Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 4 из 7«1234567»
Модератор форума: Владислав_Валентинович 
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » Страж Китеж-града (Новая редакция "Завещания предков" с другим финалом.)
Страж Китеж-града
PKLДата: Воскресенье, 25.01.2015, 16:22 | Сообщение # 91
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Насколько я знаю, на Руси засечные заставы применялись повсеместно.


Не совсем.
В домонгольской Руси засеки применялись мало, потому как в них не было необходимости - пограничье было далеко на юг, в степи и там сооружались системы защитных валов с опорными крепостями.
Система засечных оборонительных черт получила развитие заметно позднее - в Московском государстве именно для предотвращения крымских набегов через лесную зону.

Цитата Майор ()
Почему бы им уже не быть у Китежа?


Потому что нет подходящего противника, против кого надо сооружать засеки. Булгары - единственные достойные - оперируют вдоль рек на судах.
Половцы - далеко на юг. Ионголов еще нет.

Цитата Майор ()
Пускай не везде, тогда ГГ не понадобится прилагать больших усилий, выводя противника на лобовое столкновение.


Дело-то нехитрое, надо просто упомянуть в тексте.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 25.01.2015, 16:54 | Сообщение # 92
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата PKL ()
Концепцию.

Тут не все так запущено на первый взгляд. В изначальном тексте я не очень подробно описал причины нахождения такого количества степняков.
И так, мой замысел:
По истории мы видим, как логично движется войско Батыя. Перемещение туменов вообще как по штабному плану. Думаю без первичной разведки не обошлось. В то время разведчиками были в основном купцы. Но пути у них были реки и волоки. Конечно, место нахождение Основных городов и так известно, однако зимой можно передвигаться не только по рекам. Поэтому по задумке монголы и их данники отошли в керженские леса по зиме, продолжая разведку для предстоящей зимней компании, а данники шалили по округе.
Самих монгол около 5 тысяч, плюс 3 тысячи данников, которыми темник пожертвует в Керженской битве.
Цитата PKL ()
(в нашей истории на Керженце они появились после взятия Владимира - т.е. годом позже)

По легенде они вообще в тех местах появились после Ситской битвы.
Цитата PKL ()
Здесь простой темник никого не спросясь начинает войну - а он не боится, что ему хребет сломают за самоволие?

Нет, если он выполнил основную задачу.
Цитата PKL ()
Количество бояр - отдельная песня. Во всем Великом княжестве Владимирском столько не набиралось.
Ростов - удельное княжество намного больше Китежа - смог в реале выставить всего трехтысячную рать.

Это проблемы княжеств. По каким причинам Китеж не может выставить ратников больше?
Цитата PKL ()
Категорически не хватает попа, благословлявшего бы на битву. И переодевания в новые рубахи.

Настоятель Храма, то есть Кулибин, подойдет? biggrin В том тексте я не отразил, каюсь.
Цитата PKL ()
Совершенно невнятно объяснено, что именно прикрывали "триста спартанцев" (реальные известно - единственный приличный проход в Грецию, а эти?) - почему их нельзя было обойти и зачем атаковать в лоб.

Особенности местности. В том тексте есть описание - вдоль реки достаточно мест для прохода конницы, а про непроходимость леса я писал. Поверте, я те места сам облазил, рыбача со спинингом и знаю что говорю.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 25.01.2015, 18:50 | Сообщение # 93
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
После кваса почувствовал легкость в теле. Благодать.
- Чудны раны твои… - это Горин рассматривал мои шрамы. – Это стрелами мыслю, а это…
- Клинками, Илья Демьянович, клинками.
Не знаю, что смог прочитать Горин по моим шрамам, но смотрел он очень уважительно.
- Эх-ма… пойду-ка я, бояре ешшо попарюсь.
И Горин ушел в парную. Кубин покосился на мою грудь и показал на один шрам:
- На самом деде это пулевые ранения?
- Да, и этот, и этот тоже, а тут ножевое, здесь осколком ранило…
- А на ноге? Почему он такой… страшный?
Дед Матвей прав, шрам страшный. На всю жизнь напоминание о фугасе, гибели всей нашей разведгруппы и о предательстве.
- Вот ты, Власыч, не веришь в предательство Кутерьмы, - тихо проговорил я, - я тоже когда-то не верил, но… - и рассказал Кубину все о последнем своём боевом выходе. Как выдвигались на исходные, как перед точкой, под нашим «Уралом» сработал фугас, как проводили расследование…
- О нашем маршруте знали единицы, и вычислить того, кто слил информацию, не составило труда. Однако взять его не удалось, исчез. Ребята поклялись – во что бы то ни стало найти предателя и покарать. А самое горькое, что он был мне другом, а теперь… теперь бывший капитан Пряхин Алексей Павлович тот враг, которому я без сожаления свернул бы шею. За всех ребят, погибших при взрыве… а ты в предательство не веришь.
- Я понимаю, - так же тихо ответил Кубин, косясь на дверь парной, - но и ты пойми, нельзя по наговору, которому семь веков, обвинять боярина.
Дверь парной распахнулась, и в предбанник вывалился Горин.
- Ух, велелепно-то как! Теперь и попировать не грех.
***
Я поднялся и посмотрел в окно. Естественно ничего не увидел, вместо стекла был натянут бычий пузырь. Потянул фрамугу и открыл окно. Свежий ветерок коснулся лица. И так, все, что было до пира - я вспомнил, а вот потом как-то смутно всё. Что мы пили вчера? Вот уж не подумал бы, что я столько вина выпью, чтоб память отшибло, даже с водки такого не было. А пили-то мёд. Не тот, который с пасеки, а тот, что алкоголь содержит. Коварная штука - бьёт не в голову, а в ноги. Попробуй после кубка, пройдись ровно. Фиг! Такие кренделя вместо прямой сделаешь. А потом вино пили. Разное. Что интересно, оно и не кончалось. Как будто тут в погребах его цистерны. Потом вроде квас пили. Тоже в голову шибает неслабо. Вот и ответ провалу памяти – намешал разного алкоголя. И это не смотря на хорошую закуску. Большое изобилие мяса и рыбы. Копченой, тушеной, вареной.... разве что котлет нет и колбас. Вспомнил, что передо мной, на блюде лежал трёхметровый копчёный осетр. Прикинув, сколько бы он стоил на рынке в моём времени, я сразу отрезал кусок на половину своей зарплаты. Потом в основном им и закусывал.
Помнится еще всеобщее веселье, как будто не было больше проблем и напастей в виде противника почти под боком. Звучали здравницы и поздравления, в том числе и мне, за которыми последовали знакомства со всеми и, конечно, тосты с большими кубками вина в них.
М-да, а еще вчера я дома был, в двадцать первом веке, и не думал, что за один день успею два раза повоевать и два раза на пиру побывать. Причем на второй раз напиться до потери сознания. А всё-таки, как я комнате оказался? Сам пришел, или меня принесли?
Когда я вошел в зал где пировали, то встретил боярина Горина.
- Как спалось, Владимир Иванович?
- Хорошо.
Горин расмеялся. Чего это он? Наверно я вчера накуролесил.
- Силён ты боярин! – покачал он головой. - Вина выпил больше всех, но спать своими ногами ушел. А остальные на столах так и уснули.
- А я ничего не вытворил там? – облегченно вздохнув, спросил я.
Горин опять засмеялся.
- Так ты трюк с кубком с десяток раз показывал.
- Надеюсь, хоть пить ещё есть в чём?
Горин похлопал меня по плечу.
- Есть, пойдём за стол.
- А я думал, сегодня в церковь пойдём.
- В церковь пойдём завтра, - ответил Илья Демьянович. - Негоже с дурной головой к причастию идти. И князя дождаться надо.
На столах, где вчера мы пировали, уже убрались. Прислуга сменила все блюда. Не тревожа спящих на столах, они аккуратно убирали грязную посуду и объедки. Крупного телосложения ратник, кажется по фамилии Брагин, зажав в руках обглоданную кость, отмахнулся во сне от пытающегося её забрать холопа. Бедняга от этого «взмаха» перелетел через лавку и растянулся на полу. Другие служки так опрометчиво не поступали. Некоторые бояре, проснувшись, обнаруживали перед собой кубок полный вина и сразу похмелялись. Вчерашний пир, начавшийся вечером, для них незаметно перетекал в завтрак.
Я сел за стол и глотнув кваса из медного кубка, отрезал себе большой кусок копченого мяса. Рядом зашевелился спящий боярин и, подняв голову, осмотрелся. Это оказался Кутерьма.
- А, боярин, - проскрипел сонно Лисин, - а у меня получилось. Гляди.
Он наклонился и из-под стола вынул саблю без ножен, подхватил медный кубок полный вина и поставил его на кончик сабли. Чуть расплескав, поднёс ко рту и медленно выпил. Потом подкинул кубок и разрубил его. Половинки со звоном разлетелись по сторонам.
- Охолонись, Кутерьма, - поморщился Горин. - Уже с дюжины две кубков извёл. Теперь на торг поедешь восполнять запас. А то скоро пить будет не из чего.
- А торг далеко? – спросил я Илью Демьяновича.
- За городищем, в посаде. А что?
- Одежи вещей купить, да и бронь починить надо бы.
- Понятно, - кивнул Горин. - Вон с Кутерьмой и поедешь, хотя…. Нет. С ним не надо. Кутерьма всех купцов достал своими шутками. Митяя с тобой пошлю. Он парень хваткий. На торгу поможет и лучшего кузнеца покажет.
***
Митяй ехал на своей лошади чуть впереди. Не знаю, что там наговорил ему Горин, но важность из него так и пёрла, как разварившаяся крупа из кастрюли. Выехали за ворота и прибавили ходу. По дороге обгоняя возки, с сеном, груженые чем-то и укрытые рогожей, людей, что шли на торг.
Рынок, или торг оказался не таким уж большим, как я его предсталял. Но от него повеяло чем-то родным, так похожим на будущее. Сначала мы проехали мимо лотков с различными продуктами. Не остановились и у лавок продающих упряжь. Задержался я только у продавца оружия. Соскочив с коня, я шагнул внутрь лавки. Ножи, топоры, щиты, мечи, копейные наконечники, пучки стрел, кистени, рогатины. Прям оружейная палата. Появился молодой парень.
- Что из оружия боярин желает? – спросил он. - Могу предложить отличный клинок.
Волшебным образом у него в руках материализовалась сабля, в богато украшенных ножнах. Чуть сдвинув ножны, он повернул к свету и показал на лезвие.
- Посмотри, боярин, какой узор на клинке. А ножны с эфесом? Эта сабля князей достойна. Персидская работа.
Сабля меня не интересовала, тем более что почти такая же осталась в моем доме в будущем. И есть у меня сабли и мечи, вот насчет ножей… показал на некоторые из них.
- Вот эти возьму. Покажи-ка.
Продавец с готовностью подскочил:
- Отличный выбор, боярин. А к ним я могу предложить отличный пояс.
Ну конечно, все как всегда. Но пояс хорош. Я кивнул продавцу.
- Я его беру, и эти ножи. Но это всё.
По продавцу было видно, что он с удовольствием продаст мне хоть всю лавку.
- Сколько с меня?
- Четь куны, боярин.
Вынул одну серебряную монету и подал продавцу. Тот принял её и, достав большой кошель, выложил на прилавок несколько мелких монет.
- Вот разность, боярин.
Вот и славно. Я забрал сдачу – это остаток куны, пятнадцать ногат, если не ошибаюсь.
Снаружи, с лошадьми, меня терпеливо дожидался Митяй, щелкая дынные семечки. Я сунул покупки в сумы и поехал дальше. Высмотрел в одной лавке шкуры. Вот это мне надо. Быстро сторговавшись, купил себе большое одеяло из овчины и несколько воловьих шкур. Из них потом палатку сооружу. Остановился у лавки с одеждой. В ней на выбор висели рубахи, штаны, налатники с мехом... В общем, в этом тряпичном отделе можно было приодеться с ног до головы. Но мне много не надо. Пара рубах и пара штанов. Остальное можно пошить из трофейного материала. Как Демьян приведет обоз, так найду швею и сделаю обширный заказ. А пока принялся разглядывать рубахи украшенные орнаментом по рукавам и оторочки ворота. Узор переплетаясь напоминал свастику и я вспомнил его название - Коловрат.
М-да. Глядя на вышивку, которая включала в себя коловратный узор, в который замысловато вплетались птицы, похожие чем-то на орлов, я подумал: «Гитлер был страшный плагиатор. Вот орлы, кого-то дразня, выпускают свои языки. Вот коловрат, похожий на свастику. Это мы, русские, были наследниками ариев, а не они. Испоганили символ, твари. Вот и получили по полной от настоящего великого народа».
Наверно, тут все продавцы знакомы с магией, так как этот парень появился из ниоткуда, словно джин. Тут же выдав извечную фразу:
- Что боярин желает?
- Приодеться желаю. Рубах две-три, штанов пару, куртку и налатник.
- Э… куртку?
И как по волшебству у него в руках появилось нечто, похожее на плащ-пальто. Ну, куда мне такое?
- А что-то другое есть?
Опять не заметил, как парень что-то сделал руками и показал мне как бы плащ. Но мне куртка нужна. Тут я понял, что вся одежда тут как бы одного образца, и отличается только материалом и отделкой. Рубахи почти одного размера, штаны тоже, разве что плащи разные. Привычного мне фасона курток не найти. Пожалуй придется долго объяснять швейному мастеру – что именно я хочу. Объяснил парню, что мне нужен швей для большого заказа.
- Тимофей!
Из глубины лавки появился мужичок. Недолго думая я сказал швею, что желаю пошить много одежды для себя, и что для объяснений и снятия мерок надо явиться в детинец. Затем я купил налатник, отороченный мехом, три рубахи с разным узором, две пары штанов, шапку с мехом по кругу и ермолку. Спросил, где можно купить сапоги, меня тут же проводили в лавку напротив. Там выбрал готовые мягкие сапоги и легкие туфли, типа мокасин, кожаные и на коротком меху.
Выйдя от сапожного мастера, я оглянулся. Где Митяй? Лошади стояли у коновязи, а этого пострела нигде не было. Пока я упаковывал в сумы покупки, появился Митяй и сразу оправдался.
- Кубков заказал, боярин. Куда сейчас едем?
- К кузнецу.
- Тогда к Тюте поедем, - деловито кивнул парнишка, - он всегда срочные заказы принимает. И делает справно.
- А почему кузнеца зовут Тютя?
- Вообще его зовут Ефрем Рябов, а Тютя, потому что маленький.
Ах да, Тютелька, как я не сообразил?
- Ну, поехали к Тюте.
Кузнечный квартал был как бы в стороне. И верно, ведь звону от них много. Митяй проехал вглубь кузнечных дворов и заехал в распахнутые ворота двора, из глубины которого доносились удары с гулким эхом. Под большим навесом работал кузнец. Действительно Тютя - маленького роста, но с широкими плечами и мощной мускулатурой. Кузнец одной рукой держал раскалённую деталь клещами, а второй молоточком постукивал место, куда подмастерье обрушивал тяжелый молот.
Бух!
Деталь зашипела в масле. Кузнец положил инструмент и утер обильный пот. Я слез с коня передал поводья Митяю и подошел поближе.
- Ты Ефрем Рябов?
Кузнец кивнул и, взяв кувшин с водой, стоявший на чурбаке, стал жадно пить. Потом опять утерся и спросил:
- Что боярину угодно, починить что, али выковать?
- И починить и выковать.
Я вынул кольчугу и подал кузнецу.
- Починить надо и выковать пластины по размерам.
Дело в том, что я задумал сделать заказ на необычную бронь. Нечто похожее на юшман, только грудная пластина пусть будет сделана в виде зерцала. На рукинаручи, для ног тоже защиту. Еще заказал умбон с широкими краями, почти во весь размер щита.
Пришлось объяснять, показывая на себе, и чертить на утоптанной земле. Наконец поняв, что надо сделать, кузнец спросил о сроке.
- Завтра к вечеру.
- Хорошо, боярин, но за срочность это будет стоить… полгривны кун.
Митяй сделал большие глаза, и я понял, что это дорого, но согласился. Вообще, цены тут чудные. На гривну можно купить большой дом, ещё и на продукты останется. Я потратил на всё, вместе с барахлом, четверть гривны, нигде не торгуясь. Поэтому, наверно, меня из лавок провожали как почетного гостя. Были бы дисконтные карты, был бы платиновым клиентом.
Я кивнул Тюте:
- Добро, только в детинец снеси.
Расплатившись с кузнецом, мы отъехали.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
PKLДата: Воскресенье, 25.01.2015, 20:42 | Сообщение # 94
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Поэтому по задумке монголы и их данники отошли в керженские леса по зиме, продолжая разведку для предстоящей зимней компании, а данники шалили по округе.


Это очень слабое обоснование - особенно с учетом того, что в реале вторжение было с юга, а не с востока.
Знающих местность купцов наверняка хватало в захваченных монголами чуть ранее волжских городах.
Кроме того в то время в Хорезме и Персии ходило достаточно "путеводителей" с картами по самым разным странам, включая Русь (Аль-Идриси, Ибн-Хаукаль, Аль-Хамави, Книга путей и стран)

Повторюсь - реально представить события действиями оставленного в Булгаре наместника - именно в плане борьбы со сторонниками прежней власти. выдать за разведку - нереально.

Цитата Владислав_Валентинович ()
Нет, если он выполнил основную задачу.


Еще раз - поздней осенью 1237 года Бату-хан отправил посольство в Рязань и Владимир.
Чисто теоретически все могло обойтись мирным путем. Ни один монгольский нойон не посмел бы специально нападать на мирного соседа, не имея прямого приказа.
Прямые аналогии - 1216 год сражение у Иргиза (монголы разгромили меркитов, но попав под удар хорезмийцев не стали продолжать сражение, а отошли), 1223 год - сражение у Калки (Субедей дважды посылал мирные посольства к русским князьям).

Цитата Владислав_Валентинович ()
Это проблемы княжеств. По каким причинам Китеж не может выставить ратников больше?


Бояре - это не одно и то же, что ратники.
Была б большая часть рати земское ополчение - вопросов бы не было.

Примерное соотношение бояр и простых ратников в войске можно посмотреть в "Задонщине", где говорится, что бояр и воевод погибло 450 человек на 250 тысяч простых ратников. Ну 1 к 500 - может и преувеличение, но 1 боярин на 100 простых - нижний предел.

Цитата Владислав_Валентинович ()
Настоятель Храма, то есть Кулибин, подойдет?


Почему ж нет.

Цитата Владислав_Валентинович ()
В том тексте есть описание - вдоль реки достаточно мест для прохода конницы, а про непроходимость леса я писал. Поверте, я те места сам облазил, рыбача со спинингом и знаю что говорю.


Я ж не про проход конницы, а про цель этой самой конницы.
Если монголы ведут разведку, то за каким хреном им вступать в лобовую схватку с неизвестным исходом?


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 25.01.2015, 22:19 | Сообщение # 95
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата PKL ()
Это очень слабое обоснование - особенно с учетом того, что в реале вторжение было с юга, а не с востока.

Так не про вторжение речь. Просто разведка, а купцы:
Цитата PKL ()
Знающих местность купцов наверняка хватало в захваченных монголами чуть ранее волжских городах.

Повторюсь, купцы больше речные пути знают, а кроме них есть зимние через леса. не думаю, чтоб монголы пренебрегали этим.
Цитата PKL ()
Субедей дважды посылал мирные посольства к русским князьям

А те его "послали" wacko чем не повод подготовиться к обиде?
Цитата PKL ()
Бояре - это не одно и то же, что ратники.
Была б большая часть рати земское ополчение - вопросов бы не было.

Осетра урезать не поздно.
Цитата PKL ()
Примерное соотношение бояр и простых ратников в войске можно посмотреть в "Задонщине", где говорится, что бояр и воевод погибло 450 человек на 250 тысяч простых ратников. Ну 1 к 500 - может и преувеличение, но 1 боярин на 100 простых - нижний предел.

Соотношение сторон Дмитрий - до 70 тысяч, Мамай - до 150 тысяч. wacko
Задонщина у меня есть как в оригинале (на древне-славянском), так в современном языке. Но на одном из сайтов встречалось опровержение многих фактов о той битве. Возможно летописцы с цифрами напутали, но спорить не буду, осетр рыба вольная, как хочешь так и меряешь. При вычитке учту.
PKL, я конечно понимаю, достоверности мало, но сроки и общая линия... её быстро не изменить, и срок мне выделен не очень. Для издательства надо убить Батыя. Вот и буду убивать.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
PKLДата: Понедельник, 26.01.2015, 01:01 | Сообщение # 96
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Повторюсь, купцы больше речные пути знают, а кроме них есть зимние через леса. не думаю, чтоб монголы пренебрегали этим.


Это смотря какие купцы.
Половецкие, например, гоняли сотенные табуны коней на продажу - явно не по рекам.

Цитата Владислав_Валентинович ()
А те его "послали" чем не повод подготовиться к обиде?


Они не только послали, но и напали первые. Потом пожалели, правда.
Но здесь ведь нападает простой темник на формально пока еще мирного соседа - вот в чем вопрос!

Цитата Владислав_Валентинович ()
Соотношение сторон Дмитрий - до 70 тысяч, Мамай - до 150 тысяч.
Задонщина у меня есть как в оригинале (на древне-славянском), т


Я знаю про реальное соотношение сторон, но это неважно в данном случае.
Важно соотношение погибших бояр и простых ратников по Задонщине это примерно 1 к 500.

Цитата Владислав_Валентинович ()
Для издательства надо убить Батыя. Вот и буду убивать.


Тогда надо к Федору Юрьичу в посольство проникать - там самый реальный шанс.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
PKLДата: Понедельник, 26.01.2015, 12:26 | Сообщение # 97
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Владислав_Валентинович, рекомендую потратить несколько дней для отработки поглавной концепции будущей книги.

Завязка - кульминация - финал (с основными эпизодами - что, где, когда).

Если заранее обозначить содержание каждой из предполагаемых глав в одном-двух абзацах, то, конечно, читателю будет менее интересно, однако результативность помощи сразу резко вырастет. Потому что все предложения будут подгадываться под заложенную концепцию.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 26.01.2015, 14:30 | Сообщение # 98
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
PKL, эту книгу я переделать конкретно не успею (сроки-сроки). Вот если запросят продолжение...

7.
О матерь-отчизна, какими тропами
Бездольному сыну укажешь пойти:
Разбойную ль удаль померить с врагами,
Иль робкой былинкой кивать при пути?
Былинка поблекнет, и удаль обманет,
Умчится, как буря, надежды губя,
Пусть ветром нагорным душа моя станет
Пророческой сказкой баюкать тебя.
Баюкать безмолвье и бури лелеять,
В степи непогожей шуметь ковылем,
На спящие села прохладою веять,
И в окна стучаться дозорным крылом.
(Николай Клюев)


Я шел по Китежу и любовался красивыми дворцами, украшенными затейливой резьбой. Дома были в несколько этажей и казалось пронзали небо высокими острыми шатровыми крышами, на которых, как живые, трепетали на ветру флюгера в виде петухов. Дворцы, первые этажи которых были каменными, чередовались с деревянными часовнями и церквями. Много-много церквей с шатрами и золотыми крестами. Главная улица была заполнена весело гудящим народом, идущим по своим делам. Они улыбались друг другу, и от этих улыбок, казалось, повсюду веселей играли солнечные зайчики. Дети, весело галдя, носились по улице.
Вдоль дороги разлился благовест. Он шел от великолепного и красивого храма с множеством золотых куполов. Благовест подхватили остальные церкви. И теперь перезвон шел отовсюду.
Вдруг, перебивая благовест, раздался набат. Люди тревожно заозирались. От городской стены, откуда летел набат тревоги, раздался крик:
- Поганые! Поганые пришли!
Все кинулись кто куда. Матери стали звать своих детей. В сторону ворот торопливо побежали ратники. Я кинулся за ними.
Башенная лестница гудела от топота поднимавшихся на стену защитников. Проглатывая широкими шагами ступени, я вылетел на стену и замер от открывшейся картины.
- Сколько же их? – прошептали рядом. - Господи, спаси!
Всё поле перед городом было заполнено врагами. Они не торопясь окружали город, медленно подступая к стенам. Ратники, имеющие луки, наложили стрелы и приготовились стрелять, но степняки остановились на расстоянии выстрела. Вперед выехал всадник, держащий длинный шест, на котором висели белые и черные конские хвосты. Под ними висело полотнище. Всадник подъехал к воротам и вскинул над собой шест. Ветер развернул полотнище, и все увидели на нём серого кречета с черным вороном в когтях. За полотнищем затрепетали на ветру длинные чёрно-белые ленты.
Всадник величаво оглядел стены и закричал:
- Урусуты! Этот город и все земли вокруг принадлежат Бату-хану, внуку великого Потрясателя Вселенной Хана Чингиса. Склонитесь перед повелителем и целуйте землю у его ног!
- Кху! Кху! Кху! – взревели тысячи чужих воинов.
- Ишь, чего удумали, поганые, - пошипел сквозь зубы ратник, с боевым луком, и закричал вниз:
- Поцелуй своего царя сзади, под хвостом! Ирод!
- Уходите с нашей земли, поганые!
Монгольский воин ещё раз дернул знаменем и проорал:
- Склонитесь перед богатурами Бату-хана! Рабы!
Я не выдержал и заорал:
- Сначала попробуй нас взять!
И защитники взревели яростным криком.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
PKLДата: Понедельник, 26.01.2015, 15:58 | Сообщение # 99
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Я шел по Китежу и любовался красивыми дворцами, украшенными затейливой резьбой.


Ну уж теремами в таком случае.

Цитата Владислав_Валентинович ()
Много-много церквей с шатрами и золотыми крестами.


С куполами, надо думать?

Цитата Владислав_Валентинович ()
Он шел от великолепного и красивого храма


А бывает великолепный и некрасивый? biggrin

Цитата Владислав_Валентинович ()
Этот город и все земли вокруг принадлежат Бату-хану, внуку великого Потрясателя Вселенной Хана Чингиса.


Первым обязательно произносилось имя действующего хана. В данном конкретном случае - Угедея.

Цитата Владислав_Валентинович ()
Склонитесь перед повелителем и целуйте землю у его ног!


Бату-хан на месте событий присутствует?

Цитата Владислав_Валентинович ()
- Склонитесь перед богатурами Бату-хана! Рабы!


Он дурак? Или не понимает смысла произносимых слов?


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 26.01.2015, 16:56 | Сообщение # 100
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата
Он дурак? Или не понимает смысла произносимых слов?

Ни чо, во сне можно! biggrin
Цитата
Бату-хан на месте событий присутствует?

wink

- Боярин, Владимир Иванович, вставай. Снедать будем.
Я провел рукой по лицу, разгоняя сонливость, и обнаружил Демьяна с серебряной ложкой в руках.
Вот блин так это сон! А думал, что это я наяву в Китеже побывал. Почесав зудящий затылок, полез из палатки. Вздрогнув от утренней прохлады, посмотрел на небо. Ни одного облака. День обещает быть жарким. Потянувшись и зевая как бегемот, огляделся. Лагерь курился множеством костров. Большое поле превратилось в палаточный городок. Недалеко на холме была видна деревня по-видимому Большие Ключи.
- Здравствуй, боярин.
Я кивнул прошедшему мимо ратнику. Справа вышел высокий и худой парень и тоже поклонился.
- Доброе утро, боярин.
- И тебе доброе утро. – Проводил его взглядом, повернулся и достал из палатки флягу, но не успел глотнуть, как мимо прошли ещё трое бояр. Они смотрели на меня и улыбались. Чего это они? Наперебой поздоровались:
- Здравствуй, боярин!
- Многие лета, тебе Владимир Иванович!
- Здрав будь!
И все трое поклонились. Чего это они? Подобрав выпавшую от удивления флягу, двинулся к костру, у которого сидел Кубин, и о чём-то говорил с Демьяном. По дороге опять раскланялся с ратником, совершенно мне не знакомым. Блин, сговорились они что ли? Смотрят на меня как на бога и кланяются. Разве, что не крестятся. Или это проделки Кутерьмы? Нет, не должно. Его настрого Горин предупредил, завязать с приколами, а то, блин, по закону военного времени.... Ну это я мысленно шучу. Но почему, интересно, все так на меня пялятся и кланяются? Может, я вчера отчебучил чего? Вроде нет, и выпил да кубка всего. Трезвый, как стекло… хрустальное, в палатку ушел спать.
- Здравствуй... – поздоровался Кубин.
- Вот только кланяться не надо, хорошо?
- Ты чего, Владимир Иванович? – удивленно пробормотал дед Матвей. - Какие поклоны? Аль приснилось чего?
- Приснилось, но сон тут ни причём, - уселся рядом с котелком, от которого вкусно пахло и достал свою ложку. - Выхожу из палатки, а там, ратники, что мимо не идут, то здороваются и кланяются, как иконе ей Богу. Грешным делом подумал, что Кутерьма опять чудит.
Зачерпнул ложкой варево и подул остужая.
- Не знаю чего это они, - пожал плечами Матвей Власович. - Демьян, мож ты что ведаешь?
Парень проглотил ложку каши и улыбнулся:
- Как вы вчера ушли, Третей рассказал, как справно Владимир Иванович всех поганых погубил, когда дочерь Горина из неволи вызволил.
Я пожал плечами:
- Не велика заслуга. Это не повод смотреть как на чудо.
Демьян засмеялся и продолжил:
- Так это не всё. Он ещё про твою стрельбу из лука рассказал.
- Да-а-а, Владимир Иванович, - усмехнулся Кубин. - Сумел ты всех удивить.
Я сам не думал, что вновь получится попасть стрелой в стрелу. Но по-другому было нельзя. Всё Кутерьма, будь он неладен!
Ещё в Вершах, Кубин похвастал, что с его подачи тут воинскую школу образовали, так и поехали проведать, как идёт обучение отроков. Там как раз парни из луков стреляли. В общем, все стреляли нормально, но как всегда бывает, есть исключения. Наставник, как раз распекал нерадивого стрелка:
- Немочь ты Никола. Нерадивая немочь. Ну как можно стрельнуть вперёд и попасть назад. Стыдно. Девки, вон и то стреляют лучше.
Увидев нас, ратник дал парню подзатыльник и шагнул навстречу:
- Здравы будьте, бояре.
Кубин кивнул и спросил:
- Что Иван, так плохо?
- Да не, не всё, - покачал головой ратник. - Половина стреляет хорошо, другие посредственно. Но трое, даже в сторону чучела метнуть стрелу не могут. Этот вот чуть меня не подстрелил.
И строго посмотрел сторону нерадивого стрелка. Кубин спрыгнул с коня и позвал парня:
- Николка, а ну подь сюда.
Никола, смотря в землю подошел. Кубин положил руку ему на плечо и сказал:
- Вот что Николай. Батьку твоего поганые убили. И ты теперь за старшего в семье остался. Так будь прилежным и упорным, чтоб стать воином справным и отомстить врагам за отца. А как стрелять из лука я тебе сам покажу. Примечай и старайся.
Откуда-то сбоку раздался голос Кутерьмы:
- А пусть боярин Велесов умение своё покажет.
Горин обернулся и пригрозил:
- Ох Гришка, дождёшься у меня.
Потом повернулся и, глядя на меня, сказал:
- И вправду, Владимир Иванович, покажи-ка отроку, как стрелять надо.
Вот елки, не было печали. А Кутерьма опять подал голос:
- Если лука с собой нет, так вот. - И подаёт мне лук. Шутник, и шутки у него плоские. На кой мне охотничий, пусть отроки ими тренируются. Не подав вида, бросил Лисину:
- Спасибо, у меня свой есть.
Вынул лук из тула и взглянул на Лисина. Кутерьма впился глазами в него. Я достал кольцо и пристроил его на пальце. Взглянул на мишени - так, до ближней пятьдесят шагов, а до дальней сто. Выбрал дальнюю. Наложил стрелу и, не особо целясь, развел руки и спустил тетиву. Со всех сторон одобрительно загудели - стрела торчала точно в середине мишени. Довольно хмыкнул - определенно, у меня в предках Робины Гуды были. Послышался голос кутерьмы:
- Пусть ещё раз стрельнёт.
Все, достал! Но во мне не было ни капли раздражения. Только боевой задор и уверенность. Я знаю куда попаду, а это главное! Выхватил стрелу, наложил и навел на мишень и, смотря прямо в глаза Лисину, выстрелил.
- Ох! – раздалось со всех сторон.
- Не может быть! – пробормотал Кутерьма. – Стрела в стрелу!
Упаковал лук обратно под восторженный гвалт бояр и отроков.
Эти воспоминания хорошо подняли настроение, но парню спокойно сказал:
- Ну, стрельнул метко, что такого?
Демьян аж подскочил:
- Да так никто не стрелял никогда! Стрела в стрелу! Да всех завидки взяли. Даже мне завидно, - тише добавил он. - А Никола после этого в мишень попал. Всё потому, что ты для него стал примером. И другие стрелять лучше стали.
Кубин зачерпнул кашу и пробурчал:
- Говорите-говорите, мне больше каши достанется.
Я зачерпнул полную ложку и сказал парню:
- Давай лопай. Психолог, блин.
Котелок быстро опустел. Во втором котелке я заварил чай. Посидели молча, хлебая ароматный напиток.
- А теперь, Владимир Иванович, пора нам в Китеж, Кулибина навестить.
- Демьян, князю скажи, мы в Китеж поехали. А пока коней приведи.
Демьян кивнул с кислой миной, а дед Матвей добавил:
- Без заводных пойдём.
Пока Демьян бегал к Горину, мы одели бронь. Все-таки Тютя молодец, вон как заказ выполнил. Теперь я заметно потяжелел, зато меня на рогатину теперь взять трудней, остриё просто соскользнёт. И у бояр мои латы вызвали восхищение. Они сразу оценили достоинства новой защиты. Все уши прожужжали - мол, кто такое сделал? Похоже у Тюти, то есть кузнеца Ефрема теперь будет много работы.
Нацепил саблю, пристроил ножи. Попрыгал. Хорошо подогнанные пластины нагрудников даже не звякнули. Вот и славно. Повернул щит к себе, пытаясь разглядеть в размытом отражении себя. Увидел бородатое чудище, с густой шевелюрой. Провёл рукой по бороде и волосам. М-да, стригся я месяц назад, а брился с неделю. Это за неделю так всё обросло? Хорошо хоть здесь все бородатые. А ничего бородка, только чуть подровнять, и подстричься бы не помешало, а то скоро шлем не влезет.
Глянул на Кубина. Он давно снарядился. Ну, правильно, ему только в кольчугу влезть.
- Готов?
Я кивнул. Дед Матвей махнул в сторону деревни на холме. Наша палатка была почти на краю поля, рядом с деревней.
- Выедем к холму, а там стороной лагерь обойдем. Ага, вот и наши кони.
Честно говоря, я в лошадях разбирался плохо, точней вообще никак. У меня, оказывается, были две кобылы, остальные оказались меринами. Хоть и объезженные все, но Кубин мне посоветовал ездить именно на кобылах, они, мол, спокойней. А со своими кобылами я сдружился, даже имена дал - Дуся и Фрося. Дуся рыжая, с белым пятном на лбу, а Фрося вороная. Обе спокойные и дружелюбные. Демьян привёл мне Дусю. Помог накинуть сумы. Лошадь стояла спокойно, чуть шевеля ушами.
- Всё. Ты тут смотри Демьян. Если что, свернёшь палатку, вещи и …
И не договорив, мол, и сам поймёт, поехали к холму.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 26.01.2015, 16:57 | Сообщение # 101
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
- Куда ты ведёшь нас, Сусанин-герой?
Кубин хохотнул и соскочил с коня. Я тоже слез, так как через эти засеки верхом не пройти. Елки росли плотно, сцепляясь ветками словно пазлы, и представляли собой лабиринт из непроходимых стен. Сначала мы въехали в лес, напоминающий парк, но потом… потом начался кошмар. Я, конечно, видел непроходимый лес, но этот. Это не лес, это какая-то засека! Лабиринт! Мы петляли как по серпантину, огибая ёлочные стены. Иногда мне казалось, что тут мы уже не раз проезжали. На небольшой поляне с толстой сосной посередине остановились чуть отдохнуть. Я ослабил подпругу и пустил Дусю пощипать травы. Дед Матвей сделал тоже самое, и направился к огромной сосне. Сосне!
- Стой!
Кубин замер и обернувшись, спросил:
- Что случилось?
- Власыч…. Кхм. Матвей Власович. Я бы не стал приближаться к сосне, на всякий случай.
Дед Матвей посмотрел на дерево, верхушка которого терялась в высоте.
- Ты думаешь это…
- Не знаю, - пожал плечами я, - но лучше поберечься, вдруг попадём в каменный век или к динозаврам?
Кубин усмехнулся:
- Сосны так долго не живут, хотя… ты прав. Береженого Бог бережет.
- Власыч, а далеко ещё? Совсем закружил, или путаешь меня специально?
Кубин взял травинку и стал жевать. Ответил не сразу:
- Я не путаю тебя. Просто путь срезал, покороче. Напрямки ещё верста. Если вернёмся на хорошую тропу, то верст семь.
Ого! Интересно.
- А это почему?
- Тут сплошь ручьи, впадающие в болота и вот такой лес. А тропа не такая и широкая. Она огибает болото. А ты как думаешь, сколько от Больших Ключей напрямки будет отсюда?
В этом однообразии петляния ощущение времени я потерял, но глянув на часы, прикинул, сколько мы ехали от Больших Ключей, и сколько в этом колючем рассаднике. Получилось два часа, мы петляли по лесу, а это десять-пятнадцать километров. Нет. В таком случае это не короткий путь. По таким буеракам, петлять такое расстояние? Лучше уж длинной тропой. Блин, не знаю. Посмотрев на Кубина, пожал плечами и помотал головой.
- Пять верст.
Не может быть! Удивление видимо нарисовалось у меня на лице. Кубин улыбаясь, сказал:
- Сам не знаю, но в этом месте всегда так. Думаешь, что проехал десять верст, но на самом деле три. Ладно, пора…
И мы вновь окунулись в хвойный суп. Ехали верхом, и через сто метров открылась небольшая поляна. Кубин остановился и, подняв руку, застыл. Я замер, тихонько сунув руку в налучье и берясь за рукоятку ГШ-18.
Дед Матвей медленно вынул свой лук и наложил стрелу и выстрелил - стрела влетела в ёлочную лапу и оттуда вывалился заяц. Дед Матвей подъехал к тушке и, наклонившись, схватил косого за уши. Поднял, показывая и улыбнулся:
- Ещё пару и на обед заработали, а я зайчатину люблю.
- Блин, Власыч, предупреждать надо. Я думал – опасность, а ты охотится задумал.
Тот, смеясь, выдернул стрелу и запихнул зайца в суму.
- Если б я тебя предупредил, то обед бы уже убежал. Свой лук приготовь, зайцев возле болота много. Конечно, лучше с кистенём за ними охотиться, но это по полям. А тут у них под каждой ёлкой убежище.
Подумаешь, охотник. Ладно, достал лук и приготовил стрелу. Через метро десять Кубин опять выстрелил. Косой даже из-под лапы не выпрыгнул, скончался там. И как он их видит? Вглядываясь в нижние ветки елок, и матерю про себя братцев кроликов. Блин, когда не надо, эти твари сигают, а сейчас сидят тихо и не дёргаются.
О! Я заметил что-то под веткой. Заяц? Навёл стрелу. Во! Точно заяц. Динь!
Победно подъезжаю, наклоняюсь и, подобрав трофей, показываю его Кубину.
- Отлично! – кивнул он. - Есть почин.
Проехали по краю болота, обходя трясину. Само болото было не широкое, всего лишь метров семьдесят. С той стороны, вдоль болота тёк ручей. Дуся потопталась в ручье, смывая грязь болота. Потом крутой подъём и опять ёлочная засека.
Хм, и это короткий путь? В гробу я его видел, блин. Теперь иголки из кольчуги вытряхивать придется, и пахну как лесной бальзам.
Как-то неожиданно для меня выехали на поле.
- Китеж! – Выдохнул Кубин, смотря вперёд и крестясь.
Я жадно вгляделся на город из легенды. Сразу отметил невысокие стены, по сравнению с Вершами, ниже раза в два. Правда, перед стеной высокий вал и широкий ров с водой. Или это река?
- Власыч, а почему стены маленькие?
Кубин хмыкнул:
- А незачем Китежу высокие стены. Его лес защищает, сам ведь почуял. А на дороге к граду крепостица есть. По её краям засеки навалены, мышь помрёт, пробираясь.
- Что, и троп обходных нет?
- Есть, по одной мы только что шли, ноно про них мало кто знает. А местный люд оброк и товары по дороге возит.
Кони шли легкой рысью по выкошенному полю. Я смотрел во все глаза на город. А во сне совсем другое видел. Вместо высоких, десятиметровых стен трехметровые, правда, с навесом вдоль стены. Рубленые башни, похожие на современные нижегородские, стояли метров через пятьдесят друг от друга. За стеной высились пирамидальные шатры церквей, увенчанные православными крестами. Вдалеке мелькнул золотистый купол храма. И в этот момент над землёй поплыл радостный благовест. Крестясь, подумал, что его громкий перезвон слышно, наверно, даже в космосе. А ведь какое красивое звучание. Сердце радуется.
Нас заметили, и навстречу понеслись десяток всадников. Кубин остановился и пробормотал:
- Быстро они на этот раз.
Всадники споро взяли нас в кольцо.
- А, Матвей Власович, княжья нянька! - весело крикнул ратник с длинной бородой. - Почто, как тать, через лес едешь? И что за боярин с тобой?
- Нас, Игнат, борзо к себе протоиерей Григорий звал. Вот и прошли по аркудовым тропам. А это боярин Владимир Иванович Велесов.
Ратник странно посмотрел на меня и, поклонившись, сказал:
- Здрав будь, боярин. Слышал я про тебя. И бачко твоего знал.
Кубин прервал его:
-Ладно, Игнат, нам пора.
И мы поскакали вдоль рва.
У дороги, что упиралась в мост, ведущий в башню, толпились ратники. Не останавливаясь, мы завернули в город. Те, что сопровождали нас к воротам, остались перед мостом. Мы остановились и слезли с коней, чтоб перекреститься на икону над воротами. Башня была такая же, как и в Вершах. Только подъёмный мост через ров был больше. А вот бойниц во внутреннем коридоре я не увидел. Кубин кивнул стражникам у внутренних ворот, и мы поехали по широкой, мощёной деревянными досками улице. Странное дело, во сне мне приснились каменные дома. Здесь я видел такие же по форме дома, но построенные из дерева. И откуда в легенде взялись упоминания о каменных белоснежных дворцах? Вот они, деревянные, можно пощупать, но побеленные. Хм, подъехав ближе, провел рукой - точно побелено. Потёр ладони, избавляясь от извести. Может, поэтому всем думалось, что город из камня? Улица была полна весело гудящего народа, идущего по своим делам. Вон толстый боярин в богатой одежде с меховой накидкой. Прошел навстречу, важный такой. Наверно, потеет сильно? В такую жару в мехах ходить, увольте. Тут в броне-то упарился.
Вежливо улыбнулся в ответ девушке с жемчужным ожерельем. За такую улыбку и умереть можно. Проводил её взглядом и на прощание получил ещё одну улыбку. Вообще, все люди на улице улыбались друг другу. Эти улыбки, казалось, отражались от белых стен домов и возвращались обратно, как солнечные зайчики. Играющие дети заполняли улицу весёлыми криками. Дома в три этажа сменялись маленькими часовнями. Церквей с пирамидальными шатрами мне встретилось уже три, это не считая часовен. Уже недалеко, виднелся большой храм с золотым куполом. Сколько тут церквей? Вместе с тем храмом я уже насчитал восемь, учитывая часовни.
- Власыч, сколько церквей в городе?
- Тридцать! Впечатляет?
М-да, впечатляет. Если бы это был не святой Китеж, то можно было подумать, что это паранойя. Столько церквей, я слышал, имели много городов. Например, Арзамас имел больше тридцати. Но какой размером Арзамас, и какой Китеж. Город по прикидке, имел примерно километровый диаметр. Значит, жилых домов тут половина. Интересно, как народ церкви посещает? По очереди? В размышлениях не заметил, как подъехали к храму Владимирской иконы Божьей Матери.
Ого! Вот это красота! Мы слезли с лошадей и подвели их к ограде с коновязью.
- Пойдем, Володя. Поговорим с другом моим.
И, троекратно перекрестясь, вошли.
У меня опять появилось то странное чувство возвышенности и легкости, какое я испытал в Вершах, на причастии в церкви. В единственную в Вершах церковь мы пошли с раннего утра. Храм не вмещал столько народу сразу, молящиеся стояли в проходе и на ступенях.
Я и в свое время бывал в церкви, но эти посещения были без особой охоты. Маясь от тяжелого запаха лампад и свечей и слушая пение, смысл которого от меня ускользал, без всякого интереса рассматривал иконы и росписи на стенах, иногда забывал даже креститься.
Но тут! Услышав звучный голос священника, вдруг внял весь смысл слов молитвы. Росписи на стенах и потолке заиграли, образа засветились, и.… стало так легко на душе. Было чувство, что я заново родился. Все люди в храме стали единым целым. Я проговаривал слова молитвы, как будто их хорошо знал. А я знал!
Знал. Знал, что это.
Это была Вера. Настоящая. Она шла от людей мощным потоком, пропитывая всё вокруг.
Вера - дающая верующему великую силу.
Вера, которой так недоставало русскому народу в будущем.
Вера, которую заменили верой в деньги и власть.
А здесь народ верил по-настоящему. Честно. Всей душой.
В храме Владимирской иконы Божьей Матери людей не было, только в центре стоял священник. Кубин подошел и, преклонив голову, сказал:
- Здравствуй, отче.
Священник улыбнулся и, положив руку Кубину на плечо, произнёс:
- Ну-ну, мой друг. Полноте. Представь мне спутника своего.
Кубин выпрямился и, повернувшись, сказал:
- Боярин Владимир Иванович Велесов.
Священник внимательно посмотрел на меня:
- Так вот ты какой? Ну-ка, молодой человек, представьтесь по полной.
Я, смотря в умные глаза Кулибина, а это, как я догадался, был он, выпрямился и отрапортовал:
- Капитан Велесов Владимир Иванович. Военная разведка.
Кулибин улыбнулся:
- Вот как, к-хм. Позвольте представиться – отец Григорий. В миру - Кулибин Иван Петрович.
И показал на маленькую дверцу в углу:
- Проходите, господа.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 29.01.2015, 12:00 | Сообщение # 102
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
- Вот и все… - я закончил свой рассказ обо всем, что случилось в будущем.
Во время повествования ни разу меня не прервали. Лицо отца Григория отражало вселенскую скорбь. Матвей Власович, уже слышавший часть истории реагировал более спокойно, чем в прошлый раз, лишь часто меняясь в лице. Иногда из глаз пробивались слезы.
- За что такие испытания? – тихо простонал он. - За что?
- За грехи наши… - поднялся протоиерей, - за грехи…
Отец Григорий подошел к Кубину и положил руки на его плечи.
- Уберег нас Господь, увидеть то страшное время, но дал нам другой урок. Бремя наше всегда тяжело, но на все воля Господня. Сейчас Божественная литургия, но вы тут побудьте. Расскажи Владимиру Ивановичу нашу историю.
Пришедший служка помог отцу Григорию облачиться, затем они вышли, а Кубин тяжело вздохнул и начал рассказ:
- Начну с того, что я, приехав из Нижнего Новгорода, вышел в город и только взял извозчика, как меня окликнули. Поворачиваюсь, батюшки – мой брат Олег. Оказалось он в отпуске. Представил меня другу, поручику Николаю Александровичу Ефпатину. Вместе зашли в ресторацию. За обедом поговорили. Оказывается, Олег уже четыре дня, как в Москву приехал, шалопай такой. В имении Ефпатиных, что под Подольском, обитает. Стали они вдвоём уговаривать меня с ними в имение поехать, и уговорили ведь, было у меня два дня в запасе. Согласился, как узнал, что там будет мой давний друг, капитан Иван Петрович Кулибин. У Ефпатиных имение большое, богатое. Даже конезавод есть. А через день, Николай предложил съездить в соседнее имение. Мол, там есть стрелок изрядный, что лучше его и нет. Так как мы все стреляли отлично, то решили взять револьверы, патронов и ехать.
- А возвращались мы обратно, изрядно пьяными, - усмехнулся дед Матвей. - Впотьмах свернули не туда, ну и заплутали. Решили переночевать. Слезли с коней, а они вдруг как рванут от нас, только их и видели. Ну, куда деваться? Тьма непроглядная. Стали укладываться. Мох у сосны мягкий…
- Погоди Матвей Власович, - прервал я Кубина, - а как спать легли, я имею в виду, дерева вы касались?
- Ну да. Прямо на корни головы положили, мха подстелив. Не впервой так ночевать.
Кубин вновь тяжело вздохнул и продолжил рассказ:
- А поутру, как проснулись, смотрим, вокруг лес стеной. Даже непонятно, как сюда-то пробрались. Удивились изрядно. И вопросов много, да ответов нет. Кулибин сказал, что железная дорога должна в десяти верстах проходить, если на юг идти. Ему конечно видней, мы карты в голове не держим, а он в том году два курса академии генштаба закончил, собирался на дополнительный курс идти. Так он все карты, как «Отче наш» изучил. Мы на юг и стали пробираться. Заросли кругом, не пролезть. Мы тогда удивлялись – и как могли пройти эти заросли вчера. Вышли, значит, мы к перелеску, а там дорога. Даже не дорога, тропа тропой. Кулибин осмотрелся и сказал, что идти на запад надо. Шли мы по тропе этой с час наверно. И тут навстречу всадники. Семеро. Нас увидели и сабли достали. Мы честно опешили сперва, на землю попадали. Думали маскарад какой. Но потом Олег удар получил. Я закричал и, достав револьвер, стал стрелять. Одновременно со мной стали стрелять Кулибин, потом и Ефпатин достал револьвер. Отстреляли все патроны, что в барабанах были, ещё долго впустую курками щёлкали. Я к брату кинулся, рана у него страшная, кровь еле остановили. Всё исподнее извели, Ефпатин за сухим мхом бегал.
Кубин помолчал немного, утер выступившую слезу, и продолжил:
- Я брата перевязал, а он глаза открыл и улыбается. А у меня прям мороз по коже. Олег бледный весь. «Что это они? За что?», - спрашивает. А меня самого трясёт, и не знаю, что сказать. Тут Кулибин подходит. «Посмотрите, господа», - говорит, и показывает саблю. Мы не понимаем в чём дело. А он говорит «Это же булатная сталь». Нам если честно, это ничего не говорило, а Кулибин поясняет: «Такие, как эта сабля, делались очень давно. Сейчас их можно встретить только в частных коллекциях, или в музее». Потом хмыкнул и сказал: «Вы не поверите господа офицеры. У этих бандитов нет огнестрельного оружия. Только сабли, клевцы и по три ножа на поясе. Ещё короткое копьё, то-бишь рогатина и вот это». И Николай Петрович вытянув руку, из которой выпал железный шарик с пол кулака на кожаном ремешке. Кистень. «Я осмотрел всех семерых, у каждого почти одинаковый набор подобного оружия. Судя по ним, эти бандиты как будто из древней Руси попали сюда». Ефпатин тогда и спросил: «Что делать-то будем?». Я посмотрел на Олега, он был совсем плох. Надо срочно к доктору его везти, а как? Кулибин оглянулся и сказал: «Николай Александрович, поймай лошадей. Матвей Власович, мы с тобой срубим две ёлки и сделаем волокушу. На ней, чтобы не растрясти, Олега повезём». А я спросил: «А тела как? Убрать с дороги?». Кулибин поднял палец: «Тела оставим для полиции. Как доберёмся до Подольска, или до первого отделения, полиции и сообщим».
- Не знали мы тогда, куда попали, - горько усмехнулся дед Матвей. - В какую ИСТОРИЮ вляпались. Каламбур какой-то.
- Пока Ефпатин ловил лошадей, мы срубили пару елок и связали их комелями. Постелили потник и перенесли Олега на волокушу. От комеля привязали верёвку к седлу коня. На него сел Ефпатин. С одной стороны волокуши ехал Иван Петрович, с другой я, и смотрел на Олега. Боже мой, с такими ранами не выживают, я знаю. Но если доставить в госпиталь, то надежда есть. Через три версты мы выехали на поле, за которым увидели селение. Кулибин огляделся и удивлённо произнёс: «Странно. Тут должна проходить железная дорога». «Может, ты путаешь, Иван Петрович?» - спросил Ефпатин. «Нет, Николай Александрович, я не путаю. Странно это. Место как будто то, но ощущение такое - что железнодорожное полотно свернули, насыпь сравняли и всё деревьями засадили». Кулибин показал на часовню, стоящую на пригорке посреди селения: «Едем туда. Там спросим, куда нас нелёгкая занесла». Мы подъехали к селению и по околице проехали до часовни. Селение, домов в тридцать, как будто вымерло. Людей нигде не было видно. Мы спрыгнули с лошадей, и Ефпатин постучал в дверь часовни. Дверь приоткрылась, и из-за неё выглянул священник, маленький, одетый в черную рясу, подпоясанный простой верёвкой, на голове островерхая шапочка, на ногах лапти. «Мир вам, добрые люди. Что ищите? Куда путь держите?» - спросил он, и достал из-за двери икону, которую стал держать у груди. Мы перекрестились. Священник поднял брови: «Никак христьяне?». Кулибин шагнул вперёд: «Православные мы, отче». А священник спросил: «Зело странно одеты вы, мыслю из дальних краёв, путь держите?». «Ты прав, отче, из дальних краёв. А что это за место, как называется? И где все люди?» Священник убрал икону и ответил: «Подолом сие место называют. А люди попрятались вас увидав». Я спросил: «А доктор здесь есть?». «Кто?», - не понял поп. «Ну, врач, санитар, целитель, наконец». Поп смотрел не понимая. Я показал на волокушу: «Там раненый у нас, его лечить срочно надо». Священник махнул рукой на ближний к часовне дом: «Везите к дому Фомы Кустахи. Там остановитесь, а я позже подойду. Как имя уязвлённого?». «Олег» - ответил я. Кулибин вдруг спросил спросил: «Скажи, святой отец, какой сейчас год?». «Год 6715 от сотворения мира» - ответил поп и скрылся в часовне. Иван Петрович отвёл нас в сторону и сообщил: « Господа, вы обратили внимание на дома? Посмотрите на окна. Они обтянуты чем-то серым. Возможно промасленной бумагой, или скорей всего бычьими пузырями». Мы посмотрели на окна домов. И точно, ни в одном доме, не было стёкол. А Кулибин продолжил: "Я тут подумал, господа офицеры. Первое - проснулись не там, где уснули. Второе – нападение бандитов, одетых в доспехи времён Мономаха. Третье – нет железной дороги, там, где она должна быть. Четвёртое – это окна. Я не видел, даже в самых нищих домах окон без стёкол. А тут? Пятое - священник сказал про год «шесть тысяч пятнадцатый от сотворения мира», а это тысяча дести седьмой год. Я не сомневаюсь в нормальности священника". Он помолчал. «Вывод один – мы попали в прошлое и сейчас тринадцатый век. Матвей Власович, ты в истории силён, кто в тысяча дести седьмом году великий князь?». «Всеволод Юрьевич, по прозвищу - Большое Гнездо». «Вот» - поднял палец Кулибин, «От этого и будем отталкиваться». «То есть» - не понял Ефпатин. «Обживаться тут будем». Ефпатин расстроился: «А домой, что не попадём уже?». Кулибин пожал плечами: «Как? Вот и я не знаю. Кстати, господа. Сколько патронов осталось? У меня полный барабан и ещё шесть патронов». «У меня тоже» - сказал Ефпатин. Я похлопал по карману и достал револьвер. Откинул барабан: «У меня только шесть выстрелов, господа». Иван Петрович вздохнул: «Будем беречь. Придётся обходиться холодным оружием, надеюсь, уроки фехтования вами не забыты? Вот и славно, а с остальным оружием потренируемся».
Мы подъехали к указанному священником дому. Ефпатин соскочил с коня и заколотил кулаком по воротам. С минуту подождав, ударил по воротам сильней. Из-за ворот спросили: «Кто там?» Кубин громко сказал: «Ты Фома Кустаха? Открывай, святой отец на постой к тебе нас определил. Раненый у нас есть. В дом его надо». Ворота скрипнули и раскрылись, к нам вышел мужик лет сорока. Одетый в простую рубаху до колен, подпоясанный кожаным ремешком, на ногах штаны и босой. Поклонился: «Проходите, бояре». Повернувшись, крикнул: «Лукерья! Светлицу приготовь, воды согрей». Олега осторожно занесли дом. Дом был большой. Большая печь посередине избы казалось, занимала всю жилую площадь. Олега мы пронесли в огороженную комнату. Впереди, постоянно говоря «Вот сюда» и «Осторожно, порог и пригнитесь», семенил хозяин. Олега положили на широкую лавку, застеленную матрацем набитым соломой. Укрыли одеялом, и вышли в сени. Кулибин положил руку мне на плечо: «Матей, оставайся с братом, а мы за трофеями. Знать бы сразу, взяли б ещё там. Но кто знал? Смотри тут…». Сколько времени их не было, не знаю. Я погрузился в такое отчаяние. Как во сне я наблюдал, как обмывают и перевязывают брата. Потом вдруг рядом оказался священник и что-то делал, оказалось, отпевал. Я и не сразу понял, что Олег умер. В себя пришел от того, что по лицу мне хлестал Кубин и говорил: «… ицер ты или нет, приди в себя». Я вдруг обнаружил себя перед могилкой с небольшим деревянным крестом. Могилой… брата…
Кубин замолчал, глядя перед собой.
- Что дальше было, Матвей Власович? – спросил я, когда пауза затянулась.
- Как же давно это было. Всё и не вспомню. Ясно помнил день первый, а потом как-то размыто всё. Помню, как к Москве подъехали. Непривычно было видеть небольшой деревянный кремль с малым посадом вокруг. Потом поступили на службу в дружину к Великому князю Владимирскому.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Четверг, 29.01.2015, 16:21 | Сообщение # 103
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Отец Григорий подошел к Кулибину и положил руки на его плечи.

Сам на себя руки положил? Кубин-Кулибин слишком близки по звучанию. Изменить бы кому-то фамилию, чтобы не путать ни себя, ни читателей.
Цитата Владислав_Валентинович ()
Расскажи Владимиру Ивановичу нашу историю.

Откуда он знает, что Кубин за все время так ничегошеньки Велесову не рассказал? Или я что-то пропустил?
Цитата Владислав_Валентинович ()
С одной лошади сняли седло и потник. Потник положили на ветки и перенесли Олега на волокушу. От комеля привязали верёвку к седлу коня.
Вряд ли, пересказывая эту историю, Кубин будет вдаваться в такие детали. Скажет просто: "Соорудили волокушу, положили на нее Олега..."
Цитата Владислав_Валентинович ()
«Год 6715 от сотворения мира» - ответил поп и скрылся в часовне.
А разве священник будет вести летоисчисление от сотворения мира, а не от рождества Христова? Просто уточняю, и, скорее всего, этот вопрос к PKL.
Цитата Владислав_Валентинович ()
Олега положили на широкую лавку, застеленную матрацем набитым соломой.
Тоже лишняя детализация в монологе.
 все сообщения
PKLДата: Четверг, 29.01.2015, 18:03 | Сообщение # 104
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
Цитата Майор ()
А разве священник будет вести летоисчисление от сотворения мира, а не от рождества Христова? Просто уточняю, и, скорее всего, этот вопрос к PKL.


Теоретически может вести и так и эдак. Так что на усмотрение автора (местным привычнее от сотворения мира, попаданцам - от рождества Христова).
Замечу только, что само летописание зачастую велось в монастырях. И, допустим, окончательный вид Повесть временных лет приобрела в Выдубецком монастыре в Киеве (летоисчисление в ПВЛ ведется от сотворения мира)


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Четверг, 29.01.2015, 22:06 | Сообщение # 105
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Майор, спасибо, поправил.
Цитата Майор ()
Изменить бы кому-то фамилию, чтобы не путать ни себя, ни читателей.

А я её только в рассказе о попадании царских офицеров использовал. Далее только протоиерей, отец Григорий или имя-отчество.
Цитата Майор ()
Откуда он знает, что Кубин за все время так ничегошеньки Велесову не рассказал? Или я что-то пропустил?

Это я специально это пропустил. Начал с
Цитата Владислав_Валентинович ()
я закончил свой рассказ обо всем, что случилось в будущем


На большой холстине я разрисовывал карту района, как её помнил - все изгибы реки Керженец со всеми впадающими в неё речушками и ручьями. Ставил точки населенных пунктов, но, не подписывая их, просто так было проще вспоминать всю топографию. Соответственно я пояснял, что это за точки. Кубин и отец Григорий иногда подсказывали мне известные им ручьи и овраги.
- Вот, примерно так, - отошел я, любуясь на холстину.
Потом добавил на карте стрелочку и подписал – север. Кулибин одобрительно хмыкнул:
- Хорошая память, Владимир Иванович.
- Привычка – все запоминать, - пожал плечами я. - Теперь ваша очередь. В мое время было много полей, просек и лесозаготовительных участков, сейчас лес другой, так что дополняйте.
Матвей Власович взял уголек и начал дорисовывать:
- Вот тут лес сплошь. Тропа есть, но много людей не провести. По тому берегу дубрава, однако завалы такие, что проще вплавь по реке.
- А броды? – спросил я. – В мое время Керженец в этих местах сильно обмелел, и перейти его можно порой лишь штанины закатав.
- Броды есть, - сказал Кубин и ткнул в линию реки, - вот тут, единственный, где Безмень в Кержень впадает, остальные броды гораздо ниже по течению. А река тут достаточно глубока.
Я согласно кивнул. Еще по рассказам отца помнил, что до середины семидесятых годов по Керженцу активно сплавляли лес. По тем отмелям, что были в позднее время, сплава не организуешь.
- Далее… - дед Матвей обвел угольком довольно приличный район, - этот лесной массив практически непроходим. Тут и тут тоже лес. Перелески есть, но молодой поросли много, и тут…
Наконец карта была закончена. Масштаб примерно один к десяти. Из крупных поселений обозначили только Китеж, Заимку и Верши на берегу Ветлуги. Немного полюбовавшись на совместное творение, я спросил:
- Где удел Малика?
- Вот, по краю Кержени и на север. – Кубин показал на карте.
Удел оказался не очень велик. Тоже мне, княжество. Хотя северные границы дед Матвей не обозначил. И вокруг непроходимые леса… а как они тогда якшаются? Ведь должны быть хоть какие-то дороги или тропы.
- Матвей Власович, тут ты обозначил этот лес как непроходимый, - озвучил я свою мысль, - что, дорог или троп совсем нет?
- Вот тут есть путь… - и Кубин обозначил пунктиром по краю лесного массива. Я пригляделся и хмыкнул – часть пути совпадает с железнодорожной веткой, и частично дорогой местного значения, что будут проложены в будущем.
- А в каком месте черемис поганых видел. Где эта старица, про которую он толковал?
- Тут, почти у брода, - показал дед Матвей чуть выше места, где Безменец впадает в Керженец. – Кстати, эту излучину ты не совсем верно нарисовал.
Кубин подправил изгиб реки, а я отметил, что в будущем там будет деревня Никитино.
- И так, какие будут мысли?
- Про сбор поместного войска, мыслю, они уже знают, - произнес Матвей Власович. – Уж Кута озаботится о соглядатаях, раз встал на путь иудин. Как думаешь, отче, куда поганые пойдут?
- Я мыслю у них два пути, - изрек отец Григорий. – Один на запад, каким пришли, второй - вниз по Кержени. Если они двинуться вниз, то вот здесь они перейдут Кержень по броду и по восточному берегу по высохшим старицам и заливным лугам, до низовых бродов, а там хоть во все стороны…
Протоиерей задумался. С минуту он рассматривал карту, затем сказал:
- Князь Владимир Дмитриевич если поспеет, то может отрезать западный путь степнякам… - и протоиерей, взяв уголек, провел пунктир, почти повторяя путь, начерченный Кубиным, но на половине уходящий южнее. – Тут войско должно пройти. Здесь лес чище и лощина аккурат к реке ведет, а Кержень здесь хоть и глубок, но переправиться можно. Всего десять саженей в ширь, может чуть поболе, и оба берега пологи. – Отец Григорий отметил место на карте. – Почему именно тут? Потому что если князь переправит войско на западный берег Кержени в этом месте, то перекроет степнякам первый путь. Вот посмотри… - протоиерей опять рисует пунктиры, - здесь можно пройти и здесь. Кута мыслю темнику про все пути рассказал. И темник должен оценить каждый путь отхода. Я мыслю, степняки пойдут вниз по Кержени. Почему?
- В тех местах никакого преимущества у легкой конницы, - сказал Кубин. – Не развернешься. Даже пара сотен для степняков станет хорошей преградой, а вдоль восточного берега довольно широкие луга имеются.
- Именно! – подтвердил отец Григорий. – И именно от этого места можно идти хоть куда, так называемый… э-э-э…
- Оперативный простор? – подсказал я.
- Да. Видишь? – и Иван Петрович начертил три стрелки – вдоль реки на юг, на юго-восток и восток. - Если темник поведет свой тумен на восток или на юго-восток, то в первом случае выйдет к Вершам, а во втором к Китежу.
- Значит надо оставить часть дружины тут.
- Ты прав, мой молодой друг, - улыбнулся отец Григорий. – Именно об этом и речь. Смотри, какая там особенность…
Протоиерей на чистом месте холста схематично нарисовал реку, рядом две узких и одну широкую полосу, которая ссужалась в нижней части.
- Вот это Кержень, - Иван Петрович показал на левую полоску, - это - старица, местами заболочена, а это, - он показал на сужающуюся полосу, - луг. И по краям лес с дикими завалами. Вот тут с луга можно узким местом пройти, всего четверть версты по старому руслу. А там…
- Оперативный простор… - пробормотал я. - Хорошо местность знаете, даже карты не надо.
- Довелось хаживать, когда мордву замиряли, - пояснил отец Григорий, - я тогда еще тысяцким был.
– Ясно, - я еще раз внимательно посмотрел на карту. - Значит, князь идет с дружиной к Керженцу, переправляется, оставив часть ратников тут, - я ткнул в точку на карте, - затем он проходит здесь, проверяет все места где черемис Никола видел степняков, и если их не находит, идет к Безменинскому броду, и движется вниз по реке.
- Именно так, - подтвердил отец Григорий.
- Хороший план, - сказал я. И мысленно хихикнул – некоторый подтекст выражения, вкупе с тем, что мы тут все за всех решили, несколько веселило. – Осталось довести решение штаба до полководца. Не заартачится ли княже?
- Владимира Дмитриевича я беру на себя, - произнес протоиерей. – И о тебе, Владимир Иванович с князем поговорю.
- Заград-отряд?
- Он самый, - кивнул Иван Петрович. – Устоишь, в сражении, станешь воеводой. Об этом я тоже с князем потолкую.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 30.01.2015, 07:51 | Сообщение # 106
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
На большой холстине я разрисовывал карту района, как её помнил - все изгибы реки Керженец со всеми впадающими в неё речушками и ручьями. Ставил точки населенных пунктов, но, не подписывая их, просто так было проще вспоминать карту района.
Повтор, однако...
Цитата Владислав_Валентинович ()
Масштаб примерно один к десяти.
К десяти тысячам? У читателя может сложиться неверное впечатление.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 30.01.2015, 08:19 | Сообщение # 107
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
К десяти тысячам? У читателя может сложиться неверное впечатление.

Зачем такие масштабы, а впечатление будет верное, если с географией хоть чуть знаком. ГГ рисовал бы километровку, но масштаб один 1:10 более реален для примерного начертания района.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 30.01.2015, 10:29 | Сообщение # 108
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Там же и реки, и леса с дорогами, и кое-какие населенные пункты. Явно не один-два километра. Ну не уложится это все в такой масштаб. Это ж 1 км в 100 м? Каких размеров должен быть холст?
Нет-нет. Как минимум 1:5000. Ладно, ладно - 1:2500.
 все сообщения
PKLДата: Пятница, 30.01.2015, 11:24 | Сообщение # 109
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6517
Награды: 62
Статус: Offline
По мне так он вообще КАРТУ рисовать не мог - максимум набрасывать примерную схему местности.
Потому как ни измерений, ни съемок ГГ заведомо не проводил - да и некогда ему.

Что касается масштаба - я б вообще убрал его упоминания, написав только, что на большом куске холста ГГ старался уместить район 50х50 (или там 100х100 - как автору требуется) километров.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 30.01.2015, 12:14 | Сообщение # 110
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Там же и реки, и леса с дорогами, и кое-какие населенные пункты. Явно не один-два километра. Ну не уложится это все в такой масштаб. Это ж 1 км в 100 м? Каких размеров должен быть холст?
Нет-нет. Как минимум 1:5000. Ладно, ладно - 1:2500.

Я немного попутал и вас тоже. Имелась ввиду карта типа километровки, в моем случае масштаб 1 см - 5-10 км. Я изменю в тексте так, чтобы понятно было.
Цитата PKL ()
По мне так он вообще КАРТУ рисовать не мог - максимум набрасывать примерную схему местности.

На то время можно сказать самая точная карта. cool
Цитата PKL ()
Потому как ни измерений, ни съемок ГГ заведомо не проводил - да и некогда ему.

А что могло измениться? Русла рек и плотность леса. И все.
Цитата Владислав_Валентинович ()
- Привычка – все запоминать, - пожал плечами я. - Теперь ваша очередь. В мое время было много полей, просек и лесозаготовительных участков, сейчас лес другой, так что дополняйте.


8.
Мы бились мечами. На память сынам
Оставил я броню и щит мой широкий,
И бранное знамя, и шлем мой высокий,
И меч мой, ужасный далеким странам.
Мы бились жестоко - и гордые нами
Потомки, отвагой подобные нам,
Развесят кольчуги с щитами, с мечами
В чертогах отцовских на память сынам.
( Н. Я. Языков)


Дружина переправилась на западный берег Керженца, оставив под моим началом часть ратников. В общем, мне достались мощные, блин, силы. Триста сабель, если полусотню отроков не считать. Впрочем, основное войско тоже не велико.
После подсчета всех ратников оказалось, что собралось две тысячи бояр, плюс оружные холопы. Еще подошло городское ополчение, но их было чуть более тысячи. Вот и получилось, что против шести-семи тысяч кочевников мы выставляем всего четыре с половиной тысячи.
Поутру отец Григорий имел долгий разговор с князем, а затем Владимир Дмитриевич собрал боярский совет, на котором Велесов объявил «свой» план. Что интересно, при оглашении боярин Горин сразу поддержал эту идею, и сам вызвался встать под мою руку. После молебна войско выдвинулось к Керженцу. Переплавлялись вплавь, но споро. Мой отряд прикрывал переправу на этом берегу, а потом выдвинулся на север вдоль реки.
Что ж, все как отец Григорий и описывал - узкий проход по лощине меж лесных завалов вывел на холм, за которым раздался в стороны довольно таки просторный луг. Я привстал на стременах, оглядывая поле, поросшее густой травой и молодыми берёзками.
Слева за густым кустарником и кучами сухого сплавника угадывался Керженец, чуть ближе, параллельно реке была старица. Справа стеной лес. Сам луг тянулся почти на километр, постепенно расширяясь, и заканчивался перелеском. За теми мелкими березками еще один луг, но шире этого.
- На бутылочное горло похоже, - хмыкнул Матвей Власович, осматривая местность.
- Ага, как отец Григорий и говорил…
- Иван Петрович стратег, - сказал Кубин, - недаром в академии генштаба учился. Вот токмо пробка для этой «бутылки» размером маловата оказалась.
- Что есть, то есть, - согласился я. - Но пропустить поганых нам нельзя, за нами верста по оврагу и оперативный простор. И Верши, и Китеж. Помнишь, что отец Григорий сказал нам после молебна?
- Помню, - кивнул дед Матвей. - Мы стражи града Китежа, а значит всей Руси великой.
- Ну так давай устроим тут Фермопилы.
- Точно! – воскликнул Кубин, - А я всё думаю, что в голове крутится. Нас ведь триста ратников, полусотня новиков не в счет.
- О чем это вы, бояре? - Горин всё молчал, глядя вдаль, а теперь будто очнулся.
- Это мы про одну давнюю битву. Был на свете такой… князь Леонид. Он с тремястами воинами остановил очень большое войско.
- Большое? Тьма?
- В двадцать раз больше тьмы!
- Двадцать темников! – восхитился Горин. - Славный, наверно, был князь. И славная битва!
Кубин кивнул:
- Славная. Эти герои погибли. Все. Но о них знают теперь во многих местах!
Горин вздохнул и, улыбнувшись, произнёс:
- Так про нас тоже узнают. И все будут говорить про битву при Кержени.
А он прав. Почти прав. Был такой мультфильм по мотивам легенды о граде Китеже и назывался «Сеча при Керженце». Однако на самом деле такой битвы в истории не было. Теперь будет, точно будет!
Я еще раз внимательно осмотрел окрестности. А что, план отца Григория – вполне реалистичен, надо признать, если конечно у темника не найдется выхода более хитрого хода. Это нельзя исключать. Также нельзя исключать и предательства. Я специально узнал, кто входит в дальние дозоры – одним из них старшим боярин Лисин, то есть Кутерьма.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Пятница, 30.01.2015, 12:36 | Сообщение # 111
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
В общем, мне достались мощные, блин, силы. Триста сабель, если полусотню отроков не считать. Впрочем, после подсчета всех ратников оказалось, что собралось две тысячи бояр и оружных холопов. Еще подошло городское ополчение, но их было всего чуть более тысячи. Вот и получилось, что против шести-семи тысяч кочевников мы выставляем всего четыре с половиной тысячи.
Слишком резкий переход от численности отряда к остальной дружине. Сразу не понял. И с числом что-то не так. Считаем всех вместе: 2000 бояр с холопами и чуть более 1000 ополченцев - это 3000, а никак не "четыре с половиной..."
Цитата Владислав_Валентинович ()
если (зпт) конечно (зпт) у темника не найдется выхода более хитрого хода.


Сообщение отредактировал Майор - Пятница, 30.01.2015, 12:38
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Пятница, 30.01.2015, 18:49 | Сообщение # 112
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
И с числом что-то не так.

Подправлю. Просто не так набрал - бояр 2000, плюс холопы...

- Ладно. Тимофей Дмитриевич! – окликнул я десятника городского ополчения.
Ко мне подъехал могучий ратник.
- Вот что сделай. Видишь, старица слева за кустами пошла? Возьми пару ратников и разведай – можно ли по ней пройти, и если что на поле выйти для атаки.
Он кивнул и, развернув коня, отъехал.
- Что задумал, Владимир Иванович?
- Впереди наверняка дозор пойдёт. Думаю, от полусотни до ста. Вот и надо перехватить их, чтоб не предупредили основной отряд.
Горин кивнул:
- Добре. Тогда ещё лучников вон там поставить, тогда никто не уйдёт.
Горин показал налево, где особенно плотно стояли кусты ивы.
- Э нет, Илья Демьянович. Их лучше с другой стороны поставить, кстати, отойти в бурелом им будет проще. А по старице их могут нагнать и посечь.
Горин помедлив, кивнул.
- Лука Фомич! – окликнул я второго десятника ополченцев. - Вот что, Лука Фомич, выдели людей, чтобы стен нарубили, полторы сажени в высоту и две в ширину. Сколько успеете. И Суромяка позови.
Ратник кивнул и отъехал.
- Зачем шиты?
- Матвей Власович, - улыбнулся я, - а разве не смекаешь?
- Гуляй-город? – поднял брови Кубин.
- Именно! Расставим в этом горле по краям и еще ветками прикроем, чтобы не сразу заметили.
Мысль о гуляй-городе мне пришла во время осмотра. Просто реально оценил силы и принялся размышлять – как нам продержаться хоть пару часов. Если выйдем напрямую, то нас просто нашпигуют стрелами, особо не напрягаясь. С этим и дозорная сотня хорошо справится. Даже остро пожалел, что с собой взял только карабин, однако пулемета я и не имел, и запас боеприпасов к «Тигру» смехотворен. Но для него у меня работенка есть. Кроме меня с ним Матвей Власович работать может. Надеюсь, за тридцать лет жизни в прошлом он навыков не утратил. А пистолет я оставлю у себя, мало ли что…
Тактика кочевников во все времена была одинакова - закрутить «карусель», то есть обстрелять противника стрелами. А их тут будет в два с лишним раза больше чем нас. Поэтому мы укроемся за стенами гуляй-города. Если степняки решатся на штурм, то им придется спешиться, так как я собираюсь применить еще одну штуку – ежи. Их и сколачивать не надо. Изготавливается просто – берется верхушка с ветвями от срубленных сосен, затем каждый сучек остро затачивается, причем каждый последующий сучек длиннее предыдущего, макушка тоже заостряется. Ежи укладываются перед щитами.
Подошедшему Егору Суромяку я растолковал - как делать ежи и сколько их нужно.
С низины к нам степенно подъехал Демьян. Его поставили старшим над пятью десятками новиков. Для него тоже нашлось дело.
- Вот что сделай, - сказал я парню, - ты со своими новиками вон туда езжай. Две дюжины шитов в глубине леса поставь и ветками прикрой, чтобы незаметно было. Будете оттуда поганых стрелами бить.
- Сделаю, - кивнул Демьян и, кликнув свой отряд, ускакал в указанное место.
- Вот что, бояре, - сказал тихо, - я не хочу, чтоб эти парни погибли сегодня, поэтому прикрывать нас своими луками будут до того, пока мы сражаемся. Потом они должны уйти. И… - я посмотрел в глаза Кубину, - Матвей Власович, надеюсь, ты понимаешь, о чём речь?
Дед Матвей кивнул:
- Я понял тебя. Ты хочешь, чтоб увёл их я?
- Да. Они тебя послушают. И я никогда не сказал бы так, но… как старший по званию я приказываю. Они должны жить! И им про это пока не говори.
Дед Матвей закрыл глаза и кивнул. Горин, удивленно смотрел то на меня, то на Кубина, потом спросил:
- Вы это о чем, бояре?
Я вздохнул и сказал:
- Пойдём, бояре. У нас ещё есть время на то, чтоб последний раз поднять кубок. Илья Демьянович, пусть все старшины у нашего костра соберутся.
Я присел на землю и, откинувшись на снятые сумы, закрыл глаза.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 02.02.2015, 14:53 | Сообщение # 113
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
С ума сойти, они все тут фаталисты. Делай, что должно и пусть будет что будет. Я знаю – что будет и меня это не устраивает. Но ситуация такая, что деваться некуда. Не зря я упомянул про Фермопилы. Нереально остановить превосходящего численностью врага и остаться в живых. Если мы тут все поляжем, то зимой все пойдет, как в истории писано. М-да, прав отец Григорий, бог нам в помощь.
Господи, дай мне сил одолеть тьму вражескую! Ведь без победы нет будущего. Здесь на этом поле будет решаться вечный вопрос – быть или не быть…
Керженская сеча… интересно, станет ли известно о ней потомкам? Или превратится в легенду, как и Китеж? Потомкам... То есть и мне, в том числе.
Послышались шаги. Это подходили ратники. Все расселись, и я, оглядев всех, стал говорить:
- Поганые идут сюда. Их необходимо остановить здесь и продержаться до подхода основного полка. Он должен ударить поганым в тыл.
Один из ратников ополчения усмехнулся:
- Большой полк, мыслю, кувалда, а мы значит - наковальня.
- Да, нас мало, - кивнул я. - Нас всего тридцать десятков, я новиков не считаю, но будем биться. Считайте, что за нашими спинами наши матери жены и дети.
- Все мы понимаем, боярин, - прогудел десятник Садов.
- Кстати, что там со старицей? – я тут же махнул рукой. - Сиди, Тимофей Дмитриевич.
Ратник сел обратно и гулким басом начал говорить:
- По старице завалов много и местами вода. Но не глубоко, если расчистить, то кони пройдут свободно. Я уже послал людей, они растащат старые стволы и ветки, и из них ловушки соорудят.
- Постой, какие ловушки?
Тимофей Дмитриевич улыбнулся:
- Ну, так если придётся от поганых старицей уходить, так за собой завал обрушим.
- А, ясно. Извини, что перебил. Продолжай.
- Чуть дальше середины бочаг начинается. Сначала не глубоко, но потом… Как раз в этом месте на поле выйти можно.
- Хорошо, учтем.
Я чуть подумал, выстраивая тактику боя, и начал излагать свой план:
- Значит так, бояре. Дело справим так - все бронные ратники собираются у старицы. Это почти две сотни. Остальные укрываются за щитами и работают луками. Бронные же ждут удобного для удара момента. Но после удара уходим за щиты. Дозор поганых, мыслю, будет полусотня-полторы. Сомнем в один момент, но никого упустить нельзя.
Ратники согласно закивали. От кустов выбежал Демьян.
- Боярин. Разведали всё. Там хорошее место для лучников. Сделали щиты и прикрыли их ветками.
- Хорошо, сядь, - и я продолжил, - повторюсь - нельзя пропустить поганых через овраг. Там их уже не остановить.
- Не сумневайся боярин, побьём поганых.
Про себя улыбнувшись оканью этого ратника, я сказал Кубину:
- Давай, Матвей Власович, сюда котёл-то. Сейчас я вас, бояре, заморским напитком угощу.
Полез в сумы. Нащупал пакет с кофе, затем прикинул размер котла, решил высыпать весь кофе, чего беречь? И сахар тоже засыпал весь. В ИРП разве что осталось…
- Готово, черпайте.
Котла хватило на всех, и теперь ратники осторожно отхлебывали новый для них напиток.
- А ничего, вкусно сие питие. Изрядное. На сбитень похоже.
- Или на вино, иш как бодрит.
- Горячее.
Я пил кофе и улыбался про себя. Нескоро ещё тут попробуют сей напиток.
- Скачет кто-то. - Горин, поднявшись, вбежал на холм и посмотрел в сторону поля. Подбежал наблюдатель, сидевший у кустов на холме. И оба одновременно крикнули:
- Это Треш.
- Один скачет, - добавил Илья Демьянович, - а Ульяна нет.
Это был один из дозорных, посланных вперёд, чтоб предупредить появление монгольского отряда, но возвращался только один. Хотя мы обговаривали разные ситуации, но волнение всё-таки закралось в душу. Вдруг что-то не так? Второй, должен был остаться, только в крайнем случае. Это если монголы шли общим табором. Тогда второй, кто остался, должен был пропустить монгольский отряд и скакать навстречу нашему основному полку.
Взмыленный от быстрой скачки Треш соскочил с коня и, тяжело дыша, сообщил:
- Идут. Впереди сотня дозором, почти все бездоспешные. Ульян остался там, он не успел проскочить. Увидели бы. Я и то больше по кустам...
- Хорошо, Треша, - кивнул Грин, - иди, отдохни.
Я подошел к Кубину и тихо сказал:
- Матвей Власович, ты знаешь, что надо делать.
Он кивнул, забрал мои сумы, сверток с карабином и, вскочив на коня, ускакал к правой стороне леса.
Бронные ратники поднимались в седло, остальные шли к щитам.
- Кгарррг!
Я поднял голову – на корявой березе сидел черный ворон. М-да, значит, начинается.
- Тьфу, погань окаянная, прости Господи! – выругался Горин.
Ворон взлетел и скрылся за лесом. Ратники, крестясь и бормоча молитву, проводили его глазами.
- Всё, бояре. Поганые рядом.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Понедельник, 02.02.2015, 19:25 | Сообщение # 114
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Поднялись в седло и двинулись вдоль старицы. Действительно не глубоко и дно достаточно твердое. Вдоль берега старицы густой ивняк и высохшие деревья. Ратники, что проверяли проходы по старице, растащили все сухары, соорудив из них своеобразные баррикады. Если придется отходить обратно, то останется только обрушить всё за собой.
- Здесь, - показал рукой Садов.
Подъем на берег был достаточно пологим, кусты раздавались в стороны, но проход больше смотрел на юго-восток.
- Лепо! – произнес Гроин. – Прямо в спины бить можно.
- Верно! – согласился я.
Вдалеке виднелись замаскированные щиты, и если бы не знать, что они там стоят, то ничего бы не заметил. Потолкавшись конями, ратники встали в четыре ряда. Мы с Гориным чуть поднялись, чтоб видеть поле. Всё. Фигуры расставили. Главное - успеть монгольской дозор уничтожить, а там… а там будем стоять насмерть, пока в тыл поганым не ударит основной полк.
Ратники негромко звякали железом. Кто проверял, как выходят из ножен сабли и мечи. Кто поправлял поддоспешники. Лица спокойны. Поганые? Ха! Побьём и поганых!
Я тоже проверил саблю, натяжение тетивы на луке, поправил сетку бармицы. Провёл рукой по грудным пластинам. Хорошая получилась защита, теперь меня просто не взять. Нет у монгол кумулятивных стрел, только бронебойные. И то пробьют мою бронь разве что в упор.
- Идут, - сказал Горин, прислушавшись.
И точно, уже слышался топот множества копыт. Только тихо так. Странно, мне казалось, что гул от конницы должен быть громче. Или монгольские кони не так шумят?
Из-за дальнего поворота вылезла грязно-серая лента. Монгольский дозор шел рысью, на ходу перестраиваясь в несколько рядов, и сбавляя скорость. Заметили замаскированные стены гуляй-города? Вряд ли они.
Мы отошли в самую глубину кустарника, даже под берег спустились. Наконец дозор кочевников миновал середину поля и начал замедляться. Уже видны их спины. Пора.
Взмахнул рукой. Две сотни быстро выехали на поле, развернулись в несколько рядов и начали разгоняться. Кто-то из кочевников оглянулся и закричал. Поздно. По любому эта сотня поганых обречена. Степняки сделали полукруг и в воздухе запели стрелы. Ратники сбились плотнее и прикрылись щитами. Жалобно заржали раненые кони. Но нас уже не остановить. Мы хорошо разогнались и превратились в мощный железный кулак.
От степняков отделился десяток всадников и кинулся вдоль опушки, пытаясь уйти от удара. Остальные пошли прямо на нас. Ага, хотите связать боем, а эти весть темнику понесут? Никто не уйдет! Но этот десяток не наша забота, а засадного отряда отроков. аккурат мимо них скачут.
- Ки-и-ите-е-еж! – взревели ратники перед сшибкой.
Поймал злобный взгляд монгола, несущегося навстречу. Вот кого я насажу на остриё.
Удар! Гул от нескольких сотен скачущих лошадей взорвался металлическим лязгом и яростными криками. В последний момент я резко опустил рогатину, метя чуть выше седла. Степняк отбить её не сумел, и ратовище из моей руки вырвало. Наконечник монгольского копья я успел поймать щитом - остриё ушло вбок и вверх. И… передо мной поле. Как быстро через строй пролетел! Выдернул саблю и осадил лошадь. Рядом разворачивали коней остальные ратники. У всех довольные лица.
Оглянулся. Там добивали последних степняков. Что-то не верится, что всё так хорошо.
Тут кто-то закричал:
- Уходит! Поганый уходит!
Один из степняков, что были сбиты отроками из засады, вдруг ожил и, вскочив на ближнего коня, кинулся наутек. Защёлкали луки. Но степняк умудрялся уворачиваться. Да ещё прикрыл спину щитом.
Горин закричал:
- Стреляй, боярин! Скорей! Уйдёт ведь!
Мог бы не кричать. Как только я увидел беглеца, руки сами сделали нужное. Прищурился, смотря в удаляющуюся фигурку. На пути монгола вырастали рощи стрел, но степняк как заговоренный продолжал удаляться. Придется потратить две-три стрелы.
Щёлк! Тетива лука загудела, степняк вдруг как-то нелепо взмахнул руками, и только после этого моя стрела вонзилась ему в спину. Затем еще несколько стрел от отроков. Лошади вообще досталось больше десятка. Сначала упал всадник, затем рухнула лошадь. Из леса показалось несколько фигур, одна держала очень знакомый предмет. Хм, похоже, дед Матвей всё-таки не растерял навыков. С первого выстрела снял.
К беглецу уже спешили проверить – не оживет ли он опять? От леса, примчался Демьян, следом и Кубин подъехал.
- Всех положили, - констатировал он. - Даже не верится.
Я поднялся на стременах, высматривая раненых или убитых. Не видать.
- Раненые или убитые есть?
Подъехал один из десятников:
- Степана Стерха убили. Язвлёных десятка два, однако сражаться могут.
- Хорошо. Прибрать тут. Тела в кусты, лошадей согнать к нашим заводным. И коней сменить на свежих.
Ратники сгоняли лошадей, прибирали оружие, трупы, привязав к ногам веревку, оттаскивали к старице.
- Всё не скрыть, следы боя останутся, - сказал Матвей Власович. – Натоптали, да и кровь тут…
- Зато сразу не заметят. Пойдём, Илья Демьянович, коней сменим.
Рыжая Дуся хоть и выглядела свежо, но впереди долгий бой, и стоит сменить лошадей. Пусть теперь послужит вороная.
Поле расчистили. Бронные ратники все собрались у входа в лощину.
- Всадник! – крикнул наблюдатель. – Один!
Демьян резво взбежал на холм и глянул на поле:
- Это Ульян.
- Стало быть, все сюда идут.
У меня опять появилось чувство чего-то неправильного. Ведь даже несмотря на одного убитого, всё идёт слишком гладко. Чего-то не хватает. А вот чего?
Нет. Убитых два. Лошадь Ульяна остановилась, и парень, в спине которого торчало семь стрел, свалился. Его подхватили подошедшие ратники и понесли вниз. Положили на землю и перекрестились. Угрюмо помолчали. Мальчишка, почти ребенок еще.
- Поганые!
Мы поднялись на холм и выглянули на поле.
Серая масса выползала из-за леса.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Вторник, 03.02.2015, 06:43 | Сообщение # 115
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Влад, редактируй, внимательно вычитывая. У тебя Горин то Грин, то Гроин. Понимаю, что время поджимает, но...
Цитата Владислав_Валентинович ()
Все расселись, и я, оглядев всех, стал говорить:

"Когда расселись, я, всех оглядев..."
Цитата Владислав_Валентинович ()
Это был один из дозорных, посланных вперёд, чтоб предупредить появление монгольского отряда, но возвращался только один.
Само понятие "дозор" подразумевает небольшую разведывательную, наблюдательную группу от воинского подразделения или группу наблюдателей (по Ожегову). Так что тавтология получается, поэтому подчеркнутое пояснение явно лишнее.
"Это был дозорный. Отправляли двоих, но возвращался только один..." - как вариант.
Цитата Владислав_Валентинович ()
Я поднялся на стременах, высматривая раненых или убитых. Не видать.
- Раненые или убитые есть?
Снова тавтология. Зачем повторять? Пусть просто привстанет в стременах, окидывая взглядом поле боя (без пояснений) и спросит, что спросил.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Суббота, 07.02.2015, 23:14 | Сообщение # 116
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Поднялись в седло. Горин смотрел на поле и считал:
- … две, три…
- Брось, Илья Демьянович, - сказал я ему, - всех не сочтешь. Лука Фомич! Ты знаешь – что надо делать.
- Да, боярин, - кивнул десятник и отъехал к щитам.
- Двадцать сотен насчитал, - съехал со склона сотник.
- Как двадцать? - удивился я. - Еще один дозор?
- Боле нет, – пожал плечами Горин и посмотрел на меня. – Как мыслишь, где остальные?
- На большой полк повернули? - предположил я. - Никак темник задумал что? Но нам разницы нет, бояре. Тут стоять насмерть потребно…
Я задумался, сразу появилась идея, а что если еще раз повторить трюк? Только чуть по-другому…
- Пошли, вперед! - Махнув рукой, я направил коня по старице. У того подъема на берег нас встретил наблюдатель. Вынырнув из ивняка, он сообщил:
- Двадцать одна сотня и три с половиной десятка.
- Ты уверен? – спросил я. - Всех счел?
- Всех, боярин. Если только следом еще поганые не подойдут.
Наблюдатель нырнул в кусты, а мы выстроились в ряд. Рядом замер Демьян.
- Ты что тут делаешь? – Зашипел я ему. - А ну обратно дуй. Твое место с отроками.
Демьян упрямо мотанул головой:
- Не пойду. Здесь моё место.
Огляделся и махнул рукой - поздно его отправлять. Все стали тихо молиться и креститься. Я вдруг услышал бормотание стоявшего за Демьяном ратника:
- Я вижу славных предков своих. Вижу всех отцов и дедов. Они смотрят на меня и зовут к себе.
Стоявший с другой от меня стороны Горин не обращал на это внимания, и когда ратник произнёс последнюю фразу:
- Я чту и помню отцов своих!
Горин произнёс:
- Аминь!
Вдруг на моё плечо легла рука Ильи Демьяновича.
- Прости меня, брат! – сказал он мне.
Я увидел, что в соседнем ряду ратники, положа руку на плечо соседа, просят прощения и прощают.
- Прощаю тебя, брат, - ответил я, затем повернулся и положил руку на плечо Демьяна.
- Прости меня, брат…
Стал понятным старинный обряд. Воины, шедшие в последний бой, прощались и прощали. Скоро наша кровь смешается, и мы станем кровными братьями навек.
***
Монгольское войско плотной массой прошло по полю, замедлилось и окончательно встало на месте нашей стычки с дозорной сотней. Степняки начали перемещаться, явно выстраиваясь для атаки. Замаскированные щиты они видеть не могли, но следы битвы их насторожили. Наверняка в этом месте должен был остаться небольшой отряд для встречи. Перестраховываются?
- Удачно встали, - хмыкнул Горин.
- Я вот что думаю, - сказал я, пристально наблюдая за приготовлениями степняков, - они сейчас карусель затеют, то есть щиты обстреливать начнут. Подождем, как их тулы опустеют, тут и ударим.
- Не побьют, наших-то?
- Гуляй-город прикроет, если под стрелы сами не выскочат. А мы момент подгадаем и ударим наискось, аккурат в спины выйдет, они и развернуться толком не успеют. Затем влево уходим, путь поганым отрежем. И заводных у поганых отобьем.
- Лепо, - согласился Илья Демьянович, - ой, как лепо. Меж нами и гуляй-городом окажутся. А коли еще поганые появятся, и уже нам в спины ударят?
- Тогда уходим за щиты, а там… посмотрим.
Я приподнял щит. Тяжеловат немного, зато так просто его стрелой и рогатиной не пробьёшь. Горин посмотрел на щит, с интересом.
- Хороший щит, Владимир Иванович. И бронь хорошая.
- Подарю, как поганым по сусалам настучим.
Ратники засмеялись. И чего такого смешного я сказал?
Монгольское войско начало двигаться к устью поля, больше прижимаясь к старице, затем повернуло влево и… началось. Что там твориться видно плохо, но стрелы летели очень густо. Горин внимательно следил за перестрелкой из кустов, затем бежал вниз и поднялся в седло.
- Пора.
Выехали на берег и пока не замеченые начали ускоряться. Выскочили из ивняка сбитые в один мощный кулак. Раздались крики. Степняки смешались – кто развернул коня навстречу, кто попытался ускориться, чтобы выйти из-под удара вдоль опушки, но было поздно.
- С нами Бог! – выкрикнул я и опустил рогатину.
- Китеж! – закричал Горин и по полю понесся боевой клич:
- Ки-и-ите-е-еж!
Сшиблись! Степняк, выбранный мной как цель, вскинул щит, но рогатину отбить не успел. Вражину снесло, а рогатина вырвалась из руки. Закрывшись щитом, я выхватил саблю. По спине что-то больно ударило, но боль сразу ушла. Стрельнул глазами влево, там Демьян мощным ударом щита сбил монгола с лошади.
Бах! По щиту со скрежетом прошел наконечник копья и вылетел вверх, срезав край доски. Я толкнул древко в сторону и коротко рубанул поганого по руке. Под вороную полетел обрубок. Увидел впереди степняка, который нацелился копьём на Демьяна. Наклонился чуть влево и замахнулся саблей. Степняк поднял щит, но я ударил не саблей, а, поставив щит ребром, с силой ткнул его в бок. Сквозь яростные крики и лязг оружия я услышал, как трещат ребра. Ещё одним меньше. Бум! В голове зазвенело. Ранул поводья и развернулся к монголу в кольчуге. Это что за фрукт? Его оттеснили от меня лошади без седоков. С радостью заметил, что кони не наши, а монгольские.
- Ущ! - Степняк, крутясь, смотрел на меня. Нас разделяли три стоящих лошади без седоков. Я плюнул в его сторону и оскалился:
- Сайн байна, урод.
Он взревел и махнул саблей:
-Чи боол! Нохой!
Ну, уж хрен тебе. Направив на него клинок и ударив краем щита по сгибу, крикнул:
- Ба биш боол! Явах ба ялах, хуу тэмээн!
О! Он понял, и жест тоже понял. Ударив коня плашмя саблей, монгол стал пробираться ко мне. Ну, иди сюда. Степняк сходу ударил. Я отвёл саблю в сторону и ударил сам. Монгол увернулся, и вот поганец, распластавшись, достал кончиком сабли мой бок. Ох, спасибо тебе, Тютя, за хорошую работу. Вороная развернулась сама, умница, как будто понимала, куда мне нужно.
Бдзинь! В край щита воткнулась стрела. Наша, двухперая. Они что там, не знают куда стрелять?
Шипя словно змея, монгол крутанулся, и мы опять сшиблись. Попытался проделать трюк со щитом, да не тут-то было. Опытный вражина попался, и вёрткий зараза. Нас опять разнесло пробегающими лошадями без седоков. Тут степняка кто-то ткнул с земли рогатиной, и тот выпал из седла. Я осмотрелся. В трёх метрах двое поганых насели на Горина. Направил вороную туда, по пути огрел краем щита поднимающегося с земли монгола. Полосонул поперек спины ближнего степняка, Горин свалил другого и, стряхнув кровь с сабли, посмотрел на меня:
- Жив, боярин?
- Жив, мне ещё щит дарить тебе.
Горин хмыкнул и огляделся. От щитов густо летели стрелы. Основная масса кочевников оказалась посередине поля. Как и задумывал. Неожиданный удар почти ополовинил врагов. Однако их все равно больше. У нас тоже много потерь. Но дело все равно надо делать, лишь бы нам самим в спину неожиданно не ударили.
- Лепо! Ой, лепо!, - привстав на стременах, сказал Горин. - Китеж! Китеж! Китеж!
Со всех сторон донесся ответный. Горин поднял руку с саблей и закричал:
- Ко мне! Ко мне, вои!
Вокруг нас начали собираться ратники. Кто на своих лошадях, кто на монгольских…
Степные сотни сбились в кучу. Стрел уже не метали, конечно, запасы не бездонные, а от заводных с запасом мы отрезали. Ратники выравнивались в ряд, угрюмо посматривая на монгольские ряды и подбирая копья степняков. Медленно подъехал тот воин, что стоял рядом с Демьяном. Он тщательно обтирал распухшие губы и часто сплёвывал, при этом ругаясь. Горин посмотрел на него и улыбнулся:
- Кто эдак тебя, Михаил?
Ратник ещё раз ощупал губы и пробормотал:
- Да вот, резвый поганый попался. Так торопился с копия слезть, что своей ногой поганой мне по сусалам заехал.
Собравшиеся ратники захохотали.
- И что ты ему сделал? Убил второй раз?
- Кому такой должок возвратишь?
Ратник, сдержано смеясь, показал на край поля, где степняки выстроились для атаки:
- Вон другам егошним возверну.
Рядом со мной появился Демьян. В руках он держал две рогатины, одну он подал мне и, подняв сетку бармицы, утёр пот.
- Жарко.
Я показал на монгольские сотни, что начали движение к нам:
- Сейчас жарче будет. Ты, это, поберегись, парень.
Он кинул и стал смотреть на разгоняющихся степняков. Горин спокойно ждал.
- Смогут ли отроки дострелить сюда? Далековато.
Горин кивнул:
- Далеко, вот и ждём. Пусть ближе подойдут.
Когда до монгольской лавы осталось двести метров, Горин кивнул:
- Пора.
- С Богом! – крикнул я.
- Ки-и-ите-е-е-еж!
Лошади, храпя, резко взяли в рысь. Сбиваясь плотней и, опустив рогатины, мы понеслись навстречу врагу.
Молодцы, парни! Дострелили!
Напротив нас закувыркались кони. Большинство слетевших всадников вскакивали и кидались в сторону, но тут же попадали под собственную конницу. Стрелы летели плотно и сшибали врага уже по всей линии.
Удар! Мне показалось, что моя рука оторвалась и осталась на ратовище рогатины. По щиту противно проскрежетало. Что-то ударило в правый бок и по плечу. Опять удар в щит. Еле удержался в седле. Ржание вороной и тупая боль в левой ноге, а я саблю никак не могу достать, рука онемела.
Бум! Зазвенело в голове. И еще боль в спине…
Острие копья прошло мимо щита и ударило в бок…
Не совсем заживший ушиб отдался резкой болью. Что же с рукой? Я пытался сжать рукоятку сабли, но не мог. Оставалось только отбиваться одним щитом.
Вдруг все осталось позади. Вырвался?
Огляделся. Точно - весь строй степняков проскочил. На удивление быстро. И живой! А ратников вырвалось всего десяток. Они тут же развернули коней и кинулись обратно. Я поднёс руку к лицу, пытаясь понять, что с ней? Постепенно рука оживала, и я принялся разминать ее, приводя в чувствительность. Похоже, один из ударов пришелся в локоть, прямо по нерву.
Битва кипела. Много монгол метались пешими, сшибленные при ударе, но много и верховых. В этой каше было трудно разобрать русских ратников. Разве что по концентрации степняков вокруг кого-то. На меня кинулись двое. Бросив разминать руку, выхватил, наконец, саблю. Ткнул вороной в бока и кинулся навстречу, забирая вправо.
- Умри! – ловко уйдя от удара монгольского клинка, удачно попал краем щита в грудь врага, затем рванул на себя узду, разворачивая вороную. Степняк выбросил вперёд копьё. Я пригнулся, отводя остриё в сторону, и собрался ударить сам, но враг вдруг дернулся и ничком свалился на землю. Рядом в землю воткнулась стрела. Стрела! Саблю в ножны. Достал лук. Наложил стрелу.
На! И монгол слетел с коня со стрелой в глазу.
На! И у одного из ратников стало противников меньше. На. На. На. Тот ратник удивленно развернулся, увидел меня и кивнул. Спасибо потом скажешь. В толпе сражающихся, увидел Демьяна. Он отбивался сразу от двоих. На! На!
Крутится волчком ратник с разбитыми губами. С тела слетают кровяные брызги…
Как мало стрел в колчане. Рука цапнула пустоту, значит опять настала пора сабли. Ткнул пятками вороную, но она жалобно заржала.
- Ну, ты чего, девочка? – я погладил её шею. - Давай, вперёд, Фрося.
Кобыла медленно стала разгоняться. По пути подхватил монгольское копьё, торчащее из земли. Снял щит, висевший справа. И на полном ходу насадил зазевавшегося степняка. Увидел впереди отбивающегося от пятерых Горина. Кинулся к нему, заорав:
- Китеж! Ура!
Один из монгол развернулся навстречу и, вдруг метнулся с копьем под лошадь. Вороная всхрапнув кувыркнулась и я вылетел из седла. Удачно сбив двоих поганых, вскочил рядом с Гориным.
- Что? – тяжело дыша спросил он.
- Что-что? На помощь пришел. Изранен весь.
Горин отбил монгольский клинок и рубанул в ответ.
- На себя посмотри…
Я резко развернулся, поведя саблей. Степняки отпрянули. Скосил глаза вниз. М-да, штаны проще выкинуть, чем отстирать. А боли нет… если выживу, то боль придет потом…
- Ущ! - Монгол в кольчуге, медленно подходил ко мне. Живой, падла. И как уцелел в первой сшибке?
- Ты синый богатур, урус, - прохрипел он. - Мне будет сайн убит тебе.
Я поправил щит и покачал саблей.
- Ты понимаешь нашу речь, степняк?
- У меня пять боол урус! – ощерился монгол. - Ты был бы шестой.
- Счас! – усмехнулся я. – Попробуй-ка, возьми.
- Умри, урус.
И степняк ударил. Ушел вбок, и отбил его саблю. Справа мелькнул наконечник копья и ударил в щит. Меня рвануло в сторону и на землю. Монгол, торжествующе закричал, замахнулся, дернулся, удивленно уставившись на свою грудь.
- Му байна, - прохрипел он и упал прямо на меня.
Я отбросил труп и вскочил. Степняк, что чуть не наколол меня на копьё, уже разворачивался, намереваясь повторить атаку. В таких сражениях хоть крутись юлой, хоть глаза на затылке отращивай, запросто ударят сзади, и помрешь, не зная кто тебя убил. Я собирался проделать тот же трюк, что проделали со мной. Монгол уже близко и…
В последний момент, пожалев коня, я прыгнул не вправо, а влево, рубанул по копью, направляя его в землю. Не ожидавший степняк не успел отпустить древко. Я вложил все силы в удар. И отскочил… от половины тела, а конь понёс нижнюю половину дальше. Тут увидел, что Горин падает, а над ним уже занесена сабля. Я метнул щит, схватил торчащее копьё и бросился вперёд. Тяжелый диск сбил степняка с ног и я пришпилил его к земле копьем. Затем кинулся к Горину.
- Ты как?
- Плохо, Володимир Иванович. Умираю.
- Ну-ну, славный боярин. И это княжий сотник говорит? Поживёшь ещё.
К нам подскочил монгол, замахиваясь огромным шестопером. Так в замахе и рухнул, с аккуратной дыркой в голове. Это Кубин. Зоркий дед, и как нас в этой резне углядел?
- Я умираю, боярин, - хрипло повторил Горин.
Я подтянул щит и сунул его Горину.
- Вот возьми.
Он попытался его отпихнуть.
- Тебе нужней.
- Нет, я обещал. Дал слово. Держи щит.
Рядом рухнул как подкошенный еще один степняк, а Горин закрыл глаза и прошептал:
- Саблю возьми… отцова…
И улыбнулся. Изо рта хлынула кровь…
Я взял саблю и поднялся и осмотрелся. Кажется конец. Русских ратников почти не осталось. По полю бегали пешие монголы. Кони шарахались от людей, крови и звона железа. Почти все разбежались, оставив людей самим разбираться между собой. Меня сильно толкнуло в спину, и я почувствовал, как по спине потекла кровь. Махнул назад саблей и сбил стрелу. Наконечник остался внутри. Вновь толчек. Пришлось сбивать вторую стрелу и валить от стрелка, а то найдёт бронебойную и здравствуйте предки. Краем глаза увидел, как из леса шагнул Кубин, выстрелил и скрылся в лесу. Хорошо бы в монгольского лучника, что умудрился сберечь стрелы…
Я кинулся на врага. Страха нет. Смерти не боюсь. Видел я её. Два раза. Всю душу заполнила ярость и ненависть. Две сабли превратились в сеялку смерти. Степняки отпрянули. Но тут в правое предплечье ударила стрела. Я отмахнулся левой, срубив вражине руку вместе с саблей. В глазах поплыли огни и навалилась тяжесть. Ухватился за торчащее из груди убитого монгола копьё. Сабля Горина упала рядом. Поганые перемещались вокруг, не спеша приблизиться. Трое решились. Оскалился - монголы отпрянули. Боятся! Я улыбнулся. Триста ратников вышли против двухтысячного отряда. И мы их остановили!
Я засмеялся. Степняки взвыли от страха и злобы. Страшный урус положил вокруг полтора десятка. Он один. Ранен. И он смеётся над ними. Монгол в кольчуге, что-то крикнул, и они достали луки. Я смотрел на тело Горина.
- Прости, брат.
Из последних сил крикнул:
- Простите меня, браты!
В грудь впилась стрела, сильно. Бронебойная...
- Ки-и-ите-е-е-еж! – ударило по ушам громким кличем.
Выстояли! И я провалился в темноту.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 08.02.2015, 08:48 | Сообщение # 117
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Монгол, торжествующе закричал, замахнулся, дернулся, удивленно уставившись на свою грудь. Там расплывалось кровавое пятно.
Минуточку, он же в кольчуге стоит. Какое на ней может быть пятно? Вся кровь в одежду и поддоспешник впитывается.
Цитата Владислав_Валентинович ()
и помрешь, не зная - кто тебя убил.
здесь тире явно не в тему, надо убрать, чтобы читалось без разрывов.
Цитата Владислав_Валентинович ()
Две сабли превратились в сеялку смерти.
На мой взгляд не вполне удачная метафора. Сеялка ведь зерно сеет, то есть рождает жизнь, а здесь больше похоже на сенокосилку или мясорубку. Есть, конечно, устойчивое выражение "сеять смерть", но не "сеялка", нет.
Цитата
В грудь ударила стрела, сильно.
- Ки-и-ите-е-е-еж! – ударило по ушам громким кличем.
повтор


Сообщение отредактировал Майор - Воскресенье, 08.02.2015, 08:50
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 08.02.2015, 10:12 | Сообщение # 118
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата Майор ()
Минуточку, он же в кольчуге стоит. Какое на ней может быть пятно? Вся кровь в одежду и поддоспешник впитывается.

Спорно, но пока убрал. Удар пули оставил бы довольно широкий разрыв в кольчуге и поддоспешнике. Кровь по любому бы выступила наружу.
Цитата Майор ()
На мой взгляд не вполне удачная метафора. Сеялка ведь зерно сеет, то есть рождает жизнь, а здесь больше похоже на сенокосилку или мясорубку. Есть, конечно, устойчивое выражение "сеять смерть", но не "сеялка", нет.

Тоже пока оставил.
У PKL вопросов и сомнений по сражению, нет?


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
МайорДата: Воскресенье, 08.02.2015, 17:54 | Сообщение # 119
подъесаул
Группа: Авторы
Сообщений: 1014
Награды: 9
Статус: Offline
Цитата Владислав_Валентинович ()
Кровь по любому бы выступила наружу.

Если пуля разрывная и кровь фонтаном хлещет. Ну, или наклонился вперед. Правда, при таких ранах он вряд ли бы успел рассмотреть свою грудь. Умер бы, так ничего и не поняв.
Кстати, а не больно срубать древки торчащих из тела стрел? Понимаю, конечно, что он в запале, азарте боя. Многие чувства притупляются, в том числе и боль, но...
Ладно те, которые угодили в туловище. Там кольчуга, броник, одежда и лишь потом тело. И то спорно. А вот в предплечье - там броника нет. Рукава плотно стрелу держать не будут. Ударом сабли по древку ГГ рискует раскурочить рану. Впрочем, это мною не проверено, спорить не могу. Просто возникли такие сомнения.
 все сообщения
Владислав_ВалентиновичДата: Воскресенье, 08.02.2015, 20:20 | Сообщение # 120
Страж Китеж-града
Группа: Авторы
Сообщений: 1196
Награды: 22
Статус: Offline
Цитата
Если пуля разрывная и кровь фонтаном хлещет. Ну, или наклонился вперед. Правда, при таких ранах он вряд ли бы успел рассмотреть свою грудь.
Пуля не разрывная, но ударив в кольчугу, она вместе с разорванными кольцами вошла в грудь, ровно как разрывная, поэтому отверстие вышло широковато, соответственно - кровь.
Цитата
Умер бы, так ничего и не поняв.

По разному бывает. Ведь умер же...
Цитата
Кстати, а не больно срубать древки торчащих из тела стрел? Понимаю, конечно, что он в запале, азарте боя. Многие чувства притупляются, в том числе и боль, но...
Ладно те, которые угодили в туловище.

Стрелы в туловище остановлены бронью, они пробили её и застряли в бронежилете, лишь кончиком достав до тела, отсюда и кровь. Стрела в предплечье уже потом, и последние стрелы бронебойные.

9.
На ратных полях густо травы растут,
Берёзы над ними свои косы плетут.
И ветер колышет густую траву,
Заставил он плакать берёзы листву.
Он видел, что кровь тут текла как река,
Она затопляла травы берега.
Тут бились с врагами отчизны сыны,
И травы теперь тут всегда зелены.
На ратных полях густо травы растут,
А птицы печальные песни поют.


Пульсирующая боль перестала мучить, красные всполохи угасли, вокруг все почернело и стало так легко, что появилось ощущение полета. Впереди появился яркий свет, такой красивый, манящий.
Вдруг на пути возникли руки. Они обхватили мою голову и потянули. Потом я ощутил, что лежу, а мою голову кто-то держит. Я открыл глаза и увидел плачущую маму. Рядом хмурился отец. Они увидели, что я пришёл в себя, и шумно вздохнули.
- Как ты напугал нас, сынок, - прошептала мама. - Зачем ты без разрешения в воду полез? Там же глубоко.
И стала обтирать мне лицо платком.
- Мама, я не хотел. Я поскользнулся…
Вздохнул, закрыл глаза и… чернота опять обволокла меня. А чтобы от неё избавиться, надо двигаться к свету.
И вновь на моём пути появляются руки, много рук. И опять меня тянут куда-то вниз и прижимают к чему-то твердому. Чернота сменяется на красное марево, но уже без боли. Я слышу тихое ровное гудение и звяканье металла. В красном мареве замелькали белые пятна. Одно пятно приблизилось.
- Он очнулся, - сказало пятно приятным женским голосом.
Потом мягкий баритон произнёс:
- Ты в рубашке родился, парень. Теперь жить долго будешь. Отдыхай.
Потянуло в сон. Засыпая, разобрал слова:
- Один взрыв и один выживший. Единственный из тридцати… Вот так.
Как один? А остальные погибли? Все мои друзья?
А-а-а! Пусть чернота скорей кончится. Свет, зовущий к себе, уже близок. Но появляется бледная и костлявая рука, которая хватает меня за плечо. Я шарахаюсь от неё, но возникает вторая рука. Они хватают меня и тянут в пугающую и страшную черноту. Сил отбиваться нет. Рот в беззвучном крике. От дикой боли.
Чувствительно толкают в грудь, и я чувствую, как боль уходит. Мне поднимают голову, и в рот вливается что-то горькое. С трудом раскрываю глаза и вздрагиваю. Передо мной натуральная Баба-Яга.
- Вот теперь можешь спокойно спать, - сообщает сказочная старуха. - Марена от тебя отвернулась.
- Кто такая Марена? – Но ответа я не услышал.
Казалось, спал одно мгновение. Без снов, слава Богу. Ну их. А-то снятся всё кошмары. Открыл глаза. Интересно, где я? Ровные рубленые брёвна, подбитые мхом. Потолок из плотно подогнанных и отструганных досок. На стенах висят пучки сухих трав и веники непонятно из чего. Пахнет зверобоем и немного мятой. Справа контур двери. Она закрыта. Свет льется из окна, но чтоб в него посмотреть, надо было повернуть голову. А двинуться, сил нет. Попробовал приподняться, но все что удалось, лишь немного сдвинуть руки. От натуги закружилась голова.
Дверь открылась, и комнату наполнил громкий птичий щебет. Стало гораздо светлее. Поклонившись порогу, в дом вошла старушка. Одета в длинную рубаху с узором на рукавах и опоясана верёвкой. На голове платок. В правой руке держит деревянную плошку. Увидев, что я не сплю, всплеснула левой и, семеня, подбежала ко мне.
- Лежи касатик, лежи. Язвы твои не зажили. Вот выпей.
И приподняв мне голову, поднесла плошку к лицу. Какое-то очень густое варево, зелёного цвета, почему-то пахнущее куриным бульоном. Точно куриный бульон, только горьковатый.
- Спи, баскак, спи. – После этих слов сразу потянуло в сон. Точно Баба-яга!
Проснулся весь в поту. Тело невыносимо зудит, особенно в районе груди, ног и спины. Почесать бы, так рукой не двинуть. Хотя, двинул, чуть-чуть, но толку мало.
Видимо услышав моё кряхтение, появилась старушка.
- Пей, боярин, - и у лица опять та же плошка с бульоном. - Пей, говорю, легче станет.
С трудом проглотил варево. Легче не стало, зато опять потянуло в сон. Снотворное это что ли?
Следующий пить не буду. Как бы по слабости не оконфузиться…
Первое что сделал - вытер пот. О, руку поднял! Откинул одеяло, сшитое из овчины. Блин летом под овчиной! Вот и упарился. Рука сразу полезла по всем местам, где чесалось, а чесалось везде. Особенно под повязками. Кстати, что там? Попытался наощупь определить степень ранений, но не преуспел. Повязки присутствовали везде, кроме головы и левого предплечья. А еще на мне что-то надето. С трудом приподнял голову - длинная рубаха до пят из серой ткани, а под ней ничего, кроме повязок. Куда делась вся одежда? В стирке, или выкинули, чтобы не заморачиваться? Скосил глаза на пол. Так, интересно, а где мои вещи? Чуть сдвинул голову и посмотрел в открытое окошко. Обнаружил что на березе, что аккурат стоит напротив окна, сидит старый знакомый – огромный черный ворон. Ворон внимательно смотрел на меня, будто изучая – как скоро я окочурюсь, и когда можно к трапезе приступить.
- Не дождешься, - буркнул я в окно.
Ворон повернул голову и передвинулся на ветке. Словно сел удобнее.
- Черный ворон, черный ворон, - от нечего делать затянул я. - Что ты вьешься надо мной?
Птица внимательно слушала.
- Ты добычи не дождешься, черный ворон, я не твой!
Ворон встрепенулся, перья взъерошились, словно в возмущении. Ну-ну, пернатый, фигу тебе, я помирать не собираюсь пока, так что подождешь. Я пропел всю песню и только закончил последний куплет, как ворон взлетел и исчез.
Открылась дверь и в дом вошла давешняя старушка. В руках вместо плошки медный котелок, исходивший паром.
- А, проснулся касатик, и песни поёшь? Не вставай пока. Сейчас рубаху снимем, перевязи снимем. Обмою и оботру тебя. Небось, свербит везде?
- Свербит. Чешется, мочи нет.
- Так и должно быть, - кивнула старушка. - Потерпи, касатик.
- Бабушка, как звать-то тебя? И где я?
Старушка поставила рядом ушат с водой и из медного котла в него вылила кипяток.
- Мягой меня зовут. Бабушкой Мягой. Ты дома у меня.
Вот так – Мяга, почти как Яга. Только ударение на я. И вид как у Бабы Яги. В сказку попал, блин. Где у неё тут метла со ступой? Сразу захотелось выйти из дому и посмотреть под избу, только как сил больше будет. Баба Мяга принялась стаскивать с меня рубаху.
- Почто ужимничаешь? - Строго на меня посмотрела старушка. - Видела я мужиков глезных по боле вашей рати. Я тебя сейчас отваром целебным оботру, а в баню пойдешь, как сил прибавится. Лежи смирно.
И стала снимать повязки. Я косил глазами, следя процессом. Умело и быстро старушка сняла бинт, обнажая розовый рубец.
Ё-моё! Это сколько я тут лежу? Неделю? Две? Месяц?
Баба Мяга сняла все бинты. Рубцы покрывали тело затейливым узором вплетаясь в старые шрамы. И все они выглядели уже зажившими.
- Баба Мяга, а сколько я тут лежу?
Старушка намочила тряпку в ушате, чуть её отжала и стала обтирать меня.
- Три дня, касатик.
- Не может быть!
Она вновь намочила тряпку и продолжила процедуру.
- Может. Тебе бы девку ладну ба. Зараз бы силы вернулись.
Я не сразу понял, о чём она говорит. Потрясение от быстрого заживления ран ещё стояло. Она обтёрла меня всего. И бросив тряпку, взяла плошку со стола.
- Пей вот.
Автоматом пил варево и тут же повалился в сон.
***
Теплый ветер ласкал лицо и колыхал траву. Я отмахнул в сторону колосок, почесал щёку и открыл глаза. Рядом увидел девушку с большим венком на голове, она улыбалась и смотрела на меня. Я открыл рот и… девушка быстро присела и закрыла его ладонью.
- Тсс, - шепнула она, - молчи.
И сняла с себя всё. Богиня! Я думал - у меня сил нет. Угу, ещё как есть! Кажется, у него силы всегда есть. Сказалось долгое воздержание, и рубаха встопорщилась в районе паха. Девушка улыбнулась и стала снимать её с меня. Я открыл было рот, но тут же его накрыла ладонь, пахнущая полевыми цветами.
- Молчи…
И головокружительно пахнет цветами. От наших движений этот аромат усилился и к нему прибавился запах полыни…
Проснулся и долго лежал. Потягиваясь, задел что-то. Посмотрел - венок. Значит, это был сон? Мысль, промелькнувшая в сознании, заставила меня подскочить.
Ё-моё! Ведь женщин, кроме старушки Мяги, я больше не видел. Вот… бабуся! А ведь во сне выглядела на двадцать лет. То-то молчала, и говорить не давала. Это чтобы по голосу не узнал? Точно, Яга!
А что это я такой бодрый? Неужели эта, блин, терапия подействовала? Сижу и прекрасно себя чувствую. Руки слушаются нормально. Голова? Голова не болит, только чуть кружится и подташнивает. Ну, это понятно от чего - лежал долго, и пожрать бы надо. Спрыгнул с лежанки и расправил рубаху. Ну и покрой, в ней я как привидение. Где же мои вещи? Заглянул под лежанку. Пусто. Ладно, посмотрим снаружи. Переждал лёгкое головокружение и двинулся к двери.
Снаружи меня ждал чудный вид. Напротив входа в дом простирался залив реки. По берегам, над рекой, нависали мощные и древние дубы. Высокие кроны их не касались друг друга. Подлеска практически не было. Ни дать, ни взять парк, а не лес. От дома почти к самой реке выстелена дорожка из ошкуренных осиновых брёвнышек. На помосте девушка из сна полощет бельё. Или старушка ещё не перекинулась в свой настоящий вид? Я сделал несколько шагов и обернулся. Нет, у избушки куриных ног не было. Только это ничего не говорит. Я присел на ступень и стал смотреть на девушку.
- Здравствуй, молодец.


И лава конная споткнулась,
О строй рычащих воев-русов.
Несли в глазах татары ужас,
Здесь плоть и прах в бою столкнулись...(с)
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » Тексты Владислава Валентиновича » Страж Китеж-града (Новая редакция "Завещания предков" с другим финалом.)
Страница 4 из 7«1234567»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017