынок, - проговорил еле слышно. – Мною получен приказ покинуть орбиту в течение суток и присоединиться к основным силам у Магды. Забирать кого бы то ни было с планеты мне запрещено.
- То есть как?.. – Я опешил, не в силах произнести больше ни слова.
Выходит, нас намереваются бросить, оставив без прикрытия из космоса. Если уйдут корабли, пираты свободно высадятся на Сумхан, став главной движущей силой бунта. Хорошо вооружённой силой, должен заметить. Против такого врага нам в одиночку не выстоять.
- Я понимаю ваше положение, но... – Тером отвёл взгляд. – Ничего не могу поделать. Надеюсь, что ситуация в скором времени разрешится, и вам пришлют подмогу... Ты только держись там. Слышишь? Всеми космическими богами заклинаю тебя, сынок, продержись. И выживи. Обязательно выживи!
Он снова смотрел на меня горящими глазами, в которых дрожала влага.
Завыла сирена, и механический голос оповестил:
- Внимание! Вооружённое нападение неизвестных на патрульные группы «Д» в районе Белого квартала.
Бойня, похоже, началась. Успеть бы всех жителей вывезти, пока десантники сдерживают натиск. Теперь уже не до Терома с его бесполезными кораблями. Здесь всё предельно ясно. Мы одни, и никто нам не поможет. О чём ещё с ним говорить?
На моё лицо наползла вымученная улыбка.
- Честь превыше смерти, майор, - подмигиваю командору.
- Честь превыше смерти, - повторяет он серьёзно. – Прощай, сынок.
Отключив связь, вызываю Ремеза:
- Как там у вас?
- Пока нормально. Энергощиты ещё держатся, огонь со стороны противника малоэффективен. Постреливаем в ответ, но в основном поверх голов, чтобы не высовывались.
- Хорошо. Держите меня в курсе. – Переключаюсь на своих: - «База» вызывает «Орлов». Доложите обстановку.
Как и положено, все отозвались по очереди, с первого по девятый экипажи. Два катера только что разгрузились на базе, три набитые пассажирами были на подлёте, остальные наполняли отсеки беженцами. Запросил Ферга по количеству прибывших.
- Пятьдесят девять, - отрапортовал тот. – Двенадцать детей, шесть из которых грудные.
Так, если этих привезли четырьмя катерами, а население Белого квартала насчитывает порядка шести тысяч жителей, то потребуется минимум сорок пять рейсов. Многовато.
- Лейтенант, у нас в ангаре скоро места не останется.
Надо же, Ферг впервые назвал меня лейтенантом, оставив своё панибратское «кадет». Что бы это значило? Да ничего. Просто говорит по общей связи.
- Размещайте людей по комнатам. Накормите их. Пусть успокоятся и отдохнут.
- Не проще ли сразу на орбиту?..
- Делайте, что сказал! - бросаю несколько несдержанно.
- Ладно, ладно, - бурчит Ферг и отключается.
Ему-то невдомёк, что на орбите скоро будет совсем пусто. Вернее, не совсем. Пираты ведь останутся. Тогда-то мы здесь горя хапнем. А пока не обязательно всем об этом знать.
Десантники уже вели самый настоящий бой, когда из Белого квартала поднялись последние катера с беженцами на борту. Получив доклад о старте, я немедленно связался с патрулём:
- Всё, «Десант»! Уходите! Как поняли?
- Поняли вас, командир. Возвращаемся.
...В ангаре всё свободное пространство занимали беженцы. Они сидели у стен, лежали на полу или осторожно ходили по заполненным коридорам. База гудела на разные голоса. Где-то разговаривали – то негромко, а то и на повышенных тонах, - где-то причитали. Слышался приглушённый плач ребёнка. Жилые комнаты и другие изолированные помещения мы отдали женщинам с детьми и старикам, поэтому в коридорах, на лестнице и в ангаре топтались в основном одни мужики. Воздух наполнился запахами человеческих тел.
Мы с Фергом встали у входа в оружейку.
- Кто умеет обращаться с оружием? – выкрикиваю в гомонящую толпу.
Глас вопиющего в пустыне, иначе не назовёшь. Все слышали, но никто не подал виду. Только разговоры стихли.
- Тебе зачем, служивый? – доносится чей-то хриплый басок.
- Затем, чтобы вы смогли себя защитить, когда сюда ворвутся бунтовщики.
- А вы на что? Разве ж мы должны разбираться с бунтарями? Для этого армейцы есть.
И как, скажите на милость, Кадонская империя собиралась вступать в большую войну? Где всеобщая мобилизация, подготовка резервистов, народное ополчение? Одной профессиональной армией тут не обойтись.
Вздохнув, пытаюсь втолковать прописные истины:
- У нас на город всего тринадцать катеров. На крыше три плазменных пушки. Плюс на улице мы установили два оставшихся охранных комплекса. И обслуживают всё это немногим более ста солдат. А против нас выступают до семи тысяч разъярённых олумян, которые очень скоро получат подкрепление в лице подлетающего к Сумхану пиратского флота и оружие, способное легко справиться со всей нашей обороной. – Окинув угрюмым взглядом притихший народ, я продолжил: - Когда они уничтожат все пушки, все катера, убьют последнего солдата, ничто и никто не помешает им ворваться сюда и устроить резню. Защищать вас будет некому. Поэтому я готов дать вам оружие в качестве последнего шанса, чтобы вы сами позаботились о себе и своих родных... Повторяю вопрос. Кто умеет обращаться с оружием?
Пришлось немного подождать, прежде чем из толпы, раздвигая людей широкими плечами, вышел первый доброволец. Выглядел он внушительно: метра два ростом, короткая армейская стрижка, бычья шея, крупный торс, ладони размером с лопату. Одет как простой работяга, в поношенный грязный комбинезон. Чем-то напоминал Бутака, но гораздо мощнее и лет на десять моложе.
- Бран Деллок, - представился он тем самым хриплым басом, который доносился с задних рядов. – Бывший капрал десантных войск Берита. Должен предупредить, сударь, что я уволен из армии по решению трибунала без права владения оружием.
- За что тебя так?
Он криво усмехнулся.
- Намял бока одному заносчивому офицерику, возомнившему себя богом, - сказал с вызовом, нахально посматривая на меня сверху вниз.
Видать, не убил и даже не покалечил, раз не на каторге.
Молча забираю плазменник у Ферга и кидаю Деллоку. Тот ловко его подхватывает и глядит удивлённо. А руки привычными движениями уже проверяют оружие.
- Назначаю капрала Деллока командиром ополчения, - говорю во всеуслышание. – Людей подберёте себе сами, экипируете их, - киваю на оружейку, - и распределите по позициям. Ваша задача оборонять помещение базы на случай прорыва неприятеля. Вопросы есть?
- Никак нет! – вытянулся Деллок. Сразу видно бывшего солдата.
Подхожу к нему ближе, смотрю прямо в глаза.
- Плазменников хватит примерно на сотню бойцов. Скафандров и того меньше. Раздашь на своё усмотрение, но себе скаф подбери обязательно, чтобы находиться на связи. Понял?
Он кивнул, спросив:
- А позывной дадите?
- Да. Будешь «Крепостью». – Это я придумал, как только родилась идея организовать ополчение.
А что? Пусть входы-выходы обороняют, пока мы вокруг базы пиратов гоняем. Да и тыл в случае чего прикроют. Не придётся дробить основные силы. Больше шансов на успех. Впрочем, какой там успех – просто подольше протянем, вот и всё...
Мятежники начали подходить к базе ближе к вечеру, когда вдоволь насладились разгромом опустевшего Белого квартала. Людей-то мы забирали с минимумом вещей, так что там было чем поживиться. Правда, налётчики в основном всё сжигали, давая выход своей безумной жестокости. Это, как видно, не очень-то их удовлетворило, поскольку вся нерастраченная злоба с лихвой выплеснулась на нас. Однако плазменные пушки на пару с автоматическими установками быстро охладили пыл беснующейся толпы. Усеяв землю перед базой кучей дымящихся трупов, бунтари предпочли отступить.
Ночью никто не нападал. Мы подстрелили несколько групп лазутчиков, но это мелочи. Зато утром система наблюдения сообщила о прибытии на космодром нескольких челноков и пары кораблей. Вот и пираты пожаловали. Теперь пойдёт потеха. Одно успокаивало, что с орбиты расстреливать нас не будут, иначе накроют полгорода. Значит, жди классического штурма с применением только живой силы, ручного оружия и лёгкобронированной техники. Что ж, мы к этому готовы. Пусть идут.
Первая же атака была страшной. Словно мятежники собирались покончить с нами одним решительным ударом. Они бы обязательно прорвались, но я поднял все наши катера, и в небе завертелась карусель воздушного боя. Взрывы, падающие обломки, ругань и предсмертные вопли в эфире - всё смешалось в какофонии взаимоуничтожения. Пространство перед базой напоминало апокалипсическую картину. Футбольное поле просто перестало существовать, превратившись в перепаханную воронками, забитую грудой искорёженной техники прифронтовую полосу. Горело всё, что могло гореть. Пара удачно пущенных ракет попала в здание, уничтожив одну башню с пушкой и обрушив целое крыло. Под обломками погибло несколько десятков беженцев. Ополчению пришлось тушить пожар и разбирать завалы, вытаскивая уцелевших.
Ранеными занималась Лиза, устроив госпиталь в медблоке. Помогали ей три врача из беженцев. Когда первый штурм отбили, я наведался к ней, сопровождая десяток раненых солдат, которых удалось вытащить из круговерти боя.
Сестра сидела в углу, держа на руках кулёк с грудным младенцем. Она кормила ребёнка молоком из медицинского дозатора. Не идеальный вариант, но за неимением лучшего...
- Что с ним? – спрашиваю, устало усаживаясь рядом.
- Ничего. У мальчишки ни царапины. А вот его родители погибли. Пришлось к нам забрать.
- Отдай кому-нибудь их беженцев. Тебе надо ранеными заниматься.
- Им тоже сейчас не до чужих детей. – Сестрёнка слабо улыбнулась. Вдруг посерьёзнела, спросив с нотками грусти: - Неужели это конец, Ник? Нам никто не придёт на помощь?
- Никто, Лиза. Флот с орбиты удрал. Надеяться можем только на себя.
- Ты же вытащишь нас отсюда? – Она смотрела с надеждой.
Понимая, что сестра имеет в виду всех, кто находится в этом здании, я ответил, стараясь выглядеть как можно убедительнее:
- Обязательно. Нам ещё на Землю возвращаться. Помнишь?
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 12.05.2020, 01:07 | Сообщение # 25
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 23
Последний шанс


Потери были колоссальными. У нас посбивали половин у катеров. Одна пушка на крыше уничтожена, другая выведена из строя. Осталась одна - в центре. Мы подтащили поближе к ней последний уцелевший оборонительный комплекс. О людях я вообще молчу. Больше пятидесяти убитых и пропавших без вести. Три десятка в госпитале. Это лишь солдаты отряда и десантники с ополчением. Простых гражданских мы даже не считали, но добрую половину раненых составляли как раз они. Медблок был переполнен, пришлось отдать под госпиталь нашу с Лизой комнату вместе с двумя соседними.
Ещё одного такого удара, боюсь, мы не переживём.
А враг что-то готовил, периодически прощупывая нашу оборону редкими вылазками. Так минуло два дня...
- Лейтенант, вас вызывают!
Бутак растолкал меня в комнате отдыха дежурной смены. Сначала я даже не понял, снится мне это или всё происходит наяву.
- Кто? Откуда? – Я подскочил, но тут же снова упал на ковать, не удержав равновесия. Кажется, меня пошатывало от недосыпа.
Медленно сел, фокусируя зрение на капрале.
- Говорят, что имперский флот, - заявил он. - С орбиты, надо полагать.
Неужели пришла помощь? Ещё не веря в долгожданное спасение, я осторожно, держась рукой за стену, вошёл в дежурку и обессилено рухнул в кресло перед монитором. Оттуда на меня с нескрываемым любопытством взирал чем-то неуловимо знакомый флотский майор.
- Вы капитан Штирлиц? – поинтересовался летун с явным сомнением.
- Вообще-то лейтенант, как видите, - показываю на свои нашивки. – Да, это я. Чем обязан?
Майор глянул чуть в сторону, и его лицо вдруг озарилось улыбкой, снова кого-то мне напомнив.
- Голос у вас нисколько не изменился, что радует. Разве только уставший. А капитана вам присвоили совсем недавно. Посмертно, кстати.
Что же меня вечно хоронят раньше времени? Не командование, а похоронное бюро какое-то. Зачем тогда за мной присылать, если считают мёртвым? И где этот молоденький майор мог слышать мой голос, уж не в офицерском ли собрании на Магде? Постойте-ка, да ведь это же...
- Слим?! – удивлённо таращусь в монитор. - Вы-то здесь откуда?
- Узнали, слава богу, - смеётся летун.
Я несколько нервно хихикаю. Знал бы он, какая радость переполняет меня от этой встречи. Похоже, мы и вправду спасены.
- Вы с эскадрой? – начинаю спрашивать о самом главном, но вовремя сдерживаюсь, припомнив правила хорошего тона. - Как поживает полковник Паталин? Где он? Вижу, вы уже майор. Поздравляю.
- Благодарю, - кивает Слим, но вдруг перестаёт улыбаться. – Паталин произведён в генералы. Он по-прежнему командует королевской эскадрой, которая в силу обстоятельств осталась в Кадоне. Здесь только три крейсера. У нас мало времени. Планета блокирована пиратскими рейдерами. Я могу их разогнать и забрать вас с женой, но нужно действовать быстро. Вы в состоянии выдвинуться в район космодрома?
Я посмотрел на Бутака. Тот, насупившись, пил в углу свой эрзац-кофе, делая вид, что наш разговор его не касается. Из дверей комнаты отдыха торчало ещё несколько любопытных физиономий солдат. Всем было интересно, с кем это я говорю, и в самом ли деле к нам прибыла помощь. Да, прибыла, но по всему выходило, что забирать с планеты опять никого не планировали. Кроме их командира, конечно, с его красавицей-женой.
И как прикажете смотреть подчинённым в глаза, когда буду драпать? Прекрасно ведь знаю, что их ждёт. Все погибнут, в том числе и те, кто уцелеет во время штурма. Причём последних ждёт куда более страшная смерть.
- У вас приказ эвакуировать меня вместе с семьёй? – возвращаю взгляд к монитору.
- Да, Ваше... сударь.
- У меня большая семья, майор. Все, кто живёт со мной в этом благословенном доме, - поднимаю руки, обмахивая окружающее пространство. – На данный момент это чуть больше пяти тысяч людей с детьми. Всех примите?
- Это невозможно... – хмурится Слим.
- А для меня, майор, невозможно бросить здесь хотя бы одного человека. Это мои люди, за которых я отвечаю, и вы никогда не убедите меня обречь их на верную смерть. Так что либо спасаете всех, либо никого.
Слим поиграл желваками. Было видно, что собирался ответить резко, но субординация не позволила.
- Хорошо, - процедил сквозь зубы. – Я посажу два крейсера на планету. Они вполне способны забрать всех ваших людей. Как скоро вы сможете прибыть на космодром?
Я прикинул в уме время на сборы, подготовку и проведение операции, не забыв принять во внимание противостоящие нам силы, состав которых был примерно известен. Глянул на часы.
- Полагаю, к трём ночи вам надлежит быть готовым принять пассажиров.
- Договорились. Постарайтесь не опаздывать. Всего наилучшего.
Связь прервалась, а Бутак в углу громко хмыкнул:
- И откуда, интересно, у нашего командира такие связи в королевских эскадрах?
- Знал бы ты со сколькими гвардейцами я знаком, - говорю многозначительно, повернув к нему кресло. – А вообще не ваше дело, капрал. Много будете знать, плохо будете спать. Эй, там. А ну, отбой! – прикрикиваю на любопытные рожи солдат, и те исчезают из дверного проёма. Показываю пальцем на комнату отдыха, назидательно выговаривая Бутаку: - Эти пускай пока силы поберегут. А ты поднимай все группы, пусть готовят катера, проверяют оружие и броню. Пойдём на прорыв. Я займусь беженцами с ополчением.
Деллока долго убеждать не пришлось. Как бывший военный он прекрасно понимал, что здесь оставаться нельзя. Рано или поздно нас непременно сомнут. Единственный шанс выбраться из передряги, это собрать остатки сил в кулак и, ударив по врагу, попробовать выскочить из города. Тем более, с прибывшими кораблями, пусть даже всего тремя, появился хоть и призрачный, но шанс на спасение. Было бы глупо им не воспользоваться.
Правда, придётся топать пешком. В шесть уцелевших машин все не влезут. К тому же катера понадобятся для внезапного удара и прикрытия колонны. Идти предстоит быстро. Для этого я приказал погрузить в машины всех раненых, немощных и женщин с детьми. Тяжеловато им придётся в стеснённых условиях да ещё при ведении боевых действий, но другого выхода я не видел. Каждый сбитый катер унесёт сразу несколько десятков жизней. Хотелось надеяться, что враг не ожидает от нас каких-либо активных действий и, соответственно, не готов противостоять. Вся надежда на внезапность.
Лиза наотрез отказалась лететь на катере. Только спасённого ею малыша отдала одной из кормящих матерей. Сама же влезла в свой скаф и приготовила оружие.
- Ну, ладно, - сказал я сестре. – Но с этого момента ты становишься солдатом и переходишь в моё непосредственное подчинение. Выполнять приказы беспрекословно. Поняла?
- Так точно, лейтенант! – весело козырнула она.
Несмотря на слухи о присвоении мне нового звания, люди предпочитали обращаться по-старинке, помня, что в капитаны меня произвели посмертно. Наверное, опасались глупых суеверий. Эх, не быть мне капитаном...
- Выполню все команды, кроме одной, - продолжала балагурить сестра, - если вдруг прикажешь тебя бросить.
- Не дождёшься.
Мы уже стояли в окружении беженцев, солдат и ополченцев перед воротами ангара. Близилось время «Ч». Я включил общую связь:
- Внимание! Всем подразделениям доложить о готовности.
- «Орёл» готов! «Десант» готов! «Крепость» готова!
- «Колонна» готова, - заканчиваю перекличку. – Что ж, с богом. Начали, ребята!
По этой команде створки ворот поползли в стороны, а над базой с рёвом пронеслись гружёные катера, один за другим исчезая в ночной темноте. На улице заработали оставшиеся пушки, расчищая нам проход в обломках покорёженной техники, где наверняка притаились вражеские стрелки.
- Вперёд! – Передаю по связи. – Не останавливаться. Отстающих не ждём.
Как бы я ни старался сдерживать передних, колонна всё равно растянулась довольно сильно. Замыкали её ополченцы и несколько моих солдат, которые составляли орудийный расчёт на крыше и покидали расположение последними. В их задачу входило подтягивать хвост колонны и обеспечивать прикрытие с тыла.
Катера впереди хорошенько давали прикурить. Мы то и дело наблюдали взрывы и перекрещенные плазменные лучи. Хорошо, что издали. Когда пробегали полуразрушенные дымящиеся кварталы, нас практически никто не пытался остановить. Изредка приходилось постреливать, но лишь для того, чтобы разогнать случайно уцелевших боевиков, ещё не очухавшихся от внезапного налёта. Один раз мы даже наткнулись на уцелевший пиратский катер, возле которого копошилось несколько человек. Вероятно, собирались взлететь.
- Цель справа на три часа, - сообщил я Фергу с Лизой и двум бегущим с нами солдатам. – Атакуем!
Оставив продолжающую двигаться колонну, мы быстро добрались до катера и вступили врукопашную. Четыре человека экипажа не смогли оказать нам достойного сопротивления и полегли в неравной схватке. Куда им до хорошо натасканных в этом деле имперских вояк. Доставшийся нам катер оказался вполне исправен.
У меня родилась идея:
- Лиза, управление переподчинишь?
- Раз плюнуть.
Сестрёнка уже копалась в электронных внутренностях, а я, воодушевлённый её словами, сразу принялся распоряжаться:
- Отстающих сюда. Фаруха за пульт, пару солдат на пушки. Пусть грузятся и летят над колонной. Лиза, не забудь прошить наш опознавательный код.
- Уже. Можете запускать.
Так мы обзавелись дополнительной машиной. Первый, так сказать, боевой трофей.
Пока подняли катер в небо, загрузив почти весь растянувшийся хвост, пришлось догонять ушедшую далеко вперёд колонну. Здесь-то мы и постреляли хорошенько, поскольку разбежавшиеся враги снова начали стягиваться, пропустив наши основные силы и думая, что больше никто их не побеспокоит. А тут мы с десятком солдат и ополченцев, откуда ни возьмись. Ещё и катер сверху кружит, прикрывая наш бросок. Словом, положили человек тридцать пиратов, пока своих нагнали. Беженцы только припустили сильнее, заслышав посзади звуки боя. А покинув город, мы увидели два мощных грибовидных взрыва в районе космодрома. Почти сразу вслед за этим в той стороне на двух огненных столбах опустились имперские корабли.
Хорошо, что лето. Зимой бы не добежали. Спасибо мятежникам, что вовремя затеяли бунт.
Катера кружили над посадочным полем, пока последний человек не скрылся в люке, затем и они один за другим влетели в распахнутый трюм. Когда палуба стартующего крейсера качнулась под ногами, до меня, наконец, дошло, что всё удалось, и мы теперь в безопасности. Поняли это и все остальные, разразившись радостными воплями. Народ бросился обниматься. Меня вдруг подхватили на руки и принялись качать. Благо потолок высокий, иначе я бы с этаким энтузиазмом запросто мог в него вляпаться. В скафандре мне, конечно, ничто не грозило, но вот в потолке наверняка бы остались приличные вмятины. Впрочем, это же военный корабль, а не лёгкая гражданская посудина. Возможно, ничего бы такого и не было.
После излияния бурных восторгов нас распределили по кораблю. Каюты, естественно, достались не всем. Большинству пришлось ютиться в спортзале, а то и вовсе в трюмах, где им наспех оборудовали спальные места. Мы с Лизой тоже хотели отказаться от привилегий, но нас убедили, что на стариков и женщин с детьми кают вполне хватает, а в распоряжении раненых целый походный госпиталь. Последним аргументом, убедившим нас принять предложенные апартаменты, стали слова Ферга:
- Не оскорбляйте принимающую сторону отказом.
В который раз помянув недобрым словом этикет, я согласился занять гостевую каюту, где мы с Лизой в первую очередь насладились душем и плотно поели. Последнее время приходилось довольствоваться скудными армейскими рационами, заботясь о пропитании беженцев.
Как вскоре выяснилось, наша группа по счастливой случайности – а возможно и по чьей-то завидной предусмотрительности - попала на флагманский корабль, которым командовал сам Слим. Он принял нас незамедлительно, как только мы покинули систему Колмы и вошли в гиперпространство. Перед визитом нашу троицу приодели. Фергу выдали новенький комбинезон, для Лизы где-то раздобыли вполне приличное платье, а меня снабдили формой десантного капитана – вероятно, с вещевого склада местных штурмовиков. Надев её, я невольно вспомнил о суеверии своих подчинённых, но махнул рукой. Теперь, наверное, можно, ведь нам больше ничто не угрожает. По крайней мере, в ближайшее время. Пока есть возможность, пощеголяю в капитанских нашивках, а то моё инкогнито скоро раскроют, и прощай военная карьера.
В кабинете Слима я к своему изумлению увидел ещё одного знакомого, которому был несказанно рад.
- Ланс! Рад видеть вас, капитан... О, простите, вы тоже теперь майор. Хм, растёте.
- Так точно, Ваше Высочество. Здравствуйте, сударыня. Ваша Светлость. – Он по-очереди раскланялся с Лизой и мастером Бролом, после чего снова с интересом принялся разглядывать моё изменённое лицо. – Куда уж нашему росту до вашего. Вы за каких-то три года сделали головокружительную карьеру от прапорщика до капитана, получив два ордена и даже, насколько я слышал, Звезду Героя.
- Всё посмертно, сударь. Всё посмертно. Даже не знаю теперь, могу ли я носить этот мундир или стоит приберечь его для своих похорон.
- Вы заслужили, Ваше Высочество, носите с честью, - вмешался Слим. – Указом Его Императорского Величества, да покоится он с миром, вам оставлены все звания и награды, коими вы удостоены под именем Никола Штирлица.
- Когда это он успел? – невольно хмурюсь.
Косвенно подтвердив известие о смерти короля, Слим и сам не ведал, что лишил меня последней надежды на то, что вся эта история на самом деле лишь нелепый вымысел. Я до последнего верил, будто бы мне достаточно приехать домой и снова встретиться с живым и здоровым дедом, чтобы опровергнуть эти слухи. М-да, видать, всё же не судьба...
- Прошу, присаживайтесь. – Флотский майор на правах радушного хозяина указал на кресла, поставленные в круг. Мы расселись, и Слим продолжил: - Ваш батюшка издал упомянутый указ, как только направил вас в Корпус. Его Величество нисколько не сомневался, что вы добьётесь определённых успехов. Но, полагаю, даже он вряд ли предвидел всё.
Да уж. Свою смерть он явно предсказать не смог.
- Куда мы направляемся? – увожу разговор от неприятной темы. – На Обитель?
- К сожалению, туда нам путь пока заказан.
Я удивлённо уставился на Слима. Он что, шутит?
- В столице империи после смерти вашего батюшки несколько неспокойно, - расплывчато начал объяснять новоявленный командор. – В борьбу за трон вступили несколько влиятельных семейств. Каждое в своём праве...
- Подождите, в каком ещё праве? Я мог бы согласиться с этим, если бы король умер, не оставив наследников. Но в данном случае всё не так. Или слухи о моей смерти кто-то превратил в догму?
- Вот именно, Ваше Высочество. Желание короля обезопасить вас от кейтанцев сыграло злую шутку. В империи о вас тоже никому ничего не известно помимо узкого круга приближённых. Однако мы не вправе разглашать эти сведения, особенно в нынешних условиях политической нестабильности.
Внимательно посмотрев на одного, потом на второго майора, я решительно заявил:
- Вот что, судари. Как-то слишком витиевато вы изъясняетесь, словно прожжённые политики, чего я от вас, людей сугубо военных, совсем не ожидал. Давайте-ка начистоту. Что происходит в империи?
Слим глубоко вдохнул, будто перед прыжком в холодную воду.
- Погоди, Ярик, - остановил его Ланс. – Лучше я расскажу, а то ты и вправду разговариваешь как политик, уж извини.
Флотский майор только махнул рукой. Гвардеец же, получив карт-бланш от своего товарища, с воодушевлением продолжил:
- Притязания других семей на трон возникли, как раз, благодаря слухам о вашей пропаже, распространённой с целью сбить кейтанцев со следа. Королева-мать заодно рассчитывала выявить активизировавшихся кейтанских агентов. – Я хмыкнул. Очень похоже на бабулю. Нигде своего не упустит. – Однако в дело вступили новые игроки.
- Те самые «влиятельные семейства»? – догадалась Лиза. Умная у меня сестрёнка.
- Совершенно верно, сударыня. Покушения на короля участились. Причём служба безопасности не успевала отслеживать, откуда исходит угроза. Не мудрено, что эти покушения, в конце концов, увенчались успехом. В отсутствии наследника, - лёгкий поклон в мою сторону, - дворец прибрали к рукам представители всех правящих семей империи, начав делить ещё не остывший трон.
- А как же королева-мать? – недоумённо спросила Лиза. – Неужели она не смогла ничего предпринять? Можно ведь объявить, что наследник жив и сейчас прибудет, отправив за ним эскорт сопровождения.
- И тогда на его поиски бросятся все, кому не лень, - любезно пояснил гвардеец. – Перекроют известные и неизвестные маршруты, обшарив каждый уголок Вселенной. Высланный эскорт будут выслеживать, чтобы узнать местонахождение принца. А когда узнают, уничтожат его, пока принц не вступил в свои права. Причём делать это будут не только благородные семейства, но и кейтанцы. Передвижения наших кораблей и без того под неусыпным контролем. Едва удалось эти три крейсера из-под наблюдения вывести. Чего уж говорить о целой эскадре. Слишком заметная цель.
- Но хоть что-то королева делает?
- Как видите, сударыня. Иначе бы не было этой экспедиции.
- Ничего не понимаю. – Я в задумчивости обхватил подбородок пальцами. – Неужели людям настолько важна власть, что совершенно безразлична судьба империи? Почему они не хотят понять, что своими действиями только вредят? Ланс, королевский флот ведь за нас, гвардия тоже. Разве нельзя вернуть всё силой?
- Поздно, Ваше Высочество. Семьи аристократов закусили удила. Взяли под контроль полицейские и пограничные силы. Большая часть армии заняла выжидательную позицию. Если решать конфликт силой, боюсь, прольётся много крови. Арнийской крови, прошу заметить. Это слишком высокая цена, за которую вы не расплатитесь всей своей жизнью. К тому же не забывайте, что за нами наблюдают стервятники, готовые в любой момент наброситься на ослабевшую добычу. В любом случае открытый конфликт нам не выгоден.
- Так давайте сделаем его «закрытым». Пересажаем всех по-тихому. Если надо кого-то поставить к стенке, то поставим, коль по-человечески не понимают.
Ланс развёл руками. В полемику вступил Слим, сказав чуть строго:
- И кем вы станете, Ваше Высочество? Кровавым диктатором или отцом народа? Надеюсь, вам не всё равно. Не уподобляйтесь этим тварям, которые ради достижения своей цели готовы убивать женщин и детей...
- Ярик! – предупреждающе поднял руку Ланс, но флотского майора уже понесло.
Он почти кричал:
- Что, Гай? Разве Его Высочество не должен знать? Это его сын, между прочим. И мать его сына!
- Не забывайся. Среди нас дама.
Только упоминание о Лизе заставило Слима проглотить готовые сорваться слова. Он виновато покосился на удивлённую сестру. Не менее удивлённым выглядел, наверное, и я.
- Э-э, позвольте-ка, милостивые государи. О чём это я должен знать? – спрашиваю с подозрением.
Ланс тяжело вздохнул, а Слим насупился.
- Говорите, чего уж там, - подбадриваю обоих.
- Не хотелось бы обсуждать это при вашей супруге, Ваше Высочество, - дипломатично проговорил гвардейский майор.
Не сомневаясь, что Лизка обидится, если её выставить вон, я вполне честно заявил:
- У меня от жены секретов нет.
- И всё же я бы настаивал... – продолжал канючить Ланс, но Слим вдруг решительно перебил:
- Дело касается вашей любовницы Янки. Она забеременела от вас и два года назад родила сына. Жила во дворце, пока не погиб король.
Он замолк, а я, ошеломлённый, не дождавшись продолжения, нетерпеливо потребовал:
- Иии?..
Слим отвернулся. Вместо него закончил гвардеец:
- Её и сына хотели убить, чтобы у семьи Мардан точно не осталось наследников. Это почти удалось.
- Что значит «почти»? – спрашиваю, внутренне холодея.
- Мы должны были вывезти Янку в безопасное место. Успели забрать ребёнка. Женщина собиралась в дорогу, но в условленное место так и не пришла. Потом её обнаружили повешенной у себя в комнате. Служба безопасности установила, что это было убийство. Только виновных так и не нашли.
Я с хрустом сжал кулаки. Повернув голову, поймал сочувственные взгляды Лизы и Ферга. В голове пульсировала боль, ныло сердце. Янка... Светлая душа. Чем она-то не угодила заговорщикам? Вдруг сознание обожгла мысль, что у меня, оказывается, есть сын. Каково это стать отцом в мои-то годы? Даже не представляю. Ведь я ничего не знал о нём до сегодняшнего дня. Всё мотался по космосу, жил своей жизнью, воевал, решая некие перманентные задачи. А в это самое время где-то далеко появилось на свет моё дитя, мой ребёнок. Плоть от плоти, кровь от крови. Продолжение рода, самое неповторимое чудо из чудес. Уму непостижимо!
- И где... теперь... сын?
- На Гелле, во дворце герцога Леннока.
- У моего папы? – удивилась Лиза.
- Да. Его воспитывают ваши родители.
- Они знают?.. – Я замялся, подбирая слова. – Знают, кто... что это мой ребёнок?
Летун прекрасно понял, ответив именно то, что меня больше всего сейчас волновало:
- Прошу простить, Ваше Высочество, и вас, многоуважаемая сударыня, но мы взяли на себя смелость сообщить герцогу Ленноку и его супруге, что Грег ваш совместный сын, и ему слишком опасно находиться рядом с вами, а тем более в Кадоне. Просто не знаю, как он отнёсся бы к тому, что дитя родила не его дочь, а обычная служанка.
Повисла тишина. Я сидел, словно пришибленный. Никогда бы не подумал, что со мной может произойти нечто подобное. Но хуже всего другое - я понятия не имел, как поступить в этой ситуации. Наплевать на сына и дальше заниматься своими делами? А чем я, собственно, занимался? Хотел добраться до Перемещателя и вместе с Лизой вернуться на Землю. Что-то не получалось пока. На пути постоянно вырастали всё новые препятствия. Теперь ещё и ребёнок...
- Вы сказали «Грег»? Это его имя? – тихо спросила сестра.
- Да, сударыня. Так его назвала мать, - ответил Слим.
- Кому ещё известна правда о Греге?
- Только вашим покорным слугам, - поклонился Ланс, - и, конечно же, королеве-матери.
- В таком случае, соблаговолите оставить эту тайну при себе. О том же прошу и вас, уважаемый Брол. – Сестра повернула голову к Фергу. Тот важно кивнул. – Вот и замечательно. Значит, для всех маленький Грег наш с Ником сын.
- Ты что задумала? – спрашиваю по-русски.
- Ничего, - делает она невинные глазки. – Просто хочу понянчиться с родным племянником. Или ты настолько жесток, что готов оставить его без матери, а, папаша?
Лизка подмигнула, и у меня отлегло от сердца. С этой минуты я знал, что сделаю в первую очередь – увижу сына.
- Вы так и не ответили, куда мы направляемся? – спрашиваю летуна. – Полагаю, на Геллу?
- Да, Ваше Высочество, - немного растерянно, как мне показалось, ответил Слим.
- Отлично. Только надо придумать, что нам делать с беженцами...
 все сообщения
МайорДата: Среда, 13.05.2020, 01:18 | Сообщение # 26
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 24
Да здравствует король!


Как ни странно, на подходе к системе Берит нас встретило целых девять имперских кораблей, потребовав покинуть гиперпространство и лечь в дрейф. Слим и не собирался дрейфовать. Пока он ругался с командором пограничников по связи, требуя пропустить нас к Бериту, а тот постоянно повторял, чтобы мы остановили корабли для досмотра, наши три крейсера величаво развернулись перед носом сторожевиков.
- Вы забываетесь, капитан! – разорялся Слим, багровея от ярости, а сам незаметно выстукивал на клавиатуре какие-то команды, следуя которым экипажи крейсеров управляли полётом. – С каких это пор пограничная стража получила привилегию досматривать военные суда?
- С тех самых, майор, как только вышел указ Ближнего Круга.
- Насколько я знаю, королевские указы превыше герцогских.
- Только сейчас мы без короля.
- Зато есть королева.
- Она не обладает необходимой властью.
- Это решать не вам и уж точно не Ближнему Кругу.
- Прекратите движение, иначе...
Слим отключил связь.
- Прыжок, - сказал он будничным тоном, и мир за бортом размазался.
- Куда мы теперь? – интересуюсь как бы между прочим.
- Если здесь не получается, попробуем зайти с другой стороны.
- С какой?
Посмотрев на меня долгим взглядом, командор спокойно проговорил:
- С кейтанской.
Час от часу не легче. Не успели удрать от пиратов с разбушевавшимися олумянами, как рискуем угодить в кейтанский плен. Правда, войны между нами сейчас нет, но ведь это не столь важно. Дружбой с ними мы тоже похвастаться не можем, к сожалению. Среди кейтанцев, как я успел убедиться, немало нормальных людей. Да нет, без сомнения, они все нормальные, просто со своей специфической философией, которую нам трудно понять.
- Командор! Поступило требование выйти из гиперпространства.
- Опять пограничники? – вздохнул Слим.
- Так точно. Только на этот раз Вьенские.
А дежурный связист, оказывается, с юморком. Наверно поэтому его доклад не произвёл на меня ожидаемо дурного впечатления.
Когда мы вынырнули в нормальное пространство, стало ясно, что путь нам преградили два кейтанских рейдера. Обычный патруль, который и близко не мог тягаться с нашими крейсерами, зато был вполне способен вызвать подкрепление, наверняка курсирующее где-то неподалёку.
На экране появился плосколицый пограничник. Он заговорил отрывисто и резко на родном языке, а компьютер на ходу преобразовывал его слова в понятную речь:
- Неизвестные корабли, вы приближаетесь к звёздной системе Кивань империи Вьен. Кто вы и что вам здесь нужно?
Вообще-то ничего. Мы летели к Бериту, пусть и не совсем обычным путём. Слим открыл было рот, чтобы об этом сказать, но на мониторе вдруг вспыхнули сведения о появлении со стороны Берита группы имперских кораблей. Похоже, Ближний Круг обложил союзное герцогство со всех сторон. Как бы не пришлось ещё и от своих отбиваться.
- Это что? – заметил прибытие дополнительных сил и кейтанец, наверняка истолковав сей факт по-своему. – Провокация? Имейте в виду, за нами весь Киваньский флот. Вы поплатитесь за нашу гибель...
Не очень-то приятно находиться меж двух огней. Не знаешь, в какую сторону драпать. А драпать надо, причём срочно... Поддавшись порыву, я вошёл в поле визора, нагло подвинув Слима.
- Позвольте-ка, майор. – Улыбаюсь как можно приветливее хмурому лицу на экране: – Прошу прощения, офицер. Наш командор плохо запоминает кейтанские имена и названия. Давно говорил ему, чтобы записывал. Потом просто читаешь и всё. Дело в том, что мы следуем из Кадонской империи на благословенный Хель по приглашению досточтимого Хугана.
Угрюмая враждебность собеседника сменилась удивлением.
- Он вас ждёт? – недоверчиво поинтересовался кейтанец.
- Конечно. Сказал, что я могу прибыть в любое время, и он с радостью меня примет.
Подумав, начальник патруля кивнул:
- Хорошо. Я запрошу Хель. Не соблаговолите ли назваться?
- Не сочтите за дерзость, офицер, но я не могу этого сделать. Ради вашего же блага. Передайте Хугану, что прибыл тот, у кого находится танза его сына. Он поймёт.
Совершенно растерянный кейтанец, ничего больше не сказав, прервал связь. В рубке стояла полнейшая тишина. Вахтенные делали вид, что заняты своими делами. Командор смотрел на меня требовательно, будто ждал объяснений.
- Потом всё поймёте, - махнул я рукой, однако, судя по виду Слима, это не произвело на него должного впечатления. Пришлось растолковывать, показав на препятствие в виде имперских кораблей: – Ну, в Берит мы, как видите, уже не попадём. Однако убежище нам по-прежнему требуется. А чем система Кивань хуже Берита? Да ничем. Там хоть Ближнего Круга нет.
- Зато кейтанцы есть. Они столько времени за вами охотились, а теперь вы сами, добровольно идёте к ним в руки. Одумайтесь, Ваше Высочество. Мы легко прорвёмся к Бериту. Несколько сторожевиков нам не помеха.
- А как насчёт пролития арнийской крови? – напоминаю его же с Лансом слова. – Сами ведь упрекали.
- Но если нет выхода...
- С чего вы взяли? Где лучше всего прятаться? Там, где никто и не подумает нас искать. Не переживайте, майор. Всё будет хорошо. Вы же помните, я встречался с Хуганом. Он выглядит вполне благородным человеком.
Слим сокрушённо покачал головой, но так ничего и не сказал.
- Запрос на связь! – доложил вахтенный.
- Соединяйте, - бросаю с нетерпением и виновато смотрю на майора .
Всё же я только капитан. Тот кивает. Слава богу, не стал артачиться.
Снова на экране удивлённое скуластое лицо прежнего кейтанца.
- Вам разрешено прибыть на орбиту Хеля, - несколько растерянно говорит он. – Мы сопроводим. Следуйте за нашими кораблями.
Несколько часов мы лавировали между большими и малыми астероидами, пока, наконец, не оказались у единственной обитаемой планеты этой системы. Здесь нам велели ждать представителя адмирала, который должен был вскоре объявиться.
За это время Ланс подготовил десяток своих гвардейцев для эскорта, многих из которых я узнал в лицо. Да и мы с Лизой и Фергом успели, что называется, почистить пёрышки. Я предпочёл остаться в капитанской форме, лишь украсив её двумя вполне заслуженными орденами. Лиза по-прежнему была в платье, а Ферг надел офицерский парадный костюм без каких-либо знаков различия.
Так мы и появились втроём на посадочном поле перед вычурным зданием адмиральской резиденции в сопровождении десятка гвардейцев под командованием Ланса. Встречал нас лично Хуган-старший во главе довольно приличной свиты. Только его сына почему-то нигде не было видно.
Адмирал за эти годы совершенно не изменился. Всё такой же сухощавый и напористый, с решительным блеском в глазах. Он внимательно всматривался в моё лицо.
- Да я это, уважаемый командор, я. Не сомневайтесь, - говорю с улыбкой. - Просто внешность немного подправили. Мне ваш сын танзу подарил. Помните? Вот она. - Поднимаю руку, показывая болтающийся на браслете оберег.
Старик улыбнулся, обнажив крупные зубы, и обхватил меня за плечи.
- Возмужал, Ваше Высочество, - проговорил он хрипло. – Изменился, но гонор прежний.
- Есть немного, - улыбаюсь в ответ. Спохватившись, беру Лизу под локоть. – Познакомьтесь. Моя супруга Элиза Мардан.
- Как же, как же. – Хуган с любопытством смотрит на сестру. – Дочь герцога Леннока. Безумно рад знакомству, сударыня. Слухи о вашей красоте ничуть не преувеличены.
- Вы мне льстите, сударь, - Лизка скромно потупила взор.
- Уж поверьте старику. – Он приложился губами к её ручке.
- А это мастер Брол, - переключаю его внимание на учителя.
Они раскланялись.
- Наслышан, - прищурился Хуган. – Говорят, вы непревзойдённый боец.
- Непревзойдённых не бывает. Всегда найдётся кто-то сильнее.
Старик посмеялся:
- Смотрите-ка, одни скромники. Ты, Ваше Высочество, по этому принципу их выбирал?
Понимаю, что это шутка, поэтому позволяю себе небольшую дерзость, задавая встречный вопрос:
- А где Линг? Хотел его увидеть.
- Ай, - махнул рукой старый адмирал. – Вас молодых разве удержишь? Вечно на подвиги тянет подальше от родного дома. Ты вон, вижу, и сам форму носишь. Уже и при орденах. Где успел повоевать и с кем, если не секрет?
- Далеко отсюда, многоуважаемый Хуган.
- Можешь называть меня просто Тьен.
- Почту за честь, - отвешиваю лёгкий поклон. - Но тогда уж и вы зовите меня Ником. Договорились?
- Если тебе так будет угодно.
- А воевал я в основном с пиратами. К сожалению, выиграть эту войну мы не смогли. Пришлось отступить. Так уж вышло, что прямиком к вам. И у меня будет просьба. Поможете?
- Сделаю всё, что в моих силах. – Адмирал выпрямился, готовый меня выслушать.
- Со мной полсотни раненых, которые нуждаются в лечении.
- Всех поставим на ноги. Даже не сомневайся.
- Это ещё не всё. Нам пришлось эвакуировать более пяти тысяч гражданских. Они сейчас на крейсерах, где им, сами понимаете, не место. Там нет нормальных условий. Вернуть их в Кадон я, к сожалению, пока не могу. Не откажите приютить этих людей у себя. Хотя бы на время.
Командор задумался. Мне уже начало казаться, что он откажет, но Хуган подозвал к себе кого-то из свиты. Недолго с ним переговорив, обратился ко мне:
- Мы давно собирались перевезти жителей одного поселения в другой район. Можем это дело ускорить. Ваши люди займут освободившиеся дома. Правда, это несколько далековато, но катерами для передвижения их снабдим, да и продовольствием на первое время тоже. Дальше уж сами. Завтра и начнём. А вот ранеными давай-ка займёмся прямо сейчас.
- Примите благодарность от всего нашего народа, - прикладываю руку к сердцу.
Хуган отдал необходимые распоряжения, а я озадачил майора Ланса, чтобы связался со Слимом по поводу отгрузки раненых. Сами же мы отправились в резиденцию адмирала, где он устроил грандиозную пирушку. Я впервые после празднования моего «шестнадцатилетия» на Гелле напился допьяна. Правда, на этот раз всё помнил и старался вести себя прилично. По крайней мере, к женщинам не приставал, это уж точно.
Нам с Лизой отвели отдельные апартаменты, почти такие же, как во дворце Ленноков, но с более скромным убранством. Никто не воспринимал нас, как врагов – ни гражданские, ни военные. Наоборот, смотрели с интересом, расспрашивая о Кадоне и Берите, рассказывали о себе и своей империи, о жизни в Кивани. Редкий случай – система с одной планетой. Зато астероидов тьма. Если смотреть на Кивань из далёкого космоса, она будет похожа на Юпитер с его слоёным пирогом из колец.
Эти кольца и есть астероидные пояса. В них сосредоточена практически вся Киваньская промышленность. Столько людей, сколько рассеяно по астероидам с построенными на них производственными комплексами, не живёт, наверное, на самом Хеле. Обеспечивающая себя всем необходимым эта система вполне самодостаточна, совершенно независима от внешних поставок. Ещё и всю империю снабжает сырьём и многими необходимыми товарами.
Словом, Хуган уж точно не бедствовал. Принять у себя лишние пять тысяч ртов ему ничего не стоило. Дополнительная рабочая сила опять же...
На следующий день, когда всё было готово к перевозке беженцев, я отправился на орбиту. Надо было поговорить с людьми, растолковав им, почему мы вдруг решили оставить их на чужбине. А то подумают бог весть что.
Беженцев собрали в ангарах для посадки на челноки, включили там конференцсвязь, выведенную на терминал в рубке управления флагманского крейсера. Люди тревожно переговаривались, озираясь по сторонам и не понимая, зачем их всех собрали. Солдаты и десантники, прилетевшие со мной из Колмы, тоже были там.
Большие экраны вдоль стен вдруг разом перестали транслировать картинку звёздного неба за бортом, сменив её на изображение рубки, посреди которой стояли я и Слим. Все разговоры разом смолкли. Подождав, пока внимание находящихся в ангарах будет приковано к экранам, я неторопливо начал:
- Здравствуйте, граждане... Вы меня знаете. Надеюсь, никому особо представляться не надо.
- Нет, командир, не надо! – послышались бодрые выкрики. Похоже, кричал кто-то из моих солдат.
- Вот и хорошо. На всякий случай для протокола скажу: я Никол Штирлиц, командир планетарного отряда специальных операций Сумхана, капитан... хм, посмертно.
В ангарах послышался сдержанный смех. Я же по-прежнему оставался серьёзен:
- Напрасно смеётесь, ибо с тех пор, как мы покинули Сумхан, капитана Штирлица действительно больше нет. – Народ растерянно притих. – Должен признаться, друзья, что это не моё настоящее имя. Взять его меня убедил отец. По его же настоянию я изменил внешность и отправился служить в дальний гарнизон, где всё это время скрывался от врагов, пока за мной не прилетел майор Слим. Спасибо ему огромное за наше спасение. – По ангарам прошёл одобрительный гул. - Теперь мой отец умер. Враги торжествуют победу. Поэтому настало время встретиться с ними лицом к лицу. Мне больше незачем скрываться. И вы, с кем я пережил так много и видел смерть, узнаете первыми, что на самом деле перед вами...
Непонятное щемящее чувство стиснуло грудь.
Вот скажу сейчас правду - нет, полуправду, - а мне никто не поверит. Посчитают самозванцем, решившим узурпировать власть.
Казалось бы, какое мне дело до мнения многоликой серой массы? А вот есть дело. Я не считаю этих людей чужими. Это мои соратники, мой народ.
Пусть их мало, но мы вместе воевали, вырвались из лап смерти, выстояли, хоть и с посторонней помощью.
Глубоко вздохнув, я закончил:
- Моё настоящее имя Никий Мардан!..
Воздух в лёгких почему-то быстро кончился. Пока я снова его набирал, народ хранил гробовое молчание. Мне было слышно лишь биение собственного сердца.
- Надеюсь, вы прекрасно понимаете, насколько тернист и опасен мой путь, - продолжаю торопливо, не дав людям опомниться. – Со мной должны остаться только военные, которые присягали на верность королю и разделяют мои убеждения. Нам не дадут благополучно вернуться в Кадон, будут всячески этому препятствовать. Я не хочу подвергать опасности вас и ваших детей. Поэтому испросил разрешения у хозяина кейтанской системы Кивань поселить прибывших со мной беженцев на здешней планете Хель.
Только теперь по ангарам пронёсся ропот. Я с замиранием сердца ждал возмущённых голосов, но ничего подобного не слышал. Это меня подбодрило.
- Понимаю ваши опасения. Мы никогда не водили особой дружбы с кейтанцами. Однако заверяю вас, что командор Хуган, который управляет этой системой, человек слова. Он гарантирует вашу безопасность и нормальные условия жизни. Для вас выделили целое поселение. В дальнейшем, когда в нашей родной системе всё уладится, обещаю вернуться за вами. Если кто захочет остаться здесь, пусть остаётся. Остальных отвезу в Кадон или в другое место по выбору. Если, конечно, выживу.
Снова слышу смешки. Хороший признак.
- Вы ведь уже мертвы, капитан. Два раза не умирают.
- Три раза. Нашего командира уже дважды хоронили.
- Это Штирлица дважды. О принце Никие тоже слухи ходили, будто бы он сгинул. Так что четыре раза, если на то пошло.
Ох уж этот грубый армейский юмор. Солдат без него, как без пряника.
- И куды ж вы подадитесь, Ваше Высочество?
Подумав, я решил быть до конца откровенным:
- Для начала в Берит, а там посмотрим.
- Так и мы с вами. Возьмёте? – Узнаю хриплый голос Деллока.
- Ты, что ли, Бран?
- Ага. – Вперёд протискивается массивная фигура бывшего капрала. – Давно дома не бывал. Уж больно повидать охота.
- И мы с вами! – лезут из толпы десантники Терома во главе с Ремезом.
- И мы! - кричат мои солдаты.
К их выкрикам присоединяются гражданские. Поднимается самый настоящий гвалт, в котором совершенно не разобрать отдельных голосов.
- Тихо! – пытаюсь успокоить народ. – Я же сказал, со мной только военные. Всем гражданским приказываю покинуть корабли. Ради вашего же будущего.
- Ваше Высочество!.. – снова басит Деллок.
- Тебя возьму, Бран. Знаю, что не пропадёшь.
- А моих парней из ополчения?
- Кто захочет, пусть остаётся. То же касается десанта и планетарного отряда. Остальные могут уходить с беженцами.
- Да здравствует король! – вдруг рявкнул бывший капрал, и толпа на обоих кораблях немедленно подхватила этот клич.
Если бы не шумовые фильтры, в рубке на какое-то время точно бы все оглохли.
Следующие сорок минут мы наблюдали за погрузкой беженцев. Солдаты моего отряда прекрасно справились с организацией отправки людей на планету. Мастерство, как говорится, не пропьёшь. Порядок был идеальный, потому и закончили быстро.
- Честно говоря, не рассчитывал на такое пополнение, - озадаченно сказал Слим, глядя в экраны, на которых по коридорам разбредались мои вояки. – У нас и без того запасы порядком истощены.
- Ничего. На Хеле пополним, - обнадёжил я.
Однако майор в сомнении покачал головой:
- Кейтанцы народ прижимистый. Так просто ничего не дают. На крейсере, конечно, кое-что найдётся в счёт оплаты, но немного.
- Думаю, Хуган сильно не обеднеет, если окажет нам безвозмездную помощь. К тому же у меня есть, что предложить ему взамен.
- Да? И что же?
- Будущий мирный договор, конечно. Старый адмирал прекрасно живёт в своей системе и без войны.
- Хм... Для этого надо лишь стать королём. Не так ли?
- Вот именно, майор. Не будем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Полетели к Хугану.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 15.05.2020, 01:47 | Сообщение # 27
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 25
И снова шпионские страсти


Интересный подобрался у нас экипаж. Можно сказать, международный. Олумянин, два кейтанца и четверо арнийцев.
Адмирал Хуган сдержал слово, данное им ещё во время наших переговоров на Гелле, и наладил торговлю с Беритом. Грузоперевозками занималась подконтрольная ему компания. Старик и здесь не упустил свою выгоду. Зато ему не составило труда включить всех нас в команду одного из грузовых судов, следующих в систему Берит. Хотел оставить лишь командира с помощником, но тут примчался Линг, прослышав о моём прилёте, и напросился в сопровождающие. Повздыхав, командор позволил ему вступить в экипаж помощником капитана. Рассчитывал, наверное, что сын откажется подчиняться простому торгашу, но тот неожиданно согласился.
Нас переодели в гражданское, снабдив соответствующими идентификаторами личности. Кейтанцы в этом изрядно поднаторели, пока наводняли шпионами Кадон и Берит. Хорошо, что внешность не пришлось менять, поскольку об этом позаботились раньше. А вот с Лизой надо было что-то делать. У пограничников наверняка полный набор сведений для её опознания. Однако сестра встала в позу, безапелляционно заявив:
- Никому не позволю уродовать моё лицо.
- Тогда останешься здесь, - отрезал я.
- Мы должны быть вместе... – завела она старую пластинку.
- Пойми, это слишком опасно. Или ты маскируешься как следует, или остаёшься. Без вариантов.
- А давайте из неё парня сделаем, - неожиданно встрял Ферг.
- Что? – Мы одновременно повернулись к нему.
А тот внимательно изучал фигуру сестры, кивая сам себе:
- Да, должно получиться. Только подстричь коротко и переодеть. Легко можно будет спутать с молодым стажёром. Я так однажды одну известную особу сопровождал. Надо было незаметно перевезти её на другую планету. Очень даже удачно всё вышло.
Мне идея понравилась в отличие от Лизы - стричься она тоже не хотела.
- Короче так, - не выдержал я. – Если тебя и этот вариант не устраивает, будешь торчать в Кивани, ждать моего возвращения. Это всё.
Скрепя сердце, она рассталась со своими кудрями. Когда её переодели в мужской костюм, я даже присвистнул, совершенно не узнав свою ненаглядную сестрёнку в этом сухощавом пареньке с надвинутой на глаза кепкой. Имя ей дали уморительное – Лизун. Она пофыркала, но не возмутилась. Я отправлялся в путь под именем Глена Маллока, предпринимателя с Габоса. Ферг по легенде был моим дядей и компаньоном Прусом Маллоком. Только Фаруха и Деллока не переименовывали. Первый выступал в роли пилота, а второй – техника. Никто ведь не свяжет их с принцем Никием. К тому же чем больше у нас в компании людей с настоящими идентификаторами, тем лучше.
Наш корабль сопроводили до границы с Беритом, где чуть ли ни с рук на руки передали пограничному Кадонскому патрулю. Первый тест на живучесть легенды прошёл на ура. Досмотровая группа из десятка пограничников, тщательно проверив наши личности, обшарила корабль сверху донизу. Никаких вопросов у них не возникло, и нас пропустили. Зато пограничники Берита, тормознувшие судно следом за имперцами, оказались куда подозрительнее.
- Так вы с Габоса? – допытывался их командир, когда беседовал с нами в рубке, пока его люди изучали содержимое трюмов. – Тогда почему летите на Геллу?
- Там выгоднее продавать. – Я успел проконсультироваться по ценам у капитана.
- Почему на кейтанском судне?
Ну да, обычно местные торгаши предпочитали заниматься коммерческими перевозками на собственных кораблях.
- Пока не обзавёлся своим.
- Вошли бы в долю с кем-нибудь на Габосе или на Гелле.
Я поморщился:
- Вы же знаете, какие там цены. Дешевле нанять кейтанцев.
Офицер в задумчивости покрутил ус. Вызвал своих людей, расспросив о результатах досмотра. Естественно, ничего кроме разрешённых к доставке товаров они не обнаружили. На лице пограничника отразилась досада. Походив по рубке, он сел в кресло. Покосился на кейтанского капитана, выстукивая пальцами замысловатый ритм на подлокотнике. Похоже, просто не знал к чему придраться и лихорадочно искал хоть какую-то зацепку.
- Если хотите, мы можем сопроводить вас до Габоса, - обратился он ко мне.
- Благодарю, но не стоит. Я же сказал, что мы сразу летим на Геллу.
Глаза офицера загадочно сверкнули:
- Согласитесь, это немного странно. Вы сами с Габоса. Курс проложен через вашу родную планету, но у вас почему-то совершенно нет желания на ней побывать. С чем это связано?
- Только с коммерцией, офицер. Как только я всё распродам, на обратном пути обязательно посещу Габос, можете не сомневаться.
Он встал. Заложив руки за спину, качнулся с пятки на носок.
- И всё же вам придётся отправиться туда сейчас. Для более тщательной проверки. На корабле останется стража. – Кивком пограничник показал на двух солдат, застывших у выхода из рубки.
- А в чём, собственно, дело? – лениво поинтересовался Ферг. – Мы вообще-то несколько спешим.
- Ничего, успеете. Это не займёт много времени. Будьте любезны, следуйте указанным курсом.
Оставив охрану, он вернулся на свой корабль, и мы в сопровождении патруля полетели к Габосу. Опять моя встреча с Ленноком откладывалась на неопределённое время. Одно радовало, что мы уже на территории Берита. Правда, кому можно здесь доверять, а кому нет, я толком пока не знал. Ничего, разберёмся по ходу дела.
Как и предполагалось, наши вымышленные имена не выдержали более тщательной проверки. На Габосе и слыхом не слыхивали ни о какой семейной чете бизнесменов под фамилией Маллок. Нас уже готовились взять под арест для дальнейших разбирательств, но я потребовал встречи с управляющим планеты или хотя бы с министром обороны, сославшись на личное знакомство. Немного поартачившись, пограничники связались-таки с Маликом. Тот болтался где-то поблизости, поэтому прибыл почти сразу. Когда командующий планетарным флотом вошёл в небольшую комнату, где нас держали, я не без некоторого удивления увидел на его мундире полковничьи нашивки.
- Поздравляю с новым званием, Анат, - говорю вместо приветствия.
- Мы знакомы? – Он внимательно всмотрелся в моё лицо. – Вообще-то ваши поздравления слегка запоздали.
- Ещё бы. Когда мы расстались, вы были капитаном. Так что разрешите поздравить сразу с двумя новыми званиями.
- Майора мне присвоили за оборону Габоса. Получается...
- Мы вместе обороняли Габос, - подтверждаю его догадку. – Меня вы, возможно, и не узнали, поскольку я был вынужден изменить внешность, но вот мастера Брола... - показываю на Ферга, после чего подхожу к Лизе и снимаю с её головы кепку, - ...и мою жену гримировали не столь тщательно. Да и нашего бывшего неприятеля Линга Хугана вы прекрасно знаете. Он был у нас в плену.
Кейтанец шагнул вперёд, обозначив поклон.
- Позвольте-ка... – Малик переводил растерянный взгляд с Лизы на Ферга, с него на Хугана, потом уставился на меня, проговорив с явным сомнением: - Принц... Никий?
- Совершенно верно, мой друг. Вы легко в этом убедитесь, поместив меня в госпиталь и удалив импланты с лица.
- Но как?.. Почему?
- Долго объяснять, Анат. Слышали, наверное, что творится в Кадоне? – Он кивнул. – Вот и хорошо. Остальное расскажу после. Нам бы попасть во дворец герцога. Можете посодействовать?
Он посодействовал, но лишь когда убедился, что я это я. Пришлось пару дней проваляться в госпитале, пока мне удаляли импланты и восстанавливали прежний облик. Затем нас принял управляющий Кельбис. Только после этого мы смогли, наконец, вылететь на Геллу в сопровождении десяти крейсеров - почти трети всего Габосского флота.
Заранее о нашем прибытии по моей просьбе никто никому не сообщал. Малик напросился на аудиенцию под каким-то надуманным предлогом. Оставив торговый корабль болтаться на орбите в ожидании стандартного разрешения на посадку, мы с Лизой и Фергом пересели в крейсер Аната и уже вместе с ним отправились на челноке во дворец.
Посреди пустого посадочного поля торчала одинокая фигура офицера стражи, который, вероятно, должен был сопроводить Малика на приём. Увидев полковника, офицер поспешил к нему. На меня он поначалу не обратил совершенно никакого внимания, лишь скользнув мимолётным взглядом. Но вдруг уловил нечто знакомое, присмотрелся, да так и застыл на полпути с открытым ртом.
- Чего уставились, капитан? Приведение увидели? – усмехаюсь в его вытянутую физиономию. – Сообщите уже герцогу, что вместе с полковником Маликом прибыли принц Никий Мардан, его жена Элиза Мардан и мастер Ферг Брол.
Опомнившись, офицер отдал честь и занялся браслетом, что-то энергично на нём набирая. Немного погодя, из распахнутых дверей выскочил целый взвод стражников и бегом направился в нашу сторону. Я уже подумал, что нас будут арестовывать, но солдаты выстроились в две шеренги лицом друг к другу и замерли, образовав живой коридор, в конце которого появился Леннок, торопливо шагавший к нам навстречу.
- Папа! – Лиза сорвалась с места, потеряв кепку, и кинулась герцогу на шею.
Она плакала. Надо же. Не замечал за ней такой сентиментальности. Правда, вдруг почувствовал, что у самого глаза щиплет. Как же давно я не видел деда. К тому же он последний из двух - одного мы уже потеряли.
- Доченька... – Старик трясущимися руками гладил её по плечам. – Жива. Хвала богам. Ты дома. Наконец-то...
Кажется, он тоже готов был разрыдаться.
Герцог сильно сдал. Совершенно седые волосы, глубокие и густые морщины на лице. Много пережил за это время? Или три года назад он просто казался мне моложе?
- Элька! Элька прилетела!
Вокруг обнявшихся отца с дочерью радостно прыгал заметно повзрослевший Руст. За эти годы он вытянулся и даже немного возмужал. Всё-таки парню девять лет. Ещё через шесть будет совершеннолетним, сам сможет жениться.
- Ник! – Мальчишка вдруг метнулся ко мне и обнял за талию, крепко прижавшись к груди.
Я потрепал его вихрастую голову, а сам смотрел на герцогиню. Та бежала от входа, не обращая внимания на разметавшееся платье и нарушенную причёску. Захлёбываясь слезами, она заключила в объятия Лизу заодно с мужем и зарыдала в голос, никого не замечая вокруг.
После недолгих, но бурных приветствий мы отправились-таки во дворец, где родственники подвергли нас тщательному допросу о последних трёх годах нашей жизни. Эта пытка не закончилась бы до самого вечера, не заяви я решительно:
- Всё, родня, хватит! Скажите лучше, где наш сын?
Лиза тоже приняла неприступный вид, и Ленноки сдались. Да им и самим не терпелось поскорее показать «внучка».
Буквально через минуту две няньки ввели в гостиную малыша. Смешной курчавый карапуз вырвался от них, прижался к бабушкиному бедру и с любопытством принялся разглядывать нас большущими голубыми глазёнками.
- Грег, мой мальчик, иди ко мне, - протянула к нему руки сестра.
Малыш спрятался за бабушку, опасливо зыркая на Лизу.
- Ну, чего ты? – попыталась вывести его из-за спины герцогиня. – Это же твоя мама. Неужели не узнаёшь?
Но мальчишка упирался, ни в какую не желая покидать своё столь надёжное укрытие.
- Конечно, не узнаёт, Берта, - сокрушённо вздохнул герцог. – Он её видел-то сразу после рождения. Ему и годика не было. Что мог тогда соображать? К тому же посмотри на дочь, на кого она стала похожа с маскировкой своей. Страх один.
- Всё равно ребёнок должен чувствовать маму, тянуться к ней.
- Он к тебе вон тянется. Ты же не мать.
- Я бабушка. Это больше, чем мать...
Пока они препирались, я во все глаза смотрел на сына. Неужели это моё родное, кровное дитя?
Странно, совсем не чувствую себя отцом. А волосы у него Янкины. И щёчки...
Плохо соображая, встаю и подхожу к мальчишке. Он смотрит на меня снизу-вверх, задрав голову, и цепко держится кулачком за бабушкин подол. Во взгляде интерес к незнакомому дядьке вперемешку с лёгким испугом. Подняв его за подмышки, усаживаю на согнутую руку. Почти совсем не чувствую веса. Надо же, какой лёгкий. Он прижимается ко мне, обхватив шею короткими ручонками. От его маленького тельца исходит приятный запах. Наверное, так пахнет любой младенец – молоком и чистой, ничем не замутнённой энергией. Как его воспитаешь, таким и вырастет. Пока же это чистый лист, готовый к написанию строк своей будущей судьбы.
- Ну вот, папаню признал, - похохатывает Леннок.
Улыбаются и остальные, даже Лиза с Фергом. Погладив малыша по спинке, подхожу к сестре. Она с готовностью забирает у меня сына и начинает его ласкать, по-женски сюсюкая. А я обессилено падаю в кресло. Почему-то ноги не держат и руки вдруг становятся слабыми.
Накатило. Те самые отцовские чувства, как видно. Мурашки по коже и ноющая боль в груди. А в горле ком. Вспомнилась Янка. Бедняга, пострадала ни за что. Нет, она любила меня и родила мне сына. За такое, наверно, и пострадать не грех. Вот он, плод нашей любви. Осязаемый, живой...
Чёрт знает что лезет в голову. Не могу нормально соображать. Неужели правда, что дети делают нас уязвимее? Похоже на то. С их помощью так легко шантажировать родителей. Понимаю теперь, почему покойный дед был столь озабочен моей безопасностью. Потеряв одного сына, ему не хотелось лишиться второго, последнего в роду.
- Мы поставили вам в комнату детскую кровать, - доносится до меня тихий голос герцогини. – Можете располагаться. Там никто не жил с тех пор, как вы уехали.
Она смахнула умильную слезу, любуясь игрой Лизы с Грегом.
В спокойной обители Ленноков мы провели целую неделю. Шесть совершенно беззаботных, наполненных мелкими семейными радостями дней. И все эти дни я размышлял над тем, как нам попасть на Обитель, чтобы вернуться на Землю. Периодически ловил себя на мысли, что сомневаюсь, а стоит ли вообще туда возвращаться. Но глядя на сестру, как она возится с ребёнком, словно со своим собственным сыном, я понимал – нам здесь не место. Не можем же мы, в самом деле, всю оставшуюся жизнь играть роль счастливой семейной пары, с пелёнок воспитывая Грега во лжи. А каково будет Лизе? Ведь ей тоже хочется выйти замуж и нарожать детей. Пусть у меня не сложилось, или сложилось только наполовину. Сам виноват - накуролесил. Но сестра-то тут причём?..
Кейтанский торговец, который доставил нас в Берит, давно распродал свои товары и улетел обратно. С ним отправился и Хуган-младший.
- Помни, у тебя в империи Вьен есть брат, - ткнул он себя пальцем в грудь, когда мы прощались. – Если понадобится помощь, сожми танзу, которую я подарил, и думай обо мне. Где бы ты ни был, я обязательно помогу.
- Спасибо, кериф. – Я улыбнулся в ответ и обнял «брата», восприняв его слова, скорее, как заверения в крепкой мужской дружбе.
Удивительные вещи происходят иногда с бывшими врагами. В прошлом готовы были друг друга испепелить, а нынче не разлей вода.
Я долго смотрел вслед улетевшему челноку, пока меня не окликнул майор Ланс:
- Ваше Высочество, мне отправлять челнок?
На посадочном поле стоял ещё один корабль околопланетного типа, только на этот раз наш. Три крейсера Слима с недавних пор висели на орбите Геллы, прибыв сюда своим ходом. Опасаться имперских пограничников им уже было незачем. А почему скрылись от патруля в прошлый раз, так это не вашего ума дело. Секретная миссия, судари. Все вопросы в королевскую службу безопасности.
- Деллок с Фарухом уже погрузились? – интересуюсь у Ланса.
- Да, они на борту.
- В таком случае забирай своих гвардейцев, мастера Брола и тоже с ними в челнок.
У майора вытянулось лицо.
- А вы?
- И я, Гай. Мы возвращаемся на Обитель.
- Но...
- Давайте без «но». Или вы беспрекословно подчиняетесь моим приказам, или поищите себе другого короля, который предоставит вам удовольствие с ним спорить.
Кажется, он слегка обиделся. Поджав губы, молча козырнул и гордой походкой отправился исполнять приказ. Ничего, со временем остынет. Заодно поймёт, что мне лучше не перечить. Почему? Да потому что я сам не ведаю, что творю, и не уверен, выйдет ли из этого хоть какой-нибудь толк. Но нет ничего хуже бездействия. Оно гложет, разъедая изнутри, убивает страхом, развратом и ленью, ещё надёжнее, чем смерть в бою.
Уже с орбиты, когда Слим готовил свои корабли к старту, я связался с Лизой.
- Ты где? – подозрительно прищурилась она с экрана.
- Разве не видишь? Это рубка управления крейсера.
- Что ты там делаешь?
- Улетаю... Подожди, сестрёнка, не перебивай. Сам всё скажу. Дело в том, что я решил вернуться на Обитель. Тебя не беру, сама знаешь по какой причине. У меня два пути: либо стать королём Кадона, либо сгинуть здесь без следа. В первом случае для нас будут открыты все двери, в том числе и на Землю. Полная свобода действий. Какую судьбу захочешь, ту и выберешь. Второй вариант печальнее, но и его нельзя сбрасывать со счетов. Если он всё же случится, ты хоть останешься жива. Рядом со мной у тебя таких шансов попросту нет. Прошу тебя, если вдруг что, позаботься о Греге и о бабушке с дедушкой. Там ещё наш дядя Руст подрастает, не забывай...
- Ты сволочь, Ник! – всё же перебила она. – Как ты посмел смыться? Даже со мной не посоветовался.
- Лизка, я ведь только что всё тебе разжевал и в рот положил, - вздыхаю сокрушённо. – Что ты из меня жилы тянешь? Мне тоже не хочется расставаться, но другого выхода я не вижу.
- Да у нас вдвоём шансов больше, чем если полезешь туда один! Дурак ты, Коля. Полный придурок!
Сестра кричала с надрывом, из глаз брызнули слёзы. В таком состоянии я видел её только раз, когда умерла старая овчарка Динка, прослужившая верой и правдой деду Трофиму всю свою короткую собачью жизнь. Лиза точно так же выкрикивала причитания над остывшим телом животины, умываясь горючими слезами, то уговаривая Динку подняться, то ругая её за непослушание. Нам тогда было по десять лет.
- Пока, сестрёнка, - сказал я и вырубил связь.
Незачем это слушать. Лить слёзы по мне слишком рано. Мы ещё повоюем.
- Командор!
- Да, Ваше Высочество?
- К старту готовы?
- Ждём только вашего высочайшего соизволения.
Удивлённо смотрю на Слима. Когда это майор успел нахвататься такого подхалимажа? Тот едва заметно улыбается. Шутим, значит. Наверное, после общения с ябедой Лансом. Ну, слава богу, всё в порядке.
Решив уподобиться Гагарину, откидываюсь в кресле и машу рукой:
- Поехали!..
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 18.05.2020, 00:58 | Сообщение # 28
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1073
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 26
Иду на вы!


Спокойно, без лишней помпы выбраться из системы не вышло. Сначала на связь напросился Леннок. Заранее предвидя, что герцог начнёт отговаривать меня от «необдуманного шага», я, тем не менее, разрешил ответить. Не отказывать же правителю Берита, в гостях у которого мы пока ещё находились.
- Что ты задумал? – хмуро вопросил он.
- Только то, что должен, Ваша Светлость, - пытаюсь объяснить спокойно. – Вернуться домой и занять своё место. Хватит прятаться. Этим ничего не добьёшься. Надо действовать.
- Не думаю, что ты выбрал подходящее время, сынок. Сейчас ваши враги слишком сильны. Посуди сам, им удалось убрать с дороги твоего отца, нейтрализовать королеву. Тебя просто проглотят, Ник. Проглотят и не подавятся.
- Ещё посмотрим, кто кого проглотит, - упрямо наклоняю голову. – Они явно поторопились. Армия не за них. Там полный разброд и шатание, уж я-то знаю. Нужен тот, за кем пойдут все военные без исключения. Если я буду ждать, это место займёт Ближний Круг. Тогда от меня отвернутся и те, кто пока ещё со мной. Получится, что я их предал. Не хочу такой славы, уж простите, отец.
Герцог вздохнул. Полагаю, я обезоружил его своим обращением «отец».
Окинув меня печальным взглядом, словно прощаясь, он спросил:
- Значит, пойдёшь открыто?
- Да. И если в меня кто-нибудь выстрелит или попытается задержать, сам встанет на путь предательства. Честь превыше смерти, Ваша Светлость.
- Честь превыше смерти, Ваше Высочество. Прощай, сынок. Желаю, чтобы ты выжил.
Он поклонился, как на церемонии королевского приёма, и прервал связь. Понял, очевидно, что меня не отговорить. Я же, не теряя времени, повернулся к Слиму:
- Майор, какие у нас опознаватели на крейсерах?
- Империи Кадон, Ваше Высочество. Знаки королевского флота мы из соображения скрытности временно дезактивировали.
- Верните на место и добавьте мои шпаги, - сказал я, имея в виду герб принца Никия Мардана.
Слышу, как удовлетворённо крякнул за спиной Ланс. Это его подчинённых три года назад я накрыл своим штандартом. В той церемонии я кровно породнился с гвардией, и после смерти короля её солдаты считали себя обязанными служить мне. Так зачем скрывать от кого бы то ни было символ этой верности? Пусть все знают...
- Корабли королевского флота империи Кадон, ответьте сторожевой службе Немиды.
Это первая планета, которую мы пролетали после старта с Геллы. Все переговоры вёл Слим, оставив меня наедине с моими думами:
- Слушаю вас, Немида.
- Это правда, что у вас на борту принц Никий?
Командор вопросительно глянул на меня. Я кивнул. Раз уж мы решили не маскироваться, то какой смысл что-то скрывать?
- Да, Его Высочество с нами.
- Не сочтите за дерзость, но можно ли на него взглянуть?
Вообще-то в приличном арнийском обществе это считалось верхом наглости. Побагровевший Слим уже готовился дать отповедь, но я опередил майора, с готовностью встав рядом. С монитора на меня восхищённо смотрел моложавый капитан.
- Ваше Высочество, - произнёс он с придыханием, - позвольте лично выразить вам глубокую благодарность за всё, что вы сделали во благо Берита. Для меня высокая честь говорить с вами. Сторожевая служба Немиды проводит ваши корабли за пределы системы.
- Не стоит беспокоиться, капитан...
- Это самое малое, что я могу сделать в знак своей признательности. Честь имею.
С его коротким поклоном прервалась и связь. Командор нахмурился, проворчав:
- Провожатых нам только не хватало.
- Да ладно тебе, Ярик, - посмеялся Ланс. – Пойдём с почётным караулом. Это ведь только до границы.
«Почётный караул» в виде двадцати сторожевиков пристроился нам в хвост. Слим нервничал, но, как оказалось, это было лишь началом.
С нами на связь постоянно выходили командиры больших и малых флотов, непременно желая поговорить со мной. Я уже не покидал мостик и болтал без умолку, принимая незатейливые армейские комплименты, а эскадра сопровождения росла на глазах. Последними к нам присоединились корабли с Габоса, которые вёл сам полковник Малик.
- Ты на кого планету оставил, Анат? – смеюсь, глядя на его лицо в мониторе.
- Там полно крепостей, Ваше Высочество. Раза в три больше, чем во время последнего штурма, между прочим. Помните, сколько мы тогда продержались?
- Помню, как же. Только их почти все выбили.
- Зато у вас было время прийти нам на помощь...
За праздной болтовнёй мы незаметно покинули пределы Берита. Незаметно для меня, конечно. Слим-то успевал следить за всем, потому не упустил из виду появления пяти имперских кораблей пограничной стражи на точке входа в гиперпространство.
Транспондеры и бортовые опознавательные знаки наших крейсеров не оставляли никаких сомнений в их принадлежности. Несмотря на это, пограничники долго хранили молчание. Надо полагать, их смущал наш большой эскорт из порядка восьмидесяти сторожевиков Берита. Пораскинув мозгами, имперцы решили-таки выйти на связь:
- Цель вашего следования?
- Планета Обитель системы Кадон, - ровным голосом честно признался Слим.
- Кто на борту?
- Принц Никий Мардан. Прошу «чистый коридор» для наследника престола.
Всё в правильной протокольной форме. В обычное время пограничники без лишних препирательств освободили бы путь, сообщив дальше по цепочке, чтобы нам никто не чинил препятствий. Но теперь молоденький безусый лейтенант, напустив на лицо чрезмерную строгость, нагло заявил:
- Откуда я знаю, что это принц, а не какой-нибудь самозванец? Остановитесь для досмотра и проведения идентификации личности.
- Лейтенант, вы ничего не перепутали? – выдавливаю кислую улыбку. – Так ведь недолго и со службы вылететь. Вы, кстати, п