Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: PKL, Беркут  
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Прерия 2075. совместный проект » Отшельник (для чтения)
Отшельник
radioactiveДата: Воскресенье, 12.06.2011, 15:47 | Сообщение # 1
в отпуске
Группа: Старейшина
Сообщений: 1154
Награды: 12
Статус: Offline


ОТШЕЛЬНИК http://druzjina.ucoz.ru/forum/108-902-1#49805 - обсуждение здесь

Глава I

Солнце уже перевалило через незримую вершину зенита и полуденный зной начал потихоньку спадать, когда я, наконец, закончил своё дело, которым был занят последнюю неделю. Отложив в сторону маслёнку, которой смазывал детали «разношёрстного» механизма, тяну рычаг включения зубчатой передачи. Глухой стук входящей в зацепление зубчатой передачи и негромкий рокот вращающихся шестерён, начавших свою работу, подсказали, что износ они имеют приличный. Надеюсь, что хоть пару лет они протянут. Так. Первая часть водокачки работает. Пойду проверю как там чувствует себя вторая.
Уходя, оглядываю последний раз немного странный и нелепый механизм, собранный, нет, скорее слепленный мной из частей негодной космической техники. Быстрые воды небольшого горного ручья крутят водяное колесо, в котором легко угадываются части лопастей турбины реактивного двигателя. А оно крутит через систему шестерён одно из древнейших изобретённых человеком устройств – винт Архимеда. Всё вместе обеспечивает подачу воды в длинный разнокалиберный трубопровод, разноцветной змеёй ползущий через долину к большому металлическому сооружению.
Наверное, никому на Земле не придёт в голову назвать это строение, стоящее среди куч старого мятого и ржавого металлолома, домом. Но здесь, на Прерии, этот старый ангар – мой дом. И живу в нём я - Винс. Этим прозвищем меня наградили еще в кадетской школе, поскольку произносить Виктор Иннокентьевич Нестроев для всех окружающих было довольно утомительно, а просто Викторов на курсе тогда училось более десятка. Так что с тех пор Винс – моё второе имя. С ним мы прошли весьма долгий путь, длиной более двадцати лет. И на Земле, в подземных бункерах спецсвязи, и на пограничных катерах, снующих по дальним закоулкам космоса. Оно посетило со мной не один десяток планет. Осталось и здесь, на Прерии, где я очень хотел бы провести остаток своих дней.
Погружённый в воспоминания, неторопливо бреду вдоль водопровода, проложенного по душистому альпийскому лугу, усеянному разноцветными пятнышками цветов. Ветерок легко обдувает моё лицо, даря свежесть и прохладу. Шелест травы, жужжание насекомых и далёкий детский смех. Звонкий, как колокольчик. Жена и дочка играют на детской площадке, которую я соорудил спустя несколько недель после прилёта сюда. Тяжело им, наверное, жить рядом с отшельником, которого раздражает всё, что связанно с человечеством.
До белого сетчатого ограждения остаётся метров двадцать. Останавливаюсь. Проверяю, не потерялся ли микрорадиомаяк? Нет. Он лежит в кармане. Иду дальше. А то ведь можно схлопотать «по полной» от собственной системы безопасности. Сочетание мощного инфра и ультразвука определённого тона - неприятная вещь, знаете ли. Однажды радиомаячок всё же выпал из кармана и я получил «свою дозу защиты». Ощущение передать невозможно. Ужас, боль в ушах, чувство глухоты и сбивающийся ритм сердца – вот лишь некоторые чувства испытанные мной. Но тогда всё закончилось относительно хорошо. Буквально выкатившись из охранной зоны и придя в себя через пару часов, я первым делом нашёл-таки свой маячок. Потом ещё неделю мне снились кошмары про этот случай. Так что система защиты проверена на личном опыте.
А вот и дом. Старый ангар, видавший виды и проводивший в последний путь многих титановых странников космоса, а теперь ещё и давший приют трём людям. Конечно же, прежде чем назвать его домом, пришлось провести довольно кардинальную перестройку этого сооружения. Разделил перегородками на три основные части: мастерскую, сарай и жилой блок. Последний получился вместительным и просторным - двухэтажный, с высокими, почти пять метров от пола, потолками. На Земле не каждый "смертный" может себе позволить подобный простор. Но, я тоже не волшебник и кое-какими удобствами пришлось пожертвовать ради этого уединенного уголка моей мечты, затерянного среди скал второсортной планеты. Думаю, немногие нынче смогут добровольно отказаться от созданного человечеством коммунального рая, в котором они становятся рабами окружающих вещей. За годы, проведённые на службе в армии, я привык обходиться лишь самым необходимым. Понравилась услышанная когда-то старинная японская поговорка: «самурай должен иметь лишь то, что он может унести с собой». Она довольно точно описывает моё отношение к жизни.
Прохожу мимо ветряка, снабжающего нехитрое домашнее хозяйство электроэнергией. Его лопасти плавно и нехотя поворачиваются. Да… Ветерок сегодня слабоват. Зато Солнца – хоть отбавляй. Есть у меня для таких деньков большая солнечная батарея, собранная из кусков найденных останков старинных спутников. Кстати, блок ориентации солнечных элементов, исправно поворачивающий её вслед за Солнцем, был произведён ещё в прошлом веке. Умели ведь делать! Да большой, да не очень экономичный. Зато поддаётся починке, в отличие от современных микро и наноэлектронных «произведений космической науки», которые возможно лишь менять целиком на новые. И хорошо, что этот пограничный пункт ремонта и дозаправки, выставленный на продажу Правительством, военные забросили вместе с огромной свалкой разного старого летавшего барахла. А то без неё выжить здесь было бы трудновато. Благо предки наградили меня руками, растущими из правильного места, а преподаватели кадетского корпуса наполнили мозги знаниями. Теперь, используя всё это, можно строить свою жизнь мало завися от кого-то и чего-то. Эх, люди-человеки… Вот научились летать к другим планетам, а ничего в жизни поменять не смогли. Всё те же конфликты, борьба за власть, деньги и сырьевые ресурсы. Двадцать первый век на исходе. Пора бы уже и перестать вести себя по-детски, ведь жизнь-то одна. Но нет, бегают, суетятся, дерутся, убивают друг друга. Совсем как муравьи в лесу: носят добычу к себе в дом и ничего кроме своих дорожек и муравейника не видят. А ведь кругом лес. И в нём столько удивительного.
Так что я для себя решил, что с человечеством мне не по пути, выбрал уголок позаброшеннее и стал строить свою отдельную от людей жизнь. Денег, заработанных на службе, хватило на покупку участка небольшой долины, окружённой со всех сторон горами. Лишь в одном месте на юго-западе можно через небольшое ущелье пешком спуститься туда, где находится остальной мир. Но там я поставил видеокамеры, которые в случае чего транслируют изображение прямиком на мой визор. Кроме них и ультразвуковой ограды, есть ещё и старая корабельная плазменная пушка, которую оставили в куче металла, посчитав, что она восстановлению не подлежит. Но починить её всё же удалось. Правда использовать по назначению вряд ли получится – слишком много она жрёт энергии. Так что максимум пара-тройка выстрелов – и аккумуляторы сдохнут подчистую. Хотя как психологическое оружие выглядит довольно грозно на крыше ангара…
А вот и большая бочка, в которой заканчивается водопровод. Вода обогнала меня, пока я предавался воспоминаниям, и теперь небольшой струйкой журчала внутри бочки. Судя по звуку, до наполнения ещё далеко. Придётся подождать. Усаживаюсь на траву в тени бочки...
И было бы всё как мечталось. И жил бы вдали от людей, не пересекаясь с ними лично (ведь есть визоры и Глобальная Сеть), но втягивать в это жену и дочь морального права у меня не было. Поэтому пришлось собрать коптер. Со стороны самоделка доверия не внушала, но работала неплохо, пусть и не выдавая больше ста пятидесяти км в час. По крайней мере, можно исправить практически любую поломку «на ходу», поскольку небольшой запас необходимых деталей всегда был на борту. С этих пор «понеслось-поехало»… Частые рейсы через горы требовали немалого количества горючего, которое сам я произвести не мог, а для его покупки требовались деньги. Возникший вопрос «где взять?» решился сам собой. Жена за разговорами с подружками проболталась, что «Винс кое-что умеет ремонтировать». И мой покой вместе с уединением улетучились как сон. Клиентов было не то чтобы много, но свободного времени практически не осталось. Причём, у некоторых из них даже денег не брал за работу, втайне надеясь, что их чувство какой-то неоплаченной задолженности, не позволит им снова обратиться ко мне в будущем. Но ожидания чаще всего не оправдывались. «За что боролись, на то и напоролись». Так, кажется, говорили в старину.
А просто отказать не могу. Ну никак язык не поворачивается сказать «нет!». За это тоже надо, наверное, благодарить предков. Интересно, а не было ли у меня в роду японцев? Те тоже никогда не говорят «нет», дабы не обидеть собеседника: «-Скажите, для меня есть сообщения? -Да, есть. -Какие? -Никаких»… Смех смехом, но такое положение вещей вскоре стало меня сильно раздражать. Ведь практически всё свободное время приходится посвящать копанию в старых и не всегда чистых железяках. А мой интерес к такому занятию уже не тот, что в молодости. Когда проделываешь постоянно одни и те же действия (поломки у одинаковых механизмов редко отличаются разнообразием), то мозги начинают устраивать «голодный бунт», не имея достаточного для себя количества интеллектуальной пищи. И что с этим делать, я пока до конца не знаю… Иногда даже хочется вновь бросить всё и улететь куда подальше, но мысли о том, что второй раз выстроить подобное тому, что есть сейчас, уже не получится заставляют жажду уединения забиваться в дальний уголок сознания.
Журчание воды в бочке прекратилось. Значит, осталось совсем немного до полного уровня. Поплавок, поднимаясь вместе с водой, всё сильнее нажимает на рычаг автоматического отключения водоподъёмного механизма. Струя воды из трубы истончается и пропадает. Всё. Работает как часы! Теперь можно и другими делами заняться. Сколько там у нас времени? Четыре… Пойду-ка погляжу что в сарае творится. А там глядишь - и за козами надо будет идти. Вот всё-таки люблю я неспешный деревенский уклад жизни. Всегда знаешь, что успеешь всё сделать. А что не успеешь – можно перенести на завтра. И из-за этой уверенности нервы крепчают на глазах! Последняя мысль заставляет улыбнуться.
Пройдя внутрь дома, гляжу на приборы у двери аккумуляторного отсека (по армейской привычке, все помещения называю отсеками). Заряд восемьдесят процентов. Маловато. Может завтра ветер будет сильнее, а то так можно и без света остаться… Внутри ангар переделан и поэтому его большие размеры неощутимы. Коридор, идущий вдоль всего здания… Двери отсеков различного назначения, освещаемые ярким белым светом светодиодных светильников на потолке коридора… «Наскальные» рисунки дочки, напоминающие пока клубки ниток и разноцветные бесформенные пятна… Мы с женой специально ничем не стали отделывать коридор - пусть будет «картинная галерея юной художницы».
А вот и дверь в сарай. Прохожу через неё и направляюсь вдоль прохода к чёрному выходу, при этом осматривая всё по сторонам. Везде порядок. Выйдя на улицу, заворачиваю за угол. Вот оно! То, без чего я себя уже почти не представляю, два единственных дорогих мне человека: жена и дочь.
- Папа! Смотри, как я умею!
В песочнице красуется украшенный камушками «дворец».
- Молодец! Пойдём козочек забирать с поля?
- Да, конечно! – звучит не совсем обычный для четырёхлетнего ребёнка ответ. Мы уже привыкли к подобному лексикону Маши. Скорее всего, эти особенности речи вместе с удивительной способностью к длинным логическим умозаключениям связаны с тем, что из-за отрезанности от остального мира, единственным другом, с которым эта русоволосая и не по годам высокая девочка проводит много времени, является визор. Управлять она им пока не умеет, но с удовольствием смотрит различные передачи из Глобальной Сети, которые я ей настраиваю.
Итак, мы втроём, держась за руки, идём на луг неподалёку, где пасутся козы. Должны пастись, поскольку пару раз приходилось их искать по сигналам радиомаячков. Как этим рогатым чертям удалось перегрызть углеволокнистые верёвки, я до сих пор не представляю. Умотали аж на пару километров от дома. Благо в хозяйстве у меня имеется списанный вездеходик, которым доставляли детали для ремонта катеров и который я сейчас использую вместо трактора для всяких полевых работ. Ох, и наигрался я тогда в ковбоев…
- Пап! А куда мы идём?
- За козочками…
- А что они делают?
- Гуляют…
- А где они гуляют?
- В поле, травку кушают.
- Травку? А она вкусная?
Ох уж этот «возраст Почемучки». Вопросы сыплются как дождь из грозовой тучи. Перевожу «артобстрел» на жену:
- Мама, скажи Маше, трава вкусная?
Уж как-то у нас повелось, что в присутствии Машки я Светлану называю «мамой».
- Конечно вкусная, но не вся. Та, которую козочки кушают для нас невкусная.
- Мам, а почему?- продолжился «артобстрел» Светланы…
Со Светланой я познакомился почти сразу после окончания кадетского корпуса. Всё произошло благодаря только что появившимся тогда в широкой продаже визорам. Иду по улице, как говорится «на автопилоте», поглощённый поиском уже не помню какой информации через свой визор, а Света вышла из магазина и, неловко распаковав коробочку, уронила свой. И вот, когда она собралась его поднять, я, не сбавляя наработанного строевого шага, чётко на него наступил. Хруст пластика, женские слёзы, мольбы о прощении, обещание купить новый визор… С тех пор и живём вместе…
Ловить коз нам не пришлось, поскольку обе оказались на месте. Отвязав веревки, мы повели их к дому. Без пинков не обошлось. Вот ведь, человек за пару сотен лет смог выйти за пределы атмосферы, а эти – как были упрямыми сволочами тысячу лет назад, так ими и остались. И трава всегда зеленее и вкуснее там, куда не пускает верёвка, и есть надо именно тогда, когда пора идти домой. Как будто целого дня было мало!
Вернувшись домой и сделав некоторые каждодневные бытовые мелочи, ещё раз проверяю бочку. Всё нормально. Не переливается. Теперь можно и отдохнуть, тем более, что уже стемнело.
Я лежал на диванчике в спальном отсеке и слушал любимую музыку, попутно с помощью визора просматривая новостные страницы Глобальной Сети (со стороны это может показаться странным, учитывая моё отношение к человечеству. Но ведь надо же знать, что и где происходит. А то как заявятся ко мне толпой в гости, а я и знать не буду), когда услышал голосок Марии Викторовны (мы со Светланой часто называем так дочку, поскольку по-другому столь рассудительного и вежливого человека звать просто невозможно).

- Папа! А я хочу с детками поиграть. И с роботами играть, и рыбок смотреть.
- Ладно. Только давай завтра, а то сейчас Солнышко уже спать ложится и будет темно на улице. Поэтому рыбок ты не увидишь.
Она с радостью на лице убежала по коридору.
- Мама! А мы завтра пойдём рыбок смотреть и с роботами играть!
Мне же исполнение этого пожелания радости совсем не доставляло. Полёт на коптере в деревушку за перевалом, встречи с людьми, которым от меня как всегда что-то может быть нужно, вежливое приветствие каждого из них, хотя при этом так и подмывает послать в дальние дали, суетливость и скученность относительно большого числа людей на относительно небольшой площади. Всё это сменило моё вечернее умиротворённое настроение на чувство, которое ощущает герметичный бачок с водой, поставленный на огонь. Но ничего не попишешь - дочке необходимо общение и игры с другими детьми.
А уж про «рыбок смотреть и с роботами играть» - вообще отдельная тема. Как-то раз, пару лет назад, совершая поход по магазинам (в котором я принял участие чисто с ознакомительными целями), мы попали на открытие рыбной лавки. Очевидно для привлечения покупателей, в ней был устроен большой, оформленный в стиле земного кораллового рифа, аквариум. Многочисленность и цветастость его обитателей буквально заворожила Машу. Почти час она разглядывала рыбок, прижавшись лицом к стеклу. И никакими уговорами и посулами нельзя было заставить её сойти с места. Пришлось пойти на хитрость. Зная Машкину любовь к разным механизмам (это видимо от меня передалось), я сбегал в находившийся рядом большой центр торговли и взял робота-носильщика. Эти симпатичные создания, представлявшие собой большой открытый сверху шар на колесиках, у которого спереди была сделана улыбающаяся мордашка, способная двигать глазами, а сверху находилась рука-манипулятор, были задуманы создателями не только как средства переноски и доставки покупок в пределах городка, но и как хорошее развлечение для детей. Ведь им часто приходится совершать скучные походы по магазинам вместе с родителями. Ну а если ребёнок в магазине не будет хныкать и проситься домой, то и прибыль такого магазина будет расти. А уж от процесса погрузки манипулятором выбранных покупок внутрь робота, которым можно управлять с помощью дистанционного пульта, не оторвать и некоторых взрослых. Маше робот поначалу не очень понравился, ведь ей пришлось уйти от аквариума. Зато потом, понажимав все кнопки на пульте и понаблюдав за реакцией робота, всё оставшееся время она с ним не расставалась, а рыбки отошли на задний план. С тех пор, наш обычный маршрут посещения городка выглядел так: детская площадка, рыбная лавка, центр торговли. Ну и попутно мы со Светой пытались ещё и как-то делать свои дела: она – болтать по дороге с подругами и знакомыми, я – встречаться с клиентами.

Назавтра как раз надо было встретиться с одним из них – Хардом. Это далеко не последний человек в городке. Скорее, даже один из первых. Когда старый космопорт вместе с АЭС, питавшей его, разрушило стихией и местное население, в спешке побросав всё нажитое, бежало прочь от смертельной радиации, отец Харда проявил чудеса предприимчивости. Результатом чего стало солидное состояние, которым теперь пользовался Хард. Надо сказать, что деловая хватка, доставшаяся по наследству, его ещё ни разу не подводила. Так что, когда я с ним познакомился, Хард практически владел половиной городка. Сам он это никогда не афишировал, да и весь свой бизнес поделил на части и оформил на подставных лиц. Поэтому особого внимания со стороны властей не испытывал, хотя ходили слухи, что нынешний представитель Президента имеет с ним какие-то дела, причем не совсем законные.
Но мне это всё «до лампочки». Хард был хорошим клиентом. Всегда точно и вовремя расплачивался, привозил требуемые мной комплектующие, но вся проблема заключалась в том, что в случае чего, отказать ему я не мог, поскольку руки у него были весьма длинные. И в этом я как-то убедился, когда после одного разговора с ним, закончившимся отказом с моей стороны, вернулся домой и на двери ангара обнаружил записку, содержащую издевательски вежливую просьбу «всё же принять его предложение». Система безопасности тогда была выведена из строя электромагнитной пушкой. Если бы не семья, то послал бы я всё к чёрту и умотал ещё дальше в космос – туда, где ничего кроме пограничных постов нет. А тут пришлось «прогнуться»…
Правда, наши с Хардом отношения не испортились. Напротив, через некоторое время, у меня появилась собственная мастерская недалеко от центра торговли, и даже бесплатная охрана. И всё это благодаря Харду. Ведь основная часть машин и механизмов, которые я ремонтировал, принадлежала ему.
Незаметно для себя, я провалился в сон…


ГЛАВА II

Прохлада раннего утра развесила крупную, искрящуюся в первых лучах Солнца, росу. Выйдя на улицу, я умылся, зачерпнув ладонями воду из бочки. Ух! Холодная!
День начинается почти автоматическими действиями: проснуться-умыться-сходить в сарай-вывести коз-позавтракать. Выполнив последний пункт программы (ха! «Программы»), переодеваюсь и иду к коптеру, стоящему на лужайке и поблескивающему мокрыми от росы боками. Компьютер проводит диагностику. Всё в порядке. Топлива маловато, но для сегодняшней поездки вполне достаточно. Настраиваю свои визоры на соединение со Светланиными.
- Ну, ты долго ещё?
- Погоди. Ещё пять минут…
Ох уж эти женские «пять минут», почти всегда равные часу… Посмотрю-ка я нет ли чего новенького в сети. Так, куча протухших новостей. Значит, ночью челнока не было. В чатах почти никого нет, потому как рано ещё. Пять минут прошли – дамы так и не появились. Что, собственно, и ожидалось. Зато попробуй я намекнуть сейчас об этом – такое начнётся! Так что придётся их ждать.
Вскоре (что весьма удивительно), Светлана появляется на лужайке, ведя за руку Машу. Обе одеты как на выставку моды в оранжерее. На Свете «ромашковое» платье – белое с желтыми деталями. На Маше же напротив, «васильковое» - голубое в мелкую черную точку, но выглядящее светлым, и белая панамка с вышитым синим цветком. «Букет» усаживается в коптер. Машка безумолку что-то тараторит о том, что было с ней в прошлое наше посещение городка. Включаю двигатели. Еле заметная дрожь корпуса. Рукоятку на взлет. Закрученный в вихри воздух срывает остатки утренней росы с травы и цветов, заставляя их волнами пригибаться к земле. Коптер поднимается и, подвластный моему управлению, направляется к ущелью.
Спустя час мы уже подлетаем к городку. Солнце ярко освещает несколько сотен типовых домиков, которые когда-то были завезены для первых колонистов. Среди них выделяются несколько весьма больших домов, построенных местными воротилами, и несколько коммерческих сооружений. Возле одного из них – центра торговли- и находится моя ремонтная мастерская. Там я и сажаю коптер. Проводив свои «цветочки» до ворот и переодевшись в спецовку, иду в мастерскую. «Мастерская» - это звучит гордо! Маленький домик три на три метра, в котором можно переодеться, погреться, попить чайку и попытаться отремонтировать что-то электронное «на коленках», да навес, примерно десять на десять, куда можно загнать коптер, участок четыреста пятьдесят «квадратов», огороженный сеткой в человеческий рост. И всё. То, что работать приходится в центре городка, с одной стороны хорошо, но то, как это получилось…
Примерно год назад, приехав к очередному клиенту по вопросу ремонта его рухляди, я заприметил кусок металла, валявшийся у него на заднем дворе. Всё время, что я там находился, эта вещь, в которой угадывались останки небольшого вездехода, не давала мне покоя. Покончив с ремонтом и подождав, пока клиент проверит работоспособность отремонтированной железяки, завожу разговор об оплате. Как часто бывает, слушаю всякие невнятности по поводу «а нельзя ли расплатиться позже» и «у меня сейчас наличных почти нет». Потом «в лоб»: «Согласен на вон ту железку, но пусть она пока тут постоит». Хозяин практически не раздумывая соглашается. Ведь тому куску металла – грош – цена. А за работу я тогда нарочно попросил слегка завышенную сумму.
Несколько повозившись с приобретением и обшарив свою домашнюю кучу металлолома в поисках подходящих деталей, через неделю я получил вполне рабочий вездеход. Он, конечно же, выглядел довольно страшно и был не совсем похож на оригинал, поскольку делать его пришлось из того, что было, но со своим предназначением справлялся хорошо. Кроме того, путём небольшой доработки, я приспособил его для сельхозработ.
Вскоре, неожиданно начались просьбы «дай трактор на недельку». Скорее всего это получилось благодаря болтовне Светланы. Подумав, я стал сдавать вездеход в аренду. Брал не очень дорого, но пару раз в месяц на топливо для коптера и некоторые детали, доставляемые с Земли, хватало. Дальше – больше. Собрал я и вторую похожую машину. Также стал сдавать в аренду желающим. Появилась мысль открыть пункт приёма всякого хлама от местного населения. Я даже взял в аренду кусок земли на окраине городка и стал делать там что-то вроде ангара, но однажды явилась парочка молодцов в форме охранников центра торговли, вооруженных станнерами и весьма убедительно попросили проехать с ними к господину Харду. Тогда я не знал кто он такой, но станнер, направленный в мою сторону, выбора мне не оставил.
Войдя в сопровождении охранника в добротно отделанный кабинет с кожаной мебелью, находившийся на последнем, третьем, этаже центра торговли, я увидел человека лет сорока пяти, в строгом костюме, стоящего у окна. Повернувшись, он сделал знак охраннику выйти, а мне указал на кресло.
- Присаживайтесь. Надеюсь, мои ребята были с Вами вежливы?
Не зная что сказать, я пожал плечами.
- Да как Вам сказать…
Лёгкая мимолётная улыбка промелькнула на его лице.
- Знаете кто я?
- Очевидно господин Хард.
- Точно. И судя по всему, Вы обо мне не слышали. Зато я о Вас весьма наслышан, Виктор Иннокентьевич Нестроев. И в связи с этим есть вопросы, требующие разрешения и касающиеся Ваших отношений с населением этого городка. Не скрою, что Вы мне довольно симпатичны и Ваши навыки и умения большая редкость в наших краях, но для местных Вы – пришлый чужак, который вторгается в отлаженную с годами жизнь, в чём-то её ломая...
- Простите, но я пока не понимаю о чём…
- ТАК ВОТ, - Хард не даёт мне закончить – Все люди, живущие здесь, помогают друг другу. И я не исключение. Меня просили помочь сохранить бизнес, часть которого Вы имели неосторожность забрать себе. Речь идёт об аренде вездеходов. Есть в городе фирма, занимающаяся этим делом весьма давно. Но тут приходите Вы и доходы резко начинают падать, ведь Ваши цены значительно ниже. Фирма несёт убытки, рабочие остаются без работы, их семьи - без средств к существованию. Нехорошо.
- Но…
- ЕСТЬ несколько вариантов решения этой проблемы. Первый – Вы исчезаете из города, оставив всю технику здесь, и больше не показываетесь. Второй – Вы платите некую сумму мне,- с этими словами он подошёл к столу и придвинул в мою сторону небольшой листок бумаги, на котором была написана весьма внушительная для меня цифра - а я постараюсь урегулировать Ваш вопрос. Есть ещё и третий, продиктованный исключительно моим хорошим расположением к Вам – я помогу обзавестись, скажем так, «ремонтной базой» и постараюсь решить Ваш вопрос. Вы, в свою очередь, будете выполнять мои заказы по ремонту различного оборудования. Естественно, в пределах возможностей. На Вашем месте я бы выбрал именно третий вариант.
- А если я откажусь?
- Тогда имеется и четвёртый вариант. Его результат такой же как и в первом, но Вы точно нигде больше не покажетесь. Ни на одной из известных планет.
- Я могу подумать?
- К сожалению, я очень ограничен во времени. Так что ответ придётся дать сейчас.
Вот прицепился! Ладно, первый вариант не так уж и плох. Железяк я себе ещё насобираю. Магазины есть и в других городках. Правда Свете и Машке придётся обзавестись новыми друзьями. Но это всё же лучше, чем жить в постоянных долгах или «под кем-то».
- Я выбираю первый вариант.
С этими словами я встал с кресла, достал ключи от вездеходов и небрежно положил их на стол. На лице Харда на миг проявилось недоумение. Он явно не рассчитывал на подобный исход. Ещё бы! Это для местных вездеход – признак достатка и денег. Ведь игрушка эта довольно дорогая. А тут я запросто дарю целых два! Где-то внутри мне их тоже жалко отдавать, но спокойная жизнь для меня дороже.
- Уверены? – голос Харда не выдал его растерянности.
- Да. – ответил я с чувством победителя.
Усевшись в большое кресло за столом, он убрал ключи в ящик и нажал кнопку вызова.
- Проводите – сказал Хард вошедшему охраннику – До встречи, Виктор Нестроев.
Последние слова были им произнесены с какой-то странной интонацией, встревожившей меня. Вернувшись в тот день домой, я обнаружил на дверях ангара записку, в которой было всего два слова: «третий вариант».
Вот так и появилась моя мастерская, где я почти ежедневно ковыряюсь в чужом металлоломе по уши в пыли и грязи. Нет. Надо что-то с этим делать. Может подыскать другое место для жилья? А дом? А сарай? Вот угораздило же меня тогда вляпаться с этими вездеходами.
Краем глаза замечаю парнишку, стоящего за сеткой забора и с интересом наблюдающего за моими действиями. Он часто приходит поглазеть на то, чем я тут занимаюсь. Поначалу я прогонял его, поскольку чувствовал себя весьма неловко и не мог сосредоточиться на деле, но со временем привык и уже не обращал внимания на этого одинокого зрителя в моём электромеханическом театре. Интересно, для чего он сюда приходит? На вид ему лет пятнадцать-шестнадцать. Самое время за девчонками начинать бегать, а он тут отирается.
Заменив систему навигации в роботе-носильщике, завинчиваю корпус и включаю питание. На пульте нажимаю кнопку «слежение». Это режим, при котором робот следует в полуметре за человеком, держащим пульт управления. Строго говоря, он следует за пультом, а не за человеком. Отхожу на шаг назад. Робот почему-то не следует за мной, а начинает крутиться на месте, всё прибавляя скорость. Шаг вперёд – робот замирает как вкопанный. Включаю режим ручного управления. «Вперёд» - робот начинает вертеться точно также как и в предыдущий раз. Всё ясно. Что-то с одним из двигателей. Ведь когда мне принесли этого носильщика на ремонт, он бегал весьма хорошо. Из-за неисправности системы навигации робот не смог вернуться в центр торговли после доставки товара домой к покупателю и несколько часов кружил по городку, распугивая птиц и иногда врезаясь в препятствия на своём пути, пока не сели батареи.
Вновь разобрав корпус, я нашёл выпавший разъём. Устранив неполадку, вновь проверяю робота. Сделав в сопровождении носильщика несколько кругов по участку по сложной траектории, нажимаю кнопку «возврат» и, сидя на стульчике в тени, наблюдаю как он повторяет весь путь в обратном направлении. Достигнув точки, в которой я его включил, робот замирает. Хорошо. Сколько там времени? Оооо… Да мне уже пора за семьёй.



Рождённый в СССР

Сообщение отредактировал radioactive - Вторник, 14.06.2011, 23:34
 все сообщения
Форум Дружины » Совместное творчество авторов Дружины » Прерия 2075. совместный проект » Отшельник (для чтения)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2020