Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: РОМАН  
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты Dragorunа » Отражение Мира, вторая книга. (Продолжение писанины с кучей штампов.)
Отражение Мира, вторая книга.
mifДата: Вторник, 26.04.2011, 11:59 | Сообщение # 31
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Суббота, 07.05.2011, 02:59 | Сообщение # 32
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Но на самом деле в дорогу мы тронулись не сразу. Сначала пришлось потратить с полчаса на то, чтобы найти большинство трупов да выбить у них верхние пары клыков. Как оказалось, для Фаэйры эти трофеи имеют очень большое значение. Гораздо большее, чем те же зубки низших драконов, естественных врагов, которых высшие все никак не могут истребить… Потому как обделенные разумом звери плодятся на пару порядков быстрее.
А уже в пути, когда мы оба восседали на спине жутко недовольной Хашарры, моя жена, спохватившись, достала из кармана разговорник и быстро пересказала свежие новости своему помощнику. Тот, похоже, всеми силами старался держать рот на замке, но все же пару раз бормотал сквозь зубы весьма интересные обороты… За что мгновенно получал гневное шипение драконы. Ясно, в Крыле ее боятся. Хотя у них, кажется, иначе и быть не может. В общем, раздача нехитрых указаний завершилась как раз к приходу темноты, так что, проехав еще несколько лог, мы остановились в лесу неподалеку от одного из стояночных мест, в изобилии встречающихся с левой стороны дороги. Следующий же день имел все шансы оказаться на редкость спокойным, ничем не выделяющимся, обычным… чему я лично был бы очень рад. Но, к сожалению, или к счастью, некие высшие силы соблаговолили опять все испортить. Под самый занавес. Уже почти в сумерках я остановил Хашарру неподалеку от развилки. Здесь дорога, идущая дальше в земли Озгорода, наконец, отлипает от ледника, постепенно укрываясь лесом и с северной стороны. Но еще один путь, слегка заросший, продолжал следовать рядом со стеной льда.
И прямо сейчас по этой тропе в нашу сторону медленно, но целеустремленно плетется двойка уставших всадников на грязно-белых воргах. Хотя подозреваю, что совсем недавно эти животные были белоснежными... Отказываться от своего грандиозного плана заночевать где-то рядом я пока не собирался, да и особой угрозы от этой пары хид’ара не чувствовал, так что уходить от встречи не было смысла. А ведь эльфы явно тащатся из последних сил только ради этого. Любопытно же, почему?
– Фух, кажется, успели… – почти неслышно пробормотал всадник, едущий за спиной первого. В тот же миг ворги сначала встали как вкопанные в нескольких десятках метров от меня, затем их хозяева быстро спешились, а животные с видимым облегчением повалились в траву.
Быстро оглядев эльфов, я не приметил в них ничего особенного, разве что оба были невелики ростом и достаточно легко сложены. Из вооружения у них имелись только луки да кинжалы, и, кстати, судя по всему ехали они налегке.
– Приветствую, путник. Мое имя Вэтэль, и я прошу разговора. – сказал наконец другой хид’ара, придав голосу ровно столько громкости, чтобы его слова мог четко различать любой другой ушастый.
– Мое имя Ал’Крояр. Хочешь поговорить – запросто.
А еще он старается демонстративно не замечать Фаэйру. Так что обойдется без особой вежливости с моей стороны.
Вместо ответа снежный размеренным шагом двинулся вперед.
– Какова бы ни была цель вашего пути, прошу повременить с нею. Улир’Эйхар жаждет побеседовать с вами…
– И что, я должен знать, кто это? – перебил эльфа я. Хотя, как верно перевести произнесенное им имя, мне, кажется, ясно. Ледокрылая волчица.
– Нет, не обязательно. Точнее, совсем нет… Она не слишком известна. Разве что среди нас, хид’ара, ее имя знает каждый ребенок. Улир’Эйхар почувствовала вас рядом с ледником. И поручила нам…
– А что мешало этой особе явиться самой? Раз ей так интересна эта беседа?
– Волчица неспособна покинуть ледник. – тщательно скрывая свое недовольство, ответил снежный. – Она просила передать, что встреча нужна вам не меньше чем ей.
– Что последует в случае моего отказа? – чуть улыбнувшись, осведомился я.
– Ничего. Мы разойдемся в разные стороны. Но вы потеряете очень многое. – пожав плечами, сказал эльф.
– То есть пытаться силой отвести меня с собой вы не намерены?
– Нет, об этом она предупреждала особо. А я не самоубийца, чтобы пренебречь ее советом. – чуть усмехнувшись, произнес мой собеседник.
– Ответ будет завтра утром. Мы так или иначе собирались остановиться на ночлег здесь.
– Хорошо… – с заметным облегчением в голосе подытожил снежный, развернулся на месте и двинулся обратно к воргам и своему спутнику. Я же повернул Хашарру к обочине.
А через час, уже перед самым сном Фаэйра наконец сняла с себя маску невозмутимости и спросила немного обеспокоенно:
– Ты собираешься ехать с ними?
– Да. Ледокрылая волчица, крылатая метель… Скорее всего, это одно и то же. Значит, ее стоит выслушать. Да, кстати, вот он и повод заявиться к ледышкам!
– Странно все это. И может оказаться опасным.
– Не сомневаюсь. Хотя помимо прочего, ты придаешь слишком большое значение врожденному неприятию снежными твоего цвета волос. – тихо посмеявшись, ответил я.
Наутро же было дано начало двухдневному пути к новой цели. На север, к крепости, закрывающей единственный известный проход на вершину ледника. Снежные эльфы за время ночного отдыха привели себя и своих скакунов в порядок и сейчас имели вид донельзя аристократичный, особенно если не обращать внимания на их достаточно простенькие одежды. Ворги, кстати, оказались и впрямь белоснежными, но вот габаритами они уступали Хашарре раза в полтора. Но это у нее размерчик, похоже, отнюдь не стандартный, на что намекали с немалым трудом скрываемые любопытные взгляды хид’ара. Они вообще старались всю дорогу помалкивать, увиливали даже от самых безобидных вопросов и подчеркнуто держали дистанцию. Хотя под вечер вторых суток никакого желания болтать уже не было. В частности потому, что на горизонте показалась та самая крепость.
Она была возведена в самом узком месте длинного ущелья, образуемого двумя накатывающими друг на друга стенами льда, протянувшимися на северо-восток. Рядом, в редколесье, виднелись несколько десятков простеньких бревенчатых сооружений, с развевающимися над ними торговыми флагами Озгорода. Должно быть, эльфы позволили купцам возвести здесь факторию. Но мы быстро миновали это поселение и направились дальше. И вскоре я имел возможность рассмотреть врата в земли вечного хлада во всех подробностях.
Крепость охватывала ущелье широкой дугой шести высоких башен, чуть выдающихся вперед изо льда. Они были возведены из какого-то странного материала, по цвету напоминающего слоновую кость, однако кое-где имелись крупные элементы и из монолитного сталгэрима. У подножия башен была сооружена стена метров в десять, а меж двух центральных шпилей за ней возвышалась еще одна. Распахнутые сейчас высоченные створки прохода открывали взгляду широкие массивные ступени, вырубленные изо льда и уходящие дальше наверх бесконечностью. А кое-где, то там, то тут на камне зияли черные отметины сложного узора, который можно было идентифицировать только как некий герб. В самом его центре была изображена спокойная волчья морда, сотканная из переплетения множества хаотичных линий. Кое-где от края в разные стороны уходили другие линии, вместе образующие нечто одновременно напоминающее сцепленные ветви в дремучем лесу, пламя костра и… беснующуюся пургу.
– Алдориа’Хроа’Вэг. – тихо произнес один из эльфов, указав рукой вдаль. Хранящие покой холода стены, значит…
Вскоре наши волки уже въезжали во внутренний двор нижнего яруса крепости. Здесь сновали туда-сюда десятки солдат, с интересом поглядывающих в мою сторону и с тихой злобой – на Фаэйру. Первый же встречный из них был командирским окриком Вэтэля послан к местному начальству. Следом за ним испарился и наш второй спутник, прихвативший с собою всех животных. Переночевать сегодня мы собирались в имеющейся здесь же гостинице, обслуживающей путешествующих хид’ара. Интересно, они не откажутся ненароком дать временный кров «эльд’эре»? А ведь подобная оказия имеет все шансы случиться.
Минут пятнадцать мы так и стояли столбами у самого входа, ожидая, когда же некто вышестоящий позволит посторонним ступать дальше. Вскоре к нам, наконец, присоединилось новое лицо. Это был кажущийся молодым эльф с холодным взглядом, одетый в узкую мантию очень сложного кроя. В левой руке он держал резной посох с длинным навершием в виде лезвия из сталгэрима, на котором были изображены языки голубого пламени. Это и его аура недвусмысленно намекали, что предо мною неслабый огневик.
– Приветствую вас, гости. Я вторая рука в крепости и первый ее маг, Юрванэль Калла из дома Полыхающего Корня. Пока вы здесь, я буду вас сопровождать. А ты, Вэтэль, свободен. – произнес снежный чуть хрипящим голосом.
– Ал’Крояр Сер’Ворг, а это моя супруга, Фаэйра Онретарр. Может, хоть вы прольете свет на то, зачем мы здесь? – ответил я.
– Восхищаюсь вашей красотой и силой вашего дара. – с улыбкой и легким поклоном проговорил маг драконе, а в следующий миг повернулся ко мне: – Да, думаю, у меня будут ответы на некоторые вопросы. Хотя, надо признаться, и сам я многого не понимаю. Пройдемте со мною, расскажу по пути… Так вот, несколько суток назад неподалеку от крепости появилась Улир’Эйхар и высказала первой руке просьбу. Отправить самого быстрого наездника, дабы передать приглашение некому неизвестному мужчине. Она сказала, что это очень важно для нее и для вас… Могу только заметить, что логика волчицы не всегда ясна, но мы не могли ей отказать.
– И поэтому согласны терпеть здесь даже ту, которую считаете одной из своих заклятых врагов. Не пойму, Улир’Эйхар для вас кто-то вроде богини? – прокомментировал я.
– Считаем? Разве ваша супруга не эльд’эра? – вопросил удивленно Юрванэль.
– Такая же, как я – хид’ара.
– Что ж, однако, внешность – это слишком сильный стереотип. Сложно его так просто сломать. Конкретно вы не похожи ни на кого, соответственно вызываете разве что любопытство… Да, я не ответил на ваш вопрос… Мы не поклоняемся волчице. Она не богиня и никогда ею не была, хотя, возможно, могла когда-то стать… Однако Улир’Эйхар наставница нашего народа, всегда поддерживавшая нас верными советами. К ее мнению прислушиваются. Тем более опыт почти двух десятков тысячелетий жизни нельзя игнорировать. Даже если большей частью эти года проведены в полном одиночестве.
– Волчица привязана к леднику? И что, до появления здесь хид’ара, она была единственным разумным существом на всю округу? – чуть ошарашенно спросила Фаэйра.
– Ну не совсем… племена ледяных великанов очень давно топчут снег. Но их разумность относительна. Что поделать, эти существа не склонны к философским беседам! И да, Улир’Эйхар действительно привязана к леднику, так же, как он, в некотором роде – к ней… Вот мы пришли. – он указал рукой на крупное воздушное строение у стены второго яруса. – Пока мы предоставим вам комнаты в этой гостинице. Завтра с утра будьте готовы продолжить путь, хотя встреча должна произойти неподалеку. Ал’Крояр, вам будет достаточно просто взойти на вершину ледника, и волчица узнает о вашем присутствии. Да если будут еще вопросы, обращайтесь ко мне, я буду здесь же рядом. А то ведь некоторые солдаты могут проявить излишнее рвение… И, пожалуй, ужин вам стоит заказывать через меня. – чуть растерянно добавил маг.
– Повара тоже могут проявить излишнее рвение? – с ухмылкой спросил я.
– Именно. Рана, нанесенная нашими родственниками, слишком велика и не спешит заживать.
Дальше эльф споро отвел нас в апартаменты – никак иначе назвать эти шесть комнат было нельзя… Первое, что меня поразило, сразу как я переступил через порог – это огромные стеклянные окна, покрытые искусственными морозными узорами. Казалось, будто крыша над головой держится лишь на тонких подпорках. И это притом, что снаружи стены выглядели совершенно глухими. А общее убранство помещений было выполнено все в тех же кремовых и холодных тонах, с изобилием разнообразных легких орнаментов и всяческих завитушек. Весьма расслабляющая и спокойная обстановка, надо заметить. Сразу как наш гид испарился, Фаэйра намылилась инспектировать ближайшую кровать, я же спокойно побросал вещи и приземлился в первое подвернувшееся плетеное кресло-качалку и стал дожидаться пищи.


Сообщение отредактировал Dragorun - Воскресенье, 08.05.2011, 21:47
 все сообщения
DragorunДата: Суббота, 07.05.2011, 03:00 | Сообщение # 33
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Форсмажоры тут всякие на голову сыплются, пейсать не дають!
 все сообщения
DragorunДата: Воскресенье, 08.05.2011, 21:45 | Сообщение # 34
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
1344г. Сезон Заката. 24 день Месяца Листвы.
Алдориа’Хроа’Вэг. Граница вечных льдов.

Утро добрым не бывает. По меньшей мере полчаса пересчитывания ступенек под ногами – вот доказательство. А рядом внаглую тешится моим недовольством этот ледышка-огневик. Ну, тем, кто служит в крепости, должно быть привычно бегать по бесконечным лестницам. Эх, и поддержать то меня морально некому… У Фаэйры с утра вдруг случилось плохое настроение на пару с таким же самочувствием. Поначалу я даже было испугался, что это последствия вчерашнего маленького пира, благо состоял он из экзотических блюд чуть более чем полностью. Но жена быстро развеяла мои опасения. Виной всему было разбушевавшееся в утробе чадо. Хотя и трех недель ведь еще не прошло… Но у драконы, кажется, просто феноменальная чувствительность. И еще один странный момент – она уже сейчас с уверенностью утверждает, что родится мальчик. Ну что ж, придется вскорости этому несчастному миру терпеть на своей земле еще одну жуткую сволочь навроде меня!
В общем, топаю сейчас почти что в одиночестве. Фаэйра отдыхает в гостинице, Хашарра дрыхнет в стойлах, и только воспоминания о недавнем ужине и последующем завтраке поддерживают во мне хоть какое-то настроение. Особых комментариев, кстати, местное мясо заслуживает. Сложно даже просто описать это… оно горячее и ледяное одновременно! Кажется, дичь, обитающая во льдах, сильно отличается от привычных животных. Их тела навечно пропитаны морозом. Но помимо непривычного вкуса эта еда отличалась еще кое-чем. Она была пропитана толикой чистой магии! Причем как будто изначально, а не в процессе готовки. И некий дополнительный заряд бодрости эта энергия в себе несла. Жаль только, бесконечно смаковать приятные воспоминания невозможно. Сколько там до конца лестницы? Много.
– Юрванэль, а не проясните один вопрос? Меня еще вчера заинтересовало, когда вы представились… Название вашего дома. Оно что, осталось со старых времен?
– Да, Полыхающий Корень много старше самих хид’ара. И это единственный дом, ушедший почти в полном составе. Даже несмотря на то, что у нас до сих пор гораздо больше одаренных стихией огня, чем тех, кто склоняется ко льду. – с некой гордостью в голосе поведал мне маг.
– А не расскажите о других домах?
– Что ж, слушайте. Совмещу с краткой историей моего народа и начну, пожалуй, с погибшего дома Черного снега… Он образовался из первых эльфов, практиковавших магию льда. Но неофициально, звездорожденный князь оказался признавать дом. Ведь подобное необходимо было заслужить. Так что формально все те эльфы лишь стали простолюдинами. Только вот слишком много появлялось тех, кто хотел заниматься льдом. Хотя последующие адепты новой магии, наученные горьким опытом первопроходцев, не решались уйти из своих домов.
Так на грань раскола были поставлены «Светлая Ветвь» и «Алый Парус». Главам не нравились перемены, а молодежь стремилась к ним… А потом грянул гром. Князь из страха заклеймил лед темным искусством. Некоторые просто роптали, мой дом в полный голос выразил несогласие, Ветвь и Парус распались окончательно. Причем упертых и там и там оказалось гораздо меньше… и почти все они из рядов высшей знати. Так о себе заявили дома Инеевой Ветви и Лазурного Паруса. Последние даже ухитрились завладеть большей частью кораблей своего старого дома, а ведь тот контролировал почти половину от всего флота Эль’Дэтэры. Естественно, эти новые дома тут же нарекли бандитскими, чуть было не вспыхнула война…
Но какая-то умная голова бросила клич: « А ну их всех, пускай думают что хотят, у нас есть корабли, и ничто не мешает найти новую родину!» Князь же в тот момент совершил единственный здравый поступок – позволил уйти всем, кто того желал. Исход растянулся почти на десятилетие. Четыре дома и десятки тысяч простолюдинов нашли здесь свою землю. Чуть позже один воин-кузнец, Райтэль Онэл, создал свой первый сталгэримовый меч. Так зародился еще один дом, Морозный Клинок. А потом война все же началась… И кончилась она слишком быстро. Основатели школы льда приняли на себя всю тяжесть удара, Остальные решили, что только на леднике можно оставаться в относительном спокойствии. Ведь и здесь было полно опасных животных, а великанов мы даже по сей день не истребили.
– Спасибо за интересную историю. Но почему вы не упомянули дом Хрустальной Рощи?
Занятно, мой вопрос вызвал у мага легкий ступор и призрак недовольства, скользнувшего по лицу. Интересно, к чему бы это?
– Да, не упомянул. Хотелось бы знать, откуда вам известно о самом факте его существования? – с какой-то злой ухмылкой спросил эльф.
– Один хид’ара как-то заявил, что он представитель именно этого дома.
– А имя у этого идио… господина есть? – продолжал допытываться Юрванэль.
– Прошу прощения, не получается вспомнить. – нагло соврал я.
– Жаль. Ну что ж, раз вам известно, что этот дом существует, тогда добавлю только то, что он самый молодой из всех и появился около четырех веков назад. И заслуги его основателя поистине велики, не будь его, и кто знает, существовал бы наш народ ныне. Это все, что я могу рассказать.
– Ясно, государственная тайна. Значит, не буду больше лезть к вам с расспросами.
Хотя надо признаться, что их время и так прошло. До вершины ледника оставалось всего ничего – пара десятков ступеней. И как только миновали последние из них, окружающее тепло почти мгновенно сменилось сильнейшим холодом…
– Зря вы отказались взять шубу. – посмеиваясь, прокомментировал маг, создавший вокруг себя огненный кокон. Ничего, сейчас удивится. Хотя…
Странно. Проигнорировав первый порыв, я не стал спешить с повторением действия Юрванэля. Прислушиваясь к себе, заметил, что, несмотря на общий дискомфорт от низкой температуры, никаких болезненных ощущений нет… А ведь колотун вокруг страшный. Чуть повременив со своим коконом, решил, наконец, как следует осмотреться. Сейчас мы стояли у начала широкой дороги, проложенной между многометровых сугробов. Под ногами был лед, исцарапанный огромным множеством линий, благодаря чему обувь по нему не скользила. По обочинам возвышались тонкие столбы с магическими фонарями, работающими, похоже, круглые сутки. А в воздухе, прямо над головой кружил вечный хоровод тысяч снежинок, через который совершенно не проникал взгляд.
Мда, а ведь холод, верно, и впрямь можно терпеть. Но не нужно. В тот же миг вокруг моего тела замерцал кокон красного пламени, и температура подскочила до комнатной. А челюсть Юрванэля наоборот – двинулась вниз.
– Что это? – ошарашенно спросил он.
– Огонь. – с умным видом ответил я.
Больше вопросов не последовало. В частности, еще и потому, что марево впереди внезапно развеялось, а в небе появилась стремительно растущая точка. И уже через пару мгновений на землю величественно опустилась огромная снежная волчица. И да, ее крылья действительно состояли из тончащих пластинок льда, словно зависших в воздухе… Однако долго любоваться этим чудом не вышло, Улир’Эйхар быстро сложила свои широкие крылья за спиной, и в тот же миг они рассыпались на мельчайшие льдинки.
– Юрванэль, тебе не стоит прислушиваться. – прозвучал идущий отовсюду голос вьюги. А вот пасть волчица не открывала. Видимо, говорить она умеет только так, при помощи того, что ее окружает.
Маг же в ответ лишь немного склонил голову и быстро зашагал обратно к лестнице. А вокруг закружилась метель, отрезая овальное пространство чуть прозрачной стеной.
– Так нам никто не помешает. – прокомментировала ледокрылая. – И привет тебе, юный элементаль! У тебя и верно знакомый запах…
Вот так сразу что-то ответить на это заявление я не сумел. И какое вообще имею отношение к помощникам, которых вызывают умелые маги?
– Не понимаешь? А… еще и оскорбился. Не равняй настоящих элементалей с низшими духами первостихий! Это недалеким смертным позволительна такая ошибка. – со смешинкой в голосе пояснила волчица.
– Ясно. Тогда что я за элементаль? И причем тут запах?
– Эй, ты забыл о банальной вежливости! Мое имя тебе известно, а твое мне – нет. Начни с этого, а уже потом удовлетворяй свое любопытство. – улыбнувшись клыками, заявила моя собеседница.
– Ал’Крояр Сер’Ворг.
– Отлично. Как меня называют хид’ара, ты и так знаешь. Но можешь именовать просто Уланаэр. Так вернее, эльфы на деле лишь исковеркали настоящее имя под свой язык.
– И что же оно означает?
– А ничего! Это просто набор звуков, приглянувшийся моему отцу. И только. Но я на него не в обиде. – вновь улыбнувшись, ответила волчица. – Хм, что до вопросов… родич… Имя Недреун тебе ничего не говорит? Или, например… Клаи?
– Нет… и почему род…
– Потому что твой запах – почти тот же, что у него! Он мой отец. Похоже, что и твой. Но вот матери у нас с тобой разные. – перебила меня Уланаэр.
– Стоп! Мои родители – люди. Это мне известно отлично!
– Не эльфы, а люди? Хотя разницы нет. То, в чьей утробе тебя выносили… значения почти не имеет. Кроме определенных, весьма серьезных недостатков. Ты элементаль, благодаря Недреуну, первому бабнику во вселенной. Ты частью демон благодаря Клаи – той, из-за которой отец стал самым неугомонным искателем во вселенной. Интересно, он нашел свой путь к Терре Изначальной? Или до сих пор натыкается лишь на ее отражения?
– Искатель чего? – спросил я первое, что пришло в голову.
– Приключений на части своего изменчивого тела, разумеется! Я, кстати, пошла по его стопам. Предпочла постоянству неизвестность… И вот до чего дошла. Уже целую вечность прикована к порожденному моей же силой леднику. Надо было слушать старшего брата… Хотя он тоже плохо кончил. – пробормотала погрустневшая волчица.
Слишком много шокирующей информации сразу. Плохо, голова распухнет.
– И что же он тебе советовал?
– Стать богиней, взять под опеку народ и остепениться, спокойно жить! Он поступил именно так. Кузнец! Интересовался только трудом и гора…
– Тантир?! Его так звали? – не веря собственной догадке, перебил ее я.
– Верно. Умениями он пошел в отца, но не характером. И именно по неосмотрительности Тантира я застряла здесь! Ввязалась в схватку ради спасения этого домоседа. Только куда нам было тягаться с Длайуном и пышущим силой Соларном?
– И что они с тобой сделали? Почему тогда не добили?
– То же самое, что и почти со всеми богами Дэтэры. Эти двое объединяли возможности и пользовались неожиданными самоубийственными приемами, но отточенными в совершенстве! Результат – силы всех элементалей и божественные энергии обращались против своих владык – они начинали жить собственной жизнью. А это смерть. Меня же спасло полное отсутствие амбиций богини. Я выжила… почти. Моя сила породила вечный ледник. Покину его – умру окончательно. Весь окружающий нас лед фактически и есть я. Теперь он дает мне силы, а не наоборот.
– А где был Недреун, когда вам была нужна его помощь?
– Искал твою мать… наверное. Или ее останки. У отца никогда не было ни капли ответственности, чтобы интересоваться судьбой плеяды собственных потомков.
Тут я немного задумался… в голове довольно быстро сложилась стройная теория, имеющая право на жизнь.
– Не думаю, что он ее нашел. Когда на Земле начали проявляться мои куцые возможности – это чуть не убило меня. А уж обладатели настоящей силы выжить в том мире вряд ли способны. Земля отрицает даже простейшую магию. И… кажется, я понимаю, почему ее никто не может найти. Любое вмешательство извне поражает очередное отражение. Мир же при этом остается таким, каким был. Скорее всего, все обстоит именно так.
– Ты называешь Терру «Землей»? Хотя какая разница. Это не должно меня волновать. Ал’Крояр, у тебя еще есть вопросы? – спросила волчица немного растянутым голосом.
– Конечно. Можешь объяснить, в чем именно состоит моя сила как элементаля? Понимаю, что она связана с металлами, но как?
– Нет, здесь я тебе почти не помощница. Разве что… Твои возможности неполноценны. Это влияние изначальной ярости, а также, скорее всего – твоих смертных родителей. Не знаю даже, сможешь ли ты добиться большего, чем псевдо-стальное тело. Наша сила постигается не наукой, а чувствами и ощущениями. Хотя это и твоей ярости касается.
– Понятно. Значит, я безумно слаб, и как развиваться дальше – понятия не имею. Даже яростью пользуюсь чаще с помощью заклинаний, нежели напрямую.
– Ну… тебе вполне по силам убить меня. – произнесла Уланаэр, отходя чуть поодаль, к самой границе окружающего нас вихря. – И, если твое любопытство удовлетворено, тебе придется убить меня!
– Стой! – выкрикнул я, прежде чем она изготовилась к прыжку. – Объясни хоть зачем?
– Я так хочу. Мне надоела эта ненастоящая жизнь, но умереть могу лишь в борьбе, ведь такова моя природа! Я не стану драться с теми, кто слабее меня. А ты здесь первый за долгое время, кто может дать, наконец, долгожданную свободу! Хватит разговоров, сражайся, мой единокровный брат! – выкрикнула волчица.
И сейчас, наконец, действительно прыгнула.


Сообщение отредактировал Dragorun - Понедельник, 09.05.2011, 21:34
 все сообщения
DragorunДата: Понедельник, 09.05.2011, 21:34 | Сообщение # 35
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
С немалым трудом я отскочил вправо, избежав удара могучих лап… но только для того чтобы в ту же секунду получить по спине мгновенно материализовавшимся крылом. Хорошо хоть плашмя пришлось, а ведь кромка там лишь чуть толще бумажного листа. Зато меня швырнуло далеко за спину ледокрылой, что дало немного столь необходимого времени. И только оказавшись вновь на ногах, я был готов ко многому.
Уланаэр же почти развернула свое тело для нового прыжка…
Однако она не сделала того что можно было ожидать. Вместо этого ко мне устремился веер крупных ледяных игл. С пути первой пары я уклонился в тот миг, когда вторая уже проходила через огненный щит… Словно в замедленной съемке и в ошеломлении наблюдал, как эти шипы лишь немного замедляются и слегка теряют в весе. Не останавливая движения я постарался пригнуться, но тут же уяснил, что летящая чуть ниже игла меня точно заденет. Тело просто не поспевает за разумом… Все на что меня хватило, это выставить перед собой неизвестно когда выхваченный клинок.
Доля мгновения и сотни острых осколков секут собою лицо.
«Какая хрупка льдинка!» – ехидно поделилась своим мнением Разящая.
А в мою сторону уже двигалась новая неотвратимая напасть. Массивный высокий вал, состоящий из огромной массы переломанного льда. И если честно, быть погребенным под ним как-то совсем не хотелось… Рывок вперед, моя собственная волна, следом взрыв щита… Перед самым столкновением я просто врезаюсь своими мечами в немного разрыхленную пламенем стену. И выскакиваю с обратной стороны, будучи изрядно подмокшим да исцарапанным.
Но волчица не собиралась давать время на отдых. С сумасшедшим свистом ее крылья разрезали воздух и по дугам устремились своими острыми кромками ко мне. Я же ушел в перекат прямиком к одной из этих безразмерных секир. К той, которая должна была ударить слева. И подгадав момент, вновь вытянул вперед руки с клинками, которые со всего размаху врубились в ледяную плоть крыла, породив дикий перезвон. Уланаэр в безнадежной попытке сохранить конечность потянула ее вверх, что позволило мне проскочить по инерции под этим обрубком, который вовсе не стал менее опасным.
И теперь был мой черед бить. Новый рывок, я буквально прорываюсь через пространство в полуметре сбоку от волчицы, а Разящая вот-вот начнет рвать ее снежную плоть… Сестра же не сдвигаясь с места, покрывается настоящей броней изо льда. Но клинок легко разбивает это препятствие. Только чтобы тут же завязнуть в холодных мышцах Уланаэр. Вместо ожидаемой раны почти во всю длину тела получился лишь неглубокий прокол, а я, с немалым трудом удержав в правой руке подзастрявший клинок, кубарем полетел вперед.
Кое-как вернув равновесие, тут же разрываю дистанцию, чтобы выиграть немного времени… разделенная Разящая слишком легка чтобы прорезать вязкую снежную плоть. Тем более что я должен не резать, а колоть. Трачу короткий миг чтобы соединить глефу, зажимаю ее в обеих ладонях и вновь устремляюсь к спине волчицы впавшей, похоже, в легкий ступор от полученной царапины… Несколько метров, с силой отталкиваюсь от земли… И замечаю на себе внимательный взгляд чуть повернутой назад головы Уланаэр. А лезвие глефы с силой прошибает пустоту и вбивается в лед под ногами, застряв почти вертикально.
Оглядываюсь и понимаю – времени, чтобы выдернуть орудие, у меня попросту нет. Ледокрылая уже оторвалась от земли и вот-вот размажет мою тушку о твердь. Выходит, не я один могу двигаться быстрее обычного. В последний момент разворачиваюсь за глефу, так чтобы она оказалась между мной и волчицей, упираюсь ногами в лед и напрягаю все мышцы, дабы удержать эту соломинку. И вижу тень испуга, мелькнувшую в глазах сестры, ведь теперь уже она не успеет ничего предпринять... Лезвие иглой вошло ей в левую подмышку. Короткий вскрик боли, могучая туша проносится над прижатой к земле головой, а Разящая вырывается из ледяного плена порождая целый фонтан осколков… Сам же получаю неслабый удар по макушке ее рукоятью.
– Лаэннта? – тихо прохрипел окружающий нас ветер. – Неужели ты была столь беспечна? – на этих словах волчица с некоторым трудом, но достаточно быстро поднялась на ноги и оскалила пасть.
«Лаэннта?» – непонимающе пробормотала глефа.
А я, в свою очередь, решил целиком воспользоваться короткой заминкой. И следующий удар должен стать наконец последним… Щит, рывок к ледокрылой, волна пламени несется вперед чуть опережая меня… Еще немного… Падаю на спину и на огромной скорости скольжу ногами вперед по оплавленному льду. Охваченная алым огнем Раязящая выставлена вверх под небольшим углом. В последний миг до удара взрываю щит, ослепляя тем самым Уланаэр…
«Стой!!! Остановись, не бей!» – раздается вдруг панический шелест стали у меня в голове.
«Поздно». – только и успеваю ответить я.
Клинок впивается в широкую грудь волчицы вместе с большей частью рукояти. Разжимаю пальцы и не пытаясь удержать оружие выскакиваю из под медленно заваливающегося тела. Постепенно возвращаю своим мыслям нормальный ход… Встаю на ноги, обхожу тело сестры по широкой дуге… И вижу некое подобие счастливой улыбки на ее морде. А в следующий миг слышу ее быстро затухающий шепот:
– Не бойся, и прими этот подарок. Прими…
Сумасшедшая боль вдруг пронзает мою правую скулу. Не в силах ее терпеть я падаю на колени… и понимаю, что получил просто зверское обморожение. Ощущения похожи, только вот слишком уж остры. Но через несколько секунд боль почти затухает. Осторожно потрогав щеку, я констатировал ее полную сохранность. Разве что холодная очень. Причем не вся, а только в некоторых местах. Однако и эти последствия постепенно сходят на нет.
«Разящая, почему ты хотела меня остановить?»
Молчание в ответ.
«Разящая?» – чуть обеспокоенно повторил я.
«Нет! Не так! Лаэннта! Лаэна’Нту’Аль, вот мое полное имя, запомни! Ты только что убил ту, которая знала, кем являюсь я на самом деле! Уничтожил шанс вернуть память о себе…» – прозвучал расстроенный, чуть не плачущий голос глефы.
«Прости». – только и ответил я. Спорить с ней и доказывать что-то бессмысленно.
Новая пауза… но через полминуты осознавшая себя Разящая вновь заговорила:
«Хорошо. Но обещай мне, приложить все усилия, чтобы узнать, кто я. Удели этой цели толику своего бесконечного времени, Ал’Крояр, элементаль стали».
«Обещаю. Самому ведь интересно!»
«И можешь продолжать звать меня Разящей. В конце концов это прозвище нельзя назвать плохим». – заметила немного повеселевшая глефа.
«Я буду совмещать. Чтобы ты свое настоящее имя опять не забыла».
И первые мысли по этому поводу у меня уже появились. Полное имя явно имеет эльфийские корни, но перевести я его не могу. А ведь смысл должен быть. Возможно это язык ушастых другого мира. А значит, этим вопросом нужно нагрузить нашего архидемона. Раз сестра узнала Разящую то, скорее всего, эта Лаэннта была весьма могучей сущностью. И могла изрядно наследить где-то во вселенной…
Но тут меня вырвали из размышлений хлопки крыльев раздавшиеся позади. Обернувшись, увидел злющую Фаэйру в чешуе… и стоящего истуканом вдалеке Юрванэля.
– Ты сражался?! – выдохнула дракона.
– Да, было дело.
– Я предупреждала тебя… Почему волчица напала? Почувствовав бой, я так испугалась. Боялась, что не успею! – засыпала меня словами чуть не плачущая жена.
– Все в порядке. – пробормотал я стараясь ее успокоить объятиями. – Ну, если не считать того, что мне пришлось убить единокровную сестру.
– Что?! Улир’Эйхар – твоя сестра? – неверяще произнесла Фаэйра. Похоже, моя реплика достигла цели, всю меланхолию сдуло моментально.
– Оказалось что так. И она поведала мне много интересного, а под конец заставила драться с собою. Как оказалось, ей давно надоело жить. Хотя… не думаю, что Уланаэр умерла окончательно. Она говорила «свобода». Что не всегда равно смерти.
Тут дракона порядочно задумалась над этими словами. А через некоторое время, внимательно присмотревшись к моему лицу, спросила:
– Что это у тебя на щеке?
– Понятия не имею. Как выглядит-то? – с нескрываемым любопытством проговорил я.
– Похоже на татуировку… как будто несколько переливающихся на свету осколков льда. Довольно красиво, на самом деле. – подытожила дракона.
– Занятный подарочек. Понять бы еще, что он означает. – пробормотал я после небольшой паузы.
– Вы точно это поймете. – громко произнес приблизившийся маг. – Эх, подозревал я, что все так кончится. Знал бы точно – ноги бы вашей на леднике не было. Но поздно…
– И теперь вы нас будете убивать, как покусившихся на самое святое? – скрестив руки на груди, предположил я.
– С какой стати? Вы ближайший родственник волчицы, исполнивший к тому же ее давнюю волю! Пускай многие из нас желали бы всеми силами оттянуть неизбежное. А теперь на вашей щеке еще и ее клеймо… И воспринимать его можно разве что как признание своим наследником. – тут он бросил взгляд на Фаэйру. – Да теперь верю, что вы не эльд’эра. Но кто?
– Я не имею никакого отношения к вашим врагам. И этого достаточно. – холодно ответила дракона, убирая все лишние элементы. Чтобы тут же задрожать от холода.
А я вдруг обнаружил что теперь вообще не чувствую никаких неудобств от чрезмерно свежего воздуха. Клеймо? Иначе и быть не может. Жена же, тем временем спохватилась и создала вокруг себя собственный кокон.
– Не буду настаивать. И прошу прощения за отношение всех моих соплеменников. – примеряющее произнес маг.
– Фаэйра, может, проявишь на лбу аккуратную диадемку из чешуек, дабы всякие не принимали тебя неизвестно за кого? – выдвинул я предложение, направляясь к телу волчицы – выдергивать глефу.
– Попробую. – почесав свое ухо ответила дракона.
Вдруг, как только Разящая вернулась в свои ножны, останки Уланаэр начали рассыпаться на мельчайшие переливающиеся на свету снежинки. Что-то похожее видел, когда умирали демоны. Хотя… Нынешнее зрелище смотрится не в пример более захватывающе. А в душе у меня слегка, почти незаметно покалывает.
Я убил собственную сестру… Нет, не сказать что осознание этого факта сильно тяготит совесть. В конце концов, сложно ощущать родство к той, которую знал-то не больше получаса. К той, которая чуть не прибила. Но кое-что давит на разум. Сон с битвой у башни хид’ара. Теперь, кажется, понимаю – это был ее сон, а вовсе не мой.
– Знаешь что, Юрванэль… пожалуй мы погостим у вас тут еще немного. Природой полюбуемся. Она, знаешь ли – просто замечательная! – огорошил я вскорости мага.
– И мнение хозяев в расчет не принимается? – с безнадежностью в голосе произнес он.
– А что, вы таки сильно против?
– Не настолько чтобы препятствовать. Но будьте готовы к тому, что некоторые вас начнут воспринимать как действительного наследника Улир’Эйхар. Окажитесь лишь на толику менее мудры – и вас возненавидят.
Посмотрим, посмотрим.
– Если никто не возражает, нам стоит вернуться в крепость. Там вещи, Хашарра… эм, милая, а ты… гостиницу не слишком сильно раскурочила? – спросил я спохватившись.
– Точно не помню, но полагаю, здание еще можно восстановить. – сконфуженно вымолвила жена.
На короткий миг представил тот жуткий переполох, который должен сейчас бушевать там, внизу… И грустно улыбнулся. Потому как торчать нам в крепости еще сутки точно.
Спустились мы довольно быстро, где-то минут за пятнадцать. Это ведь отнюдь не то же самое, что наверх подниматься. На последнем отрезке пути повстречали отряд хмурых вояк отправленных, похоже, проверить здоровье Юрванэля. Вид вполне живого мага оказался для них лучшим успокоительным, так что солдаты, облегченно повздыхав, двинулись в обратный путь, эпизодически кидая любопытные взгляды на меня и Фаэйру, последовавшую умному совету. Надо сказать, Диадема у нее получилась весьма симпатичная, причем было ясно, что это часть тела, а не прилепленное украшение.
В общем, по прибытии мы и впрямь обнаружили знатный бедлам. Не думаю, что свидетели сильно много поняли, когда у гостиницы вдруг сдуло пламенем целый угол на пару с крышей. Но произошедшее воспринималось достаточным основанием, для объявления в твердыне фактической мобилизации. Ибо из ряда вон. Чтобы всех успокоить магу пришлось проявить просто чудеса ораторского искусства, попутно разгласив не сильно-то и откорректированную версию событий на вершине подъема. Но, несмотря на мои опасения – хуже точно не стало. Многие и впрямь бормотали что-то вроде: «Вот и исполнилось ее сокровенное желание». Отдельной строкой стоит упомянуть умелый пиар «женщины, почувствовавшей неладное и, несмотря на беременность, бросившейся выручать своего мужа». Идиотизм, но после этой тирады мужской контингент крепости стал смотреть на меня с дикой завистью. А вот о чем говорили взгляды боевитых девушек, которых вокруг было тоже немало – понятия не имею.
Так что, умело решив возможные проблемы, хмурый Юрванэль повел нас на поиски новых апартаментов. Да так, чтобы рядом было поменьше душ, а то вдруг еще что-нибудь случится. Кому нужны пострадавшие? Ведь при разрушении гостиницы только чудом никто не пострадал.
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 11.05.2011, 11:36 | Сообщение # 36
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Понравилось, но я так понимаю это продолжение?


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
DragorunДата: Суббота, 02.07.2011, 16:02 | Сообщение # 37
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Итак, после дооолгого ничегонеделания выкладываю написанную сегодня проду.
 все сообщения
DragorunДата: Суббота, 02.07.2011, 16:03 | Сообщение # 38
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Чуть ранее. Хидэльтар, столица Льдов. Дворец Зиморожденного Князя.
Ярус личных покоев Князя.

На открытой террасе царила мрачная атмосфера. Горе витало в воздухе. Хотя почти никто из нескольких присутствующих здесь знатных эльфов никак не выдавал своего волнения… или других чувств, царящих в душе. И лишь одна женщина едва заметно теребила богатое платье. Но и это продолжалось недолго. Как только рядом послышались чужие шаги, она резко обернулась к только что вошедшему эльфу. В глазах ее застыла надежда.
– Сожалею, Княгиня, но я совершенно бессилен, – едва слышно произнес тот эльф.
А через мгновение все присутствующие, кроме него, повинуясь легкому властному жесту женщины, поспешили оказаться как можно дальше.
– Но почему?! Ты лучший маг жизни, докажи, что получил место первого дворцового лекаря не просто так! Мой муж должен жить. Должен!
– Я не всемогущ. Здесь способны помочь только боги. У Доэндаэла не более полутора часов, причем уже через сорок минут он окончательно потеряет сознание, – чуть монотонным голосом произнес маг.
И его слова вызвали тень обреченности, скользнувшую по лицу Княгини. Но та очень быстро взяла себя в руки.
– Объясни, что это? Еще час назад на балу Доэндаэл лучился здоровьем. Он без устали танцевал, хоть ненадолго забыв о своих обязанностях. Что с ним? Яд? Тогда какой?
– Нет, это не яд… Хотя верно можно сказать, что отравление здесь замешано, но не так, как вы думаете. Позвольте начать издалека. Знаете, что произошло с вашим мужем сто сорок один год назад? – спросил дворцовый лекарь.
Легкая злоба охватила эльфийку… чтобы тут же исчезнуть. Она привыкла к манере разговора своего собеседника. С тех самых пор, как родила сына, справившего сегодня свое семнадцатилетние. Омраченное внезапно постучавшейся в окно смертью его отца.
– Как я могу знать? Моя мать тогда только отошла от грудного возраста! Так что?
– Доэндаэла отравил его младший брат…
– У него был брат?! – перебила удивленная Княжна.
– Да, именно, был. Но главное, что яд оказался очень сильным, Доэндаэл фактически агонизировал, аура распадалась на части так быстро, что лекари не успевали ее латать. Организм же пострадал еще сильнее. Но его спасла Улир'Эйхар, на счастье оказавшаяся неподалеку. Она была очень дружна с отцом будущего Князя… Обо всем произошедшем знали немногие, а главное, кое о чем ведал лишь сам спасенный. То, что он рассказал мне двадцать минут назад.
– Не тяни, Оркен! – поторопила мага Княгиня.
– Ледокрылая связала его жизнь со своей. Не спрашивайте как, это выше моего понимания, – подытожил эльф.
– Но… Тогда почему Доэндаэл умирает? Неужели… – тут женщина запнулась, а ее глаза расширились от осознания случившегося.
– Да, Княгиня. Похоже, Улир'Эйхар мертва.
Ненадолго на террасе повисла тишина, и только безразличный ко всему холодный ветер продолжал свои размеренные завывания.
– Я должна проститься с мужем, – сказала, наконец, эльфийка и быстрым шагом ушла во внутренние помещения дворца.

Тремя часами позже. Северная часть Хидэльтара. Дворец Дома Полыхающего Корня.
Один из кабинетов.

За белым, словно вырезанным из цельного куска кости, столом сидел эльф в сложном, ассиметричном одеянии с преобладанием оранжевых и алых тонов. Несмотря на то, что лицо этого мага, которым он, несомненно, являлся, сохраняло свою молодость, но его совершенно седые, потерявшие весь снежный блеск, волосы выдавали собою почтенный возраст. И сейчас этот эльф с огромным вниманием слушал сбивчивую речь, доносящуюся из гладкого каменного шестиугольника, лежащего на поверхности стола.
– …Это все, Глава, – закончился наконец весьма не короткий доклад.
– Хм… Знаешь, Юрванэль, у тебя, кажется, появился шанс не только вернуть к себе мое доверие, но и подняться в иерархии Дома. И я очень надеюсь на то, что ты этим шансом воспользуешься. Полагаю, до Алдориа'Хроа'Вэг еще не дошли последние новости?
– У нас здесь пока только одна новость и я о ней уже поведал вам, Глава.
– Неудивительно, то, что я подразумеваю, пока не является всеобщим знанием. Но завтра утром весть будет на устах у всех в столице, а к середине дня донесется до самых глухих льдов, – тут маг резко перешел с немного шутливого на абсолютно серьезный тон: – Зиморожденный Князь Доэндаэл Хорскандэ уже пару часов как мертв.
– Мне все ясно, Глава. – ответил после десятисекундной паузы голос из разговорника.
– Как, даже не нужно ничего объяснять? – нарочито удивленно произнес эльф. – Тогда не буду тебя задерживать и надеюсь, ты не совершишь ошибок.

Новое место обитания нашлось достаточно быстро, поселили нас в пустующей офицерской комнате, внутри крепости. Конечно, до разнесенного ныне номера гостиницы по комфорту было далеко, но вообще, командиры тут живут весьма неплохо. Быстро показав помещение, Юрванэль тут же исчез, сказав напоследок, что пришлет с кем-нибудь обед. И верно, через двадцать минут я с Фаэйрой уже вкушал пищу, ничем не хуже вчерашней, восстанавливая тем самым потраченные утром нервные клетки.
А после, несколько раз в подробностях пересказал жене недавние события. Забавно, что моя сущность элементаля нисколько не удивила дракону, но зато добавила ей некой гордости, причем и за меня, и за себя одновременно. Заодно мы вдосталь поспорили о том, каким должен родиться наш ребенок, ведь у него будет как минимум три начала! И фантазия, если честно, тут функционировать отказывалась. Ясно только одно: он не станет ни полноценным драконом, ни демоном или же высшим духом стихии. Каждая часть ограничивает собою другие, и я тому живой пример.
За разговорами только под вечер, наконец, вспомнил про свое недавнее намерение связаться с Ластархом. Достал из недр дорожных сумок нужный амулет, посмеялся внезапно появившейся мысли о том, что почему-то никогда не ношу его на себе, а через пару минут уже слушал звучащий из костяшки голос демона:
– Знаешь, это наглость, никогда не отвечать на мой вызов, но при этом надеяться на то, что отвечу я!
– Так ответил же! Ладно, не злись, я исправлюсь. Просто забываю все поселить эту безделушку у себя в карманах. Может, чем порадуешь?
– Ничем особенным, кроме того, что в Морве вам лучше не появляться. Алгет, сев на трон, резко воспылал праведной местью за брата, и портреты двух ушастых сейчас висят на каждом углу… Он даже пытался надавить на нашего посла, так как был уверен, что вы скрываетесь в Багротуне, – тут Ластарх мерзко посмеялся. – Ну, мы со всей возможной честностью сообщили правду и даже позволили нескольким дознавателям попастись здесь как следует. Жаль только, Вларна запретила им соваться в леса…
– Ищейки люди подневольные, что приказали, то и делают. Не будь таким кровожадным. Лучше мне вот что скажи, не знаешь ли ты некой особы под именем Лаэна’Нту’Аль? Имя эльфийское, но я не могу понять, что оно означает. А ты говорил, что эльфов в других мирах полно и наши на их фоне вообще какие-то неправильные.
– Нет, так сразу не припоминаю… И кто же это? – решил уточнить демон.
– Понятия не имею. Я услышал это имя от своей сестры, которую убил собственными руками сегодня утром. И обещал кое-кому узнать о его обладательнице все, что только возмо...
– Стой, какую еще сестру ты убил?! О чем ты вообще говоришь? – перебил меня не понимающий ничего Ластарх.
– Еще одно имя. Уланаэр. Только не говори, что о ней ты ничего не слышал! Не поверю, – подсказал ему я.
– Волчица? Но ведь она мертва свет знает сколько лет! Значит, сумела каким-то образом выжить тогда? И ты, Ал’Крояр, ее брат? Закончивший то, что не сумели сделать Длайун и Соларн вместе взятые? Да чтоб моя мать инкубом оказалась! – выругался демон. Причем целиком тирада была куда длиннее. Но большей частью на неизвестном языке, к моему сожалению.
– Ну, Уланаэр мне не родная, а только единокровная сестра. И умереть она сама хотела, меня же заставила ей в этом помочь. Отказ не принимался.
– Так вот что я не мог в тебе распознать. Элементаля… Хотя это простительно, истинное зрение аватара много слабее моего родного. Ладно, повтори-ка то имя. Может, что и пойму.
– Запросто. Лаэна’Нту’Аль или просто Лаэннта, – тут же напомнил я.
– Хм… так сразу разобрать не могу. Веер лезвий… сзади, нет, за спиной, вот! И что-то еще… Было бы больше слов! Тебе нужно узнать, кто это? Могу попробовать, но не думаю, что это будет просто и быстро.
– Да, нужно. Уверен, эта личность чем-то известна. Или была известна, – тут я немного задумался над услышанными словами, а в голове появилась догадка. – Ластарх, демоны могут говорить на любом языке вселенной?
– Если услышат на нем хоть пару предложений. Но не все, слабейшим этого не дано…
– И тебе, значит, знаком некий Шолетр? Может быть, под другим именем.
– Первый раз слышу, – слишком уж быстро ответил архидемон.
– Ну, значит, показалось… Ладно, неважно. Да, вот что, умениями элементаля ты мне помочь овладеть, конечно же, не сможешь? – перевел я разговор на более практичную тему.
– Нет, разве что могу подробно объяснить, чем мы отличаемся друг от друга, но это чистая теория, и она тебе ничем не поможет, – подтвердил мою догадку Ластарх.
– Все равно интересно было бы послушать. Если можешь, дай выжимку, пригодится.
– Выжимку? Хорошо… Итак, большинство разумных существ имеют в себе три составляющих: тело или большей частью физическая часть, аура – энергетическая и душа, отвечающая за эмоции. Все они неразрывно связаны, а многие функции дублируются… но не буду сообщать известные истины. У демонов акцент существования очень сильно смещен на тело и в особенности – душу, они в паре почти целиком берут на себя базовые функции совершенно атрофированной ауры. И ее временная потеря для нас, в принципе, не смертельна, хотя и не приятна. Лишиться тела – хуже, но это тоже можно перенести. А у элементалей почти все совмещено в ауре и завязано на энергетику. Некоторые из них могут бесконечно долго жить вообще без тела, хотя чаще всего оно является эдаким продолжением ауры. Мало того, известны элементали, умудряющиеся сносно жить после полной потери души! Но этих мне искренне жаль. Теперь про тебя. Точно судить не берусь, но ты обладаешь телом, недотягивающим до демонического, это я, конечно, сравниваю отнюдь не с мелюзгой нашего вида. Аура должна быть много сильнее, чем у демона или простого смертного, насколько – сказать не могу. Душа же у тебя важнее, чем у любого элементаля. Ведь ты именно из нее черпаешь свою ярость.
– Мда, этого нам в Академии не рассказывали. Ластарх, Уланаэр сказала, что я большей частью именно элементаль. Значит, потенциально, возможности ауры должны превосходить таковые у души… однако практика пока доказывает обратное, – сказал я, как только демон взял паузу.
– Думаю, твоя аура сейчас большей частью «кормит» собою тело. Но есть еще кое-что – любое действие силы элементаля включает собою касание аурой, а она у них не просто сильная, но еще и большая! Твоя же – фактически заключена в форме тела. Даже у людей аура немного выступает, но не у тебя. Это явно проявление демонических корней, хотя у нас она вообще сжата вокруг сердца.
– Что ж. Спасибо за лекцию, мне надо над всем этим подумать. Передавай привет Вларне, Ластарх, – немного отрешенно подытожил я разговор.
– Передам. Не пытайся умереть там раньше времени. С тебя станется наступить на ногу какому-нибудь мелкому богу!
Если я найду здесь бога. Они на Дэтэре, знаете ли, занесены в красную книгу. Впору звать наших ученых, дабы те составили банк ДНК и спасли умирающий вид. Ладно, это, конечно, смешно, но у меня вопрос, как освободить ауру от оков плоти? Вариант с банальным избавлением от последней – не предлагать… Ну, первая идея уже есть, кровь вне тела содержит в себе часть ауры, причем как бы не концентрированную. Только чем это знание может помочь? А черт его знает!


Сообщение отредактировал Dragorun - Воскресенье, 03.07.2011, 18:12
 все сообщения
DragorunДата: Воскресенье, 03.07.2011, 17:54 | Сообщение # 39
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
На этом мои сегодняшние размышления о собственной природе и закончились. Так как к нам Юрванэль в гости заглянул вот так вот вдруг. И настроение у него, судя по всему, изрядно приподнятое.
– Я пришел уточнить, когда вы собираетесь двигаться вглубь ледника? – спросил эльф, сразу как его пустили в комнату.
– Мы никуда не торопимся, но, несмотря на это, думаем уезжать из крепости завтра утром, – ответила за меня Фаэйра, читающая какую-то книгу, сидя у искусственного камина.
Впрочем, пламя там настоящее, даром что магическое.
– Хорошо. Вам в любом случае нужен будет проводник. И я могу предложить в его роли себя самого, – на этих словах Юрванэль выжидающе посмотрел на меня. Странно, но кажется, он… немного побаивается отказа.
– Вы первый маг крепости и фактически заместитель ее коменданта. Неужели столь просто дозволяется бросить свою службу здесь?
– Я, так или иначе, должен уезжать. Глава Дома требует присутствия в столице, а моя служба в Алдориа'Хроа'Вэг была именно его приказом. Конечно, если бы это назначение прошло по линии Зиморожденного Князя, мой Глава даже и не посмел бы им пренебречь.
Недолго был непонятен смутный страх этого ледышки. Он сознался во всем почти прямым текстом. Вполне возможно – намеренно.
– Спасибо за разъяснения, Юрванэль. Не думаю, что ваше общество на протяжении нескольких дней нас как-то отяготит. Даже наоборот, – ответил я эльфу.
– Тогда зайду утром. Лучше всего будет выехать как можно раньше, чтобы ночь не застала во льдах. Тихого вечера, – сказав это, маг поспешил избавить нас от своего присутствия.
А мы сами решили внять невысказанному совету и не засиживаться до середины ночи. Благо если делать совсем нечего, то что нам мешает просто лечь спать?
Новый день же принес с собою первые проблемы, еще вчера казавшиеся не слишком важными. У Фаэйры отсутствовало собственное средство передвижения. Конечно, можно было посадить ее к себе на Хашарру, но развивать недавнюю практику все же не стоит, седло у меня на двоих не рассчитано. Так что, стоя во дворе у общих крепостных стойл, мы начали короткое совещание…
– Можно купить коня в фактории у озгородцев, – высказала первое и совершенно неудачное предложение дракона.
– Лошади не выживают во льдах, там нужен ворг, – покачал головой Юрванель. – И… в принципе, я могу уговорить интенданта продать одного из наших. Есть там несколько оставшихся без хозяев. Но нужно будет выбрать самого спокойного пса.
– Учтите, я не умею ездить на воргах, – предупредительно проинформировала Фаэйра.
– В этом нет ничего сложного, спросите у своего мужа.
Эх, и как ему объяснить, с какой стати сия реплика вызвала у нас эти короткие, но весьма громкие, а главное – истерические смешки?
В общем, ответственные за ездовую «матчасть» нашлись минут в пятнадцать. Собственно интендант крепости и заведующий стойлами. Последний быстро провел нам небольшую экскурсию, показав наличный товар. Четверка милейшего вида песиков различных расцветок и габаритов, каждый из которых был заперт в отдельной железной клетке. И доверия не внушал ни один из них. Оно и понятно, ворги, скорее всего, привязываются к своим хозяевам даже сильнее ксарнов. Но дракону это не волновало. Как только она увидела одного из волков, к слову, самого огромного, из-за густой шерсти казавшегося даже большим, чем моя Хашарра… Глаза Фаэйры загорелись жаждой обладания столь добродушной зверушкой. Но ничего удивительного, это был единственный ворг хотя бы частично черного цвета, если конкретнее – белый в крупных рваных полосах, вызывающих у меня ассоциации с деформирующим камуфляжем современных истребителей… Надо ли говорить, что этот волк выглядел еще и самым злобным среди доступных вариантов?
– Откройте дверь, – с легкой улыбкой произнесла дракона, заворожено наблюдающая за негромко, но угрожающе рычащей мордой.
– Но… – начал было заведующий стойлами.
– Откройте дверь! – отрезала Фаэйра.
Полминуты возни с ключами, и вот она уже медленно входит внутрь. Я, конечно, подозреваю, что именно собирается делать моя ненаглядная, но боюсь, ворг этого не переживет.
Короткая игра в гляделки, зверь стоит недвижно с предостерегающе оскаленной пастью. Один удар сердца, почти единовременный смазанный рывок двух хищников… Несколько хлестких ударов покрытыми чешуей кулаками, короткий жалобный скулеж и новый, оглушительно-громкий рык драконы, исполненный фактически у самого уха поверженного наземь и не смеющего даже пошевелиться пса…
– Как его зовут? – коротко осведомилась Фаэйра, встав в полный рост.
– Свархвир, – ответил весьма быстро совладавший с собой «конюх». Но о вчерашнем здесь все знают, так что ничего удивительного.
– Сколько вы за него потребуете? – спросил уже я.
–Такой уникальный ворг стоит никак не меньше двух десятков золотых, – сообщил улыбнувшийся во весь рот и просто лучащийся дружелюбием интендант.
Он, верно, счастлив избавиться от этой псины, да еще и содрать с нас втридорога. А ведь главное знает, что торговаться не буду, ибо не пристало до подобного опускаться брату Улир'Эйхар! Но свое фи ему все одно – выскажу.
– Не подозревал, что хид’ара так низко ценят золото. Хотя и понимаю все возможные причины этого, – произнес я чуть ехидным голосом.
Вообще, последние месяцы как-то даже не замечаю, откуда у нас берутся деньги. Большей частью выходит, что за меня платят власть имущие. И кошелек почти не похудеет от этой конкретной траты. А ведь можно еще вспомнить об очень «весомой» закладке на черный день… Дюжина небольших кусочков драконьего мифрила, заготовленных в последние дни пребывания у гномов. Каждый стоимостью от тысячи золотых до бесконечности – здесь все зависит от умения торговаться и платежеспособности клиента.
Вся наша последующая возня с новым приобретением и окончательные сборы не заняли много времени. И уже через сорок минут мы начали свое восхождение по ступеням подъема, пешком, конечно. Животным и так вещи на своем горбу в крутую горку тащить приходится. Кстати, перед самым выходом из крепости я заметил какую-то едва уловимую суету, охватившую ее обитателей, но особого значения этому не придал.
– До вечера нам надо успеть оказаться в Мидхальтаре. Это единственное поселение на нашем пути в долину, – сообщил Юрванэль, как только подъем остался позади.
– Долину? – переспросила дракона.
– Ну, вы же не думаете, что весь народ хид’ара мерзнет в городах посреди льдов? Или, в самом деле, полагаете именно так? – шутливо ответил маг.
– Ну да, мы могли бы и сами догадаться. Однако подробных карт ледника я в глаза никогда не видел, ведь за его пределами их некому составлять. А на тех, что есть, здесь сплошное белое пятно.
– Уверяю, на самом деле в этом пятне очень много просветов. Хотя могло бы быть и больше, – чуть задумчиво прокомментировал мои слова эльф.
На этом разговоры до поры прекратились. Первую пару часов пути наши животные держали очень быстрый темп, причем между Хашаррой и Свархвиром даже завязалось некое подобие состязания. На их фоне легкий и юркий волчок Юрванэля смотрелся отощавшей лисой, хотя в скорости он точно никому не уступал – ибо бежал налегке. Но двух тяжеловесов эта «дворняга» едва ли интересовала. Фаэйра, кстати, привыкла к новому животному достаточно быстро, благо ворги снежных эльфов оказались куда понятливее обычных лошадей. Ну и метод дрессировки забывать не стоит, Свархвир теперь еще долго будет стараться во всем угодить своей новой хозяйке.
А на третьем часу окружающее нас белое марево наконец-то рассеялось, явив кристально чистое бирюзовое небо и уходящий вдаль горизонт. По разным сторонам от дороги иногда виднелись гордо возвышающиеся над снежным покровом могучие пики плененных тысячелетним льдом гор. Сама поверхность ледника оказалась очень неровной и была усеяна многочисленными рытвинами, пещерами и проломами. И какими бы безжизненными поначалу ни выглядели окружающие просторы, на самом деле все обстояло совсем иначе… То в десятке лог мелькнет на секунду силуэт крупной птицы, то из-за оврага покажется небольшой табун белых бизонов… или же разнесется вездесущим эхом предсмертный крик задираемой дичи.
Здесь не только один лед. На многочисленных осколках камней растут странные синие мхи, свободные горные склоны просто усеяны кустарниками и небольшими деревьями, а редкие геотермальные источники порождают вокруг себя целое буйство растительности. Буйство по меркам этих пронизанных вечным холодом мест.
До заката оставалось, по меньшей мере, часа четыре, когда далеко впереди показалась медленно растущая точка, иногда вновь скрывающаяся в складках местности. Юрванэль тут же предупредил, что это и есть Мидхальтар. А уже совсем скоро появилась возможность рассмотреть это поселение во все растущем с каждой минутой количестве деталей. Массивная, постоянно готовая к нападению неведомого врага твердыня, заключенная в монолитные сталгэримовые стены. Да, это был скорее цельный замок-переросток, чем город. Замок, в котором коридоры образуют настоящие широкие улицы с комнатами-домами… По крайней мере, представлялось мне все именно так.
– В Мидхальтаре временно может разместиться небольшая армия, пять полков, пять тысяч эльфов. Комплекс строился именно для того, чтобы пропускать через себя самое большое из возможного количество солдат, идущих из долины, – поведал наш проводник, как только стали более-менее ясны истинные площади сооружения.
Хотя высота внешних стен здесь не сказать чтобы сильно велика, метров пятнадцать… По сравнению с отдельными примерами гигантомании в фортификации городов Дэтэры – это вообще мелочь.
– На случай осады Алдориа'Хроа'Вэг? – уточнил я.
– Именно на этот случай. Сейчас же здесь не наберется и четырех сотен постоянных жителей. И внутри Мидхальтара обычно царит пустота… За исключением небольшой обитаемой части. Не иди у нас вялая торговля с Озгородом, там бы вообще только один ветер гулял. Хотя фанатики, охотники и отшельники всегда будут тянуться к этому месту.
Вскоре мы оказались перед узким полуовалом врат, зажатых меж двух угловатых башен. Несколько секунд неуверенного топтания на месте, короткий щелчок, и створки со свистом уходят вглубь стен. А как только все оказались в крепости, звук вновь повторился, и врата в один миг встали на свое место.
Я быстро огляделся по сторонам… Ну что, предположение оказалось частью верно. Плотность застройки здесь превышает все разумные пределы. Совершенно дикое нагромождение переходов над головой целиком закрывало собою небо, десятки лестниц разной степени крутизны уходили во всех направлениях от некоего подобия кривой вымершей «улицы», на которой мы оказались. Интересно, как здесь вообще можно ориентироваться?
– Это все возводили очень быстрыми темпами, об удобствах и эстетике тогда никто не задумывался. А сейчас уже поздно. Следуйте за мной, – спешиваясь, сказал Юрванэль, до того с минуту наблюдавший наши ошеломленно-кислые мины.
Да, уж что, но такой архитектуры я от эльфов никак не ожидал.
Всего через пяток минут, немного поплутав по переулкам Мидхальтара, оказались перед входом на некое подобие постоялого двора, стоящего, судя по всему, у границы обитаемой части комплекса. Так, в окнах вокруг уже горят редкие огни, стены доносят эхо голосов и играющей где-то тихой музыки. Осмотревшись, мы быстро привязали своих животных к специально поставленным столбам и вошли вслед за огневиком в приоткрытую двухстворчатую дверь…
Ну да, а здешние эльфы никак не ожидали появления в разгар своей тихой пьянки двух ушастых неопределенного вида. И главное, вот эта вот на эльд’эру очень смахивает. Красную тряпку заказывали? Кто же первый крикнет: «бей высшую!»? Не кричат... Кажется, они все враз протрезвели. Ну и прекрасно.
«Что?!» – возмутилась Разящая.
«Лаэннта, не бузи, то, что драка еще не началась, совсем не равно тому, что она вообще отменяется. Жди, будет и на твоей улице праздник».



Сообщение отредактировал Dragorun - Среда, 06.07.2011, 01:30
 все сообщения
DragorunДата: Среда, 06.07.2011, 01:29 | Сообщение # 40
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Вообще, обстановка в этом, достаточно просторном помещении разительно отличается от того, что можно было увидеть на улице. Простенькая, но изящная мебель, мягкий «морозный» орнамент на стенах и равномерный свет, идущий от стилизованных под свечи магических светильников. А также маленькая толпа, голов под сорок, всяческих эльфов, пребывающих в заметном подпитии. И лица у всех такие грустные-грустные!
– По какому случаю траур? – осведомился у присутствующих Юрванэль.
– Зиморожденного Князя погубила какая-то страшная болезнь, уважаемый маг, – тихо ответил некто в белой кожаной куртке. – А еще… слухи.
– Да, слухи! – тут же повторили несколько голосов.
– О каких слухах идет речь? – продолжил огневик тянуть клещами слова.
Хотя, думаю, ответ ему и так прекрасно известен.
– Что будто бы Улир’Эйхар покинула нас.
Пару секунд Юрванэль явно о чем-то размышлял, а потом огорошил всех разом:
– Это правда. Ледокрылая вчера исполнила свое давнее желание. Я сам тому свидетель.
Тишь, гладь да отвисшие челюсти. И главное, на нас, двух простых туристов, даже внимания никто не обращает. Хм, подозреваю, что этот шибко расторопный маг решил начать продвигать мою персону прямо сейчас. И ведь не могу так быстро сообразить, пойдет ли это на благо, или же наоборот? Сейчас все присутствующие разом зададут ему простой вопрос, и после этого заднего хода уже не будет…
– Кто? – почти прошептала в один момент нестройная разноголосица.
– Он, – указал кивком головы в известную сторону Юрванель. И прежде, чем толпа приняла какое-то решение, линчевать ли прямо сейчас или же сказать сквозь зубы «спасибо», наш болтун добавил к своим словам: – Ал’Крояр, брат Улир’Эйхар, признанный ею своим наследником. Так что в этом наша потеря не столь велика, как могла бы быть.
Нет, понимаю, конечно, большинство здесь присутствующих простолюдины, но у эльфов грань между ними и знатью очень размыта. Так что сказанные сейчас слова разнесутся по всей стране очень быстро…
Кстати, я необоснованно забыл об основной причине уныния этих хид’ара! Смерть Князя, да еще так «вовремя». Значит, просто погостить пару месяцев на леднике, ни о чем не задумываясь – будет весьма затруднительно. Уже сейчас надо выяснять все возможное о вероятных претендентах на трон. Особо не удивлюсь, прознав, что у отмучавшегося вчера правителя не было, например, законного наследника. Ну или еще какая ересь из того же разряда. И как результат – буча, в которую мало залезть, нужно еще и верную ставку сделать при этом. Ладно, одна простая подсказка у меня всегда есть, а большего требовать – верх наглости.
А тем временем население окончательно протрезвело и начало громко шептаться обо мне любимом. Юрванэль же направил стопы к хозяину постоялого двора, который, судя по многим признакам, принимал особо активное участие в поминках возлюбленного народом Князя. Достаточно быстро нам были предоставлены комнаты, куда мы незамедлительно и отправились. Где вскоре, со всем возможным усердием, приступили к набиванию бунтующих желудков. И ужин, кстати, оказался хоть и простоват, но очень даже неплох.
Однако с отходом ко сну вышла маленькая такая неурядица…
Сначала стены легко задрожали от долгого всепроникающего гула, похожего на звуки боевого рога. Чуть погодя на постоялом дворе началась суета, а уже через пару минут к нам в дверь постучался огневик.
– Нет желания взглянуть на ледяных великанов? Они сейчас как раз к стенам подошли. Теперь всю ночь вокруг крепости шататься будут… Так что спать нам, к сожалению, не придется, – недовольно пробурчал под конец своего вопроса маг.
Интересно, эти самые великаны для здешних что, как зверушки в зоопарке? Взглянуть! Тон, которым это было сказано, намекал на полное отсутствие какой-либо опасности… Я коротко переглянулся с Фаэйрой. Кивок…
– Раз так, то можно и посмотреть, – прозвучал мой ответ все так же стоящему за дверью Юрванэлю.
Довольно резво мы вновь оделись и, следуя за эльфом, отправились в короткое путешествие по улочкам Мидхальтара. Трудно было так сразу разобраться во всех этих переходах, козьих тропах да их направлении… Так что холодный воздух с верхнего яруса одной из башен оказался для меня и в особенности драконы самую малость неожиданным явлением природы. Но неудобства были позабыты, как только мы увидели их. Десятки существ под три метра ростом, немного дезориентированно слоняющиеся у самого подножия укреплений. То и дело ненадолго вспыхивающие злобой, во время которой великан начинал с остервенением наносить бессмысленные, но громкие удары по сталгэриму стен. А некоторые из переростков были вооружены огромными ледяными дубинами, но те быстро разбивались о нерушимый металл.
Убедившись, что особой угрозы нет, я начал подробно рассматривать самих великанов и довольно быстро набрел на ассоциации с викингами Дэтэры. Очень уж похожее телосложение, сплетенные в своеобразные косы редкие волосы… Именно, чересчур редкие. Это скорее замороженные да изрядно подразбухшие трупы двалдаров. Ожившие трупы. И поведение их в целом соответствует нежити. Только вот простая мертвая плоть кое-где сменяется крупными кусками цельного льда.
– Откуда вообще появились великаны? – спросил я, наконец, у Юрванэля.
– У этих должна быть где-то рядом пещера. А сюда они пришли, почуяв эльфов. Дневальщики наши совсем обленились, уж на один переход от Мидхальтара местность-то можно было зачистить!
– Не о том я спросил. Откуда изначально взялись ледяные великаны? Они ведь как-то связаны с двалдарами? – поправился я.
– Хм, да, верно, связаны. До появления ледника здесь было полно их рыбацких племен. Потом все люди погибли… Многие стали впоследствии этим, – тут маг указал рукой вниз, на беснующуюся нечисть.
– Но явно не все. Интересно знать почему.
– Есть предположение, и я ему верю, будто ожили только те, чьи племена поклонялись некоему особенному духу или демону. Те, чьи души потом побрезговала забрать Хель.
– Души? Это же нежить, она бездушна. Или я чего-то не понимаю?
– Великаны частично разумны. Посмотрите на них внимательнее, не все их поступки диктуются чистыми инстинктами. Они сами собираются в некое жалкое подобие племен, с настоящими вожаками. И живут небольшими группами.
– Разум – не обязательно прерогатива души. Разум вполне может быть порожден телом или же аурой, – отмел аргументы Юрванэля я.
– Не думаю, что ваша сестра ошибалась в своих суждениях, – привел железобетонный довод огневик.
– Да, против ее опыта мне нечего поставить... Значит, их злоба – это не память тела и не проявление хищного инстинкта, а эмоция, рожденная искалеченной душой. Во всяком случае, после такого она ни у кого не сохранит первозданный вид.
– Чтобы проверить, надо спросить у бога. Или у демона. Да у кого угодно, кто может рассмотреть саму душу. Мы, маги, на подобное, увы, не способны.
– Я тоже, но надеюсь, еще удастся научиться… Так, а вот это уже самое что ни на есть проявление зачатков разума! Назад! – резко выкрикнул я, как только увидел стремительно приближающуюся глыбу льда диаметром в метр, брошенную одним из великанов.
Скрыться в узком проходе во внутренние помещения башни успели как раз вовремя. А снаряд с громким звоном разбился на той самой площадке, где мы только что стояли.
– Возможно, нам стоит вернуться на постоялый двор, – предложил через минуту эльф.
– А эти через стену не перелезут? – с интересом осведомилась Фаэйра.
– Не должны… На подобное у них ума никогда не хватало, – покачал головой Юрванэль и зашагал по лестнице вниз.
– Все бывает в первый раз… – немного нараспев проговорил я, следуя за ним. – Как их убивать? И зачем великанам плоть разумных? Ведь обычных животных, по идее, должно хватать для пропитания.
– Сначала отвечу на второй вопрос. Великаны размножаются, точнее, возрождаются, с помощью нас.
– Что?! – хором выдохнули мы с драконой.
– Они способны сохранять души своих павших сородичей. А потом создают для них новые тела, когда есть доступный материал. Причем на это способны даже самые тупые из великанов, – сквозь зубы прошипел эльф.
– Еще раз, как их убивать? – напомнил я.
– Огонь – лучшее средство, но они не погибают от него мгновенно и не горят, так что нужно постоянно держать пламя. Хорошо, если удастся нанести удар чем-то очень тяжелым, ведь ледяные части тел великанов неплохо крошатся. Ну а если повезет застать такого днем… да тогда можно его хоть детской погремушкой забить до смерти! Попавший под лучи Соларна великан вообще не представляет никакой угрозы. Даже подо льдом в светлое время суток они пассивны и медлительны, – выдал инструкции маг.
Вернувшись на постоялый двор, мы напрягли страдающий вынужденной бессонницей персонал насчет небольшого ночного обеда, скоренько его уничтожили да разошлись по комнатам. А там, сидя на кровати, подрагивающей то и дело из-за хулиганствующих неподалеку великанов, я сокрушенно задавал в пустоту вопрос: «ну почему вывернутое наизнанку заклинание полога оказалось таким затратным?» Главное, как помню, Ластарх даже амулет нормальный с ним сделать не смог!
Ладно, свободным до утра временем можно распорядиться и по-другому. Хм… бросаю короткий взгляд на задумчивую Фаэйру, забравшуюся с ногами на кресло у окна… Нет, она говорила, что ей уже нельзя. И как определяет? Эй, а я ведь не об этом сначала думал. Итак, моя ярость порождается душой, эмоциями. А энергии ауры руководствуются чем-то иным. Но чем? Желаниями? Нет, они тоже исходят от души. Скорее, необходимостью. Да, это уже ближе… Требование и осознание его нужности. Только вот как сформулировать его к самому себе? Мое тело накапливает металлы инстинктивно, без приказа, всегда, когда это возможно и нужно. Вспомнить, что ли, древний опыт? Когда я пытался задавить в себе эмоции, причем достиг на этом поприще немалых результатов. Именно сейчас они не нужны и только мешают мне.
Пу-сто-та…
Нужно проверить. Нож в руке, короткий порез… красные капли на поверхности стола. Больно ли мне? Скорее нет, чем да. Нервы донесли до мозга информацию о полученном повреждении. Что-то похожее изобразила и моя аура. Да, отголоски боли все равно есть… Целиком избавиться от эмоций – это все равно, что выкинуть душу на свалку. А теперь… Моя кровь похожа на обычную, но это не так. Вокруг капель есть частички пока еще живой ауры, и значит, я имею определенную власть над содержащимся внутри клеток металлом. Раз можно впитать, то возможен и обратный процесс. Освободить. Не желаю, а требую. Это. Необходимо. Мне.
Неверно. Есть еще что-то, о чем я забыл или не догадался… Напрягаю свой истинный взор, стараясь рассмотреть содержимое капель во всех возможных подробностях. Эти многочисленные светлые вкрапления должны покинуть содержащие их клетки. Возможно, нужно целиком представить этот процесс? Попробую…
Кажется, я чего-то добился. Под кровавыми разводами появились махонькие серебристые пятна… да и концентрация частичек металла в каплях стала заметно меньше. А это что такое? На расстоянии одного-двух миллиметров от обрывков ауры какое-то мельтешение. Стоять! Смотрю на свою руку, а точнее на воздух, ее окружающий. Да, точно, здесь то же самое… Э-э-х. Раззява, про металл-то забыл, он вон опять втянулся в кровь. Ну и ладно. У меня другой вопрос, что это? Уж не… подарок ли сестры? Смотрим внимательнее. Мельтешит, мельтешит… вот! Редкие светло-голубые точки, молекулы воды, содержащиеся в воздухе, и его движение. Жаль, я это вижу только у кожи. Но раз вижу, то могу управлять? Что ж, попытка не пытка. Клетки крови пока еще живы, вот и проверим. Заставить молекулы замедлиться, тем самым создав зону холода. В теории все просто, посмотрим, как будет на практике. Вся эта крохотная масса у меня перед глазами…
Вашу мать! Ладно, хватит на сегодня, уже голова раскалывается. Но эксперимент можно с натяжкой назвать успешным. Вон, несколько красноватых льдинок валяется на поверхности стола. Мертвее не бывает. Освобождение частичек металла не убило клетки, но холод с этим справился играючи. Что мне и даром не нужно! Потом надо будет разобраться, почему подобное произошло и можно ли избежать такого результата.
Так, а за окном у нас что, утро уже? Засиделся, однако, я…



Сообщение отредактировал Dragorun - Пятница, 08.07.2011, 02:53
 все сообщения
DragorunДата: Пятница, 08.07.2011, 02:52 | Сообщение # 41
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
С непреодолимой сонливостью, как оказалось, хид’ара борются очень просто. Огромный стакан напитка под названием «н’аэнт», употребленный вместе с плотным завтраком, кого угодно заставит взглянуть на мир широко распахнутыми глазами. А на легкое присутствие в этом вареве алкоголя мне пришлось глаза наоборот – закрыть. Нет как-то особого желания клевать носом в седле. Вняв настоянию Юрванэля, кстати, перед выездом захватили с собою еще и по небольшой фляге с н’аэнтом, так как он может пригодиться где-то в середине дня. Только вот злоупотреблять не стоит… Что, впрочем, относится и к прекрасно знакомым энергетикам моего родного мира. Та еще гадость, как на вкус, так и по составу. Но иногда – необходимая гадость.
Дорога же большей частью мало отличалась от вчерашней. Бескрайний ледяной простор, обманчиво пустынный… Но позже все сильно изменилось. Сначала просто появился незаметный уклон, с которого постепенно спускались наши животные. А уже ближе к вечеру, когда небо по правую руку окрасилось в алый цвет закатного солнца… Зрелище, открывшееся в какой-то момент из-за границы льдов, я запомню надолго. И всегда буду рад увидеть его вновь!
– Значит, именно это создал основатель Дома Хрустальной Рощи? – спросил у огневика, когда наши ворги остановились, вняв легко заметному желанию хозяев.
– Верно, именно это, – кивнув, ответил мне эльф.
Не подозревал, что название стоит воспринимать столь буквально. Хрустальная Роща? Нет, скорее целый лес! Лес, заполонивший собою огромную долину, протянувшуюся с северо-запада на юго-восток, от горизонта, да горизонта! И только далеко впереди новая стена вечного льда просматривается над макушками бесчисленных деревьев. Но, главное, это они сами. Хрусталь – очень верное выражение, но оно не способно передать внешний вид дерева, излучающего к тому же мягкий, сине-фиолетовый свет. А здесь таких тысячи.
В памяти сразу всплывают картины пустоши у цитадели Дома Черного Снега. Вокруг нее было достаточно чего-то похожего. Кажется, давнее несчастье породило собою настоящее чудо природы, которое потом облагородили и превратили в бесценный бриллиант маги снежных эльфов.
– У вас больше нет пресечений силовых линий? И вы используете в качестве источника этот лес? – предположил я, вспомнив о магии, излучаемой растениями измененными выбросом. Жаль, с такого расстояния не разглядеть, как обстоят дела здесь.
– Да, хотя замена неравноценна, если учитывать одну лишь чистую силу. Даже сложив этот – западный лес и менее крупный восточный, мы получаем не больше десятой части от того, что мог давать источник под разрушенной цитаделью. Но в отличие от нее, Хрустальные Леса хид’ара могут защитить!
На этих словах мы возобновили свой плавный спуск в долину. Здесь снежные явно не страдали паранойей и не пытались возвести копию лестницы у Алдориа’Хроа’Вэг. Вместо нее имелся медленно изгибающийся внутри ледника искусственный пандус, по которому было легко следовать в обе стороны как пешком, так и верхом. Хотя, подозреваю, что конкретно тут эльфам и не пришлось особо что-то менять. «Природа», в лице неуправляемой силы моей сестры сделала все сама. Разве что дорогу проложить, да врата вон те внизу на всякий случай соорудить…
Именно у них мы встали ближе к наступлению темноты. Высокие стены, упирающиеся в отвесные льды, две витые иглы башен по сторонам, ну и собственно изукрашенные рельефами створки между ними. Как и в Мидхальтаре, невидимая стража не стала долго мурыжить путников. Только вот за первыми вратами оказались еще одни пониже, да полуовал очередных стен с колоннами, образующих эдакий закрытый внутренний двор. С некоторым количеством не очень-то дружелюбно настроенных солдат на нем. Что-то около двадцати…
– Кто вы, назовитесь! – прокричал некто из окружившего нас строя командирским голосом.
– Юрванэль Калла из Дома Полыхающего Корня с приглашенными Домом гостями.
Ага, теперь выясняется, что его глава нас еще и пригласил. Замечательно! Потом верно узнаю, что должен кому-то кучу денег и ключи от квартиры в придачу.
– Пускай представятся! И вам, господин Калла, придется подробно объяснить, что здесь делает эта эльд’эра, – выкрикнул все тот же офицер.
Кому-то ну очень хочется подергать дракону за хвост? К слову, диадему из чешуек на лбу Фаэйры мог не увидеть только слепой. Хотя, возможно этого мало… А теперь уже точно нет. Она за мгновение изменила глаза. Сомневаюсь, что хоть один эльф обладает подобными, горящими оранжевым пламенем, без белка и со змеиным вертикальным зрачком до кучи.
– Я Ал’Крояр Сер’Ворг, и вам, офицер, не стоит оскорблять мою жену. Она не имеет никакого отношения к врагам народа снежных эльфов, – отчеканил я, любуясь эффектом, произведенным невинной выходкой драконы. Солдаты-то немного попятились…
– Рука, скажу больше, на вашем месте я бы не был столь непочтителен к брату Улир’Эйхар, да к тому же – ее наследнику. Очень уж удивляет тот факт, что вы по какой-то причине не знаете, кого именно пытаетесь задержать, – тут же влез с претензиями Юрванэль.
Кстати, похоже, он неплохо знаком с этим воякой. Хотя чему тут удивляться, они же почти коллеги. И да, что-то наш огневик чрезмерно разогнался. Наезжает на эльфов неплохо выполняющих свою работу. Конечно, повод повозмущаться есть… Но его несложно отыскать в чем угодно.
– Я должен убедиться. Не считаю правильным верить всему, что говорят разные сплетники, – произнес в ответ офицер, вышел из строя и быстрым шагом направился к нам.
Занятно, форма одежды у него, почти ничем не отличается от формы остальных солдат. Такой же легкий кожаный доспех светлых тонов с несколькими частями из меха. Сам же рука, тем временем, встал в пяти метрах от Хашарры и стал внимательно рассматривать мою скулу с отметиной. А она, к слову, имела довольно сложный рисунок, да к тому же излучала слабый свет и легкий холод, так что не думаю, что любой татуировщик способен повторить подобное украшение.
Вот и офицер вскоре решил для себя что-то, медленно махнул рукой подчиненным и те мгновенно освободили дорогу. Еще несколько секунд пришлось подождать, прежде чем распахнутся вторые врата. Вновь перед нами дорога, но на этот раз – похоже ненадолго.
– До ближайшей деревни минут двадцать пути. И там есть одно поместье, принадлежащее Дому Полыхающего Корня. Думаю, хозяева с радостью предоставят нам временный кров. А уже завтра будем в столице, – сообщил Юрванэль, как только мы отъехали на поллоги от укреплений.
Отвечать что-либо я не стал, было занятие поинтереснее, конкретнее – вертеть головой во все стороны. Здесь, на краю долины уже было достаточно деревьев, которые создавали в сумерках совершенно сказочную атмосферу. Да уж, заблудиться ночью в таком лесу невозможно... Так же немало меня удивила сочная зеленая трава, стелящаяся всюду по земле. И только сейчас я, наконец, обратил внимание на то, что температура вокруг никак не ниже десяти-пятнадцати градусов. Хотя это простительно, подарок сестры странно повлиял на мое восприятие низких температур.
А вскоре впереди появились и первые постройки. Собственно, от хид’ара именно что-то похожее и ожидалось мною с самого начала. Несколько разновеликих овальных сооружений из белого камня с непременными иглами изящных башенок, возвышающихся над деревьями. Все органично вписано в ландшафт и словно является продолжением самого леса… Разве что дома не светятся целиком. Народу же на «улице» кроме пары-тройки эльфов почти не видно что, кстати, вполне понятно, ночь ведь фактически на дворе.
Юрванэль привел нас к крупному особняку неподалеку от центра деревни, состоящему из трех основных частей соединенных между собою дугами галерей и кучки построек поменьше. Никакой оградой или чем-то похожим здесь и не пахло, так что мы беспрепятственно прошли к ясно выделяющемуся главному входу. В какой-то момент рядом материализовались слуги, без всяких вопросов озаботившиеся животными, а еще пара любезно отворила перед нами двери поместья. Огневика тут прекрасно знают, это можно сказать точно.
– Господин Калла, хозяев сегодня, к сожалению, нет, поэтому мы не сможем оказать должное гостеприимство вам и вашим спутникам. Но все необходимые указания по поводу ужина уже отданы, а комнаты будут подготовлены сейчас же. Будут ли какие-нибудь предпочтения? – чуть ли не с порога отчитался эльф, похоже, исполняющий здесь обязанности управляющего.
– Жаль, я надеялся побеседовать с Оитэлом и его женой… Да, Лит, нам нужны только две комнаты, Ал’Крояр Сер’Ворг и Фаэйра Онретарр – супруги, – ответил управляющему Юрванэль.
Дальше я особо не прислушивался. Услышанного достаточно дабы сделать вывод о том, что система Домов хид’ара не сильно отличается от таковой у высших эльфов. Во время учебы у меня была возможность более-менее разобраться во всем этом. Все входящие в Дом признаются в некоторой мере родственниками, хотя на деле никаких кровных связей между большинством вообще нет. Большая часть имущества принадлежит в первую очередь Дому, а потом уже конкретному эльфу. По этой причине любой входящий в Дом может беспрепятственно попользоваться гостеприимством другого, в определенных рамках конечно. Сомневаюсь, что кто-то с низов посмеет заявиться на чай к главе Дома… И конкретно здесь, даже в отсутствие хозяев прислуга не может выставить Юрванэля на улицу. А ведь он явно не с последних ступеней.
Пока вспоминал прочитанные тексты, не заметил толком, как сел за ужин, уничтожил его и оказался в предоставленных нам с Фаэйрой гостевых комнатах. Спать хотелось неимоверно, так что разглядыванием обстановки я заниматься не стал. Думаю, то же самое касалось и драконы. Во всяком случае, в кровать мы рухнули почти одновременно, толком даже не раздевшись…
Дрянь эти ваши «бодрящие» напитки. После них к ночи только хуже становится.
Просыпаться было сложно. Хотя встали мы никак не раньше полудня, благо торопиться уже особо некуда. Позвав прислугу, разжились завтраком, еще с полчаса расправлялись с ним, и только после этого вылезли на свет божий. Как оказалось, огневик выбрался из своих апартаментов ненамного раньше нас.
А чуть позже, уже в дороге я начал осторожно задавать ему вопросы.
– Юрванэль, если не секрет, каково ваше место в иерархии Дома Полыхающего Корня?
– Если опустить подробности, то я стою где-то немного позади собственно членов семьи нашего Главы, – не без гордости в голосе ответил маг.
Интересно, а что это там за подробности, которые он решил опустить…
– Да кстати, все забываю, как его имя? Не хотелось бы опозориться при знакомстве.
– Лиекитал Комен’Ванэл, один из сильнейших магов огня среди хид’ара… И скорее всего, среди всех эльфов.
– А о семье Зиморожденного Князя вас не затруднит немного рассказать? – задал следующий вопрос я.
– Что именно интересует вас Ал’Крояр?
– Ну, это несколько неправильно, то, что я не знаю ровным счетом ничего о правителе хид’ара. В частности, об умершем недавно. Даже имя усопшего и то мне неизвестно.
– Здесь нет никакой тайны, Доэндаэл Хорскандэ был хорошим Князем. И за семь десятилетий он не сделал ничего, за что его можно было бы осудить. Но конкретно сейчас у нас, скорее всего, нет нового Князя, хотя я и не уверен… Сыну Доэндаэла, Хайрэлю всего семнадцать и он пока не может взять бразды правления в свои руки, даже просто наследником по закону он станет только будучи совершеннолетним. Не знаю, как именно главы Домов станут разбираться с этой проблемой. Закон то менять уже поздно, да и не имеют права они этого делать, – поведал мне Юрванэль.
Больше я решил его вопросами не доставать. Мне дано достаточно информации для размышлений. Но недостаточно для конкретных выводов, кроме того, что уже и так ясно. Например, глава Дома Полыхающего Корня, спасибо нашему проводнику, определенно узнал обо мне одним из первых. Соответствующие указания Юрванэлю были даны, причем это особо никто и не скрывал. Понятно, что Лиекитал хочет заручиться поддержкой наследника Ледокрылой раньше, чем это сделают другие. А для чего? Я пока не знаю, может ли глава Дома основать новую династию в нынешней ситуации. Но, подозреваю, что все-таки может. Конечно, достаточно задать прямые вопросы об интересующих меня законах. Ответы точно получу, но вреда от таких действий будет немеряно.
 все сообщения
omiffdubmurryДата: Пятница, 24.08.2012, 06:22 | Сообщение # 42
Группа: Гости





Приветствую!
Понравилось. Жаль, что автор не выкладывает продолжение - так хотелось бы узнать, чем все закончится.
Удачи!
 все сообщения
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты Dragorunа » Отражение Мира, вторая книга. (Продолжение писанины с кучей штампов.)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2018