Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Модератор форума: al1618  
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Тени Прерии (Проект "Прерия", фанфик)
Тени Прерии
КержакДата: Воскресенье, 03.07.2011, 09:06 | Сообщение # 61
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Ведь герои al1618, осуществили самую настоящую агрессию. Я не про изъятие части добычи, а про демонстрацию "кто здесь хозяин"

именно.
нагло и беззастенчиво лезут в чужие дела, поределяют жизнь целой планеты...
словно играют с живыми игрушками - хомячками, по термину автора (для хищного разумного существа напоминающего росомаху - хомячок - это объект охоты и жертва, с которой можно поиграть перед съедением или дать щенкам потренироваться....
а для человека - скорее домашний любимец... есть которого в голову не приходит
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 03.07.2011, 09:11 | Сообщение # 62
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Кержак)
нагло и беззастенчиво лезут в чужие дела,
Подтверждаю. Именно это и возмущает меня, также, как и Вас. И заставляет поверить Автору.
Ох, и непростая планета, это Прерия!
Кстати, Вы же сами намекали, что речь в эпизоде пойдёт не об охоте, а о выяснении того, кто здесь хозяин. Потому я и восхищаюсь тем, как мастерски отыграл Ваш посыл Ал.


Зануда. Незлой

Сообщение отредактировал Сергей_Калашников - Воскресенье, 03.07.2011, 09:13
 все сообщения
КержакДата: Воскресенье, 03.07.2011, 09:15 | Сообщение # 63
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
Сергей_Калашников, забавно.... ну как можно так смотерть на отношения с природой?
не понимаю....
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 03.07.2011, 14:29 | Сообщение # 64
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Кержак)
ну как можно так смотерть на отношения с природой?
Долго размышлял над поставленным вопросом. Прошу дополнительных вводных.
То есть, удалось понять, что если инопланетяне отогнали зверьё от юношей со стрелялками, которые то ли поохотиться решили (нет бы бутерброды из дому прихватить), то ли доказать, что они тут самые-самые, так эти инопланетяне к природе плохо относятся?
Или я неверно понял?


Зануда. Незлой
 все сообщения
КержакДата: Воскресенье, 03.07.2011, 14:38 | Сообщение # 65
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
кого и кто и куда отгонял?
ничего этого не было.
ребята ни на ког не охотились а просто хотели понять куда попали и кто тут рулевой.
узнав следы фурии, озадачились и слегка растерялись.
один - не спав уже полтора суток - просто от усталости отрубился, а второй деятельно взялся навести оборону. а потом и речка его приманила к себе. приготовить обед - святое дело.

в итоге - встреча с зверем, который в некотором роде воплощает саму Прерию - ее силу, самостоятельность и не агрессивную, но ощутимую линию - вы люди пока что только гости, и чтобы стать хозяевами, вы должны понять нас, полюбить и принять нас. вот тогда и станете хозяевами. и то хозяевами не самодурными а бережными и разумными, уважающими Прерию, потому что только так и должен поступать и мыслить хозяин...
вы почитайте рассказы Велкана и Сноудога - вот там четко понятно - кто такие хозяева тайги... сколько у них трепетного уважения и непоказной, настоящей любви к природе, сколько восхищения ею...
думал что это все и так понятно из текста... жаль, значит я бездарь полнейший....
что грустно
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 03.07.2011, 15:10 | Сообщение # 66
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Кержак)
значит я бездарь полнейший.
Ничего подобного даже и не думайте. Просто многовариантность мира, хоть нашего, хоть нами сочиняемого, воспринимаются нами по-разному. Это опять же оттого, что и восприятия людей многообразны.
Сам-то я с тайгой знаком не особенно - только Средний Урал и не дальше 20 км от жилья. Зато пойму нижнего течения Волги знаю хорошо. А там хозяина нет, там сама Река раз в год, в половодье, наводит порядок, чтобы жили змеи и черепахи, ну и рыбы плавали...


Зануда. Незлой
 все сообщения
КержакДата: Воскресенье, 03.07.2011, 15:13 | Сообщение # 67
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
думаю, ключ к ситуации в том что сценка вышла у меня такая - задевательная... вот и задела каждого по разному...
каждый нашел свое.
я как автор - свое.
 все сообщения
VelkanДата: Воскресенье, 03.07.2011, 15:30 | Сообщение # 68
Охотник и рыбак
Группа: Модераторы
Сообщений: 3809
Награды: 13
Статус: Offline
Кержак, Сценка нормальная. При этом из жизни smile То что не верят... Каждому свое smile Я тоже не верил как то что медведь спокойно шерстит помойки геологов... Его даже не смущает присутствие людей со стволами.


Делай что должно, случится чему суждено.
 все сообщения
КержакДата: Воскресенье, 03.07.2011, 15:40 | Сообщение # 69
Батько
Группа: Атаман-отставник
Сообщений: 16021
Награды: 39
Статус: Offline
в том и суть...
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 03.07.2011, 19:51 | Сообщение # 70
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (Кержак)
сценка вышла такая - задевательная
Вот ведь опять - чисто вопрос восприятия.
Да, корябнуло. Так Ал и по мне корябнул. Кстати, заметно сильнее, чем по Вашим персам. Мне теперь всю стратегию поведения героев гнуть по новой кривой. Но это же интересно! Не по рельсам же путь идёт, а в заданном направлении.
Мне вот сейчас, скажем, надо Главного Героя срочно менять. Не насовсем, а на период, пока Делла пустырничает.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 04.07.2011, 00:26 | Сообщение # 71
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Мне теперь всю стратегию поведения героев гнуть по новой кривой.

Стоп стоп - ничего гнуть не надо - это фанфик, тем более построенный специально так что вообще ничего не задевает.
Quote (Сергей_Калашников)
То есть, удалось понять, что если инопланетяне отогнали зверьё от юношей со стрелялками, которые то ли поохотиться решили (нет бы бутерброды из дому прихватить), то ли доказать, что они тут самые-самые, так эти инопланетяне к природе плохо относятся?
Или я неверно понял?

не совсем.
описанная цивилизация - действительно уникальна, она задумывалась как такая, что смогла выйти в космос не потеряв ни связи с природой, ни естественной еще для доисторического периода социальной организации.
Поэтому на каждый уровень связи они реагируют соответственно - фурь не пристрелили, а просто "подвинули" с части территории решив дело дракой "на равных", в дела земли - вмешивались минимально и незаметно, даже в критической ситуации оттягивая момент применения силы на самый крайний случай.
К детенышам той же фури судя по всему привязались - раз подкармливали.
А дальше - идет конфликт, потому что фурь как раз решила поучить молодняк загонной охоте на вновь прибывших.
Quote

А ушки время от время проглядывавшие из травы, единственное, что выдавало присутствие заинтересованных в обеде молодых растущих организмов, потому как полосатые шкурки замечательно скрывали своих обладателей – если конечно в тепловом диапазоне видеть не умеешь, тем временем образовали подкову.
И кому, в этой древней игре предстоит быть оленем, сомнений не было, ни малейших. Счас они выпрыгнут, да и погонять ошеломленную добычу покусывая за ноги в сторону занявшей свое место на дереве мамаши. Причем отобьют от стада самого перепуганного, вот на него она и обрушится - работая когтями со скоростью мельницы и не давая ни мига, чтобы опомнится и начать сопротивляться.

И встал вопрос - или стрелять в детенышей или применять средства которые явно покажут присутствие в долине не просто посторонних, но весьма хорошо технически подготовленных. Этот вопрос в итоге удалось разрешить довольно удачно - и зверье отогнали и себя не обнаружили.
После чего - второй из звена отправляется за рыбой совмещая "приятное с полезным" - и подругу порадовать, и показать присутствующим что они далеко не цари природы, а вот ведут себя через чур беспечно. При этом сам - действует ничуть не лучше, просто подставившись под удар, за что и получил.
Что касается "хомячков" то это производная от "Хомо", а вот признать право на вторую часть определения - "разумность", тут проявляется юношеский максимализм (отношение у взрослого - заметно другое, он вообще похоже не различает "своих" детей от чужих). Сами пришельцы происходят с планеты с куда как более активной биосферой (о чем можно догадаться раз Прерию называют "курорт") и не подвергшейся тотальному истреблению опасных видов как на Земле, и столь беспечное отношение Тока и Бэра к вопросам безопасности и друг другу - их просто коробит, но и вызывает желание защитить.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 04.07.2011, 05:46 | Сообщение # 72
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
al1618, спасибо за растолковку. Ваши герои сразу показались мне духовно близкими героям моего "Странного мира". Только Ваши - мудрее. Их опыт обширней, а общество сбалансированней.
А вообще мир Прерии оживает. Смотришь на него глазами Подковы, Велкана, Лукдримки - и всё, как по-настоящему. Теперь вот такой прищуренный взгляд из заоблачной выси...


Зануда. Незлой
 все сообщения
VelkanДата: Понедельник, 04.07.2011, 07:08 | Сообщение # 73
Охотник и рыбак
Группа: Модераторы
Сообщений: 3809
Награды: 13
Статус: Offline
al1618, Сейча сижу на работе и перечитал. Посмеялся вволю. Ок, нельзя зацикливаться. Порой надо и расслабиться.


Делай что должно, случится чему суждено.
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 04.07.2011, 07:33 | Сообщение # 74
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Velkan, спасибо.
рад что понравилось wink


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 28.07.2011, 22:32 | Сообщение # 75
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Продолжение фанфика smile
пересечка с Калашниковым - 16 главой "Внученьки" правда самой пересечки пока и нет - готовимся smile
Цирк приехал
Два самых страшных врага оперативного дежурного – расслабленность и напряжение. И не надо думать, что это совершенно разные состояния. Это просто две стороны одной медали. Ты должен постоянно отслеживать изменение окружающий обстановки и быть готов действовать сообразно ее, в любой момент, в любую секунду. Но постоянно быть в напряжении невозможно, особенно когда под тобой раскинулась совершенно мирная и патриархальная планета. Весь «аборигенный» военный контингент которой сопоставим даже не зависшим рядом в режиме маскировки рейдером Десанта, а чуть не с персоналом орбитальной базы, «собачью вахту» на которой тебе предстоит стоять еще не менее восьмидесяти минут и пятьдесят четырех секунд.
Постепенно напряжение спадает, но это происходит незаметно. Разум не в силах занять себя реальностью, незаметно погружается в грезы и если действительно потребуются мгновенные действия за их адекватность не поручиться никто. Бороться с природой довольно бессмысленное занятие, проще поддаться. Многие находят выход в Игре.
Игра, по крайней мере, имеет ряд преимуществ перед прочими способами убить время на вахте. Она постоянно держит дежурного в тонусе, заставляет совершенствоваться в профессиональных навыках и смежных дисциплинах, контролировать обстановку и принимать сложные решения. Ну и самое главное – это время препровождение хоть и не одобряется официально, но в тоже время не запрещено уставом и регламентом службы. По тому, практически все оперативные дежурные увлечены этим занятием повально, кроме самых опытных - эти зубры не нуждаются ни в каких суррогатах, им даже той малости событий, что происходят во время дежурства вполне достаточно для полноценного ощущения биения жизни.
Зяблику сегодня не повезло, сначала было назначение на «собачью вахту». Пусть и самую короткую, зато и самую тяжелую, просто потому, что больше в этот момент ни в рубке, ни на других постах станции нет никого. Ответственность это совсем не малая для проходящего практику салаги, и вряд-ли кто-то доверил такой пост где угодно, кроме этой сонной планеты на которую и рейсовые космолеты залетают только раз в месяц от силы. Вторым неудачным совпадением было то, что у «соседей» пристыкованных на время профилактических работ к базе, сейчас шел аврал и, соответственно, за пультом дежурного сидел старпом, у которого и так своих дел было по горло, кроме как развлекать скучающего «системного дежурного».
Нет, конечно если попросить… Но уже от одной мысли об этом уши наливаются краской смущения, нет ему конечно не откажут, но уж лучше мы потихоньку да сами с собой.
Так что сегодня в окрестностях заштатной планетки Прерии кипел самый настоящий космический бой. В жаркой схватке сошлись две эскадренных группы такой мощи и состава даже четверть которого эта планета не видела за всю свою историю, но – все прекрасно знают, про маршальский жезл в ранце каждого солдата. А ведь на текущий момент Зяблик действительно являлся верховным командующим всеми военно-космическими силами данной системы – ложная скромность не для столь высокопоставленных особ.
Правда именно сейчас данная личность допустила ряд просчетов, в результате которых и сама она, и состояние системной обороны имело бледный вид. Планетарные штурмовики противника уже вышли на дистанцию удара по поверхности, его десант уже выполнил сброс с носителей и до того как первая волна окажется на поверхности оставались считанные десятки минут. Связанные боем с истребителями с двух ударных авианосцев противника остатки орбитальной группировки ничем не могли этому помешать, а отправленная для выполнения удара в тыл группировка из трех дредноутов и авианосца благодаря некоторым ротозеям попала в след апериодической кометы которую «верховный гавнокомандующий» умудрился прозевать. Последняя надежда спасти положение была демаскирована ударами «шрапнели» по щитам, блокирована «комариной атакой» тяжелых эсминцев и теперь могла протянуть разве что до того момента когда нападающие разберутся с планетой и найдут время чтобы уделить внимание этим недобиткам.
Одним словом – туши свет сливай воду. Так что внезапное появление из гиппера тяжелого крейсера карантинного флота было воспринято как подарок судьбы, точнее – генератора случайных чисел. Подлинное величие флотоводца в том и состоит, чтобы всегда быть готовым как к ударам судьбы, так и к ее подаркам. Буквально через миг после обмена сигналами опознавания на крейсер ушел перечень приоритетных целей – сначала космических, затем наземных. С крейсера пришла квитанция и растерянное:
- Есть… - И пространство вокруг вновь прибывшего корабля начало ощутимо менять свою метрику, как подтверждала аппаратура станции, подготовка к залпу шла полным ходом.
Окрыленный флотоводец, злорадно потирая лапки, вернулся к виртуальной схеме диспозиции, дабы полюбоваться разгромом своего противника. ТК карантинного флота – это ведь ОЧЕНЬ серьезно. Практически, против этого ужаса способного как уничтожить даже не планету – звезду, так и написать пару четверостиший на листе стали с расстояния в половину астрономической единицы не было никаких шансов. Нет, конечно, если подловить в засаду и атаковать с разных сторон, то шансы были, но теперь – еще секунду назад выигрышная позиция противника превращалась в смертельную ловушку.
Но триумфу великого флотоводца Зяблика не суждено было осуществиться, потому как тактическая голограмма системы еще секунды назад заполненная подбитыми и еще сражающимися кораблями теперь… была абсолютно пуста! Челюсть предательски отвисла, мозги не в силах были осознать происходящее и только короткий «мяв!» боевой тревоги заставил еще не опомнившегося Зяблика выдавить в канал испуганное:
- Отставить. – Голос от неожиданности выдал какой-то перепуганный писк придавленного мышонка но, тем не менее, был услышан и понят. С другой стороны канала связи ответили с немалым облегчением в голосе:
- Есть! – Оно и понятно, на крейсере-то берега не теряли, и хотя любой приказ оперативного дежурного были обязаны выполнить, вся бредовость ситуации им была ясна изначально.
- Заигрался…
- … Малыш?
Эта фраза, произнесенная одним голосом, но так будто человек находился одновременно и слева, и справа окончательно выбила из колеи. Тем более что оживший экран связи полностью подтверждал факт съезда крыши на новое место жительства - показав двойное изображение задорной трехцветной девчонки с белой «масочкой» вокруг глаз на симпотной мордашке.
Двойное изображение синхронно махнуло ушами, удивленно приподняло брови на вытаращившего глаза Зяблика, а потом, не видя реакции, посмотрело само на себя, что-бы весело фыркнуть и, совершив одинаковый кульбит ушами, заявить:
- Я Морэна!
- Я Морана!
И хором:
- Здравствуй, Зяблик!
После чего близняшки синхронно «сделали ручкой», та что слева – правой, а та что справа – левой. Потом также синхронно ему подмигнули левая - левым и правая - правым глазом. Не иначе как намекая на анекдот, в котором охотники насобачились охотиться на тигров ночью с фонарем. Ведь у тигра глаза хорошо отражают свет и можно стрелять точно между глаз. После чего тигры начали по ночам ходить зажмурив один глаз и исключительно парами.
Зяблик, борясь с желанием почесать «орган интуиции», проследил как тяжелый крейсер со скоростью и маневренностью делающей честь любому истребителю, нырнул за спутник, последний раз обменявшись с базой позывным и кодами экстренной связи. В эфире прозвучало опять хором – «До встречи, парнищще!» и корабль пропал с экранов слежения «нырнув» на «иные пласты бытия». Теперь даже для весьма неплохих сканеров развернутой стационарной сети он был невидим, до того момента как нанесет свой сокрушительный удар.
Воображение мигом нарисовало пару живописных сценок с участием «тапочек» и, разумеется, нашего великого флотоводца, аж сердце захлестнуло тоской от несбыточности свидания в реале. Ведь экипажи этого сокрушительного оружия никто и никогда не видел в увольнительных. И вообще, о службе в третьем карантинном флоте ходит масса небылиц, которые на самом деле часто являются правдой, на пример о том, что все тяжелые крейсера управляются экипажем всего из двух человек. О методах подготовки этих людей тоже ходит немало отвратительных слухов, которые вполне могут оказаться правдой.
По крайней мере, сам Зяблик не мог представить себе то, что вот две этих милашки, получив приказ, вполне могут уничтожить всю жизнь на планете, от бактерий и вирусов, до собак и младенцев. В это не хотелось верить, не смотря на то, что буквально пару минут назад он сам отдал приказ на применение этой мощи и вполне отчетливо зафиксировал начало его выполнения…
Мысль опять съехала с корабля на его экипаж, а потом – с забавных «масочек» на все, что расположено ниже, но вот именно в этот момент воображение решило вдруг «заземлить» романтическое настроение и вместо соблазнительной картины показало куда как более реальную. Где наш герой фигурировал уже в качестве пациента реанимационного отделения, и то верно – неудовлетворенная женщина страшная сила, а тут сразу две да еще совершенно одинаково мыслящих. Нет, пожалуй, стоит все же ставить перед собой реальные цели…
Если же поправить съехавшую на «вечном» вопросе (т.е. на, хм, женщинах) крышу и вернутся к исполнению прямых служебных обязанностей, то ситуация выглядела поганей некуда – в системе просто не было целей достойных для привлечения сил карантинного флота. Его и в «обычных» столкновениях с равным противником применяли очень редко, какого накала конфликты бы не случались. Этой «дубиной» предпочитали только помахивать, но никогда не пускали в ход. Все известные случаи применения «мизекордий» приходились на предотвращение «общепланетарных» опасностей, вроде разрушений астероидов и комет с неудачными траекториями или скажем, предотвращения превращения одной из планет-гигантов во вторую звезду.
Про боевое применение сил карантинного флота не в рамках акций устрашения или «принуждения к миру», а против других флотов или населенных планет точных сведений не было. Впрочем, удивительно если-б они были, ведь свидетелей со стороны противника, скорее всего, не будет, а любой о своем пусть и косвенном участии в таком деле – предпочтет молчать и забыть, если сможет. Впрочем, и таких свидетелей будет минимум – ведь особой помощи тому же ТК и не надо, вполне могут обойтись и своими силами…
Ну и если вернутся назад, к силам, то цели для прибывшего ТКК (тяжелого карантинного крейсера) в системе нет, точнее – пока нет. Но сам ТКК, да еще «залегший на дно» в наличии как раз имеется. Вывод – значит, скоро такая цель в системе вполне может появиться, а всем им – толи планете, толи базе и рейдеру выполняющим ее «прикрытие», предстоит играть роль сыра в этой мышеловке.
Тогда становится понятной странное полетное задание ТКК которое он сбросил пред «погружением» - «тренировка экипажа и прикрытие группы обучающихся на поверхности». Ведь «приманка» должна вести себя естественно и не вызвать подозрений до того момента как капкан захлопнется.
М-да, ситуевинка однако – вот и решай теперь, то ли давить на кнопку боевой тревоги и готовься к неизбежному, то ли поддержать «игру», ведь понятно что ставки в ней должны быть очень высоки. Мелькнула малодушная мысль – не принимать решения самому, а вызвав капитана переложить ответственность на него. Собственно это секундное колебание решило все. Ситуация окончательно вышла из под контроля, превратив дежурного, из человека принимающего судьбоносные решения, в простого наблюдателя.
Коротко рявкнул сигнал наблюдения за гиппером и в систему вывалился следующий гость. В этот раз обошлось без досадного недоразумения, дежурный был вполне готов к любым неприятностям. И они не замедлили последовать, хотя гость оказался не «лидером» флота вторжения неизвестной звездной империи, и не «звездой смерти» Предтеч или какой другой легендой дальнего космоса. Нет, пришедший не только прикидывался, но и являлся стандартным транспортником «по дороге» закинувшим в систему очередную порцию детишек для прохождения «полевой практики».
Вот только интуиция вовсю орала, что «все не просто так» и как обычно – оказалась совершенно права. И если группа которая пошла «на выброс» никаких особых претензий не вызывала – один взрослый, двадцать штук ребятишек от десяти до двенадцати. То вот один из лихтеров внешней подвески транспортника оказался десантным рейдером «первого миротворческого флота».
Пока рейдер, включив маскировку, не спеша шел на сближение с орбитальной базой, Зяблик пробежал глазами сопроводиловку. Количество странностей нарастало как снежный ком – вместо обычной передачи прибывших под крыло десантников с орбитальной базы, данная группа явилась с собственным прикрытием. Базе же полагалось лишь «оказывать всемерную поддержку».
Ну и чем их еще можно поддержать если новоприбывшие имели в своем составе: группу разведки (читай авангард) в три десятка рыл, группу прикрытия (читай «зачистки») в пять десятков единиц, и группу «обеспечения отхода» (на сленге «занесения хвостов» или арьергард) двадцать спецов, а также – группу обеспечения связи и управления – еще двадцать единиц.
Послужной список любого из этого состава вызывал оторопь, а специализация – комплекс неполноценности, просто по тому, что половину этих профессий Зяблик попросту не знал. Как не крути – надо поднимать капитана, одно дело когда ситуация ясна и надо просто принять трудное решение, и совсем другое – когда не понимаешь ничего, в этом случае обращение к более знающему человеку самый разумный вариант.
Капитан, похоже, уже ждал этого решения под дверью рубки, потому как появился спустя две секунды после отправки вызова. Деликатный у нас капитан надо сказать, уважил. Выслушав немного сбивчивый доклад по событиям за время дежурства, кэп кивнул принимая на себя всю ответственность и выдал по всей базе сигнал который согласно древней традиции до сих пор называли «свистать всех наверх». Дождавшись ответов от постов, о готовности, кэп обратился к экипажу со следующими словами:
- Мальчики и девочки, сообщаю, что ваш отпуск досрочно завершен, впрягаемся и начинаем работать все двадцать пять часов в сутки. Дело в том, что к нам прибывают «дипломаты» и я ОЧЕНЬ огорчусь, если хоть секунда из вашего времени будет потрачена не на обмен опытом и приобретение новых знаний, которые для выполнения текущей задачи сами понимаете бесценны. Вопросы есть? Вопросов нет. Слушаем первое задание – расчетное время прибытия гостей, через один час двадцать минут. Чтобы к этому моменту вся база блестела как у кота… словом чтобы все было готово к достойному приему собратьев по оружию. Вперед орлы, родина смотрит на вас!
Капитан отключил «громкую» и откинувшись в ложементе вывел перед собой голограмму технического состояния базы, готовясь принимать рапорты от команды. Но потом бросил взгляд на Зяблика и совершенно неожиданно по мальчишески ему подмигнул.
- Не расстраивайся курсант, ты все сделал правильно, тебе просто не хватило знаний. «Дипломаты» совсем не небожители, хотя это именно их стараниями у нас теперь так мало работы по специальности. Но ведь и им надо учить свой молодняк, так что та стая что идет на поверхность это «группа первого контакта». Учебная, разумеется, но вот контакт будет самый что ни наесть настоящий и, сам понимаешь, на случай если дело в серьез пойдет «не так» нашей квалификации не хватит, да и их «обеспечению» тоже надо квалификацию поддерживать, вот и они заодно потренируются. Вопросы курсант?
- А как же…
- ТКК? Как и написано «для страховки», скорее всего «первый» и «третий» флоты тоже отрабатывают взаимодействие, но «на всякий пожарный» ТКК пусть в уголке постоит - им ведь не только орехи колоть можно, для ювелирной работы эта машинка вполне себе замечательно подходит. Ну а мы, как и сказано, будем «всемерно содействовать» не забывая о себе. Да и дипломаты, думаю, тоже не просто так сюда явились – может и нас подучить, а может чего серьезнее учебы намечается. Так что – держи хвост пистолетом, рутина заканчивается.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 28.07.2011, 22:34 | Сообщение # 76
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Летняя практика или дурдом на выезде
Седого, как и всегда перед выброской, трясло. По совершенно банальной причине – от страха. Такое проявление чувств явно не соответствовало высокому званию Учителя – мудрого, доброго, бесстрашного и т.д. нужное вписать. И для того чтобы не развеять данный образ следовало держать себя в руках, а то и принять парочку таблеток «пофигина», но это значило нарушить самое главное, а главное при работе с детьми – это искренность.
Главное – быть, а не казаться, от этих девятнадцати пар бусинок глаз не укроется ни какое твое движение души, а уж такие сильные эмоции как страх, любовь, радость скрывать бесполезно. Более того такое проявление чувств вызывает только большее уважение, ведь этим малышам тоже страшно, но еще больше они боятся выказать свой страх остальным, вот и скрывают его за бравадой или сосредоточенностью, и вид того, кто не боится свой страх показывать, почему-то вселяет в окружающих уверенность. А вот начни трескать таблетки, и в сердцах окружающих мигом поселится неуверенность, а там и до паники недалеко.
Боялся, впрочем, Седой не за себя. За себя он бояться перестал еще тридцать лет назад, когда раз и навсегда стал из Рыжика – Седым. Нечего опасаться тому, кто уже не один десяток лет живет в кредит. Но страх никогда не опускает человека полностью, судьба она большая выдумщица и, потеряв опасение за собственную шкуру, взамен можно запросто обрести в девятнадцать раз больше.
Вон они сидят – шкурки, ровно девятнадцать штук разной масти и окраса, к ним прилагается также девятнадцать пар разноцветных глазенок и, между прочим, девятнадцать любопытных носиков которые постоянно норовят сунутся во все щели навлекая тем самым неприятности на прочие части тела. Его группа, сколько их уже было за эти годы. Можно было бы сказать что бессчётно, да вот только ведь помнишь каждого из этой бесконечной череды детских мордочек, в которых уже совершенно четко проглядывают будущие черты взрослого человека.
Для кого-то он сейчас непререкаемый авторитет, некоторые – не доверяют ни чьим мнениям, все проверяя через сито собственных представлений, часть – нигилисты, отвергающие любые авторитеты просто из духа противоречия. Причем – один и тот же может побывать в любой роли по нескольку раз за день, десять-одиннадцать лет – замечательный возраст.
Время, когда с неспешностью прорастающего цветка начинают приобретать гранитную твердость черты характера. Время, когда начинает как бутон открываться по началу робкий интерес к друг-другу, еще не превратившийся в бешенную бурю чувств. Время, когда человек престает обезьянничать за старшими и начинает делать собственные ошибки.
В этот раз у него детская группа и соответственно «детская» планета, вот только планета об этом не знает и спрашивать за любую ошибку будет по настоящему, без скидок. И как дать возможность принимать собственные решения, но в тоже время сделать так, чтобы было все же кому сделать выводы из своих ошибок? А ответ как не странно прост – надо жить, самый лучший способ чему-то научить, это личный пример. Что до терзаний о нереализованных возможностях поступить по другому… то пусть они останутся личным делом учителя, новой седины в шерсть они все равно не добавят – некуда там добавлять.
Вот и сейчас приближается «момент истины» и то, что раньше казалось забавной шуткой, через пару минут перестанет быть таковой. Вон даже самые бесшабашные присмирели и начали взволновано ерзать в своих креслицах вдоль стен атмосферного челнока. Выброска – не шутка, а уж с учетом того что эти чертенята в этот раз придумали…
Взгляд внимательно обегает ставшими озабоченными мордашки, рядом и напротив, сразу возле аппарели сидят три его «хвостика» - помощники руководителя группы. Обычно это те, кого ни на секунду нельзя оставить без внимания, но в этот раз ему повезло – первый «хвостик» настоящая помощница. «Кнопка» уже вполне заслужила приставку «стальная» к прозвищу, очень рассудительная и волевая девочка и, что удивительно, воля ее не превращается в подавление окружающих. Из нее вырастет хороший «теневой» лидер любой группы, надежный как валун фундамент сплоченности любой команды.
Дальше лицом к друг-другу через узкий центральный проход сидят два оставшихся «хвостика», двойняшки Шило и Мыло. Это настоящее наказание для любого вожака. Обычно близнецы совершенно одинаковы, а тут черты характера четко распределились так что каждому достался удвоенный комплект. Например, непоседливость, любопытство, живость и бесшабашность достались сестре (да, да Шило - девочка), а рассеяность и задумчивая сосредоточенность – брату. При этом, оба как и положено близнецам, увлекаются одинаковыми идеями в результате чего результат любой порученной им задачи приобретает некоторую стохастичность, а уж если они за что-то берутся самостоятельно – «кто не спрятался я невиноват».
Последней сногсшибательной (буквально) работой этой парочки была техническая идея «скоростной» прочистки засоренности фановой системе на транспорте. Получив по «наряду вне очереди» за какую-то шалость эти двое своим недостаточно унылым видом не понравились карго, в результате чего получили «непыльную» работенку, по прочистке засорений фановой системы. Возится с тросиком, кислотой и прочим вооружением сантехника этим изобретателям показалось слишком скучно. И в результате чего у Мыла появилась идея по усовершенствованию системы, которую мигом реализовала его сестра – соединив фановую систему с магистралью воздуха высокого давления…
Засорения в результате оказались действительно ликвидированы, против этого не смогли возразить даже самые пристрастные члены комиссии по «разбору инцидента», вот только наши герои не совсем верно угадали направление в котором прошла прочистка. И хотя по схеме все «входы» системы были снабжены обратными клапанами, но вот состояние этих клапанов оставляло сильно желать лучшего… да и будь они совершенно новыми все равно ведь небыли рассчитаны на такое давление…
Вот тогда то все и узнали, что содержимое, скажем, сифона в мойке на камбузе если в него «дунуть» с противоположной стороны пятнадцатью атмосферами (а именно столько выходило даже с учетом максимального падения давления) забивается в такие щели куда и лезвие безопасной бритвы не проходит. В итоге, не смотря на всеобщий суточный аврал, корабль благоухал как нечто среднее между хлевом и помойной ямой, а спать приходилось затыкая ноздри ватой с пропиткой.
Близнецы и тут не обошлись без усовершенствований, в результате чего вся команда временно перебралась в спасательные шлюпки и ремонтный ангар, они имели замкнутую систему циркуляции воздуха и независимую систему удаления отходов, в результате чего не попали в зону поражения. Так что если продуть, как следует свежим кислородом, то спать можно было вполне.
Самое смешное, после того как страсти улеглись, результаты «испытания» нового способа очистки были признаны «удовлетворительными», а усовершенствованную конструкцию предложили к массовым испытаниям.
Остальные восемь пар, расположившиеся влево по проходу в сторону пилотской кабины, вроде дети как дети – в меру шаловливые и без особой фантазии. Вроде намазанного клеем полотенца или стула, хакерского взлома камбузного робота, после чего на десерт все неожиданно получили мороженное и, в качестве побочного эффекта, салат из свежих огурцов с не менее свежими сливками, или небольшого «подшаманивания» корабельного информатория после чего экипаж с легким обалдением обнаружил сокращение списка доступных к просмотру видеоматериалов мультфильмами и учебниками по шестой класс включительно, а вот «практиканты» на ночь вместо любимой передачи просмотрели такое… что пришлось потом ответить на массу неудобных вопросов и подробно, с привлечением средств компьютерного моделирования, объяснять что далеко не все что показывают можно повторить в реальной жизни без риска для здоровья.
Самую жестокую шутку придумала как не странно Кнопка. Вот уж верно что «в тихом омуте – черти водятся», но идея была подхвачена массами и стала настолько материальной силой, что самому Седому не оставалось ничего иного как возглавить это «предвосхищающее возмездие».
И вот теперь осталось только с трепетом наблюдать развязку этой истории. Даже самые отъявленные сорванцы присмирели видя как открывается в стороны и вверх аппарель, до них наконец дошло – шутки кончились и еще чуть и хода назад не будет. Дело в том, что экипаж решил напоследок тоже пошутить, отыгравшись за все предыдущее «веселое путешествие». Правда как люди взрослые, они подошли к вопросу без фантазии, тупо повторив совсем уж замшелую хохму. Да и элементарной конспирации не соизволили придерживаться, а ведь должны были знать, что такое атака «человек посредине» и что никакой алгоритм шифрования переговоров не обеспечит надежного закрытия, если есть возможность одновременно анализировать шифрованный сигнал и его оригинал через подсаженного «жучка», например.
А сейчас, за открытым люком вместо тверди новой планеты клубились облака, а через люк пилотской кабины появился борттехник с громадным мешком и самой людоедской ухмылкой на физиономии.
- Ну что, карандаши – мы на месте. Выметывайтесь!
Кнопка перегнулась через не опущенную аппарель и, совсем не играя, прижала ушки к голове, нервно сглотнув – до поверхности было не меньше трех километров. Потом подняла умоляющий взгляд на борттехника умильно захлопав ресницами.
- Дяденька, а пониже спустится можно?
- Для вас Леди, готов пойти на что угодно,- видимо пилот не отказал себе в удовольствии прослушивать происходящее в десантном трюме, потому что после этих слов бот резко клюнул вниз, а потом и вовсе завалился на крыли резко снижаясь. Ребятишки по хватались друг за друга визжа от восторга, а то и от ужаса. По ушам ударило перепадом давления, и бот опять завис неподвижно.
- Полторы тысячи метров, ниже уже не могу, а то начнете обратно запрыгивать… - С новой ухмылкой борттехник полез в мешок, в котором должны были быть сложены одноразовые пояса с антигравами, но в этот момент все пошло уже не по его плану.
- Злой вы дяденька, уйду я от вас! – С самым серьезным видом заявила Кнопка, после чего подхватила лежащий посредине прохода мешок с грузом, чуть не в двое больше ее самой, и «усадила» его на верхний край так и не опущенной аппарели. Под Недоуменным взглядом борттехника плюхнулась рядом с грузом, пристегнула его карабином. Седой уже стоял на своем месте выпускающего, полсекунды проверить что все нормально и эта мелкая зараза «сделав ручкой» остолбеневшему от происходящего дяденьке подняла ноги и просто исчезла с негромким хлопком.
Пока борттехник ловил падающую на пол челюсть на аппарели оказались следующие по порядку близнецы, они тоже пристегнулись к друг-другу карабинами и обнявшись за плечи мелькнули в воздухе пятками. Все остальные пары уже давно стояли в затылок и непрерывным ручейком двинулись в сторону открытого неба, пока борттехник рвался с цепи пытаясь прекратить это безобразие. Но не тут-то было, пока он потерял бдительность, наблюдя за цирком устроенным кнопкой и близнецами, крайняя пара – Корица и Коржик пристегнули его к фалам для крепления груза внутри трюма аж в четырех точках.
Тут как не дергайся, но карабин выдерживает больше десяти тонн, а фал и вовсе под тридцать тонн. В итоге вся группа успела выйти без помех. Седой пристроил рядом с собой второй грузовой контейнер, пристегнул его на коротком фале, ободряюще подмигнул бессильно осевшему на пол борттехнику, указал ему взглядом на распоротый вдоль жестяной контейнер с аварийным запасом антигравитационных поясов. Оставалось только поднять ноги и дернуть за чеку – сработавший пиропатрон надул за спиной два вложенных конуса, выбив его наружу как пробку из бутылки с игристым вином.
Напоследок перед глазами мелькнула ошарашенная физиономия борттехника, а вот не рой другому яму – он сделает из нее окоп. Хотя, честно говоря шутка получилась не слишком добрая, но с этим мы разберемся потом, а пока остается только надеяться что этот саморучно склеенный мешок из честно спионереного у карго материала сумеет сначала стабилизировать полет, а потом и погасить энергию удара об поверхность, потому как без этого остается только надежда на аварийный антиграв…
__________________
Приземление прошло, как показалось первоначально, без приключений. Только Кнопка выбила плечо, но близнецы быстро к ней присоединились и передали, что все под контролем и можно не спешить. Уже этот момент должен был насторожить, как и то, что все три отметки его хвостиков довольно быстро двинулись с места приземления, но что называется «прощелкал» будучи более озабоченным тем, чтобы собрать вместе остальные пары, которых разбросало довольно сильно.
Так что выстрел, да еще гранатой, причем не шоковой, а кумулятивной, оказался «приятным» сюрпризом. Хорошо хоть успели собраться в кучу и срыть следы приземления. Группа рысю рванула в сторону хвостиков, на ходу разворачиваясь пеленгом – даже команды давать не пришлось, прям как на образцовом занятии по тактике.
Когда приблизились на дистанцию визуального контакта, Седой не знал плакать ему или смеяться. На верхушке единственного на все окрестности дерева, в обнимку с мешком и друг-другом сидели Кнопка и Мыло (на самом деле различить близнецов и на куда меньшем расстоянии не представлялось возможным, но следящая система не ошибается, если ети сорванцы ее не подшаманили – с них ведь станется), сразу под деревом громоздилась просто невероятного размера туша «кабанчика», а прямо под деревом прыгал на задних лапах «песик» правда слегка полосатенький.
Танцевал он не просто так, а по тому, что Кнопка периодически свешивала вниз ножку и шевелила над его головой пальчиками, раскрывая и складывая перепонки, после чего следовал высокий прыжок и челюсти полосатого «песика» с лязгом схлопывались на том месте, где миг назад болталось это издевательство. Судя по торчащим из окружающей травы ушам (полосатые шкурки оказались великолепной маскировкой) – недостатка в зрителях устроенный спектакль не испытывал.
Инфракрасное сканирование это подтвердило, не понадобилось даже считать ушки и делить на два – вокруг предполагаемого обеда залегло не менее семи особей разного пола и возраста, еще трое – охраняли дальние подступы, дабы вовремя отвадить прочих любителей халявы. Во-всей этой картинке проглядывало что-то смутно знакомое, где-то подобную картину Седой уже встречал – рассевшаяся вокруг дерева стая и беснующийся в попытках ухватить за ногу сидящего на ветке вожак. Надо будет потом у Кнопки уточнить этот момент…
А пока Седой прикинул диспозицию, в принципе вполне можно было разойтись довольно мирно, смущал только тот момент, что серьезным противником для себя стайные животные обычно считают только стаю больших размеров (что в данном случае было именно так) и из особей равных им по росту (а вот это условие не выполнялось). Маскировочные же накидки способные скрыть тот досадный факт, что равным по росту даже самому мелкому из амфиционов был только сам Седой, находились в данный момент на верхушке дерева, аккуратно упакованные в тюк.
Но, как и водится – стоило только составить план, как он мигом перестал быть актуальным. Вожаку надоело позориться перед своей стаей, но вместо того чтобы оставить непочтительных зверушек на их ветке а самому приступить к дележу «кабанчика», он все же решил достать нахалов. Для чего сменил тактику и вместо подпрыгивания просто полез на дерево. Вот не задача – оказывается не стоит судить по внешности, местные «песики» оказались неплохими древолазами.
Тут стало не до церемоний и перекрестие прицела легло на затылок «древолаза», остальные члены группы тоже зашевелились, разбирая между собой остальные цели. Палец уже выбирал слабину спускового крючка когда в прицеле практически рядом с вылезшем узе на самую верхушку полосатиком появилась мордашка Шила. Заботливо изогнутая ей ветка обрела свободу и от души приложила полосатика по загривку и плечу, после чего он с визгом и скулежом пересчитал еще пару веток, пока не ляпнулся хребтом об землю.
Именно в этот момент один из зрителей решил, что сейчас самый удачный момент для смены руководства. Рывок его был столь стремителен, что Седой, наблюдавший всю сцену через прицел, рефлекторно открыл огонь, но отправил все три выстрела «в молоко» - слишком быстро для оптики перемещалась цель, хотя каждый оправдывается как умеет и этот аргументдля оправдания собственного ротозейства ничем не хуже. А вот клыки мимо горла давшего промашку вожака не пролетели, миг и вероломный убийца с визгом покатился в сторону сбитый ударом лапы.
Вожак еще был жив, и даже нашел силы встать на подгибающиеся лапы, он даже бросился вперед и вцепился в загривок напавшего и еще раз отшвырнул его прочь, но силы быстро оставляли его – удары лапами становились все слабее, и под конец, лапы его уже не смогли держать. Почувствовав удачу претендент на лидерство бросился вперед и сбил его на землю ударив плечом в плечо. Старый властелин рухнул на спину открыв для атаки уязвимые места и претендент не замедлил воспользоваться этим распоров ему брюхо и погрузив окровавленную морду в потроха, чтобы отлететь в сторону от мощного удара задними лапами, но днло было сделано – старый вожак так и не поднялся.
В этот момент и вмешался Седой – положив вокруг дерева три светошумовых гранаты треугольником, после чего группа пошл в «психическую атаку». Подковой охватывая стаю они с воем покатились вперед, серия выстрелов подняла фонтанчики земли на пару метров вокруг сбившихся в кучу амфиционов.
Потеряв вожака и видя что вокруг них смыкается облавная охота они предпочли оставить добычу более сильному, правда слишком хорошо зная способы охоты в прерии вместо того чтобы рвануть по единственному свободному пути (ведь там, по их разумению, должна была находиться засада), стая решила прорываться через левый фланг. Бывшие там пары еле успели разойтись в стороны чтобы не попасть под удар – хорошо хоть шоковые гранаты дезорганизовали противника и дали несколько таких дорогих секунд.
После были радостные обнимание с слезшими с дерева близнецами и Кнопкой, а Седой пытался спрятать трясущиеся руки за спину и разрывался между желанием спустить с кое-кого шкуру и желанием задушить их же в объятиях. В результате его просто устроил тактический разбор произошедшего.
В принципе, все выглядело довольно прилично – после приземления близнецы оказали помощь Кнопке и помогли сложить остатки от конусов, после чего троицей заинтересовался капавшийся неподалеку кабанчик. Тут как раз из «стайки пираний» занятых утилизацией этого самого Кабанчика вынырнули Корица и Коржик и пыхтя приволокли уже голый череп с аккуратной дыркой в лобной кости, оно и верно – все остальное от результаты «работы» тех же полосатиков не отличишь, но вот проломленный кумулятивной струей череп вызовет некоторый нездоровый ажиотаж.
От взгляда на зубки Седого опять затрусило, данного «кабанчика» стоило пожалуй переименовать в сухопутного крокодила – зверюга эта за два метра ростом в холке явно питалась не только корешками судя по плоской и широкой пасти, больше всего похожей на утиный клюв, но усаженный острыми зубами. Так что интерес к троице кабанчика был вполне конкретный – гастрономический.
Стрелять в него по началу остереглись – мало ли кто еще болтается по округе, от желающих халявы, до некстати подвернувшихся разумных, да и лазить по деревьям кабанчик вроде уметь не должен был. Он и не умел, зато видать имел богатый опыт по стряхиванию желудей, наши «мясные желуди» стряхиваться не захотели, но когда дерево трясет более чем трехтонная туша, то конечный результат сомнений не вызывает…
Дабы избежать грустного развития ситуации кабанчику по простому зарядили в лоб, от чего он перешел в новое для себя состояние «яблока раздора», потому как на ставшую бесхозной гору мяса мигом нашлись желающие, которые пока эта гора твердо стояла на своих копытах предпочитали обходить ее на приличном расстоянии, а тут понимаешь явились – халявщики.
В прочем, халявы им не обломилось, но и хвостикам оставалось только отвлекать внимание на себя пока, наконец, из-за холмов не появилась кавалерия…
На этом собственно рассказ и закончился – виновники дружно сложили лапки под грудью, свесили ушки и посмотрели на Седого самым умоляющим и покаянным взглядом. Оставалось только махнуть лапой и заняться решением насущных проблем. Самыми важными из которых были – перемазанные в свежатинке шестнадцать мордашек над раздутыми животиками, что сразу делало понятным куда девались все «неликвиды», и туша, успевшая за время разговора превратится в шкуру в которую аккуратной горкой были сложены все признаные пригодными для переработки мышцы, кости и потроха лежали отдельно. Правда, в четком соответствии с традицией, доля добытчиков – печенка, и руководителя – сердце, дожидались своих едоков.
Но вот проблема – гора мяса хоть и стала меньше, но оставлять ее на месте было нельзя – лагерь надо было разбивать хотя бы у воды, чтобы перемыть всех этих замухрышек, а перетаскивать тяжести обожравшиеся ребятишки были не в состоянии. Они и стоять то умудрялись с трудом, норовя перейти на передвижение на четырех, правда пузики при этом слегка того - по земле волочились. Да и волочь по траве шкуру набитую свежим мясом, пару километров до воды – оставить такой след, что на него со всей округи сбегутся и звери, и люди.
В прочем, этот вопрос как оказываться уже решили без него – по краям шкуры были прицеплены восемь неиспользованных «аварийных антигравитационных парашюта», а сейчас Кнопка и Шило привязывали свои пояса к черепу – видимо решили целиком сохранить его как трофей.
Зрелище конечно вышло сюрреалистическое – над травой выше человеческого плывет привязанный двумя фалами зубастый череп, на котором восседает с винтовкой и биноклем Шило в качестве «воздушного прикрытия», а следом за ней шестнадцать пар лап волокут на высоте половины человеческого роста кулек из шкуры набитый мясом. Причем выглядело все это сверху на вроде бригады муравьев волокущих в муравейник пойманную гусеницу.
__________________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 28.07.2011, 22:36 | Сообщение # 77
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
О сколько нам открытий чудных...
Устраивали базовый лагерь на заранее подобранном еще с орбиты месте. Обрывистый берег почти пересохшей речушки, но с бьющими на дне ледяными ключами. С воздуха это место прикрывали свисающие сверху длинные ветки выросших на краю обрыва деревьев, по земле путь преграждали непроходимые заросли кустарника, оплетенные какой-то чрезвычайно колючей, но вкусной ягодой. Непроходимыми они, правда, были для тех, у кого нет рук, способных держать кусачки для колючей проволоки, а так – девятнадцать пар лапок мигом превратили эти чащи в весьма запутанный лабиринт, в котором новые хозяева перемещаться могли совершенно свободно, а вод незваным гостям пришлось бы очень солоно.
Бочаг под обрывом, правда, оказался занят – не смотря на то что сканирование никого не обнаружило. Недовольный хозяин выкопался из ила на дне глубокой ямы, где пережидал полуденный зной, и шевеля длиннющими усами приплыл посмотреть кто тут устроил столько шума, и не сгодятся ли незваные гости на перекус. Помимо вызывающих почтение усов, хозяин имел пару сотен кило веса и усаженную острыми зубами пасть, причем загиб этих зубок вовнутрь делал заранее обреченными на провал любые попытки из нее вырваться.
Самый мелкий из всех – Коржик, вполне пришелся рыбке по вкусу, во-всяком случае из порскнувшей при приближении неизвестной опасности в стороны ребятни выбрал он именно его. Ухватив выбранную жертву за ногу усач утащил ее под воду, но тут на него со всех сторон бросились все остальные да так шустро что не дали Седому даже выстрелить просто порыв своими телами это плавающее бревно. Дальше этот агрессор просто голыми когтями был разобран на филейную часть, костяк и так и не отцепившуюся от ноги голову с шикарными усами и удивленно выпученными глазами - его, короля речки разобрали на части толпа ребятни, со скоростью и эффективностью стаи пираний, разбирающейся с забредшей в их тихую заводь коровой.
Не смотря на то, что вниз по течению неспешно поплыло кровавое облако, никаких новых хищников в заводь не явилось. То ли их тут больше не было, то ли они решили благоразумно держатся по дальше, но дальнейшее купание в бочаге было признано безопасным и, после установки ультразвуковых «занавесей» выше и ниже по течению, веселье было возобновлено.
Коржику обработали кучу мелких дырочек на лодыжке, залили все жидким бинтом, утерли слезки разочарования в жизни – он ведь единственный не поучаствовал в общем веселье, и подарили в качестве моральной компенсации уцелевшую голову с усами и зубами. А вот ротозеи проводившие сканирование и те кто должен был вместо купания следить за обстановкой выяснили что из ветки дерева, под которым все происходило, получается замечательно гибкое средство вразумления, после чего почесывая пострадавшие места отправились варить тройную уху из виновника переполоха.
К вечеру организация базового лагеря была завершена. В глинисто-песчаном обрыве была отрыта целая система тоннелей, спальных и общих мест, «гнездышек» одиночек и весьма глубоких общих хранилищ и убежищ. Не были обойдены вниманием и «мелочи» - вынутый изнутри горки песок образовал вполне приличный пляжик, сделали и парочку «подводных» выходов – на случай неприятностей и для любителей поплавать которых тут было большинство.
Отрыли также коптильню, в которую сейчас загружали мясо кабанчика, тщательно проверяя, чтобы мышца была обязательно прикрыто слоем пленок – в этом случае еда может храниться очень долго, даже просто подвяленная на солнце. В отдельном отнорке также заложили коптиться усатую голову и остатки рыбного балыка.
Часть энтузиастов начала даже месить глину, чтобы сделать горшки, но эта инициатива была пресечена самым решительным образом. Седой собрал всю группу вместе, дабы напомнить для чего они вообще тут находятся, пока все окончательно не превратилось в пикник.
- Что ж, поздравляю, первый день нашей экскурсии на данную планету завершен. К стати, поскольку мы с момента высадки общаемся на языке местных жителей – кто ответит мне какие языки здесь распространены и каково первоначальное значение имело слово «экскурсия».
На последней фразе лес рук превратился в чахлую рощу, если на сказать в три сосенки.
- Ну давай, Кнопка.
- Самым распространенным языком Прерии является русский, поскольку именно переселенцами из этой страны были сформированы первая и вторая волны колонизации. Большая часть новоприбывших, вполне понимает и может выразить некоторые мысли на «всеобщем» - обще планетарном языке, происходящем от синтетического языка международного общения – «бэйсика». Старожилы кроме русского, как правило, никакими другими языками не владеют.
Лектор забавно качнулась с носков на пятки сделав паузу для желающих задать вопросы которых не последовало и, шмыгнув носом, продолжила.
- Русский на Прерии распространен в нескольких диалектах, в первую очередь это разумеется основной – «разговорный», образовавшийся как некоторое упрощение от «русского письменного» или «литературного» языка. Аналогичным происхождением может похвастаться и «канцелярит» - язык официальных документов, сообщений и некоторых средств массовой информации. Вторым по массовости употребления после разговорного является диалект «эмпатического» общения или «мат». Местные специалисты, правда, считают его частью «разговорного», но данный диалект, не смотря на очень малый словарный запас, позволяет выражать не только эмоции, но и донести до собеседника практически все нужные мысли. Более того, в кратких притчах, так называемых анекдотах, аборигенами рассматривается даже варианты установления контакта с иными цивилизациями именно с использованием данного диалекта.
Переждав оживление, связанное с воспоминанием о семинаре по этому диалекту, и выкрики с мест «при помощи, лома, кирки и какой-то матери…» и различные формулировки «закона разумной достаточности» и его следствий, лектор невозмутимо продолжила.
- Третьим по распространенности является так называемый «тюремный арго», «блатной жаргон» или «феня». Следует отметить, что со временем большинство лексических конструкций или перешло в «разговорный» в несколько смягченном смысловом контексте или уже в нем присутствовало изначально. Поэтому вас почти наверняка поймут. А вот когда будете говорить на «разговорном» старайтесь избегать выражений имеющих в «арго» яркую негативную окраску – иначе сильно рискуете.
- И напоследок, практически каждая социологическая страта порождает собственный жаргон, как признак самоидентификации. На текущий момент есть молодежный жаргон, а также ряд профессиональных. Но они обычно образуются путем заимствований понятий из других, например, так называемый «военно-уставной», если отбросить специфические термины состоит из «разговорного» и мата. Причем в «боевом» его варианте мат составляет больше восьмидесяти пяти процентов, что неудивительно – по информационной емкости и эмоциональной насыщенности на одну словоформу ему уступают даже стихи.
Кнопка победно оглядела обалдевших от непонятной терминологии на чужом языке слушателей и приосанившись закончила.
- Что до слова «экскурсия», то оно является в русском полностью заимствованным, а в том языке откуда было взято означало «вылазку в лагерь противника».
Седой не спеша поднялся, переводя на себя фокус внимания.
- Благодарю, Кнопка, - на паре сосредоточенных мордашек проскользнуло понимание, согрев душу, молодцы – вспомнили и оценили разницу в выражении благодарности в «разговорном» и «арго».
– А теперь я как руководитель нашей экскурсии, доложу результаты первого дня.
Тут посерьёзнели уже все. Понимание что где они находятся и цели наконец дошло до разума через восторг от смены обстановки. Оставалось давить дальше.
- Не возвратных потерь в первый день избежать удалось, но сказать, что это было результатом подготовки, а не случайности нельзя. Потери ранеными составили десять процентов от всего личного состава. Аналитики – доложитесь по первому инциденту, я про плечо Кнопки.
Филин, один из самых маленьких лишь на полкогтя выше Коржика, что служило постоянным поводом для соперничества, вскочил как ужаленный. Впрочем, скорее всего так и было, судя по обиженному взгляду брошенному им на сидящую рядом Редиску. Видимо его размышления о чем-то недоступном прочим прервали самым грубым образом, но докладывать, как ни странно, начал по делу, а не о проблемах разведения кактусов в заполярье. Правда, слова подбирал медленно, заставляя слушателей ерзать.
- Причина эээ… вывиха плечевого сустава, наверное может быть установлена ээээ… достоверно. Она покрыта, то есть скрыта в эээ… некоторой разбалансировке развесовки …. Что не дало конусу сминаться ээээ…. Как бы того… а вот – штатно.
Зрители недоуменно переглянулись и из зала прозвучал реплика:
- Еще раз и по-русски!
- Так легкая она, эээ…. Кнопка. Надо было груз на отдельном конусе сбрасывать, и всех делов.
- Благодарю, садись Филин, по второму инциденту выводы уже эээ… сделаны и занесены в личное пространство участников, - Седой оглядел задний ряд, там все четыре стоячих места занимали как раз фигуранты данного дела, они дружно свесили уши и кивнули, подтверждая, что да, действительно занесено.
- У кого есть что добавить? – Все промолчали, а задний ряд дружно мотнул головами и почесал пострадавшее место - дескать все осознали и пожалуйста не надо нам никакого «добавить», вполне достаточно и того что перепало.
- Место заняли плотно, следящие системы развернулись штатно, транспорт ушел, мы теперь полностью в автономе. Из хороших новостей – едой обеспечены уже из местных ресурсов, так что все длительного хранения считаем как НЗ. Что ж, на сегодня все, первая смена - дежурят первая и третья пары, бодрствующая смена – вторая и четвертая, дальше по графику, разводящими – я, Конопка, близнецы. Всем остальным – спать, завтра собираем леталки и приступаем к выполнению задачи. Спокойной ночи малыши!
Зрители хором – «а сказку?!!!»
________________
Ну вот и закончены последние приготовления. Базовый лагерь развернули еще вчера, а сегодня с утра закончили изготовление средств передвижения и развертывание средств связи и ИИ (искусственного интеллекта) планетарной базы первого миротворческого флота на планете Прерия «Красная горка», как теперь помпезно называется эта совокупность нор.
ИИ достался группе еще тот… Других правда у учебных групп и не бывает – за время общения с таким контингентом крыша съедет у кого угодно, а тут тонкая электроника ее беречь надо. За первые два часа после своего включения этот «железный лоб» умудрился достать практически всех, проявив при том невероятную изобретательность и знание психологии, найдя к каждому свой «индивидуальный» ключик. Поскольку за рамки «кодекса» из «Брюзга» умудрился не выйти ни разу - опыт не пропьешь, то формального повода вмешаться в Седого не было, тем более что большинство пострадавших кипятилось не долго и, как-нибудь обозвав ИИ, просто махнули на его наезды лапой. Но и на старуху бывает проруха, и Брюзгу угораздило обозвать Ромашку – макитрой лопоухой.
А в эту очень добрую и тихую (ну – на фоне прочих язвочек) девочку и ее ушки была безответно влюблена половина мужского состава группы, если положить лапу на сердце – включая и самого Седого, потому как с ней единственной он мог чувствовать себя спокойно. А женская при этом, как ни странно, относилась очень нежно. Так что, увидев ее слезы, группа в полном составе подошла к своему руководителю и заявила, что положенный час личного времени они намерены использовать прямо сейчас - для решения личных вопросов.
После чего все девятнадцать тушек набились в пультовую к ИИ и отгородились «пологом тишины». Совершенно не понятно, что они там делали или говорили, но Брюзга после этого стал – хоть к ране прикладывай, новое погоняло давать в пору. На прямо вопрос ИИ ответил – «Да попросили обосновать… » после чего Седому оставалось только поднять челюсть с пола и сказать что – «Да, за базаром следить действительно стоит», на что получил горестный вздох и - «Это я уже прочувствовал», на чем собственно конфликт и был исчерпан.
А вот теперь Седой рассматривал изготовленные по его вводной «индивидуальные и групповые воздушные транспортные средства». Еще на завтраке он подкинул идею, что транспорт должен быть изготовлен из местных подручных материалов, разрешив из стандартного набора использовать только антигравы, двигатели (что в общем-то одно и тоже) и цепи их управления. Еще тогда ему не понравились загоревшиеся глазки близнецов и их шушуканье – «а давайте возьмем за основу…» и вот теперь он имел счастье лицезреть ЧТО эти разгильдяи взяли за основу.
Нет, все требования по маскировке были выполнены с лихвой – даже в случае отказа системы скрытия, любой увидевший данный транспорт в воздухе ни за что не связал бы его с присутствием инопланетных пришельцев, скорее – усомнился бы в здравости собственного ума.
М-да, детальное изучение литературных источников «с целью более проникновения в менталитет народа» дали бурные всходы, а ведь это еще только цветочки – ягодки нас ждут позднее…
Словом, «индивидуальный» аппарат представлял из себя торжество минимализма: несущая балка совпадающая с осью симметрии аппарата – попросту дрын, толщиной в руку и длинной три метра, венчался с одного конца двигательной установкой. Она, надо сказать, стоит отдельного слова – в заботливо вырезанное из дерева кольцо кондуктора был вставлен пучок направленных антенн (обычных прутьев) вдоль которых бежала гравитационная волна, захватывая воздух с передней части кольца и выталкивая его сзади вроде как импровизированным соплом.
Пилот управлял этим ужасом лежа на несущей балке и упираясь нижними лапами в кольцо кондуктора, подруливать можно было просто слегка прикрывая воздухозабор с нужного направления, а поворачивать - наклоняя в нужную сторону кольцо кондуктора. Чудеса маневренности этой конструкции были просто гарантированы. Дабы пилот удержался если вдруг у конструкции возникнет желание провернутся вдоль горизонтальной оси на дрыне были оставлены три ветки, за две из которых держался пилот а третья являлась аналогом киля. Длинный вперед торчащий нос был стабилизатором и средством безопасности – при лобовом столкновении сделанная из зеленого деревца «несущая балка» попросту изгибалась, отбрасывая аппарат в сторону.
Сложно представить, как это выглядит? Ну тогда просто возьмите метлу усадите на нее нечто похожее на меховой шарик - клыкастое, большеглазое, с торчащими не то ушами не то рогами и при том дико визжащее от восторга, вот и вся собственно картина, а все гравюры с ведьмами на метле – жалкая пародия. Собственно три таких «ведьмочки» в данный момент и носились во воздухе показывая маневренность устройства и отрабатывая голос. Вывод – читать детишкам на ночь Гоголя было явной ошибкой, а то кажется, внешний вид наземного транспорта будет не менее забавным – то-то кости вчерашнего «кабанчика» каким-то непонятным образом оказались в одной из кладовок…
Зато «групповой» летательный аппарат не походил ни на что, имея в своей основе те же самые три метлы, которые конструкторы, не мудрствуя лукаво, оплели неким подобием корзины, сужающейся в полукруглый нос спереди и открытой сзади. А поскольку ветки для этого брали из нависающих над рекой и их базой деревьев, не сильно убирая листья, то больше всего это напоминало плывущий над землей стог сена. Тоже ничего маскировка, в похмелье привидеться – пить бросишь.
На вопрос - «а чего ж тогда не ступа?», конструкторы повесели ушки и признались, что не совладали с балансировкой конструкции в виду малых сроков готовности, вызвав просто неконтролируемую истерику у приемной комиссии.
__________________
- Так-так, все рассаживаемся, прекращаем баловаться и настраиваемся на рабочий лад. – Седой такими словами открыл второе по счету оперативное совещание учебно-практической группы «по установлению контакта» на планете Прерия, как будет записано в протоколе.
- Корь, - почему то Кориица не любит именоваться полным прозвищем,- отпусти пожалуйста загривок Коржика, а то он уже посинел, не сможет от тебе сказать что сдается, разве что язык вывалит – в знак, так сказать, полной капитуляции. И приступим, наконец, к докладам – аналитики, группа связи и информационной поддержки как у вас дела?
- Мы в деле, можем свободно работать в местных сетях передачи данных, как открытых так и передачи распоряжений и дублирующей этих, как их… финансов, вот уж глупость какую придумали. Без обнаружения нашего вмешательства можем перехватить от пяти до десяти процентов потока распоряжений и до пятнадцати процентов финансовых потоков, в случае экстренной необходимости – до тридцати процентов общего потока. Можем и больше, но это уже наверняка приведет к коллапсу местной сети или придется полностью переключать ее на нас, в принципе – даже к такому варианту мы готовы.
Глава группы аналитиков сонно хлопнул посиневшими глазами, что однозначно объясняло такие успехи, а также уличало в злостном игнорировании распоряжения начальства «всем спать» и продолжил.
- Военную сеть оказалось вскрыть даже проще чем некоторые общедоступные информационные хранилища, мы вообще на них столько сил грохнули, а там в основном оказались учебные пособия по отношениям полов, весьма разнообразным надо сказать. Если останавливаться на трудностях, то как водится большую часть мы создали себе сами - по начальным условиям работали вне контакта с местной агентурой, в итоге Брюзга подрался с ИИ местной резидентуры когда тое его вычислил. Так что теперь наш герой имеет сильную подбитость глаза, среднюю открученность уха и минус пару зубов.
Слушатели недоуменно переглянулись и Филин извиняюще развел лапки в стороны.
- А как я вам еще по-русски объясню что левый адптивнно-синфазный канал активного сканирования потерял восемьдесят процентов ассоциативноых цепочек, а пассивный мта-динамический канал приема вошел в резонанс и теперь еще часов восемь будет «звенеть» выдавая черти что вместо того что на самом деле слышит? Ну и наши возможности в активной обороне несколько ограничены в виду израсходования части домашних заготовок, сейчас Брюзга как раз занят пополнением запаса и взломом парочки интересных методов шифрования. Представляете – они не знают быстрых способов вычисления экспоненты!
- Так-с, Филин, благодарю за работу и чтобы после обеда у вас был «мертвый час», если увижу, что вы днем не отоспались – будете отсыпаться вечером, но уже на животах, понятно? – Седой дождался дружного кивка и продолжил.
- Напоминаю, Целью нашей экскурсии, - ушки дружно вытянулись в вверх, молодцы – на ночь сказанное вчера из голов не по вылетало, - является установить контакт третьего уровня. Коржик, а расскажи=ка нам, какие есть уровни первичного контакта.
- Нулевой, обычно в классификацию не входит, но являться обязательным необходимым условием самой возможности установки контакта. Он предполагает что контакт вообще допускает наличие разума у существа отличного от собственного вида, органы чувств позволяют данную связь установить физически, и возможность общения с иным разумом есть уже достаточно укоренившаяся идея имеющая подкрепление в системе ценностей объекта контакта. Поясню, с существами для которых речь – это обмен ароматическими химическими веществами высокой сложности – вроде пчел, контакт на данном техническом уровне попросту невозможен, не смотря на их разумность, поскольку просто по тому что прочие воздействия будут восприниматься ими как проявление природных явлений и не более того. Тоже самое можно сказать про некоторые религиозные идеи, по которым человек является единственным разумным существом во вселенной.
- Ну что ж, важность наличия комплекса предпосылок к контакту становится понятна, продолжай.
- Первый уровень –имеется информация низкой степени достоверности, о существовании иного разума, обычно это свидетельства очевидцев, не способных подтвердить свои слова чем бы то ни было, материальные свидетельства допускающие не однозначную трактовку и тому подобное.
- Одну секунду, - Седой обежал взглядом присутствующих, - я прошу всех обратить внимание и вспомнить, все остальные признаки «первого уровня», зачем – объясню позже, а пока путь продолжит Корь.
- Второй уровень - сведенья полностью достоверны и имеют независимое подтверждение, материальные свидетельства не полны но тоже имеются и считаются «неоднозначными» меньшинством. Обычно это уровень обмена информацией с помощью дистанционных средств связи или просто общение между отдельными представителями или группами контактеров.
Начинала Корица свою речь несколько неуверенно – ее классификация не была канонической, но видя поддержку остальных несколько осмелела.
- Третий уровень контакта – эмоционально-физический, предполагает помимо передачи информации возникновение стойких эмоциональных привязанностей. Контакты не только обмениваются информацией, но определенным образом «погружаются» в жизнь друг-друга, этот уровень характерен элиминацией психологического барьера «свой-чужой» и включением контакта в «личный круг общения», что называется «на равных».
Корица победно встопорщив шерстку оглядела удивленных зрителей. Ну что ж – есть чем гордится, определение хоть и далекое от строгого, но на поверхность вытащены те вещи, до которые не всегда сразу понимают. Остается только проверить утверждение на практике. Лектор тем временем продолжила.
- Четвертый уровень – вслед за эмоциональной сферой смыкаются и большинство остальных, включая интеллектуальную и экономические, контакты собственно перестают быть событием и воспринимаются участниками как обыденность. На уровне групп на этом уровне – начинается сотрудничество и поиск путей его расширения, на уровне государств – обмен обязательствами, союзы или соперничество. На этом уровне, собственно, наша работа как контактеров заканчивается и дальше за дело берутся «разработчики».
Ну что ж, спасибо, а теперь как руководитель я отмечу один момент – уровни контакта могут быть любыми, от одного человека до страны или планеты. У нас две задачи – контакт индивидуальный и контакт на уровне обособленной со общности. Хочу подчеркнуть лишь одно – для всех остальны прочих лиц, сообществ и организаций – уровень контакта не должен превышать первый. То есть никаких достоверных свидетельств вы оставить недолжны, все поняли? – НИКАКИХ.
Ну а теперь, распределяем роли. Индивидуальный контакт – близнецы, прикрывающие – третья, седьмая, пятая пары, Варианты у вас есть? Вижу что есть, но обсудим позднее – на штурме. Теперь «групповой» ведущие – Корь и Коржик, прикрывающие - вторая, шестая потом подключаются освободившиеся. Первая группа выдвигается завтра утром на временную базу, вам один день на обустройство, вторая – начинаете подготовку. Все ребятишки – танцуем отсюда. Вопросы есть?
Группа хором – «Не дождетесь!!»
______________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 28.07.2011, 23:49 | Сообщение # 78
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Э-э... Нельзя же так дразниться! Прям на самом интересном обрывать повествование.
А герои очень симпатичные ребята. Особенно за Коржика переживаю.
И, эта, Делле одну метёлку не оставят? Ей бы понравилось.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 03.08.2011, 22:12 | Сообщение # 79
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
________________
Ну вот и закончены последние приготовления. Базовый лагерь развернули еще вчера, а сегодня с утра закончили изготовление средств передвижения и развертывание средств связи и ИИ (искусственного интеллекта планетарной базы первого миротворческого флота на планете Прерия «Красная горка», как теперь помпезно называется эта совокупность нор.
Искусственный интеллект достался группе еще тот. Других правда у учебных групп и не бывает – за время общения с таким контингентом крыша съедет у кого угодно, а тут тонкая электроника, ее беречь надо. За первые два часа после своего включения этот «железный лоб» умудрился достать практически всех, проявив при том невероятную изобретательность и знание психологии, найдя к каждому свой «индивидуальный» ключик. Поскольку за рамки «кодекса» их «Брюзга» умудрился не выйти ни разу - опыт не пропьешь - то формального повода вмешаться в Седого не было, тем более что большинство пострадавших кипятилось не долго и, как-нибудь обозвав этого толстозная, просто махнули на его наезды лапой. Но и на старуху бывает проруха, и Брюзгу угораздило обозвать Ромашку – макитрой лопоухой.
А в эту очень добрую и тихую (ну – на фоне прочих язвочек) девочку и ее ушки была безответно влюблена половина мужского состава группы, если положить лапу на сердце – включая и самого Седого, потому как с ней единственной он мог чувствовать себя спокойно. А женская при этом, как ни странно, относилась к ней очень нежно. Так что, увидев слезы, группа в полном составе подошла к своему руководителю и заявила, что положенный час личного времени они намерены использовать прямо сейчас - для решения личных вопросов.
После чего все девятнадцать тушек набились в пультовую к этому электронному разумнику и отгородились «пологом тишины». Совершенно непонятно, что они там делали или говорили, но Брюзга после этого стал – хоть к ране прикладывай, новое погоняло давать в пору.
На прямой вопрос «пострадавший» ответил – «Да попросили обосновать… » после чего Седому оставалось только поднять челюсть с пола и сказать что – «Да, за базаром следить действительно стоит», на что получил в ответ горестный вздох - «Это я уже прочувствовал», на чем собственно конфликт и был исчерпан.
А вот теперь, Седой рассматривал изготовленные по его вводной «индивидуальные и групповые воздушные транспортные средства». Еще на завтраке он подкинул идею, что транспорт должен быть изготовлен из местных подручных материалов, разрешив из стандартного набора использовать только антигравы, двигатели (что в общем-то одно и тоже) и цепи их управления. Еще тогда ему не понравились загоревшиеся глазки близнецов и их шушуканье – «а давайте возьмем за основу…» и вот теперь он имел счастье лицезреть ЧТО эти разгильдяи взяли за основу.
Нет, все требования по маскировке были выполнены с лихвой – даже в случае отказа системы маскировки, любой увидевший данный транспорт в воздухе ни за что не связал бы его с присутствием инопланетных пришельцев, скорее – усомнился бы в здравости собственного ума.
М-да, детальное изучение литературных источников «с целью более глубокого проникновения в менталитет народа» дало бурные всходы, а ведь это еще только цветочки – ягодки нас ждут позднее.
Словом, «индивидуальный» аппарат представлял из себя торжество минимализма: несущая балка, совпадающая с осью симметрии аппарата – попросту дрын, толщиной в руку и длинной три метра, венчался с одного конца двигательной установкой. Она, надо сказать, стоит отдельного слова – в заботливо вырезанное из дерева кольцо кондуктора был вставлен пучок направленных антенн (обычных прутьев) вдоль которых бежала гравитационная волна, захватывая воздух с передней части кольца и выталкивая его сзади вроде как импровизированным соплом.
Пилот управлял этим ужасом лежа на несущей балке и упираясь нижними лапами в кольцо кондуктора. Подруливать можно было, просто слегка прикрывая воздухозабор с нужного направления, а поворачивать - наклоняя в нужную сторону кольцо кондуктора. Чудеса маневренности этой конструкции были просто гарантированы. Дабы пилот удержался, если у данного воздушного судна вдруг возникнет желание провернутся вдоль горизонтальной оси, на дрыне были оставлены три ветки. За две из них держался пилот, а третья являлась аналогом киля. Длинный вперед торчащий нос был стабилизатором и средством безопасности – при лобовом столкновении сделанная из зеленого деревца «несущая балка» попросту изгибалась, отбрасывая аппарат в сторону.
Сложно представить, как это выглядит? Ну тогда просто возьмите метлу усадите на нее нечто похожее на меховой шарик - клыкастое, большеглазое, с торчащими не то ушами не то рогами и при том дико визжащее от восторга, вот и вся собственно картина, а все гравюры с ведьмами на метле – жалкая пародия. Собственно три таких «ведьмочки» в данный момент и носились в воздухе, показывая маневренность устройства и отрабатывая голос.
Вывод – читать детишкам на ночь Гоголя было явной ошибкой, а то кажется, внешний вид наземного транспорта будет не менее забавным – то-то кости вчерашнего «кабанчика» каким-то непонятным образом оказались в одной из кладовок.
Зато «групповой» летательный аппарат не походил ни на что, имея в своей основе те же самые три метлы, которые конструкторы расположили треугольником и, не мудрствуя лукаво, оплели неким подобием корзины, сужающейся в полукруглый нос спереди и открытой сзади. А поскольку ветки для этого брали из нависающих над рекой и их базой деревьев, не сильно убирая листья, то больше всего это напоминало плывущий над землей стог сена. Тоже ничего маскировочка, в похмелье привидеться – пить бросишь.
На вопрос - «а чего ж тогда не ступа?», конструкторы повесели ушки и признались, что не совладали с балансировкой конструкции в виду малых сроков на изготовление изделия, вызвав просто неконтролируемую истерику у приемной комиссии.
__________________
- Так-так, все рассаживаемся, прекращаем баловаться и настраиваемся на рабочий лад, – Седой такими словами открыл второе по счету оперативное совещание учебно-практической группы «по установлению контакта» на планете Прерия, как будет записано в протоколе.
- Корь, - почему то Кориица не любит именоваться полным прозвищем,- отпусти пожалуйста загривок Коржика, а то он уже посинел, не сможет он тебе сказать что сдается, разве что язык вывалит в знак, так сказать, полной капитуляции. И приступим, наконец, к докладам – аналитики, группа связи и информационной поддержки как у вас дела?
- Мы в деле, можем свободно работать в местных сетях передачи данных, как открытых так и передачи распоряжений и дублирующей этих, как их… финансов, вот уж глупость какую придумали. Без обнаружения нашего вмешательства можем перехватить от пяти до десяти процентов потока распоряжений и до пятнадцати процентов финансовых потоков, в случае экстренной необходимости – до тридцати процентов общего потока. Можем и больше, но это уже наверняка приведет к коллапсу местной сети или придется полностью переключать ее на нас, в принципе – даже к такому варианту мы готовы.
Глава группы аналитиков сонно хлопнул посиневшими глазами, что однозначно объясняло такие успехи, а также уличало в злостном игнорировании распоряжения начальства «всем спать» и продолжил:
- Военную сеть оказалось вскрыть даже проще, чем некоторые общедоступные информационные хранилища, мы вообще на них столько сил грохнули, а там в основном оказались учебные пособия по отношениям полов, весьма разнообразным надо сказать. Если останавливаться на трудностях, то, как водится, большую часть мы создали себе сами - по начальным условиям работали без контакта с местной агентурой, в итоге Брюзга подрался с искусственным интеллектом местной резидентуры когда тот его вычислил. Так что теперь наш герой имеет сильную подбитость глаза, среднюю открученность уха и минус пару зубов.
Слушатели недоуменно переглянулись, и Филин извиняюще развел лапки в стороны.
- А как я вам еще по-русски объясню что левый адаптивно-синфазный канал активного сканирования потерял восемьдесят процентов ассоциативных цепочек, а пассивный мта-динамический канал приема вошел в резонанс и теперь еще часов восемь будет «звенеть» выдавая черт-те что, вместо того что на самом деле слышит? Ну и наши возможности в активной обороне несколько ограничены в виду израсходования части домашних заготовок, сейчас Брюзга как раз занят пополнением запаса и взломом парочки интересных методов шифрования. Представляете – они не знают быстрых способов вычисления экспоненты!
- Так-с, Филин, благодарю за работу и чтобы после обеда у вас был «мертвый час», если увижу, что вы днем не отоспались – будете отсыпаться вечером, но уже на животах, понятно? – Седой дождался дружного кивка и продолжил.
- Напоминаю, Целью нашей экскурсии, - ушки дружно вытянулись в вверх, молодцы – за ночь сказанное вчера из голов не повылетало, - является установить контакт третьего уровня. Коржик, а расскажи-ка нам, какие есть уровни первичного контакта.
- Нулевой, обычно в классификацию не входит, но являться обязательным необходимым условием самой возможности установки контакта. Он предполагает что контакт вообще допускает наличие разума у существа отличного от собственного вида, органы чувств позволяют данную связь установить физически, и возможность общения с иным разумом есть уже достаточно укоренившаяся идея имеющая подкрепление в системе ценностей объекта контакта. Поясню, с существами для которых речь – это обмен ароматическими химическими веществами высокой сложности – вроде пчел, контакт на данном техническом уровне попросту невозможен, несмотря на их разумность, +поскольку +просто потому что прочие воздействия будут восприниматься ими как проявление природных явлений и не более того. То же самое можно сказать про некоторые религиозные идеи, по которым человек является единственным разумным существом во вселенной.
- Ну что ж, важность наличия комплекса предпосылок к контакту становится понятна, продолжай.
- Первый уровень – имеется информация низкой степени достоверности, о существовании иного разума, обычно это свидетельства очевидцев, не способных подтвердить свои слова чем бы то ни было, материальные свидетельства - допускающие неоднозначную трактовку и тому подобное.
- Одну секунду, - Седой обежал взглядом присутствующих, - я прошу всех обратить внимание и вспомнить, все остальные признаки «первого уровня», зачем – объясню позже, а пока пусть продолжит Корь.
- Второй уровень - сведения полностью достоверны и имеют независимое подтверждение, материальные свидетельства не полны, но тоже имеются и считаются «неоднозначными» меньшинством. Обычно это уровень обмена информацией с помощью дистанционных средств связи или просто общение между отдельными представителями или группами контактеров.
Начинала Корица свою речь несколько неуверенно – ее классификация не была канонической но, видя поддержку остальных, несколько осмелела.
- Третий уровень контакта – эмоционально-физический, предполагает помимо передачи информации возникновение стойких эмоциональных привязанностей. Контакты не только обмениваются информацией, но определенным образом «погружаются» в жизнь друг друга, этот уровень характерен элиминацией психологического барьера «свой-чужой» и включением контакта в «личный круг общения», что называется «на равных».
Корица победно встопорщив шерстку оглядела удивленных зрителей. Ну что ж – есть чем гордится, определение хоть и далекое от строгого, но на поверхность вытащены те вещи, +до которые не всегда сразу понимают. Остается только проверить утверждение на практике. Лектор тем временем продолжила.
- Четвертый уровень – вслед за эмоциональной сферой смыкаются и большинство остальных, включая интеллектуальную и экономические, контакты собственно перестают быть событием и воспринимаются участниками как обыденность. На уровне групп на этом уровне – начинается сотрудничество и поиск путей его расширения, на уровне государств – обмен обязательствами, союзы или соперничество. На этом уровне, собственно, наша работа как контактеров заканчивается и дальше за дело берутся «разработчики».
Ну что ж, спасибо, а теперь как руководитель я отмечу один момент – уровни контакта могут быть любыми, от одного человека до страны или планеты. У нас две задачи – контакт индивидуальный и контакт на уровне обособленной сообщности. Хочу подчеркнуть лишь одно – для всех остальных прочих лиц, сообществ и организаций – уровень контакта не должен превышать первый. То есть никаких достоверных свидетельств вы оставить недолжны, все поняли? – НИКАКИХ.
Ну а теперь, распределяем роли. Индивидуальный контакт – близнецы, прикрывающие – третья, седьмая, пятая пары, Варианты у вас есть? Вижу что есть, но обсудим позднее – на штурме. Теперь «групповой» ведущие – Корь и Коржик, прикрывающие - вторая, шестая потом подключаются освободившиеся. Первая группа выдвигается завтра утром на временную базу, вам один день на обустройство, вторая – начинаете подготовку. Все ребятишки – танцуем отсюда. Вопросы есть?
Группа хором – «Не дождетесь!!»


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 03.08.2011, 22:14 | Сообщение # 80
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
вот кажется и "куркули" проявились
в смысле - те переселенцы кто изначально собирался жить на земле а теперь как бы самые богатые среди аборигенов
но может и нет - я както не акцентировался не о том рассказ
Ах, я маленькая бяка

В жизни каждого человека бывают неприятные дни. Нет, не те – хотя и связь отрицать глупо. Впрочем, у сироты живущей на шее дальних родственников все дни не самые лучшие и делятся только на серые и черные. Сегодняшний же день для Инги был поганым во всех отношениях. И начался, как положено, в полном соответствии с фразой «утро добрым не бывает».
Пока пытаясь разлепить глаза, еще до рассвета шла выгонять на улицу Машку и Мурку не заметила что Варька, зараза такая, не посадила на цепь Серка. И кто тут после этого ведьма? А Ингу этот кобель не любил не то слово, но обычно ограничивался захлебывающимся от ярости рычанием, оскаленными зубами и изображением попыток бросится, а тут – видать слабину почуял, подкрался совершенно беззвучно да вцепился в лодыжку. Да так сильно, что не только поставил синячину на пол голени, но и умудрился прокусить голенище резинового сапога.
Когда же стряхивая слезы злости и боли дохромала до загородки и скинула запор, то Мурка, дурища такая, так боднула его изнутри, что распахнувшиеся ворота чуть не сбили с ног, +поставив, а отбитая левая рука полностью онемела. Там, похоже, тоже будет еще один синяк – для симметрии к покусанной правой ноге.
Дальше шло по накатанной – ленивая перебранка с хозяйскими детьми сегодня чуть не перешла в драку, но тетка Марья мигом загасила начинающийся конфликт мокрым полотенцем. Не сильно притом отделяя правых от виноватых, но Инге перепало все равно больше всех. После был длинный перечень ежедневных дел, осточертевший еще не один год назад, во время исполнения которых все валилось из рук, в результате чего обычная порция доставшийся брани выросла раза в три.
Но апофеозом сегодняшнего дня оказалась дойка, когда вреднющая коза Машка умудрилась перевернуть уже почти полное ведерко, в результате чего молока сегодня вышло – только губы макнуть. Правда и это оказалось далеко не все.
Едва расстроенная Инга занесла эти капли в дом, как выяснилось, что у тетки молоко и вовсе скисло, не успела она и подойник до хаты донести, а вот поставленная опара на хлеб – наоборот упала, превратившись в полное непотребство. И виновата, во всем этом, оказалась почему-то Инга, при виде которой расстройство тетки сменилось нешуточной злостью и самыми натуральными проклятиями на голову «этой неблагодарной твари».
Тут бы опустить глаза в пол, да шмыгнуть в какую щелку подальше от разбушевавшейся тетки и ее полотенца, да известная жидкость не вовремя стукнула в голову и гавкнув в ответ: «Глаза б мои вас больше не видели!», Инга схватила в охапку одностволку с патронташем и куртку и вбив ноги в берцы вылетела наружу хлопнув дверью. Расстояние до околицы пришлось преодолевать под теткино - «Сучка бешенная, чтоб тебя там сожрали!» и «Вернется Кирилл - шкуру с тебя спустит!». Ну и под взглядами изо всех окон и всех заборов – жизнь тут серая, кто ж такое бесплатное развлечение пропустит?
Лес не только окатил прохладой, но и смыл разом все, что нанесло раньше, оставив только спокойную сосредоточенность. По-другому тут нельзя, того кто не способен принять лес в себя, он ведь запросто может и не выпустить. Потому сейчас в ее «обрез» лег патрон с саморучно и с любовью сделанным жаканом, а все неприятности этого дня отодвинулись в бесконечную даль, до того момента когда надо будет вернуться для «спускания шкуры».
И хотя здесь еще не лес, но курок на обрезе лучше взвести. Правда это на самом деле не обрез, а некое недоразумение – результат попытки сделать из ракетницы нечто похожее на оружие, но кто ж ей что другое даст? И за это спасибо, калибр в двадцать два миллиметра давал неплохие шансы уцелеть при встрече с кем угодно, хоть после выстрела казалось, что руки оторвало по локоть. Охотится с ним, тоже можно было пытаться – слишком короткий ствол давал чудовищный разлет дроби, но это неплохо компенсировалось ее количеством и парочкой фокусов.
Одна беда, соваться в лес, пусть и просто за околицу, в ее теперешнем состоянии было разновидностью самоубийства – зверь он кровь прекрасно чувствует и от запаха дуреет. Но непонятная сила, скорее всего – дурь пополам с обидой на эту жизнь, упорно гнала вперед не давая вернуться, пусть лес и весьма серьезно угрожал телу, но он же давал покой душе.
Вот и мысли – вместо того чтобы покинуть голову и переключить все внимание на окружающее, начали биться об привычную стену. Удачно приткнувшееся на краю степи и длинного языка леса то ли село, то ли большой на тридцать дворов хутор был тупиком в ее кроткой жизни. Расположение давало жителям неплохую возможность в неурожайные годы жить с леса, когда зверье отходило вглубь – с полей, и каждый год – с переработки на мясо тех стад что пригоняли сюда скотоводы. Коптильни и ледники позволяли не голодать, но и деться из этого благословенного места было просто некуда, одиночке не выжить ни в лесу, ни в степи, понимание этой простой истины заставляло «быть как все» и держатся друг за друга. Вот только тому, кто в эту схему не вписывался, приходилось совсем невесело.
А Инга в этот мир не вписывалась, впрочем – не сильно и старалась. Ведь сюда, после гибели родителей, попала уже сформировавшимся человеком – семь лет, в этом возрасте характер уже не переделаешь на свой лад, но и как взрослого – не сломаешь. Она ведь попала к ним сюда совсем из другого мира. Мира, где надо было расталкивать других локтями чтобы подняться выше, мира где от соседа впору было ждать скорее подножки чем помощи, оттуда где единственным безопасным и теплым местом была семья, семья – которой враз не стало. Здесь же был совсем другой мир, живущий по другим законам, надо сказать ничуть не менее жестоким, просто более приспособленным к нуждам ВСЕХ, но вот одиночек и тех, кто не был «как все» он не терпел.
Например, тетя с дядей не были ее тетей и дядей, если разбираться в генеалогии, то ближайшей степенью ее родства с ними была «седьмая вода на киселе», да вот только простая мысль «что люди подумают» совсем не оставила им иного выбора как принять ее к себе наравне с собственными детьми. И ведь сказать, что в чем-то они были несправедливы к ней, тоже нельзя. Но вот от этой «бездушной» справедливости, все становилось только хуже, ведь принять ее в свою душу, в свой мир, они не смогли.
Не приняли ее и дети. Детей тут было очень много, вполне можно было бы найти себе друзей, но и молодёжь подобно взрослым сбивалась в стаю, где у каждого свое место. Сейчас она конечно понимает почему, и насколько неправильно себя тогда повела. Не исключено что, несмотря на чувственное отупение, понимала это и тогда, но вот понимать и принять – разные вещи. Она была слишком независима, не признавала ни силу авторитета, ни авторитет силы. Попытка же «поставить на место» заезжую выскочку закончилась дракой, да не такой после которой становятся друзьями. Потому как даже будучи избитой и поняв, что собственных сил не хватает, Инга не приняла поражение, а вцепилась зубами в глотку самому старшему и сильному из своих мучителей, не в шутку – по настоящему, так что прибежавшим на крик пришлось разжимать зубы ножом.
После этого случая все ребятня, не без внушения со стороны родителей, стала держаться от «ненормальной» подальше, дразнясь и кидаясь всякой гадостью исключительно с безопасного расстояния.
Дальше – больше, если и раньше Инга всегда чувствовала внутреннее отношение других людей, то теперь это стало воспринимается просто невыносимо. Зря считают, что знать сокрытое за внешним в каждом человеке это здорово – отвращение, пожалуй, наименее неприятное чувство которое несет такое знание. И ей, в свою очередь, не хватило ума скрывать свои мысли, слава богу, что хоть говорить ей тогда не хотелось, но видимо во взгляде отражалось слишком многое.
Сложно скрывать отношение к доброму дяденьке который пожалев сиротку угощает ее спелыми грушами и взглянув на ее исцарапанные коленки думает как было бы неплохо их раздвинуть пошире. А понимать, что дяденька действительно добрый и не то что реализовать такие мысли, а даже самому себе признаться что он это подумал он не рискнет – не слишком ли многого мы хотим от ребенка? Ее и от притворной доброты и жалости всех этих бабушек чуть не выворачивало.
К тому же очень быстро выяснилось, что ее прямого взгляда не выдерживает не то что человек – цепные кобели от него хвост между ног засовывают. И Инга начала бездумно такой возможностью пользоваться, а зря - в замкнутом обществе практически невозможно ничего скрыть, так что шепотки пошли очень нехорошие. Тем более что и сильные желания ее тоже довольно легко сбывались – на тех, кто ее дразнил, неприятности сыпались как из рога изобилия и, если в другом случае это осталось бы без внимания, то по совокупности заслуг – ярлыки «дурной глаз» и «ведьма» были не так чтобы пустым наветом.
Так и прошло пять лет жизни. Двенадцать лет – очень неприятный возраст, такое впечатление, что попала на черную полоску, да и пошла вдоль. А ведь для других это время полно совсем других, куда как более радостных переживаний. Ведь именно в это время родители начинают сговариваться о будущих свадьбах, потом остается подождать только годка два три, приписать еще парочку несложно, кто там их считает. А для Инги замужество было единственным шансом вырваться из этого ада, пусть и в точно в такой же, но там пребывать ей предстояло уже в новом качестве и строить все заново, что давало хоть какой-то шанс.
Вот только парней подходящего для нее возраста в их селе не было, да и если бы были… Но тетка с дядей постарались от души – Михась даже ей нравился, и ростом, и неспешным основательным отношением к жизни. Нравился… ровно до того момента когда они с отцом, наряженные во все лучшее, не заявились в ее дом – сговариваться. Молодежь же, как водится, пошла свои разговоры разговаривать - на качели.
Даже сейчас стыдно вспомнить, как замирало сердечко от предвкушения изменения судьбы, от неведомого. Как бегали мурашки по спине от завистливых взглядов, когда на нее смотрели все, от соплячек до бабок, КАКОГО парня отхватила себе эта пришлая ведьма!
А волновалось сердечко не зря. Михась вместо всяких глупых нежностей, деловито сообщив обомлевшей «невесте» что все уже решено и через два с половиной года осенью свадьба, так же деловито и без особых любезностей охватил, будто железным кольцом рук, да и начал щупать свою будущую собственность – как поросенка при покупке. И если эту его неумелую грубость еще и можно было потерпеть, все же два года у него впереди, глядишь и научится как с женщинами обращаться. Хотя от его руки, шарящей под юбкой, по всему телу побежала волна подергиваний – прям как у лошади, но стерпеть было б еще можно, да этот медведь грубо сдавил второй лапой и без того жутко болевшую грудь…
Словом, подхватила Ингу ласковая волна, да и понесла в неведомые дали, прям как в детстве, а ведь думала, что давно уже все прошло и не вернется. И полено это еще – ну откуда оно там взялось? – не должно ведь было там ничего подобного быть, прям как черт подал, да еще и с сучком тем поганым.
Пока люди не навалились да ведром воды не окатили – так в себя и не пришла. Вышло в итоге вместо радости большое горе. Да еще и ни разу не надеванное лучшее платье сводной сестры порвала, да в грязи и крови из прокушенной губы извозюкала. Хорошо хоть у Михася кроме носа и рук переломов почти не было, так – трещины в основном, не те все же силенки у Инги, хотя утешение это слабое. Так собственными руками и порвала ниточку к собственному счастью, да и парню жизнь покурочила знатно. С того взгляда, что она увидела когда к нему в больницу ездили извиняться да вежливые слова говорить, все ей ясно стало. Кости хоть и не за пару месяцев – срастутся, а вот этот брошенный на нее затравленный взгляд полный ужаса и детской обиды.
Дядька за случай этот конечно вожжами поучил от души, да на фоне собственных мыслей все прошло не слишком заметно. А вот то, что за обиду пришлось Красавку отцу Михася отдать, не корова была – золото, вся семья по ней убивалась, как со двора сводили, а что поделаешь – лечение оно не бесплатное. Но Инге и тут досталось больше всех, ведь кормилица эта единственным утешением ей с детства была, всех горестей свидетельница и утешительница. Бывало обнимешь за шею и все печали куда-то деваются…
Теперь и этой утешительницы не стало, Мурка – дура и сочувствия у нее ни на грош, что ж чаще всего за наши ошибки расплачивается кто-то другой. Впрочем, и на отсутствие личной расплаты жаловаться не приходилось, одно дело – просто отказать, пусть и против воли родителей, таким мало кого в наши времена удивишь, и совсем другое – отправить не понравившегося женишка в больницу. В дополнение к уже имевшейся «истории» взять ее теперь замуж, мог только польстившийся на богатое приданное (а откуда оно у взятой из жалости сироты?) вдовец. И то, только чувствующий в себе достаточно уверенности чтобы «обломать» строптивицу.
Словом – хоть в омут головой или в лес в одиночку. Но хватит сожалеть о прожитой жизни, тем более что она походу заканчивается – лес ротозейство и невнимательность не прощает. Инга раньше вполне могла ходить по нему, и даже в одиночку, за счет того что очень хорошо «чувствовала» лес, за что он отвечал ей взаимным уважением. Но «слушать» и «слышать» это разные вещи и вот сейчас за невнимательность, кажется, будет расплата.
Потому как во-первых, она залезла уже слишком глубоко чтобы достаточное количество желающих обратило внимание на бредущий не видя дороги вполне приличный завтрак, а во-вторых – уж слишком долго, занятая жалением себя, не обращала внимания на холодный и расчетливый взгляд сверлящий спину.
Впрочем, просчет был хоть и фатальным, но объяснимым. Этот взгляд не нес агрессии, был просто внимательным, оно и понятно – вы ведь не ненавидите котлету на своей тарелке или петушка которому через пару часов предстоит стать супом, да еще к тому же смешивался то ли с одним, то ли с двумя взглядами полными восторга, радости жизни и желания поиграть. И только миг назад до нее дошло, что значит такое сочетание – на ней, как на заведомо слабом противнике, решили поучить охотится малышей.
Рука непроизвольно дернулась вверх – перекрестится перед смертью, но так и не рискнула снять палец со спуска. Впрочем, оружие никакой надежды не давало, если при встрече с одним зверем был хоть какой-то шанс, даже если атака внезапна как сейчас, то при нападении с нескольких разных сторон шансов успеть перезарядить одностволку, нет никаких.
Вот в этот-то момент Ингу, «зависшую» между мыслью напоследок позаботится о душе и желанием умереть с оружием в руках, и ткнули слева в шею мокрым и любопытным носом и одновременно лизнули шершавым и мокрым языком - в правое ухо. Разворачиваясь и вскидывая ствол она уже понимала что проиграла, но только едва сумев сдержать выстрел, поняла что проиграла полностью – сзади никого не было.
Но долго расстраиваться по этому поводу не пришлось – сзади ее оплели сильные лапки, ухватили за шиворот и пояс и мгновенно вздернули на самую верхотуру. Сказала бы, что от такого взлета перехватило дух от восторга, да пребольно врезавшийся в чувствительные места шов от штанов испортил все впечатление.
Там же лапы переместились на затылок и подбородок, попутно зажав вздумавший вдруг заверещать рот. Голову аккуратно, но непреклонно наклонили вниз. Вроде и ладошка меньше чем у меня, слегка отстраненно отметила про себя Инга, но сила в ручках чувствуется такая что, например, голову в случае надобности не просто открутят, а оторвут одним движением. Так что поостережемся дергаться, по крайней мере - пока есть не начнут, а там уже будем действовать по обстановке.
Тут прервав гастрономические рассуждения, на полянку под деревом вылетел полосатик, весьма и весьма представительный кобелек, надо сказать – такого не всегда с первого выстрела и завалишь, и озабоченно начал крутиться потеряв след будто на небеса вознесшейся законной добычи. Лапки мигом вернулись на прежние места – шиворот и пояс, и Ингу приподняв как перышко (вот так и поймешь чем платье удобнее штанов) переправили в удобную развилку толстых ветвей поближе к стволу, чем позволили лицезреть её новую знакомую. Почему именно «знакомую» мысль пришла позднее, но в тот момент в том, что перед ней самочка никаких сомнений, почему-то, не возникло.
Но тут «неведома зверушка» убедившись что гостья в безопасности приступила к активным действиям – запустив в затылок потерявшего след песика плодом размером с два кулака она дополнила физическое воспитательное действие визуальной угрозой – раздувшись за счет поднятой дыбом шерсти раза так в четыре и оскалив весьма впечатляющие клыки а также заодно и все прочие кусалки-жевалки, принялась дико верещать прыгая вверх-вниз и тряся изо всех сил ветку под собой.
Со всех сторон вспорхнули птицы, лес примолк, а единственный зритель данного выступления ошеломленно отгавкнувшись присел на задние лапы от акустического удара, но был направлен на путь истинный увесистым суком едва не прилетевшим ему в голову, после чего предпочел поспешную ретираду, вякнув напоследок что-то вроде «я еще вернусь!».
Киска, а похожа новая знакомая была именно на увеличенную в пару раз рысь, правда кисточки на ушках вроде отсутствовали, да и хвостика вроде как незаметно даже самого коротенького. А вот противостоящий большой палец и на передних и на задних лапках вполне имел место быть, чем она и пользовалась, вышагивая по качающейся ветке как по ровной поверхности. Выпущенные весьма внушительные когти тоже вполне надежно фиксировали свою хозяйку на столь ненадежной опоре.
И все это богатство в купе с весьма острыми зубками становилось все ближе. Кажется, самое время было вспомнить о так и не выпущенном из рук стволе и доказать что превосходство разума над звериной силой – в подлости, но… просто не поднималась рука с оружием. Может по причине безмерной благодарности за спасение от зубов «большого амфициона», выраженного в клиническом желании накормить спасителя собственным мясом, или в гипнотической притягательности огромных (относительно остальной мордочки, разумеется) голубых глаз, выдающих в хозяйке любителя ночной жизни. А может все было прозаичней – ствол не удавалось поднять по тому, что не нем лежала еще одна лапка, хозяин (да это точно был мальчик – и к гадалке не ходить) которой уже некоторое время тыкался в Инге в шею холодным носом и лизал в ухо шершавым языком.
Оставалось только просто нажать на спуск, надеясь отпугнуть этих милашек звуком выстрела, а потом спрыгивать с дерева в расчете на удачу. Но вот спуск-то как раз, почему-то и не нажимался. Скосив глаз вниз оставалось только выпучить его в изумлении – и когда это она успела поставить оружие на предохранитель? Правда, тогда становилось понятным, почему при всех этих скачках выстрел до сих пор не произошёл.
И что теперь делать? Пытаться снять с предохранителя, взвести курок и стрелять? И куда скажете стрелять? Или бросать ружье и хвататься за нож? Сравним ка его с коготками этих милашек – даже не смешно получается, паритет один к сорока явно не в ее пользу, даже не принимая во внимание ловкость владения «холодным оружием».
Как и водится – все за того, кто сомневается в критической ситуации, решили те кто не думает а делает. «Киска», подскочив вплотную, лизнула Ингу в лоб, потом плюхнулась седалищем на ветку скрестив ноги, но продолжая крепко за нее держатся, потом опять вскочила, лизнула в нос шершавым как терка языком, опять плюхнулась на ветку и что-то быстро затараторила на своем обезьяньем, и все это – менее чем за полторы секунды.
Потом темп событий слегка упал – под удивленным взглядом Инги в требовательно протянутую лапку был положен спелый плод «алмазного» ореха невиданного размера – почти два кулака. Тремя движениями когтей плод, почти с детский кулачок, был освобожден от кожуры, которую небрежно уронили вниз. Инга отстраненно отследила полет почищенной шкурки – из нее выходило замечательное лекарство от радикулита и нескольких еще менее приятных болячек, так что ценилась она если и не на вес серебра, то ненамного меньше.
Потом твердая кожура собственно ореха просто хрупнула в лапке, мигом подтвердив правильность вывода о бесполезности попыток применения силы к этим милым зверушкам, ведь «алмазные орехи», когда кому-то везло их найти, обычно давили винтовым прессом, ничего другого кроме него или кувалды эту скорлупу не брало. А вот дальше начался полный сюр – вынув нежную сердцевину, которая между прочим стоила совершенно невообразимых денег, и очистив ее от кожицы, (Инга только сглотнула, проводив взглядом вниз отброшенную за ненадобность шкурку – когда-то в детстве ей удалось попробовать это лакомство, «кисуля» попросту сунула ядрышко ореха в рот своей «гостье» (к стыду своему Инга только теперь поняла, что все это время сидела с отвисшей челюстью).
В голове просто взорвалась бомба из запаха и вкуса, «алмазный орех» очень ценится парфюмерной промышленностью наравне с амброй кашалотов, но доставался он им редко – фармацевтика за стимулирующее и психотропное действие ценила его не меньше, ну а попробовать это «яблоко раздора» могли себе только очень богатые гурманы. Так что пока Инга наслаждалась одновременно вкусом и невероятной четкостью мысли с остротой памяти, «бойфренд» был куда-то отослан, а ей скормлена вторая половинка ореха от которой она попробовала отказаться, после чего они разделили ее поровну и принялись, обнявшись как две лучшие подруги, раскачиваться на ветке.
Правда веселились так они вроде бы недолго, появился «мальчик» и приволок подмышкой еще два ореха, а в верхних лапах – мед черных пчел. «Просветленный» разум отметил стоимость такого лакомства, и риск на который он пошел ради такого угощения – одна пчела ужалив взрослого человека валила его с ног не слабее укуса змеи, и существовал вполне не нулевой шанс протянуть ноги. Быть ужаленным тремя пчелами разом означало весьма серьезную заявку получить билет в один конец, даже при наличии доступного антидота и своевременной медицинской помощи. Потому этот мед, несмотря на все его замечательные свойства, был весьма дорогой редкостью, которую Инге пробовать еще не приходилось – ничего, под орехи пошел более чем на ура. Остальная часть вечеринки как-то не то чтобы потерялась в памяти, но вспоминать как она, уткнувшись в мохнатое плечо, выплакивала всю историю своей прежней жизни, было как-то…


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 03.08.2011, 22:15 | Сообщение # 81
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
____________________
Все веселье, связанное с действием ореха, пропало как-то разом при виде места где ее собирались уложить баиньки. Нет, переночевать на самой верхушке дерева, в громадном гнезде сплетенном из притянутых от разных деревьев и переплетенных тонких веток, а также нарезанной с помощью зубов лозы, да еще в компании то ли ближайших родственников человека, то ли прародителей будущей цивилизации на Прерии было и забавно, и весело, и наверняка очень познавательно. Да вот взгляд с этой самой верхушки на собирающее коснутся горизонта солнце, мигом напомнило то место, которое она привыкла называть домом, и где наверняка уже с ума сходили от беспокойства за одну несознательную личность.
На душу просто тысячепудовым камнем упали запахи старого дома – пирогов, молока и теплого хлеба, сеновала и дыма березовых поленьев сгорающих в печи. Сердце сжало от того что называется «ностальгия» выбив непрошенную слезу из глаз, нет – что бы там не говорили фармакологи о невозможности передозы или про отсутствие побочных эффектов или привыкания при употреблении алмазного ореха, лучше в этом деле соблюдать меру.
Но все же оставалась такая проблемка – объяснить ситуацию существам, судя по всему и членораздельной речью то не владеющим. Они ведь такое желание могут и просто не понять, а то и обидеться. Оставалось только надеяться на вычитанную в книжке мысль что, например, собаки не понимая слов, прекрасно чувствуют интонации, понимая в итоге даже больше, чем им пытаются сказать. Инга осторожно взяла Кисуню за лапку, кажется она тут главная, и старась не думать о постороннем произнесла:
- Мне надо идти, понимаешь, там меня ждут. Они очень волнуются, понимаешь?
Кисуня посмотрела в указанном направлении втянув воздух носом, заглянула в глаза и совсем по-человечески развела в стороны верхние руки. Дескать – надо, так надо. После чего все завертелось в буквальном смысле слова – подхватив Ингу под локти и за пояс, хвала всевышнему, в этот раз с двух сторон, неугомонная парочка попрыгала с ветки на ветку вниз и в указанном направлении.
Но в низу вся беспечность разом пропала, возвращались осторожно, часто останавливаясь и чтото пережидая, время от времени или Кисуня или Бой уходили в перед на разведку. Тем не менее до околиц дошли очень быстро, даже слегка зашли на минное поле где неугомонная парочка ориентировалась похоже как у себя в гнезде, во всяком случае с тропинки никто не сходил. Правда Ингу чуть не хватил инфаркт когда эти разгильдяи, легко обходящие растяжки вдруг заинтересовались «лягушкой» и начали ее выкапывать.
Пришлось схватить хворостину, зажмурится, да дать по лапам. Обошлось, лишь получивший за двоих Бой попробовал окрыситься, но получил еще и подзатыльник от Кисуни и побежал извиняться, то есть проверить Ингу на наличие блох. Наверное ничего не нашел, но оказывается когда тебя расчесывают когтями это очень даже приятно.
Дальше решила не рисковать и попрощаться здесь. Кисуня прощалась вполне по человечески – лизнула в носик, заглянула в глаза, да и так сдавила в объятьях, что ребра затрещали. Бой оказался более застенчив и предпочел попрощаться по-собачьи – сунул нос между ног, лизнул в щеку и затолкал в поясную сумку какой-то пучок листьев, в качестве пояснения что-то застенчиво прорычав. После чего оба сделали по шагу назад и вбок, попросту растаяв в окружающей зелени, странно – ведь рыже-коричневые шкурки должны быть очень заметны, а поди ж ты, прям как глаза отвели.
Родное подворье встречало Ингу выпученными глазами младших хозяйских детишек, и замершей соляной статуей хозяина. Дядя Кирилл при ее приходе поправлял что-то в сбруе, которую всегда одевал на охоту, как он говорил «на выход», и при возвращении «блудной племянницы» лишь повернул голову на скрипнувшую калитку, да так и замер – полусогнувшись. Лишь глаза на окаменевшем лице внимательно обежали «явление» да со смесью волнеия и облегчения заглянули прямо в душу – «всели так хорошо, как видно?».
Да и Инга разом схватила всю «картинку» - и камуфляжную куртку, напяленную прямо поверх пропыленной за рабочий день рубахи, и прислоненный к стоящему поодаль рюкзаку «штуцер». Все заранее подготовленные слова испарились как роса на солнце, оставалось только сделать несколько шагов вперед обнять пропахшего пылью и крепким мужским потом родного человека, да шепнуть упираясь лбом в каменные мышцы груди – «извини, дядя», и, почувствовав, ка за плечи обнимает сильная рука, а по волосам ласково скользит мозолистая ладонь, про себя подумать – «как давно я не говорила таких простых и искренних слов, да и говорила ли когда-то вообще?».
Впрочем, это бы всего лишь миг – дядя немного смущенно отстранился, еще раз внимательно заглянул в глаза и усмехнувшись в усы рявкнул на весь двор.
- Марья!! Накрывай на стол, наш блудный племянник явился. – И захохотал в полный голос, окончательно сбрасывая напряжение прошедшего дня, да крепко, но как-то не обидно, приложился мозолистой ладонью пониже спины, придавая общее направление движения к крыльцу. На которое, тем временем успели выйти еще несколько серьезных дядек, одетых сплошь по походному и при оружии. Вся чесная компания при виде этой семейной сцены разулыбалась, кто в бороду кто в кулак, и принялась прощаться.
- От и добрэ. Бывай Кир, все хорошо, что хорошо кончается.
- И вам спасибо, люди добрые заходите в любое время. – Ответствовал хозяин, раскланиваясь.
- Уж зайдем, не сумлевайся. Но пока вы тут без нас радуйтесь… Будете здравы!
Дом встретил запахом свежеиспеченных пирогов, дежавю просто. Тетка металась между столом и кладовкой, выставляя на стол пироги и плошки, а потом тихо сидела с краю стола, то крестясь на образа в углу, то вытирая слезы облегчения из левого глаза уголками головного платка. Второй глаз, со свежим синяком, тетка неумело пыталась прикрыть тем же платком.
Инга, чувствуя как полыхают уши, уткнулась в собственную тарелку не зная что ей делать – тетка с дядей жили что называется «душа в душу», на ее памяти он даже голоса не повышал, даже если выпьет. И ведь словами тут ничем не поможешь – только хуже можно сделать. По какому-то наитию вытащила и развернула подарок Боя, там оказался кусок сот, совершенно угольного цвета, и еще один почищенный орех.
- Вот, возьмите, совсем забыла…
Дядька при виде этого только крякнул и задумчиво уставился в окно подперев голову. Тетка же, всплеснув руками, мигом забыла и про радость, и про горе, схватила все это богатство в чистое полотенце, да понеслась к очковой змее – фельдшерица сельского здравпункта отвечала за прием и сохранение всего лекарственного, что несли из леса.
Так, вся в надеждах, что этот день наконец закончился и вся в мечтах о завтра Инга и и отправилась спать, поблагодарив Господа за еду да перекрестившись на образа. Когда она так делала последний раз, припомнить до того момента как ухо коснулось подушки так и не удалось.
_____________
Близнецы дружно катались на ветке, радуясь удачному завершению дня и красивому закату. Доклад на базу был сделан, рекомендации по продолжению выслушаны, пилюли проглочены, а теперь можно было с удовольствием еще раз пережить самые вкусные моменты прошедшего дня. Вот и сейчас, они дружно посмотрели друг на друга – как в зеркало, и одновременно сказали:
- Кисуня?
- Бой?
И так громко фыркнули (рассмеялись) что слетели с ветки и, повисну вниз головой на нижних четырках они продолжали раскачиваться и смеяться, невежливо тыкая в друг-друга пальцами…
____________
Встала засветло надеясь хотя бы сборами никого не побеспокоить, но была застигнута на месте преступления вошедшей с улицы теткой и одновременно вышедшим из взрослой спальни дядей. Интересно – они хотя бы ложились? То ж отступать все равно некуда, пора становится взрослой хоть и не хочется почему-то… Два шага на встречу дяде глядя прямо в глаза, пусть и снизу вверх:
- Мне надо идти. Самой.
- Именно одной? – Такой же прямой взгляд в ответ с затаенной тревогой на дне и, получив в ответ утвердительный кивок, - Что ж, я почему-то так и думал.
Инга только теперь заметила сложенный рюкзачок, приткнувшийся под вешалкой с ее ружьишком и патронташем. Тетка тоже подозрительно вздрагивая плечами заворачивала в полотенце чтото съестное.
- А поесть Марьюшка сейчас соберет, ты там только дочка это… поосторожней все же, - протянувшаяся к голове ладонь неуверенно повисла в воздухе будто боясь вместо мягкой шерстки встретить зубы. Пришлось самой податься вперед потеревшись об нее щекой, заодно и навернувшиеся на глаза непрошенные слезы никто не увидит. Ощущение что тебя как щенка гладят по головке, против чего раньше восставало все естество, оказалось неожиданно приятным, но надо было идти до конца, потому набравшись духу пробормотала:
- Не волнуйтесь за меня, ничего мне в лесу не грозит, если буду сама, ты же знаешь – я лес слышу. Только… скорее всего уйду на два три дня… Можно? Очень надо…
Рука на миг замерла, а потом продолжила свое движение. Голос же волнения не выдавал.
- Если очень надо – то можно, ты ведь у нас теперь настоящий охотник. Только вон ту штуку на столе возьми, Маугли. Слышать лес это неплохо, но его и видеть тоже не помешает. Да и с этой хитрой машинкой будем хоть знать что все в порядке.
Инга оглянулась и обомлела – на столе лежал визор, нет не так, на столе лежала МЕЧТА. Мечта большинства ребятни, да чего там и взрослых села. Визоров на все хаты было только два, в фельдшерском пункте и у старосты. Помимо возможности связаться с кем угодно из любой точки, откуда доходил сигнал на спутник (то есть откуда угодно, кроме как з под воды или з пещеры), он давал возможность неограниченного виртуального доступа в общепланетарную сеть, в отличие от сельского ретранслятора. Тот даже связь обеспечивал всего в пятнадцати километрах от мачты в центре села и то далеко не везде, а доступ в сеть давал и вовсе в “2-D” режиме и на такой скорости, что проще было берестяное письмо написать или докричатся.
Руки сами ухватили диковину, будто боясь, что она исчезнет, мелькнула малодушная мысль отложить выход и прямо сейчас «нырнуть», но презрение к себе облило как ушат холодной воды. Еще раз оглядев трезвым взглядом диковину отметила маленький скол от картечины на ударопрочном корпусе – значит со своим экземпляром расстался староста.
- Бери не сумлевайся, - прогудел Кирилл, - мы тебе его на… день рожденья сторговали. Правда расплатиться не успели еще, но под такое дело пока и так дали. Денег правда на счету нема, но там многое и так – задарма, разберешься. Топай уж, а то рассвет пропустишь.
- Спасибо! – По какому-то наитию Инга обняла всхлипнувшую тетю, схватила вещи и, перекрестившись на образа и получив в ответ родительское благословение, выбежала на двор – пропускать благословенные рассветные часы, когда ночные хищники с набитым брюхом уже устраиваются спать, а дневные еще ни так активны, действительно не стоило.
Лес встретил какой-то невероятной прозрачностью и светлой пустотой. Нет пели птицы и шуршала какая-та мелкая живность, но ничего крупного, а следовательно опасного, не чувствовалось. Взор тоже в меру своих сил был с этим согласен, просто лубок какой-то. Углубляясь все дальше Инга все раздумывала кто-же есть на самом деле ее новые знакомые, назвать зверям х не поворачивался язык, значит – люди?
Что ж это за люди, что не владеют речью, не знают огня и не носят одежды. Оружия и инструмента тоже не имеют, хотя кажется понятие об использовании предметов им вполне знакомо – вон полосатика по затылку сучком вполне со знанием дела приложить попытались. А с другой стороны – зачем им это оружие и инструмент? Силой их и так создатель не обидел, рук вон тоже дал с избытком, дом для них весь лес и мало кто способен обидеть их там – на вершинах деревьев, впрочем и на земле мало кто рискнет заступить дорогу – решительная и сплоченная стая (или все же племя?) справится с каким угодно хищником. И то как легко ее сначала защитили и приняли вчера – ясно говорит о том что к друг-другу ее знакомцы относятся весьма чутка, людям бы так.
Людям… Смогут ли люди признать в них разум? Ведь собственные ощущения к делу не пришьешь. Может это вссеже не примитив или начало восхождения к разуму, а просто другой путь, не техническая цивилизация или вовсе разум ставящий целью не покорение, а сосуществование. Смогут ли люди принять такой разум? Ответ, как ни странно прост, люди смогут принять какой угодно разум если, он будет сочетаться с СИЛОЙ, достаточной для того чтобы уцелеть в многолетней, если не много вековой войне на истребление.
Это подтверждает сама история существования человеческой (т.е. европейской) цивилизации, где например целая раса, создавшая величайшую культуру и науку имевшая красный цвет кожи? Уничтожена под корень, практически не оставив после себя кроме циклопических сооружений ничего, даже про тех кто доживал свой век в резервациях уже можно вспоминают только исторические книги. Реально разумными всегда признавались только те, кто действительно мог дать сдачи, и очень крепко дать.
Даже те, кто мог хорошо прятаться и выживать в неприемлемых для прочих условиях, мало на что могут рассчитывать. Где коренное население джунглей Бразилии? Их джунгли понадобились скотоводам – под пастбища, а дерево – всем остальным…
А ведь такая ситуация может очень просто повториться и здесь, на Прерии, причем в это десятилетие или через несколько сот лет не скажет ведь никто. Что же сможет противопоставить скажем цивилизация биологическая катку технического прогресса?
А вот вряд ли стоит считать что ничего. Например, человечество всю свою историю воюет с… крысами. И довоевалось, между прочим, до полного понимания бесполезности своих усилий окончательно решить вопрос с этим маленьким серым зверьком. И уже на полном серьезе некоторые готовы признать за ними право на разумность, если не индивидуальную то «видовую». Результат конфликта с видом хотя бы чуть умнее крыс вообще мало предсказуем, не говоря о большей разумности. Не будь, скажем, собаки столь привязаны к человеку…
Что же выходит – война попросту неизбежна? Причем не просто конфликт за ресурсы или рынки сбыта, а самый натуральный геноцид. А ведь она с ее новыми знакомцами тогда неизбежно оказывается по разные стороны прицела…
Может, конечно, возможен и другой путь – интеграция. Вот только кого в кого? Будут твои новые знакомцы как индейцы в прошлом веке работать на строительстве небоскребов, благо они четверорукие, за бутылку дешевого пойла или дозу валерьянки. Нет, это по сути та же война и геноцид, просто растянутый на больший срок.
Ох, и нелегкие получаются вопросы для двенадцатилетней максималистки, а ведь надо что-то придумать. Наверно все же самой правильной будет детская реакция – накрыть голову подушкой и сделать вид, что никакого Буки нет. Не говорить никому, что планета не пуста, а имеет собственный разум, тем более что последнее никому ты не докажешь а навредить можешь всем. Авось пронесет и выбор «ты с кем?» за всю жизнь тебе делать не придется. Да вот ведь вопрос какой – жизнь, она ведь может и не спросить, Ведь если за все время нахождения здесь людей никто этих милашек так и не заметил, а теперь вот они взяли и явились, то вполне может быть что есть на то «обстоятельства неодолимой силы» и очень скоро выбор делать все же придется.
А теперь вопрос на миллион – если даже выросшая в глухом селе девчонка смогла сделать вывод о неизбежности, то почему до того же самого не могла дойти противоположная сторона? А любая война, как известно, требует полных и точных знаний о противнике. И может эта развеселая парочка, так неожиданно появившаяся из ниоткуда, есть весьма и весьма подготовленные разведчики, так сказать «резерв верховного командования»?
Вот и думай – на чьей стороне ты УЖЕ играешь. И что будешь делать конкретно ТЫ, когда с одной стороны окажутся твои дядя с тетей, их дети и вообще все человечество, а с другой вот эта перемазанная соком мордашка, торчащая из малинника, которая за один день сумела влезть в душу так, что и с мясом не оторвешь…
Тут проснулся, наконец, визор и вякнул - «опасность», а мохнатое тельце с радостным писком и сияющими глазами вылетело из малинника как пушечное ядро, сбивая Ингу с ног. Приземлились правда мягко - тоже на мохнатое и придушенно пискнувшее, Бой как-то умудрился подобраться сзади и «подстраховать». Комок из трех тел, шести рук и двух ног с писком-визгом покатился по траве излучая радость встречи – глобальные геополитические проблемы межвидовых отношений были забыты напрочь.
__________________________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Среда, 03.08.2011, 22:15 | Сообщение # 82
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
__________________________
Как оказалось нашей парочке умение пользоваться посудой совсем не чуждо, причем в духе времени конца прошлого века начала этого, посуду эти продвинутые дикари предпочитают одноразовую. Очень удобно – поел, вылизал да и выбросил, ни каких проблем с мытьем или хранением.
Этот момент Инга выяснила, когда ей «порадовались» приличной горкой малины в сплетенной из свежесорванных листьев тарелке, действительно, ну не в руках же эту вкусноту носить. Впрочем, эти природные коммунисты мигом перевернули рюкзак и тоже «порадовались» домашним пирогам с крынкой молока. Пироги только ляскнули, а вот с молоком вышла заминка – чтобы научится потреблять сей продукт не из сиськи, нужна не малая практика, это не говоря о том что крынка она больше под анатомию человека приспособлена.
Так что пока язык до молока доставал потребление этого деликатеса шло ударными темпами но в четкой очередности, но вот как только уровень опустился возникла ситуация из сказки «Лиса и Журавель». Правда парочка мигом доказала что они сообразительней Лисы – молоко было просто налито в крышку крынки и пока один держал, второй лакал (крышка она с обратной стороны с колечком, на землю ее не поставишь), после чего держащий облизывал мордочку напротив от того молока которое «по усам текло» и кормящий с кормильцем менялись местами. Вот такой вот завтрак совмещенный с умыванием.
И судя по ловкости и координации с которой все было проделано, ребята совсем не дикие – представление о столовых приборах, хотя бы в виде плошек, они имеют. Они к стати и Ингу таким манером накормить пытались, но она сказала, что только что из дома и есть не хочет – что было правдой, потому ограничилась малиной с половинкой пирога.
А вот после завтрака новые знакомые проявили свою звериную сущность в полной мере, потому как не слушая никаких возражений затащили Ингу в середину малинника, да уложили на кучу сухой листвы и сена. После чего устроились по краям и засопели в четыре дырки, заявив тем самым, что после хорошей еды положено спать. И что не удивительно – оказались при этом совершенно правы, существо которое живет исключительно собственным трудом, оно вообще редко ошибается в таких бытовых мелочах. Инге даже баранов считать не пришлось, одного запаха трав которые знакомцы натаскали в подстилку хватило чтобы отрубиться едва успев устроится по удобнее.
Пробуждение было солнечным. Солнечный зайчик сначала попытался приподнять веки, потом перебрался на нос, а потом горячо задышал в ухо – пришлось просыпаться. Впрочем, зрелище того стоило, рядом в траве совершенно бесшумно резвились два громадных котенка отбирая друг у друга визор и попутно разыгрывая сценку из басни «Мартышка и очки» с поправкой на то, что мартышек было две, а очки одни.
Игрушку было жалко, сама еще толком не поиграла, но еще жальче было лишать ребят игрушки, правда еще оставалась призрачная надежда на то, что корпус выдержавший попадание картечины сможет пережить и попадание в лапки двух первобытных человеков. Впрочем, веселье сразу кончилось как только было замечено что Инга проснулась, визор совсем не пострадавший тут же был ей вернут, в целостности и сохранности, после чего ее подтащили к месту где были аккуратно разложены все ее вещи.
Пришлось в качестве ответа на немой вопрос показывать назначение каждой, хорошо хоть слушатели попались деликатные и не настаивали на обязательной демонстрации, в некоторых случаях довольствуясь устными пояснениями. Уж что они из этого поняли непонятно, но ушами шевелили поддерживая ход беседы и ни разу не переспросили.
У Инги, кстати, в ходе этого странного разговора упал камень с души – ни оружие, ни патроны никто не тронул, где их хозяйка положила там и лежали. Это конечно не довод в пользу того, что ее знакомые соображают лучше большинства ее знакомых – может им просто запах смазки не понравился, но скорее всего наблюдательные ребята инстинктивно отметили ту осторожность, с которой обращается с этими предметами сама хозяйка и проявили разумную опаску.
А больше всего вопросов вызвала ярко красная лента, которая непонятно зачем оказалась в одном из карманов рюкзака. Инга ей и волосы подвязывала, да вот коротковаты они у нее, и на лоб прилепляла – вроде чтоб пот в глаза не попадал, и много еще чего, а под конец завязала бантик на шее Кисуне. Ну и пошла потеха – куда только Кисуня этот бантик не пристраивала, причем в виду отсутствия зеркала использовала в качестве манекена Боя. Так хохотать Инге давно не случалось, но как удержатся при виде этого мускулистого и полностью обнаженного шерстяного мачо с гламурным красным бантиком на левом бедре?
А вот под конец этого развлечения произошла довольно странная вещь. Когда лентой завладел Бой, то он не стал никак пытаться использовать ленту, а просто выдернул из рассатавшегося края длинную, но почти не весомую нитку и все – лента была моментально забыта.
Зато нитка увлекла надолго, чего только с ней не делали – и бросали, и сдували, и узелки завязывали, на последнее развлечение припахали даже Ингу и очень радовались, когда у нее получилось быстро завязать несколько довольно хитрых из показанных узелков. Все остальное время, как не странно, никакого проявления веселья не было, можно было бы подумать, что перед ней ученые, всесторонне и сосредоточенно изучающие свойства нового материала.
Но и этот момент был пройден, вещи уложены назад в рюкзак и «хозяева» потащили гостью в экскурсию по окрестностям. Пока шли по более менее знакомым местам можно было просистематизировать увиденное – ее знакомцы довольно резко «подросли» в степени своей цивилизованности. То что они показывали, включая отсутствие какой либо зашоренности или суеверного страха, и неуемное любопытство в комплексе с чуть ли не научным подходом сильно склоняло чашу весов в сторону нетехнической цивилизации. Даже если этот вывод был ошибочным – потенциал все равно был велик, особенно принимая во внимание уровень мелкой моторики и способностей к обучению.
С другой стороны, на этом фоне большим диссонансом было полное отсутствие одежды, инструментов и внятной речи, они ведь даже не пытались подражать тем звукам, что произносила Инга, не проявляя к обучению в этом направлении ни малейшего интереса. Очень странно – ведь пересмешнячанье свойственно куда как менее развитым видам. Да и те звуки, что они издавали сами, не имели значительной модуляции, просто рык для привлечения внимания или выражения сильных чувств.
Тем не менее, они похоже прекрасно друг-друга понимали и без слов, и что удивительно каким-то образом достигли и взаимопонимания с Ингой, мистика просто какая-то. И если первое можно было объяснить наличием не вербального языка, жестов например, то второму объяснения не было.
Инга чувствовала, что ей просто катастрофически не хватает знаний, систематического образования не заменит ни какая гора прочитанных книг и статей. Надо было бы вести постоянную запись, чтобы потом можно было и самой вернутся к некоторым моментам и показать ее специалистам, но решится даже на несколько фотографий не дала совесть. Ведь последствия для ее новых знакомцев могли оказаться настолько серьезными, что требовали их сознательного участия, а как их об этом спросить?
Тут пошли места менее знакомые, и все посторонние мысли пришлось отложить, с оружием на изготовке мечтать не полезно для здоровья. Хотя шли они в прежнем темпе, то есть очень быстро казалось, вся опасная живность сама убирается с их пути или просто не встречается.
Монотонный темп ходьбы постепенно погружал в транс – сознание как бы расширялось, охватывая пространство большее чем видели глаза, а потом и больше чем слышали уши. Это состояние и называла Инга «слышать лес», сегодня оно было наиболее сильно, потому что два бьющихся рядом сердца тоже «слушали», а еще распространяли вокруг незнакомое чувство уверенности в себе. Казалось, что с такой защитой опасаться просто нечего и можно спокойно отдаться плавному течению волн жизни.
Вот по краю поляны скользнула быстрая тень, на миг взглянув на них и газом причислив их к неопасным (сытым) хищникам, поспешила убраться по дальше. Вот очень далеко, практически на грани приема забеспокоился расположившийся на отдых серьезный противник, но прислушавшись к тем звукам, что донесла до него земля, решил, что это не претенденты на его территорию ведь так топать, на охоте – ложиться спать голодным, а добыча его сегодня больше не интересовала – сыт.
И Инга, будто подтолкнутая изнутри, решилась на то что никогда не делала ранее. Представила себе как от нее расходиться волна умиротворения и тепла, как бы говоря всем - «да, это я, не голодна и просто рада всем вам». Вовремя надо сказать – далеко впереди и справа громадная помесь медведя и собаки, в тоже время являющейся заботливой и ласковой мамочкой как раз оторвалась от созерцания двух резвящихся ее малышей, трех месяцев отроду, и приподнялась на задние лапы, заслышав неведомую угрозу ее малышам. Теперь эта тонна заботы, фыркнув опустилась назад и подхватив в пасть одного из сосунков, проконтролировала что «послед» взял второго и не спеша отправилась в менее оживленное место, которое больше подходит для игр детей.
А еще в ответ вдруг пришло восемь удивленных ответов-приветствий – «и мы тут», и в голове как бы высветилась карта местности с четырьмя парами точек. Кому принадлежат те два, что совсем рядом – просто руку протяни, было понятно и так, а вот кому принадлежали еще три пары расположившиеся полукругом спереди и по бокам? Кажется мы тут далеко не одни, но ни подтвердить это, ни опровергнуть не удалось, потому что эти метки разом пропали, хотя прочая живность исправно отображалась на вдруг приобретенном «внутреннем радаре».
Удерживать две картинки разом, как не странно, было очень просто они ведь не противоречили друг-другу, а как бы дополняли, как танец дополняет музыку.
В конце этого удивительного путешествия вышли на небольшую поляну заросшую множеством цветов, от аромата которых просто кружилась голова. В этом маленьком раю не было ничего, что бы им угрожало и Инга позволила себе замереть в восхищении и попытке запомнить это чудо на всегда. А вот спутники повели себя странно – подняв дыбом шерсть, они начали подкрадываться к центру поляны, двигаясь быстро и плавно.
Ничего другого не оставалось как усилием воли заставив себя напрячься двинутся следом. Но разглядеть к чему так осторожно приближались удалось только почти уткнувшись в спины – не одном из цветков сидела пчела.
«Обыкновенная» черная пчела… Поднявшаяся из глубины волна страха заставила спокойно собиравшее пыльцу насекомое угрожающе загудеть, но тут Кисуня ласково погладила Ингу по внутренней стороне ладони и страх отступил, сменившись спокойной уверенностью. Успокоилась и пчелка, тем более что Бой на нее тихонько дунул, свернув губы трубочкой. Пока пчела пыталась удержаться на цветке, он быстренько накинул ей на заднюю лапку петельку из красной ниточки. Надо же, оказывается, он ее до сих пор не потерял.
После чего точно такая же ниточка была вручена Инге, и она под внимательными взглядами соорудила петельку и, дуя на цветок, накинула ее на другую лапку. Интересно – тут кто кого изучает? На предмет установления степени разумности, так сказать…
После чего все некоторое время в шесть глаз любовались занятой своими делами пчелкой с двумя красными ниточками, а вот потом началась настоящая гонка, хотя назад в улей пчела летела довольно неспешно, да видима была за счет ниток на фоне листвы прекрасно, но азарт на этой необычной охоте просто захлестывал.
Завершилась эта необычная погоня, как и положено, возле расположенного на приличной высоте дупла. Бой, было сунувшийся к нему, мигом получил дружное гудение, пока еще не угрожающее, а просто обозначающее, что гостям любым тут не рады, и откатился назад. Парочка мохнатиков огорченно переглянулась и дружно посмотрела на Ингу – выручай, дескать, а то сладенького хочется.
В голове побежали всякие обрывки по биологии пчел, как назло самые расстраивающие – про степень ядовитости данного вида, порядке оказания первой помощи и времени после которого любая помощь уже станет бесполезна. Потом пошли чуть более нейтральные данные, что конкретно данный вид пчел отличается просто жуткой агрессивностью, но и меда собирает чуть не в два десятка раз больше чем любой другой. Причем мед этот зачастую им самим не нужен и пчелиной семье приходится часто перелетать на другое место, бросая жилье, когда в дупле просто не остается места собственно для пчел. Вот только улетают они, как правило, недалеко. В отсутствие рядом подходящего дупла они вполне способны на манер термитов сделать себе новое или построить «подвесное» гнездо, продолжая тщательно охранять и оборонять не слишком им и нужные запасы. У них и специализированные особи на это дело есть.
Потом мысли скользнули опять на грустное, добыча меда была чрезвычайно опасным делом еще и по тому, что в отличие от пчел обычных от этих монстров не помогали защитные приспособления. Защищая свое добро от посягательства эти милые насекомые, подобно земным термитам, могли прогрызть что угодно от титана и нержавеющей стали, до специальных синтетиков, используемых в космических скафандрах – причем довольно быстро, потому как действовали дружно. Единственным вариантом гарантирующим успех был просто расчет на случай – бывало что дерево в котором гнездились пчелы не выдерживало их хозяйственного напора, а они довольно часто «расширяли» свою жилплощадь для хранения новых запасов меда, выгрызая дерево изнутри. Так вот если дерево падало, и при этом гибла матка, то можно было попробовать получить мед, если удастся при этом опередить всех окрестных сладкоежек.
Занятие этим ремеслом было очень утомительным, надо ежедневно проходить по сорок-шестьдесят километров, пчела ведь летит в поисках цветов на десять километров и ближе гнезда не встречаются. А перед этим – гнезда еще надо найти, что совсем не простое и весьма опасное занятие. И все эти пробежки – зачастую просто для того чтобы собрать «остатки пиршества» даже если удача улыбнулась и ветер или время сломали именно нужное дерево. Другие варианты были куда как менее надежны и в плане получения меда, и в части уцелеть при попытке его добыть. И теперь предстоит найти именно надежный способ, хотя – почему найти? Медом ее помнится уже угощали, значит этим лукавым мордочкам он наверняка известен… Думай башка – картуз куплю!
Что там еще известно про поведение пчел – это коллективные насекомые, объединены в рой. Черные из них – самые крупные, но и с самыми немногочисленными семьями, управляет роем матка, у черных она очень хорошо летает потому, как ей часто приходится менять место жительства. Все пчелы инстинктивно защищают гнездо, не жалея на правое дело своей жизни. Нет, тут ошибка – пчелы защищают не гнездо, а матку, которая находится там.
Вот и ответ – надо убедить матку вылететь, в этом случае гнездо останется на краткий миг без защиты. Потом, когда пчелы построят новое гнездо часть «солдат» скорее всего вернется, чтобы охранять старые запасы меда, но время обчистить кладовую пчел у наших сладкоежек будет.
Что может заставить пчел покинуть жилище известно – это пожар, единственный противник против которого бесполезны смертоносные жала. Этим и пользуются пасечники на Земле, окуривая ульи дымом чтоб «успокоить» пчел.
Инга с сомнением оглядела своих спутников – как они отнесутся к идее развести костер и устроить тут дымовую завесу? Тем более что у нее сильные сомнения, что никто из трапперов??? этот широко известный способ не пробовал. Скорее всего, черные пчелы и в этом «неправильные» или просто сильно недоверчивые и покидают гнездо только при наличии реальной опасности. Устраивать здесь настоящий лесной пожар как-то не хотелось, да и меда в этом случае все равно не будет…
Как же еще убедить пчелиную королеву? Инга посмотрела на замерших в позах маленьких будд, терпеливо дожидающихся ее действий знакомцев и второй раз в жизни попробовала УБЕДИТЬ. В ее воображении поднялось огромное, но не удушливое облако дыма и окружило дерево с дуплом и пчелами. В тот же миг ей показалось, что предупреждающее пчелиное гудение, которое слышалось будто не столько ушами сколько раздавалось в голове, неуловимо поменяло свой тон – пчелиная царица собиралась в путешествие.
Обрадовавшись тому что у нее получилось Инга не смогла сдержатся и просто излила эту радость в окружающий мир, послав за одно извинение и как бы сказав - «Простите за беспокойство, мы просто возьмем немного меда и потом можно будет вернутся» и неожиданно получила ответ – будто кто-то невообразимо чуждый обратил на нее свое внимание излучив недоумение, вроде как сказав – «И из за такой ерунды надо было устраивать переполох?» после чего просто отвернулся, престав обращать на нее внимание.
Что там услышали или почувствовали Кисуня и Бой осталось неизвестно, но они мгновенно вышли из своей медитации и рыжекоричневой молнией взлетели в вверх по стволу. Первым успел сунут лапу в дупло Бой, за что и получил увесистый подзатыльник, на который совершенно не обратил внимание. У него было занятие по важнее – вытащить назад перепачканную в меде лапу с зажатым куском сот, сдуть с нее ползающих пчел и, слизнув стекающие капли, притащить свой трофей Инге.
Тут встал вопрос, а куда девать это богатство, но крынка из-под молока пришлась как раз кстати. Меда правда оказалось все равно больше, и Кисуня мигом надрала мочала и сплела туесок, а потом еще два – потому как они понадобились под странную черную массу, которую мохнатики нагребли с самого дна ограбленного пчелиного дома.
Когда разбойники, закончив эту вакханалию традиционным умыванием, причем Ингу после этой вкуснятины умывали вдвоем, уходили от гнезда, то в гудении наводивших порядок пчел слышалась почему-то не обида, а облегчение. Непонятно почему, но казалась, что пчелиная матка по-своему радовалась, что в доме опять стало просторно и теперь значится, не надо будет никуда переезжать.
________________
Ночевали в гнезде на дереве. Инга перед тем, разумеется, как положено взрослому и ответственному человеку отбила домой телеграмму что, дескать, все в порядке, место для ночлега удобное и надежное добыча хорошая. Хотела еще добавить что - «соседи тихие», но решила, во-первых не врать, а во-вторых не грузить родственников излишними подробностями. Будем надеяться, что этого достаточно для того чтоб не сильно за нее волновались.
Ночь прошла весело, так сказать - «в теплой, дружеской обстановке», правда немного толкотно и щекотно, но ощущение охватывающего тепла с цепкими когтистыми лапками того стоило.
А вот утро принесло сюрприз – в виде двух умильных и умытых мордочек, искательно заглядывающих ей в лицо. Оставалось только тяжело вздохнуть, прочитать небольшую лекцию про вред сладкого для зубов и отправится искать цветочную полянку.
Вымогатели же вытащили из травы, заранее сплетенные туески и, с радостным писком покатились следом. «Повторение урока» Инга сдала кажется даже на пять с плюсом – и полянку нашла, причем совсем другую и нитку привязала с первого раза, и след взяла хорошо, а плюс ей вставили за то что первую пчелу она упустила – надо было дать дорогу семейству полосатиков из мамы и детишек равнодушно скользнувших мимо по каким-то своим делам. Папаша у них, впрочем, тоже имелся – едва семейство прошествовало мимо, он высунулся из кустов, смерил всех оценивающим взглядом, да и потрусил догонять ушедшее вперед семейство.
Оно и верно – если ты себя ни жертвой, ни охотником не чувствуешь то какой смысл с тобой связываться? Любителей приключений на ровном месте среди зверья поменьше, чем среди людей будет – главное свою позицию уметь до окружающих донести, а это у Инги уже начало получатся похоже без специальных усилий.
Но пока суть да дело – пчелки и след простыл, пришлось возвращаться. Все остальное прошло вполне гладко. Исключая тот момент, что обнаглевшие мохнатики в этот раз и когтем об коготь не ударили, и на дерево пришлось лезть самостоятельно, вспоминая навыки по альпинизму и основы страховки. Но видимо первым доставленным им куском ее строгие учителя удовлетворились и в оставшейся «зачистке» улья поучаствовали, правда минимально – туески подержали.
Потом был набег на малинник, из которого с шумом и киданием сучками пришлось выкуривать непонятно кого. Правда, этот «непонятно кто» был сыт, и место уступил, лишь что-то ворча по-доброму, насчет обнаглевшей современной молодежи, что своим шумом спать мешают. Искупавшись в ледяном ручье, против всяких рекомендаций докторов, завалились спать на полное брюхо. А проснувшись, повторно обнесли малинник, после чего гостью под белые ручки отвели к краю поселка, где душевно попрощались, приглашая заходить еще.
______________
Дома от количества добычи просто впали в ступор, хотя и принесла то всего неполную крынку из-под молока – остальные туески с добычей знакомцы из каких-то соображений съели или припрятали. Правда немая сцена продолжалась не долго – уставшую добытчицу отвели париться в истопленную баню, а горшочек – на взвешивание, и верно – во всем должен быть порядок.
Уплетая на обед пироги лишь сказала, что может завтра пойдет опять, но будет ли что – неизвестно, такая удача вообще не часто случается, для этого обычно надо много и беспросветно вкалывать. После чего потискала визжащего от восторга самого мелкого племянника, да и ушла спать под удивленные и немного ошарашенные взгляды.
Человек даже к чуду привыкает, сначала да – ошеломлен, потерян, а потом – глядишь и пегаса в телегу запрягать собрался. Зная такое свойство, сегодня Инга решила с побегом в лес погодить, дома тоже дела есть.
Вот и сидит теперь, перемыв гору посуды после завтрака всей немалой семьи, вместе с теткой под окном – рукодельничает.
Казалось-бы самое успокаивающе занятие для девушки – приданое вышивать, а ей только едва бешенство сдерживать удается, к этому куску ткани на пяльцах да игле с ниткой. И не в том дело, что она иглу чаще себе в палец втыкает, чем туда куда надо, просто не выходит сегодня ничего, да и все. И как разговор начать тоже непонятно.
Тетка, смотрящая на все ее мучения добрым взглядом, наконец не выдерживает – она ведь тоже понимает что не просто так осталась Инга заниматься совсем не любимым делом. Но решительности племяннице явно не хватает, что ж надо помочь, а то так себя распалит, что вместо разговора запросто неприятность приключится.
- Ты доця, бросай это дело, не твое оно.
От такого начала, да еще из уст самого большого консерватора в их семье Инга аж на миг дар речи потеряла.
- Как же матушка, - вот и выскочило слово заветное само собой, как так и надо, а ведь раньше его никакими силами в горло не протолкнуть было, - как может быть, чтоб женщина того что ей природой положено не умела, что люди скажут? – От неожиданности у Инги похоже не та дорожка на воспроизведение включилась.
Тетка опустила глаза на собственное рукоделие, но не по делу – там руки уже давно ни в каком контроле не нуждались, порхая, как казалось, совершенно самостоятельно, а пряча добрую усмешку.
- Ты просто лошадь позади телеги ставишь. То что положено оно из сердца идти должно, а у тебя совсем другое на уме. Как сердце власть возьмет – так и научишься, а без того например вот как сегодня на всю семью наготовить, да накормить – несчастье, а каторга настоящая.
Марья посмотрела на ошарашенно хлопающую ресницами Ингу.
- Не понимаешь ты меня сейчас, ну да и не время для того пока. Просто не забывай, что сердце оно свое возьмет и противится ему и не пытайся. Бег и уж сорванец прям, но мои слова не забудь – кто ж еще с тобой такой тайной поделиться.
Инга бросила ненавистное рукоделье, но вместо порога бросилась к тетушке и порывисто обняла, покаянно прошептав – «простите меня матушка».
- За это что-ли доця? – Марья прикоснулась к начавшему зеленеть по краям синяку. – Так за это я тебя благодарить должна, а то я уж думала – разлюбил меня Кирилл, а вон оно как на самом деле было…
Опомнилась Инга только во дворе – остается признать, что четвероруких зубастых мохнатиков понять проще, чем людей, рядом с которыми ты прожил полжизни – вот такой вот ребус.
______________
И кто сказал что к чудесам можно привыкнуть? Привыкнуть конечно можно, но есть у них такое свойство – напоминать о себе самым чудесным образом.
Едва все вроде успокоилось и изучение иного разума обрело некоторую предсказуемость и регулярность, как неугомонная парочка разом перевернула все с ног на голову. Скучно им видеть стало так они – полетать решили.
И не так как все люди – с дерева да вниз, или так как сами умели – с дерева на дерево, а так как только в сказках и встретишь – на метле.
Но по порядку – в тот день Ингу никто не встретил возле околицы и она добиралась к дереву с «гнездом» самостоятельно. Сильно за неугомонную парочку она не волновалась, почемуто была уверенна что если-б что случилось то она это почувствовала, может они, как бывает в любой семье, например просто поссорились. Правда, были ли ее друзья на самом деле семейной парой, ответить было весьма сложно. Относились они к друг-другу с неизменной нежностью, но и к ней проявляли те же чувства, а ничего «такого» между ними она вроде как не замечала.
Вереск и вопли, слышимые за приличное расстояние от «их» дерева версию с ссорой вроде бы подтверждали, да вот не слышалось в них ни злобы, ни раздражения. Скорее восторг и азарт, была и еще с странность – звук достаточно быстро перемещался. В душу слегка кольнула совесть – кажется, ее друзья изобрели тарзанку, не дожидаясь пока про такое развлечение вспомнит одна забываха.
Встречало ее по выходе на полянку некое подобие почетного караула – оба мохнатика сверкая глазами и задорно топорща шерстку опирались на те самые метла.
Не совсем обычные, надо сказать – там где у метлы находится завязка прижимающая прутья к древку находился кусок ствола с выдолбленной серединой, куда собственно прутья и уходили, да сам держак был явно длинноват – почти два их роста. Ах, да – на середине держака в сторону метелки отходили три сучка, сделано так было на обеих экземплярах так что это была не случайность, а конструктивная особенность.
Наличие двух столь выдающихся вещей моментально вызвало у Инги интерес исследователя о возможном их предназначении. Который был моментально удовлетворен, в ответ на вопросительно поднятую бровь Кисуня моментально привела конструкцию в условно горизонтальное положение, вскочила на нее как пацан на палку и начала разгон по полянке.
Инга начала было снисходительно улыбаться, решив что видит перед собой результат «культурного обмена» - ее друзья, наблюдая за игрой сельских детишек, решили сделать себе такое же развлечение, не улыбка тек и замерла. Кисуня резко подпрыгнула в верх и легла животом на держак, после чего не рухнула вниз, а стартовала как ракета горизонтально. Потом метла взяла резко вверх и круто развернувшись вокруг самой верхушки почти сорокаметрового дерева крутанула мертвую петлю с верхней ее точки перейдя в пикирование, чтобы приземлится прямо перед севшей от неожиданности на пятую точку Ингой.
Если эта «ракета» и имела двигатель то работал он без явно видимого выхлопа и совершенно бесшумно, ну или во всяком случае за вереском необычайно довольной Кисуне ничего слышна не было.
Бой тоже решил покрасоваться и просто прыгнул на свое изделие разом вознесясь метров на пять вверх, где принялся «танцевать» делая гигантские скачки вверх-вниз и чуть по сторонам, как на этакой палке-скакалке.
Что ж единственному на всю округу ксенологу «без высшего» но с неполным средним образованием, оставалось только поднять двумя руками отпавшую челюсть, встать на подгибающиеся ноги и приступить к работе по изучению летательных аппаратов неизвестного типа, благо дали ей их в руки по первому требованию, хоть и с некоторым сожалением.
Ну что можно сказать? Палка как палка, даже похоже не слишком и обстроганная. Там, где ее отделили от остальной части дерева, и не скажешь, чем это было сделано, может ножом, а может и зубами. Хотя если смотреть на чистоту и качество обработки – то, скорее всего, именно зубами. Хорошие у ребят зубки, острые – любая бритва обзавидуется.
Что еще – странная муфта на конце выдолблена непонятно чем, но скажем когти «нельзя исключить», а потом тщательно отполирована. Ветки для «веника» сорваны в ближайших зарослях, Вон еще не все почки отвалились.
Сказать что-то еще без испытаний летных качеств или разрушающих исследований невозможно, да и как-то страшновато – вдруг действительно взлетит? Дергать же прутья из веника не решилась, хотя парочка не проявляла ни малейшего беспокойство за свой «аппарат».
Остается что? Правильно – опрос свидетелей.
- Ребята, скажите мне – как это работает? – «Сладкая парочка» синхронно тянет руки к голове и совершенно человеческим жестом чешет в затылках. Интересно, а как бы она сама объясняла им принцип работы визора?
Кисуня пытается объяснить конкретно – вот сюда кладешь руки, вот сюда – ставишь ноги, животом на палку и – «Поехали!». Проводив взглядом старт этого «безмоторного летательного аппарата» с трудом удалось подавить желание почесать в затылке самой – действительно все очень просто.
Бой, кажется, попробовал подойти к вопросу системно – с основ. Для этого он подошел к первому попавшемуся кусту и как следует его тряхнул, с листьев вниз посыпалось множество капель все вроде бы упали вниз, а одна – в подставленную ладонь.
Точнее это Инге показалось что «упала», а на самом деле капля, сверкая на солнце, висела в паре сантиметров от подушечки лапы – и падать никуда не собиралась! Бой не спеша поднял капельку на пол метра вверх, опустил, покачал туда сюда, накрыл сверху второй лапой и повернул, горизонтально погонял каплю от левой руке к правой и резко вывернув ладошки наружу «выстрелил» капелькой по только что приземлившейся Кисуне.
Кисуня задумчиво раскрутила пойманную каплю вокруг указательного пальчика на манер планеты и резко махнув кистью залепила ей Бою точно между глаз. После чего две мохнатые фигурки сплелись в один пушистый комок и покатились по траве пытаясь одолеть противника и рыча от восторга. Ну никакого почтения к необходимости объяснить науке принципы полета на метле.
Хотя чего тут объяснять – левитация она и есть левитация.
Вот сейчас одной ручкой челюсть придержим, второй ручкой в затылке почешем, с сырой земли попу поднимем да этот вывод в качестве результата исследования и запишем…
________________
А летать на метле действительно здорово!
Пусть и пассажиром. Две метлы неслись вдаль, едва не цепляя верхушки деревьев, на весьма и весьма приличной скорости, да еще и устроив «гигантский слалом» среди деревьев-исполинов торчащих надо общим лесным покровом. Ветер бился в ушах, волосы развевались (в кои-то веки Инга пожалела, что стрижется коротко) за спиной урчал двигатель… эээ точнее – водитель этого пепелаца.
Словом как в девичьих рассказках в мягких обложках про давно вымерших байкеров. Парень за спиной правда росточком не вышел, зато волосатостью заткнет за пояс любого главного героя, кроме кинконга. И мышцы на руках, которые держатся за руль и не дают Инге упасть, перекатываются весьма серьезные.
А самое главное – это скорость и ощущение полета которое не сравнится ни с чем. Даже палка между ног, на которую пришлось усесться, уже не причиняет никаких неудобств, а только добавляет восторга в окружающий мир…
В этот момент метла, заставив завизжать от восторга, провалилась вниз, и глазам открылось еще одно чудо сегодняшнего дня – лесное озеро.
Лесные исполины стояли вплотную к воде, не оставляя ни пяди для берега и замыкая зеркало в колодец живых стен. Вода же была коричневая и кристально прозрачная до самого дна, безупречной ровностью поверхности и яркостью отражаемого неба эта гладь могла соперничать с самыми лучшими зеркалами. Прямо над этим зеркалом они и понеслись по крутому кругу, любуясь одновременно небом и своим отражением в нем.
Из горла вырвался крик восторга, отразившийся от стены деревьев и поверхности воды. Его даже подхватил Бой, этот паразит, надо сказать зря времени не терял и еще на спуске вроде как «для безопасности» прихватил зубами ворот куртки, да так и забыл отпустить. А теперь еще и ласково дышал в ухо что-то мурлыкая и щекоча усами шею.
А уж прижимался так, то будь Инга в платье, а не в штанах впору было беспокоится о том что придется рассказывать потом мужу. Впрочем это все потом, а сейчас когда так прижимают к этой чертовой палке и широкий офицерский ремень, заправленный в качестве пояса, не кажется серьезной защитой для девичьей чести – сама-б из штанов выпрыгнула если б, опять же так сильно не прижимался…
Расплата за утерю контроля, как водится, последовала немедленно. Кисуня подлетела у увлекшейся переживаниями парочке снизу-сбоку и ухватив за торчащую снизу третью ручку рванула ее вперед и от себя, просто вывернув горе-летателей в воду.
Ледяную, между прочим. Видно на дне ключи бьют. Инга от такого перехода из жарких объятий к холодному купанию закричала от восторга, это было по круче, чем в бане после парилки холодной водой облиться. Неудавшийся ухажер молча рванул к берегу – он видимо характер Кисуни знал неплохо и старался убраться подальше, весь его задор мигом увял.
Инга, стуча зубами от холода, с интересом наблюдала как выглядит семейная сцена из жизни четвероруких. Кисуня загнала Боя почти на самую верхушку дерева, где он не спеша отступал от поднявшей дыбом шерсть фурии по горизонтальной ветке, на все более тонкие веточки. Когда деваться было уже дальше некуда Кисуня начала изо всех сил трусить ветку, прыгая на ней вверх вниз, Бой стряхиваться не хотел и держался довольно долгое время, но в итоге все равно полетел в воду. Фурия прыгнула следом но встречаться с ней в воде он явно не хотел и снова взлетел не дерево, все повторилось снова и еще разок.
А вот потом этот предатель вместо того чтобы «стряхиваться» просто показал Кисуне лапой на Ингу, та посмотрела вниз совсем не добрым взглядом после чего сиганула вниз и без всплеска ушла в воду. Инга даже испугаться толком не успела, как ее в четыре лапы выволокли на дерево (когда и откуда появился Бой, она так и не поняла), раздели до одних пупырышков и растерли чем-то невероятно жестким и колючим. После чего засунули в кучу каких-то листьев вместе с ветками и принялись усиленно греть и массажировать, уже проваливаясь в блаженный сон Инга успела подумать что со спины к ней прижалась Кисуня, кажется…
____________
А за более чем шесть сотен километров от этого места Седой чуть заодно не стал заодно «Лысым», столь активно дергал себя за шевелюру, наблюдая за перипетиями этого воистину сумасшедшего дня.
____________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Суббота, 06.08.2011, 22:03 | Сообщение # 83
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
____________
День сегодня обещал быть очень особенным, впрочем, рядом с этой парочкой все дни были ни на что не похожи.
Бой сегодня с утра преподнёс весьма и весьма оригинальный подарок. То ли извинялся за вчерашнее и предлагал «остаться друзьями», то ли продолжил ухаживания. По крайней мере она теперь точно знает как выглядит «букет цветов» в представлении этих мохнатиков.
Утром все проснулись рано, Кисуня отогнав Боя на какие-то работы самостоятельно расчесала Инге волосы и даже соорудила какую-то прическу из коротких косичек, после чего нарядила как куклу в высушенную и как бы не выглаженную одежду.
И как они это сделали? Хотя после полетов на метле и жонглирования «капелькой» удивление новым фокусом не приходило – оно просто не успело никуда уйти и похоже устроилось здесь на ПМЖ (постоянное место жительства). Разбираться ни в чем не хотелось. Инга просто блаженствовала в мягких лапках и радовалась вместе с Кисуней, разобравшейся в очередной загадке ее гардероба. Вроде того, как застегивать пуговицу или зачем нужны липучки на берцах.
А потом явился Бой и застенчиво пряча глаза и не зная куда девать лапы, вручил ей предмет весьма подозрительно похожий на букет. Правда не из цветов, а из листьев. Инга взяла это странное веретено сужающееся к верху и риторически поинтересовалась что это такое.
Осторожней надо быть с вопросами, тем более – с риторическими. Мохнатики ведь ребята конкретные и пустого сотрясения воздуха не понимают. Кисуня аккуратно раскрыла листья в стороны так что действительно вышел натуральный букет в сердцевине которого оказалась… перемазанная в какой-то черной субстанции мертвая мышка!
Ну а чего было действительно было ждать в качества подарка? Хорошо хоть Инга их ни капельки не боится, если только они на нее не бегут, разумеется, а то мог и конфуз приключится, и так сердце пропутешествовало в пятки и выбираться оттуда не собиралось, несмотря на все уговоры. Впрочем, желанию все исследовать было на это глубоко плевать – любопытный нос заинтересовал запах. Действительно, понюхав таки этот «букет» Инга убедилась, что ничем неприятным мышка не пахла.
Видимо когда-то, в свое время, когда она была еще жива, эта мышка очень любила мед. За что и поплатилась. Прикончив неудачливого воришку, пчелы густо обмазали ее своим клеем, мумифицировав тельце. Потому и выглядела она «как живая».
Все это конечно хорошо, но то дальше-то что делать? С внутренним содроганием Инга озвучила последнюю мысль в формате – «Это… мне?». На что с немалым облегчением уяснила, что вроде как нет. Кисуня махнула лапкой в сторону солнца и смущенно развела руки в стороны - если правильно поняла, то это значит, что мы идем в гости и неудобно приходить без подарка.
После чего «натюрморт» был аккуратно упакован назад, но оставлен, правда, Инге. Ну ничего, она не из брезгливых, а вот того кому будет вручен этот «букет» ждет БААААЛЬШОЙ сюрприз.
Инга девочка добрая, но мысль как удивится тот, кому этот сверток будет вручен, занимала ее половину дороги. А вот вторую половину дороги она не знала, куда себя деть от тревоги и скручивающего в узел живот ужаса. Совесть напомнила, что нельзя злорадствовать и подкрепила этот воспитательный момент мыслью, что Бой вполне мог оказаться «честным человеком» и ее сейчас, вместе со столь занятным подарком, ведут, например, знакомится с родителями…
От такой перспективки сердце вновь перебралось в пятки и начали подгибаться колени. Глаза тоже по сторонам смотрели не сильно из-за этого, когда до цели дошли, не сразу и сообразила где они. А как разобралась, так и поняла что значит «камень с души упал», потому как вышли они опять же к селу, только с другой стороны – к «ведьминой избушке» что на отшибе стояла.
Их поселковую ведьму, фельдшерицу по совместительству, Инга не переваривала просто органически, хотя и видела от нее только доброе, но вот не лежала душа и все. Ии не з страх, хоть домик этот даже отъявленные сорванцы обходили десятой дорогой и какими только ужасами про него друг-друга не пугали, вплоть до копченых детских ручек подвешенных сушится к стропилам вместе с травяными сборами.
В ужасы эти Инга ни капли не верила, ну подумаешь, занимается «очковая змея» лечебной деятельностью отличной от «официальной медицины», так то в отдельном домике, а в фельдшерском пункте любой желающий может получить тоже самое, но не в виде душистого чая, а уколом в задницу.
Люди они разные и помогают все всем разные вещи – кому-то вера в могущество пилюль на ноги ставит, у кого-то от одного бабкиного бормотания над супчиком из жабьих лап и крыльев летучих мышей все проходит, от зубов до геморроя - каждому свое.
Дядька вон, тоже в эту избушку бегал регулярно – спину поправить да пиявок на причинное место поставить. Марья на эти забеги смотрела косо, но поскольку после этого он бежал сразу к ней проверять действенность лечения, то скорее всего в душе одобряла.
И вот сейчас к этой избушке на курьих ножках и направился Бой, во всяком случае, рядом его не наблюдалось, а ушки из зарослей лекарственного огорода прямо под открытым окном торчали очень даже знакомые. Тут Кисуня прикрыла Инге уши лапками и она, не сильно и удивившись, услышала голоса.
Если женский явно принадлежал Галине Прокофьевне (очковой змеей ее называла только Инга, в честь медицинской эмблемы и громадных очков, которые практически превращали глаза в точки), то мужской явно принадлежал… ну конечно – сегодня же суббота.
- … ты вот скажи, почему все так? Ты вон ее считай с того света вытащила, душу по клочкам собрала, ну пусть не душу, но глаза эти что вовнутрь смотрят мне до конца жизни не забыть, а ты их на мир взглянуть заставила. Марьюшка тоже месяц как наседка с единственным цыплёнком носилась, все глаза ночами выплакала. А она тебя десятой дорогой обходит, на Марью все ледяной статуей все смотрела.
«Ушастый микрофон» передал стук стекла об стекло, бульк жидкости и даже глоток и втягивание воздуха носом через рукав пиджака – дядя Кирилл снимал стресс общенародным способом
- Ты закусывай Кирил Федотыч.
- Да мне это, что слону дробина…
- Знаю, потому и четверть на стол поставила, но грибочков все же отведай, уважь мои старания. Что до Ингуси, ты ведь помнишь, что я вам тогда говорила?
- Что жить будем как на вулкане, пока она в силу не войдет, а как войдет так вообще начнется этот, как его…
- Во-во, так что нечего жалится. Меня она и помнить не должна, Марью скорее всего тоже, и слава богу что то время ее оставило. Так всем спокойней. Что до детской благодарности – то где ты ее вообще видел? Себя сорванца вспомни. Сколько ты, стервец, из своих родителей крови выпил. Это сейчас только в разум вошел, а я тебя еще без штанов помню и как ты здесь на огороде, еще не моем, а петровны-покойницы, в десять лет «волшебных ягод» нажрался. И как тебе мы с ней потом промывание устраивали, да настойкой красавки отпаивали и не знали, от чего ты в итоге окочуришься – от ягод или такого лекарства.
Неспешный стук ложечки по чашке с отваром, кажется - даже слышится дух заваренной мяты, хоть это уж точно самовнушение.
- А может девок тебе припомнить, что ко мне со всей округи бегали? Даже из Замеркова, ты туда-то как добрался? Тебя ж, Федот Михеч, пусть ему земля пухом будет, разве что на цепь не посадил, хоть и следовало наверное… Так вот, про благодарных детей – забудь. Если хоть внешность послушания блюдут и не забывают родителей уважить – и то хлеб. Тем более в наши-то времена. Так уж издревле повелось – дети отдают долги своим детям.
- Да все я понимаю, Прокофьевна и что порядок такой, и что не нам его менять. Ты вот мне другое скажи, как она в силу войдет, если учить ее некому? А ты ведь…
- Ну договаривай уж – ведьма. Будто я не знаю, как меня все за глаза называют, чего уж открещиваться. Могла-бы помочь, да не выходит, она ведь урожденная, а я наученная. Разные мы, как лед и вода. То чего я всю жизнь добивалась, ей с рождения дано, да лежит подспудно. Потому и сторонится она меня, да и я опасаюсь – разные мы. По мелочи, конечно, помочь смогла бы, с травами там, с приемами некоторыми, да баловство это все. Ее другие учить должны, да где ж их взять…
Скрип старого кресла и звук тонкой струйкой льющегося отвара, и одновременно – тиканье настенных ходиков и писк мышки что-ли? Отличный слух у ее знакомцев, могут одновременно держать два разных источника звука, хорошо иметь возможность направлять каждое ушко в свою строну.
- А как в силу она войдет, так мне и вовсе уходить придется. За что на старости лет такое, но и деться некуда будет - два медведя в одной берлоге… Хотя вряд ли, так будет. Тесно ей здесь, душно. Вернется она конечно, но ой как нескоро это будет – не раньше, чем саму себя принять сможет и мир вокруг, а такое дай бог к внукам обычно бывает, если не к правнукам.
Ложечка звякнувшая о блюдце, пауза и стук поставленной чашке.
- Вот и не пойму я, Кирша как так вышло, что оттаяла наша Снегурочка. И ведь не просто в разум вдруг вошла, а сила в ней проявляться начала. Никак не могу понять – кто же посмел… Что смотришь непонимающе, будто не знаешь - чтобы так сила поперла надо естество свое женское принять, полностью. Ну а как это обычно бывает, не мне тебе кобелю объяснять. Вот и думаю – неужто у них с Михасем чего было?
- Да ты что? Ты же сама ее после смотрела.
- Смотрела, да не все увидеть можно, но все же думаю – пустая это мысль… Ты вот скажи мне, раз у нас уже такой разговор пошел, ты как додумался ее на хутор Леньке Рябому отдать? Чем вообще думал?
- Да, Рябой обещал их на свадьбу на отдельный хутор выделить – на засеку, - суля по голосу, дядька был немало смущен, - а уж там, будучи в своем доме хозяйкой, она бы мигом Михася скрутила, глядишь и сладилось бы. Да и от людей подале, тоже ведь лучше.
- Это да, если так, может и вышло б, но о том думать уже поздно. Но скажи положа руку на сердце Кирша – прикипел ведь душой к девчонке. За чужую бы корову не отдал… Что кулаки сжимаешь – говори как на духу, то там еще?
- Да Рябой, … … эдакий, предлагал, чтоб Инга на него за долг отбатрачила. По хозяйству, да сына после больницы выходила. Дескать «глядишь пожалеет его, да и сладится…». А то я не понимаю, кто там хоть слово в защиту ее скажет, и как ей там пришлось работать… Потом конечно точно – с пузом-то куда деваться? Только замуж, тем более что парень есть – позор покрыть…
- Значит, не отдал… Гнида Рябой, гнидой был, гадом и сдохнет.
- Сдохнет, если и дальше не научится в людях разбираться. - Голос дядьки, был спокоен и даже вроде весел, будто камень с души этот разговор ему снял. – Он ведь дурак кого собрался на подстилку перевести – характер ведь совсем не такой, так что получил бы он только шило в печень или жакан в брюхо, да и всех делов.
- Жакан то от кого?
- Да от меня, Прокофьевна, от меня. Кругом ты права – прикипел я к ней, но и вижу что тут для нее не жизнь. Учится бы ей, да где ж деньгу на то… Как не крути – и остальных детишек поднимать надо. Погодь, Прокофьевна а чего ты так с лица сбледнула? Сердце прихватило?
- Да нет, просто поняла я, кажись что творится. Вот смотри – даже если девочка сама в силу входить начала то это все объяснят, кроме пчел. С ними и я не управлюсь, а она выходит может, но такому самой за три дня не выучится, и за три года не выйдет. Учит ее кто-то, и очень хорошо учит, а КТО у нас тут может учить да еще так – забыла я совсем, карга старая, совсем мозги прожила.
- Да брось ты, скажешь еще – карга, да ты в свои шесть десятков выглядишь так, что многие обза… Ты ЧТО!? Неужто про…
- Да, про него. Про ХАЗЯИНА. Его правда в наших местах уже четыре десятка лет невидали, может потому и невидали, что не было тут для него интереса.
- Да брось, какой интерес, чтоб учить двенадцатилетнюю соплячку? Чем таким она с ним расплотиться…
- Ну девушке всегда есть чем заинтересовать и расплатится. Да ты лоб то не морщи, не забыл ведь, что я тебе сказала? Думаешь, лучше если б это был какой развиздяй, на вроде тебя в молодости? Хозяин, девку конечно спортит – в том смысле, что такого себе вряд-ли найдешь, но и даст столько что за эти дни и всей остальной жизни не жалко…
Звон горлышка об край стакана и ложечки об чашку, потом тетка галка сказала с легкой укоризной.
- Ну вот, а говорил что все нипочем, развезло вон как жениха на собственной женитьбе.
- Так от таких новостей…
- Привыкай папаша, тебе и положено последнему обо всем узнавать. На вот, хлебни, да топай домой. Жена, небось, извелась вся, пока дойдешь весь хмель глядишь и выйдет, а как проспишься – и лишние мысли по-вылетают.
- Спасибо, Галина Прокофьевна, за лечобу Вашу да за науку, чтоб у вас ручки не болели.
- И ты будь здрав, Кирилл Федотыч, заходи всегда и ежели чего, а еще лучше – просто так чайку выпить, завсегда Вам рада.
Полыхая ушами от стыда, Инга беспомощно смотрела в спину уходящему дядьке. То, что он в стельку пьян, выдавала только очень прямая спина и четкая, чеканная походка. Душа разрывалась между желаниями догнать и все объяснить, прямо не сходя с места расплакаться, а еще лучше умереть от горя и несправедливости, или забиться в глушь, построить там избушку и никогда больше людям на глаза не показываться. Голова же упрямо твердила – что все бестолку и надо просто оставить все как есть, а то будет только хуже.
Победило в этом раздрае, как и обычно, тело. Которое просто вскочило и рвануло к крыльцу дома, давая выход желанию хоть что-то сделать.
- Вот, зашла я Галина Прокофьевна, поблагодарить вас за доброту Вашу да за слова ласковые! – С порога бухнула Инга.
Хозяйка при виде ввалившегося чуда только всплеснула руками и села на лавку, но через миг уже взяла себя в руки. Она сняла очки и посмотрела прямо в глаза, будто заглянув в самую душу, «ну а дальше что?» - спрашивал этот взгляд.
Мигом растерявшая весь задор Инга опять полыхнула ушами и сунула в руки фельдшерице забытый за всеми треволнениями «натюрморт». Принятый сверток был не спеша развернут, а потом в полной тишине положен трясущимися руками на стол. Сгорая от стыда, Инга смотрела как из неотрывно смотрящих на ее «подарок» глаз потекли слезы, прочерчивая дорожки по морщинистым старческим щекам.
Немая сцена все длилась и длилась, пока тетя Галя не встала и не обняла прилипшую к полу Ингу, со словами – «огонь в тебе плещется девочка моя, но сердце у тебя доброе». После чего смахнула слезы тыльной стороной ладони, очень осторожно подхватила подарок и унесла его на вторую половину хаты, откуда уже вернулась совершенно спокойная, и с двумя чашками.
- Вижу, что не понимаешь ничего. Все расскажу – ты садись, чайку выпьем, разговор будет долгим.
Оставалось только помешивая в чашке рубинового цвета и непередаваемого аромата отвар пытаться собрать мысли в кучу, безуспешно. Спасибо, хоть хозяйка решила нарушить молчание сама.
- Я вижу, ты не совсем понимаешь значение твоего дара. Оно и понятно, в твоем возрасте десять лет жизни воспринимаются как вечность, а страх смерти почти неведом. Просто поверь – видя край могилы жить, хочется гораздо сильней, чем в молодости, когда готов отдать жизнь за любую глупость. Ты мне только что подарила не менее двадцати дополнительных лет жизни и отплатить мне за это нечем. На земле за один кубик этого богатые люди готовы платить любые деньги, но в деньгах здоровье не оценишь.
- Так это…
- Да, практически панацея от всех болячек включая старость, над загадкой этого вещества бьются уже десятки лет, но толку пока нет – слишком мало его доходит до ученых, слишком много желающих продлить свое существование, заплатив за это всего лишь деньги.
А отвар действительно вкусный, аж забыла зачем пришла, так тихо и спокойно здесь, но хозяйка напоминает об неприятном сама.
- Ты не представляешь дочка, как я тебе завидую… Хозяин, он такой… Очень тебя прошу – не обижай его, отпусти когда поймешь…
И удивленно взглянув на возмущенно вскинувшую голову Ингу, забормотала:
- Ты хочешь сказать, что это не он… но тогда кто, неужто мамка… нет та скорее ребетенка подберет, но тогда выходит что… детишки.
И Галина Прокофьевна замерла, уперев остекленевший взгляд в дверной проем за спиной гостьи. Было, надо сказать, с чего впасть в ступор – там подсвеченная солнцем шевелила ушами парочка знакомых силуэтов. Неугомонная парочка синхронно вытерла лапы и кашлянула, привлекая к себе внимание забывшейся хозяйки.
- Конечно заходите, мои хорошие! – опять всплеснула руками пришедшая в себя тетя Галя, но оторваться от лавки похоже не смогла.
Дальше только оставалось успевать поворачивать глаза, в надежде ухватить хотя бы размытый силуэт – по хате попросту носился смерч, точнее два маленьких торнадо. В считанные минуты все предметы были приподняты, обнюханы, осмотрены и довольно аккуратно водружены на место, ребята умудрились даже перенюхать и попробовать на зуб все связки трав, висящие под крышей и забраться в подпол.
Как ни странно, но столь обстоятельный шмон прошел без разрушений, почти. А потом как-то неожиданно оба представителя неизвестного науке вида оказались за столом, причем чинно усевшись на лавке. Бой было протянул лапу к разложенным на столе вкусностям, за что и получил по ней от Кисуни, после чего ушки дружно повернулись в сторону хозяйки, которая опять всплеснув руками ринулась готовить отвар и для этих оглоедиков.
Новые чашки с напитком появились, ну прям как по волшебству, ребятишки степенно вылили из них чай в подставные блюдца и не спеша принялись лакать, сметая за одно все съестное со стола. Когда там больше ничего не осталось – захрумали все колотым сахарком, неспешно долакали остатки из чашек, лизнули хозяйку каждый в свою щечку, дружно промурлыкали в ответ на ее почесывания за ушками, да и вымелись наружу, не забыв поклонится на пороге и дождаться ответного поклона.
Инга взирала на эту пантомиму в изумлении, а хозяйка – умиленно. Что и сказать – легенды про чубакобару или как еще его называли, чтоб не тревожить лишний раз – Хозяине, знали все, но вот увязать это безгранично мудрое и, как говорят, почти всемогущее существо, с вот этими двумя конкретными разгильдяями… Инге и в голову не пришло.
Тетя Галя тем временем смахнула с глаз очередные слезы счастья и умиления и посмотрела на Ингу очень серьезно.
- Дочка, я не рассчитываю на то, что ты меня сейчас поймешь, не по времени тебе это еще, но просто запомни – они могут выполнить твое САМОЕ СОКРОВЕННОЕ желание, понимаешь - ЛЮБОЕ желание. И только через много лет, ты поймешь, что стоило мечтать совсем о другом…
____________
Сиеста сегодня ворчливая. Инга гладит мохнатиков – они ворчат, всем хорошо. Шерстка у них мягкая, но ни на кошку, ни на собаку не похожа. И вообще ощущения странные, будто от ладоней к плечам искорки пробегают. Она уже и любимые места для почесывания выучила.
Кисуне больше всего нравится за ушком, вдоль спинки, и если помассировать плечи или поясницу. А Бой сразу норовит перевернуться, чтобы ему пузико гладили, а больше всего любит, если двумя пальцами слегка сжать сосочки, любые два из восьми – ему без разницы. Вот казалась бы совершенно бесполезная для мужчины деталь, а сделать приятно еще как годится.
Причем именно приятно, никакого возбуждения с момента их совместного холодного купания она за ним не замечала. А вот Кисуня к своим сосочкам даже прикасаться не дает, может ей от этого больно, а может слишком приятно, а размер у нее между прочим меньше даже чем у Инги. Да практически и нет еще там ничего, или вообще быть не должно. Может у нее как у кошки – вырастет, когда понадобится.
Зато урчит подружка сегодня от удовольствия так, что у самой все внутри вибрировать начинает. Мысли о утреннем разговоре только отвлекают. Не замечая, Инга начинает сама приговаривать:
- Ой вы мои хорошенькие.. мягонькие… так бы вас никуда и не отпускала. Не ведала не гадала, а оказывается что вы еще и рыбки золотые. Желания исполнять умеете… Вот только ума не прилажу – как вы меня учится на биолога отправить сможете. Нет, лучше оставайтесь такими, какими и есть – мне с вами и так хорошо…
И замерла опомнившись, потому как уже некоторое время стояла полная тишина – никакого довольного урчания или сопения. Оба ее друга внимательно и слегка испытующе сморят на нее, от этого взгляда внутри слегка испугано трепыхнулась душа, да и затихла, забившись подальше.
Но смотрели они недолго, переглянулись между собой, сделали ушами «ножнички», да и по ухарски взглянули на Ингу, синхронно поставив одно ухо торчком, а второе загнув горизонтально – дескать «отправить тебя учится на Землю? Да как два пальца…»
После его сиеста закончилась, из заначки были вытащены те самые туески, которые, как думала Инга, давно были съедены. Вот на них Кисуня и указала лапкой, дескать – «чего еще тебе надо?». Инга чуть не рассмеялась и попробовала объяснить:
- Понимаешь Кисуня, тут по меркам нашего поселка жуткое богатство, но вот хватит его от силы на перелет, на учебу надо намного больше.
В ответ получила слегка расстроенный ее непонятливостью взгляд, и один из туесков был открыт, в нем была та самая смола, что так удивила тетю Галю.
- Извини, об этом действительно забыла. Тут действительно хорошие деньги, эта вещь как золото по весу, но все равно не сильно много.
Странно, Кисуня выглядит растроено, но не скептическим отношением Инги, а похоже ее недогадливостью. Судя по тому, как стучит согнутым пальчиком ее в лоб и показывает рукой на разложенные туески, предлагая подумать еще раз.
- Кажется поняла, ты говоришь, что гораздо важнее человек умеющий добыть и то и другое. Может ты была бы и права, года за три вполне можно собрать на учебу, но долго хранить это все нельзя. А как только пойдут поставки, мной моментально заинтересуются. Понимаешь – это сейчас я никому не нужна, но как выяснится, что я могу приносить деньги… Мигом найдется масса желающих «проявить заботу», тут не то что на учебу собрать, на цепи бы не оказаться, что в переносом смысле, что в прямом. К человеку всегда можно найти «подход».
Почесала расстроенную Кисуню за ушком, пытаясь отвлечь и объяснить, что никакая золотая рыбка в современном мире ничего сделать не может.
- Не переживай, ничего страшного. Просто если решать все и сразу, то нужна просто громадная куча денег или очень ценная вещь, которую легко долго хранить и прятать. Чтобы потом разом получить те же деньги и свалить отсюда побыстрее, чтоб выскользнуть раньше, чем система отреагировать успеет. Да и бежать придется далеко, туда где у местных воротил руки коротки. Там конечно будут свои акулы, но для них я уже слишком мелкой и не интересной рыбкой буду…
К ним подошел Бой, лизнул в ушко успокоительно да царапнул жесткими усиками щеку и шею. Пришлось почесать за ухом и его.
- Спасибо мои хорошие. Но не переживайте, ничего страшного, просто займет все несколько больше времени, лет семь – десять. Надо будет добывать понемногу, да сбывать через разных людей, ну и делиться, разумеется, да следы прятать, ничего – прорвусь. Правда к этому моменту учится я буду уже слегка старовата… Но жизнь она сама все по местам поставит.
Вот вроде и сама успокоилась, и даже цель далеко впереди себе наметила, и вроде как друзей успокоила. Да не тут то было – эта парочка отступать, похоже, не умеет.
Потискались, мурлыкнули успокаивающе, переглянулись, да в затылках почесали и все – план «Б» у них готов. Теперь ртутными каплями катаются вокруг, собираясь в дорогу, потому как все туески, не слушая возражений, запихнули Инге в ранец, да и подхватив под белы рученьки поволокли лесом к неведомой цели.
Шли довольно далеко, но место в конце пути было просто райское. Лесной ручей с довольно большой скоростью несся по приличному уклону, чтобы в конце даже сверзнуться вниз полутора метровым водопадиком в уютную ванночку. В ней и выкупались с дороги – нагретая солнцем вода была весьма приятна, мохнатики устроили бурную возню, а Инга просто сидела на бережке обсыхая. Правда когда эта парочка вылезла на берег все обсыхание пошло насмарку – отряхнулись ребята, что называется от души.
Но оказалось, что пришли сюда они совсем не для принятия ванн. Выше по течению маленькая дамба из палок отводила часть воды в канавку, а на самом дне ручья большими камнями к дну было придавлено целое одеяло из мочала. Мохнатики дружно набросали на него несколько десятков плетеных корзин песка со дна и берега. Полюбовались, как быстрое течение уносит вниз облако мути, и устроили набег на соседний малинник.
После перекуса Бой воткнул в дно плетень, который отвел приличную часть течения в ту самую канавку, дно которой Кисуня успела выстлать громадными листьями лопухов. После чего припахав и Ингу, выволакивали в канаву по очереди плети мочала и с писком и брызгами их там полоскали.
Ингу отправили на солнце сушиться, а неразлучная парочка продолжила плескаться в проточной воде, явно выискивая что-то видимое только им одним. Продолжалось это довольно долго, пока Ингу в конец не изгрызло любопытство.
На прямой вопрос – «ну и то все это значит?», Кисуня нырнула в кусты и приволокла от туда крынку из под молока, чтобы гордо положить к ногам. Ну, как кошка приносит хозяйке придавленную крысу, и выражение на мордашке было похожее, разве что гордо торчащего вверх на манер флага хвоста не хватало.
Инга – девочка весьма физически развитая, сельская жизнь она вообще этому способствует, свежий воздух там и правильное питание натуральными продуктами, да и регулярные упражнения – как же без них. Но этот небольшой горшок, который Кисуня между прочим принесла в одной лапке без всякого напряжения, Инга одной рукой даже пошевелить не смогла – будто к корни пустил. Двумя руками и правильным хватом приподнять его, конечно, получилось, но не так чтобы легко – пуда полтора где-то.
Под крышку после этого можно было и не заглядывать, но глянула – полюбопытствовала, хотя как выглядит этот элемент таблицы Менделеева, который до сих пор почему-то считается эквивалентом человеческого труда, представление имела самое отдаленное.
Захотелось обнять этих доброхотов и расплакаться, но как оказалось сюрпризы на сегодня были не все. Сбоку подошел Бой и протянул ей чашку на дне которой плескалась чистая вода из ручья. Видя что его не понимают, взял руку и заставил пощупать в чашке дно, там действительно как оказалось что-то лежало. Три маленьких, с пол ногтя на мизинце, прозрачных камешка.
Инга долго вертела в руках один из них – довольно невзрачная вещица, пока не поймав удачный угол солнечного луча, он не полыхнул яркой радугой, чтобы в следующий миг погаснуть и опять стать прозрачным.
В бестолковке щелкнуло и наверх всплыла вычитанная в какой-то книжке фраза «алмаз истой воды», преломление этого камешка таково, что в чистой воде его просто не видно – сливается.
Камешки завернули в листик и положили в заветную кубышку, а кубышку – в рюкзачок, который вызвался нести Бой, проявил, так сказать, галантность. А перед выходом с этого волшебного ручья Кисуня принесла наполненную водой из него поллитровую пластиковую бутылку, что обычно Инга как флягу использовала, да и сунула небрежно в открытый боковой карман рюкзака, внимательно посмотрев перед тем в глаза – на память так сказать, на очень долгую память…
Тут Инга все же не выдержала и расплакалась, обняв своих успокаивающе ворчащих мохнатиков.



"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Суббота, 06.08.2011, 22:03 | Сообщение # 84
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
______________
Прилет коптера с «властью» это всегда событие. С ним привозят свежую почту – далеко не все, доверяют электронной переписке и продолжают делать все по старинке, тоже касается книг и журналов. Он же привозит лекарства для фельдшерского пункта, официальные бумаги и много еще чего. С ним же вывозятся самые дорогие плоды труда, решаются множество организационных вопросов.
«Событие» - это для жителей, а вот для инспектора, что мотается по десяткам поселков, работая извозчиком для почты и всевозможных «оказий», разбирая все мелкие дрязги и принимая товар от заготовительных контор – это жуткая унылая рутина, бег белкой в колесе длинной почти в месяц. Короткая передышка в конце и все начинается по новой.
А уж обязательные «радости» сельского гостеприимства с неизменной жирной едой и плохо очищенной самогонкой… На все это надо иметь ангельский характер, дьявольское терпение и железную печень.
Правда первая остановка в этом пути сулила небольшое развлечение. Среди прочих бумаг в портфеле лежала заверенная голографическими печатями лицензия старателя, и это в ихней-то местности, где ничего ценного отродясь небывало. Во всяком случае в таких количествах, чтобы считающие каждую копейку местные куркули начать платить деньги государству, вместо того чтобы «договариваться» с торговцами или чиновниками.
Это настораживало, так как сулило изменения в будущем – тут уже не угадаешь к лучшему или нет, ведь хоть изменений к лучшему никто не встречал, но надежда – очень уж живучая бестия.
Вторым курьезом в этой бумаге помимо самого ее наличия было то, что она выписана на двенадцатилетнюю девочку и это там где, прилетая во вполне современный поселок чувствуешь, что переместился заодно во времени на пару веков назад, настолько архаичные и патриархальные порядки царят вокруг.
Мужик старший в семье тут царь и бог, без позволения которого баба не посмеет и рта раскрыть, «домострой» да и только и вот на тебе – двенадцатилетняя соплячка объявляет о собственной независимости и финансовой состоятельности, ох и буча будет в этом болоте.
А пока все шло по накатанной колее – поздоровался со старостой, пробежал глазами по празднично одетой толпе надеясь определить будущую бунтарку, принял по описи контейнер от здравпункта – надо же и тут чего-то насобирали, да на немалую сумму.
Потом настала очередь официальных заявлений – о чем и сам не разобрал, текст привычно скользил мимо глаз сразу в забвение. А вот потом наступил черед веселья. Из портфеля появился закатанный в пластик лист бумаги.
- У меня патент на занятие старательской деятельностью на имя Инги Ароновны Старшиновой, есть такая?
- Есть! – раздался справа, из заворочавшейся толпы, звонкий голос и вперед выбралась действительно девица лет тринадцати, хоть и весьма рослая и крепко сбитая.
И одета она была, между прочим, совсем не по-праздничному – камуфляж, штаны, берцы и ранец – только из леса что-ли? Да еще и какая-то берданка на плече. Охрана, что скучала за спиной, мигом оживилась и начала перебрасываться шуточками насчет этой гаубицы. Основной темой было на какой свалке это нечто было найдено и из каких деталей собрано в единое целое. Пришлось даже на них цыкнуть, чтобы не мешали сохранять серьезное выражение лица.
- Подойдите для удостоверения личности.
Прижатая к считывателю ладошка и многое вопросы отпали сами собой. Девочка – сирота, выросла в городе, но тут живет уже пять лет, опекун – один из местных жителей. Все с этой бунтаркой понятно, вот уж попало не пойми что, не пойми куда – то ли жемчужина в навозную кучу, то ли лягушка в крынку с молоком, ну да это местных проблемы.
Несколько секунд на завершение оформления – в оставленное окошко впечатывается отпечаток большого пальца и покрывается сверху защитой и формальный вопрос.
- Разрешение у вас уже три дня, желаете ли сдать часть добычи?
- Желаю! – Неожиданный ответ и еще более неожиданное действие, на столе появляется заполненный на треть наперсток – «его» доля.
Когда-то это называлось «проба» - ее высыпали в блюдце с серной кислотой, чтобы проверить, нет ли в золоте колчедана. Эта часть обычно не попадала во взвешивание и оставалась принимающему. Теперь методы проверки совсем другие, но традиция подмазывать приемщика пережила века. Вот только откуда такое чудо взялось, да еще знающее столь древние обычаи.
Между тем из ранца появилась обычна глиняная крынка, при виде которой охрана насторожилась уже всерьез, а инспектор еде удержался от желания присвистнуть – уж сколько должен весить такой, казалось бы «небольшой» объем, он представлял очень хорошо.
Все было сразу пересыпано в приемный мешок, тот опечатан и опломбирован, емкость возвращена хозайке, а мешок поставили на весы, совмещенные с анализатором состава на основе ЯМР (ядерный магнитный резонанс). Через сорок секунд на руках были две копии квитанции с содержанием чистого металла, количества примесей и суммы ушедшей на счет старателя. Вся система была построена так, чтобы не дать возможности людям вмешаться и получить свое, но се равно пути находились, люди они не меняются.
Отдуши поздравил, да предупредил, что после процедуры переработки будет до начислено еще несколько процентов суммы, в зависимости насколько сложной.
Дальше была развернута проекция и предложено указать место и и размеры участка. На то последовал неожиданный отказ.
- В соответствии со своим правом я отказываюсь сообщить место и от государственной защиты прав на разработку участка. – И, по-мальчишески подмигнув, добавила – Пущай поищут, зачем людей удовольствия лишать.
Хотел объяснить, но девчонка уперлась и потребовала зафиксировать данный момент, дескать – «земля она ничья, каждый волен брать что ему по силам». Вот уж послал господь анархистку доморощенную, хотя скорее всего тут все село в сговоре и считает что вместе им тайну и доходы сохранить будет проще, чем государство тот секрет сохранит. Ну и барабан на шею им всем, блажен, кто верует, а гнида всегда найдется.
Улетал инспектор в легком обалдении, даже сам предложил «подбросить», но получил вежливый отказ, видимо не все так плохо у девочки было или рассчитывала на свои силы – если так, то зря.
Проводив взглядом улетевший коптер, дядя позвал ее на «взрослый» разговор. Пошла, но возникло жуткое желание снова стать маленькой девочкой и не думать о том, что будет завтра.
- Ну что, доча, вот и сбылась твоя мечта. Все как ты хотела, поедешь теперь учится, да еще и на Землю. Сама понимаешь – оставаться тут тебе смысла теперь нет, да и просто небезопасно. Инспектор человек непонятный, да и у проверенного соблазн возникнуть могет немалый. Единственное хорошо – через сеть он такую инфу не сольет, а пока вернется, да сможет с кем переговорить – тебя тут быть уже быть недолжно. Понимаешь?
Оставалось только кивнуть, это было понятно с самого начала, но от чего так больно? Неужто не об этом столько лет мечталось?
- Вот, сроку тебе один день – завтра прилетает Яга и заберет тебя по пути. Она человек странный, копейки у нее не выторгуешь, а за порченную шкурку сама удавит, и притом что торговка – бессребреница представляешь? Но слово свое держит крепко и если уж пообещала что довезет и прямо сопровождающей сдаст, то можешь не сомневаться. Ты только это – очень осторожно ее слушай, чтобы мозги не съехали.
- А чем плохо, если торговец честный?
- Торговец – замечательно, да только ненормально. А уж если рядом такой человек образовался который считает что всем людям помогать надо… Понимаешь – даже из зверей только курица гребет от себя, все остальные – только к себе…
Кирилл потянул из новой пачки папиросу, и поэтому стало понятно, насколько он нервничает, ведь курил очень редко.
- Так по природе свойственно, что даже зверь в первую очередь заботится о семье, потом о стае. И ведь не скажешь, что зверям сострадание несвойственно, есть оно и не только для «своих». Вон видал я видео, как крокодил ухватил антилопу, да и потащил в воду, а тут мимо бегемот шел. И вроде ничем происходящее к нему касательства не имеет, но вломил он крокодилу по первое число, а антилопу вытащил на берег, облизал да пожалел по-своему. Так что зря на зверей наговаривают, но все же свое и родное – ближе.
Дядька посмотрел внимательно в лицо и не обнаружив понимания продолжил.
- Это я к тому, что среди людей ангелы редкость, каждый свою слабину имеет и надо ее правильно понимать и человека в искушение лишнее не вводить. На голом альтруизме редко что хорошее получается, и верить когда так говорят не стоит совсем. Скорее всего – обмануть хотят. Но даже если это правда, то от такого человека совершенно не знаешь чего ждать. Ведь он тебе помогает не просто так, а по тому, что считает «своим» да вот на что он станет способен, если ты под его критерии вдруг не подойдешь – невозможно совершенно. А критерии те у него в голове и как не старайся все равно может не выйти.
- Это как с медведем дело иметь, видела ведь в цирке – ему одному ВСЕГДА надевают намордник. Даже с львами и тиграми понятно чего от них ждать, а вот медведь может весело играть и бросится в следующий миг ничем того не показывая. Так что, держись девочка в первую очередь подальше от фанатиков и вообще «идейных», непонятные они. Эх, даже сердце болит тебя отпускать – ведь простых вещей не понимаешь.
______________
За день до этого:
Сегодня у Кирилла собрались все так называемое «обсчество». Не так и много на самом деле – на слишком велико их село, всего то двадцать взрослых мужиков легко поместились в увитой ползуном летней веранде за домом. Впрочем, еще не все, наконец явился слегка припозднившийся Петр, дружбан еще по детским шалостям. Какой он тогда был, таким шебутным и остался – с ходу вместо «здрасте» присвистнул окинув все стоящее на столе и прикипел глазами к крынке.
- Что решил Кир, дочку в люди вывести? Залез таки в заветную кубышку?
- Одобряешь?
- Еще и как одобряю, надоело понимашь на просыпающемся вулкане жить, и ждать когда цветочки в виде прокисшего молока в ягодки превращаться начнут. Думаю и все со мной согласятся.
Общество степенно кивнуло, подав пару одобрительных реплик – дескать здорово все выходит, Галка еще лет десять протянет, а там глядишь или дочка выучится, или еще чего…
- А вот насчет кубышки – не поверишь… - сказал Кирилл, но был перебит прибывшим.
- Конечно не проверю, пока не пощупаю! Хохол я, или мимо проходил? – И Петр, доставая из кармана лупу, направился к аналитическим весам, на которых стояла кубышка.
Пока признанный эксперт рассматривал добычу, все неспешно обсуждали, как половчее устроить это не простое дело. Самым простым вариантом было Кириллу оформить патент старателя, да и сдать золотишко когда в очередной раз в село заглянут власти. А вот камешки стоило провезти на Землю, благо что это не сложно да и официального запрета на самом деле нет, где они прекрасно полежат в банке, дожидаясь «удобного случая».
- Уже, - вдруг раздалось из угла, где второй эксперт разбирался с визором.
- Что уже? – все взгляды повернулись в сторону сказавшего.
- Уже патент старателя есть, на Старшинову Ингу Ауроновну, три дня назад оформлен. Значится, завтра ждем полицмейстера, с гербовой бумажкой – ужо он такой конфуз не пропустит и облет начнет прямо с нас. Все же не часто двенадцатилетние девки себе патент старателя берут, хоть законом и не возбраняется.
- Да ты что? – удивился Кирилл, - она ж отсюда ни ногой!
- Ты совсем уж мхом оброс, давно уже чтобы бумаги оформлять никуда ездить не надо – были б деньги и визор. А визор ты сам ей и дал, вот аккурат спустя шесть часов она патент и взяла, прямо из лесу.
- Так я про деньги и толкую – там же на счете хрен чего было.
- Точно мхом покрываешься, раз не знаешь, как девка в лесу может кучу денег заработать. Ты глазами-то не сверкай – я ниче такого ввиду не имею, но знать, что в сети можно на деньги играть – полезно всем, а то это сейчас визоров почитай на все село два, а будь поболе можно и кучу неприятностей на ровном месте поиметь. Но девка – огонь, ни капли не вложив, за два часа выиграла больше, чем некоторые за месяц имеют. Вся сумма с игрового счета переведена. Вот значит, кто была та «Лучница» кто всех на сайте под орех разделала…
Тут увлекшийся «эксперт» смутился, и замолчав уткнулся в визор. Остальные сделали вид, что не заметили оговорки – у каждого свои слабости, некоторые вон голубей с мальчишками гоняют, чего б с той же пацанвой и игры не поиграть, пусть и на деньги.
Кирилл же решил вынести на обсуждение действительно тяжелый вопрос.
- Говорю сразу, - сказал он с нажимом, обегая взглядом лица собравшихся, - я у дочки, где она все это добыла спрашивать не намерен, одобряете ли?
Как ни странно, но этот вопрос тоже встретил одобрение, хоть во многих глазах огоньки разочарования и промелькнули. Но народ был жизнью тертый и понимал что толку с такого богатства, что не трудом получено, будет меньше чем беспокойства. Конечно, некоторые не откажут себе в соблазне посмотреть не бегает ли Кирил куда в тайне, но, в конце концов – это вообще его дело, что хочет то и делает. А раз уважил и совета спросил и то хорошо.
Но тут влез отложивший лупу Петр.
- А что она сама сказала?
- Сказала – «прощальный подарок», дескать.
- Однако, как точно выразилась… Всех желающих на досуге поискать в окрестностях золотишко – вынужден огорчить, ничего вам не светит, кроме как на зуб кому попасть. Моги-б и сами догадаться, да видать блеск глаза застил – чтобы столько намыть, даже на богатом месте, бригада из семи здоровых мужиков должна с месяц рогом упираться, а тут девчонка.
Переждав волну обменов мнений и всяких – «а я ж еще подумал…» Петр продолжил.
- А теперь, говорю что рассмотрел – золото все старое, намыто не меньше чем, лет двадцать назад, а то и поболе – все помнят, что тогда творилось?
Народ дружно покивал, вспоминая, что творилось когда случилось землетрясение. И последовал вопрос из зала:
- Так что же выходит, девчонка «горбоча» нашла? Еще с тех времен, шел с добычи, да так и сгинул…
- Многовато для одного, скорее всего тут добыча целого района за несколько дней, если не недель. Видать коптер перекупщиков или курьер до места не долетел. Тогда такое творилось, что искать его не стали, или это вообще не государственные люди были. А девочка по всему нашла что осталось, да и похоронила по-человечески, от того и – «прощальный подарок». В пользу этого еще что говорит – камешки, кто-нибудь хоть раз слышал, чтобы камни вместе с золотом встречались? То-то и оно… Так что, что и откуда действительно болтать не стоит, а дочку позови – я расскажу, что и как говорить чтоб косяков не было.
После этого собрание обменявшись мыслями начало расходится. Задержался лишь Петр и продолжающий копаться в визоре Федор. Друзья встревоженно переглянулись и поинтересовались что там не так.
- Ты вот скажи мне Кирилл, - не спеша начал Федор отложив визор, - та как дальше думаешь быть после того как деньги за рыжье на счет упадут?
- Куплю билет на космоплан, да с оказией отправлю, на Земле у меня есть кому ее встретить.
- Так и думал. Тебе и в голову не пришло сколько надо чтобы выучится. Нет деньги-то будут, но такая куча бабок… Ты вообще понимаешь, что сейчас ты конечно опекун и все такое, но только до того момента пока девочка нищая никому не нужная сирота. А вот как только деньги на счет упадут… пробудешь ты ее опекуном ровно столько, сколько надо заявление в суд донести. На такое дело всякие детские дома и фонды защиты детей в очередь выстроятся. Ну и прикинь, каковы твои шансы хоть что-то в суде доказать, ты как думаешь?
- Ох, едрить твое налево. Это что же выходит – куда не кинь… И что теперь делать?
- А ничего делать не надо. Все уже, похоже, кто по умнее нас с тобой сделал. Головастая у тебя дочка, пусть учится, не место у нас в глуши для такой умницы. Вот смотри - тягаться с системой человек не может, но можно пользоваться ресурсами другой системы. Вот здесь - пятилетний договор с международно конторой «Протекшион», я проверял – одна из лучших, в этой сфере услуг. Да-да именно сфере, у богатых тоже немало проблем, нам с тобой мало известных. Так вот – они обеспечивают защиту прав несовершеннолетних. Включая имущественные, наследство там или опекунский контроль, чтобы чадо все состояние до совершеннолетия не спустило. Так что за то, что девочку без гроша оставят можно не опасаться. Есть и физическое сопровождение – телохранители, есть даже психологи или учителя – к вступлению готовить или с будущей профессией помочь определится.
- И сколько ж это стоить должно?
- Не дороже денег. Там для будущих клиентов набор тестов, чтобы определить сколько затрат на них понадобится. Сам понимаешь, за некоторыми богатыми сосунками двадцать человек надо, только чтоб один горшок выносить. Так вот Инга все это прошла с блеском, причем похоже даже «вычислив» слабые места, в итоге – на все про все, то есть на пять лет, вышло двадцать тысяч.
- Да ты что? Какой же резон так тратится и гроши иметь?
- Это ты не скажи. Вот смотри, как все считается – она девочка самостоятельная и ответственная, значит вместо телохранителя, можно большую часть времени обойтись браслетом. Это как сигнализация, но на человека, а не на дом. Снять его нельзя, и любое изменение показателей фиксируется – например, сердцебиение резко скакнуло, то подъедет патруль и вежливо поинтересуется, что так испугало. Подлетное время у них полторы минуты. Тоже самое если нужна скорая. Ну и связаться или вызвать специально – только кнопку ткнуть, хорошо продуманно. Все перемещения отслеживаются, если сигнал пропал – приедут на место и прикроют район.
- Как в тюрьме… А если попадешь где связи нет?
- Для тюрьмы и разрабатывалась, чтобы на строительство не тратится, а преступников просто по квартирам запирать. Но и для жизни неплохо вышло, для стариков что память теряют или вот с детьми. Хоть и постоянный надзор, зато парочка мордоворотов за спиной на свидании не маячат. А связи нет разве что под землей, в метро, например, она давно есть, а если собираешься в поход со спелеологами, то предупреди и дадут сопровождающего с соответствующей подготовкой. Так что затраты на самом деле небольшие – прислать встречающегося суда, да по-первости дать человека чтобы помог квартиру там снять и устроится вообще. Ну и прикрывать и помогать если что не так, но это все же редкость – по сути просто страховка выходит, деньги платишь регулярно, а вот возмещать приходится гораздо реже.
- А если все же не уследят?
- Станешь миллионером.
- Что!??
- Возмещение, если чего – два миллиона, это не считая лечения и прочих расходов. В качестве получателя – ты, это если уж совсем… Но я проверял, такие случаи редкость, ребята профи и свою репутацию ценят дороже денег. Думаю, тут еще один момент есть – фирма до совершеннолетия распоряжается деньгами, и если наш случай не рассматривать, то очень немалыми деньжищами. У них целый штат юристов и экономистов отвечающий за инвестиции. Взять они себе ничего не могут, но вот, например, хранить деньги в собственном банке, чтоб с гарантией, что не пропадут. Сам понимаешь, тут и не подкопаешься, но тогда от доверия к ним много чего зависит. Так что работают на совесть.
- Это все хорошо, но денег то еще нет.
- А вот как появятся – остается только закорючку поставить, а билет сюда для своей сотрудницы они уже заказали – фирма, могут себе позволить. Кстати вот, глянь – какая красавица, и Яге покажешь, она ведь вроде как тут на следующий день после инспектора быть должна? Вот и передаст прям из рук в руки.
- Ну ты Федор, прям стратег. Только что ж это они бабу присылают?
- А тебе спокойней было б чтобы девчонку весь из себя красавец увозил? А баба эта еще та – тут и послужной список есть, могу распечатать. Но ты прав – есть тут одна странность.
- Да нет, я и так по глазам вижу, серьезная барышня, хоть и красивая. А вот что там не так, говори уж.
- Да список этот, или они сюда шлют одну из лучших, а сам понимаешь это тогда не просто так, или остальные агенты у них вообще монстры какие-то.
- Да уж, вроде не так и много денег, а уже сколько бед. Прям себя царем тем сказочным чувствуешь. Спасибо тебе Федор, ежли чего еще узнаешь говори обязательно.
- С детьми всегда проблемы, и чем больше дети… Бывайте, пойду я.
Оставшись вдвоем, друзья некоторое время молчали, пока хозяин не выдержал.
- Договаривай уж, так понимаю, что при всех не все сказал?
- Да, Золото действительно старое, а вот алмазы… алмазы, похоже только что из шурфа. Ну как не передумал?
Кирилл некоторое время смотрел на собственные кулаки, потом не спеша их разжал и отрицательно мотнул головой.
- Нет.
- Ну и ладно. Даже золото хоть и труда большого требует, но счастье с этого фарта мало кому бывает, а уж камешки – чистый фарт. Не надо нам чтобы эта публика по окрестностям шастала, да и из местных мало кто перед желанием разом в князи выскочить устоит. Много плохого с таких вещей случается... Ну, бывай друг, даст бог – все сладится.
И друзья обнялись как перед долгим расставанием.
______________
Яга прилетела, как и сказано – на следующий день и действительно согласилась и «подбросить» и принять у себя, полностью отказавшись от оплаты. Действительно – непонятная она, одно дело помочь тому, у кого ни гроша нет, а другое – тому, у кого деньги есть, выходит что оставляешь человека себе обязанным и вынужденным расплатится, но неизвестно когда и неизвестно чем.
Впрочем, вся эта философия, как и переживания по сборам и прощаниям прошли как сквозь пелену. И только когда по траве побежали волны поднятые винтом взлетающего коптера, а домишки, такие знакомые и родные, провалились вниз и сменились морем леса, Инга позволила себе вспомнить все эти сумасшедшие пять дней. Дней, когда она прикоснулась к настоящему чуду, и самые щемящие мгновения последнего из них.
______________
Прощались они на окраине леса, на обычном месте, но в этот раз сердце неожиданно сдавило пониманием что – ВСЕ. Больше она своих друзей, скорее всего, не увидит. Уж очень нежно прижимались они напоследок. Осталось только зажать сердце в кулак и спросить напрямую:
- Вы уходите?
Две мордашки и без того не веселы погрустнели еще больше а ушки свесились. Кисуня махнула лапкой в сторону садящегося солнца и развела лапками – дескать, это люди постоянно сидят на одном месте, а другим приходится проводить все время в путешествиях, такова уж жизнь…
- Но ведь мы еще встретимся?
В ответ Ингу развернули лицом к околице и показали лапкой на дом, а потом – на юг, после чего две лапки опять указали на садящееся солнце и разошлись в стороны, стараясь обнять весь мир, но в итоге – обняли человечку. Два носика ткнулись в шею, а потом в волосы, прощаясь и стараясь запомнить навсегда.
Ну что ж, они правы – пути сегодня расходятся, а мир он ведь хоть и очень большой, но еще и очень тесный – свидятся, если будет на то воля судьбы.
___________________
А тем временем, за шесть сотен километров, Седой принимал доклад о результатах выполнения учебного задания по установлению контакта третьего уровня. Точнее – гладил, по голове и вздрагивающим спинкам расстроенных близнецов, которые в конце повествования сказав «она улетела!» уткнулись ему в подмышки.
«Вот не думал, что принимать зачет – это так мокро», - мелькнула непрошенная мысль. Оставалось только дать им выплакаться, после чего усадив на колени и облизав вымокшие мордашки сказать:
- Поздравляю вас даже не с выполнением задачи, а с пониманием самой сути нашей работы. Горжусь ребятки, ведь и взрослым это понимание приходит далеко не с первого раза.
- Оно ведь как - сначала думаешь только о деле, как лучше и красивей выполнить задачу, не воспринимая свой «контакт» как живую душу. Это просто игра, как с хомячком – можно поиграть, а можно и придавить или дать поиграть еще кому-нибудь.
- А вот в конце, в конце понимаешь, что расстаешься с другом или даже с врагом, но этот человек, которого может уже никогда больше и не увидишь, забрал с собой приличный кусок твоей души и теперь в этом месте зияет пустота… - Седой ободряюще лизнул в носики, да прижал к себе покрепче.
- А вот пережить это позволяет только понимание того, что с ним произошло тоже самое и частица его души – теперь навсегда с тобой, а значит – ты не одинок. С нами ребята, навсегда остаются те, кому мы подарили часть себя.
_____________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Воскресенье, 07.08.2011, 13:34 | Сообщение # 85
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1868
Награды: 10
Статус: Offline
Отличная прода. Надеюсь, это ещё не финал?


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 23.08.2011, 12:55 | Сообщение # 86
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Прода

Блиц* «вслепую»
(* Блиц – шахматная партия с жестким цейтнотом, обычно ограничение на длительность партии составляет от одной минуты до трех)

- Не верю! – Корь, на правах старшей в паре, загоняла Коржика до вываленного языка. Все отрабатывает до идеала первую стадию «группового контакта». Под маскировочной накидкой уже жарко как в печке, но снова слышится:
- Ой не верю, ой халтура…
Мордочка местного эндемика, под которого стандартно маскируются все работающие на этой планете группы, приобретает странное зверско-обиженное выражение.
- Ну что тебе еще? – малыш, а выбрали Коржика на это увлекательное дело именно из-за маленького размера, как самого близкого по габаритам к крупной фури, похоже готов взвыть благим матом.
- Хвост как палка висит. Х-а-л-т-у-р-а! Ну ты б им хоть время от времени шевелил…
«Фурь» стоявшая напротив невесть откуда взявшегося театрального критика, плюхается на пятую точку (голограмма не зная куда деть «хвост раздора» сначала засунула его до половины в бугорок сзади, а потом и вовсе перестала отрисовывать «в виду конфликта приоритетов») роняет челюсть и выпучивает глаза, полностью теряя сходство со своим прототипом.
- Чем это я им шевелить буду? У меня ж нету… - ошарашенно хлопая глазами говорит Коржик.
- Это мне нечем, ты мог бы и потренироваться! – Сорвала на напарнике плохое настроение Корь. Хотела добавить еще чего-нибудь едкого да осеклась – настолько беспомощным и по-детски обиженным взглядом на нее посмотрели.
«Блин, обидела ребятёнка» - оставалось только прижать к себе этого кучерявого ежика, гладя по голове и слушая как недовольное сопение сменяется довольным, - «и ведь теперь не объяснишь ему, что просто была мысль приспособить под управление хвостом язык. В прочем…» - Корь представила как это будет выглядеть если Коржик от волнение попытается облизать нос и едва сдержала смех.
Но все же довела ситуацию до сведенья напарника. После чего оба уже напару надрывали животики от хохота, не смотря на то, что драная утром шкура болела невыносимо.
А трепка сегодня была получена знатная. Хотя трепка – ерунда, не первая и не последняя, а вот того что утром считай произошел самый натуральный бунт… Вот это рядовым событием точно не было. Впрочем, и тут тоже видимо для кого как.
Начиналось все совершенно спокойно – Корь и Кнопка, как глава группы прикрытия, набрасывали комплексный план. Но вот что-то взяло да незаладилось. Как говорится - «слово за слово…» и саркастическая улыбка превращается в оскал, а между пальцами натягивая перепонки выходят в «рабочее» положение когти.
Ну и пошла потеха – писк, визг и клочки шерсти во все стороны. Это ж вам не обычное мальчишеское ритуальное выяснение «кто круче», это самая что ни наесть безобразная драка. Тут поначалу если и думали обойтись без вредительства, то почти сразу об том забыли.
Зрители тоже мигом разделились на две «группы поддержки» каждой из сторон и нейтралов. «Болельщики» подняв шерсть дыбом зорко следили за своими противниками, но в драку пока не лезли – выяснение личных отношений это святое. «Нейтралы» оценили собственную численность, прикинули возможность разнять и, придя к выводу, что это однозначно повлечет всеобщую свалку, рванули за «цивилизованными» средствами выяснения отношений – шоковыми дубинками, противогазами и химией.
И тут на свою голову в гущу сражения ворвался Седой, вот уж кому не повезло, не удачней момент сложно было и придумать. Явись он раньше и вместе с нейтралами мигом придавил бы все сопротивление в зародыше, но ждать возвращения подмоги он не стал. Просто взял сцепившихся за шкирки, тряхнул по крепче, чтоб клубок распался, да и отправил в полет по принципу «куда бог пошлет».
Потом перехватил два возмущенно шипящих звереныша в прыжке и опять отправил подальше. В третий раз противницы переглянулись да и бросились уже на него. Плохо скоординированная атака с разных сторон закончилась весьма обидно и болезненно – в колючем кусте, правда уже одном на двоих.
Откуда уже и вылезли плечом к плечу и не спеша двинулись на обидчика, а за спиной, между прочим, сливались и выстраивались вторым эшелоном «группы поддержки»…
Седой, хвала предкам, оказался бойцом опытным и вместо того, чтобы попытаться «вразумить» обозревшую молодежь, взлетел на дерево и по максиму использовал свое преимущество – в силе, в весе и в том, что нижние лапы намного сильней верхних, а вот расположены они у обороняющегося снизу. Да и оборонять не слишком толстый (меньше обхвата) ствол – проще не придумаешь.
Некоторое время руководитель и лидер группы развлекался тем, что хватал ногами атакующих за шкирку, отдирал от ствола и бросал на голову скопившемуся под деревом остальному противнику. В конце-концов «штурмовикам» это надоело и атака захлебнулась.
Корь с Кнопкой уселись было на корточки «на военный совет», дабы решить вопрос – «начинать ли грызть ствол или все же послать кого-нибудь за пилой?», да вот сверху последовал ехидный вопрос – «Ну что, уже сдружились девочки?». После чего все присутствующие сначала с обалдением уставились друг на друга, а потом и попадали где сидели, не в силах сдерживать рвущийся наружу смех.
А явившимся во всеоружии «нейтралам» осталось полюбоваться только на эту идиллическую картинку – все самое интересное они пропустили. А вот не фиг было раздумывать там, где надо действовать!
Зато хоть первую помощь оказали, а то «союзнички» только на скулеж и дрыганье лапами были способны. Зрелище по завершению медпроцедур настроило совсем не на веселый лад – обе теперь походили на детенышей гурха, сведенная полосками шерсть нанесла непоправимый урон красоте, как не расчесывайся – никак спрятать это безобразие не выходило.
Седому, впрочем, тоже досталось – штук двадцать полосок сведенной шерсти, по тридцать сантиметров каждая, хорошо выделялась на белой шкуре из-за заживляющего пластыря рыжего (т.е. «телесного») цвета. Впрочем, ему то что – он не девушка, да и у него на шкуре давно целого места не осталось.
Тут-то Седой закончил с медицинскими процедурами и поманил пригорюнившихся зачинщиков в сторонку на откровенный разговор. Делать нечего – поплелись свесив уши, заплетаясь ногами и всем прочим выражая готовность искренне раскаяться по первому требованию. Ну, и держа глаза в полной готовности, на мокром месте то есть, как же без этого.
Глядя на быстро мечущееся из стороны в сторону перед ней начальство Корь неожиданно подумала, что их «Дед» на самом деле очень красив. Эта серебристая шкурка, под которой перекатывались отнюдь не дряблые мышц…, даже этот дурацкий пластырь не портил впечатления, хотя фразу «шрамы украшают мужчину» всегда считала верхом идиотизма.
В первый раз в голову стукнула мысль – «а сколько же ему на самом деле?», и вдруг стало понятно, что она совершенно не знает ответа на этот вопрос, но точно раньше ошибалась не на один десяток лет. Странно, но пока надо опустить глаза по ниже и изображать раскаянье – начальство сейчас будет греметь громы и метать молнии.
- Девочки мои дорогие, вы понимаете что творите? – Вопреки ожиданиям голос наставника не грозен, а внимателен – совсем худо. Да и безотказный маневр - дружно свесив уши кивнуть покаянно, после чего расплакаться и уткнувшись в пузо слезно обещать исправится, в этот раз не сработал – Седой шарахнулся от них назад, пригвоздив к месту настороженным взглядом.
- Вижу что не понимаете. Тогда позвольте напомнить поговорку – «Человек думает носом».
Корь с Кнопкой недоуменно переглянулись, но с радостью ухватились за возможность перевести неприятный разговор на новую тему.
- Конечно! Целых три органа обоняния, а еще мы глазами слышать умеем! – Блеснула эрудицией Кнопка.
- Угу, Мыло вон из за этого чуть на местную не забрался. Вот бы был «контакт»… А уж какие бы вышли детишки… - И осеклась, вспыхнув ушами, потому что в внимание в глазах взрослого сменилось добротой и немножко жалостью. Кнопка тоже уперла взгляд подноги старательно там что-то выискивая.
- Курсанты, что там было в поговорке насчет - «пылинке в глазу ближнего…»
Бывшие бунтарки изумленно уставились друг на друга, а потом не доверяя носу втянули воздух ртом. После чего синхронно вздыбили шерсть на загривке, оскалились и совершили прыжок назад, затем разум взял верх над инстинктом и обе синхронно схватились за голову.
- Ой, какая же я дура… - выдохнула Кнопка.
- Вот влипли, Что же теперь делать? – Корь пришла в себя быстрее.
Седой удовлетворенно покивал наблюдая за искренним раскаяньем, но затягивать экзекуцию не стал.
- Да, две течных сучки на одну стаю… и подсознательная грызня за влияние. Но – ничего на самом деле страшного, это не гон, скачек обычных эстрогенов причина видимо стресс и смена питания. Так что за три дня все пройдет, просто неудачно совпало, что у двоих разом.
Оглядел озабоченно-неверящие мордашки и по доброму улыбнулся
- Привыкайте дочки, вы уже давно взрослые все так живут. Просто начинайте думать не только о себе и заранее представлять, как поведут себя окружающие. И действовать исходя из этого, я сегодня на вашу свару опоздал потому что пришлось таблетки принимать, а то я бы вам не только уши надрал, но и … хм, кое что еще могло бы пострадать.
Седой оглядел возмущенно встопорщенные уши и вибриссы на мордочках и а также призывно припухшие губки и язычки молниеносно облизавшие носики, и в конец пришел в хорошее настроения от этого противоречия между проявлением характера и призывам тела. Осталось только дать последние наставления – «Теперь мигом обнялись-помирились, а потом марш с глаз моих на речку купаться после чего обрызгаетесь вот этим». В воздухе мелькнул болончик со спреем, облегченный вздох, промелькнули две тени и осталась только примятая трава.
Оставшись один Седой еще некоторое время побегал «из угла в угол» сшибая колоски с травы и приходя во все лучшее расположение духа. Торжество силы жизни всегда приносит удивительную радость, хотя лично тебе не сулит ничего кроме неприятностей и таблеток, от которых потом десна чешутся.
Постоял еще немного не много крутя ушами, поймал перешёптывание девушек у реки, и обсуждение предыдущего побоища с другого направления – «а он меня как ухватит… ». Пробормотал про себя:
Дети, дети и куды вас дЕти?
Толь людям продать,
аль даром отдать.
Иль деньгу сшибить,
А может приплатить…

Да и пошел собирать всех на лекцию, пока еще чего на голову не упало.

_________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
PKLДата: Вторник, 23.08.2011, 13:19 | Сообщение # 87
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6520
Награды: 62
Статус: Offline
Quote (al1618)
(* Блиц – шахматная партия с жестким цейтнотом, обычно ограничение на длительность партии составляет от одной минуты до трех)


С жестким лимитом времени:
Quote
Сейчас стандартный лимит для классических шахмат — 2 часа на 40 ходов, затем 1 час на следующие 20 ходов и ещё 30 минут до конца партии, либо 2 часа на 40 ходов, после чего сразу от 30 минут до 1 часа до конца партии. Проводятся турниры по быстрым шахматам, где на всю партию даётся порядка 30 минут, и блиц-турниры, в которых время ограничено ещё сильнее — от 5 до 15 минут на партию.


Quote (al1618)
едва сдержала смех, до того момента как довела ситуацию до сведенья напарника.

Очень корявая получилась фраза.
"И едва сдерживая смех довела свой взгляд на ситуацию до сведения напарника" ?


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 23.08.2011, 13:30 | Сообщение # 88
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (PKL)
Очень корявая получилась фраза.

поправил на худшую smile и прочий текст чуть

Quote (PKL)
С жестким лимитом времени:

тут какой вопрос - любая шахматная партия ограничена во времени (лимитирована)
Цейтнотом - называется последние ее 15 минут, когда не остается времени на обдумывание
а тут ВСЯ партия минута (одна секунда на ход или чуть больше)
сроки сейчас сократились - чтобы не пользовались подсказками программы, человек в такой ситуации даже у среднего компа не выигрывает и не может физически.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
PKLДата: Вторник, 23.08.2011, 13:51 | Сообщение # 89
Атаман
Группа: Походный Атаман
Сообщений: 6520
Награды: 62
Статус: Offline
Quote (al1618)
Цейтнотом - называется последние ее 15 минут, когда не остается времени на обдумывание а тут ВСЯ партия минута (одна секунда на ход или чуть больше)


Цейтнотом называется острая нехватка времени у игрока - называть этим термином ограниченный лимит времени в блице в корне неверно - с чисто шахматистской точки зрения.


Доброй охоты всем нам!
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 26.08.2011, 07:54 | Сообщение # 90
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14497
Награды: 153
Статус: Offline
Вобщем так, прочла все разом, начиная от Зяблика и до конца.

Сначала читала и делала замечания по ходу чтения.

Запостю их, хотя теперь - в свете всего, может и не стоило...

Итак....

Цирк приехал
Будут тапки.
1. Чтобы понять, что Зяблик дежурит на «орбитальной базе» - пришлось вчитываться очень внимательно несколько раз. Считаю, что это не очень-то правильно, когда самое главное – место действия – указано мельком в потоке рассуждений. Четкая картинка не складывается. Мой совет – четче прописать место действия. Как-то выделить, что ли. Описать в двух словах орбитальную станцию. Именно в двух – четко и ясно. Чья, зачем, что делает. Основные задачи. Это может и есть в тексте, но очень смутно.
2. Второе. Упоминается скука Зябликового дежурства, расписанная на все лады. И выход – Игра, в которую можно ему играть, потому что не запрещено. Хотя он на вахте. К слову – что такое «собачья вахта»? В армии не служила – каюсь, может это оттуда такой термин???
3. «Соседи» пристыкованы к базе. Что за соседи? Корабль какой-то или что? Не поняла.
4. Дальше вдруг бой. И тут я оказалась в полных непонятках. Постепенно, перечитывая снова и снова – догадываюсь, что вероятно Зяблик просто играл в Игру. Вопросы: почему слово Игра – с большой буквы? В чем заключается эта игра? Бой был игрой? Или это какие-то учения?
a.
Quote (al1618)
«Так что сегодня в окрестностях заштатной планетки Прерии кипел самый настоящий космический бой.»
Вот именно это предложение создает эти непонятки. «Самый настоящий» - вроде как вовсе не настоящий – но это я поняла далеко не сразу. Совет: сразу обозначить, что это все же игра. Текст от этого только выиграет.
5.
Quote (al1618)
«одно дело когда ситуация ясна и надо принять трудное решение, и совсем другое – когда не понимаешь ничего, в этом случае обращение к более знающему человеку - самый разумный вариант.»

Хехе, воспользовалась этим советом и обратилась к знающему человеку))))
После того – как он (не буду называть кто) разъяснил мне несколько моментов, читать стало даже интересно)))))

Короче прибывают какие-то детишки тренироваться на Прерии и куча каких-то боевых единиц – которые «на всякий случай» их прикрывают.
Вывод от прочитанного – бедный несчастный Зяблик)))))

Летняя практика или дурдом на выезде

1. Такс – в предыдущей главе было сказано: «группа которая пошла «на выброс» никаких особых претензий не вызывала – один взрослый, двадцать штук ребятишек от десяти до двенадцати». А в этой главе упоминается Седой и девятнадцать пар детских глаз – куда делся двадцатый ребятенок?
Классная глава, хотя жутковато описано поедание сырого мяса.
Очень понравились три хвостика. Жуткая сценка охоты на близнецов и кнопку – описана здорово. Хорошо, что все хорошо кончилось.

О сколько нам открытий чудных...

Классная глава от начала и до конца. Правда – в полном восторге от обустройства детишек)))))
Здорово и с юмором. И начинают уже появляться любимчики среди таких умных ребят. То есть – читаешь, не оторваться)))))

Ах, я маленькая бяка

Ну вот и все, на том я и застопорилась со своим "мнением" и "правками" - потому что просто уже ни на что не могла отвлекаться.

Нет слов, дорогой Ал! Это по настоящему шедеврально, хотя не люблю я это слово. Более трогательного интересного и сильного текста еще поискать!
Покорена этими "маленькими" детками с Идалту)))) по-настоящему.
И только одно огорчило немножко - что закончилось все, а проду еще ждать надо((((

вот так, обидно даже!
честно-честно - я в полном восторге!


 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Тени Прерии (Проект "Прерия", фанфик)
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2021