Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Чекист 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » "Жаркое Лето 2012" (Роман ПА. Место действия - Сибирь и Таджикистан.)
"Жаркое Лето 2012"
ЧекистДата: Пятница, 21.10.2011, 16:36 | Сообщение # 31
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
в сообщении №29 большое дополнение.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 21.10.2011, 17:53 | Сообщение # 32
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Ободранный грузовик тронулся с места и покатился в сторону воинской части….

Не стрельбища?


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 21.10.2011, 17:58 | Сообщение # 33
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (ВВС)
Не стрельбища?

Нет. Приказ же от комбата был - "В городок!".

А между этими точками - 18 км и складки местности. Которые как раз большую часть ударной волны на себя и возьмут


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 22.10.2011, 09:52 | Сообщение # 34
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Дежурный по полигону ничего понять и не успел. Бригадный УАЗик влетел на территорию. И него выскочил взмыленный майор и побежал в сторону КПП.
-Глебыч, что случилось? – Прапорщик Андрушко майора Пчелинцева знал давно, и никогда его таким не видел.
- Саня, потом! - Отмахнулся от него майор. – Связь есть?
- Труба глючит со страшной силой, а проводная час назад в норме была…
- Спасибо. - Майор уже накручивал «тапик», зажав трубку плечом. – Сейчас батальон подойдет, ребятам мозг не сношай, с бумагами разберемся. Да, Саш, просьба еще. Выскочи, да бандерлогам моим скажи, чтобы сразу в закрытый тир трамбовались. Все сразу. Потом объясню все. Да, гребанные связюки, пнем их об сову да на глобус, любить их в антенну роликовую! - заорал вдруг Пчелинцев.
- Да как скажешь, мне-то, что, сам понимаешь. – Не стал спорить прапорщик.
Майор пытался достучаться до бригады. А в ворота полигона уже начала втягиваться вторая рота…
- «Кипарис» на связи! – Откликнулась наконец-то бригада голосом сержанта Сидорчука.
- Ярый, здрав будь! На Командора выведи. Срочно!
- Легко! С те… - В трубке зашипело так громко, что Пчелинцев отдернул даже трубку от уха. – Майор! – Закричал Сидорчук. – Война! Пинде…
И связь с бригадой оборвалась.
Пчелинцев кинул трубку на стол и выскочил из помещения КПП.
- Вспышка сзади! Бегом!!! – И сам, подавая пример, растянулся за невысоким бордюром
Хорошо, что сейчас третья рота заходила. С ротного которой, майор ушел всего несколько месяцев назад. Его рота. Родная и любимая. Во все отверстия любимая. И привычная к тому, что нельзя игнорировать приказы Владимира Глебовича. А надо их исполнять. Тут же и как можно быстрее. Любой ценой.
Солдаты попадали в пыль мгновенно, лишь на доли секунды замешкавшись, плюхнулись сержанты. Только офицеры так и остались истуканами на дороге. Их-то, ударной волной и снесло, кинув с размаху на несколько метров.
Над головой прошелестела раскаленная волна. Кто-то из солдат не выдержал, вскочил и побежал. Пока не нахватался легкими перегретого воздуха и не упал. Забившись судорожно.
Не поднимая головы от земли, майор прохрипел: - В канаву! Ползком! Или ждать!
Ждать долго не пришлось. Через полминуты все повторилось. Пронеслась над залегшей ротой ударная волна, и снова окатило жаром.
Майор с трудом поднялся, машинально отряхнув испачканный пылью камуфляж
- Рота! – Солдаты зашевелились. – Слушай мою команду! - Сорванное горло не давало проорать так, чтобы услышали и те, кого от удара закрыл крутой склон балки, на дне которой располагалась длинная коробка пистолетного тира. Но это не страшно. Можно и повторить.
- Две минуты! Построиться! – Надсаживался майор. А рота спешно вскакивала, отряхивалась и становилась в привычное место в строю. Пчелинцев сейчас нарушал все мыслимые и немыслимые параграфы. Нужно было подразделение рассредоточить, по возможности укрыть за складками местности, замаскироваться… Вот только рассчитаны те уставы и инструкции на железобетонных строителей коммунизма, а не на пацанов нынешних. Из которых военкоматы сейчас до трети количества бракуют.
Вот и приходиться тратить драгоценные секунды и, сначала порядок наводить, и только потом уже выполнять предначертанное строгой буквой.
Рота выстроилась удивительно быстро. Замерла в ожидании. Только косились в сторону бригады. Над которой медленно рассыпался огромный страшный «гриб» взрыва…. Лежать остались только хватанувший гари рядовой и два взводных, да вяло тряс головой, сидя на корточках, явно контуженный ротный.
- Фельдшера – оказать помощь пострадавшим. Соловьев, твои в помощь! Занести на КаПэ, дальше по обстановке! – тут же из строя выбежали три санинструктора, и несколько солдат из первого взвода бросившихся к офицерам. Спасало, что хоть один из фельдшеров Чечню прошел, и знал что делать….
- Остальные – бегом марш в «пистолетку». Через десять минут построение – доведу обстановку! Андрушко, ко мне!
Обалдевший от круговоротасобытий прапорщик протолкался сквозь бегущих солдат.
- Звиздец какой-то, Глебыч, что за ерунда-то?
- Это не ерунда. Это люминевый самолет уронил на нас ядрену бомбу. И настает большой звиздец.
- Не гони… – Начал бледнеть прапор. - Какая бомба? Зарплата ведь завтра. Мне алименты платить…
- Пиндец твоей зарплате! - сорвался майор. – И тебе пиндец! И алиментам твоим! На спине крокодила нарисую! Потому что придурок! Мы щас радиацию хватаем как чернобыльцы, а ты тормозишь хуже эстонца. У тебя дозиметр есть?
- Да был где-то… - Растерянно ответил Андрушко.
- Вот и ищи быстро. Найдешь – пробей сколько, и доложишь. Выполнять! - Рявкнул Пчелинцев на дежурного.
Когда прапорщик скрылся на КПП, майор подошел к УАЗику и устало присел на бампер. Пара минут есть. Можно прийти в себя попробовать. Очень хотелось застрелиться. Нельзя. Можно только идти, и пытаться объяснить плотно набитому в тесный пистолетный тир батальону, что началась Война. А может и кончилась уже. И от бригады остались только они. И их автоматы.

14 августа 2012 года.
Фанские Горы, Таджикистан
Санечка


- Деда, лассказывай дайше! Ты лассказывай, а сто не успеес, пока я усну, завтла лассказес…



"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Суббота, 22.10.2011, 09:53 | Сообщение # 35
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Самое главное – сказать самому себе «Все. Встал и пошел!» Пчелинцев тяжело встал с бампера УАЗика и похромал к тиру. Странно. Вроде бы ничего ногой не задевал, а болит. Падал когда, наверно. Зашиб. Или боишься ты, майор, к своим людям идти? И выдумываешь теперь глупости всякие.
В плотно набитой коробке «пистолетки» дышать было нечем. Снаружи жара - и тут надышали. Триста с лишним человек. О каком-либо построении и речи быть не могло. Так, сбились поплотнее, да в центре что-то типа просвета оставили. Тебе, майор, оставили. Не отмажешься.
Пчелинцев молчал. Молчали и солдаты. Все понимали, что это не учения. А намного серьезнее. Кое-кто уже и до истины дошел. По глазам видно было.
- Товарищи… - Наскоро придуманные слова мгновенно вылетели из головы. Комбат замолк на мгновение. Но, решился. Как перед, в воду прыжком. Или с парашютом. – Короче, бойцы! Сиськи мять не буду. Война.
- Мля…. – Прошелестело по задним рядам. Передние продолжали молчать. Поедая майора глазами.
- Вот именно! А кто еще раз перебьет – тому хребет перебью. Ферштейн?!
- Так точно! – Ответили из рядов, хихикнув при этом. Понятно, Лисов выкаблучивается. Дембель херов.
- Вот и замучательно. Продолжаю, мучачи и амиги. – Пчелинцев, как обычно с ним и бывало – начал раскачиваться на носках. В такт речи. – Война. Кто с кем – не знаю. Без пиндосов никак не обошлось. Надеюсь, и мы в долгу не остались. А посему…
К майору подбежал Андрушко, сжимая в потных руках старый, советский еще ДП-12. И что-то зашептал Пчелинцеву.
- Благодарю за службу, товарищ кусок! – Вскинул ладонь к берету комбат. И снова обратился к бойцам. – …А посему – могу обрадовать. Замполита с особистом скорее всего размазало. Но, свинцовые трусы носить не будем! Радиация в норме! Ну, почти! Отставить радости и прочую гомостятину! – оборвал комбат начавшийся галдеж. – Или забыли, урюки, кто страшнее радиации тут?! Так напомню!
Батальон сразу смолк.
- Командиры подразделений – ко мне! Остальные – во двор!
К майору строевым шагом подошли офицеры, начав представляться согласно устава.
- Отставить танцы! Минуту! – И когда, в помещении никого из солдат не осталось, комбат взгромоздился на стол для чистки.
- Нога стоять болит. Приложился где-то. – Объяснил он. - Все всё поняли? Что случилось, в смысле? А не какого беса я на столе сижу.
- Как не понять. – За всех офицеров ответил капитан Сундуков. Самый старший после Пчелинцева. Тоже из «чеченцев». – Глебыч, ты все четко обрисовал. Что предлагаешь?
Майор поерзал на столе, пытаясь поудобнее расположиться. Колено начало крутить все сильнее и сильнее.
- Что там предлагать, товарищи офицеры… Мы – в жопе. В глубокой. Но мы в тельняшках. Хуле. Приказываю: Выслать в сторону бригады «козла» с дозиметром. Если найдутся еще – отправить по отделению на штуку. Будет фон наверх лезть – пусть катаются, замеряют. Нам примерная картина нужна. В разведку – только добровольцы. Ром, сам понимаешь. Только ты. Бойцов и стволы – по усмотрению.
Сундуков оскалился в усмешке:
– Как иначе, Глебыч! Я пошел?
- Давай. БэКа по максимуму. В «козле» гранат четыре ящика. Три выгружай. Четвертый – твой. Только в городок, к общагам, не лезь сразу. Успеешь жену проведать.
- Щедро. – Снова улыбнулся капитан. – Ушел.
Майор проводил разведчика кивком. И продолжил.
- Остальные – распределить оставшийся боекомплект по личному составу, занять круговую оборону. Разрешаю загнать на вышку кого поглазастей. На любой шухер – приказываю отвечать огнем. Предупредительный в голову и все такое.
- Товарищ майор! - Весь потянулся с вопросом лейтенант Терентьев. Взводной – два, первой роты. – Разрешите….
- Не разрешаю. – Рубанул кулаком воздух Пчелинцев. – Если все, то уже все. А если нет – успеем.– Майор сполз с насиженного места. – Потом - по обстановке. Да, чуть не забыл. После раздачи – доклад. Ждем разведку. И что там подбитые наши, кто в курсе?

14 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Внучка просто золотая девочка. Два года всего, а не хнычет, не плачет, не просится на ручки. Топает себе, и топает. Разве что скажет «деда, я устала» или попросит рассказать сказку. И топает до хорошего места. Сам не верю, но мы идем сорокаминутными переходами. Как нормальная взрослая группа. Проходим, конечно, меньше, но так два года же! Да и не настолько уж меньше, вместо полутора или двух часов до лагеря шли три с небольшим. А вверх позавчера дошли меньше, чем за пять! Тот же участок, от лагеря до Мутных. Взрослые ходят за три. Хотя время и расстояния в горах - штуки относительные. Тот же участок сильный альпинист налегке пробежит часа за два. Нормальная группа с грузом – за три. Если без акклиматизации – уже четыре. А новичковое отделение свердловчан умудрилось потратить семь! Так что, Санечкины пять часов – очень неплохой результат.
Конечно, ходить ей нравится, но терпения совсем не на свой возраст. С устатку и взрослые иногда так ноют, что хоть по морде бей.
Ладно, переход давно закончен, сказка рассказана, ребенок сопит в две дырочки под присмотром мамы и бабушки, можно сходить к Бахреддину, узнать новости. В Таджикистане спасатели к военным относятся, соответственно, все при погонах. Бахреддин, к примеру, целый полковник. Любят тут высокие звания и чины. Слава богу, он эту тему не слишком всерьез воспринимает.
- Ваасалам алейкум!
- Привэт, дарагой! Захады, гостэм будэшь! – акцент у полковника больше наигранный и, скорее кавказский, чем местный. Естественно, в этой фразе, которой он меня приветствует уже лет тридцать. Обычно он говорит без всякого акцента.
- Что нового в мире.
- Хорошего ничего. Евреи с арабами продолжают делить Ближний Восток. Сколько лет уже делят, поделить не могут…
- А чего-нибудь посвежее есть?
- Да нет, вроде.
- Бахреддин! Кисмет… – высовывается из балка Джамиль, стажер в звании сержанта. Видит меня и переходит на русский, - передала, что ядерной бомбой запустили!
- Кто запустил? – подхватывается Бахреддин
- Да непонятно, то ли Израиль, то ли по Израилю… Душанбе сама не знает, да и слышно через слово...
- Кери хар! - матерится полковник обычно по-таджикски. - Уроды! Нагадят, а потом им гуманитарную помощь посылай.
Чего-то мне неспокойно стало… Боюсь, не отделаться нам гуманитаркой…
- Бахреддин, ну-ка, напомни, в Сирии сейчас штатовские войска? Или я путаю?
- Правильно говоришь, американцы там.
- Задница! Если их приложили боеголовкой - это война. Третья мировая. Ядерная.
Спасатель белеет.
- Да нет! Ну, ты что… Мало информации…
- Верно, мало. Дай бог, чтобы я ошибся. Ладно, пойду, скоро связь с Олегом.
Уже уходя, слышу, как Бахреддин бормочет под нос по-таджикски. Не сказать, чтобы я хорошо знал язык, но это понимаю:
- Во имя Аллаха, только не по Душанбе! Ну, кому мы нужны!!!
Могу его понять. Что ему Россия и Штаты! А в Душанбе у полковника семеро детей.


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 22.10.2011, 10:49 | Сообщение # 36
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Кто с кем – не знаю. Без пиндосов никак не обошлось.

Тут надо не так.
Кто с кем – не знаю, но без пиндосов никак не обошлось.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ЧекистДата: Воскресенье, 23.10.2011, 15:06 | Сообщение # 37
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Разведчиков ждали около двух часов. Пчелинцев время не засек, а переспрашивать ни у кого не стал. Личный состав за это время успел поделить патроны. Каждому по девяносто штук досталось. Как раз, два магазина в подсумок, третий – в автомат. С пулеметами вообще замечательно вышло. По два короба – «сотки» на ствол – это очень и очень жирно. Еще и со снайперами поделились. Конечно, пулеметным стрелять из СВД – далеко не лучший выход, но, сообща решили, что на безрыбье и раком можно. У снайперов и свои сорок штук имеются. По всем нормам – как раз на толковый общевойсковой бой.
Что от бригады остались только они, комбат-два понял сразу. Как только прошелестела ударная волна над головой. А вот дальше что?
Пчелинцев сидел на КПП, и, разложив на столе немногочисленные детали, чистил УСМ Макарова.
Если война на всю планету – надо ядерную зиму ждать. Если локальная – то десант китайцев на голову. И вообще, как дальше жить? Многочисленные книги давали совершенно разные советы. Одни предлагали засесть где-нибудь в высотке, вторые – строить новое общество… А майору все больше и больше нравилась версия с пулей в голову.
Все раздумья прервал крик наблюдателя с вышки: Наши едут!
Комбат на скорую руку собрал пистолет и сунул его в кобуру. И выскочил из двери как раз вовремя. Разведка вернулась. Свежих дырок от пули вроде не было.
По привычно «кирпичной» роже Сундукова ничего прочитать в принципе было нельзя. Разведчик же.
- Что там? – Коротко спросил комбат. Подойдя к машине вплотную. Чтобы лишние уши раньше времени не услышали ничего.
- Там? – Задумался Сундуков. – Там весело… Но фон в норме. Готовы?
Вместо ответа, Пчелинцев только кивнул. И заорал, надсаживаясь: - Батальон, строится! Приготовиться к выдвижению в сторону раположения!
И через десять минут суматохи: - Бегом, марш!
А потом, были нескончаемые километры дороги. Сбитые ноги, автоматный затвор колотящий по спине, залитые потом глаза. И общий задушенный полу-крик, полу-стон. На громкий уже дыхания не хватило…
От бригады остались только развалины. Кое-где еще дымящиеся. Подступающий закат добавил багровых тонов. И все вокруг, показалось на миг, залитым кровью.

14 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Алексей Верин


- Чимтарга, ответь Мутным, прием.
Пятисекундная пауза. И снова:
- Чимтарга, ответь Мутным, прием.
Леха пытался связаться с группой Олега уже семь минут. Еще три, и можно сворачиваться. В принципе, ничего удивительного, ночевки за перегибом, а хваленые Моторолы вне прямой видимости берут очень хреново. Впрочем, наши виталки еще хуже.
- Чимтарга, ответь Мутным, прием.
- Мутные, я Чимтарга, как слышишь? - слышимость Леху удивила. Похоже, Олег вылез на перегиб. Достаточно далеко, между прочим.
- Чимтарга, слышу вас хорошо, включаю рацию. – дежурной остротой ответил Верин.
- Леха, завтра никуда не идете. Ждете нас или спускаетесь в лагерь. Передай Руфине – выход на все восхождения закрыть. Отправку групп вниз отменить под любыми предлогами. Все передвижения только в направлении лагеря. Отцу скажи: район закрыт в связи с лавинной опасностью. Как понял, прием.
- Олег, какие лавины, ты что несешь? А клиенты? Прием.
- Передай, как я сказал. Своим клиентам скажешь – приказ Потапа! Прием.
- Да ты можешь сказать в чем дело? Прием.
- Передай отцу: Фаны закрыты в связи с лавинной опасностью. Понял? Прием.
- Понял. Фаны закрыты в связи с лавинной опасностью. Прием.
- Всё. СК.
- СК. – Леха выключил рацию и недоуменно пожал плечами, - ничего не понимаю. Приказ всем вниз.
Посмотрел на часы и опять включил мотороллу
- База ответьте Мутным, прием…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Воскресенье, 23.10.2011, 15:08 | Сообщение # 38
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


- Докладывайте, товарищ капитан! – устало сказал Пчелинцев, сидя на груде кирпичей. Что тут раньше было, он вспомнить не мог. Как не пытался.
- Что там докладывать, комбат… - махнул рукой Сундуков. И присел рядом. Не та обстановка была, что бы продолжать политес привычный. – Насчет жопы, это ты, Глебыч, помелочился. Мы в таком, что слов нет. Хуже Панкийки.
Мимо командиров пробежало четверо солдат, несущих на плащ-палатке раненного. В опускающейся темноте не было видно кто именно.
- И таких, уже с полста будет. – Сундуков закурил, протянув пачку и майору. – А мы только вторую казарму пробежали на скорую руку. Долго слишком батальон на полигоне сидел.
- Благодарствую. По медицине, какие новости? – Щелкнул зажигалкой Пчелинцев, вспыхнул огонек сигареты. – Санчасть разнесло, знаю. А временем хоть ты не попрекай. И так, сам себя сожрал. За перестраховку такую.
- А вдруг прав был бы? И нас тут Чернобыль встретил бы. Или полк китайского десанта. По медицине следующее. Раненных, вместе с нашими тремя, уже 52-53. Может еще кого нашли. Половина до утра не доживет. Четверть – крайний срок два-три дня. Переломы страшные. И контузий до черта. Докторскую хатку не целиком разнесло. Завалило только, эпицентр далековато оказался. Я из своих два взвода отправил. Пусть копают. Мезенцева откопали уже. Матерится, спирт пьет, оперировать бросается.
- Понятно. Подполковника хлебом не корми, дай отрезать чего. И балкой его не убьешь, убийцу в белом халате. Ой, Саныч, как хреново-то мне…
- Немудрено. – Ротный огляделся и протянул комбату солдатскую флягу, увесисто булькнувшую. – Причастись. Может полегшает.
Пчелинцев отхлебнул пару раз, и вернул, изрядно опустевшую флягу хозяину.
- Коньяк?
- Обижаешь! Самогон на дубе настоянный. Свой рецепт.
- Так вот, мне полегчает, когда все на места вернется.
- Не вернется. Больше никогда. И пока мы сидит – личный состав с ума сходит. Двое застрелились уже. – Завинтил крышечку Сундуков и поднялся. – По-умному, с водой в стволе. Какая сволочь только подсказала. Так что, хватит сидеть и самого себя жалеть. Всем плохо. Думаешь, мне завыть не хочется?
- Хочется. Как иначе.
- Вот именно. Так что, товарищ комбат, вставайте, да идите выполнять священный свой долг. Орите, рычите, расстрелом грозите. Только бойцам задуматься не давайте. И летехам. Терентьев как общагу увидел – еле пистолет забрать смогли. Сидит теперь, связанный и воет.
- А ты? – В лоб спросил Пчелинцев. Ротный с ним на одной площадке жил. В семиподъездной пятиэтажке. От которой целым остался только кусок торцевой стены. Да и тот до третьего этажа только.
- А я права не имею. – Огрызнулся вдруг капитан. – У меня кроме семьи еще рота есть. И комбат, который расклеился и нихрена сейчас не командир!
- Саныч, не заводись. – Встал с кирпичей Пчелинцев, и попытался успокоить ротного.
- Да пошел ты на хер, комбат. – Сундуков плюнул майору под ноги. Тяжелым сгустком слюны перемешанной с пылью. – Я две войны прошел. – Непонятно зачем, уточнил Сундуков и поплелся, к санчасти.
- Ты куда? – Окликнул его майор.
- На муда, Глебыч, куда же еще. – Ответил ротный, не оборачиваясь. – Сейчас спирта найду пару литров, да за упокой душ нажрусь. А потом застрелюсь. И пусть Максим Викторыч вскрытие сделает.
- Нихрена ты не застрелишься. – Прошептал Пчелинцев, и, решительно мотнув головой, быстрым шагом пошел в сторону складов РАО. Нога решила больше характер не показывать. – А если застрелишься, то лично на труп остывающий нагажу, и убирать не буду. Понял?!
Конечно, Сундуков уже не услышал ничего. Отошел далеко. Да и в шуме окружающем, особо и не поговоришь.

14 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед
)

- Витя, твои мальчики сошли с ума!
- В каком смысле, Руфина Григорьевна?
- Леша сейчас передал, что на Чимтарге сходят лавины! Там же снега нет!
- А спутниковый телефон там есть?
- При чем тут это?
- Эх, Руфина Григорьевна. Не любите Вы анекдоты. Хит сезона две тысячи четыре.
- То есть?
- «Чтобы в летних Фанах начали сходить лавины, нужна как минимум ядерная война». Что там парни передали?
- Район закрыт из-за лавинной опасности… Ты думаешь?..
- Боюсь, знаю!..

14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Андрей Урусов (Седьмой)


- Что там? – дернул Герман Седьмого за рукав.
Урусов сполз с пригорка, и молча отдал бинокль ефрейтору.
Водитель улегся, и поднес оптику к глазам.
- Ого, ну ни хера ж себе –И тут же скатился к Седьмому. – Сектыш.
- Мягко говоря. – Забрал Андрей у ефрейтора бинокль, перекинул ремень через шею и сел в траву, не беспокоясь о чистоте камуфляжа… – Везет не только дуракам, но и тормозам. Десять минут не хватило.
- Что делать будем, старшой? – Рядом с сержантом присел на корточки и Герман.
- Да хер его знает, если честно. Вроде как ракеты у всех кончились. На голову ничего не ляпнется.
- А вдруг?
- Если вдруг – то будет бесплатно, сразу и для всех. «Терру» не посеял?
- Обижаешь! – искренне обиделся Герман и достал маленький дозиметр, больше похожий на помесь калькулятора с телефоном. – Включать?
- Нет, орехи колоть. Сколько?
- 27-28 микрорентген. Это как?
- Это - единственная новость за сегодня хорошая, вот что это, Ванья! Норма для наших краев - 17. Поверь старому химику-дозиметристу. – Грустно улыбнулся Седьмой, и устало увалился на землю. – Боженька не фраер - своих любит. Похоже, на город не пожалели, а по бригаде влупили обычным. «Томагавк» или «Трезубец», какой. У нас до Новосиба сколько по прямой?
Герман прикинул и ответил: - Если по дороге – то 75 примерно, если как ворона летит – 60 с мелочью.
- Нормально. Сколько в городе - представлять не хочу и не буду. А мы даже без ОЗК обойдемся. Если ветер не переменится, конечно. Не дай Бог, на нас развернет – можно сразу хозяйство на пень класть. И топор точить. Живем! – Хлопнул Урусов водителя по колену и вскочил на ноги. – Выпускай девчонок и интеллигента. Нехай воздухом подышат. И пусть Влада подойдет. С карабином. А сам, проверь машину, и за ветром следи. Направление менять начнет – ори. И постарайся, чтобы по-светлому успели. Боюсь я по этой «линии фронта» ехать. Да, и комбатовской не говори ничего и сюда не пускай. Сейчас нам только истерика нужна. Для счастья полного.
Водитель кивнул и, зачем-то, пригибаясь, побежал к забарахлившей чего-то, «шишиге», оставленной в посадке, метрах в сорока от них.
- А мы, пока время есть, присмотримся. – Сам себе под нос проворчал Урусов, и снова занял пост наблюдения.
- Думала, уже, забыл про нас. – Рядом с Андреем легла на траву Влада, и вскинула карабин к плечу, рассматривая через оптический прицел территорию бригады. – Ой!
- Угу. А я на эту красоту уже насмотрелся. Похоже, что две-три ракеты не пожалели. С хорошим таким зарядом.
Влада, отложив «тигр» и глядя в сторону, спросила: - Живых не видно?
- Неа. – Мотнул головой Урусов. – Потому бока и вылеживаю.
- А раненные?! – Повернулась к нему жена. На лице блестели дорожки слез.–Все же погибнуть никак не могли!!! Им же помочь надо!!! А мы тут лежим?! Там же Вовка! Там же все!
- Кошка! – Андрей притянул, попытавшуюся было, вырваться, Владу к себе и обнял. – Солнышка моя, ну ты же эмчээсница, ты же по гражданской обороне экзамены сдавала! Ну, подумай сама!
Урусов крепче прижал плачущую жену и продолжил шептать на ухо.
- Кто под удар попал, тот погиб уже. Раненных не бывает. А если и будут – у тебя операционная есть? Или собралась иголкой из берета ноги – руки пришивать?!
- Не все погибли!!! - Снова забилась Влада.
- Не все, кто же спорит. Кто должен был – уже умер. Или сам себе помог. А я не хочу в пузо очередь получить. От выжившего и злого. Сейчас пойдем. Ванька машину отремонтирует, и пойдем. Честно-честно. Не обманывал же ведь никогда, Кошенька, сама вспомни, ведь ни разу.
Влада прижалась к Седьмому уже сама. – Ни разу…. – И зарыдала, уже не в силах держаться.
- Вот и сейчас не обманываю. – Гладил по хрупкой спине плачущую жену Урусов, глядя куда-то, ей за плечо. – И все будет хорошо. Ты поплачешь сейчас, успокоишься. И все хорошо будет. И Шмель живой, и Соловей, И Ромка – Сундук. Вот увидишь. Они на полигон ведь уходили. А там склоны крутые, волна сверху любая пройдет!
- Точно? – попыталась улыбнуться сквозь слезы Влада. – Пройдет?
- Конечно, пройдет! Сама вспомни! А, забыл! Ты же не была у нас еще ни разу. Успокоилась? – Урусов мягко поцеловал жену в лоб. И, неожиданно, лизнул кончиком языка переносицу. Влада фыркнула рассержено. – Вижу сам, успокоилась! - Повторил поцелуй Андрей. – Малой как?
- Нормааально… - Шмыгнула носом в последний раз Кошка. – Они с Анютой общий язык нашли сразу. Сейчас сидят на сумке и сказки рассказывают.
- Вот и пригодилась. Королева…
- Да хорошая девчонка, чего ты взъелся так?
- Стандартная неприязнь быдла к аристократии. Пора привыкнуть. – Подмигнул Андрей и с большим трудом уклонился от подзатыльника.
- Тебе сколько раз говорить, чтобы не смел себя быдлом называть?!
- Пока им быть не перестану! Проехали, ага? И не надо меня сковородкой бить! – На этот раз уйти от удара не получилось.
Урусов задумчиво почесал загудевший затылок.
- На границе ни разу не грохнули. Бомба мимо пролетела, зато родная и любимая жена до смерти забить готова! Ладно-ладно! - примиряющее выставил он ладони вперед. – Подурковали и будет. Студент как?
- Терпимо. Все порывался бежать куда-то, но как грохнуло – сразу успокоился. Даже выпить попросил.
- Будет толк из парня, сто процентов даю. Хоть на вид – задрот-задротом!
- Вот все у тебя плохие!
- А то. Я один хороший. Пора привыкнуть.
От очередного избиения старшего сержанта спас кашель Германа. Водитель стоял метрах в трех от «лежки» и задумчиво наблюдал за семейными разборками.
- Вот гляжу я на вас и ничего не понимаю. Вроде как миру нашему конец настает, бомбы сверху падают, люди погибают. А им бы вместо того, чтобы по земле кататься, пообниматься самое время подходящее…
- А сам-то, чего в истерике не бьешься? – Спросил Урусов, пряча бинокль в футляр.
- А у меня «Фоллаут» разных частей - с детства любимая игра. А тут, блин, интерактивная реальность в полный рост. ГАЗон больше не хрипит. Поехали, старшой?
- Поехали! - закинула «Тигр» за плечо Влада и чуть ли не в припрыжку, побежала к машине.
- Похоже, что не только я по Пустошам бродить любил… - Проводил Урусову Герман.
- Кому сейчас легко, Вань….


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Понедельник, 24.10.2011, 09:06 | Сообщение # 39
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline

14 августа 2012 года
Самара
Александра Ивановна Юринова


- До свидания, Антоша! Я тоже вас всех люблю.
Александра Ивановна положила трубку на столик у кресла. Ну вот, поговорила напоследок со всеми внуками. Сначала Олежка позвонил, потом Боренька, а теперь и Антоша с Риточкой... Какие же они хорошие, беспокоятся, надеются, что она не в курсе… Господи, ну что же еще делать старухе, если не смотреть телевизор и думать…
Хорошо, что их нет здесь. Бросились бы спасать ее, а это невозможно. Только сами погибли бы вместе с ней.
А так вся семья, скорее всего, останется жива. Много ли будет таких семей, что в надвигающемся ужасе потеряют только одну старую больную бабушку, которой и так недолго осталось… Ее дети... и внуки… Они сильные… Они выживут…
А ей уже не страшно. Ей всё равно пора. Неплохая жизнь позади. Двое детей, четверо внуков, правнучку успела увидеть…
Она встала и, опираясь на две палочки, с трудом добралась до кухни. Попила чаю, вернулась в комнату, немного посмотрела по телевизору какой-то дурацкий сериал. В последнее время мыльные оперы перестали казаться такими скучными.
Новости смотреть не стала, какой смысл… Добралась до постели и легла спать. Во сне было хорошо и уютно, снились дети, внуки, маленькая Санечка… Даже ноги совершенно перестали болеть, впервые за долгие годы…
Она не заметила, как сон стал вечным, и ушла совершенно счастливой за несколько часов до того, как волна, вырвавшаяся на свободу после разрушения каскада волжских ГЭС, смыла Самару с лица Земли…

14 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Тихонько гудел мотор УАЗика. В тусклом свете лампочки блокнот казался желтым. И на эту желтизну ложились черным буквы и цифры. Подводящие мрачный итог.
От бригады осталось ровно четыреста пятнадцать человек. И гражданские. Пара сотен. Женщины, дети. Сидят сейчас в относительно целой столовой. В жилое состояние приводят по мере сил. Матрасы стелят. Занавески вешают….
Из боеспособного личного состава – двенадцать офицеров, семь прапоров, остальные – сержанты и солдаты. Из них около четверти – сверхсрочники. Некоторые участие принимали. Это гуд.
Из плохого – ребята с ума сходят. Начинает доходить, что не игра это. А жизнь реальная. Злая. Страшная и кровавая. И рестарта не будет. Как ни проси. И раненных человек шестьдесят. Из них, примерно сорок до утра не доживут.
Зато боксы и склады почти целые. Завтра – первую роту на разбор жилых, вторую – снабжение. Третья – в боевое охранение. На всякий случай. Вдруг полезет кто. БТРы откопаем – будем ими рыть.
- Думаешь? – на соседнее сиденье залез Сундуков. Пьяный. Но еще нормальный. – И правильно. Кому-то думать надо. А кому-то голыми руками камни разгребать. Потому что стоны из-под них. НЕ ПРЕКРАЩАЮТСЯ!
- Рома, успокойся. А то спрошу, какого черта нажрался, и гонишь.
- А такого, Вова. Нашел я их. – Остекленевший взгляд капитана уткнулся в темноту за лобовым стеклом. – Все. Верил во что-то, надеялся. А теперь – кончилось. Глебыч! – обернулся вдруг ротный к Пчелинцеву. – Будь человеком – разреши уйти.
- Куда? – не понял майор.
- Туда. – Ткнул Сундуков пальцев вверх. – Края Вечной Охоты или как там оно….
- Крыша совсем поехала? – осторожно уточнил комбат, прикидывая, как бы половчее капитана заломать, если за пистолетом потянется.
- Совсем. – Неожиданно согласился Сундуков. И замолк. Снова продолжив только через несколько минут. – Прости, Глебыч. Я ведь тоже не железный, сам понимаешь.
- Понимаю. – Ответил майор и обнял ротного. Капитан, прошедший обе Чечни, зацепивший краем таджикских «вовчиков» с «юрчиками», не плакал. Он выл. Тихо, но страшно.
В свете костра мелькнул вдруг бегущий к командирскому УАЗику солдат. Пчелинцев вылез ему навстречу, погасив за собой свет в кабине. Нормально все с Ромкой будет. Обязательно. Иначе и быть не может.
- Что случилось, товарищ сержант? – спросил майор у запыхавшегося бойца.
- Там это, «шишига» из города едет. Прапорщик Безручков в тепловизор смотрел и сказал, что наша, Германа Ваньки. Мотор гудит мерзко сильно.
- Так что же ты телишься так долго?! – Выкрикнул Пчелинцев, хлопнул ошалевшего сержанта по плечу в грязном комке, и побежал к бывшему въезду в часть.
Совсем немного не успел. Приехали уже.
Урусов, как обычно, изображающий айсберг, выкидывает сумки из кунга, рядом нянчит Димку Влада, с карабином через плечо. Возле Германа, радостно рассказывающего что-то бойцам из оцепления, мнется с ноги на ногу молоденький паренек, весь какой-то помятый и растерянный.
И потерянно сидит у колеса, прямо на холодной земле Аня. И все оглядывается по сторонам…
- Не меня ли ищете, милостивейшая госпожа?

Ночь на 15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Просыпаюсь ночью. Внезапно, как от удара. Сажусь на кровати и несколько минут соображаю, что меня разбудило. В лагере тишина, стены домиков прекрасно пропускают звук. Если он есть. Может, Санечка пискнула? Нет, безмятежно сопит на расстеленном на полу матрасе. На кровать мы ее класть боимся, высоковато всё-таки.
Через несколько минут сон окончательно уходит, и я вдруг понимаю: мамы больше нет. Совсем. Мы с ней всегда чувствовали друг друга. Нет, никаких телепатий. Просто когда у одного из нас что-то случалось, второй начинал беспричинно нервничать. Заметили это во время моих первых походов. Сначала грешили на совпадение, потом решили, что настолько точных совпадений, да еще в таких количествах, не бывает. Объяснение искать не стали, просто приняли, как факт. Привыкли, особенно после того, как я поднабрался опыта и стал крайне редко попадать в истории. А мама после переезда в Самару практически не нервничала. Даже подзабылась эта наша способность.
А теперь вспомнилась. Точнее, напомнила о себе жутким и тоскливым чувством безысходности. Всё. Конец. Ничего не исправить. Уже через час или даже десять минут я буду убеждать себя, что всё это чушь, что мы с мамой это придумали, чтобы она не нервничала зря, что ничего не известно, вот вернемся домой… Это будет. Но сейчас я даже не понимаю… Я точно знаю. Мамы больше нет. Всё кончено.
Это осознание наваливается, как снежный ком, как лавина, давит на грудь, не дает вздохнуть, заставляя сгорбиться. Боль и онемение возникает в левом плече и начинает расползаться по телу, захватывая сердце. Автоматически беру тюбик изокета и пшикаю под язык. Боль постепенно уходит. Остается опустошенность. И знание. Страшно хочется курить. Я бросил почти год назад, когда впервые стало прихватывать сердце. Уже несколько месяцев даже тяги не чувствую. А сейчас – как на третий день. Было бы что, закурил бы. Но нету. И стрельнуть не у кого, в лагере курящие - редкость. Мода сейчас такая. Наверное, хорошо. В столовой есть сигареты, они типа ими торгуют. Именно «типа», покупателей на них мало.
Просыпается Ира. Зажигает фонарик и подходит ко мне. Жена тоже меня чувствует. Обычно спит, как убитая, а вот как на меня навалилось…
- Что случилось? – говорит шёпотом, чтобы не разбудить Санечку.
Надо бы промолчать, но… у нас нет секретов друг от друга…
- Мама умерла.
Ира охает и с ужасом смотрит на меня:
- Ты уверен?
- Уверен.
К смерти нельзя привыкнуть. Можно привыкнуть к крови. Можно привыкнуть к трупам. К крикам умирающих. Можно привыкнуть убивать. А к смерти вообще – нельзя. Невозможно. Самый крутой и «железный» вояка или спасатель, прошедший огонь и воду, резавший, как овец, «чехов» и «духов» или вытаскивавший трупы друзей из лавинных выносов, знающий всё и видевший всё, ломается, когда умирает очень дорогой, очень близкий человек. Нет, никто этого не видит. Сильные люди умеют держать себя в руках. В крайнем случае, они могут позволить себе спрятаться от всех и немного повыть на луну или просто поплакать. Но это редко, чаще всё в себе. Но внутри… Когда умер отец, я месяц не улыбался. Потом научился. Вроде. Когда погиб Соловей, не было даже этого, только больше курил и спирт глушил стаканами. Теперь не курю, пить тоже нельзя, да и, судя по новостям из большого мира, скоро будет не до этого. Но… Со временем боль отступает, и человек становится прежним. Почти. Разница незаметна никому, включая его самого. Но она есть… Мы все знаем, что не будем жить вечно, пытаемся готовить себя к этим моментам… Иногда это получается… Но когда они приходят… Нет, привыкнуть к смерти нельзя…
Молчим. Жена гладит по плечу. Слова не нужны, они не помогут. Ничто не поможет. Смерть необратима. Мама. Первая жертва недоначавшейся войны? Или просто пришло время? Не знаю… И никогда не узнаю. Да и какая теперь разница? Случилось.
- Иди спать.
- А ты?
- Я тоже. Две минуты.
Ложусь обратно на кровать. Какая теперь разница? Наверное, никакой…
Ира не уходит. Сидит на краешке. Спасибо, родная, но маму не вернешь, а свою проблему я должен решить сам. И решу. К сожалению, не впервой. Просто нужно немного времени…


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Понедельник, 24.10.2011, 09:08 | Сообщение # 40
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
15 августа 2012 года.
Фанские Горы, Таджикистан
Санечка

- Мама, а посему деда пласет?
- Что ты, Санечка, деда не плачет!
- Нет, пласет! У него плосто слезок нет! Он внутли пласет! Посему, мама?
- Баба Саня умерла.
- Баба Саня холосая! А сто такое умелла?..

15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Утром первым делом иду в балок спасателей. Бахреддин черный. Он и так-то не слишком светлый, но сейчас…
- Ну, как?
- Кери хар! – отвечает полковник. – Витя, спутник не берет, сети нет! А в мире - кери хар! Всю ночь слушали. Душанбе говорила – совсем война. Россия, американцы, китайцы, все дерутся. В Москву, передали, семь боеголовок попало.
- Они что, свечку держали и считали? Про Самару не передавали? И Новосибирск?
- Сина они держали! Передали, что передали, а что они знают, я тебе скажу? Самару не говорили. Новосибирск говорили. Туда тоже стреляли.
- Давно?
- Три часа! А теперь Душанбе замолчала! Уже час молчат!
- А на других каналах?
- Не пробовал.
- Почему?
- Савсем дурной стал! Джамиль! Лови во всем диапазоне, дар куси она та гом!
Сижу, размышляю. Хреновей не придумаешь… Даже если моё предчувствие дало сбой, маме не поможешь. Самару не пропустят. А еще Нижний, Ульяновск, каскад ГЭС. Даже если уцелеет, кто ей поможет? Это когда мы все уезжали ненадолго, можно было попросить соседей присмотреть. Теперь соседи забудут на второй день. Если сами не убьют ради консервов, которыми у нее забит шкаф в прихожей. А пока туда доберешься, пройдет столько времени… Если еще доберешься… В Москве брат с семьей, что с ними?.. Борька в Новосибе…
Джамиль кого-то поймал, и теперь громко кричит в микрофон, а в перерывах внимательно вслушивается в треск приемника. Бахреддин стоит рядом. Потом смачно сплевывает прямо на пол и выходит на улицу. Я за ним.
- Пиндец, Витя! – впервые слышу от него русский мат. – Полный пиндец! Душанбе тоже нет! С Анзоба виден ядерный гриб!
Он выдает пару заковыристых фраз на родном языке, и опять переходит на русский:
- Ну, скажи, Какая сцука это сделала? Кому мы нужны на фуй?
При этом голос спасателя ровен, глух и безжизненен. Мат произнесенный этим голосом звучит страшнее любого крика. Не помог Аллах... Семеро детей…
- Мы же никому не угрожаем. Аз калаи керум газ, кому это было надо?.. Джамиль!!!
Мальчишка выбрался из балка и тупо шагает в сторону реки. Как марионетка. Нет, как зомби с вытекшими глазами. Просто переставляет ноги. Упирается в камень, обходит, идет дальше… Полковник догоняет его, и с размаху отвешивает две мощнейшие оплеухи. Взгляд солдатика становится осмысленным, потом он негромко что-то говорит по-таджикски. Бахреддин зло материться, замахивается еще раз, но не бьет. Джамиль приходит в себя:
- Извините…
- Пей! – протягиваю ему флягу со спиртом, предусмотрительно прихваченную из домика.
Мальчик отхлебывает несколько глотков. Бахреддин берет у него флягу, дожидается моего кивка и присасывается надолго. Возвращает мне полупустую флягу. Прикладываюсь чисто символически: я прошел через это ночью. Пусть им земля будет пухом. А нам надо думать о живых.
- Пойдем к Руфине. Надо решать, что делать…

15 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Оружейные склады сумели вскрыть уже наутро. Батальонный замполит пытался было протестовать, но осекся, увидев хмурый взгляд майора. Все возмущения офицера по работе с личным составом возникло из-за того, что комбат приказал раздать оружие всем без исключения. Ну, кроме вовсе уж детей, конечно. Мало ли. Теперь бывшие домохозяйки спешно проходили краткий курс по обращению с огнестрелом. Руководила там Влада Урусова. Пчелинцев, хоть и знал ее еще Лесниковой, и даже не курсанткой, а школьницей, все равно не переставал удивляться женщине. Прямо копия «чокнутого хохла». Ноль по фазе, как говорится. Что война, что обед – лишь бы шума не было. Он даже у Андрея спросил, не было ли паники и визгов. Седьмой только криво улыбнулся, и буркнул что-то про комплекс неполноценности, некого старшего сержанта мучающий и из полной отмороженности любимой жены в некоторых вопросах проистекающий.
Комбат в ответ на странную фразу друга только хмыкнул. Его вторая половина до сих пор находилась в легкой прострации. И по собственной воле была сейчас несменным дежурным в импровизированном детском саду. Аня оживлялась только при виде детей. Их много уцелело…. Намного больше, чем матерей. Больно кольнуло сердце. Не думать, не думать. Балтийск, где его дети у бабушки гостили, цель не важная. Морпехов оттуда вывели, аэродром далеко. Нет, никто на такую никудышку не позарится, предпочтут боеприпас сэкономить…
Привычная самоуспокоительная мантра помогла. Самую капельку. Ощущение близкой опасности не проходило. Конечно, вовсе не тем напряжением звенело, как перед Войной. Майор сам себе удивился, когда заметил, что называет произошедшее Войной. С большой буквы. Наверное, потому что эта – точно стала последней. А может, и нет. Человек такая сволочь, что всегда будет воевать, чтобы там не утверждали мертвые уже гуманисты Франции и прочих Западных Европ.



"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
RamilДата: Понедельник, 24.10.2011, 09:25 | Сообщение # 41
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 45
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Ей, всё равно, пора.

Запятые не нужны.
Кое-где явный перебор с многоточиями.
 все сообщения
RamilДата: Понедельник, 24.10.2011, 09:39 | Сообщение # 42
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 45
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Нет, безмятежно сопит на расстеленном на полу матрасе. На кровать мы ее класть боимся, высоковато, всё-таки.

лишняя запятая перед "всё-таки"
Quote (Чекист)
Через несколько минут сон окончательно уходит, и я вдруг понимаю: мамы больше нет.

лишняя зпт
Quote (Чекист)
Просто, когда у одного из нас что-то случалось, второй начинал беспричинно нервничать.

после просто не нужно зпт
Quote (Чекист)
А мама после переезда в Самару практически, вообще, не нервничала.

так практически или вообще? Некрасиво.
Quote (Чекист)
В столовой есть сигареты, они типа ими торгуют.

Сигареты ими торгуют?
Вроде больше ничего на первый взгляд не отловилось.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 24.10.2011, 09:44 | Сообщение # 43
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Утром первым делом иду в балок спасателей.

Блок?
Но почему Душанбе? Там что, есть статобъекты? Я понимаю Новостбирск, Нижний, Самара, там производство, в том числе и военное, но по азии зачем?
Эмоции, блин. Не дай Бог...


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ВВГДата: Понедельник, 24.10.2011, 13:43 | Сообщение # 44
Группа: Удаленные





Quote (Ramil)
Чекист писал(а):Через несколько минут сон окончательно уходит, и я вдруг понимаю: мамы больше нет. лишняя зпт


Не лишняя. Два подлежащих, два сказуемых.
 все сообщения
ВВГДата: Понедельник, 24.10.2011, 13:50 | Сообщение # 45
Группа: Удаленные





Quote (ВВС)
Блок?


Балок. Вагончик такой. Очень распространенное слово, хотя больше в ходу на севере и в Сибири.

Quote (ВВС)
Но почему Душанбе? Там что, есть статобъекты?


А кто знает?
Что меня удивляет немного на ВВВ. Все почему-то уверены, что в совершенстве разбираются в политике и порядке нанесения ядерных ударов.
И знают, у кого сколько зарядов.
А кто держал свечку у НАТОвских карт? Кто хакнул их программы?

Да, вроде, Душанбе, никому не нужно.
А может, у них до сих пор заложен удар по всем столицам союзных республик СССР.

Или просто предпочли все страны ввергнуть в гражданские войны, а для этого в Тадже достаточно убрать власть.

Никто из выживших никогда не узнает. Кто, чем, по чему и почему.

Кисмет...
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 24.10.2011, 14:47 | Сообщение # 46
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (ВВГ)
Кисмет...

Не думаю, что так будут думать в Таджикистане. Народ там не совсем темный, понимают как и что.
Да, гражданская война начнётся, но рано или поздно амерам аукнется за всё. Мусульмане там тоже есть.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
RamilДата: Понедельник, 24.10.2011, 16:52 | Сообщение # 47
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 45
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (ВВГ)
Чекист писал(а):Через несколько минут сон окончательно уходит, и я вдруг понимаю: мамы больше нет. лишняя зпт

Ваша правда.
Увидел исключение там.где его не было (общий второстепенный член). Прошу прощения.
 все сообщения
ЧекистДата: Понедельник, 24.10.2011, 16:55 | Сообщение # 48
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Ramil)
Прошу прощения.

Трибунал учтет. :DDDDDDDDD


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
RamilДата: Понедельник, 24.10.2011, 17:12 | Сообщение # 49
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 45
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Трибунал учтет. :DDDDDDDDD

Опасное место эта дружина!
 все сообщения
ВВГДата: Понедельник, 24.10.2011, 21:48 | Сообщение # 50
Группа: Удаленные





Quote (ВВС)
Не думаю, что так будут думать в Таджикистане. Народ там не совсем темный, понимают как и что. Да, гражданская война начнётся, но рано или поздно амерам аукнется за всё. Мусульмане там тоже есть.


Джамиль начинает фразу "Кисмет сектан" - сволочная судьба, проклятая судьба. Но, вообще-то это ругательство. Просто переходит на русский и саму фразу, следующую после ругательства, говорит по-русски. При этом полругательства съедает. Собственно, информацию он еще не переварил. Не понял, что по матери и жене отбомбились.

Амерам, уже аукнулось. В этом мире их больше нет. Если мы с чекистом их и оживим, то только чтобы прикончить.
А мусульмане там практически все. Суннитского толка. Но без фанатизма.

А если Вы к моему последнему посту, то это я говорю "Кисмет". Судьба...


Сообщение отредактировал ВВГ - Понедельник, 24.10.2011, 21:50
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 24.10.2011, 22:49 | Сообщение # 51
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (ВВГ)
Амерам, уже аукнулось. В этом мире их больше нет. Если мы с чекистом их и оживим, то только чтобы прикончить.

У меня была мысль написат ПА-рассказ. Обломилось из-за сбоя в буке. Пропал черновик с набросками. А тут на службе завертелось. Не стал восстанавливать. Там я собирался разделать амеров в пух и прах. и совсем не рояльно.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ВВГДата: Вторник, 25.10.2011, 10:52 | Сообщение # 52
Группа: Удаленные





15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Через полчаса спасатели уезжают. Оставляют нам рацию, все запасы жратвы и снаряжения и уходят на Ниве. У них есть шанс найти своих. Это нам слишком далеко ехать. До Душанбе меньше четырехсот верст, обычный водитель доходит часов за восемь. Бахреддин – намного быстрее, хотя как будет сейчас – кто знает?
- Извини, Витя! Пойми меня!
- Давай, гони. У тебя есть шанс!
Проводив их, сажусь на рацию. Без толку гоняю «сто тридцатку» по всем диапазонам. Если кто и ловится, то ничего нового сообщить не может.
К полудню появляется Олег. Вместе с Лешкой и обеими группами клиентов. Олегова группа, вымотана насмерть. Похоже, бежали без единого привала. Да и время впечатляет. Но, не до того. Отдыхать не собираются, сбрасывают рюкзаки, и сразу ко мне.
Рассказываю новости. Не знаю, сообщил ли им что-нибудь новое, но вот они меня радуют: у Бори есть шанс. Хороший шанс…
- Пап, бабушка… Я ничего не сумел придумать.
Скрывать от Олега? Дети очень привязаны к маме…
- Не надо ничего придумывать… Уже не надо… Хоть бы Борьчик ушел.
Он верит сразу. Ждал. Понимал.
- Шмель не подведет. – как зовут того парня? Володя, кажется… Не суть, что-то я опять расклеился. Надо собраться.
- Ладно. Распаковывайтесь. Отдыхайте. Думайте, что делать. Через час обед. Там и поговорим…

15 августа 2012 года.
Фанские Горы, Таджикистан
Санечка


- Папа! Папа! Смали, какие у меня камески! Смали какие класивые! А мама говолила ты не плидешь! Тока завтла!
- Красивые камешки, золотце. Сейчас папа разберется с делами и с тобой их посмотрит. Ладно?
- Ладно…
И папа плачет. Как деда. Да что такое случилось?..

15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Клиенты: Потап, Огневолк, Прынц, Малыш


- Что делать будем, майор? Как к себе добираться?
- А я знаю? – Потап выругался.
Ситуация – хуже не придумаешь. Застряли на краю земли, до дома четыре тысячи верст, поезда не ходят, самолеты не летают. Нет, про транспорт никто не говорил, но и так понятно. Власти нигде никакой. Соответственно, везде и всюду появятся банды. Не сегодня, так завтра. Скорее всего, первые уже появились. Как подснежники. Не цветы в смысле, а трупы, вытаивающиеся под первыми лучами весеннего Солнца.
А если Потап правильно понимает местные порядки, то здесь они появятся в первую очередь. Не в горах, конечно, а в Таджикистане и соседних государствах. Ибо здесь феодализм куда свежее, чем в той же России. И баи местные еще не забыли, что они баи. И курбаши с басмачами найдутся.
То есть, прорываться к своим придется с боями. А хороших бойцов – четверо. Вот они все здесь сидят. Стас, Женька и Жора. В бою: Малыш, Огневолк и ПрЫнц. И сам Потап, конечно. А на руках семь человек собственной обузы, три семейных пары тыловиков и Машка. Хотя в этой ситуации Машка, пожалуй, за бойца покатит. Только опыта маловато. В смысле совсем нет.
Ни транспорта, ни оружия. Транспорт, кстати есть. И дадут, наверное, если попросить. А толку? Раздолбанные уазики – не броня. Пройти на нем до Новосиба по вражеской территории нереально. Короче – куда ни кинь, везде клин!
- Не знаю, - повторил он. - Боюсь, надо тормозить здесь и осматриваться.
- И что? – вскипел Огневолк. – Наши там неизвестно где и как, а мы тут прохлаждаться будем?
- Женя, ты хочешь до своих добраться, или геройски погибнуть по дороге? Это тебе не после подрыва по дороге скакать.
- Мужики, спокойно. – Малыш, как всегда, невозмутим и рассудителен, - Наши у Шмеля. Вовка не крайний в деле, в обиду не даст. А у нас еще неизвестно, сколько «пиджаков» на руках. При всем уважении к альпинистам, они не солдаты. Бросить здесь и пусть подыхают? Не вариант. Против буду при всех раскладах.– И гнется в его пальцах обрезок арматуры-«десятки», неведомо как попавший на «Алаудин-Вертикаль».
- Ну, положим, они далеко не дети. И здесь - на своем поле. Да, старшой, а что они собираются делать?
- Сами пока не знают. Виктор считает, надо какое-то время оставаться здесь. До прояснения обстановки. Ему, кстати, с нами по пути.
- В смысле? – удивился Ойген.
- Брат Олега тоже у Шмеля должен быть.
- Ну, Олег, насколько я успел заметить – не обуза.
- Олег – нет, хотя и его, наверняка, еще гонять и гонять. Виктор – тоже ничего, возраст только. Ветеран боевой. Но у них обоих жены с собой. И ребенок двухлетний! И их бабы – далеко не Машка. По полигонам с детства не отирались. Да и не девчонки уже.
- Олега жену видел. А у Виктора кто?
- А помнишь, рассказывала, как гранату в институте метала? Когда ствол перевесил и болванку полковнику в лоб засандалила.
- Это она? Ей же лет тридцать пять!
- Ага! Та самая. А сыну двадцать семь!
- Прикольно. – Сопит Огневолк и задумчиво трет след от давнего ожога.
- Мужики, вы про что? Делать чего будем?
- Между прочим, здесь база наша есть. Которая 201 дивизия. Равшан еще там служил. Прапор десантный, Жор, вспомнил.
- Как иначе. Рафика и забыть. – Смеется Прынц.
- А где она помнишь? В Душанбе! На окраине, но в Душанбе! Не по ним ли, садили? И по-любому до них четыреста верст!
- Хрен знает, но это же вариант! У них экипироваться можно!
- Нужен ты им, как…
- Не откажут. Мы же тоже не крайние херы с бугра!
- Значит так, - произнес Потап, оборвав возникшую лисскусию. – Звездим много. И ни о чем. Вечером сходим на собрание лагеря. Вроде, как большая часть хочет спускаться. Поговорим-послушаем. Больше послушаем. А дальше – прикинем, что делать. В общем – готовиться надо к рейду. Серьезно готовиться. Куда идти – успеем выбрать.
 все сообщения
ВВГДата: Вторник, 25.10.2011, 10:55 | Сообщение # 53
Группа: Удаленные





15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Собрались в столовой. Только руководители групп, начальники сборов и инструктора. Не так мало народа оказалось в лагере после спуска всех групп. Не совсем так, не всех. Команды с Бодханы и Парадиза появятся только завтра. Там даже спуски только по «пятеркам». А где бродят четыре литовские группы, вообще, никто не знает. Известны только сроки возвращения. Но большинство здесь.
Руфина Григорьевна начинает речь в лучших традициях партийных собраний:
- Дорогие товарищи, мы собрались здесь, чтобы сообщить вам…
Сбивается, не так легко говорить такие вещи. Предлагал ведь ей, что сам скажу. Нет, «я начальник лагеря, я обязана…». Но Руфина есть Руфина. Железная женщина.
- Ребята. Война началась. Ядерная…
А вот эта задержка не по ее вине. Все вскочили, орут, галдят, никто никого не слушает… «Как?», «что?», «почему?», «срочно вниз!».
Делаю шаг вперед, и что есть мочи ору «МОЛЧАТЬ!!!», разом перекрывая весь этот гвалт. Шарахнул бы в потолок, так не из чего. Громким голосом меня бог не обидел. Заткнулись. Не отдаю больше Руфине инициативу. Не до регалий.
- Сели все! Вы инструктора или детский сад для умственно отсталых? Сели? Теперь слушайте! Началась война. Та самая, которой все боялись. В одном из худших вариантов.
Каждую фразу произношу, как будто гвоздь заколачиваю.
- Точной информации у нас нет. Связь плохая. Точно бомбили Москву, Питер, Ебург, Новосиб. Думаю, еще кучу городов. Прилетело в Душанбе. Вот пока и вся информация снизу. ТИХО! Дальше слушайте! Потом будете говорить. И по одному. Сейчас слушайте. Вариантов у нас два. Первый: идти вниз. Куда – непонятно. Думаю, что поезда и самолеты отменены все. Душанбе нет. Есть ли Худжанд, Самарканд и Ташкент мы не знаем.
- Какая разница! – перебивает меня высокий сутуловатый парень, москвич, кажется, - надо выбираться вниз. Наймем машины, выберемся в Россию, а там разберемся! У нас там родные, семьи…
- Савсем дурак? – вкрадчиво спрашивает его Акрам, лагерный сторож, - рабом на бай хочешь, да?
- Почему рабом?
- Рохдар убит, сардор убит. Каждый бай – сам себе баши. Другой баши стреляй, чужак в рабы бери.
Опять перехватываю инициативу.
- Акрам прав. Через день, максимум два, Таджикистан превратится в скопище разнокалиберных банд. И начнется война всех со всеми. Захватывать рабов, думаю, уже начали. А у нас даже оружия нет. Да и с оружием… У кого из вас нормальная боевая подготовка? Вот и оно, что ни одного человека!
- Но ведь все там…
Ох, Людка! Всегда считал, что руководство – не женское дело! И никакого полового экстремизма. Женщина может прекрасно руководить. Но в экстремальной ситуации она теряется. Потому что природой так положено: выкручиваться из жопы – мужская прерогатива! Но что имеем, то имеем. Выручает Руфина.
- Ребята, - мягко вставляет она, - вы не поняли. Война везде. Это в Таджикистане взорвалось только в Душанбе. В России очень плохо. Все крупные города погибли.
Тишина. До народа доходит. Не сразу, но доходит.
- Вы хотите сказать… - шепчет Людка.
Смотрит не на Руфину. На меня. Женщина всегда ищет поддержки у мужика. Я и озвучиваю.
- Именно. Большинства наших родных уже нет в живых. А тех, кому повезло выбраться, неизвестно где искать.
Володя Потапов выжидает ровно столько, чтобы присутствующие немного переварили мои слова, и спрашивает:
- Какой второй вариант?
- Остаться в лагере. Устраивать здесь жизнь. Выждать, пока внизу всё устаканится. Потом смотреть по ситуации. Надеяться на лучшее. Но рассчитывать на годы.
Пережидаю шум и продолжаю.
- Сейчас предлагаю всем разойтись по своим группам. Объяснить людям ситуацию. Подумать. А утром опять соберемся, и будем решать. Нет возражений?
Возражений нет. Все слишком ошарашены и подавлены. Ничего, к утру возьмут себя в руки. Люди разные, но слабаков здесь нет. Не та порода.


15 августа 2012 года.
Фанские Горы, Таджикистан
Санечка


- Деда, пасему ты седитый? Смали, какие камески класивые!
- Санечка, ты поиграй немножко с камушками, ладно? Деду надо срочно одно дело сделать. А потом он с тобой поиграет. Хорошо?
- Холосо!
Почему все такие сердитые? Я плохого не делала? Мама бы сказала. Солнышко доброе. Камушки красивые. Бабочка полетела. А все такие сердитые…


Окрестности Новосибирска
Расположение бригады
Борис Юринов

Мир рухнул в одночасье. Боря просто не понимал, что происходит. Он надеялся, что будет время хотя бы осмотреться после приезда туда, куда привезет Андрей. Времени не оказалось. Пока женщины с кем-то встречались, какой-то пробегавший мимо не то солдат, не то офицер, буркнул им с водителем: «помогите там». И махнул рукой в сторону ближних развалин.
Что оставалось делать? Не стоять же столбом, когда вокруг такое творится! Борис, было, дернулся, как был, в полном цивиле, но Ваня - водитель, остановил, и выдал какую-то камуфлированную робу и штаны. Да и размер был великоват, но Боря натянул всё это поверх своей одежды. И побежал туда, куда сказал тот военный….
Дальнейшее вспоминалось с трудом… Разгребали завалы, голыми руками растаскивали обломки плит и кирпичи… Вытаскивали из под них людей – мертвых и живых. Мертвых складывали отдельно, живых – на носилки, и бегом тащили к покосившемуся строению, под которым отчаянно матерился пожилой уже военный в очках. И со скальпелем. Весь забрызганный кровью. Наверно, все же чужой.Пару раз ему кто-то наливал что-то крепкое. Боря, первый раз в жизни прикоснувшийся к спиртному в кунге несколько часов назад, пил, не понимая, что пьет и зачем… Сознание самоотстранилось от происходящего. Тело работало само, а мозг норовил сорваться, покинуть череп и бежать в неведомые дали. Основной задачей стало не дать ему это сделать… Боря удерживал взбунтовавшееся серое вещество в повиновении старой привычной мантрой: «надо… надо… надо…». Потом его нашла Влада, страшно удивившаяся тому, где нашла, накричала на какого-то мужика и уволокла устраиваться…
Всё, что произошло, накрыло ночью. Олегин звонок, мысли о бабушке, душный кунг, воющая Анна, развалины, трупы, раненые, кровь… Всё смешалось, объединилось и ударило, выливаясь в хриплый вой, рвущийся из сожженного спиртом горла, и текущую по щекам влагу… Боря, глотая слезы, уткнулся лицом в мешок с вещами, заменявший подушку, и… уснул, физическая усталость оказалась сильнее…
Утром было уже лучше. Видимо, за время сна мозг, решив пока остаться в черепе, сумел переварить и события и истерику. Да и не хватало времени думать. Утром, уже после завтрака, все забегали, заполошно. Влада, пробегавшая мимо, вручила маленький, очень плоский пистолет, и сказала следить за детьми, потому как больше некому. Боря вытирал сопли, водил на горшок, рассказывал сказки… Плакали что дети, что женщины… Позже подошла Анна и появилось немного времени.
Сейчас Боря сосредоточенно крутил в руках пистолет, пытаясь понять, как пользоваться этой штукой. Ствол и курок – понятно. За это дергаешь, отсюда летит. Или у пистолета не ствол, а курок – что-то другое? Неважно, летит из вот этой дырочки, когда дергаешь вот за эту загогулину. По карйней мере, Влада именно на нее показала. Да и в фильмах вроде как было не раз. На всякий случай, Боря старался опасную дырочку направлять в землю. А остальное? А как его заряжать? И какой-то предохранитель где-то есть… Вроде читал, что его иногда чистить надо…
Спросить кого-либо он стеснялся. Выручил Урусов. Ближе к вечеру. Подошел, и всё показал и рассказал. Сначала пытался нормально, но, потом, натолкнувшись на стену непонимания, перешел на «русский армейско-строительный». Выдав огромное количество мата в адрес «антиллигентов, которые элементарных вещей не знают, но в шляпе ходят!». Боря столько ругани не слышал за всю свою жизнь, а уж в свой адрес… Собственно, на него ругались матом всего один раз, прицепилась какая-то шпана в парке. Но тогда он был с Олегом, а тот хорошо умел общаться с подобными типами…
Мысли перескочили на брата, и дальше, к родителям. Еще вчера пришедшее понимание конечной цели оформилось в полный план. Подготовиться до уровня, когда он сможет передвигаться по миру, и идти в Таджикистан. Искать семью. И самый первый ход – вот этот пистолет. ПСМ, как его Андрей назвал.
Боря вздохнул и в очередной раз начал разбирать оружие…


15 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Ночью приезжают Бахреддин и Джамиль. С ними две женщины: жена и мать Джамиля. Приезжают не на Ниве, а на «шишиге». Встречаю их возле балка с рацией:
- Ну, как?
- Кери хар!
Бахреддин протягивает мне два автомата.
- Патроны в кузове.
Потом закуривает, делает несколько затяжек и выдает:
- Джамилю повезло. Мне - нет. Вот так, Витя!
Протягиваю ему флягу.
- Не надо. Потом… Внизу – кери хар! Что решили?
- Пока ничего. Думаю, оставаться надо. Там грызня начнется.
- Уже! Русскую дивизию сильно приложило. Но они сумели отойти к Варзобу и окопаться на президентской даче. Нашей армии больше нет, каждый капитан – теперь бек или баши. С милицией аналогично. Все друг друга режут. Еле успели проскочить. С этой стороны туннеля пока спокойно. Не думаю, что надолго… Здесь выживать надо. Если еще оружием разжиться, отбиться можно.
- А жрать что будем?
- Не знаю. Завтра в Пасруд надо съездить, с аксакалами поговорить…
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 28.10.2011, 12:45 | Сообщение # 54
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
17 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)

- Витя! Объясни этому сыну овцы и моего ишака, что нельзя сейчас идти вниз! – взбешенный Бахреддин буквально тащит за руку высоченного литовца. - У него в группе всего три мужика и пять девочка! Их же… как это по-русски без мата?
- Можно с матом, девочек здесь нет. Виктор, – протягиваю прибалту руку.
- Петрас.
- Вы, серьезно, собрались вниз в такой компании? Вам сообщили, что творится?
- Та, я слышал этти глуппые байки! Никто не путет угрожать гражданину Литтвы. Наша страна – член НАТТО...
Третий день безвылазно сидим в лагере. Большинство народа не может определиться. Вспоминаю старый анекдот: «Если два еврея соберутся для обсуждения любого вопроса, то у них немедленно возникнет три совершенно разных мнения». Так вот, это относится не только к евреям. К любым образованным интеллигентным людям. Большой объем знаний, помноженный на неумение принимать решения… И хотя альпинисты решения в целом принимать умеют, но ситуация уж больно непривычная. Слишком хочется узнать, что с родными, а еще лучше, до них добраться. Но как?
Однозначного решения пока не приняли даже наша семья и команда Потапа. Но мы, по крайней мере, начали что-то делать. Утепляем домики, в сегодняшнем состоянии для зимовки они не годятся. Проводим ревизию лагерных запасов. Вчера Олег с Лешкой, Огневолком и Малышом сгоняли на Куликалоны, пообщались с тамошним людом. У них информации еще меньше, чем у нас. Всё лагерное начальство свинтило пятнадцатого утром, а руководство иркутских сборов не решается вскрыть склады. Пока договорились сообщать друг другу любые новости…
Поговорили с аксакалами в Маргузоре и Пасруде. Они тоже не торопятся. Ждут, кто наберет максимальную силу, к кому примкнуть. Не думаю, что мы кажемся им серьезным вариантом.
В общем, мы что-то делаем. Остальные ждут. Скучают. Загорают. Пишут пулю. Играют вечерами на гитарах. Иногда нам помогают. Не от понимания ситуации. От скуки. В головах еще не уложился факт свершившейся трагедии. Тем более, что никаких внешних проявлений начавшейся и тут же закончившейся войны не видно. Не встают на горизонте ядерные грибы, не затягивают небо радиоактивные облака. Даже погода не испортилась, шпарит летнее фанское солнышко, легкий ветерок дует. Всё как обычно. И то, что где-то там, не так уж далеко, люди уже ощутили на собственной шкуре все прелести ядреных батонов, так это там… Все ждут. Все твердо верят, что скоро в Таджикистане выберут новую власть, начнет ходить транспорт, и можно будет поехать домой. В Москву, Екатеринбург, Вильнюс… И не укладывается в насквозь мирных альпинистских головах вариант, что нет уже ни Москвы, ни Екатеринбурга, ни Вильнюса… Что ехать некуда. И не на чем. И не к кому.
Эта группа – первая ласточка. Спустились сегодня. Новостям не верят, это русские «зафоефатели» просто не хотят пускать домой «граштан незафисимой Литфы». Все восемь человек предельно уперты. Не помог даже разговор с другими литовскими группами, в которых люди вполне вменяемы.
Самое страшное, что я не могу их просто не пустить силой. Надо бы, но тут же взбунтуются остальные прибалты. Да и одни ли прибалты?
Что делать? Пожертвовать этой восьмеркой, чтобы остановить остальных? Видимо, придется. Советуюсь с Потапом. Он категоричен:
- Да пусть катятся куда хотят! Только транспорт им не давать – самим пригодится!
Предпринимаю еще одну безуспешную попытка отговорить Петраса от его затеи, а потом восемь человек уходят вниз по дороге, не забыв стребовать с Руфины четыре сотни баксов – возврат денег за непредоставленный транспорт. Вот так, понимание ситуации сногсшибательное!
Ну не мог я знать, что, отпуская их вниз, спасаю нас всех не в переносном, а в самом прямом смысле…

17 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Длинную вереницу машин заметили загодя. Километров за тридцать. Еще с утра пятнадцатого, в аккурат, когда первые лучи Солнца начали подкрадываться к полумертвой бригаде, Пчелинцев рассадил по всем окрестным холмам наблюдателей, перекрывая периметр бригады полностью. Держать под ружьем половину бойцов майору не позворляли обстоятельства. Работы было невпроворот. Склады, дома… Да и погибших надо было хоронить…. Пришлось ограничится таким вариантом, освобождая свободные руки…. Вот и сидели теперь ребята на высших точках рельефа.
Вот и сидели теперь ребята на высших точках рельефа. СВД, автомат, два ПМа, бинокль, тепловизор. И обязательный дозиметр. Ветер упорно дул от бригады. Но, кто гарантировать мог, что не развернет воздушные потоки, и не посыплется на головы радиоактивная пыль?
Менялись раз в день - погода вполне позволяла на воздухе 24 часа просидеть. Приказ был - находится на связи постоянно. Благо, и раций, и запасных батарей хватало. Да и дизельный движок, на скорую руку под генератор приспособленный, уже почти сутки радостно урчал, окутанный солярным чадом. Вони и шуму от него было с избытком. Зато горели лампочки в столовой, уже официально объявленной общежитием. И не было нужды жечь костры, освещая непрекращающуюся работу по разбору разрушенных строений. Прожекторов хватало. Хотя живых уже не находили. Последним был прапор из котельной. Над парнем сложились домиком две панели, и он отделался только обделанными штанами и легким заиканием.
На закрытой волне заблажила рация, выплевывая обрывки предложений:
- Колонна…города… до сорока… джопы… грузовики… стволы видны…
Последние слова комбат уже не услышал. Ставший уже «разъездным» УАЗик, стоял метрах в пятиста, проще было так. Пробежаться немного, да вбросить в эфир на общей волне привычную команду.
Возле самых ворот он пересекся с Сундуковым, тащившим на горбу ПК.
- Саныч, а нахрена? – Пчелинцев все же сохранил еще умение удивляться. Чему удивился еще сильнее, чем ротному с пулеметом.
- А шоб було. Как говорит твой ручной хохол. – Ответил ротный и начал карабкаться на заваленную секцию забора. – Пока мои орлы приползут, я хоть точку обживу. – И, развернув кусок коремата, улегся на него, оперев сошки на излом, скалящийся обрывками арматуры.
- Куда я попал и где мои вещи. С вами тут и с ума сойти как два пальца об асфальт. – Растерянно сказал майор, но, опомнившись, перещелкнул тумблер обратно на закрытую и спросил: - Гости далеко?
- Минут восемь и будут на первом КПП. Мы ведем. – Пробился сквозь треск статики искаженный голос сержанта Соловьева. Поддался ты, майор, на уговоры вражеские, развел палисадник с серпентарием. И хохлы у тебя в батальоне, и бульбаши. И сержант - еще один «варяг ландскнехтный», блин, только столичный… - Огонь открывать?
- Подожди. Мы тут встретим. Вы прикрываете. Потом – по обстановке. – Зажал тангету вызова майор.
- Вас понял. Роджер. – Рация замолчала. Даже «белый шум» практически пропал.
- Сам такой… - буркнул Пчелинцев, убрав палец с кнопки. Амеровское заимствование немного раздражало, но, против новородившегося сленга не попрешь. С легкой руки кого-то из киногероев, оно уже который год победно шлялось по всем силовым структурам России. Хотя, Урусов клялся, и на груди тельняшку рвал, что и украинские погранцы пользуют…
- Тарищ майор, тревожная группа по вашему сигналу прибыла! – Доложил старлей Побережник, вскинув ладонь в виску. За старлеем выстроился его взвод в полной боевой. Надо же, даже каски нацепили. И два гранатомета взяли. Надо потом благодарность вынести. С занесением в организм ста грамм.
- Молодцы. – Козырнул майор. – Занимай позиции, как обговаривалось. Остальные где?
- Так остальные сейчас подтянуться, товарищ майор. У нас же все под боком всегда, как вы приказывали. А ребята бронники с собой не таскают.
- Понятно. Понеслись.
Сталей развернулся к бойцам и выдал короткую матерную тираду. «Тревожники» муравьями рассыпались. За полминуты от силы, оседлали склоны, спускающиеся к заасфальтированной площадке перед КПП. И слились с травой.
- Лихо. Влад, ты со мной?
- Товарищ майор, неправильные вопросы задаете. Командир всегда должен находиться на самом опасном участке! Личным примером, так сказать.
- Так сказать…. –Хмуро повторил Пчелинцев. – Ну, давай так….


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 28.10.2011, 13:19 | Сообщение # 55
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Чекист)
- Та, я слышал этти глуппые байки! Никто не путет угрожать гражданину Литтвы. Наша страна – член НАТТО...

Я далек в выражениях от политкорректности. И совсем не в восторге как в прибалтике относятся к русским.
Но, тупость персонажа черезмерна для альпиниста, даже если он просто любитель.
Quote (Чекист)
прелести ялреных батонов

прелести ядреных батонов
Quote (Чекист)
не забыв стребовать с Руфины четыре сотни баксов – возврат денег за непредоставленный транспорт.

Уже подумываю не убрать ли первый тапок? dry
Quote (Чекист)
Ну не мог я знать, что, отпуская их вниз, спасаю нас всех не в переносном, а в самом прямом смысле…

Таджики зависли от их тупости? biggrin
Quote (Чекист)
Вот и пришлось ограничится таким вариантом, освобождая свободные руки…. Вот и сидели теперь ребята на высших точках рельефа.

Повторение.
Пришлось ограничится таким вариантом, освобождая свободные руки…. Вот и сидели теперь ребята на высших точках рельефа.
Quote (Чекист)
погода вполне позволяла на воздухе 24 часа просидеть.

погода вполне позволяла просидеть на воздухе 24 часа.
Quote (Чекист)
- Сам такой… - буркнул Пчелинцев, убрав, впрочем, палец с кнопки.

впрочем - лишнее.
Quote (Чекист)
Надо же, даже каски нацепили. И два гранатомета взяли. Надо потом благодарность вынести. С занесением в организм ста грамм.

Надо же, каски нацепили и два гранатомета взяли. Тогда благодарность им, с занесением в организм ста грамм, но потом.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 28.10.2011, 15:14 | Сообщение # 56
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (ВВС)
погода вполне позволяла просидеть на воздухе 24 часа.


Quote (ВВС)
Надо же, каски нацепили и два гранатомета взяли. Тогда благодарность им, с занесением в организм ста грамм, но потом.


Тут именно как построение фраз,реальному прототипу присущая. то еще трепло, если между нами) Хоть и всего капитан пока)

Quote (ВВС)
Таджики зависли от их тупости?
По дальнейшему видно будет4)

Остальное уберу) По чухне - вопросы к Викторовичу, но я с его позицией согласен) и даже кое-где хотел слегка усугубить))))

Спасибо!


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 28.10.2011, 15:25 | Сообщение # 57
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
17 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Владимир Потапов (Потап)


Заполошный стук в дверь редко бывает к добру. А когда он еще сопровождается громким криком: «Ребята, скорее! Беда!!!», выдернешься, как по боевой тревоге. Опыт не пропьешь. Меньше, чем через две минуты вся четверка стояла возле спасательского балка, ставшего временным штабом лагеря. К их удивлению, Юриновы были уже здесь. Быстры ребята, что и говорить. Не только Виктор, который, похоже, прописался здесь постоянно. Но и Олег с Лехой. Леха, конечно, не Юринов, но Потап и его в Юриновских записал.
Еще возле «штаба» был таджикский полковник и какой-то совсем мелкий пацан в состоянии… нестояния, скажем так.
Заговорил Виктор:
- Все, кто нужен, собрались. Докладываю обстановку. На кишлак Пасруд, который нижний в нашем ущелье, напала банда. Убивают всех подряд. Около пятидесяти человек. Вооружение стрелковое. Дальнейшие планы неизвестны. Источник информации молод, устал и напуган. Потому все цифры… э-э… ненадежны. Что делать будем?
Потап витиевато выругался. Хороша задачка! Прискакал пацан лет не то семи, не то восьми. «Чужие наших стреляют»! А ты изволь на основании такой «информации» план предоставить.
- Малой прибалтов видел? – Уточнят Виктор.
- Видел. Они выходили из Маргузора. Топают к Пасруду, прямым ходом к басмачам.
Мда… Еще и чухна… забить и забыть? Никто их туда не толкал. Вот только есть еще кое-что. Разорив один кишлак, пойдут в другой. И так, пока дорога не кончится. А кончается она здесь, в лагере…
Тем временем заговорил Бахреддин:
- У меня два автомата. Двое, кто стрелять умеет, найдутся?
Олег с Лехой переглянулись и дружно уперлись взглядом в Потапа.
- Отставить массовый героизм! – негромко произнес тот. – Первое. Идти надо. И пойдем. Иначе они придут сюда, и будет еще хуже. Второе. Пойдем мы. Мужики, простите, но вы трупы потенциальные. Сами поймите. Четверо пойдут. И полковник.
- Шестеро. – Сказал Олег.
- Камикадзе?
- Да.
Потап задумался. Штатских брать? Хоть и парни резкие, но… Что впятером на полста идти, что всемером. - Самоубийство, блин. Рискнуть? Лишними не будет. Наверное.
- Ты живых людей кончал, камикадзе? Или товарищ твой?
- Нет. Но это вряд ли так сложно. – Упертый парень. Такие или гибнут сразу. Или становятся генералами.
- Хорошо. Но подчинение полное.
Юринов кивает. Вот и славно, вот и зашибись.
- Гуму ба хур, майор! Водилы лучше меня ты не найдешь
- Добро, полковник, только под пули не лезь. Снимайте тенты с УАЗ-ов, на «кабрах» поедем. Автоматы – мне и Малышу. Витя, ты на связи…

17 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


Ждать не пришлось. Окутанные маревом от горячих двигателей, на площадке начали останавливаться гости. Джипы, метко переименованные Соловьевым в «джопы», несколько легковушек. Штук пять грузовиков, остановившихся поодаль.
Стало тихо. Очень тихо. Все ждали чего-то. Краем глаза, майор увидел, как мелькнула с правой стороны хитро скалящаяся морда Урусова. Вдруг стало очень легко. И даже смешно немного. И пришло чувство, что все будет хорошо. И никак иначе. Потому что за спиной – батальон. И Аня….
Наконец, дверь самого блестящего «джопа» открылась. И на потрескавшийся асфальт нагло ступила огромная туша будущего Повелителя Мира. По крайней мере, было бы такое пузо у Пчелинцева, он на такую должность точно метить решился. Вроде никогда себя мелким не считавший майор, на секунду даже удивился, узрев зрелище такое, килограмм на сто пятьдесят...
Величаво покачиваясь на каждом шагу, туша проплыла метров десять и остановилась, отдуваясь, и тяжело восстанавливая дыхание.
Комбат так и остался стоять. Он ждал, засунув руки за ремень. «Крутой Уокер, блин, с Дикого Юго-Востока», мысли заставили улыбнуться. Получилось, что прямо в лицо новоприбывшему.
- Че лыбишься, вояка? Истерить собрался?
- И вам поздорову, гости дорогие! – Издевательски обозначил поклон Пчелинцев и снова улыбнулся хряку. – С чем пожаловали? С вестями добрыми аль с подарками дорогими?
- Предьява к вам от братвы есть! – Хряк побагровел, наливаясь дурной кровью. Не к таким ответам он привык. Не ожидал от фраерка такого. Хоть и со звездами тот, только понту со звездей тех? Щас он его, на четыре кости… Сам всех сдаст и раком станет…
- Ах, предьява…. – Протянул комбат, внимательно изучая ползущие по небу тучи. Те обещали скорый дождь. – И в чем же она состоит, любезный мой свин? Или вы, сударь, по другому ведомству кукарекаете?
- Чего?! – взревел оскорбленный до глубины души бандит. – Ты вообще, рамсы попутал, лошара?!
Как по сигналу, из приехавших машин, начали вылезать остальные. Кто с чем. Ружья разнообразнейшие, «макарки», с десяток «сучков», явно с ментов снятых…. Разнобой. Кое-кто в бинтах перевязки, некоторые ствол одной рукой держат… Да, зацепило всех. Так что, ты, майор, очень дешево отделался.
- Что он делает вообще? - Урусов вздрогнул. Рядом улеглась Влада. Но сегодня, уже не с карабином, а со «снайперкой».
- Ты здесь что делаешь? – рассерженно шепнул Андрей. – Сколько раз повторять – не лезь, куда не следует лезть. И вообще, ты меня как нашла?
- Так лучшая точка для стрельбы. Где бы ты мог быть еше? Что, я тебя не знаю разве? – Потерлась щекой о плечо мужа. – А про то, что я тут делаю, так это кто бы говорил. – Смешно наморщила нос и прильнула к прицелу.
- Разговаривают…
- А что им еще делать? Малой где? Опять на Аньку сбагрила?
- Ну да! И малого, и шахматиста. Он все порывался тоже явиться, так я ему ПСМ свой отдала, и приказала «детский сад» охранять.
- Ясно все с вами, жена. Закончим, напомнишь – задницу набью.
- Извращенец! – шепнула, тихонько засмеявшись, Влада. – И трепло. Который год обещаешь. А руки-то не поднимаются!
- Тихо!


"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 28.10.2011, 15:37 | Сообщение # 58
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1199
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Чекист)
Вроде никогда себя мелким не считавший майор, на секунду даже удивился, узрев зрелище такое. Килограмм сто пятьдесят точно.

Вроде никогда себя мелким не считавший майор, на секунду даже удивился, узрев зрелище такое, килограмм на сто пятьдесят...
Quote (Чекист)
Так что, ты, майор, очень дешево отделался.

Как-то из текста выпадает. ПМСМ.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
ВВГДата: Пятница, 28.10.2011, 15:42 | Сообщение # 59
Группа: Удаленные





Quote (ВВС)
Я далек в выражениях от политкорректности. И совсем не в восторге как в прибалтике относятся к русским. Но, тупость персонажа черезмерна для альпиниста, даже если он просто любитель.


Списано с конкретного идиота. Руководителя той самой группы, в которой был дед "Пачему Россия наппала нна Грузию?"

Насчет политкорректности:
Quote (Чекист)
Не помог даже разговор с другими литовскими группами, в которых люди вполне вменяемы.
 все сообщения
ЧекистДата: Пятница, 28.10.2011, 17:21 | Сообщение # 60
Горный Элф
Группа: Авторы
Сообщений: 1566
Награды: 22
Статус: Offline
17 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Виктор Юринов (Дед)


Ребята уехали. Самое время начать прикидывать, что делать, если вместо них бандиты вернутся. Воевать здесь некому и нечем. С ледорубом против автомата не попрешь. С другой стороны, если один на один, да на короткой дистанции… Значит, с меня - дистанция « в упор». Ну а с «гостей» - все остальное. И убрать из места схватки детей и женщин, которых не так мало. Да и большинство мужиков заодно. Чтобы под ногами не путались.
Куда убрать – понятно. Туда, где машиной не проедешь. Чтобы ножками топали. То есть, для начала, на Алаудины. И не к чайхане Али, а на дальний конец озера, откуда подходы хорошо просматриваются.
Беру Иру и иду к Руфине. Объясняю ситуацию. Вместе организуем подъем и отход. Не без эксцессов, естественно, народ совсем не радуется. Но совсем уж грубых методов удается избежать, авторитета хватает. Пару врачей-мужиков сажаю после первого подъема, если что могут и уйти быстро, и, наоборот, к лагерю спуститься.
В лагере остаюсь один. Успею уйти. И попартизанить успею, если наверх пойдут, не забыл еще, как это делается. Жаль скорость уже не та… И сердечко бы не подвело… Боец на изокете…

17 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


- Так значит, если я, верно, понимаю Ваши претензии, то мне предложено добровольно впустить на территорию вверенного мне подразделения представителей вашего преступного синдиката для вывоза содержимого складов, а самому – удалиться с тем, что унести смогу? – Майор размеренно раскачивался на носках. Вперед-назад, вперед-назад. Ребята должны подойти, разобраться по секторам, перевести дыхание, и выбрать цель. А для этого время надо. Немного, но надо. Вот и тяни майор, до последнего. Тяни…
- Точняк ты все понимаешь! Губернатор Чукотки, нах! – Рожа заржала. – И бегом давай, пока я не разозлился.
- А если я разозлюсь? – Миролюбиво спросил Пчелинцев. – Что тогда?
- Ты?! - Свин захлебнулся смехом, высоко запрокидывая голову. А потом захлебнулся кровью, когда в горло вошла пистолетная пуля, вырвав кусок плоти, и перебив артерию.
Главарь начал медленно оседать на дорогу, бессмысленно уже хватаясь за разорванное горло. Пучились глаза, багровость лица плавно становилась восковой бледностью….
Вторая пуля ударила между глаз, разбрызгав мозги по вытоптанному асфальту. Серое на сером…
И со всем сторон ударили по бандитам обжигающие до смерти струи свинца… Оставляя за собой дымную спираль, взорвалась посреди скопления дорогих четырехколесных игрушек граната, пущенная из РПГ, а потом и вторая….
Майор, откатившись за невысокую тумбу с цветами, больше не стрелял. Он только орал в микрофон рации, пытаясь перекрыть грохот стрельбы: - «Гранники» убрать, машины и пленные! Машины и пленные, блядь!»
Перед ним плюхнулось зеленое яйцо РГДшки. Закрутилось, шипя тонкой струйкой запала. Пчелинцев подхватил ее и швырнул за спину. Взрыв потерялся на общем фоне боя. Или избиения.
А метрах в двух лежал, удивленно распахнув глаза, старший лейтенант Побережник. И красная струйка, мешаясь с пылью становилась черной.
Личный пример, так сказать….

17 августа 2012 года
Фанские Горы, Таджикистан
Санечка


- Санечка, одевайся!
- Засем, мама, есе зе лано!
- Надо уходить, маленькая.
- Засем?
- Сюда идут плохие люди.
- Сосем плохие? А де папа?
- Пошел навстречу плохим людям.
- Тада не надо уходить. Папа плогонит плохих. Папа самый сильный.
- Все равно надо.
- Мамочка, осень спать хосется. Давай, ты меня понесесь немнозко. Или деда. А я посплю…

17 августа 2012 года
Окрестности Новосибирска
Владимир Пчелинцев (Шмель)


- Доклад! – Пчелинцев не приказал. Прорычал.
Сундуков, баюкающий, задетую шальной картечиной, руку, поморщился:
- Товарищ полковник, не орите!
- В смысле, «полковник»?! – сбился комбат. – С какого перепугу? Капитан, тебе в голову ничего не прилетало?!
- Неа, не прилетало. – Совершенно спокойно ответил Сундуков. – А, если и прилетит – так у меня там броня интегрированная. В три пальца слой. А полковником тебя величаю, потому что только настоящий полковник может приказать угробить под сотню рыл и не поморщиться.
- Придурок…. – Нервно сплюнул майор. – Короче.
- А что короче? - удивился ротный. – Мы победили.
- Рома. Ты. Охренел. – Раздельно произнес Пчелинцев. И с трудом подавил отчаянный позыв достать пистолет, да грохнуть капитана. Пока со всем с ума не сошел. – Иди отсюда. К Мезенцеву. Пусть перевяжет, и мензурку капнет.
- Так точно! – Сундуков одной рукой вскинул на плечо громоздкий ПК и, чуть ли не строевым, пошагал подальше от места боя. Перед ним невольно расступались.
- Капитан улетает. – Подвел итог Урусов, до этого стоящий метрах в трех. И весь разговор отлично слышащий. – Может ему мыла подарить?
- Повеситься?
- Сперва - помыться. А потом и вешаться можно. - Седьмой клацнул замочком, одев на ПСО брезентовый чехол. – Вот почему-то, мне кажется, что от товарища капитана доклада вы, товарищ майор, не дождетесь. Кроме матерных реляций на полях.
- Вот и я так думаю. Пошли?



"...я,как гой, натурал, и следовательно,антинорманист..." (с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Чекиста » "Жаркое Лето 2012" (Роман ПА. Место действия - Сибирь и Таджикистан.)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017