Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Сергей_Калашников 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Авианосец дальнего прикрытия (Космоопера.)
Авианосец дальнего прикрытия
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 08.11.2012, 01:22 | Сообщение # 1
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Авианосец дальнего прикрытия

- Микки, как оно вообще-то работает, ты хотя бы понимаешь? – Зинка проверила крепления, соединяющие опоры истребителя с испытательной палубой и с вызовом посмотрела на техника, работающего с регуляторами тягового жалюзи.
- Это смотря, что понимать под содержанием твоего вопроса, - Мигель Санчес посмотрел на кривулину, выписанную на контрольном экране, и подал команду на контровку. – Почему оно работает – ума не приложу. А что выходит в результате - представляю себе отчётливо.
- Так ведь этот кейворит нарушает один из основных законов механики! – Девушка протестировала последний из датчиков и, оттолкнувшись от настила, плавно проплыла в пилотское кресло.
- Ну, если быть точным, то по отношению к материалу, придуманному Уэллсом, эта чертовщина вообще вывернута наизнанку, но, ты права, некая аналогия просматривается. Э-э... а про какой закон ты так вдруг забеспокоилась? - техник отсоединил от движителя манипуляторы и перебрался с ними за прозрачную перегородку. - Пристегнулась? Давай последовательно по шагам проходить всю программу.
Некоторое время девушка последовательно меняла ориентацию пластин, а Мигель следил за показаниями динамометров.
- Порядок, Зин, - так и не дождавшись ответа на вопрос о нарушенном физическом законе, сказал Мигель. - Я на тройку перехожу, а твоя птичка, считай, готова.
- Спасибо, Микки. Когда перетащат аппарат на полётную палубу, я его облетаю.
- Это часов через семь, - техник в обнимку со щупами и манипуляторами проплыл в сторону следующей машины, бормоча в коммуникатор приглашение младшему лейтенанту Бриченко прибыть на испытательную палубу для стендовой проверки следующего истребителя.

***

Военный транспорт Антилопа следовал в сектор Каппа. Полётный режим не нарушался никакими происшествиями, расконсервация перевозимой техники шла по графику и подготовка её к перелёту на боевые корабли-носители должна была завершиться к моменту прибытия в пункт назначения. Будни длительного перехода были однообразны, но наполнены деятельностью: скука — плохой попутчик. Командир знал об этом, и не позволял подчинённым изнывать от безделья. Вот сегодня для команды пилотов перегонщиков, как раз по случаю завершения стендовых проверок, и устроили занятия по матчасти.
- Младший лейтенант Кузнецов, доложите собравшимся: в чём отличия между истребителями моделей МЗ-4 и МЖ-1, - техник-капитан Санчес мало внимания обращает на формальности. Даже вступительного слова пожалел для молодых пилотов, собравшихся в освобождённой на время урока кают-компании. Прямо, как только пролетел через входной люк, так и выдернул из-за стола Петьку, воспарившего над креслом, от которого отстегнулся, а теперь с интересом смотрит, как тот будет выкручиваться.
- Так, проще сходства перечислить, - недоуменно посмотрел на мучителя «вызванный к доске». - Тяговый экран устроен не одним зонтом, а четырьмя группами поворотных пластин. Соответственно, весь аппарат в корне перекомпонован. Управлять им теперь нужно, воздействуя на тягу аж четырёх движителей, чтобы и с направлением верно угадать, и с ускорением. Да, собственно, чего тут объяснять, когда на схеме всё видать...
Этот офицер попал в группу перегонщиков, а не в строевую часть, именно из-за своей неспособности растолковать что-либо кому бы то ни было. Он из тех, кто «всё понимает, а сказать не может». При подобном «таланте» сдавать устные экзамены или зачёты для него — гиблое дело. Летает хорошо, задачки решает уверенно, но у начальства вызывает предобморочное состояние, стоит задать ему вопрос, на который требуется ответ из более чем одного слова.
Зина знакома с ним недавно — они из разных училищ — со времени, когда перегоняли ястребки с завода на это судно, что и для него и для неё было началом службы. Вообще-то, больше парней в их команде и нет, зато девушек — все остальные. Нинка, Тамарка и Ленка. Но эти фифы выпустились годом-двумя раньше и невыносимо задирают нос, потому что успели полетать на разных вспомогательных маломерках.
И вот теперь, во исполнение приказа командира корабля шесть человек — техник-капитан и пятеро пилотов обязаны провести два академических часа изучая то, что и без того знают досконально, поскольку проверки и испытания всех систем новых машин проводили шаг за шагом, считай, с самого момента убытия. Но, ритуал в военном деле, это святое. Поэтому проводится пунктуально.
Микки поочерёдно задаёт всем присутствующим вежливые вопросы, выслушивает вежливые ответы. Обязательно (как же без этого) поправляет мелкие неточности. Кто знает, пишется ли этот фарс, или неусыпное око старпома приглядывает за происходящим, но порицания за упущение по службе никто не желает.
- Что же, необходимыми знаниями вы обладаете, - завершает Санчес слегка надоевшую всем процедуру. - Начинаем опробование машин. Всего их тридцать, на каждой надо сделать по два полёта. Первый — на пустой, по программе взлёт, круг, посадка. Второй — на снаряженной. По программе заводских испытаний. То есть проверяем и максимальные ускорения, и время разворота.
- Шестью два — двенадцать вылетов, - мечтательно мурлыкнула Тамарка. Пилоты вообще любят летать.
- Пятью два — десять, - поправил Микки. - Один аппарат буду пилотировать я. К полётам такой сложности допуск у меня есть, а время поджимает. Я же стану руководителем. Позывной «Мик».

***

Пилоты заняли места в кабинах своих москитов.
- Я Мик. Даю вводную. Полёта на пустых машинах по программе: взлёт — круг — посадка, - не будет. Аппараты полностью снаряжены. Задание на мониторах. Ознакомиться и доложить о готовности, - и, секунду спустя, уже не командирским тоном, а, как бы извиняясь: - Время действительно поджимает. Подлетаем. Транспорту пора тормозиться.
Чёткая череда докладов, короткая пауза и команда на взлёт. Собственно, это просто отрыв от палубы — наружной поверхности транспорта, куда истребители подвесила стартовая команда. Пилотам оставалось просто забраться внутрь через состыкованные люки и загерметизировать их.
Щелкнули фиксаторы, выпуская малышей на свободу. Лёгкий поворот тяговых пластин, отход от борта и перестроение во фронтальную линию. Разгон, в результате которого линия стала сначала ломаной, а потом и рваной. Буквально считанные секунды, и каждый аппарат оказался сам по себе. Неопытность пилотов, однако, никаких порицаний не вызвала — для решения сегодняшней задачи совместные эволюции не требуются.
Точно в назначенный момент все дружно произвели разворот, стараясь выполнить его как можно энергичней. А вот тут уже всё оказалось значительно хуже. Шестёрка истребителей перестала двигаться параллельно. Каждого несло в свою собственную сторону, хотя и с небольшой скоростью относительно друг друга, но группа расползалась.
- Стабилизировать полёт, - отдал команду руководитель. - И соберитесь ко мне, - сразу после этих слов на его аппарате заработал световой маячок. Все последовали примеру старшего и довольно быстро восстановили строй.
Маневр повторили еще раза четыре, пока отработали разворот, после которого машины не получали дополнительных составляющих движения. За это время группа оказалась довольно далеко от транспорта, поскольку продолжала двигаться в направлении от него со скоростью, полученной при первом разгоне. Однако, вернулись быстро, энергично ускорившись, а затем уверенно обнулив относительную скорость у самого корабля.
Стыковка — самый сложный маневр, что известно ещё со времён орбитальных полётов. Благо, совсем уж точного попадания нынче не требуется — достаточно войти в зону в действия захвата-манипулятора на достаточно низкой скорости. Он поймает и подаст куда надо. Стыковка с люком посадочной палубы, герметизация, переход на стартовую палубу в ожидающий испытаний истребитель, и всё по-новой.


Зануда. Незлой
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 08.11.2012, 05:52 | Сообщение # 2
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Прекрасное начало как по мне))))


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 08.11.2012, 16:06 | Сообщение # 3
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Уже после четвёртого вылета чисто и быстро выполнять разворот приспособились все. Чисто, это означало, что после маневра к вектору движения не добавлялось поперечных составляющих. Строй мог растянуться, но не рассыпался. В пустоте, где нет ни опоры, ни сопротивления среды, для поддержания тела в состоянии неподвижности относительно другого тела, необходимо постоянно прикладывать усилия, ускоряясь, тормозясь или меняя направления ускорения, потому что идеального совпадения параметров движения достичь невозможно. Вот и приходится непрерывно менять эти параметры, поддерживая их в узком «коридоре» значений. И чем более искусен пилот, тем этот коридор уже. То есть строй получается плотнее, что производит на начальство лучшее впечатление.
Так вот, этой никакого внимания стороне искусства пилотирования руководитель полётов не уделял, следя лишь за тем, чтобы между машинами сохранялись достаточные интервалы, способные предотвратить соударения машин, пилотируемых молодыми пилотами.
Искусность Мика в этом деле оценить было совершенно невозможно, потому что внешние ориентиры, с которыми можно было бы соотнести его эволюции, в пустоте отсутствуют. Наоборот, маневр командирской машины заранее считался эталоном, и остальные ориентировались на него. Точнее всех в этой системе отсчёта действовала Тамарка – как-никак два года на орбитальном транспорте, правда, реактивном, а не экранно-тяговом. Но чувство машины наработано практикой.
Нинка с Ленкой на этом фоне выглядели бледнее, но не сильно. А вот свежеиспечённые выпускники училища Петька и Зинка то и дело «улетали», вынужденно закладывая широкие дуги, чтобы присоединиться к группе. Впрочем, никаких претензий по этому поводу к ним никто не предъявлял, потому что на ход испытаний данное обстоятельство влияния не оказывало.
Работали в темпе, чтобы не задерживать долгожданного момента начала торможения – за время свободного полёта невесомость всем надоела. Благо, обошлось без лётных происшествий – не было ни отказов, ни ошибок пилотов. Всё-таки технику подготовили старательно, а рискованных эволюций руководитель полётов не допускал.

***

Наконец наступил долгожданный момент. Объявлена подготовка к включению двигателей, и весь экипаж отлавливает «уплывшие» предметы, чтобы закрепить их по ходовому. Напряженно трудятся вентиляторы, подтягивая всё, находящееся в свободном плавании, к решёткам и фильтрам. Опытные космолётчики веерами и метёлками проверяют закутки, выгоняя оттуда, то хлебную корочку, то моток проводов, то расчёску – пропажа за пропажей находятся и возвращаются к хозяевам. Или выбрасываются, если отыскать таковых не удаётся.
Штатная процедура завершена. Короткий ревун – и все устраиваются в ложементах. Несколько минут занимает традиционная перекличка, в ходе которой выясняется, что всё в порядке и все готовы.
Разворот хвостом вперёд, а потом появляется вес.
- Корабль переведён в режим торможения, - прозвучал голос командира по громкой связи. – Ускорение полтора «Же».
- Неужели мы так задержались с началом маневра, что теперь приходится торопиться, выдавливая из людей кишки? – недовольным тоном произнесла Тамарка.
- У Ваграныча вообще такой стиль пилотирования, - отозвался кок, отстёгиваясь от соседнего кресла. – Он к нам после командования «Тунцом» перешёл, когда тот вернулся из рейда. Слушок был – что-то тогда ему штабные подстроили, вот он и подал рапорт, чтобы в транспортники перевели. А ухватки как были боевого командира, так и остались. Вы-то молодые пока, службы не нюхали, потому и не почуяли разницы между отношениями в экипаже тут на Антилопе, и теми порядками, что на других кораблях.
- Как же не почувствовать, - ухмыльнулась Тамарка. – Я два года на связном катере во второй ударной эскадре ишачила. Так насмотрелась… - не закончив фразу, девушка прервала речь и сверкнула вишнями глаз.
- Не, ну так не честно, - с детскими просительными интонациями почти по щенячьи проскулила Зинка. – Заинтриговала – и сразу в тину.
- Да не знаю я, как объяснить в двух словах, - сникла Тамара. – Это просто почувствовать надо. Кожей, что ли?
- Особенно той, что на седалище, - задумчиво продолжил кок. – Да, точно. Тут по заднице получаешь, а там по морде. Ну, не буквально, конечно. Я в переносном смысле, - поспешил он сгладить впечатление от некоторой резкости. И тут же сменил тему: - Жаркое сегодня приготовлю с картошкой. На рёбрышках. Чай, надоели разогретые консервы?
- Ох, и не говори, - Петька уже встал и занялся проверкой мышц и вестибулярного аппарата, держась за скобу на переборке. – Тяжко, - признался он. – Но ложку в руке удержу. И мимо рта не пронесу.
Кок вышел из отсека, а остальные покряхтывая и постанывая принялись выбираться их ложементов и разминаться, приспосабливаясь к появившемуся весу. Нинка крепила эластичные ленты тренажёра, а Ленка сосредоточенно дышала по какой-то своей системе. Переход от невесомости к нормальному тяготению всегда даётся тяжко, а тут командир корабля от широты душевной «накинул» ещё неслабую добавку к весу. Кряхтелось душевно.

***

Военный транспорт не чересчур просторен. Самое обширное помещение на нём – ангарная палуба. Сейчас она заполнена истребителями. Да и окажись этот зал пустым, собрать в нём экипаж всё равно бы не удалось, потому что основная рабочая поверхность – пол – в периоды ускоренного движения является вертикальной стеной. Поэтому командир обратился к команде прямо из рубки через экраны связи. Впрочем, общение всё равно оказалось двунаправленным, поскольку и микрофоны и камеры в помещениях имелись.
- Соединение Каппа, находящееся в одноимённом секторе, ведёт бой, - начал он вводить людей в курс дела, едва закончил приветствие. – Судя по полученным кадрам и заключению аналитиков эскадры, нападающей стороной на этот раз выступили тахи. Они привезли с собой новинку – корабль крупных размеров, отличающийся замечательной живучестью. О него наши и обломали себе зубы, понеся основные потери при попытках его уничтожить.
На экранах появилось изображение продолговатого тела, более всего напоминающего брус. Цифры рядом с пристроенными графикой размерными линиями были солидными, но не запредельными – и крупнее корабли видали. Зато масса этого сооружения впечатляла.
- Они что, из сплошного метеорита его выпилили? – послышался голос старпома.
- Не исключено, - по голосу командира невозможно понять, как он относится к озвученной гипотезе. – Значение массы, как вы понимаете оценено достаточно приблизительно, как по показаниям бортовых гравиметров, так и расчётами на основании максимального зафиксированного ускорения и известных нашим специалистам тяговых усилий ходовых установок тахов.
Теперь – о развитии событий. Этот монстр пошёл на сближение с флагманским кораблём – авианосцем «Владимир». И, естественно, был атакован его эскортом. В первой волне наши москитные силы нанесли… назовём эту каракатицу броненосцем… так вот, броненосцу, серьёзные повреждения.
Последовали кадры, на которых отчетливо просматривались атакующие громаду малые корабли, поражающие цель ракетами и снарядами скорострельных пушек. Во все стороны летели ошмётки, вспухали фонтаны хлещущих из пробоин жидкостей, превращающихся в газ, замерзающий то в ледышки, то в мелкодисперсные облака чего-то, похожего на льдистый туман. Вспышки, сияние раскалённого металла, искры электрических дуг. Казалось, тихоход сейчас развалится. Но он продолжал ускоряться со всей своей трети «Же», стремясь сблизиться с держащим дистанцию флагманом.
- Адмирал, понимая, что осталось всего чуть-чуть нажать, послал на добивание москитные силы…
- А наши потери? – раздался голос старпома.
- Потери были невелики, потому что это чудо оказалось неважно вооружено. Отмечена работы всего восьми огневых точек беспламенной стрельбы. Их огонь, время от времени, уничтожал то одну нашу машину, то другую. Остальные же продолжали атаки, прерываясь только для пополнения боезапаса.
На экране отчётливо было видно, как жестоко страдает броненосец от всё новых и новых попаданий. Вот очередь из скорострельной пушки оставила чёткую строчку на его борту. Пунктир пробоин, из которых что-то брызнуло. Но и сама машина, оставившая эту отметину, перестала управляться, налетела на неизвестного назначения консоль, и закувыркалась, разбрасывая во все стороны обломки и куски обшивки.
Экипаж вздохнул, словно один человек.
- А вот атака кораблей эскорта, оправленных, чтобы добить корабль неприятеля.
Теперь на смену кадрам съёмки пришла схема, показавшая выход крейсеров на позицию для пуска ракет. Череда огненных стартов, стремительный полёт хвостатых сигар, вспышки наскочивших на заградительный огонь, взрывы попаданий, промахи, вызвавшие сработки самоликвидаторов – на какое-то время броненосец оказался закрыт от взглядов наблюдателей буйством пиротехники. А потом показался снова, беспомощно и величественно кувыркающийся, но огрызающийся и плюющийся ракетами, выпущенными в сторону приблизившихся крейсеров.
- Полученные нашими кораблями повреждения оцениваются как средние. Они не помешали командирам повторить заход на цель после перезарядки, - продолжил комментировать командир. – Но в этот момент, а бой длился уже почти сутки, подошел авианосец тахов с эскортом.
На схеме появилась группа кораблей, выпустивших в пространство вокруг себя стайку истребителей. Они и перехватили большую часть выпущенных по броненосцу ракет.
- Как вы поняли, с этого момента характер боя изменился. Наши корабли частично израсходовали боезапас и получили повреждения. Москитные силы понесли потери, а пилоты их устали после серии напряжённых вылетов. Проигрыш пошёл нарастать, потери увеличиваться, а повреждения усугубляться. В этой обстановке командующий принял решение о выходе из боя.
Но тахов наше отступление не удовлетворило. Вот, смотрите, как они подловили «Травника»:
Теперь было видно, как истребитель неприятеля удачно всадил ракету в один из двигателей, отчего крейсер принялся плавно вращаться «через себя». Ракета главного калибра настигла его ещё до того, как полёт удалось выровнять. Далее последовала череда эпизодов не менее огорчительных: Группа истребителей, налетевших на плотный заградительный огонь. Фатальное попадание нескольких артиллерийских снарядов в один из крейсеров. Атака тахов на авианосец, отбитая, но нанёсшая досадные повреждения.
- С огорчением вынужден доложить, что наша группировка, базировавшаяся на сектор Каппа, и в настоящий момент продолжает вести бой, отступая как раз туда, откуда мы следуем. Положение эскадры продолжает усугубляться. Я принял решение со всей возможной скоростью атаковать неприятеля. Те, кто имеет предложения, как наилучшим образом выручить наших товарищей, прошу связываться со мной.
Экраны отключились. Люди сидели, не зная, что и сказать.
- Летяги! – раздался по громкой голос кока. – Жаркое готово. Валите питаться первыми – вам силы нужны, чтобы надрать тахам задницы.


Зануда. Незлой
 все сообщения
РОМАНДата: Четверг, 08.11.2012, 16:42 | Сообщение # 4
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
- Микки, как оно вообще-то работает, ты хотя бы понимаешь?

Имхо, излишнее уточнение.
Quote (цитата)
Пристегнулась? Давай последовательно по шагам проходить всю программу. Некоторое время девушка последовательно меняла ориентацию пластин, а Мигель следил за показаниями динамометров.

Повтор, первое можно убрать. И скорее "проходим" (либо - пройдем)
Quote (цитата)
- Спасибо, Микки. Когда перетащат аппарат на полётную палубу, я его облетаю.

Близкие слова. Можно заменить на "стартовую палубу"
Quote (цитата)
Прямо, как только пролетел через входной люк, так и выдернул из-за стола Петьку, воспарившего над креслом, от которого отстегнулся, а теперь с интересом смотрит, как тот будет выкручиваться.

И не поздоровался даже? )))
Quote (Сергей_Калашников)
переход на стартовую палубу в ожидающий испытаний истребитель, и всё по-новой.

"в ожидающий испытаний следующий (очередной) истребитель" - вариант.


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 08.11.2012, 16:44 | Сообщение # 5
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
РОМАН, спасибо. Поработаю. Важные козюлинки.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 09.11.2012, 15:39 | Сообщение # 6
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Аппетита не было. Вернувшееся на корабль тяготение не только мышцы напрягало, но и другие органы, не успевшие согласиться с изменением условий функционирования. На это наложилась и широкая гамма чувств, захлестнувших трепетные девичьи сердчишки после просмотра кадров из сектора Каппа. На это тяжким грузом лёг простой человеческий страх. Они, конечно, сами выбрали стезю военных пилотов, но резкий переход из почти мирного положения извозчика тылового обоза в когорту воина, идущего в гущу сражения – как-то всё оказалось уж слишком неожиданно.
Девушки-пилоты с виноватым видом ковыряли жаркое. Им было стыдно перед коком, тревожно поглядывающим в их стороны. Не шло оно, хоть тресни, внутрь. Только Петька Кузнецов неспешно укладывал в себя ложку за ложкой, выполняя долг перед организмом.
- Том! Так что это ты начала было о разнице в службе между «Антилопой» и другими местами на космофлоте? – любопытная Зинка так и не забыла о разговоре, возникшем после начала торможения.
- Зи! Ну не могу я сейчас об этом, - Тамара осторожно сняла немного губами с краешка ложки, чуть пожевала, тревожно прислушиваясь к реакции желудка на состоявшийся акт вторжения в его внутренние дела. Кажется, протеста не последовало. – Собственно, ты и сама можешь рассудить, памятуя субординацию, к которой нас приучали в училище, - задумчиво пробормотала она и «отъела» от содержимого ложки ещё капельку.
Нинка с Ленкой тревожно следили за отважным поступком старшей товарки, ожидая, как поступит она с помещённой в организм пищей. Отторгнет, или усвоит?
Усвоила. Девушки осторожно, будто дегустируя, буквально лизнули жаркое, после чего «ушли в себя», сосредоточившись на ощущениях, и не видели, как довольно ухмыльнулся кок.
- Лиха беда – начало, - пробормотал он невнятно, и выдал Петьке солидную добавку. – Кушай Петенька. Чем больше слопают летуны, тем меньше достанется остальному экипажу, и тем выше будет его боевой дух от осознания той истины, что их пилоты – звери и проглоты, жрущие всё на своём пути.
- Мне столько не съесть, - честно сознался младший лейтенант, взглянув на огромный бачок, наполненный ароматным варевом.
- Это до первого боя. Потом в твою утробу будет входить почти столько, сколько сам весишь, - уверенно заявил кок.
Его безапелляционный тон в сочетании с тщедушной Петькиной фигурой вызвал у девушек чуть заметные улыбки. Они и не заметили, как начали есть. Неторопливо, аккуратно, но ритмично.
Техник-капитан Санчес вошел в кают-компанию и уселся за стол, получив свою порцию жаркого.
- Пока не забыл. Бойцы! Я командую нашей эскадрильей, - произнес он в короткой паузе между ложками.
Остальные пилоты молча покосились на него и по очереди кивнули. Означало это согласие, или было выражением понимания – а кто его разберёт?

***

- Начнем с главного, - комэск обвёл взглядом подчинённых, усевшихся перед ним в штурманской рубке. – С ориентации. В бескрайней пустоте космоса такие понятия, как верх и низ отсутствуют совершенно. Особенно, с учётом того печального обстоятельства, что первая схватка нам предстоит на солидном удалении от звёздных систем.
Санчес приглушил освещение, и на стенах появились звёзды.
- Смотрите, и запоминайте рисунок особенно ярких созвездий. Вот это направление мы станем называть «верх». Хорошенько сосредоточьтесь. Это должно впечататься, - достаточно внятные контуры, легко различимые на глаз, были выбраны не случайно, и прекрасно запоминались.
Потом аналогично разобрались с понятиями «низ», «север», «юг», «восток» и «запад».
- Зачем нам это, Мик? – полюбопытствовала Леночка.
- В нашем языке имеется отлично проработанный комплекс терминов, позволяющий давать целеуказания, когда определены направления осей системы координат, - улыбнулся Санчес. – При работе на языке системы ориентации, когда сообщаются векторы или ставятся маркеры, нужды в этом не возникает. Но на скоротечных этапах боя люди невольно переходят на вербальное общение. Возможно, усвоенные навыки будут полезны всего несколько секунд, но и этого, иной раз, достаточно для ответа на старый добрый гамлетовский вопрос.
После усвоения материала закрепляли его тренировками до тех пор, пока фразы вроде: «Выше сорок юго-юго-запад», - не начали отскакивать от зубов автоматически.
- Теперь, разобравшись с главным, переходим к самому главному. В чём ваша сила, бойцы? – Ехидно прищурился комэск. – Ну-ка, кто знает?
- В незашоренности сознания, - после короткого раздумья ответила Нинка. – В том, что никакими стереотипами мы не отягощены…
- …как и боевым опытом, - согласно кивнул Санчес. Что ещё?
- У нас новые истребители, ранее не бывавшие в боях. То есть, противнику их технические характеристики пока неизвестны, в то время, как москиты у тахов, если судить по их внешнему виду, не раз уже соприкасались с нашими и были достаточно хорошо изучены.
- Верное соображение. Осталось выяснить, на каком неизвестном противнику качестве новой техники можно построить выигрышную тактику с учётом того обстоятельства, что мы, как на подбор, неопытны и в управлении истребителем, мягко говоря, не слишком искусны?
- Наши МЖ-1 обладают неограниченным ходовым ресурсом, но, в силу особенностей конструкции тяговой установки, существенно проигрывают любому москиту тахов в поворотливости. Ну а развиваемое ускорение в обоих случаях определяется только выносливостью пилотов. В общем-то, насколько я поняла, проектировались они в расчёте на использование в качестве разведчиков, патрульных и дозорных кораблей. То есть у них приличный запас автономности и более менее приемлемый комфорт в кабине. Зато вооружение откровенно слабое – пара ракет минимального из применяемых калибров, да пара вполне приличных скорострелок с крошечным боезапасом, - грустно констатировала Зинка то, что, в общем-то, все знали.
- Молодцы! Чудо, а не бойцы! – довольно улыбнулся комэск. - Всё нужное мигом в одну кучу собрали. А теперь давайте придумывать способ ведения боя, дающий нам хотя бы минимальные шансы на успех в сражениях против закалённых в битвах и походах опытных в пилотаже и стойких в бою тахских пилотов?
- Кроме как налететь, пульнуть и смыться, ничего в голову не приходит, - застенчиво пробормотала Леночка. Запунцовела под насмешливым взглядом Санчеса, и принялась исправляться: - То есть сближаться необходимо на высокой относительной скорости, когда шансы на поражение маломерной цели просто ничтожны. Это выходит, атаковать только крупняк? – недоуменно пожала она плечами.
- Крупняк трогать – это почти без шансов, - уверенно заявила Тамара. Не позднее, чем с третьего раза налетишь на заградительный огонь, и никакая относительная скорость не поможет. Или можно не успеть отвернуть, потому что наведение на цель производится всем корпусом. То есть, в кого метишь, в того и влетишь. Он ведь большой, сначит и угловой размер у него о-го-го. А мы не вёрткие. Летим за экраном, словно за несущейся во весь опор кобылой. Пока-то изменишь вектор тяги, да дождёшься разгона в поперечном направлении…
Обсуждение способов ведения боя начало принимать затяжной характер с обсасыванием деталей и рассмотрением всё большего количества факторов. Комэск перестал поглядывать на это менторским взором – он, также, как и остальные, не знал правильного ответа на поставленный вопрос: как нанести урон противнику, не пострадав самому. Собственно, как не пострадать, было понятно. Загвоздка оставалась всё той же –чем про этом ещё и укусить?
Прорыв наметился, когда Зинка вдруг округлила глаза и охнула:
- Мы ведь уже договорились, что не станем даже пытаться атаковать что-либо, кроме москитных сил.
- Договорились. И что? – невольно спросил Санчес.
- Тогда нам не требуется пушечный снаряд с его массой. Любой истребитель сшибается хотя бы даже сухой горошиной, а лучше – горстью.
Народ тут же подоставал коммуникаторы и принялся за расчёты.
- Нет, горохом пулять не здорово. Слишком большая относительная скорость требуется. При такой и от москитного кораблика отвернуть не успеешь. А чем тебе пушечный снаряд не угодил?
- Главное слово – горсть, - ухмыльнулся комэск. – Речь идёт о том, чтобы вместо одного массивного объекта выпустить в противника много, пусть и меньшей массы каждый. То есть картечью стрелять. Или дробью.
Опять все принялись за расчёты, принимая во внимания новые факторы.
- Фигня, - первой закончила считать Тамарка. – Конус рассеяния накрывает цель, но сам он чересчур велик. На наших дистанциях плотность пучка даже для дробин такова, что вероятность попадания выходит смешная. Вот, если бы уменьшить рассеяние…
…или сделать его регулируемым в зависимости от дистанции стрельбы… - съехидничал Петька…
…и связать с тем, как сокращается дистанция по мере сближения с противником, - мечтательно закатила глаза Ленка.
Пофыркали, хотя и с грустинкой. А что делать – идея плодотворная, но нереализуемая. Хотя, наладить на транспорте массовую переделку боеприпасов – это тоже вряд ли возможно.
- А если отломать от наших ястребков и пушки, и ракеты, а заместо них хоть бы и проволокой примотать гауссовки, какими десантники вооружены? – неуверенно спросила Леночка.
Это замечание вызвало третье обострение повальной любви к математике.
- Удачный конус разброса, - пробормотал Петька.
- Ага, - Тамара пришла к такому же выводу. – В принципе, на целых три секунды можно давать очередь с такой дистанции, что и отвернуть успеваешь, и вероятность поражения процентов десять, и площадь накрытия приличная.
Часа два ушло на проработку теории стрельбы новым для истребителя оружием – батареей мелкокалиберных скорострелок. Картинка приобрела систематический вид и давала надежду на то, что, хотя бы изредка удастся оставить несколько отверстий в обшивке летательных аппаратов противника.
- Пойду, разведаю, есть ли на корабле то, о чём мы тут размечтались, - командир эскадрильи Мигель Санчес направился к выходу их штурманской.
- Удачи, Микки, - махнула ему вслед ладошкой Зинка. – Она нам очень нужна.
- Ты чего это начальника мышиной кличкой обзываешь, - вспыхнула обычно стеснительная Леночка.
- От него вкусно пахнет, - съязвила Нинка.
- Им тут всё до лампочки, - вдруг ввязалась Тамара. – Хоть горшком назови, только в печь не ставь. Пиратская вольница, а не военный корабль.
Крышка входного люка мягко чавкнула, закрывшись.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 10.11.2012, 18:28 | Сообщение # 7
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Гауссовки нашлись в грузе. Транспорт вёз некоторое количество лёгкого стрелкового оружия для десантных подразделений эскадры. Техники и механики принялись снимать с истребителей штатные средства поражения и прилаживать на их место просто смешные с точки зрения космических масштабов «пукалки», предназначенные для ношения в человеческих руках. Комэск и молодые пилоты выбрали по машине, благо они друг от друга ничем не отличались, кроме нанесённого на обшивку номера.
- Тренажеров для отработки боевых навыков в виртуале, как вы понимаете, на транспортном корабле нет, - с печальной улыбкой сказал Санчес. - Взлетать с ускоряющегося носителя, а тем более, стыковаться с ним имеющиеся у нас навыки не позволяют, так что, подготовку к боевым действиям придётся проводить устно, или проводя расчёты маневров. Более того, вылет для опробования оружия, полагаю, будет боевым. Ваграныч подгадывает завершить торможение в той точке, где в этот момент окажется наша обороняющаяся эскадра. Прошу в кают-компанию.
По скобам стены, в которую превратилась ангарная палуба, пилоты спустились к люку — входной двери на периоды невесомости — и проследовали в столовую, гордо именуемую кают-компанией. Скромная по размерам, как и все помещения на «Ангаре», она вмещала человек десять, отчего кормить экипаж приходилось в три-четыре приёма. Обычно — по вахтам. В промежутках же между приёмами пищи здесь можно собраться небольшой группой, чем и пользовались сейчас пилоты. Тем более, что в штурманскую их в этот раз не пустили — там кипела работа по уточнению деталей завершающего этапа перелёта.
- Так кто может объяснить, почему основным элементом боевого построения в москитных силах считается пара? - комэск с интересом посмотрел на своих подчинённых.
- А чё тут неясного? - удивлённо выпучил глаза Петька. - Меньше — уже не группа. А больше чем за одним коллегой при маневрах, попробуй-ка, уследи, когда ещё и за противником нужно смотреть?
- Тогда, почему бы каждому не действовать самостоятельно? - не отстаёт Санчес.
- Опять же потому, что кому-то нужно контролировать заднюю полусферу — сразу на две внимания одного человека не хватает, - встревает Нинка.
- Усложняю вопрос. А что мешает посадить на ястребок ещё одного бойца с поворотной стрелковой установкой, обращённой в сторону хвоста , чтобы и пилоту подсказывал, куда шарахаться, и заградительный огонь вёл, мешая атаковать свою машину сзади?
- На реактивных машинах стрелку в задней полусфере тяговый факел закрывал обзор, и вспышки маневровых двигателей слепили, - объяснила Тамара. - А почему на экранниках так не сделали — ума не приложу. А на наших машинах это сделать можно?
- Стармех прикидывает. Однако у нас тут не завод, всё-таки, - вздохнул комэск. - Да и второго члена экипажа неоткуда взять. Вы наверняка заметили, что команда транспорта невелика. Так что, не стану обнадёживать. Вернёмся, однако к вопросу о парах. К себе ведомым я беру Тамару, поскольку наши стили пилотирования наиболее близки. К Зина и Петя с их размашистой манерой выписывать широкие дуги отлично подходят друг другу. Ведущий — Шарапова.
Оставшиеся Лена и Нина объединяются в пару под руководством младшего лейтенанта Бриченко, - кивнул он в сторону Лены. - А теперь начнём прикидывать способ атаки отдельного москитного корабля, оторвавшегося от группы.

***

«Антилопа» на несколько секунд отключила двигатели, чтобы облегчить условия старта истребителей. А затем продолжила торможение. Эскадрилья, напротив, ускорилась в течение короткого времени, после чего продолжила пассивное сближение с эскадрой Каппы.
Тахский авианосец и его эскорт — четыре крупных крейсера и шестёрка кораблей меньшего размера — отмечались радарами на большом удалении, но на глаз не различались. Они ускоренно двигались вслед за также наращивающим скорость авианосцем «Владимир» и его сопровождением. Сближение истребительной эскадрильи с обеими этими группами происходило стремительно, но, как назло, малых кораблей неприятеля обнаружить не удавалось. Не на кого было напасть. Оставшаяся далеко позади «Антилопа» своими более чувствительными системами обнаружения пока ничего не видела, поскольку оказалась далеко.
- «Владимир»! Я семёрка. Прошу целеуказания на любого тахского москита, - обратился комэск к командованию эскадры.
- Малых целей не наблюдаю, кроме вас, - ответ с поста управления пришел мгновенно. Об их появлении знали. Готовились подсказывать и помогать, но поведения неприятеля не предугадаешь — кто же мог знать, что в момент прибытия группы вся мелочь окажется на носителе?
Маневр, начатый стартом эскадрильи с транспорта, весьма длителен. За прошедшее время обстановка изменилась и, при входе в зону оперативной связи, была немедленно доложена.
- Летяги! Разворот! - а что поделаешь. Эскадрилья с «Антилопы» неизбежно проскакивает и мимо своих, и мимо чужих. Теперь всех их придётся догонять, развернувшись, затормозившись и снова разогнавшись.
Указав вектор и предписав величину ускорения, Санчес тревожно поглядывал, как и без того не слишком плотные ряды эскадрильи привычно расползлись во время разворота. Как раз в то самое время, когда она проскакивала мимо неприятельской эскадры. Ни малейших сомнений в том, что их обнаружили, не оставалось — работу радаров аппаратура зафиксировала отчётливо.
- Тахи выпустили корабли прикрытия. Шесть четвёрок заняли позиции на подступах, - раздался в наушниках голос офицера с поста управления. - Но вы так лихо просвистали, что никого в погоню за вами не послали, - добавил он с улыбкой в голосе. И тут же продолжил общение: - Мы тут гадаем, откуда на «Антилопе» взялась боевая эскадрилья. Не приоткроешь завесу тайны, комэск?
- В другой раз. Меня сейчас перегрузка плющит не по-детски. А я ведь не пилот по жизни, а обычный техник.
Санчес немного лукавил. После полуторного тяготения последних дней пять «Же» переносились относительно легко, тем более, что не на ногах, а в удобном ложементе. Однако для внешнего наблюдателя, следящего за эволюциями группы, эта перегрузка казалась одиннадцатикратной. Таков эффект экранной тяги, что является одним из самых тщательно охраняемых секретов.
- Прости, комэск! Не подумал, - откликнулся незнакомец с поста управления. - Как ты вообще дышишь-то под такой тяжестью!
- Через раз, - жалобно пискнул девчачий голосок. Зинкин, кажется.
- Ха! - парень с флагмана совсем потерял берега. - Юные пилотессы перегонной команды и их техник. Ты не представляешь себе, как наши парни ждали вашего прибы... Летяги! Звено «триммеров» отвалило от тахского крейсера. Выдвигаются вам навстречу, - мгновенный переход то трёпа к делу оставил хорошее впечатление об этом человеке.
- Вижу цели, - тут же доложила Тамара. - Семьдесят секунд до контакта.
- Растягиваемся, - Санчес принялся прикидывать, как построить бой. - Вариант четыре. Ускорения не меняем.
Пилоты активировали системы наведения и «поймали» цели в рамочки.
- Есть захват, - последовали доклады.
- После стрельбы уклонение строго на север, - распорядился командир.
Наступил период ожидания. Постоянная тяга сообщала истребителям такое же постоянное ускорение, а система наведения направляла носы в точку, где ожидалась цель в момент, когда там будет пролетать выпущенная очередь. Естественно, вектор тяги при этом менялся, что «уводило» траекторию в сторону, вслед за чем вводились поправки, приводящие к новым искажениям траектории. Рулила автоматика под руководством программы, осуществляя шаги последовательных приближений на пути к точке залпа. Для внешнего наблюдателя эскадрилья принялась хаотично роиться, поскольку каждый кораблик наводился на своего «триммера».
На этом этапе участие человека в бою просто неуместно.
И вот, короткая очередь из восьми стволов. Цепочки невидимых стальных шариков унеслись вперёд, а рамочки захвата исчезли с экранов. Ещё через мгновение пропали и сами цели — перескочили на изображения кормовых средств слежения. Впрочем, ненадолго — истребители дружно повернули носы в сторону одной и той же звезды, отчего «триммеры» оказались от них на западе, то есть почти на траверзе. За кормой взбухали взрывы снарядов заградительного огня, но, при такой скорости улепётывающих машин у осколков не было ни малейшего шанса достичь цели.
- Ни!
- Цела.
- Пе!
- Порядок.
- Зи!
- Норм.
- Ле!
- Жива.
-То!
- Я.
- Ловите новые вектор и ускорение!
- Мик! Ты инквизитор! Нас же расплющит!
- Зато причешем верхнюю группу прикрытия. База! Кто там висит?
- Четвёрка «ежей», - парень с пункта управления плотно включился в работу, всей душой болея за новичков. - У нас техничка готова к вылету и звено «ругеров». Дайте знать, когда понадобятся. Дирижируй, Мик!
- Понял, База! Что там вообще происходит?
- Один из «триммеров» перестал откликаться. За ним пошел спасатель. Эскадра тахов уменьшила ускорение. Думаю, чтобы подобрать подранка. Адмирал выражает вам своё удовольствие. А то, понимаешь, неделю не могли от них оторваться. И это, народ тут интересуется, откуда у вас там взялись верх и север?
- Потом, База. Нас снова плющит.
Эскадрилья, проскочившая мимо неприятельского строя опять на высокой скорости и значительном удалении, терпеливо меняла вектор движения, гася ненужную компоненту движения и разгоняясь с расчётом проскворчать рядом с одним из прикрывающих её звеньев малых машин, за обилие выступов наречённых флотскими зубоскалами «ежами». Тишина, спокойствие и пять с четвертью «Же» по показаниям внутреннего гравиметра — сто двадцать метров в секунду за секунду или добавка скорости на километр в секунду за вдох и выдох для внешнего наблюдателя.
Условия же этой атаки совсем другие, не то, что в прошлый заход.
- Летяги! Седьмой вариант. Строим плоское кольцо, стреляем из свободного полёта, а потом врассыпную, - Санчес ведёт группу в сторону крупного эскортного корабля, на фоне которого и маячит четвёрка целей. Избыточная относительная скорость в этой ситуации опасна — можно залететь в зону, где плотность заградительного огня фатальна. Однако и вероятность поражения тахских москитов заметно выше. Впрочем, обратное тоже верно. Шансы налететь на осколок или снаряд весьма высоки.
- Мик, я База! Вражеский авианосец отключил движители и выпускает против вас значительную группировку. Не сосчитали ещё, но много. Смывайся!
- Летяги! Поправка в задачу. Стрельба с предельной дистанции, а после разлёта — салочки, — длительный период устной подготовки к первому бою принёс некоторые результаты. Во всяком случае, удалось разобрать все пришедшие на ум ситуации, договориться о том, как действовать и, что немаловажно, найти для них запоминающиеся названия.
Отстрелялись издалека. Можно сказать — просто-напросто имитировали атаку. А потом разлетелись кто куда. Не парами даже, а поодиночке. За каждым отправилась в погоню целая группа быстроходной мелочи смешанного состава — неприятель явно посчитал, что после стольких длительных и весьма энергичных маневров ходовой ресурс напавшей так не вовремя группы должен быть близок к исчерпанию, и решил окончательно загнать источник беспокойства, отправив в погоню полностью заправленные машины.
Такое развитие событий можно считать крайне благоприятным. Прекратив разгон, тахи неизбежно отставали от нашей эскадры, продолжавшей набирать скорость. Это давало шанс, по крайней мере, принять транспорт, чтобы пополнить боезапас. И в более значительном объёме выполнить ремонтные работы — одним словом, лучше подготовиться к следующему сражению, использовав наметившийся разрыв.
Вот именно на увеличение этого разрыва и направила свои усилия эскадрилья летяг с транспорта «Антилопа». Особенно удачным оказался вариант преследования вдогонку, на который столь охотно пошёл неприятель, не подозревающий о том, что предела ходового ресурса у экранно-тяговых движителей просто нет. Бой продолжался по совершенно непривычному для профессиональных военных сценарию.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 11.11.2012, 00:11 | Сообщение # 8
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Догоняет жертва. Кто-нибудь слышал о таком варианте? Нет? Неудивительно. Этот тактический приём применяется впервые. По крайней мере, по мнению Санчеса, придумавшего его совершенно самостоятельно.
Скоростной «триммер», преследующий Зинкин истребитель, так притопил, что заметно вырвался вперёд из рядов остальной своры гончих. Девушка внимательно следила за тем, как сокращается сначала разница в скоростях, а затем и расстояние. Восемь «Же», это значит, что пилот противника крепок физически и безумно желает до неё добраться, потому что выдерживает эту пытку долго. Пока не остаётся с ней один на один. Дистанция тает на глазах, а угловое смещение практически прекращается — неприятель, как и следовало ожидать, четко позади. Остается дать целеуказание кормовой батарее из четырёх гауссовок и подождать, когда система наведения завершит свою работу.
Очередь, ощущается как толчок в спину, отчего из стиснутой перегрузкой грудной клетки вырывается воздух. Кажется она очень неприлично застонала. Несколько секунд ожидания пока стальные шарики преодолеют многие километры пустоты. А потом преследователь отстаёт. Тихо, мирно, без фейерверков или иных видимых глазом эффектов истребитель неприятеля отключил тягу.
Остальные члены группы преследования продолжают приближаться, и среди них опять находится самый быстрый. Это «черепашка», пилот которой примерно на десятую часть «Же» менее вынослив, чем его предшественник. Ситуация с его расстрелом должна в точности повториться, отчего становится скучновато. Но ненадолго. Преследователь выпускает ракету, которую и приходится сбивать, изрядно перенервничав — уж очень быстро она приближается, ускоряясь намного быстрее, чем удирающий истребитель.
«Черепашка» же сразу отстала. То ли исчерпала боезапас, то ли налетела на осколок собственного гостинца — поди, разбери с такого расстояния!
Зинка немного снизила тягу, чтобы приободрить остальных членов загонной команды. Они уже вытянулись в нитку, словно распределились по степени выносливости своих пилотов. Скорость сближения чуточку увеличилась, и она аккуратно срезала второй «триммер». Вот тут все и отстали. Зинка снизила тягу, отдышалась полной грудью, аккуратно развернулась и сама стала сближаться с замешкавшимися тахами. Но отвернула, едва поняла, что группа преследования стягивается в одно место и готовится дать ей самый решительный отпор.
- Летяги! - раздался в наушниках голос Санчеса. - Доложить!
- Цела.
- Порядок.
- Норм.
- Жива.
- Я, - последовала череда ответов.
- Примите новый вектор, - аппаратура пискнула, докладывая о получении вводной. - Ускорение три и пять. Поправка на мой маяк. Гоните.
Зинка квитировала прием, дала команду о принятии его к исполнению — благо, теперь перегрузка больше не плющила, - и принялась за изучение отметок на экранах слежения. Истребитель нёс её к точке рандеву. Ни каких угроз аппаратура не отмечала.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 11.11.2012, 04:18 | Сообщение # 9
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Входите, техник-капитан, - командующий эскадрой буквально только что задремал, как вдруг — стук в дверь. А, поскольку никого, кроме комэска, устроившего тахам столь приятный сюрприз, пускать к себе не велел, то и не думал сомневаться в том, кто постучал.
Проследив за тем, как прибывший вплыл в каюту, указал ему рукой на кресло, а сам устроился напротив. Пристегнулись.
- У вас должен быть пакет для меня, - протянул руку адмирал, с трудом сдерживая зевоту. Последнюю неделю он спал урывками.
- Так точно, - Санчес отдал конверт.
Некоторое время отняло чтение, на протяжении которого лицо командующего всё более и более мрачнело.
- Меня Павлом Петровичем зовут, - произнес он невесело, и протянул руку, как это делают мужчины при знакомстве.
- Михаил Александрович, - комэск взаимно представился и пожал руку адмирала.
- Признаться, если бы не безобразие, устроенное вашими стараниями, эпистолу эту вместе с Вами я бы отправил обратно, как и не принятые на вооружение истребители, которые, как выясняется, ещё и являются частной собственностью. Тем не менее, находясь под впечатлением от увиденного, не могу скрыть своей заинтересованности в успехе начатой Вами аферы. Теперь же извольте изложить... в меру подробно, обстоятельства, важные для её завершения.
- Извольте. Некоторые аспекты физического устроения мира были подвергнуты сомнению группой весьма амбициозных учёных. Труды их вылились в написание большого количество скучных статей, до предела наполненных многоэтажными математическими выражениями, одно из которых по чистой случайности оказалось несложно проверить. Одним словом, было синтезировано вещество, напоминающее гравитационный ниппель.
- Диод, - поправил адмирал.
- Тоже достойная аналогия, - согласился Санчес. - Так вот, эксперименты с ним показали, что оно создаёт механическую тягу — усилие, воздействующее на помещенную поблизости массу. Это было ещё не столь странно до той поры, пока пластину образца к этой самой массе не прикрепили. Полученная конструкция вела себя точь в точь как барон Мюнхаузен, тянущий себя из болота за собственную косичку.
- И Вы решились пойти на грубейшее нарушение одного из основополагающих физических законов, - адмирал строго посмотрел на своего молодого гостя. Но искорки в глазах выдали шутку.
- Не велите казнить, велите миловать, - молитвенно сложил руки на груди техник-лейтенант.
Собеседники рассмеялись.
- Сразу сознаюсь, - продолжил Санчес, - ни того, как нарушается этот закон, ни способа варки этого шайтан-материала мне не раскрыли. Ибо сие тайна великая есть. Хозяева технологии шифруются так, словно на них охотится весь преступный мир Вселенной. Сообщают самыми неожиданными способами, где спрятали очередной клад, и требуют столь значительных денег, что оправдать их можно только взяв крупный военный заказ.
- Кто же вам его даст на столь зыбком основании? - улыбнулся Павел Петрович.
- В точку, - согласился Санчес. - Тем не менее, продемонстрировав ряду лиц летающую ванночку, не требующую ни мотора, ни аккумулятора, ни винта, ни крыльев ни реактивной струи, моему руководству удалось заручиться поддержкой нескольких влиятельных лиц. Не слишком меркантильных, сознаюсь сразу. Ну не было у нас средств ни на одну приличную взятку, хоть и залезли мы по уши в долги.
Построили истребители, попросту прикрепив новый движитель к одной из серийных машин. Вооружение смогли поставить только устаревшее настолько, что приобрели его практически даром, чуть ли не по цене лома. Не могу рассказать подробностей — я их и не знаю толком. Моя задача и без этих проблем была непроста — технику, знаете ли никакими аргументами не убедишь, никакими подношениями не задобришь. Она работает только тогда, когда иного варианта у неё просто нет. В общем, я занимался проектированием, производством и испытаниями.
Для того, чтобы осуществить авторский надзор, меня с помощью одного из наших влиятельных болельщиков аттестовали на техника-капитана и направили в эту поездку.
- То есть, не Вы вдохновитель и организатор проекта, - констатировал адмирал.
- Не я, - согласился комэск. - Однако сильно за него переживаю.
- Небезосновательно, кстати. Судя по результатам наблюдений за вашими эволюциями, предлагаемые москиты обладают отвратительными маневренными характеристиками и совершенно безобразно вооружены. Однако, теперь у вашего проекта появилось очень много сочувствующих во главе с Вашим покорным слугой, - улыбнулся командующий. - Ступайте теперь отдыхать, батенька. И мне позвольте выспаться. Вашими стараниями мы столь изрядно удалились от супостата, что радиомолчанием, светомаскировкой, божьей милостью и ложной целью полагаем себя вправе надеяться на то, что оторвёмся от него окончательно. Благо, с приходом «Антилопы» и необходимые припасы к нам поступили.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 12.11.2012, 11:09 | Сообщение # 10
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
С начинаием smile
Очень неплохо но тапков немного накидаю.
Начнем с наименования:" Авианосец дальнего прикрытия "
По текущей классификации это скорее "Эскортный авианосец" (или "легкий").
То есть изначально гражданская машина переоборудованнная для перевозки к настоящим авианосцам пополнения (самолетов и пилотов) и выполнения прикрытия эскадр.
То есть поднять машины с него можно, но для непосредственного ведения БД он не предназначен - потому что не имеет серьезной защиты.
Quote (цитата)
А мы не вёрткие.

противоречит конструкции:
Quote (цитата)
Тяговый экран устроен не одним зонтом, а четырьмя группами поворотных пластин. Соответственно, весь аппарат в корне перекомпонован. Управлять им теперь нужно, воздействуя на тягу аж четырёх движителей, чтобы и с направлением верно угадать, и с ускорением.

такое недоразумение склонно скорее к "кувырканиям" вокруг всех трех осей, чем к недостатку маневренности.
Возможно излишняя инерционность связана с недоработкой системы управления - она слишком много времени тратит на вычисление нужных усилий.

Quote (цитата)
Взлетать с ускоряющегося носителя, а тем более, стыковаться с ним имеющиеся у нас навыки не позволяют

по первому пункту - там все решает стартовая катапульта, так что получив хороший пинок взлетят все. wink
По второму пункту - Пилота никто не выпустит из училища если он не может садится (в данном случае на маневрирующую палубу). Можно говорить о недостатке опыта или о том что на борту не пилоты, а курсанты но все равно - садится они должны уметь иначе их на корабль никто не пустит.
Как вариант - за штурвалы посадили техников имеющих "вторую специальность" и совсем небольшой налет. Т.е. не будущих истребителей а просто "имеющих права" перегнать машину из одной точки в другую.
Но это противоречит легенде - если машины опытные, то на борту будут заводские испытатели, а эти ребята дадут фору и боевым пилотам. Так что вопрос с столь странными экипажами стоит наверно залегендировать по серьезней.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 12.11.2012, 12:26 | Сообщение # 11
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
тапков немного накидаю
Спасибо. Все тапки по делу. То есть я с ними согласный был ещё когда сочинял, однако растолковал слабовато.
Буду исправляться в дальнейшем написании.

Пилоты москитов — дрова в топке войны. Редкий бой проходит без потерь — уж очень уязвимы безбронные скорлупки, которыми управляют обычно совсем молодые люди, тем более, что к их уничтожению противоборствующей стороной прикладываются огромные усилия. Крупные корабли редко сближаются настолько, чтобы оказаться в пределах радиуса поражения тяжёлого оружия друг друга, предпочитая посылать в атаку маленькие и вёрткие ракетоносцы, несущие обычно увесистый гостинец в точку, после пуска откуда его будет трудно отразить. То есть поближе к цели.
А ведь в пространстве нет ни складок местности, ни растительности, за которыми можно было бы укрыться или замаскироваться. Нет даже облачности, способной спрятать от глаз неприятеля. Тебя видят и по тебе стреляют. И посылают навстречу стаи других москитов, чтобы отогнать или уничтожить. Таких же уязвимых, но более лёгких и вёртких.
Поэтому пилотов, ведущих в бой крошечные скорлупки, обычно балуют. Прощают им некоторые вольности, содержат в самых комфортабельных помещениях, кормят, как на убой... впрочем, последнее сравнение не так уж фигурально. Следующее воинское звание эти офицеры обычно получают перед уходом в отставку после увечья. А большинство так и остаётся в памяти друзей юными младшими лейтенантами. Впрочем, малая толика, не больше, чем позволяет теория вероятности, переживает десяток-другой соприкосновений с неприятелем, после чего отзывается в училища, чтобы обучать новых бойцов, готовых заполнить прореженные врагами ряды неустрашимых воинов, вступающих в схватку с супостатом в неохватном просторе равнодушного космоса.
Вот группу этих «баловней» и вводил в курс дела Санчес.
- Так это ты, техник-капитан, причесал тахов, - встретил его вопросом один из слушателей, едва он вплыл в люк класса.
- Мне помогали, - улыбнулся Санчес. - Э-э, простите великодушно, я тут новичок и не вполне пока освоился с правилами. Да и в армии недавно. Надеюсь вы извините мне отступления от принятого в вашей среде этикета.
Его слова вызвали лёгкое замешательство в результате которого тела пилотов сориентировались в одном направлении, направив головы в сторону условного потолка, и вытянулись, изображая принятие положения стоя.
- Пилотоы для ознакомления с новой техникой собрана. Командир москитной группы старший лейтенант Мамалыга.
- Здравствуйте, прошу садиться, - парни и девушки устроились на привинченных к условному полу стульях и пристегнулись. Санчесу даже показалось, что по некоторым лицам пробежала волна смущения. Видимо он недостаточно тактично напомнил им, как следует вести себя во время занятий.
- Итак, с последним транспортом на эскадру прибыли новые машины. Не много. Всего три десятка. Однако, они построены на иных принципах, чем реактивные корабли, управлять которыми вы учились. При старте, стыковке или перелёте с места на место отличия не слишком заметны, потому что органы управления расположены так же, как и у знакомых вам моделей. Но маневренные качества и разгонные характеристики совершенно другие.
Собственно, с пилотажем вы освоитесь и без меня, мельком взглянув на инструкцию и ознакомившись со схемой векторов приложения силы. При вашем классе пилотирования это тривиально. В крайнем случае можно просмотреть коротенький ролик. Значительно существенней другое обстоятельство - тактико-технические характеристики этих истребителей настолько разнятся с привычными вам, что попытка применения любого ранее известного приёма или построения вряд ли приведёт к успеху.
Новая же тактика, примененная в единственном боевом соприкосновении с неприятелем, была разработана мною, техником, имеющим только опыт испытательных полётов. И группой недавних выпускников военных училищ, также не имеющими за плечами достаточной практики. Посему, всем предписывается выполнить два ознакомительных полёта, дабы не со слов, а лично во всём убедиться. Затем мы соберёмся вновь, чтобы заняться разработкой, как способов, коими станем беспокоить тахов, так и формулировкой требований к последующим модификациям боевых машин данной серии.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 12.11.2012, 13:02 | Сообщение # 12
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (цитата)
чтобы оказаться в пределах радиуса поражения тяжёлого оружия друг друга

И на кой тогда нужно это "тяжелое вооружение"?
Такая ситуация имела место быть - во время ВМВ когда выяснилось что снаряд ГК летит на два десятка километров а обмениваться ударами авианосцы способны с сотни, в то время как те самые линкоры от авиации защищены ну очень слабовато.
После чего с такими усилиями создававшиеся артиллерийские корабли пошли (после войны)на слом или перестройку в ракетно-артиллерийские. После чего вполне обрели способность "достать" своего противника если не через пол шарика, то с расстояния больше чем в полтысячи миль - точно. (к слову - опять превысив практическую дальность самолетов)

Состязание "щита и меча" вещь неизбывная, так что можно говорить только о неком "локальном минимуме". Например о создании брони способной надежно прикрыть крупные корабли от дальнего но малоприцельного обстрела, но неспособной прикрыть ряд уязвимых мест (двигатели, антенны, сканеры, шлюзы и люки артсистем) которые уязвимы для способной подойти близко скоростной маневренной машине.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 12.11.2012, 13:47 | Сообщение # 13
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
al1618, списываю biggrin


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 12.11.2012, 16:41 | Сообщение # 14
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
После разгрузки теснота на транспорте исчезла, как по мановению волшебной палочки. Опустели не только трюмы – из кают были извлечены штабеля медикаментов, приборов, запчастей… перечислять можно до бесконечности. Это по дороге «туда» приходилось протискиваться бочком, огибая тюки, ящики и контейнеры, а нынче – лети, как птица, паря в невесомости. Даже на ангарной палубе чисто – оставшиеся на борту шесть истребителей подвешены снаружи на стартовой палубе.
Вот Зинка, запасшись парой вееров, и занялась «лётной подготовкой» как раз в опустевшем ангаре, поскольку единственный человек, находящийся здесь – Санчес – сидит в застеклённой кабинке, ковыряясь потихоньку в чём-то своём. Собственно, время и место «занятий» именно этим обстоятельством продиктованы. И экипировка подобрана соответственно: шортики в обтяжку и короткая маечка в облипон чудесно демонстрируют хрупкое изящество фигуры, эластичность мышц и упругость выпуклостей, а также, грацию, обычно драпируемую обещающей мешковатостью форменного комбинезона.
В общем, чаровать этого парня необходимо срочно, на что указывают и плотоядные взгляды Тамары, бросаемые втихаря на непосредственного начальника, и обострение застенчивости у Леночки, выразившееся в усиленной стрельбе глазами. Только Нинка – счастливая – воркует со своим Петей-Петушком, в которого втрескалась так, что просто смотреть неудобно. В мямлю этого… ну, да это Зинки не касаемо.
Кося изредка глазом в сторону «стекляшки», убедилась, что внимание комэска сконцентрировано на ней, и выписала пируэт с особенно чувственным прогибом:
- Микки, ты никогда не пробовал танцевать в невесомости?
- А разве можно? Хотя, где-то я встречал упоминание о чём-то подобном, но там это обсуждалось чисто теоретически.
- Ты тоже читал Маковецкого! - Зинка нарочно приблизилась, чтобы было можно было хорошенько рассмотреть, как красиво она округлила глаза (нарочно перед зеркалом подобрала макияж).
- Не помню автора. И как книжка называлась не помню. Это ещё в детстве было, - а сам глаз с неё не сводит. Интересно, «утонул» он во взгляде, или ещё нет?
Зинка идёт на сближение очень плавно, притормаживая веерами прямо в воздухе. Тут важно не перестараться, не испугать жертву слишком стремительной атакой, а то может сработать инстинкт самосохранения, и возникнуть такое не нужное сейчас сопротивление.
- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, - мурлычет она негромко, а сама, ухватив командира за кончики пальцев, изгибается, чуть отталкиваясь ногой от переборки, увлекает его на свободное пространство, снова расчетливо притормаживая веером. Но центр тяжести системы из двух тел оказался слишком сильно смещён относительно ожидаемого положения. Ребят начало закручивать.
Санчес не теряется и, пустив в ход вторую руку, сгбастывает ведущую второго звена, прижимая её к себе за талию. Зинка чуть прогибается, чтобы не прижиматься к комэску грудью (а то это получится слишком быстрый шаг навстречу), но не вырывается, а, работая теперь двумя веерами, стабилизирует полёт – центры массы их тел теперь близко, так что и ось вращения пары отыскивается легко. Вот и середина ангара, и скорость относительно стен обнулена.
Продолжая мурлыкать: «А вместо сердца пламенный мотор», - свернула веера:
- Насколько я помню, начальное положение несколько иное, - взявшись за руки, точнее, за запястья друг друга, «танцоры» некоторое время манипулируют своими телами, пока не вытягиваются ногами в противоположные стороны, превратив «систему двух масс» в один продолговатый предмет. – А что дальше, Микки? Я ни одной фигуры не помню.
- Я тоже не помню, но для начала нужно что-то изменить. Хватай меня за щиколотки, а я тебя.
Последовавшая возня через некоторое время привела к нужному результату. Потом – хват руками лицом к лицу, но ногами в разные стороны. Становилось всё интересней и интересней, и продолжалось это до тех пор, пока пол не начал мешать, оказавшись слишком близко. Оттолкнувшись от него, Зинка отбуксировала партнёра туда, где взяла.
- Спасибо, Микки. Наверное, хватит. А то я немного устала.
- Пожалуй, - командир закрепившись ногами враспор внутри проёма, ухватил девушку на задницу и послал в сторону выхода из ангара. Очень хорошо, кстати, послал. Мягко, так что её ни капельки не закрутило, и как раз руками к скобе.
Сказалась только что проведённая тренировка. Надо признать – первый раунд она провела великолепно. Но, торопить события не следует.

***

На «Антилопе» правили бал парни Старшего Механика. Кресла-ложементы переставлялись из мест, куда из приткнули во время погрузки, в каюты и кубрики. Девушки обрели индивидуальные помещения, снабжённые удобствами. Кошмар стеснённого перелёта на перегруженном транспорте завершился. Еще в двух помещениях ударными темпами что-то возводилось. Любопытная Зинка выяснила, что устанавливаются тренажёры для отработки пилотами боевых навыков, и оборудуется тактический класс со специализированными проекторами для создания качественной картины звёздного неба.
При этом, самих их время от времени привлекали на флагманский корабль отвечать на вопросы пилотов основной группировки москитных сил. Почему основной? Чуяли девичьи сердчишки, что сами они вскоре будут уведомлены, что из перегонщиков переведены в состав дополнительной. Или вспомогательной. Начальство обязательно их эскадрилью как-нибудь умно назовёт и в какое-то расписание внесёт. Так уж всё у военных устроено, чтобы был порядок.
Впрочем, самым частым вопросом, задаваемым парнями с авианосца, был: «А не хотела ли бы ты…», - ну, то чего мужчины обычно хотят от женщин. Зинку злило, что ни Тамара, ни Лена ни одному из них ни малейшей надежды не подала. Даже жалко было ребят – такие они славные.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 13.11.2012, 11:36 | Сообщение # 15
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Комэск собрал своих подчинённых в заново оборудованном тактическом классе.
- Командующий эскадры вице-адмирал Климов Павел Петрович, - представил он офицера с большими звёздами на погонах, - ознакомит вас с изменениями в штатном расписании, а также, с задачами, решение которых нам предписано.
- Итак, летуны и летуньи, в силу невысокой маневренности ваших машин, использование их для прикрытия крупных кораблей не представляется разумным. Также, не годятся они и для работы по кораблям неприятеля, поскольку вооружены для этого неподходящим образом. Вы – охотники на мелочь. Причём – свободные охотники.
Не стану отрицать, что подобный приём ведения военных действий применялся в войнах на Земле, однако решающего влияния на положения дел никогда не оказывал. Поэтому и в современной концепции вооруженного противостояния в космосе ни о чём подобном речи никогда не шло. Если честно, вы – словно волдырь на ровном месте. Ничему не соответствуете и ни для чего не годитесь. Признаюсь, появись эти истребители на эскадре в штатной ситуации – в штабах, через которые протащили подобный проект, полетели бы головы.
Однако, своим эффектным выходом эту ситуацию вы поломали. Посему создана группа дальнего прикрытия в составе одной эскадрильи под командованием капитана Санчеса, для обеспечения действий которой выделен транспорт «Антилопа» с экипажем. Боевая задача – разыскать в секторе Каппа оставшийся там заправщик и привести его к эскадре. У меня всё. Вопросы есть?
Вопросов не последовало. Адмирал выглядел чересчур раздраженным для того, чтобы хоть кому-то захотелось привлекать к себе его внимание. Тем более, никто не ожидал его присутствия здесь, отчего в одежде присутствовали немалые вольности, как это всегда велось на транспорте. А о придирчивости старого служаки к малейшим отклонениям от уставной формы ходили легенды. И это заставляло людей нервничать.
Однако, разносов не последовало – командующий убыл ни к кому не прикопавшись, что тоже слегка напрягло.
- Заправщик ещё до нападения тахов ушел к находящейся в перигее комете в системе Зенау. Обнаружил его неприятель, или нет, неизвестно, - начал вводить присутствующих в курс дела командир корабля, которого и в глаза и за глаза называли Вагранычем, как бы игнорируя тот факт, что был он капитаном третьего ранга – на «Антилопе» в ходу были клички. – Стало быть, туда и двинемся? – он с любопытством взглянул на Санчеса, распоряжением начальства поставленного в начальствующее положение.
- А есть какие-то трудности, - чутко откликнулся комэск.
- Как всегда – маловато рабочего тела, - кивнул капитан. Эскадра выдоила нас до уровня неприкосновенного запаса, а потом выделила в самостоятельную группу. То есть, теперь у ихних интендантов ничего не допросишься, если через начальство не надавить. Потому что мы к ним больше не относимся. И до ближайшей кометы добираться придётся недели полторы, насколько прикинули навигаторы.
- А зачем нам к ближайшей комете? – не удержалась от вопроса Зиночка.
- Льдом разжиться, - пояснил Ваграныч. – Но, боюсь, тахи именно в подобных местах и станут поджидать и нас и эскадру. Или заправщика попытаются перехватить.
- А лёд, это и есть рабочее тело! – догадалась девушка. И, широко распахнув глаза, посмотрела на Санчеса. Совещание совещанием, но нельзя забывать очаровывать командира.
- И есть. Правда, комет довольно много и все они сейчас от нас почти одинаково далеко, - вздохнул он.
- А «Антилопа» - быстрый корабль, - Зиночка нарисовала на лице искреннее простодушие и продолжила сольное выступление, создавая в глазах самого важного для себя человека выигрышный образ – образ девочки, нуждающейся в мудром покровителе.
- Два «Же» с полной нагрузкой, хотя в перегруженном варианте мы всего полтора могли выдать. А пустой почти пятёрку вытягивает. То есть, от эскадры не отстанем. Да только сейчас это не имеет значения, потому что быстрее двадцати сантиметров в секунду за секунду в режиме жёсткой экономии рабочего тела не пойдёшь, - командир корабля, кажется, не понял, какую игру ведёт юная прелестница, и отвечал обстоятельно.
- А конструкция транспорта, насколько я понял, осесимметрична, - вдруг поинтересовался Санчес.
- Конечно, - вот теперь Ваграныч посмотрел удивлённо. Откуда вдруг появились вопросы, ответы на которые очевидны? – И за балансировкой контроль самый строгий, - прибавил он на всякий случай.
- А если потянуть за нос – ничего не оторвётся? – продолжил комэск.
- Имеешь ввиду буксировку за истребителем? Что же, и эти крохи нам не помешают. Прикинем с Духом, как переставить крепления.
- Можно и без этого обойтись, - улыбнулся Санчес. – Среди запчастей имеется. несколько тяговых элементов в сборе. Если их с толком разместить, то получатся вовсе не крохи. Просто под ними должна оказаться значительная масса. Не пустотелый бачок корпуса истребителя, а массив металла изрядной плотности.
- Дух! Неси свои кости в тактический класс! – проговорил командир корабля в переговорку. – А летяг мы, наверное, отпустим. Кроме глазастенькой этой, мастерицы вопросы спрашивать.
- Младший лейтенант Шарова, - поспешила отрекомендоваться «глазастенькая».
– Да знаю я, как тебя зовут, Зинуля, - ухмыльнулся Ваграныч. – Так, какие ещё вопросы возникли между этими прелестными ушками?


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 13.11.2012, 14:07 | Сообщение # 16
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (цитата)
- А лёд, это и есть рабочее тело! – догадалась девушка. И, широко распахнув глаза, посмотрела на Санчеса. Совещание совещанием, но нельзя забывать очаровывать командира.

Переигрывает однако wink

Quote (Сергей_Калашников)
Среди запчастей имеется. несколько тяговых элементов в сборе.

Бардак и анархия. Элементы узлов и материалов ОГВ безо всякого контроля, в месте где легко могут быть захвачены противником - ловят на живца?


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 13.11.2012, 15:53 | Сообщение # 17
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
Переигрывает однако
Явно.
Quote (al1618)
Бардак и анархия.
Во-во. А что такое ОГВ? Особой государственной важности? Так этой самой важности пока никто не прочувствовал. Пришли в часть "не слишком удачные" новые машины. Секретчики пока не насторожились. Это всё впереди...


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 13.11.2012, 16:36 | Сообщение # 18
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline


Парни старшего механика приладили тяговые экраны к самому массивному элементу конструкции транспорта – к экранам биологической защиты двигателей. Тут и крепления оказались удачные, и реакция корабля на усилие практически совпала с той, к которой привыкли пилоты.
Антилопа, дав короткий импульс маневровыми двигателями, плавно удалилась от эскадры, а потом дала ходу. Ускорение получилось в один «Же», что оказалось приятной неожиданностью – по расчётам выходило на четверть меньше. Видимо в процессе интегрирования по криволинейному контуру в вычисления вкралась ошибка.
Бедный Санчес потерял покой и сон, перепроверяя расчёты – на него нельзя было смотреть без жалости, пока сердобольная Зиночка не раскопала «где собака зарыта».
- Микки, Пелым сказал мне, что защита простреливала чуток лишку, и они несколько плиток добавили, - лучезарно улыбнулась она, входя в его каюту по-человечески. То есть ногами. Нормальный вес – это же просто счастье!
- Какой Пелым? Каких плиток? – комэск «вынырнул» из созерцания изгибов хитровыгнутой конструкции и сразу угодил в омут широко распахнутых глаз девушки.
- Механик. Самый старый. Он на «Антилопе» дольше всех, ещё с приёмки её с завода. Говорит, при ходовых испытаниях они тээлдэшек навешали по всем обслуживаемым помещениям и засекли, что кладовки седьмого яруса подсвечивает от двигателей. А, как в док встали для осмотра, так баббитовых плиток на саморезы наприкручивали в зоне проекции. С тех пор под кожухи никто не лазил, потому что кому оно надо… - договорить Зинка не успела - её чмокнули.
Это обстоятельство несколько озадачило чаровницу – по графику, что она составила, контакт такого рода – преждевременен. Поэтому поступила коварно - сделала вид, будто подобное проявление дружелюбия считает естественным и ни к чему не обязывающим. Чтобы напавшая сторона не расслаблялась и готовилась к серьезному штурму.
- Летяги! Через час начинаем тренировочные полёты по теме старт и посадка в условиях равноускоряющегося носителя, - объявил по громкой командир эскадрильи. И добавил, уже не в микрофон. – Беги, давай, чисти пёрышки.

- Поднимайтесь, спящие красавцы и красавицы, - донёсся из динамиков голос старпома. – Бескрайний космос призывает всех перейти в состояние готовности номер один, а командира корабля приглашает в рубку.
Столь вычурная манера объявления боевой тревоги вызвала в Тамариной душе глухое ворчание. Впрочем, раздражение улетучивалось по мере того, как она умывалась, а не неслась, как ошпаренная на ангарную палубу путаясь в рукавах натягиваемой на ходу одежды. А тут и губки успела помадой тронуть, и носик припудрить. Приятно осознавать, что лишняя сотня секунд ничего не решает.
Пока добиралась до истребителя, услышала всё через ту же громкую связь доклады операторов турельных установок о готовности к открытию огня и о занятии своих мест рядом других членов экипажа. Дурацкая манера общения и странная субординация, похожая на панибратсво, которые так её раздражали, в некоторых отношениях выглядят довольно привлекательно.
Едва отзвучали последние доклады, старпом продолжил своё выступление:
- Зафиксирована радиопосылка тахского происхождения, расстояние до источника которой оценивается в десять–пятнадцать мегаметров.
На этом «трансляция» завершилась, и Тамара осталась наедине со своим истребителем. Дождалась завершения предстартовых тестов и вздохнула – предстояло томительное ожидание неопределённой длительности. Понятно, что какая-то аппаратура неприятеля обнаружила «Антилопу» и доложила, куда следует. Скорее всего, это просто буй – небольшой контейнер с глазами следящих камер. Хотя, может быть, и мина, ждущая приближения любого объекта, не подающего сигнала «я свой», чтобы включить ракетный двигатель и устремиться к цели. Возможно именно сейчас она наводится на них, вращая маховики системы ориентации.
Скорость корабля нынче невелика – они уже несколько часов тормозятся, замедляясь каждую минуту больше, чем на покилометра в секунду… Тишина и спокойствие, не прерываемые ни докладами, ни распоряжениями постепенно отогнали сиюминутные тревоги, и девушка погрузилась в мир обычных своих мыслей. О невезении, сопровождавшем её, сколько она себя помнит.
Ей хотелось быть лучшей, но этому постоянно мешали. Кто? Чаще всего это были люди. В школе, сколько ни старалась, другие ученики неизменно решали задачи быстрее, или точнее отвечали заданный урок, скрывая её в тени своей успешности. Вот тогда она и решила всех переплюнуть, став не кем-нибудь, а одной из представителей легендарных бойцов – пилотов крошечных боевых машин. Тех, о чьей отваге складывают легенды.
И он выдержала огромный конкурс при поступлении в военное училище, где неизменно стремилась постичь, выучиться, превозмочь… и, почему-то получала явно заниженные оценки. Не плохие, но и не, что дают право на особое к себе отношение. Её и при выпуске аттестовали не лейтенантом, а младшим лейтенантом, в числе основной массы середнячков – то есть будущих рабочих лошадок, а не лидеров.
Даже здесь, на «Антилопе» командование эскадрильей доверили не ей, а этому ряженому в форму шпаку Санчесу, который и летает-то по программе взлёт-посадка. А ведь в единственном бою она поразила не менее четырёх целей. По крайней мере, анализ записей на это указывает однозначно. Могли бы и наградить.
Захотелось полакать тихонько, но нельзя – слишком много аппаратуры следит за её состоянием. Ещё снимут с полёта… э-э, с дежурства!
- Микки, а долго нам ждать команды на взлёт, - прощебетала эта набитая дура Зиночка.
- Чем дольше, тем лучше, - откликнулся командир. – Скажите мне, кто как борется со сном?
- Летяги, заткните радиоканал, - по громкой связи рявкнула рубка голосом командира. – Вы нас демаскируете.
- Вижу свечение по вектору восемь-шестьдесят, - тут же послышался доклад второго помощника.
- Истребители – перехватить угрозу. Взлетайте!
Эскадрилья рванула навстречу плохо различимому из-за расстояния факелу активировавшейся ракеты, построилась кольцом и, дождавшись сближения, отстрелялась, словно на полигоне. Определённо, попали, потому что пламя выхлопа пропало, потом короткая вспышка, и отметка исчезла с экранов радаров.
Возвращаться на носитель не стали - шли рядом, синхронно тормозясь. До цели – хвоста кометы - оставалось недалеко, с полчаса примерно. Рубка уже переговаривалась с заправщиком.
- Тахи мин накидали вокруг, - докладывал командовавший вспомогательным кораблём лейтенант. – Два автомата мне уничтожили. Так что и не знаю, стоит ли вам подходить, или лучше вернуться к эскадре за тральщиком? Я-то за глыбами прячусь, а им со мной в догонялки некогда было играть, вот и заперли они меня в патовой ситуации.
- Подойду, однако. Меня ястребки защищают, одну ракету уже отстрелили. Буду и дальше на них уповать, - отозвался Ваграныч. - Давай приводной маяк.
Пока шел разговор, ещё две мины активировалось. Санчес послал наперехват по одной машине - Петьку и Тамару. Видно, чуял, что вот-вот появятся и новые угрозы. Парень рванул, как на комод, навстречу опасности и расстрелял ракету, угодив в конус её осколков, после чего сам закувыркался, изрыгая в эфир непристойности.
- Тяговый экран зацепило. Ни! Присмотри за Пе, - только и успел прокричать командир, как Нинкин истребитель рванул вслед за подранком во всю мочь.
Тамара умудрилась развернуться и встретить цель, хвостовой батареей, тоже выжав «на всю железку». Прежде, чем добилась попадания, спустила почти весь боезапас, зато от осколков не пострадала - ни один её не догнал.
- Низковата плотность огня для такой малоразмерной цели, - констатировала она во всеуслышание. – Особенно при стрельбе по минимальной проекции.
- Петенька, зажми ручку на полвосьмого, - увещевала на весь эфир Нинка.
Новых целей не обнаруживалось. Что происходит с подбитым истребителем разглядеть уже не удавалось – слишком далеко он улетел. Только Нинкины причитания позволяли хоть что-то понять.
- Плавно уменьшай тягу. Ручку на восемь. Ну вот, и выровнялся. Тебя немного тянет на два часа. Так и оставь, чтобы идти по дуге. Всё, полностью отключи жалюзийники. Ваг, Петьку ловить нужно причальным захватом. Он в свободном полёте, но управляться не может.
- Принято, Ни! Догоняю. Мик! Прикрывайте.
- Да куда ж мы от тебя, кормилец ты наш! – облегчённо вздохнул Санчес. – Летяги! Все поняли, как мины сбивать? Тома, сбрось им запись своих маневров, пускай переймут передовой опыт, чтобы потом не носиться за ними по всей системе на транспорте с сачком.
Следующие сутки догоняли и ловили повреждённый истребитель.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 14.11.2012, 11:18 | Сообщение # 19
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
- Микки! Почему ты так любишь сидеть в этой стекляшке? – Зиночка протискивается в узкое пространство, потому что на сегодня у неё намечен следующий этап сближения с командиром: Он должен её приобнять, а она – дать ему понять, что к подобным действиям относится о-очень серьёзно. Для этого необходимо так стеснить человека, чтобы, кроме как просунуть руку ей за спину, у него просто не было другого варианта. Ну, чтобы больше некуда её было девать.
А он, искуситель коварный, никак не даётся — строит какие-то кривулины, работая одновременно несколькими манипуляторами, и его бицепс никак не пускает притиснуться поближе, хотя она ему всячески зубы заговаривает:
- А это что?
- А это зачем?
И голову подмышку норовит подсунуть, и руку уже на коленку положила. В смысле — намного выше.
- А это откуда?
Объясняет Микки терпеливо и раздумчиво, а сам разные элементы конструкции двигает, совмещая, то так, то этак. А девушку потискать даже и не думает. Сухарь.

***

Гружёный под завязку заправщик — спутник медлительный и неуклюжий. Возвращались к эскадре долго, опасаясь противодействия тахов. Однако, не дождались. Одна пара истребителей постоянно висела в пространстве на предельном расстоянии обнаружения локаторами, чтобы иметь возможность навалиться издалека, случись нападение. Впрочем, приди на перехват хотя бы самый лёгкий из крейсеров, отбиться от него было бы решительно нечем.
Уже когда добрались до своих, выяснилось, что контакт с неприятелем утерян, и группе прикрытия следует немедленно отправляться разыскивать его. К эскадре же подоспели транспорты с пополнением, в том числе, и с москитными кораблями, взамен потерянных в сражении за сектор Каппа.

Глава 5. Что другим негоже

- Знаешь, Мик! Я ведь людей в экипаж подбирал сам, можно сказать, штучно, - командир корабля и комэск присели в капитанской каюте, чтобы обсудить планы на ближайшее будущее. Впрочем, положение «сидя» в невесомости сохраняется за счёт привязного ремня. На «Антилопе» все стулья, диванчики, скамеечки и даже подходящие для этой цели приступочки снабжены этим нехитрым приспособлением, втягивающимся, если не используются, и выходящими из своих гнёзд легко и плавно.
Ни разу на памяти Санчеса нигде ничего не заело: ни один запор не проявил каких-либо индивидуальных качеств, ни один кран не посмел фыркнуть или плюнуть. Аптечки, шкафчики ремкомплектов, резервные баллоны или дыхательные маски, скафандры рабочие, спасательные или аварийные – всё на местах, всё в исправности. Царящий на бывшем транспорте бардак – явление кажущееся. На самом деле порядку здесь позавидовал бы командир даже самого образцового корабля парадной эскадры. И секрет этого явления только что был обнародован.
- А пилотов-перегонщиков? Они ведь впервые появились здесь в аккурат, когда мои ястребки грузили на борт. Как ты мог их отобрать, если видел впервые?
- Из личных дел. Люди, составляющие характеристики на других, пользуются определённым набором критериев но, при этом, имеют и свои личные особенности. Многое читается между строк, если сопоставляешь документы, вышедшие из-под пера разных авторов, если посвящены они одному и тому же человеку, - Ваграныч улыбнулся. – Вот, скажем, Тамарка. Все отмечают высокую степень её амбициозности, подчёркивая при этом, что власть ей доверять не следует, так как она будет пользоваться ею для унижения подчинённых. А теперь, давай проверим послужной список и убедимся, что ни тазу ей не доверяли главенствующей роли на сколь-нибудь продолжительный период. Про назначение старшей, например, по уборке территории, в подобных документах не упоминается, но это и не вполне показательно. В любом случае, мы имеем дело с необоснованным утверждением, продиктованным исключительно неприязнью.
Идем дальше. Откуда может возникнуть неприязнь к человеку, не совершавшему предосудительных поступков? – посмотрев на посмурневшего комэска, командир корабля снова улыбнулся. – Вижу, тема эта тебя волнует куда меньше, чем совершенствование боевых машин и тактики их применения.
- Ты прав, столько всего сразу в одну голову просто не влезает. Буду рассчитывать на твою. Так что? К нам сюда кого-то присылают?
- Врача. Это официальное наименование. Неафишируемый род деятельности – психолог экипажа. Только, сдаётся мне, что на самом деле, прибывает ни кто иной, как посланец службы безопасности. Тридцать пять лет, мать двоих детей, но ты посмотри на фигурку и, главное, биометрию – это же явно тренированная спортсменка. А среди увлечений или основных характеристик данное увлечение явно не выпячивается. Сказано, что занимается плаванием, и всё. Даже юношеского разряда, не отмечено.
- Смпатичная, - Санчес с удовольствием повертел на экране изображение. – Так, что у нас ещё плохого?
- Забавная вилка в духе флотских кадровиков. Ты переаттестован в капитана авиации. Я, как и был остаюсь капитаном третьего ранга космофлота, это на одну дырочку выше. Но мой корабль организационно включён в состав возглавляемой тобою авиагруппы в качестве носителя. То есть ты – мой начальник. Новенький же доктор – полковник медицинской службы, кроет наши с тобой чины, как бык овцу. К тому же у этой сюрприз-девочки имеются корочки на управление леталками массой до двадцати тонн. В принципе, её тоже можно сажать в истребитель и выпускать в свободный полёт. Ты понимаешь, какой клубок закручен? – Ваграныч даже скривился.
- Имеешь ввиду, что при некоторых условиях дамочка может перехватить управление?
- Да особо сложных условий-то и не требуется. Даст при медосмотре витаминки, от которых мы слегка прихворнём, что она непременно засвидетельствует в своём разделе вахтенного журнала, как обоснование отстранения нас от служебных обязанностей, и – дело в шляпе. И вот еще один забавный штрих. Грузовой помощник переаттестован в интенданта, чем завершено организационное отделение нашей группы от остальной эскадры. То есть, мы ей теперь подчинены тактически, но адмирал Климов за наши действия ответственности не несёт. Мой начальник – ты, а тобой управляет непосредственно штаб. То есть хоть сейчас можешь отписывать самому главнокомандующему.
- Да, вроде, не о чем пока, - Санчес даже растерялся.
- Не валяй дурака, парень. Отчеты слать – это важнейший элемент воинской вежливости. Иначе про тебя элементарно забудут, - хохотнул командир корабля.
- Ёлки! У меня же скорее технический анализ получится, чем изложение в стиле «милитер».
- Так ты Тамаре поручи. Дополни схемами, я выдам свой раздел о маневрировании, навигации и исполнении требований по взаимодействию. Скомпилируешь… да ты не упирайся – в следующей почте его от тебя по любому истребуют. Вот и держи наготове, а то запаришься потом.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 14.11.2012, 11:26 | Сообщение # 20
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Особой государственной важности? Так этой самой важности пока никто не прочувствовал.

любое фундаментальное открытие имеющее даже предположительное военное применение - это уже "секретно"
Открытие имеющее применение в виде нового типа двигателя - один из самых охраняемых секретов однозначно, тем более доведенное до уровня опытных образцов.
Quote (цитата)
- Летяги, заткните радиоканал, - по громкой связи рявкнула рубка голосом командира. – Вы нас демаскируете.

Сомнительно, машины наверняка подключены к внутренним коммуникациям (не с выходом же в открытый космос пилоты в кабины попадали? значит и все остальные вопросы решены)
Тут скорее "отставить болтовню в общем канале" - они просто отвлекают всех остальных, но демаскируют - сильно врядли.
Quote (цитата)
отметка исчезла с экранов радаров.

"отметка исчезла" - применимо только к самолетам, который при падении входит в "зону сверхнизких высот" где земная поверхность активно поглощает (или отражает, в зависимости от диапазона) радиоволны.
Для космоса такое невозможно - даже "уничтоженная" цель будет все равно отображаться - пусть и в виде мелкого облака разлетающихся осколков. Так что можно говорить о "прекращении маневрирования" или чем-то еще, но отслеживать отметку будут однозначно - вдруг "оживет"?


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 14.11.2012, 11:37 | Сообщение # 21
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
машины наверняка подключены к внутренним коммуникациям
Это я нарочно указал на неопытность пилотов. Мина-то на этот обмен и активировалась.
Quote (al1618)
в виде мелкого облака разлетающихся осколков
Они очень быстро разлетятся, не приметить глазом, как быстро.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 14.11.2012, 11:54 | Сообщение # 22
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (цитата)
ока шел разговор, ещё две мины активировалось. Санчес послал наперехват по одной машине - Петьку и Тамару.

Одно звено, это если ракеты шли с одного направления, командира который в боевой ситуации разбивает пусть и не слетанные пары надо стрелять не дожидаясь трибунала. Наскочит супостат - такой бардак настанет, это уже не говря о том что отправленные по одиночке машины смертники.
Quote (цитата)
Следующие сутки догоняли и ловили повреждённый истребитель.

Сутки???
Если пилот смог убрать газ - какие таки сутки? Несколько минут на разгон (чтобы скомпенсировать его неуправляемое ускорение) и все - машины то могут ускорятся, а он нет. Этож не воздух (где скорость ограничена средой) а космос - совсем другие законы.
Тоже самое касается спасения пилота - его не надо ловить, если уравнять скорости можно спокойно "выйти" и вернутся назад хоть на внешней поверхности чужой машины.
Другой вопрос если в операции принимала участия база (и то с ускорение 1ж там ни каких проблем) , все же сближение большого корабля с малоразмерной целью задача непростая. Но все равно срок странный.
Quote (цитата)
Новенький же доктор – полковник медицинской службы, кроет наши с тобой чины, как бык овцу.

Сложный вопрос, во-первых действительно казус, а во вторых - полковник медицинских войск - это ну очень птица высокого полета - нечего ей делать на не пойми чем. Это уровень руководителя фронтового госпиталя, начальник мединститута, зам медакадемии. Ладно бы это был сугубо гражданский человек, "доросший" в звании к пенсии (доктор мед наук, проффессор, членкор и т.д.) каким-то образом оказавшийся на военной службе, или просто мобилизованный. Но здесь явно кадровый служака.
ИМХО тут скорее следовало ждать "офицера связи" или техника с опытом управления, штурмана или скажем десантной (морской пехоты) под командованием майора и т.д.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 14.11.2012, 11:56 | Сообщение # 23
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Они очень быстро разлетятся, не приметить глазом, как быстро.

ну и причем тут глаз? глаз тут вообще нипричем smile
и факел мины видно отнюдь не невооруженным глазом.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 14.11.2012, 13:21 | Сообщение # 24
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
al1618, я намотал на ус. Поисправляю. кое-где. Уточнений добавлю и растолковок.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Среда, 14.11.2012, 19:36 | Сообщение # 25
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline

Выход в разведывательный рейд, или поиск – кому как больше нравится, состоялся через считанные минуты после того, как от пассажирского шлюза отвалил бот, доставивший новенькую. Её проводили в каюту к индивидуальному креслу-ложементу, в котором и закрепили. Официоз потерпит – на «Антилопе» многие традиционные ритуалы выполняются на свой манер.
Неторопливый маневр отхода от эскадры, ориентация и плавный набор ускорения заняли считанные минуты.
- Тяготение постоянное, один «Же», - как всегда объявили по громкой. – Экипажу покинуть стартовые кресла и вернуться к работам по расписанию.
Санчес, попирая грязными сапогами флотскую субординацию, «постучался» в каюту доктора и, получив разрешение, протиснулся через люк.
- Здравствуйте, Вера Петровна! Рад приветствовать вас на борту. Я – Мигель Санчес, командир авиагруппы. Обращаться ко мне следует «Микки» в обычной обстановке, и «Мик» - в боевой. Идемте, познакомлю вас с командиром корабля и работниками отсека управления, пока они не разбежались из рубки кто куда.
- Здравствуйте, Микки, - ласково улыбнулась женщина и обволокла своего начальника взглядом прекрасных широко распахнутых глаз.
«Еще одна чаровница на мою голову», - внутренне охнул комэск, но виду не подал, показывая дорогу. Отметил только про себя, что прибывшая надела по случаю прибытия к новому месту службы форменный комбинезон со знаками различия, но без каких либо иных регалий, указывающих на выслугу лет или на иные признаки успешности. Только нашивка с именем и группой крови в петличке. С точки зрения психологии – ход беспроигрышный. Так вот, поручит ка он Зиночке ознакомление доктора с кораблём. Во-первых, потому что эта любопытина давно успела сунуть нос в каждую щелку и лучше неё «Антилопу» знают только аборигены… э-э, члены команды корабля. А они - подчинённые Ваграныча, то есть давать им поручение через его голову – это нехорошо. Но и обращаться по столь пустяковому поводу как-то тоже не дело.
Во-вторых, пускай девочки пораспахивают свои глазки друг на дружку – ужасно интересно будет на это посмотреть со стороны.

***

Шли в систему Зенау. В ту самую, рядом с которой и начинался бой за сектор Каппа. Где разыскивать тахов в безбрежном космосе - ответить на подобный вопрос вряд ли можно. Но, коли получен приказ – выполняй. Тем более, что вполне резонно рассчитывать застать в этом районе пресловутый «броненосец», получивший ужасающие повреждения. Бросать столь крупные корабли ни у нас, ни у тахов не принято, значит, стоит поглядеть, что с ним происходит.
«Антилопа» бежала на экранниках, приберегая рабочее тело на случай необходимости энергично маневрировать. Да, собственно, если оба варианта двигателей задействовать одновременно, то вытягивается до шести «Же», а с этим можно и от крейсеров убегать. Это проверили в самом начале пути, едва отошли от эскадры на приличное расстояние. Особенно беспокоились не сорвёт ли истребители с внешних подвесок, но запаса прочности креплений оказалось достаточно. Кое-какие вещички внутри, правда, подкрепили, но принципиальных проблем не возникло.
После середины пути перешли в готовность номер два – все одеты и маются бездельем неподалеку от своих боевых постов, а любые работы свёрнуты, отчего в сторону боцмана смотреть избегают, боясь утонуть в пучине тоски, плещущейся в его глазах.
- Боевая тревога! – рявкнули динамики голосом третьего пилота – он же второй помощник. Ревун добавил прыти задремавшим и доклады о готовности посыпались, словно горох из дырявого мешка.
Одиннадцать-девяносто групповая цель курсом на нас, - дал вводную командир корабля. - Летяги, сидеть! Попробуем удрать – скорость сближения невелика. Разворот!
Тормозящийся корабль «повело» - это маневровые двигатели толкнули нос в одну сторону, а хвост в противоположную. Спустя несколько десятков секунд почувствовался встречный импульс, прекративший вращение – теперь «Антилопа» ускорялась.
- Групповая цель пройдет в восьми мегаметрах за кормой, - доложил баллистик. Он же второй штурман.
- Маловато будет, - откликнулся командир. – Увеличить тягу до двух «Же».
- Цель ускоряется и растягивается. Передние выжали пять и семь, отстающие – пять и четыре. Догонят, - снова прорезался баллистик.
- Ваг, притапливай понемногу, дразни их, чтобы не теряли надежды до нас дотянуться, - вдруг пискнула Зиночка.
- Не, ну блин же ж горелый, - влезла в канал Тамара. – Я то же самое хотела сказать!
- Не огорчайтесь, милые крошки, берегите дыхание, - с легким присвистом скрипнул в динамик командир корабля. - Сейчас мы вас немного потискаем.
Перегрузка плавно возросла. А потом ещё чуть. И ещё капельку. Вскоре шуточки прекратились – давило всё сильнее и сильнее. Нападающих уже идентифицировали как «триммеры», изменением курса перевели их точно за корму и теперь изредка комментировали размер проскока, вызванный избыточной скоростью, набранной поперёк курса «Антилопы». До расстояния уверенного поражения ракетой тахи так и не добрались, но продолжали погоню даже увеличив ускорение, как только справились со сносом.
- Восемь «Же», доложил баллистик.
- Летяги, ваш выход! Стартуйте.
- Принято, - всхрапнул Санчес. – Идем за носителем, чуть отставая. Цели принимаем хвостом. Да в факел не попадите. Пошли.
Ястребки, отпущенные захватами, резко шарахнулись в стороны, «просели», но взяли разгон, отстав от носителя на безопасную дистанцию. Обнаружил ли их неприятель – трудно сказать. Пламя реактивного выхлопа тахам, конечно, мешало. Но не их радарам. А дистанция уже была невелика. И плавно сокращалась.
Эскадрилья некоторое время пыталась построиться кольцом, чтобы не было риска попасть под очереди друг друга, но увенчалось это успехом далеко не сразу – сказывался недостаток лётного опыта. Получилось только с пятой или шестой попытки, когда отстали от транспорта на пару мегаметров. А потом групповым огнём сняли трёх передних и шесть выпущенных ими ракет.
Была ли ответная стрельба из пушек? Трудно сказать. Вспышек приметить не удалось. Да и из гауссовок палить по уходящей с ускорением цели – пустая трата боеприпасов. Не следует забывать о космических расстояниях - пока снаряд достигнет цели, его относительная скорость сильно уменьшится. А с больших расстояний он и вовсе может отстать. Зато стрелять навстречу разгоняющейся цели – одно удовольствие, если попадёшь. Так на то и нужна высокая плотность огня, собравшаяся за счёт использования одновременно шести счетверённых установок.
Остальные «триммеры» сразу и отстали. «Антилопа» отключила тягу, и приняла истребители без особого напряжения.
- Мы, пока удирали, так разогнались, что просвистим через систему, со страшной скоростью, - посетовал командир корабля.
- Чему быть, тому не миновать, - улыбнулся Санчес. – А с чего это мы вдруг решили здесь притормозить? – добавил он. Наше дело посмотреть, где вражеская эскадра, а это можно сделать и не слишком долго тут задерживаясь. Мимоходом, так сказать.

***

Выяснилось, что как раз неподалеку от Зенау тахи и сгрудились всеми ранее замеченными кораблями. Основные силы принялись усиленно охранять тот самый «броненосец», на котором явно шли ремонтно-восстановительные работы. Тела зависших неподвижно нескольких крупных судов и во множестве роящиеся мелкие почти полностью скрывали массивное тело «пострадавшего» от взглядов со стороны. Но само скопление заполняло эфир переговорами, отчего засечь его ни малейшей трудности не составило. Скорость, с которой приближалась «Антилопа», не смутила охранявшую этот своеобразный завод эскадру, состоявшую из авианосца и десятка крейсеров — она заблаговременно начала разгон, рассчитывая к моменту «прибытия» разведки уравнять скорости.
Как только это стало понятно, бывший транспорт приступил к маневру уклонения, повернув нос в направлении перпендикулярном вектору движения и начав ускоряться, не жалея рабочего тела — задача была выполнена, неприятельские силы обнаружены и сообщение по радио ушло адмиралу Климову. Лезть в драку, располагая лишь микрокалиберным оружием — этого только не хватало. Тахи, кстати, тоже не упорствовали в преследовании — их баллистики верно оценили бесперспективность погони. А, может быть, командование приняло странные манипуляции за попытку отвлечь силы от охраняемого объекта? Кто его знает!


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 15.11.2012, 12:33 | Сообщение # 26
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
***

В ответ на сообщение о результатах разведки поступил приказ держаться неподалеку от основных сил тахской эскадры и докладывать о её перемещениях. То есть, выражаясь прямо, постоянно маячить в поле зрения противника, потому что средства обнаружения обеих сторон действуют примерно на одной и той же дальности. Когда эта мысль была озвучена, все обитатели рубки в шесть голов принялись соображать, по каким схемам действовать при нападении — ну не укладывалась в пределы разумного мысль о том, будто неприятель станет терпеть постоянное присутствие наблюдателей, и ничего с этим не попытается сделать.
Летяги же усиленно тренировались: маневрировать, стрелять, уклоняться от пусков ракет или перехватывать их. Мастерство потихоньку росло, да вот только «вертлявости» аппаратам катастрофически не хватало потому, что поперечное усилие прикладывалось только к носовой части машины, причем не было оно чисто поперечным, а составляло лишь одну из компонент тяги. Разворот получался, как на телеге, всегда с радиусом. Привыкнуть к этому тем, кто учился на реактивных машинах, способных «крутнуться» буквально на месте, было непросто.
- Похоже на самолёт, - говаривала иногда застенчивая Леночка.
- Или на парусник, - вздыхала Тамара. - На клипер.
- Вот почему Микки его все время перечерчивает, - назидательно восклицала Зиночка.
А Петя и Нина обычно помалкивали. Им, распределённым в разные пары, не так уж часто выпадало время уединиться в каюте — треть времени проходила в кабине готового к взлёту истребителя, причем, происходило это для них в разное время. Другая треть суток посвящалась тренировкам — Санчес не жалел ни себя, ни подчинённых. Вот и получалось у ребят, что если один свободен, то другой занят. Некогда было порадоваться друг другу.
На это наложились и боевые тревоги — «Антилопа» шарахалась от появлявшихся поблизости вражеских летательных аппаратов, удирая во все тяжкие. Боя избежать пока удавалось. От этого прерывисто-рваного режима постепенно накапливалась усталость, переходящая в отупение — молодым пилотам подобное состояние было в новинку. Хорошо, что комэск вовремя одумался и снизил интенсивность учёбы.
.Тем не менее, вялое поведение неприятеля вызывало озабоченность, не вязалось оно с агрессивностью, с которой была атакована эскадра адмирала Климова, с настойчивостью, проявленной при её преследовании. Ларчик открылся просто – к исходу четвёртых суток три цели – самые малые из крупных военных кораблей – энергично пошли прямиком в сторону «Антилопы».

***

- Ваграныч, а чего они так долго ждали, прежде чем ломануть на нас?
- Думаешь, приготовили какую-то бяку, и теперь загоняют в западню? – в голосе командира корабля слышатся сомнения. – Так космос – штука просторная. Это какого же размера должна быть сеть, чтобы отдельная удирающая лоханка непременно в неё угодила? Даже, если прикинуть, что они набросали мин, так их требовалось много тысяч. Такие расходы ради уничтожения бедного маленького транспорта? Опять же, как это проделать скрытно?
- Давай, всё же, не пойдём туда, куда нас гонят. Ворочаем к Зенау-6, там куча спутников и метеорный рой на подходе, а на столь малых крейсерах москитные группировки не могут быть большими. Вряд ли нас там сумеют зажать.
- Знаешь, действительно странно, что загонщики сразу пошли с максимальным ускорением. Явно рассчитывают оказать на нас психологическое давление. Нав, вводи курс на шестёрку. Полагай ход под экранниками – побережём рабочее тело для маневров после сближения.
- Я Бал., - внутренний канал донёс голос баллистика. – У шестой планеты на разных орбитах до начала событий располагалось одиннадцать наших буёв. Все они теперь не откликаются. Полагаю, тахи их уничтожили. А вот чужие радиопосылки за время присутствия здесь, мы фиксировали.
- Может быть, и там засада, - констатировал Санчес. – Тогда просто разгоняемся поперечно, относительно направления на крейсера. А, когда они перейдут в режим торможения, развернёмся.
- Хочешь таскать из за собой, пользуясь тем, что на одном «Же» у нас неограничен запас хода? – в голосе Ваграныча слышна улыбка. – Это называется, дёргать смерть за усы. Они-то могут до нас ракетой дотянуться, а мы до них – нет.
- Тахи отключили двигатели, - доложил третий пилот. – Продолжают сближение в свободном полёте. Расчётное время прибытия – через три часа двадцать четыре минуты.
- Экономят рабочее тело, - прокомментировал штурман, - рассчитывают интенсивно маневрировать после сближения. То есть, тоже к догонялкам готовятся.
В канале связи установилась тишина. Схемы движения участников событий выведены на тактические экраны и на панели истребителей. На экраны связи, имеющиеся на всех постах – тоже. Весь экипаж в курсе возникшего затруднения, но предложений не поступает. Тамара, сидя в кабине своего истребителя внутренне исходит ядом: мозговой штурм, организованный в боевой обстановке, в сложный момент – это выходит за рамки нормального. По всем канонам командир должен принять решение и с несгибаемой волей и решимостью воплотить его. Такова сложившаяся практика. А тут – просто бардак, а не военный корабль! Интересно, парни из команды старшего механика – духи, как их называют – тоже будут решать баллистические задачи? Ха-ха!
Навигационное оборудование на истребителе слабее, чем в рубке, но и его возможности весьма обширны. Тамара шарит по небесной сфере вектором воображаемого отхода и следит за линией прогноза действий преследователей – она ведь тоже в этой лодке, так что приходится пыхтеть. Ха, что за иррегулярность? Что за объект приняла в расчет программа?
- Рубка! Вот по этому вектору, если идти с ускорением в один ноль семь, на пути тахов окажется метеорный рой. Когда они начнут маневр обхода, мы сменим курс и, уходя в сторону Кегли на шестёрке, гарантированно оторвёмся. Даже на полном ходу они нас раньше, чем через неделю не достанут.
- Спасибо, Томусик, спасибо, рыбонька! – донёсся растроганный голос командира корабля. – Ну что, Мик? Поехали?
- С Богом, Ваг! Поехали!
Как обычно перед началом маневра строго и требовательно рявкнул ревун.

***

Едва тахи засекли начало движения «Антилопы», преследующие её крейсера тоже включили двигатели, направляясь наперехват. Но, как и ожидалось, с некоторой заминкой. Упомянутый Тамарой метеорный рой давно внесён в лоции, однако, до сего момента находился вне зоны полётов и никому не мешал. Навигационные программы мгновенно отыскали информацию о нём в памяти и учли его параметры в своих расчётах. Как только расклад проявил себя, от основной группы кораблей отделился ещё один крейсер, которому в данный момент ничего не мешало. По всему выходило – достанет.
Едва новая схема прогноза взаимного расположения участников событий возникла на всех экранах, появилось новое действующее лицо.
- Я Док, - прорезалась на внутреннем канале Вера Петровна. – Настаиваю, чтобы экипаж облачился в аварийные скафандры. Пока не началась перегрузка.
- Всем! Выполнять! – рявкнул Ваграныч. И тут же добавил: - У них на половину «Же» больше.
- При наших шести, - высказался Дух, - ракету дальше чем с четверти мегаметра вдогонку пускать бесполезно. А наши пушки с такой дистанции уже заставят их нервничать. Осмеливаюсь напомнить, это не пехотные пукалки.
Опять прозвучал ревун, после чего навалилась перегрузка. «Антилопа» разгонялась во всю мочь. Предполагаемая зона минирования осталась в стороне. Через полчаса ситуация окончательно прояснилась – точно позади следовал крупный крейсер, медленно приближаясь, и ещё три, начавшие охоту, хотя и были дальше, тоже не отставали.
Томительно тянулось время. Все следили за отметками на экранах. И вот заработали кормовые пушки, чувствительно вдавив людей в кресла. Дополнительная реактивная сила, хоть и была невелика, но сорвала истребители с внешних подвесок. Или, это нештатно сработали захваты? Некогда разбираться. От последнего толчка кормового упора их швырнуло в стороны, заметно закрутив.
Пока стабилизировались, носитель ушёл далеко вперёд, а его преследователь оказался очень близко.
- Имитируем прицеливание, - распорядился комэск. Все шесть его подчинённых начали маневры всяк на свой манер.
Крейсер приближался с нарастающей скоростью, а маленькие аппараты старательно уравнивали скорость, двигаясь к нему с разных сторон.
- Почему он не стреляет? – возбудилась Зиночка.
- Прицеливание поперёк курса при таком ускорении, - откликнулся Санчес, - вряд ли предусмотрено программой средств наведения.
- Чего это вдруг? – возмутилась Тамара.
- Сопротивление от трения о направляющие вычисляется с большой неопределённостью, - пояснил комэск. – В каждом стволе снаряд клинит по-своему. А ракету так вообще может заметно толкнуть в хвост сбоку, когда она выходит из корпуса. Нечем им нас укусить. И мы с ними ничего поделать не способны нашим горохострелом. Давайте потренируемся, что ли? Когда-то ещё соберёмся пострелять по цели, идущей с таким ускорением?
- Чур, вон та метёлка – моя! – Немедленно отозвался азартный Петька.
- Только решётки не задень, мазила, - откликнулась Нинка. – Я в них хочу пульнуть.
Рядом с огромным крейсером, где экипаж расплющен ужасающей перегрузкой почти в семь «Же», пилоты москитов чувствовали себя достаточно раскованно – на них давило около трёх. Это после шести на «Антилопе». Чувствительная разница.
- Резвитесь, малыши? – раздался в шлемофонах голос Ваграныча. – Не скучать вам.

***

Ко всему люди привыкают. Вот и к огромной туше рядом с крошечными истребителями тоже привыкли. Пробовали поклевать её и с наскоку, и медленно сблизившись. Посшибали несколько антенн – вряд ли что-то иноё выставлялось из корпуса. Может быть, пару-тройку камер разбили. А потом Леночка застенчиво погасила крейсеру один из движков, отчего тот закувыркался. Москиты, вспугнутой стайкой порскнули во все стороны, а потом отправились «домой».
Что-то там повреждённый корабль стрелял им вдогонку, но как-то невыразительно и суматошно. Стыковка с носителем при ускорении в шесть «Же» волновала пилотов значительно сильнее.
- Тройка крейсеров уравнивает скорости с подранком, - доложили с «Антилопы». – Мы тоже сбрасываем тягу. Будьте внимательны, малыши, не проскочите. И не спешите – внешние подвески разрушены, так что принимать вас будут через шлюз и помещать на ангарную палубу. Так что не толпитесь у захвата.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 16.11.2012, 13:22 | Сообщение # 27
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Возвращаясь к Зенау уже не неслись сломя голову — сутки ушли только на то, чтобы, не терзая экипаж запредельной перегрузкой, погасить скорость, набранную за время бегства. Некоторое время просто висели в пространстве, ремонтируя захваты, ну а уж когда добрались до планетной системы — никаких тахов там не нашли. Эскадра адмирала Климова воспользовалась информацией об отвлечении части эскорта в погоню за разведывательным кораблём и прибыла к звезде, развернувшись для атаки. Неприятель, однако, сражения не принял. Не просто отошел, - успел утащить и броненосец, и стянутые для его ремонта средства.
Группа дальнего прикрытия заняла отведённое ей место на парковочной орбите четвёртой планеты - новых задач не поступило.
- Леночка, расскажи бедным духам, как ты умудрилась на полном ходу поставить клизму тому здоровенному кактусу, - ребята из команды старшего механика сидят в столовой, пристегнувшись к скамейкам, и едят разогретые по случаю наступившей невесомости консервы, изощрённо действуя ложками с крышечками.
Смущенная девушка, пойманная парнями буквально на лету прямо за ногу, устроена на сидении и к нему же прикреплена.
- Это не клизма была, а горчичник. Я вспомнила, как в училище нам рассказывали про устройство системы охлаждения двигателей, про то, как сложно отводить от них тепло. Ну и про необходимость задействования наружных радиаторов при длительной максимальной нагрузке. Дай, думаю, посмотрю, а как это решено на тахской технике? Мы же у самого, считай, борта летели, видно было и швы, и стыки, и контуры проёмов. А у хвоста, гляжу, гладкая поверхность закончилась, а началась гофрированная. Вот я по ней из носовой батареи и отстрелялась, - застенчиво улыбнулась рассказчица. - А потом один из факелов выхлопа погас, и крейсер «повело». А как вы этими ложками едите?
- Покажем, ты дальше рассказывай.
- Да что тут рассказывать? Застопорил, сердешный, а мы вперёд проскочили и начали чалиться. А язык ты не боишься прищемить? – опять увела она разговор в сторону от живописания своих свершений.
- Ах, Леночка! Ах, скромница, - улыбнулся старший из «духов», Митяй. – Каждое слово из тебя нужно клещами тянуть! А язык прищемить такой ложкой, действительно, дело нехитрое. Держи вот тубу, конструкция проверенная и высочайше одобренная.
- Тогда, чего же вы с этими недоразумениями упражняетесь? Это же почти, как плоскогубцами есть!
- Приём пищи из специальной упаковки – это штатная ситуация. А только случаются они в нашей жизни редко. Помнишь, Пын, как мы в рейсе с Луманса набили во все проходы раненых? Вот они и слопали весь наш припас, приготовленный к употреблению в невесомости. А члены экипажа, как настоящие космические волки питались размазнёй, которую кок как-то умудрялся готовить. Вкусной, питательной, но вязкой и липкой. Отведай, если любопытно, - Митяй протянул девушке ещё одну ложку с откидывающейся крышечкой, приводимой в действие за рычажок.
- То есть, это что, считается лакомством? – взгляд Леночки скользнул по неопрятного вида массе, бугрящейся в глубокой миске, прилипшей к слегка намагниченному столу. – Если вы его и в штатной ситуации уплетаете?
В глазах её плескалось недоверие.
- Действительно, выглядит так, как будто это когда-то уже ели, - скривилась подоспевшая к интересному разговору Зинка. Скосила коварный взгляд на сдерживающую рвотный позыв подругу и забрала из её руки инструмент. – Но будущая космическая волчица должна переступить через свои чувства и приготовиться к любым испытаниям.
Однако, зачерпнула она от всей души, оторвала зацепленную порцию от основной массы и отправила в рот. Сомкнув губы вокруг черенка, некоторое время манипулировала рычажком, забавно пуча глаза.
- Язык втяни, - посоветовал Пын. – Работай щеками, ими снимай еду с ложки, а саму её, ложку, из себя потихоньку вынимай.
После этого маневр более-менее удался, но несколько комков ушло в отрыв. Часть их прилипла к губам и щекам, а остальные, увлекаемые током воздуха, потянулись к вентиляционному отверстию. Митяй перехватил их возникшим в руке, словно ниоткуда, сачком. А щёки дегустаторши его младший товарищ очистил влажной салфеткой.
- Много набрала, - констатировал он.
Вторую ложку Зиночка сформировала расчётливо, и более уже не затруднялась, трудясь над опустошением миски наравне с мужчинами.
- Так, как оно на вкус? - забеспокоилась Леночка.
- Не уверена, что тебе это понравится, - Зинка заглянула в стоящую перед нею посудину, определяя на глаз, далеко ли до дна.
- Э-э… дай мне тоже попробовать.
- Так я уже ложку всю облизала.
- Держи, - Пын отодвинул плитку переборки, за которой открылся шкафчик с разными приспособлениями, укреплёнными в зажимах. – Кок! А у тебя ещё есть, а то девчата разохотились, а им питаться нужно, сам знаешь как. Бойцуньям нашим.
- Держите, - на столе появилась ещё одна миска. – Вагу я с черносливом готовил и с орешками, но он и с изюмом любит. Успею ещё запарить.
- М-м! С черносливом! – Леночка переключила внимание на новый объект.
- А это? Которое сейчас? – Зинуля так легко не бросает незавершённую «работу» и соскребает остатки со дна. – Оно с чем?
- С курагой.
- А как называется?
- Еда.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 16.11.2012, 16:40 | Сообщение # 28
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline

- Знаешь, Мик! Ты, конечно, сейчас оказался на адмиральской должности, но, признайся прямо, не страшно сразу требовать от казны столь существенных расходов, никакими документами не предусмотренных? – бывший грузовой помощник, а нынче интендант группы дальнего прикрытия, словно паук в тенетах висит на растяжках посреди собственного кабинета и рассматривает разного рода реестры и заявки, выведенные одновременно на множество мониторов. – Тут же уйма оригинальных деталей, изготовление которых встанет в копеечку.
- Полагаешь, кто-то станет анализировать состав наших заявок? – приподнял бровь Санчес.
- Сейчас – нет. Но, когда понадобится свалить тебя, чтобы продвинуться по службе, проверят каждый фунт изюма и потребуют обосновать необходимость его израсходования.
- Кому же это может потребоваться? – допытывается комэск. – Отвечать за подразделение, которое не вылезает из разных переделок?
- Да мало ли найдётся желающих, как только рассосётся накал боевых действий! Любому, кто носит на плечах погоны подобная мысль не чужда – вся воинская элита стремится к продвижению по службе. На этом, собственно, вооружённые силы и держатся, потому что, чем выше звание, тем достойней пенсия. А на позиции, которую ты сейчас занимаешь, расти можно, считай, беспредельно.
Ну, а коли позаботишься оформить представления о награждениях, поощрениях и повышениях подчинённых – совсем весело дело пойдёт, потому что признавая заслуги подчинённых, невозможно не отметить и их командира, - хитро сощурился интендант. Ту сразу и тебе повышение, и другим офицерам наглядный пример того, куда надо переместиться, чтобы звёздочки на погоны почаще падали.
- Хм! - Санчес поскрёб затылок. – Выходит, как только мы добьёмся признания наших заслуг, как тут же возбудим аппетиты среди любителей повышаться. Глыбокая мысль! Тогда я не понял, почему Ваг не оформлял наградных листов на членов экипажа корабля? Ведь не только летяги отличились, многие заслуживают самой высокой оценки. А уж на его-то место вряд ли кто-то позарится.
- В командиры транспорта, действительно, желающих немного. Но Ваг, он вообще, другого полёта птица, как и мы, собравшиеся под десницей его. Ты нас не трожь, а мы управимся! Хе-хе. Такие бы слова я написал на девизе «Антилопы», когда бы с нас его потребовали. А у тебя же молодёжь боевая да рьяная! Им что, ждать, когда по выслуге лет звёздочка на погон упадёт?
- Знаешь, Гоги, я, пожалуй, не стану беспокоить начальство нашими успехами. Как пришлют командиром группы какого-нибудь традиционалиста, так он девчат за два боя сожжёт. А так, за месяц-полтора, пока не уляжется возбуждение от перенесённой встряски, глядишь, и доведу я дело до такого состояния, когда они любого порвут, а себя в обиду не дадут.
- Так ты для этого деталюшки заказываешь, чтобы превратить своих куколок в реальных мегер?
- Как это ты догадался?
- Так, не слепой. Тут частей на два истребителя хватит. Опять же многоствольные гауссовки на турелях, НУРСы, УРСы противокорабельные. Невооружённым глазом видно, что многоцелевую машину попытаешься собрать. Небось, надеешься, что на ней пилотессы наши и Петенька станут повелителями пространства? – широко улыбнулся Гоги.
- А как же! По другому мне не интересно.
- Тогда, приму я этот груз в герметичный трюм, а те недобитые экранники, что нам с эскадры возвращают, в негерметичный. Кстати, что тамошние летяги про них отписали? Какое заключение выдали?
- Машина соответствует заявленным характеристикам, но не пригодна для решения задач, поставленных перед соединением, - Санчес озорно сверкнул глазами. – Но, ты знаешь, наверное, это и к лучшему. Я ведь многого не понимал, когда компоновал предыдущую версию. Теперь же кое-что прояснилось. Как полагаешь, придут эти части через месяц?
- Не все. Оригинальные детали, скорее всего, не успеют к следующему транспорту. Но ты не отчаивайся. Я твои каракули Духу показывал. Говорит, смогут его умельцы их изготовить… ну, почти в точности, как ты хочешь. И на эскадренной рембазе кое-какое оборудование найдётся, потолкую с мужиками. И это, вот я в требование ящик коньячка добавил, вроде как для тебя. Ты уж подписуй.
- Так тут же не пьёт никто.
- Чуток коку для стряпни, ну и для разговору с рембазовскими. Опять же я цукатов побольше заявил – девчата их метут – только держись. Полагаю, стоит их побаловать.

***

Произнесённое когда-то адмиралом Климовым название «Группа дальнего прикрытия», прошло через рапорты и приказы и вошло в обиход. А потом распространилось и на несущий упомянутую группу корабль. «Антилопу» уже и в официальных документах именовали авианосцем дальнего прикрытия., отчего где-то далеко наверху спохватились, и присвоили её командиру следующее воинское звание. То обстоятельство, что ни один из членов экипажа никак на это не прореагировал, вызвало в душе врача соединения столь глубокую заинтересованность, что она немедленно назначила периодический медицинский осмотр.



Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 17.11.2012, 19:06 | Сообщение # 29
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline

Произнесённое когда-то адмиралом Климовым название «Группа дальнего прикрытия», прошло через рапорты и приказы и стало обиходным определением. А потом распространилось и на несущий упомянутую группу корабль. «Антилопу» уже и в официальных документах именовали «авианосцем дальнего прикрытия», отчего где-то далеко наверху спохватились, и присвоили её командиру следующее воинское звание. То обстоятельство, что ни один из членов экипажа никак на это не отреагировал, вызвало в душе врача соединения глубокую заинтересованность - она немедленно уведомила, что настало время периодического медицинского осмотра. Первым она пригласила в медпункт командира корабля.
- Заходите, Вахтанг Вагранович! Разоблачайтесь и милости прошу на этот стол, - Вера Петровна протянула вплывшему через люк мужчине горсть магнитиков с зажимами для одежды, чтобы мог прикрепит снятые детали туалета к переборке во избежание плавания их по всему отсеку. Сама же обратившись к клавиатуре, что-то на ней настучала. Потом опутала тело визитёра многочисленными проводочками с присосками датчиков на концах, посмотрела на монитор и нажала несколько кнопок на отдельном пульте. - Кстати, почему на «Антилопе» столь малочисленный экипаж? Знаете, когда меняя направили на авианосец, я полагала что попаду в многолюдный коллектив, где непременно отыщется с кем пообщаться во внеслужебное время, а тут меня преследует чувство заброшенности и запустения.
- Сделайте милость, Верочка, зовите меня, как все, Вагранычем, - откликнулся исследуемый — по терминалу бежали хитрые кривулины, а в прикреплённом рядом ящичке что-то ласково ворчало. - Что же касается малочисленности, то, поверьте мне, значительно полезней иметь под своим началом людей, на которых можно всецело положиться, чем тех, в ком не уверен.
- С этим трудно не согласиться. Но как, скажите на милость, управиться с таким большим кораблём, да еще и с обслуживанием эскадрильи истребителей? Ума не приложу, откуда взять столько рук, чтобы на все дела хватило?
- Не надо их ниоткуда брать — они давно на борту. Всё с точностью до наоборот, милая вы наша доктор. Корабельные механики превосходно справляются с содержанием в порядке и носителя и с того, что он носит. Боюсь, у вас не вполне верное представление о реальном положении дел. В космосе огромные расстояния, преодоление которых требует значительного времени, поэтому главным врагом каждого члена экипажа является скука. Занимать членов команды искусственно выдуманными работами или ритуалами — это значит потерять их уважение. А вот делая действительно нужное дело, люди обычно не ропщут — не дураки потому что, понимают, что от этого может зависеть вернёмся мы домой или навсегда останемся в памяти боевых товарищей. Вот и получается, что незанятые члены экипажа — великое зло.
- И что, удаётся со всем справляться? Несмотря на то, что треть людей на вахте, треть — отдыхает, а остается свободными не более... - Вера Петровна пошевелила губами, подсчитывая про себя, - ...не более пяти человек.
- Это довольно много, иногда даже избыточно, - улыбнулся командир. - Механизация и автоматизация — это ведь не пустые звуки. Остаётся лишь поддерживать их в должном состоянии.
- То есть вы более всего заботитесь о том, чтобы у людей не оставалось ни минуты свободного времени, и они не возражают?
- Так нытиков я сюда не звал.
- То есть каждого члена команды вы знали раньше?
- Да. Служили вместе. А потом заменял ими тех, кто не вписался в мою концепцию.
- И они перевелись сюда, заранее зная, что их ожидает? Ушли с боевых кораблей на транспорт, где нет никаких перспектив роста, а одна только пахота безо всякого продыху?
- Карьерный рост их, действительно не волнует — это был тоже один из основных критериев отбора, - признался Ваграныч. - Уважение окружающих они привыкли зарабатывать действиями, а не положением в иерархии. А именно здесь для этого созданы идеальные условия. Знаете, хорошо сработавшаяся команда — это предел мечтаний любого командира.
- Поэтому вы и обращаетесь друг к другу без званий или должностей, а по кличкам?
- Ну, не так сурово, док, не так сурово. Бал — баллистик, она же второй штурман. Нав — навигатор, - она же третий штурман. Пом — старший помощник, он же второй пилот. Эти определения пошли от рода выполняемой работы. Как ты понимаешь, это боевые имена — позывные — прилипшие и закрепившиеся за людьми в знак признания их заслуг остальными. Знак уважения, если хочешь.
- Ага-ага! А я, стало быть, теперь Док?
- Если не возражаешь? Хотя, до первой серьёзной переделки многие станут звать тебя по имени-отчеству.
- У вас на транспорте, что, и переделки случались?
- Рейдеры неприятеля — не такая уж редкость на линиях снабжения, - неопределённо протянул «пациент», и поторопился сменить тему: - Ну, что там твоя аппаратура во мне отыскала?
- Да ничего особенного. Обычный набор возрастных изменений, не слишком выразительных кстати, - доктор поковырялась в шкафчике, и добыла оттуда упаковку пилюль: - Вот, витаминки с микроэлементами, как раз подходящее сочетание. Перед сном принимай по одной.

***

Правоту Ваграныча Вера Петровна ощутила на собственной шкуре достаточно быстро. Эскадра «висела» в пространстве, изредка отправляя отдельные крейсера на разведку то туда, то сюда. Но ничего не происходило и никаких тревожных известий не поступало. Обращений за медицинской помощью тоже не было. Неслись вахты, велись регламентные работы, проводились тренировочные полёты — все были заняты и выглядели людьми весьма занятыми, а вот медику заняться было решительно нечем. Становилось тоскливо. Поэтому и возникла мысль попросить комэска дать ей «прокатиться» на истребителе — благо, имелись и навыки, и соответственно оформленный документ.
Мик, ни секунды не раздумывая, включил её в план полётов, как будто бы давно поджидал такого ходатайства. Выдал инструкции, убедился, что они должным образом усвоены, и... лети птичка, лети... по программе взлёт-посадка, по простому маршруту, по сложному маршруту...
«Он что, готовит из меня бойца?», - размышляла Док, получив задачу на атаку учебной мишени. Но вслух ничего не высказала, а просто выполнила всё, что было велено, а потом выслушала разбор погрешностей, допущенных в процессе этого упражнения. Вжиться в небольшую команду оказалось просто — тут всё предрасполагало к непринуждённости, одновременно, не давая скучать — график тренировок оказался достаточно плотным.
Ещё несколько членов команды не упустили возможности «покататься» на москитах, сложилось впечатление, что через кабину истребителя вообще протаскивают всех. Потом Гоги — интендант — пригласил Веру Петровну на кормовую батарею, и научил, как на ней «играть» - учебная программа-имитатор оказалось не менее занимательной, чем самая продвинутая игра. Потом её позвали на проверку спасательных скафандров, аварийных баллонов... новенькую просто втянули в корабельную жизнь, наполненную ремонтами, проверками, тренировками — да учебные тревоги проводились: и боевые, и аварийные, и швартовые — по оказанию помощи повреждённому летательному аппарату или приёму к борту спасательного корабля.
- Э-э, Верочка, Маня из эскадренного лазарета говорила, будто бы ты у нас целый полковник, - женщины из штурманской бригады как раз научили врача пользоваться навигационным оборудованием, ну так, по минимуму, чисто пользовательски, в пределах общения с голосовым интерфейсом. И решились полюбопытствовать. - Ты случайно не светило ли какое-нибудь медицинское?
- Нет. Ни капельки не светило. Я сейчас должна быть капитаном, если по-честному. Но трижды попала под раздачу внеочередных званий. После десанта на Ургур, просто потому что работала в полевом госпитале, сброшенном на планету во второй волне. Потом — лечила пилотов подвижной группы на Первой ударной эскадре, когда она отбила сектор Дзета — тогда штабные всех поголовно повысили, даже интендантов. А третий раз вообще уникальный по идиотизму случай. Просто-напросто строго по регламенту сделала прививки группе, что высаживалась на Глаголе, а когда они обосновались на плацдарме, туда прибыл командующий с проверкой. Так вот, он в мои руки не пдался — послал на три буквы вместе со шприцем и салфетками. Так я его догнала в коридоре неслышною тенью, и прямо сзади через штаны вколола, то что следует в левую ягодицу. Он меня обозвал ужасом, летящим на крыльях ночи и написал представление, чтобы поощрили.
- Да уж, получается, простая везуха, - сощурилась Нав. - То есть, про то, как оно было на самом деле, ты не расскажешь, - вздохнула она. - Бал, хакнем её досье? Там-то, наверняка про всё расписано.
- Ага, - поднялся с пилотского кресла командир корабля, - и мне потом расскажите, до чего докопались. А то я только то и сумел вычитать, что рассказала Док. Правда, последнего эпизода там не оказалось. Написали округло: «за неукоснительное исполнение обязанностей в сложных условиях».


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 18.11.2012, 23:58 | Сообщение # 30
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Глава 7

- Внимание! Получен приказ на рейд в сектор Раэли. Работы сворчивать, корабль к бою и походу готовить, - донёсся из динамиков голос Ваграныча. - Перед отправлением швартуемся к транспорту «Сайга» для погрузки.
И началась приборка: раскладка по гнёздам инструментов, закрытие открытого, сборка разобранного, ловля уплывшего, проверка закутков, куда могли залететь потерявшиеся предметы — за длительный период пребывания в невесомости много вещей проявило завидную склонность к самостоятельности, что людей категорически не устраивало.
- Плоская коробочка с полладони с ящеркой на крышечке, - гремит в трансляции голос Духа.
- Моя пудреница, - это откликнулась одна из пилотов, - лечу.
- Пропала четвёртая отвёртка из ремкомплекта теплообменника, - это кто-то из механиков заявляет о пропаже.
- Посмотри в скрутке, что трубе радиатора, - откликнулся боцман.
- Точно, торчит, спасибо. Пын, это ты оставил?
- Да не нервничай так, Митяй, я хомут не успел доделать. Несу дюрит и штрипсы. Ты только не уходи оттуда, поможешь мне.
Вот так, беззастенчиво выходя в канал громкой связи, члены экипажа и личный состав подвижной группы готовились к дальнему походу. Старпом фиксировал доклады о готовности всё новых и новых отсеков...
- Зелёный носок явно с девичьей ноги на решётке вентиляции третьего яруса.
- Некомплект прокладок в аварийном комплекте у входа в в пультовую носовой батареи, - экипаж быстро и без пропусков прочёсывал «Антилопу», приводя её в состояние готовности к рейду.

***

- Сектор Раэли исследован навигационным разведчиком восемнадцать лет назад. Признаков присутствия там других рас обнаружено не было, зато планета с кислородной атмосферой выявлена, - авианосец уже лёг на курс и идёт с ускорением в один «Же», отчего все предметы обрели нормальный вес. Работы снова возобновлены, а второй помощник, находящийся на вахте, сообщает по корабельной сети сведения о районе, куда направляется корабль. - Наша задача, облететь системы восьми ближайших к этой планете звёзд и прослушать эфир. Не ведутся ли там переговоры между чужими? В систему звезды Раэли, вокруг которой кружится кислородная планета, входить нам не предписывается — туда одновременно с нами прибывает исследовательский звездолёт прямо с Земли с эскортом из четырёх крейсеров — вот они как раз и есть главные действующие лица. Наша задача осуществить их дальнее прикрытие и заодно, выявить возможную активность неприятеля в окружающем пространстве.
Почти весь экипаж сейчас в герметичном трюме. Только вахтенные на своих постах, а остальные разбирают принятый с транспорта груз. Процедура напоминает вскрытие посылки в большой и дружной семье, когда каждый стремится заглянуть под крышку ящика, чтобы узнать, что же там.
Самый озабоченный среди собравшихся, разумеется интендант, хлопочущий рядом с реестром в руках и раздающий команды, что куда тащить. Боцман контролирует исполнение, а Санчес тревожно осматривает прибывшие части, прикидывая, выйдет его задумка из того, что доставлено, или не выйдет.
- Занять места по маневровому регламенту! - рявкет вахтенный начальник. - Крейсер подваливает. Боцман, к пассажирскому шлюзу! Командира группировки и командира корабля прошу в ходовую рубку.
Захлопываются крышки контейнеров, части разрушенной упаковки спешно прилаживаются на места, от которых отодраны, скворчит скотч, которым на скорую руку прилепляют что угодно к чему попало — это не боевая тревога, чтобы всё побросать и мчаться на посты. Но беспорядок в трюме чересчур велик... и если вся эта растерзанная груда барахла «всплывёт», корабль превратится в погремушку.
- Легкий крейсер «Янус» мчится от эскадры нам вдогонку. Просит принять человека, - докладывает командирам вахтенный начальник. - Надо срочно убирать тягу, а то потом на уравнивание скоростей уйму рабочего тела израсходуем. А в трюме кавардак!
- Уменьшим ускорение до полуметра в секунду за секунду, - распоряжается Ваграныч. - Эй, в трюме, кончайте суетиться! - объявляет он по громкой. - Приготовьтесь к тяготению в одну двадцатую от нормального. Пом! Сбрасывай тягу плавно. Поехали!
Вес постепенно пропал, но не весь — незакреплённые предметы остались на своих местах и, едва аппаратура рассчитала новый график сближения из расчёта, что активную роль в нём играет не «Антилопа».
Кстати, для настигающего крейсера, режимы сближения очень даже выгодные получились — ему теперь предстояло не столь резко тормозиться, как это потребовалось бы, перейди авианосец в пассивный полёт.
Командир посыльного корабля принял предложенный сценарий, после чего Санчес снова помчался к своим долгожданным ящикам и народу, продолжившему их потрошение. Туда, где ждали его любимые железяки. Тут и отыскал его прибывший на борт офицер, перелетевший с крейсера на авианосец на рассыльном боте. Как раз, только провели плавное восстановление ускорения.
- Капитан второго ранга Гаев. Представляюсь по случаю прибытия в ваше распоряжение, - отрекомендовался моложавый мужчина в полном парадном обмундировании.
- Добро пожаловать на борт, - улыбнулся комэск, успевший убедиться, что в доставленном грузе действительно прибыло всё необходимое. - Вас уже устроили?
- Да, Ваханг Вагранович распорядился.
- Простите, я недавно на флоте, не всю символику успел усвоить. Какова ваша специализация?
- Общекомандная. Управление кораблями и корабельными соединениями.
- Прекрасно. Что же, передохните с дороги, устройтесь. Дорога нам предстоит длинная, так что успеем и познакомиться, и в курс дела вас введу без спешки.

***

Вернувшись в свою каюту, комэск вывел на монитор поступившие документы. Приказ гласил, что капитан второго ранга действительно направлен именно в распоряжение, но не более того. Для дальнейшего прохождения службы, естественно, а не для чего либо иного. То есть даже намёка на то, в какой должности этому «прохождению» предстоит проходить не было и в помине. Сам же приказ исходил прямиком сверху, из штаба, то есть должен был прибыть ещё до того, как «Антилопа» отошла от эскадры.
Куча непонятного. Почему было не прибыть ещё до того, как состоялся выход в рейд? С другой стороны — зачем тут профессиональный штабной? Просмотрев внимательно послужной список «новенького», убедился, что тот прошёл все ступеньки служебной лестницы: порученец, адъютант, секретарь, заместитель начальника отдела... координации действий москитных сил. Хм! Стало интересно.
Ещё раз придирчиво прочитал текст приказа, составленного в штабе. Точно, вот же прямое упоминание о том, что перевод состоялся на основании рапорта, то есть этот Гаев попросился сюда сам. Вот ведь, незадача! И чего теперь от него ждать? Надо бы с Вагранычем перетереть кадровые вопросы. Он давно во флоте, наверняка неплохо разбирается в нюансах кадровой политики.

***

Просмотрев документы, командир корабля раздумывал недолго.
- Скажи мне, Мик, как это у тебя получается, что ты, будучи старше меня по должности, целиком и полностью подчиняешься и моим распоряжениям, и корабельным порядкам?
- Так, тут такое дело. Я ведь не военный человек. Если честно, то у меня главный интерес — создать хороший москитный корабль. Штурмовик-ракетоносец до выхода в точку пуска, и истребитель, после того, как отстрелялся по основной цели. Такой, который бы военные с удовольствием поставили на вооружение. А остальное — это попутные задачи. По части боевого опыта мне с вами не сравниться, командными навыками тоже не блещу. А вы тут, как рыба в воде. Да собственно, мне показалось, в этом между нами никаких противоречий нет.
- Хм. Верно замечено. Хоть и не сговаривались мы, но работаем дружно. Мелкие спотыки из-за неладно назначенной субординации мы с тобой довольно успешно преодолеваем, да и в команду ты вписался удачно. Даже не был шокирован здешними партизанскими порядками. Не то, что Тамарка — до сих пор переживает, бедная. Потерялась, понимаешь без внешних признаков иерархии, начисто лишилась жизненных ориентиров.
- Думаю, она уже приходит в себя. Сами посудите — три боевых вылета, и все результативные. Да у молодого пилота после этого крылья отрастают и окружающий мир начинает казаться правильным, - улыбнулся комэск.
- У летяг наших у всех ещё и стерженёк внутри имеется. Я их когда в перегонщики отбирал, нарочно обращал внимание на порицания и наказания, внесённые в личное дело. Люди мне требовались с самоуважением, не склонные прогибаться. Их ведь в училищах поначалу натурально плющат всякими строгостями, большая часть которых не от великого командирского ума. И молодой организм, если он здоров морально, должен на них обязательно реагировать, за что, быть непременно наказанным. Вот и гляжу, до какого курса их за пререкания трамбовали. Чем дольше — тем, на мой вкус, упрямей человек. Тем лучше понимает, чего делать не следует. Такие не подведут, не предадут, не струсят. И дело своё осваивают крепко.
А что они после этого далеко не на хорошем счету — так им за непокорность... ну... или за непочтительность преподы балл-другой завсегда зажимают. Так что — одно к одному. Вот я их к себе в перегонную команду и отобрал. А про тебя думал - случайный человек, пассажир на один рейс. Только груз сопроводишь, да переберёшься с истребителями на авианосец, а оно, гляди как вышло.
- Так, что насчёт новенького полагаешь? - Санчес вернул разговорившегося командира с небес на землю.
- А что там полагать? Тебе на первое время нужен руководитель полётов, информатор, корректировщик, наведенец, - Ваграныч говорит уверенно. - Вот и назначь его на должность заместителя командира группы по обеспечению полётов. А там и поглядим, что за человек. Тебе-то всяко больше охота со своими машинами возиться, чем командовать, так Тамарка отчёты будет строчить, а остальное пускай этот Гаев и организовывает.
- Звание у него выше, чем у меня, - ухмыльнулся комэск. - Отсюда подозрение, что метит он на первые роли. А, как я понимаю, данной мне власти достаточно для того чтобы назначить его начальником москитной группы авианосца «Антилопа», а себя — техником этой самой группы. Тогда ты станешь и его, и моим командиром...
- Постой, постой! - замахал руками Ваграныч. - Куда тебя понесло! До этого ещё дожить надо, поглядеть, притрёмся ли. Вот тебя я на любую из этих работ взял бы с удовольствием, а про штабного этого мы пока маловато знаем.
Так я приказ на замполёта приготовлю? - перешел он к делу.
- Ага. А я в трюм. Надо попробовать собрать новый вариант истребителя-штурмовика.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Авианосец дальнего прикрытия (Космоопера.)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017