Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 7 из 11«12567891011»
Модератор форума: Сергей_Калашников 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Самый длинный век (Попаданец в неолит)
Самый длинный век
Stark003Дата: Пятница, 14.09.2012, 21:38 | Сообщение # 181
Группа: Гости





"А не так у иначе они там обстоят."

уж
 все сообщения
КауриДата: Суббота, 15.09.2012, 07:48 | Сообщение # 182
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Stark003, зарегистрировались бы, этож просто - и не надо будет код вводить smile


 все сообщения
Stark003Дата: Суббота, 15.09.2012, 19:30 | Сообщение # 183
Группа: Гости





Не люблю регистрации, вечно потом спам на почту идет.

А создавать под каждый форум левый почтовый ящик не комильфо...

:-)
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 15.09.2012, 19:46 | Сообщение # 184
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Stark003)
вечно потом спам на почту идет
Не видел спама с этого ресурса.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Stark003Дата: Воскресенье, 16.09.2012, 01:21 | Сообщение # 185
Группа: Гости





Сергей_Калашников,

Это уже просто привычка, так на всякий случай. По принципу, зачем рисковать если можно не рисковать.
 все сообщения
opa__Дата: Воскресенье, 16.09.2012, 08:32 | Сообщение # 186
Группа: Гости





Quote (Stark003)
Не люблю регистрации, вечно потом спам на почту идет.
А создавать под каждый форум левый почтовый ящик не комильфо...

Было время, у меня был свой почтовый сервер, и он был настроен так, что вся почта вида *@moy.domen.ru валилась в мой ящик.
Создавать на нем новый адрес для каждый регистрации было легко (просто указать новый адрес при регистрации на сайте). Блокировать заспамленые - тоже легко.

Сейчас у меня ящик на гугле. Много где зарегистрирован, но спама нет совсем.
 все сообщения
РОМАНДата: Воскресенье, 16.09.2012, 09:40 | Сообщение # 187
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
[off]
Quote (Stark003)
Не люблю регистрации, вечно потом спам на почту идет.

Кстати, со спамом и спамерами мы активно боремся, поэтому я рад, что нет
Quote (Сергей_Калашников)
спама с этого ресурса.


А еще из-за спамеров гостевой доступ на Дружину, вероятно, будет закрыт либо ограничен несколькими техническими темами. Кроме того, у зарегистрированных участников возможности весьма значительнее чем у гостей, плюс имеются еще некоторые "вкусные плюшки" wink
Так что поддерживаю Хранительницу:
Quote (Каури)
Stark003, зарегистрировались бы
smile
[/off]
P.S. Несколько предыдущих постов затем перенесу в тему "Общение".


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
ilienДата: Вторник, 18.09.2012, 14:11 | Сообщение # 188
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Простите, проды нет вообще или куда то перенесли? Я чего то недопоняла, видимо


"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 18.09.2012, 16:31 | Сообщение # 189
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (ilien)
Простите, проды нет вообще, или куда то перенесли? Я чего то недопоняла, видимо
Всё Вы поняли правильно. Это я немного "засиделся".


Глава 4

Всё-таки не решился я снова пускаться в дальнюю дорогу. Имеется ввиду – на юг. Для начала имеет смысл пройти вдоль здешней большой реки и поглядеть на те места, откуда родом мой батюшка и его братья – они ведь упоминали об оседлых племенах, сочетающих охоту с земледелием. И еще там занимались ткачеством. О чем-то подобном я в какой-то книжке читал, вроде как у американских индейцев некоторые сообщества подобным образом жили и отбивались от охотничьих племён. Собственно, и здесь так же получилось. То есть при противостоянии двух народов, побеждает тот, который умеет быстрее собираться в нужном месте большой кучей.
И в этом отношении нет равных нашему северному союзу – в прошлом году за пять дней для отпора Деревянным Рыбам и Греющимся Ящерицам собрались вообще все, способные держать оружие.
Ну да ладно, хватит грезить. У меня ведь огромное хозяйство под рукой.

***

Грозные Медведи разбили свои шатры рядом с нашим пемзовым домом. Во-первых, они принялись снабжать нас дичью, а во вторых – впряглись в дела наравне с остальными.. Племя это оказалось единственной семьёй, сохранившейся после избиения, устроенного три года тому назад внезапно напавшими на них Ящерицами. Отец с матерью и четверо сыновей сумели унести ноги, воспользовавшись суматохой. То есть – люди они сообразительные и расторопные. Теперь вместе с нами пристраивали башню к задней стенке дома
Я не стал расспрашивать вождя Рокочущего Грома о причине, по которой эти люди и тут расторопно сообразили и поспешили присоединиться, почуяв в наших действиях признаки выигрышной стратегии. Чуть позднее подтянулись Колонки, а два других ближних стойбища откочевали неведомо куда. Разумеется, это не то многолюдье, на которое я рассчитывал в конце зимы, но работы пошли. Плетень вокруг огорода и, как следствие, набитый вениками навес. Квадратная в плане башня размером восемь на восемь вознеслась вверх на шестнадцать метров а это, считай, пять этажей. Мы снова сводили стены перевёрнутой параболой, потому что никаких перспектив добыть мало-мальски пристойные кровельные материалы так и не наметилось.
В старом доме устроили перекрытия второго и третьего этажей, но не сплошным полом рассекли пространство, а балконами. Или антресолями, если кому-то так понятней. Почему? А потому, что иначе нам этот дом не протопить – мы ведь согреваемся костром, горящим посерёдке, то есть такая часть теплоотдачи, как излучение, является весьма важным компонентом обогрева. Ну, и с точки зрения обороны это важно. Помните, чай, что такое удар сверху?
Погреба приготовили под урожай корнеплодов, кладовые для копчёностей, крепкий сарай для вяленой рыбы. Барсук я, в конце концов, или не барсук? То-то же. Уж если устраиваться, так капитально.
Мой старший брат Нут прибыл на челне, гружёном горшками, предназначенными для консервирования. Потребовал себе взрослого имени и сообщил, что остаётся здесь жить. Ох и поломал я голову, как охарактеризовать парня. Он ведь не просто искусный охотник, превзошедший в этом важнейшем ремесле даже мою матушку, а ещё и глубокий знаток леса и всего, что в нём растёт и обитает. И уважить парня надо, и позаботиться о том, чтобы он не потерял скромности. Стал он с моей лёгкой руки Мягким Шагом.
С братом приехал и мастер Грозный Рык – бывший Бормотун. Ему понадобилось поговорить о керамике, а то план, что я ему оставлял, весь закончился, но возникли некоторые соображения и… мы хорошо поговорили. А потом гость мой драгоценный уехал обратно к своим печкам.
Третий визитёр, Одноногий Лягушонок, долго придирчиво осматривал постройки и ближайшие окрестности. Оценивал спуск к реке и исследовал протоки и косы. Выразился в том смысле, что он сюда ещё вернётся, и убыл с Грозным Рыком.

***

Летели дни, я крутился по делам обустройства. Нут, простите, Мягкий Шаг, до хрипоты спорил с Рокочущим Громом о каких-то лесных тонкостях. Но мужчины ни разу не подрались, - наоборот, вечно вместе пропадали в чащобе, разыскивая солонцы, хлопоча о том, как приманивать дичь, и каким образом дать знать чужим охотникам, куда можно ходить, а куда нельзя.
Мы обживались и врастали корнями в эту землю, приспосабливая под себя окружающее пространство. Было откровенно не до технического прогресса – столько всего навалилось! Хотелось построить настоящую парную баньку, хотелось подвести родниковый ручеёк так, чтобы воду можно было черпать прямо дома. Как следствие, возникала мечта об устройстве тёплого сортира со смывом. И это при том, что всё лето пришлось складывать из пемзы огромную башню.
А заготовки? А огород? И людей на всё про всё явно недостаточно.

***

Я много возился с внутренней опалубкой башни. Так уж сложилось, что возводить число в квадрат никто из древних людей не умеет, и построение параболы для них задача непосильная. Поэтому контроль профиля стен отнимал у меня немало времени. И вот, как-то раз, работая на самой верхотуре, я бросил взгляд на реку. По ней плыли плоты. Много. С людьми.
Судя по виду — какое-то племя переезжало с места на место. Нечто подобное я видел давным-давно, ещё в первый год своего пребывания в этом мире. Во время первой нашей встречи с неандертальцами, они на чём-то подобном перебирались через озеро.
Работы мы свернули, привели свой лагерь в приличный вид, самые большие горшки на огонь поставили, намереваясь радушно принять гостей — нападения никто не ждал. Я спустился под гору к мосткам и вышел на них. Как раз вереница плотов приблизилась настолько, что можно было перекликаться.
- Я Степенный Барсук. А кто вы? - начал я, не мудрствуя лукаво, точно в стиле сказки про теремок.
- Мы Зелёные Лягушки. Ищем места, где хорошая охота, - ответили мне с переднего плавсредства.
- Гребите сюда, отведайте нашего угощения. Заодно и поговорим, - продолжил я речи учтивые.
- Мы не торговцы, Степенный Барсук. У нас нет ничего, чем бы мы хотели обменяться.
- Вот и замечательно, не придётся тратить времени на торг, - а сам рукой зазывные знаки делаю.
- Нет, Степенный Барсук, не станем мы к берегу приставать. Место тут занято, так что не будем отвлекать вас от дел — поплывём дальше.
И ведь уплыли. Насчитать удалось девятнадцать взрослых мужчин и двадцать две женщины. Деток — больше тридцати. Сердце моё кровью обливалось, когда увидел, какая масса рабочей силы проезжает мимо.
Как Вы уже поняли, мимо нас проследовали те самые неандертальцы, одному из которых я когда-то отрезал ногу. Поэтому разговор шёл по-неандертальски, и никто, кроме Фаи и Тычинки ни слова не понял. Коренастых большеголовых крепышей от обычных людей я отличаю легко и отношусь к ним приветливо. Не все местные жители согласны со мной – они и Тычиночку несколько опасаются, и на Лягушонка косились – уж очень чужеродно выглядят эти люди среди живущих в этих краях андертальцев.
Как я понял, несколько небольших неандертальских групп прибыли в здешние края недавно откуда-то с запада и одна из них – Лягушки – поискала для себя охотничьих угодий на юге, но вернулась. С другой стороны, Деревянные Рыбы, терроризировавшие местное население в последние годы, не искали для себя места на юге, там, откуда привозят зерно. Наоборот, они упорно пытались захватить угодья на севере.
Запахло геополитикой. Возникло подозрение на наличие некоторых неизвестных мне обстоятельств. Кто же живёт вверх по реке? Почему одни туда не ходят, а другие оттуда возвращаются? Не исходит ли какой опасности от наших южных соседей?
Я сел в челнок и отправился вдогонку за ушедшим племенем.

***

Замыкающий плот показался мне ничем не хуже других для того, чтобы поговорить с людьми. Четыре крепких дядьки, плывших на нём, не испугались мальчишку, но встретили меня неприветливо:
- Тебе же сказали, что мы не собираемся ничем меняться.
- Ну и ладно, - ответил я примирительным тоном. – Хочу расспросить о том, что вы видели в местах, откуда прибыли.
- Там не любят чужих. Нас прогоняли отовсюду, хотя мы никому ничего худого не делали. Отсюда, тоже прогнали, но это было давно. А потом лодочник, возивший зерно, рассказал, что здесь стало мало людей, вот мы и решили вернутся.
Вот так всё оказалось просто. Я уже подумывал, что пора прощаться и убираться восвояси, как вдруг, один из охотников сам меня спросил:
- А что, брат мой Икринка жив ли ещё?
- Нехорошо, Сазан, упоминать имена умерших, - буркнул человек с седой бородой.
- Ничего нехорошего, - возразил я. – Твой брат носит имя Одноногий Лягушонок, ловит рыбу и делает прозрачные камни. Он обещал приехать сюда.
- Хотел бы поглядеть на него, - улыбнулся Сазан.
- Нельзя! - взвился седобородый. – Для нас он навсегда ушел в тёплый мир.
Не, ну только дискуссии на религиозную мне не хватало!
- Душа не покидала тела Лягушонка, - ответил я с важным видом, и многозначительно посмотрел на своего оппонента. Тот о чём-то задумался.
В древней теологии много не слишком хорошо проработанных аспектов, так что ввести людей в заблуждение довольно просто. Однако, парить мозги собеседникам я не собирался. Попросил рассказать о тёплом мире. Раньше о нём при мне не упоминали, так что понять о чём речь я очень хотел.
Обычно, представляя себе место, куда отправляется душа умершего, люди думают о том, чего им в жизни больше всего не хватает. Скажем, скандинавам не хватает свинины – вот они и селят души лучших людей туда, где каждый вечер жарят огромного кабана. Ну да не скандинавах речь. По неандертальским представлениям после смерти достойные люди оказываются там, где всегда тепло, а недостойные – там, где холодно. И это указывает на жизнь в местах северных и суровых. Где-то там, у границы вечного льда среди северных оленей и мамонтов.
А вот о том, почему они оттуда ушли, я ничего не узнал – даже старший из рассказчиков ничего не помнил – Зелёные Лягушки, когда он появился на свет, уже находились в состоянии непрерывного движения, мало где задерживаясь хотя бы на месяц. Их гнали, они уходили. И так – всё время, много лет.
Вот где, поистине, кладезь познаний о древнем мире! Разумеется, я не собирался упускать подобную возможность разузнать как можно больше о том, что творится вокруг и буквально вцепился в это племя.
Ситуацию «усугубили» Фая с Тычинкой, догнавшие нас к вечеру на другом челне. Они прихватили с собой не только походный шатёр и кухонную утварь, но и сеть. К нашему костру охотно захаживали многие любители поговорить, а я вылавливал из их повествований крупицы важной информации.
Итак, ниже и выше по течению большой реки, если считать от места торжища, живут полуоседлые племена, кочующие в пределах своих территорий, то есть по неким сезонным маршрутам. Лягушки это точно знают, потому что, где бы они не остановились, вскоре являлись хозяева и их выдворяли. До хватания за оружие дело никогда не доходило, - иначе от племени давно бы ничего не осталось. Вот эти-то полуоседлые общности и были чуть не полностью уничтожены Деревянными Рыбами.
Дальше вниз по реке живут оседлые – они содержат огороды и охотятся в прилегающих угодьях. Вот отсюда путешественникам пришлось выметаться очень быстро – их мгновенно обнаружили и убеждать в необходимости убраться куда подальше пришли в столь значительном числе, что ни о какой задержке вообще речи не шло. В эти края Рыбы даже соваться не пробовали.
Вверх по реке, если пройти за пределы проживания полуоседло-охотничьих групп, начинаются места неуютные, каменистые и бедные дичью. Лягушки пытались там обосноваться, но оголодали и отступились. Вверх по притоку, текущему с юга, они ушли сухим путём уже в ту пору, когда я тут поселился, то есть в прошлом году. Вернее, не совсем так – они просто двинулись на юг ни на какую реку не ориентируясь. Леса редели, дичи в каждом месте находилось буквально разок-другой как следует поесть, вот они и топали со своими волокушами всё дальше и дальше, благо никто их ниоткуда не прогонял.
Судя по описанию местности, путешественники вышли в степь, потому что указывали на то, что охотились в поймах небольших рек, а вне их пределов, хотя и видели немало пасущихся на открытых местах копытных, с охотой затруднялись. Дичь видела их издалека и спасалась бегством.
Местных жителей они не встречали. Только одну группу из четырёх охотников заприметили раз, и всё. Но те тоже приметили Лягушек, и ушли, не пытаясь приблизиться.
Перезимовали тяжело: и холода, и ветры, и неважная охота, - всё это дало понять – стоит поискать себе другого места. И продолжился путь на юг. Местность стала понижаться, гуще стали леса, обильней добыча и появились люди, жившие в этих краях. Они, как водится, попросили пришедших поискать себе другого места. Вот тут-то пришло понимание, что стоит усталым путникам вернуться обратно на север, где и растения знакомы, и люди, как кажется теперь, ласковей.
Удобную дорогу показал им человек, вёзший на торжище зерно. Ему помогли перетащить через волок и долблёнку, и мешки, а сами связали плоты и начали сплавляться вниз по течению. Вот такая история. История, из которой несложно заключить – Лягушки добрались до какого-то безлесного плоскогорья или нагорья, за которым снова начинаются богатые земли, довольно плотно заселённые, и где в обиходе зерновое земледелие. По всему выходит – оттуда недалеко и до мест, откуда родом Фая и Тихая Заводь – моя тётка, Говорящая с Духами плодородия.
И, судя по тому, что путешествие вниз по реке длилось целую луну, - это сильно далеко. По прикидкам, если учесть скорость реки, её извилистость и остановки на ночь, то от пятисот до тысячи километров. Примерно десять градусов широты. Воистину – Лягушки путешественники!

***

Расстались мы, когда выплыли в большую реку. Перебравшись на другой берег, неандертальцы переложили скарб на волокуши, и отправились своей дорогой. А мы двинулись к Противной Воде. Раз уж оказались поблизости от торжища, почему бы не заехать, не узнать новости? Тут осталось-то полдня на вёслах.
Стойбище у Противной Воды встретило меня мельтешением знакомых лиц и нашей северной речью. Нынче тут просто саммит какой-то. Мой батюшка Атакующий Горностай прибыл за солью со товарищи. Его старший брат, вождь нашего союза, Тёплый Ветер, обеспокоенный тем, что верховный шаман – Ваш покорный слуга – засиделся южнее гор, едет ко мне серьёзно поговорить. Одноногий Лягушонок, следуя опять же ко мне, остановился здесь со своим семейством напарить соды в озере. И группа юношей, нуждающихся во взрослых именах, сделала остановку по пути опять же ко мне. Я ведь отсутствовал дома около года, а люди-то растут.
- Заинька, о прошлом годе, когда принимали мы Тупого Скребка, опасался ты, а с добром ли он к нам пришёл? В тот раз мы тебе не поверили, и оказались неправы. Нынче, когда съехались вожди с мужчинами сажать большой Кавайский огород, припомнили и о желании твоём завладеть долиной Соек. Мы ведь тоже тогда посчитали, что это нам не нужно.
Однако, в первом случае ты оказался прав. А по поводу второй твоей затеи пока ничего неясно, но сам-то ты строишь большой дом, развёл огород, подружился с тутошними людьми, - Тёплый Ветер спокойно излагает предысторию в кругу наших соплеменников… или сосоюзников? Племена-то у нас разные и, соответственно, тотемы. Но речь одна, и одна на всех жизнь. Даже обжиговые печи, уловы и урожаи, и те… нет, не общие, но и никому они не чужие. Колхоз какой-то получился.
- Так расскажи нам, пожалуйста, что заставило тебя так поступить? – сформулировал вопрос наш вождь.
- Понимаешь, отец (брат отца здесь – тоже отец, а не дядя, как у нас), где бы кто бы ни зажил хорошо, обязательно что-нибудь гадкое происходит. Духи, чьи разговоры мне иногда удаётся услышать, уверены в этом, - мне довольно сложно объяснить причину своей уверенности, так что ссылку на сакральное делать необходимо. – Заранее сказать откуда исходит опасность, трудно. Но часто она предвещает о своём приближении и, если быть к ней готовой, если вовремя собраться с силами, тогда удобней противостоять несчастьям или плохим людям.
- Ты боишься, что вместо Деревянных Рыб придут другие убийцы, - подвёл вождь черту под моим многословием. – Что же, это возможно. Действительно, если кто-то из нашего союза поселится в долине Соек, он сможет раньше узнать о появлении здесь плохих людей, и предупредить.
Люблю я, всё-таки, нашего вождя. Всё схватывает налету.
- В долину Соек сейчас идут Зелёные Лягушки, вернувшиеся с юга, где им не понравилось, - поспешил я внести ясность. – Но об опасностях, приближающихся по реке, здесь, у Противной Воды, тоже узнают заблаговременно. Если бы кто-то из наших постоянно тут проживал и внимательно слушал разговоры между людьми, что приезжают меняться, то все новости быстро доносились бы то ушей вождей союза. Дом в этом месте давал бы приют и тем, кто приезжает добывать соду, и тем, кто отправляется к реке, текущей с юга, где я раньше других увижу, а не спускается ли вниз по течению грозный враг?
Знаете, добрая репутация – великая вещь. Голос мой не был воплем страждущего в пустыне. Да и ситуация прямо сейчас сложилась благоприятная – нас тут целая куча. И выходы известняка поблизости имеются. Одним словом, поставили мы торговую факторию, сложив её как раз из известняка на известковый же раствор из этого известняка приготовленный.
Чем тесали камень? Да чего только не придумывали. Например – сверлили керамическими свёрлами ряд отверстий по линии будущего разлома, а потом вбивали туда деревянные клинья. Это, если от монолита отколупывали. Гранитными топорами тесали, песчаником ровняли. Податливый материал и много старательных рук – это просто здорово. Тем более, что форму дому придали всё ту же – перевёрнутую параболу поставили шестиметровой ширины внизу и девять метров вверх, а в длину строение растянули аж на двенадцать метров. Опять же лаги лиственничные вмуровали и оставили оконные проёмы, затянув их пока шкурами.
Я ведь понимаю, отчего Одноногий Лягушонок сюда потянулся – тут пески просто замечательные намыты в речные косы, и содовое озеро под рукой. А он здорово выделывает всякие стеклянные ерундовинки: зверушек, птичек, рыбок. Ну и для окон что-нибудь изобразит.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ilienДата: Вторник, 18.09.2012, 21:58 | Сообщение # 190
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Спасибо, здорово получается!


"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 20.09.2012, 09:45 | Сообщение # 191
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Глава 5

Знаете, о хозяйстве, да о разных придумках можно рассказывать бесконечно. Вот, и на сей раз не удержусь. Сварил я из канифоли отличный клей, не растворимый в воде. Для этого пришлось долго рвать щавель, давить из него сок и потом, то, что выпарилось, добавлять в расплав. А потом придумывать, чем, получившуюся хрупкую субстанцию пластифицировать, чтобы при ударе место соединения не разлеталось в песок.
Зато это позволило мне склеить отличные судёнышки, куда как более ходкие, чем берестяные челны. Сильно напоминающие лодки для академической гребли. Когда мы с Тычинкой усаживались за вёсла спиной вперёд, от нас даже собаки, бегущие по берегу начинали отставать через часок-другой. Шучу. Собаки у нас выносливые, но смотреть на них во время подобного забега было жалко.
Так вот – с этой же лодки можно было опустить по бортам два шверта – это вроде киля такие штукенции, только утяжелённые снизу. Тогда можно было идти под маленьким парусом и даже лавировать. Главное же, своё корыто мы с жёнами вполне могли перетаскивать через волоки. Без груза, понятно, но именно на руках, не маясь ни с какими катками.
Сразу оговорюсь, чересчур высокой прочностью это сооружение не обладало, но таранить вражеские корабли на нём никто и не собирался – мы, наконец-то собрались в дорогу.
Мне уже исполнилось четырнадцать лет, я сильно вырос, превратившись… ну, не то, чтобы совсем кабанчик, скорее наоборот – тощий и жилистый, но силёнка в теле гуляет нешуточная. Нет, с матёрым мужиком мне пока не тягаться, но со временем и это придёт.
Если кто интересуется, как я теперь с жёнами обхожусь, спешу успокоить – всё наладилось в своё время и деется как положено супругам. Детишек же мы заводить не спешим, а торопимся в дорогу на юг, чтобы своими глазами посмотреть на нынешнюю цивилизацию. Как раз завершилось половодье, а оно тут короче, чем на севере за горами. Река вернулась в берега, течение пришло в норму и мы отплываем из Тупого Бычка ранним летним утром.
Что за Тупой Бычок? Это селение моё пемзовое теперь так называется. Шаман Тугой Пучок, когда учился грамоте, решил высечь своё имя на скале. Ох и потрудился же он – чуть не метровые буквы выдолбил. Но мы про это не знали и, только когда снизу пришел на челне Одноногий Лягушонок, тогда это и выяснилось. И про надпись, и про ошибки, допущенные новоявленным грамотеем. Получилось-то, словно вывеска с названием посёлка.

***

До волока, о котором мы знали от лодочников, везущих зерно, дошли быстро – буквально пару недель ходу потребовалось. Ну да, менялись мы на вёслах через каждый час. Места, через которые пролегал путь, ничего интересного нам не предлагали – леса, луговины, скалы и холмы. Останавливались редко, потому что луна по ночам освещала дорогу, а никаких опасностей мы не ждали. Так что приставали чтобы еды сготовить, собакам дать побегать, и дальше.
Впрочем, вскоре за пределами поймы началась степь, и мы вышли наверх, вскарабкавшись по откосу. Полюбовались на широкий простор, на пасущуюся в отдалении лошадку, собрали травинок-былинок, да и поехали своей дорогой. Тут явно хорошее место для какого-нибудь конного народа, а для лесных охотников интересного немного.
Место волока опознали в два счёта и по кострищам, и по шуму переката впереди – всё, как нам обсказывали. Выбрались на сушу, и началась работа: туда с грузом, обратно – налегке. Собаки тоже пустыми не ходили, уж вицы-то для волокуш вырезать – минутное дело. Так что работали все. Лодка наша тоже на поверку оказалась недостаточно лёгкой, мы с ней четыре передышки делали, пока доволокли. А уж как всё перенесли – банно-постирушечный день себе устроили и маленькую оргию, пока никто не подглядывает.
Что мне сразу не понравилось, так это то, что ни рыбы в реке, ни дичи в окрестностях тут не нашлось – на редкость неладное место. И речка каменистая – тут действительно на долблёном челне было бы спокойней, чем на нашей лодке с тонкой обшивкой. Так что взяли мы в руки однолопастные вёсла и приступили к сплаву, хорошенько глядя вперёд, чтоб не налететь ненароком на острое или колючее. Тропу вдоль берега, по которой тут ходят лодочники, ведущие свои судёнышки на бечеве, я решил пока просто принять к сведению.
Камень, на который мы, в конце концов, налетели, прятался в буруне, и днище пропорол, словно ножик. Так что, если бы не напиханные повсюду надутые воздухом кожаные мешки, остались бы мы и без лодки, и без вещей. А так – только вымокли и замёрзли, пока добрались до места, пригодного к выходу на берег. Ещё два дня чинились. Обошлось накладкой на поломанном стрингере и заплатой на обшивке. Фая, пока мы с Тычинкой ковырялись, сходила вниз по течению и осмотрела русло. Сказала – больше таких безобразий нет.
А на следующий день прямо на берегу встретилась нам стояка древних людей.

***

Я понимаю, если не хочешь принимать гостей, отгони криком или жестами. Но пырять незнакомца копьём в живот, это просто верх неприличия. А ведь именно так меня встретили в селении. Здоровенный детина, вышедший мне навстречу, не сделал ни одного угрожающего жеста, а сразу приступил к поражению. Я еле успел отскочить в сторону и заехать мужику в ухо кулаком – он разил акцентировано, вкладывая в удар вес корпуса, почему и пролетал вслед за не встретившим препятствия оружием. Тычинка добавила ему кулаком по затылку, а Фая бросилась к лодке. Идея прийти безоружными не сработала, поэтому кистень мне, и рычаг крапивной мялки моей любимой неандерталочке были доставлены незамедлительно.
Остальные же местные жители принялись кричать ругательно. Или скандально. И, наконец, замахали руками, призывая убирать отсюда. Это, по крайней мере, вежливей, чем пытаться убить.
- Ты поняла, о чём они кричали? – спросил я Фаю, когда мы достаточно отплыли. – Ты ведь когда-то проходила через эти места. Как-то ведь с людьми разговаривала.
- Злыми духами нас назвали, велели уходить.
Интересно, с чего бы это? Я оглядел себя и своих спутниц. Ни клыков у нас нет, ни рогов. Шерстью не обросли, наоборот, у всех аккуратные стрижки, волосы чистые, отмытые дегтярным мылом. Я чисто выбрит (лезет уже пушок, но кремневой бритвой снимается чисто). Шаровары на нас чуток мятые, но зато рубахи чистые. Просторные такие рубахи-косоворотки с рукавами. На мне – кепочка с козырьком из соломки сплетенная, на девчатах – шляпки с полями.
Удобная одежда для лета – в наших краях многие так ходят. По крайней мере на землях Союза этим никого не удивишь. Или тут так привыкли к одежде из шкур, что тех, кто одевается удобно, уже и за людей не считают?

***

В следующее селение я входил уже переодевшись в демисезонное сверху – меховая курточка – и внизу по банному, то есть голые ноги торчат из мокасин. Ну а на кепку бубенчиков фарфоровых нацеплял. Шаман я или не шаман? Тычинка с Фаей аналогично оделись и головы свои ушастые прикрыли капюшонами, закрепив их, чтобы не спадали, ремешком через лоб.
- Кто вы такие и зачем пришли, - перевела мне Фая вопрос старика, вышедшего навстречу.
- Мы идём на юг, чтобы выменять себе зерна на зиму, - «продиктовал» я заранее приготовленный ответ.
- А что вам надо от нас?
Надо же, как нелюбезно! И ответить-то нечего.
- Мы первый раз попали в эти места. Хотели бы узнать, правильно ли плывём, - переводит мою импровизацию Фая. А я протягиваю дар. Листочек, сделанный Лягушонком из бракованного, загрязнённого чем-то зелёным стекла. В нем проверчено отверстие, куда продёрнут шнурок.
Осматривали эту безделушку большой толпой – она ведь блестящая. Ну просто как папуасы. Нас же позвали в дом и принялись потчевать варёными корешками и печёным на углях мясом. То есть, холодок недоверия сломался. Само селение не так-то много рассказало нам о своих обитателях. Никаких капитальных построек – шкуры, натянутые на ремнях, привязанных к древесным стволам или сучьям, образуют тенты. То есть разбитый в летнем варианте лагерь кочевых охотников-собирателей. Одежда тоже – сплошные меха… шкуры, конечно, покрытые шерстью. Основных покроев два. Юбка, обмотанная вокруг талии и стянутая ремнём. Или накидка через плечо, тоже стянутая на поясе. Неопрятно – куча костей под ногами, хотя фекалиями не пахнет. Дымят костры, отгоняющие гнус, голые ребятишки ползают прямо под ногами. Люди, тем не менее, выглядят сытыми и довольными. Инструменты кремневые, горшки кривые, слепленные по ленточной технологии.
Одним словом, век здесь куда более каменный, чем там, куда я в своё время угодил.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 21.09.2012, 11:33 | Сообщение # 192
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Одним словом, век здесь значительно более каменный, чем там, куда я в своё время угодил. По всему выходит, попали мы к людям с более примитивной культурой, чем та, к которой привыкли. Видимо, места тут щедрее и приветливей, отчего добывание пропитания не заставляет так сильно напрягаться, как в более суровых наших краях. Вот и не напрягаются люди.
Следующую остановку мы сделали поодаль от селений и хорошенько побродили по лесу. Он тут куда богаче, чем у нас. Встречаются гари лесных пожаров, буреломы, болотца, обильные ягодники и заросли орешника. Куча незнакомых пород, но блестящих кожистых листьев, характерных для южных растений, не встретилось. Лес смешанный, а чего больше – лиственных или хвойных – уверенно сказать не могу. Всего много. Ну да не ботаник я. Растения классифицирую по съедобности и по полезности в хозяйстве.
Дальше мы летели стрелой не особо обращая внимание на редкие селения, видные с воды. Отмечу, пожалуй, что долблёных челнов на берегах не примечал ни разу. Пару раз видели плот. Один покачивался, привязанный к дереву, а со второго рыбачили острогой. Близко подходить не стали – чего мы там не видели!
Речка постепенно расширялась и крутилась то вправо, то влево, словно змея. Холмы вокруг сделались редкими, леса – густыми просто до неприличия, а селения снова перестали встречаться. Когда мы, наконец, после очередного поворота увидели деревеньку, сразу развернулись, отошли немного и пристали к берегу, потому что впереди нас ждал совсем другой мир. Тростниковые домики с тростниковыми крышами, такие же, как у Противной Воды. Но, в отличие от того впечатления пустынности и заброшенности, которое произвёл на меня посёлок рядом с торжищем, здесь было оживлённо.

***

- Зая! Чего ты так испугался? – Тычиночка, лапушка моя ненаглядная, всё понимает. Мы сидим на бережку в кустиках и поглядываем на посёлок, что сейчас от нас за рекой. Признаюсь, далековато до него и мало что видно.
- Понимаешь, тут совсем по-другому люди живут. Хочу сначала присмотреться, а уж потом им на глаза показываться, чтобы не попасть впросак.
Наблюдаем дальше. Тростниковые крыши имеют коническую форму, что заставляет предполагать здешние жилища в том, что форму они имеют цилиндрическую. Почему предполагать? А потому, что всё загорожено высокими плетнями, то есть видимые фрагменты стен коротки и затенены сильно выставляющимися свесами. Свесы эти намекают на дождливый климат.
Я считаю дни, проведённые в дороге, прикидываю скорость лодки и извилистость русла – хочу понять, далеко ли от тропиков нас занесло? По всему выходит, что далеко. Да и характер леса тут вовсе не тропический – обычную среднюю полосу напоминает. Одет же местный народ в набедренные повязки, а вот тканые они, или из шкур, отсюда не разобрать. Среди тех, кого удалось увидеть, ни в ком я не заподозрил женщину, так что их форма одежды всё еще не установлена. Но мужчины смуглые, сухопарые и всё время перемещаются. Копий в их руках не видно. Волосы носят длинные, где-то до плеч. Но никаких кос не видно – свободно свисающие лохмы, перетянутые ремешком вокруг головы.
Не стану утверждать, что нынче уж особенно жарко, тем не менее, люди одеты так, чтобы ни в коем случае не вспотеть. Вот группа охотников вернулась с добычей, вот отошёл от берега чёлн с рыбаками – ставят сеть. Вот кто-то что-то тащит прочь от построек. Купающихся детишек не видно. Иногда в то там, то тут заметен дым костра.
Признаков систематической планировки в селении нет, зато заборов много. Не один общий, вокруг строений, а вроде как, участки огорожены. По другую сторону селения тянутся поля.
Одно из зданий крупнее остальных.
Увиденное для меня – признак наличия здесь структурированного общества. Большая хижина может быть и храмом, и дворцом вождя, и общественным сооружением. Соваться туда с бухты Барахты не хотелось. Это не крошечное лесное племя, которому я способен достойно ответить на проявление недружелюбия. Это нечто организованное.
Примерно так я и объяснил свою нерешительность девчатам. Фая, побывавшая здесь лет десять тому назад, ничего толком к результатам наших наблюдений прибавить не смогла. Она в ту пору была ещё маленькой девочкой и ни у кого никаких опасений не вызвала. Иногда в таких посёлках её кормили, иногда – прогоняли. Хижины тут действительно круглые и в холода в них горит костёр посредине. Женщины, в основном, тучные и проворные в работе. Одни добрые, другие злые. Мужчины в дома приходят только на ночь, а остальное время где-то что-то делают. То есть, информация довольно скудная.
Картинка начала более-менее вырисовываться, но следить за посёлком мы продолжали издалека. Понимаете, после попытки насадить меня на копьё, предпринятой обычным лесным охотником, я крепко задумался о том что, отправившись путешествовать по древнему миру со всем семейством, повёл себя, словно турист своего времени, купивший тур куда-нибудь в истоптанное отдыхающими место. Обычаи охотников, среди которых прошло моё детство настроили меня чересчур благостно.
Невольно вспомнились впечатления европейцев от встреч с дикими народами на островах Тихого Океана. Туземцы воспринимались как наивные дети природы, лишённые всякого налёта цивилизации. Добрые, отзывчивые, доверчивые. Настолько не понимающие, что что-то может кому-то принадлежать, что даже какие-то острова назвали Воровскими. Их жители тащили всё, что не приколочено, искренне полагая себя в праве взять то, чем сейчас никто не пользуется.
В подобных условиях и прошло моё детство. Мышление к этому приспособилось и привело к проявлению недальновидности. А ведь известнейший турист древности Александр Македонский сумел ознакомиться с достопримечательностями Египта и Вавилона только благодаря прихваченной в дорогу фаланге.
Хорошо, что оказавшись на границе, разделяющей миры, я задумался. А то бы мог и сам влипнуть, и девчат своих подставить. Всё. Дальше не идем. Понаблюдаем издали, и вернёмся. Продвигаться дальше без сильной дружины нельзя, а собрать в наших землях воинство для подобного похода… не представляю себе, как это сделать. Надо искать другой вариант ознакомления с соседними землями.

***

Наблюдения за посёлком мы вели скрытно – уж это-то делать у нас умеет любой. Однажды слышали большой шум: били барабаны, через реку до нас докатывались многоголосые вопли. На другой день куча народа вывалила на поля и принялась за уборку урожая. Инструментов разглядеть не удалось, - видели только, что женщины (действительно, много толстух) работают в наклон. Видимо жнут серпами. Мужчины таскали снопы, составляли их на просушку. Длилось это довольно долго, недели две с перерывами на два коротких ливня.
Вверх по реке, туда, откуда мы прибыли, не прошло ни одной лодки, зато сверху – целых четыре долблёных челнока с парой лодочников в каждом. Три ушли дальше, не заворачивая в селение, а один пристал к берегу, да так и остался там. Не приметил, чтобы из него что-то выгружали, и в воде он сидел, как пустой.
Однажды группа из двух десятков мужчин ушла цепочкой вглубь берега. Похоже на военный отряд, потому что у каждого, кроме копья, на поясе висела палица. А вот щитов ни у кого не было. Да и поклажи ни на ком не приметили. Много раз наблюдали за рыбаками, ставящими и выбирающими сети. На нашем берегу они ни разу не высаживались, и вообще, реку никто не переплывал. Охотники уходили и приходили. Парочки уединялись в зарослях, дровоносы таскали вязанки хвороста.
Женщины редко показывались из-за плетней. Одеты они были в длинное платье, кажется, тканое. Или из хорошо выделанной кожи. Повторюсь, мы наблюдали издалека, из-за реки. Раз были похороны. Покойника, во что-то завернутого, отнесли к кромке леса и там закопали. В процессии присутствовало много людей, но события разворачивались далеко, да ещё и селение многое загораживало.
Мы просидели на одном месте около месяца, почти ничего не увидев и почти ничего не поняв. Охотились, собирали орехи. А потом, лунной ночью отправились в обратный путь. Проникать в цивилизованные области, приехав туда, как в гости, я так и не решился. Надо было искать иной канал информации.
Зачем мне понадобились сведения подобного рода? А затем, что случись контакт между нашим дикарским миром и, пусть примитивной, но цивилизацией, и организованность обязательно возьмёт верх. Это подтверждено всем ходом развития истории. Так вот, не хочу я оказываться внизу, и родичам своим не желаю.
Хм. И жёнушкам моим хватит уже расхаживать праздными. Даёшь демографический взрыв в отдельно взятой семье. Вот доберёмся до дому, и возьмусь я за этот вопрос.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 21.09.2012, 14:30 | Сообщение # 193
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Глава 6

Дома всё шло своим чередом. Селение Тупой Бычок готовилось к очередной зимовке. Мы запасали провизию на то время, когда сюда соберутся охотники окрестных бродячих племён – они охотно проводили холодное время в тепле и сытости. Мы тоже были им рады и всегда готовили массу развлечений, чтобы гости не скучали. Сани для подвоза известняка, камня, дров. Размеченные под валку участки леса, инструменты для обтёсывания неподатливых лиственничных стволов. Обо всем этом следовало заблаговременно похлопотать.
Почему-то споров о том, что приют и кормёжку нужно отрабатывать, не возникало ни разу и ни с кем. Зовёшь к ужину – приходят. Поручаешь дело – делают. Объясняешь – понимают. Гигиенические требования тоже выполняют без скрипа.
Что за работы у нас такие? Строимся. Возводим оборонительно-жилой комплекс, так сказать. Параболический профиль цельнокаменных сооружений неплохо себя зарекомендовал. Варианты с девятиметровой «палаткой», шесть по горизонтали и девять по вертикали, а также с башней восемь на восемь шестнадцатиметровой высоты, оказались жизнеспособными. Теперь мы строим из этих элементов замкнутый квадрат с башнями по углам и в середине стен. Вроде как крепостицу возводим.
Нет, насчёт оборонительного значения этого сооружения я никому даже не намекал. Подчёркивал удобство закрытого от ветра двора, разумность компактного размещения подсобных помещений и на разные другие мелочи напирал… хотя, аргумент «подслушал духов» вообще снимал любые вопросы.
Первый этаж мы строим не из пемзы, а из обычного камня. Он, конечно, тяжелее, но и возить его намного ближе. Внутренняя сторона стены внизу вообще идёт вертикально. Никаких окон или дверей в этой части постройки нет – сюда можно попасть только из башен, в которых имеются и двери, и лестницы.
Второй этаж жилой. Пол здесь прочный, из сплошных лиственничных брусьев, лежащих концами на стенах. Печки, застеклённые окошки на внутреннюю сторону. Вход тоже из башен.
Третий этаж, а там довольно узко – сплошной кольцевой коридор. Здесь очень много узких окошек, смотрящих и во двор, и в сторону окружающей местности. Кто ещё не сообразил – это бойницы.
В башнях, что в центрах стен расположены проходы и на местность, и в охраняемое пространство, и в «стены» А вот в угловых сооружениях на первый этаж кроме как со второго, по лестнице, никак не проникнешь. Кладовые здесь.
Если брать в расчёт только жилые помещения, то восемь казарм размерами пять на девять позволяют просторно разместить двести пятьдесят человек на крепких двухъярусных нарах. Не много, полагаете? Так я же сказал «просторно». Чтобы как в плацкартном вагоне. А при случае и в столовых можно многих устроить, в больничной палате… не приведи Господи! А пока спланированных объёмов нам хватит. В будущем хватит, когда завершим постройку. Пока же работы ведутся без спешности, и даже первый этаж не вполне ещё замкнут.
Забавные случаи происходят подчас:
- Вождь и Великий Шаман Степенный Барсук, дай мне взрослое имя! – Рябчик припёрся не вовремя. Мы с Тычинкой в прохладной мыльне надраили друг друга до скрипа и как раз занимаемся продолжением рода, а тут прямо под руку! Ну, не под руку… ну, не важно.
- Ты чего это в такую даль отправился за именем? Поближе Говорящего с Духами не нашёл? – понятно, что я не доволен.
- Сизая сказала, что не пойдёт за меня, пока именно ты не дашь мне имени.
Нет, ну каков наглец! Всё очарование момента распугал!
- Вымойся сперва, а то назову Вонючим Хорьком.
Уфф! Отстал.

***

Файка уже в тягости, правда, по внешности этого пока не видно. Но до дела честного интерес заметно потеряла. Мы с Тычинкой её первую намыли и отправили чайку заварить. Вот теперь сидим в тенёчке, сёрбаем. Рябчик, куда от него деться, тоже от нас не отстаёт, уселся рядом и дождался, когда и ему налили. Смотрит верным собачьим взглядом, ждёт имени. Последние, думаю, тёплые денёчки – лето на осень поворачивает. Чуть побледнело небо, отяжелела на деревьях листва, не так ярки цветы – у них нынче спокойный деловитый вид.
Вдруг гостюшка наш вскинулся и прямо как был, с полотенцем вкруг чресел, чкурнул куда-то и с глаз пропал. Хм. Зато Карасик появился с братьями, сделал нам ручкой – и в мыльню. Жёны мои Карасика любят. Фая сразу в чайник воды долила, и топке подшуровала, а Тычинка полезла в корзинку за орешками.
Едва парни скрылись в проёме моечного помещения, Рябчик откуда-то выскочил, собрал свои одёжки и был таков.
Забавно. Можно, конечно, порасспрашивать, а можно и порассуждать. Нет, лень думать.
- Фай, а чего это Рябчик о Карасика бегает?
- А чтобы по морде не получить. Бьют его братья каждый раз, как увидят. Не смертным боем, до юшки, но всегда.
- Надо же! Страсти какие! Отчего же так, ведь добрейшие ребята!
- Это после того, как ты ему по заднице мешалкой надавал. Ну, Карасику. Помнишь?
Помню, конечно, хотя и два года той истории. И помню, что Рябчик тогда злорадно выглядел. Не иначе, кому-то мстил. Мне? Незачем это ему. Не видел он от меня худа ни до, ни после. Соперничество из-за девушки? Так они тогда оба еще могли быть не готовы к этому чисто физиологически – оба мои ровесники, а я в те поры… хотя, это ведь чисто индивидуально по срокам для каждого.
За что Можно было таить злобу на товарища детских игр? Да ещё такую, чтобы послать того на верную смерть – сразиться со мной.
Карасик, конечно, вспыльчив. Но взрослеет потихоньку. Однако, в прошлом могло случиться между мальчиками всё, что угодно. Честно говоря, раскапывать дела прошлые мне откровенно не улыбается. Подумаю ка я о грядущем. У меня тут объявился злопамятный человечек, осторожный и предусмотрительный. Кажется, хитрый и, похоже, коварный. Люди с доверчивой душой от таких завсегда страдают. Мне же здесь страдальцы не надобны. Отсюда вывод – больной зуб необходимо удалить.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ViyДата: Пятница, 21.09.2012, 23:47 | Сообщение # 194
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 27
Награды: 0
Статус: Offline
Как много проды smile
Спасибо.

Quote (Сергей_Калашников)
Отсюда вывод – больной зуб необходимо удалить.
О... интрига! smile
Если бы кто другой, то голову ломать было бы нечего, но вот что придумаете вы?
Жду с не терпением smile


... быть нормальным не нормально ...
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 22.09.2012, 09:16 | Сообщение # 195
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Viy)
но вот что придумаете вы?
Не стану томить.


Мы как раз вывели нижний этаж пятой башни, когда Рябчик снова объявился:
- Так, эта, Вождь и Шаман Степенный Барсук! Придумал ты мне взрослое имя?
Знал я, что он обязательно припрётся – есть же такие приставучие люди!
- Пойдём, потолкуем, - отвечаю. Как раз отмыл руки от известкового раствора и накинул поверх рубахи жилетку.
Вышли мы к мосткам на реке, тут нынче безлюдно. Сели, свесив ноги.
- Так вот, Рябчик! Не говорят о тебе духи. Не знают они о тебе.
- Так ты им скажи, - напирает на меня собеседник.
- И что я им скажу? Чем ты таким особенным знаменит, чтобы привлекать к тебе внимание?
Молчит, понял, видать, что ни напором, ни улещением меня не взять. Стушевался парень.
- Так вот, есть большое дело. Коли совладаешь, тогда – другой разговор. А нет – так нет.
Молчим. Чую, кипит внутри у подростка, но привычка прятать чувства в нём сильна. Воздерживается от выражения чего либо, только ёрзает и хмурится.
- Так что делать-то надо, - прорвало наконец.
- Лодочники зерно с юга привезут. Сговорись к кому-то из них в помощники. Съезди до конца в чужедальные земли, перезимуй там и вернись, как снова придёт пора в наши земли идти. А потом придёшь ко мне и расскажешь обо всём, что по пути встретил, как люди живут в тех краях, кто вождь у них, кто ему помогает? Чем больше расскажешь, тем имя твоё будет сильнее.
- Нынче начало осени, а обратный путь будет мне только в средине весны. А как Сизая за другого парня пойдёт? – торгуется вербуемый мною агент.
Пожимаю плечами. Не буду я цену набавлять.
Так и разошлись. Ничего мне парень не ответил. Сколько он маялся сомнениями, не знаю. А только, когда через месяц с четвертью шли мимо Тупого Бычка лодки на юг за зерном, в одной из них этот самый Рябчик уверенно орудовал веслом.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Суббота, 22.09.2012, 11:14 | Сообщение # 196
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за большое количество интересных кусочков.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
ViyДата: Суббота, 22.09.2012, 12:42 | Сообщение # 197
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 27
Награды: 0
Статус: Offline
Замечательный ход smile


... быть нормальным не нормально ...
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 22.09.2012, 15:05 | Сообщение # 198
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Вторая половина лета и начало осени в наших лесных краях самое благостное время. Вода в реках спокойна, гнуса значительно меньше, ягоды, орехи поспевают. Солнце ещё ласково, но уже не ярится. Рыбка ловится, зверь бъётся — приволье охотнику. На этот период и выпадает максимальный наплыв туристов к нам в Тупой Бычок. Наши северяне группами и поодиночке, а то и семьями, наведываются посмотреть на град диковинный. Кое-кто желает и принять участие в его возведении. Опять же ко мне, шаману, у людей разные дела... ну, бородавки там, или совет по жизни нужен. Скажем, куда дитятю в обучение отдать: в керамики к Грозному Рыку? В охотоведы к Мягкому Шагу? В лесники-огородники к Тихой Заводи? Или к Одноногому Лягушонку стёкла варить?
Шучу, конечно. Но не без причины — складываются потихоньку научные школы. Это когда сначала мастер нескольких учеников наставляет, а потом эти самые ученики и того мастера и товарищей своих обставляют и подвергают нелицеприятной критике. Ну а я по своей, по духовной части стараюсь всячески способствовать культурному обмену. Наставляю, так сказать, назидательно. Мастеров восхваляю и за новые придумки, и за выучеников толковых. Тот же Тугой Пучок врачебному делу жизнь посвятил и перестал по ночам терзать свой бубен, призывая духов. Он в это время рецепты записывает и симптомы описывает. Да не в одиночку — вожди бродячих вокруг племён прислали учеников, чтобы научились раны перевязывать, да хвори изгонять.
Городок наш притягивает народ, словно мёдом намазанный, так что каменщицкие фартуки и рукавицы у нас для дорогих гостей завсегда наготове. Пока женщины и дети занимаются собирательством, мужчины кладут стены. Ну и разговоры разные разговаривают. Вожди любят вечерком погонять чаёк под навесом. Тут тихо шуршат во множестве развешанные над головой веники, а вязанки хвороста, сложенные на полу, на каждое движение сидящего на них мужчины, отзываются скрипом. Кроме наших, загорских, северных глав племён к нам присоединился и Рокочущий Гром из местных. Речь сегодня не о жилье и не о еде. О душевном глаголем. О том, как что называть.
- Перо, вот у тебя в племени, есть роды? - это Тёплый Ветер спросил старейшины Плывущих Селезней.
- Нет, Ветер. Мы сами-то чуть больше, чем правильный род. Нас, всех, кто за горами живёт по количеству людей и на одно нормальное племя-то не хватает. Хотя, с другой стороны, не родственники мы друг другу и деток наших можно между собой женить. То есть, Селезням и с Ласточками и с Бекасами и с Барсуками удобно жить рядом, потому что мы не племя, а союз, как Зайка говорит. Слышь, Зайка, растолкуй, что это ты под словом таким подразумеваешь? А то мы уже и привыкли к нему, а про что оно, всяк по своему думает.
- Союз, это когда помогают люди друг другу, выручают и защищают, - для меня это определение очевидно, а вот для вождей в нём содержится нечто новое. Они запускают пятерни в бороды, скребут затылки, недоуменно переглядываются.
- Непонятно, - наконец решается высказаться Сидящий Гусь, сменивший погибшего в битве на перевале Острого Топора. - все так и живут, как ты сказал.
- Рыбы жили иначе, - вмешался Жалючая Гадюка.
- Рыбы — выродки, - встрял Рокочущий Гром.
- Тем не менее, выродки тоже встречаются по нашим Солнцем, - «закруглил» Тёплый Ветер. От от них и понадобился союз.
- Э-э... а что? Теперь, когда Рыб больше нет, то и союз не нужен, - с огорчением в голосе спросил Сизое Перо.
- Люди, у которых другие обычаи, живут вниз по нашей большой реке. Еще сильнее отличается от здешних охотников народ, сеющий травы, приносящие зерно. Это далеко на юге, - пора и мне вступать. - Никто, ни шаманы, ни духи не знает, захотят ли они прийти в эти края. Вспомни, Перо, сколько времени потребовалось союзу, собравшемуся против Рыб, чтобы стать сильным и умелым, способными отбиться от врагов?
- Рука зим.
- Придёт ли новый враг, - продолжаю я, - или не придёт, но умея объединять усилия, мы окажемся сильнее перед лицом опасности. А, если опасности не возникнет — тоже ничего не худого. Если бы союз не кормил общими стараниями керамиков, не было бы у нас горшков для тушёнки. Кому не нравится тушёнка? - обвёл я взглядом присутствующих. Все заулыбались, а кое-кто облизнулся.
- Вот, и бороды стричь теперь не так больно, как раньше, и люди столь часто брюхом скорбят, потому что у всех есть чайники и мыло. А ведь, не будь союза, ничего этого у нас не было бы. Знаете, действовать совместно нужно долго учиться.
- И строем ходить, - не удержался Гадюка, - смыкая щиты.
- И делать то, что нужно другим племенам союза, и сообщать соседям о том, что нужно твоим людям, звать на помощь и приходить на выручку, - опять обобщил Ветер.
Я разлил ещё по чашечке отвара белоголовника с добавкой красносмородинового листа. А потом показал маленькую «монетку» из фарфора с выдавленной на ней буквой «S». Вот такой амулет у меня придумался.
Могучие бородачи по достоинству оценили и компактность нового украшения, и отверстие для продёргивания шнурка. Знаки различия в этом мире носят все. Символ принадлежности к тому или иному племени вообще считается обязательным. Потом выложил и второй значок, с барсучком — это нашего рода символ. И еще один с бычьей головой.
- Член союза из рода барсуков, живущий в селении «Тупой Бычок», - расшифровал я получившуюся композицию и, нанизав все эти причиндалы на шнурок, повесил монисту на шею.
Вожди принялись шевелить губами, прикидывая, как им обозначить себя и своих близких. Я ведь умышленно попытался привести в некую систему нынешнюю геральдику, потому что управляемая территория и её население вольно или невольно классифицируются и по происхождению, и по месту жительства и по профессии. Да много разных признаков, если честно. Так у меня заготовлен уже некий набор значков, потому что мы с Одноногим Лягушонком и Грозным Рыком подобрали стойкие заполнители для рельефа, наносимого на бляшки: символ принадлежности союзу так и останется грязновато-белым. Принадлежность к роду обозначим красным. Местный признак — черным. Профессию — зелёным. В запасе остаются синий и жёлтый. Другие колеры нам недоступны.
Думаете, я забыл про знаки статуса? Не-а. Короля играет свита, и никакое сооружение на голове, вроде короны, этого положения не отменит. А длина мониста тоже не так много скажет о статусе — я вот ещё символ шамана придумаю да нацеплю, и всё. Не больше, чем у других будет моё шейное украшение. А там и наставление по геральдике пора будет составлять — как-никак, элементы упорядоченности любому сообществу потребны, и привыкать к ним проще, когда речь идёт о вещах привычных.
Собственно, сегодняшний разговор в чём-то сродни заключению союзного договора, что радует душу Тёплого Ветра. Ну да я с ним всегда заодно в этом вопросе.

***

На другой день, уже вечером, когда закончили мы перекрытие второго этажа четвёртой стены, вожди снова сошлись, чтобы «перетереть» вопросы союзного значения.
- Слушай, Ветер, а ведь в союзе нашем вроде как поначалу были племена, - завёл разговор Сизое Перо. - Но ведь сейчас всё перепуталось. В Бастилии, скажем, или в Горшковке вообще невозможно понять, кто из кого будет. А и здесь в Тупом Бычке и Колонки и Медведи, и кого только нет.
- Я думаю, что надо нам рассуждать от самого малого, что образуется, когда люди собираются вместе. То есть — от семьи, - начал наш вождь.
- Семья, это, я полагаю, когда у людей имеются общие дети, - продолжил я эту мысль. - А только такими группами никто не живёт. Чаще бывает — второе поколение семьи тоже женато и детно. Вот тогда получается уже род. Род и посторонние люди входят, молодые жёны, например. И сироты к ним прибиваются, и просто чужаки неприкаянные. В дела рода даже вожди племён не вмешиваются потому, что так испокон веку повелось. Наши-то вначале сошедшиеся кучу группы и были родами, если считать по числу людей, да по отношениям внутри них.
- Точно говоришь, Барсук, - поддержал меня Рокочущий Гром. Сидящий Гусь кивнул, а Сизое Перо призадумался.
- Пожалуй, так вернее, - вдруг добавил свою лепту в обсуждение Гадюка. Нас когда Рыбы потрепали, только от трёх родов остались взрослые мужчины, а остальные к ним пристали, однако со мной никто ни о чём не спорил, словно разом признали за старшего родича.
Я не вполне ясно понял, о чём рассказал наш военный вождь, но остальные вождь.
- Вот и получается у нас Союз Самостоятельных Родов, - констатировал Тёплый Ветер.
- А если другие люди в такой же союз объединятся? Как тогда различить? - забеспокоился Сизое Перо.
- Пускай будет Северный, - успокоил его Сидящий Гусь. Дальше-то на полночь только охотники за мамонтами ходят, значит севернее нашего никакого союза не будет.
- А они, эти охотники, что, сами не могут объединиться? - полюбопытствовал Рокочущий Гром.
- Они с нами объединяться, - ухмыльнулся Ветер. На Кавайку зимовать приходят, мы им помогали землянку ставить. Лет через десять перероднимся, и тогда будет не отличить, чужие они нам, или свои.
- Ячмень от Противной Воды не забудь забрать, - вдруг в невпопад встрял мой батюшка, Атакующий Горностай. - Я уже запутался откуда что берётся, а только, как начинаешь менять всё, что ни попадя на разную ерундень, так кладовки под потолок забиваются. Вот, ничего не делаешь, сидишь на одном месте и только и делаешь, что торгуешься, а такая куча вещей скапливается, что оторопь берёт!


Зануда. Незлой
 все сообщения
ViyДата: Воскресенье, 23.09.2012, 13:43 | Сообщение # 199
казак
Группа: Джигиты
Сообщений: 27
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
- Они с нами объединяться, - ухмыльнулся Ветер.
Не могу сказать уверенно что, но зацепило. Может добавить нужно после "объединяться", например "объединяться будут"?
Или вообще фразу перестроить?

Quote (Сергей_Калашников)
- Я уже запутался откуда что берётся, а только, как начинаешь менять всё, что ни попадя на разную ерундень, так кладовки под потолок забиваются. Вот, ничего не делаешь, сидишь на одном месте и только и делаешь, что торгуешься, а такая куча вещей скапливается, что оторопь берёт!
Запутался, это кто сказал? Атакующий Горностай или ГГ?

Спасибо за продолжение, еще хочу smile


... быть нормальным не нормально ...
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 23.09.2012, 14:03 | Сообщение # 200
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Viy, спасибо за козюлинки, щазз... я их! Проду пишу, снова пора о технологиях...


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Воскресенье, 23.09.2012, 16:15 | Сообщение # 201
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за продолжение.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
GergenДата: Понедельник, 24.09.2012, 15:24 | Сообщение # 202
подъесаул
Группа: Джигиты
Сообщений: 899
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за книгу, читаю давно и с удовольствием!
Quote (Сергей_Калашников)
Вот, и бороды стричь теперь не так больно, как раньше, и люди столь часто брюхом скорбят, потому что у всех есть чайники и мыло.

Может имелось в виду: "Вот, и бороды стричь теперь не так больно, как раньше, и люди не столь часто брюхом скорбят, потому что у всех есть чайники и мыло."


Давайте спокойно подумаем!

Сообщение отредактировал Gergen - Понедельник, 24.09.2012, 15:25
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 24.09.2012, 17:44 | Сообщение # 203
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Gergen, спасибо. Исправлю.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 24.09.2012, 21:33 | Сообщение # 204
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Вот ведь новая незадача! Знаю ведь, что торговля — по нынешнему — обмен продуктами — один из важнейших цементирующих общество факторов. А только не близка мне эта тематика — отродясь не имел в себе никакой коммерческой жилки. Ну да всего не охватить одним-то разумом.

Глава 7 Технологическая

Переехав к югу от горной гряды, я оказался в мире существенно более богатом, чем суровый северный край, где прошло моё детство. Во первых, тут легко отыскался лён. Он просто встречался на лесных полянах и на травянистых склонах. Собрать семена и посеять их — что может быть проще! Для меня это было особенно важно, потому что, наконец-то в моём распоряжении оказалось растительное масло, выжимаемое из его семян. А это, кроме всего прочего, олифа, то есть неплохое покрытие для деревянных изделий. Вот туда-то и ушла, наконец, канифоль, которой у нас скапливалось немеряно.
Зачем нам покрывать древесину? Чтобы изделия служили дольше. Те же рамы в окнах от сырости набухают, а потом рассыхаются. А они у нас довольно частые, потому что стёкла маленькие и толстые. Опять же двери, если их поведёт — одна морока с ними.
На что мы эти двери подвешиваем? Так на шарниры. Железные. Ну да, варю я помаленьку сталь. А из чего, спрашивается, было делать стеклодувные инструменты? Трубку, прежде всего. Поэтому пришлось поколдовать я с охрой, что привозят на торжище, а потом и сговорился с человеком, что её доставляет, о постоянных поставках. Про то, как устроена печка и какую мы применили технологию, распространяться не стану — это в рецептурах прописано. Производство это мы в Буреломовке разместили, подальше от чужих глаз. И ничего железного никому чужому не показываем — я вообще противник быстрого распространения технологий за пределы нашего союза, и вожди со мной согласны.
С другой стороны, железо у нас мягкое, ножи или топоры из него получаются неважнецкие, а пилы — одна морока с ними потому, что мигом тупятся. Так что, если честно, показывать этот срам постороннему человеку просто стыдно. Да и немного пока этого добра. Только для себя и хватает. Лемех, например, сделать.
Спросите, на ком мы пашем? На волах. Бычков молодых Мягкий Шаг с Рокочущим Громом по весне отлавливают, мы с Тугим Пучком их оперируем, а уж потом выкармливаем малышей козьим молоком и, как подрастут, в упряжку ставим.
О чём поведаю с гордостью, так это о мёде. Местные жители, что южнее гор живут, знали бортничество, и было это занятие редким, уважаемым и даже полагалось доступным только Говорящим с Духами. Вот это положение я и поломал. Может, кто не забыл, поминал я о скитаниях Зелёных Лягушек? Так вот, в верховьях большой реки нашли они места, где оказалось мало дичи. Леса там редкие, горные. Травы густые низкорослые и вообще места подходящие для волков, которые основную массу дичи и употребляют в пищу. Но главное – пчёл в тех краях много. Так много, что бортники повадились ходить в те края на промысел.
Наделали мы деревянных ульев со съёмной крышей и извлекающимися рамками, а потом закинули туда три семьи, в которых отец семейства хорошо знаком с пчёлами. Дома им выстроили, провианта завезли: гороха, крупы и консервов. И потихоньку пошел мёд в количествах, что не только лизнуть, но и ложкой черпануть можно.
Пасеки огородили высокими заборами, на торжище Атакующий Горностай открыл для нового смешанного племени неограниченную кредитную линию, а мне вспомнилось из какой-то книжки: «Не мажьте йодом, мажьте лучше мёдом». Попробовали мы делать сладкие повязки. Ничего так, действительно помогает.
Я почему так про это рассказываю. Потому что первая для нашего Союза плановая операция по освоению новой технологии была проведена без сучка, без задоринки с положительным результатом. Это при том, что сам я ничего толком о пчеловодстве не знаю, кроме устройства домиков для летучих тружеников. Положился на опыт и смекалку древних людей. Новая отрасль хозяйства возникла и элементы централизованного снабжения проявились выпукло.
Вот учил марксизм, будто материя определяет сознание. А мой жизненный опыт подсказывает иное: умный и умелый человек – основа всего. И развитие общества тем скорее и успешней, чем согласованней действуют его члены. Отсюда и старание моё прежде всего не наделать всяких штукенций с чудесными по нынешним временам свойствами, а так дело поставить, чтобы древние люди полагали необходимым деток своих к мастерам в обучение отдавать, чтобы выучились те письму и счёту, ремёсла превозмогли, да ещё, чтобы каждый придумку какую придумал.
Тут пока керамическая школа впереди. Не удержусь, поведаю о наконечниках для стрел и копий. Они нынче, если спереди посмотреть, напоминают формой коническую пулю. А сзади в них – глухое отверстие, которым наконечник надевается, словно напёрсток, и клеем закрепляется. Закавыка в том, что разбивается керамика от удара о твёрдое, так насадить вместо расколоченного новый наконечник – секундное дело. А для этого всё у нас стандартизовано по размерам. Конец стрелы обрабатывается специальной точилкой, вроде тех, что для чинки карандашей. Только не на конус, а цилиндрически. Ей, точилкой этой, и новую стрелу до размера доводят, и при ремонте, остатки засохшего клея «сгрызают».
Полагаете, сложное изделие эта точилка? А то! У нас уже и бутыли из керамики делают, совмещая перед обжигом две части, верхнюю и нижнюю, по точно совпадающему контуру. Повторюсь, если кто запамятовал: количество тут никого не интересует. Во главе угла качество и точность исполнения. Без этого никакой производственной культуры не бывает, техпроцессы нестабильны, а работники расхлябаны. Уж поверьте моему опыту. А количество даётся нам усидчивостью и навыком.
Разумеется, элементы стандартизации пришлось ввести уже на самых начальных этапах. Про горшки и крышки я рассказывал, так в области наконечников – та же самая история. Для дротиков, взрослых луков и женско-юношских. Три размера. И три размера и для копий, однако, там другая форма, чтобы были режущие кромки.
Ещё интересный камень стали привозить. Не твёрже кремня, но и не мягче гранита. Не ломается он и не раскалывается. Кроме как резцом или обтачиванием его и не взять ничем. Ну да у нас по инструментальной части дела обстоят неплохо. Главное – точильные круги мы спекаем. В том числе и с корундом. Так что очень приличные топоры из этого камня получаются. Я долго пытался вспомнить правильное название этого минерала, но кроме того, что оно похоже на имя очень красивой царицы Нефертити, ничего мне на ум не пришло. Так что для простоты стал называть этот камень нефритом.
Нет, полного аналога стальным лезвиям не получилось – толще жало надо делать, а значит, угол заточки не столь острый, как хотелось бы. И вязкость материала недостаточна для отковыривающих ударов при выемке пазов. Однако, общее впечатление от такого инструмента очень хорошее, если его периодически затачивать. То есть, сруб бревенчатый поставить, работая нефритовыми топорами уже можно, хотя и не так это ловко, как со стальными.
Хм. Вроде, ничего не забыл. Да не так уж много изменений в жизни древних людей произошло при моём участии. По части кройки и шитья заметны отличия от ближнего окружения, ну и мужчины всё чаще и чаще остригают косы и бороды носят короткие. Просто потому, что это удобней.
Отношения же в сообществе, населяющем здешние места, я бы охарактеризовал как рыхлые. Вожди, или старейшины, нашей старой северной закваски к сотрудничеству расположены всегда, да ещё Рокочущего Грома из южных к этой славной когорте я бы смело отнёс. Племя Пушистых Колонков, постоянно проживающее в Тупом Бычке, не каждый раз принимает участие в наших затеях. Про остальных же и не скажешь ничего определённого. Ходят-бродят вокруг. На зимовки приходят, лечиться тоже завсегда к нам. И ещё инструменты выпрашивают. Вот заявится к тебе старейшина, два чайника чая выпьет неспешно, да всё под разговор про то, как бы славно было охотиться, когда бы были у них… длинный перечень соседских потребностей приводить не стану. Деток в учёбу мы принимаем безвозбранно, а в остальном – пустая трата времени эти разговоры.
Ребятишки-то, если и вернутся к летнему туризму, то уж зимами, когда придут в город пережидать холода и бескормицу, то не грузчиками работают, не лесорубами, а по нормальной рабочей профессии в мастерских трудятся, в промежутке между «отпусками». Всяко больше от них проку.
Нет, не переделаешь людей – живут, как жили. С нами не ссорятся, и то хорошо.

***

Папенька, Атакующий ностай прислал мне от Противной Воды говорящую бересту. Хе-хе. Умеет он уже, с грехом пополам буквы карябать. Это сестрица моя, когда грамоту превозмогала, и маму и папу так измучила свей непроходимой тупостью, что буквально вынудила родителей выучить азбуку и всё ей растолковать. Понятливая она у нас, Пуночка. И упрямая – срасть. Вот мы с ней и сговорились обучить родителей хотя бы чуток разбирать по писанному.
Так про бересту. Недобрые вести пришли с низовьев большой реки. Какая-то буча в той стороне поднялась. Вроде бы пришло незнакомое племя и осёдлых охотников начало притеснять. Слухи эти, из уст в уста передаваемые, донеслись до торжища в столь неоднозначном виде, что батюшка мой пригласил всех вождей пожаловать к нему, а Жалючую Гадюку попросил начать мобилизацию воинства, но без женщин. Да и мужчин созвать лишь тех, что потребуются для дальнего похода, потому что сидя на одном месте ничего толком не выяснишь.
Мы и съехались в факторию буквально за несколько дней. Посудил, порядили… что делать? Приехали-то сюда люди из ближних селений, а события, о которых они поведали, произошли, от них чуть не на другом конце света, если судить в местных масштабах. Чуть не за десяток соседей, если вдоль реки считать. Это при том, что обычно, кроме как с ближними соседями никто отродясь ни с кем не встречается.
Сама же весть говорит и множестве чужаков, нагрянувших с семьями, но при оружии. Вроде, и пробовали их прогнать, а, вроде, и мирно ужились. Кавардак, а не сведения!Гор


Зануда. Незлой
 все сообщения
ilienДата: Вторник, 25.09.2012, 10:08 | Сообщение # 205
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Спасибо, Сергей, огромное удовольствие- эта ваша книжка


"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн


Сообщение отредактировал ilien - Вторник, 25.09.2012, 21:00
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 25.09.2012, 23:35 | Сообщение # 206
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
ilien, ну, коли нравится, так вот ещё чуток написалось.

Сама же весть говорит и множестве чужаков, нагрянувших с семьями, но при оружии. Вроде, и пробовали их прогнать, а, вроде, и мирно ужились. Кавардак, а не сведения! Так что мысль моего батюшки о необходимости быстренько поехать и во всём разобраться на месте, ни у кого возражений не вызвала. Призрак Деревянных Рыб он, знаете ли, ещё не изгладился из памяти жителей края.

***

Три лодки стремительно скользят вниз по большой реке. Я иду на той самой очень быстрой, что была сделана для поездки на юг. Со мной Кит и Нут, наши лучшие лучники, и товарищи по моим детским играм Всхлип и Плакса. Нарочно поминаю всех по детским прозвищам, потому что так мы друг к другу и обращаемся. Кроме нашего судёнышка ещё две берестяные пироги везут по семь крепких молодых ребят. Все прекрасно владеют оружием, а кое-кто и в бите на перевале участвовал. Хорошая компания для дальнего туризма, особенно, когда маршрут ведёт нас в земли, заселённые не нашими людьми. Руководит экспедицией мой папенька, Атакующий Горностай.
Я, по просьбам многочисленных слушателей, замолкаю только, чтобы перевести дух. Голосище у меня прорезался, вроде как баритон, но в низы или верхи я тоже проникаю, когда нужно.
«Вниз по Волге-реке», «Ермак», «Дубинушка», - прекрасно сочетаются с ритмичной работой гребцов. Мы торопимся, поэтому и налегаем на вёсла, не жалея сил. Населённые пункты минуем, не заходя в них, потому что не рассчитываем разжиться здесь нужными нам сведениями. Мы — разведка.
- Топ, - это тоже детское имя, только моё, - поторопитесь вперёд. Войдете в протоку справа, и следуйте по ней до конца. У выхода на главное русло мы будем вас поджидать, - распорядился наш предводитель, Атакующий Горностай. Впрочем, нынче и его называют коротко, как в детстве, Ыр.
Добавлю, что мы уже неделю в пути и, по моим прикидкам, сделали не меньше тысячи километров. Как раз добрались до тех мест где мой батюшка скитался в юности со своими братьями, то есть места эти ему знакомы.
На весла сразу сели четверо и мы быстро оторвались от основной группы. Протока тоже отыскалась без труда. Течение в ней оказалось заметно слабее, чем в главном русле, да и сама она в несколько раз уже: и сотни метров нет. Зато извивается знатно — только успевай ворочать рулём. Да, на этой лодке он тоже имеется, потому что рассчитано на плавание и под парусом, в том числе. Где-то часа два ничего примечательного нам не встречалось, а потом у самой воды открылась панорама лагеря, разбитого кочующим охотничьим племенем.
Мы спокойно причалили, затянули лодку на берег — охотники, такие же как мы, чего их бояться. Навстречу выбежали мальчишки и сразу выложили, что мужчины нынче на охоте. Женщины в лагере тоже не всполошились. Спокойно занимались своими делами и на приветствия отвечали с улыбками.
Я невольно сравнил эту реакцию с той, что отметил для себя во время путешествия на юг в похожем стойбище. Отличаются, как небо от земли.
Спутники мои поднесли гостинцы — мы немного блеснили, пользуясь ходом лодки, так что добыча у нас имелась. Кит с какой-то молодухой шуры-муры завёл, Плакса устроился пробовать похлёбку в самом большом горшке, а я проследовал к жилищу шамана: его легко отличить от остальных по обилию хвостов и черепов животных. Забыл отметить, что стояли тут конические шатры, покрытые шкурами, общим числом семь. То есть — не маленькая группа.
- Меня зовут Степенный Барсук. Я говорю с духами от имени Северного Союза Самостоятельных родов, - представился я старому жилистому дядьке, взирающему на меня из-под густых насупленных бровей.
- Здравствуй, Степенный Барсук. Я Улх (Пекан), говорящий с духами племени Горных Барсов.
- Здравствуй и ты, Улх. По слухам, дошедшим до меня, я полагал, что ты дороден телом, - я ведь помню, что племя Горных Барсов — родное племя моего отца и его братьев. И что их шаман, Улх, толстяк.
- С тех пор, как я был толст, прошло много лет, - грустно улыбнулся старик. - Многие испытания выпали на нашу долю, многие... он начал многозначительную паузу, но выдержать её должное время не получилось.
- Не надо было ссориться с лучшими охотниками, - произнесла женщина от входа ближайший шатёр.
- Эх, Малинка, всё-то ты попрекаешь меня тем случаем. А ведь я, всего-навсего, постарался поставить на место сопливого мальчишку, - горестным тоном глубоко обиженного человека отозвался шаман.
- Вот и поставил. С той поры мы сколько лет не ели досыта!? - взвились сразу две старухи с другой стороны. - Посмотри! Перед тобой юноша — ровесник Быга. Что мешало тебе тогда, в тяжёлую пору проявить к кормильцу такое же уважение, как и то, что ты оказываешь сейчас гостю.
Склока разгорелась не на шутку. Я уже думал, что мне придётся просить присутствующих воздержаться от рукоприкладства, но тут из чащи появились молодые люди с кабаном, подвешенным на палке, которую несли за концы.
- Гость, это удача, - произнёс первый из пришедших. Духи заранее знали об этом и послали нам отличную добычу. Я — Осколок Кремня, - он весело посмотрел на меня. Молодой мужчина, симпатичный и статный.
Пока готовилось угощение, мы толковали об урожае орехов (неплохой), о том, что рыбы в реке стало меньше (неправда, это — обычная жалоба в расчёте на то, что духи услышат и ниспошлют богатые уловы). Потом я подарил хозяевам прекрасную сеть, а дальше, уже под трапезу разговор о том, о сём сделался общим.
- Люди равнин беспокоятся, - заметил между делом Улх, - что со стороны низовий прибывают и прибывают новые жители. Первые приходили семьями и просили принять их в посёлки. Потом группы сделались большими. Они уже без спроса селились целыми деревнями, вскапывая большие огороды на лесных полянах, и прогнать их просто не хватало сил. Они заступались друг за друга и было их много.
А вражда — такое дело: стоит раз вспыхнуть, потом долго не погасишь, - шаман покосился на Малинку. - Как только кровь пролилась, все пришлые стали на людей долин смотреть, как на врагов. Собирались в большие отряды и нападали заранее, а уж потом занимали освободившиеся места. Ну а тем куда податься. Одно из этих согнанных племён и нас прогнало с насиженных мест — те самые, на которых мы сами когда-то нападали.
Что же, описанная картина здорово напоминает переселение народов, которым, если верить историкам, древние люди занимались всегда. Причём, обычно откуда-то с юга появлялись многочисленные и сплоченные искатели места под солнцем и побеждали разобщённых и доверчивых северян. Может, и по другому когда-то случалось, однако общая тенденция именно такова. Слышал я от кого-то будто финны вообще из самой Индии пришли через половину Сибири. Почему в такую даль забрались? Они мне не говорили, но, думаю, кто-то их сзади подпирал. Может быть, другие искатели не слишком населённых мест.
Так что есть вероятность, что и до нас доберутся пришельцы.
Договорить хороший разговор не дал нам плот, показавшийся из-за поворота протоки. На нём присутствовала группа лиц вооруженной национальности, потрясавших копьями и вопивших:
- Эй, охотники, убирайтесь с нашей земли!
Наша пятёрка среагировала быстро и однозначно: Пока эта неуклюжая махина подруливала к берегу, мы обрядились в кожаные стёганки, водрузили на голову каски (из черепов выпиленные и добрым клеем склеенные), взяли в руки щиты и оружие, и приготовились к схватке. Таков обычай — гость защищает хозяина, а хозяин — гостя. Собственно, Барсы тоже вооружились и столпились там, куда мостился плот. Брошенные в нас копья мы или перехватили щитами, или отбили. Не только в нас, союзников, брошенные. Прикрыть кроме себя ещё пару человек от подобной опасности вообще труда не представляет.
А теперь представьте себе картину: полтора десятка нападающих с одними только палицами против одиннадцати копейщиков. На месте этих недотёп я бы обгадился со страху. Сразу же видно — не годящие они бойцы. Пугала огородные, решившие взять нахрапом.
А нам торопиться некуда. Нут и Кит отложили щиты и мешалки, и взялись за луки. Только стрелы использовали тупые. Из их зверских луков да с такого расстояния это очень больно. В общем, палицы эти засранцы тоже побросали и грозность потеряли совершенно. А грести назад мы им запретили категорически, и если кто не слушался, опять же, получал нешуточный удар. Так что плавсредство подчинилось моему настойчивому предложению и пристало к берегу там, где его ждали. Деморализованное воинство кряхтя и почёсываясь (наши лучники старались попадать скользом, отчего повреждения наносили болезненные, но не угрожающие здоровью), так и остались на плоту — палицы они по нашей просьбе выбросили и остались вовсе без оружия.
Вождя хозяев здешней земли Осколок Кремня пригласил потолковать, ну и мне кивнул. Вообще Барсы в этом эпизоде вели себя на редкость вменяемо — делали всё, что я велел и не тратили времени на пререкания.
Э-э, кажется, я упомянул мешалки? Ну это оружие мы полагаем оптимальным оружием ближнего боя. Обычно из хорошего дуба делается палка с локоть длиной с удобной рукоятью Основная часть её имеет круглое сечение, а конец сделан в виде наконечника копья, то есть тычком, по науке — уколом, можно нанести смертельную рану — заколоть. Удобно отбивать удар или бросок копья, а можно и рубануть концевой частью — кисть руки противника такое действие выводит из строя надёжно. Ну и плашмя шлёпнуть, если надо, тоже никто не запрещает.
Это меня после схватки с Карасиком озарило, что вместо пырялок подобное приспособление даёт куда больше возможностей в схватке накоротке. Прижилось.

***

Угощать вождя недругов наших хозяев мы не стали, а втолковали ему, что Барсам нужно пройти вверх по реке, кормясь по дороге естественно. Ну, а если кто-то пожелает этому помешать, то он сам видел, какое безобразие из подобной выходки получается. Так что, пускай даст знать об этом соседнему поселению, а своей супруге отвезёт красивые стеклянные бусы.
А что этот в высшей степени достойный человек сообщил, что жён у него три, чем искренне меня огорчил — я же не знал, отчего захватил с собой только одну нитку. А потом плот уплыл вместе со семи его пассажирами.
- Эх, Топ, - Осколок слышал моё боевое имя, и я не имею ничего против того, что он им воспользовался. Ведь мы с ним стояли плечом к плечу перед лицом вооружённого противника. - Эх, Топ, - сказал он, - не иначе, духи послали вас сюда, чтобы передать нам нечто важное.
- Да, Осколок, - ответил я ему. Тебе и твоим людям просто некуда деваться, кроме как идти вдоль реки вверх по её течению до тех пор, пока не встретишь ты человека, который сумеет понять говорящую бересту, которую я тебе дам. Этот человек, а я не знаю мужчина это будет, женщина или ребёнок, подскажет тебе, где искать вождя Тёплого Ветра. Он поможет, потому что в молодости его звали Быг. Наверное, ты с ним даже дрался.
- Ха! Ещё как! - всё-таки лёгкий человек вождь Горных Барсов. И свининка нынче хороша.


Зануда. Незлой
 все сообщения
ilienДата: Среда, 26.09.2012, 11:54 | Сообщение # 207
казак
Группа: Участники
Сообщений: 40
Награды: 1
Статус: Offline
Спасибо, прелестно, просто прелестно wink то есть ну прельщает читать дальше biggrin

Честно говоря, я ваша давняя поклонница cool


"Если ты прощаешь врагам- ты рискуешь жизнью своих детей...."
Пиир Хасбейн


Сообщение отредактировал ilien - Среда, 26.09.2012, 12:08
 все сообщения
ZiraennaДата: Среда, 26.09.2012, 12:57 | Сообщение # 208
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
Спасибо за продолжение.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
opaДата: Четверг, 27.09.2012, 14:03 | Сообщение # 209
новик
Группа: Участники
Сообщений: 4
Награды: 0
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Я уже запутался откуда что берётся, а только, как начинаешь менять всё, что ни попадя на разную ерундень, так кладовки под потолок забиваются. Вот, ничего не делаешь, сидишь на одном месте и только и делаешь, что торгуешься, а такая куча вещей скапливается, что оторопь берёт!

Quote (Сергей_Калашников)
Вот ведь новая незадача! Знаю ведь, что торговля — по нынешнему — обмен продуктами — один из важнейших цементирующих общество факторов. А только не близка мне эта тематика — отродясь не имел в себе никакой коммерческой жилки. Ну да всего не охватить одним-то разумом.


Quote (Nazgul)

Насколько помню, в культурах, где за ложь убивали, как в империи Инков, товарно-денежные отношения отсутствовали по уважительной причине - торговать там было просто некому. Люди, в силу способности к вранью, могущие стать купцами, не доживали до зрелого возраста...


Боюсь у Топа в миропонимании большие проблемы. Ну и у людей в понимании его идей и приятии ГГ. Настолько, что если то, что названо торговлей является торговлей в нашем понимании, ГГ сильно рискует изгнанием. А если не является...
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 27.09.2012, 15:46 | Сообщение # 210
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (opa)
Боюсь у Топа в миропонимании большие проблемы.
Верно подмечено. Он ведь марксист smile
Quote (opa)
ГГ сильно рискует изгнанием.
Уже было. В возрасте 2, 5 года на три дня. smile Ну а сейчас его статус великоват для этого - уважаемый человек, эффективно Говорящий с Духами.
Что же касается торговли, то она пока Топу и самому непонятна. В этой местности чисто меновая, хотя, Просторная Кладовка живёт за счёт неё.
Что же касается убивания за ложь, то, похоже, это распространялось не на всех, потому что жречество существовало.
Ну и вообще, Павел Алексеевич любит крайние положения регуляторов, что в жизни случается не каждый раз.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Самый длинный век (Попаданец в неолит)
Страница 7 из 11«12567891011»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017