Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: РОМАН  
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты Dragorunа » Отражение Мира, вторая книга. (Продолжение писанины с кучей штампов.)
Отражение Мира, вторая книга.
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:17 | Сообщение # 1
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
ПРОЛОГ.

Сколь многого для человека в жизни стоит Цель. Это бесценное сокровище, которое невозможно купить, украсть или получить в подарок. Да и сказать, что Цель можно найти… не будет правильным. Ее нужно представить, придумать, обрести во снах, наконец. Необязательно Цель должна быть достижимой, ведь это лишь мечта, к которой хочется стремиться. И далеко не все могут в действительности похвастаться, что обладают этой ценностью. Хотя многим удается по-настоящему жить и без нее. Кто-то подменяет Цель долгом. Перед страной или семьей – неважно. Да и не сказал бы, что это неудачный размен. Другие просто прожигают жизнь, «берут от нее все».
Я же хотел поставить перед собой слишком неподъемную Цель, прекрасно понимая, что никогда не буду обладать средствами для ее достижения. Даже слишком хорошо это понимая. И в результате моя жизнь стала обратной стороной медали того, что грезилось когда-то в мечтах. Хотя это уже было сложно назвать жизнью. Скорее, существование механизма, напоминающего собой человека. И внимательно наблюдающего за происходящим вокруг. Все крутилось вокруг одного-единственного, последнего оставшегося желания – не оказаться в неведении. Что ж, думаю, мне неплохо это удавалось.
Только вот на деле можно было грезить любыми Целями, что никак бы не изменило мою судьбу. Я считал себя неспособным противостоять целому миру – и оказался прав. Пускай и не подозревал, что копать надо было чуть глубже. И пускай это до сих пор лишь догадка, но в действительности разве можно на что-то рассчитывать, когда сами законы природы опровергают возможность твоего существования?
И день, два или, может быть, год – ничего не решали. Так или иначе, меня «опровергли». При помощи спортивного автомобиля. А на мой прощальный фейерверк Земля, должно быть, лишь тихо и злобно посмеялась.

Но иногда везет даже мертвецам.

Очнувшись, с изумлением узнал, что законы природы в разных точках вселенной вполне могут несколько разниться. И на этот раз мое бытие уже не являлось чем-то из ряда вон выходящим. Я словно перестал задерживать дыхание и, наконец, вздохнул полной грудью. Только вот мало оказаться в подходящих условиях. Потому что жизнь без маяка на горизонте все так же неполноценна. Но поначалу этого не замечал, так как было слишком много других проблем. Тех, с которыми не сталкивался ранее. И на время они вполне заменяли собой «привкус» дороги, движения к Цели. Чуть позже появился и долг, мое существование перестало быть абсолютно неважным, ни на что не влияющим. Ведь я полюбил, и что гораздо важнее – полюбили меня. Так что просто исчезнуть из бытия уже не получится.
Жизнь начала обретать объем и смысл.
А потом я ухватился за пророчество, которые все считали лишь красивой песней. Ощущение того, что судьба все решила за меня, принесло, как ни странно, облегчение и покой. Слова давно погибшего старика дали то самое чувство Цели, ради которого хочется идти дальше и жить. И даже если пророчество является лишь изощренным бредом сумасшедшего, и не оно на деле движет мною, а наоборот, главное, что этой, пускай не настоящей, но Цели хватит надолго. А потом либо сверну себе шею в процессе, и мне будет уже наплевать, либо буду обвязан слишком многими якорями, не позволяющими плюнуть на все и превратиться в животное. Или машину.
В этом случае Цель будет уже не нужна.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

1344г. Сезон Рассвета. 1 день Месяца Дракона.
Граница между Багротуном и Морвой.

В узком проходе меж горными цепями едва соприкасались друг с другом два мира. Здесь наполненные измененной нечистью мертвые леса земель вампиров, перенесшие гибель древнего бога… Ну а там можно увидеть жизнь такой, какой она могла быть в стране, которая вот-вот останется у меня за спиной. Стране, которую я бы вполне мог назвать если не родиной, то уж точно не чуждой для себя.
Что ж, осталось лишь несколько шагов до почти невидимой здесь, но отмеченной на множестве карт границы, так что вскоре мне предстоит узнать, похож ли здешний народ на тот, к которому относил когда-то я себя. Слишком сильно хочется увидеть что-то, чего был лишен последние несколько лет. Морва, можно ли назвать тебя сестрой Руси?
И ведь даже не могу сказать точно…
Хашарра замерла в нерешительности, передавшейся ей от меня, я же боюсь подать волчицу дальше… А мои спутники уже порядочно ускакали вперед. И только Фаэйра, занятая разговором с Ирналой, должно быть чувствует сейчас то же самое. Но не понимает причин… Если бы я сам понимал!
Что ж, иногда стоит быть готовым к разочарованию. Иначе можно так и протоптаться на месте всю жизнь. Вперед! Демоническая гончая всего в несколько длинных прыжков нагнала немало удалившихся от меня лошадей. Почти никто и не заметил небольшой заминки, только дракона на миг, отвернувшись от гномы, бросила всего один обеспокоенный взгляд. Хотя Миаргни и Гирин, пара молчаливых охранников Ирналы, вряд-ли изменят своему подчеркнутому невниманию, даже если я начну вытворять у них на глазах нечто совсем уж неординарное. Кроме нападения на подзащитную им первую дочь Шадара Арх’Атуна, конечно же.
Уже через пятнадцать минут скачки миновали первую морванскую деревню, и надо сказать, что размерами она больше походила на небольшой город. Неподалеку от поселка, на невысоких холмах справа от нас виднелось с десяток ветряных мельниц высившихся посреди полевых всходов… Но останавливаться здесь нам не было нужды, и первая встреча с бытом дэтэрских славян пока что откладывалась на некоторый срок. А еще по прошествии получаса езды, выезжая из небольшого хвойного леса, мы наткнулись на очередное крупное село, издалека очень сильно напоминавшее предыдущее. Чуть позже на пути повстречалась следующая деревенька… потом еще и еще. Нет, я, конечно, знал, что юг и юго-восток княжества заселены достаточно плотно, в отличие от болотистого северо-запада, но чтобы настолько! Подобного даже в Ортонской Империи не наблюдал. И подавляющее большинство из поселков, оказавшихся у нас на пути, занимались земледелием, хотя пару раз попадались небольшие шахтерские деревеньки. Меня озаботил вопрос, почему при столь заметной проблеме перенаселения Морва не расширяется на восток, к Седым Горам? Да, на равнине полно кочевых племен полуорков, но, для начала, большинство из них облюбовало земли на юго-восток от княжества, не столь плотно покрытые лесами, ну а главное – разве крупное и сильное государство не способно справиться с этой мелочью? Но нет, морванцы лишь обороняются от набегов.
Хотя насчет сильного вскоре у меня появились некоторые сомнения. Несмотря на то, что большинство поселений мы обходили стороной, пару раз все же пришлось проехать через некоторые из них. И поначалу я очень сильно удивился тому, что многие деревенские жители выглядят достаточно болезненными, словно большинство из них несколько недоедает. Это было очень странно, особенно если учесть, что засеянных полей нам уже повстречалось далеко немало. А потом приметил в той же деревне амбар, который очень плотно охраняли вооруженные алебардами стражники. Похожее зрелище обнаружилось и в следующей посещенной деревне.
Немного порывшись у себя в голове, припомнил, что Ортон, по большей части, живет как раз на импортируемом зерне, не меньше половины которого поступает именно из Морвы. А хлеб в империи я бы дорогим не назвал. Теперь, если судить по увиденному, выходит, что княжество почти все производимое зерно гонит на экспорт, у себя же оставляя лишь малую долю, которой едва хватает, чтобы народ не умирал с голоду. И либо Лорег Озевич, местный великий князь, просто и банально обнаглел от жажды наживы, либо его купили с потрохами имперцы. А может, что и понадежнее.
Из подобных размышлений неподалеку от городка под названием Ингред, в котором мы намеревались сегодня заночевать, меня вывело одно знаменательное событие. Можно сказать, даже Эпохальное. Именно так, с большой буквы.
На нас напали разбойники.
Ох, как я долго этого ждал, почти с самого момента своего «попадания»! Но все как-то не везло повстречаться с дорожными джентльменами удачи… Вот едут пятеро совершенно безобидно выглядящих путников: ушастая рыжая стерва с кинжалами на бедрах, не менее ушастый я с разделенной Разящей за спиной и, наконец, пара татуированных бородатых комков мышц, пускай и без видимого оружия (не слишком многим известно, что гномьи берсеркеры просто обожают все кистевое)… ах да, забыл, еще очень молодая девушка, которую, будучи сильно нетрезвым, можно принять за человеческого ребенка… так вот, секунду назад на дороге были лишь эти самые пять «совершенно безобидных» путников.
А сейчас к ним прибавилось около двух десятков мутных личностей, держащих в руках разнообразнейшее вооружение и не менее разнообразно одетых. И даже не сказать, что у них снаряжение убогое… мечи не ржавые, кольчуги, может, кому-то и велики на пару размерчиков, но вполне добротные. Луки у вставших поодаль, конечно, на эльфийские не тянут, но столь грубым рукам и незачем держать такую красоту. К сожалению, еще несколько встречающих, оставшихся в лесу, проинспектировать не удалось. Но не думаю, что они от остальных сильно отстают. Ну и последний штрих. Эти разбойнички недоеданием явно не страдали, так что к вышедшим на большую дорогу по немалой нужде их причислить не получится. Совершенно банальная в меру успешная бандитская ватага.
Пока я проводил смотр, один из разбойников соизволил, наконец, прервать неловкую паузу и рискнул выдвинуть требования:
– Деньги, ценности и девок отдавайте да проваливайте! Иначе здесь ляжете.
С полсекунды размышлял над решением возникшей перед нами небольшой проблемы, уж очень хотелось, так сказать, «порвать шаблон»… Но потом плюнул на это дело, потратил мгновение, чтобы выставить щит, а в следующее уже отправил в полет четверку огненных стрел по лучникам да пару крупных разрывных огнешаров по основным кучкам бандитов.
Большую часть преградивших нам дорогу сдуло в тот же миг. Остались, конечно, еще те, которые перекрыли своей «добыче» путь к отступлению… Но вот их тоже смело, но уже заклинаниями Фаэйры. Кто-то не умер сразу и теперь имеет все шансы некоторое время развлекать окрестности дикими воплями… А те, которые в лесу, даже скорее целы и невредимы останутся, несмотря на выпущенные по нам в момент атаки стрелы. Не особо горю желанием устраивать лесной пожар.
Время ускоряет свой бег…
Как оказалось, некоторые лучники разбойников не только выстрелить успели, но и попасть по своим целям удосужились. Но вот незадача, среди нас три мага, которые имеют достаточно сил, чтобы отгородится от подобной опасности. А гномы вдобавок еще и защитными печатями с ног до головы покрыты.
– Вы уж извиняйте, что не дали поучаствовать. Но мы маги такие, лишних телодвижений не любим. – сообщил я спрыгнувшим на землю недовольно хмурящимся охранникам Ирналы, не успевшим даже достать свои массивные кастеты.
«Продолжай в том же духе и заплывешь жиром через парочку лет». – издевательским тоном предупредила меня в тот же миг Разящая.
– Тьфу! – только и сплюнул на землю в ответ на мои слова Гирин, залезая обратно на лошадь.
Коротко переглянувшись с тихо хихикнувшей гномой, для которой каждая возможность подначить своих соглядатаев была на вес золота, я подал свою волчицу вперед. Нечего нам было задерживаться здесь, иначе можно провонять горелой человечиной. Хотя Хашарра пару раз протестующе рыкнула, ведь ей на происхождение мяса уже давно наплевать. Следом за мной потянулись и остальные. А до Ингреда оставалось всего пара лог.

Примерно через полтора часа. Ингред. Постоялый двор «Золотая Чаша».

За одним из столов в общем зале очень недешевого даже по меркам богатых иностранцев заведения четвертый час отдыхал некий совершенно неприметный господин. Однако было сложно объяснить, почему каждый раз при взгляде на него глаз соскальзывал с этого достаточно пестро одетого, по последней озгородской моде, человека. Обыкновенный успешный торговец с севера – вот и все, что подумал бы любой вошедший. Будь он морванцем, конечно, так например ортонец не подумал бы о неприметном господине вообще ничего. А ведь этот человек не просто так тратил немалые деньги уже на пятую бутылку легкого динорского вина. Тем более что любителем выпить он отнюдь не был.

Ожидание… Да, так можно еще сутки тут безвылазно проторчать! Взбалмошный самовлюбленный мальчишка! Ведь он должен был еще вчера сюда заявиться. Наблюдать… Скажите как?! Если не за кем. И что начальство хочет узнать из моих отчетов? Сколько юное дарование переваляет девок? Ну, это может быть интересно, только если они там надеются, что Гаюр подхватит сифилис и удавится от безысходности!
Эх, очередная кружка пошла. Как опостылела уже эта кислятина. Но с нее хоть не окосеешь… Где этот недоносок?! …Опять дверь? Боги, сжальтесь, пускай уже будет он… Чтоб вас. Однако нет, это ведь хоть какое-то развлечение! Уж больно компания странная… Эльф, несколько похожий на снежного, но вот кожа у него… следом высшая эльфийка да гнома из кланов Седых Гор… и еще пара коротышек оттуда же. Эх, жаль, я в их печатях не разбираюсь, многое ведь могло сказать… А еще ото всех них очень порядочно воняет угрозой, нет, скорее, даже предупреждением!.. Вот эльф уже болтает с хозяином… Три комнаты? Ясно, длинноухие, должно быть, вместе… Ужин. Мясо? Значит, он не из лесных, это точно. А эльд’эра – демоны тех разберут, может, и такие, как он, бывают. Только вот одежда у обоих эльфов явно не по родной моде. Рыжая так точно у имперских портных немало монет оставила… Эх, бросить бы мое бессмысленное наблюдение и заняться этими! Несколько часов, и точно узнаю много познавательного. А то ведь так и квалификацию потерять недолго. Ладно… следующая кружка. Чтоб Соларн этим винищем подавился! Что? Ну, неужели! Гаюр Озевич собственной персоной. Явился проинспектировать свою вотчину. Мне уже жаль этот городишко…

Въезжая в Ингред, я испытывал странное чувство. Казалось, что еще совсем недавно город был очень чист и опрятен. Лапы Хашарры ступали по уже давно, но добротно уложенной брусчатке, которая только-только начинала разбиваться, а окружающие дома, выстроенные в основном из бруса – то тут, то там красовались облупившейся краской или отсутствующими на своих местах украшениями. Хотя некоторые здания, которыми, должно быть, владели зажиточные горожане, в ремонте, похоже, не нуждались, но таковых вокруг было не слишком много.
Люди на улицах хоть и не казались заморенными голодом или другими невзгодами, но и счастьем явно не лучились. А в совокупности все окружающее несло в себе несколько знакомый запах… запах девяностых. Пускай и со своими особенностями.
– Мужик, а где в этом городе лучший угол для уставших и голодных путников, не подскажешь? – спросил я у одного работяги, засмотревшегося на нашу медленно плетущуюся по улице процессию.
– Хех, лучший угол? Так лучший это «Золотая Чаша», за поворотом. – издав нервный смешок и указав рукой направление, он продолжил. – Да, точно лучший. Там даже сын нашего князя несколько раз останавливался. – добавил к своим словам мужичина и тут же забыв о нас, направился по своим делам.
Хм, странно, что его рассмешило? Кстати, насчет сына князя, интересно, который из двух имелся в виду? У Лорега же близнецы, если я ничего не путаю.
А через пару минут мы уже оказались у порога крупного постоялого двора, и это заведение назвать обшарпанным вряд-ли у кого-то язык повернется. Да и причина веселости того горожанина теперь вполне ясна. Если судить по богато украшенным изящной резьбой стенам, витражным стеклам на окнах первого этажа да вышколенной прислуге, которая уже занималась нашими животными… цены здесь должно быть заоблачные. И позволить себе останавливаться в «Чаше», скорее всего, могут лишь представители знати да богатые торговцы.
Войдя внутрь, оглядел относительно пустой общий зал и сразу же отправился договариваться насчет комнат и ужина. Ну и, естественно, пожалел, что вообще заявился сюда. Потому что пятнадцать серебряных в сутки за одно рыло… Подобные расценки если где и можно найти, так это в столице империи. Всего-то в двух-трех гостиницах.
Не успел расплатиться, как рядом, словно из-под земли, выросло несколько слуг, на которых мы в тот же миг спихнули свои вещи, дабы они оттащили наши невеликие пожитки в комнаты. Хотя вру, у Ирналы багаж был как раз таки немаленький. Сувениров для родни, должно быть, кучу набрала в Носферсте, вот теперь все это с собой и тащит.
И как раз в тот момент, когда нам, всего после нескольких минут ожидания, подносили заказанную еду, мое внимание привлекли несколько новых лиц, ввалившихся в зал. Для начала входная дверь заведения отворилась уж со слишком сильно протестующим звуком, будто ее неслабо пнули ногой. В следующий миг появился сам обладатель ноги, которым оказался очень молодой, лет восемнадцати, светловолосый юноша с короткой бородкой, одетый в однотонный, но определенно очень дорогой темно-синий дорожный костюм и вооруженный рапирой. А за спиной парня высились две громады мышц, наделенные парой сложно отличимых туповатых лиц… Хотя… Нет, эти двое лишь довольно умело маскируются под идиотов, и с интеллектом у них проблем явно нет.
Юный посетитель тем временем зашагал прямо к хозяину заведения, который тут же начал громко, на весь зал доказывать окружающим, как сильно он рад очередному приезду столь дорогого гостя. Даром что хвостом не вилял – за отсутствием оного. Отвалился, верно, этот жутко важный орган от частых помахиваний в один из прошлых визитов.
В какой-то момент, выслушивая непрекращающиеся словоизлияния хозяина постоялого двора, я вдруг начал ощущать некое смутное беспокойство…
– Княжич, прикажете подать ужин в ваши комнаты, или вы желаете отобедать здесь, в зале? – произнесло наконец это пресмыкающееся.
Вот оно! Знал бы – в лесу ночевать остался бы. Что-то мне этот отпрыск голубых кровей радикально не нравится. Однако интересно, кого именно нам посчастливилось сейчас наблюдать, Гаюра или же Алгета? Первый, которому повезло родиться на несколько секунд раньше и потому стать наследником, кажется, прослыл тем еще возмутителем спокойствия. Помню, как год назад почитывал в одной ортонской газете о феерическом шестнадцатилетнии этого удальца. Целиком сгоревшее крыло какого-то особняка в Келдове, с дюжину внезапно лишившихся девственности знатных девушек и небольшое озеро выпитого спиртного до кучи. Самое смешное, что весь этот бардак даже не скрывали толком. И если «Чашу» почтил вниманием именно Гаюр… Валить отсюда с утра пораньше!
– Пожалуй… я останусь здесь. – ответил хозяину постоялого двора княжич.
Услышав эти слова, я лишь максимально ускорил процесс поглощения пищи, намереваясь как можно скорее подняться в комнаты и запереться там от греха подальше. И зачем так много заказал?!
– Интересно… от него так и несет природной магией. Только вот он сам не маг. – вдруг произнесла Фаэйра, кивком головы указав на примостившегося за одним из дальних столов княжича.
Да, странно, зачем на человека вешать природные плетения? Ну, разве что кроме особо изощренных казней, когда надо вырастить в животе некоего несчастного крупный такой кустик. Присмотревшись истинным взором, действительно с некоторым трудом обнаружил подтверждение словам жены. Хотя друидизм – это не моя вотчина. А вот кое-что другое…
–И магией разума от него воняет вдобавок. Но это объяснить можно. Слушай, Ирнала, а глянь-ка вон на того персонажа повнимательней, авось тоже что-нибудь интересное нам поведаешь. – добавил к своим словам я.
– Думаешь, еще и маги смерти на этом княжиче опыты ставили? А сразу четыре стихии в подарок не хочешь? – тут же съязвила моя жена.
– Насчет стихий не знаю, а вот жизнью… той действительно сильно веет. – задумчиво произнесла гнома.
Весело. Да паренек, однако, ходячий амулет с кучей неизвестных функций! Жаль, эти плетения фактически невозможно разглядеть, так как внешне они тонут в ауре. Должно быть, поработали очень сильные маги, наложив заклинания прямо на кости. Причем, скорее всего, еще во младенчестве, если не при рождении… Хотя нет, это уже вряд ли, иначе жена князя Лорега не погибла бы при родах.
Сам объект обсуждения уже был облеплен тройкой неизвестно откуда появившихся девиц и слегка небрежно занимался дегустацией спиртных напитков в особо крупных размерах. Один глоток того вина, второй глоток другого… Вот он мазнул затуманенным взглядом по оккупированному нашей компанией затененному уголку… и продолжил свое заня… а вот теперь его глаза уже совсем другие! Короткий миг он цепко разглядывал меня, теперь же уставился на Фаэйру… и снова взор княжича едва заметно переменился, стал слегка замасленным. Все. Неприятности нам обеспечены. Доедать остатки уже нет никакого желания.
– Завязывайте с едой. Идем наверх и запираемся у себя до утра. Уезжаем отсюда еще до восхода. – коротко проинформировал я своих спутников. И был награжден тройкой оторопелых взглядов.
Только дракона все поняла. Как всегда.

Почти в то же самое время. Там же.

Отлично… Похоже, Гаюр нашел себе первое развлечение. И забавы хватит на несколько дней точно. Как бы паренек пупок не надорвал в процессе. Хотя, думаю, если я ему в этом помогу – начальство мне потом даже спасибо скажет. Все лучше, чем сидеть на заднице и смотреть, смотреть, смотреть!
Эх, точно знаю, эта рыбка для тебя великовата. И зубы у нее...

Не думать, не думать, не думать!!! Только бы все получилось, только бы… Не думать!
Я должен оказаться прав… Но надо дать им чуть-чуть времени… Иначе может непо… Нельзя думать! Нельзя! Эх, жаль, что не смогу ничего объяснить брату, он бы меня понял. Он всегда понимает, как и я его. Нет! Не думать, не думать, не думать…
У меня все получится. Да, получится.

Оказавшись у себя в комнате, мы с Фаэйрой, в первую очередь, занялись разбором этого небольшого «происшествия» и попытками выяснить, чем оно нам грозит. А проблемы назревали нешуточные.
– Я не знаю, насколько тот юнец готов зарваться, но его положение вполне позволяет устроить все что душе угодно. И великий князь здесь не помеха, Лорег стар и власти в его руках уже фактически никакой. Балом в стране правят именно сыновья. Так что боюсь, как бы нас завтра не попытались всеми средствами задержать в городе.
– Может, мне просто исчезнуть? И пускай потом ловят ветер! – немного подумав, предложила дракона.
– Нет, не сработает. Слишком внимательно княжич нас изучал. Он точно уже загорелся этой идеей и не отступит. Ты-то можешь улететь в любой момент, но тогда Гаюр, для начала, приложит немалые усилия, чтобы выпытать из меня или гномов знание, а потом просто сорвет на нас свою злобу. Ну, или постарается сорвать. Так или иначе, трупов в итоге будет много, а я ссориться с еще одной державой не горю особым желанием.
«А может, просто боишься?»
«Ты хочешь, чтобы мне в итоге пришлось воевать с целым миром, Разящая?»
«Война?.. Да я создана ради нее, и для меня нет ничего лучше! Но, так уж и быть, соглашусь здесь с тобою. На этот раз».
«В следующий тоже. А потом снова. И так пока я от старости не помру».
Ответом мне был лишь яростный скрежет металла.
– И поэтому ты не позволишь мне решить все самым простым способом. И чуть более сложным тоже. – утвердительно произнесла Фаэйра.
– Именно. – коротко усмехнувшись, ответил я, представляя тот самый «чуть более сложный способ», упомянутый женой.
Для княжича это была бы просто огромная трагедия! Так как он бы на всю жизнь получил капитальные проблемы со слабым полом. Пламенная «страсть» в исполнении огромного крылатого ящера – результат гарантирует. Только вот появляться нам в Морве после подобного представления будет несколько сумасбродным. Впрочем, как и в любом другом цивилизованном уголке Дэтэры. Новости имеют привычку распространяться со скоростью света, и слишком много в результате может появиться желающих «поздороваться» с драконой-оборотнем.
– Значит, с утра поймем, насколько все плохо. Нам в любом случае надо пересечь половину Морвы. Если этот юнец не станет слишком назойлив, то его можно будет просто игнорировать… Надеюсь. – вздохнув, сказала Фаэйра и тут же продолжила: – Вот только не могу понять, он что, разве обделен женским вниманием?
– Гормоны, помноженные на власть и жажду обладать лучшей добычей. Тут даже твой традиционный запах угрозы не поможет, а наоборот, только распалит интерес…
– Как это произошло с тобой? – многозначительно улыбнувшись, вымолвила дракона.
Ну вот, а хотелось встать завтра со свежей головой. Планы рухнули!
Только ты не права. Не чувствовал я от тебя никогда угрозы. Даже в первую встречу… А в следующий миг мне было уже не до воспоминаний. Все силы оказались брошены на обуздание того хитрого и дикого языка пламени, доставшегося мне в жены.
Но, по крайней мере, это никогда не надоедает.
Проснулся, как и собирался, около пяти. Мысленно выматерившись, быстро исполнил все традиционные утренние процедуры, растолкал Фаэйру и отправился будить гномов. Для начала легонько постучался в дверь комнаты Ирналы, постоял под ней пару минут, услышал несколько сонных реплик, в изысканных выражениях (ни единого непечатного слова!), объясняющих все отношение девушки к столь ранним подъемам (мол, еще во время учебы у вампиров надоело до конца жизни), и тут же развернулся к расположенной напротив двери берсеркеров. Пинок сапогом, двойной звук падения чего-то тяжелого с кроватей и тишина… Ну точно – про себя матерятся! Все, моя задача выполнена, можно спускаться и седлать Хашарру.
А через двадцать минут мы уже препирались со стражей на городских вратах. Недолго. В качестве ключа хватило угрожающего рыка гончей и демонстративно созданных сгустков пламени на руках. Так, выслушав сбивчивые извинения стражников перед «господами магами», мы, наконец, покинули Ингред и двинулись в сторону морванской столицы – Келдова. Хм, странно, неужели я ошибся? Надеюсь, что так.

 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:18 | Сообщение # 2
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Получасом позднее, переулок рядом с вратами Ингреда.

Не понимаю! Он должен был поступить совершенно иначе. А вместо этого несется теперь сломя голову следом за этой компанией… В одиночку! Забыв свою охрану здесь, никого не предупредив… Я ничего не понимаю, и это очень плохо… Ведь все можно было устроить гораздо проще! Не выпускать их из города под каким-нибудь безобидным предлогом… Ладно, в дороге постараюсь понять его мотивы. Ясно, что это не простое желание обладать высшей эльфийкой. Эх, жаль, теперь все мое прикрытие полетит к демонам! Ха, озгородский купец исчез, оставив все пожитки! Дома засмеют. Как есть засмеют.

Это был красивый город… Особенно на фоне заката. Келдов раскинулся сразу на трех холмах, окруженных двадцатиметровыми стенами, составленными из крупных каменных блоков странного рыжеватого цвета с естественным узором. Эти твердыни образовывали крупный неправильный треугольник, в центре которого расположились основные кварталы столицы. А над одной из дальних стен города высилась башня здешней магической академии, пускай и не способная тягаться со своей ортонской сестрой, но тоже по-своему величественная. В чем-то Келдов был полной противоположностью имперской столицы. Там был апофеоз геометрии и порядка, здесь же природная красота, асимметрия и легкий налет хаоса.
Жаль, Ластарх остался в Носферсте, демону бы точно понравилось. Но я всегда могу связаться с ним и рассказать, чего он лишился. Благо связными амулетами «полуэльф» меня снабдил. С запасом из него выбил! Главное, только этими безделушками перед жрецами Соларна не светить, а то ведь они и разобидеться могут. Потому что данные резные косточки имели отнюдь не стандартное магическое происхождение. Зато по критериям цена-качество превосходили большинство поделок дэтэрских артефакторов на порядок. Ни тебе помех, ни тебе проблем с зоной покрытия! Даже земные сотовые операторы удавились бы от зависти.
А на улицах морванской столицы обнаружилось главное отличие от Ортона. Здесь было… многолюдно. Даже в темное время суток. И хвала тем, кто при строительстве города додумался проложить столь широкие улицы, иначе тут было бы просто невозможно протолкнуться. Княжество явно испытало бум рождаемости несколько десятков лет назад. И сейчас пожинало его плоды… Странно, все увиденное словно кричало о том, что страна совсем недавно готовилась осуществить бросок на восток. Перенаселенный центр, достаточно сильная и хорошо оснащенная армия (наблюдал уже множество раз снующие туда-сюда колонны здешней солдатни и имел возможность удостовериться)… однако сжатая до упора пружина так и не выстрелила. Почему?
В Келдове мы изначально намеревались остаться на два-три дня. Уж больно мне хотелось пройтись по местным библиотекам. Назревающие проблемы с княжичем грозили поначалу несколько изменить наши планы, но с утра все вроде обошлось…
Довольно быстро разыскав добротную и достаточно дорогую таверну неподалеку от северо-западных врат, сняли там три комнаты на двое суток, уничтожили поздний ужин и разошлись спать. После четырнадцати часов в седле ни о чем кроме мягкой кровати мечтать решительно невозможно.
А наутро Ирнала отправилась в поход по местным магическим лавкам, я пошел на поиски ближайшей библиотеки, Фаэйра же осталась в комнате предаваться ничегонеделанью. Хотя на самом деле на нее напала очередная апатия в связи с надвигающимся возвращением в родные горы. Жаль, что мне пока не удалось придумать действенного способа, как отвлечь дракону от своих мыслей. То получается растормошить ее простой лаской, то она начинает тихо звереть в ответ. И, похоже, сегодня именно второй случай.
Когда я уже расположился в одном из читальных залов библиотеки Келдовского Университета, возвышающегося в центре города, и пытался вникнуть в найденные тексты, поначалу доносящиеся отголоски уныния жены порядком мешали сосредоточиться на чтении. Но через пару часов она вроде несколько успокоилась.
А интересовала меня сейчас недавняя история княжества. Изначально хотелось порыться на предмет более ранних событий, но увиденное за последние пару дней несколько повлияло на мои желания. Довольно скоро узнал, что быстрый рост населения, начавшийся почти полвека назад, в действительности был простимулирован сверху Лорегом Озевичем. Однако через два десятка лет в Морве внезапно началась магическая чума, учиненная некими заговорщиками и грозящая похоронить все немалые успехи на почве демографии. Если не хуже. В результате великий князь обратился за помощью к ортонцам, и те согласились ее оказать. Заодно из своей поездки в империю шестидесятилетний Лорег привез с собой Анергу Дат Венон, графиню обедневшего рода, умудрившуюся забеременеть от князя за время его пребывания в Ортоне. Скандал, кстати, вышел порядочный, так как Озевич был уже женат, только вот детьми обзавестись раньше как-то все не получалось. В результате на радостях князь быстренько развелся и столь же быстро сыграл свадьбу с Анергой… Которая через полгода умерла при родах.
Политику поддержания рождаемости вскоре свернули. Чуть позже Лорег рассорился со своими озгородскими родственниками и как результат получил кучу головной боли в торговле. Бюджет начал малость пустеть, и княжество стало гнать зерно в империю по бросовым ценам…
Ну а теперь вопрос – почему великий князь внезапно превратился из вменяемого и достаточно успешного правителя в форменного раздолбая? Можно, конечно, допустить, что на него так повлияла смерть жены… Только вот больно сильно на руку все произошедшее было западному соседу.
Если немного подумать… Лорег являлся фактически последним из морванских Озевичей. Другая ветвь этого рода сейчас властвует в Озгороде. Пока у князя не было детей, братцы из северной пальмиры тихо потирали ручки и ждали неминуемой унии между двумя государствами. Тем более что отношения у них были очень хорошими, княжества неоднократно друг друга выручали. Скорее всего, они даже имели планы совместного выдавливания кочевников на юго-восток. И как результат, через полвека или чуть позже на огромной территории должно было раскинуться единое государство всех морван.
Надо ли добавлять, что Ортон не хотел позволить родиться на свет столь мощному конкуренту? И та самая магическая чума, видно, была первой попыткой вставить даже не палку – бревно в колеса Озевичам. А потом имперцы, наверное, чуть от радости не скончались, когда Лорег решился просить у них помощи… Следом, должно быть, подсуетились с Анергой… десяток магистров жизни даже кастрату помогут обзавестись потомством. Немного усердной работы, и вуаля! …Интересно, сильно ли князь удивился, когда узнал, что в результате мелкой интрижки у него-таки, наконец, может появиться наследник? А вот дальше… Ну, допустим, он действительно горевал. Все возмо…
Это еще что?! Еле удерживаюсь от того, чтобы создать пару-тройку волн пламени, направленных в случайном направлении… Да такой лютой злобы и бешенства я от нее еще ни разу не слышал! В подобном состоянии Фаэйра может небольшой конец света устроить… Срываюсь с места, бросаю книги на столе и вылетаю из библиотеки… Быстро отвязать Хашарру… Где дракона? Похоже, неподалеку от таверны…
Оказавшись на месте через десять минут, стал свидетелем не столь поганой картины, как ожидалось, но и нормальным увиденное назвать было никак нельзя. Здание «Отдыхающего Гвардейца» – именно так называлось наше временное пристанище – оказалось окружено небольшим отрядом городской стражи, тут же собралась и немалая толпа зевак, вслушивающихся в причитания хозяина… или, скорее, в звуки, доносящиеся изнутри заведения. Громыхал там некто знатно. Я даже знаю кто. Кстати… да, точно, она, похоже, успела немного успокоиться. Мигом оказываюсь у порога, спрыгиваю со спины гончей и вбегаю внутрь таверны под предостерегающие возгласы стражи.
И еле уворачиваюсь от летящей прямо в голову табуретки. Стоп-кадр. У дальней стены готовая броситься на любого Фаэйра в частично обернувшемся состоянии. Вокруг – словно две толпы футбольных болельщиков погуляли. Естественно, предпочитающие разные команды… Хотя нет, столь глубокие борозды от когтей на всем подряд эта братия оставить не в состоянии.
А ровно через миг все бешенство и ярость драконы вдруг резко ослабевают.
– Извини Ал, я не хотела в тебя бросаться. – тихо произносит в следующую секунду Фаэйра принимая полностью эльфийский облик.
Мне стоило немалых усилий, чтобы не расхохотаться сразу после этой реплики. Ведь сказанное ею сейчас – действительно все, в чем она раскаивается. Погром же в понимании моей ненаглядной – это так, неприятная мелочь. Или даже небольшое развлечение.
– Ничего, если и засветила бы мне табуреткой по башке, поделом бы. Нельзя было мне тебя сегодня одну оставлять.
– Ты не виноват. Просто когда мне надоело пялиться в потолок, я пошла прогуляться в парк неподалеку… А там вдруг объявился Гаюр. Еле удержалась, чтобы не убить его на месте, когда он заговорил…
– Да, лучше уничтоженная таверна, чем дохлый княжич. И кстати, что он такого ужасного сказал? – тут же спросил я.
– То, что считал действенными и красивыми комплиментами, разбавленными неприкрытыми предложениями. Я пыталась успокоиться и тут же ушла из парка, но вернувшись в таверну, выгнала отсюда всех и начала срывать злобу. – потупив свой взор, вымолвила моя жена.
Странно, похоже, она не совсем точно объяснила причины своей вспышки бешенства. Да, в момент депрессии дракону подобное могло разозлить, но чтобы так…
– Ты случайно не хочешь мне о чем-то поведать, Фаэйра? Ведь не только из-за отца иногда впадаешь в апатию, так? – спросил я, обдумав ее слова и отголоски доносящихся до меня эмоций.
– Хочу… Да, Ал, ты прав, но я не могу сейчас этого объяснить. Обещаю, как только… разберусь… со своими проблемами в Крыле, ты все узнаешь. Просто еще не время.
– Что ж, я подожду, раз так нужно. Ладно, пошли отсюда, нам надо еще поторговаться с хозяином таверны. Он наверняка захочет получить компенсацию за полученный ущерб. Надеюсь, золотых пятнадцати с него хватит!
– Какие пятнадцать?! Тут и на десять-то не наберется! – произнесла немного повеселевшая сразу после моих слов дракона.
Через пять минут я уже яростно торговался с хозяином «Гвардейца», попутно наблюдая, как медленно рассасывается ожидавшая совершенно иного исхода толпа. И заодно поносил себя в мыслях за беспечность. Если княжич не поступил так, как ожидалось, это далеко не означает, что проблемы нет! А через пару мгновений мой глаз зацепился за одного опрятного простолюдина, отделившегося от кучи народа и шмыгнувшего в один из переулков. Что ж, Гаюр, очень странно, что ты не пошел простым и столь очевидным для любого власть имущего путем… Ведь это был именно княжич. И то, каким сейчас предстал наследник, наводило на мысли, что он отнюдь не таков, каким хочет казаться всем окружающим. Гаюр не просто переоделся в простую одежду, чтобы не выделяться, он изменился целиком. Другая походка, осанка, отсутствие гордости и превосходства в движениях. Родной отец не узнает, а просто решит, что перед ним лишь некто, напоминающий его сына лицом. Но вот такую, едва заметную метку, как неизвестное плетение магии разума, княжич скрыть не удосужился. Потому как не мог. Похоже, он боится, что кто-либо может ему помешать. Или не желает, чтобы другие знали о происходящем. Но на что тогда надеется? Не понимаю…
Тринадцать золотых… Вот жучара! Хозяин таверны, воспользовавшись моим задумчивым состоянием, умудрился выторговать себе пару лишних монет. Я ведь и не заметил, как согласился! Тьфу. Заведение, конечно, у него не из дешевых, но на эти деньги можно вполне новую таверну построить. Причем она будет получше предыдущей. Ладно, пора отсюда съезжать. Не оставаться же в разгромленном заведении. Только вот гномы все еще неизвестно где бродят. А время уже к вечеру идет…
Ирнала с берсеркерами вернулась через полчаса и застала меня с Фаэйрой в общем зале «Гвардейца». Мы восседали на паре чудом уцелевших табуреток и поглощали не менее чудесно спасенный из порушенной кладовки окорок. А за нашими спинами на раскуроченной стойке примостился вполне довольный жизнью хозяин таверны. Потому что на деле уцелевшей мебели было гораздо больше, чем казалось на первый взгляд, а та самая кладовка – в реальности вообще не пострадала. Только вот перебитая неизвестно как потолочная балка прямо над головой создавала некоторую угрозу обрушения второго этажа. Не будь этой досадной мелочи, и задача переселения до завтра в другое место перед нами просто не стояла бы.
– Это что здесь случилось? – спросила гнома, выйдя, наконец, из небольшого ступора, порожденного окружающим бедламом.
А вот ее охраннички мимолетно переглянулись и состроили едва заметные ухмылки. Видно, любят эти два товарища в кабаках покуролесить. А также понаблюдать успехи других на этом поприще.
– Да ничего особенного. Хотел вот подарить жене сережки, ей они не понравились, Фаэйра схватилась за ближайшую сковородку… И пошло-поехало. – с совершенно серьезным, даже немного грустноватым выражением лица произнес я.
Эффект от сказанного был ошеломителен. Дракона в легкой прострации… хотя и готовится истерично захохотать, но пара секунд до этого события еще есть, берсеркеры синхронно чешут репы, видно, радуются, что судьба не наградила их похожими женами… Ирнала же смотрит на меня с легким подозрением. Пытается, должно быть, понять, издеваются ли над нею сейчас или нет.
Но, как и ожидалось, смех Фаэйры испортил всю красоту момента.
– На самом деле, Ал только на счет одного действующего лица не соврал. – вымолвила она, кое-как справившись с приступами хохота.
– Он что, просто так разнес таверну? – тоже, наконец, отсмеявшись, предположила гнома.
– Нет, не он… Я. Произошла тут одна разозлившая меня мелочь. Так что муж наоборот спас это заведение от полного уничтожения.
– Ладно, посмеялись, и хватит, нам еще надо другое пристанище до завтрашнего утра искать.
Только вот сказать – не значит сделать. Слухи по городу разошлись быстро, и никто не горел особым желанием принимать у себя «буйных постояльцев». Пришлось обойти четыре разных таверны и два постоялых двора, прежде чем нашлись согласные втридорога сдать нам комнаты. Вот сколь мало надо было сделать Гаюру, чтобы создать кучу проблем на пустом месте. Княжич, кстати, все те несколько часов, пока мы метались по городу, постоянно мелькал где-то неподалеку. Похоже, что он нахватался у кого-то отрывочных знаний о правильном ведении слежки. И когда совершал ошибки, был достаточно легко заметен, но иногда словно пропадал с концами… чтобы через несколько секунд снова появиться рядом. Будь я зубром разведки, возможно, и сумел бы не терять Гаюра из виду, а так только знал, что он все время где-то поблизости. Что сильно нервировало. Но ничего не поделать, придется терпеть и стараться не обращать внимания. А завтра надо будет двигаться дальше на восток, в Киграв. Надеюсь, доберемся до него за двое суток.

Несколькими часами ранее. Кабак «Без Дна», неподалеку от «Отдыхающего Гвардейца».

Странно, так себя ведут только влюбленные глупцы… Может, здесь и ответ? И он понимает, что силой ничего не добьется? Что ж, княжич, это немного меняет мое мнение о тебе в лучшую сторону. Совсем чуть-чуть. Но ничего не меняет на деле.
Вот только реакция эльфийки… ясно, что ее вывел из себя Гаюр, но подобная ярость? Еще десять минут, и она бы разнесла таверну до основания! Причем, похоже, голыми руками! Как? Узнать бы… Единственное, что может подсказать, это множество следов, словно длинными когтями оставленных. Но я никогда не видел оборотней, чтобы иметь возможность судить сейчас. Однако земли вампиров близко, а там чего только не встретишь.

Еще часом ранее. Парк на северо-востоке Келдова.

Она ушла… У меня не вышло! Ошибся… Плохо, пло… или нет? Да, не прав, не прав я. Зря. Но все даже лучше. Можно проще. Теперь ясно. Получится, все получится. Чуть позже. Не зде… А-а-и-й-й!!! Не думать! Нельзя… Не думать, не думать! Все не так, не так, а иначе! Иначе. Дурак, идиот, не забывай!
Надо идти. Теперь не ошибусь. Ждать осталось недолго.

1344г. Сезон Рассвета. 5 день Месяца Дракона.
В нескольких десятках лог от Киграва. Великое Княжество Морванское.

До второго по важности города Морвы мы не доехали совсем чуть-чуть. Пришлось ночевать в одном достаточно гадостном придорожном трактире. Нет, он не был грязен, да и комнаты оказались вполне неплохи… но вот пища, предложенная здесь на ночь умаявшимся за день езды путникам, то есть нам… мало того что просто убога, так еще и обошлась далеко недешево. И виноват в этом далеко не местный хозяин, а именно тот продовольственный маразм, который творился вокруг. Так что вкупе с одной маленькой проблемой, неустанно следующей по пятам, эта баланда окончательно испоганила мое настроение. Радовало только то, что та самая проблема сейчас, должно быть, обитает не в лучших условиях. И давится совершенно такой же жратвой. Княжич замаскировался, «пошел в народ» и пускай теперь ощущает единение с ним. Авось потом похоронит экономическую политику своего отца.
Утром всего за пару часов доскакали до города, раскинувшегося на берегах реки Лирки, параллельно руслу которой мы должны будем потом двигаться дальше на северо-восток. Останавливаться здесь не было смысла, однако, чтобы переправиться на другую сторону, нужно было проехать через Киргав, так как с мостами вокруг было туго.
Сам город оказался мало похож на столицу страны. Это был центр военной мощи княжества. Множество армейских складов, казарм и прочих сооружений, целых две академии, обучающие офицеров, а также огромное количество кузниц и мануфактур. Ну и тучи солдатни на улицах напоследок.
Укреплен Киграв тоже оказался на славу, особенно с юго-востока. Приземистые, но очень толстые стены были утыканы массивными башнями, а в том месте, где река входила в черту города, имелся механизм, способный в любой момент натянуть над водой и под нею сеть из стальных цепей. Последнее, кстати, отдавало паранойей. Не думаю, что полуорки будут пытаться взять город с воды. Да они вряд ли вообще когда-нибудь на него нападут! В округе деревень полно, их можно пограбить вдоволь. Зачем же сворачивать себе шею здесь? Хотя, возможно, кто-то считает, что лучше перебдеть.
Вскоре мы были уже на восточном берегу Лирки, в том районе Киргава, где находились местные торговые ряды. Нужно было пополнить свои оскудевшие за последние дни запасы провизии. По пути, проезжая мимо каких то ружейных мастерских, я несколько заинтересовался теми событиями, которые происходили на улице рядом. Так на мостовую было свалено в немаленькую кучу множество кремниевых мушкетов, неподалеку бездельничал небольшой отряд солдат с грузовой повозкой, а некий стоящий спиной ко мне армейский командир, одетый во что-то напоминающее легкую шинель, как раз заканчивал материть переминающегося рядом бледного мужичка, являющегося, скорее всего, начальником производства или кем-то подобным. Похоже, воякам впарили бракованные ружья, вот они и вернули товар производителю. С претензией.
Вдруг офицер схватил своего собеседника за шкирку и двинулся ко входу в мастерские, должно быть, намеревался проводить дальнейшую экзекуцию внутри. А уже рядом с воротами здания он вдруг обернулся и кинул несколько слов своим солдатам. Но вот сказанное мне услышать не удалось… и только потому, что лицо у этого офицера было неотличимо от лица Гаюра Озевича…
Всего на миг всмотревшись в него истинным взором, я сразу заметил следы плетения магии разума, неотличимые от увиденных совсем недавно. Что ж, вот и второго брата повстречали. Но Алгет мало похож на своего близнеца… по первому впечатлению.
Хотя это не слишком важно, потому что задерживаться здесь теперь точно не стоит. При нашем везении можно еще и с этим отпрыском умудриться проблем огрести полный рот. И всего через сорок минут, быстро пробежавшись до этого по лавкам, мы покинули Киргав. Впереди как минимум четыре дня пути в Севгород. А потом, наконец, покинем Морву, чтобы еще целую неделю тащиться по незаселенным землям до Седых Гор.
Ночевать, как ни удивительно, пришлось под открытым воздухом, рядом с цепью небольших озер, в которые превратилось прошлое русло Лирки. И что особенно злило, так это изгаженная во время короткого вечернего ливня одежда. Хоть ты тресни, ни одной деревни или корчмы за весь день не повстречали. Правда, места тут несколько болотистые, и плотность населения вокруг уже сильно меньше, чем на юго-западе княжества. Возможно, сказывается еще и близость к границе. Кочевники вполне могут шляться здесь как у себя дома… хотя последнего у них в общем понимании и нет, ввиду образа жизни.
Эх, наверное, нам следовало нанять в Киргаве лодку и с комфортом доплыть за пару-тройку дней до Севгорода. Однако Ирнала еще в Багротуне наотрез отказалась включать в наши планы водный транспорт. Интересно, это у них национальное, или гнома просто боится воды?
С утра пораньше устроили грандиозную войну с грязью, то есть обыкновенную стирку. Разбрелись немного по берегу ближайшего озера и начали нещадно уничтожать последствия вчерашнего дождичка. Хотя конкретно у меня и Фаэйры дело грозило растянуться надолго. Я, конечно, искренне пытался унять свои инстинкты, но… Вокруг ни души, под ногами чистый речной песок, а рядом по колено в воде обнаженное рыжеволосое чудо, якобы занятое стиркой своих любимых черных штанов. Вот только слишком уж нарочито медленные и зазывные у нее сейчас движения… Гномам придется чуточку подождать.
В результате просушиваться свои вещи мы повесили очень нескоро. Так что, переодевшись в запасную одежду, я отправился к палаткам взять из оставленных там запасов мяса, чтобы устроить небольшой пикничок у воды… Только вот не дошел.
Сначала до меня донеслась просто волна брезгливости, через пару секунд начавшаяся сменяться очень быстро разгорающейся яростью. Неужели опять? Сжимаю кольцо, чтобы попытаться ее отвлечь… но дракона даже не замечает, а все так же продолжает закипать. Буквально за десяток секунд, не обращая внимания на острые ветки, хлещущие по лицу, я на бешенной скорости пролетаю через небольшой лесок отделяющий озеро от лагеря… В тот же миг чувствую резкий всплеск злобы… И вижу, как Фаэйра, изменив одну лишь свою кисть, наотмашь бьет когтями по грудной клетке Гаюра, выкрикивая одновременно с жутким рыком:
– Замолчи!!!
От удара княжич отлетает на несколько метров. Но главное, что на его груди зияет огромная рваная рана. С такими не живут… А злость драконы, не сравнимая даже с той вспышкой в Келдове, только-только медленно начинает затухать.
– Не смей… не смей говорить… Не твое это право! – едва слышно прошептала она вслед своему выкрику. Похоже, скорее для себя, чем надеясь на то, что эти слова услышит мертвый наследник.
Пикник отменяется.
– Что он такого сказал?! – спрашиваю я через несколько секунд, подойдя к стоящей, словно статуя, жене.
– Оскорбил… тебя. Не проси повторять его слова. – через силу вымолвила Фаэйра, а следом пришел ее… страх?
И тут я, опешив, бросил взгляд в сторону внезапно дернувшегося тела княжича. А тот, немного приподнялся на одном локте, с трудом оперся на отказавшиеся рядом остатки поваленного дерева и тихо, хрипящим от идущей горлом крови, куда-то в сторону проговорил:
– Получилось! Я хитрее. Бесполезно! Получилось… Алгет, надеюсь, ты не будешь держаться за то, что тебе не принадлежит. Не стоит. Все равно не выйдет. Получилось… скорее бы. Но я потерплю еще пару минут. Терпел же всю жизнь…
А через десяток секунд аура Гаюра наконец начала расплываться. И за нею оказались видны тающие узоры трех связанных между собой сложнейших плетений, наложенных когда-то на скелет. Но кое-что я сумел разобрать сразу же. То, что относилось к школе разума, оказалось, похоже, чем-то вроде системы запретов, объединенной с постоянным контролем мыслей… Жаль, что не могу ничего понять в паре других плете…
– Пыточное заклятье! У него в голове вьюн! – словно выплюнула в этот момент Фаэйра и двинулась к теперь уже действительно мертвому княжичу.
Получается, тогда в « Золотой Чаше» я невольно почти угадал?.. Подойдя ближе, обратил внимание на то, что плоть трупа выглядит словно высохшей, даже немного истлевшей. Вот, значит, какое предназначение было у плетения школы жизни. Не дать ему умереть от вспышек боли. Причем использовались для этого ресурсы самого организма. Поэтому Гаюр не погиб сразу. Маленький побочный эффект.
Что ж, он хотел умереть. И с блеском обошел все запреты. Убедил, наверное, самого себя в том, что влюбился… Ведь плетения явно не давали даже и задуматься о суициде. Ортон, я искренне аплодирую! Создать подобную марионетку… Только вот мальчишка все равно вас обыграл. И смог поступить в соответствии с собственными желаниями, а не с чужими. Хотя… ведь остался еще один. Двойной запас прочности. И не факт, что второй брат придумает что-то похожее. Он вполне может быть готов пожертвовать свободой воли в обмен на жизнь. Ведь люди слишком разные.
Но мы, так или иначе, получили на свою голову просто огромную проблему. Надо будет уйти чуть вглубь территории Морвы, на северо запад, и обходить любые поселения стороной. Потому что искать будут точно. Не удивлюсь, если неподалеку найдутся имперские маги, которые сумеют, как минимум, узнать о том, кто убийца. И что гораздо хуже – взять след.
– Пошли, нам надо спешить.
– Да, Ал, ты прав. Жаль, что он не смог найти другого способа сохранить за собой свою волю. – произнесла дракона, кивком головы указав на тело княжича.
Жаль. Ведь он и впрямь достоин уважения.

Сутками позднее. Там же.

Над иссушенным телом, развалившимся рядом с забрызганным кровью стволом упавшего дерева, вот уже несколько минут недвижно и молча стоял молодой армейский офицер, в простой, запачканной грязью форме. Наконец он повернул голову в сторону озера и тихо произнес:
– Ты не утерпел… Ведь можно было искать варианты? Можно? Или… Ты просто сильнее меня? Но мы могли многое сделать вместе… Вразрез… Многое. Без тебя будет сложнее… гораздо. Что ж, теперь я один. И это моя страна а… аа-р-х! Наплевать!
Он не слышал последние слова своего брата. Иначе сейчас бы будущий великий князь молвил совсем иное. Но сказанного не воротишь. И слово ведет за собой дело.

Ста двадцатью логами севернее. За несколько часов до этого.

Вот, как знал! Прав был, когда кучу денег на отличную лошадь спустил. Долго потом себя корил… Но ведь пригодилась кляча! Иначе бы этих не догнал никогда. Как они деру вдруг дали, так я сразу немало испугался… Эх, как не хотелось, придется раскрываться. А они, похоже, обо мне до сих пор не подозревают… Хотя пару раз были моменты… Ладно, пора!

Жаль, что среди нас только я один имею в своем распоряжении демоническую гончую. Из-за этого, как ни старайся, мы были ограничены скоростью лошадей, которые Хашарре порядком уступают. Но все равно за десять часов мы отмахали огромное расстояние. А могли еще больше, если бы полчаса не пришлось потратить на объяснения перед Ирналой, которая изначально далеко не полностью была посвящена в суть проблемы с княжичем. Так что пришлось некоторое время отбиваться от обвинений в «подлом убийстве». Это в ней солидарность голубой крови, должно быть, взыграла.
Меня вот одна мелочь сейчас интересует – что означают слова Гаюра, мол, братишка, не стоит держаться за нечто не принадлежащее тебе? Тогда, утром я даже не задумался над услышанным, другие проблемы были. Первым на ум приходит… трон? Но Алгет следующий по наследо… Как там было в песне, «маску сорвут»? Может, на деле в близнецах нет и капли крови Озевичей? Ладно, пока рано гадать, да и спать уже пора. А то так можно всю ночь просидеть. Тем более что как ни скреби ложкой по дну тарелки, похлебки там больше не появится.
Первым встаю из-за костра и только хочу повернуться по направлению к палатке, как замечаю в тридцати метрах от нас силуэт человека, внезапно появившийся меж деревьев. Дальше, за тот короткий миг, который требуется нервным импульсам, чтобы несколько раз пройти через все тело, понимаю следующее: это не маг, он идет медленным шагом и с поднятыми руками, и наконец, аур в том направлении больше не видно. Насчет других – не знаю, голову слишком долго поворачивать. Следом я уже просто внимательно рассмотрел нашего гостя, которым действительно оказался человек… в дорогой одежде и, главное, с удивительно среднестатистическим, совершенно незапоминающимся гладко выбритым лицом.
А следом, только-только восстановив нормальную скорость течения мыслей, слышу достаточно громкий возглас:
– Приветствую! Мне нужно с вами поговорить!
– Это можно устроить. Только представьтесь для начала! – выкрикиваю я, чтобы человек без проблем расслышал мой ответ.
– Идитир Эндалов, озгородский… купец. Ну и тайный, по совместительству. – нервно хихикнув, произнес он.
– И что же заставляет вас раскрыться перед неизвестными? – спросил я, когда «купец» подошел ближе.
– Ну не сказал бы, что вы мне так уж и неизвестны. Все же несколько дней наблюдал. И узнал немало интересного. Но вот вопросов вы породили в моей голове… Хотя думаю, что большинство из них лучше не задавать, так как ответов не дождусь. А пришел я вот почему… мне нужно узнать, что именно сказал Гаюр перед смертью. Это может быть очень важно для Озгорода.
– И вы ждете, что я просто так поделюсь этим знанием с вами?
– Нет, но попытаться стоило. Другого выхода не нашлось, или я его не вижу. – пожав плечами, вымолвил Идитир.
Два трона станут одним? Похоже на правду. Но только если Алгет тоже внезапно умрет, или все узнают о том, что он в реальности не может унаследовать престол. Только вот просто так отдавать это знание озгородцам у меня нет желания… да и еще, кстати, неизвестно, им ли в действительности. Так что…
– Знаете, сейчас вам придется уйти фактически ни с чем. Однако я дам вам одну вещь. И возможно, вскоре вы получите ответ на свой вопрос. Если это будет в моих интересах… Тем более, что такая вероятность существует.
– Ну, хоть так. Может, эта ваша вещица и позволит мне сохранить одну из своих работ. Заниматься одной лишь торговлей на деле довольно скучно. – с легким сарказмом в голосе произнес мой собеседник.
Я тем временем уже рылся в одном из мешков, выбирая нужную пару разговорников. Остановился на небольших резных клыках на серебряной цепочке, украшенных изображением разрушенного ночного светила. И вскоре уже молча отдал один из них в руки Идитиру.
– Длайун? Очень подробно вырезан. Что это? Разговорный амулет? И как скоро его можно будет выбросить?
– Через пару столетий. Если не соблюдать условия хранения.

 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:18 | Сообщение # 3
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
– Как?! – ошеломленно выдавил из себя тайный.
– Просто, и хватит на этом. Но мой вам совет – не ходите с ним в храмы Соларна. Жрецы могут несколько неадекватно отреагировать. – улыбнувшись произнес я.
– Ну, значит, спасибо и на этом. Думаю, мне не стоит здесь задерживаться. Да, кстати, в городах не советовал бы я вам появляться. В княжестве никогда не было проблем с розыском преступников. Скорее всего, стража всех крупных городов уже знает каждого из вас в лицо. У них связные амулеты, конечно, похуже ваших, да и громоздкие больно, но главное, что они есть. Удачи. – поведав это, Идитир кивнул на прощание, развернулся на месте и зашагал в ту сторону, откуда недавно пришел.
Проводив его взглядом, я обернулся к костру и обнаружил на себе четыре молчаливых взора. Хорошо, хоть не осуждающих.
– Ирнала, ты, верно, уже жалеешь о том, что пригласила нас к себе?
– Нет. Еще неизвестно, как все обошлось бы, возвращайся я домой в одиночку.
Услышав эти слова, берсеркеры лишь синхронно пробурчали на своем родном языке что-то вроде: «да, в одиночку, ага!». Эх, все никак не удосужусь спросить, они что, братья? Вдруг я наконец вспомнил, что за пару мгновений до появления гостя собирался отправиться спать. Что ж, надеюсь, сейчас мне уже никто не помешает.
Следующие пять дней прошли пускай и не беззаботно, но никаких новых проблем на горизонте не объявилось. Мы огибали стороной все поселения, старались не выходить на оживленные дороги, ночевали в лесах и пополняли запасы обыкновенной охотой… редкие случаи, когда я доставал из своих вещей лук со стрелами. Хотя и можно пользоваться магией, но стрельба вносила в жизнь некое совсем не лишнее разнообразие. Да и не хотелось признавать, что работа пропадает зря без дела, все же когда-то я сильно намучался с этим луком.
После того как на пятые сутки мы наконец миновали условную границу Морвы, можно было хоть немного расслабиться. Ничейные земли. Здесь нет городов и почти нет иных поселений. Цивилизация еще не пришла в эти места. Хотя, казалось бы, леса впереди ничем не отличаются от тех, что остались за спиной… Но нет, вокруг лишь первозданная природа.
И на протяжении еще трех дней, пока двигались параллельно руслу берущей свое начало именно в горах Лирки, так и было. Пока на горизонте с северо-востока от нас не появилась разрывающая небо одинокая голубоватая игла. Бывшая твердыня погибшего восемь сотен лет назад Дома Черного Снега Хид’Ара. И даже отсюда ясно, что она мало отличается от того, что мне виделось во сне, перед нападением ядовитых волков в день «смерти» Хашарры. Только разве что из-за деревьев невозможно увидеть подножие башни.
– Нам нужно туда! – огорошил я спутников как-то утром, когда разрушенная цитадель оказалась ровно на севере, и дальнейший путь уже не сокращал бы, а наоборот, увеличивал расстояние до нее.
– Зачем? Там ничего уже давно нет, только выжженная земля да монолитный сталгэримовый шпиль, от которого все равно никакого толку. – удивленно спросила меня в ответ Ирнала.
– Насчет сталгэрима, толк, возможно, и будет, но главное в том, что мне действительно надо там оказаться. Это небольшой крюк, и мы потеряем всего пару-тройку дней.
– Ладно, раз тебе и впрямь это нужно. Но мы, гномы, там уже давно все облазили.
– Искали секрет металла? – с ухмылкой осведомился я.
– Не без этого. – невозмутимо ответила первая дочь Шадара Арх’Атуна.
А ночью, лежа в палатке, уже Фаэйра осведомилась о моих мотивах:
– Ты что, хочешь таким образом несколько оттянуть мое возвращение в горы?
– Нет, это здесь ни при чем. И на счет твоего будущего поединка я, кстати, гораздо больший оптимист, чем ты сама. А башня… не могу понять, но знаю точно – мне надо там оказаться. Неспроста она тогда мне приснилась. Слишком уж детальный сон.
– Хм, подозреваю, что в итоге ты обнаружишь там нечто, из-за чего нам придется задержаться больше чем на пару дней. – тихо усмехнувшись, вымолвила моя жена в ответ.

1344г. Сезон Рассвета. 18 день Месяца Дракона.
У подножия ледяного шпиля. Ничейные земли.

Примерно день мы потратили на путь через лес. Чтобы потом он совершенно внезапно кончился. А перед моими глазами в тот же миг раскинулась огромная равнина, больше напоминающая собой некий инопланетный пейзаж… или последствия применения оружия массового поражения. Раны, не зажившие за восемь веков. То тут, то там земля вздымалась, образуя некое подобие рваных каменных волн, расходящихся кругами от застывшей вдалеке башни. Под нашими ногами почти не было травы, а те редкие ростки, которые встречались, походили на недвижные хрустальные статуэтки, рассыпающиеся на сотни осколков от одного касания. Иногда встречались и одинокие искореженные деревья, замершие похожими изваяниями. Присмотревшись пристальнее, я заметил, что они едва заметно отдавали в окружающее пространство крохи магической энергии, причем, что оказалось совершенно непонятным – далеко не сырой. Но и совсем чистой, пригодной для любых целей эта сила не была.
Однако через пару часов пути мне стало не до решения данной загадки. Шпиль был уже совсем недалеко, и сейчас он наконец предстал перед нами во всей красе. Башня росла из пятидесятиметровой одинокой природной скалы, обращенной к нам своим отвесным склоном, по которому, вертикально вниз опускались два росчерка параллельных ледяных подпорок, меж коих, должно быть, находился главный вход, заваленный теперь горной породой. Высота же самого шпиля была вряд ли меньше двухсот пятидесяти-трехсот метров. Выброс оплавил поверхность внешних сталгэримовых стен, и нигде не было видно ни единого оконного проема. Подозреваю, что и внутри все помещения либо запечатаны на веки, либо целиком уничтожены. Эх, жаль, что нет возможности увидеть то, что представляла собой цитадель в лучшие времена.
Оказавшись совсем близко, я с изумлением понял, что скальное основание представляет собой на деле фактически цельный кусок железорудного пласта. А потом черт меня дернул посмотреть истинным взором себе под ноги. Вся равнина стояла на огромном куске железа. Что ж, значит, внизу вряд ли можно найти хоть одну уцелевшую комнату. Они все, должно быть, спеклись во время взрыва. Кстати, сам сталгэрим мои глаза за металл совершенно не считали. Я не видел его структуры истинным взором. Значит, и моя кровь на него, скорее всего, реагировать никак не будет.
Еще раз посмотрев вниз и коротко усмехнувшись, хотел было уже идти дальше, как вдруг мне на ум пришла одна странная мысль.
– Фаэйра, Ирнала, посмотрите вниз истинным взором. Видите хоть какие-то следы силовых линий? – тут же проговорил я.
– Нет. Там ничего нет. – коротко ответила через пару секунд дракона.
– А ты что, своим глазам уже не веришь? – с издевкой спросила меня гнома.
– Верю. Только вот огромный кусок железа прямо под нами не дает мне ничего разглядеть. Весь обзор закрывает, сволочь такая!
– А-а… Тогда ясно. Хотя погоди, нет, ничего не ясно! Ты можешь видеть металл истинным взором?! – ошарашено вымолвила Ирнала.
– Может, он может. И еще много чего другого может. – ответила за меня Фаэйра.
– Ладно, я вот зачем про силовые линии спросил… Если их тут нет, тогда объясните мне пожалуйста, зачем хид’ара строили вон ту громадину? – сделав короткую паузу, продолжил. – Вот и сам не знаю. А ведь мне этот момент очень интересен. Ведь такая высота нужна для того, чтобы преобразовать просто огромное количество энергии. Но ведь здесь пусто! Бред полнейший.
Хотя на деле была у меня гипотеза. Просто после выброса силы линии, возможно, то ли исчезли, то ли несколько искривились. И поэтому эльд’эра тогда ушли ни с чем. Ведь им явно нужен был именно источник! Иначе зачем тогда было затевать войну?
Наконец, к вечеру мы уже стояли у подножья цитадели. Остальные остались у бывших главных врат, а я отправился осматривать скалу. Но еще через пару часов, нарезав вокруг нее несколько кругов, начал сомневаться, что идея тащиться сюда была дельной. Ни одного целого входа или комнаты найти не получалось. Сколько ни смотрел, видел перед собой только монолитный кусок железа. Так ни с чем и вернулся в лагерь.
– Совсем ничего? – только и спросила Фаэйра.
А на лицах тройки гномов в этот момент было написано: «Что ж ты нас сюда потащил-то, а? Ведь говорили, ничего тут нет!». Хотя мне нужно их благодарить за то, что они вообще промолчали.
– Нет. Пусто. – коротко ответил жене.
– Жаль, что я ошиблась. – произнесла дракона, причем совершенно искренне.
Так бы мы и ушли несолоно хлебавши, если бы на следующее утро перед самым отъездом мне не захотелось бы бросить последний взгляд на запечатанный основной вход цитадели. Конечно, от этого не случилось чуда, он внезапно не открылся, приглашая нас внутрь, однако мой глаз зацепился за небольшой просвет в металлической породе рядом с одной из сталгэримовых подпорок.
И уже через минуту я стоял прямо напротив него. Тонкая стена застывшей руды словно прикрыла собой узкую щель, имеющую, скорее всего, относительно естественное происхождение. Не задумываясь, ударил несколько раз волнами пламени по преграде, пока она не разлетелась раскаленными ошметками. Предо мной предстал узкий, но вполне проходимый разлом, который теоретически мог появиться во время взрыва. И что самое главное, мой истинный взор не видел впереди тупика.
– Нашел все-таки. – послышался позади голос жены.
– Не каркай. Имеем все шансы упереться в итоге в какую-нибудь стену носом.
Сразу соваться в проход не стали. Для начала стоило обратно развернуть собранный лагерь и решить, кого оставить наверху. Ирнала возжелала поучаствовать в исследовании, Фаэйра же по определению не хотела отпускать меня одного, так что итогом обсуждения стала короткая драка между берсеркерами. Ни один из них не желал оставаться одиноким сторожем наверху. Даже с помощью в лице Хашарры. Тем более что в округе ни души! А вот первая дочь нуждается в неустанной охране. Однако в итоге драчуны все же договорились, с нами шел Гирин. Хотя был бы Миаргни – разницы-то все равно никакой.
И вскоре, взяв с собой некоторый запас еды, мы уже спускались в разлом. Продвигались достаточно резво, так как проход постепенно расширялся, а судьба пока не подсовывала нам подарков в виде завалов или изломанных лазов, через которые даже не протиснешься. Через некоторое время стало ясно, что дорога ведет нас отнюдь не наверх. Однако исследовательский азарт не позволял развернуться и пойти назад. А когда расщелина вдруг сменилась достаточно просторной пещерой с зализанными стенами, которая все так же, постепенно выворачиваясь, уходила вниз, о возвращении никто уже и не думал. Похоже, мы наткнулись на русло пересохшей подземной реки, так что куда-нибудь точно выйдем
Странно, но по прошествии нескольких часов пути я постепенно начал ощущать некое умиротворение, словно идущее от окружающей меня железной породы. И чем глубже мы забирались, тем сильнее становилось это чувство. Что немало радовало, это ведь гномам было наплевать, они живут под землей, ведь здесь их стихия, а вот мы с женой имели все шансы заработать клаустрофобию. Но сейчас драконе передавались мои ощущения… Разве что несколько заботил вопрос, почему я чувствую себя словно в утробе матери? Да появилось смутное опасение, что вскоре мне вообще не захочется отсюда уходить.
А еще через некоторое время мы оказались под основной массой пласта. Но железа вокруг было все еще полно, пусть и в виде спускающихся на неведанную глубину жил. Однако вскоре я перестал разглядывать окружающее пространство своим истинным взором. И без него внезапно открывшаяся картина просто завораживала. Мы вышли на огромный карниз, располагавшийся под железными сводами безразмерной каверны. И даже ночное зрение не требовалось, чтобы увидеть большинство деталей, так как внизу было разлито озеро магмы, дававшее достаточно света. Даже слишком много света… Но главной достопримечательностью являлся исполинский железный сталактит, зависший по центру пещеры. В нем было никак не меньше двух сотен метров, однако еще столько же оставалось до расплавленной породы, плескавшейся на самом дне. Следующим штрихом служили несколько гигантских вертикальных разломов, уходивших от каверны в разных направлениях, на дне которых протекали целые реки магмы. А совсем недалеко, справа от нас, низвергался водопад, порожденный подземным источником, и лишь только для того, чтобы внизу вода мгновенно испарилась, образуя облако тумана, укрывавшее собой огненное озеро.
– Эх, построить бы здесь город! – вымолвил вдруг впечатлившийся Гирин.
– Да, отличное место. Постаравшись, можно затмить даже нашу столицу. – поддержала его тут же Ирнала.
А меня тем временем заинтересовало то неестественное свечение, порождаемое расплавленной породой. Ну не может здесь быть столь светло! …На миг вглядываюсь вниз истинным взором… И тут же закрываю глаза, испугавшись увиденного. Зря мы сюда спустились. Подобное знание… Оно может завести кого угодно в могилу! По крайней мере, одна война из-за этого уже отгремела. Десятки, нет, сотни силовых линий переплетались там, у самого дна каверны. Их было столь много, что сам воздух вокруг начинал светиться из-за переполнения энергией. Что ж, похоже, тот сталактит берет свое начало прямо под основанием бывшей цитадели хид’ара. И если предположить на секунду, какова получится общая высота башни… наверное, что-то около километра. Один преобразователь внизу, второй наверху. И у вас в руках колоссальный источник энергии, в десятки раз более мощный, чем та же Академия Силы Ортона.
Но… Слишком уж природным выглядит этот сталактит. Хид’Ара явно не имеют отношения к его появлению… Да и как они могли обнаружить пересечение, если ни один маг просто не способен его увидеть на такой глубине? Может, линии действительно изогнулись вниз? А вся эта каверна лишь порождение той давней катастрофы? Ведь даже в подобных условиях источник должен был быть лакомым куском. А уж сейчас и подавно.
– Ну что, друзья, как будем делить шкуру неубитого медведя? – спрашиваю я в пустоту.
Несколько погрустневшая Фаэйра уже все поняла. Тоже, должно быть, имела неосторожность поглядеть вниз чуть попристальнее. А вот наша гнома все еще ошарашено оглядывает окружающие красоты.
– Ты о чем? – спросила она в следующий миг.
– Глянь вниз. Сама поймешь. – коротко пояснила в ответ дракона.
– Ну посмотрела. И что… что… с этим теперь делать?! – ошеломленно выдавила из себя Ирнала. А бедный Гирин лишь непонимающе переводил взгляд с одного из нас на другого и явно пытался понять – о чем вообще лопочут эти сумасшедшие маги?
– А вот надо подумать. Уж больно недешевая находка. Меня ведь жаба задушит, если мы решим просто позабыть об этом. Но и пожить немного еще хочется.
В этот момент гнома несколько задумалась, однако через секунду ее лицо просветлело, и она заявила:
– Знаешь, Ал’Крояр, ты обнаружил пересечение, тебе и решать. Но если ты не против, я поговорю с отцом по поводу возможности основания здесь небольшого поселка. Слишком уж много вокруг железа… не добытого.
– Тьфу. – тут же в сердцах сплюнул на землю я. Спихнуть ответственность не получилось. Теперь, зная себя, можно сказать точно, получу еще с этим источником проблем на свою голову. Ведь не утерплю теперь, попытаюсь точно как-нибудь воспользоваться. Да и слишком сильно мне понравилось это место. Кажется, начинаю догадываться почему. Хотя пересечение тут и ни при чем.
– Ладно, думаю, стоит немного перекусить да спать ложиться. А то нас там наверху Миаргни ждет не дождется. – вынырнув из своих мыслей, резюмировал я.
Обратный подъем занял почти весь следующий день. На поверхность мы выбрались уже ближе к вечеру, порядком уставшие и злые. Зато встречавший нас берсеркер на радостях чуть из штанов не выпрыгнул. Выполнить сие похабное действие ему, должно быть, остатки гордости не позволили. Прежде чем устаивать себе заслуженный отдых, я немного походил вокруг прожженного прошлым утром входа под землю, критично оглядел это место с разных углов и убедился, что если не знаешь, где именно находится дыра, то найти ее очень сложно. А дальше со спокойной душой пошел насыщаться перед сном.
Но вот нормально выспаться не удалось. Виной тому послужила некоторая череда событий. Сначала под утро тихо зарычала Хашарра, однако мне этого хватило, чтобы выскочить как ошпаренному из палатки, параллельно выставляя щит, следом прозвучал матерок берсеркеров – видно, гончую поносили… а через десяток секунд окрестности огласил требовательный возглас на эльфийском, чуть позже продублированный на солве:
– Вы окружены! Не делайте резких движений и останетесь живы. Мы хотим знать, что вы делаете на этой земле!
Быстро оглядевшись, я понял, что крикун прячется где-то в складках местности, благо разнообразных холмиков, подъемов и разломов вокруг было полно.
– А может, нам еще сплясать?! – в запале прокричала разъяренная этой побудкой Фаэйра.
– Держи свои издевки при себе, эльд’эра! У тебя вообще нет никакого права находиться здесь! – не менее злобно ответил хид’ара. Никем иным быть говорящий просто не мог.
– Она такая же высшая, как ты орк! Так что претензия неуместна. И вообще, с каких это пор вы раскомандавались в ничейных землях? – прервал я своей репликой готовую взорваться дракону.
– Я верю своим глазам, а не чужим словам. Мы не имеем ничего против соседей, но ее присутствие оскорбляет погибших здесь хид’ара!
– Сейчас договоришься! А пепел, который от тебя останется, уже не будет столь многословен. – вымолвила в ответ звереющая Фаэйра.
После этих слов все стало совсем плохо. Какой-то нервный эльф, не выдержав-таки, запустил по моей жене одинокую стрелу. Следом, еще до того, как та сгорела в огненном щите драконы, Хашарра полностью демонизировалась и, не издав ни единого звука, кинулась в сторону раскрывшего свое местонахождение стрелка. В этот миг я подумал, что берсеркеры рассвета точно не увидят, ибо руны не помогут, когда в тебя летит с десяток эльфийских стрел…
– Ниль! Не сметь! – дошел до моих ушей в следующую секунду выкрик командира снежных.
– Хашарра! Не убивай! – почти одновременно с ним проорал уже я.
Недовольный взрык гончей был мне ответом. А следом пришел уже девичий возглас, полный страха и ужаса. Однако на этом пока что все и закончилось. Волчица, должно быть, просто повалила эльфийку на землю и стоит теперь готовая разорвать ей глотку в любой момент. Главное, что нервных среди неизвестного количества якобы окруживших нас хид’ара, похоже, больше нет.
– Эй! Отзови свою бестию! Мы обещаем, что не будем больше стрелять. – произнес через несколько секунд все тот же эльф.
– Отзову. Только для начала извинись перед моей женой. Не всегда стоит верить одним своим глазам, думаю, волчица тебе это только что доказала. И вообще, вышел бы сразу сюда и поговорил нормально! Так нет, все надо делать через одно место! Эх, я будто на родину попал. – немного подумав, выдал в ответ я.
– Ладно, будь по-твоему. Сейчас.
И через пару секунд ко мне уже нехотя плелся явно достаточно молодой хид’ара, причем именно такой, каким и должен быть. То есть снежно-белые волосы, а не как у меня – с серебряным оттенком, смуглая кожа, цвета кофе с молоком, и совершенно обычные голубые глаза. Вот почему меня вечно с ними путали, а? Ровным счетом ничего общего! Кроме похожего телосложения и формы ушей, естественно.
Надета на нем была легкая броня светлых оттенков, составленная из множества изящно скрепленных кусков плотной кожи. Причем стоило это богатство явно немало. За спиной эльфа виднелся обычный на вид резной лук, а на поясе слева были прикреплены сдвоенные ножны для короткого меча и кинжала. Еще один, кстати, сиротливо болтался уже с правой стороны.
– Хашарра! Отпусти эльфийку и иди сюда! – закончив осмотр гостя, выкрикнул я.
И уже через пару секунд за мой спиной, угрожающе помахивая жалом, стояла все еще не вернувшая свой привычный облик гончая.
«Разящая, а что это мы молчим?»
«Разве есть смысл тебе что-либо советовать? Надоело. Это словно стилетом пытаться городские врата выломать».
Следом хид’ара повернулся лицом к Фаэйре, медленно отцепил ножны с кинжалом и молча протянул ей. Дракона же, немного опешив, что, надо сказать, несколько поумерило все еще плещущееся в ней недовольство, простояла столбом пару секунд, потом, наконец, решилась и взяла подарок в свои руки. Тут же она извлекла лезвие на свет божий и начала осматривать его со всех сторон. Материалом оказался пресловутый сталгэрим, а сам клинок украшала неглубокая геометрическая резьба. Налюбовавшись на оружие, Фаэйра посмотрела на нашего гостя и произнесла:
– Красиво, но для меня бесполезно. Можешь забрать назад свою игрушку и считай, что извинения приняты.
– Теперь верю, что вы действительно не эльд’эра. Такое вопиющее незнание традиций… А этот кинжал больше не мой. Не заставляйте меня брать его в руки, это слишком тяжкое оскорбление… Тем более что с ним не сравнятся даже лучшие мифриловые клинки.
– А это сравнится? – проговорила дракона, демонстрируя эльфу черное лезвие одного из своих собственных кинжалов.
– Д-да… Не мог я предположить, что мой дар будет смотреться сейчас столь смешно и неуместно. Прошу прощения, если этим невольно оскорбил вас. Разрешите, я представлюсь. Кайрэль Аллнадал, Дом Хрустальной Рощи. – легко поклонившись произнес он.
– Ал’Крояр Сер’Ворг, моя жена Фаэйра Онретарр. А это, – произнес я, указав на стоящую неподалеку гному, за все это время не вымолвившую ни слова, – Ирнала'Дат Шадар Арх'Атун со своими охранниками. Кстати, раз уж мы теперь знакомы, не поведаешь нам, что за традицию ты упоминал?
– В случае ссоры, которая может привести к поединку, можно предотвратить его, принеся в дар любое оружие. Но если оно не будет принято – драка обеспечена. Об этом знает любой хид’ара и любой эльд’эра, так как обычаю уже под тысячу лет, а может, и больше. – едва заметно скривившись от моей манеры разговора, ответил Кайрэль.
Что ж, теперь ясно. И лесные, думаю, об этой традиции тоже прекрасно осведомлены, в отличие от меня. Зато теперь появилась одна идея. Нравится мне чем-то этот паренек, да и наконец найдется вещице достойное применение!
– Спасибо за разъяснения. Знаешь что? Позвал бы ты двух остальных своих спутников, а то что они на земле до сих пор валяются в ожидании драки.
Эльф в ответ сначала ошалело на меня посмотрел, видно, угадал я с количеством, а потом коротко выкрикнул:
– Ниль, Вестэл, хватит разлеживаться! Идите сюда.
Первой была совсем уж молоденькая и явно опасающаяся приближаться к нам лучница, недешево, кстати, экипированная, а вторым оказался парень, который тоже выглядел как простой воин, но, в отличие от остальных, Вестэл являлся неслабым магом-воздушником. Хотя не удивлюсь, что на деле он больше льдом пользуется. По ауре не поймешь. Оглядев эти новые лица, я пошел рыться в вещах и через минуту уже протягивал командиру хид’ара свой блочный лук в сложенном состоянии. И мой жест вызвал у него новый приступ замешательства.
– Что это? – вымолвил Кайрэль, еще не догадавшийся о назначении странного предмета.
– Это лук. И, как мне кажется, хоть раз выстрелив из него, ты свою палку с веревкой в руки уже никогда не возьмешь.
Немного повертев в руках подарок, эльф быстро разобрался, как его разложить, скептически осмотрел получившуюся конструкцию, взвесил на вытянутой руке… а в следующий миг он уже спускал натянутую тетиву, отправляя неизвестно как оказавшуюся на ложе стрелу в сторону шпиля. Что ж, лучник из меня в сравнении с ним на деле неважный. Ну и плевать.
– Да, из этого лука можно стрелять гораздо дальше, хотя он и туговат. Но сама идея отличная! И как раньше у нас до подобного никто не догадался! Спасибо за этот подарок. Должно быть, ты прав, и, привыкнув к нему, я действительно не захочу потом брать в руки другие луки. – произнес Кайрэль, оценив на глаз результаты своей стрельбы.
– Насчет других я ничего не говорил. Взяв идею за основу, хорошие умельцы смогут изготовить гораздо лучший вариант лука, в этом уверен точно. Но рад, что тебе понравилось. А не расскажешь, зачем вы сами пришли сюда? Не ждете же на самом деле, что силовые линии вдруг восстановятся?
– Надеюсь, что не восстановятся. Но мы здесь не за этим, хотя и должны обязательно проверить. Просто это что-то вроде паломничества. Здесь погибло немало первых хид’ара, целый Дом! Многие из нас хоть раз в жизни приходили сюда.
– Не понял, почему ты сказал, что надеешься на то, что линии не восстановятся? Разве вы не хотели бы сюда вернуться? – тут же спросил эльфа я.
– Хотеть не значит иметь возможность. Ведь пересечение нужно еще удержать! Так что если оно снова начнет проявляться, мы вновь уничтожим его, вот и все. Чтобы другим не досталось… А что делаете здесь вы?
– В некотором роде совершаем экскурсию, раз уж эта достопримечательность оказалась на нашем пути. Меня с женой пригласили к себе гномы, вот мы и движемся в Седые Горы.
– Ясно, извини еще раз за реакцию на ваше присутствие. Позволишь последний вопрос? Разве на Дэтэре есть еще эльфы, кроме хид’ара, эльд’эра, иль’эра и… шахи’нара? – с некой странной паузой перед своим последним словом произнес Кайрэль.
– О шахи’нара я вообще первый раз слышу… хотя нет, вру, не первый, второй. Но мы с женой не относимся ни к одним из перечисленных тобой эльфов. Как ты мог заметить, имена у нас тоже далеко не традиционные. Но больше тебе ничего рассказать не могу, ведь у всех есть свои секреты.
– Жаль, но я не буду больше тебя расспрашивать, раз так. Мы бы хотели развернуть свой лагерь рядом с вашим, не против? – тут же задал следующий вопрос эльф.
– Да хоть на месте нашего, все равно уже пора сворачивать манатки. Кстати, вот тебе еще подарочек, лови! – заявил я, бросая Кайрэлю один из разговорников. Надо же их куда-то девать. А следом продолжил:
– Это связной амулет. Вдруг пригодится. Все равно мне еще долго придется неподалеку от вашего ледника ошиваться. Может, даже в гости как-нибудь зайду.
– Сомневаюсь. Мы очень редко пускаем к себе чужаков. Хотя все возможно. – задумчиво произнес в ответ эльф.
Я же пошел собирать вещи. Поспать теперь уже не удастся… Но не успел начать свое дело, как позади объявилась Ирнала и требовательно объявила:
– А теперь переводи все, о чем вы там болтали! Уж очень мне интересно.
Рядом в тот же миг издевательски рассмеялась Фаэйра. Вот и пускай теперь сама палатку сворачивает!
Вскоре мы вновь тронулись в дорогу. Хотя с последними тут немного трудновато, не удосужился никто сделать доброе дело и проложить широкие пути в ничейных землях. Но в действительности я, наверное, должен быть рад, что благодаря этому у меня есть еще несколько лишних дней перед неизбежным расставанием с женой. Ведь неизвестно, чем в результате кончится ее затея. Чем ближе горы, тем сложнее сохранять даже внешнее спокойствие. Пускай это, в большей степени, заслуга давящих эмоций Фаэйры, а не моя.
Но, в конце концов, все когда-нибудь кончается. На третьи сутки, так и не встретив за все время ни одного из «вездесущих» полуорков, мы уже были в предгорьях. Довольно быстро вышли на проложенную гномами тропу, которая должна была привести нас вскоре к воротам на глубинные пути. Вечером дракона с грустью в душе предупредила о том, что завтра ей нужно будет улетать… А дальше последовала долгая и дикая ночь, которую, наверное, можно бы было назвать прощальной. Но во мне, словно наперекор фатализму жены, стало разгораться предчувствие того, что все обойдется. И ранним утром я, впервые за последние несколько дней, наблюдал настоящую, а не вымученную улыбку на лице безмятежно спящей рядом девушки. Следующие несколько часов ничего не изменили. От напряжения и страха не осталось и следа.
– Все. Ирнала, Миаргни, Гирин… У меня другой путь. Ал, есть ли теперь смысл утаивать от них? – проговорила, остановив свою лошадь, Фаэйра, в тот самый миг, когда между скал вдалеке появился величественный зев прохода в подгорное царство.
– О чем это ты? – тут же удивленно спросила гнома.
– Нет, смысла больше нет. Да и лень придумывать объяснение твоему уходу.
– Тогда удачи вам всем. Жди меня, Ал, я обязательно вернусь. – произнесла моя жена спрыгивая на землю и отходя на несколько метров.
Чтобы через несколько секунд предстать перед нами во всем величии своего истинного облика. И если сравнивать с тем, что я видел несколько лет назад… она явно стала гораздо сильнее. Раньше от нее разило ловкостью, природной стремительностью, а сейчас к ним прибавились агрессивность и необузданная мощь.
– Эй, ты только про кольцо не забывай! – выкрикнул я за миг до того, как дракона свечой взмыла в воздух.
Оглянувшись, несколько секунд с легкой улыбкой наблюдал за эволюциями на лицах изумленных гномов. Хотя данное зрелище довольно быстро надоело ввиду своей однообразности.
– Вы это, челюсти подберите. А то нехорошо валять сии полезные вещицы в дорожной пыли. Кстати, надеюсь, вы не будете на каждом углу болтать об увиденном? Мало того, что обретете врага в моем лице, так еще и окружающие засмеют!
Берсеркеры, услышав мои слова, лишь скривились. Для этих даже намек на нарушение некоего кодекса чести немыслим. У Ирналы же сразу созрел вопрос:
– Я не поняла, Фаэйра что, оборотень?
– Нет, она высший дракон. Обитают такие, знаешь ли, в ваших горах. – усмехнувшись, ответил ей я.
– Не знала, что они разумны… И могут менять форму. Но кто тогда ты, Ал’Крояр?
– Для начала, разумны только высшие, а вот дикие – те да, разве что самую малость необычные, но животные. Я же простой… эльф, наверное. Почти простой… И долго, кстати, мы будем теперь топтаться на месте?
– Да, ты прав, поехали дальше… – задумчиво вымолвила гнома.

 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:19 | Сообщение # 4
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Но не пройдя и десяток метров, я, чертыхнувшись, вернулся назад, чтобы взять на привязь внезапно осиротевшего коня жены. А через пару часов уже смотрел во все глаза на грандиозное сооружение врат, до которых оставалось рукой подать. Проход, прорубленный в отвесных скалах, охраняли две массивные, под два десятка метров в высоту статуи, изображавшие гномов, опирающихся ладонями на огромные молоты с длинными рукоятями. Сам же прямоугольный вход казался на их фоне спичечным коробком.
А за вратами, сразу после короткого прямого участка тоннеля, имевшего треугольное сечение, начинался довольно крутой спуск вниз. Но вскоре камень над головой исчез, сменившись клубящейся темнотой, стены, нависающие по бокам, куда-то испарились, а когти Хашарры высекли крупный сноп искр, словно задев кусок стали. Мы ступили на глубинные пути. Далеко в обе стороны от нас уходила грандиозная расщелина, шрам в теле гор, тянущийся на огромное расстояние. Множество подобных подземных разломов переплетались между собой, образуя огромную сеть. Гномы же превратили эти трещины в дороги. Их не пугали огромная высота и лавовые реки далеко внизу. Тысячи десятиметровых квадратных пластин из железа были скреплены скобами между собой и подвешены исполинскими цепями к вертикальным стенам. Прямо перед нами, высеченный в скале, чуть выше расположился и первый увиденный мною поселок, стороживший выход на поверхность. Похоже, гномы обожали вертикальную планировку.
– Тэйг Мирран. Он принадлежит Кир’Лагиду. Думаю, мы успеем дойти до тэйга Дурнат и остановиться на отдых там. В поселениях моего клана постой обойдется гораздо дешевле. – вывела меня из задумчивого созерцания окружающих красот Ирнала, спрыгнувшая с коня сразу после своих слов. А следом за ней спешились и берсеркеры.
– Вы будете идти пешком? – не подумав, спросил я.
– По глубинным путям опасно передвигаться верхом, особенно если животное плохо видит в темноте. – пояснила назидательным тоном гнома.
– Ну, к Хашарре это не относится.
Однако с волчицы я все же слез. Иначе буду смотреться слишком глупо и… претенциозно, наверное. Ведь рядом вышагивает далеко не простолюдинка. А через несколько минут мы уже шли по разлому на юго-восток. Несмотря на свой малый рост, мои спутники топали весьма резво, нередко переходя на легкий бег, правда, на деле их природная выносливость могла позволить и большее. Иногда нам встречались группы других гномов, большинство из которых, разглядев татуировки на лице Ирналы, почтительно кланялись ей вслед, что смотрелось весьма забавно в сопровождении с ошарашенными взглядами. Что меня немного удивило, так это видимое напряжение, которое испытывали берсеркеры, когда на горизонте объявлялся очередной путник. На поверхности они не были настолько бдительны и не опасались каждой тени…
Довольно часто нам на пути попадались новые тэйги, но все они принадлежали двум другим кланам. Ирнала пояснила, что в этом районе гор у Арх’Атуна почти нет владений. Кстати, как оказалось, городов у гномов за исключением столицы не имелось. Прочие поселения же в большинстве своем были весьма невелики. Зато их очень много, а в некоторых местах глубинных путей тэйги натыканы столь близко друг к другу, что подобные скопления несложно принять за города.
Наконец, когда я уже порядком подустал считать пройденные плиты под ногами, на отвесных стенах разлома впереди нас замаячил Дурнат. Поселение могло казаться очень большим из-за особенностей архитектуры гномов, так некоторые из высотных строений, вырезанных в скалах напротив друг друга, соединены массивными мостами, один из которых был настолько широк, что как позже выяснилось, играл роль местного базара.
Не дойдя до тэйга с поллоги , мы свернули с плит на узкую, выдолбленную в камне тропу, медленно ведущую вверх, к зависшему над путями Дурнату. А через десять минут уже выслушивали счастливые речи пары стражников, охранявших вход в поселение. Хорошо, что мои познания в языке гномов пока не столь велики, чтобы понимать каждое слово, иначе ушам грозило сворачивание в трубочку. Хотя, может, они действительно рады видеть первую дочь шадара клана?
Когда изысканные обороты у солдатни наконец кончились, Ирнала что-то потребовала у одного из них, а вскоре мы уже заходили в стоящее на уступе приземистое здание местной таверны, прямо до порога которого нас и довели за ручку. У хозяина заведения при виде гномы случился приступ эйфории, и он было порывался предоставить услуги бесплатно, но гнома, яростно торгуясь, смогла убедить его взять несколько медяков. Вот верноподданнические инстинкты у народа! Однако во время обеда Ирнала опровергла эту мою мысль:
– Подлецы! Теперь из-за них придется как минимум пару недель терпеть подобное обращение! – шипя вслед служанке, принесшей подносы с едой, вымолвила она.
– А что не так? – спросил в ответ я.
– Да все! Оказывается, на второй год моего отсутствия какой-то решивший показаться очень умным гном из Штах’Грона начал распускать слухи, утверждающие, что на самом деле я мертва. А отец якобы скрывает этот факт. Просто шадару Минарену, должно быть, захотелось учинить препятствия моему будущему браку с Нортмиром Кир’Лагидом. Ведь в результате и мой, и его кланы станут сильнее! Отец получит через меня дополнительное влияние на Кир’Лагид и наоборот… В общем, за пару лет эти пересуды слишком сильно стали походить на правду, и среди простых гномов слухам поверили почти все. Да и большая часть знати тоже, должно быть, решила, что я действительно мертва. Поэтому любой гном Арх’Атуна теперь будет при встрече долго распинаться предо мной, доказывая, насколько он счастлив видеть Ирналу’Дат живой и здоровой! …Подлые пещерные крысы! – яростно окончила, вконец разъярившись, свой рассказ гнома.
Похоже, у них тут очень распространена такая народная забава, как схватки бульдогов под ковром. Ну, конечно, ведь деление страны на относительно независимые кланы, а главное, отсутствие единовластия над ними – подобное не назовешь стабильной системой. Один раз гномы докатились до раскола. Имеют все шансы нарваться по новой.
– Сочувствую… но делу этим не поможешь. Кстати, как прибудем в вашу столицу, не подыщешь мне нормального учителя языка? А то с пониманием у меня пока что большие проблемы. Не хотелось бы из-за этого в историю какую-нибудь влипнуть. – произнес я после гневной отповеди Ирналы.
– Подыщу. Да, Ал’Крояр, приглашая тебя к нам, я как-то не подумала, но сейчас хочу спросить, сколь долго ты хотел бы у нас пробыть?
– Пока Фаэйра не закончит со своими делами наверху. И ведь даже не знаю, сколько ей потребуется времени…
Хотя на деле есть еще один момент, но о нем знать гноме не обязательно. «Единство придет в разделенный натрое дом» – ведь это сказано про вас, кланы Седых Гор? Значит, будем сидеть под землей, пока не случится нечто. Очень интересно, что именно. Потому что мне нужно активно поучаствовать в грядущем событии. Ведь в мыслях появились первые наметки того, что следует делать со знанием об источнике. Пускай эти идеи и отдают сумасшествием, но как знать…
– А что у нее за дела? Ведь если я верно все поняла, в горах ее дом. Что мешало Фаэйре вернуться туда раньше? – спросила меня Ирнала.
– Долг у нее. Перед собой. Считает себя обязанной бросить вызов Лидеру Крыла, и по совместительству своему отцу. – сухо поведал я.
– И почему тогда ты ее отпустил? Ведь…
– Должен был! Рано или поздно это случилось бы. Ладно, подскажи, где моя комната, а то спать хочется, сил нет, а в вашей архитектуре, будучи трезвым, не разобраться.
Что, кстати, было чистой правдой. Никогда бы не додумался, что комнаты в здешних тавернах, как правило, находятся под общим залом. Сами они оказались блистательным примером аскетизма. Четыре голые стены, небольшая кровать на каменном постаменте, не менее каменная лавка, выдолбленная напротив двери, железный сундук в углу да простейший газовый светильник под потолком, вот и все убранство.
Хотя на условия мне наплевать. Потому что сегодня я один. Сколь это непривычно… Пускай отголоски эмоций драконы достигают меня даже на таком расстоянии, но слишком они слабы. Никогда раньше не ощущал себя… Или? Просто привык за все то время, что мы вместе, к дуэту чувств в своей груди и любое иное состояние считаю ненормальным. Но, так или иначе, я знаю, что она жива и спокойна сейчас. Ярость и азарт боя донесутся до меня даже через километры горной породы. Однако засыпать с пустотой, как рядом с собой, так и в душе, от этого знания не становится проще.
А ранним утром, во всяком случае, биологические часы утверждали, что сейчас именно утро, меня рывком вырвали из странного, беспокойного сна именно те эмоции, которые я и ожидал сегодня услышать. Фаэйра сражалась…

За несколько минут до этого. Северо-восточная группа вершин. Седые Горы.

Дом. Ты не изменился. Все те же черные пики, кое-где покрытые снегами, знакомые с детства пещеры, выжженные могучими выдохами сильнейших из нашего рода. Десятки драконов, занятых своими делами. Кто-то готовится отправиться на утреннюю охоту, другие присматривают за юными ящерами… Один, два… три. Как вас мало. Не удивлюсь, если инкубатор пустует уже многие месяцы. Как помню, даже те яйца, которые иногда приносили туда, очень редко потом выживали… Гораздо реже, чем должно быть. Слишком важен был прекратившийся еще до моего рождения обмен самками.
Интересно, чем занят отец? Должно быть, изучением тех редких книг, которые достались ему от деда… Или пытается расшифровать скрижали, начертанные на стенах нашей пещеры еще несколько колен моих предков назад. Это была его страсть. Письмена интересовали отца больше, чем судьба Крыла. Только одно занимает его сильнее древностей. Власть. Хотелось бы верить, что мною сейчас руководит только желание изменить будущее стаи, но... Кровь не выбирают.
Пора начинать. Скоро меня могут заметить и принять за чужака. Как не хочется покидать этот уступ, служивший надежным укрытием от чужих взоров ночью, но сложив крылья и сидя на месте, отца не опустить на землю. Кинжалы в ладони, сменить форму… рано остальным знать о моих привычках… прыжок. Два десятка секунд простого планирования, и я мягко опускаюсь на обожженный камень площадки перед церемониальным залом. И сразу удостаиваюсь семи удивленных и неверящих взглядов. Ровно столько, сколько вокруг драконов. Хотя нет, вон те трое смотрят скорее восхищенно… Будущие хозяева небес, надежда стаи… издалека было сложно понять, но сейчас ясно, с таким потомством у нас нет будущего. Эти юные драконы слишком слабы и болезненны. Мутные глаза, тонкая чешуя, похожая скорее на плотную пленку… Если они и встанут на крыло, то только к тому моменту, когда их ровесники будут уже вовсю менять форму!
Эх, интересно, и долго они все будут смотреть?
– Сообщите обо мне Окстиру!
В тот же миг один из взрослых драконов взмывает в воздух и направляется к дальнему северному пику, тому в котором всегда находилась пещера отца. Что ж, подожду несколько минут. Надеюсь, остальные не решат начать расспросы раньше времени!
А вот и Лидер. Стремительная черная точка в небесах… не больше десяти ударов сердца, и вот неподалеку от меня опускается сильнейший в Крыле. Отец больше меня почти в два раза, поверхность его тела кажется нагромождением монолитных скал, а клыки, рога и когти заточены в регулярных боях. И этому дракону я сейчас брошу вызов? Да. Заката Окстир не увидит. Мое слово было дано. И если себя можно обмануть, то…
– Фаэйра, где ты пропадала столь долго? Я не хотел верить, что ветер покинул тебя, и рад, что мои надежды оказались не напрасны. – произнес отец взволнованным голосом, сразу как сложил крылья.
Сколь легко можно лгать. Волновался ты совсем по другим причинам.
– Неважно… Окстир Онретарр Ониксовое Крыло. Я объявляю о твоей слабости. Опровергни мои слова кровью. – громко, так, чтобы каждый присутствующий слышал, проговорила я ритуальную фразу, устоявшуюся в веках.
Несколько забавно было наблюдать, как менялось выражение окаменевшей морды отца с каждым следующим словом. Ты удивлен, нет, ошеломлен! И вновь спокоен.
– Решила пойти по стопам матери? Думаешь, сможешь? Хватит ли тебе сил? – тихо прошептал следом Окстир.
– Поздно! Отвечай как должно. Или хочешь покрыть себя позором? – с издевкой произнесла я.
– Что ж, раз ты так хочешь… дочь. Не откажу тебе в этом последнем желании… Да будет ветер судьей, я опровергну! Сейчас, земля… смерть!
Не ожидала другого. В небесах может произойти неприятная случайность. Там сложнее ориентироваться. А здесь все решает опыт. Ну и главное, будь ты действительно любящим отцом, никогда бы не выбрал это последнее условие схватки. Я оказалась права во всем.
Мельком оглядываю обступивших нас драконов… в их глазах неверие, непонимание… Ничего, вскоре я все объясню. Окстир тем временем молча поднимается в воздух и планирует вниз, в небольшую долину под нами. Традиционное место для наземных поединков, как учебных, так и не очень. Главное, что там есть немного живой земли под ногами, а не только один сплошной камень. Это мне поможет. Вот уже и я опускаюсь следом. Отец стоит на небольшом удалении… он напряжен и готов ударить в любой момент. Его глаза цепко следят за каждым едва заметным движением моего тела. Нет, сегодня скорость тебе не поможет. Она сменила сторону…
Несколько напряженных секунд, время словно застыло. И вот, наконец, Окстир делает первый шаг к своей смерти. Короткий выдох, и прыжок влево, чтобы не получить огненный удар в ответ. Но мне незачем тратить силы на то, что лишь чуть нагреет его чешую… если попаду, конечно. Наблюдая за медленно идущей в мою сторону стеной пламени, частично меняю форму и при помощи короткого взмаха крыльев оказываюсь почти у самых передних лап отца… Уворачиваюсь от одновременного размашистого удара когтями, прижавшись всем телом к земле… Он не ожидал, что перед ним окажется ничтожный драконид, но все равно был почти готов. Выпрыгиваю вверх и оказываюсь за спиной… Нет, слишком ты быстр, почти успел развернуться! Однако можно ударить и в бок. Конус, следом, еще до того как он достиг цели – корни чуть поодаль, как раз на том месте, где я стояла в самом начале. Им нужно совсем чуть-чуть времени. Чешуя отца слишком хорошо защищает от стихий, однако силы моего заклинания хватило, чтобы отбросить тело дракона достаточно далеко. В тот же миг из земли вырываются несколько толстых шипованных жгутов и начинают обвивать свою добычу… Прыжок вперед, вовремя, так как за спиной уже началась настоящая огненная буря, очередная попытка достать меня. Еще в воздухе окончательно меняю форму, а в моих руках оказываются лезвия черных клинков. Миг, и они входят в голову между рогов Окстира по самые рукояти. Я же по инерции ударяюсь ногами о мертвую пасть дракона, изворачиваюсь, выдергиваю кинжалы и спрыгиваю на землю. Некоторое время обдумываю, развеять ли плетение корней, все еще постепенно сжимающих тело моего врага… Нет. Пускай все видят, что с ним стало.
– Ветер отвернулся от тебя, отец. – едва слышно произношу я, вновь меняя форму вслед своим словам.
А наверху, не веря произошедшему на их глазах, застыли испуганные драконы теперь уже моего Крыла. Не знаю, что именно ужаснуло их больше – сам факт проигрыша Окстира или то, что сейчас происходит с его сминаемым телом? А может, скорость, с которой все закончилось. Редко поединки оканчиваются столь быстро. Мы любим подолгу наслаждаться своей силой, мощью стихии, бурлящей внутри… Самоуверенные ящерицы. Либо изменимся, либо так и будем прятаться по самым дальним углам Дэтэры ото всех, утешая себя мифическим могуществом.
Опускаюсь на площадку рядом с расступившимися сородичами, коротко оглядываю каждого из них… Пора начинать. Указывать – мое право.
– Унаррис. Вечером нужно будет собрать всех. Мы отправляем гонцов Белому Крылу для обмена самками. Также я отберу нескольких защитников, которым предстоит учиться. – произношу, глядя в глаза тому самому дракону, который известил отца о моем прилете. Этот подойдет в качестве одного из помощников.
– Но Окстир говорил… – вдруг удивленно вопрошает за моей спиной Анррат, мой ровесник.
Мгновенно разворачиваюсь на месте, коротким прыжком оказываюсь рядом с этим юнцом, расправляю когти на левой лапе, удар…
– Забудь это имя! И все, что он говорил. – выдавливаю из себя громким рыком, прижимая голову распластавшегося дракона к земле.
Он не сопротивляется. Молодец, не потерял еще остатки разума. Иначе был бы уже мертв. Простояв недвижно еще несколько секунд, я расслабляю мышцы и позволяю Анррату подняться. И через минуту, не услышав больше ни слова, взмываю в воздух и отправляюсь к той самой отцовской пещере, которая была мне домом на протяжении почти всей жизни. Надо немного отдохнуть. И сообщить обо всем Алу… ведь он просил не забывать…

Чувства драконы схлынули столь же быстро, как и пришли. Следом несколько минут я ощущал только некое злое спокойствие… лишь один раз сменившееся гневом. А потом до меня докатились отголоски легкой моральной усталости. Так и просидел с полчаса на кровати, прислушиваясь к себе и боясь пошелохнуться, когда вдруг почувствовал вызов своего черного обручального кольца, несущего в себе кровь Фаэйры. Немедля сжал его…
– Я победила. – несколько грустным голосом произнесла она.
– Мне жаль, что тебе пришлось убить отца… Поэтому не буду поздравлять. Но рад, что ты цела. Иначе…
– Знаю, Ал… Не бойся меня потерять. Похоже, ты был прав, и я действительно вторая из шести. – перебив меня, вымолвила чуть повеселевшая дракона.
– Третий тоже где-то неподалеку от нас шляется. Так что пока я буду искать неизвестно кого и делать потом неизвестно что, можешь спокойно наводить порядок у себя в Крыле. А то ведь даже до столицы гномов пока не добрался, топать туда еще пару дней точно.
– У меня здесь полно работы, не знаю, сколько времени придется разбираться с наследием, оставленным мне Окстиром. – с некими нотками сомнения ответила мне Фаэйра.
– Ты хотя бы понимаешь, что именно делать! И это уже немало. Ладно, чувствую, что тебе очень сильно хочется спать. Желаю удачно помахать лопатой. – усмехнувшись произнес я.
Кстати, похоже, при активных кольцах все эмоции доносятся в полном объеме, как будто мы находимся рядом. Хотя они содержат частички нашей крови, так что это и неудивительно.
– То есть причем тут лопата? …А-а, ясно. Извини, мы, драконы, этими предметами не пользуемся, так что разгребать завалы мне придется своими собственными нежными руками! Удачи, Ал! Не скучай там под землей без меня. – залившись смехом, проговорила Фаэйра и следом разорвала связь.
Что ж, теперь у меня в женах не простая изгнанница, а можно сказать, глава государства, пускай и маленького. И как теперь соответствовать? Эх, заснуть уже точно не удастся. Придется тащиться наверх и объясняться с обслугой на пальцах, требуя пищи. Вообще, как я узнал, гномы какого-то особого режима дня никогда не имели. Спят, когда получится, работают так же. Поэтому и жизнь у них бьет ключом круглые сутки. Те самые природные часы у этого народца пошли вразнос от подземной жизни еще в незапамятные времена. Так что даже столь ранним утром в общем зале таверны гарантированно должна иметься бодрствующая обслуга, готовая получить несколько лишних монет прямо сейчас.
Однако мне повезло: сразу как переступил последнюю ступень, приметил в одном из углов хмурого Гирина, меланхолично поедающего какую-то грибную кашу. Так что язык жестов мне не понадобится. Надо только предупредить гнома, чтобы не заказывал аналогов стоящего у него на столе. Амбрэ от сего шедевра кулинарного искусства просто… непередаваемое.
Ненавижу грибы!
Вскоре, как раз когда я доедал нечто странное, голубовато-желеобразное на вид, но вполне съедобное, из своих берлог вылезли Миаргни с Ирналой, и примерно через полтора часа мы уже спускались из Дурната обратно на железные плиты глубинных путей. Вот уж действительно, одно из самых грандиозных чудес этого света. Однако, несмотря на всю свою дикую дороговизну, подобные дороги превращают страну в неприступную крепость. Сюда не сунется ни одна армия, но даже если и найдутся сумасшедшие, гномам достаточно обрушить часть цепей на небольшом участке. А дальше жди, пока те самоубийцы передохнут с голоду. Кстати, как заметил, в тэйге явно имелись нужные средства, для того чтобы оперативно обрубить путь с любой стороны. Некие странные механизмы, закрепленные рядом с каменными якорями, удерживающими цепи.
Хотя подобная концентрация на обороне от вероятных вторжений явно должна сказываться на наступательных возможностях армий гномов. Тем более что те вряд ли многочисленны ввиду фактически полного отсутствия естественных врагов. И с мобильностью могут иметься немалые проблемы, так как ездовые животные здесь не в почете… Но на этот счет можно и уточнить.
– Ирнала, не пойму, у вас что, вообще нет верховых животных, которых можно безбоязненно использовать на путях?
– Есть, гарсаты. Это подземные ящеры, которые появились после смерти бога Тантира, но еще до того, как мы покинули свою прародину. Они агрессивны, быстры и опасны, однако некоторых удалось приручить и начать их разведение уже здесь. – поведала мне в ответ резво шагающая гнома.
– Значит, это измененное животное? И что оно собой представляет? – продолжил свои расспросы я.
– Хм… сложно объяснить тому, кто не видел. У гарсата шесть лап, но две передние пары сросшиеся наполовину, длинный хвост с двумя шипами, растущими из небольшого набалдашника. Между ними и хвостом, до его середины, натянута перепонка, обычно сложенная. Но если гарсат раскрывает шипы, то ему становится очень легко управлять своим телом в прыжках. Морды у них очень крупные, с глазами почти на самом носу и мощными костяными челюстями.
Весь свой рассказ Ирнала сопровождала активной жестикуляцией, пытаясь изобразить на себе ту или иную конечность ящера. Смотрелось данное представление до безобразия забавно.
– Более-менее ясно, что это за зверь… Но почему тогда у тебя нет своего гарсата?
– И не может быть. – ответила погрустневшая гнома и тут же продолжила. – Их получают лишь наши всадники. Гарсатов очень мало, они признают в качестве хозяев только очень сильных и ловких наездников, тех, кто может с ними справиться. Вот у Нортмира есть свой гарсат… и у его братьев тоже… Он даже пару раз меня катал верхом, хотя это довольно страшно, особенно когда ящер зависает на отвесных скалах. – с этими словами грусть на лице Ирналы сменилась мечтательной улыбкой.
Значит, ее брак не только политический, а всецело одобряемый самой гномой. Выходит, повезло девушке. А заодно у меня появилось подозрение, что папаша спровадил ее из Седых Гор не просто так. Причем как далеко спровадил!
– Кстати, Ирнала, а у вас когда-нибудь был единоличный правитель? – спросил я спустя несколько часов, когда мы уже приближались к следующему тэйгу, с явным намерением остановиться там на «ночь».
– Тан? Последний из них отказался от своей власти через две с половиной сотни лет, после того как мы обосновались в этих горах. Клан Шадрех’Кер, то есть «Правящий Верно», был распущен и объединен с четырьмя остальными.
– А потом клан Железного Колеса пожелал взять вожжи в свои руки? – осведомился я.
– Ну, не сразу… только, кажется, через полвека после… – с легкой неуверенностью вымолвила Ирнала.
– Да, некоторых жизнь точно ничему не учит.
И на эти слова ответа уже не последовало. Только берсеркеры задумчиво переглянулись за нашими спинами.

1344г. Сезон Рассвета. 28 день Месяца Дракона.
В одной логе от Агат’Адара. Кланы Седых Гор.

Как и предполагал, до столицы гномов добрались именно на третьи сутки нашего пребывания в подземном царстве. Сначала впереди показалось небольшое сужение разлома, а чуть позднее выяснилось, что это огромные вертикальные каменные брусья, высеченные в скалах напротив друг друга. На них крепился механизм, который, похоже, должен бы понимать вверх сразу несколько секций пути рядом со входом. А уже за этими массивными вратами обнаружилось пересечение сразу нескольких подземных разломов, внутри которого и был выстроен или, скорее, вытесан город. Большей частью постройки располагались все так же, на отвесных стенах, но помимо этого огромное множество величественных мостов и арок нависали над пропастью, иногда переплетаясь в совершенно грандиозные сооружения. Несмотря на некоторую беспорядочность здешней архитектуры, окружающее царство прямых лилий и геометрически верных форм не позволяло создаваться ощущению бардака и хаоса. Но в то же время весь город казался некой извечной частью гор, он словно был выстроен самой природой и напоминал нагромождение идеальных кристаллов, постепенно растущих без чьего либо вмешательства вот уже тысячи лет.
– Вот он, Агат’Адар! Обретенный Дом. – произнесла Ирнала, переступая с железной пластины на каменный помост, возведенный за вратами.
Отсюда брали начало улицы столицы гномов. Кажущаяся ненадежность подвесных путей осталась позади, ведь здесь ей уже не было места. Хотя то огромное количество металла под ногами, да и вокруг, давало мне уже знакомое ощущение покоя, которое не позволяло запаниковать от первых шагов по глубинным путям. Но вот любой другой, не привыкший с раннего детства передвигаться похожими дорогами, имел все шансы получить разом и клаустрофобию, и боязнь высоты, приправленные диким страхом перед окружающей тьмой, которая пасует лишь у далекого пламени недр глубоко внизу.
Но теперь меня не успокаивает неподъемная масса железа, а камень под ногами хоть и не покачивается от каждого шага, однако уж очень не хочется слегка оступиться да улететь вниз, либо в итоге переломав себе кости о нижние ярусы построек, это если повезет, конечно, а в худшем случае – свариться заживо, окунувшись с головой в вязкую магму. Хотя лучшим вариантом будет помереть еще в воздухе от сердечного приступа, но я о каких-либо своих проблемах с главной мышцей тела совершенно не помню и боюсь, что эта сволочь честно проработает до последних мгновений… Так, стоит держаться подальше от края. Ну почему они не могли использовать чуть побольше металла в окружающей архитектуре?
Однако через двадцать минут мне стало не до своих фобий. Мы как раз проходили через какой-то небольшой базар, где торговали разнообразной мелочовкой, когда неподалеку послышался отборный мат… причем ругались на солве. Основной мыслью было: «да чтоб я еще хоть раз сюда притащился, к этим недомеркам прижимистым, без моего золота бородатые жмоты как-нибудь обойдутся! Никакого прибытка, уж лучше рыбу у валдаров скупать, все больше заработаю».
– Озгородские купцы у нас частые гости. – прокомментировала тут же эту тираду тихо хихикнувшая Ирнала.
Вот, значит, почему на меня окружающие не пялятся, как на некую диковинку, а так, сделают пару любопытных взглядов и забудут на этом. Для гномов Седых Гор, должно быть, что человек, что эльф ушастый – все на одно лицо. Ведь главное что? Правильно, куча росписи на роже. Я же этой огромной для местных ценностью не обладаю.
Вскоре мы, наконец, оказались у цели нашего путешествия. В одном из районов города на фоне других зданий порядком выделялось высокое, не меньше пяти десятков метров сооружение, слегка выдающееся из природной скалы. Четыре внешне тонких вертикальных росчерка колонн с едва заметными окнами и три расположенных на немалом расстоянии друг от друга яруса карнизов, украшенных множеством статуй гномов, стоящих за наковальнями с кузнечными молотами в руках. А также одни кажущиеся махонькими на фоне всего этого, но в реальности достаточно крупные, распахнутые ворота, высеченные в природном камне между двумя центральными колоннами. Главный дом или, точнее, дворец Арх’Атун. Именно здесь обитает правящая семья клана.
За главным входом обнаружился просторный зал, налево от которого уходил проход к стойлам для вьючных животных, а впереди были следующие врата, чуть поменьше предыдущих. Причем их охраняла пара стальных изваяний с широкими конечностями, закрепленными к небольшому туловищу шарнирными суставами и мелкой, явно лишь, декоративной головой, которая была неотделима от остального тела. Магией от этих украшенных боевыми рунами товарищей несло за километр. А сердца им заменяли аркедаритовые накопители немаленьких таких размеров. С микроволновку, наверное. В империи за каждый из них заплатили бы не меньше тысячи золотых. Но сомневаюсь, что удачливый продавец потом ушел бы с прибылью домой. Подобные накопители выращивать надо с пару десятков лет… Это если маги умелые есть. И главное – источник силы.
– Нет, Ал’Крояр, у нас уже очень давно не создают новых големов. Так что не надейся встретить здесь всемогущих чародеев. – произнес Гирин, заметивший мою озадаченность.
– То есть накопителям уже больше пятнадцати тысяч лет? Вы приволокли их из Тантрийских Гор во времена исхода?
– Именно так. – ответила на этот вопрос Ирнала.
– Советское значит лучшее. – пробормотал я тихо по-русски.
Тем временем неизвестно откуда объявилось несколько слуг, которые быстро расхватали наших животных, а у одного гнома тут же начала что-то расспрашивать, если правильно понял, про своего отца, так как в разговоре упоминалось его имя.
– Отец вместе с моим братом все еще не вернулся с совета, так что успеем пока перекусить с дороги. Но надо торопиться. – подтвердила через минуту мои предположения Ирнала, ведя нас в недра своего дома совершенно незапоминаемым маршрутом.

 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:20 | Сообщение # 5
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Каких-либо особых украшательств в коридорах, помимо геометрических узоров, я не заметил, и единственное, что заслуживало комментариев, это все то же треугольное сечение большинства проходов, вырубленных внутри камня. Столовая, до которой мы добрались через несколько минут, опять же имела наклоненные внутрь стены, пускай они и не сходились на потолке в одну точку, однако если мысленно продолжить линии углов помещения, то в результате явно получится пирамида с прямоугольным дном.
Пара слуг обнаружившихся рядом, очень быстро разогрели какую-то мясную похлебку, доесть которую мы, правда, едва успели, потому что вскоре в зал вихрем влетел сначала один, явно молодой рыжебородый гном, одетый в простенькую рубашку и штаны из дорогой ткани, а следом, едва удерживая себя от перехода на бег, быстрым шагом вошел следующий, очень похожий на предыдущего юнца, но уже обзаведшийся сединой и некоторым количеством морщин на лбу. Берсеркеры в тот же миг вскочили из-за стола, вытянулись по струнке, а в их глазах сейчас читалось желание оказаться отсюда как можно дальше.
Старший гном, который вряд ли мог быть кем-то иным кроме как шадаром клана Датирином, тем временем обнял счастливую дочь, коротко ее о чем-то спросил, а следом обратил свой взор на мою скромно вставшую в уголке персону. Несколько секунд он явно пытался сообразить, на каком языке со мной говорить, но Ирнала довольно быстро сориентировалась:
– Отец, мы все здесь знаем солву.
К прислуге, уже давно ретировавшейся из зала, это утверждение, естественно, не относилось.
– Моя дочь сказала, что обязана вам жизнью. Чем Арх’Атун может отдать долг?
– Вашей гостеприимности в течение нескольких недель, пока моя жена будет занята одним делом неподалеку от гор – вполне достаточно. Разве что за это время мне хотелось бы изучить язык гномов. – озвучил я свои скромные запросы.
– Что ж, это все очень просто организовать. Пойдемте ко мне в кабинет, я горю желанием подробно услышать вашу историю. – проговорил улыбнувшись Датирин и через пару секунд вышел из столовой.
А потом на меня свалилась пара часов болтовни. И Датирин, и его сын Датнарен потрошили меня с Ирналой с изощренностью маньяков. Единственное, что полезного вынес из этого разговора, так это информацию об именах гномов, уж очень меня удивило обилие начинающихся на «дат». Чем и поинтересовался, когда поток вопросов почти иссяк. Как оказалось, первый слог в имени мужчин означал старшинство в семье, а все, что следовало дальше – уже и было собственно именем, самых распространенных из которых оказалось около десятка. У женщин же лишь иногда в разговоре, чаще всего при произношении полного имени приставляли число, но уже позади. Именно поэтому, как ни плодись, мужчин с «дат» будет всяко больше, чем тех, у кого имя начинается на «гир», «вад», «нор»… ну и так далее вплоть до десятого «сон», что встречается, естественно, отнюдь не часто. Ну а таких, кому повезло родиться одиннадцатым сыном или дочерью в семье, награждают и вовсе зубодробительными именами. Причем, что характерно, все окружающие подобным уникумам потом усиленно завидуют.
Когда мы уже собирались разбредаться по комнатам, мне вдруг вспомнилось, что шадар клана Штах’Грон – Минарен, чье имя упоминала Ирнала пару дней назад, значит, он был пятым сыном в семье. Вопрос, куда тогда делись четыре предыдущих? Об этом я и спросил тут же Датирина.
– Утверждается, что они умерли от заразной болезни, в течение одного года. Хотя я подозреваю, что как минимум двух из них свел в камень сам Минарен. Насчет других не уверен точно… Но боги уже наказали шадара. Он стар, а детей не имеет до сих пор. Значит, вскоре его клан возглавит кто-то из младших семей Штах’Грона. – поведал в ответ голова Арх’Атуна.
А уже следуя за слугой, я раздумывал над тем, не нагрузил ли отец Ирналы отборной лапшой мои уши. Потому что подобные смерти, скорее всего, не в меньшей степени выгодны и двум другим кланам. Надо проверить, кстати, чуть позже, здравствуют ли ныне три брата четвертого сына в Кир’Лагиде – Нортмира. Ведь какой соблазн: продвинуть будущего мужа единственной дочери в иерархии чужого клана!
Утром гнома заявила, что уже нашлась отличная кандидатура в учителя, и потащила меня неведомыми путями в библиотеку своего клана, которая находилась тут же, под боком. В теории. На практике мы прошли, наверное, километра с полтора, эпизодически сотрясая воздух коридоров возгласами вроде: «ой, кажется, не туда свернула… или туда?» или «а вот этого прохода здесь точно не было!». Но девочка, вообще-то, не была дома почти пять лет, так что ей подобное простительно.
Когда эти блуждания в трех соснах, наконец, окончились, я оказался в цилиндрическом помещении небольшого диаметра, но вот высота его... Сложно было определить на глаз, но казалось, что от пола до потолка не меньше двух-трех десятков метров. И фактически целиком стены покрывали стеллажи с книгами, свитками и прочей макулатурой. Кое-где даже глиняные таблички виднелись. Ну а доставались все эти древности с любой высоты при помощи грандиозной ажурной стальной конструкции, состоящей из нескольких завитых в разные стороны спиралей. Лазать по такой лестничке будет только тот, кто готов терпеть многократные переломы. Потому что я не ведаю, как с этого можно не навернуться!
Ирнала тем временем пару раз легонько пнула ножкой по металлическому косяку одного из шкафов в самом низу, в тот же миг из-за стены послышались какие-то причитания, а через минуту целая секция выдвинулась вперед и отошла в левую сторону. За потайной дверью обнаружился очередной ненавистный треугольный коридор и, что самое главное – маленький даже по меркам гномов седовласый старичок, одетый в некое подобие жилетки на голое тело и легкие свободные штаны. Но вот видимые мышцы у этого товарища могли дать фору любому культуристу. Хотя этому есть логичное обоснование, ведь если предо мной библиотекарь, то ему даже тренажеры не понадобятся, чтобы держать себя в отличной форме.
– Знакомься, Ал’Крояр, это Росдан, наш клановый скриптограф, летописец и мой бывший учитель. – произнесла Ирнала, выждав театральную паузу.
– Учителя бывшими не бывают. – пробурчал в ответ старичок.
– Росдан, это друг клана, и ему нужно освоить наш язык. Мой отец просит тебя в этом помочь.
– А может, шадар хочет, чтоб я ему еще и летопись первожрецов Тантра в глубинах прародины откопал в придачу? Да сразу в расшифрованном виде!
– Росдан, ну, пожалуйста, что тебе это стоит? – приняв донельзя умоляющий вид, вымолвила Ирнала, словно не заметившая бухтения библиотекаря.
– Ладно! Только не надо больше так на меня смотреть. Хм, а вы, молодой гно… э-э чело… тьфу, ушастый короче, какие языки знаешь?! – слегка распалившись к концу своей тирады, прокричал клановый летописец.
– Ортонский, эльфийский с особенностями трех наречий, солву – как вы уже могли заметить, и наречие вампиров. – тут же перечислил я.
– Хм, недурно, очень недурно. Хотя мне из упомянутых тобою только солва обоих видов известна, но знай! Гномский! Очень! Очень! Сложен! В сравнении с остальными он словно стальной топор на фоне каменной кирки. Так что ты ничего не поймешь… Да, кстати! – вдруг стукнув себя по лбу, проговорил Росдан и, повернувшись лицом к дверному проему, выкрикнул: – Саларгни! Чтоб ты в бочке с пивом утонул, не окосев! Топай сюда да вали отсюда, ты мне больше не нужен!
А через десяток секунд на пороге объявился молодой паренек, у которого даже еще щетины-то на лице не было… и с каким величайшим трудом он скрывал свое непередаваемое счастье…
– Да, не нужен. У меня теперь новый помощник! – улыбнувшись во все свои тридцать два золотых зуба, пробормотал в следующий миг старикашка.
«Тебе хочется его прирезать, я знаю точно!»
«Не знаешь ты ничего, Разящая! Мне хочется его поджарить на медленном огне, да так, чтоб помучался! Ну а потом, сжалившись, можно и зарезать».
Хотя на деле я лишь кинул грустный взгляд на устроившую мне подобную гадость Ирналу да получил от нее некую натужно-виноватую улыбочку в ответ.

Примерно в то же самое время. Северо-восточная группа вершин. Седые Горы.

Не могу взять в толк, что именно заставляло меня столь упорно учиться в Ортоне? Желание стать сильнее отца? Или понимание эфемерности возможностей драконов… А может, я просто не хотела больше никогда ощущать ту беспомощность, в которую окунулась с головой благодаря ловушке прадеда? И как тогда заставить этих самоуверенных наглецов, именуемых защитниками, упорно работать над собою, если даже ужасная смерть Окстира не смогла поколебать их уверенность в собственных силах! Три лучших бойца Крыла, и ни один из них за двое суток не научился выводить внятный узор простейших огненных плетений! Они просто не хотят меняться… Что ж, страх – вот отличное средство.
– Нет, Лирран, неверно. И мне надоело видеть одни и те же ошибки. Я показывала вам всем это заклинание уже десятки раз. Люди… самый бездарный человеческий одаренный научится бросаться огнешарами за пару часов! Вы же испытываете мое терпение уже второй день! Что ж, возможно, я была немного неправа. Надо было учить вас другому заклинанию…
– Не понимаю, зачем нам вообще нужен этот никчемный огне… – перебил меня вдруг брат Лиррана, Эгрре.
Закончить ему я не дала. Корни в ослабленном варианте обхватили тела всех трех защитников и, не позволяя шелохнуться, начали прижимать их к земле. Благо живой почвы необходимой для плетений природной магии, в этой долине полно.
– Корни – это не стихия. У вас от них нет никакой защиты. Сжечь их тоже не получится… шеи ведь не гнутся, так? Смотрите, пока живы. Это плетение огненного щита… да, оно на порядок сложнее, чем предыдущее, знаю, но вы сами не хотели учить «бесполезное» заклинание! А вот это – еще одно заклятье, позволяющее взорвать поднятый щит. Ведь вы хотите освободиться? – проговорила я, показывая наглядно узоры обоих плетений.
Ответа, естественно, не было. Трудно говорить, когда в легких почти не осталось кислорода, а челюсти обхвачены толстыми жгутами корней. Подождем… Надеюсь, десяти минут этим «защитникам» хватит, чтобы воспроизвести все как положено. А потом начнут ломаться кости.
– Фаэйра! Прибыл вестник Белого Крыла! – послышался через несколько мгновений выкрик Унарриса, заходящего на посадку позади меня.
– Отлично. – ответила ему я и, повернувшись к обездвиженным драконам, громко произнесла. – жаль, но продолжить обучение сегодня у меня вряд ли получится. Надеюсь, вы не хотите, чтобы мне пришлось завтра вновь повторять тот же метод?
Следом за своими словами я развеяла плетения корней, и ящеры, кое-как отдышавшись, усиленно задергали своими головами в ответ. Говорить они не решились.
– Фаэйра, дело в том, что с вестником прилетели несколько защитников и… Аррират Нрак. Лидер Белого Крыла. – тихо проговорил Унарисс, подойдя ко мне и не обращая никакого внимания на помятых драконов, понуро переминающихся с лапы на лапу.
– Значит, я буду говорить с ним.
Вот только почему в ответ на простую просьбу об обмене самками к нам заявился их вожак? Даже если учесть ссору и порванные отношения, для переговоров хватило бы и одного вестника! Ладно, гадать бессмысленно… разбег, расправить крылья… взмах!
До церемониального зала долетела за полминуты. Сделала один круг над площадкой, разглядывая гостей… самый мелкий, с легкой чешуей – это, должно быть, вестник. Зачем он нужен сейчас, если есть Лидер? Хотя… кажется, просто нельзя иначе. Никогда послами не были первые драконы Крыльев. Арринат, кстати, совершенно не походит на моего отца, пускай их габариты и схожи. Даже с защитниками своими он не имеет почти ничего общего, кроме цвета… У Лидера была странная чешуя, похожая на сотни острых осколков, направленных назад. На ее фоне почти такие же гребень и рога были почти незаметны. Массивная нижняя челюсть Аррирата сильно выдавалась вперед зазубренным треугольником, что было достаточно редким среди нашего вида.
Опустившись, наконец, вниз, я первым делом обратилась к нему:
– Приветствую на пиках Ониксового Крыла, Лидер! Нужна ли вам пища, чтобы восполнить силы?
– Мы охотились ранним утром после ночевки и в еде пока не нуждаемся, но спасибо за гостеприимство Лидер. Мы прибыли в ответ на просьбу, так быстро, как смогли. Рад, что твое Крыло вскоре вернется из затворничества. – вымолвил белый в ответ на мои слова.
– Но что мешало отправить одного вестника? Зачем тебе было покидать свое Крыло?
– Разговор с тобой, Фаэйра Онретарр. Твой отец убил моего отца ради матери, только для того, чтобы убить потом и ее. Мой вестник, как и положено, будет договариваться об обмене, меня же интересует совсем другое.
Будь мы людьми, гномами, да кем угодно еще, и я могла бы называть Аррирата братом. Но не будучи драконами. Рожденные от разных самцов, но одной самкой – даже не родственники. Так что если он прилетел сюда ради мести, то ничто не изменит его решения.
– Унаррис! Останься с вестником Белого Крыла. – крикнула я своему помощнику, только-только опустившемуся рядом. – Аррират Нрак, пойдем в зал. Там нам никто не помешает говорить.
В ответ белый лишь кивнул и двинулся к чернеющему проходу, под своды главной пещеры моего Крыла. Интересно, что делать, если придется с ним драться? Хотя не может же этот дракон быть столь самоуверен. Он побоялся бросить вызов Окстиру, должен бояться и меня… Однако через минуту, удобно устроившись в углублении из расплавленного камня на полу зала, Аррират затронул совершенно иную тему.
– Лидер, ты просишь мое Крыло произвести обмен самками. Но почему простой? Ведь предложи твои вестники нам одно яйцо от лучшей сам…
– Не предлагай мне спаривание! – оборвав его, громко прошипела я.
– Почему? Никто не просит тебя уйти к нам. Только потомство. Или ты хочешь выбрать кого-то из ониксовых самцов? И принести мертв…
– Замолчи! Еще одно слово на эту тему, и ты умрешь здесь и сейчас! – выкрикнув свои слова, я моментально вскочила из выемки и в запале начала плести заклинание конуса.
– Прости. Все сказанное было нужно, лишь чтобы убедиться. – тихо вымолвил даже не шелохнувшийся от моих угроз белый.
Меня же эта фраза заставила лишь недоуменно присесть на задние лапы.
– В чем? И зачем убедиться?
– Ты помнишь дракона моего Крыла по имени Вехарир Стантарр?
– Помню… Он нашел украденные реликвии? В тот день я сомневалась, что этот наглец вообще выживет среди людей.
– Нет, вора он не поймал, реликвии исчезли. – на этих словах дракон издал короткий смешок, ненадолго задумался, а потом продолжил. – Но вернувшись в Крыло, Вехарир рассказал о встрече с тобой и твоим… мужем. Теперь я удостоверился, что все его слова оказались правдивы.
– И зачем это было нужно? Пускай у нашего вида любовь редка, но она случается, и ты должен понимать. – едва слышно прошептала я.
– Понимаю, даже завидую, наверное. И сочувствую. Ладно, когда дракон находит любовь среди своего вида, лишь одна такая пара – это великое счастье для любого Крыла. Но в твоем случае… все должно быть наоборот. Мы и так слишком ограничены числом. Будь готова к тому, что когда остальные узнают о твоем «муже», его попытаются уничтожить как препятствие на пути перед лучшей самкой нашего вида. После победы над своим отцом ты приобрела именно такой статус.
– Уж не хочешь ли ты встать первым в очередь на пир Хель? – со злобной ухмылкой выговорила я.
– Нет. Мое Крыло славится как более всего почитающее честь, и мне незачем это менять. Но не думаешь же ты, что сможешь постоянно защищать своего избранника?
– Аррират, этот Вехарир, похоже, далеко не все тебе рассказал! Ал’Крояру не нужна моя защита. Он легко убьет любого дракона. Многими способами. Очнись, мы уже давно не неуязвимы перед магией! Думаешь, у меня получилось бы убить Окстира одной лишь голой силой? Или своими когтями? – ответила я белому, расхохотавшись.
– Не знаю. Мне надо подумать над услышанным. Но все равно это мало что меняет… Твоя природа рано или поздно возьмет свое. Боюсь лишь того, что немногим повезет остаться в результате в живых. Ты была почти готова убить меня сейчас. За одни только слова. Через несколько лет начнешь убивать за намеки… а потом и просто так.
– Знаю. Я разберусь в своих проблемах, без чьей-либо помощи. И у меня будет потомство… так что не смей выдвигать обвинения в эгоизме. – проговорила я, вставая с пола пещеры и направляясь к выходу.
Жаль только, не знаю, как именно объяснить все Ал’Крояру. От одних мыслей о выборе самца, лишь для зачатия и только, начинаю чувствовать себя предательницей. Что-то не дает мне принять подобное решение… Должен быть выход. Иначе я не смогу смотреть потом ему в глаза.

Несмотря на всю свою первоначальную злость, через неделю, наверное, стоило поблагодарить Ирналу и ее отца за то, что они подсунули мне в учителя Росдана. Несмотря на изуверские методы обучения, граничащие с садизмом, злобный старикашка свое дело знал. Хотя без применения магии разума освоение языка гномов должно было затянуться надолго… Что порядком могло увеличить вероятность «несчастного случая на работе», который меня так и подмывало устроить Росдану.
Тот же алфавит, состоящий из двух с половиной сотен рун, вбивался в мою голову следующим способом: гном рассказывал о букве лекцию, указывал ручкой куда-то на верхние полки и требовал принести ему вниз несколько табличек с этой руной. А ведь очень похожих может быть много… там черточка чуть короче, тут угол отличается… После десятка спусков-подъемов, сопряженных с опасностью для жизни, ошибаться разучится кто угодно. Слова потом учились похожими методами. Хотя частности различались порядочно, ведь придумок у старикашки было много.
Вот на такие веселые тренировки тела да ума и уходили почти целиком дни. Язык, что самое забавное, оказался и впрямь непростым, эльфийский, наверное, мог бы с ним поспорить, но его знание мне досталось когда-то почти «бесплатно», так что утверждать что-либо сложно. Интересным, кстати, показался тот факт, что названия у гномского не было, так, язык и все. Не удосужился никто придумать имя собственное за черт знает сколько тысяч лет.
А в середине второй недели мучений на мою голову свалилось счастье в лице Ирналы, решившей познакомить меня со своим будущим мужем. Точнее, как она объяснила, это он возжелал встретиться с эльфом, спасшим его избранницу от собственной дурости. Нортмир прибыл в столицу откуда-то с юго-восточных рубежей гор только сутки назад и при первой возможности, узнав об окончании обучения гномы, заявился сюда, в главный дом Арх’Атуна. Хотя я воссоединение возлюбленных наблюдать не мог, занят был перекладыванием пятикилограммовых томиков с места на место в библиотеке. Так что на следующий день Ирнала потащила меня в гости к Нортмиру, у которого имелся свой небольшой дом на окраине Агат’Адара. Не произойди это знаменательное событие – и отдыха я мог не увидеть еще долго, ведь сам себе выходной устроить вряд ли сподобился бы.
Пристанищем Нортмира оказалось небольшое шестиугольное строение с пологими стенами, нависающее над пропастью разлома. Хотя на деле внешний вид иногда обманчив, и это как раз тот случай, ведь большинство помещений дома, как оказалось, были у нас под ногами. В частности, чудесный балкон, с которого открывался грандиозный вид на нижние ярусы города, расположенные в другой стороне. Именно здесь и произошла донельзя занимательная беседа с будущим мужем Ирналы. Мы втроем примостились за каменным столиком и поглощали сочные отбивные, приготовленные, кстати, самим хозяином дома, а вовсе не отсутствующей здесь напрочь прислугой, когда Нортмир, погладив свою витую серебристую бороду, вдруг пробормотал:
– Жаль, что твоя учеба закончилась столь скоро…
Эта фраза меня порядком удивила, ведь сказана она была в присутствии гномы. Слишком уж однозначной должна быть реакция любой женщины на подобные слова.
– Я могу за себя постоять, Нортмир. – вместо вполне ожидаемого взрыва твердо сказала Ирнала.
– Даже в моем клане есть те, кто опасается нашего брака. Штах’Грон же имеет огромные возможности. Будь ты хоть сотню раз лучшей в горах магичкой. – грустным голосом вымолвил в ответ ее будущий муж.
– Так, стоп, объясни-ка. Почему в Кир’Лагиде есть недовольные? Что именно им может не нравиться? – вмешался в разговор я.
– Существуют причины… Датаргни и Вадатан, мои братья, погибли пару лет назад во время стычки с полуорками на поверхности. У нас есть там несколько важных поселений… Так вот, это в принципе недоказуемо, но некоторые смеют утверждать, что все было подстроено. О скором нападении кто-то якобы знал. И часть гарнизона отозвали на север. Вместе со мной. А через неделю Нуахат сожгли вместе с двумя десятками наших солдат. Когда началось расследование, оказалось, что все приказы затерялись неизвестно где… Виновным назначили одного десятника-пьяницу. Думаю, ты, Ал’Крояр, понимаешь, кому было все это выгод…
– Нортмир! – грозно выкрикнула в этот миг Ирнала.
– Даже если произошедшее действительно было случайностью. – закончил как ни в чем не бывало гном и отправил в рот немаленький кусок мяса.
На этом посиделки как-то сами собой завернулись, и мы втроем медленно потащились по улочкам столицы обратно к дому Арх’Атуна. Нортмир заявил, что ему якобы нужно о чем-то побеседовать с братом Ирналы, хотя на деле здесь все было и так ясно. Мог бы и не придумывать повод. Я же, вышагивая немного позади этой парочки, отрешенно копался в своей памяти, разбирая выученные на днях правила гномского языка. Ведь завтра предстояло возобновление издевательств Росдана…
И поэтому чей-то наполненный боли, но очень короткий вскрик слева оказался абсолютной неожиданностью. Встряхнув головой и рефлекторно подняв огненный щит, немного ошарашенно наблюдал, как рядом падает на землю какой-то простенько одетый чернобородый гном, а Нортмир тем временем, постепенно выворачиваясь, пытается прикрыть своим телом Ирналу и одновременно вскидывает руку… рукав которой покидает тяжелый дротик. А через секунду из узкого проулка, уходящего направо от нас, эхом доносится еще один предсмертный выкрик.
Наконец придя в себя, быстро осматриваюсь, стараясь заметить любую новую угрозу. Но без толку, тем более что народа вокруг далеко немало, да в любом здании можно спрятать хоть десяток стрелков. Странно, что тот арбалетчик промахнулся, ведь стоял он достаточно близко…
Хотя если бы некто желал довершить начатое, для этого было уже полно времени… Вот, наконец Ирнала подняла свою защиту. Теперь ей можно не опасаться одинокого болта. Такого, как, например, торчащий из груди распластавшегося рядом на камне бедолаги.
– Пошли посмотрим, кого ты наказал. – тихо говорю я Нортмиру.
Тот только кивнул в ответ, и вскоре мы втроем уже стояли в узком проходе меж двух невысоких строений и взирали на труп гнома, разодетого в легкую кожаную броню, который и после смерти не выпустил своего небольшого арбалета из рук. А позади постепенно собирались зеваки.
– Жаль, мертвые не разговаривают! – коротко сплюнув на землю, вымолвил жених Ирналы.
– Ошибаешься. Они даже станцевать тебе могут, если правильно их замотивировать, конечно. – грустно усмехнувшись, вымолвила та в ответ. А следом сплела какое-то достаточно сложное заклинание.
Мгновение спустя тело неудавшегося убийцы забилось в сильнейших судорогах, и его оружие с глухим стуком ударилось о камень улицы. Но закончилось все так же быстро, как и началось. Труп застыл в нелепой позе, согнувшись в три погибели. Но гному это не смутило, и она громко задала вопрос:
– Кто ты?
– Гирадер… Граон… солдат… второй… сын… Датдана… Граона… солдата… Штах’Грона. – очень медленно, почти по слогам произнес мертвый убийца.
Нет, название клана еще ничего не доказывает. Ведь в каждом из них десятки тысяч гномов. И любой мог нанять кого-то из простой семьи…
– Что ты должен был сделать сейчас? – немного подумав, спросила Ирнала.
– Убить… первую… дочь… шадара… Арх’Атуна. – совершенно без эмоций ответил бывший солдат.
– Кто тебе приказал это сделать?
– Датшод… Кравек… первый… советник… Штах’Грона.
А вот это уже серьезно. Хм, редкий случай, когда мне довелось услышать не только имена, должности, но и фамилии родов гномов. Они ведь почти никогда их не произносят. Для других важно знать лишь старшинство в клане.
– Я же говорил! – громко произнес в этот миг Нортмир, поднимая арбалет и внимательно его рассматривая. Чтобы через полминуты пробормотать: – Прицел чуть сбит.
– Поэтому он промахнулся? – спросил его я.
– Должно быть так. Хотя этот сволочной болт у меня почти перед носом пролетел! Мог и попасть ведь. Ладно, Ирнала, мы тебя сейчас быстро отведем домой, и сиди там безвылазно! А потом слов, сказанных нами тремя вполне хватит на суде совета в качестве доказательств… Где вообще стража шляется, когда она нужна?! – выкрикнул Нортмир, разглядывая толпу народа, собравшуюся у входа в переулок и создающую сейчас порядочный гомон у тела случайного прохожего, словившего болт.
Все, похоже, гномский мне теперь предстоит доучить еще ой как нескоро.
До дома Ирналы добрались только через полчаса, зато с почетным эскортом. Стража появилась как раз через минуту после того, как ее помянули, и на наши головы тут же посыпались многочисленные вопросы. Позже отвечать на них пришлось вновь уже перед Датирином. По нескольку раз. Отец гномы был взбешен, но он не ругался и не бил посуду. Нет, он тихо, но грозно кипел. А потом заявил, что Штах’Грон совершил грандиозную ошибку, и теперь первый кандидат в шадары клана после смерти Минарена полетит головой вниз с моста над глубинными путями. Причем прихватив с собой нынешнего шадара, без ведома которого подобное не могло произойти.
А я же пытался понять, почему все столь однозначно? Этот прокол не просто выходит боком одному клану, он очень выгоден двум другим. Да и если судить по всему, что слышал за время пребывания в Агат’Адаре, тут распространены несколько более тонкие методы подковерной борьбы.
После разбора полетов, когда Нортмир уже собирался уходить к себе, я подловил его у самого выхода. Было у меня желание поделиться с ним своими сомнениями.
– Ты не знаешь случайно никакого тихого места неподалеку отсюда? Думаю, нам нужно кое-что обсудить, и желательно без лишних ушей.
– Ал’Крояр, вообще-то завтра нам, скорее всего, придется явиться на совет, а перед ним еще надо хоть как-то выспаться! – ответил мне гном, переступая через порог.
– Именно. Совет имеет все шансы превратиться в суд. Мы же почти ни в чем не разобрались. – произнес я, следуя за ним.
– Ладно, тут есть рядом каменный сад, и там сейчас должно быть пусто. – махнув рукой, недовольно пробурчал Нортмир.
Не знаю, почему это назвали садом. Куча абстрактных глыб разных форм и размеров, в беспорядке установленных на большой дугообразной площадке, в тени возвышающихся позади зданий верхнего яруса. Ну и множество скамеек, на которых можно передохнуть после плодотворного рабочего дня. Хотя как раз с отдыхающими тут проблема небольшая. Нет их, пусто вокруг.
– Это была инициатива одного дурного на голову каменщика из моего клана. Не менее дурная, чем он сам. Любой гном скорее будет проводить свободное время дома или в ближайшем кабаке, чем здесь. Но насмешки ничего не изменили, Мегтмир все так же грезит новыми грандиозными проектами! Хорошо, что устроил он все на свои деньги, а не на клановые. – вымолвил Нортмир, понаблюдав немного за моим лицом.
– Удачи пожелай от меня при встрече этому непризнанному художнику! Твой рассказ, кстати, мне об одном забавном деятеле напомнил… Ладно, неважно. – усмехнувшись, ответил ему я, присаживаясь на одну из ближайших каменных скамеек и активируя нажатием пальцев свой старенький амулет полога.
Хотя раньше он все больше в других целях использовался.
– Так о чем нам было нужно поговорить?
– Для начала, тебе не кажется, что это покушение смотрится слишком топорным? Ведь не должны же шадары кланов поступать столь неосмотрительно!
– Не должны, но ведь, не сумей Ирнала допросить мертвеца, у нас не было бы почти никаких доказательств…
– Кроме клановых татуировок. Но даже этого было бы достаточно, чтобы выдвигать обвинения и как минимум расшатать позиции Штах’Грона. И подорвать доверие к ним.
– Да, если взять во внимание сбитый прицел… Ты думаешь, что все было подстроено Кир’Лагидом? Ведь больше некому. – задумчиво произнес гном.
– Сомневаюсь, что отец Ирналы стал бы подвергать опасности свою дочь. Болт мог ведь и попасть в цель. Причем печати нисколько не помогли бы.
– Не боишься так в лицо обвинять мой клан? – стиснув зубы, заявил Нортмир.
– Ирнала для тебя важнее. Ведь так? И я не предлагаю защищать на суде Штах’Грон. Разве что… чуть затянуть процесс. – выдержав небольшую паузу, вымолвил я.
– Как? И зачем? Ведь некая эфемерная опасность существовала и для меня, значит, отец будет обвинять наравне с Датирином. Против двух кланов Минарен не выстоит, его сожгут завтра же! И Штах’Грон в полном составе не скажет ни слова.
– А если мы объявим о существовании неких дополнительных обстоятельств, которые якобы имеют место быть? Мол, предоставим новую информацию в ближайшие пару дней. И в результате полетит больше голов…
– Может сработать, но все еще не понимаю зачем.
– Скажи, тебе не надоело наблюдать за склоками гномов? И видеть, как от интриг своих гибнут твои родственники? А месть лишь порождает новые смерти. Может, это твой отец хотел отомстить Датирину за сыновей? И заодно окончательно свалить Минарена с его будущим приемником в придачу…

 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 22.02.2011, 02:20 | Сообщение # 6
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
– Да, возможно, и надоело… Но что ты хочешь с этим сделать? Как? Кланы постоянно играют друг с другом вот уже тысячи лет! – чуть озлобленно проговорил гном.
– Одно слово. Шадрех’Кер. Иначе ничего не изменится.
– Думаешь, сможем? И почему я? – с некой надеждой в словах вымолвил Нортмир.
– Если не получится, то нам будет наплевать. А на второй вопрос… Предложи другую кандидатуру. Кто еще может, взяв в жены первую девушку другого клана, основать новый?
– Нам придется все ей объяснить. Она может отказаться идти против своей семьи.
– Да. Согласие Ирналы необходимо. Но если все пойдет как надо, пострадают только шадар Штах’Грона и его первый советник. Как самые непричастные. Что до остальных… отделаются уязвленным самолюбием. – легко усмехнувшись, ответил я гному.
Детали мы обговаривали еще около получаса, а потом разошлись в разные стороны. Хотя выспаться уже вряд ли удастся. Совет начнется часов через пять, а ведь до него надо успеть переделать кучу дел. И главное – предстоит еще разговор с Ирналой. Как ее убеждать? Именно с мыслями об этом входил в двери главного дома Арх’Атуна, минуя застывшие изваяния стальных големов. Что ж, незачем искать третьего владыку, надо просто создать его самому. И Нортмир отличный кандидат… но, может, я несколько зарываюсь? Хотя или все, или ничего! Над головой уже зависло дамокловым мечом знание о пересечении, так что новые проблемы мало что меняют.
А вот прикорнуть хоть на пару часиков мне не дали. Только начал засыпать, как услышал мелодичный перезвон, издаваемый связным амулетом Ластарха. Интересно, сегодня часом не понедельник? Выругавшись, встал с постели и двинулся рыться в вещах, чтобы извлечь на свет божий этот подлый будильник с функцией телефона. Когда в моих руках, наконец, оказался очередной резной клык с изображением пары кожистых крыльев, сжал его пальцами в отмеченных точках и тут же услышал ехидный голос демона:
– Ты там про нас совсем забыл?
– Не-а. Занят сильно, дел по горло, проблем еще больше. – отрешенно пробормотал я.
– Ладно, тогда слушай новости. Заклинание твоей короткой подруги оказалось довольно гадостным, но оно действует только на трупы вампиров. Так что связи с событиями у Астоля здесь нет. Хотя не знаю, что там может получиться в результате применения божественной си…
– Слушай, а обязательно было ради этого в такую рань меня поднимать? – перебив Ластарха, прошипел я.
– Какая еще, к светлым, рань? Вы что, там, на самый конец мира удрали? Вечер еще только на улице! – удивленно возопил демон.
– Залезь под землю, через неделю будешь дрыхнуть днем, а гулять ночью. Ладно, как понял, ничего особо важного ты мне не поведаешь. Тогда вот мои новости. По дороге в горы мы прибили наследника морванского трона, это раз. Я нашел на свою голову пересечение пары сотен силовых линий, это два. Фаэйра наказала-таки своего отца, это три. Сейчас мне взбрело в голову учинить маленький переворот в Седых Горах, это четыре. Тебе вопрос, что Вларна должна подумать об идее возможного союза с гномами? И как результат, совместный контроль над пересечением?
– Насчет особо важного ты ошибаешься! Я теперь консорт при Вларне Кроштэрской, так что мог бы и поздравить. А вот… значит, под цитаделью хид’ара все же есть силовые линии? Тогда как ты представляешь себе это... где гномы, а где мы!
– Догадался? Дело в том, что у меня, возможно, получится потом добавить к союзу объединенное княжество Морвы и Озгорода. Так что ты зря пропустил мимо ушей слова про наследника. А вообще, поздравляю! Очень интересно понаблюдать будет за результатом ваших совместных трудов, так сказать. Кто вообще на выходе-то получится, демоненок или вампиреныш? – спросил я, порядком развеселившись.
– Пока никто, потому что здесь я аватар. Возможность кого-либо зачать в нем не предусмотрена. Сдались мне потом в роду немощные полуэльфы! И не тащить же Вларну к себе в домен? Вот когда Шол… но это неважно… А в теории должен родиться демон с некоторыми особенностями и только, хотя да, на деле все может довольно сильно разниться. – проигнорировав мою подначку, проговорил Ластарх и после секундной паузы продолжил: – Ладно, если с морванцами получится, то такой союз имеет все шансы удержать пересечение. Как я понимаю, ты хочешь, чтобы я информировал тебя о событиях у наших соседей?
– Да, желательно. У меня есть контакт с одним якобы озгородским тайным, но думаю, он не лгал. Пряник в виде возможности сесть на два стула для Имитра Озевича должен как раз подойти, а уж если сдобрить доступом к пересечению… Но кнут тоже нужен, а здесь идей пока нет. И еще надо будет внимательно смотреть за ортонцами. Это опять же вам задачка.
– Ясно. Одно могу сказать точно, пока опасных движений там нет. У имперцев внезапно возникли порядочные разногласия на почве торговли с Альбораном, так что им пока немного не до Багротуна. Но если на востоке начнутся какие-то активные изменения, вроде объединения морван, не знаю, какова будет их реакция. – поведал мне в ответ демон.
– Ладно, а теперь прошу прощенья, мне нужно хоть полчасика поспать. Сегодня довольно важный день. Удачи тебе, Ластарх, передавай там привет Вларне.
– Эй, не убейся раньше времени. А то разочаровываться в тебе не хочется. – оставил за собой последнее слово мой друг.
Конечно, демон, ведь я зачем-то тебе буду еще нужен. От трупа же мало толку! Примерно с такими мыслями наконец-то откинулся на подушку и почти мгновенно заснул.
 все сообщения
DragorunДата: Воскресенье, 10.04.2011, 10:44 | Сообщение # 7
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
1344г. Сезон Полудня. 9 день Месяца Золота.
Агат’Адар. Зал Совета Кланов.

Нормально поговорить с Ирналой после побудки удалось не сразу. Пришлось ждать, пока Датирин закончит грандиозный инструктаж своих обоих чад, дабы те не ляпнули чего лишнего перед советом. А ведь там должно будет присутствовать изрядное количество знати, не меньше дюжины от каждого клана. Хотя никакого права голоса эти господа фактически не имеют. Они статисты и свидетели. В высшем правящем органе гномов Седых Гор решения принимают только шадары. Прочие же могут рассчитывать лишь на то, что их мнение выслушают. Может быть.
Собственно, уболтать первую дочь Арх’Атуна оказалось проще, чем найти время для разговора и обеспечить его конфиденциальность. Ирнала легко согласилась с большинством моих доводов и поддержала будущее начинание. Девушку, похоже, тоже давно допекли местные политические забавы. Вдобавок гнома заявила, что вчерашние намеки Нортмира о возможном виновнике гибели его братьев, вполне вероятно, и впрямь могут оказаться верны. Как бы неприятно ни было ей это признавать.
А уже через полчаса я вблизи взирал на дом совета. Это невысокое многоугольное сооружение было возведено прямо над пропастью, на перекрестке шести огромных мостов, сходящихся в самой верхней точке города, прямо под сводом пещеры. Хотя гораздо более интересное зрелище представляли собою виды остальной столицы, открывающиеся из этой точки. Должно быть, лучшего места обзора в этом городе не найти…
Но особо полюбоваться пейзажем гномы мне не дали. Мы спешили попасть внутрь здания. Зря, как оказалось. Делегация Арх’Атуна оказалась на месте первой. И ждать остальных нам пришлось еще минут двадцать. Но зато у меня появилось время рассмотреть каждую деталь обстановки зала совета. Так, в его центре возвышался постамент с треугольным основанием, на котором был размещен массивный и опять же треугольный железный стол огромной площади. Каждая его сторона предназначалась для одного из кланов. И слава прекрасной акустике зала, иначе собеседники вовек не услышали бы речи друг друга… А самым интересным в этом столике оказалась зияющая в центре пустота.
Подойдя ближе и чуть перегнувшись через столешницу, я еле удержался от ругани, поминающей всех родственников сумасшедшего архитектора подгорного народа. Потому как вместо того, чтобы ожидаемо лицезреть камень постамента, мне посчастливилось наблюдать глубокий провал… и плескающуюся очень далеко внизу магму… Но еще более занимательным оказалось то, что в каменном своде у меня над головой тоже имелась отнюдь не маленькая такая треугольная дыра. И множество ниспадающих сверху лучей естественного дневного света ясно давали понять, что эта вертикальная шахта прорублена аж до самой поверхности горы. Должно быть, гномы для верности соорудили внутри сложную систему зеркал, чтобы бережно донести сюда каждый отблеск дневного светила.
И на этом интересности не закончились. Сам зал в плане представлял собою сложный многоугольник, похожий на звезду с тремя очень широкими лучами, в каждом из которых располагались места для представителей кланов. Три отдельных входа вели прямо к кончикам этих лучей, чтобы каждый клан мог прийти сюда со своей собственной стороны. Но это все эстетика. А вот с практической точки зрения самым важным элементом интерьера служили шесть стальных истуканов, безмолвно взирающих на пустующий сейчас стол. Големы, близнецы-братья тех, что охраняют покой шадара Арх’Атуна и его семьи. Два от каждого клана. И стоят они тут только для того, чтобы хозяева ненароком друг друга не поубивали во время самых горячих споров. Потому как если пострадает один, то эти железки разнесут по камушку весь зал, сражаясь друг с другом. Выживших среди заседающих после подобного, как кажется, будет немного.
Наконец, когда мне уже осточертело плевать в потолок, на месте собрались все ожидаемые персоны. Шадары синхронно взошли на постамент и размеренно опустились в свои кресла. Остальные, в зависимости от собственной значимости, расселись на скамейках в третях кланов. Естественно, я как важный свидетель оказался в первом ряду.
Ну что, спектакль начался…
– Считаю необходимым продолжить обсуждение темы, поднятой мною еще неделю назад. Сколько ваши кланы готовы заплатить за работу моих каменщиков? Строительство новых поселений на поверхности затратно. И не надо мне указывать на то, что эта работа прежде всего в интересах моего клана! Все вскоре должны ощутить недостаток провизии. Все. А значит, труд дешевле от этого не станет. – сразу начал вещать Минарен, как будто и не догадывающийся о том, что его сейчас будут обвинять во всех смертных грехах.
Да, кстати, слышимость здесь и впрямь отличная…
– Подожди, побереги свой запас слов. Есть более важная тема. – скрестив руки на груди, проговорил отец Нортмира.
Надо будет отблагодарить как следует Росдана. Хвала ему, ведь я сейчас понимаю почти все из того, что они говорят!
– Да? И что же может быть сейчас важнее, а, Датадер?
– Покушение на жизнь моей дочери. – ответил вместо него Датирин.
– Как будто подобное происходит очень редко. Если будем здесь разбирать каждый инцидент, времени на решение действительно значимых проблем никогда не найдем.
– Нет, Минарен, боюсь, произошедшее и впрямь выходит из ряда вон. У нас есть прямые доказательства вины твоего клана. Твой воин перед своей окончательной смертью указал на твоего первого советника. Мой четвертый сын свидетель.
Хм, интересно, оговорка или нет? С одной стороны, Нортмир был и впрямь рожден четвертым, но ведь сейчас-то он уже вроде как второй…
– Это просто смешно! Если бы в подобном была необходимость, я никогда не позволил бы участвовать в таком деле Датшоду! У него, в отличие от большинства здесь присутствующих, нет ни единого красного пятна на жизненном пути… Не для того я готовлю его к роли будущего шадара, чтобы собственноручно же потом и загнать в камень… А главное, мой солдат мог лгать или же не знать на деле правды. Он мог быть нанят кем угодно. Так что единственное, чего я не отрицаю, так это то, что исполнителем действительно был мой солдат.
– Мертвецы во время допроса магией смерти не умеют лгать. Так что тот гном был абсолютно уверен в своих словах. – отрезал Датирин.
По залу пронеслись шепотки… Похоже, удивлены сейчас представители всех трех кланов. А те, которые из Штах’Грона, так вообще в осадок выпали… И сам их шадар не сразу нашел, что ответить.
– Вижу, вы оба достойно подготовились. Благо опыта много…
– Минарен, мы обвиняем твоего первого советника в попытке убийства моего сына Нортмира и его будущей жены, первой дочери Арх’Атуна, Ирналы. Ты хочешь выслушать их слова и слова свидетеля? – отчеканил Датадер.
– Выслушаю, только это лишено смысла. Они не солгут, но ведь правду можно подать по-разному, верно? – усмехнувшись в бороду, пробормотал старик.
В этот миг Ирнала и Нортмир поднялись с мест и быстро перекинулись взглядами. А через секунду уставились на меня. Ну что, хватит бездельничать, пора и слово молвить…
Первым заговорил молодой гном.
– Шадары, все верно, несостоявшийся убийца, Гирадер Граон, солдат Штах’Грона, прямо указал во время допроса на Датшода Кравека, первого советника Штах’Грона. Солдат излагал конкретные факты из своей памяти. И он не мог солгать, так как тело являлось лишь пустой мертвой оболочкой без души.
Спасибо подруге, просветила своего жениха на тему магии смерти. А не то паренек бы сейчас такого наплел… Так, а кто там такой бледный трясется в одиночестве? Должно быть, пресловутый Датшод, он-то должен прекрасно понимать, чем ему все это грозит. Вон, соклановцы уже от него отвернулись, не дожидаясь воли своего шадара.
– Я, Ирнала'Дат шадар Арх'Атун, подтверждаю все слова Нортмира. – подхватила эстафету гнома.
– Я, Ал’Крояр Сер’Ворг, подтверждаю все сказанное Нортмиром. – подытожил я и тут же начал претворять в жизнь нашу задумку: – Однако произошедшие вчера события достаточно туманны и требуют дополнительного расследования.
А что это на меня все смотрят, как на идиота? Ну, сейчас, подождите немного…
– Все верно, я также считаю, что в покушении могло быть замешано гораздо больше персон и необходимо узнать всю подоплеку дела. На это требуется время. – согласился со мной Нортмир и вмиг удостоился гневного взгляда своего отца.
– Этот солдат, Гирадер, определенно не знал всего. Я вела допрос и на некоторые вопросы четких ответов не получила. Нам необходимо время.
Теперь наступил черед округлять глаза другому папаше.
– То есть вам мало обвинить меня и первого советника, вы хотите загнать в камень еще и половину моего клана?! И я должен буду трястись от страха, пока вы будете вести постановочное «расследование»?! Шадары, меня всегда поражала ваша манера ношения кинжалов в рукаве, но это переходит всякие границы… Опускаться до подобного… Вы сами себе не противны? Ведь отлично знаете друг друга, помните обоюдное зло, но при этом сейчас стараетесь изобразить из себя единое олицетворение правосудия. Направленное против того, кого сейчас проще сожрать. Хотя кому я это говорю? Мои слова ничего не изменят. Но помимо слов еще возможны дела. – в этот момент старый гном вдруг резко встал со своего места, медленно спустился с постамента и размеренным шагом двинулся к трети зала, занятой его кланом.
Так, кажется, я чего-то не понимаю… Странно он отреагировал. На его месте имело смысл более активно и яростно отрицать все обвинения, но вот закатывать речи, подобные этой не стоило…
– Минарен! Ты что, решил покинуть зал? Снаружи ведь нет големов, которые смогут тебя защитить. – выкрикнул, чуть привстав, Датадер.
– Я ведь не самоубийца. Но у меня вопрос… – тут гном медленно вытащил из-за пазухи массивную цепочку со странным железным многоугольником на конце и поднес его к своим глазам. – …а сумеете ли покинуть этот зал вы?
«Сейчас что-то будет» – прокомментировала Разящая. И ее слова не замедлили подтвердить все шесть големов, единовременно пришедшие в движение.
Вот двойка стальных монстров у входа в нашу треть зала простирает свои руки к растерянным гномам Арх’Атуна… И в следующий миг струи раскаленного воздуха, испускаемые из могучих стальных лап, буквально испаряют своих первых жертв.
Я взвинчиваю скорость восприятия и судорожно накачиваю щиты безмерным количеством силы… Не знаю, насколько хорошо это поможет оберечь меня от подобного оружия, но лучше просто не проверять… Вот и Ирнала следом за мной рефлекторно поднимает свой щит. Зря, лучше бы бежала сейчас же в центр, там пока что еще безопасно. Кокон мага смерти едва ли отреагирует на горячий воздух, ведь его не обратишь в прах. А один из големов, как бы он ни был медлителен, уже повернул конечность в нашу сторону… Рывок, еле успеваю выхватить левой рукой клинок и выставить его в сторону. Удар в ускорении по нижнему шарниру стальной лапищи буквально срывает ее с предусмотренного кузнецами места. Я же с трудом удерживаю равновесие и врезаюсь правым плечом в ближайшую стену…
– Ар-гх!
Кажется, повезло получить вывих. Но во всем есть положительная сторона – от удара меня развернуло в нужную сторону быстрее, чем сумел бы я сам. И четверка огненных стрел прошивает пустые головы ближних големов. Без толку, разумеется... Мозгов-то у них нехватка…
Так, похоже, на нашей стороне живых гномов только трое осталось. Ирнала и ее брат, которые сейчас ме-е-е-дленно бегут к постаменту, а также еще одна личность, впавшая в абсолютный ступор… Так, этот бесформенный кусок мяса можно больше за выжившего не считать. Железки передвигаются и впрямь не быстро, но вот ручищами долбят будь здоров. Зато, есть одна хорошая новость – големы явно чуток перенапряглись и некоторое время не смогут устроить мне финскую баню.
Спиной назад, упор в стену, оттолкнуться… в новом рывке я формирую огненную плеть, которая отсекает пострадавшему истукану вторую ручищу, следом направляю пылающую волну в следующего противника. Теперь уже незачем бояться задеть кого-то, одни трупы вокруг… Так, сейчас грохнусь. Сгруппироваться, перекат… Взгляд вправо… Волна оплавила поверхность голема и сильно дезориентировала его. Значит, об этих двух можно пока забыть. Интересно, с других сторон живые еще есть?
…Пара големов Штах’Грона отмеривает шаги к столу шадаров… Топать им секунд десять. Железки Кир’Лагида же вовсю работают мухобойками у другого выхода… Надо же, там пока целых шесть гномов трепыхается! Ну, эти господа вояки отличные, так что имеют все шансы прожить чуть дольше, чем головы кланов.
Я начинаю оббегать постамент по дуге, так, чтобы треть клана Нортмира оказалась как можно ближе справа… достаточно. Теперь можно будет узнать, насколько хорош мой собственный голем. На ходу плету заклинание и бросаю его меж стальных изваяний. Но глядеть на результат нет времени, оба шадара все еще не соизволили свалить из-за стола, а ведь порождениям сумрачного подгорного гения осталось переться всего ничего…
Вот я оказываюсь чуть со спины этих големов, между ними и третью Штах’Грона. Первый железный солдат уже ступает на постамент, и мне не приходит в голову ничего более умного, чем просто ударить его в рывке, одновременно парой огненных стрел в сочленения ног и своим пострадавшим плечом в верхнюю часть туловища… Дикая боль в расплющенной руке пришла раньше, чем я увидел результат своих трудов. Ну конечно, скорость прохождения нервных импульсов у меня сейчас запредельная, вот даже есть лишнее время, чтобы обдумать демоновы причины!
Однако некоторый успех эта попытка и впрямь принесла. Голем запутался в собственных ногах и сейчас верной дорогой спотыкается прямо к дыре в постаменте… Если в ближайшие пару-тройку секунд ничего кардинально не изменится, то эта железка имеет все шансы вернуться в лоно родной стихии. После долгого полета и приема лавовой ванны. Но, как ни жаль, наблюдать сие эпическое падение мне не судьба. В затылок дышит еще одна стальная скотина. И ведь прямо нутром чую, как ко мне движется поток раскаленного воздуха… Идиот! Эта пара не убивала гномов из клана Минарена! Они не растратили свои возможности!
Уйти с пути смертоносной струи я не успел. Да, щит помог, но лишь частично, он, кажется, даже остановил волну, но изрядная доля жара мне все же досталась. Похоже, сожгло мою многострадальную, дважды переломанную ручку и опалило часть спины.
Но злоба помогла справиться с болью, а отправленная мною в лоб голему собственная волна была в десятки раз жарче, чем все, что удавалось создать ранее. Да, у меня нет резерва, и запас сил бездонен… но, в конце концов, тело ведь не может зачерпнуть разом больше предусмотренного природой. Или неизвестными предками…
Но исключения на то и существуют.
Враждебной железяке явно понравилась ответная любезность, ишь как красиво в лужу расплывается… Эй, стоп, я не хочу, чтобы эта вспышка еще и гномов Штах’Грона поубивала! То, что большинство из них тут как бы ни при чем, это дело десятое, главное, что мне гораздо приятнее будет насадить Минарена на клинок, все еще зажатый в левой руке.
«Верно мыслишь. Жаль, подобное нечасто случается».
«Заткнись, не то в переплавку отправлю».
«Я-то чем тебе не угодила?!» – возмущенно прошелестела Разящая.
«Мне, чтоб тебя, больно, м-мать! Тебе б так помучаться… Замолкни!»
Бросаю быстрый взгляд вправо… О, мой голем заколачивает ошметки своего противника в ближайшую стенку. Второго рядом не видно, и четверка гномов вроде как жива… жмутся к противоположной от моего создания стороне. И Нортмир с ними. Отлично. Еще чуть смещаю глаза… Пара истуканов Арх’Атуна пока трепыхаются, но первый явно не знает, куды бечь, а второй еле дрыгает одной уцелевшей нижней конечностью. Другая же рассыпается в труху… Видно, работа Ирналы. Думаю, она с этими калеками без меня справится.
Что ж, Минарен, жди меня… Медленно вернуть мыслям привычный ритм… Шаг, другой, третий. Вот он, старый шадар, вытяни руку и достанешь до бороды. Даже с места не сдвинулся, как драка началась. А с его лица до сих пор не сползла мечтательная улыбка. Ну, это дело поправимое. Замах здоровой рукой… удар кулаком по морде мигом вернет кого угодно с небес на землю. Гном падает навзничь, а я с силой вбиваю клинок в камень пола. Только вот стали прежде пришлось повстречаться с плотью. Лезвие пригвоздило Минарена, и, надеюсь, он не удумает помереть сейчас от болевого шока. Там внутренности не должны были особо сильно пострадать, если я все верно рассчитал.
«Разящая, смотри, чтобы эта скотина не убежала».
«Интересно, а как он подобное чудо может совершить?»
«На всякий случай. Вон, заставить подчиниться всех големов разом ему удалось».
Следующий пункт в программе – первая помощь себе любимому. Отхожу чуть поодаль, сажусь на пол и снимаю с пояса мешочек с металлической пылью. Ножом в нескольких местах вскрываю запекшуюся корку на предплечье и обильно посыпаю из своей аптечки…
– Ар-р-гх!!! Чтоб вас всех разом об косяк! – собственный голос показался мне каким-то тихим и гулким… Ну да, я же ни черта толком не слышу…
Вот что значит переборщить с магией разума и ускорением. Минут через пять-десять у меня еще и башка раскалываться на тысячу осколков начнет. Зато слух вернется… Во всем есть положительная сторона! …Так, этой пыли мне точно не хватит на то, чтобы из уголька руку новенькую отрастить. Потопали в треть Кир’Лагида, там должны иметься в достатке запчасти от големов.
Забавно, а народ вокруг все еще в состоянии глубокой прострации. Гнома вон уже давно добила свою парочку, но продолжает долбить заклятьями по гниющему железу… О, выдохлась наконец! Сейчас в обморок свалится…
Так, этот кусок обшивки подойдет… Я вновь с остервенением режу свое ни в чем не повинное тело, пальцами сжимаю плоть, дабы выдавить как можно больше крови. И прикладываю железку. Снова и снова. Живот уже крутит от невозможного голода, здоровые мышцы медленно худеют, но главное – обугленная кожа постепенно растрескивается, а сгоревшая конечность удлиняется на глазах…
…Хм, что-то я слишком эгоистичным стал. О других забыл совсем, а ведь сейчас может случиться нечто нехорошее.
– Кто попробует покинуть зал совета – умрет в тот же миг! Всем оставаться здесь! – во весь голос проорал я… Так, слышу вроде уже лучше.
И в подтверждение сказанных слов направил бездействующего сейчас голема в центральную часть зала, к постаменту. Эта зверушка должна всем идиотам, коих тут немало, мозги вправить. Ну, или вернуть здравость мысли растерявшимся. А то разбегутся и начнут на каждом углу орать… Оно мне вообще надо?



Сообщение отредактировал Dragorun - Пятница, 15.04.2011, 00:31
 все сообщения
mifДата: Воскресенье, 10.04.2011, 11:30 | Сообщение # 8
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 12.04.2011, 05:51 | Сообщение # 9
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Сам я поплелся туда же, кое-как уселся на столешницу, понаблюдал на удивление и страх в глазах шадаров... Ну, конечно, они не могли видеть все, но даже до самых тупых должно сейчас дойти, что големы уничтожены мною. Подозреваю, что для гномов это невосполнимая потеря. Не думаю, что во всем царстве наберется хоть пара десятков. Значит, в данный момент здесь только моя персона обладает значимой силой… Отлично, Нортмир уже успел привести в чувства Ирналу, и они с серьезными лицами топают сюда. Сейчас будет очень интересный разговор. Однако думаю, что его лучше будет начать с чуть менее важной темы…
– А никто из присутствующих не согласится уточнить одну деталь? Ведь все эти железяки не должны были повиноваться первому встречному? Или я дурак и чего-то не понимаю?
– Все верно, Ал’Крояр, не должны. Не знаю, как Минарен смог изменить настройки «поводка»… ну той цепочки… Хотя нет, он скорее големов перенастроил на свой поводок, это хотя бы теоретически возможно. Но когда и как?! – тут же ответил мне Датирин. Что ж, папаша Ирналы в этом должен разбираться лучше меня.
Значит, спросим потом у нашего прибитого к полу друга. Знание может оказаться полезным… Кстати!
«Глефа, а как он там поживает? Помирать еще не собирается?»
«Нет, ты был очень аккуратен, крови почти нет. И гному достает ума, чтобы не дергаться и лежать спокойно».
– Нортмир, твой брат цел? – задаю я следующий вопрос.
– Да, вон он, остервенело пинает дохлого голема.
– Ирнала, надеюсь, с твоим тоже все в порядке?
– Вполне, если не считать того, что он в шоке. – устало произнесла гнома.
– Отлично. Будет кому сменить не оправдавших надежды шадаров на своих постах. – выждав короткую паузу, проговорил я.
– ЧТО?! – синхронно выдохнули оба предводителя кланов.
– Планы имеют свойство меняться, так? – чуть усмехнувшись, прокомментировал Нортмир. – Да, отец, я думаю, тебе нужно услышать это от меня… не стоило подвергать опасности мою невесту. Тот болт мог и попасть в цель. Но тебя бы устроил даже такой исход? Так или иначе, ты действительно не оправдал надежд. Прошу, отдай поводок. Как положено, иначе я просто его уничтожу и големы пока что еще нашего общего клана замрут на веки.
– Датадер, а я-то думал, почему Минарен вдруг так серьезно оступился! Очень скотский подлог… – злобно прошипел Датирин, но разогнаться ему я не дал.
– Можете подраться, если так хочется. Разнимать не буду, обещаю. Самому лень, а мой красный друг может и поубивать вас в процессе.
– Шадар Датадер, отдайте Нортмиру свой поводок. И ты тоже, папа. – высказалась следом Ирнала.
– Что это значит? Ты решил стать во главе двух кланов разом? – непонимающе спросил своего сына голова Кир’Лагида.
– Ты меня невнимательно слушал, отец. Я воссоздам Шадрех’Кер. Триумвират порождает склоки. Похоже, Минарен думал так же, но он выбрал неверный путь. Хотя и облегчил тем самым его нам… Поводки.
– Да подавись, самоуверенный наглец! – высказался папаша Ирналы и запустил по столешнице свой железный символ власти на цепочке. Его действие тут же повторил и шадар Кир’Лагида.
– Не стоит оскорблять будущего тана. Он может сильно обидеться. – усмехнувшись заявил я.
– Не понимаю, а что тебе-то со всего этого, эльф? Почему ты поддержал этот наглый переворот? Рассчитываешь на благодарность моего ретивого сына?
– Начать стоит с того, что это была моя идея. А о благодарности вашим ушам слышать необязательно, бывший шадар. – едва слышно проговорил я, надеясь, что эти слова дойдут только до тех, кто присутствует за столом.
– Кстати, в летописях не упоминалось, чтобы тан имел власть над всеми големами… Взяв поводки, ты низвел будущих шадаров до номинальной роли. – улыбаясь чему-то в бороду, поведал Датирин.
– А как еще обеспечить повиновение кланов, привыкших за долгое время творить все, что им заблагорассудится? Это самый простой и надежный путь. Благодарю за то, что позволили на него встать, отдав поводки добровольно. Осталось лишь заставить Минарена повторить этот шаг. Ведь он еще жив, Ал’Крояр?
– И почти здоров, только лежит, отдыхает и тихо матерится. Пойду притащу его сюда. А заодно прихвачу Датшода, ведь Штах’Грону тоже скоро потребуется новый шадар.
Советник, услышавший свое имя, резко дернулся, подпрыгнул на месте, но до него довольно быстро дошел смысл сказанного, вместе с удивлением и непониманием… Как будто теперь есть толк отправлять его на плаху! Сомневаюсь, что он знал о замыслах своего головы.
Через полминуты я доковылял до продырявленного Минарена, резко выдернул из его тельца клинок, за что был удостоен порции отборного мата… жаль, не разобрал большую часть. Отправив Разящую в ножны, я здоровой рукой вернул гнома в вертикальное положение, создал на своей ладони слабое пламя и быстро прижег сквозную рану с обеих сторон. Бывший шадар решил было свалиться в обморок, но увесистый пинок и легкая поддержка за шиворот не позволили ему вновь оказаться на полу. Оглянувшись, я махнул головой Датшоду, приглашая его следовать за собой, и вскоре вернулся к столу с этим небольшим пополнением.
– Итак, начнем наш небольшой допрос… – начал было я, и оказался тут же прерван требовательным выкриком Датирина:
– Как ты смог подчинить чужих големов?! Отвечай!
– Подкупил… вечернюю охрану… зала. Неделю по ночам чертил на конструктах особые руны, которые смог найти в старых… записях хранилища общинного… скриптория. И мой поводок получил временный приоритет. До тех… пор, пока руны не растеряют… силу. – морщась от боли, поведал нам старый гном. Хотя у него была еще одна причина для дискомфорта.
– Все верно. Он не врет и не юлит. И вполне благоразумно позволяет рыться в своей памяти. – прокомментировал я.
Конечно, особой необходимости тратить свой куцый резерв на сильное воздействие не было, благо до некоего предела и с минимальным напряжением я уже давно научился определять искренность, не забираясь в чужую голову, но хитрый найдет способ навешать лапшу на уши… И в любом случае, знание об этих самых рунах временного контроля лишним не будет. А до кучи мне теперь известно, где именно находится помянутая книжка… Думаю, тамошние записи стоит изучить чуть внимательнее, и потом… бумага ведь так легко горит!
– На что ты надеялся, когда устроил этот сегодняшний спектакль? – не давая опомниться остальным, спросил я Минарена.
– Вы меня вынудили! Я поверил тому, что вы собираетесь вырезать пол моего клана! Я был готов к такому повороту. Почти готов. Ха-ха, а вы, значит, на деле решили меня просто напугать? Дурак, какой же дурак…
Да, этот гном, похоже, и впрямь оказался единомышленником. В некотором роде. Только вот таном он, похоже, видел своего первого советника. Но такой исход меня вряд ли устроил бы, да и остальных гномов тоже. Не похож Датшод на лидера… Он скорее хороший помощник или исполнитель. Посадить его за бумажки – цены не будет. Советник по натуре ведомый. Осталось последнее…
– Минарен, отдай поводок Нортмиру.
– Пускай заберет сам! – огрызнулся старый гном.
Я бросил короткий вопросительный взгляд на своего друга. Не совсем понимаю, но, кажется, работоспособность этой цепочки в новых руках зависит от того, добровольно ли ее отдали…
Будущий тан тем временем в два шага оказался рядом с Минареном, резко вскинул руку и надавил пальцами на запекшийся разрез в плече шадара. Крик боли, и вот трясущаяся ладонь с трудом достает из кармана поводок и протягивает его замершему в ожидании сребробородому гному.
– Все в порядке, он работает. – сказал после короткой паузы Нортмир.
Ну и ладненько. А теперь действительно последнее, пока остальные не вспомнили про текст с рунами… Рывок вперед, хватаю Минарена за воротник, поворот на месте, сильный толчок…
– Да, сей враг народа, может, и не птица, но просто отлично летает, если его хорошо пнуть! – прокомментировал я быстро удаляющийся истошный вопль падающего в пропасть гнома.
– Что ты делаешь?!! – только и выдохнули хором все присутствующие, окромя Ирналы, которая лишь осуждающе покачала головой из стороны в сторону. Хотя нет, Датшод тоже промолчал, просто рот разинул от удивления, смешанного с испугом.
– Это была относительно гум… мягкая казнь. Он наверняка умер от разрыва сердца еще в полете. И в то же время, произошедшее должно достаточно хорошо показать остальным, что не стоит противиться изменениям. Меньше будет потом желающих испытать судьбу, а равно и меньше напрасных смертей.
– Может быть, ты и прав… – пробормотал впавший в задумчивость Нортмир.
– Ну что, господа пенсионеры, вероятно, пора распускать сегодняшний совет? – спросил я бывших шадаров.
– Пенсионеры? Значит, нас за возможную угрозу ты не считаешь? – усмехнувшись переспросил меня Датадер.
– Есть ли у тебя возможности и желание уничтожить будущее обоих своих сыновей и всего народа гномов? Ты хочешь смерти всему своему роду? Если нет, то не давай мне повода для мести. В ином случае ты просто сумасшедший. – произнес я настолько жестко, насколько мог. Эти слова должен был слышать каждый гном в зале. Надеюсь, сказанное добавит Нортмиру немного шансов совладать со всем этим клубком змей.
– Нет, я не враг своей семье и вполне удовлетворюсь тихой жизнью в каком-нибудь удаленном тэйге. А ты что скажешь, Датирин?
– Уйду на поверхность. Помню еще, как молотом махать, Устал сидеть на месте и разгребать завалы проблем габаритами в сотни куболог. Пускай сын помучается… И ты, дочь, тоже. Обрушила породу – будь добра расчистить! …Да, а закрывать совет рано. Официально у нас еще никакие изменения не зафиксированы, преемники не назначены... Надеюсь, живые писцы здесь еще остались? – прокричал отец Ирналы на весь зал.
У Штах’Грона с мест поднялась пара гномов, еще один отлип от стены в трети Кир’Лагида. Со стороны Арх’Атуна роль бумагомарателя согласился исполнить юный Датнарен. Пару минут покопавшись в кровавых ошметках, он даже умудрился найти почти не изгаженные рабочие принадлежности одного из писцов клана, которым, кстати, являлся тот самый гном, чью бесславную смерть, принятую от големовой стальной ладошки, я совсем недавно наблюдал.
И пришлось несчастному мне еще полтора часа мучаться невыносимым голодом, да ради солидности, все это время поддерживать существование псевдоэлементаля, что, может, и не требовало от меня сил физических, но изрядно выматывало морально. Зато сумел фактически закончить формирование новой руки. А то во время дебатов процесс остановился где-то в районе основания кисти. Так что пришлось вновь дырявить свою плоть и кормить ее железом. По странному стечению обстоятельств окружающие постоянно отвлекались от процесса крючкотворства, чтобы послушать матерные тирады некоего ушастого существа. Честно, не знал, что могу так изъясняться на всех известных мне языках… Особо шедевральные загибы прозвучали, когда я решил было пошевелить, наконец, тем, что выросло. Больше всего разозлила даже не дикая боль, а скорее ужасная непослушность и слабость конечности. Но, надеюсь, с этой проблемой удастся справиться за пару недель. Главное, это усиленное питание и покой.
Эх, мечтать о последнем можно сколько угодно. Но кто ж мне его даст? В нашей увеселительной программе еще значатся такие пункты, как охрана правящей четы от разнообразных злопыхателей, коих будет точно немало, а также их посильное изничтожение, и самое страшное – дальнейшее изучение гномского языка. Росдан на мою инвалидность скидок делать не станет, как полагаю.


Сообщение отредактировал Dragorun - Пятница, 15.04.2011, 00:31
 все сообщения
mifДата: Вторник, 12.04.2011, 14:35 | Сообщение # 10
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 12.04.2011, 14:42 | Сообщение # 11
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Надеюсь переход ГГ к активному сволочизму получился не слишком резким? А то ведь я и планировал в этой книжке как следует раскрыть темную сторону его характера. возможно у кого-то данный момент отторжение вызовет.

Да, кстати, я определился с окончательным названием сего опуса: "Отражение Мира: Шестой Престол"

Теперь бы еще приставку к названию первой книги выдумать... но идеи отсутствуют напрочь.



Сообщение отредактировал Dragorun - Вторник, 12.04.2011, 14:43
 все сообщения
mifДата: Вторник, 12.04.2011, 15:17 | Сообщение # 12
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Quote (Dragorun)
Надеюсь переход ГГ к активному сволочизму получился не слишком резким?

Вообще-то, резким - до этого ГГ сам подобных вещей не организовывал, был, можно сказать, пострадавшей стороной
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 12.04.2011, 15:31 | Сообщение # 13
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Ладно, причины его действий вскоре должны стать ясны. Но один фиг может возникать ощущение смены характера - однако весь цирк в том что на деле гг не изменился ни на йоту... У него ведь подобные замашки и в первой книге проскальзывали, просто необходимости проявлять их целиком и полностью не было. ГГ был в некотором роде отделен от окружающего мира. Пара тройка друзей - не являются достаточной привязкой. А вот сейчас Ал в рекордные сроки врастает в окружающую действительность. И увидев шанс хочет изменить что-то под себя.

И да, это сообщение можно с натяжкой назвать спойлером.

 все сообщения
mifДата: Вторник, 12.04.2011, 15:54 | Сообщение # 14
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Возможно, смущает то, что он подобным образом действуют против положительных персонажей (отец Ирналы воспринимается как положительный персонаж)
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 12.04.2011, 16:01 | Сообщение # 15
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Ну он же его не убил, в конце концов. Так, на пенсию отправил. Точнее не совсем, рано ему на пенсию, дело для этого товарища еще найдется.
 все сообщения
mifДата: Вторник, 12.04.2011, 16:15 | Сообщение # 16
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Quote (Dragorun)
Ну он же его не убил, в конце концов. Так, на пенсию отправил. Точнее не совсем, рано ему на пенсию, дело для этого товарища еще найдется.

Конечно, не убил - так, всего лишь маленький переворотик организовал smile
 все сообщения
DragorunДата: Четверг, 14.04.2011, 12:30 | Сообщение # 17
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
А далее жизнь закрутилась в бешеном ритме… Воссоздание Шадрех’Кера породило колоссальный сдвиг в обществе гномов. В первую очередь на следующий же день совет переиначил часть законов, отвечающую за переходы между кланами. Были сняты множественные бюрократические барьеры, не дававшие сколько-нибудь значительному количеству народа разом сменить татуировку на роже. Конечно, самым простым способом пополнить численность была экспроприация собственности набедокуривших Штах’Гроновцев. За шесть угробленных големов им был выставлен очень внушительный счет… А вместе с имуществом, представляющим из себя в основном целые тэйги, в новый клан перебирались и обитающие там гномы. Но одновременно и в прочем народе возникла целая толпа желающих оказаться под крылышком тана. Причем Нортмир далеко не всех принимал…
Ведь в первый же день все солдаты из его хирда, ранее прибывшего в столицу вместе с женихом Ирналы, заявили, что не собираются служить под другим началом. Они были первыми, кто перешел в Шадрех’Кер. И на плечи несчастных вояк тут же легла ответственность за фильтровку прочих добровольцев.
А уж сколько в результате всего этого переполоха начали вдруг зарабатывать кольщики! По самым скромным подсчетам, клановую татуировку на лице за неделю поменяло около десяти тысяч гномов. И это было только начало, ведь общая численность подгорного народа застряла где-то на уровне двухсот пятидесяти тысяч… Не от хорошей жизни, как я успел заметить… И, конечно же, Нортмир не успокоится, пока не достигнет хотя бы паритета с остальными.
Кстати, снятие препон дало новую кровь и трем старым кланам. На самом деле всегда были желающие по тем или иным причинам перейди из одного в другой. И чаще всего эти гномы не находили веских доводов в свою пользу. Самым распространенным примером можно назвать тех, кто хотел заниматься любимым трудом в окружении лучших. Каменщики стремились в Штах’Грон, воины в Кир’Лагид, кузнецы же мечтали махать молотами в рядах Арх’Атуна. Хотя это относилось далеко не ко всем, ведь патриоты своих собственных кланов встречались значительно чаще. Но факт явления это не отменяло. Да и не из одних же представителей данных профессий состоит все население Седых Гор?
Но это все глобальные события. А из более приземленного… Так Ирнала была фактически посажена под замок у себя дома, от греха подальше. Самое смешное, что она по этому поводу даже почти не возмущалась, для солидности разве что. Я же почти всюду таскался с Нортмиром, ведь желающие прибить будущего тана всегда могут найтись. Пускай по большей части это и будут просто сумасшедшие или лишившиеся разума из жажды мести. Таких было особенно много среди потерявших имущество богатых Штах’Гроновцев. И как результат: нападения смертников с завидной регулярностью. Этих, как правило, ловили еще на подходе охранники из хирда. Но ведь в рядах юмористов вполне могут оказаться и очень серьезные личности…
В редкий чуть свободный денек я заказал у одного из лучших местных кожевников новый комплект вещей, воплощенный по образу и подобию уничтоженного в недавней схватке. Мастер с полчаса покрывал матом работу своего саралонского коллеги и параллельно умудрялся снимать с меня мерки. Старый крой был отброшен в сторону, мои металлические вставки скептически обследованы, но все же приняты, и вот, наконец, гном пообещал выполнить все в лучшем виде да выпроводил меня на улицу сразу после разбора некоторых формальностей.
Оставил я у него, между прочим, два десятка золотых. Хотя вроде как было за что, ведь кожевник продемонстрировал мне небольшой кусок ну крайне интересного материала… Черная кожа, переливающаяся серебром под лучами света, покрытая очень мелкими треугольными чешуйками… А потом гном с размаху саданул по этой коже стальным кинжалом. Результата, разумеется, сей жест не принес. Зато когда я резанул материал выхваченной из ножен Разящей, кусок как-то резко разделился на два… Кожевник пару секунд глядел на меня, открыв рот, потом присмотрелся к клинку и быстро пришел в себя. Как оказалось из его последующего рассказа, кожа дракеров, диких пещерных ящеров, вроде как родственных низшим драконам, отлично противостоит оружию из обычных материалов. Простой мифриловый меч уже сможет продырявить подобную шкурку, но только если удар выйдет достаточно сильным. Но если оружие как следует зачаровано, то оно имеет все шансы прорезать дырку, не напрягая особо своего владельца. Но все равно, этот материал стоил тех денег, которые были за него отданы.
Разве что меня немного озадачил один странный момент. Ведь чешуя высших и низших драконов теряет свои свойства после их смерти… а здесь подобного не происходит. Интересно почему? Хотя свойства шкур этих трех видов очень сильно разнятся, так что сравнивать их не совсем корректно.
В общем, через недельку я уже щеголял в новом полном облачении. Кожевник постарался на славу, вещи сидели на мне как влитые, да и внешне смотрелись на порядок лучше того старого костюма, который обладал донельзя простым кроем и состоял из крупных кусков кожи. Ну а новый был сшит из множества узких прямоугольников, которые соединялись на манер чешуи. Самое главное же впечатление производила асимметричность куртки. Правая половина оказалась значительно более длинной, и линии кроя на ней были в основном вертикальны. Левая половина заправлялась за широкий пояс и содержала больше горизонтальных линий. И, наконец, некой хаотичности добавляла геометрическая серебряная вышивка, покрывающая кое-где кожу. Кстати, отдаю еще раз должное мастеру, он смог совершить невозможное – от вещей не несло за километр гномами. А этого я боялся больше всего. Не то чтобы меня не устраивала их мода, архитектура и прочее… Наоборот. Просто это все не совсем мое. Прямые углы, непересекающиеся линии – вот их основной мотив. Разбавьте остротой, привнесите чуть плавных изгибов, переходящих в хищные оскалы клыков. Именно таким должен быть мой дом… Когда он соблаговолит вдруг появиться.
С момента переворота прошла половина месяца. Все были заняты различными организационными мероприятиями, ведь приближалась официальная коронация Нортмира, а вопросов, требующих решения – тьма. Немалой проблемой оказалось то, что обновленный совет без приказа сейчас даже чихнуть боялся, и поэтому на голову моего друга свалились лишние заботы в виде подтирания чужих носов. И будущий тан был вынужден присутствовать на каждой следующей говорильне до тех пор, пока шадары не обретут хоть некое подобие самостоятельности. Ну и мне, соответственно, приходилось просиживать штаны на этих заседаниях… точнее, спать. Потому как Росдан занял своими занятиями почти все свободное время, в частности, на сон отведенное.
И как-то раз я через дрему расслышал слова Гирдана, нынешнего головы Кир’Лагида:
– …Хорошо, с этим тэйгом все. Да, кстати, а почему тот особняк Минарена не ушел в качестве возмещения? Он же сейчас пустует.
– Дом невелик и дешев. Смысла не было. – коротко ответил Датшод.
– И что? У вас полно другого имущества, которым можно раскидываться? – удивленно высказался брат Ирналы.
Наконец, до меня дошло, что говорят они о том самом месте, где сейчас пылится старая книжка, найденная взбунтовавшимся шадаром.
– И все же я не хотел бы, чтобы клан потерял это владение. В конце концов, Минарен был… моим учителем, и пускай он оступился, но его дом дорог мне. – чуть запнувшись, произнес шадар Штах’Грона.
Это в каком смысле дорог? Молодец, правильно юлишь! Так нас, магов, и надо обманывать. Только вот конкретно меня тот особнячок тоже сильно интересует… Возможно, Минарен оставил своему преемнику что-то вроде завещания. О котором никто кроме Датшода не знает. И теперь этот гном хочет единолично владеть секретами. Щаз, я первый в очереди.
Что ж, боюсь, мне придется выслушать маты Росдана, в связи с временной паузой в обучении. Сегодня ночью библиотекарь своего ученика не дождется. И завтра, должно быть, тоже. Надеюсь, рано или поздно поймаю Датшода на месте, уж очень мне интересно, чем он там занимается.
Сказано – сделано. Уже через несколько часов я, убедившись в отсутствии любопытствующих, начал восхождение на затененную ближайшей скалой стену особняка Минарена. Из памяти гнома у меня получилось тогда выудить план здания, и надо заметить, что по меркам палат некоторых других гномов этот домик и впрямь невелик. Пара залов, десяток гостевых комнат, библиотека, несколько тайников… И ни одной живой души. Долгое время бывший голова Штах’Грона жил здесь один.
Последний рывок, и я с трудом протискиваюсь в узкую бойницу второго этажа, предварительно развеяв простенькое заклинание, заменяющее собой бронестекло. Не сказать, чтобы это было очень легко… Так, похоже на один из коридоров. Напрягаю истинный взор в попытке разглядеть рядом другие проявления магии или чужие ауры… но без толку – толстый камень не позволяет проникнуть слишком далеко. Надеюсь, разум старого гнома ничего от меня не утаил. Обидно ведь будет издохнуть в некой механической ловушке!
Хм, путь лежит в закрытый от посторонних кабинет шадара, совмещенный с махонькой библиотечкой. Образы этих помещений я помню, словно сам там был… Вперед по коридору, через десяток шагов направо, узкая лестница наверх… Пылищи-то вокруг! А вот и нужное место. Монолитный блок стены. И ведь не заметишь, где тут щели, прикрытые банальной иллюзией, хотя даже сильный маг, не зная, где искать, вряд ли обнаружит едва заметное плетение в камне. А внизу линия из сотен маленьких декоративных плиток, идущая у самого пола… и три конкретных. Сначала нужно нажать на одну, самую дальнюю, отсчитать две секунды, следующая, одновременно с ней еще одна, десять секунд… вновь первая… Кстати, а ведь они отмечены магическими маркерами! Тоже едва заметными и слабыми, но все же. Похоже, Минарен имел небольшой дар… Вот. Стена почти без звука уходит назад и в сторону. Вновь напрягаю глаза. Конечно, вряд ли здесь есть ловушки. И в образах старый гном ничего особенного, перед тем как войти, не совершал. Но выключатель вполне мог быть расположен в другой части дома. Да и прочих вариантов тьма…
Через несколько минут был вынужден констатировать, что магии не вижу совершенно. И либо я абсолютная бездарь, либо ее здесь и впрямь нет. Ну, была не была! Делаю несколько шагов вперед… жду. Вроде жив пока. Еще пара шажочков… А вот и письменный стол. Книга в верхнем ящике. Хм… Достаю Разящую, соединяю ее, беру за один из концов…
«Ты это так надо мной издеваешься?»
«Не-а. Это я тобою ящик открываю».
«Все-таки издеваешься!»
Так, кончик лезвия отлично ухватывается за скобу ручки… Нажимаю на глефу как на рычаг, используя в качестве опоры боковину стола… Мать вашу! Зачем так сильно грохотать-то? Огнестрел, определенно. Вон, в стене три красочных выбоины. И полезь я открывать ящик руками, щит не спас бы, слишком близко к телу должны были расположиться стволы. На всякий случай повторяю операцию… Все в порядке. А вот и томик. И оставлять его здесь совершенно незачем…
– Хм, а ведь прохода тут не было. – вдруг донеслись до меня чьи-то глухие слова из коридора. Чтоб этому грохоту пусто было! Мало того что оглох, так еще и внимание привлек.
А в кабинет тем временем быстрым шагом вошел Датшод.
– Приветствую вас, шадар! Я так подозреваю, вы именно это помещение искали все последние дни? Только вот почему Минарен не поделился с вами секретом двери?
– Э… Что вы здесь делаете? – выдохнул гном.
– Проверяю гипотезу, по которой вы не желали расставаться с этим особняком в связи с чуть иными причинами, нежели озвученные вами сегодня на совете кланов. И как вижу, оказался прав. – произнес я, присаживаясь на стол и укладывая глефу себе на колени.
– Потеряй Штах’Грон этот дом, и кабинет остался бы закрыт навеки. Даже с подсказками Минарена я не мог его найти. В письме был точно описан порядок открывания, но не место… Ищи знаки на камне у самого пола! Я и искал… Поселись же здесь другой владелец, никто и никогда не смог бы найти комнату. – высказался Датшод.
А меня чуть смех не разобрал…
– Минарен старый маразматик! Он, верно, забыл, что не все могут видеть проявления магии. Знаки-то были именно магическими… Вот будь у тебя дар, то через недельку-другую ты бы успешно наткнулся на сей кабинет. Так, а что, собственно, здесь такого важного? Ради чего ты себя опасности подвергнуть решил?
– Подробная древняя карта глубинных путей Тантрийских Гор и местонахождение «Кузницы Тантира». – выпалил на одном дыхании гном.
Его слова сразу вернули мне серьезность мысли.
– Та-а-к. Я слышал, что большая часть залов обрушена к демонам. Да и должны быть похожие карты у других кланов, ведь все вы оттуда пришли!
– Именно таких карт нет ни у кого. Простые – да. Но на этой отмечены вообще все возможные проходы, вентиляция, технические лазы… ведь именно наш клан в древности возводил те пути, именно наш шадар был всегда главным архитектором царства. Другим же известны лишь прямые дороги до кузни бога, а большей частью они и впрямь должны быть обрушены. – пояснил Датшод.
– Тантир, насколько мне известно, соизволил помереть именно там? Именно его кузня является эпицентром скверны, ведь так? – продолжил я свои расспросы.
– Да. И рано или поздно кто-то должен вернуться и узнать, что именно произошло пятнадцать тысячелетий назад.
– Кажется, я понимаю… ты хотел быть именно тем, кто покажет карты гномам? Дабы смыть пятно с репутации клана?
– Да, все именно так. – нехотя признался мой собеседник.
– Хм… тогда ответь… тебе известно, что именно лежало в верхнем ящике стола?
– Нет. Минарен только просил, чтобы я нажал на переключатель под крышкой, и все.
– Сделай это. – сказал я и быстрым шагом отошел к проему в стене.
Датшод с легкой дрожью провел под столешницей некие манипуляции, а через секунду из приоткрытого ящика повалил черный дым. Ну, точно, исполнитель. Будь книга на месте, и от нее не осталось бы и пепла. Только вот томик уже давно мешается ребрам у меня за пазухой.
– Считай, что ты полностью оправдался в моих глазах. А карты где?
Датшод ничего не ответил, а просто начал рыться в стенном шкафу рядом со входом. Прошло с полминуты, и вот гном уже трясет запечатанным тубусом у меня перед носом.
– Ты доволен? Теперь-то этот дом тебе не слишком сильно нужен?
– Теперь нет…
– Вот и славно! Подари его мне, а? Сколько живу, а угла своего до сих пор нет! – как мог более жалобным голосом проговорил я, для пущего эффекта опустив вниз кончики ушей.
– Ну, за помощь... в поиске сей реликвии я… вполне могу сделать подобный… жест. Да, именно так. – чуть озадаченно пробормотал Датшод.
– Моя благодарность не знает границ! Да, вот еще что, у Арх’Атуна есть один скриптограф… по имени Росдан. Премерзкий, кстати, старикашка, но неважно. Могу я тебя попросить отправить ему копии этих карт через пару дней? Так, чтобы он оказался в числе первых, кто их увидит.
– Это будет несложно устроить. – кивнув головой, ответил шадар.
– И вновь спасибо. Покажешь дорогу на улицу? Просто вылезать в окно как-то…


Сообщение отредактировал Dragorun - Пятница, 15.04.2011, 00:30
 все сообщения
mifДата: Четверг, 14.04.2011, 13:52 | Сообщение # 18
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Четверг, 14.04.2011, 17:43 | Сообщение # 19
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Да, кстати, вопрос. Описание новых шмоток гг хоть сколько нибудь внятным назвать можно? А то вдруг сие представить просто невозможно...
 все сообщения
mifДата: Четверг, 14.04.2011, 18:48 | Сообщение # 20
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Quote (Dragorun)
Да, кстати, вопрос. Описание новых шмоток гг хоть сколько нибудь внятным назвать можно? А то вдруг сие представить просто невозможно...

С материалом более-менее понятно
С остальным понятно не очень...
 все сообщения
DragorunДата: Четверг, 14.04.2011, 19:23 | Сообщение # 21
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Мда, я в унынии. Просто не знаю как можно более менее коротко обрисовать словами этот костюмчик... Ладно, это не слишком существенная деталь, достаточно если всем будет ясно - гг одет в нечто ж-жутко ор-ригинальное... Эх, похоже придется потом рисовать собственноручно...
 все сообщения
DragorunДата: Пятница, 15.04.2011, 00:28 | Сообщение # 22
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Итак, могу себя поздравить! Обзавелся жилплощадью, пускай и не сильно нужной, но, по крайней мере, теперь честно могу сказать: «у меня есть дом!» Уверенность в завтрашнем дне – вещь очень важная, а недвижимость в непосредственном владении этой самой уверенности сильно способствует. Далее, как показало время, потуги в подмасливании Росдана тоже принесли результат. Я просто и банально прогулял следующие два занятия, а когда явился на третье, имел возможность наблюдать донельзя счастливую рожу библиотекаря. Древние карты сделали свое дело, настроение гнома оказалось на высоте, и как результат – он не особо злобствовал в дальнейшем... Аж целых четыре дня.
Само явление бумаг народу привнесло в жизнь подгорную дополнительный переполох. Как будто того, что имели, мало было. Датшод быстро поменял свою категорию с «назначенной сверху номинальной марионетки» на «заслуживающую уважения и поддержки личность». Окружающие как-то сразу перестали коситься на его соклановцев, а второй по популярности темой для разговоров в питейных оказались споры о том, когда же теперь в Тантрийские Горы отправят экспедицию и сколько в ней будет народу. Мой ответ: нескоро и нисколько. Потому как пятнадцать тысяч лет собраться не могли. И какие-то бумажки этого так сразу не изменят. Хотя все возможно.
Несмотря на официальное вступление во владение особнячком (все документы в наличии), я до самой коронации тана продолжал жить у Ирналы. Нанял несколько работяг привести свой дом в порядок и выкинуть оттуда разный ненужный хлам… Один товарищ даже умудрился напороться на какую-то жутко древнюю ловушку и получил ржавым костылем в живот. Но повезло, жив остался. Пришлось мне раскошеливаться дополнительно на тотальное обследование помещений. Гномы разве что языками не вылизали каждый камешек, но ничего опасного больше не нашли.
А в самый последний момент, примерно за сутки до начала полноправного правления Нортмира произошло событие, которое могло изрядно продлить жизнь местному населению, это в том случае, если бы о случившемся узнали не только лишь одни представители узкого круга лиц. Изначально предполагалось, что новый тан водрузит себе на голову ту же самую корону, от которой когда-то отказался последний. После недолгих поисков выяснилось, что она осела в запасниках одного столичного коллекционера. Раритет быстро был выкуплен вместе со своей стеклянной коробочкой и до самого последнего момента лежал себе нетронутым в зале совета… Пока одному солдатику не возжелалось с утра пораньше рассмотреть корону как следует, предварительно сняв, цитата: «искажающий взор колпак». Это он на последующем экспресс-допросе так высказался. Как же стражник должен был перепугаться, когда от первого его прикосновения головной убор правителя резво обратился в прах. Правила хранения, знаете ли соблюдать надо было!
Ради решения проблемы отдыхающий от трудов праведных Датирин был поднят ни свет ни заря и поставлен около ближайшей наковальни с наказом выковать новую корону. Бывший шадар злобно обругал всех матом, но за работу взялся. Чертежей ни у кого, разумеется, в распоряжении не было, рисунков тоже, да и просто достоверно описать древнюю реликвию никто из поставленных в известность гномов толком не смог, потому как особо и не приглядывались… Я же благоразумно промолчал и не стал никого информировать о том, что способен выдернуть точный образ из чьей-нибудь головушки. Хотя, когда уже поздней ночью отец Ирналы представил на обозрение результат своих трудов, мне все же не удалось удержать любопытство в узде… Ну, подумаешь, у кого-то бородатая башка чуть потрещит, а вот незачем сопротивляться было! Зато могу теперь со всей ответственностью заявить: старая железка рассыпалась – туда ей и дорога. Новодел оказался всяко лучше. Хотя эта корона больше напоминала боевой шлем… которым она на деле и оказалась, ведь Датирин использовал в качестве основы именно мифриловый полный шлем. И уже снаружи он был покрыт некоторым количеством вульгарного золота. Так что если по голове Нортмира, облаченной в это украшение, прилетит чем тяжелым, тан имеет все шансы не расстаться с ее бесценным содержимым.
Сама коронация была… скучной. Проходило действо в давно опостылевшем зале совета, заняло около четырех часов, никакого торжественного обеда по случаю дано не было, а в желудке, кстати, урчит… И это уже моя вина. Паранойя надрывалась, как могла, требуя, чтобы приглашенные гномы голодали. Иначе половина точно в первые сутки передохнет. Некое подобие службы безопасности, подчиненной Нортмиру, только начинало свое формирование, и гарантировать отсутствие отравы при такой ораве едоков было невозможно. Как ни странно, когда я поделился этими сомнениями с остальными, ору почти не было. Но вот искать повод для исключения из увеселительной программы общего стола пришлось долго. Потому как положено!
Однако изящное решение все же нашлось. Оказалось, что во время бракосочетаний у гномов устраивать пиршества не принято. Уж почему – понятия не имею… А значит, кто нам мешает совместить оба события? Подумаешь, свадьба планировалась только через год. Условия поменялись.
Итак, когда оба священнодействия, не омраченные никакими негативными событиями, что само по себе странно, наконец, окончились, правящая чета новоиспеченных супругов направилась в отдельный дворец. Который, по давней традиции, был в авральном темпе подготовлен к заселению только вчера. Да, когда-то это высоченное сооружение в несколько ярусов, чуть выдающееся из природного камня неподалеку от зала совета, и было дворцом Шадрех’Кера. Но после роспуска последнего зданию не смогли найти лучшего применения, кроме как расположить внутри разнообразные мелкие конторки, склады всякого хлама да детский приют. Хотя, скорее всего, эти залы за долгое время как только не использовали. Просто кланы когда-то так и не смогли договориться, кому же достанутся сии хоромы, и фактически разодрали одеяло на троих, а ценности растащили, оставив вокруг лишь голые стены… Но известные события быстро вернули все на круги своя. Формально. Отписать недвижимость на бумаге – еще не значит сделать ее пригодной для обитания. Вот почти месяц и ушел на то, чтобы более-менее привести дворец в божеский вид. Немалую часть нижних помещений уже несколько дней занимали гномы из хирда, которые, видно, всерьез готовились оборонять сооружение от вторжения, по меньшей мере, богов. Так все три входа были взяты под охрану парами големов, что означало следующее: это единственное место в Агат’Адаре, где железные истуканы вообще есть. Роль прислуги неплохо исполняли члены солдатских семей, те, в чьей лояльности сомневаться не приходилось… потому как в этом удостоверилась одна ушастая личность.
По случаю коронации во всем царстве были объявлены трехдневные гуляния. Совет в эти дни не собирался, а у тана, наконец, появилась толика свободного времени. Ну, самая малость. Потому как до переезда его не было совсем. А раз так, то настало время обсудить некоторые интересные вещи… Тем более что сейчас все формальности будет уладить много проще.
– Нортмир, ты можешь выделить мне пару часов на беседу? – спросил я правителя гномов, подловив его в коридоре дворца на утро третьего праздничного дня.
– Это очень важно? – подняв бровь, осведомился тан.
Обычно в подобных случаях я изначально заявлял о десяти-пятнадцати минутах. И, как правило, укладывался в них, поэтому мои слова вызвали сейчас вполне закономерное удивление.
– Верно, этот разговор очень важен. И он не для чужих ушей. Хотя Ирнале можешь потом все пересказать.
– Ладно, пойдем. – произнес гном и повел меня в правое крыло дворца.
Уже через пять минут мы, не встретив ни души, миновали пустые помещения будущей большой библиотеки и оказались в маленькой уютной комнате с камином и чайным столиком. А вот собственно чая рядом не обнаружилось. Досадно…
– Что ж, начну, пожалуй. Нортмир, как ты отнесешься к возможности создания новых големов? – спросил я.
– Положительно, но для этого нужен сильный источник и умелые маги. А у нас проблемы как с первым, так и со вторым, и ты об этом знаешь. – с заметным сомнением в голосе ответил мой собеседник.
– Эти проблемы решаемы. Но придется постараться, а заодно покончить с затворническим образом жизни.
– Поясни? – непонимающе переспросил гном.
– Пересечение есть. Ничейное и сокрытое. Поразительной силы. Но как только оно заработает, все хищники Дэтэры тут же накинутся на владельца… Ты слышал об Ортонской башне? Ее источник лишь слабый родник в сравнении с буйным потоком силы в известном мне месте. Вот так вот.
– Значит, мы никак не сможем контролировать этот источник. Ты ведь говоришь о цитадели хид’ара? – осведомился Нортмир.
– Верно. В одиночку цитадель способны удержать только ортонцы или, в благоприятных условиях, высшие эльфы, хотя и у них пупок, скорее всего, развяжется. Но пока что все они считают пересечение уничтоженным.
– И где нам взять помощь? У снежных эльфов?
– Возможно, но на их счет я не уверен. Во-первых, я могу гарантировать поддержку Багротуна, но вампиры, к сожалению, достаточно далеко. А вот близко, скажем так… прямо у нас над головой… Ну? Не понял еще? Или Ирнала тебе не рассказывала?
– Что ты несешь! Говори ясно, не тяни время. – пробурчал тан.
– Отлично, сдержала-таки слово… Драконы Ониксового Крыла. Около сотни, надо будет уточнить кстати…
– ЧТО?!! Это шутка? Какие еще драконы? – ошеломленно перебил меня гном.
– Обыкновенные высшие драконы. Которые живут на пиках этих гор. Моя жена – лидер Крыла, она их безраздельная владычица. – размеренным голосом поведал я.
– Не понимаю, твоя жена что, смогла заставить драконов повиноваться себе? Как?
– Ты не понял. Она и есть дракон! Высшие – это не животные, а такая же раса, как люди или гномы. А главное, они оборотни и умеют принимать некий заранее определенный облик двуногого представителя другого разумного вида. Ну и, наконец, любой высший дракон потенциально очень сильный маг огня.
– Та-ак. Почти ясно. А что с вампирами? – чуть задумчиво спросил Нортмир.
– Их княжна моя хорошая подруга. На трон она села с моей же посильной помощью… А при княжне еще имеется консорт, арканный маг, и он тоже мой друг. Главное что получить доступ к источнику вампиры совсем не прочь. Как и вы.
– Но ты же не хочешь сказать, что такими силами мы сможем его удержать?
– Не хочу. Потому что не сможем. Вот если заручиться поддержкой морванцев или хид’ара, а лучше и тех и других… тогда начинание обретет смысл. По людям морвы у меня есть идеи, так что шансы неплохие. Но все равно, начинать надо сейчас.
– То есть? Ты думаешь, что мы должны столпиться у башни и обустраиваться там прямо у всех на глазах…
– Почти. Но никто не должен об этом узнать. Потому как обустраиваться вы должны под башней. Очень глубоко под башней… А ведь там такая живописная пещера! Второй Агат’Адар уместить можно. И вот здесь начинаются проблемы. Нужно доставить на место тьму народа, продовольствие и все необходимое для возведения поселения. Теоретически под башню ведет русло пересохшей подземной реки, но я проходил по нему только часть пути и не знаю, где именно оно берет начало. В худшем случае спускаться придется от самого основания цитадели, но можно попасться. Дело в том, что в окрестностях очень любят рыскать хид’ара. – на этих словах я, наконец, замолк.
– Да, подкинул ты мне задачку… Надо будет посидеть над бумажками. Просто понять, какие ресурсы необходимы. Но если получится…
– То вы получите прямую выгоду не только от одного пересечения. – а в ответ на эту фразу Нортмир наградил меня вопросительным взглядом.
– У вас почти достигнут предел численности. Хотя места здесь еще полно, но вот жрать скоро будет нечего, так? – гном лишь угрюмо кивнул. – Багротун может поставлять продовольствие, то же касается Морвы, если они, конечно, сократят свой экспорт в Ортон. И это только одна из множества ваших проблем. Много их наберется.
– Ладно! Дай пару дней все обдумать… Хм, а ты можешь пригласить свою жену сюда, вниз? У нас есть пара широких вентиляционных шахт, дракон вполне пролезет. Просто хочу удостовериться. Умом понимаю, но все равно сомнения гложут. – спросил вдруг Нортмир после короткой паузы.
– Мало того что могу, так еще и хочу. Полтора месяца ее не видел, а такое чувство, словно все полвека… Но вот твои сомнения Ирнала развеет, спроси у нее… Эх, дурак я! Мог ведь и сам разузнать о шахтах. Ладно, не буду больше отнимать твое время. – сказал я и зашагал из комнаты прочь.
А с каждым движением мою душу все сильнее сжимала внезапная тяжесть… Ведь за все это время я говорил с Фаэйрой только пару раз и то очень недолго, слишком много было забот. Да и разучились мы с ней давно нормально разговаривать, обмен эмоциями подменил собой большинство слов. И сейчас моим единственным желанием было как можно быстрее добраться до своего нового дома да сжать пальцами черное кольцо…


Сообщение отредактировал Dragorun - Вторник, 19.04.2011, 09:07
 все сообщения
mifДата: Пятница, 15.04.2011, 14:41 | Сообщение # 23
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 19.04.2011, 09:06 | Сообщение # 24
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Всего с десяток минут потребовалось, чтобы претворить это желание в жизнь. Раньше, чем я услышал ответ, до меня донеслись первые отголоски чувств драконы, путь которым, сквозь толщу камня, открыл мой амулет. Радость… сильное удивление, и легкая грусть где-то очень далеко…
– Ал! Что с тобой? Я от твоего нетерпения сейчас чуть со скалы не сверзилась… Ох…
– Да вот, думаю тут, насколько хреново чувствуют себя те, от кого отрезают здоровенный такой кусок. А еще пытаюсь взять в толк, как умудрялся жить когда-то, одними только своими эмоциями. Это слишком сложно.
– Только жаль, что кольцо нельзя постоянно держать активированным. Мне тоже очень трудно переносить подобное одиночество… Когда ты уже наконец вылезешь на свет?
– Скоро, дела здесь почти завершены. Муж Ирналы моими стараниями водрузил себе на голову корону… – но завершить эту фразу Фаэйра мне не дала:
– Она уже вышла замуж? Надо будет поздравить при случае. И сочувствие выразить, ведь ноша правительницы тяжела… Я-то знаю. Тут с сотней управиться не могу, а ей верховодить многими тысячами!
– У Ирналы для таких мелочей Нортмир есть. Вот он, как местный тан, и будет решать сию проблему. Хотя наша маленькая гнома от определенной толики обязанностей тоже, скорее всего, не отвертится… Но я не договорил. Мне тут стало вдруг известно, что на поверхность гор ведут несколько широких вентиляционных шахт, по которым ты вполне можешь спуститься сюда на экскурсию. Тем более что имеется приглашение, озвученное Нортмиром. Этакий государственный визит. – поведал я своей жене.
– И ты хочешь, чтобы я бросила здесь все и полезла вниз?.. Где находится вход хоть в одну из этих шахт?! – на одном дыхании выпалила дракона.
– Потерпи немного, я об их существовании только сегодня прознал! И то случайно. Так что необходимо еще с полдня, чтобы вытрясти конкретные подробности из… Да, нужно еще понять, кого именно вообще трясти!
– Ладно. Значит, у меня будет время, чтобы организовать свою отлучку. – с легким вздохом прокомментировала Фаэйра.
– Расскажи хоть, как дела с твоими сородичами? – заинтересовавшись, спросил я ее.
– Не так плохо, как могло быть. Белое Крыло дало нам пятнадцать своих самок, так что через два-три месяца у нас появятся первые за долгое время здоровые яйца. Я также отправила вестника Песчаному Крылу, но он еще не вернулся… Хотя должен был… А вот с обучением защитников одни проблемы! Они делают это только из страха передо мной. И не особо успешно. Хотя… возможно, я просто плохая наставница. – посетовала жена.
– Организовать бы нормальное обучение твоих драконов среди других рас… Может, Вларну попросить принять у себя нескольких? – предложил я вариант решения проблемы.
– Академия Багротуна только магов смерти первоклассных выпускает, а вот стихийники у них гораздо слабее ортонских… Хотя… возможно, ты и прав. Это лучше, чем ничего. Только теперь мне придется учить своих драконов жизни среди людей…Эй, я уже давно поняла, что ты не хочешь отпускать кольцо, но ведь так никогда не узнаю, где именно спускаться под землю! – с явным нетерпением произнесла Фаэйра.
– Да, не хочу, слишком уж пусто потом становится в груди…
– Не только у тебя, Ал, не только у тебя. – прошептала чуть погрустневшая дракона.
Здесь наш разговор завершился, а я направился на поклон к Росдану. Если у него и нет точных планов города, то старикашка должен знать, где именно их искать. Вскоре меня уже встречал опустевший холл родного дома Ирналы, покой которого больше не охраняли древние големы. Еще полминуты ходьбы… а вот и библиотека со своим злобным обитателем…
– Мой любимый ученик! Ты решил устроить дополнительное занятие? Отлично, здесь как раз есть с три десятка томов, которые нужно срочно переложить на другие полки! – натянув на лицо широкую улыбку, проговорил гном.
– Нет, книги таскать придется потом. Мне нужно узнать точное расположение основных вентиляционных шахт города и места их выхода на поверхность. У вас есть планы Агат’Адара? – спросил в ответ я. Мерзкая улыбочка тут же испарилась с лица Росдана.
Некоторое время он явно разрывался между желаниями помочь и сделать пакость, но вскоре, наконец, пришел к какому-то решению и произнес:
– Планы-то у меня есть, но только городские. А чтобы узнать, где находятся выходы тех шахт, нужно Фададера, нашего главного архитектора, потрясти. Он тебе точно все что нужно покажет… если захочет. Очень уж любит бумажную волокиту, без письменного распоряжения даже в носу не поковыряется! А больше я никого из их братии не знаю. – как-то слишком резко закончил Росдан.
Врет, определенно. Знает он все прекрасно, и к кому именно нужно обратиться тоже знает. Но не пытать же этого коротышку? Да и главный архитектор тоже вполне подойдет, а мотивацию придумаю…
– Спасибо вам за помощь. – усмехнувшись мыслям, произнес я и покинул скрипторий.
Хотя, как вскоре выяснилось, никакие ухищрения мне не потребовались. Фададер оказался высокопоставленным Штах’Гроновцем, и он был в числе присутствующих на той бойне в совете. С великим трудом гном смог сохранить спокойное выражение лица при моем появлении. Но не естественный его цвет… Да, бледно-зеленый, как мне кажется, вполне подходит к этой тронутой сединой ржавой бороде! В общем, главный архитектор только раз буркнул что-то вроде: «нехорошо без отчетности!» и выдал мне на изучение копию требуемых бумаг. Вместе с разрешением на их вынос из сей конторы.
Следующие несколько часов я сидел дома и разбирался в добытом грандиозном ворохе, стараясь хоть как-то соотнести карты с местонахождением кряжа Ониксового Крыла. Тем более что не каждая дыра в скале могла подойти. Нужна была наиболее широкая шахта с приемлемым углом спуска, ведь Фаэйра не колибри, зависать вертикально не умеет. Да и иметь возможность выбраться наверх тоже не помешает… Чисто теоретически. Наконец, мною были выбраны два варианта. Ромбовидный сквозной лаз, расположенный под самым сводом пещеры и имеющий уклон в сорок пять градусов, а также другой, более пологий, но ведущий уже к одним из городских врат на глубинные пути. Если спуск через первый более сложен, то момент выхода наоборот, не так опасен, ведь высота там гораздо больше и есть время затормозить падение. А вот у второй шахты отверстие находится чуть ли не на уровне подвесных плит. Конечно, были еще некоторые сомнения в самой возможности полета в протяженном и достаточно узком пространстве… Теоретически место для крыльев там есть. Но на всякий случай я удостоверился, что в шахтах имеется некое подобие ступеней, выдолбленных еще во времена строительства вентиляции. Если что, можно спуститься пешочком. Долго, но зато надежно. Еще одним препятствием могут стать две решетки, установленные на разных концах лаза, но верхнюю драконе вполне по силам открыть самостоятельно, а у нижней для этого существует специальный механизм. Гномы вроде бы даже чистят эти шахты раз в пару столетий…
Наконец, вся необходимая информация была предоставлена Фаэйре, а на следующее утро я уже одиноко стоял на одном из городских мостов и в тревожном ожидании всматривался в каменный свод над головой. Дракона уверенно заявляла, что ей вполне по силам такой полет, а желание прыгать по ступеням на протяжении, по меньшей мере, суток отсутствует напрочь.
Но что-то мне от ее уверенности не легче.
Короткая вибрация кольца показала, что Фаэйра открыла створки верхней решетки и готова планировать вниз… Я быстро сжимаю и разжимаю пальцы, посылая такой же короткий ответ. Местные работники уже час как исполнили мою просьбу и убрали вторую преграду… Даже не пришлось объяснять зачем. Теперь остается только молиться всем богам известных миров. Если она заденет на скорости своим крылом какой-нибудь выступ… Даже думать об этом не хо…
– Мать вашу! – в сердцах выкрикнул я, когда из горловины со свистом выстрелил и рухнул прямиком в лаву оплавленный кусок железа, отдаленно похожий на еще одну тяжелую решетку.
Следом на меня накатила ехидная злоба драконы, но разбираться в ее причинах оказалось просто некогда. Потому как стремительный черный росчерк разрезал сумрак пещеры, а уже через пару мгновений Фаэйра распахнула крылья во всю ширь, плавно вышла из пикирования и начала вновь набирать высоту… Громкий хлопок воздуха, и всего в десятке метров от меня на камень опустился темный силуэт…
А я уже успел запамятовать о том, что она отлично навострилась летать в состоянии неполного оборота! Конечно, так у нее почти не было проблем, ведь габариты на порядок меньше. Почти не было…
– Ал, что ж ты не предупредил о третьей решетке? Не думай, что этот сюрприз меня очень обрадовал! Я ведь могла и не успеть ее выбить! – с некоторой растерянностью и обидой в голосе произнесла дракона, принявшая свой эльфийский облик.
– Не знал я о ней, ее не было на планах. Подозреваю, что архитектор подсунул мне устаревшие бумаги. Прости… Я должен был перепроверить.
– Ладно, на самом деле будь их там еще с десяток, и они бы меня не остановили! А теперь… нам срочно нужно укромное место, если ты, конечно, не хочешь, чтобы я начала срывать с тебя одежду пря… – быстро переменив настроение, начала было что-то говорить обвившая меня своими руками Фаэйра, но докончить мысль я ей не дал…
– Лучше потерпи, если рядом нет любопытствующих гномов, это означает лишь то, что они могут появиться в любую минуту. Тем более что я недавно обзавелся неплохим особнячком. – прозвучал, наконец, мой ответ, когда мы смогли оторваться друг от друга.
– Веди! – с радостной улыбкой на лице подытожила моя жена.
Последующие несколько часов были с толком потрачены на то, чтобы максимально возместить эти полтора месяца разлуки. Жаль только, до кровати мы дошли отнюдь не сразу… Мне пришла тогда еще запоздалая мысль о том, что в холле необходима мягкая мебель. На всякий случай. Ведь можно было и обойтись без этих синяков на спине!
– Ал, может, это проклятье? То, что мы слышим эмоции друг друга? – произнесла Фаэйра, в легкой задумчивости перебирая мои волосы, когда мы уже просто отдыхали, растратив все силы на постельную эпопею.
– Нет, не думаю. Скорее дар… невозможность вытерпеть даже короткую разлуку – это невеликая плата за то, чем мы обладаем. – высказал свое мнение я.
– Жаль, у меня нет на примере хоть одной пары моего вида. – тихо вздохнув, произнесла дракона.
– Не понимаю... – переспросил ее я.
– Ты знаешь, что мы почти не умеем любить? Подобное случается очень редко, обычно высшие драконы спариваются лишь ради продолжения рода. Это не отношения, а чистый расчет. Одна самка может принести одно жизнеспособное яйцо от одного самца… И лучше, чтобы он был иного цвета. Иначе молодой дракон будет очень слаб… Но иногда, настолько редко, что подобное помнят тысячелетиями, образуется пара. В их отношении правило не работает. Любое Крыло будет оберегать таких драконов всеми возможными способами, ведь у пары всегда рождается сильное потомство… А в случае смерти одного из возлюбленных, другой просто не в состоянии пережить утрату. Жаль, что я не могу спросить совета подобных драконов. Возможно, они тоже разделяют эмоции друг друга. – с грустью в душе поведала мне Фаэйра.
– И ты все никак не можешь понять, как тебя угораздило обнаружить свою пару в обычном бескрылом?
– Не могу и не хочу. Но не прибедняйся, называя себя обычным. Ладно, хватит этих разговоров! У меня уже глаза слипаются. – широко зевнув, ответила дракона и уткнулась своим носиком в мое плечо.
– А кто начал всю болтовню? – тихо пробормотал я, закрывая глаза.
Хотя, кажется, начинаю смутно понимать, к чему на самом деле был затеян этот разговор. Только ведь разобраться в этом нужно было гораздо раньше… Может, мы и пара, как утверждает Фаэйра, но все-таки представители разных видов с разной психикой и разными ориентирами. Нужно было всего лишь поставить себя на ее место. Ладно, теперь это уже дело завтрашнего дня.


Сообщение отредактировал Dragorun - Пятница, 22.04.2011, 01:40
 все сообщения
mifДата: Вторник, 19.04.2011, 09:54 | Сообщение # 25
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Пятница, 22.04.2011, 01:41 | Сообщение # 26
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
И на него у нас запланирована небольшая презентация. Для неверующих. С утра пораньше я, подхватив жену под локоток, направился прямиком во дворец к Нортмиру. По дороге с некоторым удивлением обнаружил, что обыватели интересуются парой ушастых не более, чем ранее мною одним… Похоже, вчера взоры всех возможных окрестных зевак привлекла в первую очередь подпаленная железка, а не то, кто именно прилетел вслед за нею. Ну и отлично. Значит, слухи раньше времени не вылезут наружу, растащенные по всему обжитому миру озгородскими купцами.
В самом дворце новое лицо привлекло куда большее внимание. Что характерно, одних только церберов, охраняющих покой нового правителя… Но они ограничились лишь внимательными взглядами, не посмев преградить мне дорогу. Еще минут двадцать пришлось потратить на беготню по здешним полупустым коридорам в поисках сребробородого гнома… В итоге он был найден попивающим грибной чай в какой-то жутко тесной комнатушке. И компанию Нортмиру составляли писцы трех остальных кланов, только вот чашек им, видно, не хватило, а место в руках с успехом занимали какие-то многостраничные отчеты.
– Ал’Крояр? …Что, уже? – произнес тан, только завидев на пороге меня с Фаэйрой, и тут же обратился к писцам: – Так, с вами позже закончу, идите вон, пожалуйста.
Бумагомаратели поспешили испариться, а Нортмир застыл в немом ожидании…
– Ну? Показывать буде… А, не подумал, место ведь неподходящее. Пойдем! – на этих своих словах гном вскочил с места, как ужаленный, и понесся сломя голову через лабиринт ходов в известную ему одному сторону.
Наконец, проводник ввел нас в жутко обширный, но абсолютно пустой зал с одиноким ободранным каменным троном, вырезанным прямо в дальней стене. На древнем седалище еще виднелись следы содранных когда-то украшений и каменьев, а на полу вокруг вполне можно было разглядеть остатки старинных мозаик. Похоже, до этого помещения у реставраторов дворца руки дойдут еще нескоро…
– Большой тронный зал. Знатно его изуродовали в давности… Здесь рядом никого нет, так что можете смело показывать! А то Ирнала мне такого нарассказывала, что просто не верится. – заявил тан почти сразу по приходу на место, только раз обведя стены взглядом.
Мы с Фаэйрой переглянулись и, едва удерживая смех, улыбнулись друг другу, благо было чему… гном в своем маниакальном желании увидеть дракона-оборотня совершенно забыл о процедуре знакомства. Хотя этот народ вообще-то плохо знаком с таким коротким словом, как «этикет». Но не скажу, что мне это не нравится.
А уже через пару секунд моя жена встала чуть поодаль и целиком сменила форму… Только вот не один Нортмир удивленно взирал на черную владыку неба. Пускай я и не впал от зрелища в абсолютный ступор, но увиденное слишком сильно разнилось с ожиданиями, основанными, между прочим, на вполне реальном опыте.
– Милая, а что это с тобой произошло? Или мне пора зрение лечить? – осведомился, наконец, я, глядя в огромные глаза присевшей на задние лапы драконы. Сейчас ее рога почти подпирали собою высокие своды.
– Сюрприз. Не думай, что я сама хоть что-то понимаю. Просто вскоре после дуэли мой истинный облик начал быстро расти. Около недели назад это наконец прекратилось. Теперь я почти не уступаю в размерах своему отцу. Еще у меня основательно прибавилась мощь заклинаний…
– Радости в твоем голосе не слышу. – коротко заметил я.
– Да потому что все время, пока это продолжалось, я целыми сутками боролась с неудержимым голодом! А половина Крыла тряслась над мыслью о том, как меня покормить! – сотрясая своей речью зал, прорычала дракона.
Тут-то наконец и прорезался голос Нортмира:
– Приветствую вас в столице моего царства, Агат’Адаре, Лидер Ониксового Крыла.
В ответ на гнома были обращены два недоуменных взора…
– Демонстрация прошла успешно, клиент ошеломлен. – пробурчал под нос я и тут же в полный голос продолжил: – Фаэйра, думаю тебе пора вновь облик менять. А то ведь на твой рык сейчас полдворца сбежится… да и окончательно гробить своими когтями ценнейшие мозаики тоже не нужно.
– Не стоит беспокоиться, там гробить уже несколько минут как нечего! – с коротким смешком откомментировал тут же гном, внимательно рассматривая переменившуюся внешность моей жены.
Следующие полтора часа были потрачены на обсуждение недавней затеи с источником уже в формате тройки. Хотя для начала пришлось объяснить все Фаэйре, но это не заняло много времени. Что характерно, жена, кажется, поняла мой замысел гораздо глубже, чем Нортмир. И не проявила ровным счетом никакого неудовольствия, а ведь я немного опасался подобного. Довольно быстро мы договорились уже в ближайшие несколько дней отправить к цитадели небольшую группу, для того чтобы выяснить, куда именно ведет подземное русло. Помимо меня спелеологией заниматься должны будут несколько профессиональных землемеров и… Гирин. Давний знакомый, охранник Ирналы, был выбран только потому, что он уже немного знаком с нужной местностью. И, наконец, дракона должна будет внимательно отслеживать наши передвижения с помощью кольца. Ведь как бы гномы ни были хороши в ориентировании под землей, но абсолютной точности с ними добиться будет трудно, землемеры нам нужны скорее для определения глубины залегания русла. Больше никаких конкретных решений принято не было, да и быть не могло.
Основную же часть дня я изображал экскурсовода по столице, а за одно подробно пересказывал последние события Фаэйре. Параллельно обдумывая произошедшие с нею метаморфозы. И в итоге достаточно быстро пришел к выводу, имеющему право на жизнь. Только вот теорию еще нужно проверить.
– Подожди… для начала нам нужно побеседовать с одной личностью. – с трудом остановил я дракону, чуть ли не на пороге дома возжелавшую вновь заняться любовью.
– С какой еще личностью? – обиженно проворчала жена.
– Пойдем. Тебе будет интересно, определенно. – ответив ей, я пошел наверх, рыться в вещах. Достаточно быстро из сумки на свет божий был извлечен резной клык разговорника. Дольше пришлось ждать ответа.
– Ал’Крояр? Ты хоть знаешь, который час? – послышался сонный голос Ластарха.
– Не знаю и знать не хочу. И раз я тебя разбудил, то это лишь маленькое возмездие. Тем более у меня дело первостатейной важности. Вампиры часом некую дракону своим небесным покровителем во всеуслышание не объявляли?
– Э-э… Как ты догадался? – озадаченно пробормотал демон.
– Знаешь, когда у твоей жены вдруг ни с того ни с сего вдвое увеличиваются размеры, а ее заклинания начинают долбить на порядок сильнее… Тут трудно не догадаться, ведь у Вларны едва ли было в запасе более простое и изящное объяснение появлениям дракона. Но! Скажи мне, ты-то чем вообще думал, когда не остановил свою княжну? – со сталью в голосе спросил я.
– Мне сложно взять в толк, что именно тебе не нравится… Фаэйра стала си…
– А вместо этого она могла сложить крылья от передоза энергии веры! Думаешь, я не знаю, почему смертные не способны стать богами? Иные маги собственной силой свои ауры сжигают! – перебил Ластарха я.
– Стой, стой! Ты не во всем прав, даже короткоживущие люди иногда возвышаются, Хель тому самый известный пример. Твоя жена же, как и многие драконы Дэтэры, лишь на один порядок слабее высших воплощений стихий, которые, в большинстве своем, и занимаются божественным промыслом… Векраста некогда отлично постаралась, создавая себе крылатых слуг, только слишком много сил на это потратила. Вот теперь ей и приходится довольствоваться своей номинальной ролью. Но, наверное, это все же лучше, чем смерть… А та сила, которая досталась Фаэйре, вообще ничто в сравнении с настоящей верой! Княжна объявила ее лишь защитником и покровителем княжества. Так что риска не было абсолютно. – заверил меня консорт.
– Это была твоя идея? – спросила вдруг дракона.
– Да, моя. Хотя Вларна, скорее всего, и сама дошла бы до такой мысли, только чуть позже… И проделала бы она все тоже несколько иначе.
– Ладно, считай себя прощенным. Но лучше бы ты хоть спросил наше мнение. Что там с новостями из большого мира? – сменил тему разговора я.
– Ничего особенного… Разве что Лорег Озевич вроде как при смерти. Потеря сына резко подкосила его здоровье. И Алгет уже вовсю готовится взойти на престол. Ортонцы никак не уладят конфликт с торгашами Альборана, а эллины отправили очередную толпу самоубийц в пропащие пески… Скоро по ним будет бродить новенькая нежить.
– Значит, пока ничего опасного. Тогда тебе следует знать, что над кланами Седых Гор теперь стоит единоличный правитель. Тан Нортмир Шадрех’Кер. Думаю, вам вскоре придется иметь с ним дело. Пока все.
– Уверен? Мне уже можно возвращаться обратно ко сну? Ты точно не желаешь припомнить подлому демону еще какую-нибудь гадость? – ехидно осведомился Ластарх.
– Было бы что, не преминул бы. Но, к сожалению, нет… Удачи тебе.
После разговора в комнате ненадолго повисла тишина, прерванная в итоге Фаэйрой:
– Я поняла не совсем все сказанное… но к чему он решил меня подготовить?
– Без понятия. Мы нужны Ластарху и по возможности в полной силе и добром здравии. Узнаем рано или поздно зачем. Он, конечно, многого не желает говорить, но хотя бы не отрицает, что заинтересован в нас, и не объясняет свои действия чистым альтруизмом… Да, кстати, раз уж твой пыл ненадолго охлажден. Может быть, наконец расскажешь мне о том, о чем говорить боишься?
– Ал… Да, я… ты ведь можешь меня не понять, и я… да, боюсь. – с трудом начала говорить присевшая на край кровати девушка.
– Ты считаешь, что у нас не может быть общих детей? А то, что у меня в роду затесались демоны, не влияет на твое мнение? Этому племени вроде как наплевать, с кем заводить потомство. Может быть, это правило распространяется и на меня?
– Когда ты только рассказал о своих предках, я почти поверила в вероятность счастливого исхода. Но сколько мы вместе? И до сих пор совершенно ничего… ничего!
– Я сделаю предположение? Оно может оказаться неверным, но все же. Что происходит с плодом, когда дракона меняет форму?
– Он... погибает, Фактически исчезает… Но ни одна самка не сможет полностью сменить облик, если она вынашивает яйцо! Из одного только страха! Мы всегда узнаем, если внутри зарождается жизнь… Всегда. – поведала вконец расстроившаяся Фаэйра.
Так, похоже, она все-таки сомневается в своих словах.
– А что если это особенность истинного облика? Не ведаю, как там у эльфиек, но человеческие женщины иной раз пару месяцев умудряются беспечно прогулять после зачатия, прежде чем с удивлением узнать о факте своей беременности!
Долгое молчание. Постепенно поднимающаяся буря из множества чувств в душе драконы. Неверие, страх, сожаление, злоба…
– Значит… я сама десятки раз… убивала в себе новую жизнь?! Сама душила своих будущих детей?! – выкрикнула мне в лицо резко вскочившая с места Фаэйра, а через секунду она уже пулей вылетела из комнаты, на ходу частично изменяя облик. Глубокие борозды от ее когтей в один миг появились на стенах, задрожавших от оглушительного рыка полного отчаяния и душевной боли.
Дурак.
Я с трудом ускоряю свое восприятие и бросаюсь вдогонку за рассвирепевшей женой… Если она выйдет на улицу, то вполне может прибить пару десятков случайных прохожих. Прыжок через лестничный пролет, рывок, оттолкнуться от стены направо по коридору, еще рывок… Уже в прихожей я настигаю Фаэйру и обхватываю ее руками со спины. И тут же получаю ощутимый удар шипованным локтем в грудную клетку, а затем еще один… и еще. Вдруг злоба сменяется животным ужасом, а тело драконы перестает извиваться в моих тисках…
– Тебе больно? Прости меня. – сквозь слезы шепчет наконец она.
– Я тебя разозлил. Это мне нужно просить прощения. – ответил я, сменяя свою стальную хватку нежными объятьями.
Больше не произнося ни слова, мы поднялись обратно наверх. Ласка чуть успокоила дракону, а дальше последовала короткая, но не похожая ни на что ночь-извинение… Помню непреодолимое желание сделать жену счастливой. А что для нее настоящее счастье? Кажется, именно это и поставило вскорости все на свои места.
Когда по утру Фаэйра вдруг резко проснулась, села на кровати и, округлив глаза, устремила свой взор в никуда, я сначала порядочно испугался. Но буквально через мгновение она пришла в себя и с каким-то диким, но полным радости криком бросилась мне на шею.
– Теперь ты нескоро увидишь меня в истинном облике! – негромко произнесла она мне на ухо и тут же принялась легонько его покусывать.
– Ничего не понимаю. Ты чувствуешь зарождение? – только и сумел пробормотать я.
– Да! Но я немного боюсь… ведь это неправильно. Все самки вынашивают яйца… мне же, похоже, придется родить по-другому. – чуть задумчиво ответила Фаэйра.
Нет, точно дурак. Она сейчас от счастья может и забыла мои вчерашние слова, но… Выходит, я был в корне неправ.
– А что с небом? Ты сможешь спокойно пережить разлуку с ним?
– С чего ты решил, что мне придется вообще что-то переживать? Для плода опасен только полный оборот, а чешуя, когти и крылья не принесут вреда. Пускай я не смогу держаться в воздухе часами, но уж это вполне можно преодолеть! – уверила меня дракона.
Что ж, придется привыкать к мысли о становлении папочкой. Знать бы еще, какое именно чудо-юдо появится на белый свет! И когда. Не помешает так же разобраться, что конкретно дало наконец столь давно ожидаемый Фаэйрой результат. Неужели все время не хватало только моего собственного искреннего желания дать начало новой жизни?


Сообщение отредактировал Dragorun - Суббота, 23.04.2011, 03:06
 все сообщения
mifДата: Пятница, 22.04.2011, 16:03 | Сообщение # 27
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Суббота, 23.04.2011, 03:07 | Сообщение # 28
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НАСЛЕДИЕ ХОЛОДА.

1344г. Сезон Заката. 12 день Месяца Листвы.
Недалеко от ледяного шпиля. Ничейные земли.

Около недели ушло на подготовку нашей махонькой и жуть какой секретной экспедиции. Далее последовало короткое прощание с Ирналой и Нортмиром, после которого семеро путников ушли на поверхность. Фаэйра была рада вновь оказаться в седле своего коня, имя которого я так и не удосужился запомнить, хотя сесть на него ей довелось лишь после того, как мы оставили глубинные пути позади. Трехдневный переход, и вот на горизонте уже маячит ледяная игла. В лесу, на границе пустоши мы разбили маленький лагерь и поставили там пару солдат, вся роль которых в этом предприятии сводилась к его охране. Верховые животные были оставлены там же, дракона отправилась на облет местности, а я вместе с Гирином и парой гномов-геодезистов двинулся прямиком к месту прохода. Свои заплечные мешки доверху набили разнообразным сухпаем и питьем, которых должно было хватить на несколько дней. И как только крылатая разведчица наконец подтвердила, что рядом нет ни души, мы смело начали спуск вниз.
Вышли к руслу всего через три часа и на сей раз двинулись уже вверх по нему. А после нескольких лог на коротком привале я сжал пальцами свое кольцо.
– Куда примерно мы движемся?
– Северо-восток, как и предполагали гномы. – донесся сквозь порывы ветра голос Фаэйры.
– Надеюсь, так оно и останется. Хотя просто восток был бы лучше. – чуть устало пробормотал я, одновременно разрезая ножом слишком крупный кусок сушеного мяса.
Отдых продолжался недолго, и мы возобновили свой путь во тьме. Долгие часы тянулось это монотонное движение, а единственное, что привносило в него разнообразие, так это странные, словно стеклянные грибы уродливых форм, периодически встречающиеся на камнях. Они явно имели схожую природу с теми деревьями, которые изредка могли попадаться наверху. Грибы тоже едва заметно фонили чистой силой… А вот конкретно мне, правда, сильно досадило то, что перед самой ночевкой железный пласт над головой внезапно кончился. Вместе с ним ушло и постоянно поддерживающее меня спокойствие. Но впереди были еще многие логи пути.
На следующий день с удивлением заметил, что стекляшек нам попадается отнюдь не меньше, чем раньше. Только вот мы давно покинули пределы пустоши, образовавшейся из-за неудержимого всплеска магической энергии… А ведь странные деревья и эти грибы могли быть порождены только катастрофой. Возможно, под землей волна разошлась гораздо дальше? Может быть, может быть…
Из многомудрых размышлений о природе странных растений меня вырвал приглушенный шум плещущейся вдалеке воды. Пока что я был первым, кто его расслышал. Зато гномы прекрасно заметили, что я встал как вкопанный.
– Мы скоро выйдем к развилке, рядом вода. Похоже, река просто сменила русло. – поведал я в ответ на недоуменные взгляды.
Причем смена произошла, скорее всего, еще до взрыва. Ведь грибочки под водой не произрастают… Интересно, хид’ара, строившие башню, об этом проходе знали?
– Если она не пересохла, то дальше хода может не быть. – задумчиво пробормотал старший землемер по имени Салтмир.
Однако он оказался неправ. Через час мы вышли к внушительной каверне с небольшим подземным озером, через которое и протекала сейчас река. И по тоннелю, ведущему вверх, двигаться, как видно, можно отнюдь не только вплавь. Должно быть, ранее здесь бил куда более мощный поток… ныне изрядно обмельчавший.
– Устроим привал? Моим костям нужен небольшой отдых. – негромко спросил почесывающий плешивую макушку геодезист.
– Опять? – недовольно пробурчал Гирин и вопросительно посмотрел на меня.
Но указаний он не дождался.
Второй землемер, решивший было подойти ближе к воде, внезапно истошно заорал и в тот же миг смолк. Я успел только заметить, как откуда-то сверху упала стремительная тень… И вот она уже несется в мою сторону. Рефлекторно поднимаю защиту и ускоряюсь… С немым изумлением наблюдаю, как странная человекоподобная фигура проходит сквозь стену оберегающего меня пламени, только едва замедлившись от ударной волны. Но уж на то, чтобы выхватить правый клинок и сделать один колющий выпад, мне времени вполне хватило… Хруст и скрежет вместо знакомого звука распарываемой плоти. Шаг назад, вырвать оружие, рубящий удар по диагонали… Медленно падающее тело. Пристально оглядываю темные своды в поисках другой угрозы. Пусто.
И только сейчас я смог, наконец, внимательно рассмотреть своего врага, столь неожиданной и быстрой была эта атака. У моих ног лежал и едва заметно подергивался некто подобный умирающему от голода человеку… Точнее, уже мертвому и подгнивающему. Только вот кровь в жилах этого существа явно не течет. Потому как все его тело состояло из кристаллических элементов разного размера, от мельчайших песчинок в местах расположения суставов, до относительно крупных фрагментов там, где постоянно сохраняется относительная неподвижность. И, похоже, эти стекляшки достаточно хрупкие. Но вот на мой огонь почти не реагируют…
«Зато твой кристальный мертвяк вполне верно понял разговор с моей сталью!» – не удержалась от комментария Разящая. Но я проигнорировал ее реплику.
А еще на голове сей твари вполне отчетливо видны длинные эльфийские уши…
– Что это? – спросил в пустоту подошедший Гирин.
– Грибы помнишь? А вот это – их родственник. Ножки отрастивший… Если серьезно, я думаю, перед нами свидетель битвы, произошедшей наверху восемь веков назад. Бывший хид’ара. Он, должно быть, попал под всплеск и не умер окончательно, а превратился в ходячую кучу песка. – выдал я свою теорию.
Салтмир тем временем склонился над окровавленным телом своего подчиненного и бормотал разнообразные причитания. А мои мысли продолжали свой ход… Похоже, этот эльф или группа эльфов решили драпануть подальше от цитадели, пока там шло сражение. Но далеко они не ушли… Кстати, от тела только сейчас начала исходить сила. Раньше ничего не чувствовалось. Идея на этот счет только одна – энергия тратилась на движение. Вообще, все стекляшки, должно быть, черпают те крохи, которые разлиты в окружающем пространстве. Бывшие раньше растениями просто очищают силу и отдают излишки обратно наружу… А у этого, видно, осталось в башке что-то вроде чувства голода. Потому-то он и напал на меня, убив гнома походя. Ведь до того же Салтмира дотянуться было бы проще.
– Гирин, вам двоим стоит остаться здесь. Я пойду дальше один, впереди могут повстречаться похожие твари.
– Уверен, что обойдешься без помощи? – недовольно пробурчал берсеркер.
– А ты угнаться за такой сволочью сможешь? – короткая пауза. – Я так и думал.
– И как далеко ты собрался топать? Может, там еще неделю идти можно!
– Сутки. Если никого не встречу, отмечу место и вернусь за вами. Потом повторим процедуру. С водой у нас проблем теперь быть не должно, а еды еще надолго хватит, так что можем себе позволить такую задержку.
Уже через полчаса я продолжил свой путь в одиночку. С каждым шагом все пристальнее всматриваясь вперед истинным взором, в надежде обнаружить возможную опасность как можно раньше. Если большую часть времени эти стеклянные мертвецы неподвижны, то их вполне реально заметить по исходящему фону. В ином случае… только визуально.
Очень скоро встретилось первое подтверждение правильности моих действий. Вдалеке замаячил едва заметный энергетический силуэт… Жаль только, недолго он торчал на месте. Тварь, должно быть, почувствовала мое присутствие. Но на этот раз я был готов и мгновенно ушел на самую высокую скорость восприятия. Нет, рубить сразу я не стану... Лучше провести пару экспериментов. Вот сюда движется, разгоняя мрак, очень похожая на первую кристальная фигура. Разве что эта раньше явно была женщиной. Волна, еще одна… следующая… тварь уже всего в трех десятках метров от меня. Мой первый всплеск не нанес ей никакого видимого вреда. Но немалую часть энергии эта сволочь поглотила и чуть ускорилась… чтобы тут же попасть под вторую волну. Опять схожий результат. Я уже потянул руку к клинку, когда бывшая эльфийка влетела, наконец, в мой последний огненный вал. Очень странно было наблюдать, как ее уродливое тело вдруг начинает медленно разлетаться на мельчайшие частицы… Для меня все выглядело именно так. А вот на деле я имел все шансы быть изрядно посеченным этими песчинками. Но на этот раз щит вполне успешно справился со своей задачей.
Так, и какой вывод? У поглощения есть предел. Ясно, почему твари не приближаются к пересечению, там вполне можно лопнуть от переедания. И ограничивать себя они физически не умеют… Или мозгов на это не хватает, если от этого органа там вообще хоть что-то осталось.
Еще несколько лог я прошел в относительном спокойствии. Пока впереди, у изгиба русла не замаячила очередная каверна. Уже находясь рядом с ней, обнаружил, что чуть дальше пересекается пара силовых линий. Конечно, настоящим источником это не назвать… Но, должно быть, для кристаллических мертвяков в самый раз.
Эта догадка оказалась тоже верна, пещеру оккупировали около пяти десятков размытых силуэтов, за которыми я наблюдал, укрывшись за крупным валуном. Все твари сидели на земле в позе эмбриона и потихоньку впитывали энергию из окружающего пространства. Меня они пока замечать явно не очень желали, верно, им хватало и того, что дает пересечение. Еще один фактик в копилку знаний… Те две твари могли быть отставшими от основной группы эльфов, которая попала под раздачу уже здесь. То есть где издохли, там и остались на веки. Иначе все бы собрались у кормушки. Ладно, с этими господами тоже нужно разобраться…
Друже голем, твой выход. Плету заклинание, наполняю его силой… Ага, зашевелились! Почувствовали мои действия. Но поздно, большую часть прохода закупорил красный фонтан. А прямо на него уже несутся первые стекляшки. Я же в темпе отступаю назад. Жидкие кулаки моего создания, конечно, вполне способны разбить десяток-другой, но рано или поздно энергия, заложенная в голема, изойдет…
О, уже изошла. Нового создавать, похоже, бессмысленно. Резко разворачиваюсь, посылаю вдоль русла подряд несколько волн… Не меньше пяти тварей разлетаются на осколки. Но есть еще те, которые скачут сюда прямо по своду. Делаю рывок назад, рассчитывая чуть увеличить дистанцию, однако несколько особо прытких стекляшек почти не отстают от меня. Кстати, возможно, следовало просто на всех парах драпать, до тех пор пока у них батарейки не кончатся, вместо того чтобы подкармливать своими заклинаниями… Поздно что-то менять. Вот сверху падает первый кандидат на разбивку. Шаг в сторону и сильный удар наотмашь с разворотом. Бывший хид’ара тут же улетает прямиком в воду. Но сзади ко мне теперь тянет костлявые ручки другой. Не оборачиваясь колю его зажатым в левой руке клинком и в тот же миг совершаю прыжок вперед, прямо на пару новеньких. Приземление, перекат, я между ними. Двойной взмах рассекает тварей напополам. Хрупкие попались, однако! Остальным до меня еще метров пятнадцать. Трачу с секунду, чтобы опять повернуться и разогнаться…
Несколько стуков сердца. Оглядываюсь… Похоже, они действительно теряют энергию. Ждать… Вот в последней надежде достать до меня сюда с вполне человеческой скоростью бегут аж три десятка стекляшек. Причем численность их медленно сокращается, самые растратившиеся отстают и падают наземь… но не прекращают ползти. Значит, можно всласть поработать клинками.
«На самом деле я почти не испытываю удовольствия от этой схватки. Они слишком тупы и совершенно бескровны». – пожаловалась мне вдруг глефа.
«А я, значит, должен искать тебе невообразимо умных профессоров и гениальных стратегов с тактиками? Кушай что дают!» – мысленно ответил ей я, рассекая трескающееся тело очередного кристального мертвеца.
Сейчас меня окружала слабая и ни на что не способная толпа, бездумно прущая прямо в сердце стремительного вихря лезвий, который можно было наблюдать со стороны. Исход драки не изменило даже то, что я начал быстро уставать, а истощенные твари изредка умудрялись вытянуть крохи силы из моей ауры. Последние удары, и вот наконец все кончено. Привычно осматриваюсь по сторонам в поиске возможной угрозы… В обе стороны русла одна лишь пустота.
А мою бедную головушку уже сжимают тиски жуткой головной боли… Мать жеж вашу!
Минут тридцать просто сидел на земле, боясь пошевелиться. Потом стало чуть легче, и я полез своими заметно трясущимися руками в сумку, рассчитывая добыть там нечто съедобное. Как назло, сухпай почему-то оказался в самом низу, и к моменту завершения «охоты» внутри черепной коробки словно разразился хор колоколов… Перекус пришлось отложить до лучших времен.
Окончательно придя в себя и жадно уничтожив немалую часть своих запасов, я быстрым шагом двинулся обратно к месту обитания стекляшек. Так или иначе, нужно было убедиться, что никто больше не будет нападать на нас из темноты. Довольно скоро оказался в той самой пещере с пересечением пары силовых линий. Обвел взглядом каждый валун, но ничего интересного не обнаружил… Кроме того, что дальше прохода здесь нет. У одной из дальних стен воды подземной реки просто били бурным потоком меж исполинских камней. Если там и можно будет пролезть, то разве что с помощью горы динамита. Так что можно смело возвращаться… Хотя нет, стоп! Кольцо.
– Да, Ал? С кем ты сражался? Я чувствовала твою злобу… – обеспокоенно спросила мгновенно откликнувшаяся дракона.
– С ветеранами былых сражений. Отлично сохранились эти ушастые, кстати. Не волнуйся, все в порядке. Можешь сказать, где я сейчас?
– Примерно сорок лог на северо-восток от башни. – не задумываясь ответила Фаэйра.
– О, неплохо мы отмахали! Ладно, запомни место. Дальше нам не пройти, так что гномам придется рыть именно здесь. Глубину пока не знаю, сообщим чуть позже. И дня через два-три ждите нас на поверхности. Так что пока можешь сворачивать свою вахту.
– Здесь над тобой прекрасное нагромождение скал. Подойдет в качестве легенды для раскопок, если кто-то ими все же заинтересуется. Например, купцы Озгорода или хид’ара. – довольным голосом поведала моя жена.
– Ну и отлично. Гномам будет достаточно придумать красивую сказку о некоем полезном ископаемом, которое они тут якобы ищут. – чуть усмехнувшись, подытожил я.



Сообщение отредактировал Dragorun - Вторник, 26.04.2011, 00:27
 все сообщения
mifДата: Суббота, 23.04.2011, 10:03 | Сообщение # 29
подъесаул
Группа: Участники
Сообщений: 722
Награды: 6
Статус: Offline
Отправил вычитку на мыло
 все сообщения
DragorunДата: Вторник, 26.04.2011, 00:29 | Сообщение # 30
урядник
Группа: Участники
Сообщений: 83
Награды: 3
Статус: Offline
Назад к спутникам вернулся как раз к тому моменту, когда они обустраивались на ночлег. Салтмир, завидев издалека мой силуэт, поднял дикий вопль, решив, видно, что по его душу пришла очередная тварь. Но Гирин быстро успокоил землемера, отвесив тому превосходную оплеуху. Как только дисциплина была окончательно восстановлена, я кратко поведал о том, что уже завтра с нашим заданием вполне реально покончить, благо твари вроде как изведены под корень. Эти слова были восприняты с немалым энтузиазмом, и наш маленький отряд спокойно отошел ко сну.
После побудки мы потратили всего-то четыре часа на то, чтобы провести в конечной точке маршрута аж двадцать минут. Дальше последовала короткая реплика перемазанного в каменной пыли геодезиста: «Пятая часть логи, может, чуть больше». И обратный путь. С уклона топать всегда проще, поэтому до расщелины, ведущей наверх, добрались всего в одну ночевку. Еще полдня мы потратили на подъем, пока, наконец, не выбрались под вечернее небо… Предварительно убедившись в отсутствии лишних глаз. На чистом энтузиазме доковыляли до лагеря. Уставшие гномы тут же завалились спать, позабыв даже о еде, а вот мне пришлось вытерпеть ритуал бурной встречи в исполнении огромной волчицы и не менее огромной драконы, пускай последняя весьма умело прикидывалась изящной эльфийкой.
А утром, проснувшись раньше остальных, я растолкал Фаэйру и, отойдя с ней чуть поодаль от лагеря, завел разговор о том, как вообще жить дальше.
– Возвращаться к Нортмиру не вижу особого смысла. Конечно, жаль, что не удалось научиться разговаривать на гномском, как на родном, но это мне и не нужно. Думаю, нам следует посетить Озгород и присмотреться к тамошним верхам. Как думаешь?
– Смысл есть… Но мне тогда придется опять покинуть Крыло. – чуть задумавшись, ответила моя супруга.
– Все равно, до родов тебе на кряже часто появляться не следует. Мы не знаем, сколько конкретно продлится беременность, и что-то мне подсказывает, будто драконы об обязанностях повитух имеют самые смутные познания. А…
– А знать о самом факте беременности им вообще не стоит. – закончила мысль Фаэйра и после короткой паузы продолжила: – В Крыле за главного я оставлю Унарриса – моего помощника. Хотя именно ему сказать придется… Иначе он своим умом дойдет до верной мысли… Только дай мне свободную пару связных амулетов, я же научу этого дракона ими пользоваться.
– Эх, знал бы, что придется так транжирить разговорники, заставил бы Ластарха наделать эдак с три десятка. – пробормотал я, разворачиваясь и шагая обратно к лагерю.
Общий подъем, плотный завтрак, последние наказы… Гномы двинулись обратно в горы с вестями, Фаэйра чуть погодя улетела к своему кряжу, мне же в компании с Хашаррой и конем жены пришлось нагрузиться припасами и выступать на север, к леднику. Вдоль самой его границы шла небольшая торговая дорога, проложенная между Седыми Горами и княжеством Озгородским. Именно на нее я и рассчитывал выйти в течение примерно трех суток. Большую часть этого времени совершенно тупо глазел на окружающую первозданную природу, иногда размышляя на тему: «чем заняться по прибытии в Озгород?» Стоит ли сразу устанавливать контакт с тем шпиком по имени Идитир, или есть способы поглазеть на князя Имитра Озевича, не ставя никого в известность? Да и весомым «кнутом» обзавести стоит для начала…
А вот последний день я провел уже не в одиночку. Дракона достаточно быстро разобралась со своими делами и свалилась на голову, будучи в отличном настроении. Хотя оно у нее последнее время вообще не портится… А еще она как-то заговорщицки улыбалась и странно поглядывала в мою сторону, на все недоуменные вопросы отвечая одно:
– Скоро сам увидишь.
Всего два десятка лог, и я действительно увидел. Огромная почти отвесная стена льда грандиозной массой возвышающаяся над хвойными лесами… Здесь только начинается осень, вокруг еще зеленеет трава, а там воздух заполняют непроницаемые взглядом метели да вьюги. И это только то, что можно было оценить издали. Вот когда мы наконец ступили на дорогу… Которая, как оказалось, была зажата в узком свободном пространстве между ледником и деревьями. Только тогда до меня, наконец, дошло…
– Это не природное явление.
– Здесь я ничего сказать не могу. Мы, драконы, опасаемся залетать в пространство над ледником. Жуткий холод не столь опасен, как белая пелена, заполняющая все вокруг. Там просто невозможно увидеть небо и землю. – поведала Фаэйра, остановившая своего коня рядом со мной.
– Тогда точно. Ты холод чувствуешь? Я нет. Здесь тепло. А через сотню-другую шагов… плюнешь – наземь сосулька упадет. Наверное. Природа такой бред по своему желанию не создаст, тут явно кто-то постарался. И это не снежные эльфы. – заявил в ответ я и направил Хашарру по дороге на запад. Поразмышлять о чудесах можно и не стоя на месте, словно памятник. С открытым ртом.
Довольно быстро выяснилось, что тракт, стелящийся под ногами, достаточно оживлен, для ничейных земель, конечно. Иногда мы обгоняли повозки, груженные, должно быть, гномскими товарами да встречали торговцев, везущих в горы зерно или ткани. Но к вечеру я с некоторым изумлением узнал, что путь пользуется популярностью не у одних торгашей… И полуорки, изредка забредающие в эти места, здесь совсем ни при чем. Началось все с того что до меня донеслись откуда-то сзади-сверху звуки, похожие на речь драконов. Задрав голову, обнаружил, что это отнюдь не глюки. Достаточно низко, почти касаясь макушек деревьев, над нами пронеслось несколько идущих парами владык неба. Сосчитать их я, может, и не успел, но вот цвет чешуи разглядел неплохо. Она была желто-бурой…
– Защитники Песчаного Крыла… Кажется, семеро и один вестник. Направляются, похоже, на кряж белых. – прокомментировала это воздушное представление Фаэйра. – Мы сейчас находимся под одним из самых часто используемых драконами путей.
– И где обитают песчаные?
– Плато на юго-востоке от Моря Младшего. Странно, мне они до сих пор не ответили… И мой вестник не вернулся. Что защитники их Крыла забыли у Аррирата? – чуть зло прошептала моя жена. Но продолжить эту мысль ей не дали. Впереди высоко в небе появились все те же драконы. Они возвращались.
Мы же в момент спрыгнули с животных на землю и окутались защитой. Уж чужой огонь-то наши щиты вполне способны поглотить, без особых затруднений. Так что ящеркам придется лезть в рукопашку… И это будет просто бесценный опыт, получать который я, однако, пока не собираюсь. А намерения песчаных через несколько секунд стали окончательно ясны, ведь они всей гурьбой начали снижаться прямо на наши головы. Фаэйра только успела как следует ударить коня по крупу, дабы тот свалил подальше, когда первый бесформенный сгусток огня ударил в землю чуть справа от меня. Рано жарить начали! Коротко взглянув вверх, я сплел четыре стрелы и веером направил их в опустившегося ниже остальных дракона… Пара мгновений, быстро смещаюсь ближе к леднику… А рядом раздаются новые взрывы. Так, похоже, моя посылка пришла по адресу. Песчаный вдруг резко задергал одним крылом и начал пикировать прямиком к земле.
Счет открыт, жалею об одном – это был меньший из них. Должно быть, тот самый вестник. Остальные то ли не заметили потери, или же наоборот из-за нее разъярились… Новые смертники стали подлетать ближе в надежде достать-таки юркую цель. Они кружились вокруг, словно водоворот… И вполне закономерно, что кое-кому удача улыбнулась, в некотором смысле. Про щит-то они не знали. Ну а я обрел два махоньких неудобства – невозможность нормально прицелиться, когда вокруг пляшет огонь, и подросшую до уровня крутой баньки окружающую температуру. Когда, вновь сместившись, вышел из этого локального ада, краем глаза заметил, что Фаэйра уже давно в воздухе и вот-вот распорет какому-то невнимательному дракону крыло зажатым в чешуйчатой ручке кинжальчиком. Короткая радость успешного удара, еще один падающий вниз беспомощный инвалид…
Так, хватит прислушиваться. Выбираю очередную цель и вновь запускаю стрелы, теперь уже прямо в морду совсем обнаглевшему песчаному. Еле успеваю пригнуться к земле, когда туша уже явно мертвого ящера проносится у меня над спиной, задевая нижними конечностями сферу щита. Не обращаю внимания на звук рухнувшей позади массы, рывок на десяток метров вперед, разворачиваюсь… Вот на меня пикирует еще один идиот. Стрелы… мимо, слишком быстро. Дракон резко затормаживает свое падение и в тот же миг оказывается на земле чуть слева… вот уже он совершает прыжок в надежде достать меня своими когтями, я же еле успеваю отклониться от удара медленно обугливающейся конечности. Неудержимый рев боли… владыка неба отскакивает назад и неверяще смотрит на передние лапы. Один удар сердца, ухожу вбок от него, левая рука выхватывает клинок из ножен… На огромной скорости проскальзываю прямо под мордой дракона выставив Разящую вверх.
«Спасибо, что не забыл обо мне». – едко прозвенело оружие.
«Не стоит благодарности, ведь тобою было воспользоваться проще, чем добивать его кучей стрел. После них он мог прожить достаточно долго, чтобы успеть сделать некую пакость». – не менее едко ответил я.
«Вот оно что. Я-то было уже решила, что ты захотел порадовать свою боевую подругу».
«Можешь считать и так, просто твоя радость совпала с рациональным решением».
Так, а женушка тем временем сумела свою парочку с небес на землю спустить. И теперь устроила в воздухе настоящий балет, удирая от последних двух песчаных. То-то я смотрю, по земле никто больше не долбит. Хотя эти товарищи могут гоняться за юркой миниатюрной Фаэйрой до нового пришествия Соларна… Кстати, надо будет при случае поинтересоваться у кого-нибудь, что именно означает эта фраза… Вот дракона резко взмывает вверх, чуть не сталкивая преследователей лбами… Короткий прямой полет параллельно леднику, резкое пике. Защитники устремляются следом, а я создаю новую четверку стрел и запускаю их на упреждение. Три удара сердца... Моя стрела все же чуть задевает одного дракона где-то у задней конечности, и он на некоторое время теряет контроль над собой… Супруга тем временем вновь изменяет направление у самой земли и, сделав петлю, оказывается позади своих преследователей, резко складывает крылья и в падении ударяет растерявшегося непострадавшего песчаного по перепонкам. Я же устремляюсь прямиком к месту, где этот неудачник должен упасть. Высота для дракона не слишком велика, а значит он имеет все шансы отделаться несколькими переломанными костями.
И верно, дракон остался жив. Даже вяло попытался плюнуть в мою сторону очередной порцией пламени. Но Разящая его упокоила, пробив череп ящера, завалившегося на бок при ударе о землю. Оглянувшись. я приметил, что супруга шинкует многочисленными жалящими ударами кинжалов не способного к толковому сопротивлению последнего защитника… Похоже, он пытается прохрипеть что-то сквозь зубы… Просит пощады? Должно быть, угадал. Фаэйра вдруг резко взмахнув крыльями, отскакивает за спину песчаному, а из земли в тот же миг вырываются ее корни и обвивают израненного дракона.
– Решила устроить допрос? – спросил я жену, сразу как успокоил дыхание.
– Да. Хотя он не слишком нужен, и так все ясно. Зато конкретно этот песчаник умрет мучительной смертью. Вон за то. – и она указала рукой куда-то в сторону.
Проследив направление, обнаружил у кромки леса чей-то обугленный труп… Конь? Опять? Так, похоже, Хашарре придется тащить двойной вес. Кстати, где она? Помню, как волчица сменила облик… и больше я ее не видел. Ладно, если жива – найдется.
– Почему вы напали на нас? – задала дракона свой первый вопрос, стоя так, чтобы защитник не мог повернуть к ней свою пасть.
– Две недели назад… к нам прибыл вестник… белых. Он предложил союз против твоего Крыла, Онретарр. Описал… тебя. Чудовище… Вы захватили их самок… так сказал вестник. Еще он сказал, что ты полюбила бескрылого… тем самым опозорив всю нашу расу. Я вижу, это была не ложь. – на ломаном эльфийском поведал дракон.
– Зато все остальное сплошное вранье. Ты знаешь, что напал на беременную самку? Ничтожество! Что вам обещал Аррират?! – зло прокричала Фаэйра.
– Ты… несешь жизнь? Не верю… Если это так, то позор мне и всем нам… А вестник предложил разделить всех ваших самок… он сказал, что у Ониксового Крыла их почти пять десятков…
– Девятнадцать из них сейчас у Аррирата. У меня же его пятнадцать белых… Стой-ка, самцов вы договорились просто перебить?!
– Нет, еще не договорились. Наш вестник… должен был прибыть на их кряж. Вместе с нами… защитниками. Песчаное Крыло направило… половину лучших своих. И вы… нас… словно только что вылупившихся несмышленышей! Как?! – чуть не плача, словно от обиды, проговорил дракон.
– Значит у вас четырнадцать защитников? А сколько тогда всего драконов в Песчаном Крыле? – непонимающе спросил я.
– Насколько мне известно, их около пяти десятков. Половина самки. Еще с десяток вестников – самые быстрые и выносливые, но не слишком умелые в битвах драконы. – ответила вместо пленника жена и продолжила свой допрос: – Как вы догадались, что это именно я?
– Гутарруар, наш вестник…. У него очень тонкий слух. Он услышал твою речь и быстро понял. Ты забыла, ведь я сказал, что Аррират описал тебя нам… Оба облика.
– Вот только мою вторую ипостась он видеть не мог. Хм, кажется, на этот счет просто проболтался кто-то из моих… Возможно. Защитник, что ты станешь делать, если я тебя отпущу?
– Постараюсь вернуться домой. Эти… корни сломали мои крылья. Так что только месяц мне придется прятаться в лесах в ожидая, когда кости срастутся. Но я хорошо стреляю из своего арбалета, в другой… ипостаси. Смогу прокормить себя. – с надеждой в голосе проговорил дракон.
– Где арбалетом-то разжился? – вновь влез с вопросом я.
– В Эрраджабе, купил на рынке у людей. – тут же ответил пленник.
– А что ты скажешь своим? – спросила его Фаэйра.
– Правду. Что ты и состоящий в паре с тобой убили всех нас… Я не буду настраивать Крыло против тебя и других Ониксовых… Теперь это бессмысленно. Что смогут сделать оставшиеся семь наших защитников с тремя десятками твоих?..
– А белые? Сколько в случае чего могут выставить они? – осведомился я.
– У Аррирата где-то восемьдесят драконов… но он отдал мне всех имеющихся белых самок, остальные из других Крыльев. Защитник, сколько у него ваших? Отвечай!
– Сейчас двенадцать. Столько же белых у нас. – безразличным голосом ответил он.
– Еще примерно десяток… сомневаюсь, что они в другом Крыле. Значит, самое большее, те же тридцать защитников у Аррирата… – но тут Фаэйру прервал громкий вой Хашарры, появившейся, наконец, из леса. Демоническая гончая стояла сейчас у самой его границы и внимательно смотрела на меня…
– Мне кажется, она где-то живого дракона нашла. – выдал комментарий я.
– Пойдем посмотрим. – кивнула моя жена.
А уже через десять минут мы внимательно осматривали издали полуживого песчаного. У него было прожжено крыло и переломаны конечности, а из тела торчали многочисленные обломки деревьев… Перед нами был вестник. С презрительной усмешкой дракона создала новые корни, обхватившие тело едва шевелящегося владыки неба, а через пару мгновений по лесу пронесся полный боли и отчаяния крик умирающего. Вернувшись же обратно к пленнику, я обнаружил, что он больше не скован, но дракон сам не сдвинулся с места. Завидев нас, он медленно повернул голову и обреченно произнес:
– Решай мою судьбу скорее, Онретарр.
– Я уже решила. За тебя умер ваш вестник. Ты свободен, но! Если в течение полугода на мой кряж не прибудут десять ваших самок, обещаю – я возьму их силой, а о Песчаном Крыле будут лишь вспоминать! Потому как оно просто погибнет. Это плата за нападение. Это плата за жизнь моего вестника. И ты, защитник, обязан выжить, чтобы сообщить своим эти слова… Пойдем, Ал’Крояр.



Сообщение отредактировал Dragorun - Суббота, 07.05.2011, 03:04
 все сообщения
Форум Дружины » Литературный раздел » тексты Dragorunа » Отражение Мира, вторая книга. (Продолжение писанины с кучей штампов.)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2018