Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: Майор 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Майора » И вновь продолжается бой (нечто новое и до конца еще не осознанное)
И вновь продолжается бой
МайорДата: Воскресенье, 03.04.2016, 20:55 | Сообщение # 61
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
- А где Филисерти? - спросил уже на ходу, внимательно высматривая оборотней через пыльную взвесь.
- Отправила в Припять.
- С помощью Мартина?
- Да.
- И что Фил? Не возражал?
- Пытался. Пришлось ему напомнить, кто в доме хозяин.
Николай усмехнулся, представив эту картину.
- Остальных Мартин тоже забрал?
- Не знаю. Сразу с нас начал. Первым перенёс Филисерти, а после и меня.
Краем глаза Коля заметил, как Дана брезгливо передёрнула плечами.
- Что, так неприятно? Я лично ничего не почувствовал.
- Да нет. Просто противно. - Судя по тону, монахиня морщилась. - Поверить не могу, что сама позволила демону прикоснуться к себе и куда-то уволочь...
Хотел сказать, что всё когда-то случается впервые, но услышал близкое рычание.
Вскинул пистолет. Выстрелил прямо в раскрытую пасть.
Тут же надвинулись ещё два смазанных силуэта. Пустил в дело клинок. Дану не видел. Всё внимание на пляшущие тени, упорно пытавшиеся миновать мелькающую сталь. Казалось, их становится всё больше, хотя двух-трёх Николай уж точно достал. Если возьмут в кольцо и навалятся одновременно...
Позади коротким дуплетом грохнули два выстрела. Слитные визги оборотней. Кто-то упал. Слышен удаляющийся душераздирающий скулёж раненого зверя.
Рядом, размахивая шпагой, возникает Крепыш. За ним в низкой стойке чуть ли не стелется по земле Худой. Встаёт к Айдесиме, помогая отгонять наседающих тварей.
Те отпрянули. Не дураки. Понимают, что расклад сил изменился не в их пользу, и людей теперь так просто не возьмёшь.
- Вам-то чего дома не сидится? - проворчал Николай, понимая, впрочем, что в душе благодарен этим двоим.
- Нет у нас никаких домов, - тяжело дыша, прохрипел Худой. - У меня почти всю родню нечисть извела. Ещё в детстве. Мы тогда неподалёку от Распутья жили. Осталась только тётка. Уж не знаю, почему её не трогали. Ведьмой, вроде, не была. Я бы точно заметил. Да разве Ордену что докажешь. Раз умеет нечисть отваживать, ясное дело - ведьма. Сожгли её вместе с домом. Еле успела меня в лес прогнать. Сама к орденским вышла, чтобы дать мне уйти. А те... - Долговязый разбойник вздохнул. - С тех пор и скитаюсь. Прибился к ватаге Свистуна. Промышляли напару с Молчуном... Крепышом, то есть. У него тоже никого.
Коля пожал плечами:
- Да мало ли мест, куда податься можно.
- Нужны мы там, как пятое колесо в телеге, - хмыкнул Крепыш и вдруг устремил на Николая совершенно открытый, полный собачьей преданности взгляд. - Знаешь, Владыка, ещё никто и никогда не жертвовал собою ради нас.
- Ты о чём?
- Эринии, - напомнил Худой. - Считай, что мы возвращаем долг жизни.
- Я не просил...
- А и не надо, - подала голос монахиня. - Это их жизнь, их долг. Как этим распорядиться, дело лишь того, кто признаёт себя должником. У тебя удивительный дар, Волош. Смотри, кого собрал возле себя. Два отъявленных душегуба, чёрный маг и светлая Айдесима. Люди, которые ни при каких обстоятельствах не смогли бы оказаться вместе в одной компании. Скорее всего, перерезали бы друг другу глотки через каких-нибудь пять минут. А с тобой вон сколько идём, и ничего, все живы.
- Это пока, - нахмурился Николай, глядя на светящийся Кристалл в отдалении. Показал на него шпагой. - Нам ещё топать и топать.
Дана резонно заметила:
- Вчетвером-то гораздо легче справиться.
- А впятером и подавно! - Донёсся выкрик из пыльного марева, вслед за которым появился Левиаси, прикрываясь от встречного ветра плащом.
- И этот здесь, - недовольно буркнула монахиня. - Тебя-то зачем принесло?
- Я что, зря сюда пёрся? Мне тоже к Месту Силы надо. Забыли? К тому же обещал Волоха домой отправить...
- Полагаю, твои услуги не понадобятся.
- Как знать, многоуважаемая Айдесима. Иной раз и орденские не брезгуют использовать колдунов. Разве не так?
Оставив его колкую реплику без ответа, Дана повернулась к Николаю:
- Ну что, идём?
- Пошли.
- Тогда ты впереди. Мы с Худым по бокам. Крепыш и Левиаси прикрывают сзади. Всё, двинулись!
С нею не спорили. Если кому и командовать, то почему не Айдесиме? У неё и боевого опыта с избытком, и с разными тварями дело имела. Знает их сильные и слабые стороны. Так что встали, как сказала, и засеменили к башне.
Оборотни проявили себя буквально через несколько шагов. Напали, как обычно, всем скопом. Но и отбиться от них удалось довольно быстро, создав круг и ощетинившись пятью клинками.
Переступив через тела, пошли дальше, чтобы встретить очередную волну нападавших. Снова сбивались в круг и ожесточённо махали шпагами. Николай потерял счёт времени. Скольких оборотней он заколол? Десяток, сотню? Уже всё равно. Устал неимоверно. Руки еле поднимаются. Некогда глянуть, все ли из его команды целы. Надежда только на слух. По-прежнему раздаются короткие, яростные выкрики Даны, когда в очередном выпаде она пронзает зверя. Правда, предсмертные завывания убитых оборотней всё чаще заглушают её слабеющий голос. Разбойники кроют матом, на чём свет стоит. Оба давно охрипли, но не перестают сыпать на головы тварей многоэтажные проклятия. Не ругань, а песня. В другое время заслушался бы. Колдун им под стать, орёт непонятные заклинания. Вернее, каждое слово разобрать можно, а вот связать их вместе вряд ли. Умудряется создать из этой бессмыслицы нечто убойное. Периодически что-то вспыхивает, бабахает, горит...
Не переставая сражаться, Николай и сам не заметил, как оказался перед светящейся гранью Кристалла и... прошёл сквозь неё, не встретив совершенно никакого сопротивления. Ничего не почувствовал, будто пересёк обычную линию света, который скользнул по телу, не одарив даже теплом. Только звуки вдруг пропали. Все сразу. Ни свиста шпаг, ни клацанья зубов, ни топота, ни рыка, ни ругани. Оглушительная тишина вокруг. Лишь своё тяжёлое дыхание и слышно, да гулкое биение сердца, отдающее в голову.
Не на шутку испугавшись, Коля резко повернулся.
Что за чёрт? Перед ним прозрачная стена, в которую с той стороны безуспешно бьются его спутники. Дана лупит рукоятями кинжала и шпаги. Худой пытается рубить клинком. Крепыш налетает с разбега, надеясь на своё могучее плечо, но только впечатывается в невидимую преграду и отлетает. Лёва просто хлопает ладонью, что-то выкрикивая. На лице полное отчаяние.
И всё в абсолютной тишине. Будто на сеансе немого кино.
Николай осторожно приблизился. Протянул руку к мерцающей плёнке. Пальцы упёрлись в твёрдую, совершенно гладкую поверхность. Поднажал. Бесполезно. Налёг всем телом. Преграда и не думала выпускать. Даже не прогнулась.
Это что, западня? Всё же букашка в янтаре? Да ладно.
Прошёлся вдоль стены, пытаясь поймать чей-нибудь взгляд. Нет, не видят. У всех в зрачках лишь сполохи света от Кристалла...
Кристалл?
Сзади что-то было. Мощное, манящее...
Как он раньше не сообразил!
Стена уходила высоко вверх и терялась где-то в небесах. А вот по сторонам она плавно закруглялась и пропадала. Дальше сплошная темень с чётко очерченными границами. Не видно стены и с противоположной стороны. Выходит, она попросту ограждает нечто совершенно чёрное. Нечто, не отражающее света.
Сияние исходит не от Кристалла Силы, а от ограды. Это силовое поле вокруг него наподобие ныне бездействующего на въезде в Распутье, в память о котором остался ряд покосившихся столбов, так похожих на гигантские изоляторы. Сам же Кристалл вот он, чёрный монолит посередине. Ещё дойти надо.
Глубоко вдохнув, Николай бросил прощальный взгляд на спутников. Дальше, похоже, придётся делать всё одному.
- Волош! Волош! - внезапно понял, что кричит монахиня.
Странно. До этого не замечал в себе способности читать по губам. Догадался, что ли? Может быть. Вообще-то не сложно угадать, какое имя она произносит.
Посмотрел на Худого. Тот перестал рубить стену и тоже что-то говорил, потрясая шпагой. Коля понял и его:
- Не оставляй, Владыка! На кого ты нас покидаешь! Не оставляй!..
Пригляделся к Лёве. Колдун с перекошенным лицом беззвучно стенал:
- Нет! Нет! Только не сейчас! Я так близко к Силе! Это несправедливо!
Пытаясь прогнать наваждение, Коля тряхнул головой.
Вряд ли он сможет им чем-то помочь, если останется здесь. Оборотней, слава богу, поблизости нет. А что делать дальше, наверное, Кристалл подскажет.
Крепче перехватив шпагу, Николай повернулся и решительно зашагал в темноту. Попробовал вызвать ночное зрение. Не вышло. Различил только неясные очертания камней, вделанных в мостовую, и то под самыми ногами. Похоже, вблизи Кристалла его новые способности отказывают.
Хреново. Этак можно совсем без защиты остаться.
«Эх, Барабаша бы сюда. Вот кого не хватает...»
Не успел подумать, как услышал хлопанье крыльев и почувствовал зверька, усевшегося на плечо. Показалось? Нет, вроде.
Протянул руку.
- Барабаш, ты?
Радостно-возмущённое пощёлкивание и такое знакомое тельце крылатого змея под ладонью не оставили никаких сомнений.
- Не галлюцинация, - улыбнулся Коля, с удовольствием почёсывая вытянувшуюся мордочку. - Где же ты пропадал столько времени?
Змей удовлетворённо хрюкнул и встрепенулся, готовый приступить к делу.
- Извини, брат, - вздохнул его хозяин. - Ты-то у меня есть, а вот факела нет. Запаливать нечего...
Сгусток пламени озарил темноту. Огненный шар ударился в Колину шпагу и вспыхнул, ослепив не привыкшие к свету глаза. Проморгавшись, Николай с удивлением увидел, что вместо шпаги держит зажжённый факел.
- Ого, как ты умеешь, - восхитился, но тут же сник: - Только как же мы без оружия теперь?
Барабаш помотал головой и недовольно защёлкал.
- Думаешь, не понадобится? - переспросил Коля, надеясь, что правильно истолковал поведение зверька. - Ну, тогда вперёд, мой юный друг.
Дракончик при этих словах громко фыркнул и, уподобившись ящерице, скрылся в капюшоне.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 09.04.2016, 19:42 | Сообщение # 62
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 23. Начальник местной полиции


- Проходи, проходи, Молох. Смелее. Уже всё кончилось.
Человек за столом поманил зажжённой сигарой. Тут же вставил её в рот и зачмокал, пуская дымные клубни.
Обычный мужик лет пятидесяти. Ничем не примечательное лицо. Встретишь на улице и пройдёшь себе мимо, не обратив никакого внимания. Потом замучаешься вспоминать. Разве что по одежде: чёрный жилет поверх белой рубашки, галстук, сколотый сверкающей брошью, и кожаные штаны с бахромой по наружным швам. А ещё кроткие сапоги со шпорами. Ему бы патронташ на пояс да револьвер в низко свисающей кобуре, а лучше два, чтобы на каждое бедро - вылитый ковбой с Дикого Запада.
Развалился в кресле. Ноги на стол. Дымит, как паровоз. Весь кабинет закурил.
Комната, в которой вдруг очутился Николай, действительно походила на кабинет. Причём, довольно знакомый. На старом, покосившемся столе пачки бумаг в скоросшивателях. Рядом допотопный компьютер, грязная клавиатура, когда-то давно, в незапамятные времена, сиявшая белизной, и запорошенный пылью монитор. За спинкой кресла прижатые к стене полки, прогнувшиеся под тяжестью картонных коробок. Там, наверняка, тоже бумаги. А в углу огромный, неуклюжий сейф. Засыпной, судя по габаритам и внушительному виду. Помнится, перетаскивали похожий вшестером со второго этажа на первый, когда кто-то из оперов переезжал в другой кабинет. Все ступени посбивали. Чуть перила не снесли. Долго потом у Коли ныла спина. А ведь на дверце у этих железных монстров русским по белому написано: «При пожаре выносить первым». В отделе один сейф на двоих, а то и на каждого. Интересно, как с ними корячиться, если вдруг что?
Хозяин кабинета, сняв ноги со стола, высунул голову из плотной дымовой завесы.
- Садись, - показал на деревянный стул, не менее старый, чем весь остальной интерьер.
- У нас принято говорить «присаживайся», - пробурчал Коля.
Попробовал стул на прочность. Шаткий, но выдержать должен.
Сел. Медленно распрямился, откидываясь на податливую, жалобно скрипнувшую спинку. Положил ногу на ногу и лишь затем поднял взгляд на собеседника. Ничуть не удивился, заметив надраенную до зеркального блеска звезду шерифа на лацкане. Теперь-то знал, кто перед ним.
- Привет, Нергал. Чем обязан блюстителям порядка?
Знания приходили с небольшим опозданием. Возможно, не совсем оправился от ментального удара, который получил при входе в Кристалл.
Честно сказать, этот момент вспоминается с трудом. Упёрся тогда в нечто совершенно чёрное. Пощупал, потыкал факелом, попинал, даже поплевался, пока не сообразил призвать на помощь Барабаша. Дракончику достаточно было дыхнуть пламенем, чтобы на совершенно гладкой поверхности появилась вмятина. Её края расползлись, пожираемые огнём. В итоге, появился проход, ещё более тёмный, чем поверхность Кристалла. Коля шагнул, держа наготове факел, хотя тот совершенно ничего не освещал. И вдруг… Словно голову разорвало. Все мысли, воспоминания, образы выветрились из неё в один миг, а потом без пауз и переходов пошёл обратный процесс. В опустошённый мозг хлынул поток информации. Сумбурной, непонятной, несоизмеримо объёмной...
Сколько это длилось, нельзя сказать точно. Николая мутило. Голова разламывалась. Тело не повиновалось. Каждая мышца, каждая косточка при малейшей попытке двинуться отзывались нестерпимой болью. В глазах вспыхивали цветные огни, похожие на безумный ночной фейерверк.
Когда эта свистопляска закончилась, и боль стала утихать, Николай увидел себя в этом кабинете. Но как он сюда попал, вспомнить не мог...
Ковбой сверкнул белозубой улыбкой, в которой не было ни намёка на приветливость.
- Как же! - воскликнул он. - Договор подписан. Его первая часть исполнена. Пора делать выбор. И я здесь затем, чтобы соблюсти все формальности.
Что-то бушевало внутри тела, не давая сосредоточиться на разговоре. Похоже на постоянно ускоряющийся водоворот или смерч. Раскручиваясь всё сильнее, он выпускал острые лучи то в одну сторону, то в другую. Они пронзали плоть, причиняя едва уловимую боль, и стремительно уносились в пространство. Причём, связи с телом не теряли. Николай будто щупальцами обрастал, которые не только чувствуют, но и видят, и слышат, и осязают, и ещё много чего умеют. Он буквально снимал информацию, черпая сведения отовсюду, куда дотягивались эти невидимые антенны.
А они продолжали расти. Всё чаще, с нарастающей скоростью появлялись новые. Такое чувство, что превратился в ежа. Нет, в объёмную паутину размером с мироздание, а сам стал её центром, куда сходились все нити. Николай ощущал себя мегамозгом, обрабатывающим за ничтожные доли секунды умопомрачительное количество поступающих сведений. Мало того, он понял, что всемогущ. Способен многое изменить, не сходя с этого места, попросту одним щелчком пальцев. Щёлк – и в коварного Себасмия в Припяти стреляет, к примеру, собственный стражник. Щёлк – и Евлабис, преследующий Дану, сходит с ума или у него на голове вырастают ветвистые рога. Можно представить, что после такого сделает с ним Орден. Щёлк — и Припять обращается в руины, а Распутье вновь становится процветающим, технически развитым мегаполисом. И почему до сих пор никто до этого не додумался?
Изнутри распирала Сила. Плескалась бурным потоком, позволяя мнить себя всемогущим, практически равным богу.
Николая, что называется, накрыло.
Нет, он по-прежнему был здесь, в кабинете, в своём несоизмеримо мелком человеческом тельце. И местный блюститель порядка сидел напротив, поглядывая чуть насмешливо. Но внутренне оба куда больше этой комнаты, больше Кристалла, больше всего Распутья с прилегающими землями. Да что там! Больше мира, в котором сейчас находятся. Захотят, мгновенно перенесутся в любую его точку, а то и в космос.
А если дальше? Николай сосредоточился на поиске родного мира. Где же переход?
- Не утруждай себя, - услышал насмешливый голос Нергала. – К твоему появлению давно всё готово. В каждом подлокотнике у тебя кнопка.
Коля удивлённо уставился на возникшее под ним кресло, наподобие тех, что стоят в салоне самолёта. Вот ведь, не заметил, когда успели стул подменить. Большими пальцами нащупал выпуклые квадраты кнопок. Такими обычно регулируют наклон спинки.
- Нажмёшь правую, вернёшься домой. И до конца дней своих останешься простым, ничем не примечательным человеком.
На этот раз Нергал смотрел выжидающе, с некой долей заинтересованности.
Поглаживая выступающую кнопку, Николай, вопреки желанию, не спешил на неё надавить. Представил вдруг себя в родном городе. Без работы, без денег и без того чувства всесилия и связанной с ним эйфории, которое испытывает сейчас. М-да, тоскливо…
- А если левую? – спросил после продолжительной паузы.
- Останешься здесь, - удовлетворённо хмыкнул Нергал, откидываясь на спинку кресла. Снова запыхтел сигарой, напуская табачный дым. – Только с мирком своим заранее попрощайся.
- Почему? Разве нельзя…
- Нельзя! – Ладони блюстителя порядка громко хлопнули по столу. Из дымной взвеси резко вынырнуло его хмурое лицо с сигарой в зубах. – Своим появлением ты сделаешь только хуже. Твой мир погибнет. Хорошо, если не в тяжких муках. Распутье видел? Здесь полно таких городов. Они процветали. Желаешь своему родному гнезду той же участи?
- Нет, - равнодушно сказал Николай, вдруг со страхом поняв, что ему всё равно.
Лишь бы ещё раз обнять жену. Они ведь столько лет прожили душа в душу. А ещё дети, внуки… С другой стороны, если его появление грозит уничтожить весь мир, значит, и родные будут в опасности. Вот же дилемма.
Может, всё-таки есть выход? Не расставаться же, в самом-то деле, с обретённой Силой.
- Знаю, о чём думаешь. – Нергал стрельнул окурком в сторону. Тот пролетел по пологой дуге, разбрасывая искры, и вдруг исчез, не успев коснуться пола. – Как бы Силу при себе сохранить и домой с нею смотаться. Авось, всё и обойдётся. Верно?.. Можешь не отвечать. Так вот, спешу напомнить условия заключённого с тобой Договора.
Раскрыв ближайшую папку, шериф картинно выдернул из неё листок и помахал перед носом Николая. Затем принялся читать:
- «С другой стороны подписант обязуется…» - Выделив голосом последнее слово и многозначительно посмотрев на собеседника, продолжил: - Это пропустим. Главное тут вот: «...Обретя Силу, отказаться от неё непосредственно по месту обретения и отправиться обратно в свой мир, откуда сюда и прибыл…» В конце, кстати, твоя подпись.
Показав листок ещё раз, Нергал положил его на место. Вкрадчиво добавил:
- Надеюсь, тебе не надо разъяснять, чем чревато неисполнение Договора.
- Не надо, - натянуто улыбнулся Николай. – Не пойму только зачем нужна вторая кнопка, если я по Договору однозначно должен убраться?
- Ну, мы же не звери. Всем нужно давать право выбора.
- Чтобы потом не на кого было пенять? – догадался Коля.
Шериф лишь оскалился, изобразив смущённую полуулыбку. Выудив прямо из воздуха новую, уже подкуренную сигару, он смачно затянулся.
Как это у него получается?
Не успев подумать, Николай сразу сообразил, что нужно делать. Сила в нём встрепенулась. По многочисленным «антеннам» пробежал импульс. Мгновение, и в руке появился бокал с коньяком.
Не заметил откуда. Хорошо бы со стола Себасмия. Впрочем, если из Золотого Дворца, тоже нормально. Вся собравшаяся там братия уставилась в полупрозрачную стену наподобие огромной плазмы и следила за тем, какую же кнопку предпочтёт нажать испытуемый. Хоть целый стол с едою вынеси, ухом не поведут. Потом хватятся, когда знакомые блюда на экране узреют.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 11.04.2016, 18:01 | Сообщение # 63
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
- Быстро ты освоился, - уважительно кивнул Нергал, глядя, как Николай потягивает коньяк. - Ну, что? Готов с этим расстаться?
- С чем? С коньяком?
- Со способностью получать всё, что пожелаешь, где бы ты ни был.
Опрокинув последние капли в рот, Коля поставил фужер на стол. Подумав, решил вернуть его туда, откуда взял. Пузатая посудина исчезла, оставив только мокрый след в форме полукруга.
- Искушаете, - спокойно констатировал Коля.
- Без этого никак, - развёл руками Нергал.
- И в чём выгода?
- Для тебя?
- Для вас. Не просто так ведь предлагаете мне всё это. Вам как лучше, чтобы я поступил?
- Без разницы. Уверяю, мы себя в любом случае не обделим.
- Кто бы сомневался. - Николай скривил рот в усмешке.
Не хочет шериф с ним откровенничать. Что ж, понятно. Не за этим сюда посажен.
Посмотрев на левую кнопку, задумался. Остаться здесь, значит, обрести могущество и вступить в ряды тех, с кем борется Орден Света. Идеи у этой организации, вроде бы, правильные, но методы оставляют желать лучшего. Одно слово — инквизиторы. Только вот, несмотря на всю их жестокость, воевать с Орденом Николаю вовсе не хотелось. Тем более, среди Айдесим и Евлабисов, как он убедился, есть вполне адекватные люди. Взять хотя бы Дану...
Переведя взгляд на правый подлокотник, увидел, что уже давит на кнопку. Сделав над собой усилие, расслабил палец.
Как ни крути, а домой тянет. Что там ждёт? Перспектива снова стать обычным человеком? Да пожалуйста, он готов. Почти полсотни лет им был. Но какой в том резон для Распутья? Освободится место, на которое примут нового солдата, более покладистого и падкого на Силу? Вполне возможно. Зато Николаю не придётся выбирать, как поступит с Даной и остальными.
- У меня к вам просьба, - сказал глухо, на поднимая головы. - Сможете выполнить?
- Смотря что.
- Возле Кристалла находятся люди. Они пришли со мной.
- Можешь делать с ними всё, что захочешь. Они твои.
- А если я уйду? Вы позаботитесь о них?
Нергал хмыкнул в своей обычной манере:
- Определился, значит. Ну-ну. - Он пыхнул сигарой. - И какую же участь ты им уготовил?
- Никакой. Пусть отправляются по домам и живут своей жизнью.
- Да кому они нужны. Никто даже не посмотрит в их сторону. Если повезёт, сами выберутся. Ну, а нет... - Нергал снова развёл руками. - Чего заморачиваться ради кого-то?
Подозревая, что шериф, как обычно, не договаривает, Николай настоял:
- И всё-таки, я бы хотел решить этот вопрос.
- Слушай, Молох, я же сказал, они твои. Ты пока здесь, никуда не ушёл. Сила тоже при тебе. Возьми, да отправь сам, куда захочешь.
Действительно. Мог бы и без него сообразить. Незачем демонов зря напрягать. У них подобное не в чести. Знать бы только, как это делается.
Шевельнул Силой, взъерошив пучки антенн, тут же включившихся в поиск нужных людей.
Вот они. По-прежнему торчат перед силовым барьером, укутавшим Кристалл ярким сиянием. Уже не пытаются пройти. Сидят потерянные, устало привалившись к преграде. Небось, прощаются с жизнью. Возвращаться через всё Распутье сродни самоубийству.
Так, теперь понять, кого куда переправить. С Даной всё ясно. Между ней и Филом прослеживается чёткая связь. Слуга сейчас правит телегой на подъезде к Припяти. Надо же, как расщедрился Мартин — вместе с транспортом его перенёс. Впрочем, дело не в массе, как убедился Николай, пока перекидывал Дану. Гораздо сложнее точно усадить монахиню в движущуюся телегу. Проще было выбрать участок дороги немного впереди, да оставить там Айдесиму. Подождала бы чуток, пока её подберут, не переломилась.
Успел увидеть вздрогнувшего Фила и его вытянутое лицо.
Следующий Лёва. С ним сложнее. Не человек, а перекати-поле. Никаких привязок. Впрочем, одна слабая ниточка тянется в бандитский притон, что на окраине Распутья. Это кто там у него? Официанточка Люция? Да ладно! Хотя... Возможно, здесь нарождается большое и нежное чувство. Как знать.
Лёва очутился перед притоном, не успев удивиться исчезновению Айдесимы. Туда же, недолго думая, Коля отправил и двух разбойников. Пусть сами решают, как им дальше жить.
Ну, теперь, вроде, всё. Пора бы и самому определяться.
Мимоходом поймал на себе любопытные «взгляды» со стороны Золотого Дворца. Один узнал. Полный надежды и разочарования.
«Аэлла, зря ты, наверное, меня нарекла».
«Я никогда и ничего не делаю зря, Молох».
«Но в этом, похоже, не было смысла».
«Если всё делать со смыслом, жизнь станет скучной. Поверь, смысл есть во всём. Просто сперва его никто не замечает».
«Возможно, ты и права. Полагаю, мы больше не увидимся. Прощай!»
«Как знать, Молох. Будущее любит азартные игры, а колоду всегда тасовать нам. До свидания...»
Исподлобья глянув на блюстителя порядка, Николай улыбнулся, подмигнул и решительно вдавил правую кнопку в подлокотник...
 все сообщения
МайорДата: Среда, 20.04.2016, 12:24 | Сообщение # 64
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 24. Дом, милый дом


Кресла как не бывало. Резкое падение и удар копчиком.
Больно, чёрт! Не успел сгруппироваться. Ладно, хоть невысоко.
Опираясь на одну руку и шипя от боли, Николай старательно тёр ушибленный зад. Попробовал оглядеться, но чернильная тьма, которую он поначалу принял за помутнение в мозгах, упрямо не хотела рассеиваться. Под ладонью, судя по всему, бетонный пол. К тому же порядком замусоренный.
Куда попал? Однозначно в помещение. Глухое, без окон. Какой-то каземат? Или просто ночь на дворе?
Знакомо пахнет затхлостью, сырой штукатуркой, ржавым железом и... Солидолом? Да, очень похоже. Неужели дома?
Захотелось увидеть хоть что-нибудь, пусть даже на вытянутую руку.
Тусклая вспышка осветила металлический верстак и часть кирпичной стены с толстыми трубами. Картинка тут же пропала, поглощённая тьмой, словно прощальный дар исчезающей Силы. Коля буквально чувствовал, как она уходит. Сеть, наброшенная на мироздание, неумолимо таяла. Попытки её удержать ни к чему не приводили. Нити-щупальца обрывались одна за другой, исчезая в небытие. Пришло в голову скручивать их в пучки. Пока разбирался, как это сделать, пока пробовал, упуская лопающиеся струны, смог сохранить лишь малость дарованной Кристаллом Силы. Мизер от того многообразия, что было прежде. Но и его хватило, чтобы на короткое время развеять мглу и осмотреться.
Успел узнать подвал, в котором трудился вместе со Швецом, рассуждая о многообразии параллельных миров. Отсюда и перенёсся в такой мир с неделю назад...
Действительно, всего неделя прошла. Хм, а кажется, что никак не меньше месяца.
Где-то здесь был выключатель. Нашарив пластмассовую коробку, Николай щёлкнул клавишей. В глаза ударил свет, показавшийся нестерпимо ярким. С непривычки зажмурился. Ещё не до конца веря, что злоключения кончились, поспешил проморгаться. Вот стол Швеца. На нём по-прежнему всякие мензурки, колбы, спиртовка и чайник в потёках. Верстак с инструментом, кучей проводов и разбросанными деталями. Всё так и осталось нетронутым. Словно профессор сюда не заходил с того самого дня, как исчез Николай.
Дома! Наконец-то!
- Мяу! - раздалось вдруг в тишине, резанув по нервам.
Опомниться не успел, как повернулся на звук и принял боевую стойку. Рука привычно метнулась к эфесу...
Чёрт! Шпаги-то нет. Пустая портупея без пистолетов и клинка висела на плече бесполезным украшением.
- Мяу! - снова донеслось откуда-то из-под верстака.
Присмотревшись, Коля заметил в тени блеск чьих-то любопытных глаз. Через мгновение, осторожно ступая, на свет вышел чёрный, словно испачкавшийся в саже, здоровенный котяра.
- Тьфу-ты! - в сердцах сплюнул Николай. - Тебя-то сюда каким ветром занесло?
Сколько здесь работал, ни одного кота не видел. Ни в подвале, нм поблизости. Тем более, чёрного. Неужто Швец решил живностью обзавестись? Друга ему, видите ли, подавай. Или подопытного?
- Мяду-рак! - возмутился кот.
- Чего?
Показалось, или он действительно разговаривает? И глаза такие знакомые...
- Барабаш? - ткнул в зверька пальцем, ещё не веря в собственную догадку.
- Мяконец-то, - вздохнул... кто?
Дракон, превратившийся в кота? Да ладно! Это уж слишком.
Николай нервно хихикал, не в силах прерваться. Кот спокойно ждал, усевшись на задние лапы и обмахиваясь хвостом. Когда ему это наскучило, подошёл и потёрся головой о сапог.
- Ладно, будешь Барабашем, - погладил его Николай, ещё похохатывая.
Встал и направился к выходу. Кот вальяжно шествовал следом.
Железная дверь по закону подлости оказалась заперта снаружи. Помнится, закрывали её на висячий замок, в чём и убедился, подёргав за дверную ручку.
Стучать, горланить, чтобы открыли? Кто услышит? Вдруг сейчас действительно глубокая ночь, и в офисах никого нет. Дежурят ли там сторожа, Коля понятия не имел. Не довелось как-то разузнать.
И что теперь? Сиди, жди, пока тебя откроют? А если Швец разочаровался в своей теории, после чего вовсе перестал сюда заглядывать? Стоило ли так рваться домой, чтобы сидеть взаперти в сыром, занюханном подвале.
Чувствуя, что закипает, Николай от души пнул злополучную дверь. Удар получился не слабый. Одновременно с оглушающим грохотом раздался скрежет. С той стороны что-то зазвенело, упав на пол. Дверное полотно прогнулось и отошло от косяка.
Слегка обалдев от того, что ударом ноги может ломать железо, Коля попробовал снова. В этот раз дверь просто распахнулась, долбанув о стену и загудев, подобно колоколу. М-да, этакая музыка не только сторожей, но и мёртвых поднимет.
На полу валялся искорёженный замок, буквально разорванный пополам. Похоже, что китайский. Железо у них дерьмовое.
Первым вверх по лестнице ринулся кот, Николай следом. Нагнал его у выхода на улицу. Здесь двери отпирались простой вертушкой. Пара оборотов, и вот она, долгожданная свобода.
На дворе и в самом деле царила ночь. Звёзд не видать. Облачно. Морось.
Прохладный ночной воздух приятно пахнул в лицо. Не останавливаясь на достигнутом, тут же попробовал забраться и под одежду. Коля запахнул плащ и накинул капюшон. Так даже лучше. Никто не увидит на нём перевязи, старинного камзола и ботфорт. Ещё бы удочку с ведром, и полный комплект. Подумают, что рыбак домой возвращается...
Домой. Скорей бы. Как там жена? Что только не передумала, наверное, когда мужа не дождалась. А ведь не рассказывал ей толком о новой работе у Швеца. Говорил, что на предпринимателя трудится, какие-то приборы собирает. Небось, уже и в розыск подать успела.
- Мяу-фыр! - Под ногами крутился кот, пытаясь вытереть намокшую шерсть о голенища Колиных сапог.
- Иди сюда, Барабаш. - Подняв кота, Николай сунул его под плащ.
Зверёк резво вскарабкался по портупее и улёгся на загривок. Благо, капюшон глубокий, места с избытком. Точно, как дракончик.
- Ну, пошли...
Не успев сделать шаг, услышал, как за спиной хлопнула дверь и грубый мужской голос потребовал:
- Стой, где стоишь, тёмный!
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 21.04.2016, 10:18 | Сообщение # 65
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Их было двое. Крепкие, коротко стриженые парни в одинаково чёрной униформе без нашивок. Разошлись по сторонам, наставив на Колю пистолеты, так, чтобы не быть на линии огня. Ноги полусогнуты, движения осторожные, кошачьи. По всему видно — профессионалы. С каких пор здесь охрана? Что, крутая фирма заехала? Вывески, вроде, старые. Раньше этими «секьюрити» тут и не пахло.
- Зайди обратно, - показал головой на дверь тот, кто слева.
Глаза холодные, вид решительный. Пристрелит и фамилии не спросит. А боевое у них оружие или травмат — пойди, разбери.
- Зачем? - решил потянуть время Николай.
Он чувствовал себя на удивление спокойным. И кот притих, но напрягся, словно только и ждал команды «фас». Интересно посмотреть на способности Барабаша в новом теле. Пламенем не разучился плеваться?
- Много болтаешь, тёмный. Делай, что говорю.
- Кто из нас болтает, так это ты. Я же стою и слушаю. На каком основании собираетесь меня задерживать? Я добропорядочный, законопослушный гражданин. Проходил себе мимо. Вдруг из ваших дверей выскочил какой-то мужик и убежал вон туда. - Коля махнул в конец улицы, терявшейся во мраке.
Охранники переглянулись. Не ожидали, наверное, столь вопиющей наглости.
- Кончай нам лапшу вешать, дядя, - скептически усмехнулся говорливый. - Ты на камеры ещё в подвале попал. Так что не выкобенивайся. Топай, давай.
Хм, у них тут, оказывается, видеонаблюдение натыкано. И когда успели? Наверняка, серьёзные ребята работают. Кто ж такие-то?
Чисто из любопытства Николай подчинился. Пожав плечами, пошёл в клуб, который давно перестал быть клубом. Чёрт его знает, что здесь теперь.
Его повели наверх, мимо приоткрытой двери, ведущей в небольшую комнату со светящимися мониторами. Вот, значит, где за ним наблюдали. Ну-ну.
Длинный коридор кончался глухой железной дверью с внешним засовом. Открыв её перед Николаем, охранник деловито заметил:
- Посидишь тут пока. И без фокусов мне, - пригрозил пистолетом.
Узкая каморка с маленьким окошком, вроде вентиляционного, под самым потолком. Кроме вмурованной в пол скамейки ничего в ней нет.
Делая вид,что покорился судьбе, Николай шагнул в новую тюрьму, однако краем глаза внимательно следил за своими конвоирами.
Говорливый отвлёкся, спросив напарника:
- Шефу дозвонился? Он едет?
- Да...
Ответ совпал с ударом двери по самоуверенному «секьюрити». Выронив оружие, он отлетел к стене, врезался в неё, сполз на пол и замер в позе сломанной куклы. Второй лишь успел вскинуть пистолет, который Коля мгновенно перехватил, направив ствол охраннику в лоб. Похоже, тот ждал выстрела, раз перепугано таращился на оружие, весь покрывшись потом.
- Хватай друга и тащи в каморку, - скомандовал Коля.
Бедолага не сразу сообразил, что убивать его пока не собираются. Пришлось прикрикнуть, придавая ускорение. Взяв бесчувственное тело за руки, отволок его за дверь и сам уселся на скамейку.
- Сколько вас в здании?
Допрос, конечно, дело тонкое и требует определённой подготовки, но времени у Коли, судя по всему, нет. Поэтому надо ковать железо, пока горячо.
Не сводя потерянного взгляда с направленного на него ствола, охранник облизал пересохшие губы:
- Вдвоём мы... Ночью...
- Кто сейчас должен приехать?
- Шеф... С ним водитель... И охрана... Ещё двое...
- То есть, шеф с тремя людьми?
- Ага.
- Что вы здесь охраняете?
Лицо бедолаги побелело, точно мелом кто посыпал. Глаза стали расширяться, хотя казалось куда уж больше. Лопнули бы, не зазвони телефон в кармане бесчувственного «секьюрити».
- Достань, - качнул стволом Николай.
Дрожащими руками охранник нашарил мобилу в кармане товарища. Протянул Николаю.
- Бросай.
Поймав телефон, Коля посмотрел на светящийся экран с надписью «Шеф». Хм, лаконично. Думал, звонок будет более информативным. Не беда. Скоро представится случай познакомиться.
- Выгребай у него всё из карманов и кидай сюда.
Под ноги полетела связка ключей, зажигалка, пачка сигарет, удостоверение охранника, запасная обойма. Ого, а патроны всё-таки боевые. Понятно. Шутки в сторону.
- Теперь свои карманы выворачивай.
Убрав ногой в сторону всё, что накидал охранник, Николай запер дверь на засов. Подобрал второй пистолет и две запасные обоймы. Подумал, куда бы их деть.
Чёрт, надо было с кого-нибудь ремень снять с кобурой.
Распахнув плащ, примерил пистолеты к своей портупее. Сгодится. Немного тонут, но и не выпадают. Дополнительные магазины сунул за голенище.
Поднял связку ключей, по виду казённых. Вот, кстати, от подвального замка ключик подцеплен. Взвесил в руке, размышляя. Нет, сейчас некогда по кабинетам шарить, обыскивая каждый угол. С минуты на минуту объявится пресловутый шеф, который может на все вопросы дать внятный, развёрнутый ответ в отличие от этих горе-охранничков.
О, лёгок на помине. Снова запиликал вызов.
- Алло? - решил ответить Николай.
- Почему трубку не берёшь? - гаркнул в ухо динамик странно знакомым старческим баритоном. - Что там у вас происходит? Где гость? Никого больше не обнаружили? Чего молчишь?..
Это что, Швец собственной персоной? Он и есть тот самый шеф? Да ладно!
- Ээмм... Всё в порядке, Лев Карлович. Просто... Я вернулся.
Тишина в трубке. После долгой паузы поражённый профессор с придыханием выдал:
- Коленька? Неужели, это вы?
- Я, Лев Карлович, я. Кто ж ещё. Такое расскажу, не поверите.
- Нисколько не сомневаюсь, друг мой. Вы где? Ах, да. Наверное, в нашем здании. Надеюсь, недоразумений с охраной не возникло?
- Было немного. Но мы всё уладили.
- Вот и славно. Я уже близко. Дождитесь меня обязательно.
- Хорошо, Лев Карлович. Ради вас пожертвую небольшим куском времени. Сами понимаете, ужасно хочется домой.
- Да-да, конечно, понимаю. Надолго не задержу. Всё, подъезжаю.
Николай хотел уже отключиться, но передумал. Снова поднёс телефон к уху:
- Профессор?
- Слушаю, слушаю, Коленька.
- У меня к вам просьба.
- Всё исполню, даже не сомневайтесь.
- Заходите один. Пусть ваши мордовороты покурят на улице. А то мне кажется, они как-то неправильно на меня реагируют. Я, знаете ли, слишком нервный после всех этих передряг.
- Понимаю, - после недолгого молчания произнёс Швец. - Хорошо. Буду один.
Показалось, он говорит жёстко.
Что-то неуловимо изменилось в их отношениях. Знать бы в какую сторону.
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 24.04.2016, 11:32 | Сообщение # 66
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 25. Откровения шефа


- Коленька, друг мой! Глазам своим не верю!
Лев Карлович жадно разглядывал Николая, порываясь то ли обнять своего протеже, то ли пожать ему руку. В итоге, так ни на что и не решившись, он сел на вертящийся стул перед пультом. Здесь, в комнате охраны, Коля его и поджидал, поглядывая на мониторы.
Подъехал Швец на представительском БМВ чёрного цвета, из которой первым вышел крепкий охранник. Быстренько метнулся, открыл заднюю дверцу, выпустив озабоченного шефа. Тот сразу заспешил ко входу в здание. Трое сопровождающих, как и было обещано, остались торчать снаружи.
Видно, что собирался Швец впопыхах. Даже куртку не надел. В одном спортивном костюме сидит. И шнурки на кроссовках не завязаны. Просто заправил концы в обувь.
- А эти где? - поводил он пальцем, указав на стулья, один под ним, другой под Николаем.
- В комнате, в конце коридора, - ответил Коля, поняв, что речь идёт о двух ночных сторожах.
- Они живы?
Николай удивлённо уставился на Льва Карловича:
- Странный вопрос, не находите?
Старик заметно нервничал. Сняв очки, принялся тщательно протирать линзы краем спортивной кофты, стараясь не выдать мелкую дрожь в пальцах. Но Коля заметил.
- С ними всё в порядке, не волнуйтесь, - поспешил успокоить. - У одного небольшое сотрясение, но скоро пройдёт. Сами виноваты. Нечего было меня запирать. Не скажете, кстати, когда успели охраной обзавестись? Видеонаблюдение везде установили. Зачем весь клуб-то занимать понадобилось? Новый бизнес решили затеять, или вас кто-то выгонял? Разбогатели, смотрю... - Николай кивнул на монитор с видом на роскошную БМВ перед входом.
- Да нет, Коленька, - снова надев очки, вздохнул Швец. - И охрана, и видеокамеры здесь были всегда. Вы просто их не замечали. А за день, как понимаете, не разбогатеешь.
- Как за день?.. Хотите сказать, мы с вами расстались только вчера?
Вообще-то у Николая было полно других вопросов, количество которых уже зашкаливало. Этот же вырвался сам по себе, став главным, когда вдруг дошёл смысл последней оброненной профессором фразы.
Внимательно посмотрев на Колю, старик протянул:
- Так-так, друг мой. Вижу, вы прожили куда больше, чем один день. Сколько времени там провели?
- С неделю.
- Что ж, - удивлённо цокнул языком. - На этот счёт существует множество теорий, главная идея которых — время в различных измерениях течёт неодинаково. Был один случай. Мужик в полном расцвете сил полез чистить колодец и пропал. Этот колодец ещё Чёртовым называли. Много историй нехороших с ним связано. В основном, с исчезновениями. Через год вылез он оттуда совершеннейшим старцем. Ничего не смог никому рассказать. Да так и скончался вскорости.
- К чему вы это рассказали?
- Да к тому, Коленька, - подался вперёд Швец, облокотившись на колени, - что на вас, равно как на того мужика, повлияла среда, в которую вы попали. Согласитесь, ведь человек всегда приспосабливается к обстоятельствам. Иначе бы он вряд ли выжил.
- Хотите сказать, я уже не тот, что был вчера?
- А сами как считаете?
Коля задумался. Мысленно тронул оставшийся при нём пучок Силы. Выпустил несколько нитей, тут же потянувшихся в пространство. Пошёл процесс получения информации. Николай «увидел» запертых охранников. Тот, кто лежал без сознания, уже очнулся, и теперь они вдвоём безуспешно пытались выбить прочную дверь. Прощупал тех, кто стоял на улице, убедившись, что у них пока нет намерений врываться. В коридоре их на всякий случай стерёг Барабаш. Теперь дальше...
Неожиданно для себя оказался в собственной квартире. Кажется, думал о ней. Нет, о жене. Вот она. Спит, чуть ли не с головой укрывшись одеялом. Только волосы видно. Всклокочены, разбросаны по подушке.
Захотелось их пригладить. Картинка всё чётче. Полное ощущение присутствия...
- Коленька! Вы меня слышите? - Голос Швеца вернул к реальности.
Нити опять скрутились в пучок. Выходит, оставшейся частью Силы можно пользоваться. Интересно, насколько?
- Мне показалось, вы стали прозрачным и мерцали, - ошеломлённо выдохнул профессор. - Неужели вас утягивает обратно?
- Нет, это другое... - начал Николай, тоже немало удивлённый действием Силы.
Судя по всему, с её помощью можно перенестись прямиком в свою квартиру. Да что в квартиру — куда пожелаешь. Телепортация в действии!
Почти проговорился об этом Швецу. Благо, язык прикусил вовремя. Слишком неоднозначной выглядела фигура профессора во всей этой истории.
- Значит, это здание целиком и полностью ваше? - Коля обвёл руками комнату, переводя разговор в другое, более интересующее русло.
- Наше, - неопределённо ответил Швец.
- С самого начала? То есть ещё до нашего с вами знакомства?
- Совершенно верно.
- К чему тогда такая конспирация? Какую игру со мной ведёте, Лев Карлович? И вообще... Вы кто такой?
Профессор опять снял очки. Двумя пальцами помассировал переносицу. Потом, прикусив дужку, пристально посмотрел на Колю, словно пытаясь разглядеть в нём нечто неуловимое, невидимое глазу. Те самые изменения, на которые намекал?
Дёрнув молнию на кармане, Швец извлёк оттуда красную корочку с надписью «удостоверение». Развернул, показав Николаю.
- Директор Клининговой компании «Богема»? - хмыкнул тот. - Неплохое прикрытие.
- А знаете, друг мой, наше знакомство не так уж случайно, - сказал профессор, убирая удостоверение и водружая очки на место. - По теории вероятности мы, можно сказать, попросту обречены были на встречу. Судите сами. Вы — человек, способный видеть иные миры и в перспективе, как выяснилось, туда перемещаться. Я же веду активный поиск подобных людей. Причём не только выходцев нашего бренного мира, но и тех, кто проник сюда из других измерений.
- Что, и такие попадались?
- Можете не сомневаться.
- Где же они?
- Уничтожены.
Поразило то спокойствие, с которым Швец это сказал. Предупреждая вопрос, буквально читавшийся во вскинутом взгляде собеседника, профессор продолжил:
- Они представляли угрозу для нашего мира. А что вы думали? У них весьма извращённые понятия о чести, достоинстве, добре и зле, других общечеловеческих принципах. Всё перевёрнуто с ног на голову. При этом каждый из них обладал поразительными способностями. Магией, если хотите. И людей убивали, не задумываясь, если те на их сторону не вставали.
- Вы сейчас практически о демонах мне рассказываете, - задумчиво пробубнил Коля.
- Не знаю. Может, и демоны, раз ведут себя так. Последнее время проникают всё чаще.
- Здесь тоже?
- В том числе.
- Поэтому организовали тут нечто вроде заслона, - догадался Николай. - Значит, есть и другие места. Много?
- Хватает. Обо всех не знаю. Моя вотчина — этот город.
- И везде заслоны?
- Само собой.
Как интересно. Это же целая организация. Небось, по всей России работает, если не по всему миру.
- Ну, а я-то вам зачем понадобился? В качестве рекрута в спецподразделение по борьбе с пришельцами?
- Неужели не понимаете? - удивлённо распахнул глаза Швец.
Да понятно всё. Николай же опер, не пальцем деланный. В стан врага заслать его хотели. На разведку, как говорится. Только важно, чтобы профессор озвучил это сам. И он таки сказал:
- Вы способны, как и они, перемещаться между мирами. Но вы-то наш, родной. К тому же подготовленный, в органах служили. Представляете, как соблазнительно заглянуть за грань, откуда к нам вся эта нечисть прёт? А если возможно, то и отваживать от перехода. Лучше искоренить проблему, чем вершки состригать. Они же потом по-новой отрастают.
- Понятно. Профилактика, типа, - покрутил растопыренными пальцами Николай.
- Я предпочитаю термин упреждающий удар.
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 26.04.2016, 21:18 | Сообщение # 67
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
- Значит, хотели сделать меня засланным казачком?
- Хотели, не скрою, - кивнул Швец. - Для этого требовалось получить ответы на два вопроса. Первый, возможно ли в принципе отправить вас в иную реальность, который мы успешно разрешили, хоть и немного спонтанно. Второй... Способны ли вы там адаптироваться.
- То есть не сдохнуть?
- Это в первую очередь. В идеале стать своим среди чужих, оставаясь верным родному миру и стране.
Николай невольно усмехнулся:
- О! Говорите, как прожжённый гэбист. Часом, не доводилось погоны с тёмно-синим рантом носить?
- Мы все в погонах, в том или ином смысле, - уклончиво пробурчал профессор. - Так вот, насчёт адаптации. - Он поднял на Николая пристальный взгляд. - Что вы вернулись, это уже хорошо... Для вас. Мне же теперь предстоит понять, насколько вы изменились.
- То есть, заслуживаю ли я доверия?
- Всё гораздо серьёзнее, Коленька. Речь о том, друг ли вы по-прежнему или...
- Что, уже и во враги меня записали? Похоже на вас, гэбэшников.
- Не утрируйте, пожалуйста, - поморщился Швец. - Никто никуда вас ещё не записывал. Но факты...
- Какие факты? Что вы городите.
- Судите сами, друг мой. - Лев Карлович откинулся на спинку стула. - Первое, ваша форма. Куда девался ваш живот, второй подбородок? Посмотрите на себя. Вы же натуральный Рембо. И это за один день... Ну, хорошо, за неделю, что, в принципе, тоже не реально. Легко взломали железную дверь в подвале. Походя, уложили двух профессиональных охранников. Они, между прочим, единоборствами занимались. А очки?
- Какие очки?
- Ваши, Коленька, ваши. Это, кстати, второе. Раньше, помнится, вы без очков ничегошеньки прочесть не могли. Теперь же без труда умудрились разобрать мелкий шрифт на моём удостоверении. Причём, держал я его достаточно далеко.
И в самом деле. Помнится, Коля непроизвольно приблизил текст, чтобы прочесть. Оказывается, его попросту проверяли на вшивость. Купился, чёрт побери!
- И о чём это говорит? - спросил, стараясь оставаться спокойным.
- Лишь о том, что ни в чём нельзя быть уверенным до конца, - ровно произнёс профессор. - Та среда, в которую вы попали, оказала на вас весьма сильное воздействие. Насколько глубокое, нам ещё предстоит выяснить. Дай-то бог, чтобы вы вдруг не оказались, как сами изволили выразиться, засланным казачком, только с той, другой стороны.
- Хотите сделать из меня подопытного кролика?
- Просто какое-то время прошу побыть под наблюдением. Пройти несколько тестов...
- Знаете что, Лев Карлович... - Николай выложил на стол два пистолета с дополнительными магазинами. - Отдайте оружие своей охране. И предупредите там внизу, чтобы не вздумали меня задерживать. Им же хуже будет. Я неделю не видел жену, сильно устал и хочу домой. И сейчас уйду, чего бы мне это ни стоило.
- Могу подвезти.
- Не надо. Пройдусь, подышу свежим воздухом.
- Как скажете. Но я вас буду ждать, Коленька. Мой телефон вы знаете. А вот, кстати, ваш. Остался вчера на верстаке.
Швец протянул старый Колин мобильник вместе с портмоне и очками. Даже не нажимая кнопок, Николай заметил кучу пропущенных звонков от жены.
- Вашей супруге я сообщил, что вынужден был отправить вас в дальнюю поездку, а телефон вы забыли.
- Спасибо. - Встав, Коля принялся распихивать вещи по карманам.
Глядя на его экстравагантный наряд, Лев Карлович многозначительно хмыкнул:
- Ну, дальше сами выкручивайтесь. Я вам, кстати, перевёл на карту некую сумму. Заработали. Можете прикупить себе кое-что из одежды.
- Благодарю. Счастливо оставаться.
Вместо прощания Швец проговорил уже в удаляющуюся спину своего протеже:
- Так я жду вашего звонка, друг мой.
Ничего не ответив, Николай вышел в коридор. Пока спускался по лестнице, «подглядывал» за профессором — не позвонит ли охранникам, дав сигнал рискнуть здоровьем и попробовать схватить «гостя». Он позвонил, но лишь затем, чтобы коротко бросить в трубку:
- Отпускаем его. - Сразу отключился и потопал к дальней комнате вызволять запертых охранников.
Мысленно позвав Барабаша, Коля распахнул дверь. Чёрное тело кота метнулось на улицу и тут же исчезло в темноте. Выйдя следом, Николай прошествовал мимо угрюмых «секьюрити», не бросив даже мимолётного взгляда в их сторону.
Через пару кварталов, так и не обнаружив за собой слежки, он подобрал кота, рыскавшего по соседним дворам.
Дождь перестал, и Барабаш, проигнорировав привычное место под капюшоном, уютно свернулся прямо в руках. Сразу заурчал, как трактор. Так бы и нёс его до самого дома, не вспомни те ощущения, что испытал в комнате охраны, когда оттуда «заглянул» в свою квартиру. Идея, неожиданно стукнувшая в голову, заставила остановиться посреди улицы. А что, почему бы не попробовать? Никто же не следит. И камер здесь, вроде как, нет.
Нити расплелись, нанизывая на себя пустоту. Но пустоту относительную, поскольку и она заполнена информацией самого разного рода. Проезжая часть со светофорами, подмигивающими жёлтым огоньком, дома, наполненные спящими людьми, каждый со своими проблемами и переживаниями, кусты вдоль тротуаров, парки, лёжки бродячих собак, воздух вокруг, даже помойки — всё буквально кишит разнообразными сведениями. Собирай, не хочу. Столько всего узнать можно...
Только Николаю это всё глубоко по барабану. Ему бы домой попасть.
Снова перед глазами до боли знакомая квартира. Он в прихожей. Прямо и налево спальня. Стоп. Вдруг жена проснётся не вовремя. Незачем её пугать. Зацепиться мыслями за прикрытую дверь и... Это как на перекладине. Тянешься вверх, поднимая тело.
Не успел и глазом моргнуть, а нити уже сжались, сами сворачиваясь в толстый жгут. Всё, он перед спальней. Сердце громко стучит. Получилось! Он может!
Чёрт! Сапоги-то грязные!
Поспешил тихо вернуться в прихожую. Осмотрел себя. М-да, если в таком виде предстать перед женой, вопросов не оберёшься. А если?..
Выпустив Барабаша, сразу начавшего деловито изучать квартиру, опять расплёл нити. Часть направил на себя, часть пустил на поиски. Много времени это не заняло. Вскоре на Николае вместо средневековой одежды был обычный дождевик с рукавами, джинсы, байковая рубашка, свитер и резиновые сапоги. Вылитый дачник или рыбак.
- Вернулся, наконец-то! - Из комнаты выпорхнула жена в одной ночнушке и повисла на шее. - А я слышу, кто-то в прихожей топчется. Сразу проснулась. Поняла, что ты.
- Извини, не хотел будить, - еле выговорил сквозь ком в горле.
А сам обхватил крепко-крепко за талию, не желая выпускать из объятий, и зарылся лицом в приятно пахнущие волосы.
- Где же ты был столько времени? Я уже отвыкла, что тебя дома нет. Кажется, целую вечность не видела.
- Это последний раз. Больше ни за что не подпишусь на такую работу. Обещаю.
Он поцеловал её. Раз, другой, третий...
Едва оторвавшись от губ, жена посмотрела на него влажными глазами.
- Похудел, - сказала нежно, проведя рукой по жёсткой щетине. - Бороду-то сбрил зачем?
- За ней ухаживать надо. Сейчас не до этого.
- Есть хочешь?
Так обыденно всё стало, по-домашнему, что переживания последних дней отошли на второй план. Действительно, почувствовал себя голодным.
- Угу, - просто кивнул.
- Ой! А это кто?
Громко мурлыкая, о ноги тёрся Барабаш.
- Пришлось вот подобрать, - смущённо пробормотал Коля. - Прилип ко мне, словно банный лист.
- Какой хорошенький! - Взяв кота на руки, жена почесала ему за ухом. Наглый зверёк задрал мордочку и блаженно прикрыл глаза. - Имя-то у него хоть есть?
- Барабашем зову. Бардак наводить любит. Оставим котейку?
- Ну, пусть остаётся, коли так. Пойдём, Барабаш, налью тебе молочка.
Жена упорхнула на кухню, сразу начав греметь посудой и дверцами шкафов. Уже оттуда скомандовала:
- Коля, раздевайся и мой руки. Я сейчас быстренько всё приготовлю.
Боже, как же всё-таки хорошо дома!
 все сообщения
МайорДата: Среда, 27.04.2016, 21:42 | Сообщение # 68
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 26. Жена опера


Нина. Сколько связано с ней. Кажется, что всегда вместе.
Холостяцкая жизнь была лишь подготовительным этапом, своеобразной школой, которую надо пройти, чтобы встретить ту единственную, неповторимую и научиться её ценить и уважать. Разве не это любовь?
Познакомились обыденно - гуляли на свадьбе у знакомых. Нина со стороны невесты, а Николай со стороны жениха. Пригласил потанцевать, она не возразила. Всю свадьбу переплясали. Уселись рядом за стол и ну болтать без умолку. Общих тем оказалось на удивление много. Каких - сейчас уж и не вспомнить.
А поздно вечером пошёл её провожать.
Долго гуляли. Целовались во дворе, потом в подъезде перед лифтом и даже в лифте. Всё никак не могли друг от друга оторваться. Благо, время позднее, давно по домам все, кто в дневную смену работал. А кому в ночь, так ушли уж. Никому и дела не было до того, что лифт вверх-вниз безостановочно ездит. Впрочем, некоторые, возможно, и заметили, да не вышли пресекать вопиющее безобразие. Спасибо им за доброту. Или боязнь? Да не важно теперь.
На следующий день снова встретились и больше уже не разлучались. Ну, если не считать Колиных командировок и слишком частых задержек на работе. Что и говорить, приходилось трудиться ночи напролёт. Жулики не давали спокойно спать. Ещё и ночные подработки выматывали. То в магазине каком сторожил, то на рынке, то на стоянке. Незаконно, да. А что делать? У честных ментов с деньгами всегда туго. Жили от зарплаты до зарплаты, которую саркастически называли пособием по безработице, потому что была копеечной. И ту задерживали. Отговорка одна — деньги вовремя не поступили. А ты чем хочешь, тем и корми семью. Николай с Ниной уже растили двух дочек.
Они давно взрослые. Своими детьми обзавелись. А всё маленькими девочками воспринимаются. Ну, какая у них жизнь теперь? У каждой отдельная квартира с мужем, который, ко всему прочему, прекрасно зарабатывает. Чем семейное счастье цементировать, спрашивается? Ни трудностей тебе, ни лишений. Уже не помнят, наверное, как в детстве вчетвером вместе с родителями в малосемейке ютились. Квартиры, видите ли, после волны приватизации все частными стали. Даже общаги. Нормальные, конечно, а не те развалюхи, в какую вселили Николая с беременной женой.
- С милым и в шалаше рай, - любила повторять Нина.
От этой старой, избитой фразы на душе становилось теплее. Особенно когда видел, как жена всеми силами пробует создать хотя бы подобие уюта в их «шалаше». Благодаря только её стараниям, дома всегда царили чистота и порядок.
Так бы и прозябали в одной комнате размером три на четыре, не подсуетись вовремя начальник по кадрам, замполит по-старому. Вошёл в положение. Выбил-таки служебную двушку, чудом оставшуюся на балансе муниципалитета. Потом, через много лет, семья Волошиных её приватизировала.
Нет, не всё было гладко. И ругались, и ссорились, как все нормальные люди. Вряд ли есть на свете женщины, которые не закатывали мужьям скандалы. Лишь бы повод нашёлся. Уж у Коли с его работой поводов было хоть отбавляй. Чего только стоили его извечные задержки на работе.
- Сегодня вы, значит, разбойников кололи, - шипела Нина, встретив не вполне трезвого супруга в прихожей, вернувшегося посреди ночи. - Позавчера убийцу задержали. На прошлой неделе тебя вообще два дня не было. Сказал, что банду ловите. Какой повод завтра будет, чтобы домой не идти, а?
- Ну, Нииин... - пьяно протянул Николай, пытаясь прервать поток её возмущений.
- Да тебя дети только спящим и видят! А я, между прочим, не знаю, где ты шляешься, дорогой. Мне ты можешь всё, что угодно наплести. Очень хорошее прикрытие нашёл. Работу свою дурацкую!
О да, она ревновала. Особенно когда ходила беременной, а потом ещё долго сидела с детьми. Понятное дело, ей тяжело, и мысли дурные начинают лезть в голову. Коля это понимал, ничуть не обижаясь на жену. Правда, натянутые нервы иногда не выдерживали. Случалось, отвечал резко. Тогда ругались в пух и прах, чуть ли не до развода. Зато какие запоминающиеся были примирения...
М-да, Нина, как говорится, настоящая офицерская жена. С мужем в огонь и в воду. Надёжный тыл — это когда после работы хочется возвращаться домой, и Николаю всегда хотелось. Даже там, в Распутье, когда почувствовал себя властелином Вселенной.
Да что там. Вот она, его Вселенная. Сидит напротив, уперев кулачки в подбородок, и смотрит смеющимися глазами, как он уплетает разогретую в микроволновке котлету с гречкой, запивая торопливо пережёванные куски горячим чаем.
- Ты мне, надеюсь, не изменял? - спрашивает полушутливо.
- Откуда столь крамольные мысли?
- А что? Ты же у меня красавец-мужчина в полном расцвете сил. Теперь даже бритый. Для кого побрился?
- Нин, перестань пороть чушь. Дай спокойно поесть.
- Одежда-то не твоя. Кто приодел?
Вот же глазастая. Все Колины шмотки знает наперечёт, как свои пять пальцев.
- Работа грязная была. Свою одежду испортил. Мужики с миру по нитке собрали.
- Мужики? - Жена скептически выгнула бровь.
- Мужики, Нина, мужики. Не бабы же. Они такое не носят.
Окинув Николая оценивающим взглядом, она всё-таки признала:
- Ну-да. Я бы такое уж точно не надела... Меня-то почему не предупредил, что уедешь? Куда, зачем? Ничего не сказал. И новый начальник твой толком не пояснил. Телефон что не взял?
- Там всё равно связи никакой, - решил ответить на последний вопрос в надежде, что предыдущие скоро позабудутся. - Впопыхах собирались. Даже не вспомнил о нём... Дай доем.
- Кушай, кушай. Тебя там что, не кормили? Хватаешь, как с голодного края сбежал.
- Домой торопился. Ужинать не стал. Долго ехали... Отцепись, в конце концов. Ем я.
- Всё, всё, молчу... Чем занимался-то?
- Нина!
- Ой, ладно. Ешь. Мыться пойдёшь?
- Умгу...
- Тогда я в кровать. - Она зевнула. - Посуду помоешь?
Получив удовлетворительный кивок, жена ушла в спальню.
На время отделался от её вопросов. Но утром ведь снова доставать начнёт. Придётся теперь сидеть на кухне, сочиняя легенду прикрытия, вместо того, чтобы сладко спать. Причём продумать надо каждую деталь вплоть до сведений об изготовителе того или иного продукта в местном гастрономе. Иначе вся история гроша ломаного не стоит. Кто-кто, а Нина ложь почует. Всё-таки у неё за плечами многолетний стаж работы женой опера. Это дорогого стоит.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 29.04.2016, 00:30 | Сообщение # 69
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
...Проснулся Николай рано. За окном только-только начало светать и пошли первые автобусы, шум которых Коля сперва воспринял как рычание. Испугался, что монстры подобрались так близко. Руки лихорадочно зашарили по кровати в поисках пистолетов и шпаги, пока не открыл глаза и не понял, где находится. Долго лежал потом, глядя в потолок и наслаждаясь наступившим покоем.
Спать не хотелось. Привык вставать с рассветом. Николай улыбнулся своим привычкам, приобретённым всего за неделю и ставшим теперь совершенно бессмысленными. Не нужно вслушиваться в каждый шорох, бежать, куда глаза глядят, и хвататься за шпагу. Тихая, спокойная жизнь в комфорте развитой цивилизации.
Тихо выбрался из-под одеяла, надел трико.
- Ты куда? - просипела Нина, пробуя открыть слипающиеся глаза.
Что бы ни произошло, супруга всегда настороже.
- Пойду, завтрак приготовлю. Спи пока.
Она тут же засопела, не успев понять, отчего просыпалась.
Заварив кофе, Николай сделал себе бутерброд с колбасой. Уселся за стол и включил телевизор, убрав громкость до минимума. Найдя местный канал, принялся слушать новости. Соскучился по городским сплетням, хотя прекрасно понимал, что за одни только сутки вряд ли произошло много событий.
Так и есть. Показывают старый сюжет об аварийной двухэтажке довоенной постройки. В какой-то квартире провалился пол в туалете. Унитаз оказался в подвале. Было бы смешно, не будь столь грустно. Жильцы ведь обращались в администрацию, предупреждали, что в доме скоро перекрытия рухнут. А в ответ услышали: «Вот обвалятся, тогда и будем ремонтировать, а пока не имеем права. Денег в бюджете на ваш дом не выделено».
- ...Что ж, теперь посмотрим, как наши чиновники держат своё слово, - закончил корреспондент с изрядной долей сарказма, и картинка сменилась.
Вместо искорёженного унитаза в глубине подвала на весь экран бушевало пламя. Пока отъезжала камера, давая более понятную картинку, голос диктора за кадром принялся монотонно бубнить:
- Сегодня ночью в офисе Клининговой компании «Богема» возник пожар. Огонь возник в подвальном помещении, откуда быстро распространился на верхние этажи, охватив большую часть здания...
Перестав помешивать ложкой налитый кофе, Коля впился глазами в экран, весь обратившись в слух. Ерунда какая-то. Он ведь ушёл оттуда посреди ночи. Никакого пожара не было. Когда загорелось? Почему?
На картинке уже видно всё здание. Горит весь первый этаж. Из окон вырываются длинные языки пламени. Верхние чадят густым чёрным дымом. Пожарные поливают со всех стволов.
- ...Причиной пожара, по предварительным данным, явилось замыкание электропроводки. Также дознаватели не исключают версию взрыва баллонов с бытовым газом, поскольку свидетели слышали сильный хлопок непосредственно перед возгоранием...
Что за чушь. Там отродясь газовых баллонов не было. На чёрта они нужны? Если только кислородные или ацетиленовые для газосварки. Вот они вполне могли рвануть, но вряд ли до пожара.
Сюжет закончился высокопарной фразой: «...Благодаря чётким, профессионально-грамотным и слаженным действиям наших доблестных пожарных, огонь в кратчайшие сроки удалось погасить».
Пошла реклама.
Так и не отпробовав бутерброда с кофе, Николай нашёл свой мобильник и принялся названивать Швецу.
Пока слушал долгие гудки, нетерпеливо барабанил пальцами по столу. Не заметил, как расплёл нити Силы и направил по сигналу вызова. Вздрогнул, когда в своём воображении вдруг отчётливо увидел привставшего в кровати профессора с пиликающим телефоном в руке. Поздно сообразил, что вполне мог бы обойтись без этого звонка. Ведь просто хотел убедиться, что со Львом Карловичем всё в порядке. Ну, не отключаться же теперь, в самом-то деле.
Торопливо надев очки, Швец взглянул на светящийся экран и нажал кнопку.
- Алло, - выдавил хриплым голосом. - Коленька, вы, никак, смерти моей хотите. У меня была сумасшедшая ночь. Я только что помылся и лёг спать. Дайте отдохнуть старику.
- Что у вас в офисе произошло?
- Вы уже знаете? - Профессор подобрался, мгновенно перестав хрипеть. - Откуда, если не секрет?
- Новости смотрел.
- Ааа, понятно... - Он словно потерял интерес к разговору. - Что сказать, друг мой. Случился пожар. Это пока всё, что мне доподлинно известно.
- То есть причину вы не знаете?
- Никто ничего не знает.
- А взрыв? О каком взрыве говорят? Чему там взрываться?
- Тоже не знаю. Но сначала грохнуло так, что всё здание затряслось. А потом из подвала вырвался огонь. Охранники пыталась тушить, но тщетно. Сами не справились.
- Вы там были?
- Уехал уже, вслед за вами. По дороге мне охрана позвонила, пришлось вернуться. Как раз и пожарные подоспели. Молодцы ребята, быстро управились.
- Никто хоть не пострадал?
- Нет, слава богу. Охранники отделались лёгкими ожогами. Отправил их по домам.
- Так что насчёт взрыва? Мысли есть?
Профессор тяжело вздохнул:
- Нет у меня никаких мыслей, Коленька. И в ближайшие четыре часа не будет. Вот высплюсь, а там с новыми силами...
- Ясно, Лев Карлович. Извините, что побеспокоил. Давайте встретимся у офиса, когда отдохнёте.
- Договорились. - Швец посмотрел на часы на стене. - Я буду там к двенадцати. Вас устроит?
- Вполне. До встречи.
Не дожидаясь ответного прощания, Николай отключился. «Посмотрел», как профессор кладёт на тумбочку рядом с кроватью очки с телефоном и укладывается спать. Хм, этак можно в любую спальню заглянуть...
Оборвал видение, отругав себя за нарушение частной жизни, пусть даже невольное. Пошевелил освободившимися нитями. Подумав, направил их к офису «Богемы». Чего зря время тратить, если разведку можно вести на расстоянии?
Здание клуба не узнать. Окна выбиты, стены сплошь в чёрной копоти. Снаружи кирпичная коробка ещё уцелела, но внутри весь интерьер выгорел. Повсюду вспученная, опадающая пеплом краска, потёки плавленного пластика и грязные лужи. Пожарные поливали на славу, не жалея воды. Правильно, иначе с пожаром бороться нельзя.
Ни одной живой души, если не брать во внимание припаркованную у входа БМВ с двумя охранниками. Это те, которые шефа ночью сопровождали. Швец, видать, подстраховался. Оставил ребят имущество стеречь. Ну, и на случай, если поджигатели вернутся, решив довести начатое до конца.
Насчёт умышленного поджога Николай уже не сомневался. «Видел» явные следы, ведущие из подвала. Всё началось там.
Нити, словно ищейки, осторожно прощупывали каждый метр, продвигаясь по тёмному подземелью. Мрак для них не помеха. Миновав коридор, оплели помещение, в котором не так давно трудились профессор с Николаем. Поползли по стенам. Вот углубление, куда вмурованы трубы. Всё вокруг в копоти, а здесь штукатурка совершенно не тронута огнём, словно её только что нанесли. Пожар начался отсюда, из прохода!
Он по-прежнему открыт? Впрочем, что ему сделается? Коля же ходил туда-сюда. Почему кто-то другой не может? Правда, этот другой пришёл, похоже, с той стороны...
И он до сих пор здесь!
Нити нервно задёргались, подавая сигнал об опасности. Длинная тень мелькнула в проходе. Мазнув по стене, прыгнула на потолок.
Направив туда нить, попробовал увидеть этого прыгунка. Но тень шарахнулась в сторону и затаилась где-то в углу между стеной и потолком. Успел почувствовать лишь исходящий от неё жар, как от раскалённых углей.
Да что это? Словно видит нити, уворачивается, сволочь. Ловить ими, судя по всему, бесполезно.
- Надо идти, - потёр лицо Николай, не сразу сообразив, что говорит вслух.
- Куда собрался с утра пораньше? - В кухню, на ходу запахивая халат и сонно зевая, вошла жена.
- У нас офис ночью сгорел, - не стал скрывать. Полуправда, как показала практика, куда эффективнее самой изобретательной лжи. - С шефом договорились там встретиться.
- Прямо сейчас? В шесть утра?
Николай только развёл руками. Нина вздохнула:
- Хоть завтрак свой съешь, горе ты луковое.
Глянув на успевший остыть кофе и по-прежнему целый бутерброд, Коля тоже вздохнул. Взял чашку в одну руку, хлеб с колбасой в другую и приступил, наконец, к завтраку.
- Долго там будешь? - спросила жена.
Промычал набитым ртом нечто нечленораздельное. Понял, что его совершенно не понимают, и просто пожал плечами.
- Ясно. Сделаю бутерброды и налью тебе кофе в термос. Возьми с собой. Перекусишь где-нибудь.
Он попытался возразить, но Нина пресекла его жалкие мычания, шутливо прикрикнув:
- На кой ты мне сдался с язвой на старости лет? Возьмёшь, я сказала!
Крыть было нечем. Прикончив завтрак, Николай пошёл собираться.
Подвал надо проверить до приезда Швеца. Разобраться, что там за тварь вылезла следом. Профессор и так на него зуб точит. Не хватало ещё, чтобы и этот пожар приписал Коле. Вот и ходи так в разведку в тыл потенциального противника. Теперь новоявленный СМЕРШ по проверкам затаскает...
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 30.04.2016, 18:39 | Сообщение # 70
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 27. Дыхание Хабарила


Чем ближе к обгорелому зданию, тем отчётливее чувствуется, что там кто-то есть. Этот кто-то притаился, внимательно наблюдая за переплетением Колиных щупалец, изо всех сил стараясь их избегать.
Явно не человек. Некая сущность, сродни полтергейсту. А может, вообще простой сгусток энергии. Снова не полностью перешедшее в этот мир существо наподобие Барабаша? Где он, кстати?
Кот словно услышал. Тут же выскочил из кустов, тянувшихся вдоль тротуара, и громко мявкнул.
- Держись рядом. Почти пришли.
- Мяу-мда.
Зверёк послушно пристроился справа и засеменил, приноравливаясь к шагам человека. Его гладкая антрацитовая шёрстка, перекатываемая рельефными мышцами, так и вспыхивала тёмными огнями под светом утреннего солнца.
Куда он пропал ночью после того, как набулькался молока? Где нашёл себе лёжку? Тайна за семью печатями. Но стоило Николаю начать одеваться, Барабаш тут как тут. Вышел, позёвывая, и уселся под дверью.
Вдвоём и потопали к пожарищу.
Из припаркованного БМВ, заметив странную парочку, вышли охранники. Не те, кто ночью приезжал. Другие. Сменились, наверное.
Николай поднял руку:
- Всё в порядке, мужики! Я сотрудник «Богемы». Шеф дал задание осмотреть место пожара. Можете перезвонить, у него справиться.
Спокойно прошёл мимо. Уже приближаясь к почерневшему входу, обернулся, добавив будто невзначай:
- Он, правда, только лёг. Злой был, как собака. Бессонная ночь, всё такое. Сами понимаете.
Один из охранников, уже доставший телефон, застыл, озадаченно глядя на свой мобильник. Подумав, спрятал его и вернулся в машину.
- Оболтусы, - пробурчал Коля, минуя дверной проём.
Сразу в подвал. На верхних этажах делать нечего.
Барабаш бежит впереди, словно верный охотничий пёс. Кажется, он и без Николая прекрасно знает что ему делать и куда идти.
Выломанная дверь, на этот раз поведённая ещё сильнее и сорванная с петель, валяется на полу. Играет под ногами, раскачиваясь из стороны в сторону, и гремит металлом.
В коридоре совершенно гладкие, вылизанные огнём стены. От грибка и облупившейся краски ни следа не осталось. Всё выжжено подчистую. Даже провода висят спёкшиеся, без изоляции.
Расширение. Здесь эта тварь. Вон в том углу.
Барабаш остановился в конце коридора. Выгнул спину, ощетинился. Поднятый хвост больше похож на беличий.
Теперь Коля мог разглядеть незваного гостя, пользуясь простым зрением, слегка подсвеченным Силой. Это был... Была. Огненная Саламандра, мать её за ногу!
Вообще-то раньше с нею не сталкивался, но знания, как обычно, пришли сами собой.
Действительно, напоминает огромную ящерицу, брошенную в костёр. Прогорела там и благополучно выбралась. Вся обуглена, покрыта сетью трещин, в которых светится пышущая жаром, потрескивающая плазма. Такое впечатление, что саламандра вылеплена из сгустка остывающей магмы. Трудно принять за живую, но с фактами не поспоришь.
Опасная бестия. Столько дел наворотила, едва появившись. Похоже, спонтанно выплеснула энергию. Теперь сидит, сил набирается. А что будет, когда полностью их восстановит? Нет, ни в коем разе нельзя её здесь оставлять. Окрепнув, ещё не то учудит. Расплавит всё к едреней фене. В городе для полного счастья озера магмы не доставало, а тем более действующего вулкана.
Коля осторожно шагнул вперёд. Вбежал на цыпочках и преобразившийся до неузнаваемости Барабаш. Кажется, он стал больше раза в четыре.
Не сговариваясь, начали огибать саламандру с двух сторон.
Тварь шевельнулась, почуяв неладное. Ага, поняла, что по её душу прибыли. Заметалась между растяжками силовых нитей. Того и гляди, накинется.
И кинулась, выбрав Николая первой целью для атаки. Оплошала родимая, угодив прямиком в его паутину. Увязла. Забарахталась. А в голове у Коли поднялся вихрь из чужих мыслей, образов, чувств. Захлестнул, закружил, унося куда-то в бездну...
«...Я Огненная Саламандра, дыхание Хабарила... Вершитель воли Последователей. Иду за Проводником... Выжечь это место... Здесь взрастят Кристалл. Откроют путь в новый обитаемый мир... Единение с Силой... Последователи грядут...»
Он стал Саламандрой. Кожа лопалась от перегрева. Из трещин сочилась жаркая магма и капала на пол, оплавляя бетон. Другая Саламандра пыталась прорваться, но Коля преградил ей дорогу.
«Пусти, Проводник. Не для того ли ты прокладывал путь?.. Навечно соединить два мира... Я лишь Начало...»
- Ты и Начало, и Конец! - Николай не узнал собственный голос. Как будто камни ворочались в глотке. - Здесь и сейчас этот путь будет закрыт.
«Последователи не позволят... Пришлют других».
- Проваливай или умри! Другим скажу то же самое.
Саламандра махнула растопыренной пятернёй. Еле успел увернуться. Какое неуклюжее у него тело! Второй удар пропустил над головой, поднырнув под лапу. Выпрямляясь, ударил сам. От столкнувшихся тел брызнула магма. Голова Саламандры дёрнулась. Отступив на шаг, соперник резко крутанулся. Коля вовремя заметил его хвост, быстро летящий в лицо. Поставил блок...
Не слабо двинул. Чуть рука не оторвалась. Хотя сейчас это лапа.
Намотал хвост на предплечье. Саламандра пробовала вырваться, но тщетно.
«Даже став мною, ты не уничтожишь меня. Только иной, но не каждый...»
- Это мы слышали.
Из-за барахтающегося соперника поднялось огромное лохматое чудище. Нависло над ним с раскрытой пастью, усеянной острыми зубами внушительного размера.
«Что? Дракон? Откуда?..»
Лохматый монстр ухнул вниз, целиком поглотив застывшую в изумлении Саламандру. Челюсти сомкнулись уже у самого пола. На руке Николая остался лишь обрубок хвоста. И тот быстро почернел и осыпался угольными головешками.
Нити Силы, которым больше не за что было цепляться, безвольно плавали в пространстве, даже не пытаясь опять свернуться жгутом.
Чувствуя непреодолимую слабость, Николай отступил к стене и сполз на пол. Слава богу, он снова был человеком. Никогда ещё так не уставал. Разве только в армии, после марш-броска, следом за которым сразу шёл бой. Тоже ни рук, ни ног не чувствовал.
Шея онемела, по телу гулял озноб, хотя от головы и плеч во всю валил густой пар. Подсветка еле работала.
Попробовал разбередить Силу, да куда там. Не отзывается.
Впрочем, одна нить всё-таки ожила, позволив осмотреться.
Первым делом Николай глянул на чудище, проглотившее Огненную Саламандру. На его месте сидел Барабаш. Обычный, вроде, кот чёрной масти, только вид пришибленный. Часто икает, выпуская дым из уголков рта, и бестолково треплет головой.
- Что это сейчас было? - спросил Коля.
Барабаш не без труда сфокусировал на нём взгляд. Рыгнул дымом и махнул косматой лапой. Ну, или показалось, что махнул, потому что начал умываться по-кошачьи, тщательно вытирая мордочку.
- Ты её что, сожрал?
Кот опять отмахнулся. Похоже, не в настроении болтать.
- Ну, ты силён, брат. Не ожидал...
В глазах померкло. Единственное, на что хватило сил, это заставить непослушные нити свернуться. Потом Коля, кажется, уснул.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 02.05.2016, 16:00 | Сообщение # 71
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Сколько так просидел в подвале, в памяти не отложилось. Когда вышел на улицу, солнце было уже высоко. А рядом с БМВ стоял Швец, что-то строго выговаривая двум растерянным охранникам.
Заметив Николая, профессор сразу подошёл к нему.
- Неважно выглядите, друг мой, - сказал без тени усмешки.
Только теперь, при свете дня, Коля смог рассмотреть себя как следует. М-да, видок у него тот ещё. Весь чёрный от копоти, одежда в подпалинах. На болоньевой куртке оплавленные дыры. Сплошное решето. Сняв её, кинул в дверной проём за спиною, оставшись в одной футболке и джинсах. Ничего, не замёрзнет - солнце достаточно разыгралось.
- А это ещё кто?
Проследив за удивлённым взглядом профессора, Коля увидел Барабаша. Тот сидел чуть в стороне, продолжая вылизывать шёрстку, и без того уже блестящую.
- Кот, - пожал плечами Николай.
- Ваш?
- Мой, - признался честно, не видя смысла это скрывать.
- Не припомню, чтобы раньше вы приходили с котом. Ночью он тоже был здесь?
- Тогда и прибился ко мне.
- В подвале?
Коля кивнул. Чёрт знает, может, и в самом деле этот котяра поселился там незадолго до его появления. Ловил себе мышей, пока Барабашу не понадобилось тело местной зверюги. Не виноват же он, что драконов поблизости не было.
- А что если всё это из-за него? - Швец показал глазами на здание, понизив тон.
Охранники напряглись, грозно уставясь на кота. Вот-вот кинутся, желая загладить вину перед шефом.
- Нет, Лев Карлович, - поспешил разубедить его Николай, пока Барабаш не отобедал слишком рьяными «секьюрити». - Там Огненная Саламандра была. Следом за мной прошла. Её появление и вызвало пожар.
- Огненная Саламандра? Что за зверь?
- Некая сущность, близкая к стихии огня. При её появлении произошёл неконтролируемый выброс энергии, сами понимаете какой.
- Ага... И куда же она подевалась?
- Энергия?
- Нет, с нею, как раз, всё ясно. Я о саламандре.
Чёрт! Не говорить же, что котяра её слопал. Слава богу, электричество в здании вырублено. Значит, видеонаблюдение не работает.
- Прогнал эту тварь обратно, пока в силу не вошла. Не то бы всё здание нам спалила.
Швец усмехнулся:
- Приятно, что вы, Коленька, говорите «нам», не отделяя себя от нас. Надеюсь, это значит, вы по-прежнему числите себя в штате «Богемы»?
- Ну... - Николай замялся. - Если вы не собираетесь эксперименты на мне ставить.
- Видите, что здесь творится? Проход стал гораздо активнее, когда вы им воспользовались. Неизвестно, кто следующий и как скоро появится здесь. Думаю, ваш опыт будет хорошим подспорьем при встрече очередных гостей. А насчёт экспериментов, как вы изволили выразиться... Я уже говорил. Предпочитаю называть это наблюдением. Не обижайтесь, друг мой. Тут чисто практический интерес и научный подход. Потусторонний мир, в котором вы побывали, наверняка дал вам кучу способностей, о которых вы можете даже не подозревать. Предстоит разобраться, во благо это или во вред.
- А если во вред?
- Нет, не думаю. Вы бы это почувствовали, так? - Швец внимательно глянул на Николая поверх очков.
- Так, Лев Карлович, так. Но ведь всегда остаются сомнения.
- Вы находите?
- А разве нет? По вам же видно, что хотите держать меня под рукой. Где гарантии, что в моём лице вы не получили бомбу замедленного действия?
Профессор смущённо прокашлялся:
- Сегодня, друг мой, вы показали себя с наилучшей стороны. Поэтому не доверять вам оснований нет. Во всяком случае, пока...
- Но всегда остаются сомнения, не так ли?
- Давайте оставим эту демагогию, Коленька. Нам предстоит много чего сделать.
Они посмотрели на здание, имевшее теперь непрезентабельный, весьма жалкий вид. Непочатый край работы. И ведь никуда не денешься, придётся восстанавливать. Уходить отсюда нельзя.
- Сейчас ремонтники приедут, - проинформировал Швец. - Я с ними уже договорился.
- Сразу начнут?
- А чего тянуть? Чем быстрее сделают ремонт, тем скорее приступим к работе. Верхний этаж пострадал меньше. Вот его в первую очередь и надо привести в порядок. Наладим круглосуточное дежурство, разместив там охрану. Не век же им на улице куковать.
Коля оглянулся на охранников. Да, не позавидуешь парням. Торчать на открытом воздухе в знойный день и довольно-таки ещё прохладную ночь врагу не пожелаешь. На службе, чтобы нормально её нести, нужен комфорт.
- Надо бы усилить конструкцию, - задумчиво проговорил Николай, возвращаясь к пожарищу. - Как с финансированием? Проблем нет?
- При необходимости нужные средства поступят. Но их надо бы обосновать. Что имеете ввиду под усилением?
- Стены здесь, вроде бы, крепкие. Вот если бы установить бронированные окна, двери. Сделать двойные рубежи охраны, особенно в подвале. Сигнализацию соответствующую с пультом...
- Ого, вы замахнулись, - покачал головой шеф.
- Без этого рискуем упустить гостей. А так можем разбираться с ними, не покидая здания и, соответственно, не афишируя своей деятельности. Логично?
- Вполне. А у вас имеются веские основания полагать, что гости будут являться чаще?
- Разве уже не так? Сами же говорили.
- Говорил. Но здесь что-то ещё. Уж очень вы уверены в своих суждениях. - Швец опять смотрел поверх очков, буквально буравя взглядом. - В чём дело? Выкладывайте, Коленька. Что-то связано с той самой саламандрой?
Знал бы он... Сказать всё? Нет уж. Тогда точно в психушку положат и начнут опыты проводить.
- Наши с ней сознания на долю секунды слились, - решился Николай на полуправду. - Я увидел... Нет, скорее всего, понял. Это далеко не последний визит. Наоборот, один из первых. Они всерьёз намерены проторить к нам дорогу.
- Они - это кто?
- Не знаю. Обитатели другого мира. Полусказочные существа. Демоны, если хотите. Можете не верить мне, но я был там. Видел разрушенные города, некогда кипевшие жизнью. Вполне цивилизованной, надо сказать. Целые районы теперь пустуют. Люди либо совсем покинули те места, либо продолжают обрабатывать землю на свой страх и риск, ежедневно рискуя жизнью. Там правит инквизиция. И продолжается это вот уже несколько веков.
Помотав головой, профессор осторожно произнёс:
- Вы говорите страшные вещи, Коленька.
- Ну, вам же требовалось обоснование.
Неподалёку от БМВ остановилась ГАЗель. Из микроавтобуса вышли рабочие.
- Вот и бригада ремонтников, - констатировал Швец. - Пойду, фронт работ покажу. А вы, друг мой, отдыхайте пока. И да, составьте список всех этих бронированных штучек, о которых изволили упомянуть. Завтра утром приходите со списком. Будем обосновывать.
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 03.05.2016, 21:11 | Сообщение # 72
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 28. Граница на замке


- Кто не знает, я Николай Иванович Волошин. О каждом из вас мне известно достаточно, поэтому не вижу смысла тратить время на знакомство. Чтобы не было недомолвок, спрошу. Все знают, почему они здесь?
Заложив руки за спину, Николай неторопливо прошёлся вдоль шеренги из шести крепких парней, одетых в одинаково чёрную форму. На нём такая же, без нашивок и прочих никому не нужных знаков.
Остановился напротив Лёни Яковлева. Того самого, которому чуть голову не расшиб железной дверью при первой памятной встрече. И напарник его, с кем дежурил в ту ночь, Сергей Куценко, тоже здесь. Они единственные из всей шестёрки, видевшие Николая в деле. Остальных он отбирал по записям в досье и отзывам шефа. Если хотя бы доля всей собранной о них информации правда, то команда получилась на редкость убойная.
- Вижу, все в курсе, - продолжил Коля, так и не услышав ответа. - На всякий случай напоминаю, если у кого рация на бронепоезде. Вы направлены в группу быстрого реагирования. Что это значит? Во-первых, в корне меняется ваш график. Больше никаких суточных дежурств. Работаете только по будням с восьми утра до пяти вечера. Суббота, воскресенье — выходные. Это в идеале, если повезёт. Во-вторых, каждый день тренируемся, отрабатывая тактику поимки гостей, оказавшихся в охраняемом периметре или, не дай бог, из него вырвавшихся. И в-третьих, быть готовыми в любое время дня и ночи прибыть сюда по сигналу тревоги.
- Разрешите вопрос? - язвительно поинтересовался Стас Бобров, бывший десантник и самый здоровый из всех.
Он изначально кривился, глядя на Колю, словно не понимал, чему может научить этот пенсионер. Пусть даже крепкий на вид, но явно не из его весовой категории.
- Спрашивайте, Бобров.
- К чему такие радикальные изменения? Раньше и дежурной смены хватало. Теперь что, никто дежурить не будет?
- Будут. По-прежнему двое охранников. Но в их задачу входит лишь обнаружить проникновение, блокировать периметр и вызвать нас. Дальше действует наша группа.
- Какой смысл? С гостями могут справиться и ночные сторожа.
- Не со всеми, как показала практика. - Николай глянул на Яковлева.
У того ещё остался жёлтый след на лице от заживающей ссадины. Он-то помалкивал, прекрасно зная о чём речь.
- Смотря насколько хорошо подготовлена смена, - усмехнулся десантник.
- Хорошо. Давайте начнём первое занятие с проверки уровня вашей подготовки.
- Это мы с радостью. - Бобров громко хрустнул пальцами.
Оживились и остальные. Даже у Яковлева с Куценко сверкнул в глазах азартный огонь. Судя по всему, мечтают взять реванш за ту злополучную ночь. Что ж, было бы глупо лишать их такого удовольствия.
На первом этаже офиса по настоянию Николая сделали точную копию подвала. Здесь он и собрал свою команду, чтобы тренировать, как говорится, в условиях, максимально приближенных к боевым.
Повёл всех в дальний закуток, отгороженный наскоро сколоченными дощатыми стенами. С внутренней стороны их сплошь покрывали маты, лежавшие также и на полу.
- Здесь что, палата для буйно помешанных? - усмехнулся бывший десантник.
- Всё может быть, - спокойно сказал Николай, расшнуровывая берцы. - Особенно если считать идеи начальства бредовыми. Вот сейчас и проверим. Значит так, перехватывать гостей планируется двумя тройками, основной и резервной. Поэтому Бобров, Яковлев и Куценко — на татами. Остальные на смотровую площадку за этой стеной. Наблюдаете сверху, подмечая промахи, недочёты и ошибки товарищей. Понятно?
Трое неназванных молча поднялись на стену. Те же, кто рвался в драку, быстро разулись и следом за Колей ступили на маты. Разошлись по сторонам.
Николай стоял в самом центре. Прямой, спокойный. Скользнув по троице равнодушным взглядом, ровно проговорил:
- Итак, условно я гость. И остаюсь им до команды «отбой». Ваша задача меня обездвижить. Любыми доступными средствами.
- Так уж и любыми? - Яковлев потёр памятную отметину на лице.
- Любыми, Леонид. Я же ясно выразился. Ещё раз напоминаю: тренировку продолжать до команды «отбой». Уяснили?
Три коротких кивка. И кулаки уже сжимаются.
- Ну, тогда... начали!
Николай не сдвинулся с места, лишь немного подогнул ноги.
Первым в лобовую атаку пошёл Бобров. Смело приблизился, поигрывая могучими плечами. Бить не стал. Испугался, что может ненароком покалечить пенсионера. Схватил за руку, собираясь её заломить, и... Полетел кубарем. Вскочил, непонимающе озираясь. Пенсионер стоял, как ни в чём не бывало, только теперь спиной. Снова схватил его за кисть и плечо. Пнул под колено, собираясь вывести из равновесия. Только вот нога прошла мимо, а сам десантник всем своим грузным телом плюхнулся на мат...
Разбросав нити Силы, Николай без труда считывал всё, что намеревались делать его подопечные. После второй неудачи Боброва напали остальные. Одновременно с двух сторон. Эти действовали более слаженно. Сразу видно — напарники. Яковлев не церемонился. Махнул кулаком, обозначив обманный в голову, и тут же хлёстко ударил сбоку ногой. Хороший боец. Только Николая этим не проведёшь. Подбив опорную ногу, повалил соперника рядом с Бобровым. Заодно под руку третьего поднырнул. А выпрямляясь, врезал раскрытыми ладонями ему под дых. Немного переборщил. Куценко сорвало с места и впечатало в стену. Хорошо, что на ней маты, а то не поздоровилось бы парню. Ему и так хватило. Дыхание сбил. Ещё не скоро в себя придёт.
А вот Бобров уже на ногах и ни на шутку разъярён. Собирается бить в полную силу. Нет, браток, спаринговаться с тобой себе дороже. Приняв его на резко выброшенную назад ступню, Коля посмотрел, как здоровяк летит к противоположной стене. Причём в конце скользит по матам, уткнувшись в них носом. Всё, пора заканчивать это представление.
Яковлев напирает, желая отыграться за пропущенную подсечку. Бьёт в голову, в корпус. То ногой, то рукой... О, голова в ход пошла. А чего хотел? Сам разрешил действовать любыми средствами. Получай теперь.
Николай только уворачивался, выбирая подходящий момент. Дождался, когда поднимутся и подойдут ближе Куценко с Бобровым. Сделал вил, что пропустил удар по ногам, припав на колено. Почти сразу его пнули в спину, заставив упасть ничком, и навалились на руки, заведя их за спину.
Яковлев с Куценко злорадствовали, едва не вывихнув Николаю суставы. Так что заорал он почти неподдельно:
- Всё, всё, хорош! Пустите, ироды проклятые!
Они отпустили. Встали вокруг, тяжело дыша, с победными улыбками на осчастливленных физиономиях. Улыбнулся и Николай, поднимаясь.
- По какой команде прекращаем тренировку? - спросил насмешливо.
Улыбки моментально растаяли, превращая счастливые лица в разочарованные гримасы. Коля подмигнул. Троица кинулась почти одновременно. И так же одновременно легла, раскиданная по разным углам небольшого закутка.
- Отбой! - скомандовал Николай. - Всем на исходную для подведения итогов.
Первыми в строй встали, конечно же, зрители. Побитым бойцам понадобилось время, чтобы прийти в себя и обуть берцы.
- Итак, основные ошибки, - начал Коля, когда собрались все шестеро. - Кто какие заметил?
- Рано расслабились, - подал голос Олег Исаков, самый старший и, судя по всему, самый рассудительный из команды. У него и лысина уже обозначилась. - Прекратили действовать до условленной команды.
- Верно. Не ждите от гостей честной драки. Грязные приёмы их коронный стиль. Значит... - Коля телепортировался за строй и закончил уже из-за спин: - Всегда следите за тылом.
Дождался, когда парни повернутся. Удовлетворённо хмыкнул, глядя на ошеломлённые лица, после чего спросил:
- Ещё недочёты?
- Каждый атаковал сам по себе, не обращая внимания на то, что делают остальные. Полная анархия, короче, - опять блеснул наблюдательностью Исаков.
Похоже, только что Николай определился кого назначить старшим второй тройки. А вот с первой проблема. М-да...
- Хорошо, Исаков. Но хотелось бы услышать и других. Особенно первую тройку.
Зато с их составом он, кажется, разобрался.
- Недооценка противника, - пробурчал десантник, осторожно трогая счёсанный нос.
- Правильно, Стас. Первая и самая главная ваша ошибка. Молодец, что понял. А вы, Леонид, что скажете?
- Всё уже сказано, Николай Иванович. - Яковлев неожиданно улыбнулся. Открыто, по-доброму. - Вы нас как щенят мордами натыкали. Выходит, больше нашего знаете и умеете. Тогда научите, как надо, а мы подхватим. Не дуболомы всё-таки. Верно говорю, ребята?
Строй одобрительно загудел.
Ну, что ж. Пора принимать решение.
- Тогда назначим тройки. Основная — Яковлев, Бобров, Куценко. Старший... Яковлев. Запасная — Исаков, Елькин, Белых. Старший Исаков. Сразу поясню, что подготовка для всех будет одинаковая. В любой момент запасная тройка может стать основной и наоборот.
- Вопрос разрешите?
Что значит бывшие военные, дисциплину чтут.
- Да, Стас?
- Какое оружие будем использовать, если будем?
- Только разрешённое для ЧОПов. Неприятности с законом, сами понимаете, нам ни к чему. Ну, это касаемо огнестрела. Однако в подготовку будет включена работа с холодным оружием. Отсюда его выносить не придётся, так что на ваше усмотрение. Что предпочитаете? Мечи, шпаги, алебарды, катаны?..
- Катаны! - почти хором выдали спецы.
Знал, что японский меч придётся им по вкусу. Большинство занималось восточными единоборствами. Само собой, проделывали упражнения с этим изящным клинком или хотя бы с его макетом. Ну, а кому не посчастливилось, обязательно полюбит, едва подержав это чудо в руках. Коля уже доставил сюда семь штук, изготовленных по спецзаказу, с вкраплением серебра. Отличное оружие для любого настоящего мужчины.
Но это потом. Пока же у них ещё много работы.
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 05.05.2016, 22:01 | Сообщение # 73
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Та первая тренировка состоялась месяц назад. А за неделю до неё Николай с Барабашем ещё дважды зачищали подвал от новых гостей. Хорошо, что там успели поставить бронированные двери. Сразу две — в начале прохода и перед самым расширением. Они смогли сдержать натиск очередной Огненной Саламандры, в результате чего бушующее пламя оттуда уже не вырвалось. А потом кот просто закусил ею, как и предыдущей, пока Николай отвлекал. Зато с Василиском, появившимся несколькими днями позже, пришлось порядком повозиться.
Опасная тварь, похожая на огромную анаконду. Змеиное фиолетово-чёрное тело. Кончик длинного хвоста усеян торчащими в разные стороны шипами. Треугольная голова размером с небольшой грузовик, увенчанная парой мелких рожек. Глаза блестят, переливаясь то зелёным, то фиолетовым цветом. На шее раздувается бородавчатый капюшон. Чёрно-розовая пасть раскрывается широко, напоминая арку въезда в тоннель. Только вот арка эта полна острых зубов. И слюна с них капает. Чертовски ядовитая, надо сказать. Если попадёт на живую материю, та сразу окаменеет. Или, как выразился Швец, любитель подводить научную базу под всё необъяснимое, слюна Василиска, являясь мощнейшим катализатором, вызывает бурную реакцию в углероде, в ходе которой тот за считанные секунды превращается в кремний. Ну, свойства слюны он, допустим, разгадал, а вот на вопрос почему Василиск обращает в камень даже взглядом, ответа найти так и не смог.
Эту тварь, в отличие от Саламандры, Коля оплёл силовыми нитями без труда. Когда подходил ко второй бронированной двери, в которую ломился Василиск, уже знал о нём практически всё. Оставалось понять, как безопасно его спровадить. Уж больно смертоносным оказался.
Всё живое вокруг убивает. Растения горят, а камни рассыпаются в прах, превращая местность в пустыню. Даже взгляд смертелен. Чего тогда стоит прикоснуться к Василиску? А дыхание или вонь, исходящая от него? Представить страшно.
Николай лихорадочно выуживал из информационного поля все способы борьбы с этой напастью. Результаты не радовали. Меч за спиной уж точно не помощник. Если Василиска разрубить, он, конечно же, умрёт, но это всё равно, что прикоснуться к нему. Окаменелость быстро распространится от пальцев по всему телу, если только руку вовремя не оттяпать. Нет, на это Коля не подписывался. Другой вариант - привести Единорога. Его Василиски боятся, как грома небесного. Только где ж его взять в этом до безобразия естественном, начисто лишённом сказочных существ мире? Ласку, единственное животное, которое бесстрашно вступит с ним в бой, или петуха, чей крик якобы способен испугать Василиска, ещё куда ни шло. Но в их возможности что-то слабо верилось.
Глянув с тоскою на кота, Николай вздохнул:
- Боюсь, Барабаш, тебе тоже с ним не справиться.
- Мяп-чему?
- Ну, сам посуди, смотреть на него нельзя...
Кот зажмурился, вытянув мордочку.
- Да как ты драться-то будешь с закрытыми глазами? - усмехнулся Николай, присев на корточки. - Ни увернуться, ни отскочить. А в нападение идти? Коснёшься, так сразу окаменеешь. Ну, представь, что я Василиск. Чем будешь атаковать?
Приблизив нос к его лицу, словно хотел принюхаться, Барабаш вдруг распахнул веки. В его расширенных зрачках Коля увидел своё отражение.
- Мя-он. Мяу-сам.
- Сам... - как завороженный повторил Николай, уже зная, что надо делать. - Конечно! Молодец, котяра!
Потрепал Барабаша по голове. Тот зашипел, отпрянув.
- Ладно, не обижайся. Жди меня тут, - погрозил пальцем и телепортировался за дверь.
Успел увидеть гладкое лоснящееся тело и зажмурился. Теперь смотрел только с помощью нитей. Несколько из них раскинул по сторонам, чтобы видеть помещение. М-да, подвал преобразился. Верхний слой бетона под ногами превращён в труху. И кирпичи вокруг бронированной двери осыпаются. Славно здесь Василиск потёрся. Ещё немного, и дверь сама упадёт, потому что держаться будет не в чем.
На шелест извлекаемого клинка тварь отреагировала мгновенно. Повернув голову, вперилась взглядом в Николая, безошибочно найдя его в темноте. По лицу расплылся жар. Кожу пекло, будто лежишь под палящим солнцем на южном пляже. Пока Василиск не сообразил подключить к бою своё тело, Николай принялся лупить мечом по усыпанному песком полу. От хлёстких ударов песчинки взметались вверх и зависали, создавая пыльное облако. Нормальным зрением ни Василиска, ни большую часть подвала уже не было бы видно. Только нити, цепко впившиеся в змеиное тело, позволяли следить за каждым его движением.
Вот оно извернулось, выбрасывая хвост. Коля едва успел подпрыгнуть над шипами, целившими в ноги. Фух, не задел.
Одна нить больше не могла удержать поднятый в воздух песок. Пришлось добавить вторую, а затем и третью. Надо действовать, пока Василиск не атакует в полную силу.
Ещё две нити в облако и накал на всю.
Песок оплавился и застыл полупрозрачной плёнкой. Теперь затемнить со своей стороны, отполировать с обратной и врубить свет...
Раздался оглушительный скрежет. Не знал, что Василиски так пронзительно вопят.
Но крик оборвался, едва начавшись, поскольку голова монстра окаменела первой и упала, глухо стукнув о засыпанный песком пол. Вдоль агонизирующего тела быстро поползли трещины — там, где толстая плоть превращалась в камень и лопалась, рассыпаясь мелким гравием. Последним разлетелся кончик хвоста с обломившимися шипами. Уцелела, если можно так сказать, одна голова. Наполовину врытая в песок, она походила на осколок статуи готического божества, найденного археологами. Хоть сейчас в музей. Остальное годится разве что посыпать дорожки.
Открыв, наконец, глаза, Николай обошёл созданное им плоское двухметровое зеркало. Полюбовался на своё чёрное отражение с обнажённым клинком в руке. Вытер потное лицо рукавом, но лишь размазал грязь. Усмехнулся криво.
Подумав, решил оставить зеркало как есть, наполовину вросшее в пол. Чёрт его знает, может, ещё Василиск объявится. Была же вторая Огненная Саламандра. Пусть и этот сам себя в камень превратит.
После того случая окончательно укрепился в мысли сформировать группу быстрого реагирования. А то в одиночку бороться с гостями порядком устал. Да и в подвале дополнительные укрепления нужны. Двумя бронированными дверями здесь явно не обойтись. Ох, придётся шефу раскошелиться. И где только деньги берёт?
Этот вопрос, впрочем, Николая особо не интересовал. Находит Швец определённые средства, чтобы воплощать в жизнь его задумки, ну и бог с ним. А откуда они, совсем не важно.
Пока оценивал повреждения кирпичной кладки, у Коли возникла идея отгородить Портал дополнительной стеной. Пусть она будет цельнометаллическая и тоже с бронированной дверью. Ещё один рубеж охраны не помешает.
Уже прикидывая сколько на это потребуется материала и времени, он телепортировался в переходный бункер, где Барабаш нетерпеливо ходил из угла в угол, дожидаясь возвращения хозяина.
- Всё в порядке, - подмигнул коту.
«Пока в порядке, - поправил себя. - А если вдруг появится гость, так же, как и я, владеющий телепортом? Тут-то вся наша хвалёная оборона и рухнет...»
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 08.05.2016, 16:28 | Сообщение # 74
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 29. Сила молитвы


Николая в «Богеме» давно прозвали ниндзей. Вечно спускался в подвал в чёрной униформе и с торчащей над плечом рукоятью самурайской катаны. Когда стал водить туда ещё и бойцов своей группы, внешне от него ничем не отличавшихся, это прозвище прилипло и к ним. Даже Швец, ярый сторонник точных определений, и тот заразился:
- Вы с этими вашими ниндзями, Коленька, скоро весь подвал раскурочите. Каждый день там стреляете.
- Мы же не боевыми. Там и курочить особо нечего. Кирпич да железо. Что им сделается от резиновых пуль?
- И всё же прошу вас хоть немного умерить свой пыл. Не ровен час, нагрянут к нам из полиции с проверкой, не будущих ли террористов мы здесь готовим. А впечатление именно такое, скажу я вам.
- Так мне и нужны натренированные бойцы, готовые действовать в любой непредвиденной ситуации. Сами знаете с кем дело имеем.
- Знаю, друг мой, - всегда соглашался Швец, вздыхая.
На том споры и заканчивались, плавно переходя в обсуждение текущих проблем.
- Серебряные пули нам отлили?
- Сегодня должны подвезти. Но их же надо ещё снарядить, не так ли?
- Сами снарядим. Не маленькие. Каски, бронежилеты, другая амуниция?
- Не всё сразу, Коленька. Вам только вчера инфракрасные визоры выдали. Я их даже оплатить не успел.
- Время, Лев Карлович... Нет его у нас. Надо спешить.
- Делаю всё, что в моих силах...
Да, времени катастрофически не хватало. Николай чувствовал, что там, на другом конце перехода, растёт раздражение. Кто-то весьма недоволен его слишком бурной деятельностью по отлову незваных гостей, и готовит очередную каверзу.
Слишком долго никто не появлялся после Василиска. Уже успели дополнительный бункер сделать, отгородив Портал полукруглой стеной из прочных листов брони. Только сгодится ли это для следующего гостя?
В любом случае, к его визиту хорошо подготовились. Усилили перекрытия и перегородки. Видеокамеры в защищённых корпусах по всему подвалу расставили, протянув от них кабель в бронированной оплётке. Датчики разные, какие только можно, воткнули: на движение, на объём, на температуру, на задымление и т. д., и т. п. Словом, превратили бывший клуб в настоящую крепость. Всё как положено, в несколько рубежей обороны. Только внутренней обороны, а не внешней.
Своих бойцов Николай не щадил. Гонял до седьмого пота, снова и снова заставляя обе тройки отрабатывать захват и уничтожение противника в ограниченном пространстве и на открытой местности в условиях города. Подвал они знали, как свои пять пальцев. Ориентировались в нём даже в полной темноте, не используя приборы ночного видения.
Патроны в контору доставляли ящиками. За день расстреливали по тридцать-сорок магазинов. У каждого бойца на вооружении был карабин «Вепрь» и десятизарядный пистолет П-96. А ещё катана и десантный нож. Сколько жердей изрублено ими да истыкано досок — уму не постижимо.
Николая слушались беспрекословно. Никто не роптал по поводу чрезмерных нагрузок. Тоже понимали, что работёнка предстоит непростая. Особенно после занятий по изучению возможностей потенциального врага. Василиск и Огненная Саламандра весьма впечатлили парней, хотя новичками в этом деле их не назовёшь. По два раза, как минимум, участвовали в обезвреживании гостей. Правда, им попадались твари куда мельче, вроде ламий, хухликов и всякой чуди.
Лишь однажды возникли споры, когда выбирали себе позывные.
- Нет, это слишком просто, - ворчал Бобров, разглядывая новенькую портативную рацию с ларингофонной гарнитурой. - «Тройка-один», «Тройка-два»... Банальщина. Мы же практически сказочный спецназ. Вот и названия должны быть такие...
- Сказочные? - усмехнулся Исаков.
- Я бы сказал запредельные. - Стас таинственно понизил голос.
- Ну, ты хватил. Есть конкретные предложения?
- Нет, не думал над этим.
- Как насчёт «Адских гончих»?
- Слишком длинно, - возразил Николай. - Позывной должен быть коротким и легко узнаваемым.
- «Гончий»! - щёлкнул пальцами Бобров. - А что, мне нравится. Мы же преследуем этих гостей, гоним их прочь из нашего леса.
- Если хотите, будьте «Гончими». - Коля поднял руки. Посмотрел на Исакова: - У второй тройки есть пожелания?
- Меня устраивает, - пожал плечами Олег. - «Гончий-один», «Гончий-два». Нормальные позывные.
- Хорошо, с этим уладили. Теперь командирам троек надо выбрать позывные каждому из своей команды. В том числе, для себя. Бобров?
- У меня всю жизнь кличка Бобёр была. Не ломать же традиции, в самом-то деле. Пусть остаётся. Другим, кстати, тоже по фамилии можно подобрать. Яковлев, к примеру, Яша, а Куценко пусть будет... Куций.
- Лучше Кунц, - возразил Серёга.
- Ну, пусть Кунц. Так даже короче, - не стал настаивать Стас.
Яковлев просто кивнул, соглашаясь. После недолгого совещания придумали позывные и второй тройке, тоже по фамилиям, без особых выкрутасов. Так Исаков стал Исой, Белых — Белым. И только Елькин, заявивший, что ни по чём не станет носить женскую кличку, назвался Дроном, поскольку это производное от его же имени — Андрей. Он, к тому же, неплохо разбирался в компьютерах и робототехнике.
- Осталось узнать ваш позывной, Николай Иваныч, - расплылся в улыбке Яковлев.
- Молох, - коротко сказал Коля. - Ну, чего сидим? Разбирайте рации. Проверяем настройку и топаем в подвал отрабатывать захват гостя третьего уровня. Не ровен час, пожалует скоро.
Он чувствовал, это «скоро» не за горами. Ждал его со дня на день. И всё равно, когда пришёл срок, тревогу сыграли внезапно. Слишком долгим был перерыв.
Телефонный звонок разбудил посреди ночи. Ещё не взяв трубку, Николай понял в чём дело. Сердце тревожно забилось.
- Внимание! Проникновение через Портал, - произнёс ровный мужской голос, давным-давно надиктованный на автоответчик. - Предположительно третий уровень опасности.
Судя по всему, дежурный засёк нарушение охранного периметра, идентифицировал гостя и нажал соответствующую кнопку общего вызова. Сейчас этот сигнал получают одновременно все бойцы Колиной группы.
- Ты куда? Что-то случилось? - Жена приподнялась в кровати, сонно моргая.
- На работе ЧП, - не стал вдаваться в подробности Николай, застёгивая торопливо наброшенную форму.
- Ох, что за работа у тебя такая дурацкая. Думала, уйдёшь из милиции, хоть выезды твои ночные прекратятся.
- Это бывает не так уж часто.
- Мне хватает, знаешь ли... Коля, телефон забыл! Позвони, когда освободишься.
- Хорошо. - Чмокнул жену в щёку, забрав мобильник. - Всё, я побежал.
- Будь осторожен, - вздохнула она тихо и машинально перекрестила мужа в спину, как делала это все годы его работы в милиции.
Что-то подсказывало Нине, что не простой вызов сейчас поступил. Сердце прям не на месте. Николай прекрасно её понимал. Осторожно дотронулся нитью до сознания жены, послав успокоение и сонливость. Подождал, когда задышит ровно.
Теперь и телепортироваться можно. Подхватив на руки нетерпеливо мечущегося Барабаша, кинул нити в сторону офиса. Едва увидел спину дежурного за монитором, тут же переместился.
- Что тут у нас?
Охранник вздрогнул, резко повернувшись.
- Фуух, Николай Иванович! Напугали... Вот, - кивнул на экран, поделённый на двенадцать картинок по количеству работающих видеокамер. - В три-ноль-семь получили сигнал о проникновении на первый рубеж охраны. Согласно инструкции, сразу дали оповещение. - Посмотрев на часы, он удивлённо уставился на прибывшего. - А как вы так скоро?..
Пропустив его вопрос мимо ушей, Коля уточнил:
- С чего взяли, что у нас третий уровень?
- Сами гляньте. - Охранник отодвинулся, показывая монитор.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 09.05.2016, 16:03 | Сообщение # 75
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Нет нужды всматриваться в чёрно-белое изображение подвала, пытаясь что-то там разобрать. Для этого есть нити Силы, которые уже пронзили пол и шарят в пустоте бронированного бункера. Да, там некто, сильно напоминающий человека, с не очень мощной защитой. Вряд ли этот некто сможет оттуда телепортироваться, что, впрочем, не делает его менее опасным.
- Открывай оружейную.
- Уже. Только ваших ниндзь дожидается.
Вот и славно. Тоже, кстати, часть подготовки. Дежурные должны контролировать вход в подвал и как можно скорее выдать оружие и амуницию прибывшей группе.
Парни подтянулись довольно скоро. Все живут недалеко. Немаловажная деталь, сыгравшая свою роль при отборе в команду.
Быстро экипировались, проверили оружие, рации, снаряжение. Изучили поступающий с видеокамер сигнал, по которому ничего толком не понять. Ну, висит в воздухе человеческая фигура, окутанная какой-то дымкой. И что? Лица не разобрать. Мужик там или баба - не отличишь.
- Леонид, запомни, твоё дело разведка, - наставлял Николай первую тройку. - Идёте вперёд, я слежу по мониторам. Выясняете, кто к нам пожаловал, и отходите. В бой не ввязываться, если на вас не нападут. Понял?
- Да понятно, Иваныч. Всё сделаем, как учили.
- Давай, родной. Исаков со своими ребятами, если вдруг что, за дверью, на подхвате.
Они ушли. Теперь только по рации переговаривались.
- «Гончий-один» в коридоре.
- «Гончий-два» коридор заблокировал.
- «Гончий-один» вошёл в бункер. Жду команды на открывание.
- «Гончий-два» бункер заблокировал.
- «Пост» коридор заблокировал, - это дежурная смена охранников страхует. Они, в случае чего, третий и последний рубеж обороны.
- Говорит Молох. Бронированный бункер открыть разрешаю. Внимательнее там...
В наушнике забубнил голос Яковлева:
- Бобёр, вперёд. Мы с Кунцем прикрываем.
- Я Бобёр. Двери разгерметизировал. Готов открыть.
Коля по-прежнему шарил нитями по бункеру, не в силах идентифицировать гостя. До сих пор не мог понять, чем же тот опасен. Вроде, ничего сверхъестественного не делает. Висит себе и висит...
- Давай! - командует Лёня.
Бобров наваливается на тяжёлую дверь. Она поддаётся не сразу. Медленно выходит из проёма, выпуская дымку, скрывающую гостя. Может, рассеется и станет виднее.
- Фу-ты! Ну и вонища! - ругается Стас, отпрянув.
Заходится кашлем, не в силах побороть приступ.
- Бобёр, в чём дело? - взволнованно спрашивает его командир.
Стас не может ответить, продолжая кашлять. Вдруг валится на пол и замирает, скорчившись. Яковлев бросается к нему.
- Стоять! - орёт в рацию Николай, который по нитям определил состояние Боброва. Он отравлен. - Заражение! Всем надеть маски.
На этот случай имеются изолирующие противогазы с небольшими баллонами. Запаса сжатого воздуха в них на полноценный бой, конечно же, недостаточно. Хватит лишь на то, чтобы покинуть опасную зону.
Яковлев с Куценко быстро выполняют команду.
- Кунц, прикрывай! - Лёня добирается-таки до Боброва.
Достаёт его противогаз, прижимает к лицу. Скинув каску, натягивает лямки на голову.
- Бобёр, слышишь меня? - пытается привести в чувство.
А фигура в бункере начинает продвигаться к приоткрытой двери.
- «Гончий-один», отступайте! - командует Николай. - «Гончий-два», разгерметизировать бункер, прикрывайте первую тройку.
Лёня тащит бесчувственного Стаса волоком за лямки бронежилета. Следом отступает Куценко, держа под прицелом дверь к Порталу. Вдруг она распахивается. Оттуда в клубах коричневого тумана выплывает....
Ммм, теперь понятно, с кем столкнуться пришлось. Пазузу, демон чумы и жарких моровых ветров. Тело человеческое, только вместо рук и ног звериные лапы. На голове рыжая шевелюра, как у льва, и морда чем-то на него смахивает. За спиной две пары крыльев. Одни, чтобы над землёй парить, другие - нагонять мор. А ещё у Пазузу хвост скорпиона. Если ужалит человека, тот умрёт, не сходя с места.
Быстро двигается. Ещё немного и настигнет отступающих.
В мгновение ока Николай оказался перед чудовищем.
- Молох, - проскрипел демон, останавливаясь. Он висел в нескольких сантиметрах от пола, медленно шевеля крыльями. - Меня предупредили, что мы можем встретиться.
- Это кто же такой сердобольный? - Чтобы спросить, пришлось вдохнуть отравленный воздух.
Голова закружилась. Коля торопливо вывел токсины и создал вокруг себя фильтрующий кокон. Стало легче.
- Маммон, мой старый приятель, - прозвучал ответ. - Я здесь по его просьбе.
- Чтобы травить людей?
- Чтобы очистить место.
- Для чего?
- Ты не знаешь? Для Кристалла Силы.
- А причём тут люди? Зачем их убивать?
- Они противятся.
- Имеют право. Это их мир, а не ваш. Могли бы и разрешения спросить.
Николай внимательно следил за тем, что происходит за спиной. К этому времени бесчувственного Боброва затащили в коридор. Следом скрылся Куценко. Из проёма торчали стволы «Вепрей» и головы в касках. Вторая тройка ждала команды.
Убрав руку за спину, показал пальцами, чтобы задраили дверь. Исполнили, хоть и не сразу. Только тогда вздохнул с облегчением.
- Спроси Маммона, - недовольно проворчал демон, чувствуя, видать, что его провели.
- Разве он твой хозяин?
Пазузу засопел, сгущая вокруг себя коричневый туман.
- Он обложил меня крупной данью. Обещал освободить от уплаты, если я это сделаю.
- Как похоже на вас, - расхохотался Коля.
- Не вижу ничего смешного. Я скрывался от него в самых недоступных мирах, чтобы не платить...
- И всё же он тебя нашёл и отправил сюда?
- Нашёл, - потерянно признался незадачливый должник. - Сам-то не сунулся, меня послал.
- Можешь возвращаться. Скажи Маммону, что миссия не удалась.
- Тогда мой долг не спишется.
- Ну, и что? Снова спрячешься в каком-нибудь мирке.
- Найдёт, как в этот раз. И потом, здесь мне нравится больше. Маммону почему-то не хочется сюда лезть.
Этого ещё не хватало. Сколько бед может натворить моровой демон? Как минимум, всемирную эпидемию устроит.
- Нет, Пазузу. Ты не останешься, - твёрдо произнёс Николай.
- Останусь. Твои никчёмные люди не в состоянии причинить мне вред.
- Зато я могу.
- Попробуй...
Нити Силы вдруг отпрянули от монстра. Беспомощно затрепыхались в железных тисках, сжатые чужой волей. Демон чаще замахал крыльями, приподнимаясь над полом. Коричневый туман потемнел, обволакивая Колю, пока защищённого коконом.
Бессилие — вот чувство, которое испытываешь, видя перед собой жёлтые светящиеся глаза Пазузу и мелькающий за его спиной хвост с ядовитым жалом.
Николай поднял меч, единственное своё оружие.
Единственное ли?..
Помнится, Дана прогнала Эриний одной лишь молитвой. М-да, помощь высших сил пришлась бы кстати. Только на неё сейчас и уповать. Жаль, ни одной молитве в своё время так никто и не обучил.
Держа меч перед собой, Коля прижался лбом к лезвию.
- Отче наш, сущий на небесах! - вспомнил первые строки, слышанные не один раз.
«А дальше?.. Господи, помоги!»
- Да святится имя Твое. Да приидет Царствие Твое... - всплыло в памяти.
Дальше слова, будто цепляясь друг за друга, начали выныривать из тьмы небытия. Николай спешил их озвучить, пока не потерял путеводную нить:
- Да будет воля Твоя и на земле, как на небе...
Чувствуя, что нити постепенно сбрасывают оковы и распрямляются, взглянул на демона, продолжая всё увереннее проговаривать:
- Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день...
Пазузу пятился, судорожно дёргая крыльями. В глазах испуг и непонимание. Ноги волочились по полу, оставляя длинные полосы от когтей. Дыма почти не стало. Можно дышать без опаски, набирая полную грудь воздуха и напропалую расходовать его, произнося всё громче:
- Прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему...
Демон уже едва переставляет лапы. Зато у Николай словно крылья выросли. Он стал выше. В руке не просто меч, а пылающий Убийца Демонов. Так что если этот Пазузу сейчас не уберётся...
- И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого!
Огненный клинок рассёк воздух, где только что стоял демон. За мгновение до этого дрожащий Пазузу вжался в стену и пропал.
Напряжение отпустило. Берцы ударили в пол, подняв пыль. Что-то потянуло назад, будто парашют за спиной волочится. Глянув через плечо, Николай обомлел...
Мать честная! У него прямо из формы торчало два огромных белоснежных крыла!
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 14.05.2016, 21:51 | Сообщение # 76
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 30. Нужен поп


Главная городская церковь располагалась через дорогу от автовокзала, в живописнейшем зелёном парке. Белокаменная, с высокими стрельчатыми окнами, колокольней и вспыхивающими на солнце золотыми куполами. На каждом из них красиво украшенный православный крест. Церковь построили на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий, а после революции закрыли. Потом из неё сделали школу, сняв купола с колоколами. А после войны снесли. Один фундамент остался. Но в середине девяностых группа энтузиастов принялась восстановить церковь, причём на том же самом месте. Разрыли фундамент и начали строить. Львиную долю средств пожертвовал какой-то местный меценат из новых русских. Наверное, чтобы грехи было где замаливать.
Спустя два года, новенький храм осветил Митрополит, прибывший специально по такому случаю. Целое событие для небольшого провинциального городка.
Когда Николай входил под арку ажурных ворот, два бомжа, стоявшие по обе стороны, принялись неумело креститься, бормоча здравницы и протягивая коробочки с россыпью монет на дне.
Не удостоив их взглядом, пошёл дальше. Поднялся по ступеням и шагнул в тень центрального входа. Здесь, в небольшом холле, стояла длинная лавка с иконами, крестиками, свечами и прочей религиозной атрибутикой, в том числе множеством книг на соответствующую тему. Торговали всем этим добром три женщины в повязанных на головы платках. О таких принято говорить «бабушки, божьи одуванчики».
- Здравствуйте, уважаемые, - остановился перед ними Николай.
- И вам здоровьечка, - закивали бабули.
- Книжками интересуетесь? - поинтересовалась одна, заметив Колин взгляд.
- Ну, если в них есть ответы на мои вопросы.
- Есть, милый. Как не быть. В них на любой вопрос можно найти ответ.
- А в какой, к примеру, говорится о том, что нужно сделать человеку, чтобы он стал святым воином?
У женщины глаза полезли на лоб.
- Этого я не знаю, - сказала с недоумением. - Спросите у батюшки, он подскажет. Эй, Мария! Батюшку покликай!
Идея посетить церковь пришла спонтанно.
Выросшие за спиной крылья порядком напугали Николая, но и озадачили ни на шутку. Как в таком виде он появится на людях? А перед женой? Чёрт! И так уже засветился по-полной, когда внезапно материализовался в подвале. Особенно удивились парни из второй тройки, готовые поклясться, что не пропускали командира через дверь. То же самое подтвердят охранники, караулившие вход. Кем тогда станут считать Николая?
Идеальный вариант — вернуться к монитору в дежурке, как-нибудь замаскировать крылья и прикинуться дурачком, делая вид, что никуда отсюда не выходил. А всё произошедшее в подвале попросту привиделось бойцам. В других обстоятельствах так бы, наверное, и поступил, но...
Его парни торчат в коридоре между запертыми бронированными дверьми. Один из них отравлен, причём непонятно, насколько тяжело.
Наплевав на осторожность, Николай проговорил в рацию:
- «Гончий-один», ответь Молоху.
- На связи, - прозвучал в наушнике голос Яковлева.
- Как там Бобёр?
- Без сознания. Позеленел весь. Еле дышит. Ему бы в больничку, командир...
Это Коля уже и сам видел. Не жилец парень. С минуты на минуту богу душу отдаст. Никакой доктор не спасёт. Постарался Пазузу, ничего не скажешь. Эх, была не была!
Натянув нити, Николай переместился в коридор. Возник рядом с распростёртым на полу Бобровым. Стволы «Вепрей», уставившиеся было на него, тут же повернулись обратно. Парни снова контролировали периметр. Лица за панорамными масками сосредоточены и спокойны. Молодцы. Похоже, постепенно привыкают к выкрутасам своего начальника.
Глянув за спину, вздохнул с облегчением. Крыльев не было. Хорошо. Хотя не очень. Появляются и пропадают, когда вздумается. Вряд ли этот сюрприз назовёшь приятным.
- Всё в порядке. Здесь противогазы можете снять, - сказал Коля и первым стянул маску с головы Боброва.
Заполнив его тело нитями, пытался расщепить или вывести яд. Жаль, не учился в своё время на врача. Справился бы куда быстрее. А так пришлось попотеть, пользуясь не академическими знаниями, а голой интуицией.
Выпрямился, лишь убедившись, что Стас в полном порядке. И цвет лица в норму пришёл, и дышать стал ровно.
Во взгляде Яковлева читался немой вопрос.
- Больничка не понадобится, - проговорил Николай, устало присаживаясь у стены. - Когда очнётся, пусть больше воды пьёт.
Леонид понимающе кивнул.
- С гостем что? - от двери поинтересовался Исаков.
- Нормально с гостем. Спровадил кое как...
- Значит, всё, Иваныч? Отбой?
- Отбой, ребятки. Можете возвращаться.
Парни расселись вдоль стен, кто где был. Уходить не спешили.
- А вы? - Лёня задал вопрос, интересовавший, похоже, всех.
- А что я? Мне ещё бункер запирать. И вообще... Я же сюда не входил. До сих пор перед экраном штаны просиживаю. Не было меня здесь. Уяснили?
- Да не вопрос, Николай Иванович, - пожал плечами Яковлев. - Только скажите, как у вас это получается?
- Много будешь знать, Леонид, скоро состаришься. Никому об этом ни слова. Слыхали?
- Да, командир, - за всех ответил Исаков и поднялся, опираясь на карабин. - Пошли, мужики.
- Подождите. Дверь за мной закроете.
Надо было успеть подчистить записи с видеокамер. Не хотелось, чтобы их кто-то видел.
Едва это сделал, как появился Швец. К тому времени Коля задался вопросом, почему с той стороны прислали Пазузу? И кто будет следующим? В том, что им окажется более сильный враг или враги, почему-то не сомневался. Ещё крылья эти. Никак из головы не шли.
Вот и выдал шефу на его расспросы о случившемся:
- Полагаю, нам нужен поп...
 все сообщения
МайорДата: Среда, 18.05.2016, 21:37 | Сообщение # 77
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
В церковь Николай не ходил. Не причислял себя к верующим. Потому полагал, что делать ему там, среди людей, истово пестующих свою веру, совершенно нечего. Теперь же, увидев храм изнутри, поразился его небывалой красоте.
Большущий зал под купольным потолком, с которого за молящимися пристально следит лик Спасителя. Богатый иконостас, изображающий, наверное, всех известных святых. Росписи на стенах. Даже колонны украшены ангелами...
- Крещёный? - раздался вдруг за спиной хорошо поставленный бас, эхом заметавшийся по храму.
Обернулся, увидев батюшку. Классический такой поп. Длинная борода до половины груди. Под нею массивный крест на выпирающем под рясой животе.
- Крестили в детстве.
- Отчего же не крестишься, когда в храм входишь? - строго спросил батюшка, повысив голос.
- Не умею...
- Так научись, потом приходи, - нахмурил брови священник. - Грех этого не знать. Кто во грехе живёт, никогда не получит благодати божьей. Так и сгинет в геенне огненной.
Какой-то неприветливый этот батюшка. Прямо без вины виноватым себя чувствуешь.
- Разве для того, чтобы бог услышал, обязательно правильно креститься? - нахмурился и Николай.
- А то как же! - взвился поп. - И креститься, и причащаться, и пост блюсти. А иначе...
- Да-да, знаю. Геенна огненная. А если человек вообще не крещён, тогда что?
- Муки вечные! Особливо после смерти!
- Но почему?
- Да потому что лишь здесь, в храме божьем, правильно славят Отца и Сына!
- Остальные, значит, славят неправильно? - хмыкнул Николай.
Священнослужитель всё больше не нравился. Напоминал адепта Ордена Света из той, параллельной реальности. Туда бы его. Истинным Евлабисом бы заделался.
- Конечно, неправильно!.. - в запале прокричал батюшка, но вдруг осёкся, с подозрением глянув на Колю. - Эээ, что за вопросы? Погоди-погоди... Да ты не иеговист часом?
Он перекрестился и замахал руками, словно перед ним не человек, а нечистая сила.
- Иеговист! Иеговист! - заорал, бегая по храму и тыча в Николая пальцем.
Все, кто здесь находился, повернулись на крики. Вбежали бабушки, торговавшие религиозной утварью. Колю обступили. Угрюмые лица, полные решимости отловить и вытолкать иноверца взашей. Раскрасневшийся поп неистово затопал, выкрикивая:
- Вон из божьего храма!
Не хватало ещё с прихожанами драться, тем более с бабулями.
Николай направился к выходу. Толпа расступилась, провожая неприязненными взглядами. Со стены с укором смотрел Спаситель, восседающий на троне посреди Страшного суда.
На улице вдохнул полной грудью, избавляясь от гадкого чувства вылитых помоев. Не таким он представлял себе разговор со священником. Толком-то и спросить ничего не успел. Сразу получил отворот-поворот.
Ну, ничего. Это не последняя в городе церковь. Есть и другая. Совсем недавно в отдалённом районе построили — деревянную, по всем правилам древнерусского зодчества.
В своё время о ней в новостях только и говорили. Даже имя батюшки вспомнилось. Отец Фёдор.
Увидев его, Коля едва сдержал смех. Слишком похож оказался отец Фёдор на своего литературного тёску из бессмертного произведения Ильфа и Петрова. Такой же маленький, невзрачный, с мясистым носом и стриженной бородой.
Зато принял приветливо, в отличие от предыдущего священника, чем сразу вызвал симпатию. Благословил, перекрестив, и с участием поинтересовался:
- Что привело тебя в сей храм, сын мой?
- Вопросы, батюшка, на которые у меня пока нет ответов.
- Что ж, на то я и здесь, чтобы наставлять на путь истинный. Спрашивай. Что тебя гнетёт?
Николай задумался. О чём, собственно, спрашивать? В церковь шёл по наитию, спонтанно, поддавшись чувствам. А каков будет результат, вовсе не представлял. Взять хотя бы первую неудавшуюся попытку.
- Понимаете... - начал неуверенно, с трудом подбирая слова. - Я работал в милиции. Сейчас на пенсии уже, но... Всю жизнь боролся со злом. И сейчас продолжаю. Его всё больше. Прёт со всех щелей. С каждым разом сильнее, а я... Не знаю, что делать. Однажды они спасли меня. Дали силу. А теперь хотят проникнуть к нам. Я не пускаю. Но ведь я такой же, как они... Только силы моей не хватает. Её почти не осталось. Вряд ли смогу сдерживать...
Он говорил и говорил, словно черпая фразы из неиссякаемого источника, хватаясь то за одну мысль, то за другую. Понял, что несёт несвязную чушь, и замолк, не зная как продолжать. Полный кавардак в голове. А батюшка стоял, сочувственно глядя на собеседника, и просто слушал.
Подняв на него умоляющий взгляд, Николай с робкой надеждой спросил:
- Вы меня понимаете?
- Отчасти, - улыбнулся отец Фёдор. И от улыбки этой почему-то стало тепло на душе. - Давай-ка, сын мой, попробуем сформулировать это вместе, а там посмотрим. Согласен?
Коля кивнул.
- Вот и хорошо... Значит, борьба со злом. Что тебя смущает? Надо ли ему противиться?
- Сам знаю, что надо. Иначе оно победит.
- Верно рассуждаешь. Но случается, что из противостояния оно выходит победителем. Тебя беспокоит именно это, так ведь?
- Да. И боюсь, что скоро это будет происходить повсеместно, - убитым голосом проговорил Николай.
- Будет, - уверенно поддакнул священник, заслужив неодобрительный косой взгляд. - Но лишь в том случае, если бороться с ним теми же методами.
- Предлагаете смиренно ждать, когда ударят, а потом подставить вторую щёку?
- А в чём смысл этой мудрости, знаешь?
- Просто фраза о добре и всетерпимости. Вроде не отвечай злом на зло.
- Интересная мысль, но не совсем верная. Вот скажи, в чём сила у зла? В алчности, ненависти, себялюбии. Так? А что можно противопоставить этому? Добродетель, душевную щедрость, благодать, а одним словом — любовь.
- Это что же, мне надо любить злодея, который меня бьёт? - горько усмехнулся Коля.
- Не верно говоришь. Любить должно то, что ты защищаешь, ради чего живёшь. И начинать надо с себя. Если завёлся в душе маленький червячок, пусть даже тень зависти, неприязни, вражды... Да что там, просто равнодушия. Знай, это тревожный звоночек. Ты должен бороться, противостоять этим чувствам и с усилием искать любви. Ведь она — это Божий дар, который нельзя просто так взять и выдавить из себя. Мы обязаны стремиться к ней, применяя ко всем живущим на земле и на небесах. Вот в чём суть нашей веры. Никогда не соглашайся с равнодушием, неприязнью, завистью и враждой. Освободи сердце для любви. Пусть она заполнит тебя всего, без остатка, не дав места богопротивным греховным чувствам. Вижу, ты женат? - Священник взглядом показал на кольцо на правой руке Николая. - Давно ль?
- За двадцать пять перевалило. Скоро тридцать стукнет.
- Счастливо жили?
Коля пожал плечами.
- По-всякому...
- Преодолели же, не расстались? - Отец Фёдор дождался кивка, после чего удовлетворённо крякнул: - Вот видишь. Это всё любовь. Разве нет? А ну, не люби вы друг друга да деток своих, как думаешь, сложилось бы ваше семейное счастье?
Навряд ли, был вынужден признаться Коля. Пробовал в молодости то с одной жить, то с другой. Всякий раз казалось, вот она, долгожданная любовь. Пришла, наконец. Однако, спустя какое-то время, понимал, что глубоко заблуждался, снова пускаясь в поиск. Зато с Ниной сразу сложилось. Был, конечно, период притирки, но тут ничего не поделаешь. Жизнь есть жизнь. Теперь и не представлял её иной, без Нины.
- Хотите сказать, что любить нужно всех, без разбора? Включая врагов?
- Я говорю о непримиримости с внутренней отчуждённостью, неприязнью и равнодушием. Нужно всем сердцем искать примирения, великодушия, милосердия, которые и есть наша христианская любовь. Но ни в коем случае не требуй взаимности от других. Просто люби сам. Остальное от воли Божьей зависит и от расположения человеческих сердец. Узришь потом, что любовь есть великая сила. Она сама ревностно и успешно изыскивает средства для выражения. Без неё мы пустые, нищие. Как изрёк мудрый старец Амвросий Оптинский, «если нет любви, твори дела любви». Всё просто. Как бы мы хотели, чтобы люди поступали по отношению к нам, так и сами будем поступать в отношении к людям. От дел любви милостью Божией возгорится и сама любовь. Ибо «невозможное человекам возможно Богу».
- А если другие люди не хотят моей любви? Говорят же насильно мил не будешь. И потом, как узнать, кому нужна твоя любовь, а кому нет? Предлагая её налево и направо, рискуешь получить оплеуху в ответ. Что, ходить и спрашивать?
- Любовь не дожидается просьбы, а именно предупреждает её. Апостол Павел говорит: «Будьте братолюбивы друг ко другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте». А если опасаешься получить зло в ответ, вспомни пословицу: «От добра Ибо эдобра не ищут». Что сие значит? Делая добро, не ожидай взаимности. Это уже торговля или бартер получается, но никак не христианское понимание добра.
- То есть врагов тоже надо любить и делать им добро?
- Господь говорит, что мало любить любящих нас, ибо так же поступают и язычники. Христианская любовь заключается в полной и бескорыстной самоотдаче. «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Думаешь, просто красивые слова? Нет, это руководство к действию. Так должны поступать все истинные христиане. «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся». Что это, если не призыв к совершенству? Человек откликается на просьбу, отдаёт, делится добром, не взирая на получаемые оплеухи. Он исполнил заповедь Божию. Что может быть лучше?
- Этак можно кучу народа посадить себе на шею, - не сдержался от сарказма Николай, припомнив попрошаек перед воротами церкви.
Тем бы на флакон с настойкой боярышника насобирать и быстренько умчаться в аптеку.
Отец Фёдор словно мысли читал.
- Если наша помощь потворствует чужой лени, - начал он степенно, - праздности, лукавству, а тем паче пьянству или иной страсти, такая помощь действительно становится медвежьей услугой. Вспомни поговорку «Хочешь помочь другому, дай ему не рыбу, а удочку». То есть если хочешь кому помочь, помогай его душе, поскольку она должна возобладать над плотью, над страстями. Человек должен и сам прилагать усилия для своего исправления, иначе ничего из этого не выйдет. Всё, что делается сообща, выходит лучше.
- И борьба со злом?
- В первую очередь, сын мой. В первую очередь. Ведь любовь, она всегда сильнее. Никакое зло её не может сломить. Вот и тебя с женой не разлучило. А уж зла, насколько понимаю, у вас в жизни было предостаточно.
Это уж точно. Помаялись они с Ниной. Не каждый такое вынесет.
- Но как бороться в одиночку?
- Почему в одиночку? Ты любишь жену, она тебя. Вас уже двое. Дети, внуки, сослуживцы, соседи. Да мало ли кто ещё, пусть даже совершенно незнакомый, просто человек, не питающий ненависти, готовый в любую минуту оказать помощь.
- И как же они её окажут?
- Через Бога. Ведь любовь — это божественное чувство, подаренное нам Господом. Если мы любим, значит верим в него и можем противостоять злу.
Задумчиво хмыкнув, Николай посмотрел на иконостас. В этой сравнительно небольшой церквушке он был куда скромнее, чем в белокаменной. Однако лик Спасителя, казалось, блистал неким внутренним свет.
- А ты помолись, помолись Господу, - тоже повернулся к иконе отец Фёдор и перекрестился. - Через молитву преумножается любовь. И почувствуешь себя способным сокрушить любое зло.
Коля неумело перекрестился.
«Боже, почему я? - подумал, глядя на светлый лик. - Зачем это мне? Я никогда никого не любил кроме своей семьи. Мне плевать на остальных...»
Разве? Сегодня он бросился выручать Боброва и всю первую тройку. Полегли бы там от удушливого поветрия моровика Пазузу. Глядишь, и вторая тройка вскоре присоединилась бы. Что, не жаль их? Ещё как жаль. Сам ведь выпестовал. Получается, что любит? Наверное, раз так. А остальные?..
Большие, тщательно прорисованные глаза цвета неба приблизились, закрыв обзор.
Снова невероятная лёгкость в теле, как там, в подвале, когда молитву читал перед пятящимся Пазузу. Захотелось взлететь.
Потянулся вверх, встав на носки. Вдруг они оторвались от пола.
Николай опомнился, завертел головой. Чёрт! Он висит почти под самым потолком. И снова за спиной белые крылья. Как же не вовремя!
С опаской покосился на батюшку. Тот, задрав голову, смотрел на Колю во все глаза. Ни тени испуга на лице. Пожалуй, только восхищение.
- Господи! - всплеснул он руками. - Благодарю тебя за то, что дал таки узреть мне чудо!
И смахнул катившуюся по щеке слезу.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 30.05.2016, 14:43 | Сообщение # 78
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 31. Сжечь мосты


Следующий гость появился буквально через день. В этот раз женщина.
Тревожная группа была ещё на месте. Парни спокойно занимались в тренажёрном зале, когда по коридорам разнёсся противный вой ревуна.
Все привычно бросились в оружейку.
Николая сигнал тревоги застал в кабинете шефа, где он и Швец мирно беседовали с отцом Фёдором. Теперь, на ходу сканируя бункер, он бежал по продолу к небольшой каморке с аппаратурой охраны. Сообразив, что через Портал проникла женщина, замедлил бег. А через мгновение замер на месте, узнав её. Аэлла! Ей-то что здесь надо?
Она почувствовала «взгляд», ответив слабым прикосновением своих нитей.
«Молох, где ты?» - едва долетела её мысль.
«Рядом», - чуть помедлив, отозвался Николай.
Странно, что спрашивает. Могла бы и сама определить, где он. У неё, в отличие от Коли, никто Силу не забирал.
«Приди... Надо поговорить».
Тихая, слабо слышимая просьба, если не сказать мольба.
Мимо пробежал отставший профессор. Следом семенил отец Фёдор.
- Чего застыл? - Окрик Швеца привёл в чувство.
Ноги сами донесли до дежурки, хотя ничего нового там для себя Николай не увидел. Монитор передавал на удивление чёткое изображение Аэллы, представшей перед зрителями во всей своей ослепительной красе. То есть совершенно голой, без малюсенькой тряпочки на идеальном теле.
- Тьфу! Отродье бесовское! Прости, Господи! - Батюшка принялся часто креститься, стараясь не глядеть на экран.
- Ничё себе... Это чё вообще?.. - обалдело бормотал охранник, едва не пуская слюни.
Коля отвесил ему внушительный подзатыльник, сбив кепку.
- Отставить пялиться на бабьи титьки, боец! Выполняй свои обязанности!
- Да-да... - засуетился очарованный охранник, залезая под стол в поисках улетевшей туда кепки. - Я щас... Уже иду, Николай Иваныч...
Поднял её и, нахлобучив на голову, поспешил выскочить за дверь. Отец Фёдор перекрестил бедолагу в спину.
- ...Избави от Лукавого, - услышал Коля конец фразы.
«Приди, Молох...» - продолжал назойливо звучать в голове шёпот Аэллы.
Пытается навязать свою волю? Но Коля не чувствовал себя чьей-то марионеткой. Хотя, разве такое почувствуешь?..
В наушнике щёлкнуло:
- «Гончий-один» готов.
Значит, Яковлев уже у входа в подвал. Сразу за ним прорезался механический голос Исакова:
- «Гончий-два» на исходной.
«Молох!..» - Аэлла просяще тянула руки.
К ней манило. Казалось, нет силы, способной противиться её настойчивому зову.
Но Коля упрямо не сходил с места, несмотря на желание немедленно сорваться и лететь навстречу этим рукам. Обнять, прижать к себе упругое тело, почувствовать гладкую кожу под ладонями...
Швец подался вперёд, впившись взглядом в экран. Лысина покрылась капельками пота. Волосы вокруг встопорщились. Батюшка, зажмурив глаза и сжав побелевшими пальцами крест на груди, неразборчиво бормотал молитвы.
То ли он помог, то ли Николай сам совладал, но наваждение потихоньку спало. Уже не надо бороться с собой. Разум без особого труда накинул узду на чувства, плавно успокаивая не на шутку разбушевавшееся сознание.
Фух! Отпустило.
Взяв себя в руки, проговорил в микрофон:
- «Гончие», внимание! Это Молох... Вперёд!
Посыпались доклады. Обе группы вошли в коридор. Достигли следующей двери. Открыли. Вторая тройка, выпустив первую, задраила бронированную дверь. Яковлев и его ребята обложили вход в бункер.
- «Гончий-один» готов разгерметизировать Портал.
«Молох... Приди...» - Зов уже не настолько манящий.
Что задумали на той стороне? Парламентёра прислать? С чего бы им переговоры вести? Если только преграда и в самом деле оказалась неодолимой. Хотелось бы верить. Жаль, спросить не у кого. Соврут ведь, недорого возьмут.
«Приди...»
Николай решительно вдавил тангенту:
- Всем оставаться на местах. Ждать меня.
Поймал вопросительный взгляд шефа. Не став ничего пояснять, развернулся и вышел из комнаты. Спускаясь по лестнице, ясно чувствовал — не Аэлла его ведёт, а только собственное желание разобраться во всём и поставить, наконец, точку в этом затянувшемся, никому не нужном противостоянии.
- Пойду один, - коротко сказал Яковлеву, когда за спиной задраили дверь. - Открывайте.
Повинуясь жесту командира, Бобров молча дёрнул рычаги. Отошёл, взяв карабин на изготовку.
Аэлла спокойно ждала, Коля это «видел». Вздохнув, толкнул тяжёлую створку и переступил порог.
- Здравствуй, Молох, - лучезарно улыбнулась девица, ни капли не стесняясь своей совершенной наготы.
Даже наоборот, красовалась перед Николаем.
А он криво усмехнулся, выудил из воздуха простенький брезентовый плащ, не особо выбирая фасон, и накинул Аэлле на плечи, застегнув его на все пуговицы.
- Ооо! Я тебя смущаю? - спросила она, вскинув лукавый взгляд.
- Если ты пришла поговорить, то и одеваться надо для беседы, а не для разврата.
- Думаю, одно другому не мешает.
- Зато я так не думаю, - отрезал холодно. - Зачем звала?
- Хм... Я думала, ты будешь рад меня видеть.
- Я бы порадовался, окажись наша встреча случайной или простым визитом вежливости, как принято у добрых соседей. Но ведь это не так, верно?
- Верно, - словно эхо прозвучало, странным образом трансформировавшее мужской голос в женский. - Всегда завидовала твоей прозорливости.
- Ну, знаешь ли, здесь не надо иметь семь пядей во лбу. Огненные Саламандры, Василиск... Где они появляются, там вскоре не остаётся ничего кроме выжженной пустыни. Чтобы построить что-то новое, надо разрушить старое, так? Но люди дали вам от ворот поворот. Не справились ваши твари. Тогда вы решили устранить эту неожиданную преграду. Прислали Пазузу. Людей ждал губительный мор...
- Но ты вмешался. Зачем?
- Это мой мир! Я в нём живу!
- Во Вселенной великое множество миров. Ты волен жить в любом из них. Владеть не одним, а сотнями. Хочешь, хоть каждый день меняй на своё усмотрение. Создавай, уничтожай, стравливай. Ради этого тебе дарована Сила.
- Которую тут же отняли, стоило мне захотеть вернуться домой. Всё, я сделал своё дело, выбрав нормальную человеческую жизнь. Вы получили мою Силу назад. Почему бы вам не оставить меня в покое, а заодно и этот мир?
- Потому что Сила не оставила тебя. Разве не чувствуешь?.. Ты теперь Проводник.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 13.06.2016, 15:25 | Сообщение # 79
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
«И кого я, по-твоему, провожу?» - хотел спросить с усмешкой, но слова застряли в мгновенно пересохшем горле.
Это что же получается, все эти жуткие твари просачиваются сюда через него? Да ладно!Радуйтесь, люди, найден виновник всех ваших бед.
А в чём, собственно, его вина? В том, что хотел жить по-человечески, у себя на родине, наслаждаясь общением с женой и детьми? Ну, ещё с парой-тройкой близких, пусть не друзей, но хороших знакомых. Жить спокойно, никому не мешая, и чтобы ему никто не мешал.
Нет же, гости припёрлись. Хватило жалкого пучка, щепотки, оторванной от могучей Силы, изначально дарованной Кристаллом. И этот пучок подобно тросу, надёжно вцепившемуся в буксир, намертво связал два мира, открыв дорогу потусторонним созданиям. Те и рады стараться, канатоходцы хреновы. Дёрнул же чёрт удержать последние рвущиеся нити. А что теперь? Сам проторил дорожку, сам и расхлёбывай.
Вернее, расхлёбывать придётся всем. «Богеме», городу, стране... Дальше и подумать страшно.
Нет, люди Земли не смирятся. Будут воевать - за место под солнцем, за право жить в собственном мире по тем законам, которые их предки чтили на протяжении многих поколений. К чему это приведёт? К появлению нового Распутья и новой Припяти. Одна Припять на Земле уже, кстати, есть. Где гарантия, что там в своё время не похозяйничали такие вот пришельцы? Да никакой.
- Вижу, ты понял, - улыбнулась Аэлла, внимательно следившая за Колиным лицом.
- Этого не было в Договоре, - просипел он, едва узнавая собственный голос.
- Надо внимательнее читать, Молох. Особенно дополнительные условия.
Издевается. Там этих условий листов на десять мелким почерком.
Что ж, поделом ему. Ещё работая в банке ведь знал, что прежде чем подписывать какой-нибудь документ, его надо внимательно изучить, прочитав от корки до корки. В противном случае рискуешь нарваться на подводные камни, способные потопить любой, казалось бы, самый надёжный корабль, под завязку нагруженный твоими амбициозными планами, едва он покинет порт приписки.
Впору разозлиться, но Николай почему-то испытывал жалость. Не к себе, а к тем, кто затеял эту нечестную игру.
- Вы меня использовали, - сказал спокойно.
- Все в той или иной степени друг друга используют, Молох. Такова жизнь.
- Жизнь такова, какой мы её делаем. Только желания у нас, видишь ли, разные. Лично мне от вашей братии ничего не надо. А вот вам... Думаете не понял, что собираетесь тут Кристалл Силы соорудить? Зачем? Не для того же, чтобы Силу всем направо и налево раздаривать.
Аэлла фыркнула:
- Нет, конечно. Сила сама выбирает себе достойных. И это единицы.
- Так и думал. - Николай сложил руки на груди. - Каста избранных. Все прочие просто биологический мусор. Отбросы общества, не заслуживающие достойной жизни. Знакомая философия. То же самое было в Распутье?
- Не только там, но и далеко за его пределами. - Аэлла хмурилась, не понимая к чему ведёт собеседник.
- И что в итоге? Разруха, нищета, вечные войны. Хотите привнести всё это в мой мир?
- Непосвящённые теряют разум...
- Ты называешь непосвящёнными большую часть человечества. Что же им грозит, по-вашему? В худшем случае полное уничтожение. В лучшем — судьба Припяти. Думаешь, им это понравится?
Девица таращилась на Колю, словно видела впервые.
- Как ты можешь так рассуждать? - протянула с недоумением. - Ты один из нас. Что за дело тебе до безмозглой толпы, движимой лишь звериным инстинктом?
- А благодаря кому они скатятся до этого уровня? Пока вас нет, люди вполне себе счастливы. Каждый по-своему, но это их личное дело. Живут, как хотят, как умеют. И вдруг появляетесь вы, насаждая свой миропорядок. Сразу всё идёт наперекосяк. Старые ценности по боку. Устоявшиеся, давно привычные традиции извращаются, теряя всякий смысл. Люди забывают историю своей страны, своего народа. В обществе главенствует один закон — человек человеку волк. Везде кровопролитие, бойня. Это в твоём понимании светлое будущее?
- Неполноценные уйдут. Выживут сильнейшие. Мы будем ими управлять. Вместе.
Она всё никак не возьмёт в толк, чему так противится Николай. Не может ведь он, в самом-то деле, не понимать, что влачит жалкое существование в этом отсталом, затерянном в пространстве уголке Вселенной. Неужто и дальше собирается пребывать здесь в забвении?
Нет, не достучаться ему до Аэллы. Слишком уж они разные. Коля припомнил, как смотрел в её красивое лицо на фоне зеленеющего неба при самой первой их встрече. Принял за спустившегося с небес ангела. Надо же, как ошибался.
Жаль её, непутёвую. Совсем пустая душа у девчонки. Спасла-то его, видимо, лишь затем, чтобы сделать Проводником в этот мир. Голый расчёт, ничего больше.
- Нет, Аэлла! - Николай решительно мотнул головой. - Никого из вас я сюда не пропущу. Делайте что угодно. Костьми лягу, но в моём доме ноги вашей не будет.
- Не сможешь, - снова усмехнулась она. - Ты Проводник, и с этим ничего не поделать. Кристалл тебя видит. И мы видим. За мной придут остальные. Всех не сдержишь. Здесь взрастят новый Кристалл, который напитает тебя Силой. Тогда поймёшь, от чего хотел отказаться, и смиришься.
- Раз так, я оборву все связи с Кристаллом.
- Глупец. Ты окончательно лишишь себя Силы, перестав быть самим собой.
- Как-то ведь обходился без этого. Жил, ничего не зная ни о тебе, ни о Кристалле.
- Согласись, вряд ли то существование можно назвать жизнью. По-настоящему она у тебя началась лишь теперь.
- Я бы сказал, что лишь теперь по-настоящему понял жизнь. Мне далеко не безразличны судьбы обитающих здесь людей, в отличие от вас.
Плащ разлетелся на мелкие лоскуты, вновь обнажив идеальное тело Аэллы. За её спиной взметнулись чёрные крылья. По лицу словно судорога пробежала, исказив его гримасой злобы.
- Или ты отвалишь в сторону, или навеки сгинешь в небытие! - процедила угрожающе внезапно изменившимся, утробным голосом.
Нити напряглись. Зазвенели, как натянутые струны. Коля чувствовал себя страхующим у края пропасти, который, напрягая все силы, держал сорвавшегося вниз альпиниста. И не одного, а целую группу. Похоже, к Аэлле спешила подмога.
Не думал, что за переговорами сразу последует генеральный штурм.
Если ничего не предпринять, здесь очень скоро станет слишком жарко. Подвал просто не выдержит большого наплыва демонических сущностей. Никакие бронированные двери не спасут. Перегородки разлетятся к чёртовой матери, образовав первозданный котлован, вырытый ещё в начале строительства. Туда же ухнет и всё здание, осыпавшись подобно карточному домику. Все, кто сейчас в нём, сгинут под обломками. Это демонам ничего не сделается, а вот людям...
«Эх, прощай, Силушка», - подумал Коля, безжалостно вырывая из себя последние нити, доставшиеся когда-то с таким трудом.
- Не сметь! - пушечным выстрелом громыхнул окрик Аэллы.
Липкие невидимые концы упрямо цеплялись, как репей, не желая ускользать в пустоту. Наконец, лопнула последняя связь. Метущийся обрывок судорожно пытался найти опору, словно махал на прощание, исчезая в чреве открытого Портала...
Вот и всё. Мосты сожжены. Нет больше Молоха. Вместо него посреди тесного закутка подвала стоит простой человек. Никто в сравнении с той злобной тварью перед ним, порывисто хлопающей крыльями.
От красавицы Аэллы не осталось и следа. Подтянутое мускулистое тело, мало чем напоминающее женское. Сильно удлинившиеся пальцы рук и ног, с острыми, сочащимися чем-то тёмным когтями. Вместо симпатичного девичьего лица уродливая морда гарпии.
Ну да, её по-прежнему питает Кристалл. А что у Николая? Ни капли Силы. Вся надежда на собственные умения, обычную человеческую ловкость и верный меч. Огнестрела при нём нет. Принципиально его не носил, довольствуясь одной только Силой. Она эффективнее любого оружия будет... Хм, была.
Гарпия зашипела, поднимая руки. Распустив когти веером, нацелила их в грудь.
- Никчёмный человечишка, - еле разобрал её шипение. - Не ценишь великий дар. Не умеешь быть благодарным. О, ты не умрёшь, нет. Будешь жить столько, сколько я пожелаю. Сколько протянет этот гадкий мирок. Чтобы налюбоваться его гибелью.
Ну, уж дудки. Попадать в плен в его планы не входит.
Выдернув из ножен катану, Коля несколько раз махнул мечом, разогреваясь. Как говорится, помирать, так с музыкой. Убить Аэллу, конечно, у него не получится. Скорее, наоборот. Зато попишет эту бестию изрядно, если повезёт. Со всей благодарностью от некогда спасённой, но не продавшейся души...
В наушнике загалдели наперебой. Переговаривались тройки. Что-то горланил Швец, но Николай не вникал. Он внимательно следил за гарпией, концентрируясь на предстоящем поединке. Мысли, звуки, запахи — всё ушло на второй план. Смешалось в хаотичный, неразборчивый комок. Ничто не должно отвлекать бойца от битвы. Тем более, смертельной.
«Тоже мне, мортал комбат, блин...» - позволил-таки себе усмехнуться.
И чуть было не поплатился. Гарпия метнулась вперёд.
«Какая быстрая!» - успел удивиться, уворачиваясь от размазанных по воздуху когтей. А потом и вовсе перестал думать, с головой окунувшись в круговерть боя.
 все сообщения
МайорДата: Понедельник, 11.07.2016, 18:59 | Сообщение # 80
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Глава 32. Всем миром


Первое, что увидел, открыв глаза, была люстра. Три красивые стеклянные чаши в форме больших лепестков под каждой лампой, и обвесы под хрусталь. Давным-давно купили её по случаю на рынке, чтобы в спальне повесить. Напару с женой выбирали. Ей тогда приглянулась эта китайская безделушка. Дёшево и красиво...
А где, кстати, жена?
Вторая половина кровати пустовала. Подушка не примята, словно не спал на ней никто. Да и солнце за окном слишком разыгралось. На раннее утро явно не тянет - день, как минимум. Что-то разоспался сегодня. И слабость непонятная во всём теле.
Жалобно застонал пустой желудок.
- Нина! - попробовал позвать Николай.
Получилось хрипло. Прочистив горло, повторил попытку:
- Нинок! Приготовь что-нибудь поесть, не то помру с голодухи.
Тут же послышались торопливые шаги. В спальню ворвалась растрёпанная жена. Глаза на мокром месте. Плакала? С чего бы?
Мгновение постояв, она кинулась к постели. Упала на колени, заключив мужа в объятия, и ну целовать, причитая:
- Коленька! Очнулся! Миленький мой!..
- Да ты что, Нинок? Что ты... - тоже обняв жену, пытался успокоить её Николай.
- Вот и слава Богу. Вот и ладушки. - В дверях стоял отец Фёдор и крестился, задрав глаза к потолку.
- Батюшка? Вы-то здесь каким ветром? - удивился Коля, чувствуя нарастающую тревогу. - Что-то случилось?
- Уже всё позади, сын мой, - широко улыбнулся поп, раздвигая густую бороду.
- Господи, я так испугалась, - всхлипнула жена. - Когда отец Фёдор вчера пришёл, а следом тебя внесли. Думала, с ума сойду. Чуть в обморок не шлёпнулась. Хорошо, успели сказать, что с тобой всё в порядке и ты просто спишь.
- Сплю? - Николай нахмурился, пытаясь припомнить вчерашний день.
Когда это он уснул? Что, просто стоял, стоял и вдруг свалился?
В памяти всплыло перекошенное гневом лицо Аэллы, её прекрасное тело, внезапно потерявшее человеческие черты и превратившееся в гарпию.
Чёрт! Он же дрался с нею. Дрался, напрягая все силы. Не раз и не два мог пронзить мечом, но не сделал этого. Только защищался. А когда они в пылу сражения покинули тесный закуток у Портала, появившись перед выжидающими «Гончими», те, недолго думая, открыли огонь. Такова инструкция. Если гость проявляет агрессию и стремится вырваться на волю, его необходимо обезвредить всеми доступными средствами.
Аэлла корчилась под градом серебряных пуль, и Николай каждой клеточкой своего тела ощущал её боль. Нет, не должно быть так. Разве она заслуживает?..
Расправил крылья, заслонив собой женщину. Стрельба сразу стихла.
«Уходи. Прошу тебя», - взмолился мысленно.
«Меня вам не остановить, - пришёл ответный посыл, пропитанный злобой и ненавистью. - Теперь Проводником стану я. Убирайся с дороги!»
Она вновь изготовилась к броску.
Чувствуя небывалый прилив сил, Николай поднял меч. Прижался к нему лбом. Клинок испускал яркий, но не слепящий глаза свет и приятно холодил кожу. Крылья за спиной тоже светились, разгоняя подвальный мрак. Аэлла вскрикнула, закрыв лицо уродливыми руками. Серая кожа на них задымила, начала расползаться, словно облитая кислотой.
Гарпия метнулась из стороны в сторону в поисках спасительной тени. Бесполезно. Отовсюду лился свет. Коля двинулся вперёд, оттесняя соперницу к Порталу. Она юркнула под защиту бронированной двери. Хотела захлопнуть тяжёлую створку, но Николай уже вплывал в проём, не касаясь ногами пола, словно миллионы заботливых рук бережно несли его через порог.
«Умоляю, Аэлла, уйди по-хорошему. Оставь этот мир. Я буду всячески его защищать. Не вынуждай меня. Не хочу причинить тебе вред».
Она не ответила. Лишь разъярилась ещё сильнее. Зашипела яростно и вдруг набросилась на Колю, не обращая внимание на дымящуюся кожу и оголившуюся почти по всему телу чёрную плоть.
Не успели они столкнуться.
Что-то вклинилось между ними. Поволока, похожая на чей-то размазанный силуэт, сгустилась, обрела форму, выросла до гигантских размеров. Мелькнула чешуйчатая змеиная спина и кожистые крылья.
В один миг Аэлла оказалась в огромных лапах преображённого Барабаша. И откуда он взялся?
Дракон взмахнул крыльями, породив самый настоящий, безжалостно ударивший в лицо штормовой ветер. Быстро переместился к Порталу и... В мановение ока исчез в нём вместе с захваченной гарпией.
«Запечатать... Собой... Никто не пройти... Больше...» - долетели до Коли обрывки его мыслей.
Первая более-менее связная речь кота-дракона. И, похоже, последняя.
Концы сложенных за спиной в последний момент крыльев и хвост превратились в неправильные полусферы. Извиваясь, они тоже вскоре втянулись в Портал, словно взмахнув на прощание, оставив на виду лишь вмурованные в стену трубы и светлое пятно замазки вокруг них.
Тогда-то силы и покинули Николая, бросив его безвольное тело на раскрошившийся бетон...
- Ваши ребята быстро сработали, - восполнял пробелы Колиной памяти отец Фёдор. - Подняли тебя наверх. Пока ждали «скорую», пытались понять, какие травмы ты получил. Ни единой царапины не нашли. Кости целы. Сердце, дыхание — всё в норме. Лев Карлович настоял, чтобы в больнице полное обследование провели. А там сказали — налицо истощение организма. Спит человек, понимаешь ли, крепким богатырским сном. Покой нужен. Когда восстановится, глядишь, и сам проснётся. Правда, опасались, что сон твой может в летаргический перерасти. Тогда бы госпитализировали. А пока велели отправить домой. Здесь, мол, и стены помогают. Ну, слава Богу, всё обошлось.
- И сколько я так спал?
- Да недолго. Почитай, со вчерашнего дня до этого. Сутки прошли.
- То-то я такой выспавшийся, - Коля попытался встать. Ватное тело не слушалось. Постояв на трясущихся ногах, снова сел. - Фух, не могу пока...
- Да что ж ты сразу ходить! - возмутилась жена, укладывая его в постель. - Видное ли дело после такой нагрузки. Давай-ка, лежи, а я тебе поесть сюда принесу.
Она вышла.
- Что вы ей рассказали? - задал Николай давно мучивший вопрос.
- Всё, - по-простому ответил священник.
- Совсем всё?
- Совсем. И не надо смотреть на меня с таким укором, сын мой. Жена — это твоё второе «я». Вы неразделимы. Не надо скрывать от неё свою жизнь. Тем более, стесняться тут нечего, ежели муж за праведное дело стоит. И при этом пользуется поддержкой целого эгрегора праведников.
- Какого ещё эгрегора?
- А ты думаешь просто так святым воином стал? Нет, сын мой. Это благодаря тому, что люди на твоей стороне. Все, кому не безразлична судьба мира.
- Верующие? Те, кто в церковь ходят?
- Они в первую очередь. Православные, католики, мусульмане, буддисты, даже язычники, если хочешь. Но много и тех, кто далёк от храмов, однако чист душой. Вот их общая воля и стала той силой, которая сконцентрировалась в тебе, позволив противостоять необоримому злу. А иначе никак. В одиночку нас одолеть довольно легко.
- И кто я теперь?
- Пограничник. Передовой боец, сдерживающий лютых врагов всего человечества.
- Весёлая перспективка, - горько усмехнулся Коля. - На передовой чаще всего и гибнут.
- У каждого свой крест. Помни, ты уже одержал ряд побед. И ты не один. В тебе воплотилась воля людей. Воля к свободе и к жизни.
Так-то вот. Сначала Проводником был, потом Пограничником сделался. Ну, хоть не чудовище, повязанное Кристаллом. Оборванные нити Силы больше не тяготят. Нет соблазна использовать их себе во благо. Зато теперь необъяснимая лёгкость в душе, буквально парящей под облаками. Наверное, это состояние и называют чистой совестью. Не зря же так легко уснул и проспал сутки напролёт, словно младенец.
Осторожно вошла Нина, держа на разносе чашку с дымящимся чаем и тарелку с выложенными на неё горячими бутербродами. Вдохнув их аромат, Николай почувствовал зверский аппетит. Быстренько сел в кровати, потянувшись за разносом.
Отец Фёдор скромно покашлял:
- Ну, я пойду. Не буду вам мешать.
- Что вы, батюшка, - всплеснула руками Нина. - Вы вовсе не мешаете. Да если бы не вы, я вообще не знаю, как бы справилась. Столько переживаний... Покушайте с нами.
- Нет-нет, - энергично замахал тот. - Спасибо, хозяюшка, но мне действительно пора. Прихожане ждут. Чего доброго, потеряют своего батюшку, кинутся разыскивать с фотографией. До свидания. Благослови вас Господь.
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 15.07.2016, 19:21 | Сообщение # 81
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Съев бутерброды, Николай почувствовал себя лучше. Сам, без помощи жены сходил в туалет и ванную. Лишь после этого, вернувшись в кровать, позвонил Швецу.
- Знаю, знаю, что в себя пришли, - сразу затараторил тот. - Отец Фёдор у меня уже побывал, обо всём сообщил.
Ну, хитрюга поп. Говорил, что прихожане заждались, а сам по городу разгуливает.
- Лев Карлович, как там наш Портал?
- Нулевая активность.
- Что, исчез? - со смешанным чувством надежды и страха воскликнул Коля.
- Нет. Приборы показывают, что проход на том же месте, никуда не делся. Только... - профессор замялся. - Судя по всему, там ничего не происходит. Как до вашего перемещения, Коленька.
- Это значит, что мы его закупорили?
- Вряд ли. Скорее всего, дезактивировали. Теперь с той стороны к нам не так-то просто попасть. Пока не знаю почему...
- Из-за меня, Лев Карлович, - выдохнул Николай, решив быть с шефом до конца откровенным. - Вернувшись, я стал проводником для того мира. Оказывается, он держал меня на поводке.
В трубке помолчали.
- Что ж, примерно так я себе и представлял, - задумчиво протянул Швец, после чего поинтересовался: - А теперь как обстоят дела?
- Вчера эту связь я оборвал.
- Понятно. Полагаю, она ушла вместе с вызванной вами сущностью?
- Какой сущностью?
Ни Аэллу ли он имеет ввиду? Уж кого точно не собирался вызывать, так это её.
- Ну, мне показалось, она чем-то напоминала дракона.
Ах, вот он о чём. Барабаш засветился в истинном облике. Пропал дракончик. Можно сказать, заткнул собою проход, вытолкав гарпию восвояси. А господин профессор, значит, подумал, что лицезрел материализованную связь Николая с потусторонним миром.
- Как только это существо исчезло, с вами тоже перестала твориться всякая чертовщина, - закончил Швец, намекая, похоже, на Колины крылья.
Вообще-то хорошая версия. Пусть так и думает. М-да, не получится, похоже, полной откровенности с шефом.
- Отцу Фёдору спасибо. Вряд ли бы я справился без его помощи.
- Не прибедняйтесь, мой друг. Это же ваша инициатива привлечь священника. Правильное решение, как выяснилось. Чувствуете себя как, нормально?
- Да, вполне.
- Вот и хорошо. Сегодня отдыхайте, а завтра жду вас на работе. Ваши ниндзи мне тут всю плешь проели - «где Николай Иванович да где».
- Работать будем в прежнем режиме?
- Пока да. Хотелось бы убедиться, что больше ничего серьёзного нам не грозит.
- Тогда до завтра.
- До свидания, Коленька.
Швец отключился.
Подняв глаза на жену, тихо сидевшую рядом, Николай взял её за руку.
- Прости. Я о многом тебе не рассказывал. Не хотел, чтобы ты беспокоилась.
- У тебя не вышло, - улыбнулась она грустно. - Я же сердцем чувствую, если что не так.
- Ты моя умница, - притянув к себе, поцеловал её в губы.
Жена взъерошила ему чуб.
- Господи, седой уже, а всё туда же. Нет чтобы внуков спокойно нянчить и хозяйством заниматься, он всё злодеев ловит. Мало тебе своих было, ты ещё за потусторонних взялся. Ну, чем вы там с отцом Фёдором промышляете? Экзорцизмом?
- Не совсем, но ты не так далека от истины.
- Тогда расскажи, чтобы я знала.
- При условии, что не будешь считать меня чокнутым.
- Договорились. Не можем ведь мы оба быть чокнутыми.
Она улыбнулась и погладила Колю по щеке.
- Можем, - возразил он. - Это случилось давно, ещё когда мы встретились.
- Действительно, какая нормальная девушка вышла бы за нищего мента без крыши над головой, который, к тому же, почти не бывает дома.
- А какой нормальный мужик предложит руку и сердце неписаной красавице, вокруг которой вьётся туча кавалеров один другого краше. Тем более, когда он без гроша в кармане и пропадает на службе, практически не видя своей избранницы.
- Вот видишь. - Нина шутливо ткнула его пальцем в лоб. - Не надо ничего от меня скрывать. Всё равно узнаю. Так что давай, рассказывай.
- Как же я тебя люблю, - зашептал на ухо, обняв крепко и покрывая поцелуями шею.
- И я тебя.
Она гладила его широкие, налитые мышцами плечи, прижимаясь всем телом.
- Это что? - похлопала по вздыбленному одеялу.
- Пистолет, - ляпнул первое, что пришло в голову.
- Даже в постель его с собою берёшь?
- Сам появляется, когда на боевом взводе. Постреляем?
- Кобель, - засмеялась жена и юркнула под одеяло.
 все сообщения
МайорДата: Суббота, 16.07.2016, 17:47 | Сообщение # 82
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Эпилог


Мысленно чертыхаясь, Николай бежал по коридору вместе с четырьмя «гончими».
Надо же было появиться гостю именно сегодня. Полгода прошло, как бездействует Портал. Успокоились, начали людей в отпуска отправлять. Им тоже отдых нужен, как ни крути. Трудовой кодекс никто не отменял. Яковлев уже неделю на Канарах греется, а Елькин только-только улетел с семьёй в Тайланд. Выкручивайся теперь, как хочешь, с неполным боевым расчётом.
Само собой, действовать в усечённом составе они тоже тренировались, но в реальной обстановке всё может пойти не так.
Миновали вход в подвал. Дежурная смена, впустив группу быстрого реагирования, тут же захлопнула за ней бронированную створку, оставшись караулить снаружи. Гулко топая по коридору, добежали до второй перегородки.
- Белый, открывай, - скомандовал напарнику Исаков и взял проём на прицел.
Рядом с ним на изготовку привычно встали Бобров и Куценко из первой тройки.
- Готово! - Белых повёл стволом из-за приоткрытой двери, ощупывая подвал внимательным взглядом. Спустя полминуты доложил: - Чисто!
- «Гончий-один», вперёд, - тихо проговорил Николай и двинулся следом за семенящими бойцами. Минуя Исакова с Белых, коротко сказал: - Закрывайте.
Сзади лязгнули засовы. Тройка осмотрелась и замерла, направив стволы на последний запертый проход. За ним, как успели засечь на мониторах, находился появившийся из Портала человек. Внешне на демона, вроде бы, не похож, но это ни о чём не говорит. Простому человеку сюда однозначно не попасть.
- Бобёр, к двери.
Оказавшись у перегородки, Стас прислушался.
- Кажись, тарабанят оттуда.
И в самом деле, от двери доносились глухие, едва различимые удары.
- Отпирай. - Николай поднял карабин.
Сбоку встал Куценко, тоже готовый начать стрельбу.
- Открываю! - Щёлкнув запорами, Бобров навалился и медленно распахнул дверь.
Стуки мгновенно стихли. В образовавшемся проёме стоял мужчина в экстравагантном наряде. Узкие брюки, заправленные в высокие сапоги, просторная рубашка, колет, перетянутый широким ремнём, перчатки. Ко всему прочему он держал в одной руке шпагу, а в другой кинжал, выставив их перед собой. Из-под низко надвинутой шляпы сверкал затравленный взгляд.
Странной одежда незнакомца могла показаться кому угодно, только не Коле, который сам не так давно щеголял в подобном прикиде и орудовал шпагой. К тому же он узнал этого человека.
- Бобёр, Куций, отошли. Держите гостя на мушке, - проговорил спокойно и опустил ствол. - Брось шпагу, Лёва, не то мои ребята наделают в тебе кучу дыр.
Последнюю фразу понял только Левиаси, поскольку обращались к нему на его родном языке.
- Волох? - удивился колдун, ещё не до конца веря в происходящее. - Не может быть.
- Почему же. Ты ведь смог выдернуть меня в свой мир. Значит, вполне способен сам явиться ко мне. Разве нет?
- Да... Наверное... Не знаю.
- Но ты здесь. Надеюсь, не будешь с этим спорить?
- Не буду. - Он осторожно шагнул через порог, с опаской поглядывая на одетых во всё чёрное бойцов.
- Шпагу-то с кинжалом брось, - напомнил Коля.
Примитивное оружие загремело по бетону. Левиаси приблизился, снял шляпу, внимательно вглядываясь в лицо Николая.
Заметно постарел колдун. Прибавилось морщин и седины. Ожог на лице окончательно зарубцевался, став просто сморщенной кожей. А вот старого шрама на второй щеке раньше не было. Сколько же лет прошло в его мире?
- Святая Троица, ты совсем не изменился за эти четыре года, - просипел поражённо, будто в ответ на Колины мысли.
- А что мне сделается. Я же демон. Помнишь?
- И они тоже? - показал глазами на Боброва и Куценко.
- Тоже, - поддакнул, не задумываясь, Николай. - Скажи-ка, Лёва, какого рожна ты сюда припёрся? Всё никак не успокоишься?
Тот развёл руками:
- Мне выбора не оставили.
- Кто?
- Демоны.
Поймал себя на мысли, что услышав нечто подобное от кого другого, принял бы его за сумасшедшего и дальше разговаривать не стал.
- Поясни.
- Всё просто. Знаешь ведь, как я хотел причаститься к Силе. В тот раз, когда шёл с тобой, добраться до Кристалла мне так и не удалось. Ты растворился в нём, а мы безуспешно бились о стену, как мухи о стекло. Вокруг сновали оборотни. Я обессилел и уже прощался с жизнью, желая лишь одного — вернуться к пышногрудой красавице Люции. И вдруг, о чудо, стою перед ней. Сначала подумал, что умер и попал на небеса. Потом встретил Худого с Крепышом. Понял, что нас попросту вышвырнули. Отмахнулись, как от назойливой мошкары.
Забавно. Вот, значит, как восприняли его благородный жест, когда решил отправить всех по домам. Правильно говорят «не делай добра, не получишь зла».
Левиаси продолжал:
- Худой и Крепыш вскоре подались в обжитые земли. Решили проповедниками стать. Как думаешь, в чём?
- Неужели собрались просвещать народ заповедями «не убий» и «не укради»? - скептически усмехнулся Коля.
- Почти. - Колдун остался серьёзным. - Они назвали это Учением Великого Молоха. Суть его, если коротко, в том, как никого не бросать в беде и друг за друга стоять, а если надо, то и собою жертвовать ради близкого. Признаюсь, не верил, что у них получится. Однако через пару лет это Учение захлестнуло большинство провинций, начиная с Припяти. Кстати, к ним примкнула и Айдесима, которая была с тобой. Она один из адептов.
- И как на это смотрит Орден?
- Отрицательно, само собой. Между ними сейчас война.
Не сдержавшись, Николай выругался, умело сочетая чужую речь с крепкими русскими словечками:
- Вам что, Распутья с его демонами не достаёт? Сами себя истребляете!
Бобров с Куценко, разобрав лишь матюки, обеспокоенно зашевелились, шагнув чуть ближе. Пришлось дать знак, что всё в порядке.
- Распутье, как я понял, было занято тем, чтобы ворваться сюда, - пробормотал колдун, опасливо косясь на бойцов. - Видно, у них не получилось. Подозреваю, что из-за тебя. Тогда демоны стали охотиться за мной.
- Ты-то здесь при чём?
- А кто тебя вызвал? Получается, что я нашёл переход из твоего мира в наш и сумел им воспользоваться. Значит, могу это сделать снова, как видишь.
Понятно. Не вышло сделать Колю своим Проводником, так они взялись за того, благодаря которому он, собственно, и объявился в Распутье. Не успокоились, опять мировое господство им подавай.
- Получается, ты теперь Проводник?
Возникло жгучее желание снести Лёве башку.
- Нет, Волох. Я сбежал. Говорил же, у меня не осталось выхода. Демоны обложили. Предлагали Кристалл Силы и целые миры в дар, лишь бы открыл им путь сюда. Только не стал я этого делать. Сбежал.
- Почему? Это же твоя мечта - обрести Силу.
- Не такой ценой. Конечно, я эгоист, но ни за что на свете не отдам в уплату за какие-то личные блага жизнь целого мира или даже человека.
Николай прищурился, внимательно глядя на колдуна.
- Что-то с трудом верится, Лёва. Помню, тебя не особо интересовала моя жизнь, когда ты хотел добиться поставленной перед собой цели.
- Люди меняются, - пожал он плечами. - Наверное, изменился и я. Подумывал, кстати, примкнуть к Худому с Крепышом и Даной. Чтобы вместе, как в старые добрые времена...
- Ты знаешь её имя? Откуда?
- Она и не скрывает его. С тех пор, как перестала быть Айдесимой. Вообще-то я думал, тебе оно не известно.
- Да я ещё до встречи с вами его знал.
- Не ври. Ты впервые увидел её после того, как подпалил мне лицо.
- А кто мне по башке звезданул?
- Иначе ты бы всех перекалечил.
- А крестьянину в дом зачем дракона призвал?
Говорили на повышенных тонах. Ничего не понимающие Бобров с Куценко забеспокоились, опять непроизвольно шагнув ближе. Но спорщики вдруг замолчали.
- Какого дракона? - Левиаси казался искренне удивлённым.
Коля даже опешил от такой наглости.
- Того самого, который потом со мною был. Я ещё вместо булыжника его швырял, когда с великаном состязался.
- Так это был Страж? Такой мелкий?
- Почему Страж?
- Он караулит проход в твой мир. Я его тогда лишь наполовину призвал, просто чтобы мужика попугать... Постой, ты что, полностью Стража вытянул?
- Да оно само как-то получилось, - растерянно пробормотал Николай, вдруг соображая, что невольно лишил свой мир естественной защиты.
- А теперь он где?
- Обратно ушёл, - махнул рукой на Портал.
Колдун глянул назад и вдруг весело расхохотался.
- Ну, ты даёшь, Волох! - выдавил сквозь смех. - А я-то голову ломаю, почему это Страж так легко меня пропустил, да ещё чуть ли не облобызал, как старого знакомца.
- То есть он там? На месте? Ты его видел?
- Чувствовал. А где ж ещё-то ему быть. Он ведь Страж.
Выдохнув с облегчением, Коля спросил:
- Что дальше собираешься делать?
- Не знаю, - снова пожал плечами гость. - Назад мне дороги нет. Надеялся здесь обосноваться. Примешь?
- Не от меня зависит. Я здесь не главный.
- Хотя бы слово замолви.
- Посмотрим. Иди за мной. И давай-ка без своих колдовских выкрутасов. Ладно? Для твоей же безопасности. Эти ребята, - показал на бойцов, - тебя не знают. Чуть что, сразу пристрелят и не почешутся. В нашем мире демон ты, а не я. Уяснил?
Получив короткий кивок, подобрал шпагу с кинжалом и зашагал к выходу, бросив парням:
- Конвоируем к шефу.
По пути колдун с интересом разглядывал стены, открывающиеся и закрывающиеся бронированные двери, светильники, видеокамеры, сопровождающих бойцов и оружие на них. Цокал языком, непрестанно качая головой.
Но когда вышел из подвала и попал в кабинет Швеца, его изумлению не было предела. Один восхищённый взгляд говорил о многом. На прочие эмоции сил, похоже, не осталось.
Историю о том, как Левиаси вызвал Николая, шеф давно знал. Немало удивился, услышав, что перед ним тот самый колдун. Расщедрился, предложив гостю кофе с коньяком. Смешивать напитки Лёва не стал, а распробовав, решил отдать предпочтение коньяку, закусывая шоколадными конфетами. Сначала вёл себя скованно, потом захмелел, расслабился, начав болтать без умолку. Николай только успевал переводить.
В итоге Швец любезно разрешил гостю остаться, но пока под присмотром «Богемы», для чего поселил его в одну из имевшихся в здании жилых комнат. Пришлось, правда, выставить там дополнительный пост охраны.
Через несколько месяцев Левиаси уже более-менее сносно мог объясняться на русском. Пристрастился ездить на автомобиле. Не за рулём, конечно, а в качестве пассажира. Всё не мог понять, как это невидимые сто лошадей под капотом способны двигать железную повозку.
- А ещё говоришь у вас магии нет. Что же тогда насчёт машин, электричества, телефонов, компьютеров? Ещё и по небу летаете. Здесь это для всех, а не только для Ордена.
- Чудак-человек. Разве ж это магия? Это технологии.
- Для кого как. По мне, так магия.
Вскоре Лёву куда-то увезли. Швец не говорил Николаю о своих планах относительно гостя. Сообщил только:
- Начальство к себе затребовало.
С тех пор его не видел. А спустя год, на Колин электронный адрес пришла фотография. На ней Левиаси снялся на какой-то яхте. В щеголеватом, дорогом на вид костюме он стоял в обнимку с неузнаваемо преображённой Люцией. На женщине было роскошное белое платье и драгоценные украшения, красиво сочетающиеся с аристократической причёской. В руках скромный букетик роз. Послание сопровождалось надписью: «Чета Волоховых, Лев и Люся, в день бракосочетания. Турция, Стамбул».


КОНЕЦ
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 16.07.2016, 18:38 | Сообщение # 83
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ух, поздравляю!!!!
Может, издадут? Я все не прочла, но попробую, коль закончено. Интересно прямо стало.


 все сообщения
МайорДата: Суббота, 16.07.2016, 21:19 | Сообщение # 84
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1015
Награды: 9
Статус: Offline
Ты же не любишь про всяких демонов и аналогичных сущностей.
Впрочем, о любви здесь тоже малость накропал)))
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Майора » И вновь продолжается бой (нечто новое и до конца еще не осознанное)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017