Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Владислав_Валентинович 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » Тропой мужества (попаданцы)
Тропой мужества
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 20.04.2016, 23:23 | Сообщение # 1
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Тропой мужества (рабочее название)

Пролог.

28 июня. 1941 года.

- Тебе расстаться со мною легко-о-о. Ты будешь завтра уже далеко-о-о. И что осталось от нежных слов? И где же наша-а-а любовь?
- Курт! От твоего пения зубы ломит.
Курт замолчал, рассматривая русскую винтовку – приклад расщеплен, затвор открыт и забит землей. Впрочем, оценивать повреждения не его дело. Кинув винтовку в общую кучу, он подобрал для осмотра другую, и вновь затянув привязавшийся мотив:
- Тебя любил я и тебе доверя-ял. Угодно судьбе, чтоб тебя потеря-ял? Но мой отве-ет - нет, нет и не-е-ет!
- Курт, сукин ты сын! Заткнись, ради всего святого!
- Ладно, Ральф, помолчу, - отозвался Дильс, - раз ты не любишь хорошие песни.
- Я люблю песни, - возразил Шультц. – Только ты не Михель Жари, даже не старая мельница, которая скрипит гораздо музыкальнее тебя.
- Тогда сам спой чего-нибудь.
- Аудитория моего пения не оценит, - усмехнулся Ральф, кивнув на мертвые тела. – Так что петь я не буду, и ты лучше помолчи.
Поле было изрыто, испахано, обезображено до неузнаваемости. Еще два дня назад тут был ровный луг, а сейчас остались одни воронки. Едко пахло сгоревшей взрывчаткой, порохом и вонью тления. Много истерзанных, разорванных пулями минами и снарядами тел, а погода стоит жаркая…
Русские держались два дня. Дрались ожесточенно, кидаясь в безнадежные контратаки. Гибли, но не сдавались. Пленных не было. Погибли все. Но и камрады потеряли тут до двух взводов убитыми и ранеными. После боя прошлись по разбитым окопам, добивая еще живых. Затем, унесли павших товарищей. А потом наступило время трофейщиков.
Винтовки, пулеметы, боеприпасы…
Все пригодится. Все пойдет в дело, ибо орднунг. Во всем должен быть порядок.
Пока Дильс возился с винтовками, Шультц, складывал в общую кучу солдатские мешки русских. Ральф знал, у русских они вместо ранца и там может быть много чего, что может пойти в дело, а главное пригодится самому. Он остановился около убитого. Русскому снесло полголовы. Лежал он на боку, а за плечами был объемный мешок. Осторожно избавив тело от мешка, Шультц попытался его развязать, но попытка сразу не удалась - вся горловина вместе с затянутым узлом была пропитана кровью. Тогда он вынул нож и несколько раз полоснул по узлу, после чего вытряхнул содержимое. Удовлетворённо поцокал – кровь до вещей не добралась. Комплект чистого белья, полотенце, пара железных банок, очевидно тушенка, полбуханки черного хлеба, а главное - фляжка. Шультц быстро скрутил крышку, понюхал, глотнул немного, удовлетворённо осклабился. Эта фляжка уже шестая, но в тех была водка…
Ральф покосился на Дильса. Сообщить о находке, или не стоит? Или…
От пришедшей мысли Шультц усмехнулся и, хитро глянув на напарника, воскликнул:
- Курт, я бимбер нашел! Чистый, как слеза младенца! Будешь?
- Спрашиваешь! – тут же отозвался тот. – Глоток другой никогда не помешает.
- Только не много, а то «Большой Ганс» заметит.
Курт взял протянутую флягу и сделал хороший глоток, тут же его глаза полезли из орбит, лицо покраснело, он поперхнулся и закашлялся, а Ральф засмеялся довольный своей шуткой.
- Свинья ты Ральф, - еле выговорил Дильс. - Это же спирт! Воды дай…
Шультц хотел было закончить шутку, дав напарнику флягу с водкой, но передумал. Достал с водой.
- Держи, и закуси, а-то окосеешь и вновь попадешься Большому Гансу.
- Тогда многие попались, но отдувался один я, - буркнул пришедший в себя Курт. Достав из ранца галеты, банку сардин, ловко вскрыл её ножом и принялся поглощать консервированную рыбу.
- А не надо было пить столько пива.
Дильс поморщился, вспоминая тот случай. Это произошло три дня назад. Лихие гренадеры проскочили небольшое русское село, а их трофейная команда расположилась в самом центре села у дома с закрытыми ставнями и дверью. Парни сразу заинтересовались – что внутри дома? Живо сорвали замки, вошли и обнаружили склад продуктов, среди прочего нашли бочки. С пивом.
Единогласно признали - пиво дрянь, что не помешало вылакать чуть ли не половину. Потом явился Кранке…
- Эта кислятина не пиво. Мой отец варит пиво.
- Парни не жаловались.
- А попало мне.
- Ладно, - поднялся Шультц, - надо работать. Иди вон там приклад виден.
Жуя очередную галету, Курт направился к огромной воронке, на краю которой торчал приклад русской винтовки.
- Ферфлюхте...
- Что? – обернулся Шультц.
- Тут русский. Живой.
Тело шевелилось под слоем земли. Стон больше похожий на скрип был еле слышен.
- Живучий народ эти русские, - сморщился Курт. - Смотри, ему оторвало руку и ногу, но живет. Мучается…
- Так пристрели, раз тебе его жаль - флегматично посоветовал Шультц.
- Нет, я не жалостный. - Скинув с плеча карабин, Курт навел его на шевелящееся тело и вдавил спуск. Бабахнувший выстрел всполошил отдыхающее отделение у рощи.
- Алярм! - Один из солдат мгновенно взлетел на бронетранспортер и, развернул пулемет, остальные рассыпались рядом с машиной.
Ральф поднял руку, показывая, что все в порядке и опасности нет. Пулеметчик что-то сказал солдатам и к трофейщикам направился один из солдат.
- Обершютце Нойманн, - представился подошедший. - Что тут у вас, камрады?
- Пристрелил русского, - ответил Курт, кивая на тело.
- А-а-а, - кивнул солдат и его взгляд остановился на покачивающемся Дильсе.
Шультц выругался про себя. Трофейные спирт и водку он уже спрятал, и делиться с гренадерами не собирался. Но Курта, несмотря на хорошую закуску развезло. Шутка оказалась хоть и смешной, но не очень удачной. Не дай бог узнает «Большой Ганс»…
Ральф решил, что лучше поделиться трофеями. Он достал одну из фляжек с водкой, добавил три банки русских консервов, сверток с салом и протянул все обершутце.
- Держи, камрад, за беспокойство.
- О, спасибо камрады, - довольно осклабился солдат, - если что, зовите. У меня был товарищ, лучшего ты не найдёшь… - начал петь Нойманн уходя.
- Бараба-а-ан пробил бой, он шёл рядом со мно-о-ой… - подхватил Курт.
- Курт, заткнись, ради всех святых! – разозлился Шультц и услышал хохот Ноймана.
- Понимаю тебя, дружище! – крикнул тот. – Не каждый такое выдержит.
Курт тоже засмеялся, но петь перестал. Он присел около трупа и вытащил из кармана мертвого русского документы, и среди них обнаружил фотокарточку. На ней молодая и очень красивая женщина держала удивленную девчушку, а рядом, положив руку женщине на плечо, стоял строгий военный. Курт покосился на труп, хмыкнул и стал рассматривать женщину.
- Смотри, какая красивая фройлян!
Шультц покосился на фото.
- Фрау, Курт, фрау. Эта женщина замужем, разницу чуешь?
- Без разницы. Она уже вдова.
- Русская вдова, - поправил Ральф. - А ты женат?
- Не, не сподобился.
- Почему? Хотя, не говори, - Ральф усмехнулся, - и так все ясно. Наши фройлян любят статных и подтянутых мужчин.
Курт не ответил, тяжело вздыхая. Он и так знал, что форма ему не идет. Что поделать, если природа обделила статью и внешний вид выпадает из общего принципа - немец, одетый в военную форму, выглядит так, словно в ней родился. Наоборот, внешний вид Дильса, являлся объектом всевозможных шуток, которые не доходили до откровенных издевательств только благодаря фельдфебелю Кранке. «Большой Ганс» осаживал остряков, но не забывал обязательно припахать нерадивого Дильса.
- Курт.
- Что?
- Ты зачем в армию пошел?
- Как зачем? – удивился Дильс, вытаскивая винтовку из воронки. – Хочу после войны получить тут надел.
- Хотеть не вредно, - усмехнулся Ральф. – Наделы первыми получат камрады из строевых, что заслужили это право в боях.
- Земли у русских много, - возразил Курт. – Всем хватит.
Тут Дильс замер, смотря в глубину воронки.
- Что там? – спросил Шультц, подходя.
- Еще один живой «Иван».
Этот русский не стонал. Просто смотрел, и в глазах его читалось презрение с лютой ненавистью.
Шульц оглянулся - свой маузер он оставил около ранца. Но рядом стоял Курт с карабином на плече.
Оружия у русского не было. Но это ничего не значит - были прецеденты. Поэтому приближаться к «Ивану» не спешили. На первый взгляд этот русский был не опасен. Вся его голова в крови, рваная рана в левой руке, перебиты ноги, из живота вывалились кишки. Удивительно, но он еще жив!
Вдруг русский рассмеялся. Сначала нервно, отрывисто, затем его смех стал ровней. Он смеялся, придерживая выпадающие потроха. Кровь сочилась сквозь пальцы. Но русский смеялся, и это было жутко…
- С ума сошел, - ёжась, констатировал Курт.
- Пристрели и дело с концом, - пожал плечами Шультц и шагнул ближе. - У нас еще много работы.
Курт скинул с плеча карабин, но русский замолк и, сверкнув яростным взглядом, неожиданно сказал по-немецки:
- Вы мертвы!
Дильс и Шульц оторопели.
- Вы уже мертвы! – повторил русский. – Сдохнете. Пусть не сейчас, но все равно сдохнете. Не будет никакого земельного надела на Священной Русской Земле! Будет лишь березовый крест, или вообще ничего. Прах. От вас останется только прах! А мы придем на вашу землю. Все придем. Ваш бесноватый фюрер застрелится, когда наша армия будет штурмовать рейхстаг. Восьмого мая Германия капитулирует. А девятого мая будет Победа! Это будет! Будет!
И русский вновь захохотал.
Шультц тупо смотрел на русского, с трудом переваривая его слова. Дильс мгновенно протрезвел. Он поднял карабин, собираясь пристрелить этого «Ивана», но в этот момент русский отвел руку от живота и Курт увидел ребристые грани.
- Гранатен! – крикнул Шультц отскакивая, но не успел. Вспышка разрыва совпала с выстрелом. Это все что успел сделать Дильс…


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 22.04.2016, 21:09 | Сообщение # 2
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Глава-1.

- Семьдесят два… семьдесят три…
Весь народ в фитнес-центре сегодня собрался в одном месте. Случайный спор вылился в соревнование – кто больше подтянется. И ставка – десять бутылок элитной водки. Но не это главное. Главное принцип - самые лучшие это… вот тут сошлись два мнения – кто круче – морпехи или десантура? Спор мгновенно накалился. «Морпех» как решение предложил спарринг, «десантник» согласился. Некоторые присутствующие поддержали, желая увидеть настоящий бой двух сильных бойцов, но большая половина была против спарринга. Спорщикам было плевать на мнения присутствующих, ибо задета честь. Однако к ним подошли их друзья и мягко перенаправили на турники.
- Семьдесят четыре… семьдесят пять…
Присутствующие разделились на две стороны. Каждый болел за своего. Азарт захватил весь зал. Делали ставки, подбадривали криками, и хором считали:
- Семьдесят шесть… семьдесят семь…
Два крепких парня. Мускулистые, статные, красавцы. Обоих украшали шрамы. У «морпеха» рубец шел наискось груди, у «десантника» на предплечье след ожога, который немного портил татуировку.
Подтягивались одновременно, на общий счет. И это было правильно. Бугрились накаченные мышцы, притягивая взоры восхищенных дам. Рельефно выделялся пресс, вгоняя в меланхолию мужиков с пивным животиком…
Лишь один парень смотрел на действо спокойно. Он сидел на тренажере, иногда прикладываясь к бутылке с водой. На турнике его друг. С детства вместе. Детсад, школа, и в армию тоже вместе, но служить выпало в разных войсках. Друг попал в десант, а куда еще направить призывника Маргелова Василия Дмитриевича? А он, Жуков Сергей Евгеньевич, попал в разведку. Что говорить, армия – хорошая школа, и Сергей нисколько не пожалел. Отец мог «отмазать» его от службы, но сын был против. Против мнения родителей. Учеба подождет, а армия… дед рассказывал, как они бегали смотреть на проходящие маршем батальоны и неуклюже маршировали следом, как один раз их сняли с поезда, когда с друзьями собрались сбежать на фронт. Прадед Сергея погиб под Могилевом. И Жуков считал, что он должен, просто должен стать настоящим мужиком. И нисколько не пожалел.
- Восемьдесят! – заревели в зале, встречая очередной десяток. – Восемьдесят один…
Жуков заметил, что «морпех» начинает сдавать. Нет, он еще крепился, подтягиваясь одновременно с Васькой, но уже делает это с явным трудом. Маргелову это семечки. У него как-то появился бзик – поставить рекорд по подтягиванию, и начал интенсивно заниматься в этом направлении, но начавшаяся учеба в институте заставила сократить тренировки. Однако подтянуться он мог две сотни раз.
Сергей взглянул на часы, висящие противоположной стене, и поморщился. Четвертый час, опаздываем. Паша будет в ярости, подумал Жуков. Ничего, «безумный профессор» со своим изобретением подождет. Хотя это не изобретение, а скорее удешевление, что может в результате принести им хорошие деньги. Если конечно фирмы, выпускающие один медицинский аппарат, заинтересуются новой технологией.
Паша… генератор идей. Еще в школе выдавал на-гора всякие изобретения. Большинство идей были откровенно безумными, что определило и кличку - «Нимнул», или безумный профессор. Паша не обижался. Вообще он был спокойным и уравновешенным парнем. Природа наделила его живым умом, но наказала не важным здоровьем. Вся учеба в школе – это сплошные болезни, но помощь родителей, и собственное трудолюбие выводило его в ряды лучших учеников. Школу Свешников Павел Анатольевич закончил с золотой медалью. В институт Паша поступил, не особо напрягаясь, несмотря на дикую конкуренцию. И пока Сергей с Васькой служили, успел закончить три курса, и устроиться в институт лаборантом, что дало ему возможность воплощать в макетах некоторые свои идеи.
Задумавшись, Сергей отвлекся от главного действа в фитнес-центре. «Морпех» с трудом подтягивал себя к перекладине, а Маргелов невозмутимо зафиксировал верхнее положение, и взглянул на друга. Жуков тут же постучал по левому запястью, напоминая, что они уже опаздывают. Вася кивнул, посмотрел на «морпеха», и быстро сделал выход вверх, разогнулся, поднимая тело вертикально, затем крутанул солнышко, и изящно спрыгнул.
Зал взревел.
Морпех повисел на перекладине, и тоже спрыгнул. По условиям спора прекращать упражнение можно, только если оппонент не может продолжать подтягивание. Но Маргелов прекратил первым, несмотря на явное превосходство. Во-первых – время, во-вторых… во-вторых «морпех» парень нормальный, и показывать свою удаль меж родами войск не дело. Неодобряемый выпендреж, поэтому Вася решил радикально. Он шагнул к «морпеху» и протянул руку.
- Предлагаю ничью.
- Согласен, - выдохнул тот. – Но водка с меня.
- Согласен.
- Молодец, Вася, - хлопнул по плечу подошедший Жуков. – Хорошо придумал и никто не в обиде.
- Какие обиды, мужики, - улыбнулся «морпех» и протянул руку. – Меня Юрой зовут.
- Сергей.
- Василий, - кивнул Маргелов. - Посидим за рюмкой чая?
- Не ребят, - отказался Юрий, - не в обиду. Я за рулем и ехать сегодня далече…
- Мы сами на колесах, - ответил Сергей и потянул друга в раздевалку.
Открыв шкафчик, Жуков схватил мобилу.
- Ого, двадцать одна эсемеска! – Сергей поколдовал над экраном. – Одна от отца, три от мамы и семнадцать от Паши.
- Что пишет наш технический гений?
- Пишет он... – Жуков начал открывать смс подряд. – «Вы где?», «Может, подъедете пораньше?», «Не забывайте - в четыре». И, так далее, но уже злобно и с неформатными терминами. Последняя – «Я начинаю без вас!».
- А неформатными это как? – спросил Маргелов направляясь в душ.
- Поверь, Вася, ты так технологично выразиться не сумеешь!
На выходе из фитнес-центра их перехватили девушки.
- Привет, мальчики!
- Привет!
Одна девушка подхватила Жукова под руку, а её подруга чуть ли не повисла на Маргелове.
– Вася, ты сегодня был неподражаем!
Маргелов приобнял девушку и вкрадчиво сообщил:
- А я еще и вышивать могу, и на машинке, тоже…
Девушки прыснули, а Сергей чуть улыбнулся, отлично зная армейский сленг. Знали бы что значит шить и на машинке работать…
- Вы сейчас куда?
- По делам Оленька, по делам.
- Очень срочным? – надула губки та.
- Срочным, - подтвердил Сергей. – Давайте завтра вечером погуляем. В баре посидим…
- Ловим на слове! – воскликнули девушки, чмокнули парней и ушли.
Подойдя к машине, Сергей нажал на кнопку сигнализации, и БМВ приветливо моргнула габаритами. Парни закинули сумки на задние сидения и только собрались сесть в машину, как их окликнули:
- Эй, мужики!
Друзья обернулись. К ним быстро шел Юра-морпех и нес коробку.
- Вот, - подойдя, сказал он, - водка. Десять бутылок.
- Юр… - начал было Маргелов, но его перебили:
- Не, мужики, берите, не обижайте. Я все понимаю – повел себя как пацан неразумный. Выпендрежник с дешёвыми понтами.
- И я тоже хорош, - согласился Маргелов.
- Но поступил по-мужицки! Так что держи, - и Юра вручил коробку Маргелову. - И еще, мужики, вот мой телефон. Звоните, если что, помогу.
Забрав карточку с номером телефона и попрощавшись, друзья поехали к институту.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 25.04.2016, 21:35 | Сообщение # 3
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
***
Паша смотрел в монитор, раз за разом проверяя и тестируя программу управления аппаратом. А чем еще заняться? Эти два оболтуса, эти разгильдяи, эти… словарный запас давно закончился. Ведь договаривались! Два часа коту под хвост! Чем себя занять? Опять что ли проверить соединения и протестировать работу программ? Раз в пятнадцатый?! Да ну… к черту! Закрыв окно программы, Свешников посмотрел на часы и выругался.
А чего я жду? – подумал Паша. Обойдусь без них. Приедут, а я в одиночку полностью проверил полную работу аппарата и все результаты получил.
Решено! Свешников вновь запустил программу, затем включил питание блока управления, проверил параметры, удовлетворенно хмыкнул, нажал пуск, и быстро лег на кушетку аппарата.
Над ним часто замигал светодиод и… сознание погасло.
Какое-то время вокруг была абсолютная темнота. Затем начали мерцать огоньки, становясь ярче и ярче. Потом огни начали закручиваться в спираль, постепенно ускоряясь. Стало светло до рези в глазах. Внезапно весь свет свернулся в одну точку, пропал и все тело наполнило болью.
Невозможной.
Невыносимой.
Левую руку дергало так, что отдавало красными вспышками в глазах. Боль в ногах настолько отупела, что их и не чувствовалось вообще, но пылающий костер в животе забивал болью все.
Во рту солоно и сухо, а еще глаза режет, словно песка насыпали. Что-то и вправду ощущалось на лице. Удалось шевельнуть правой рукой. С большим трудом поднял её и смахнул с лица землю. Потер глаза и мелко моргая осмотрелся.
Паша лежал в какой-то яме. Больше ничего не видно. Посмотрел на тело…
Все что ниже груди – кровавое месиво.
- А-а-а! – крик… даже не крик, еле слышный сип длился пару секунд, затем внутри скрутило болью, и Паша затих, впал в ступор от вида собственных потрохов.
- Этого не может быть… - прошептал он, - этого не может быть…
Где я? Как тут оказался? Что произошло? Что тут происходит?
«Война тут». - Ответ поставил Пашу в тупик. Это не было сказано. Это была мысль. Не его мысль. Чужая. Именно чужая. Не веря в происходящее Свешников огляделся, в яме он один.
Крыша поехала – подумал Павел, - никак я в настройках аппарата накосячил…
«Какой аппарат? Какая крыша? – появилась злая мысль, - ты вообще кто такой?»
- Я? – удивился Свешников.
«Ты, не я же!».
- Я Паша, то есть Павел Анатольевич Свешников, - сказал мысленно Свешников. - Студент третьего курса… стоп, а вы кто?
«Лейтенант Иван Федорович Григорин сто пятьдесят пятая стрелковая дивизия»
- С ума сойти!
Это сон? Кошмар? Ущипнуть себя, но толку… больно и так…
Сквозь звоны и шум в голове пробивались отдельные слова. Кто-то недалеко разговаривал по-немецки. По-немецки?
«Да, там немцы. Я уже говорил – война тут. Немецкая провокация, но ничего, скоро наши подойдут и…»
- Не подойдут. Не будет наших! – Решительно сказал Свешников. Он поверил в реальность происходящего. Просто быть больше нечему.
«Как это не подойдут?» - возмутился Еркин.
- А вот так, - ответил Паша. – Немцы уже Минск окружают…
«Врешь, падла!» - и чужая злость заполнила весь мозг, подавляя волю. На краткий миг два сознания слились воедино. Свешников даже боль перестал чувствовать. Потом сознание лейтенанта затихло.
«Правда… это правда. – лейтенант был потрясен. – Я видел… читал… я не знаю, как это назвать. Твоя память… я видел».
- Да, я не врал. Эту войну назвали Великой Отечественной…
Неожиданно раздался выстрел. Свешников насторожился.
- Что там? – осторожно подумал Паша.
«Немцы кого-то из раненых застрелили» - и правая рука начала шарить вокруг.
- Ты чего?
«У меня в подсумке граната была, – ответил Иван. – Эф-один, у бойца отобрал, но воспользоваться не успел, взрывом накрыло. Очнулся тут… с тобой в голове… ага, вот»
С трудом вытащив из сбившегося за спину подсумка гранату, лейтенант свел усики, затем выдернул кольцо, зажав его зубами. Гранату он спрятал в собственных кишках.
«Так не сразу увидят».
- Так ты подорвать себя хочешь? – испугался Паша.
«Не дрефь, студент. Едино все помирать. Не жилец я. Так с собой хоть одного да утащу…».
Павел не ответил.
Немцы приближались постоянно переговариваясь.
- Интересно, о чем они говорят?
«О женщинах вроде. Да, что-то про своих баб».
- Так ты немецкий знаешь?
«Я немец. Моя фамилия Григорин, но у моего деда она была Грегори. Поменяли во время Первой Мировой … Вот твари! Про нашу землю говорят…».
Павел прислушался и удивился, он понимает немецкий!
- … хочу после войны получить тут надел, – голос пьяно растягивал слова.
- Хотеть не вредно, - ответил другой. - Наделы первыми получат камрады из строевых, что заслужили это право в боях.
- Земли у русских много, - возразил первый. – Всем хватит.
В этот момент на краю воронки появилась маленькая щуплая фигура в обвислом сером мундире.
- О! – воскликнул щуплый немец. – Еще один живой «Иван».
«Он меня знает? – растерялся Григорин. – Нет, - подумал Паша, - немцы всех русских называют Иванами… ой, извини».
Следом появился еще один немец. Упитанный. Он с любопытством заглянул в воронку.
Неожиданно Ивану стало смешно. Он и рассмеялся. Сначала отрывисто, боль вспухала с каждым выдохом, затем ниже груди все онемело и смех стал ровней. Иван смеялся, придерживая выпадающие потроха. Кровь сочилась сквозь пальцы, и он со всех сил сжимал гранату. Не время пока, пусть ближе подойдут…
- С ума сошел, - ёжась, сказал щуплый.
- Пристрели и дело с концом, - буркнул толстяк и шагнул ближе. - У нас еще много работы.
Щуплый скинул с плеча карабин.
Убьют! - испугался Свешников. Он забыл про спрятанную гранату, про Ивана и про то что он вообще в чужом теле, которой уже почти умерло…
- Вы мертвы! – прохрипел он первое, что пришло в голову.
Немцы оторопели.
- Вы уже мертвы! – продолжил Паша. – Сдохнете. Пусть не сейчас, но все равно сдохнете. Не будет никакого земельного надела на Священной Русской Земле! Будет лишь березовый крест, или вообще ничего. Прах. От вас останется только прах! – Паша замолчал, вдруг почувствовав приближение смерти и впал в ступор, но Иван, не сделав паузы из последних сил закричал, торжествуя:
- А мы придем на вашу землю! Все придем! Ваш бесноватый фюрер застрелится, когда наша армия будет штурмовать рейхстаг. Восьмого мая Германия капитулирует. А девятого мая будет Победа! Это будет! Будет!
Силы быстро таяли, Иван разогнул пальцы, скоба слетела и хлопнул капсюль. Слабеющей рукой он толкнул гранату в сторону врагов. Немцы что-то заорали, но лейтенант уже ничего не слышал. Пульсирующая боль уходила, уволакивая сознание за собой, куда-то вверх…
«Студент… Паша, ты если назад попадешь, так помни…».
Взрыв…


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 26.04.2016, 17:52 | Сообщение # 4
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Пока маловато, чтобы сложилось какое-то мнение. Выкладывай, Влад. Я потом впечатлениями поделюсь.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 26.04.2016, 20:23 | Сообщение # 5
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Пока маловато,

Ага, мало, чтобы мнение составить. Но я с так, для информации. Тема ВОВ для меня сложная. ТВД я знаю на троечку, лишь ключевые моменты. Например - какое подразделение стояло на пути Гудериана при ударе на Оршу до 30 июня? Ничего не нашел. И так далее. Суть и тема книги избита - помочь предкам, но в моём случае конкретный момент попадания и мозги героев. Кстати, на идею натолкнула перечитка Шекли.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 26.04.2016, 21:16 | Сообщение # 6
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Кстати, на идею натолкнула перечитка Шекли

Часом, не "Корпорация "Бессмертие"?
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 26.04.2016, 22:43 | Сообщение # 7
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Да, конкретно, один эпизод в самом конце книги.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Среда, 27.04.2016, 22:01 | Сообщение # 8
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Первые мысли:
Последний кусок переписать бы. Слишком спокойно, как показалось, общаются два сознания, которые, к тому же, разделены. Вот если бы их действительно смешать, чтобы Паша плохо соображал, где его мысли, а где мысли Ивана. Сумбур, но понятный читателю. Это трудно, понимаю...
Слабо ужасается Павел своему неожиданному попаданию в полутрупа. Он же не знает, умрет его сознание вместе с этим телом или нет? Или знает? Где его мысль об этом?
Мне кажется, он должен мыслить, как в бреду - выдавать то Ивановы суждения, то свои, но короткие - опять акцентирую на том, что это рассуждения умирающего, у которого по сути вообще не может быть рассуждений. Общались когда-нибудь с умирающими? Они порой даже не могут своего имени вспомнить. Те, кто помнит и называет, тоже рассуждают бессвязно, урывками, мало кого слышат. Нужно несколько раз один и тот же вопрос задать, чтобы получить ответ. Ну, примерно в таком ракурсе...
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 01.05.2016, 20:08 | Сообщение # 9
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Последний кусок переписать бы. Слишком спокойно, как показалось, общаются два сознания, которые, к тому же, разделены. Вот если бы их действительно смешать, чтобы Паша плохо соображал, где его мысли, а где мысли Ивана. Сумбур, но понятный читателю. Это трудно, понимаю...
Слабо ужасается Павел своему неожиданному попаданию в полутрупа. Он же не знает, умрет его сознание вместе с этим телом или нет? Или знает? Где его мысль об этом?

Вот ради этого я и просил посмотреть!
Эпизод перепишу потом. Меня пока с ноутом дети прессуют, особенно младшая...

***
- Позвони еще раз.
- Толку… - ответил Маргелов, но телефон достал.
После непродолжительного прослушивания мелодии ожидания, Вася констатировал:
- Или мобила на бесшумке, или Паша спит.
- Сомневаюсь, - усмехнулся Сергей.
- В чем?
- Чтобы профессор спал, когда единственная его идея так близка к завершению.
- Я не помню случая, чтобы он выпускал мобилу из рук, - пробормотал Маргелов и потер подбородок. - Ладно, пошли к центральному входу.
Попытка пройти через эвакуационный выход провалилась, а на главном могут и сумку осмотреть. Водку взяли чтобы отметить первый запуск аппарата, а если все пройдет как задумано, то удачу. А в том, что у них все получиться, Маргелов был уверен на все сто.
У входа к ним подошел охранник.
- Здравствуйте, что у вас в сумке?
- Спортивная форма, и мыльно-рыльное.
- Покажите пожалуйста.
Маргелов предъявил сумку и многозначительно посмотрел на Жукова. Охранник досматривал тщательно.
- Сергей?!
Жуков повернулся. К ним подходил декан.
- Сергей, здравствуй. Почему ты не в лаборатории?
- Пробки, дядь Вить, будь они не ладны. Но мы все успеем. Если надо, посидим допоздна.
- Ладно, я в понедельник к вам зайду. Но если все пройдет как хочется, то звони сразу.
- Хорошо, дядь Вить.
- Свешникову передай, что на завтра я его отпустил, - и декан направился на выход.
Охранник пока они разговаривали отошел в сторону. Маргелов подхватил сумку и друзья пошли к лестнице.
- Фух, пронесло, - выдохнул Вася. - Я ж говорил сумку хорошо просмотрят. И как только бутылки не съехали. Вот хохма бы была.
- Ты главное пресс не напрягай, - усмехнулся Сергей, - а то ремень лопнет.
- Кстати, - оживился Вася, - а дядя к проекту каким боком?
- Не боком, а паровозом. Думаешь, кто-то даст простым студентам тащить перспективный проект? Вот получим положительные результаты, и дядя возглавит нашу группу. Соответственно придется выделить процент. Солидный. И вообще, без его помощи не обошлось бы, и лабораторию он выделил, и с нужные детали помог найти…
- Да-а-а, - протянул Маргелов, - селяви, без паровоза никак.
- Погоди, когда это будет…
- Скоро, Серега. Может сегодня. Вот чую, у нас все получится!
- Погоди, как мы в лабораторию попадем, если Паша не отвечает? Вдруг он вышел, а мобилу оставил…
Вопреки ожиданиям, дверь лаборатории оказалась не закрыта на замок, что было уже странно. В институте ходили всякие слухи, но чем именно занимаются тут трое друзей знал только декан. Для всех остальных, тут проводили опыты по особому заданию деканата. И двери всегда были заперты, а тут… пройдя маленький тамбур, друзья удивились еще больше.
В помещении почему-то царил сумрак и хаос. На всех столах в беспорядке лежали платы, катриджи, пучки проводов, катушки кабелей, разные датчики, радиодетали россыпью…
Ладно хаос, в создании оного принимали участие все, но зачем Паша закрыл окна и еще жалюзи опустил? Чтоб с улицы не подглядели? А почему аппарат в работе?
На мониторе рабочая программа, рядом блок светодиодами мерцает, а за ними кушетка с монтажной рамой на которой разместились несколько рядов датчиков. А среди них взъерошенная голова «Нимнула». Свешников лежал на кушетке приспособленной под неподвижный стол пациента.
- Оп-па! – воскликнул Жуков. – Да он без нас начал. Паша! Эй, профессор!
Но Свешников не ответил, даже не пошевелился, лишь громко сопел.
- Спит, - констатировал Маргелов. – А ты говорил – идея-идея! Серег, дверь запер?
- Ага.
Вася вынул две бутылки и поставил их рядом с монитором.
- Что будем делать?
Но ответить Жуков не успел, Свешников вдруг дернулся, захрипел, выгнулся дугой. Свалился с кушетки и забился словно в припадке эпилепсии.
Друзья лишь мгновение стояли в ступоре. Маргелов плюхнулся рядом, схватил голову Паши и положил её на свои колени.
- Окно открой!
- Эпилепсия? – раскрывая фрамуги спросил Сергей.
- С чего бы, хотя… не знаю. У Паши такой букет болезней…
Свешников перестал вздрагивать, замычал и начал шарить руками по животу, но ни найдя ничего открыл глаза и выдавил:
- Я… он… где я?
- В лаборатории. Что случилось, Паш? Сон плохой приснился?
Тот тяжело дышал, и ответил не сразу, но друзья не ожидали такого:
- Мужики. Меня только что убили.
Жуков с Маргеловым переглянулись.
- Ну, это бывает, - наконец произнес Вася. - Кошмары и мне снятся иногда. Скажи, Серег…
- Ага, такое приснится, Хичкок отдыхает!
- Нет, ребят, это был не сон. Я не знаю, как, но моё сознание вдруг оказалось в чужом теле и… - Паша на немного задумался, - и там была война. Тот парень, в кого я попал, был тяжело ранен. В живот. Он… он…
Глаза у Свешникова расширились.
- Он гранатой себя подорвал! – выпалил Паша. – Там немцы, ребята. Там… там…
Сергей и Вася опять переглянулись. Рука у Жукова потянулась было к голове, чтобы у виска покрутить, но он передумал и так все понятно – профессор перетрудился. Неделю от аппарата не отходил.
- И что немцы?
- Не знаю. Убиты, наверное. Они рядом были…
- Так, - поднялся Сергей. – Тебе надо отдохнуть.
- Но…
- Никаких но, Паша! – Маргелов поднял Свешникова и вместе с Жуковым усадили Павла в кресло. - Ты посиди, а мы поработаем.
- Вы мне не верите…
- А ты думал! Приснилось это тебе. Переутомление и прочие нагрузки.
Жуков сел за монитор и начал кликать по настройкам.
- Так, где тут… Паша, ты сохранение снимков не включил!
- Как не включил?! – возмутился Свешников. – Я пятьсот раз наверно проверил.
- Проверил он, - проворчал Сергей. - Папка пустая.
- Ладно, Серег, пусть Паша посидит. Запускай программу, - и Маргелов улегся на кушетку.
- Опыт номер два! – сообщил Жуков. – Обследуется Василий Маргелов!
- Поехали! – гаркнул Вася и… потерял сознание.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 04.05.2016, 14:33 | Сообщение # 10
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
***
- Вперед помалу! – голос командира прозвучал в ТПУ чисто, без привычного треска.
Где-то впереди грохотало, и звук канонады быстро приближался. Т-26 вползал в пролесок, подминая молодые березки.
- Танки, - спокойно сказал лейтенант. - Бронебойный!
Немцы открыли огонь по появившимся советским танкам. Сквозь молодую поросль видно, как вспухают черные кусты разрывов. Вырвавшийся вперед Т-26 окутался дымом и замер.
- Авдеева подбили, - сквозь зубы процедил командир, но экипаж услышал. На удивление, ТПУ сегодня работал без хрипа.
- Бронебойный! – и тут же. - Короткая!
Танк остановился и через пару секунд выстрелил. Николай приник к смотровому прибору, но ничего рассмотреть не смог - дым стелился по земле плотно. И как только командир смог там что-то рассмотреть?
- Вперед! – крикнул лейтенант, убирая ногу с шлема. – Сеня, правее тройка, готовься.
- Понял, командир, - отозвался Шишко.
- Сержант, у подбитого встань, корпусом закроемся!
- Есть! – отозвался Николай и направил Т-26 к чадящей коробке.
Эх Сашка, Сашка - подумал сержант, - сгорел. И Самсонов, и Бутов. Весь экипаж в одном пламени…
Русов притер танк к тому, что осталось от Т-26. Невыносимо потянуло гарью. Но надо терпеть.
- Еще чуть вперед на пару метров и стоп!
Танк высунулся из-за корпуса и замер.
Выстрел! Немецкий танк развернуло. Тройка проползла еще пару метров и встала.
- Так, гусеницу сбили, теперь в борт!
Выстрел!
- Отлично! Горит, сволочь!
Бум! Рикошет ошеломил. Снаряд ударил в самый край скоса, но без особых последствий. Лишь звон в ушах.
Бух! Разрыв встал почти рядом, даже танк качнуло, и осколки пробарабанили по броне, с визгом уходя в рикошет.
- Черт, Русов сдай назад. Ага! Обойти хотят… бронебойный!
Выстрел!
- Вот и стой там! – порадовался попаданию командир. – Но тут жарковато становится. Сержант, впереди ложбина начинается, скроемся в ней. Как скомандую, так жми.
Выстрел!
- Пошел! - закричал лейтенант. - Жми Коля!
Николай дал ход и сразу направил танк влево, и в тот же момент справа по башне что-то звонко ударило, отчего заложило уши.
- Рикошет! – оскалился лейтенант. – Еще левей!
Русов довернул. На миг в смотровой щели мелькнула часть поля и три силуэта немецких танков.
– Влево! Вправо! – звучали команды. – Короткая!
Выстрел!
- Вперед! Бронебойный!
Т-26 спустился в низину.
- Стой, чуть назад, сержант! Башню высунем…
Русов сдал назад.
- Стоп! Отлично! Щас дадим сволочам прикурить. Тут нас не достать!
Но немцы начали обстрел. Взрывы вставали со всех сторон. На танк посыпалась поднятая взрывами земля. Команды на движение не поступило, однако Русов был готов моментально увести танк дальше в ложбину. Николай видел только её край и голубое небо сквозь многочисленные дымы. Что твориться на поле видят только командир и наводчик-заряжающий.
Выстрел! Выстрел! Выстрел!
Лейтенант с наводчиком комментировали каждый выстрел, и Николай радовался каждому попаданию.
Выстрел! Выстрел! Выстрел!
От пороховых газов стало не продохнуть. В горле запершило, глаза заслезились.
- Похоже, все! – сказал лейтенант. – Мы одни, ребята.
- Как одни? – не понял Русов.
- Всех наших пожгли, - глухо ответил командир.
- Но и мы хорошо дали немецкой сволочи! – процедил Шишко. – Пятерых списали!
- И еще дадим! – сказал лейтенант. - Так, надо до леса успеть. Давай прямо, Коля! Через двадцать метров выскочишь на поле, и сразу короткая.
Танк взревел мотором, развернулся и начал медленно двигаться по ложбине. Через десяток метров начался подъем.
- Так… так… стоп! – и на шлем механика встала нога лейтенанта.
Т-26 замер. Выстрел!
- Полный газ! К лесу жми!
Русов повел танк к березовой роще. Вдруг командир поставил ногу на шлем сержанта. Т-26 послушно замер. Звонко ударила пушка. Нога исчезла.
– Вперед!
Мотор заревел. Танк повернул и…
Бух! Рядом разорвался фугас, отчего танк сильно качнуло. Николай инстинктивно дал ногу, отворачивая…
Бу-уммм! Корпус танка загудел словно царь-колокол. Брызнуло окалиной. И тут Русову показалось, будто его сознание взорвалось. Быстро раздавшись в стороны, оно вылезло за корпус танка, поднялось над ним, затем резко сократилось до малых размеров, словно съёжилось в точку. Вместе с этим пришел испуг, удивление и непонимание. И еще стало тесно, будто на месте механика-водителя втиснулось сразу двое. По лицу побежало что-то теплое и липкое. Сержант провел рукой – кровь. Послышались стоны. Похоже досталось всем. Николай хотел повернуться, но тут в сознании вспыхнула мысль – где это я? Русов изумился - как это где? И сразу ответил – в танке!
«В танке?».
Русов ошалело посмотрел перед собой, удивляясь сам себе. Затем глянул в смотровую щель. Рядом с танком чадила подбитая ими немецкая тройка.
«Немецкая?» – удивился кто-то рядом, или не рядом… в голове. В его голове! Кто-то мыслил с ним одновременно!
Контузило – решил Николай. Надо танк сдать назад. Съехать в ложбину, а то сожгут.
«Сожгут? Кто?!».
- Пихто! - разозлился чужой мысли Русов, включая передачу. – Немцы сожгут!
- Сержант… Коля… - послышался хрип командира, - нас крестят уже… жми…
Т-26 взревел, но, не проехав и нескольких метров, дернулся от удара слева, отчего танк развернуло и он замер.
Разбило гусеницу – понял Русов.
- Командир, гуслю сбили! – крикнул Николай.
Дз-бум! Корпус вздрогнул от попадания. Остро запахло бензином.
- Сгорим! – рука потянулась к люку. Инстинкт бросил тело к спасению – наружу, из танка…
«Сгорим?! Опять!» – чужая мысль почему-то не удивила, только наподдала прыти.
Дз-бум! Еще одно попадание и Т-26 вспыхнул. Огненный вихрь мгновенно заполнил корпус. Тело, уже наполовину вытиснившееся из люка, содрогнулось от дикой боли. С криком коротким и беззвучным…
И за мгновение до смерти сознание Николая слилось с чужим. Все мысли, вся память, и своя, и чужая пролетела в доли секунды. Из всего сержант выделил главное - Победа, хоть и далекая, трудная, выстраданная, но она будет!
Умирая Русов улыбнулся…


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 05.05.2016, 20:02 | Сообщение # 11
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
***
Тихо шумел системник. Нагрузка не ахти какая, «железо» для компьютера брали самое-самое, с запасом, но в режиме работы куллера все равно крутились на максималке.
Сергей сидел за монитором, следя за работой программы. В отдельном окне фиксировались снимки, и это радовало – значит все идет, как задумывалось и им светит слава и большие деньги.
Деньги… лишними они не бывают. Они дают свободу и власть. К власти, конечно, мы не стремимся, пока, там посмотрим, но теперь, не придется просить деньги у отца. Теперь мы можем открыть своё дело, или бизнес, как говорят американцы. Пусть придется поделиться с дядей, который хочет возглавить их группу, но протолкнуть проект будет легче, да и отца можно подключить. Он от такого не откажется. Тут миллионы светят, даже миллиарды, и не в рублях.
Новая и упрощенная конструкция, иной метод работы их аппарата может вывести на мировой уровень. Ведь сколько стоят томографы? Сотни тысяч в евро, причем - б/у. новые так вообще имеют дикую цену, а их, буквально на коленке собранный аппарат обошелся всего в шестьдесят тысяч рублей, считая цену компьютера, на который затратили большую часть имевшихся денег.
А Паша все-таки молодец! Это его идея. Полностью – от и до. Реализацию, или воплощение в рабочий макет поделили на троих. Сергей практически все финансировал, и занимался сборкой и наладкой. Маргелов тоже вложил немного денег, и коммутировал датчики с управляющим блоком. Сергей вместе с Пашей писали управляющую программу.
Работали с полной отдачей. И вот результат.
- Работает аппарат! – порадовался Жуков. – Снимки на загляденье! Надо потом спецам показать, как читаться будут.
- Угу, - буркнул Свешников.
Сергей удивленно покосился на Пашу. Тот сидел в кресле и что-то сосредоточенно записывал. Что-то нет радости в успехе у «профессора», даже странно. Только Жуков собрался спросить – чем тот занимается, как раздался крик:
- А-а-а!
Маргелов стартовал с кушетки словно ракета. Как-то выгнувшись, он пролетел пару метров, рухнул на пол и начал кататься, вопить, и хлопать себя руками.
К Васе кинулись оба. Столкнувшись лбами, Сергей и Павел рухнули рядом и затрясли головами. Первым опомнился Жуков.
- Васка! Васька! – Сергей прижал друга к полу, пару раз похлопал по щекам. – Вася, что с тобой?
Маргелов заморгал, непонимающе осмотрелся, и прохрипел:
- Я опять горел…
- Как это? – не понял Сергей. – Где, как?
- Где-где – в танке! Сожгли нас…
- Кто? – оторопел Сергей.
- Пихто! – выдохнул Вася. – Немцы, Серег, НЕМЦЫ!
Жуков посмотрел на Свешникова.
- Наверно тоже привиделось? – пожал плечами тот.
- Привиделось… - эхом повторил Маргелов.
Он отстранил Жукова, поднялся, подошел к столу, взял бутылку, резко сорвал пробку, выкинул из кружки пакетик чая и набулькал в неё водку.
- Я не уверен, что привиделось… - проронил Вася и выпил водку в пару больших глотков.
- Это так все было… реалистично. И боль, настоящая. Бой… я танком управлял. Тэ двадцать шестой, выпуск тридцать девятого. – Вася немного помолчал. - Странно это все… странно…
- А где бой был? – спросил Свешников.
- Под Оршей… - удивленно ответил Маргелов.
- Под Оршей, - повторил Паша, - а дата… число какое было?
- Число? – задумался Вася. – Двадцать восьмое июня сорок первого…
Свешников подошел к креслу, забрал листок, на котором он написал несколько строчек и протянул другу. Маргелов прочитал, посмотрел на Пашу, потом взял карандаш и, присев за стол, тоже начал что-то записывать. Закончив, протянул лист друзьям.
Сергей с удивлением прочитал:
«Иван Семенович Еркин 1916 года рождения. Место рождения Саратовская губерния. 175-й мотострелковый полк. Командир взвода, лейтенант. Погиб 28 июня 1941 года».
«Русов Николай Иванович. Родился в Нижнем Новгороде 3 февраля 1911 года. Танкист, сержант. Погиб 28 июня 1941 года.
- Что это? – спросил Жуков, показывая на лист. – Откуда это вы взяли? У вас что, у обоих крыша съехала?
- Можешь не верить…
- Сам попробуй. – Перебил Паша Маргелова.
- Вот именно! – согласился тот. – Ложись, и сделаем третий запуск. Для чистоты эксперимента, так сказать.
- Базара нет, - пожал плечами Сергей, направился к кушетке и лег. – Запускай, посмотрим, что там за сны снятся!
Свешников сел за стол, перезапустил программу и кликнул по кнопке «Работа».
- Опыт номер три! – объявил Павел. – Обследуется Сергей Жуков!
Жуков не ответил. Он потерял сознание.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 05.05.2016, 22:13 | Сообщение # 12
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
«Иван Семенович Еркин 1916 года рождения. Место рождения Саратовская губерния. 175-й мотострелковый полк. Командир взвода, лейтенант. Погиб 28 июля 1941 года».
«Русов Николай Иванович. Родился в Нижнем Новгороде 3 февраля 1911 года. Танкист, сержант. Погиб 28 июня 1941 года.

Опечатка или месяцы и в самом деле разные?
От лица танкиста хорошо написал. Реалистично. И управление танком, и стрельбой. Всё именно так и было. Правда, ногами управляли механиком, когда гарнитура не работала. А в данном случае русским по белому написано - работает чётко, без треска. Но, возможно, это сила привычки, поскольку ТПУ не работало довольно часто)))
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 05.05.2016, 22:51 | Сообщение # 13
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Опечатка или месяцы и в самом деле разные?

Опечатка. И место я не то указал - под Оршей. По датам не совпадает. Надо бы ДО полного окружения Минска, то есть н/п примерно посередине или ближе Минска. Искал но пока не нашел подходящее место. Потом определюсь и исправлю.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 06.05.2016, 11:20 | Сообщение # 14
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Кольцо в Минске замкнулось 29.6.41, когда с юга туда зашла 18-я танковая дивизия из частей Гудериана. А вечером 28.6.41 в Минск с севера прорвалась 20-я танковая дивизия фон Гота. Ей противостоял 2-й стрелковый корпус генерала Ермакова. Думаю, там и надо искать героев.
Пример:
Цитата
Около полудня на шоссе Дзержинск — Минск появилась колонна гитлеровцев. Боевое охранение пропустило три танка, которые шли впереди колонны, и ударило из пулеметов по автомашинам с пехотой. Несколько машин загорелось. Гитлеровцы открыли ответный огонь. По танкам же ударили гаубицы и полковая артиллерия. Все три танка были сожжены, а автоматчики, оставшись без прикрытия, отошли. В этом бою от прямого попадания вражеского снаряда погиб расчет лейтенанта Русанова. Несколько артиллеристов получили ранения.
Часа через два атака гитлеровцев повторилась. В ней участвовало уже 15 танков. Пять из них было подбито артиллеристами, но восемь вражеских машин, раздавив два орудия полковой артиллерии и две гаубицы, прорвались в тыл и напали в лесу у деревни Волковичи на штабы 13-й армии и 44-го стрелкового корпуса. С помощью батареи 170-го отдельного противотанкового дивизиона и батальона охраны 159-го стрелкового полка гитлеровские танки были подбиты и уничтожены. Атака и на этот раз была отбита.
28 июня воины 539-го полка и дивизион 301-го гаубичного артиллерийского полка отразили еще несколько ожесточенных атак. Большие потери понесли стрелки и особенно артиллеристы — были разбиты 7 гаубиц и лишь последнюю, когда не осталось ни одного снаряда, подорвали гранатами сами. К концу дня 29 июня в район Смиловичей на трех автомашинах вырвались из окружения лишь два средних командира и 63 младших командира и красноармейца. Они сообщили, что дивизион мужественно отбивал атаки гитлеровцев. Он уничтожил 28 танков и автомашин противника. Оставшихся в живых артиллеристов вывели из окружения командир 2-й батареи лейтенант Борисов и младший лейтенант Шумилов (оба были ранены). Погибли в бою под Волковичами — Лецковщиной — деревней Подгай старшие лейтенанты Цедрик, Комаров, Юхименко; лейтенанты Русанов, Масалов, Коротков, Менделеев, Плаксин, Анаприенко, Марченко, Радзиевский, Балякин, Мальгов, Истратенков; младшие лейтенанты Малютин и Романов; 358 человек младших командиров и красноармейцев.
«В бою у деревни Подгай,— писал бывший заместитель политрука 539-го стрелкового полка Павел Васильевич Оленев,— нашим отделением было подбито и сожжено 4 танка, 8 автомашин и истреблено около ста гитлеровцев. А когда из танковых пушек были уничтожены наша 45-миллиметровая пушка и оба пулемета, мы вынуждены были отойти».
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 24.05.2016, 20:53 | Сообщение # 15
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Кольцо в Минске замкнулось 29.6.41

Уже определился, спасибо.

***
- За все надо платить! – пробормотал Якушев. Прицелился, вдавил спуск - немец вскинул нелепо руки и, выронив карабин, рухнул.
- Вот так, сволочи!
Открыть затвор, дослать патрон, вновь прицелиться. Зоркий глаз таёжного охотника выхватил немца, высунувшегося из-за кочки. Выстрел – врага отбросило. Пуля трехлинейки легко пробила каску. Нет вам укрытия на советской земле, кроме могилы! Перезарядился и вновь выстрел – убитый враг покатился по откосу.
Злость бурлила. Удача любит дерзких. Так говорил дядя Панкрат, старый казак, воевавший еще с японцами. Дерзкие и смелые, - говорил он, - живут ярко, но не долго.
Вот и им недолго осталось. Дожмут их немцы. Тоже плата за дерзость…
Их взвод внезапно сняли с уже оборудованных позиций, дополнили бойцами из других подразделений до ротного штата, затем всю эту сборную солянку выдвинули севернее, в какую-то глушь. Как оказалось, там параллельно шоссе проходила грунтовка через маленькую деревушку.
Деревенька небольшая, на два с половиной десятка дворов. Стоит на холме, который по западной стороне подковой огибает мелкая речушка с топкими берегами и вливается в обширный пруд. Сама грунтовка выныривает из леса с запада в двухстах метрах, проходит по пологому склону к реке, затем деревянный, но крепкий мост, потом подъем на холм, через деревню, опять пологий спуск и, пересекая пополам поле, теряется в западном лесу. По заверению местных жителей, речка для техники не проходима на многие версты.
Идеальное место для засады. Но для долгого боя не очень. Тем более что артиллерии им не дали. Один «Максим», «Дегтярёв», и ящик гранат, правда, патронов не пожалели.
- Ну что ж, дерзнем! – сказал капитан Любавин, быстро осматривая окрестности, затем определил – где оборудовать пулеметные точки и как проложить линию окопов, после чего сводная рота начала вгрызаться в землю. Местные жители немного поворчали и начали быстро собираться. Через сорок минут вереница телег потянулась к западу.
Немцы появились неожиданно. Вдруг послышалось тарахтение и по дороге из леса на большой скорости выкатились два мотоцикла. Бойцы, что оборудовали позиции на окраине деревни, успели нырнуть в крапивные заросли, а пулеметные расчеты спрыгнуть в окопы. Капитан Любавин злобно зашипел на нерасторопных, разгоняя по местам личный состав сводной роты. Через десяток секунд единственная и короткая деревенская улица опустела.
Тем временем вражеский дозор на полном ходу пронесся по прямому участку дороги, пересек мосток, миновал подъем перед деревней и остановился околице.
Перебросились парой фраз, затем один из мотоциклов поехал вдоль улицы, а второй остался на околице. Один из мотоциклистов снял запыленные очки, взял наизготовку автомат и направился вдоль ограды. Пулеметчик остался прикрывать.
Всех взяли тихо, без стрельбы. В ножи.
Немец заглянул во двор, успел сделать только один шаг внутрь, как его тихо и незаметно скрутили. Из-за плетня на мгновение появился Степан и метнул нож. Пулеметчик дернулся пару раз и затих.
Тем временем второй мотоцикл уже докатился до конца улицы. Там немцы осмотрели поле за деревней, что-то друг другу сказали, и водитель, развернув мотоцикл, направился назад. В этот момент из-за ограды мелькнула длинная слега, которая оглушила пулеметчика. В одно мгновение рядом оказались несколько бойцов, которые сдернули немцев с мотоцикла, словно репку из грядки…
Капитан Любавин осмотрел трофейные MG и остался доволен. Лишними не будут. Единственного пленного быстро допросили. Результатов допроса Якушев не знал, только видел нахмуренные лица комиссара и капитана. Еще Любавин усмехнулся хмуро:
- Действительно – дерзость…
Через десять минут из леса появилась колонна. Первым шла танкетка, за ней «Кюбельваген», следом бронетранспортер, потом четыре грузовика с прицепленными пушками, за ними полз еще один бронетранспортер, и опять грузовики…
Танкетка остановилась перед мостом, пропуская «Кюбельваген». В этот момент очередями ударили пулеметы одновременно с залпом почти сотни винтовок. Включились в работу и трофейные MG. В одно мгновение все, кто был в легковой, и первом БТР, были изрешечены. «Максим» всадил несколько очередей танкетке в борт и после того как она задымила, перенес огонь на грузовики, из которых беспорядочно посыпались солдаты. Второй бронетранспортер съехал на обочину и с него заработал пулемет. Трофейные MG перенесли огонь на него. Пулемет на бронетранспортере замолк, а БТР проехав несколько метров замер. Один из грузовиков вдруг вспыхнул разрывом. Пламя раздалось в стороны и слизнуло часть укрывшихся от обстрела солдат. Соседние грузовики тоже загорелись, и уцелевшие немцы начали отползать к лесу. Небольшая группа энтузиастов попыталась отцепить пушку от последнего «Опель-Блиц», но тут взорвался еще один грузовик, после чего уцелевшие тоже рванули в спасительную чащу, а пулеметные расчеты прибавили им прыти.
Бабахнуло еще пару раз и бой затих. Четыре чадящих остова остались на дороге. Под прикрытием дыма к БТР и легковушке перебежали десяток бойцов. Добычей стали четыре пистолета, два автомата, пулемет с бронетранспортера и десяток немецких карабинов. Боеприпасов тоже насобирали достаточно.
Затишье стояло недолго. Немцы попытались обстреливать деревню из минометов, но не имея подходящих полян в лесу, они нагло вылезли на опушку. И были наказаны. Во взводе Якушева кроме него был еще десяток метко стреляющих бойцов. Минометные расчеты выбили почти мгновенно. Уцелели единицы, шустро уползая под защиту соснового бора, а минометы так и остались на опушке.
А потом подошли танки. Шесть троек выползли из-за поворота, развернулись фронтом и начали обстрел. Это было серьезно. Против танков пулеметы не плясали.
Единственная преграда для танков - речка. Два Т-III направились к мосту. Сдвинув в сторону танкетку и «Кюбельваген», одна тройка вползла на мост. Тот бы выдержал большой вес, но не зря под ним поработали саперы. Мощный взрыв подбросил настил вместе с танком. После чего тройка клюнула вперед, и замерла кормой вверх. Люки распахнулись и из них начал медленно выползать контуженный экипаж. Трофейный «МG» тут же влепил очередь по немецким танкистам. Другая тройка выстрелила фугасом по пулемету и попыталась форсировать речку. Но только она съехала в камыш, как начала быстро погружаться. Из неё бодро полезли танкисты, но далеко они не ушли…
Немцы больше попыток форсировать реку не предпринимали. Танки работали за артиллерию и через два часа боя в деревне не осталось ни одного целого дома. Под прикрытием танков к речке начали перемещаться небольшие группы немцев. С ними и перестреливались бойцы, не давая форсировать реку. Иногда немцам удавалось переправиться и тогда под берег летели гранаты.
Из-за обстрела из танков и плотного пулеметного огня рота понесла ощутимые потери. Более половины было убито и тяжело ранено. Прямым попаданием убило расчет «Максима» сам пулемет раскурочило.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 25.05.2016, 20:30 | Сообщение # 16
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Изменил имя героя в первом эпизоде попадания.

Р-дадах!
Фугас взорвался совсем рядом. Боец справа вскрикнул, выронил винтовку, сполз на дно окопа и забился в крике. Помочь Степан не успел – боец умер. Якушев только глаза мертвецу прикрыл. И остатки боезапаса забрал. Патроны заканчивались.
- Товарищ сержант! – крикнули справа.
Р-дадах!
Разрыв оглушил. Все звуки пропали кроме сильного звона в ушах, а в голове стало тесно и очень больно. Степан зажал ладонями голову и не в силах стерпеть эту боль и гул, застонал.
«Где это я?» - появилась странная мысль и сразу затерялась во всполохах боли.
Кто-то схватил за плечо и начал трясти. Сержанту показалось, что трясется вся земля. Но боль вдруг отступила и прорезался слух.
- Товарищ сержант! – слишком громко резануло по ушам. - Товарищ сержант!
Боец, увидев, что Якушев пришел в себя, быстро затараторил:
- Командира убило, комиссар тяжело ранен, вас зовет.
- Одного меня? – спросил сержант и поморщился. Гул в голове еще стоял.
- Еще старшину звал. Лейтенант уже там.
- Хорошо, иду, - поднялся Степан.
Комиссар Чурилов был земляком сержанта. Оба с Томска и оба жили на одной улице рядом с Воскресенской горой.
Стоп! Якушев остановился. Почему-то кажется, что его родина не Томск, а Городец…
Почему? Степан тряхнул головой, поморщился на вспышку боли, затем взглянул – как там немцы?
«Немцы… - возникла странная мысль, - значит мужикам не приснилось».
Удивиться этому Якушев не успел - засвистели пули. По краю окопа ударило очередью, и Степан инстинктивно пригнулся, стряхнул насыпавшуюся на него землю, выматерился в адрес немцев и, пригибаясь, направился к правому флангу.
Чурилов с полностью забинтованной грудью лежал на дне окопа. Кровь намочила всю гимнастерку и проступила сквозь бинты. Рядом уже стояли старшина с лейтенантом.
- Что немцы? – хрипло спросил Чурилов.
- Отогнали, товарищ комиссар, - доложил лейтенант. – Затихли пока.
- Ненадолго… -выдохнул комиссар, - это авангард только. Следом идет полк. Нам его не сдержать. Так что слушай приказ…
Чурилов кашлянул. Кровь потекли из рта.
- Слушай приказ, - повторил он, - надо срочно предупредить наших…
Вновь закашлялся, кровь начала течь сильнее. Боец с санитарной сумкой бросился к Чурилову, но тот отстранил его.
- Сержант… Степан… - тихо позвал комиссар, - наклонись…
- Сержант… Степа… выведи людей. Ты тут самый опытный остался... лейтенант просто мальчишка… выведи. И предупреди командование дивизи…
Чурилов замолк и медленно выдохнул…
- Товарищ комиссар!
Уже Якушев отстранил наклонившегося санитара. Потом закрыл глаза умершему, поднялся и снял каску. Постояли молча.
Сержант взглянул на лейтенанта. Тот был бледен и явно растерян.
Не успел Степан спросить лейтенанта – какие будут приказания, как за спиной кто-то быстро проговорил:
- Таварыш камандзир!
Якушев удивленно повернулся. У входа стоял парнишка лет двенадцати из местных, которого еще когда окопы рыли устали отгонять, чтобы не мешал и не доводил нескончаемыми вопросами.
- Таварыш камандзир! – затараторил парнишка. - Германци. Па лесе абышли. Чалавек сто. С куляметом и уинтоуками.
- Где? - Спросили одновременно все трое.
- Па поудни тры вярсты. Сюды идуць
Сержант взял планшет капитана, открыл и вгляделся в карту.
- Так, вот тут, - ткнул он в точку на карте, потом провел им до деревни.
- Хреново. – Высказался старшина. – Теперь как, товарищ командир?
Лейтенант промолчал.
– Тебя Андрей вроде зовут? - спросил паренька Воронин. - Ты, пострел, как сюда-то пробрался?
- Так па ускрайку, - махнул тот рукой, - лесам ды берагам ды па кустах.
- А нас провести сможешь?
- Ни, - замотал паренек белобрысой головой, - там ужо германци. Дакладна кажу!
- Куда провести?! – вскинулся лейтенант. – Приказа на отход не было!
- Приказа не было, - согласился Якушев. – Но нас осталось три десятка. А патронов на двадцать минут боя. Гранат вообще нет. Там, - и сержант показал на запад, - на нас до полка прет. Еще чуть и ляжем тут все. А потом немцы в тыл дивизии ударят. Если уходить, то вместе.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 02.06.2016, 07:04 | Сообщение # 17
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
В последнем кусочке, на мой взгляд, не хватает описания чувства раздвоенности. Надо бы добавить.
Он как бы здесь и не здесь. Воспринимает события, как не реальные. Удивляется, пугается, но берет себя в руки. Встряхивает головой, преодолевает возникшую в ногах слабость (возможно, даже дрожь) и упрямо продолжает вести бой. Идет к комиссару, слушает его, еще находясь под ощущением раздвоенности. Сосредотачивается, начинает думать как сержант 1941 года, искать выход из положения. Может, слова комиссара заставляют соображать быстрее, задуматься над проблемой, как уберечь людей...
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 03.06.2016, 22:37 | Сообщение # 18
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
В последнем кусочке, на мой взгляд, не хватает описания чувства раздвоенности. Надо бы добавить.
Он как бы здесь и не здесь. Воспринимает события, как не реальные. Удивляется, пугается, но берет себя в руки.

Возможно, но эпизод пока не закончен.

Лейтенант не ответил. Сержант приподнялся и заглянул за бруствер. Танки по-прежнему стояли у опушки. Вражеской пехоты не наблюдалось. Обстрел прекратился.
- Что-то затеяли…
Пулеметная очередь грянула неожиданно. Бил трофей на правом фланге, и похоже в сторону поля.
- Немцы!
- К бою! – крикнули одновременно лейтенант и старшина.
Перебежками, меж разрушенных хат и сараев, бойцы кинулись к восточному склону.
- Как херово-то, - хрипел на бегу старшина, - там у нас даже стрелковых ячеек нет, только часть окопа слева…
Добежали до чудом уцелевшего хлева на восточной околице. Выглянули. Немцы шли от леса.
- До роты, - сказал лейтенант и еще больше побледнел.
Якушев тоже внимательно осмотрел атакующего врага.
- Два взвода, - уточнил он, – но тоже не сахар. Хреново то, что у них до восеми пулеметов может быть.
Солидно заработал «Дегтярев», следом открыл огонь второй трофейный MG. Захлопали трехлинейки бойцов, рассредоточившихся по крайним разрушенным домам и сараям. Степан стрелял, считая каждый патрон. Мазать нельзя. Боеприпасов осталось ничтожно мало. И он не мазал.
От леса ударили немецкие пулеметы. По срубу часто забарабанило, перемалывая древесину в труху. Убило бойца слева. Вскрикнул старшина. Отполз и начал заматывать раненую ногу.
Дегтярев бил из крайней разрушенной хаты. Он прошелся по опушке, а трофейные работали по полю. Наконец немцы не выдержали и залегли. Потом начали отползать, оттаскивая раненых. На поле осталось десятка два неподвижных тел.
- Вроде отбились, - пробормотал Воронин.
- Ты как? – спросил его Степан.
- Терпимо. Но теперь не ходок я. Что там немцы?
Якушев осторожно выглянул принялся наблюдать.
- Сержант, а откуда тебе известно, что у немцев восемь пулеметов? – спросил лейтенант.
- По штату у них во взводе четыре ручника, - ответил сержант, и тут он заметил шевеление в глубине леса.
- Товарищ командир, там справа у опушки…
Лейтенант посмотрел в бинокль. У самого леса находилась группа вражеских солдат, а рядом размахивал руками какой-то мужичок.
- Кто-то из местных… - пробормотал командир.
- То Прищепа, - услышали они за спиной. - Сволач вядомая! Гэта ён гермацам брод паказав.
Опять проныра оказался рядом. Никто не заметил даже, как он появился.
- А ты что тут делаешь? – изумился Якушев. – А ну кыш отсюда. Убьют же!
- А я ворага биць хачу! – невозмутимо ответил Андрейка. И поднял из травы трехлинейку. - Тольки патронав няма.
Сержант винтовку сразу отобрал. Тот насупился.
- Я ж вас папярэдзив, а вы ...
Вдруг один из бойцов выругался. Степан проследил за его взглядом, присмотрелся и похолодел – немцы вновь пошли в атаку. Но перед собой они гнали стариков, баб, детей…
Бойцы оторопели.
- Сволочи, – процедил потрясенный Воронин. - Вот сволочи!
Бабы брели, прижимая к себе детишек. Старики пытались прикрыть их, но получали удары прикладами. С поля слышался страшный вой.
Вдруг из глубин сознания всплыло такое, отчего Степан чуть не выронил винтовку. Перед глазами замелькали страшные видения - разрушенные бомбежками города, замерзшие трупы на улицах Ленинграда… сожжённые деревни… Хатынь… Росица… Бабий Яр… простые названия, вдруг ставшие страшным напоминанием в будущем. В будущем?
Степан удивленно огляделся. Все напряженно смотрели на поле, сжимая оружие.
«Твари! Их истреблять надо. Всех, до единого! За все, что они натворили на нашей земле!». Это никто не сказал. Это подумал кто-то за него, и Степан был с ним согласен. Злость заполнила сержанта полностью, закипела.
- Это что же твориться, товарищи? – растерянно спросил один из бойцов. – Это же бабы, дети! Как они могут так? Разве у них нет жен и детишек?
- Плевать им на нас! – ответил резко Якушев. – Нет у них никакой совести. План «Ост». Уничтожение всех русских. Расстреляют, потравят газами, сожгут, потому что унтерменши мы, нелюди значит.
- Ты чего несешь, сержант? – вскинулся лейтенант.
- То самое, командир, - процедил сержант. – Вон, туда посмотри… что творят! Люди для немцев они сами, остальные – недочеловеки. Унтерменши.
– Сволочи! – выругался боец. - Подойдут наши, так ударим, что сразу поймут - кто здесь люди!
Якушев уже знал, что удара не будет, что Красная Армия нанесет свой сокрушающий удар нескоро. Долго еще до этого. Но он промолчал, сам потрясенный этим.
Плач и вой приближался. Немцы толкали перед собой заложников, стреляли из-за их спин и тут же прятались. Бойцы целились во врага, но стрелять опасались, не задеть бы баб да детей…
Один старик отмахнулся от солдата и тот пристрелил его. Бабы взвыли громче. Выстрелы… упал убитый мальчишка… молодая женщина…
- Мамка! Мамка-а-а! – взвыл Андрей. - Мамку забили!
Парень вскочил и бросился вперед, но не пробежав и десятка метров вскинул нелепо руками и рухнул, обливаясь кровью.
- Су-у-уки-и-и-р-р-р-а-а-а-а!
И три десятка бойцов понеслись на врага.
В штыки.
«Там пулеметы!» - мелькнула мысль и пропала в бурлящей ярости
.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 07.06.2016, 22:06 | Сообщение # 19
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
- Ыр-р-р-а-а-а! – рождающийся в груди рык драл глотку, и глушил все вокруг, словно не три десятка разъярённых бойцов атакуют врага, а вся рота, батальон, полк!
Острые жала штыков сверкают на солнце, и уже нацелены на ненавистные серые фигуры с раскатанными рукавами, и в глубоко надвинутых на головы касках.
От опушки ударили пулеметы. Но поздно. Бойцы успели пробежать склон и теперь толпа и сами немцы прикрыли атакующих. С холма заработал «Дегтярев». Это старшина начал гасить немецкие пулеметчиков.
Немецкая пехота начала стрелять, прямо сквозь толпу. Это только прибавило ярости бойцам.
- Ур-р-ра-а-а! - Первым вломился в толпу немцев лейтенант с винтовкой в руках и сходу вонзил штык в немца.
Якушев перескочил тела двух женщин, и перед ним оказался здоровенный фриц с карабином и штыком. Тот подался вперед, выбрасывая маузер навстречу сержанту, но Степан уклонился влево и ударил. Штык вошел словно в манекен на полигоне. Немец выпучил глаза, выронил карабин и схватился за мосинку. Якушев попытался выдернуть винтовку, но немец держал ствол обеими руками и крепко. Тогда сержант подхватил немецкий карабин и ударил прикладом под каску.
- Сзади! – вспыхнуло в голове.
Успел оглянуться и машинально двинуть карабин назад.
- Шайзе… - прохрипел немец, заваливаясь.
Дернуло левую руку. Отпрыгивая, запнулся об убитого немца. Упал. Рядом женщина.
- Сыно-ок… помажи…
Боль в её глазах быстро затухла. Женщина вздрогнула и замерла…
Ир-р-р! Вырвав саперную лопатку, Степан вскочил и кинулся вперед.
Отбить штык, взмах, и лопаткой под каску. По шее немцу, что завалил лейтенанта и пытается добить его штыком.
Якушев многое умел. Драться, владел ножом, но то что он творил сейчас…
Какая-то неведомая сила помогала ему. И в голове вспыхивали незнакомые слова, сопровождая его быстрые движения. Хоу-сао-туй, мае-гери, гедан-кин-гери…
И лопаткой…
Подкатом под ноги, левой в пах, лопаткой по шее, сразу оттолкнуться от упавшего, навстречу набегающему врагу, поднырнуть под штык, лопатка мелькает два раза, а немец, хрипя и брызгая кровью улетает за спину.
Свалка! Лязг! Хруст! И рев. Утробный. Оглушающий.
И немцы не выдержали. Сначала попятились, потом побежали.
- Ы-р-р! – вырывается из глотки. – Бей сук!
- Вперед! – это лейтенант. Еще жив пацан! Весь в крови, глаза бешенные, в руках маузер со штыком.
- Уррра!
Десяток бойцов бежит вслед удирающему врагу.
Догнать! Убить!
Вдруг в голове ярко вспыхнуло. Ноги подогнулись, и Якушев провалился в черноту…


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 20.06.2016, 21:57 | Сообщение # 20
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Из неотправленного письма Отто Зейгардта:
«... восемь дней войны и трудно поверить в то, что произошло всего два дня назад. И я рад, что выжил в той бойне. Моя милая Марта, я не хочу пугать тебя описанием того ужаса, что я испытал тогда. И видит Бог, никто из камрадов не ожидал. Мы все знали, что русские сильны в штыковой атаке, но это…
Их глаза горели бешенством, они рычали как звери. И шли на нас неуязвимые, страшные, жуткие.
На меня надвигался один «Иван». Он на моих глазах вонзил штык в грудь Липке, я писал как-то о нем, так этот «Иван» поднял беднягу Липке на штыке и швырнул через себя. Как куклу. С жутким рыком. Потом он посмотрел на меня и страх парализовал меня. Я ничего не смог сделать. Русский штык пробил мою грудь.
Но я выжил. Мне сказали, что тогда погибло много камрадов и я уже много раз благодарил Бога, что я один из выживших…».

***
Эпизод переписывается


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 21.06.2016, 14:21 | Сообщение # 21
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Всегда были предположения, имелись объяснения, гипотезы, а тут…

Заунывно звучит. Канцелярский язык. Замени существительные глаголами: "Всегда что-то предполагал, объяснял, строил гипотезы..."
Цитата Владислав_Валентинович ()
- Что же такое мы сделали?
Действительно - что? До сих пор не ясно, какой аппарат испытывается. Какова его функция, изначально задуманная конструкторами?
Цитата Владислав_Валентинович ()
- Это не томограф.
Они создали обычный томограф? Ведь нет, коль скоро собираются представить его на суд общественности. Тогда остается открытым вопрос - что за аппарат? Если это интрига, то, на мой взгляд, она затянута.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Вторник, 21.06.2016, 14:34 | Сообщение # 22
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Они создали обычный томограф?

Не совсем обычный томограф. Новый подход, иная конструкция, стоимость в десятки раз ниже.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Среда, 22.06.2016, 06:56 | Сообщение # 23
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Вот видишь, приходится пояснять.
Почему бы не вставить это в уста героев, когда они обсуждают свою работу с "профессором".
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Среда, 22.06.2016, 18:53 | Сообщение # 24
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Вот видишь, приходится пояснять.
Почему бы не вставить это в уста героев, когда они обсуждают свою работу с "профессором".

Про томограф было тут.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 23.06.2016, 07:22 | Сообщение # 25
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
М-да, в памяти не отложилось. Наверное, не хватило мне описания. Недаром говорят, что в книге лучше воспринимается та информация, которая подана в форме диалога персонажей, а не в словах автора.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 04.08.2016, 21:20 | Сообщение # 26
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Начал выкладку на ВВВ и СИ.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 05.08.2016, 09:00 | Сообщение # 27
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
А здесь как же?
Требую продолжения!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 05.08.2016, 21:26 | Сообщение # 28
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
А здесь как же?

Здесь я всегда выкладывался первым.
Цитата Майор ()
Требую продолжения!

tongue


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 06.08.2016, 23:35 | Сообщение # 29
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Требую продолжения!

cool

Глава-2.

- Паша. Паша!
- А? – поднял голову Свешников.
Он сидел рядом с аппаратом и что-то записывал, иногда поглядывая на Жукова.
- Я вот все думаю, – произнес Маргелов, - что это с нами было?
- Не знаю… - буркнул «профессор».
Вася удивленно покосился на друга. На его памяти «не знаю» от Свешникова никогда не звучало. Всегда он что-то предполагал, объяснял, строил гипотезы…
- Вот и я не понимаю, - сказал Маргелов, – наш томограф снимки делает исправно, может и не такие, как заводские, но делает же. Вот почему такой побочный эффект? С ним представлять наш продукт не следует.
- Только как аттракцион, - усмехнулся Павел, - специфический.
- Очень плохая идея, - хмыкнул Вася. - Как только про это станет известно, то наш аппарат изымут компетентные органы.
- Это и так ясно, - вздохнул Паша. – Надо причины искать – почему нас закидывает в другие тела, причем в прошлое. И пока я не понимаю почему.
- Погоди, - Вася почесал затылок, - знаешь на что это похоже? Я как-то читал Роберта Шекли. Есть у него фантастический роман - Корпорация «Бессмертие». Так там описывались аппараты, которые изымали душу у человека и подсаживали другую. Так продолжали жизнь тем, у кого водились деньги, то есть богачам, а бедолаги, то есть бедняки были как доноры всего тела. Улавливаешь сходство?
- Пока нет. Мы никого из тел не выгоняем. Не знаю, как у тебя, а я, когда сказал Григорину про то что сокрушающего удара еще долго не будет, так он просто подавил меня, загнал в глубину сознания. Я как под пресс попал. Так что… - и Свешников развел руками, - сходства нет.
- Есть! – возразил Маргелов. - Сам факт вселения сознания в чужое тело. И еще, в книге был эпизод, где герою предлагали развлечься – попутешествовать по чужим телам. Героя, кстати, так эвакуировали – сознание скакало по чужим душам, а тело вывезли в рефрижераторе, чтоб приборами не засекли. У нас очень похожий случай. А героя, между прочим, из прошлого перед самой аварией, где он должен был погибнуть, выдернули.
- Из прошлого в будущее, а у нас наоборот. И в начало войны, причем в ту же дату.
- Да-а-а… - протянул Маргелов и посмотрел на Жукова - тот лежал спокойно, лишь ресницы подрагивали. – Как в альтернативке .
- Что за альтернативка?
- Направление в фантастике, - пояснил Вася. – Я её много читал. В нашем взводе имелись любители. В этих книгах герои всегда, проваливаясь в прошлое именно в начало, или перед самой войной попадали.
- А почему?
- А хрен его знает, Паш. Так авторам хотелось. Причины разные – то инопланетяне, то следствие экспериментов потомков со временем, то банальная молния. А то и вовсе без объяснения причин – раз и у Сталина в кабинете!
- Сразу к Станину?!
- Ну, или к Берии, не важно, но обязательно соблюдались три правила – промежуточный патрон, командирская башенка, и песни из будущего, плюс варианты…
- Дурь! – констатировал Свешников. – Лучше про планы немцев рассказать.
- Не без этого, - улыбнулся Вася. – А про три правила я просто стебался. И нормальные книги про попаданцев читал.
- Когда ты успел столько книг прочитать? В школе за чтением я тебя никогда не заставал.
- Когда служил. В основном во время долгого сидения на «точках».
Жуков вдруг зарычал и начал махать руками.
- Отключай! – крикнул Свешников, чудом уворачиваясь от выстрелившей в его сторону ноги.
Маргелов отключил «работу» и кинулся на помощь, но помощь не понадобилась - Жуков сразу успокоился. Сел.
- Вы были правы, мужики, - прохрипел Сергей.
Потом он встал, подошел к столу, взял бумагу с именами, и дополнил своей записью:
«Якушев Степан Михайлович. Родился в Томске в 1917 году. Сержант. Погиб 27.06.1941».
Затем налил себе водки. Выпил.
- Что же такое мы сделали? – рассматривая кружку, спросил он. - Это не томограф. Это какая-то машина времени.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 11.08.2016, 21:52 | Сообщение # 30
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1197
Награды: 22
Статус: Offline
- Это не машина времени, - возразил Свешников. - Наши тела никуда не перемещались, и не факт, что было перемещение сознания. Возможно наш аппарат транслирует в мозг своеобразную запись, сохраненную в памяти земли. Своеобразное информационное поле, ментал, например. Так наш аппарат подключается к менталу, и мы видим все как в записи.
- Тогда не сходится.
- Что не сходится?
- Что это запись. Ты, например, - Сергей ткнул пальцем в Павла, - что-нибудь сделал, когда был… э-э-э… там?
- Ничего, - признался Паша. – Я был напуган… до смерти.
- А ты? - повернулся Жуков к Маргелову.
- Какое там?! Я в полном обалдении был… - смутился Вася. – Да и бой недолгим был…
- Вот! А я помогал, как мог…
- Расскажи.
- Бой был тяжелый, - начал Сергей, - странно, что название деревни не помню, остальное… всю жизнь, начало войны, и сам бой…
- Я был сержантом. Замком… - и Жуков всё рассказал. Как ротой держали оборону против целого полка. Как немцы погнали детей, баб и стариков перед собой, как бойцы пошли в штыковую, и как он, именно он убивал немцев.
- Понимаете, Степан, ну тот, в кого я попал, он и так сильным был. Настоящий мужик! Но он бы не выжил в той свалке. Там немцев в три раза больше было. Не бой - резня. Я как бы видел, что творилось вокруг. Видел на все триста шестьдесят градусов. Подсказывал как уклониться, куда ударить. Иногда я перехватывал действия тела и бил. Со всех сил. Лично свернул голову двоим. Саперной рубил… чуть не хватило до леса дойти…
- М-да, - произнес Маргелов. – А я больше мешался…
- Сходится или не сходится, это не объясняет ничего. Во снах тоже всякое бывает. – Паша опять что-то записал в блокнот.
- Или все же имеется перемещение сознания, - сказал Маргелов. - Я даже пример из фантастики вспомнил - аппарат по изъятию-вселению сознания. У нас нечто похожее.
- Согласен, - кивнул Жуков. – И реальная боль. До того что…
Сергей сдвинул рукав футболки и удивленно показал на четкое покраснение, похожее на след от пулевой раны.
- Как это объяснить? – спросил Маргелов, рассматривая себя. На его теле тоже были покраснения, словно от ожогов. – Очень похожи на ранения, что получили тела тех, в кого мы попали.
- Может и было перемещение, - пробормотал Паша, рассматривая свой живот, где был узор из красных линий. – Это отразилось на наших телах…
Друзья переглянулись.
- Что теперь будем делать? – высказал общий вопрос Маргелов.
- Как что?! – удивился Паша. - Исследовать, пробовать, пытаться найти причину такой необычной работы томографа.
- Это ясно и так, - сказал Сергей. - А после того как найдем?
- После того как найдем, - ответил Маргелов, - погружаемся, или перемещаемся в прошлое и помогаем нашим.
- В чем? – спросил Жуков. - И зачем?
- Как это зачем? – опешил Вася.
- Наши деды справились и без нас.
- Я тебя не понимаю. У тебя ведь прадед погиб.
- Причем тут это?! – выкрикнул Жуков. - Ты забыл для чего мы это затеяли? Я такие надежды возлагал на этот проект!
Маргелов промолчал, хмуро смотря на друга.
- Паша, ты хоть скажи…
Но Свешникова только плечами пожал. Сергей вздохнул. Сел.
- Извините, мужики, я действительно много надежд возлагал на этот проект, а тут…
- Я предлагаю поступить так, - решительно поднялся Паша, - первое - находим причины из-за которых томограф работает на перемещение, фиксируем эти причины, временно исправляем, и проверяем томограф в нормальном режиме. Второе - делаем дубликат томографа, который представляем, как новый продукт. Ну а третье, на этом аппарате, как предложил Вася, делаем выходы в прошлое. Ведь надо исследовать этот феномен, и я тоже считаю, что можно нашим помочь. Вдруг удастся сократить потери, например?
- А как быть с эффектом бабочки? – поинтересовался Жуков.
- А никак, - пожал плечами Паша, - это лишь теория.
- Которую придется проверять нам, - хмыкнул Вася.
- Проверим. И еще, - добавил Свешников, - хорошо бы понять - почему нас забрасывало в одну и ту же дату. И почему именно в сорок первый.
- Когда начнем? – спросил Маргелов.
Все посмотрели на часы.
- Да хоть сейчас, - пожал плечами Паша. – Времени еще навалом.
- Тогда я первый! – потер руки Маргелов и направился к кушетке томографа.
- Э-э-э, стой! – возмутился Сергей. - Почему ты первый?
- Потому что десантура всегда впереди!
- Это разведка всегда первая.
- Вы еще подеритесь! - засмеялся Паша. – Просто бросим жребий и без обид…


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » Тропой мужества (попаданцы)
Страница 1 из 3123»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017