Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 3 из 13«123451213»
Модератор форума: Сергей_Калашников 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Маленький ныряльщик (Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Альтернативка.)
Маленький ныряльщик
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 24.03.2012, 16:54 | Сообщение # 61
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Я снова в лодке. Фонарь герметизирован. Плавучесть минимальная — принял воду в цистерны так, чтобы одна только рубка-колпак оставалась над поверхностью. И пошёл на трёх километрах в час.
Рули на погружение. Нырнул. Глубина два метра. Светло но вода мутная. Нос в трёх метрах впереди виден еле-еле, остальное же — как в дымке. Надо мной серебрится поверхность воды, по которой пробегают солнечные блики. Всё внимание сосредоточено на приборах. Компас, глубиномер, указатель дифферента. Тренируюсь удерживать лодку в горизонтальном положении. Это требует постоянного внимания и согласованной работы двумя рычагами одной рукой. Стараюсь действовать плавно и это получается.
Мой кораблик сейчас ведет себя как самолёт. Только вместо земного притяжения на него действует выталкивающая сила, а вместо крыльев работают рули глубины, загоняющие его под воду.
Двадцать минут «полёта». Пройден километр. Разворот и еще двадцать минут хода. Добавляю ещё пять в расчёте на снос течением и прекращаю вращение винтов. Всплытие идет медленно, но фонарь показывается над водой. Продуваю цистерны, чтобы всплыть как следует.
Всё идёт нормально. Палуба уже сухая а мостки моей пристани совсем даже недалеко. Домой. Как-то я нынче утомлён уж очень. А на берегу ликует клуб любителей подводного плавания. Едва зрители увидели показавшуюся над водой рубку, как тут же рекой полилось вино. Не иначе — шампанское. Я неспешно маневрирую, по-прежнему подпуская воздух в дыхательный мех из баллона. Пока не открыт колпак, дышать в тесном пространстве решительно нечем.
К причалу не подхожу. Задними рулями глубины притапливаю корму а передними приподнимаю нос и со всех двух километров в час вылетаю на берег. Грузчики с бурлаками подхватывают и вытаскивают судно ещё дальше, как мы и договаривались. Ругаются, что тяжело, и что ухватиться решительно не за что, отчего безвозбранно получают по чарке. Уфф! Ноги подгибаются.

***

- Что же, Петр Семёнович! Действительно, после показа целый ряд вопросов, возникших у меня поначалу, отпал. Вы ступайте отдыхать, голубчик! На вас просто лица нет, - Степан Осипович уже всё понял.
На его глазах потаённое судно продержалось под водой сорок минут и прошло за это время как минимум более километра. Точнее сказать он не может. По моим прикидкам — два.
Увы, скорость я оцениваю тоже манометром, подключенным к трубке Пито. Мне, постоянно и длительно занимавшемуся измерениями нетрудно оценить точность приборов, которыми приходится пользоваться. С такими погрешностями их смело отнесли бы к классу индикаторов. И расположены они неудобно, да только никуда их не перенесёшь в той тесноте. Знаете, где расположен мех, из которого я дышу? У меня на пузе. Зато клапан его наполнения отпускать удобно: как только почую, что он расширился до упера в подволок и стал меня стеснять — пора. Ну да хватит о грустном. Мня ждёт яичница и сон.

***

Теплое солнечное утро обещает знойный день. Но сейчас, пока ещё прохладно, я тороплюсь к своему детищу. Красота! Из люка торчат ноги в ботинках и чёрных флотских штанах.
- Степан Осипович! Вам помочь?
- Будьте любезны левую ногу потяните за коленку.
Пришлось повозиться. Лейтенант Макаров то и дело за что-то цеплялся или застревал, потому что в обратном направлении его позвоночник выгибаться не хотел. Каким-то неведомым образом он прополз на брюхе туда, куда ничего кроме ног поместиться не могло, а перевернуться на спину не получалось — плечо не проходило. Наконец выбрался, помятый и исцарапанный.
- Право, в гробу просторней, чем в этом вашем... ныряльщике. Уж очень он мал.
- Маленький ныряльщик. Хорошее имя. Будете крестным отцом?
- Признаться, милостивый государь, порождение вашего гения мне совершенно не нравится. Если бы не вчерашний показ, я бы не стал тратить времени на знакомство со столь убогим сооружением. Тем не менее, возражать против фактов невозможно. Объясните, сделайте милость, как же оно всё-таки плавает?
- Извольте. Начну с самого начала. В моём распоряжении имелся только мышечный ресурс одного человека. Сорок Ватт.
- Предпочитаете французские меры?
- Да. Проще масштабируются. Итак при скорости один метр в секунду человек способен преодолевать сопротивление в сорок ньютонов или четыре килограмма или десять фунтов. Это немного, если сравнивать с мощностью современных паровых машин. С точки же зрения конструкции судна, чтобы оно хоть как-то могло перемещаться, прежде всего необходимо позаботиться о минимизации его сечения. Вот этой цели всё и подчинено. Отсюда и теснота. Кроме того, уменьшению сопротивления служат и острые обводы, и гладкое покрытие, хорошо скользящее относительно воды.
- Понятно. Ну а что касается остальных элементов конструкции. Дайте пожалуйста пояснений, Пётр Семёнович, - Макаров указал на рули глубины.
- Любой предмет в воде может или плавать, или тонуть. Иными словами, он либо расположится у поверхности, либо достигнет дна. Уравновесить его так, чтобы он оказался посередине — чрезвычайно трудоёмко. Иными словами, удержать его на заданной глубине можно только прикладывая усилия.
Разумеется, для этого можно применить разные способы. Принимать и откачивать воду из балластной ёмкости, что первым приходит в голову, или использовать напор набегающего потока, меняя угол крыльев-плавников, для чего обязательно требуется движение. Второй вариант мне показался удобней, потому что не требует расхода сжатого воздуха. Вы ведь помните вчера скольких трудов нам стоило его закачать. С другой стороны, если требуется подождать, скажем, скрадывая неприятеля, лодка может и у кромки воды это сделать. Или тихонько кружить на самом малом ходу.
Как вы понимаете, я оставлял ничтожную положительную плавучесть, чтобы, случись что, обязательно всплыть самоходом.
Хорошо разговаривать с таким собеседником. Он наверняка разобрался с моими чертежами — помню, как просил Варюнделя отнести гостю альбом и папку. Детали ему известны и понятны. А, судя по некоторой задумчивости во взгляде, он уже мысленно сгибает корпус из котельного железа. Ну да, развёртку я в общем виде рисовал и в папке этот рисунок есть. За счёт выигрыша в толщине материала стороны поперечного сечения уменьшаются ещё на десять сантиметров каждая.
- А скажите, Петр Семёнович. Кроме мускульной силы вы ничем другим привести лодку в движение не думали, - будущий беспокойный адмирал и сейчас весьма настойчив.
- Двигатель работающий от электричества был бы очень хорош, но достаточно ёмкого источника тока для него ещё не изобрели. Для машин же использующих тепло от сгорания топлива, требуется брать с собой запас окислителя. Думаю, чистый кислород в столитровом баллоне под давлением атмосфер в семьдесят, обеспечил бы работу машины, развивающей приличную мощность в течение весьма длительного времени. Я не имею ввиду плавание, поход или рейд, но для вылазки в порт или прохода на рейд может оказаться достаточно.
Знаете, Павел Осипович, задача эта нетривиальная и, признаюсь, мне и в голову не пришло задуматься о её решении. К войне применить иной двигатель я не в силах, поэтому ограничился пределами возможного.
Потом мы крепко посидели над чертежами, переводя их в металл. Знаете, сотрудничать с прекрасным инженером, знающим современные технологии — одно удовольствие. Мы не меняли ничего принципиально, но конструкции кранов и клапанов, приборы и люк-рубка, даже порядок сборки — всё это не было забыто. Вопросы балансировки и остойчивости тоже постоянно принимались во внимание.
В результате кораблик похудел и, словно сыпью, покрылся полукруглыми шляпками заклёпок.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 24.03.2012, 17:01 | Сообщение # 62
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Старый)
Регенерационные патроны
Не требуются. Пётр Семёнович дышит запасённым сжатым воздухом через загубник. Ротом. Отдышанное сбрасывается за борт.
Quote (Старый)
ГГ не спортсмен и не даже не любитель езды на велосипеде, его не тренированные мышцы "сгорят" на половине дороги.
А вот это серьёзная проблема и решать её придётся методом тренировок.


Зануда. Незлой
 все сообщения
РОМАНДата: Суббота, 24.03.2012, 17:29 | Сообщение # 63
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
дышит запасённым сжатым воздухом через загубник. Ротом. Отдышанное сбрасывается за борт.

Клапан, стравливающий избыток давления? Важнейший узел получается, неплохо бы в тексте хоть вскользь описать...
И еще вопрос возник - если используется такой клапан, то при погружении на 10 м давление внутри лодки поднимется на 1 атм. Как на самочувствии "подводника" скажутся нагрузки при этом?


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
al1618Дата: Суббота, 24.03.2012, 17:40 | Сообщение # 64
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (РОМАН)
Клапан, стравливающий избыток давления?

как в тяжелом скафандре - нажимается затылком и все.
Quote (РОМАН)
Как на самочувствии "подводника" скажутся нагрузки при этом?
Урежь осЁтра!

Да никак особенно - если глубже 20 метров не забираться кессонка и баротравмы не грозят.
Если придется где то лежать на грунте глубже 20-ти - то надо делать паузы на декомпрессию при подьеме.
Но перепад в 15-20 метров глубины считается безопасным если только там месяцами не жить.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
РОМАНДата: Суббота, 24.03.2012, 17:47 | Сообщение # 65
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (al1618)
если глубже 20 метров не забираться кессонка и баротравмы не грозят.

Я не об этом - ему вкалывать при этом давлении надо, активно педали крутить - чтобы подлодка двигалась, а не просто управлять ею.
Вот именно это как на его самочувствии и здоровье скажется? Сможет ли он как минимум час-полтора выкладываться в полную силу...


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!


Сообщение отредактировал РОМАН - Суббота, 24.03.2012, 17:51
 все сообщения
КержакДата: Суббота, 24.03.2012, 17:58 | Сообщение # 66
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (РОМАН)
Сможет ли он как минимум час-полтора выкладываться в полную силу...

нет
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Суббота, 24.03.2012, 18:27 | Сообщение # 67
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (РОМАН)
Клапан, стравливающий избыток давления? Важнейший узел получается
Клапан действительно тривиальный, но поднятая проблема (уравнивание давления с внешним) героя не напрягает, как и al1618,
Quote (Кержак)
нет
Скорее - да. Причиной тому эффект кислородного опьянения, вызванный... ну, это на будущие приключения.
В общем, братцы, сообразили вы на троих приключение Петру Семёновичу.


Зануда. Незлой
 все сообщения
РОМАНДата: Суббота, 24.03.2012, 18:46 | Сообщение # 68
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
ну, это на будущие приключения.

Это радует! )))


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 07:03 | Сообщение # 69
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
В результате кораблик похудел и, словно сыпью, покрылся полукруглыми шляпками заклёпок. Вскоре Макаров уехал, не сказав мне ничего определённого.

Глава 5. Мир интересней, чем кажется

Кому скучно про технику — прошу прощения. Но про людей я не умею интересно излагать, потому что ничего в жизни не понимаю. Так вот, когда гость мой уехал, я спокойно продолжил заниматься своим делом. Лодкой. Если кто-то думает, что вот как она построена, так пускай и остаётся, то это не совсем верно, потому что на самом деле вся эта лоханка состоит из одних сплошных несовершенств.
Начал я шага винтов. Ну, это наклон лопастей. Мерный километр засёк по береговым ориентирам и проходил его раз за разом при ритме работы педалями качок в секунду, засекая время. С разными винтами, естественно. Переставлял, вырезая всякие варианты и пробовал. Усилие, создаваемое ногами оценивал, естественно, органолептически. Субъективно, то есть. Кто в теме, знает, что на любую скорость вращения вала и скорость движения судна есть оптимальный угол поворота лопастей винта, когда тратится меньше всего энергии. Вот я и нащупывал такой для экономичного хода, который желал вывести к значению три целых и шесть десятых километра в час или один метр в секунду. Дотянул до три и восемь — видимо натренировались ноги и вот так оно и получилось.
Следующим пунктом проверил автономность. Ходил этим самым ходом, пока мог. Выдержал только три часа. И потом ещё час на половинной скорости добирался до пристани. Сразу вслед за этим марафоном устроил оборудование для удаления жидких отходов жизнедеятельности организма и заказал Ефиму особый костюм, позволяющий телу более эффективно испарять влагу. Ну и отходы чтобы удалять было удобно.
Вслед за этим пошло совершенствование системы дыхания. Довёл до ума клапана и вулканизировал загубник из резины взамен изгрызенного липового. И так, мелочь за мелочью, доводил всё подряд до приемлемого состояния. Лаг теперь не только указывал скорость но и расстояние отсчитывал. Головоломка была очень приятная, как раз по моей основной специальности. Разумеется, плавал я часто и подолгу, отрабатывая погружения и всплытия, слепой пилотаж на малой глубине с коротким показыванием рубки, чтобы «схватить» береговой ориентир. Заходил в мелкие узкие протоки, заводи и связанные с рекой озёра. Пробирался сквозь камыш и отчищался от налипшей ряски.
Для чего? Степан Осипович упомянул, что случись заваруха с турками — нашим военным кораблям на Дунае найдется много дел. Так что я и осваивался, как мог. Пришлось изменить форму передней части рамы носовых рулей глубины. Теперь в плане сверху она стреловидная. Благо, последовавшее за этим уменьшение площади самих поворотных пластин прошло безболезненно — они изначально были великоваты.
Обживал лодку и учился, учился, учился. Знаете, сколько раз из-за неквалифицированного исполнения губились прекрасные замыслы?! Думаю, что цифры такой ещё не придумано, которой это можно выразить. Вот обретал я навыки пользования свои детищем, совершенствуя его. Приладил упор для ноги, нужный при вылезании, ручку, сами знаете для чего. Переделал рубку-люк, заменив струбцины затяжными замками — тоже порезвился, признаюсь, от души, выдумывая. Ну и со слесарными инструментами потом подгоняя. Дополнил костюм головным убором с подушечками в местах, которыми обычно ударялся. Десятки мелочей пришлось продумать. Рацион, питьё, вентиляцию, исключающую попадание воды в лодку.
Поверьте мне на слово — любая непродуманная мелочь может помешать в решающий момент.

***

Мелочи мелочами, но ракетный порох Степан Осипович мне прислал. Как уж он расстарался, не ведаю, тем более к моей идее реактивной торпеды отнёсся безо всякого энтузиазма. Но я-то слыхивал, что были и такие. Говорят — шибко быстрые. Не знаю, насколько дальнобойные, но по мне если пробежит полсотни метров, то и ладно. А уж если сотню — вообще замечательно. Всяко это длиннее, чем шест, которыми нынче заводят мины под днища кораблей. Технология смертников, на мой взгляд. Немножко это чересчур по-русски. Макаров немало порассказывал мне о затеях флотских минёров
По настоящему меня волновало другое обстоятельство — глубина, на которую погружалась броня, обшивавшая деревянные корпуса современных британских броненосцев. Два метра. Значить мой будущий снаряд надо удержать в трёх метрах от поверхности. Вот автомат-то глубины и предстояло сделать. Нет, на счёт датчика и исполнительного устройства не извольте сомневаться — это классика. Но пусть мне объяснят, какой энергией приводить это всё в действие? Проще всего в современных условиях воспользоваться пневматикой и встроить баллончик, однако есть серьёзный минус — подготовка такой торпеды к использованию становится серьёзной процедурой.
Мне же хотелось устроить так, чтобы она приводилась в действие простым ударом по капсюлю. Вы ведь представляете себе, что со всем должен управиться один человек. Тот самый, который работает штурманом, пилотирует подводную лодку и обслуживает аппаратуру для собственного дыхания. Ещё и за торпедиста работать — это просто гарантированная перегрузка. Спервоначалу, да сгоряча уже было подумывал отвести часть газов из камеры сгорания, да вовремя спохватился — если работает двигатель, то мина движется, то есть спереди набегает вода, создавая напор. Вот на этом и сыграл.
Вторую проблему — проблему курсовой устойчивости — решил тупо, по китайски. Дело в том, что ракеты издревле запускали, прикрепляя к бамбуковому шесту, который болтался сзади, выполняя функцию стабилизатора. Позднее ракетчики решившие, что подобный примитив устарел, долго работали над курсовой устойчивостью своих снарядов, и, надо сказать, пока не наладили работу хитроумной курсовой автоматики, успехи в этой области были более чем скромными. Ну да я не приверда какой. Приделал я к своей торпеде сразу четыре шеста. Сосновых, за неимением бамбука. Вдвое длиннее двухметровой торпеды, в аккурат по углам её квадратного в сечении корпуса. Деревянного, толстостенного, просмолённого. В донышке поставил стальное сопло, заткнутое капсюлем и набитое для затравки обычным порохом, а уж дальше в камере сгорания был ракетный, что не так быстро горит, зато создаёт много горячих газов, которые и толкают мою похожую на лодку торпеду.
И неплохо толкают — метров триста я подобрал дистанцию, полагая, что с большей дистанции всё равно промахнусь.
Путейский инженер, хотя, скорее железнодорожный, потому что из мастерских, попенял мне, что я не использовал принцип инжекторного насоса, которым в паровозные котлы закачивают воду. Собственно, он и притащил кое-какие детали и помог их приладить на модель. И правда, куда как бойчее поплыла моя мина и ушла аж на полкилометра. Ну я так и оставил, а то у меня уже восьмая камера сгорания прогорела — деревянные же. Да и порох я к этому моменту уже почти весь извёл.
Как эту бандуру буксировать? Толкать, конечно. Она же точно совпадает с сечением корпуса лодки. Так что приставляется спереди к форштевню, а жерди-стабилизаторы снаружи вдоль бортов вытягиваются и проходят сквозь приделанные сбоков у дна и у палубы уши. Если что, то задним ходом можно освободиться от этого груза. Или стукнуть по капсюлю стержнем, точащим вперёд, тогда движок заработает и сдёрнет торпеду — она бежит чуть скорее, чем лодка на самом полном ходу. Взрыватель «лёгкий» инерционный, сходит с предохранителя, когда в камере сгорания перегорит верёвочка. И, да, пламени от такой ракеты не видать, хотя пузырный след знатный.
В общем, простенько и сердито. Разброс по горизонтали конечно есть, но в корабль длиной метров восемьдесят с трёхсот метров не промажу. Ну, так примерно описал Макаров характерные для этого времени корабли. И сказал, что после подрыва полуцентнера динамита у борта ниже броневого пояса корабль, если и не затонет, то уж грозность свою потеряет надолго, потому что кроме как о ремонте, команда ни о чём помышлять не будет. Я ему верю — уж кто-кто, но этот человек в живучести толк знает.

***

Разумеется, с такой торпедой на носу я на подводной лодке походил. Понятно, что снизилась скорость, ухудшилась поворотливость, но до приемлемого уровня. Когда лодка продувалась, нос опускался, потому что настройка на минимальную положительную плавучесть снаряда не менялась. На ходу задатчик глубины торпеды начинал работать и тянул за собой всю сцепку. Поначалу это меня раздражало, но потом я решил смириться и послушно давил педали на глубине трех-четырёх метров, подвсплывая для ориентации за счёт сброса хода.
Ну а потом перешёл к практическим стрельбам. К этому моменту до меня через руки дошло, что выжигать камеры сгорания при каждой проверке — это слишком по-барски, и я стал обкладывать внутреннюю поверхность деревянного ящика с порохом обычным кирпичом. На балансировку это не повлияло — просто требовалось меньше балласта. А задней стенке ничего не делалось — она давно уже из котельного железа.

***

Осень. Пасмурно и монотонно. Деревья ещё зелёные, но мокрые листья темны и уныло обвисли. Чуть моросит, хотя мне в подводной лодке не до этого никакого дела. Я иду узкой извилистой протокой и борюсь с торпедой, желающей погрузиться на свои излюбленные три метра. Каждый раз, как я лишь чуть разгонюсь — начинается кивок. Я отрабатываю его передними рулями глубины, потому что поминутно останавливаясь могу затратить на кучу времени на преодоление ничтожного расстояния. А погружаться некуда — тут по пояс. И берега кругом. Нельзя терять их из виду, а то мигом вылетишь на сушу. Сквозь мутную воду тоже не многое разглядишь. Вот и мучаюсь, отражая попытки самоходной мины руководить моими действиями.
Сцепка, которую я веду по идеально спокойной воде, испытывает аритмичную килевую качку — не удаётся подобрать устойчивого положения. И смех, и грех. Хорошо, что нет зрителей. Усталость быстро даёт о себе знать, пройдено уже более шести километров.
Вот и озеро. Тут приличные глубины и мишень на месте. С виду это бревно, но под ним висит плетень с грузами. Это я позавчера закончил сооружать с мужиками с пристани. Но сейчас тут безлюдно. Закладываю красивую дугу и выхожу в точку выстрела. Ход сброшен до нуля и лодка всплыла в положение «снаружи только рубка». Навожу нос на на середину тонкой чуть видной полоски — крутя винты я струёй воды омываю перо руля, отчего корма послушно заносится в нужную сторону. Потом, дав реверс, останавливаю движение, полученное за время поворота. Я ведь уже сжился с лодкой, знаю и чувствую её, наверное, не хуже, чем опытный пилот свою крылатую машину.
На глаз до бревна метров сто. Риска наведена точно в центр десятиметровой цели. Пора. Дёргаю за рычажок привода бойка. По ощущениям сработка прошла штатно и вода впереди вскипела, как полагается. Да так и бурлит прямо перед носом, а торпеда никуда не уходит.
Заело!
Перекос, что ли получился в трубах, сквозь которые проходят жерди-стабилизаторы? Или разбухла древесина?
Срочно даю задний ход, чтобы оторваться, но меня продолжает тянуть вперёд — реактивная струя обтекает острый нос и делает свое дело. Гадство! Шнур предохранителя наверняка уже перегорел и меня может разнести в клочки при малейшем отрицательном ускорении.
Продолжаю изо всех сил давить педали, удерживая сцепку, но вперёд меня тянет сильнее, чем назад. Я проигрываю метр за метром, а мишень приближается. И руль на заднем ходу почти не действует.
Что делать?! Ща ка-ак подзарвусь! Даже выпрыгнуть не могу — слишком долго нужно выбираться из тесных недр лодки.
Тогда вперёд и руль на борт. Есть проскочил мимо. Теперь снова крутить назад, потому что до берега тоже недалеко. Или крутить вперёд но продолжать поворачивать? А сколько времени прошло? Мало. Значит поворачивать.
Описываю плавную дугу, тащась за торпедой и переживаю, что будет, когда выработается топливо. Ведь начнётся быстрое торможение в плотной водной среде и взрыватель может сработать. Он же инерционный, надёжный и очень лёгкий. Нарочно делал в расчёте на самоликвидацию после того, как отработает двигатель в случае промаха.
Точно. Выдыхается торпеда. Зато теперь я притапливаю изо всех сил и замыкаю круг. Второй. Третий. Постепенно, по чуть-чуть снижая скорость. Наконец полная остановка. Только тут понимаю, что всё время, пока боролся, правая рука работала передним рулём глубины, не позволяя торпеде утащить меня под воду. Или она просто удерживала рычаг в положении «на себя»? Или не удерживала, а он сам так и оставался потому что сбалансирован? Не помню. Значит — паниковал. Да я и сейчас паникую, потому что стоящая на боевом взводе торпеда со сверхчувствительным взрывателем по-прежнему остаётся при мне и до боевого отделения ровно четыре метра.
Медленно продуваюсь. Плавными движениями открываю люк. Торопиться нельзя, но и медлить опасно. Через сопло в камеру сгорания сейчас проникает вода. Самоходная мина тяжелеет и тянет нос лодки вниз. В принципе, взрыватель может взорваться и от наклона.
Вот я и снаружи. В одних шортах под осенним дождём. Вскрывать мину даже не пытаюсь — она гвоздями заколочена, а оторвать доски и ничего не стряхнуть — этого, наверное, никому не дано. Осматриваю трубки, сквозь которые проходят жерди-стабилизаторы. В верхних всё в порядке, а вот в правой нижней нащупывается что-то постороннее. Вынимаю — обломок стебля тростника. Ну гадский же папа! Погибнуть из-за такого пустяка было бы обидно.
Хм. Торпеда отделилась. Выскользнула под действием собственного веса — ведь в трубках она решительно ничем не закреплена. Видны редкие пузырьки воздуха, выходящие из сопла, но любоваться ими мне некогда. Скорее в лодку и самый малый назад, чтобы не толкнуть ненароком жерди-стабилизаторы. Вот. Теперь и рубочный люк закрыть можно.
С полчаса просто сидел, дыша наружным воздухом. Ясное дело хорошенько удалившись от опасной соседки. Мне обо многом надо было хорошенько подумать. Прежде всего, о простоте решений, с которыми я явно переборщил. А потом бабахнуло. Сам не понял почему. Не смотрел это момент в ту сторону.
Домой возвращался с продутыми цистернами и вентиляцией наружным воздухом. Понял, что тут нужно тоже ставить насос вроде ручного меха — самотёком дело идёт неважно. А люк на ходу открывать нельзя — до воды от него чуть больше десяти сантиметров. Я обычно сначала нос на дно у берега кладу, и только после этого вылезаю. А в море занимать место в лодке можно, только тогда, когда она находится на палубе корабля обеспечения. И только потом можно спускать её на воду.


Зануда. Незлой
 все сообщения
РОМАНДата: Воскресенье, 25.03.2012, 10:35 | Сообщение # 70
Шериф
Группа: Старшина
Сообщений: 6433
Награды: 41
Статус: Offline
Quote (цитата)
Толкать, конечно. Она же точно совпадает с сечением корпуса лодки. Так что приставляется спереди к форштевню, а жерди-стабилизаторы снаружи вдоль бортов вытягиваются и проходят

Нос лодки каким-то листовым металлом оббить неплохо в таком разе, медью или латунью.

Quote (цитата)
А потом бабахнуло.

Рыбы всплыло, наверное... )))


Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
---
Укроп - гораздо лучше, чем конопля!
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 10:52 | Сообщение # 71
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (РОМАН)
Нос лодки каким-то листовым металлом оббить
Пожалуй.
А вот рыбы герой не припомнит. Не до неё, родимой, было.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Воскресенье, 25.03.2012, 11:25 | Сообщение # 72
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
К слову - зачем ГГ столько динамита?
и самое главное - где он его столько возьмет.
Вещество капризное, нелюбит перепады температуры, влажность удары...
Думаю самое время вспомнить о водонаполненых ВВ - смесь любого жира с селитрой и водой
прекрасно взрывается при наличии небольшого количества иницирующего ВВ, а так ее можно спокойно хоть с самолета ронять.
И работа взрыва (фугасность) у такой смеси приличная а если еще и металл добавить, правда алюминий дорог но вполне можно еще чего придумать

"ракетный порох" - откуда он взялся то? да еще способный к работе в воде?
В голову только эпоксидные смеси приходят, не знаю - она в то время был, эпоксидка?
помнится только "карамелька" (смесь селитры и сахара) реально применялась но она для влажной среды не очень.

К слову можно брать обычный дымарь и пропитывать спиртом - это снижает скорость горения. Можно для тех же целей использовать клей, но тогда при сушке могут возникнуть трещины а это гарантированный подрыв

Успешность построения работоспособного двигателя нужного калибра ИМХО совсем не велика, а использовать несколько малого - торпеда будет вилять как пьяный заяц. Собственно все попытки создания пороховых торпед этим и закончились, успешно реализовать эту идею удалось только через сто лет.

Стабилизаторов явно недостаточно - тут скорее всего нужен ка минимум стабилизирующий парашут на лине длинной метров 10 -15


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 12:03 | Сообщение # 73
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
зачем ГГ столько динамита?
Шоб бахнуло о души.
Quote (al1618)
где он его столько возьмет.
Дык Макаров подыгрывает.
Quote (al1618)
вспомнить о водонаполненых ВВ - смесь любого жира с селитрой
Это герой может припомнить по аналогии со словом "оксиликвиты".
Quote (al1618)
"ракетный порох" - откуда он взялся то?
Опять о Макарова. Ракетное оружие в это время стоит на вооружении и применяется в Средней Азии.
Quote (al1618)
можно брать обычный дымарь и пропитывать спиртом
Ну не пиротехник наш герой. Многое слышал... краем уха.
Quote (al1618)
попытки создания пороховых торпед
Эта идёт полкилометра пятиузловым ходом. Двести секунд ползёт, кстати.
Quote (al1618)
Стабилизаторов явно недостаточно
Это смотря, для какой целкости. Тут - отклонение метр в сторону на десять метров хода.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Воскресенье, 25.03.2012, 12:17 | Сообщение # 74
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
в это время стоит на вооружении и применяется в Средней Азии.

там сухо biggrin
а порох намокший перестает гореть но норовит взорваться.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 12:21 | Сообщение # 75
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
порох намокший перестает гореть но норовит взорваться
Так Пётр Семёнович его хорошенько укупоривает в просмоленный ящик.
ЗЫ. Зимой и в Средней Азии бывает сыро biggrin


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Воскресенье, 25.03.2012, 12:22 | Сообщение # 76
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Эта идёт полкилометра пятиузловым ходом. Двести секунд ползёт, кстати.

узел это морская миля - 1860 м кажись (ошибся 1852 biggrin )
к слову - получается торпеда годится только для стрельбы по неподвижным целям - потому как 12-15 узлов в то время дает самое тихоходное крыто
но вопрос даже не в этом - упреждение выходит очень большое что принимая во внимание еще и точность торпеды потребует минимум залповой стрельбы smile

К тому же меня сильно смущает время работы двигателя - 200 сек это ОЧЕНЬ многодля проховой шашки ее длинна должна быть много больше чем заявленные габариты торпеды.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.

Сообщение отредактировал al1618 - Воскресенье, 25.03.2012, 12:24
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 12:37 | Сообщение # 77
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
торпеда годится только для стрельбы по неподвижным целям
Конечно. Конкретно - по британским кораблям, стоящим на якорях в трёх-пяти километрах от берега.
Quote (al1618)
смущает время работы двигателя - 200 сек
Длина "камеры сгорания" грубо говоря - метр. Ну, а скорость горения сантиметр в секунду - одно из характерных значений для бикфордова шнура. Да, пожалуй поделю дистанцию пополам. Пущай сто секунд остаётся и двести пятьдесят метров.
Ну, я выкладку корректировать не стану, а в файле покопаюсь.


Зануда. Незлой
 все сообщения
aspesivcevДата: Воскресенье, 25.03.2012, 13:10 | Сообщение # 78
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 392
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Начал я шага винтов.

Начал я с шага винтов.


Анатолий Спесивцев
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 13:45 | Сообщение # 79
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (aspesivcev)
с шага
Ага, спасибо, правлю.


Зануда. Незлой
 все сообщения
СтарыйДата: Воскресенье, 25.03.2012, 13:57 | Сообщение # 80
Темник
Группа: Авторы
Сообщений: 500
Награды: 8
Статус: Offline
Quote (al1618)
200 сек это ОЧЕНЬ многодля проховой шашки ее длинна должна быть много больше чем заявленные габариты торпеды.

Не так уж и много, спиральный цилиндр - горит по кругу. К чему все эти заморочки, поставить обычную вертушку и инерционный взрыватель и до кучи электромагнитный.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 14:01 | Сообщение # 81
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Старый)
поставить обычную вертушку
Это что? Снятие с предохранителя?
Quote (Старый)
и до кучи электромагнитный
Взрыватель? Пока герой к этому неготов. У него напряжёнка со средствами и живёт он в захолустье.


Зануда. Незлой
 все сообщения
СтарыйДата: Воскресенье, 25.03.2012, 14:24 | Сообщение # 82
Темник
Группа: Авторы
Сообщений: 500
Награды: 8
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Это что? Снятие с предохранителя?

предохранитель такой.

Quote (Сергей_Калашников)
Взрыватель? Пока герой к этому неготов. У него напряжёнка со средствами и живёт он в захолустье.

всего навсего батарейка эл.маг.контур и постоянный магнит. ну взрывчатка само собой.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 14:38 | Сообщение # 83
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Старый)
батарейка эл.маг.контур и постоянный магнит
Хм. Пока не уверен. Стоящие перед героем задачи решаются и инерционным взрывателем.


Зануда. Незлой
 все сообщения
СтарыйДата: Воскресенье, 25.03.2012, 22:23 | Сообщение # 84
Темник
Группа: Авторы
Сообщений: 500
Награды: 8
Статус: Offline
Боюсь у П.С. есть все шансы повторить судьбу"Курска" Технические производственные финансовые проблемы не дадут создать даже близко похожий аналог торпеды "шквал" проще доработать уйтхеда али русский аналог и приспособить для своих целей
 все сообщения
ПодковаДата: Воскресенье, 25.03.2012, 22:36 | Сообщение # 85
Мастер объяснительных
Группа: Модераторы
Сообщений: 1095
Награды: 17
Статус: Offline
Акустическая торпеда идет на шум винтов. При пуске выставляют примерный курс. Найдя корабль, она пересекает его магнитное поле и следует подрыв. Но ее легко нейтрализовать: к кораблю привязывают деревянный плотик и грузят на него алюминиевые обрезки. Торпеда идет на плот, не встречает магнитного поля, разворачивается, снова на ходит, опять разворачивается... и так, пока не иссякнет ресурс двигателя.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 25.03.2012, 23:51 | Сообщение # 86
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Прогнал обуявшую меня в последнее время лень и принялся устранять выявленные недостатки. Прежде всего позаботился о том, чтобы вертикальные рули торпеды до её старта оставались неподвижными в нейтральном положении. Крепление снаряда к лодке тоже изменил. Поставил на носу замок с приводом изнутри. Не рассыплюсь, если после удара по капсюлю ещё один рычаг поверну. Зато теперь мне доступен и задний ход — снаряд не оторвётся. И, то, ради чего вся эта революция — трубки больше не охватывают жерди-стабилизаторы. Я их концы с задних торцов на подпружиненные вилочки накалываю, чтобы не телепались.
Реактивная струя во время хоровода смерти, что я водил на озере, заметно подгрызла форштевень и прилегающие к нему участки обшивки. Пришлось чинить и обшивать листом меди. Словом, совладал с разгильдяйством, обуявшим меня в последнее время оттого, что многое удалось, и стал въедливым вплоть до мелочей.

***

Как Вы поняли, закончилось лето и в гимназии возобновились занятия. Я вернулся к работе и первую половину дня был занять отнюдь не техническим творчеством. Стрельбы вообще приходилось проводить в выходные. Пару раз сходил на то же озеро и в первый раз промазал — опять со ста метров пальнул, но торпеда мимо прошла. До берега не добралась, остановилась и самоликвидировалась.
Со второй попытки попал. В аккурат через неделю. На этот раз стрелял с пятидесяти метров. Крепко меня тряхнуло, хотя я и отползал задним ходом. После этого у меня больше не было ни мишени, ни ракетного пороха, ни динамита. Вот и всё. Решена задачка. Оставалось почитывать газеты и, если Степан Осипович не пригласит меня на войну, отправиться туда лично.
Кстати, к этому моменту с финансами у меня дела обстояли плачевно. Пожертвований на подводное плавание давненько не случалось, а жалование учителя при постоянных расходах на оплату заказов то на такие финтифюшки, то на этакие, расходуется быстро. Тем более, что никто больше никаких скидок мне не делал.
К затее моей все привыкли и мода на потаённое судно прошла. Чудак-изобретатель сделался частью местной жизни, понятной и давно всем знакомой достопримечательностью. Дела кабацкие у моих хозяев шли ровно и о «ликвидации бизнеса» речи не шло. Макар продолжал считать, что небольшие оригинальности в меню и необычный репертуар музыкантов тому причиной и продолжал относиться ко мне как к родственнику, присутствие которого весьма пользительно.
К слову, отношения действительно у нас действительно сложились тёплые. Я ведь, если меня о чём-то не спросят, крайне редко открываю рот. Говорю «здрассте» и «спасибо» и не забываю отпустить краткий одобрительный эпитет, если кто чем похвастается. Ну а когда помочь нужно — тут уж без спросу действую. Так что и стол и дом мне решительно ничего не стоят.
Едва река покрылась льдом, лодку затащили обратно в мастерскую. Я приводил её в порядок — в основном это касалось внешних поверхностей. Зашкурил повреждения, заново покрыл растворённым в бензине каучуком, осмотрел все «механизмы». Редукторы из шестерней от дрелей меня больше всего беспокоили, их и сменил, а то износ зубьев стал уже заметным. Устроил ревизию всем подшипникам. Они у меня все скольжения, так что изнашиваются.
Закончив с лодкой, принялся за изготовление торпед. Как раз жалование выдали и стало возможно заказать детали для автоматов глубины — не всё я своими руками умею. Пришло письмо от Павла Осиповича, но не из Питера, как раньше, а из Севастополя. Перевели его на новое место уже с месяц как, поэтому в хлопотах не мог он ответить на мои письма, где я про свои достижения и неудачи ему регулярно отписывал.
Всё в жизни моей было тихо и наслаждался покоем провинциального городка. Если память мне не изменяет, для этой эпохи характерен обычай не начинать войн зимой. Так что на спокойные новогодние праздники и масленицу я рассчитывал. А уж что дальше сучится и в каких датах — хоть убейте не помню. А только с приходом тепла по зову, по собственной ли воле, мне придётся отсюда уехать. Как — там видно будет.



Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 26.03.2012, 00:39 | Сообщение # 87
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
очень интересно что дальше будет.
к слову - уже вовсю применялись бонные заграждения как препяствие против минных катеров.
а вашими стараниями и до противоторпедных сетей дело дойдет biggrin


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 27.03.2012, 18:07 | Сообщение # 88
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Глава 6. Не стоит, право, огорчаться

- Юнкег! Что тут, чёгт побеги пргоисходит?! - это мне. Нет больше поблизости ни одного юнкера — точно знаю. И вообще ни одного здравомыслящего человека в округе сейчас не отыскать. Я снаряжаю боевой отсек торпеды динамитом. Остальные — боятся, прячутся и следят за тем, чтобы никто мне не помешал.
Говорящий находится за моей спиной, и ничего, кроме яростного «Тсс» я себе позволить не могу. Брусок плохо заходит, и всё внимание сконцентрировано в кончиках пальцев.
Спокойно «досылаю» шашку. Вот, теперь всё плотно и устойчиво. Оборачиваюсь.
У входа в сарай стоит юный румяный мичман, пухленький и очень милый.
- Нугин? Ггаф? - вырывается у меня непроизвольно.
- Откуда знаешь? - парнишка вздрагивает от изумления.
- Так я пгав, или непгав? - неожиданно возникшая аналогия со сценой из фильма Гусарская баллада» несёт меня по запомнившемуся тексту. Вот похож человек на того героя, что пытался испортить карьеру Шурочке Азаровой, хотя и моложе его, наверное втрое.
Юнец багровеет от злости и заезжает мне кулаком прямо в морду. Вяло так, с ленцой. Собственно, руку его я перехватываю, вупучиваю глаза и шиплю:
- Ударишь — погибнешь, - смотрю как багровение переходит в вишнёвость, делаю полшага в сторону, и добавляю: - Динамиттт!!!
Признаки разума возвращаются на искажённое яростью лицо. Кажется, ребятам рассказывали о чем-то подобном там... где они учились.
Беру мальчика под локоток, осторожно разворачиваю, и мы на цыпочках покидаем помещение. Медленно крадёмся в сторону нужника и, едва до наших ноздрей доносятся соответствующие запахи, отпускаю конвоируемого. Кажется, он понял, что мы на верном пути и, полагает, что далее справится без посторонней помощи.
Не, ну я сражён наповал. Мичман Снегирёв уже спешит мне навстречу:
- Петр Семёнович! Простите великодушно! Он от берега прошел, а Тычкин не посмел остановить офицера.
- Не волнуйтесь, Роман Евгеньевич! Их светлость не успели убиться. Надеюсь вы не поспешили наказать Колюньку?
- Признаться, не до того было.
- Вот и хорошо, вот и славно, - знаю я цену этим... уродам. А что матросик-первогодок не посмел остановить расфуфыренное благородие, так не понял ещё толком, за что накажут, а за что чарку поднесут. - Похвали, что сразу побёг докладать, а за то, что не остановил, пожури ласково, без мордобоя. Вот и будет матросику наука.
Смотрю, как Снегирёв несется к посту оцепления и... меня отпускает. Не мальчик ведь я уже. Волнуюсь. А мне ещё крышку крепить.
- Ты, сын блудливой ослицы и... и... вшивого гиппопотама! Тебе было сказано, никого, не пускать, значит, хоть император, хоть мать родная — умри, но останови. Шкуру спущю с подлеца! Впрочем, молодец, что доложил, но бежал, как беременный таракан.
Марш на пост! Да не туда, бестолочь, к сортиру! Нурина держи, пока господин юнкер не разрешит снять оцепление.
Как Вы уже поняли, юнкер — это Ваш покорный слуга. Так нынче называют флотских вольнонаёмных... пардон, вольноопределяющихся. Ну для занятия офицерской должности оснований у меня нет, а возраст давно непризывной. Но и находиться в этих местах не нося формы военнослужащего крайне неудобно. Я ведь ясно сказал Макарову, что воевать намерен категорически, вот он и похлопотал, чтобы всё оформили соответственно.
Как я сюда попал? А как только снег лёг нормально, прибыла за мной группа товарищей, под руководством как раз мичмана Снегирёва. Письмо от Степана Осиповича привезли и забрали меня вместе с лодкой и всеми причиндалами к самому Чёрному морю. Товарищи, как Вы понимаете, были нижними чинами. Причём, не юноши, а люди с понятием. Уж больно складно всё у них получалось. Пока я выправлял у Ильи Николаевича бумагу, характеризовавшую меня с положительной стороны как добросовестного и прилежного учителя математики, они, считай, всё упаковали.
В последний вечер в трактире впервые прозвучали «Триста лет кукушечка», «На маленьком плоту» и, Варвара оторвалась: «Сильная, смелая, как лебедь белая, я становлюсь на крыло». Тут мичман и погиб. Видел я как затрясло сердешного. А как к ногам падал — это без меня было. Но уверен, что без этого не обошлось. За завтраком молодые люди поглядывали друг на друга с выражением. С каким? Будто не знаете?! Они сейчас состоят в переписке. Ну да не о юных голубках речь. Завтра у меня непростой день, а динамит мне как-то сразу на вид не понравился. Маслянистый, сверху. В мемуарах же Старинова припоминается случай разминирования какого-то моста, когда при осмотре давно заложенного заряда автору непоказался внешний вид взрывчатки. Она слезилась.
Почему-то опытные подрывники из-за этого побоялись к ней прикасаться и сначала облили щелоком, да не как-нибудь, а осторожно цедя его через солому. Ну, а когда отмыли, тогда и вытащили уже безбоязненно.
Вот и я, откинув крышку, заопасался. Лежалый, что ли, этот динамит? И мыть его боязно — вдруг он совсем взрываться после этого не станет? Он же мне ужасно нужен! И что делать? Решил рискнуть, но попросил оцепить район, где собирался трудиться, пока не закончу. Торпеду мою прямо в сарай, где взрывчатые вещества хранятся, и затащили. Чтобы маслянистость хоть как-то унять, я её пудрой присыпал — отыскался на складах запасец. Уж не с тех ли времён лежит, когда парики по уставу пудрили?
Хотя Макаров, потерев порошок между пальцами, буркнул:
- Магнезия. Дельно.
Вот и припудривал шашки, доставал острожненько, словно при игре в бирюльки, да в боевое отделение укладывал. Вроде, пронесло. Крышки-то отсеков торпеды у меня теперь не гвоздями заколачиваются, а крепятся на болтах, хоть и сквозь дерево, зато через каучуковые прокладки и с широкими шайбами.
Ну вот, Можно приступать к следующим процедурам.

***

Романа Евгеньевича вместе с этим уделавшимся Нуриным я отослал безапелляционно:
- Господа офицеры, извольте удалиться на кабельтов. Вам ещё турка бить, а уж мы тут покряхтим по-стариковски.
Снаряженную торпеду следовало донести до воды, спустить и обнулить ей плавучесть. Это с сорока килограммами динамита, при собственном весе около полутонны. Откуда столько, спросите? Так семь сантиметров деревянных стенок никуда не денешь. Потом еще балласту придётся добавить до семисот. Да знаю я, что неказисто это всё, зато оно есть. И работает. Так что можете насмехаться над старым чудаком. До завтра.
Почему я так уверенно про турка заявил? Так нет вокруг меня дураков. Русский флот, почитай, с осени готовится воевать тут на Чёрном море. Корабли у какого-то боратого купца по имени Ропит отобрали и вооружают пушками, а ещё множество кораблей да катеров куда-то погнали. Бают — на Дунай. Я тоже без дела не сижу, так что нет у меня времени в политиках и стратегиях разбираться. Моё дело подготовиться к утоплению супостата, тем более, что Макаров обещался взять нас с маленьким ныряльщиком к себе на «Великого князя Константина». Это тоже корабль, отобранный моряками у того же самого несчастного Ропита, но без пушек — вместо них на нём собираются возить катера, предназначенные для использования шестовых мин. Самоубийцы. И на моего «Маленького ныряльщика» смотрят свысока. Белая кость, голубая кровь! Что с них возьмёшь!

***

Чем я был занят в конце зимы и начале весны? Разумеется, прежде всего, торпедами. Достраивал, благо недостающие детали по эскизам делались теперь за казённый счёт и, поскольку затраты на них оказались просто смехотворными, то дело упиралось исключительно в сроки. А вот тут возникали затруднения – русский флот находился в состоянии подготовки к войне, отчего делалось много усовершенствований на кораблях, особенно на тех, что намеревались отправить на Дунай.
Сам я, по представлении бумаги с похвальным отзывом о преподавании в гимназии, был принят вольноопределяющимся и получил чин юнкера флота – то есть, звание не офицерское, но и не просто матрос. Добровольцами ведь принимали нужных специалистов, а не подряд всех желающих. Причём, подтверждение получения образования являлось обязательным условием. Я же ни диплома, ни аттестата, ни свидетельства не имел. Вот тут-то бумага от директора гимназии и сработала, тем более, с поддержкой Степана Осиповича.
Работал я на берегу. Выбор места определил сарай с динамитом, расположенный поодаль не только от жилья, но и вообще от населённых пунктов. Для охраны тут была поставлена армейская палатка и, служба неслась без глупостей или разгильдяйства – не всё в Российской армии так уж плохо, как иной раз поговаривают. А вообще-то, флотские шарахаются от динамита, считают его очень склонным к подрыву при малейшем ударе. Конечно, они правы, но их любимый черный порох под днищем броненосца, как мне кажется, будет не слишком эффективен, тем более, что в свои шестовые мины они его всего-то килограммов двадцать пять могут заложить – иначе таким грузом на конце длинной жерди ворочать просто невозможно, тяжело. А у меня в торпеду сорок литров помещается – килограммов шестьдесят. Ну и взрыв куда как мощнее в плане разрушительной силы, потому что проходит быстрее и энергия выделяется, считай, мгновенно.
Вот, торпедами я тут и занимался, пока лёд не сошёл. А потом «Ныряльщика» своего обкатывал в море. Мы его приспособились буксировать за катером, для чего на носу на палубе пришлось установить рым – это по морскому так называется кольцо. Вот за него буксировщик и подхватывает багром, да так потом и тянет за собой за верёвку, к рукоятке привязанную. Если же лодка идёт с торпедой, тогда за торпеду и тянут – на ней тоже имеется рым.
Что сказать? Вода в море чище, даже можно ориентироваться, поглядывая снизу на днища кораблей. То есть не слепой полёт получается, как в речной мути. Однако волнение не на шутку беспокоит. Потому я взял за правило ходить на глубине метров десяти. И «потолок» хорошо просматривается, и уже не качает. Опять же воздух мне в баллоны закачивали корабельным насосом до шестнадцати атмосфер, так что его хватало надолго.
Торпеды, как Вы наверное догадались, я все по разу отстрелял еще без взрывчатки. Всю дюжину. Они, понимаешь, каждая на свой манер плывёт. Имею ввиду отклонение от первоначального направления. Вот это отклонение я на них и отметил, переставив прицельные торчки, чтобы створ указывал куда надо. А потом – чистка, перезарядка с приклейкой кирпичей. И горькая правда жизни. Отобрали у меня моих красавиц господа командиры минных катеров. Сказали – самим нужны. Правда, пару штук оставили, чтобы не сильно плакал.
Сами-то они, ясное дело, всю подноготную из меня выпытали и дальше сами с ними возились. Там и хитростей-то, только аппарат установки глубины. Да и то, мне показалось, что знакомы они с темой, потому что спрашивали исключительно о важных особенностях, а не о принципе работы. А вот в боевые отделения опять пороха напихали. Говорил уже, что опасаются динамита.
Что ещё отметить? Отношение к вольноопределяющимся довольно мягкое. То есть вне службы можно ходить в статском платье, да и стеснений в перемещении нет. Большинство офицеров со мной по имени отчеству – видно чин юнкера для сивобородого мужика им не кажется подходящим. С матросами и кондукторами – аналогично. Молодёжи среди нижних чинов у нас на «Великом князе Константине» негусто. Так те вообще повадились дядей Петей звать. Не подумайте, что я расслабился – звания различать научился и «Вашбродь» с «Васкобродь» не путаю, если незнакомого увижу. При случае и глазами начальство могу есть . Ритуалы надо знать. Это необременительно.
Из работ отмечу еще подготовку к погрузке подводной лодки на корабль–носитель. Дело в том, что шлюпбалки тянут судёнышко вверх всего за две точки, а мне с торпедой это не подходит. Сочленение подводного суда со снарядом к большим поперечным нагрузкам не приспособлено. Попросту говоря, сломается оно, если тянуть за нос и корму. Пользуясь тем, что днище и у субмарины, и у её оружия плоское, устроили прямоугольный поддон и с ним процедуру как спуска, так и подъёма хорошенько отрепетировали. Трудность заключалась в том, что пилот на протяжении всей операции находится в герметичной кабине и ни в чём участвовать не может. Посылать человека, чтобы стоя в холодной воде, он что-то привязывал или отвязывал, не хотелось, тем более море не всегда спокойно и лодку мою просто будет перехлёстывать. Ну да справились задачей при помощи концов и багров, конечно.

***

Весна на берега Чёрного моря приходит сравнительно рано и в апреле уже тепло. Ветры, конечно, то тучи нагонят, то шторм принесут, но погода меняется быстро. Наш корабль второй день в море. Будущий беспокойный адмирал гоняет команду и в хвост и в гриву. Своё место по боевой, артиллерийской, пожарной и водяной тревоге я уже знаю. Оно всегда одно и то же – с правого борта ближе к корме в той самой каюте, где проживаю. Каюта пассажирская, с удобствами даже, хотя не особенно великая.
Рядом на палубе стоит моя лодка прямо вместе с торпедой на одном щите, прикрепленном к шлюпбалкам туго натянутыми концами. И задача моя - по первой же команде занять место в кабине, чтобы отойти в сторону – увезти заряд динамита подальше – как только другие члены команды вывалят нас за борт. Не хотят рисковать моряки в случае попадания в боеприпас шального осколка, или ещё чего.
Сейчас идут минные учения. Три паровых катера атакуют крепко осевший в воду корпус старого корабля. На нем осталась только одна мачта, и та покосившаяся, отчего выглядит он по-разбойничьи. Никого на нём нет, и он дрейфует, как захочет. Незанятая часть команды расселась на крыше надстройки и комментирует действия экипажей этих камикадзовских миноносок. Не могу на это смотреть, хотя и знаю, что заряды многократно ослаблены. А вот у меня тренировочной торпеды нет, поэтому придется тратить боевую. Оттого и очередь моя – последняя.
На корабле нынче немало начальства. Двое «васкобродий» и даже одно «вашсияс». Но меня им не представляли, так что имён не скажу. Наши-то офицеры или лейтенанты все, или мичманы, причём, на мой взгляд, зелень сплошная. Так что серьёзного человека кроме как среди нижних чинов не сыскать. Когда случается, пригласят в кают-компанию – чисто детский сад. Шутки всякие и разговоры в основном про баб. В общем – в точности как у нас.
- Подводную лодку к спуску! – это с мостика через рупор.
Пока матросы снимают брезент, надеваю шлем и разминаю плечи – мне их сейчас трубочкой сворачивать. Сашка Клёмин открывает люк и смотрит, как я ввинчиваюсь в потроха своего подводного дредноута. Помогает поставить крышку на место, осматривает уплотнение и показывает большой палец, как я и учил.
- Лодка к спуску готова, - вопит он так, что я это отчётливо слышу. Это значит, что мой сигнал прочитан верно. Я уже завинтился и проверился.
В ответ снова звучит рупор, и меня поднимают, переваливают за борт, унимая раскачку длинными шестами, и опускают в воду.
От машины в воздухе я неотделим. В воде, конечно. Как только метки на канатах оказываются ниже кромки палубы, даю ход. Теперь, хоть искомандуйся кто хочет где угодно – я выполняю задачу и ничего не слышу.
Обнуляю плавучесть, что непросто – волнение не позволяет так же чутко, как на речной глади угадать момент закрытия клапанов. Нырок, глубина десять метров. Поворот на заданный азимут. До цели две мили, а это ровно час ходу. Видимость нынче в воде очень хорошая. Свет падает удачно, а на блики, что иной раз доходят до меня с волнистой поверхности моря, внимания не обращаю. Иду плавно, дышу ровно и гадаю, придётся мне всплывать для корректировки курса, или прямо отсюда разгляжу днище мишени?
Ну вот, время вышло, и справа вроде как что-то появилось. Точно, тенисто в той стороне.
Доворот. Нашел. Что-то ужасно обросшее ракушками торчит сверху через границу воды и воздуха. Плавно выбираю позицию и сбрасываю ход. Подрабатываю рулями глубины, чтобы не всплывать. Целюсь прямо в середину и рву рычаг пуска. Пошла родимая, вспенив за собой всё до полной непрозрачности.
Резкий поворот через правое плечо и полный ход. Признаюсь по такому случаю – я тоже терпеть не могу динамит. И не люблю находиться от него поблизости. Так что — рву когти.
Минута по часам прошла, и меня словно пнули под зад. Попал. Теперь снова взять курс по компасу и опять час неторопливой работы ногами. Вот на этот раз шансов отыскать корабль не всплывая, у меня практически нет. Его, в отличие от полузатопленной старой калоши, сносило ветром.
Пока работают ноги, голова свободна. Она вспоминает откуда дуло и прикидывает скорость дрейфа. Ну-ка, три градуса влево.
Всё, время вышло. Ни днища корабля-носителя, ни даже тени от него, не видать. Закладываю плавную циркуляцию влево и продолжаю осматриваться. Почему не всплываю? А не хочу показываться на глаза наблюдателям. Судно-то моё – потаённое, вот это я и демонстрирую. Такие вот понты. Поэтому иду змейкой и буквально через десять минут обнаруживаю искомое.
Нет. Это что-то маленькое. Точно, Паровой катер куда-то бежит. И курс у него как раз туда, откуда я вернулся. Значит, мне надо обратно. Пять минут поиска, и я отчётливо вижу искомое. Обхожу с кормы и всплываю неподалеку от родной шлюпбалки. Смотрю и жду, когда команда на надстройке напрыгается… Не напрыгалась. Приёмная люлька пошла вниз раньше.
А вот теперь – настоящая акробатика. И подвесная система слегка покачивается, и меня волна заметно колышет. А створ узкий. Подхожу к нему гадая, попаду или нет?
Нет, не попаду. Спячиваюсь. Передышка.
Помощнички мои убирают подъёмное сооружение и длинными баграми тянутся к воде. Понятно. Второй вариант. Опять похожу к борту и вижу, как крюк, поданный на длинном шесте, промахивается мимо рыма. Раз, второй, третий… поймали. Сзади вроде тоже ухватили, потому что связь натягивается и я открываю воздушные клапана балластных цистерн. По мере того, как лодку поднимают, вода из емкостей уходит самотёком. Сжатый воздух – это наше всё. Нечего его понапрасну расходовать!
Палуба. Маленького ныряльщика сразу опускают на щит. Я освобождаю запоры люка, завинчиваю краны дыхательной системы и… как раз Санька распахнул люк. Этот воздух вкуснее и пьётся легче. Вывинчиваюсь и выбираюсь наружу, с удовольствием опираясь на протянутую руку. О! Степан Осипович.
- Не утруждайте себя докладом, батенька! Ступайте в лижачка, - он уроженец Николаева, и изредка пропускает в свою речь колоритные малороссийские словечки. Крайне редко, можно сказать, по особым случаям. Значит, на высоких гостей мой сольный номер произвёл должное впечатление.
- Рад был потрудиться.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 27.03.2012, 18:31 | Сообщение # 89
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Прода сильно порадовала, хотя найти на дистанции в километр корабль идя по счислению - настоящая фантастика.
Хоть бы компас упомянули что ли или "световой компас" но к сожалению все равно ничего не даст.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Вторник, 27.03.2012, 18:42 | Сообщение # 90
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
Хоть бы компас упомянули
Я его раньше упоминал, когда приборы в лодке описывал. А тут азимут прозвучал - нарочно сухопутный термин.


Зануда. Незлой
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты Калашникова Сергея » Маленький ныряльщик (Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Альтернативка.)
Страница 3 из 13«123451213»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017