Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Владислав_Валентинович  
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » КСД (Проект рожденный конкурсом.)
КСД
КауриДата: Среда, 14.09.2011, 20:34 | Сообщение # 31
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (ВВС)
К конкурсу идею держу, только подойдёт ли к теме?

Подгоним)))) Накал страстей предвидется - значит подойдет)))
и вообще - до ноября далеко.

Quote (ВВС)
Ещё, думаю, на ВВВ попробовать себя на конкурсе рассказа "Ядерный постапокалипсис".

а это где и когда и как?

Quote (ВВС)
Приподнял наверно. Подумаю.


biggrin ага, лучше подумай, а то мне уже страсти всякие представляются в двух измерениях)))))


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 16.09.2011, 16:36 | Сообщение # 32
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
- Уходить? – Монах огляделся. – Да, надо уходить, но спешить не надо.
- Интересно, - сказал он, разглядывая серый пейзаж проспекта и замершие на нём автомобили, - в первый раз всё некогда было, а сейчас…
Медленно повернулся, оглядывая подробности и, быстро пробормотав молитву, брат Хуан, сказал:
–Нам надо как-то откатить фургон подальше, а потом, переждав, можно будет ехать.
- А нельзя его тут просто оставить и уйти?
- Нет, нельзя. Хоть я память полицейским и стёр, но увидят брошенный фургон и могут вспомнить, а чей он, они выяснить смогут. Будут нежелательные вопросы, так что толкать его придётся. А это что за свет?
Старик с интересом посмотрел на руку Дениса.
- Камень в перстне светится, когда вокруг все замирает. – Пояснил тот.
- Интересно, а ну-ка, отпусти меня.
Лебедев убрал ладонь с руки монаха, чуть постоял рядом с серой фигурой и протянул руку.
- Ну? – Спросил брат Хуан. – Чего ждёшь?
- А я убирал.
- Да? Не заметил. Очень интересно. – Старик задумался. – Значит, пока мы в безвременье, для остальных время встаёт, или, наоборот, для нас оно встаёт?
- Возможно, - кивнул Денис, - или мы живём быстрей, а они медленней. Вообще, тут пока я не совсем разобрался.
- Пути Господни неисповедимы. – Монах посмотрел на двух застывших постовых. – Надо пробовать укатить фургон от этих статуй. Пошли?
Держась за руки, подошли к газели. Вместе немного посмотрели на спящую девушку. Монах покачал головой, вздохнул и, вдруг, спросил:
- Стоп, а ты водить умеешь?
- Стыдно признаться – нет. – Лебедев даже опустил глаза. – С моими болезнями некогда было.
- Нам предстоит решить маленькую задачку. – Брат Хуан задумчиво смотрел на газель. - Завести не получится – пробовали в прошлый раз. А вот сдвинуть…
Он вздохнул.
- Да и машина боком стоит. Надо как-то рулить.
- Ничего не выйдет. Нам ведь разделяться нельзя, - хмыкнул Лебедев и, выглянув вперёд, предложил, - а если толкнуть до бордюра и там остановиться, затем подождать внутри машины, пока эти постовые придут в себя и уедут?
- А что остаётся? Пожалуй, так и сделаем.
- Они точно ничего не вспомнят? – Обернулся к грозно стоящим статуям Лебедев.
- Точно.
Денис взялся за дверь и машина моментально расцвела. Лицо монаха разгладилось и парень машинально заглянул внутрь фургона – девушка спала, и было слышно её спокойное дыхание.
- Удивительно, - покачал головой брат Хуан и закрыл вторую дверь.
Не расцепляя рук, они навалились на фургон.
- Ура! – Денис даже подпрыгнул. - Ой.
Он опять протянул руки и упёрся в серую глыбу, одной рукой касаясь пухлой ладони монаха.
- Сдвинулась, - пропыхтел тот, даже не заметив, что парень на мгновение исчез.
Газель пошла легче, медленно катясь под острым углом к обочине. Денис выглянул сбоку – машина прошла чуть не задев застывшую в движении иномарку и, подкатившись к обочине, качнулась, наехав на бордюр.
- Вот и вс... – Застыл глыбой монах, так как Лебедев остановился и опустил руки. Чертыхнувшись, он сделал шаг и опять коснулся старика.
- …ё, теперь лезем в машину, запускаем время и смотрим.
Держась за руки, открыли двери и забрались внутрь. Там они переглянулись, Денис усмехнулся и нажал на камень. Вздрогнув от нахлынувших звуков ночного города, они опять переглянулись и стали внимательно смотреть назад через стёкла задних дверей.
Патрульная машина мигала синими маяками в шестидесяти пяти метрах. Рядом стояли два милиционера, недоумённо уставившись на пистолеты в руках. Лебедев представил – что сейчас у них в головах и ему стало смешно. Постовые начали крутиться, оглядываясь и постоянно пожимая плечами. Они о чём-то заспорили, постепенно переходя на крик, затем один из них, тот, что хотел вызывать помощь, покрутил пальцем у виска, а второй плюнул, подошел к машине, пнул колесо и, и что-то тоже заорал.
- Сейчас подерутся, - проронил Лебедев, - ещё палить в друг-друга начнут.
Брат Хуан тут же что-то забормотал. Денис покосился на него - тот сложил ладони и закрыл глаза. Молитва закончилась неизменным выдохом:
- Амен!
- Странные молитвы, брат Хуан. Больше по результатам на заклинания походят.
- Это ты верно подметил, сын мой, - вполне серьёзно сказал монах, - только иная молитва посильней любых заклинаний будет. Смотри вон.
Постовые, перестав махать руками, выпрямились, как сомнамбулы подошли к машине и сели в неё. Мигалки потухли, а через секунду милицейская машина развернулась и укатила прочь.
- Фух! - Облегченно выдохнул Лебедев. – Не день, а кино с частой сменой жанров. Начался детективом, продолжился мистикой чудесного появления гостей в закрытой квартире, следом пришел ужас, напугавший до дрожи, а за ним боевик с мордобоем. Сейчас я наблюдал комедию вперемешку со сказкой. Теперь и не знаю, что следующее – мелодрама или ещё чего-нибудь.
Он устало опустился на пол рядом со спящей девушкой. Посмотрел на неё, подумав – уж лучше мелодрама. Спросил монаха, снимающего свою хламиду:
- Кто она?
Под серо-коричневым плащом оказался такой же серый костюм, как и на девушке. А плащом он заботливо укрыл спящую.
- Машенька, - нежно сказал он, - воспитанница моя и солдат братства.
- Красивая. – прошептал Денис
Перелезли вперёд. Старик сунул руку к ключу зажигания, но замерев на мгновение, вдруг спросил:
- Ты говорил – ужас пришел.
- Ну да. Следом за тобой сам явился.
- Кто сам? – Нахмурился монах.
Лебедев посмотрел наружу – никого, и прошептал:
- Дьявол.
Брат Хуан покачал головой:
- Почему так решил?
Лебедев рассказал всё от начала разговора и, заканчивая тем, что увидел на мониторе. Долго монах не раздумывал:
- Это не сатана. Не стал бы он тратить на тебя время. Ты ему на один зуб. Это был один из мастеров или, скорей всего, подмастерье. – Он чуть подумал. – А ещё в сквере, я заметил, одного из иров.
- Иров?
- Ире – значит идущий. У них и в нашем братстве похожие термины.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
SnowdogДата: Пятница, 16.09.2011, 17:44 | Сообщение # 33
подхорунжий
Группа: Станичники
Сообщений: 259
Награды: 4
Статус: Offline
ВВС, Начало читал с удовольствием! Но дальше видимо и вправду сильно отвлекали..
Quote (ВВС)
Лебедев убрал ладонь с руки монаха, чуть постоял рядом с серой фигурой и протянул руку.

Quote (ВВС)
Он опять протянул руки и упёрся в серую глыбу, одной рукой касаясь пухлой ладони монаха

Quote (ВВС)
Чертыхнувшись, он сделал шаг и опять коснулся старика.
- …ё, теперь лезем в машину, запускаем время и смотрим.
Держась за руки, открыли двери и забрались внутрь.

Может как то переработать места с касаниями руками? Или вообще изменить принцип срабатывания?
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 16.09.2011, 17:55 | Сообщение # 34
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Snowdog)
Может как то переработать места с касаниями руками? Или вообще изменить принцип срабатывания?

Подумаем, самому не совсем нравится. Есть ещё моменты, как только их не заметили?


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
SnowdogДата: Пятница, 16.09.2011, 18:11 | Сообщение # 35
подхорунжий
Группа: Станичники
Сообщений: 259
Награды: 4
Статус: Offline
ВВС, Как там было..
Производится анализ.
Генетический код добавлен.
Производится синхронизация.
Произвести сопряжение?
...
Объект добавлен.
Управление...... ля ля ля smile
 все сообщения
SnowdogДата: Пятница, 16.09.2011, 20:37 | Сообщение # 36
подхорунжий
Группа: Станичники
Сообщений: 259
Награды: 4
Статус: Offline
Не, новую лодку и нептун я уже на стоянку поставил. В прошлом году ноутом Эвенрут 50 лошадей диагностировал. Вообщем приглашают на рыбалку ребята.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 16.09.2011, 22:36 | Сообщение # 37
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Газель скрылась вдалеке. Шедший мимо припозднившийся прохожий, вдруг остановился, будто споткнувшись, подошел к тому месту, где пять минут стояла машина, и спросил у пустоты:
- Кто меня звал?
Внимательно посмотрел туда, где недавно стояла газель, нахмурился. Затем недоумённо заморгал, удивлённо огляделся, вернулся на тротуар и пошел своей дорогой.
Через полчаса тут остановился черный лимузин. Из него выскочили два амбала в черных костюмах и очках, внимательно осмотрелись, затем один из них подошел и открыл дверь. Из лимузина вышел респектабельный джентльмен в строгом деловом костюме черного цвета и широкополой шляпе, следом важно вылез доберман и уселся рядом с машиной. Джентльмен достал из внутреннего кармана футляр, вытряхнул из него сигару и вставил в рот. Громадная фигура охранника нависла рядом и поднесла горящую спичку. Не спеша прикурил и медленно пошел вперёд. Охранники и доберман двинулись следом. Джентльмен остановился на том месте, где недавно стояли Лебедев и брат Хуан, внимательно посмотрел под ноги, присел и провел рукой.
- О да! – Улыбнулся, сверкнув белыми зубами, поднялся и посмотрел на собаку. – Азазелло.
Доберман мгновенно замер у ног хозяина, внимательно смотря ему в глаза. Джентльмен выпустил дым и произнёс:
- Азазелло, мой мальчик. Вот след. Найди мне его.
Черный пёс опустил морду, втянул воздух, и резко рванул по проспекту. Джентльмен подошел к услужливо открытой двери и сел в лимузин. Машина развернулась и уехала обратно.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 16.09.2011, 22:40 | Сообщение # 38
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
жжжжуть.

что то мне не по себе от этого Добермана.


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 21.09.2011, 00:40 | Сообщение # 39
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Глава-2. Мастер знаний.

Среди ночной тьмы, по краю дороги, без устали мчался черный пёс. Редкие машины, что проносились мимо, светом фар выхватывали из темноты мощное и сильное тело. Некоторые, виляли в сторону, пугаясь и сигналя, но они псу не мешали. Как бы вытянувшись, он летел над землёй, не обращая внимания на мелькание фар, держа в себе только этот тонкий запах. След был четкий и он не боялся его потерять. Наконец нить следа повела его в сторону от трассы. Ровная дорога сменилась грунтом и ямами с водой, и вскоре впереди показались большие ворота. Пес остановился и внимательно осмотрелся.
Да, он тут, за этими воротами. Он чует его.
В этот момент от ворот отошла фигура. Доберман зарычал и весь подобрался. Человек в темной накидке с капюшоном, не останавливаясь, вскинул руку с распятием. Пёс сначала попятился, но потом со злобным рыком прыгнул вперёд. Впустую щёлкнули мощные челюсти. Окрестности огласились коротким визгом и всё стихло. Темная фигура склонилась над вздрагивающим и тихо скулящим телом, произнесла молитву и перекрестила собаку. Та дернулась и замерла. Затем человек скрылся за воротами и вскоре появился, неся в руках лопату, осиновый кол и мешковину.

Проснувшись, Денис ещё полежал с закрытыми глазами, пытаясь понять – где он и что его разбудило? Открыл глаза и вздрогнул от окружавшей его серости. Вскочил, оглядываясь и сразу понял – просто тут темновато, поэтому и серо. Он находился в странном помещении, со сводчатыми потолками и узкой, уходящей вверх под углом нише, где было маленькое окно. В нём серело утреннее небо.
«Какая-то келья» – подумалось ему.
Жесткая кровать стояла в углу у окна, а у двери стол, за которым он только сейчас заметил грузную фигуру. Лебедев пригляделся – брат Хуан спал, положив голову на руки, а под ними какая-то толстая книга в кожаном переплёте. На столе стоял подсвечник. Рядом лежали спички. Денис встал, подошел к столу и зажег спичку. Запалил свечу и огляделся ещё раз.
«Точно келья. Что я тут делаю? Как сюда попал? Не помню. Все события прошлого дня помнились прекрасно, и то, что случилось на дороге, тоже помнил, но дальше… дальше только отрывочные воспоминания. Пока ехали, монах что-то говорил, рассказывал, но что именно, в памяти не отложилось. Смутно видел, как въезжали в большие ворота. Запомнился пронзительный взгляд человека в черной хламиде, стоящего у ворот и, почему-то, улыбка Будды другого черного человека».
Почесал затылок и, повернувшись к столу, заглянул в книгу.
- Ага, опять латынь.
- Что? – Монах поднял заспанное лицо и потянулся. – А, проснулся, наконец?
- Как это, наконец? – Нахмурился Лебедев. – Утро же только.
Брат Хуан потер ладонями лицо и пристально посмотрел парню в глаза:
- С добрым утром, соня! – Весело сказал он. – Ты двое суток проспал.
- Как?
От удивления подогнулись ноги, и Лебедев, сделав шаг назад, плюхнулся на кровать. Монах поднялся, опять потянулся. И, вдруг замерев и нахмурившись, шагнул к Денису и, наклонившись прямо к лицу, спросил:
- А скажи-ка мне, не поминал ли ты позавчера нечистого?
Денис удивленно заморгал, недоуменно пожал плечами:
- Не помню, а что?
- Что-что, чивичка с хвостиком, вот что. - Сердито проворчал монах. – Точней без хвоста. Похоже выследили нас. Вчера, перед рассветом, черная псина у ворот объявилась.
- Псина? Какая псина?
- Черный доберман. Ищейка. Пришла по запаху. Так что вспоминай, когда ты, ругаясь, поминал обитателей адовых?
Брат Хуан сложил руки на груди и стал пристально смотреть на хмурого Дениса. Лебедев напряг память, недоумевая – зачем нужно знать - когда он матерился? И при чем тут собака?
«И когда я мог чёрта поминать? Вот уж никогда не думал запоминать все свои матюки! Так, я матерюсь когда что-то не получается или не выходит. А вчера, то есть позавчера…».
Лебедев вспомнил – когда газель к обочине толкали, он приотстал, и тут все замерло, вот в этот момент и вырвалось: «Черт возьми!».
Он пересказал всё брату Хуану. Тот нахмурился и вздохнул:
- Значит, псина взяла след с того места где мы в фургон сели. Скверно.
- И что это может значить? Как собака может взять след где он, по сути, обрывается?
- Потому что это непростая собака. Адова ищейка, идёт не только по естественному запаху человека, а ещё по запаху эмоций. – Монах сделал шаг в сторону и, натолкнувшись на стул, сел.
Лебедев раскрыв в удивлении рот, только и смог выдавить из себя:
- Э-э-эмоций?
Но монах не обратил на это внимания, продолжая разговор, как бы сам с собой:
- Собаку заметили и молитвой подавили волю. – Брат Хуан потер ладонями лицо. - Брат Сергий позаботился о ней, но это сигнал, что ТАМ, - монах выделил слово, пальцем показав вниз, - возможно знают – где ты.
- Но поче…
- Почему? – Перебил Лебедева монах. – Да потому что слово не просто звук.
Монах встал и произнёс:
- АЗ ЕСМЬ! – И в комнате завибрировала мебель, свеча мгновенно потухла, а Лебедева прошиб ледяной пот.
- Что это?
- Слово. – Старик взял спички, зажег свечу и опустился на стул. – Есть поговорка – слово не воробей, вылетит не поймаешь. Смысл прост – в мире всё имеет вес, включая слова. Чертыхнувшись, ты позвал мастера, то есть слугу нечистого. Запомни! Никогда не бросайся словами. Если СЛОВО сказано, то будут последствия, а в твоём случае – тем более. Они не могут отследить кольцо, но найти тебя с кольцом могут.
Он вздохнул и продолжил.
- Ты удивлялся чудесам исчезновения и стирания памяти. Сила слов сложенных в молитву и произнесённой с верой великой, творят поистине чудеса. Сам потом увидишь. Будем учить тебя всему. Но, - брат Хуан поднял руку, - сначала пройдёшь все обряды, затем и на все вопросы ответы получишь.
Лебедев проворчал:
- Всё потом и потом.
Ум-м-м! Ум-м-м!
- Что это? – Закрутил головой Денис.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КауриДата: Среда, 21.09.2011, 14:24 | Сообщение # 40
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Тапка:

- при пробуждении, Денис сперва явно заметит, что его спутник здесь и спит, а уж потом осмотрит келью.


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 21.09.2011, 20:24 | Сообщение # 41
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Quote (Каури)
Тапка: - при пробуждении, Денис сперва явно заметит, что его спутник здесь и спит, а уж потом осмотрит келью.

Каури, представь, ГГ просыпается в незнакомой комнате. Он лежит и видит пока потолок. Потом встаёт и первое что в сумерках можно заметить - это окно. Естественная реакция человека на более светлое место. Затем оглядывает всё подробнее, итд итп.
Конечно, текст сырой и будет правиться, но это потом.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КауриДата: Среда, 21.09.2011, 20:36 | Сообщение # 42
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (ВВС)
представь, ГГ просыпается в незнакомой комнате. Он лежит и видит пока потолок. Потом встаёт и первое что в сумерках можно заметить - это окно. Естественная реакция человека на более светлое место. Затем оглядывает всё подробнее, итд итп.

не логичнее ли в таком случае использовать фразу - типа "и только сейчас я заметил/увидел...", а не описывать своего спутника - как часть мебели, во всяком случае наравне.

Quote (ВВС)
Конечно, текст сырой и будет правиться, но это потом.


Дорогой Влад, я что-то запуталась и мне только одно надо понять - если мои тапки не нужны, ты так и скажи)))))
Ой, ну я все равно буду читать - я это пишу не из-за того, что обижаюсь на пренебрежение моей помощью, , а просто - если все время не в тему говорю, лучше я не буду тебя огорчать.
Но ясность и четкость знать бы очень хотелось - мне это важно.


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 21.09.2011, 20:39 | Сообщение # 43
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Каури, тапки нужны, без них никак. Просто Неудачно отрывок вышел, отвлекали постоянно. Буду править.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КауриДата: Среда, 21.09.2011, 20:43 | Сообщение # 44
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
ВВС, отрывок как раз ооочень удачный, зря ты так. Просто я высказываю свое мнение насчет маленькой детали, но ведь это всего лишь мнение одного человека.
а Ты - автор, так что все - в твоих руках - точнее пальцах на клаве)))


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 24.09.2011, 20:55 | Сообщение # 45
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
- Звонница это, мы в монастыре. Кстати! – Из-за стола появилась сумка, а из неё, монах достал сверток. – Держи, это чтоб не выделяться.
Денис развернул и увидел такую же хламиду с капюшоном, как у старого монаха.
«Лучше бы куртку одеть» - подумал он, и вспомнил – «Маша!».
- С ней всё в порядке, - вдруг сказал брат Хуан, - спит и набирается сил.
«Точно мысли читает!» - Подумал Лебедев, наблюдая как из сумки монах выкладывает простенькое полотенце, мыльницу, зубную пасту и щетку.
- Вот, это тебе.
- Спасибо, а то во рту помойка какая-то.
Брат Хуан из-за стола достал небольшой тазик и кувшин.
- Умывайся и чисти зубы.
Старый монах полил Лебедеву из кувшина, подал полотенце.
- Одевайся, нам надо идти.
Брат Хуан подождал, пока Лебедев наденет плащ, отворил дверь из кельи и вышел, а Денис двинулся за ним.
За дверью был длинный коридор, который, в отличие от комнаты, освещался электролампами.
- А монастырь принадлежит братству? – Осматривая сводчатые потолки и ровную кирпичную кладку, спросил Денис. Брат Хуан остановился и повернулся.
- Нет, это православный монастырь. Недавно начали восстанавливать, но в храме ремонт уже пять лет как сделали, слава Богу.
- Ну да, конечно,- улыбнулся Лебедев, глядя как монах осеняет себя крестным знамением слева направо, и добавил в свой список вопросов ещё один.
В животе заурчало. Приложив к животу руки, Денис поморщился. Чувство голода налетело лавиной и тут же сообщил брату Хуану.
- Ничего, потерпишь. Сначала обряд, потом обед. – Не оборачиваясь, сказал монах.
- Это что, шутка? Я не ел столько времени. – Держась за урчащий живот, сказал Денис. – А что за обряд? Надеюсь, ничего эдакого, страшного и древнего?
- Да, обряд древний, но не страшный - исповедь и причастие. И ничего более. - Ответил брат Хуан. - Потом начнём твою учёбу. А на голодный желудок, кстати, лучше внемлют.
- Опять шутите? - Обиженно сказал Лебедев, а живот отозвался очень громким рыком.
- Какие тут шутки? – Остановился монах, строго посмотрев на парня, но тут же улыбнулся:
- Голодом морить не будем. Подожди… - он провёл рукой вдоль его живота, бормоча молитву. Денис проследил за рукой монаха.
- Это что, заменяет пищу? Ой! Есть расхотелось. – Растерянно сказал он. – Что это?
- Молитва чудотворная, - подмигнул ему брат Хуан, - поможет на время. Пойдём, тебя ждут.
Коридор повернул и закончился лестницей, которая вывела их на улицу. Лебедев огляделся. Они вышли из большого каменного здания в два этажа, и было опутано строительными лесами. От дверей вели дорожки, сколоченные из ровных досок.
Недалеко виднелась каменная стена-ограда, а в центре стоял храм.
- Нам туда. – Сказал брат Хуан.
Из храма стали выходить монахи. Последние двое закрыли двери и перекрестились. По православному – отметил про себя Лебедев. Последние монахи спустились с крыльца, отошли к стене и встали, повернувшись к храму.
Денис остановился перед крыльцом храма. Монах положил руку Лебедеву на плечо.
- Иди, тебя ждёт отец Владимир.
Денис вздохнул и поднялся на крыльцо. Перед дверью он обернулся. Брат Хуан ободряюще подмигнул и сказал:
- Внемли вере и разуму своему.
Дверь за Лебедевым закрылась, а к брату Хуану подошли двое монахов, что выходили последними из храма. Один худощавый, с хмурым выражением лица, ростом немного ниже брата Хуана. Второй полон, круглолиц, с чуть раскосыми глазами. Оба одеты в одинаковые коричневые плащи с капюшоном.
- Что он сказал? - Тихо спросил круглолицый. – Это он навёл след для ищейки?
- Да, брат Такеши. - Кивнул старый монах. – И не надо хмуриться, брат Сергий, это по недомыслию.
- Я не хмурюсь, брат Хуан. – Ответил худощавый. – Просто привык, что наши следы ищейкам не взять. Хорошо, что Такеши почуял приближение адской твари.
Все трое переглянулись, а старый монах спросил у круглолицего.
– Скажи, брат Такеши, когда брат Сергий ищейку адову уничтожил, зов помощи звучал?
- Нет, тварь испустила дух тихо. Но, я думаю, скоро по её следу пустят других ищеек.
- Да, они так и поступят, - вздохнул старый монах, - и времени у нас мало. Дай Бог, неделя, а может меньше.
И все перекрестились.
- Скажи, брат Сергий, из него выйдет боец?
- Смотреть надо, брат Хуан. – Пожал плечами худощавый. – С виду он тянет только на потенциальную жертву. Об этом сразу только наш Такеши может сказать.
- У парня огромный потенциал. Аура светлая. – Не двигаясь сказал круглолицый. – Хороший боец выйдет.
А брат Сергий спросил:
- Неужели парню удалось сделать то, что может только мастер? Ты сам видел, как он излечил Машу?
- Само чудо не видел, видел только пулю в его руке. – Кивнул старый монах. – Но как приехали, я на рану посмотрел - она выглядела как недельная. А вчера глянул, так совсем зажила. Думаю, скоро и рубца не останется.
- Господь, всемогущий! – Все трое перекрестились.
- Он не простой инициатор. И моя ошибка, братья, - медленно проговорил брат Хуан, - что сразу его не забрал. Не пришлось тогда отбивать его от ира с компанией.
- Но, тогда не было бы чуда. – Вдруг улыбнулся всегда невозмутимый Такеши.
- И не помянул бы нечистого, - возразил ему брат Хуан. – Ладно, что случилось, то случилось. Главное парня спасли, и у братства появился новый солдат.
- Надеюсь, ты не ошибся в нём. – Брат Сергий чуть повернулся к старому монаху. - Нашел что-нибудь подобное в летописях?
- Нет, и думаю, что не найду. О таком случае бы обязательно написали.
Он помолчал.
- У нас совсем мало времени, братья. Грядёт пророчество. Силы адовы активно стали искать остальные Великие Вещи, и наша задача их опередить.
- Ты, брат Такеши, продолжай медитировать. Может снизойдёт откровение.
Круглолицый монах кивнул.
- А ты, брат Сергий, приготовь все к уходу на другое место. А я, оповещу остальных братьев. – Монах подумал и добавил:
- И сестёр тоже.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 25.09.2011, 15:29 | Сообщение # 46
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Каури, хочу услышать твоё мнение об сцене в храме. Там должна быть исповедь и причастие. Но вот что вышло:

Храм Лебедева потряс. Фрески на стенах были нарисованы так реалистично, что казалось Денис участвует в каком-то библейском событии. На стенах крестным ходом шли многочисленные святые, обращённые ликом своим к центру купола, где архангел вёл бой со страшным чудищем-змеем. А над алтарем, чуть выше небольших окон, был изображен Иисус. Он держал руку поднятой и строго смотрел на вошедшего.
Покайся! – Говорили его глаза.
Лебедев не сводя глаз с лика Христа, сделал шаг вперёд. Казалось, взгляд Сына Божьего следит за ним и видит насквозь.
- Проходи, сын мой. – Эхом раздалось со всех сторон.
Денис огляделся, но никого не заметил. Опять посмотрел на Христа.
Рядом, мягким голосом кто-то сказал:
- Проходи к алтарю.
Денис опустил глаза и увидел священника, смотрящего на него. Глубокие морщины сетью покрывали его лицо. Седая борода доходила до пояса, и волосы, видневшиеся под митрой были пепельно-белыми.
Батюшка улыбнулся одними глазами.
- Веришь в господа нашего, Иисуса Христа, сын мой?
- Верю. – Честно ответил Лебедев.
Священник тихо задавал вопросы, а он на них отвечал. Наконец, батюшка повернулся, и храм вдруг наполнился мощным голосом. Лебедев не сразу сообразил, что это священник начал службу. Слова чудесным образом переплетались и складывались, отражаясь от стен. Денис слушал внимательно, удивляясь тому, что он почему-то знает слова этой молитвы. Он стоял и пел в унисон со священником, искренне крестясь и кланяясь. Святые на стенах начали движение, воздав вверх руки. Чудище извивалось и бросалось огнём из отвратительной пасти, а архангел отбивал жаркие шары в сторону и наносил удары золотым копьём. Тёмные тучи заклубились вокруг, сверкали ломаные молнии. Крестный ход двинулся быстрей, змей извиваясь, молниеносно атаковал сверкающего всадника, но архангел легко отражал удары. Змей, извергая из пасти огонь, бросился вперёд, но тут его пробило копьё.
Тучи мгновенно рассеялись, и Лебедев зажмурился от яркого света, исходящего сверху.
- Во имя Бога, Сына и Святого Духа, аминь!
Денис заморгал. Через маленькое окно за алтарём светило яркое солнце. Священник повернулся, какое-то время смотрел на парня, затем шагнул к нему и произнёс:
- Сын мой, дело твоё великое. Будь сильным. Неси веру свою людям. Иди и сразись с силами адовыми.
Он перекрестил Лебедева и… поклонился.
А Денис, идя к выходу, чувствовал необычайную лёгкость на душе, как будто её начисто вымыли.
У двери он обернулся, батюшки уже не было, а Иисус на фреске смотрел мягко, сложа пальцы щепотью. Лебедев троекратно перекрестился с поклоном и вышел.
На выходе его встретил брат Хуан.
- Ну как ты себя чувствуешь?
- Как заново родившимся.
Монах рассмеялся:
- По-другому и быть не может, друг мой. Пойдём, я познакомлю тебя с наставниками, - и приобняв, подтолкнул парня вперёд, - а потом мы поговорим обо всём.
Они прошли обратно к опутанному строительными лесами зданию, вошли в него, но повернули не в подвал, а поднялись на второй этаж. Сразу после лестницы, брат Хуан открыл первую по коридору дверь.
- Заходи.
Лебедев сделал шаг, а на втором споткнулся. Посередине просторной комнаты, в позе лотоса, парил над полом монах.
- З-з-з-у-у-у-у-м-м-м. – Странный звук исходил, казалось со всех сторон. Денис обернулся. Брат Хуан с интересом смотрел на него.
- А… кто это?
- Брат Фома, в миру Такеши Ояма. Мы все его зовём просто – Такеши, или брат Такеши. Он японец и мастер братства. – Круглолицый монах кивнул, не открывая глаз и начал медленно поворачиваться вокруг своей оси, а старый монах продолжал рассказывать:
- Бывший киллер одного из кланов якудза. Был нанят для… э… устранения магистра братства, но не справился. За это его убрали свои же, но нам удалось его увезти и выходить. Долгое время жил при монастыре, учил язык.
- На дворе трава, на траве дрова. – Скороговоркой отозвался Такеши и промелькнула знакомая улыбка Будды.
- Вот так иногда он шутит с каменным лицом, - улыбнулся старый монах. – Потом Такеши принял православие и вошел в наше братство. Он будет одним из твоих наставников. Такеши мастерски владеет холодным оружием.
Дверь открылась, и в комнату вошел ещё один монах, Брат Хуан ему кивнул, и продолжил как небывало, показав на вошедшего:
- Брат Сергий, в миру Бархотин Сергей Викторович. – На Дениса монах посмотрел внимательно, сверкнув холодными глазами, затем кивнул. - Мастер братства. Бывший военный. Старший лейтенант. После тяжелого ранения стал инвалидом. Безнадёжный и брошенный женой, был привезён в монастырь. Но благодаря сильной воле встал на ноги. Принят в братство десять лет назад. Он второй твой наставник. Великолепный рукопашник и снайпер.
- Они будут тренировать, и учить тебя. Ну и я, заодно.
Монах изобразил легкийпоклон.
- Брат Хуан. В миру Хуан Иванович Деспирэс. На счёт моего отчества не удивляйся, мой отец из русских эмигрантов, веры православной. Мама испанка, католичка. – Монах улыбнулся. – Забавно, не правда ли? Но это не всё, ещё много удивляться будешь. Однако я отвлёкся.
Он выдохнул.
- Далее обо мне. Мастер братства. Родители погибли молодыми. Мама была инициатором Яблока, и силы адовы пытали её и отца, чтоб она добровольно отдала Великую Божью силу. Они вынесли все пытки но не отдали Великую Вещь. Погибли, во имя жизни. Да.
Старый монах замолчал, глядя в пол. Лебедеву стало жаль старика.
- Здравствуйте.
Денис обернулся к двери, и на душе потеплело. Вошедшая девушка улыбнулась ему, отчего в голове у него мелодично зазвучали колокольчики.
- Здравствуй, Маша, - поздоровались с ней все, кроме зависшего в воздухе круглолицего монаха.
Брат Сергий взглянул на задумчивого Хуана и представил девушку:
- Мария Иванова. Сирота, наша воспитанница. Подмастерье братства и отличный боец.
- Не преувеличивай мои достоинства, Серёжа. – Сверкнула ясной улыбкой Маша. Она присела на стоящий у стены стул и посмотрела на Дениса, отчего тот сразу покраснел. Девушка опять улыбнулась.
- Вот контролю своих чувств, как раз научит тебя наш милый Такеши.
Всё ещё висящий в воздухе монах, перестал вращаться и открыл глаза.
- Вокруг всё спокойно. – Медленно сказал он.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 28.09.2011, 19:41 | Сообщение # 47
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Извиняюсь, но у бука жесткому пришел хардец. Потеряна вся прода, придётся менять хард, а потом всё восстанавливать. А пока могу смотреть на сайте через телефон.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Гость КауриДата: Четверг, 29.09.2011, 07:05 | Сообщение # 48
Группа: Гости





ВВС, крёстный ход - режет глаз сильно. И говорится и пишется - крестный ход.
А так прекрасно.

Очень сочувствую с ноутом(((
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 05.10.2011, 20:49 | Сообщение # 49
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Всё ещё висящий в воздухе монах, перестал вращаться и открыл глаза.
- Вокруг всё спокойно. – Медленно сказал он.
Легко, будто лист, сорванный ветром с ветки, Такеши опустился на пол, и отошел к сидящей девушке.
- Здравствуй, милая Маша. – По-японски поклонился он.
Девушка склонила голову в ответ.
Денис с любопытством посмотрел на то место, где висел монах, но никаких опор не обнаружил, нитей и крючков в потолке тоже. Маша заметила его интерес и так улыбнулась, что Лебедева обдало горячей волной, и он подумал – плохо если в братстве приносится клятва целибата.

Интерком мигнул огоньком и зазвучал приятный голос секретарши:
- Владимир Васильевич, к вам капитан Славин с материалами.
- Пусть войдёт.
Вошедший, закрыв за собой дверь, вытянулся по стойке смирно:
- Товарищ полковник.
- Проходи, Сергей. Что у тебя?
Придерживая кожаную папку, капитан прошел к столу.
- Подборка случаев подобных вашим запросам и запись с камер слежения.
Он вынул подшитые листы и протянул полковнику.
- Здесь подборка всех странных нападений за последние два года. А здесь, - Славин вынул флешку, - запись с камер наблюдения. Эксперты случайно наткнулись на неё. Сам файл с серверов стёрли.
- Что за запись? – спросил Самарин, вставляя флешку в разъём системника.
- Странный и не объяснимый случай на центральном проспекте. Время действия с двадцати трёх и тридцати минут до двадцати трёх пятидесяти двух по реальному времени.
Пока компьютер загружался, последовали пояснения:
- Запись уже обработана специалистами, так как снималось с двух камер. Одна камера смотрела чуть в сторону, но интересующее нас действие попало в кадр. Вторая камера, выхватила не менее интересный момент. Всё собрано в общий файл.
На мониторе замелькали габаритами проносящиеся автомобили. Вдруг, в самом центре дороги, резко затормозила газель-фургон с ярким светом из салона. Через пятнадцать секунд свет погас, а за фургоом встала патрульная машина и из неё вышли двое. Один милиционер встал у машины, второй подошел к водительской двери. Затем тот вернулся, и они открыли задние двери фургона. Резко отпрянув, постовые выхватили пистолеты. Из газели медленно вышла тучная фигура и какой-то худой парень. Они поднимают руки, и сразу тучная фигура начинает двигаться рывками, как бы размазываясь в кадре. Постовые стоят на месте крутя головой. Вот один из них поворачивается. Тучная фигура уже сзади них, протягивает руки к головам. В этот момент исчезает парень. Совсем.
- Обращаю внимание, товарищ полковник, - заговорил капитан, - запись монтажу подвергалась только чтобы выделить нужное место в кадре, но ничего из записи не вырезалось.
- Тогда почему исчез парень?
- Эксперты предполагают сбой, но судя по движению остальных фигурантов, всё-таки больше похоже на монтаж. Похоже работали профи.
- Профи? Ну-ну.
Тем временем на экране творилось не совсем понятное. Тучная фигура исчезла, как и парень, а затем пропала и газель, но сразу появилась уже в другом месте, у обочины.
- Вот это уже другая камера. – Прокомментировал капитан.
Опять середина дороги, где озираются постовые, как будто ничего не понимают. Они начинают горячо о чем-то спорить, потом резко успокаиваются и, сев в машину, уезжают.
Газель отъезжает от обочины и сразу из-за кустов появляется человек, оглядывается, а затем скрывается.
Счетчик времени на экране перескакивает на полчаса.
Подъезжает лимузин, выходят охранники, оглядываются и открывают заднюю дверь. Из лимузина величаво выходит человек в широкополой шляпе. Он закуривает, при этом огонь от спички хорошо осветили его лицо, затем проходит точно к тому месту, где стояла газель.
- Эксперты обратили внимание на тот факт, что фигуранта интересовало именно в то место, где стояла газель.
Человек в шляпе присел и поводил рукой. Что-то говорит и рядом оказывается собака. Затем он садится в лимузин и уезжает.
На экране увеличенное изображение человека в шляпе.
- Кто он?
Капитан вынимает из папки лист и передаёт Самарину. Четкое фото и текст, но Славин начинает
- Дэмьен Джихард Корн. Точный возраст не известен, но на вид сорок пять лет. Американец. В России с девяностого года, но, возможно, приезжал в страну и ранее. Сейчас наши эксперты просматривают архивы. Имеет контрольные пакеты множества корпораций, как в России, так и за рубежом. Основная сфера деятельности – энергетика и нефтепромыслы. Имеет влияние на множество российских политиков. Замечен в обществе генерал-лейтенанта Емелина.
Капитан выпрямился.
- Это всё.

Респектабельный джентльмен смотрел на своё отражение в стекле. Огонёк сигары ярко выделялся среди многочисленных огней ночного города и отражался в темных зрачка красными, зловещими угольками.
«Никчёмные людишки. Не понимают, что всё бессмысленно, вся ваша суета, работа, отдых, мелочная жизнь. Всё равно обратитесь в прах, в тлен. Всё сгорит в пламени».
Он выпустил струйку дыма и обернулся к стоящим у стола людям.
- Пустите ищеек по следу. Вместе с ними отправить две группы бойцов.
- Азазелло…
- Мертв. – Перебил джентльмен и ткнул сигарой в пепельницу. – Передать конкретное место не успел. Только то, что он направлялся на северо-восток. Пусть ищут, и не возвращаются, пока не найдут ту щель, куда забился этот инициатор.
- Да, мистер Корн.
- Лебедева взять живым. Остальных уничтожить. Не вздумайте силой отбирать кольцо. Просто привезите его ко мне.
- Да, мастер. – Склонили головы и тихо вышли, а Корн закурил новую сигару и стал смотреть на ночной город.
Вот уже много лет он находится в этой проклятой стране. Азиатские варвары. Скоты. Но почему-то Великие Вещи стали появляться только тут? И если бы не это, он давно бы покинул её. И как трудно найти толковых помощников. Никому ничего нельзя поручить. Взять немощного не могли, хотя там отметился ненавистный Деспирэс и какая-то девчонка. Её вроде этот придурок Капач подстрелил. Надо взять на заметку все больницы. Вдруг повезёт обнаружить след?
А этот парень не прост. Память, некстати, преподнесла его собственную неудачу в квартире лебедева, и Дэмьен Джи Корн скривился, потирая кисть. Она ещё не отошла от того прикосновения к инициатору. Приходилось носить перчатки, скрывая от всех обожженную кожу ладоней, чтоб не подмочить репутацию мастера.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 03.11.2011, 19:29 | Сообщение # 50
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Начинаю выкладку немного переделанного текста, с дополнениями.

Кольцо. Скипетр. Держава.

Эпиграф.
- В первый день Бог отделил свет от тьмы, и назвал Бог свет днем, а тьму ночью.
- На второй день сотворил Бог небо и землю, создал твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью.
- На третий день сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его.
- На четвёртый день создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
- На пятый день сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую, и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. Сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
- На шестой день создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их.
И сказал Бог: сотворим человека по образу и подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.


Глава – 1. Повелитель времени.

Штаб гудел. Спор велся о том, как и когда, начинать штурм. Главное как? Никто не представлял себе выхода их ситуации. Захвачены два автобуса с детьми. Террористы забаррикадировались в каменном здании, где они заранее основательно подготовились к обороне. Сколько террористов – не известно. Известно только количество заложников.
Здание блокировали, оцепили улицы для недопущения проникновения посторонних. Снайперы взяли на прицел все окна. Но на этом все действия закончились. Вот и спорили в "штабе" - что делать дальше?
Только заместитель начальника УВД города сидел молча. Да и понятно почему – он тут главным поставлен. Но, похоже, его погоны при любом исходе грозят слететь.
Перекрывая спорящих, оператор выкрикнул:
- Внимание! Трансляция из дома. Глушители включены. Трансляцию видим только мы.
На экраны сразу вывели изображение. Все командиры подразделений и руководство «штаба» сгрудились у мониторов.
На экране сначала темно, затем вспыхивает яркий свет, направленный на девушку со связанными руками. Рядом два террориста. Лица скрыты. Один из них вставляет в руки девушки листок и глухо бросает:
- Читай!
- Мы… - еле слышно проговорила девушка. Стоящий рядом боевик ударил её по голове и гаркнул:
- Громче читай.
- Мы, бойцы фронта освобождения мучеников ислама…
Сначала полковник сидел и спокойно смотрел на экран и слушал этот бред, но, с первыми словами девушки, он вздрогнул, так как узнал голос.
«Господи… да это же…»
Рванулся к монитору, вклинившись между командиром СОБРа и своим коллегой из ФСБ, и вгляделся в изображение.
- … мы требуем…
Руки в синяках, видны ссадины и порезы, но он смотрел на руки – там были нанесены руны, почти незаметные, нарисованные рядом с запястьями. На лбу тоже угадывалось изображение рун.
- …иначе начнём убивать…
«Они наложили печати…».
- …каждый час…
Скосил глаза на остальных «штабистов». Смотрят на экран внимательно и слушают требования террористов, которые читает девушка с листа. Похоже, никто не заметил того, что увидел он. Конечно - все очень серьёзно. Но они не понимают насколько серьёзно.
- … и подорвём все заложенные заряды…
«Очень серьёзно. Это беда. Это начало…».
Он поднялся и вышел из КП. Никто не обратил внимания на его уход. Только полковник Шишов сидел, угрюмо смотря в пол.
Спустился по лестнице. Уже на улице облегченно выдохнул и, отойдя в сторону, достал мобильный телефон. Набрал номер.
- Да, - ответила трубка.
- Это я, линия защищена, - голос от волнения стал хриплым, - они сделали свой ход. Террористы захватили группу людей. В заложниках дети.
На крыльцо стали выходить бойцы. Полковник повернулся к ним спиной.
- Вы уверены, что это касается нас напрямую?
- Да. И я думаю это ловушка. Но… там, в заложниках ДЕТИ!
Шумно выдохнул и продолжил тише:
- Штурм без жертв невозможен. – Полковник двинулся дальше от вышедших покурить спецназовцев из резерва. – Террористы навесили на каждую дверь и все окна взрывчатку. В здание по крыше не проникнуть. Проверено. Подземных коммуникаций нет. Весь штаб уже в тихой панике. Ничего придумать не могут. Да мне плевать на них, но дети…
В трубке забормотали молитву, затем спросили:
- То есть вы предлагаете послать мастера, чтоб он эвакуировал детей и заложников? Я согласен с вами, что это хитроумная ловушка. Они ждут инициатора Великих Вещей.
- Я об этом догадался, но я ещё не всё сказал. – Полковник сделал паузу. – У них Мария. Они наложили на неё руны.
- Вы уверены? – Удивились там. – Там точно Мария? И вы видели руны?
- Уверен. Я их подробно разглядел. Так что другого выхода нет.
- Да вы правы. Братству уже никуда не деться – началась война. - В трубке тяжело вздохнули, затем ровным голосом сказали:
- Ждите, мастер сейчас будет. Обеспечьте пустое помещение вдали от чужих глаз для заложников.
Полковник отключил телефон, сунул в карман и быстро отправился в штаб. Он вошел в комнату, где шумно спорили о том – что надо делать, и встретил внимательный взгляд заместителя начальника городского УВД полковника Шишова.
* * *


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 03.11.2011, 19:45 | Сообщение # 51
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
* * *
- Итак, мученик ты мой, - разглядывая бледное лицо пленника, сказал Серый, - ты отдашь его добровольно?
- Нет. Самим слабо взять?
Серый ударил в грудь Дениса, переждал, пока тот отдышится и сказал:
- Ты сам знаешь, что силой забрать Великую Вещь невозможно, не то она просто станет пустышкой. Сила уйдёт, исчезнет. - Он еще раз наотмашь ударил в живот, потом приблизил лицо к судорожно вдыхающему воздух Лебедеву и прошептал:
- Времени у нас много. Бить будем больно и упорно. Ты будешь молить о смерти, но сдохнуть мы тебе не дадим. Страшные муки будешь принимать, пока сам, добровольно кольцо не отдашь.
Серый отошел от стены, на которой, прибитый к косому кресту висел пленник, взял бутылку с водой, отпил половину и покосился на крест.
- Ты зря упорствуешь. Помощи тебе ждать не откуда. Твой бог слаб, он сам это понял и ушел из этого мира. А мой господин остался. И ему нужно твоё кольцо.
Он подошел к стене и пригляделся к пробитой кованным гвоздём кисти. На среднем пальце пленника, в тусклом свете факелов, невероятно ярко блестело серебряное кольцо с неограненным красным камнем.
«Черт, прости меня, мой господин, - подумал Серый, - вот оно, кольцо, но просто так снять его нельзя. Исчезнет из него Сила, и ищи потом, где и в чём воплотится. Инициатор должен сам его отдать. С остальными Великими Вещами было проще – их нашли ещё не имеющими своих хозяев, то есть пока по сути пустышки. Тоже проблема, но небольшая, наш господин знает, что с ними делать. А вот кольцо… кольцо успело хозяина получить, да и местонахождение последней Великой Вещи стало известно только после инициации его хозяином. Вот этой упертой немощью. Серый скривился – и это есть хранитель? Чего его опасаться? Чего он может? Этот худяк?».
Лебедев, наконец, прокашлялся и прохрипел в ответ:
- Твой хозяин хочет уничтожить этот мир. Ты можешь долго мучить меня, но кольца ему не видать.
- Как ты этого желаешь. – Серый кивнул стоящим у стены помощникам:
- Работайте.
Два бритоголовых дюжих молодца, размяли пальцы до хруста и принялись методично бить пленника. Серый стоял рядом и приговаривал:
- Это сразу кончится, как только ты согласишься передать нам кольцо. Хозяин даже отблагодарит тебя. Даст вечную жизнь.
В ответ был только хрип:
- От сатаны… можно получить… только вечные мучения. Я… свою… душу… не продаю.
- Ну-ну. – Серый пожал плечами. – Мучайся-мучайся, мученик. Может, святым тебя сделают, если узнает кто. И можешь кричать сильнее – никто тебя не услышит, стены толстые.
Он сделал знак бритоголовым отойти и наклонился, взглянув в заплывшие глаза Лебедева.
- Так ведь не узнает никто о твоём геройстве. Что тебе стоит просто отдать Великую Вещь нам? Последней только и не хватает.
Денис дернулся.
- Врёшь! Нет у вас Великих Вещей!
- Ну, почему же нет? Они совсем рядом, в сейфовом хранилище лежат. И… - Серый поперхнулся словами.
Избитый пленник, приколоченный коваными гвоздями к косому кресту, весь подтянулся и поднял голову. Из-под заплывших век блеснул взгляд, полный холодного огня. Серый сглотнул, видя, как Лебедев распрямляется на кресте. Широкие шляпки гвоздей скрываются в ладонях, и рука отделяется от креста, оставив гвоздь на месте, а от неё летят брызги крови. Одна капля попадает на запястье Серого, и по всему телу, полыхает взрыв боли. Он отпрыгнул назад и завизжал, показывая на Лебедева:
- Остановите его!
Но пленник уже стоит на полу. Из пробитых рук и ступней кровь почти не идёт. С ужасом Серый видит, как раны у Лебедева затягиваются. Кинувшиеся к пленнику бритоголовые вдруг как будто сами складываются у креста, а Лебедев делает шаг вперёд. Серый молниеносно вырывает из кобуры пистолет и стреляет в Лебедева. Но пленника там уже нет, он исчезает и появляется сбоку. Беретта вырывается из руки и оказывается у Лебедева. От хлесткого удара Серый падает на спину и, отталкиваясь ногами, ползёт назад, с ужасом глядя на застывшего Дениса. Тот покрутил пистолет в руках, хмыкнул:
- Хорошая машинка.
Он сделал движение руками, сказав:
- Была.
И беретта бесполезным искорёженным железом падает на бетонный пол, а Лебедев делает шаг к Серому и, наклонившись, спокойно, от чего начинает стыть в жилах кровь, говорит:
- Ты мне сейчас подробно расскажешь, где именно лежат остальные Великие Вещи, а чтоб ты говорил правду, я сделаю вот так.
Денис сжал кулак и из ещё не до конца затянувшейся раны, выдавилась капля крови. Она капнула на руку Серого. На руке, куда попала кровь, зашипело, а Серый завизжал от боли, пытаясь стряхнуть вязкую жидкость, которая прожигала его плоть насквозь. Но она осталась на руках, и боль прошила все тело. Серый вдруг понял, что спасения нет, и хозяин ему не поможет. Он прохрипел:
- Ты паладин?
Тот кивает:
- Да, я паладин. И господь наш никуда не ушел. Он здесь, - Денис показал на грудь, - у каждого, кто верит в него. Итак, где Великие Вещи?
* * *
Лебедев не ждал от этой жизни ничего хорошего. Он привык, что за все надо платить и что даром ничего не даётся. Лёгкие деньги и богатства с неба не падают. В наследство от родителей ему досталась однокомнатная квартира на окраине города и всё. Никаких накоплений на банковских счетах у родителей не было, так что наследство ему перепало не ахти. Но вдруг оказалось, что он наследник ещё чего-то. Что отписала ему родная тётя? Денис вздохнул и прислушался. Нотариус бубнил текст завещания. Оно было длинным. Денис поморщился - ему не нравилось тут. И что он здесь делает? Какой он наследник? Вон, прямые наследники стоят, а он с какой стороны тут приклеен? Эта пятикомнатная квартира, дача и почти новый фолькс ему не светит - их разделят между Генкой и Маринкой, это двоюродный брат и сестра, с которыми он никак. Вон стоят и поглядывают. Ухмыляются. Денис вздохнул – снобы, что с них взять? Что там ещё было у тёти? Драгоценности, счет в банке?
Вообще не совсем понятно и очень удивительно всё произошло. Три дня назад, возвращаясь из супермаркета, он обнаружил в почтовом ящике письмо, чему очень удивился. Все его родственники живут в одном городе и ни с кем из них он не общается. Денис достал письмо, прочитал адрес отправителя и хмыкнул. Надо же - нотариальная контора. Придя домой, разорвал конверт, достал лист и с удивлением прочитал. Это было приглашение на оглашение завещания. Денис опять хмыкнул и, подумав, что там всё равно ничего хорошего не будет, решил не ходить. Письмо он кинул в мусорное ведро, потом включил компьютер, пока тот загружался, заварил в турке кофе и с чашкой уселся перед монитором. В углу семафорил значок почтового агента. Денис отхлебнул ароматного напитка и навел курсор на значок. Ух, три письма, и сразу на всех трёх ящиках. Открыл первый ящик и кликнул по письму, развернув текст. Рука с чашкой замерла на полпути. Текст письма был один в один, как и в том бумажном письме, которое выкинул в мусор.
- Ну и конторы пошли. И где они мой адрес узнали?
Денис нажал «удалить» и кликнул по другому ящику.
- Черт!
Обжегся кофе, часть, выплеснув себе на ноги. Отставил почти пустую чашку в сторону и, промокнув салфеткой джинсы, уставился на монитор.
« Уведомляем вас, что такого-то числа в 18 часов состоится оглашение завещания Родионовой Натальи Ивановны по адресу: улица Жданова дом 22, квартира 12. Нотариус, подпись».
- Ну и дела!
Денис встал и снял мокрые джинсы, вместо них надел старые треники и опять уселся у компьютера. Задумался – ну ладно, первый ящик зареген на его имя, но второй-то на левое. Если первый ящик подписан настоящим именем, то ещё понятно, но второй…
Надо проверить последний ящик, тоже анонимный. Денис почему-то почувствовал, что там увидит. Открыл и хмыкнул:
- Чудны дела твои Господи!
В третьем ящике висело то же самое приглашение. Очистив почту, Денис закрыл окно агента, щелкнул по плееру, поставив спокойную мелодию и задумался. Странно, всё это. Откуда им известны все мои адреса? И на кой ляд дублировать письмо, рассылая на все ящики подряд? И почему меня зовут на оглашение завещания? Я что, наследник? Наследник чего? Там же прямые наследники есть. Тётя наверно пошутила, хотя нет, так не шутят. Раз зовут, то что-то точно есть, а что? В недоумении пожав плечами, решил сходить.
- … завещаю своему сыну Геннадию…
Ага, кузен дачу и машину получил, а квартира Маринке досталась. Довольные стоят, хотя наверняка потом схватятся между собой из-за наследства, им всегда всего было мало, и жили они как кошка с собакой. А, ну и черт с ними.
- … все сбережения разделить поровну…
Сколько там, на счету, Денис не знал, а, судя, по довольным физиономиям родственников, довольно прилично. Он вздохнул, деньги ему были нужны. Их как всегда не хватало. На работе платили хоть и хорошо, но все деньги быстро кончались, странным образом растекаясь по мелочам. А сколько надо купить: материалов, чтоб наконец сделать ремонт в квартире, нужна новая микроволновка, кофеварка, а то времени на варение кофе уходит много, потом системник давно нужно обгрейдить…
- … серебряный перстень с красным камнем, я завещаю племяннику Денису Антоновичу Лебедеву.
Денис замер, глядя на ухмыляющихся родственников. Он знал об их жадности. Кольцо, то есть перстень, по-видимому, ничего не стоил, поэтому и улыбаются. Стало обидно – перстень в наследство. Издевательство. Не то что он простой перстень получил, а то, что на него так смотрят. Ему сразу стало душно, приступы астмы давно не беспокоили и он давно не носил в карманах ингалятора. Про себя выругавшись, Денис собрался уйти, но был остановлен нотариусом, который вручил маленькую, всю в зелёном бархате коробочку. Автоматически сунув её в карман, он выбежал из квартиры, спустился к выходу и, уже на улице глубоко вдохнул. Стало легче. Коря себя за то, что попёрся сюда, Денис пошел к остановке. Ведь знал же, что ничего хорошего не будет, знал. А это всё из-за загадочных писем. Наверняка это шутка Генки, он обожает такие дурацкие розыгрыши. Вот и насладился, недаром смотрел и ухмылялся, гад. Только откуда он адреса ящиков узнал? Легального-то ещё можно понять как, а вот остальных… Ничего, воздастся ему ещё.
До дома доехал на маршрутке. В магазине, что стоял рядом с домом, долго разглядывал на полках бутылочные ряды с водкой, как бы раздумывая какой маркой лучше напиться. И плевать на диабет и астму - на душе вдруг стало погано. Так и не решив - какую бутылку взять, плюнул на водку и взял пива, сразу пять литров. Рука сунула сдачу в карман и задела коробку с наследством. Уже на улице остановился возле мусорного бака и достал футляр с перстнем. Выкинуть что ли? Только посмотреть на него сначала. Денис открыл футляр. Внутри он увидел перстень с большим навершием, увенчанный красного цвета камнем. Денис пригляделся – по кольцу шла какая-то вязь или рисунок, да и вокруг камня тоже что-то изображено. Ха, а камень-то не огранен! Он поставил пакет с пивом на землю и дотронулся до камня.
- Ой!
Денис вздрогнул от того, что ему показалось, как камень мигнул, а в палец отдало легким электрическим разрядом. Посмотрел удивленно и решил не выкидывать. С паршивой овцы хоть серебра кусок. Вот только серебра тут всего-то ничего. Ладно, пусть останется на память о тёте, с которой он хоть и виделся редко, но был в хороших отношениях.
Дома Денис выложил пиво на журнальный столик рядом с компьютерным столом, запустил комп и пошел на кухню. Там он достал отцовскую пивную кружку. Кружка была стеклянная, полулитровая. Как раз из таких, в старых советских фильмах герои пили пиво. Вернувшись в комнату, открыл бутылку и налил напиток в кружку, стараясь чтоб пены было на одну четверть. Так он любил. Денис отхлебнул пива и посмотрел на монитор. Почтовый агент опять сигналил о новых письмах. Лебедев уже не удивился, когда обнаружил, что на всех трёх ящиках, письма с одним и тем же текстом:
«Мы предлагаем вам продать нам ваше кольцо за тридцать тысяч рублей».
Ого! Тридцать тысяч! А колечко чего-то стоит. Денис дошел до прихожей и вынул из кармана коробочку с кольцом. Вернулся обратно. Открыл и стал внимательно рассматривать перстень. Интересно, чем же оно так дорого? Старинное? Вязь или рисунок, что шел по кольцу, были похожи на петроглифы, что он когда-то видел на камнях и стенах пещер. То, что было изображено на навершии вокруг камня, было похоже на арабский орнамент, только отдельными фрагментами. Их было всего три.
А кольцо-то мне великовато будет, подумал Денис и надевая его на средний палец правой руки.
- Ой!
Кольнуло в руку, как током ударило, и опять показалось, что камень моргнул светом. И Лебедев вдруг обнаружил, что кольцо плотно облегает фалангу и снять его будет проблемно. Стараясь стащить кольцо с пальца, Денис выругался:
- Вот черт!
Голос, раздавшийся за спиной, заставил подпрыгнуть.
- Не следует поминать нечистого, а то сам не дай Бог явится.
Лебедев резко развернулся. На кресле сидел некто в длинном серо-коричневом то ли плаще, то ли какой-то хламиде и огромным капюшоном, который скрывал всю голову. Видно было только кончик широкого носа и всю нижнюю половину лица. Дарт Сидиус какой-то. А что, очень похож!
- Вы кто и как сюда попали?
- Я Брат Хуан.
- Брат кого?
Но неизвестный, вдруг выпростал руку вперёд, и в лицо Дениса полетела какая-то жидкость. Она попала даже в глаза.
- Ты что творишь, гад?
Лебедев вытер лицо, вскочил и гневно двинулся к тучному посетителю. Тот сидел и, почему-то, улыбался. Это ещё сильней разозлило Дениса. Он хотел схватить его за руку и выволочь за дверь, несмотря на разницу в весовой категории. Лебедев по природе был тощ и сухопар, но он был зол и к тому же у себя дома. А этот, не понятно как попавший в его квартиру субъект, угнездился в кресле, брызгает в лицо водой, да ещё смеётся над ним.
Дениса, вдруг, развернуло и от удара ладонью в поясницу, он переместился обратно к компьютеру. Причем его гость даже не привстал с кресла.
- Охолонь! Проверял я тебя.
Лебедев изумленно повернулся и увидел, что гость, назвавшийся братом Хуаном, откинул капюшон. Денис рассмотрел его подробней. Лысую, блестящую макушку обрамляла седая и густая поросль, напоминающая стрижку типа горшок, густые брови и гладко выбритый подбородок. Вообще, он был похож на артиста Леонова, играющего роль монаха. Полноватую фигуру хорошо скрывала та хламида, что была одета на него. Гость внимательно посмотрел на Дениса и резко сказал:
- Сядь. И успокойся, это была простая святая вода.
Ноги подогнулись сами, и Лебедев плюхнулся на стул. Святая вода? Зачем?
- Ты, Денис Антонович Лебедев, родился седьмого июля тысяча девятьсот семьдесят седьмого года. Так?
Раздражаясь, Лебедев кивнул:
- Так, но я повторю вопрос - кто вы и как попали в закрытую квартиру?
Монах сдвинул густые брови и произнёс:
- Успокойся. Я друг, а не враг.
Он присмотрелся к кружке на столе.
- Это у тебя пиво, я так полагаю? – Гость дождался утвердительного кивка. – Нет, для пива время не то. Будь добр, сделай мне одну чашечку кофе без сахара. Возможно, нам предстоит долгий разговор.
Лебедев разозлился наглости гостя, но молча встал и пошел выполнять просьбу, сам удивляясь тому, что вовсе не собирался куда-то идти, а опять попробовать вышвырнуть странного мужика из своей квартиры. Заворачивая на кухню, бросил взгляд на входную дверь. Дверь закрыта, даже цепочка накинута. Но странность в том, что дверь Денис закрыл, и цепочку он накинул, а этот тип как-то проник через закрытую дверь. Гудини, блин! И ещё имеет наглость кофе просить! Денис решил выполнить просьбу и сварил кофе. Посмотрим, что он скажет. Проходя мимо прихожей, Лебедев остановился и ещё раз посмотрел на дверь. Чудеса. Нет, как он попал сюда? Может, вслед за мной пришел? Дверь Денис открывал широко, он и проскользнул не заметно. М-да, такого крупного не заметить? Денис вздохнул и зашел в комнату. Гость так и сидел на кресле, не шевелясь. Он лишь повернул голову и кивнул, приняв чашку кофе из рук Лебедева.
- Спасибо.
Монах отхлебнул глоток, посмаковал напиток, кивнул и сказал:
- Я вижу, уже поступило предложение о покупке у тебя кольца? – И не давая Денису ответить, продолжил:
- Так вот, откажись. Прямо сейчас напиши ответ: «Кольцо не продаётся».
Лебедев пожал плечами и набрал требуемый ответ во всех трех окнах. Нажал "отправить" и подумал – ненормальный какой-то, за кольцо такие деньги дают, а он. Ладно, раз предложили тридцатку, значит, могут предложить и больше, а, может, и миллион предложат. Ха-ха! Взглянул на монаха и вздрогнул. На миг показалось, что тот видит его насквозь, да и мысли читает. Монах, пристально глядя в глаза Лебедеву, сказал:
- Они могут предложить и больше, даже миллион, но не думай, что ты получишь эти деньги. Как только они получат кольцо, то сразу тебя убьют. Им не нужен живой инициатор. Но это не всё. Нельзя отдавать кольцо. Если оно попадёт им в руки, то случится страшное.
Точно мысли читает! Только как это так? Предложить миллион и потом убить? А что, вполне возможно. За меньшие суммы убивают, а тут миллион! И что такое страшное может случиться?
Денис слегка отошел от изумления и у него появился интерес. Посмотрев на кольцо, он спросил:
- А почему это кольцо такое ценное? И кто эти люди, что так хотят его заполучить?
- Это кольцо есть сосредоточение божественной энергии. Оно ключ, дополнение к некой силе. И за ним уже многие века охотятся слуги дьявола.
«Да он сумасшедший! Какие ещё слуги дьявола! Ещё братом Хуаном назвался. Может он сам из какой-нибудь секты, типа «Аун-синрике».
Но Денис не подал виду и с улыбкой спросил:
- И что случится, если кольцо попадёт к ним в руки?
- Конец света. Армагеддон.
Денис взглянул на гостя и понял, что тот совсем не шутит.
Ну, точно, сумасшедший! Надо с ним во всём соглашаться. Может и смоется отсюда побыстрей. Он сделал серьёзное лицо:
- Если кольцо нельзя отдавать, то и не будем отдавать. Оставим себе, как добрую память о тёте. – Денис отвел руку и растопырил пальцы, рассматривая перстень. – Значит, как я понял с ювелирной точки зрения, это кольцо стоит только по весу серебра? А камень это обычный самоцвет?
- Все так. – Гость сделал вид, что не обратил внимания на сарказм. – Тебе, возможно, будут ещё предложения о продаже, даже могут попробовать кольцо отнять, только это бесполезно. Инициатор должен сам, добровольно отдать кольцо. Иначе оно превратится в пустышку, а сила, заключенная в нём пропадёт, и где появится в следующий раз, одному господу Богу известно.
Денис обрадовался – ну наконец-то! Скоро всё кончится. Только виду опять не подал. Монах встал.
- Ты мне не веришь. Понимаю. Для тебя всё выглядит дико и неестественно. – Гость посмотрел прямо в глаза Денису. - Но поверь, всё так. И всё очень серьёзно. Кольцо не должно попасть в чужие руки. Тебя я хочу обезопасить. Спрячу, а там решим – что дальше делать. Сейчас я уйду, но утром приеду за тобой.
Монах подошел к выходной двери, сам снял цепочку и открыл все замки, взялся за ручку и повернулся к Лебедеву.
- Денис, я не всё тебе объяснил. Прости, но так надо. Только заклинаю, не вздумай никому отдать кольцо. И не выходи до утра из дому. Хорошо?
Лебедев был уже согласен на всё, только бы он поскорей ушел. Денис закивал:
- Хорошо, кольцо я никому не отдам. Буду сидеть дома, как сыч и ждать вас. Спать вот лягу. Только вы не сказали - кто вы. Брат, какого братства? Белого?
Брат Хуан улыбнулся и сказал:
- Нет не белого. «Содалиум магна», или просто – консерваторы. – Он положил руку на плечо Дениса. – Надеюсь, я в тебе не ошибся, парень.
Монах открыл дверь и вышел. На площадке он накинул капюшон и напоследок сказал, крестя парня:
- Да пребудет с тобой сила Господня.
И, поворачиваясь, исчез. Лебедев раскрыл рот, глядя на пустую площадку. Вот чудеса! Раз и исчез!
Опомнившись, он закрыл дверь, провернул все запоры и, накинув цепочку, глубоко вздохнул. Ну и дела! Получил, называется, наследство! Денис взглянул на кольцо, ещё раз попытался снять, но оно плотно сидело на пальце. Плюнув, он пошел в комнату. На пороге Лебедев остолбенел, чертыхнувшись про себя - какой-то проходной двор, а не квартира. На кресле сидел респектабельный джентльмен в строгом деловом костюме черного цвета и широкополой шляпе. От него потянуло дорогими духами и ещё чем-то странным – то ли паленым, то ли… Денис так и не понял чем.
Новый гость приподнял шляпу и, улыбаясь ослепительно белыми зубами, сказал:
- Здравствуйте, молодой человек. Проходите и садитесь.
Лебедев ощутил себя гостем в своей же квартире. Непонятно как появляющиеся люди распоряжаются тут как у себя дома. Денис прошел к креслу у стола, сел и, на всякий случай, положил руки на колени. Вдруг этот гость тоже супер боец?
А тот, перестав изучать лицо Лебедева, не убирая с лица широкой улыбки, внимательно осмотрел комнату и произнёс:
- Я вижу, тут уже конкуренты побывали? Что предложили? – И как бы перебивая, поднял руку. - Не говорите, все равно я дам больше. Пусть будет не тридцать тысяч рублей, а тридцать тысяч евро. А?
Лебедев сглотнул. Сумма в тридцать тысяч евро для Дениса была астрономической. Он не знал что сказать. Гость по-своему понял его молчание и, пристально посмотрев на правую руку Дениса, сказал:
- Тридцать миллионов, но это последнее предложение, молодой человек. – «Молодой человек» он произнёс с металлическими нотками в голосе. Странный запах усилился, но Лебедев никак не мог понять - что это за запах. Он растеряно промямлил:
- А почему постоянно тридцать?
Гость улыбнулся ещё шире:
- Просто число нравится.
Вместе с осознанием огромнейшей суммы появилась тревога и сомнение. Тридцать миллионов! Тридцать! Тридцать! Но почему постоянно тридцать? Сознание вдруг прострелило – тридцать серебреников! А воняет сероводородом. А от кого пахнет серой?
По спине прокатилась холодная волна, Денис мгновенно весь вспотел, а мозг никак не мог поверить в происходящее.
Не может быть! Это сказки, небывальщина!
Лебедев потрясенно смотрел на гостя. Тот, видя происходящее с Денисом, улыбнулся ещё шире, и стал похож на «чеширского кота». По крайней мере, Денис не мог придумать определения улыбки в улыбке.
- Я вижу, ты понял – кто я. – Гость достал толстую сигару из внутреннего кармана и, сняв обертку, отрезав острым ногтем кончик, вставил сигару в рот. Щёлкнул пальцами и прикурил от пламени, появившегося из ногтя большого пальца. Затянулся и выпустил струю дыма в сторону Лебедева. Только после этого спросил:
- Ты не возражаешь?
Денис поперхнулся, закашлялся и замотал головой:
- Не надо тут курить.
Джентльмен поднял тонкие брови:
- А, астма, прости, забыл. Кстати, - джентльмен показал сигарой на Лебедева, - я могу избавить тебя от неё. Заодно и от диабета. И всё в дополнение к тридцати миллионам. Только отдай кольцо мне, преклонись и принеси клятву. Я сделаю тебя бессмертным и богатым. Ты будешь купаться в золоте, иметь самых красивых женщин, всё, что ты сам захочешь.
Задыхаясь, Лебедев поднял слезящиеся глаза на гостя. Дым обволакивал красивое лицо джентльмена, струился вверх, обходя широкие полы шляпы, поднимался над шляпой, и закручивался в рисунок, напоминающий корону с косыми рогами, расходящимися в стороны.
Желание, чтоб это все поскорей кончилось, заполняло всё тело. Боль, простреливаемая по всему телу от кашля и нехватка воздуха заставляла согласиться на предложение – отдать кольцо.
Но что-то маленькое и настойчивое, в самой глубине, удерживало от рокового шага. И это чувство росло как ком. Денис никогда не верил в Бога, но то, что рождалось в сердце, придавало сил, подавляло накатывающее напряжение. Он понял – что это.
Это была Вера!
Гость, взглянув в глаза Лебедеву замер. Улыбка пропала и его лицо перекосило. Красота стерлась, черты лица заострились, глаза полыхнули красным огнем. Гость дернулся и схватил Дениса за правую руку. Резкая боль прострелила всё тело, но сквозь выступившие слёзы он увидел, как джентльмен отдернул руку, от которой повалил дым, и раздалось шипение. Ярость на лице гостя сменилась на смесь удивления и испуга. Черты его стали размываться, отставляя после себя резкий запах жженой кожи и вонь серы. Перед тем как совсем пропасть, гость прошипел:
- Ты пожалеешь, хранитель.
Раздался хлопок и комната опустела. Только в воздухе остался тяжелый смрад и запах сероводорода. Шатаясь от усталости, Денис подошел к окну и открыл створ. Судорожно вдохнул чистый воздух, хлынувший в квартиру.
Что делать?
Путаясь в мыслях, Лебедев не сразу заметил электрическое покалывание в палец. Он посмотрел на кольцо и увидел, что камень мерцает тусклым светом. Что это означает? Что-то хорошее или плохое? А, может, камень давно сигнализировал о чем-то плохом, но в череде событий Денис, эти сигналы просто не заметил? Да, многое свалилось на Лебедева за последние два часа. Хранители, братство, как его там – Магна и сода? И этот, который серой вонял. Ведь всю волю подавил! Лебедев вспомнив, весь передёрнулся. А чего он так отпрянул-то? И палёным запахло. Он осмотрел руку – ничего нет, всё цело. Так это он обжегся об меня! Это из-за кольца, или святой воды, что брызнул на Дениса брат Хуан? А, может из-за кольца? Он глянул на него. Камень уже не мерцал и покалывание прекратилось. Значит, действительно предупреждает.
Чер… , тьфу, прости Господи – проговорил про себя Лебедев. - Значит, всё, что говорил толстый монах, правда? А что там брат Хуан говорил? Обезопасит меня и спрячет? И всё объяснит. Должен все объяснить. Но оставаться один в квартире Лебедев уже боялся, чего не случалось с ним с далёкого детства. Кто знает, что ещё за гости могут заявиться? Надо тихо собраться и слинять куда-нибудь. Спрятаться, и всё обдумать.
Лебедев стал быстро собирать вещи, кидая их на диван. Потом достал сумку и посовал всё без всякого порядка. Огляделся. Компьютер так и работал всё это время. Бросать жалко – с собой не взять. Денис собрался выключить его, как замерцал почтовый агент.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 11:41 | Сообщение # 52
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
* * *
Лебедев, почёсывая зарастающие раны на руках, огляделся. У креста, где его распяли, лежат два амбала. Свалить таких бугаев с ног особого труда не составило, простой удар, выключающий сознание и на пол. Однако, ровно лежат, даже нравится – валетом улеглись. Вырубившийся от боли кандидат в подмастерье, лежал ближе к широкой железной двери. Денис перевёл взгляд на камеру видеонаблюдения. Мерцающий огонёк у объектива говорил о том, что всё происшедшее в этой камере видели, и скоро появятся здесь. Ну-ну, пускай. Главное - они дверь откроют.
Лебедев подошел к двери, не имеющей с этой стороны никаких ручек и замковых отверстий, прислушался. Он чувствовал то, что сейчас произойдёт, только успеет ли он остановить их? На всякий случай нужно подготовиться. Ещё раз огляделся - голые стены, четыре на четыре, в углу умывальник и унитаз. Идеальная камера, вся в бетоне, и спрятаться негде.
Подчинённый Серого, бывший лейтенант милиции Юдашев, не имеющий чётких инструкций, действовал на свой страх и риск. Он решил просто – раз тот, что в подвале, как-то справился с его начальником и завалил двух сильных бойцов, то против пленника остался только один аргумент – автоматы. Забрав всех бойцов, что находились в комнате, даже двух операторов видеонаблюдения, оставив у мониторов только одного, и вооружив их калашами, он быстро спустился в подвал и выстроил веером четырёх человек напротив железной двери, ведущей в камеру.
- Как только открою дверь, огонь на поражение. – Сказал бывший мент, сразу совершив третью в своей жизни ошибку. Он открыл запор и потянул дверь на себя.
Та-та-та. Застрочили автоматы.
Вдруг, на мгновение, из воздуха материализовался человек в разодранной одежде и крайний боец без сознания отлетел к стене, а его автомат, исковерканным железом, разлетелся в стороны. Через полсекунды, то же самое произошло со следующим. Бойцы, стоящие к Юдашеву ближе, успели сделать только несколько выстрелов в камеру, как их автоматы разлетелись по частям, а сами они упали, как будто уснули на ходу. Юдашев не понимал – что творится? Он выхватил макаров и закрутился, пытаясь поймать невидимого противника. Вдруг его пистолет вырвался из рук и распался на части. Патроны веером рассыпались, звеня об бетонный пол. Бывший мент отшатнулся к стене и рванул из кармана нож. По спине побежал холодный пот. Он не понимал – как? Что происходит? Кто это делает?
Совсем рядом кто-то громко сказал:
- Дурак ты. Зачем в камеру стрелял? Тяжкий грех на душу взял. Убийца.
* * *
Как только распахнулась дверь, Денис кинулся на выход. Он сжал палец с перстнем и мгновенно вырубил крайнего, затем раскидал калаш по частям. Проделал это со всеми, тратя на каждого доли секунды, но он всё равно не успевал. Если первые обезвреженные противники успели выпустить только по одной или две пули, то двое последних, успели сделать четыре выстрела. Откинув последний разобранный автомат, повернулся к стоящему у двери парню и сразу перехватил его пистолет. Он проделал то же самое, что и с береттой Серого. Оставив изумленного Юдашева в коридоре, кинулся в камеру.
Под лежащими возле умывальника бугаями расплывалось кровавое пятно. Покачав головой, Лебедев склонился над каждым и убедился, что тем уже не помочь. Если бы остолоп в коридоре немного задумался о последствиях, то эти парни остались бы живы, и можно было бы наставить на путь истинный – покаяться и спасти свои души. А теперь они предстанут перед Господом, и их ждёт вечный ад. Денис помолился за них, и повернулся к другому углу. Надо же, а Серого, череда рикошетов миновала, так и лежит, где он его и положил, считая, что лежащих по углам без сознания людей, пули не достанут. Вот только убеждать его вернуться к Христу, бесполезно. Он уже отмечен печатью сатаны, и не вернуть его к Богу, пока не снимешь печать. А если он пройдёт посвящение до конца, то проще его будет убить. От этой крамольной мысли Лебедев перекрестился и сотворил молитву.
Выйдя из камеры, он укоризненно посмотрел на застывшего, как статуя Юдашева, покачал головой и, нажав на перстень, сказал:
- Дурак ты...
* * *
Ужас, заполнивший всё тело, гнал Дениса вперед. Он слетел с шестого этажа, пролетая лестничные пролеты не задевая ступенек. Так быстро он никогда не бегал. Но Лебедев не удивился тому, что он не задохнулся от быстрого бега, было не до того. В мозгу билась мысль – убежать куда-нибудь подальше и спрятаться. Спрятаться так, чтоб никто не нашел.
Письмо открылось само, как только он коснулся мыши. Но окно с текстом не появилось, экран потемнел, и на нём вспыхнули слова «momento mori». А потом экран стал гореть, и не просто гореть. От него пахнуло нестерпимым жаром и запахом серы, а в голове загудело от оглушительной какофонии стонов, мольбы и криков боли. Лебедев отшатнулся. Липкий страх прошил его всего.
Это был ад.
Дальше только свист воздуха и мельтешение этажей. Денис опомнился только внизу, как только проскочил двери подъезда, которая хлопнула выстрелом.
Тусклая лампа у входа света почти не давала, а на улице царила темень майской ночи. Он выскочил на прохладный воздух, поёживаясь не от прохлады, а от ещё стоящей перед глазами виденного им на мониторе ужаса. Лебедев забежал, тяжело дыша, в темноту двора, миновал густо разросшиеся кусты и посмотрел вверх. Окна его квартиры темны, никакого пламени не видно. Может, всё показалось? Нет, не показалось. Не зря ему явили вид ада. Но кто это сделал? Дьявол? Или наоборот? Намёк на кольцо, что не отдашь - попадёшь в ад, или отдашь – туда же? Лебедева передёрнуло и опять по спине потёк холодный пот. В любом случае домой Денис возвращаться не собирался, а куда идти ещё не успел решить. Немного придя в себя, проверил карманы – хорошо хоть деньги и документы успел взять, перед тем как к компьютеру подойти, а то сейчас не знал бы - что делать? Сумку забыл, но ни за что назад не пойду. Надо поскорей отсюда убираться. Решив пока просто уехать в центр города, он прокрался вдоль куста, потом перебежал к углу арки, которая выходила к скверу. Через сквер вела дорога, на ней мелькали проезжающие машины. Там Денис рассчитывал сесть на автобус.
Выглядывая за угол, Лебедев заметил слабое мерцание, идущее от камня. Он тихо выругался и закрутил головой. Что, опять предупреждение? Но никого не видно. Во дворе никого. Поздних гуляний нет. Всего одиннадцатый час, а в большинстве окон уже нет света. В этом районе люди ложились спать рано, так как почти все работали на здешнем автозаводе и вставать приходится чуть свет.
Денис опять обозрел темные окрестности – двор пуст, на дороге, вдоль всей протяженности сквера – темные силуэты припаркованных машин. Какая-то парочка вдали медленно идёт по дороге, заворачивая к автобусной остановке, а откуда-то справа, из глубины зарослей, доносится тихий смех и бренчание гитары. Вот только встретить кого-либо Денис не хотел. Липкий страх, вкупе с адреналином, сделали всё тело ватной набивкой вокруг подрагивающих костей. Двинуться вперёд всё никак не мог решиться. Но тут вспомнилась картина ада, и Лебедев, мелко семеня, двинулся вперёд, но не по дороге, а между припаркованными машинами и темным рядом деревьев. Руку с перстнем он сжал в кулак, спрятав мерцающий огонек внутри. Камень продолжает о чём-то предупреждать, и это пугало ещё больше. Но что это будет?
Чуть ли не шарахаясь от каждого шороха, Лебедев крался по тротуару и вертел головой в поисках опасности. Но тишину нарушали только далекое бренчание гитары и смех, да машины, проносящиеся по проспекту.
- Эй, закурить дай! – От внезапно раздавшегося голоса Дениса окатило холодной волной. Из машины, мимо которой он проходил, вылезла габаритная фигура.
- Не курю… я. – Голос дрогнул, а ноги стали ватными.
- Как это не куришь? А в руке что, не сигарета? – Голос стал резче. – Нехорошо обманывать. Стой!
Рванувшего между машин Лебедева осветили фары ближней машины.
- Ай-ай, ну и куда ты рванул, хмырь? – Поинтересовался тот же голос.
- Видно, есть, за что бояться. – Хмыкнули сзади.
Удар в спину и Лебедев оказывается в центре освещенного фарами двух машин круге. Из них бодро выпрыгнули шесть человек, и встали вокруг, закрывая пути к бегству.
Перед Денисом остановился высокий, в кожаной куртке парень, с выбритой головой и массивной челюстью. Оглядел Лебедева и хмыкнул.
- И про этого ушлёпка говорили, что он опасен?
- Заткнись. – Ответил парень на голову ниже, но шире высокого в плечах и квадратной фигурой. Затем внимательно посмотрел на Дениса.
- У тебя есть одна интересная вещица. Отдай и иди на все четыре стороны.
Лебедев, завёл руку с перстнем за спину и отрицательно покачал головой.
- Ага, герой, значит.
Квадратный хищно улыбнулся и ударил. Голова мотнулась назад, а в глазах вспыхнули миллионы искр. Тело повело назад, но упасть ему не дали. Удар в спину кинул обратно, прямо на кулак квадратного. В животе у Дениса взорвалась бомба. Он упал, согнувшись пополам и хватая воздух ртом. Давно забытые ощущения астмы вернулись с дикой болью.
- А это что за клоун? – Сквозь звон в ушах услышал Лебедев.
Звуки ударов и мат. Что-то пролетело мимо, обдав ветром, но внимания на это Денис не обратил – он никак не мог сделать вдох. Сознание уже начало меркнуть, как по шее и спине кто-то провёл рукой, нажимая в некоторых местах. Затем сильно ударил чуть ниже лопаток, отчего наконец-то Лебедев вдохнул, а над ухом забормотал знакомый голос:
- Ничего, сейчас легче станет.
Пальцы барабанили его шею и спину, будто по клавишам, а Лебедеву становилось легче. Спазмы отпустили, живот перестал болеть, звон в ушах ушел, и он разогнулся и открыл глаза.
Вокруг шел бой. Меж квадратными парнями металась маленькая фигурка в сером, а кожаные с криками разлетались. Рядом с ним стоял брат Хуан в своем плаще.
Перед ними, с матом, шлёпнулся высокий и лысый, щелкнув квадратной челюстью, вскочил и ринулся на Дениса. Плащ только слабо шевельнул рукавами, а напавший, выпучив глаза, улетел в темноту. Брат Хуан шагнул вперёд, сказав:
- Обожди тут. – И включился в хоровод драки. Серенькая фигурка в центре размазывалась в движении, добавляя кожаным скорости. Денис, держась за живот, не успевал заметить движения рук монаха и маленькой фигуры.
Последний упрямый улетел в темноту сквера и Лебедев, наконец, увидел второго спасителя - миловидная девушка в сером спортивном костюме и огромным хвостом пышных волос.
Тут он заметил шевеление у дальней машины. Тот, что спрашивал его про перстень, приподнялся и сунул руку под куртку. Блеснул металлом пистолет.
- Сзади!
Девушка обернулась.
Бах!
От громкого выстрела Лебедев зажмурился и сильно сжал руки.
У главного входа офиса частной охранной фирмы остановился мерседес. Из него вышел мужчина сорока лет в дорогом темном костюме. Полковник ФСБ Самарин Владимир Васильевич посмотрел на здание, затем наклонился и сказал водителю:
- Я, возможно, задержусь тут. Свободен пока, но будь на связи.
Машина отъехала, а Самарин достал мобильный и, нажав пару кнопок, сказал:
- Я на месте, встречай.
Затем медленно направился к главному входу здания. Путь ему закрыл один из милиционеров оцепления.
- Стой! Куда?
Самарин поморщился, не хотелось доставать из кармана и светить удостоверение. Покосившись на вывеску с большими золотыми буквами «Щит», он медленно произнес:
- Меня ждёт Терехов.
- Пропустить!
Из-за стеклянных дверей появился широкоплечий мужчина в темных брюках, джинсовой куртке и махнул рукой. У дверей они поздоровались.
- Не ожидал, что так быстро прибудешь.
- Я рядом был, всего-то пять минут езды. - Ответил Владимир Васильевич. Терехову незачем знать, что он сам направлялся сюда. Он усмехнулся:
- Ну, показывай, что за чертовщина тут.
- Сам интересуешься чертовщиной, а подкалываешь. Чертовщина и есть. Нечего смеяться. – Он показал рукой на вход. – Пошли, покажу.
Они направились внутрь, а по дороге Терехов начал рассказывать:
- В общем, началось всё с того, что на пульт позвонил неизвестный и сообщил о выстрелах в здании фирмы «Щит». И вот что странно - одновременно с нами приехала следственная группа главка. Как они узнали - не понимаю. Но об этом потом, так как… – Терехов усмехнулся, – тут и началась чертовщина.
Они свернули в широкий и длинный коридор.
- Пока ехали, успели проверить, откуда звонили. – Терехов кашлянул. – Так вот, звонили с уличного аппарата соседней улицы. Проверили камеры видеонаблюдения, но в момент звонка у телефона никого не было!
- Могли подключиться к линии.
- Я тоже так подумал, но спецы уверяют, что это невозможно. Далее, нас встретил один из операторов наблюдения фирмы. Вид у него был, скажу тебе, тот ещё. Глаза на выкате, взъерошенный весь, дергается и крестится постоянно. Он нас и провёл к месту. Это не здание, я скажу тебе, это бункер. В общем, сам увидишь.
Коридор закончился тупиком и двумя дверьми по углам.
- Здесь у фирмы отдел охраны и комната хранения оружия, – показал направо Терехов, - а тут операторская.
- Погоди, - придержал он Владимира Васильевича за рукав, и крикнул за дверь операторской, - Зайцев, открой.
А сам улыбнулся, глядя на лицо Самарина. Удивлённо вскинув брови, тот смотрел, как глухая стена начала сдвигаться в сторону, открывая лестницу, ведущую вниз.
- Каково, а? Говорю – бункер! Толщина стен, звукоизоляция и прочее.
- Странно, зачем это им? Этот ЧОП, похоже, занимался не только охраной и сопровождением грузов.
- Именно! Как спустимся, ещё не то увидишь.
Быстро спустились вниз, где был ещё коридор, по краям которого было множество дверей, похожих на тюремные. В самом конце коридора распахнутая дверь, россыпи гильз, патронов и много искорёженного железа, в котором Самарин с удивлением узнал части акашек. Рядом толпились санитары с носилками и деловито ходили эксперты, фотографируя всё.
- Удивлён? – Спросил Терехов, следя за лицом Самарина. – Сейчас удивишься ещё больше. Группа из главка вошла сюда вместе с нами, но, почему-то ничему они не удивлялись. Деловито зашли, осмотрели тут всё, но работать не стали, а прикрывшись приказом самого Емелина, забрали одного из фигурантов, тот как раз в себя пришел, и смотали удочки.
- Так-так, интересно. А кого они забрали?
- Ромашова Сергея Михайловича – главу этой фирмы. Он в самой камере лежал.
- М-да. – Самарин присел и взял в руки искорёженный ствол калашникова.
- А это что?
- Части автомата, я полагаю. – И от взгляда Самарина, поднял руки вверх. – Шучу. Насчет этого пока версий нет.
- А вообще, - он присел рядом, - если без шуток, тут действительно какая-то чертовщина. Что именно произошло, пока не известно. Но можно предположить, что молодчики из фирмы привезли кого-то сюда и, похоже, пытали, а пленника кто-то спас, оставив после себя два трупа.
Терехов повел рукой, показывая на пол перед дверью:
- Здесь лежали пятеро охранников. Их привели в чувство и пока развели по комнатам.
Из камеры выглянул эксперт.
- Михаил Степанович, мы закончили, трупы можно увозить.
- Погоди, - он повернулся к Самарину, - пойдём, взглянешь.
Зашли в камеру. Напротив двери, на стене косой, деревянный крест, с вколоченными в него большими гвоздями и темными пятнами вокруг. Справа два трупа, очерченные мелом, и отмеченные метками с номерами пули на полу. Владимир Васильевич шагнул ближе и пригляделся - на гвоздях осталась высохшая кровь.
- Тут что, кого-то распяли? – У много чего видевшего полковника зашевелились волосы на голове.
- Да. – Терехов, перешагивая метки, подошел и встал рядом.
- Уроды.
Самарин обернулся и увидел в углу камеру. Следователь посмотрел туда же и хмыкнул:
- Эксперты возятся. Кто-то удалил весь архив с дисков, но топорно. Спецы обещали всё восстановить. Ну что, пойдём, проверим – как идут дела.
- Пойдём, - задумчиво кивнул Самарин, – а потом я хотел бы поговорить со свидетелями. Дозволишь?
- Дозволю. Я уже опросил охранников и их старшего, он, кстати, тоже тут в беспамятстве валялся. Говорят - ничего они не видели. Подошли к камере и всё, дальше не помнят ничего. Но мне не верится что-то. По железным кускам тут четыре автомата и один ПМ. А оператор, что нас встречал, находится в прострации. С ним психолог работает.
На выходе следователь кивнул экспертам:
- Всё, заканчивайте тут. Я в операторскую.
На лестнице заверещал мобильный следователя. Тот хмуро выслушал, буркнул:
- Ты уверен? ... Тогда валяй сюда, людей не хватает.
Отключив телефон, сказал:
- Эксперты ещё раз проверили записи наблюдения с разных камер. С того таксофона никто не звонил. Последний раз к нему подходила девушка, но это было за семь минут до сообщения. Чертовщина. Призрак сообщал нам о трупах. Мля!
Тихо шумели системники. Два парня вглядывались в мониторы и что-то набирали на клавиатуре. Перед одним лежал ноутбук, от которого к системникам уходили провода. Выше стола с четырьмя мониторами висел огромный плазменный экран, пока отсвечивающий синевой и индикатором загрузки в самом низу.
- Ну как?
- Почти готово, Михаил Степанович. – Обернулся один из парней. – Сейчас прога закончит восстановление, два процента осталось.
- Ну вот, - откинулся второй, - готово.
Самарин и Терехов сели в операторские кресла.
- Ты нам последние записи прокрути.
Большой монитор мигнул, и на нём появилась картинка, разбитая на множество квадратиков. Пальцы запорхали по клавишам, изображение ускорилось.
- Стоп, - воскликнул Терехов, указывая на один из квадратов, - с этого момента давай.
- Сделай на весь экран, – добавил Самарин.
Эксперт щёлкнул мышкой, и на экране началось движение. Это был коридор подвала с камерами. Дальняя стена сдвинулась, и в коридор вошли люди.
- Мать чесна! Да у них все стены как двери. – Терехов вскочив, тут же сел обратно. - Надо потом проверить.
А по коридору прошел человек (следователь прокомментировал – это Ромашов), за ним два габаритных охранника в камуфляжах тащили связанного (те, что убитые в камере – добавил тихо Терехов). Они занесли связанного в камеру. Картинка сменилась, теперь на экране был виден косой деревянный крест.
- Мать ети! - Потрясенно сказал парень с ноутбуком. – Что они творят?!
Тишину операторской нарушал только шум кулеров. Все потрясенно смотрели, как в камере приколачивают к кресту человека. С каждым ударом молотка, руки у всех вздрагивали. Один из экспертов потер свои ладони. Терехов сжав огромные кулаки, смотрел на монитор. Взгляни он в этот момент на Самарина, то увидел бы, как тот бормочет какие-то слова.
На мониторе избивали распятого пленника, а в операторской скрипели зубы.
На экране Ромашов склонился к распятому и что-то сказал.
Самарин перестал бормотать и спросил:
- Звук есть? Что там говорят?
- Нет, ещё поработать надо. – Парням было явно не по себе.
- Ладно, потом ещё раз, со звуком посмотрим.
Опять бьют связанного, затем охранники отходят, а к поникшему на кресте склоняется Ромашов. Распятый поднимает голову и что-то говорит. Затем начинает подтягиваться.
У всех в операторской на головах зашевелились волосы.
Пленник, пристально смотря на истязателя, сорвал руку с гвоздя и махнул ею. Ромашов отскочил. Сорваны с гвоздей ноги и вторая рука. К нему кидаются охранники, но тот делает два взмаха и они безвольными куклами падают у креста.
На экране вершилось чудо. Было видно, как раны затягиваются.
У Ромашова в руке появляется пистолет. В следующий момент пленник исчезает и появляется сзади, выбивая оружие.
Терехов подпрыгнул:
- Стоп! Что это было? Давай назад.
Повторяют момент, но пленник всё равно исчезает.
- Ещё раз. – Следователь подошел ближе к экрану. – И очень-очень медленно.
Медленно, покадрово, прокрутили тот момент, но пленник всё равно исчезал и тут же появлялся в другом месте.
- Как это? Это монтаж? – Повернулся Терехов к экспертам.
Но те пожали плечами.
- Ладно, давай дальше.
Падает искорёженный пистолет.
- Вот значит, кто оружие как спички ломает! – Комментирует Терехов.
Пленник отбросил железо и посмотрел прямо в камеру, отчего оба эксперта отшатнулись, Терехова передёрнуло, а Самарин уже смотрит на другой, маленький монитор, где было видно как к камере несутся с оружием пять человек. Он тронул за плечо эксперта и показал:
- Ну-ка, переключи. Только изображение на камеру оставь на маленьком мониторе.
Теперь на большом экране пятеро охранников, четверо с автоматами, один с пистолетом, выстроились напротив двери. Один из них открыл дверь, остальные тут же стали стрелять. В камере заискрили рикошеты, но пленник сразу исчез и появился возле охранников, которые по очереди начинают падать, а оружие - разлетаться по частям. Через несколько секунд в коридоре вертелся, выставив перед собой нож, последний охранник, а пленник появляется в камере.
Он склонился над лежащими в углу бугаями, перекрестился и повернулся к другому углу. Там пленник беседует с Ромашовым. Потом взмах рукой и исчезает.
В коридоре сам собой упал последний охранник с ножом, а затем мелькает силуэт и стена отъехала. Это были последние кадры с пленником, исчезающем в коридорах.
- Чертовщина. Что с записью?
Эксперт открыл рот, но в этот момент погасли экраны, что-то пискнуло, и от всех системников повалил дым.
Выскочили в коридор. Парень посмотрел в ноутбук, что держал в руках, и облегченно вздохнул.
- Цел. И успел всё скопировать.
Терехов выругался.
- Что это было?
- Самоуничтожение, похоже. – Сплюнул парень. – Запоздалое, правда. Полный ламер тут систему ставил, и диски тёр, раз мы смогли из хардин инфу вытащить.
Заглянули в операторскую – там дымить перестало, но воняло невыносимо.
- И пожарная система молчит. – Пробормотал Терехов. Самарин молчал, думая об увиденном.
- Пойдём, Степаныч, на другую чудо-дверь глянем. – Сказал он.
Спустились в подвал. Эксперты уже закончили свои дела. Каждый фрагмент искорёженного оружия, патроны, гильзы были упакованы в свой пакетик, описаны и сфотографированы, собраны и уложены. Выносить всё помогали постовые. Самарин и Терехов пропустили их и принялись изучать стену.
- Как она открывается, интересно?
Обследовали каждый сантиметр стены, но ни выступов, ни щелей не обнаружили.
- Если бы не видел, как эта стена сдвигается, то никогда не подумал, что тут есть проход. – Терехов выругался и ударил по стене кулаком. – И как её открыть? Сказать – «сим-сим откройся»?
- Может, стена управляется из операторской? – Самарин начал повторно просматривать стену.
- Нет, там пульт только для той, что в подвал ведёт. - Следователь отошел на шаг, и достал сигарету. – А эта, скорей всего по-другому открывается. Пленник, что с креста, чудесным образом, слез, как-то открыл эту стену. Жаль, что подробностей не было видно.
Он закурил и выпустил струю дыма.
- Стоп. – Воскликнул Самарин. – А ну-ка пусти струю дыма выше.
На уровне глаз, почти рядом со стеной, в закручивающихся дымных клубах, четко обозначилась красная линия лазера.
- Оп-па, может это и есть ручка открывающая стеночку? - Владимир Васильевич протянул руку. Красная точка на ладони моргнула и, с тихим шелестом, стена поехала в сторону.
Терехов выхватил ПМ, казавшийся игрушкой в его огромных ладонях. Самарин вынул изящный «глок-18». Следователь покосился на импортный пистолет, хмыкнул и тихо сказал:
- Работаем.
Ввалились в слабо освещенный коридор, прикрывая друг друга. Раздался сигнал и вспыхнуло яркое освещение.
Справа и слева толстые бронированные двери, а дальше, в трёх метрах, большая, настежь распахнутая круглая дверь с винтовым замком. Выглянули за неё. Витая лестница уходила куда-то вверх. Терехов сунул пистолет в кобуру и достал телефон:
- Думаю, дальше смысла идти нет. На это есть ноги моложе – И гаркнул в трубку. - Семён, давай всех обратно в подвал. Да, проворонили.
Подошли к правой двери.
- Со свидетелями говорить будешь? - Михаил Степанович потянул дверь и заглянул внутрь.
– Пусто, а там?
Открыли вторую сейфовую дверь.
- И тут пусто.
- С охранниками не буду, с ними и так всё ясно, а вот с оператором поговорю. - Самарин, с хмурым видом, тоже разглядывал нутро встроенного сейфа, где было несколько пустых полок. Он достал из кармана телефон, тихо ругнулся, положил трубку обратно.
А следователь показал на полки.
– Тут что-то лежало, мне так думается. Что-то ценное.
Но Владимир Васильевич промолчал, он внимательно осмотрел стены и потолок.
– Странно, что камер нет, а быть-то должны, по идее. Этот тайный ход должен контролироваться. Надо все записи просмотреть, вдруг камера есть, но скрытая, как тот лазер?
Коридор наполнился гомоном. По лестнице спускались эксперты и опера.
- Семён, давай работай. Выясни – куда лестница идёт и прочее. Да, пройдись по помещению с детектором на предмет скрытых устройств. Мы к свидетелям.
Поднимаясь по лестнице, Терехов вдруг выругался:
- Вот ведь уроды! Я про группу из главка, - сразу пояснил он, - хоть бы объяснили чего. Видно было, что они всё знают. И бумага у них мощная. Как будто специально приготовили. Странно.
Терехов вдруг остановился.
- Василич, я только сейчас допер! Они знали! И если бы мы не приехали так быстро, то застали здесь совсем другую картину.
- Почему ты так думаешь? – Самарин думал о своём и не сразу переключил внимание на Терехова.
- Да потому, что группа обычно больше времени до места добирается, а мы случайно рядом оказались. С другого происшествия ехали. Вот так! А они обо всей этой чертовщине ЗНАЛИ! Я только сейчас это понял. Им надо было следы замести, но тут мы. Поэтому они прикрылись приказом Емелина, где тот распорядился привезти Ромашова к нему, забрали фигуранта и адью. - Михаил Степанович стукнул кулаком в ладонь и выругался. – Нет, я так это дело не оставлю.
- Не знаешь ты всего, - подумал Самарин, - и лучше не знать.
Поднялись на второй этаж, и Терехов открыл первую в коридоре дверь. В просторном кабинете имелись два стола и мягкий диван в углу, на котором понуро сидел молодой парень в синем камуфляже и женщина в милицейской форме. Напротив стоял сержант. Сержант и женщина тут же посмотрели на вошедших, а парень даже не пошевелился. Он тупо смотрел перед собой.
- Ну как? Есть прогресс?
- Глухо, Михаил Степанович, сильнейший стресс. – Женщина встала и покачала головой. – Его нужно везти к нам. Отвечать на вопросы он пока не может.
Самарин подошел к столу, взял стул, перенёс его к дивану и присел напротив парня. Внимательно на него посмотрел, потом сказал:
- Я с ним поговорю.
- Но я же сказала… - Начала говорить психолог, но Самарин перебил:
- Один. – Он повернулся к Терехову. – Миша, выйдите, пожалуйста. Все.
Тот внимательно посмотрел на Владимира Васильевича, и махнул рукой.
- Мария Алексеевна, сержант, выходим в коридор.
Дверь за ними закрылась. Самарин поднялся и сделал шаг к парню. Тот не пошевелился. Владимир Васильевич положил руку ему на голову и медленно забормотал молитву, затем убрал руку и тихо спросил:
- Кого ты видел?
Парень поднял голову. Глаза его блеснули слезами:
- Я видел Бога!
Самарин вздрогнул, а парень опять опустил голову и замер в той же позе.
- Господи, спаси и помилуй. – Пробормотал про себя полковник. - Действительно сильнейший стресс.
Он перекрестил парня и вышел в коридор. Мимо него в кабинет проскользнули психолог и сержант. Владимир Васильевич задумчиво посмотрел на Терехова, затем сказал:
- Вот что, Миша. Спихни кому-нибудь это дело, а сам не лезь. Сгоришь. Я тебе это говорю.
- Не понял? – Удивился тот.
- Пойми, я тебе плохого не посоветую. Не лезь в это дело, тут такое… не могу я тебе всё сказать, но собери все материалы, а потом сдай. – Самарин покачался с пятки на носок и взглянул в удивлённые глаза Терехова. – Запись с камер скинь на флешку и мне передай, теперь это будет моей головной болью.
Повернулся и быстро пошел к выходу. Вслед ему удивлённо смотрел следователь.
Выйдя, Самарин отошел в сторону от входа в здание, огляделся и достал телефон. Набрав номер и дождавшись ответа, сказал:
- Это я. Линия защищена. Лебедев был в хранилище. Где сейчас он сам, неизвестно. Артефакты из сейфов исчезли.
Нажал отбой и набрал другой номер.
- Я вышел, подъезжай.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 11:49 | Сообщение # 53
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
* * *
Исчезли все звуки. Тишина стала абсолютной, какой-то непонятной, гнетущей и страшной. Денис медленно раскрыл глаза и обомлел.
Мир стал черно-белым, точнее серым, и превратился в застывшую картину. Темное небо приобрело ровный серый цвет, как будто укрытое плотным, беспросветным одеялом. Листья на деревьях не шевелились. Ветер исчез совсем. Казалось, что даже воздух пропал. Всё выглядело как на старой, потёртой и выцветшей от времени фотографии. Серость была везде. Серое небо, серая земля, серые здания, деревья, машины. Даже люди, цементными изваяниями, застыли в немыслимых позах.
Но самое страшное – это ощущение, что время встало, исчезло совсем. Вместе с чувством остановившегося времени, показалось, что он остался один на всём свете.
Лебедев потрясенно огляделся.
- Обалдеть. – Тихо прошептал он, переводя взгляд от одной фигуры, к другой.
Что это? Что произошло?
Ближе к нему торчала непонятная глыба. Приглядевшись, Денис понял, что это превратившийся в изваяние брат Хуан. Дальше маленькая фигурка девушки.
Лебедев, не сводя с нее взгляда, медленно поднялся и начал осторожно приближаться. Вблизи он окончательно запутался в предположениях обо всём произошедшем.
Как она не падает? – Завертелось у него в голове. Лебедев разглядывал замершую статую с неестественно наклонившейся к земле спиной.
В таком положении она должна упасть! Но, почему-то, не падает. Почему? Денис сделал ещё шаг, посмотрел на серое лицо и вздрогнул – его искажала застывшая маска боли.
- Я же выстрел слышал! – Подумал он и глянул в сторону машины. Там, сидела габаритная серая глыба с вытянутым вперёд пистолетом в руке. Лебедев попятился. Ему в спину упёрлось что-то твердое, затем в абсолютной тишине, оглушительным выстрелом, раздался выкрик:
- Мар…
Денис отскочил в сторону и резко развернулся. Опять вокруг ничего не нарушало тишины. Кто кричал-то? Тут, приглядевшись, он понял, что наткнулся на выставленную вперёд руку брата Хуана. Парень шагнул вперёд и пригляделся внимательней – точно, фигура монаха раньше стояла на обеих ногах, а теперь наклонилась чуть вперёд и одна нога висит в воздухе.
Как это так? Внешне все фигуры выглядели безжизненно, но подойдя к замершему монаху, Денис почувствовал, что это не так. Он протянул руку, но тут же одёрнул, так как увидел, что камень на перстне светится ярким и ровным светом.
А это что значит?
Немного постоял, настороженно озираясь. Никого не видно и не слышно. Но такая тишина пугает ещё больше. Перстень продолжал светиться и Лебедев, наконец, решился. Он протянул руку и коснулся замершего монаха.
Мгновенно статуя окрасилась цветом и двинулась вперёд. Камень в перстне потух. Лебедев тут же одёрнул руку.
- …ия! – Звук, произнесённый братом Хуаном, сразу умер в абсолютной тишине, а фигура так же быстро посерела.
Денис посмотрел на свою ладонь с горящим камнем в перстне.
- Ага! Понял!
«Монах начал двигаться только тогда, когда я дотронулся до него. И всё дело в перстне! Сила, значит, какая-то в нём. На первый взгляд – время тормозит, точней замораживает. Тогда понятно, почему тут всё как сфотографированное. Временной стазис – так кажется правильно?»
Он решительно шагнул и схватил статую за руку.
- … Маша! – Крикнул, сразу обрётший цвет, монах и резко остановился. Он посмотрел перед собой.
- Что тут происх… - и замолчал. Перевёл взгляд на парня, затем огляделся.
- Deus omnipotens! – Медленно проговорил брат Хуан. – Что это?
- Вообще-то я у вас хотел спросить. – Сказал Денис. – Тут все застыли, как статуи, только я хожу, будто единственный посетитель в этом странном музее.
Монах расширенными глазами смотрел на Дениса.
- Так что скажете, брат Хуан? Что это? – И Лебедев кивнул на перстень. Монах перевёл взгляд на руку парня и прошептал:
- Magna potentia Dei!
- Что-что?
- Magna potentia Dei. Tempus praepotentis. – Опять шепотом проговорил старик.
- Вы можете по-человечески мне сказать? – Разозлился Лебедев. Монах вздрогнул, сглотнул и забормотал:
- Tempus praepotentis – значит «сила времени», великая сила божья, Господи, прости! Одна из трёх ипостасей Господних. И ты её держишь в своих руках. – Глаза брата Хуана округлились. - Немыслимо!
Денис удивлённо посмотрел на перстень. Сила божья? Третья ипостась? Чушь какая-то.
Монах дернулся, его рука выскользнула и брат Хуан опять застыл серой статуей. Денис чертыхнулся, но увидел, что монах бросился к маленькой девичьей фигурке. Но тут же подумал, что её тоже надо будет держать, чтоб она могла двигаться. Лебедев шагнул, опять схватил монаха за руку, сразу крикнув:
- Нельзя отпускать руку, иначе не пройдёте и шага.
Монах кивнул. Они вместе подошли к замершей девушке и дотронулись до неё.
- А! – Её тело дёрнулось, а из груди вылетели красные брызги.
- Не надо было её трогать! – Тут же заорал Денис. – В неё же стреляли!
Не расцепляя рук, они подхватили потерявшую сознание девушку. Подняли, держа с двух сторон. На груди расплывалось темное пятно. В сплошной серости цвет крови был ещё страшней.
- Зажми рану рукой, я понесу! – Крикнул монах, затем повторил, видя уставившегося на кровь Дениса:
- Рукой, рукой зажми. Да быстрей!
Лебедев, наконец, прижал руку, закрыв рану, и ощутил ладонью слабые толчки.
- Давай туда. – Мотнул головой монах. – Там наш фургон.
Они двинулись вдоль тротуара к дороге.
- Мама, - прошептала девушка, открыв глаза, затем повернула голову и посмотрела на Дениса.
- Господи?
Брат Хуан закричал:
- Бредит. Быстрей!
Они добежали до поворота. В сером пейзаже проспекта, Лебедев не сразу увидел припаркованную за остановкой «газель-фургон». Они подбежали, шаркая, и остановились.
- Придержи. – Брат Хуан протянул правую руку и открыл боковую дверь. Газель тут же потеряла серый цвет. Как только тот убрал руку, опять посерела.
– Заноси. Осторожно!
Бережно положили девушку на пол, и, устало сели, не расцепляя своих рук. Девушка посерела и слилась с цветом кабины. Какое-то время они тупо смотрели перед собой.
- Как поедем? – Спросил Лебедев. – Машина сможет двигаться? Мне за вас держаться?
- Погоди, дай сообразить и отдышаться, - тяжело выдохнул старик.
- Чего годить? Умрёт же! – Возмутился парень.
- Как я понял все это - пока мы вне времени, она не потеряет ни капли крови. – Монах вздохнул.
- Тогда не надо было её трогать. Вынуть... – Но Дениса перебил брат Хуан:
- Ничего бы мы не сделали с этим. Пуля уже была в груди.
- Значит надо ехать в больницу.
- Давай. - И монах, кряхтя, полез через сидения за руль. Обернулся:
- Ты только меня не отпускай.
Брат Хуан несколько раз повертел ключом зажигания.
- Бесполезно, - пробормотал он.
- И что делать?
Монах показал на горящий камень в перстне:
- По велению Божьему, да не сдвинется с места мир.
- Что это значит? – Удивился Лебедев.
- Это из «Откровений братства», – пояснил тот, - отключать надо, проще говоря.
- Как? – Лебедев посмотрел на перстень, а старик пожал плечами:
- Понятия не имею. Как ты всё остановил, - он повел вокруг рукой,- так и запускай.
- Знал бы я как. - Проворчал Денис задумчиво и отпустил плечо брата Хуана. Камень горел ровным светом. И как его отключить?
- Может, нажать на камень надо? – Парень глянул на застывшего монаха и чертыхнулся, но трогать его не стал, а сразу нажал на камень.
Шум ночного города показался грохотанием музыки на дискотеке. Он заполонил всё вокруг, скрывая стон девушки на полу. Денис наклонился и зажал рану, заорав:
- Хуан, брат Хуан! – Кровь просачивалась сквозь пальцы. – Да скорей же!
Монах уже пробрался меж сидений, но рванулся назад, и, сложив руки у груди, ровным голосом забормотал:
- Домине! Донантес эт потес, Мисератор эт магна. Ачиппе спиритум меум эт корпус меум естэ.
- Да не молиться надо! – Орал Денис. – Аптечка где? Нет? Тогда срочно в больницу! Умрёт же!
Но старик не обращал на него внимания. Он начал читать молитву быстрей, постепенно наращивая скорость произношения.
- Превью патентес про вирибус. Да михи виртутем копияскве ин Номине дарэ витам!
Ин Номине э тэ вита!
Нам бонум кретуаре Туаэ миракулюм!
Лебедев почувствовал, как кровь перестаёт толкать в руку, и это испугало его ещё больше. Он собрался опять закричать на старика, но в этот момент тот выкрикнул:
- Амэн! – И развёл руки. Денис вздрогнул от пробежавшей меж ладоней искры, а девушка перестала мелко вздрагивать и часто дышать.
- Что ты сделал? – Ошарашенно прошептал Лебедев.
- Облегчил страдания. – И брат Хуан перекрестился.
- Она умерла? – Растерянно спросил Денис.
Монах опять перекрестился и произнёс:
- Нет, но всё в руках Господа. Едем в больницу. Надо вынуть пулю, если успеем – выживет.
Старик перебрался на водительское сидение и завёл двигатель. Газель, скрипя, съехала на дорогу и набрала скорость. Фургон затрясся, а девушка застонала и открыла глаза.
- Господи… - прохрипела она, - прости…
- Сейчас, - вдруг запоздало сообразил Денис, - куртку подстелю.
Он быстро скинул куртку, свернул её и подсунул под голову. Девушка улыбнулась, но тут же скривилась.
- Больно… - и, закрыв глаза, замерла.
Брат Хуан сигналил дальним светом, требуя дать дорогу, но водитель едущей впереди машины не обращал на это внимания. Тогда монах забормотал молитву и в конце которой выдохнул:
- Амэн! – И старенькая вазовская пятёрка шарахнулась вправо. Он тут же нажал на педаль газа.
- Хуан, она очнулась, - услышал он из салона, - говорит, что ей очень больно.
- Положи руку на рану и помолись.
- Я не знаю молитв.
Старик крутанул руль, обгоняя справа иномарку, и крикнул назад:
- Просто положи руку на рану и попытайся представить, что вытягиваешь боль. – Монах опять дал полный газ. Впереди был перекрёсток и на светофоре горел зелёный свет, но до него надо было ещё доехать. Он тихо забормотал другую молитву.
- Амэн! – И светофор, на мгновение моргнув желтым, опять зажег зелёный. Старик гнал газель, не обращая внимания на замершие и сгрудившиеся у перекрёстка машины с удивлёнными водителями.
Лебедев присел рядом с девушкой и посмотрел на расплывающееся красное пятно. Он положил поверх руку, закрыл глаза и тихо произнёс:
- Господи! Спаси её… помоги, Господи!
Денис вдруг почувствовал нарастающее в руке тепло. Он открыл глаза, приподнял ладонь и заморгал от яркого света. Он шел столбом из-под ладони и упирался в рану на девичьей груди. Что это? – Забился в голове вопрос, а рот раскрылся сам собой. Вдруг что-то ткнулось в ладонь, и парень машинально зажал кулак. Свет померк и теперь слабо струился сквозь сжатые пальцы.
Монах моргнул от резкого света из салона и глянул в зеркало. От того что он там увидел, резко затормозил. Газель остановилась, чуть развернувшись боком к дороге. Сзади завизжали тормоза и раздались гудки и брань. Машины объезжали вставшую посреди дороги газель, а водители матерились и грозили кулаками, но старик не обращал внимания – он смотрел вглубь салона.
- Чт… что это?
Лебедев раскрыл ладонь и показал, протянув вперёд. На теряющей свет ладони лежала пуля. Брат Хуан уставился на неё, перекрестился, затем начал перелезать в салон.
- Как… как ты это сделал?
Лебедев, наконец, закрыл рот и недоуменно пожал плечами:
- Не знаю. Я только сделал то, что ты мне сказал – положил руку на рану и представил, что вытягиваю боль.
Девушка шевельнулась, причмокнула губами, повернулась на бок и засопела, подтянув ноги. Брат Хуан склонился над ней.
- Спит, - удивлённо сказал он.
Рядом взвыла сирена. Кто-то подошел к машине и заглянул в окно водительской двери.
- Странно, водителя нет, - раздался голос снаружи.
- Кажется, в салоне кто-то есть.
Задние двери распахнулись и внутрь заглянули два милиционера. Их лица вдруг вытянулись, затем они отпрыгнули и, выхватив пистолеты, заорали наперебой:
- Стоять! Руки вверх!
- Выйти из машины. Руки в гору!
Лебедев поднял руки и поинтересовался:
- Так стоять, или выйти? И чего на людей кидаетесь?
Пистолет дёрнулся вверх.
- Ты руки свои видел?
Денис покосился на свою руку. Она была вся в крови. Камень в перстне не горит, даже не моргает. Это что, значит, нет опасности? А как этим двоим про всё объяснить?
- Да нет… вы… вы не так поняли, - сбиваясь, заговорил он, - мы помощь оказывали. Девушке в больницу срочно надо.
- Ага, помощь они оказывали, – кивнул правый постовой и усмехнулся, - на тот свет?
А второй гаркнул:
- Выйти из машины. Руки держать на виду. И не делать резких движений.
- Выходим, Денис, – вздохнул монах и, подняв руки, медленно вылез на дорогу. За ним спрыгнул Лебедев.
- Встать к борту. Руки на фургон и не двигаться!
Брат Хуан скосил глаза на парня и громко сказал:
- По велению Божьему, да не сдвинется с места мир!
- Чего? – У милиционеров вытянулись лица, а Лебедев повернулся и недоумённо заморгал.
- Соображай быстрей, - шепнул монах, свёл руки над собой и исчез, заставив вздрогнуть всех троих.
- Что? Куда? – Дёрнулись постовые, заводили пистолетами, затем оба наставили их на Дениса. – Куда он делся? Что за фокусы?
- Надо дежурному сообщить, – проговорил, оглядываясь на сверкающую синими маяками машину, левый, - смотри за ним, я помощь вызову.
- Только попробуй исчезнуть, - вдруг, передёрнув затвор пистолета, сказал тот, что стоял справа.
- Ну почему же, исчезну, – Лебедев подмигнул постовым и нажал на камень.
- Свалились на нашу голову, - он медленно опустился и сел на серый асфальт, - точней, на мою. То и дело приключения какие-то чудесатые.
На Дениса вдруг навалилась дикая усталость. Помотав головой и пережидая пока исчезнут из глаз множество светящихся точек, он вяло посмотрел на серые статуи постовых. Те грозно целились куда-то выше.
Ну да, - подумал парень, - в меня, куда же ещё? А куда делся резвый монах? Интересно, как он это делает? Раз, и исчез! А монах ли это? Не вяжутся с монахами такие выкрутасы. Из Шаолиня он что ли? И Лебедев представил себе, как какой-нибудь православный батюшка, во время службы, исчезает из храма…
Бр-р-р!
Тут он и увидел брата Хуана. Застывшей фигурой он стоял позади милиционеров. Его руки были протянуты к их головам, а рот открыт, как будто замолк посреди недосказанной фразы.
Лебедев поднялся, охнув от опять запрыгавших в глазах ярких звёздочек. Обошел грозные фигуры с пистолетами и протянул руку.
- … омине! … - Не обращая на Дениса внимания, монах бормотал слова. Как ни старался, но Лебедев так и не понял – что это за язык? Предположил, что латынь и стал терпеливо ждать.
- Амен! – Закончил брат Хуан и опустил руки. Затем повернулся и улыбнулся парню.
- Долго соображаешь, друг мой.
- Удивлений слишком много и чудес сыплется на меня последний час, - проворчал Лебедев и кивнул на застывших:
- А что ты делал с ними?
- Память им подтёр, - усмехнулся монах, - теперь мы можем удалиться, а их оставить тут. Пусть потом думают – что они тут с пистолетами наголо делают?
- Память подтёр он. – Повторил, скривившись, Денис. – Интересно знать - как подтирают память? И можно взять и исчезнуть?
- С великой верой и словом божьим. – Серьёзно сказал монах. – И не надо хмыкать, сын мой.
- А я и не хмыкаю, просто как-то непривычно всё. – Пожал плечами Лебедев. – Так, как можно исчезнуть?
- Это называется «окули кайкорум», то есть слепое око. В русском языке есть более точное определение – бельмо в глазу. То есть … - Брат Хуан замолчал и, посмотрев на лицо парня, сказал:
- Но всё это можно узнать потом. Нам необходимо срочно убираться отсюда. Марии помощь оказать, и отдых нужен тебе. Вижу, сил уж нет, стоишь и качаешься как тростник на ветру.
- Да ничего, продержусь ещё, сколько надо. – Денис встряхнулся и навел на себя бравый вид. – Как уходить будем?
- Уходить? – Монах огляделся. – Да, надо уходить.
- Интересно, - сказал он, разглядывая серый пейзаж проспекта и замершие на нём автомобили, - в первый раз всё некогда было, а сейчас…
Медленно повернулся, оглядывая подробности и, быстро пробормотав молитву, брат Хуан, сказал:
–Нам надо как-то откатить фургон подальше, а потом, переждав, можно будет ехать.
- А нельзя его тут просто оставить и уйти?
- Нет, нельзя. Хоть я память полицейским и стёр, но увидят брошенный фургон и могут вспомнить, а чей он, они выяснить смогут. Будут нежелательные вопросы, так что толкать его придётся. А это что за свет?
Старик с интересом посмотрел на руку Дениса.
- Камень в перстне светится, когда вокруг все замирает. – Пояснил тот.
- Интересно, а ну-ка, отпусти меня.
Лебедев убрал ладонь с руки монаха, чуть постоял рядом с серой фигурой и протянул руку.
- Ну? – Спросил брат Хуан. – Чего ждёшь?
- А я убирал.
- Да? Не заметил. Очень интересно. – Старик задумался. – Значит, пока мы в безвременье, для остальных время встаёт, или, наоборот, для нас оно встаёт?
- Возможно, - кивнул Денис, - или мы живём быстрей, а они медленней. Вообще, тут пока я не совсем разобрался.
- Пути Господни неисповедимы. – Подвел итог монах и посмотрел на двух застывших постовых. – Надо укатить фургон подальше от этих статуй. Пошли?
Держась за руки, подошли к газели. Вместе немного посмотрели на спящую девушку. Монах покачал головой, вздохнул и, вдруг, спросил:
- Стоп, а ты водить умеешь?
- Стыдно признаться – нет. – Лебедев даже опустил глаза. – С моими болезнями некогда было.
- Нам предстоит решить маленькую задачку. – Брат Хуан задумчиво смотрел на газель. - Завести не получится – пробовали в прошлый раз. А вот сдвинуть…
Он вздохнул.
- Да и машина боком стоит. Надо как-то рулить.
- Ничего не выйдет. Нам ведь разделяться нельзя, - хмыкнул Лебедев и, выглянув вперёд, предложил:
- А если толкнуть до бордюра и там остановиться, затем подождать внутри машины, пока эти постовые придут в себя и уедут?
- А что? Пожалуй, так и сделаем.
- Они точно ничего не вспомнят? – Обернулся к грозно стоящим статуям Лебедев.
- Точно.
Денис взялся за дверь и машина моментально расцвела. Он закрыл створ и увидел, что лицо монаха разгладилось. Парень машинально заглянул внутрь фургона – девушка спала, и было слышно её спокойное дыхание.
- Удивительно, - покачал головой брат Хуан и закрыл вторую дверь.
Не расцепляя рук, они навалились на фургон.
- Ура! – Денис даже подпрыгнул. – Ой!
Он опять протянул руки и упёрся в серую глыбу, одной рукой касаясь пухлой ладони монаха.
- Сдвинулась, - пропыхтел тот, даже не заметив, что парень на мгновение исчез.
Газель пошла легче, медленно катясь под острым углом к обочине. Денис выглянул сбоку – машина прошла чуть не задев застывшую в движении иномарку и, подкатившись к обочине, качнулась, наехав на бордюр.
- Вот и вс... – Застыл глыбой монах, так как Лебедев остановился и опустил руки. Чертыхнувшись, он сделал шаг и опять коснулся старика.
- …ё, теперь лезем в машину, запускаем время и смотрим.
Держась за руки, открыли двери и забрались внутрь. Там они переглянулись, Денис усмехнулся и нажал на камень. Вздрогнув от нахлынувших звуков ночного города, они опять переглянулись и стали внимательно смотреть через стёкла задних дверей на дорогу.
Патрульная машина мигала синими маяками в шестидесяти пяти метрах. Рядом с ней стояли два милиционера, недоумённо уставившись на пистолеты в руках. Лебедев представил – что сейчас у них в головах и ему стало смешно. Постовые начали крутиться, оглядываясь и постоянно пожимая плечами. Они о чём-то заспорили, постепенно переходя на крик, затем один из них, тот, что хотел вызывать помощь, покрутил пальцем у виска, а второй плюнул, подошел к машине, пнул колесо и, и что-то тоже заорал.
- Сейчас подерутся, - проронил Лебедев, - ещё палить в друг-друга начнут.
Брат Хуан кивнул и тут же что-то забормотал. Денис покосился на него - тот сложил ладони и закрыл глаза. Молитва закончилась неизменным выдохом:
- Амен!
- Странные молитвы, брат Хуан. Больше по результатам на заклинания походят.
- Это ты верно подметил, сын мой, - вполне серьёзно сказал монах, - только иная молитва посильней любых заклинаний будет. Смотри вон.
Постовые, перестав махать руками, выпрямились, как сомнамбулы подошли к машине и сели в неё. Мигалки потухли, а через секунду милицейская машина развернулась и укатила прочь.
- Фу-х! - Облегченно выдохнул Лебедев. – Не день, а кино с частой сменой жанров.
Он сел на край бокового сидения и начал перечислять:
- Началось детективом, продолжился мистикой чудесного появления гостей в закрытой квартире, следом пришел ужас, напугавший до дрожи в конечностях, а за ним сразу боевик с мордобоем. Сейчас я наблюдал комедию вперемешку со сказкой. Теперь и не знаю, что будет следующее – мелодрама или ещё чего-нибудь.
Он устало понурился глядя на спящую девушку. Подумал – уж лучше мелодрама и спросил монаха, снимающего свою хламиду:
- Кто она?
Под серо-коричневым плащом оказался такой же серый костюм, как и на девушке. А плащом он заботливо укрыл спящую.
- Машенька, - нежно сказал он, - воспитанница моя и солдат братства.
- Красивая, – прошептал Денис.
Перелезли вперёд. Старик сунул руку к ключу зажигания, но замерев на мгновение, спросил:
- Ты говорил – ужас пришел. Когда?
- Ну да. Следом за тобой сам явился.
- Кто сам? – Нахмурился монах.
Лебедев посмотрел наружу – никого, и прошептал:
- Дьявол.
Брат Хуан перекрестился и покачал головой:
- Почему так решил?
Лебедев рассказал всё от начала разговора и, заканчивая тем, что увидел на мониторе. Долго монах не раздумывал:
- Это не сатана. Не стал бы он тратить на тебя время. Ты ему на один зуб. Это был мастер мастеров, – он чуть подумал, – а в сквере я заметил одного из иров.
- Иров? Мастер мастеров?
- Ире – значит идущий. – Сказал брат Хуан, выруливая с обочины. – А мастер мастеров – это старший мастер. У темных, как и в нашем братстве похожие термины.
Газель скрылась вдалеке. Шедший мимо припозднившийся прохожий, вдруг остановился, будто споткнувшись, подошел к тому месту, где пять минут стояла машина, и спросил у пустоты:
- Кто меня звал?
Внимательно посмотрел туда, где недавно стояла газель, нахмурился. Затем недоумённо заморгал, удивлённо огляделся, вернулся на тротуар и пошел своей дорогой.
Через полчаса тут остановился черный лимузин. Из него выскочили два амбала в черных костюмах и очках, внимательно осмотрелись, затем один из них подошел и открыл дверь. Из лимузина вышел респектабельный джентльмен в строгом деловом костюме черного цвета и широкополой шляпе, следом важно вылез доберман и уселся рядом с машиной. Джентльмен достал из внутреннего кармана футляр, вытряхнул из него сигару и вставил в рот. Громадная фигура охранника нависла рядом и поднесла горящую спичку. Не спеша прикурил и медленно пошел вперёд. Охранники и доберман двинулись следом. Джентльмен остановился на том месте, где недавно стояли Лебедев и брат Хуан, внимательно посмотрел под ноги, присел и провел рукой.
- О да! – Улыбнулся, сверкнув белыми зубами, поднялся и позвал собаку. – Азазелло.
Доберман мгновенно замер у ног хозяина, внимательно смотря ему в глаза. Джентльмен выпустил дым, потрепал собаку по холке и произнёс:
- Азазелло, мой мальчик. Вот след. Найди мне его.
Черный пёс опустил морду, втянул воздух, затем резко рванул по проспекту. Джентльмен подошел к услужливо открытой двери, сел в лимузин, машина развернулась и уехала обратно.


Deus omnipotens! – Господь всемогущий (латынь).
Magna potentia Dei! - Великая сила божья! (латынь).
Tempus praepotentis - Время всесильное. (латынь).


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 12:10 | Сообщение # 54
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Глава-2. Мастер знаний.

Среди ночной тьмы, по краю дороги, без устали мчался черный пёс. Редкие машины, что проносились мимо, светом фар выхватывали из темноты мощное и сильное тело. Некоторые, виляли в сторону, пугаясь и сигналя, но они псу не мешали. Как бы вытянувшись, он летел над землёй, не обращая внимания на мелькание фар, держа в себе только этот тонкий запах. След был четкий и он не боялся его потерять. Наконец нить следа повела его в сторону от трассы. Ровная дорога сменилась грунтом и ямами с водой, и вскоре впереди показались большие ворота. Доберман остановился и внимательно осмотрелся.
Да, он тут, за этими воротами. Он чует его.
В этот момент от ворот отошла фигура. Пёс зарычал и весь подобрался. Человек в темной накидке с капюшоном, не останавливаясь, вскинул руку с распятием. Азазелло сначала попятился, но потом со злобным рыком прыгнул вперёд. Впустую щёлкнули мощные челюсти. Окрестности огласились коротким визгом и всё стихло. Темная фигура склонилась над вздрагивающим и тихо скулящим телом, произнесла молитву и перекрестила собаку. Та дернулась и замерла. Затем человек скрылся за воротами и вскоре появился, неся в руках лопату, осиновый кол и мешковину.
* * *
Проснувшись, Денис ещё немного полежал с закрытыми глазами, пытаясь понять – где он и что его разбудило? Открыл глаза и вздрогнул от окружавшей его серости. Вскочил, оглядываясь и сразу понял – просто тут сумрачно, поэтому и серо. Он находился в странном помещении, со сводчатыми потолками и узкой, уходящей вверх под углом нишей, где было маленькое окно. В нём серело утреннее небо.
«Какая-то келья» – подумалось ему.
Жесткая кровать стояла в углу у окна, а у двери стол, за которым он только сейчас заметил грузную фигуру. Лебедев пригляделся – брат Хуан спал, положив голову на руки, а под ними какая-то толстая книга в кожаном переплёте. Рядом стоял подсвечник с лежащими на подставке свечами и спичками. Денис встал, подошел к столу и зажег спичку. Запалил свечу, поставил на подсвечник и огляделся ещё раз.
«Точно келья. Что я тут делаю? Как сюда попал? Не помню. Все события прошлого дня помнились прекрасно, и то, что случилось на дороге, тоже помнил, но дальше… дальше только отрывочные воспоминания. Пока ехали, монах что-то говорил, рассказывал, но что именно, в памяти не отложилось. Смутно видел, как въезжали в большие ворота. Запомнился пронзительный взгляд человека в черной хламиде, стоящего у ворот и, почему-то, улыбка Будды другого черного человека».
Почесал затылок и, повернувшись к столу, заглянул в книгу.
- Ага, опять латынь.
- Что? – Монах поднял заспанное лицо и потянулся. – А, проснулся, наконец?
- Как это, наконец? – Нахмурился Лебедев. – Утро же только.
Брат Хуан закрыл книгу, потер ладонями лицо и пристально посмотрел парню в глаза:
- С добрым утром, соня! – Весело сказал он. – Ты двое суток проспал.
- Как?
От удивления подогнулись ноги, и Лебедев, сделав шаг назад, плюхнулся на кровать. Монах поднялся, опять потянулся. И, вдруг замерев и нахмурившись, шагнул к Денису и, наклонившись прямо к лицу, спросил:
- А скажи-ка мне, сын мой, не поминал ли ты позавчера нечистого?
Денис удивленно заморгал, недоуменно пожал плечами:
- Не помню, а что?
- Что-что, чивичка с хвостиком, вот что! - Сердито проворчал монах. – Точней без хвоста. Похоже выследили нас. Вчера, перед рассветом, черная псина у ворот объявилась.
- Псина? Какая псина?
- Черный доберман. Ищейка. Пришла по запаху. Так что вспоминай, когда ты, ругаясь, поминал обитателей адовых?
Брат Хуан сложил руки на груди и стал пристально смотреть на хмурого Дениса. Лебедев напряг память, недоумевая – зачем нужно знать - когда он матерился? И при чем тут собака?
«И когда я мог чёрта поминать? Вот уж никогда не думал запоминать все свои матюки! Так, я матерюсь когда что-то не получается или не выходит. А вчера, то есть позавчера…».
Лебедев вспомнил – когда газель к обочине толкали, он приотстал, и тут все замерло, вот в этот момент и вырвалось: «Черт возьми!».
Он пересказал всё брату Хуану. Тот нахмурился и вздохнул:
- Значит, псина взяла след с того места где мы в фургон сели. Скверно.
- И что это может значить? Как собака может взять след, где он, по сути, обрывается?
- Потому что это непростая собака. Это была адова ищейка. Она идёт не только по естественному запаху человека, а ещё по запаху эмоций. – Монах сделал шаг в сторону и, натолкнувшись на стул, сел.
Лебедев раскрыв в удивлении рот, только и смог выдавить из себя:
- Э-э-эмоций?
Но монах не обратил на это внимания, продолжая разговор, как бы сам с собой:
- Собаку заметили и молитвой подавили волю. – Брат Хуан потер ладонями лицо. - Брат Сергий позаботился о ней, но это сигнал, что ТАМ, - монах выделил слово, пальцем показав вниз, - возможно знают где ты.
- Но поче…
- Почему? – Перебил Лебедева монах. – Да потому что слово не просто звук. Слово это…
Монах встал и произнёс:
- АЗ ЕСМЬ! – И в комнате завибрировала мебель, свеча мгновенно потухла, а Лебедева прошиб ледяной пот.
- Что это?
- Слово. – Старик взял спички, зажег свечу и опустился на стул. – Есть поговорка – слово не воробей, вылетит не поймаешь. Смысл прост – в мире всё имеет вес, включая слова. Чертыхнувшись, ты позвал мастера, то есть слугу нечистого. Запомни! Никогда не бросайся словами. Если СЛОВО сказано, то будут последствия, а в твоём случае – тем более. Они не могут отследить кольцо, но запросто найдут тебя.
Он вздохнул и продолжил.
- Ты удивлялся чудесам исчезновения и стирания памяти. Сила слов сложенных в молитву, и произнесённых с верой великой, творят поистине чудеса. Сам потом увидишь. Будем учить тебя всему. Но, - брат Хуан поднял руку, - сначала пройдёшь все обряды, затем и на все вопросы и ответы получишь.
Лебедев проворчал:
- Всё потом и потом.
Ум-м-м! Ум-м-м!
- Что это? – Закрутил головой Денис.
- Звонница это, мы же в монастыре. Кстати! – Из-за стола появилась сумка, а из неё, монах достал сверток. – Держи, это чтоб не выделяться.
Денис развернул и увидел такую же хламиду с капюшоном, как у старого монаха.
«Лучше бы куртку одеть» - подумал он, и вспомнил – «Маша!».
- С ней всё в порядке, - сказал брат Хуан, - спит и набирается сил.
«Точно мысли читает!» - Подумал Лебедев, наблюдая как из сумки монах выкладывает простенькое полотенце, мыльницу, зубную пасту и щетку.
- Вот, это тебе.
- Спасибо, а то во рту помойка какая-то.
Брат Хуан из-за стола достал небольшой тазик и кувшин с водой.
- Умывайся и чисти зубы.
Старый монах полил Лебедеву из кувшина, подал полотенце.
- Одевайся, нам надо идти.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 14:23 | Сообщение # 55
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Брат Хуан подождал, пока Лебедев наденет плащ, отворил дверь из кельи и вышел, а Денис двинулся за ним.
За дверью был длинный коридор, который, в отличие от комнаты, освещался электролампами.
- А монастырь принадлежит братству? – Осматривая сводчатые потолки и ровную кирпичную кладку, спросил Денис. Брат Хуан остановился и повернулся.
- Нет, это православный монастырь. Недавно начали восстанавливать, но в храме ремонт уже пять лет, как сделали, слава Богу.
- Ну да, конечно,- улыбнулся Лебедев, глядя как монах осеняет себя крестным знамением слева направо, и добавил в свой список вопросов ещё один.
В животе заурчало. Приложив к животу руки, Денис поморщился. Чувство голода налетело лавиной, о чём тут же сообщил брату Хуану.
- Ничего, потерпишь. Сначала обряд, потом обед. – Не оборачиваясь, сказал монах.
- Это что, шутка? Я не ел столько времени. – Держась за урчащий живот, сказал Денис. – А что за обряд? Надеюсь, ничего эдакого, страшного и древнего?
- Да, обряд древний, но не страшный - исповедь и причастие. И ничего более. - Ответил брат Хуан. - Потом начнём твою учёбу. А на голодный желудок, кстати, лучше внемлют.
- Опять шутите? - Обиженно сказал Лебедев, а живот отозвался очень громким рыком.
- Какие тут шутки? – Остановился монах, строго посмотрев на парня, но тут же улыбнулся:
- Голодом морить не будем. Подожди… - он провёл рукой вдоль его живота, бормоча молитву. Денис проследил за рукой монаха.
- Это что, заменяет пищу? Ой! Есть расхотелось. – Растерянно сказал он. – Что это?
- Молитва чудотворная, - подмигнул ему брат Хуан, - поможет на время. Пойдём, тебя ждут.
Коридор повернул и закончился лестницей, которая вывела их на улицу. Лебедев огляделся. Они вышли из большого каменного здания в два этажа, окруженного строительными лесами. От дверей вели дорожки, сколоченные из ровных досок.
Недалеко виднелась каменная стена-ограда, а в центре стоял храм.
- Нам туда. – Сказал брат Хуан.
Из храма стали выходить монахи. Двое последних закрыли двери и перекрестились. По православному – отметил про себя Лебедев. Они спустились с крыльца, отошли к стене и встали, повернувшись к храму.
Денис остановился перед крыльцом храма. Монах положил руку Лебедеву на плечо.
- Иди, тебя ждёт отец Владимир.
Денис вздохнул и поднялся на крыльцо. Перед дверью он обернулся. Брат Хуан ободряюще подмигнул и сказал:
- Внемли вере и разуму своему.
Дверь за Лебедевым закрылась, а к брату Хуану подошли двое монахов, что выходили последними из храма. Один худощавый, с хмурым выражением лица, ростом немного ниже брата Хуана. Второй полон, круглолиц, с чуть раскосыми глазами. Оба одеты в одинаковые коричневые плащи с капюшоном.
- Что он сказал? - Тихо спросил круглолицый. – Это он навёл ищейку на след?
- Да, брат Такеши. - Кивнул старый монах. – И не надо хмуриться, брат Сергий, это по недомыслию.
- Я не хмурюсь, брат Хуан. – Ответил худощавый. – Просто привык, что наши следы ищейкам не взять. Хорошо, что Такеши почуял приближение адской твари.
Все трое переглянулись, а старый монах спросил у круглолицего.
– Скажи, брат Такеши, когда брат Сергий ищейку адову уничтожил, зов помощи звучал?
- Нет, тварь испустила дух тихо. Пси-посыла не было. Но, я думаю, скоро по её следу пустят других ищеек.
- Да, они так и поступят, - вздохнул старый монах, - и времени у нас мало. Дай Бог, неделя, а может меньше.
И все перекрестились.
- Скажи, брат Сергий, из него выйдет боец?
- Смотреть надо, брат Хуан. – Пожал плечами худощавый. – С виду он тянет только на потенциальную жертву. Об этом сразу только наш Такеши может сказать.
- У парня огромный потенциал. И аура светлая. – Не двигаясь сказал круглолицый. – Хороший боец выйдет.
А брат Сергий спросил:
- Неужели парню удалось сделать то, что может только мастер мастеров? Ты сам видел, как он излечил Машу?
- Само чудо не видел, видел только пулю в его руке. – Ответил старый монах. – Но как приехали, я на рану посмотрел, так она выглядела как недельная. А вчера глянул - выглядит совсем зажившей. Думаю, скоро и рубца не останется.
- Господь, всемогущий! – Все трое перекрестились.
- Он не простой инициатор. И моя ошибка, братья, - медленно проговорил брат Хуан, - что сразу его не забрал. Не пришлось бы тогда отбивать его от ира с компанией. И с Машей ничего бы не случилось.
- Но, тогда не было бы чуда. – Улыбнулся всегда невозмутимый Такеши.
- И не помянул бы нечистого, - возразил ему брат Хуан. – Ладно, что случилось, то случилось. Главное парня спасли, и у братства появился новый солдат.
- Надеюсь, ты не ошибся в нём. – Брат Сергий чуть повернулся к старому монаху. - Нашел что-нибудь подобное в летописях?
- Нет, и думаю, что не найду. О таком случае бы обязательно написали.
Он помолчал.
- У нас совсем мало времени, братья. Грядёт новое пророчество. Силы адовы начали активно искать остальные Великие Вещи, и наша задача их опередить.
- Ты, брат Такеши, продолжай медитировать. Может, снизойдёт откровение.
Круглолицый монах кивнул.
- Брат Сергий, приготовь все к уходу на другое место. А я, оповещу остальных братьев. – Монах подумал и добавил:
- И сестёр тоже.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:54 | Сообщение # 56
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
* * *
Храм Лебедева потряс. Фрески на стенах были нарисованы так реалистично, что казалось Денис участвует в каком-то библейском событии. На стенах крёстным ходом шли многочисленные святые, обращённые ликом своим к центру купола, где архангел вёл бой со страшным чудищем-змеем. А над алтарем, чуть выше небольших окон, был изображен Иисус. Он держал руку поднятой и строго смотрел на вошедшего.
Покайся! – Говорили его глаза.
Лебедев не сводя глаз с лика Христа, сделал шаг вперёд. Казалось, взгляд Сына Божьего следит за ним и видит насквозь.
- Проходи, сын мой. – Эхом раздалось со всех сторон.
Денис вздрогнул и огляделся, но никого не заметил. Опять посмотрел на Христа. На миг показалось, что с ним говорил Иисус.
- Проходи к алтарю, - мягким голосом сказал кто-то рядом.
Денис опустил глаза и увидел священника, смотрящего на него. Глубокие морщины сетью покрывали его лицо. Седая борода доходила до пояса, и волосы, видневшиеся под митрой, были пепельно-белыми. Белее чем сама борода.
Батюшка улыбнулся одними глазами.
- Веришь в господа нашего, Иисуса Христа, сын мой?
- Верю. – Честно ответил Лебедев.
Священник тихо задавал вопросы, а он на них отвечал. Наконец, батюшка повернулся, и храм вдруг наполнился мощным голосом, от которого завибрировала каждая частичка его тела. Это состояние было похоже на то, что он испытал в келье. Душа как будто воспарила вверх. Лебедев не сразу сообразил, что это священник начал службу. Слова чудесным образом переплетались и складывались, отражаясь от стен. Денис слушал внимательно, удивляясь тому, что он почему-то знает слова этой молитвы. Он стоял и пел в унисон со священником, искренне крестясь и кланяясь.
А вверху начиналось священное действо. Святые на стенах двинулись, воздав вверх руки. Чудище извивалось и бросалось огнём из отвратительной пасти, а архангел отбивал жаркие шары в сторону и наносил удары золотым копьём. Тёмные тучи заклубились вокруг, засверкали ломаные молнии. Крёстный ход начал двигаться быстрей, змей извиваясь, молниеносно атаковал сверкающего всадника, но архангел легко отражал удары. Чудище, извергло из пасти струю пламени и бросилось вперёд, но тут его пробило копьё.
Тучи мгновенно рассеялись. Лебедев зажмурился от яркого света, исходящего сверху.
- Во имя Бога, Сына и Святого Духа, аминь!
Денис заморгал. Через маленькое окно за алтарём светило яркое солнце. Священник повернулся, какое-то время смотрел на парня, затем шагнул к нему и произнёс:
- Сын мой, дело твоё великое. Будь сильным. Неси веру свою людям. Иди и сразись с силами адовыми.
Он перекрестил Лебедева и… поклонился.
А Денис, идя к выходу, чувствовал необычайную лёгкость на душе, как будто её начисто вымыли.
У двери он обернулся, батюшки уже не было, а Иисус на фреске смотрел на него не так строго. Сложа пальцы щепотью, он благословлял его. Лебедев троекратно перекрестился с поклоном и вышел.
На выходе его встретил брат Хуан.
- Ну как ты себя чувствуешь?
- Как заново родившимся.
Монах рассмеялся:
- По-другому и быть не может, друг мой. Пойдём, я познакомлю тебя с наставниками, - и приобняв, подтолкнул парня вперёд, - а потом мы поговорим обо всём.
Они прошли обратно к опутанному строительными лесами зданию, вошли в него, но повернули не в подвал, а поднялись на второй этаж. Сразу после лестницы, брат Хуан открыл первую по коридору дверь.
- Заходи.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 15:55 | Сообщение # 57
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Лебедев сделал шаг, а на втором споткнулся. Посередине просторной комнаты, в позе лотоса, парил над полом монах.
- З-з-з-у-у-у-у-м-м-м. – Странный звук исходил, казалось со всех сторон. Денис обернулся. Брат Хуан с интересом смотрел на него.
- А… кто это?
- Брат Фома, в миру Такеши Ояма. Мы все его зовём просто – Такеши, или брат Такеши. Он японец и мастер братства. – Круглолицый монах кивнул, не открывая глаз, и начал медленно поворачиваться вокруг своей оси, а старый монах продолжал рассказывать:
- Бывший киллер одного из кланов якудза. Был нанят для… э… устранения магистра братства, но не справился. За это его убрали свои же, но нам удалось его увезти и выходить. Долгое время жил при монастыре, учил язык.
- На дворе трава, на траве дрова. – Скороговоркой отозвался Такеши, и промелькнула знакомая улыбка Будды.
- Вот так иногда он шутит с каменным лицом, - улыбнулся старый монах. – Потом Такеши принял православие и вошел в наше братство. Он будет одним из твоих наставников. Такеши мастерски владеет холодным оружием.
Дверь открылась, и в комнату вошел ещё один монах, Брат Хуан ему кивнул, и продолжил как небывало, показав на вошедшего:
- Брат Сергий, в миру Бархотин Сергей Викторович. – На Дениса монах посмотрел внимательно, сверкнув холодными глазами, затем кивнул. - Мастер братства. Бывший военный. Старший лейтенант. После тяжелого ранения стал инвалидом. Безнадёжный и брошенный женой, был привезён в монастырь. Но благодаря сильной воле встал на ноги. Принят в братство десять лет назад. Великолепный рукопашник и снайпер. Он будет вторым наставником.
Денис понятливо кивнул, а брат Хуан продолжил:
- Они будут тренировать, и учить тебя. Ну и я, заодно.
Монах изобразил легкий поклон.
- Брат Хуан. В миру Хуан Иванович Деспирэс. На счёт моего отчества не удивляйся, мой отец из русских эмигрантов, веры православной. Мама испанка, католичка. – Монах улыбнулся. – Забавно, не правда ли? Но это не всё, ещё много удивляться будешь. Однако я отвлёкся.
Он выдохнул.
- Далее обо мне. Мастер братства. Родители погибли молодыми. Мама была инициатором Яблока. Силам адовым удалось найти и схватить отца и маму. Они пытали её и отца, требуя - чтоб она добровольно отдала Великую Божью силу. Они вынесли все пытки, но не отдали Великую Вещь. Погибли, во имя жизни. Да… погибли…
Старый монах замолчал, глядя в пол. Лебедеву стало жаль старика.
- Здравствуйте.
Денис обернулся к двери, и на душе потеплело. Вошедшая девушка, одетая в белый топик, темного цвета штаны и мягкие мокасины, улыбнулась, отчего в голове у него мелодично зазвучали колокольчики.
- Здравствуй, Маша, - поздоровались с ней все, кроме задумавшегося старого монаха.
Брат Сергий взглянул на брата Хуана и представил девушку:
- Мария Иванова. Сирота, наша воспитанница. Подмастерье братства и отличный боец.
- Не преувеличивай мои достоинства, Серёжа, – сверкнула ясной улыбкой Маша. Она присела на стоящий у стены стул и посмотрела на Дениса, отчего тот сразу покраснел. Девушка опять улыбнулась.
- Вот контролю своих чувств, как раз научит тебя наш милый Такеши.
Всё ещё висящий в воздухе монах, перестал вращаться и открыл глаза.
- Вокруг всё спокойно. – Медленно сказал он.
Легко, будто лист, сорванный ветром с ветки, Такеши опустился на пол, и отошел к сидящей девушке.
- Конечно, научим, милая Маша. – И по-японски поклонился.
Девушка склонила голову в ответ.
Денис с любопытством посмотрел на то место, где висел монах, но никаких опор не обнаружил, нитей и крючков в потолке тоже. Маша заметила его интерес и так улыбнулась, что Лебедева обдало горячей волной, и он подумал – плохо, если в братстве приносится клятва целибата.
- У братства появился новик. Идущий к мастеру! – Торжественно произнес брат Хуан.
- До мастера ему ещё далеко, - хмыкнул брат Сергий, - путь будет трудный и тяжелый. Но…
Осталась какая-то недосказанность, а продолжать Бархотин не стал.
Маша встала и решительно направилась к Лебедеву.
- А я верю, что мастер в тебе просто спит. Достаточно только разбудить.
Денис в тот момент обалдел слегка, так как она подошла, взяла его за руку и приложила его ладонь к своей груди, где был шрам от пулевой раны. Топик только немного прикрывал его. Затем, смотря ему в глаза, сказала:
- Да, я верю - мастер в тебе только спит.
Заливаясь краской, Лебедев только и мог что кивать. Пока в нем пробудился совсем не мастер…
Все присутствующие в комнате с интересом наблюдали за ними.
- Ведь ты спас меня тогда, – улыбнулась девушка, – удалил пулю и облегчил боль. Остался шрам, а шрамы украшают только мужчин, а женщин обезображивают. Убери его. Я знаю, ты сможешь.
Обалдение ещё не прошло, и изо рта посыпались невнятные слова.
Маша рассмеялась, видя смущенного Дениса и, крепче прижав его ладонь к своей груди, тихо прошептала:
- Представь, что его нет. Совсем. Сосредоточься.
Как тут сосредотачиваться, если твою руку прикладывают чуть ли не самой груди?
Какое-то время мысли путались, но взяв себя в руки и, наконец, успокоившись, он сосредоточился на шраме. Представил, что его нет, и никогда не было. Прошло четверть минуты, и Лебедев ощутил разливающееся по ладони тепло. Он постарался сконцентрировать его и направить на шрам. Как тогда, в машине.
В комнате стало светлей. Поток яркого света слепил не хуже солнечного. Все зажмурились, а когда свечение угасло, увидели, что шрам исчез.
Кто-то скептически хмыкнул:
- Это пока не мастерство, это сила Великой Вещи.
Это, естественно, сказал Бархотин. А Маша поцеловала Дениса и прошептала:
- Спасибо, мастер.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
КауриДата: Воскресенье, 06.11.2011, 17:23 | Сообщение # 58
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14477
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (ВВС)
Все зажмурились, а когда свечение исчезло, увидели, что шрам исчез.

Все зажмурились, а когда свечение угасло, увидели, что шрам исчез.

Отлично!


 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 06.11.2011, 17:49 | Сообщение # 59
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
* * *
Интерком мигнул огоньком и зазвучал приятный голос секретарши:
- Владимир Васильевич, к вам капитан Славин с материалами.
- Пусть войдёт.
Вошедший, закрыв за собой дверь, вытянулся по стойке смирно:
- Товарищ полковник.
- Проходи, Сергей. Что у тебя?
Придерживая кожаную папку, капитан прошел к столу.
- Подборка случаев по вашим запросам и запись камер слежения.
Он вынул подшитые листы и протянул полковнику.
- Здесь подборка всех странных нападений за последние два года. А здесь, - Славин вынул флешку, - запись с камер наблюдения. Эксперты случайно наткнулись на неё. Файл скопировали и, на всякий случай, с серверов стёрли.
- Что за запись? – спросил Самарин, вставляя флешку в разъём системника.
- Странный и необъяснимый случай на центральном проспекте. Время действия с двадцати трёх и тридцати минут до двадцати трёх пятидесяти двух по реальному времени.
Пока компьютер загружался, последовали пояснения:
- Запись уже обработана специалистами, так как снималось с двух камер. Одна камера смотрела чуть в сторону, но интересующее нас действие попало в кадр. Вторая камера, зафиксировала не менее интересный момент. Всё собрано в общий файл.
На мониторе замелькали габаритами проносящиеся автомобили. Вдруг, в самом центре дороги, резко затормозила газель-фургон с ярким светом из салона. Через пятнадцать секунд свет погас, а за фургоном остановилась патрульная машина и из неё вышли двое. Один милиционер остался у машины, второй подошел к водительской двери. Затем вернулся, и они вместе открыли задние двери фургона. Резко отпрянув, постовые выхватили пистолеты. Из газели медленно вышла тучная фигура и какой-то худой парень. Они поднимают руки, и сразу тучная фигура начинает двигаться рывками, как бы размазываясь в кадре. Постовые, в этот момент, стоят на месте, крутя головой. Один из них начинает поворачиваться. Непонятные движения тучного человека прерываются и он останавливается сзади постовых и протягивает руки к головам. В этот момент исчезает парень. Совсем.
- Обращаю внимание, товарищ полковник, - заговорил капитан, - запись монтажу подвергалась только чтобы выделить нужное место в кадре, но ничего из записи не вырезалось.
- Тогда почему исчез парень?
- Эксперты предполагают сбой, но судя по движению остальных фигурантов, всё-таки больше похоже на монтаж. Похоже, тут работали профи. Только не совсем понятно – для чего?
- Профи? Ну-ну.
Тем временем на экране творилось уже вовсе непонятное - тучная фигура тоже исчезла, а затем следом пропала и газель. Картинка сменилась. У пустой обочины возникает пропавший фургон и на мгновение рядом с ним мелькает худая фигура.
- Это уже другая камера. – Прокомментировал капитан.
Опять середина дороги, где озираются постовые, как будто ничего не понимают. Они начинают горячо о чем-то спорить, потом резко успокаиваются, как роботы подходят к машине, садятся в неё и уезжают.
Опять смена картинки. Газель отъезжает от обочины и сразу из-за кустов появляется человек, оглядывается, а затем скрывается.
Счетчик времени на экране перескакивает на полчаса.
Подъезжает лимузин, выходят охранники, оглядываются и открывают заднюю дверь. Из лимузина величаво выходит человек в широкополой шляпе. Он закуривает, при этом огонь от спички хорошо осветил его лицо, затем проходит точно к тому месту, где стояла газель.
- Эксперты обратили внимание на тот факт, что фигуранта интересовало именно то место, где стояла газель. – Прокомментировал капитан.
Человек в шляпе присел и поводил рукой. Что-то говорит и рядом оказывается собака. Затем он садится в лимузин и уезжает.
На экране появляется увеличенное изображение человека в шляпе.
- Кто он?
Славин вынимает из папки лист и передаёт Самарину. На нем четкое фото и текст. Полковник рассматривает фотографию и слушает пояснения капитана:
- Дэмьен Джихард Корн. Точный возраст не известен, но на вид сорок пять лет. Американец. В России с девяностого года, но, возможно, приезжал в страну и ранее. Сейчас наши эксперты просматривают архивы. Владеет контрольными пакетами акций множества корпораций, как в России, так и за рубежом. Основная сфера деятельности – энергетика и нефтепромыслы. Имеет влияние на множество российских политиков. В его обществе замечен генерал-лейтенант Емелин.
Капитан выпрямился.
- Это всё.
* * *
Респектабельный джентльмен смотрел на своё отражение в стекле. Огонёк сигары ярко выделялся среди многочисленных огней ночного города и отражался в темных зрачка красными, зловещими угольками.
«Никчёмные людишки. Не понимают, что всё бессмысленно, вся ваша суета, работа, отдых, мелочная жизнь. Всё равно обратитесь в прах, в тлен. Всё сгорит в пламени…».
Он погасил свою ярость и, выпустив струйку дыма, обернулся к стоящим у стола людям.
- Пустите пару ищеек по тому следу. Вместе с ними отправить две группы бойцов.
- Азазелло…
- Он мертв! – Перебил джентльмен и ткнул сигарой в пепельницу. – Передать конкретное место не успел. Только то, что он направлялся на северо-восток. Пусть ищут, и не возвращаются, пока не найдут ту щель, куда забился этот инициатор.
- Да, мистер Корн.
- Лебедева взять живым. Остальных уничтожить. Не вздумайте силой отбирать кольцо. Просто привезите его ко мне.
- Да, мастер. – Склонили головы и тихо вышли, а Корн закурил новую сигару и стал смотреть на ночной город.
«Вот уже много лет я нахожусь в этой проклятой стране. Эти азиатские варвары, скоты…. И почему Великие Вещи появляются только тут? Если бы не это, давно бы покинул её. Как трудно тут найти толковых помощников. Никому ничего нельзя поручить. Просто взять и схватить этого немощного и больного не могли, хотя там отметился ненавистный Деспирэс и какая-то девчонка. Её вроде этот придурок Капач подстрелил. Надо взять на заметку все больницы. Вдруг повезёт обнаружить след? А этот парень оказался не так прост…»
Память, некстати, преподнесла его собственную неудачу в квартире Лебедева, и Дэмьен Джи Корн скривился, потирая кисть. Она ещё не отошла от того прикосновения к инициатору. Чтобы не подмочить репутацию, приходилось носить перчатки, скрывая от всех обожженную кожу ладоней.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 07.11.2011, 10:06 | Сообщение # 60
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1235
Награды: 22
Статус: Offline
Кусок ещё сыроват, но, возможно тапки помогут исправить его.

* * *
«Итак, я монах. Вот уж никогда не думал что им стану!» - думал Лебедев, лежа на кровати в своей комнате. Он спустился сюда после того, как его, наконец, покормили. Монастырская еда оказалась очень вкусна и совсем не постная, как вначале подумал Денис. На первое густой борщ с мясом и белым островом сметаны в центре, такой же густой гуляш на второе и клюквенный морс. Лебедев давно так не ел. Если он так будет питаться, то быстро наберёт вес и превратится в сумоиста. Но, кажется, что его просто пожалели, накормив «от пуза» тощего парня.
«Не съел ли я сегодня обед за нескольких монахов?».
Открылась дверь и в его комнату вошел Брат Хуан с большой книгой в кожаном переплете. Лебедев сел на кровати и поморщился – все-таки он переел. А монах положил книгу на стол, открыл и произнёс:
- Этот фолиант – есть наша летопись. Здесь записаны все эпохальные случаи и не только. Фактически, это сама история братства.
Денис поднялся и заглянул в книгу. Хмыкнул. Это была та самая книга, в которую он недавно заглядывал, когда утром проснулся. Сел обратно и посмотрел на старика.
- Есть одна проблема, - сказал он, - я не знаю латыни.
- Правильно, - улыбнулся монах, - эта книга написана на латыни. Но проблема небольшая. Ты выучишь этот язык.
- Ну да, - опять хмыкнул и пожал плечами Лебедев, - всего лишь выучить.
Он и английский-то в школе еле-еле усвоил, а тут латынь выучить, быстро, как стихотворение. Но монах, видя сомнения Лебедева, улыбнулся:
- Любой язык можно выучить в очень короткие сроки. И не надо так скептически смотреть.
- Да я…
- Поверь, это правда, - мягко сказал монах.
Брат Хуан придвинул стул ближе к кровати и сел.
- Господь слышит и видит всё, понимая все языки в мире. И человек тоже может говорить на всех языках. Изначально люди знали и понимали людей, приехавших с другого края земли. Потом всё смешалось. Люди начали забывать то, что вложил в них Господь. В библии это названо Вавилонским смешением языков.
- А к чему это всё?
- Да потому что ничего, по сути, не забыто, - монах поднял руку и коснулся пальцем головы, - всё осталось тут, надо только вспомнить.
Лебедев покосился на книгу. Выхватил взглядом слово и произнес:
- Меморабилиа.
Монах поднял бровь и выразительно посмотрел на парня. Но Денис пожал плечами:
- Трудно будет вспомнить то, чего не знаешь.
- Это значит рассказывать, повествовать. – Улыбнулся брат Хуан. – Вечером проведём небольшой обряд. Он поможет познать все основы языков, а дальше сам все вспомнишь и выучишь.
- Ладно, - кивнул Денис, - я не против того, чтоб знать все языки мира, если только всё это в голове уместится.
- Сам это увидишь, Фома ты мой, неверующий, но пока, - монах поднялся, - я расскажу тебе о нашем братстве.
Он перекрестился и начал говорить:
- Братство стоит на страже всего живого на земле. Всего, что создано Господом нашим. Братство свято хранит силу господню и ведёт борьбу с темными силами, стремящимися заполучить силу Господа. Когда основано братство точно неизвестно. Это скрыто в глубине веков. Возможно, наше братство возникло с появлением веры Христовой, возможно раньше, или позже. История хорошо хранит свои тайны. Но оно точно возникло одновременно с появлением Великих Вещей.
Брат Хуан повернулся и прошел к столу. Положил руку на книгу.
- Есть легенда. – Сказал он. - Она нигде не записана и передаётся из уст в уста. Легенда гласит, что однажды, Господь решил посетить землю, как простой человек. Но он не мог явиться на землю, обладая своей божественной силой. Иначе все люди вместо человека видели бы яркое сияние, а от голоса Господня, умирали в страшных мучениях. Ему пришлось свою силу, разделив на три части, вложить в некие предметы. Мы называем их – Великие Вещи. Первая часть силы, это созидание, с помощью которой, Господь создал мир. Он вложил силу в жезл, по форме напоминающий заступ, символ созидания. Вторая часть была силой жизни, с её помощью, Господь наделял жизнью живность всякую и вдыхал её в человека, была вложена в яблоко – символ жизни. Третья же часть, сила времени, с помощью которой, Господь заставил все светила менять друг друга, являя на земле день и ночь, была вложена в кольцо – символ бесконечности.
Лебедев посмотрел на свой палец, а брат Хуан кивнул:
- Да-да, именно в кольцо. Но, послушай дальше. Где Господу являться на землю, как не в доме его? Он и явился в одном из храмов, выйдя к нескольким монахам, что в это время находились у алтаря. Кольцо было надето на палец, а жезл и яблоко он держал в руках. Монахи правильно поняли – кто перед ними и преклонились. Господь отправился в путешествие по земле, оставив кольцо, яблоко и жезл в храме. Господа в пути сопровождало только три монаха, а остальные образовали братство, которое назвали «Sodalium magna», в переводе звучит как «Хранители Великих Вещей», а сами стали зваться Conservatoris - консерваторами, то есть хранителями.
Брат Хуан помолчал немного.
- Где ходил Господь, только ему одному известно, но он не вернулся ни через год, ни через десять лет, ни через сто. Братство строго хранило Великие Вещи. Однажды один из братьев случайно инициировал одну из Вещей. Он, молясь Господу, дотронулся до жезла, и его озарило знание.
Вскоре на монастырь напали. Нападение было отбито, но монахи поняли, что темным силам стало известно о том, что хранится в храме, и они перепрятали их в разных местах. Со временем темные силы смогли добраться до Великих Вещей. Но тут силы адовы ждало великое разочарование – после того как их брали в руки посторонние, они теряли свои свойства и превращались в обычные предметы. Это знание явилось в откровении тому монаху, что дотронулся до жезла. Он и стал первым в истории инициатором Великой Вещи. Поздней, откровения являлись монахам братства, чем дополняли знания о Великих Вещах. Из этих откровений монахи узнавали - где и в каком предмете родится сила Великих Вещей. И начинали отслеживать возможных инициаторов.
- А в откровениях ничего не было об самих инициаторах? - Спросил Денис.
- Нет, ничего, - вздохнул монах, - зачастую узнавали о нужном человеке одновременно с темными. Вот тут и начиналась борьба. Бороться с силами тьмы всегда тяжело. Коварство и ложь, лесть и подкуп, оговор, соблазн, жажда наживы, жажда власти – вот оружие тьмы. Только стойкость в вере. Сила молитвы, твердость духа и любовь, вот оружие против сил адовых, вложенные в человека Господом.
- Зачем темным сила Господня?
- Чтобы установить на земле власть тьмы, необходимо порушить законы Божьи. Это можно сделать, объединив все Вещи. Если силы, заключенные в Великих Вещах, достанутся дьяволу, то, как записано в великом писании, наступит конец света. Жизнь обернётся смертью, свет станет тьмой, остановится время и воцарится вечный хаос.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » КСД (Проект рожденный конкурсом.)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2019