Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 11
Модератор форума: Чекист 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » Интерлюдии к "Динозаврам Сталина" (Отдельные зарисовки, малосвязанные сюжетом)
Интерлюдии к "Динозаврам Сталина"
ЧекистДата: Пятница, 23.03.2012, 14:31 | Сообщение # 1
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Мы, с уважаемым ВВГ пишем очередную книгу. Называется "Партизанский отряд "Снежные Люди"( Динозавры Сталина)... Кое-что из общих "новелл"...


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 23.03.2012, 14:33 | Сообщение # 2
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Они катились по гладкой как бильярдный стол степи. Почему, как бильярдный? Да потому что, на обычном столе не топорщатся редкие кусты, колючие до невозможности, выгоревшие под безжалостным русским солнцем до серой белизны. А на бильярдном столе, особенно на тех, что стоят в дешевых забегаловках Гамбурга, иногда топорщится зеленое сукно, задетое неосторожным движением кия в руках пьяного матроса...
Легкий ветерок ласково обдувал обер-лейтенанта, сидящего на башне любимой "троечки". Мартин искренне жалел камрадов, скорчившихся внутри раскаленного "панцера". Но что поделаешь? Нет в жизни места ни справедливости, ни счастью..
Есть, конечно, Всемирный Закон Равенства, не прописанный ни на одной бумаге. В смысле, что если долго-долго получал от жизни сплошные гадости, то через время оказываешься обер-лейтенантом панцерваффе. Говорят, индусы зовут это "кхармой" или еще как-то, по-восточному заковыристо.. Но это уже мелочи жизни, недостойные бывшего гамбургского дорожника, а нынче - командира танковой роты победоносной армии Германии. И пусть впереди пылят мотоциклисты разведки, и пусть надсадно кряхтят выработавшие свой ресурс моторы, и пусть затейливо матерится командир гренадеров, здоровенный гауптман. Тоже из Гамбурга. Земляк. И тоже ненавидит жару и пыль... А про то, что от всей танковой роты остался единственный танк, так про это мы вспоминать не будем
А вообще - жить хорошо! Главное - не забывать смотреть по сторонам. И стрелять на любой подозрительный шорох. Всякое может случится в этой странной стране. Тут женщины сражаются наравне с мужчинами, а маленькие девочки уходят в свою русскую Вальгаллу в окружении убитых немецких солдат, разорванных в клочья брошенной под ноги тяжелой русской гранатой, похожей на банку тушенки с ручкой... Танкист украдкой оглянулся. Нет, показалось. В этом безумии и сам трогаешься рассудком, и ждешь хмурого парня из ГФП.
Треск мотоциклов вдруг прервался. Обер-лейтенант вынырнул из болота задумчивости. Руки сами вскинули бинокль. И опустили. Не к чему смотреть вдаль, когда посреди степи вдруг бросается под траки широкая полоса автобана. Асфальт, разметка...
Мартин скомандовал остановку. Из двух бронетранспортеров тут же посыпались наружу пехотинцы. Они привыкли использовать каждую остановку, чтобы размять ноги. Да и оросить мощной струей земли, стонущей под иудейско-жидовским игом, никогда не будет лишним.
К танкисту подошел гауптман. Ковырнул носком сапога серый асфальт...
- Тоже задумался?
- Ага. - Мартин снял очки-консервы и наклонился, пытаясь рассмотреть дорожное покрытие. Кинжалом кое-как выломал кусочек, попытался размять пальцами...
- Знаешь, Курт, возможно, я что-то не понимаю, но на кой хрен русским посреди этой степи застилать дорогу первоклассным материалом?
- Кто из нас специалист по дорогам? - буркнул гренадер, и вытащил призывно булькнувшую фляжку. - Будешь?
- Не откажусь. - Обер-лейтенант предпочитал не пить в такую жару. Хотя... Что не выйдет с потом, оставляющим широкие солевые разводы на сукне мундира, то высушит постоянное нервное напряжение. Качественный шнапс прокатился огненной волной до самых пяток. Мартина передернуло. Но флягу вернул владельцу с явной неохотой.
- Чего хмурый такой? - гауптман старательно завинтил крышечку.
- Сам как думаешь? - ответил танкист и поморщился. Довольные неожиданной остановкой гренадеры радостно галдели, напоминая расшалившихся детей.
- Пусть веселятся. - верно понял недовольство танкиста командир гренадеров. - Это до первой пули в задницу. Потом поумнеют.
- Поумнеют, ага... - задумчиво протянул танкист и обтер о штаны запачкавшуюся руку. - И эта дорога еще... Первоклассный автобан. Кёльн-Бонн, не меньше. И посреди степи, где даже большевики не водятся.
- Ошибаешься. - медленно протянул Курт. И заорал во всю глотку, мигом сбрасывая всю беззаботность:
- К бою, сукины дети!
Мартин напрасно грешил на пехотинцев. Вроде бы расслабленные парни в момент рассыпались вокруг дороги, занимая мало-мальски пригодные места. Хищно шевельнул стволом пулемета "ганномаг". А по странному автобану катились прямо на их импровизированные позиции, не менее странные грузовики....
А потом тяжелый люк захлопнулся над головой, отрезая от внешнего мира, оставляя только острый запах сгоревшего пороха, близкий грохот орудия под ухом и бессильное цоканье пуль по броне.

Гауптман и обер-лейтенант пили не стесняясь. Некого стесняться было. Практически весь личный состав остался лежать в пыли широкой русской степи. Кому можно было помочь - помогли. А кому было суждено умереть - уже отдали души прилетевшим на шум боя валькириям. Шума было предостаточно не только для валькирий, но и для сошествия на землю самого Одина. Или кого еще из древних кровожадных богов. Грузовики оказались до отвала набиты бойцами. Не особо подготовленными, конечно. Но у каждого был легкий ручной пулемет. А еще у нападавших было два десятка безоткатных орудий. Пусть даже и одноразовых, но оба БТРа уже догорали, пуская чадные хвосты дыма, а любимая "троечка" обер-лейтенанта бесстыдно раскинула сорванные близким попаданием траки...
- Ничего не пойму. - в который раз тихо сказал гауптман. - Бред какой-то. Рожи обросшие как у висельников, но форма практически новая. И вразнобой. А оружие новенькое. И одинаковое. - гренадер вертел в руках пулемет. - А еще, на нем даты стоят. Из будущего. Вон, смотри "1989". И русские буквы.
- Ну не знаю я ничего. Не знаю! - тихо ответил Мартин. - Знаю только, что это чьи-то злые шутки. А Бога ли, Дьявола, так то пусть Анненербе разбирается. Им по штату положено...

«Грабли на Цветном» шумели многоголосицей. Странное заведение. Не ресторан. Тут ни обслуживания толкового, ни условий нормальных, хоть и цены скорее ресторанные.. Но и не забегаловка - всё культурно, чистенько, кухня приличная, А если вдруг какое безобразие, мигом появляются крепкие парни в цивильных костюмах, больше похожих на армейскую форму.
Впрочем, если бы двое, сидевшие за угловым столиком в зоне для курящих, решили побуянить, у местных секьюрити возникли бы серьезные проблемы. Достаточно было взглянуть на налитые силой плечи, на скупые размеренные движения. Битые волки. Нет, скорее – волкодавы. Не молодые, но и не старые. Тридцать пять-сорок лет.
Но буянить и не собиралась. Сидели долго, не отнять. И выпить успели изрядно, но лишь очень внимательный наблюдатель сумел бы заметить легкие признаки опьянения.
- Ну, давай за встречу повторим! – произнес стриженный «ежиком» мужчина с едва заметным шрамом, пересекающим лоб. – Дай бог, не крайняя!
- За встречу, - эхом отозвался второй, отличавшийся от товарища разве что расположением шрама. У него он пересекал щеку.
Разговор плавно перетекал от одной темы к другой, ничего не затрагивая всерьез. Так, по касательной пролетая…
- Я тебе вот что скажу, Серега! – произнес «Ежик», уткнувшись взглядом в стеклянную вазочку с остатками салата, - На то она и война. Всякое случается. И чудеса, и странности необъяснимые. Иные копнешь – чистой воды совпадения кучей громоздятся. А иногда, ум за разум заходит… Если не в бога, так в провидение верить хочется. Помнишь, где я в девяносто девятом лямку тянул?
- А то, - отозвался собеседник. – как не помнить. С моей же подачи туда ушел…
- Вот… Что помнишь – то хорошо. «Ежик» забросил в рот кусочек мяса, тщательно прожевал. Задумался на секунду…
- И прошла тогда оперативка. По каналам чекистским. Какими судьбами копнули – того не знаю, и знать особо не хочу. Может кого за бейцалы повесили, может паяльник в жопу засунули… А может, и конкуренты слили. У них это в порядке вещей.
Так вот, по оперативке проходило, что сам «Тракторист» в гости собирался. И что планируется, и где, и когда. Вплоть до маршрутов движения и номеров машин... А до кучи – еще и список тех сук продажных, кто на лапу взял заранее. У меня тогда сразу сомнения возникли: уж больно хорошо всё складывается. Как бы на сюрприз не нарваться.
- Логично! – подтвердил собеседник и разлил по рюмкам остатки водки. – любой бы занервничал.
- Угу. Но начальству-то не прикажешь. Из города всех силовиков выдернули. Вплоть до участковых. И на каждом предполагаемом маршруте засаду посадили…
Выцедили сквозь зубы. Закусили…
- А на весь город – мой взвод, да пара десятков «пэпсов» осталась. Сижу, и жопой проблемы чую. На каждый треск в рации дергаюсь со страшной силой. Вдруг дезу слили, или «Тракторист» передумает, да к нам повернет. Он ведь хитрожопый был, любым китаезам сто очков даст. И любую неприятность за неделю наперед чуял… А против его банды с одним взводом…
- Да уж… - протянул Сергей, - и как? Что обошлось и так понятно, иначе тут не сидели бы.
- Обошлось. Но необычно. Слушай. Короче, сидим, нервы себе на стволы мотаем. Вдруг вызов. Открытым текстом орут. Километрах в двадцати от города бой идет. С применением артиллерии и хрен знает чего еще, чуть ли не танков. Грохот на всю округу. А кто и с кем воюет – хезе. Вот ты, прапорщик Грошев, хватай своих, да дуй туда. Типа разобраться и доложить обстановку.
- Вот, мать их за ногу!
- А я о чем говорю? Там канонада, аж в городе слышно, а ты звездуй на УАЗах с двумя БТРами и наводи порядок. А деваться куда? Некуда деваться. А у меня, между прочем, самое тяжелое – КПВТ. И то в одном экземпляре. На втором затворная группа вразнос пошла…
Грошев замолчал, открыл новую бутылку.
- Поехали. Не скажу, что торопились. В этих местах степь одна. Ни одной деревеньки, так что мирное население напрочь отсутствует. Шли со всем бережением. Хотя зря время не теряли. Прибыли в итоге к шапочному разбору. Отвоевались ребятки.
Он опять замолчал.
- И кто это был? – спросил Сергей
- «Тракторист» и был. Мы его должны были получить во всей красе. Да видно, не судьба. К нашему приезду живых муджахедов не осталось…
- Кто же его так?
- А вот тут-то весь смак! Потому как, танкетка разбитая стоит и пара броневичков догорает. Слабенькая броня, противопульная, но всё же броня. И тоже «двухсотых» полный комплект. Двоих живых нашли. На обоих ни царапины. Но пьяные в уматину. Но и то не главное. Нохчи как положено – борода, автомат… А те, кто с другой стороны были – лютый крышеснос. Что трупы, что живые – как из фильмов про войну. Вермахт, мать его етить! Истинные арийцы один к одному. Одежда, оружие – всё оттуда. Я потом танкетку ту в Интернете нашел. Танк это. Немецкий, времен войны. Панцер - три. И броневики оттуда же. Вот так то. «Эсдэфказэ» с длинным номером…
- Ролевики какие? Эти, страйкболисты, или как их там звать.
- С боевым оружием? И «Тракториста» тонким слоем по степи размазали? Не смеши. Да и в тех краях страйкболисты тогда не водились. Их и сейчас там не особо.
- Мда… Сомнительно, соглашусь.
- Ото ж! Тех двоих мы повязали, а они по-русски ни слова! И не английский. Ну и не чеченский, естественно, уж в нем-то, мы поднаторели. Был у меня хлопец один, немецкий в школе учил, он и опознал.
- И чего они сказали?
- Мы ж ОМОН, а не институт благородных девиц! Тупые гоблины! Язык опознали, и то за счастье.
- И что?
- И всё. Наше дело повязать и доложить. А всё остальное – кому надо тот и разберется. Вот только через пару дней вызвали нас всех, сам понимаешь куда, и объяснили, что «Тракториста» мы завалили. Геройски и без потерь, вследствие отлично спланированной и проведенной операции. За что нам - почет и уважуха вышестоящего руководства. По медали на широкую грудь плюс материальное поощрение. А кто иначе думает…
- Иначе, я так понимаю, никто не думал?
- Нет, конечно. Дурных нема. И деньги взяли с радостью. Только награды те, в дальний ящик отложили. Не знаю, что за ребята те были, а только шкуры наши тогда спасли.
- Интересно… А ты не думал…
- Думал, Серега, думал. Много раз думал. И о том думал, кого «Тракторист» от этих ребят уберег…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 23.03.2012, 14:35 | Сообщение # 3
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline


Коробка бомбардировщиков шла как по линейке. Ровно и целеустремленно. На инструктаже особый упор делали на то, что противодействия большевиков не ожидается ни малейшего. Все их самолеты давно уже сгорели на аэродромах или были сбиты "экспертами". А если какой шальной истребитель и проскочит сквозь плотный "зонтик", то его радостно встретят пулеметы. Их на каждом самолете под десяток. И перекрывают они почти все пространство, оставляя очень узкие сектора "мертвых зон". Да и любую такую дырку в обороне, всегда прикроет кто-то из верных камрадов из родной эскадры...
Только гауптману Шмульке, несмотря на все вышеперечисленные пункты, было не по себе. Гауптман бомбил Польшу, принимал участие в "Битве за Англию". И хорошо знал цену уверениям пропагандистов. Над Ла-Маншем тоже не должно было быть ни одного "Спитти". Но они почему-то вываливались из облаков и прошивали любой оборонительный строй, оставляя за собой пылающие клубки на месте бомберов и затухающие последние вопли в динамиках...
Так то - англичане. А тут - русские. Они вовсе не "унтерменши", как бы ни капал ядовитой слюной Альфред Розенберг... Русские летчики - умелые и страшные бойцы.
Шмульке в "Кондор" попасть не успел. Но "легионерам" рассказывать об Испании не запрещали. А они, все как один человек, вспоминая схватки в безоблачном небе над Иберийским полуостровом, и не думали скрывать уважения к противнику. Вот и крутил гауптман головой во все стороны, надеясь не прозевать черточку на горизонте. Которая вскоре становится лобастой "Ратой", а еще через несколько секунд попытается укусить огненными струями выстрелов...
Но все же прозевал. Огромная распластанная тень свалилась из ниоткуда, клацнула сотней мелких зубов в вытянутом тонком клюве и ушла к хвосту, обдав самолет чем-то очень похожим на помет. По крайней мере, гауптман сумел разглядеть в странной субстанции, залепившей обтекатель кабины, остатки недопереваренной пищи...
Потом стало не до разглядывания. Когда за странной тенью на "Юнкерс" Шмульке один за другим начали пикировать страшные твари, словно сошедшие с гравюр великого Дюрера... Взвыли в ярости пулеметы, сотрясая фюзеляж грохотом неумолчной стрельбы. Бесполезно. А еще гауптман понял, что не может ничего разглядеть сквозь оргстекло фонарей. Они прямо на глазах тускнели, превращаясь в нечто, сравнимое по прозрачности с темным бутылочным стеклом....
И встреча с землей оказалась полнейшей неожиданностью.
***
- А дальше что было, потом? - торопили окружающие худенького рядового, гордо восседающего на снарядном ящике
Но рассказчик не торопился. Он со вкусом добил преподнесенную самокрутку, оглядел собравшихся бойцов, выждал еще с пол минуты для пущей важности и продолжил.
- А что дальше? Ну как те зверины фрицев потрепали, то поразлетались в разные стороны, что твои воробьи. Только говно кругом от них осталось. Сыпало, как из золотаревой бочки худой. По ним еще Петров, лейтенант, с перепугу хотел из зенитки шарахнуть. Еле отговорили. Не дело ведь, в божьих птахов снарядами пулять.
- В божьих? - недоверчиво переспросил усатый кряжистый сержант. - Ты уже вовсе забрехался! Сам же кричал, что те звери страшнее тещи.
- Так то снаружи страшнее! - отмахнулся от недоверчивого сержанта зенитчик. - Ты, Василич, тоже на вид не красавец. Зато душа мягкая! Как говно!
Последние слова утонули в общем смехе.
- Ну так вот! - продолжил "травить" рядовой. - Перебил ты меня, чичас вспомнить не могу... Точно! Что птица та страшная и воняет хуже нужника, то дело десятое! А вот что они своей стаей бомбежку сорвали, да двух "Юнкерсов" в болото вогнали, так за то я не только могилку той образине вырою, но и табличку приделаю. И напишу на ней крупными буквами: "Неизвестный науке звероптиц, героически павший в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками!"


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Воскресенье, 01.04.2012, 23:34 | Сообщение # 4
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
1942 год.

Деревня, вдруг выросшая, посреди степи показалась иллюзией. Однако, карта подтверждала: есть здесь населенный пункт с непривычным для немецкого уха название «Счшучсье». И белоснежные дома под золотистыми крышами, сделанными из связок соломы. Обер-лейтенанта Циммермана передернуло. Слишком он хорошо помнил первую встречу с «пряничными домиками»...
Снаряды отскакивали от стен будто мячики. А убийственно меткий огонь русских снайперов выкашивал панцергренадеров одного за другим. Уже потом, когда деревню сровняли с землей, обер-лейтенант не поленился внимательно ощупать каждый обломочек. «Первобытный железобетон». «Арматура» из тщательно переплетенных веток и полметра высохшей до звона глины...
Оказалось, что в оборону встал русский стрелковый взвод. Против танковой роты и двух рот панцергренадеров они продержались почти два часа. И погибли, забрав с собой восемнадцать солдат Рейха, и покалечив еще три десятка. С того дня, раненый по касательной в руку, Циммерман и невзлюбил обманчивые в своей беззащитности русские домики под соломенными крышами.
И вот, снова. Деревня, закутанная в зелень садов. А в этой зелени отлично маскируются батареи страшных «раатш-бумов». Тяжелый снаряд 76,2 мм орудия проламывает броню танка на любых дистанциях. Обер-лейтенант тоскливо вздохнул. Приказ есть приказ. Нужно занять эту...
Руки в перчатках плохо справлялись с картой, вырываемой ветром, но все же ее удалось развернуть.
«Щучье»! Вот как там написано! До чего же трудный у русских язык! Неудивительно, что они взбесились и решили захватить весь мир!
Карта, скрученная в плотную трубку, заняла свое место в тубусе. Привычка со студенческих лет. Планшет, положенный по должности, валялся в танке уже месяц. Карты и бумаги - в тубус, карандаши — по многочисленным карманам.
Лирика это все... Наученный горьким опытом, оберлейтенант не будет атаковать в лоб. Он лучше, сперва вызовет авиаподдержку. Благо, броневик авианаводчиков рядом. И маленький связист, лейтенант Крюгер всегда готов помочь.
Но просто так оставлять русских в любом случае нельзя. А то нароют кротовьих нор...
***
Немцев было, мягко говоря, до хрена. Пяток танков, штук пятнадцать бронетранспортеров. Сколько пехоты, капитан Усольцев и представлять не хотел. Много. Этого знания хватало для того, чтобы бессильно опускались руки... Хотя бы пару орудий. Капитан был согласен даже на 53-К. Скорострельная «сорокапятка» брала далеко не каждый танк, но все же давала хороший шанс отбить несколько атак.
А там и до темноты недалеко. Немцы ночью воевать не любят. И правильно, между прочим, делают.
Усольцев оскалился. Ночью не воюют. Ночью — режут. Податливые глотки сонных часовых. А еще кидают гранаты точно в палатку со спящим офицерьем... И рубить потом от бедра, длинными очередями, пластая в капусту ошалевших врагов.
Капитан не сомневался, что такая возможность еще выпадет на нелегкую солдатскую долю. И не раз. Нужно только дождаться ночи. А там всякое бывает. Война, она на то и война. Это, капитан, воевавший еще на Финской знал хорошо...
Только дождаться темноты.
Сорок человек. Три пулемета, пара ротных минометов в балочке... Гранат немерено. И приказ — продержаться хотя бы сутки. За спиной спешно готовили оборонительные рубежи. Вермахт накатывал с неудержимостью океанской волны «цунами». За спиной был Сталинград. Сорок километров - не расстояние. Но сутки — это сутки. Это лишние метры траншей, это новые минные поля, это дополнительный полк, протолкавшийся по заторам на «железке». Это - время.
Вообще, если говорить без оглядки на вышестоящее руководство, капитан совершенно не одобрял нынешнюю тактику. Нет смысла оставлять небольшие отряды в надежде, что они сумеют надолго задержать противника.
Раскатают в тонкий блин и поедут дальше.
Капитан с надеждой поглядел на небо. Признаков темноты и в помине не было, а вот с запада медленно приближался клин бомбардировщиков. Немецких.
- Воздух! – можно было и не командовать. Необстрелянных в батальоне не было. Да и осталось от того батальона...
Бойцы разбежались, укрываясь по щелям. А с неба, в крутом пике падали жутко завывающие «лаптежники», сбрасывая бомбы. И каждая летела точно в капитана Усольцева...
***
Обер-лейтенант Циммерман спрятал бинокль в футляр и улыбнулся. В кои-то веки, «птенцы Геринга» выполнили задачу на «отлично». Черные капельки бомб, отрываясь от фюзеляжей и крыльев, не падали на его позиции, а ложились точно в цель. Взлетали в воздух пучки соломы, складывались белоснежные стены «пряничных домиков»...
Несколько русских уцелело в любом случае. Эти дети природы выживали всегда и везде. Чтобы русский упал нужно два удара. Убить и толкнуть. Завет Фридриха Великого обер-лейтенант помнил хорошо. Потому и не спешил давать сигнал к атаке.
Над остатками деревни начали подниматься к небу клубы дыма...
***
Денек был не самый плохой. Но и не самый хороший. До того, как солнце замерло в зените, никто не мешал спокойно доедать низкорослые кустарники в долинке, спрятавшейся между холмами. Естественно, не разбредались, в любой момент мог напасть какой-нибудь хищник. Хорошо если мелкий будет. Даже на стаю согласны. Можно успеть собраться в плотную кучу и дать отпор. А если нападет кто-нибудь крупный? Тот же тираннозавр, в схватке один на один, запросто завалит даже крупного самца. А вот против всего стада и ему туго придется.
Поговорку «помяни черта…» трицератопсы не знали. Но работать из-за этого она не перестала. Зубастый заявился ближе к вечеру. Но врасплох не застал. Стадо мгновенно сбилось в кучу, загнав самок и молодняк в центр круга. Бросаться на выставленные рога оборонительного строя хищник не спешил. Но и уходить, не уходил... Видимо, не было поблизости никого съедобнее...
Так и кружил вокруг и около. А стоявшие во внешнем оцеплении самцы постепенно зверели. И так не самые спокойные звери. Жрать хочется до невозможности, а нельзя, этот урод только и ждет оплошности и разорванного кольца…
Вдруг тираннозавр исчез, растаяв беследно. Против пропажи зубастого гада никто не возражал. Но вместе с ним исчез и привычный пейзаж. Вместе с вкусным кустарником. Высохшая трава никак не заменит сочных листьев...
Тем более, что хищнику-то замена нашлась. Прямо на стадо со странным ревом надвигались какие-то удивительные звери. Разглядывать не было ни времени, ни желания... Самый близкий враг остановился, взревел особенно громко и снова рванул вперед, громко перелопачивая своим брюхом землю. Над стадом что-то просвистело.
Это оказалось последней каплей.
С ответным ревом трицератопсы бросились во встречную атаку…
***
Танки медленно шли по степи, подминая жалобные былинки ковыля. Бронированные чудовища, совершенно неуместные здесь. Усольцев тряхнул головой, пытаясь прогнать назойливое гудение в ушах. Оно перекрывало даже рев двигателей. Слишком близко рванула бомба, без последствий не обощлось. Контузия... Херня. Руки-ноги целые, глаза тоже не шалят. Вот и будем драться. До конца.
Подошел лейтенант Говорков. Надо же, живой! На плече гимнастерка порвана, но ППШ держит крепко.
-Восемь погибло, еще десяток поранило. Кожух на Старченковском «максиме» осколком рвануло, но латают.
- Успеют?
- Куда они нахрен денутся! - махнул целой рукой Говорков. - Залатают. А нет, так винтовки есть.
- Что винтовки есть, то добро! - согласился Усольцев.
Где-то, посреди бывшей деревни грохнул первый снаряд. Пристреливаются. Значит, сейчас рубка начнется...
В следующее мгновение капитан остолбенел.
- Кирилл, ты их видишь? – спросил он, протирая глаза.
- Вижу, - севшим голосом отозвался лейтенант, - «свиньей» идут.
- Какой, к чертям, «свиньей»?
- Этой… Как немцы на Чудском озере. Клином!
- При чем тут немцы? – комбат прошептал, словно его могли услышать, и развернуть свой бег в сторону села,
На пути наступающих танков, как из-под земли, возникло несколько десятков созданий, вышедших из ночных кошмаров. Закованные не то в костяной панцирь, не то в плотную чешую звери были выше и массивней танков. Самые крупные в длину метров семь, а в высоту не меньше трех. Тяжелая вытянутая вперед голова укомплектована тремя рогами. Четыре короткие толстые лапы и длинный хвост.
То ли зверям не понравился шум моторов, то ли грохот пушечной пальбы, а может у них просто было плохое настроение, но едва появившись, чудовища бросились в «штыковую», на ходу перестраиваясь в подобие широкого клина, на острие которого ломились самые крупные самцы.
Ни убежать, ни уклониться от схватки немцы просто не успевали, тем более, что в скорости неожиданный противник не уступал бронетехнике.
Усольцев припал к биноклю.
- От них снаряды отскакивают, - комментировал он. – Идеальный угол наклона брони! Нет, посмотри только, сейчас долбанут!
Всё было прекрасно видно и без оптики. Строй трехрогих сошелся с бронированной техникой, шедшей далеко не так плотно. Танки лобовое столкновение выдержали, два из них признаков жизни больше не подавали, похоже, экипажам пришлось несладко. А вот бронетранспортеры оказались не на высоте. Броня большинства не выдержала ударов рогов, несколько перевернулась. Часть зверей, проскочив в промежутки бронированного строя, набросилась на пехоту.
Красноармейцы сначала встали в полный рост, любуясь неожиданным зрелищем, а после и вовсе вылезли из окопов и расположились на брустверах, как болельщики на трибунах стадиона.
- Ты гляди, броневик на рога поднял! – орал маленький щуплый сержант в целенькой, чистой (как будто и не было никакой бомбежки) гимнастерке. - Силища!
- Эх, немец гад! – сокрушался весь перемазанный в глине здоровяк. - В бочину рыжему засадил осколочным!
- Мужики, глянь, фриц-герой! Под ящера с бомбой!
- А того, серого, гранатами закидали, сволочи!
- Побьют чешуйчатые фрицев, как пить дать побьют! Смотри, как пехоту давят! Как клопов! К ногтю их, курвей!
- Еще бы, от них пули отскакивают! Давай!!!
Страсти разгорались. Старшина Кацман попробовал организовать тотализатор, принимая ставки табаком, но затея сорвалась по банальнейшей причине: на немцев никто ставить не хотел. Остатки батальона болели совсем за другую команду...
- Палучи, скатына, шест рагов во фланг! – радостно визжал ефрейтор Ваганян, - Как «Арарат» играют! Даже лучше! Мамой клянус!
- Третий танк завалили! Вверх тормашками! Зе-нит – чем-пион!
- Эй, Иван! Про Зенит – это из другой эпохи!
- А динозавры из этой? Трице-ратопс - чем-пион!!!
- Дави фрицев!!! Рос-си-я! Рос-си-я!!! Вперед!!!
Бой потихоньку удалялся от села. Неся серьезные потери, ящеры теснили врага по всему фронту. У немцев урон тоже был немаленький.
- Интересно, чем у них всё кончится, - вслух размышлял Говорков, глядя вслед скрывшимся противникам.
- А не по хрену тебе? - вернул лейтенанта к реальности капитан. – Чем бы не кончилось, то дело десятое. Главное, что немцам зверюки атаку сорвали... На хрен сорвали! - уточнил Усольцев, внимательно разглядывая поле странного боя, заваленное телами немецких солдат, битой техникой и издыхающими ящерами. - Если и сунутся, то только с утра. А утром нас уже и след простынет. Так?
- Так... - зачаровано протянул лейтенант. – Только это ведь трицератопсы. Они же вымерли несколько миллионов лет назад...
- И что с того, что вымерли? - удивился Усольцев. – «Арарат» пока еще «Динамо» называется, а «Зениту» до чемпионства, как до Пекина раком. Они нормально играть-то никогда не научатся. Разве это мешает…
Капитан оборвал фразу на полуслове и ошарашено уставился на Говоркова:
- Кирилл, ты откуда знаешь, что это за твари?
- В Интернете читал! И картинки…
- Какие картинки?! – взорвался комбат. – Какой Интернет? Сейчас сорок второй год! Тысяча девятьсот сорок второй!!! Что с нами случилось?! Мы еще просто психи или уже умерли?!
- Живые вроде, товарищ капитан. Не понимаю… Но я же… - лейтенант замолчал, потом затараторил скороговоркой. - Говорков Кирилл Александрович, тысяча девятьсот девятнадцатого года рождения, комсомолец, проживаю по адресу Ленинградская область… Нет, товарищ капитан, я это я! Но… Может, ментальный пробой времени?
- Какой пробой? – побагровел Усольцев.
- Ментальный, - виновато повторил Говорков, - тоже читал в Ин… где-то читал точно...
- Так, лейтенант. Раз ты такой начитанный, то думай и к вечеру, а лучше раньше, объясни мне, что происходит. Почему опытные бойцы выскакивают, как сосунки необстрелянные, и изображают из себя стадо бабуинов? Откуда ты знаешь про Интернет и как называются эти трипперы, а Ваганян про «Арарат», который лет через двадцать только переименуют, и почему они орут «Россия», а не «Шайбу, шайбу»? Нет, это тоже не отсюда... В общем, сам понимаешь! Мы должны знать, что у нас в головах творится: и причины, и следствия... А сейчас давай батальон в норму приводить. Хоть и не верю я, что фрицы после такого крутого облома что-то сегодня смогут, а порядок должон быть. - Это кто?
- А я откуда знаю? – так же тихо ответил Говорков. - Но кажется, немцы сейчас будут очень даже при чем.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Воскресенье, 01.04.2012, 23:34 | Сообщение # 5
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
2008 год


Слепой взгляд сквозь листву. Равнодушные седые горы смотрят на маленького человека. Снайпер поежился, отгоняя мурашки тревоги. Он не любил лес. Тот всегда хотел убить. В Финляндии, в Белоруссии, здесь, на Кавказе.
Финляндия… Красавица – Суоми, беспощадная к чужим. А они были чужими... Ночью лес скалился хищными лапами елей, днем кусал меткими выстрелами.
Там он стал Снайпером. И потерял…
«Анастасия, Настя, Настенька…» – Шелестел лес.
«Ты не тот, кого стоит ждать. Уходи». И ночной вой, и зубами в подушку…
Ласково погладил полированное дерево ложа. Она не обманет. Верная СВТ с тонкой паутинкой зарубок на прикладе. Палец заскользил, считая: первая, вторая, третья, одна крест-накрест – месть. За что? И не вспомнить уже…
Легко качнулся ствол, принимая уставшую бабочку. Снайпер заворожено следил за переливами пестрых крыльев: красное, черное, желтое. И синева неба сверху.
Шум взлетевшей птицы, чуть слышный рокот мотора. Оптика послушно приблизила дорогу. Не понял... Совсем не немецкие грузовики, странный броневик, совершенно квадратный и целиком на гусеницах, и совсем уж необычный камуфляж. Румыны какие или итальянцы?
Щелчок винта. Пятна лиц обрели четкость. На румынов похожи. Но лица темнее. И странные нашивки на рукавах. Какие-то элитные части? Румынский аналог СС? Наверняка. И оружие не стандартное. Пистолет-пулеметы у каждого. В любом случае своих быть не может…
Человек высунулся из верхнего люка броневика. Офицер. Водит биноклем по зелени леса. Сухой хлопок выстрела. Эсэсовец заваливается на спину. Тут же раскатистый хлест тяжелого пулемета. Водит черным хоботом ствола, стегая свинцовым кнутом, крошит в труху деревья. Жалобно стонет лес, принимая летящую смерть…
Посыпались из машин враги, передергивая на ходу затворы. Шорох металла о металл, невнятная ругань, стук пулемета – музыка…
Музыка, танец…
Он не был еще Снайпером. Пары кружились вокруг. И ее глаза светились счастьем, а губы шептали: «Ты любишь меня, Дима-Дымок?»…
Больно ударила щепка, наскоро отрезвляя.
Танец… Парни, хотите танцевать? Зря… Будет вам и полька-бабочка и почетный караул у могилы!
По эсэсовцам хлестнул выстрел, второй, третий… Упал мордатый враг, зажимая пробитую шею. Уткнулся в землю следующий. Потанцуем?
Отмеряя ритм, заколотил пулемет. Змеей за могучий выворотень, и раз-два-три, выбрать спуск до упора… Еще один готов.
Обожгло руку. Плеснуло горячим. Плевать! Зато попадали в траву хваленые егеря и не дергаются. Новую обойму, передернуть затвор, поймать прицелом куртку в зелено-коричневых разводах.
Ага! Достал, значит, белобрысого…
Вспышка, выбивающая сознание. Круги перед глазами красный, черный, желтый. И синева неба сверху… «Ты любишь меня, Дима-Дымок?»…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » Интерлюдии к "Динозаврам Сталина" (Отдельные зарисовки, малосвязанные сюжетом)
Страница 1 из 11
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017