Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: al1618 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Рыцари плаща (только для чтения) (Проект "Прерия", фанфик)
Рыцари плаща (только для чтения)
al1618Дата: Среда, 19.09.2012, 12:42 | Сообщение # 31
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Мария с сожалением опустила оружие – она через прицел рассматривала махающую рукой им в след крохотную фигурку на вершине скалы. «Черт, совсем забыла сказать пацану, чтобы не маячил на фоне неба», - впрочем, сейчас это было уже некритично, а позже найдется, кому объяснить и научить. Если будет такая необходимость, и если будет это самое «потом».
Невольно передернув плечами, отогнала все сомнения – успеет. А они уж сделают все возможное, чтобы его не стали искать до того, как не станет слишком поздно. Как лиса уводит свору собак от логова с лисятами.
Война – это цифры. К счастью, они учились по одним и тем же. Есть вполне четкие нормы, сколько можно пройти в горах – в зависимости от сложности рельефа, температуры и высоты, вверх по склону или вниз. «Шарик» покроет все самые оптимистичные прогнозы, как бык овцу. Значит, он успеет.
Осталось одно – увести за собой погоню.
- «Орбита», мы уходим в квадрат 34-18. Что там за строение? – связь в горах довольно безопасна, если выбрать место, из которого видно только небо, и желательно – без спутников противника.
- «Фокус» - это «таежная избушка». Должна быть в хорошем состоянии. Посторонних в окрестностях сейчас нет. Строение пустое. Принимай карту района с оперативной обстановкой.
- Значит, счас уничтожаем документы и отходим, «Орбита».
- «Фокус» - отставить уничтожение.
- «Орбита» - благодарю.
- «Фокс» - что могу. И… прости.
- «Орбита» - принято. Сочтемся. Конец связи.
- «Фокус» - следующий сеанс по вашему вызову. Класс «прима». Отбой.
Ну вот и все – последние точки расставлены. Надо же – прощения попросил, тяжело быть гадом и иметь при этом совесть, но это уже не ее проблемы. «Подъем, девочки, движение по третьему варианту».
Группа металась в лабиринте узких ущелий, как настоящая лиса, уходящая от погони - создавалось впечатление, что она движется разом во все стороны. Но если свора большая, и есть возможность перебрасывать отставших участников веселья на новые направления по воздуху…
А с другой стороны – все щели все равно не перекроешь. Спасали пока данные «Орбиты» и принятый стимулятор. Ловцы выдавали себя каждым выходом в эфир, а отчетность их многочисленное начальство требовало регулярно, поэтому все многочисленные засады на пути оставались без добычи. А вот стимулятор не только помогал – он конечно давал возможность двигаться без отдыха и со скоростью которую противник не ожидал. Но при этом все вещи, которые обычно выполняются «на автомате», теперь требовали внимания.
Надо было следить за тем, чтобы вовремя поесть, чтобы не рухнуть, когда сахар в крови упадет ниже критического, контролировать собственные движения, чтобы ненароком не переломать кости. И в приказном порядке бегать в кустики – просто, чтобы сердце не оказалось отравленным продуктами подхлёстнутого метаболизма. Их статный медик выглядела жутко, но пока еще держалась.
А вот время подходило к концу. Слишком велика оказалась «свора». Вполне можно собой гордиться, похоже, тут вообще собрались не только все наличные «волкодавы», но и вообще все хоть чуть способные к самостоятельным осознанным действиям. А другого и ожидать не следовало, сама в аналогичной ситуации рвала бы жилы и подключала всех, кого можно и нельзя. И сила успешно противостояла хитрости и опыту – скоро придётся жертвовать частью группы, чтобы дать время остальным.
Точнее – это противник так думает. Значит, есть возможность его сильно удивить.

Удивить получилось. Оставив заслон из с пулеметчика, группа ушла дальше, стараясь максимально быстро проскочить еще не перекрытое «бутылочное горлышко», и выйти из зоны облавы. Это преследователи так думали. Потому не спешили, а старались, пользуясь подавляющим огневым превосходством, прижать огнем и взять пулеметчика живьем.
Им бы следовало передумать, когда выяснилось, что помимо пулемета в заслоне присутствует еще и снайпер, успешно прижавший посланных в обход пулеметной точки, но не одумались – времени не хватило. Совершившая рывок длинной в десяток километров, основная часть группы обрушилась на наступающих с тыла. А с этого направления зарвавшиеся преследователи даже толковых укрытий не имели – недаром столько времени выбирали место для засады.
Бой в итоге вышел очень короткий. За почти три отделения заплатили одним двухсотым и одним трехсотым – замечательный результат, если б в других обстоятельствах. Поймала осколок по ниже спины Машенька – как бы не от собственного «минного поля», подорванного в кульминационный момент, да так и осталась возле своего пулемета Клуша - по ее ранениям так и не смогли понять, помогла ли ей «пятнадцатиминутка» продержаться до решающего удара, обеспечив общую победу, или наоборот – убила, когда в этом не было никакой необходимости.
В последствиях наложения одного спецпрепарата на передоз другого разберется разве что хорошо оборудованная лаборатория. Несомненно было другое – их стало меньше. Зато кольцо было прорвано и можно споконо идти туда, куда изначально и собирались. Это тоже дорогого стоит.
- «Барра» - «Фокусу». Танцуй. – Вот и еще один камень с души.
- «Барра» - с таким количеством хабара могу только подпрыгивать. Что там у вас?
- «Фокус» - балок пустой. Есть почти тонна жидкого топлива и почти полтонны газа. Живем.
- «Барра», газ – водород, метан?
- И тут повезло – пропан.
- «Барра» - редуктор?
- Уже почти сделали. Конец связи.
Вот теперь действительно живем. Правда недолго, но на бессмертие никто всерьез и не рассчитывал.
***
- Не дрейфь, капитан. Никуда они не денутся. – Попытался подбодрить непонятно о чем задумавшееся начальство верный зам.
Иволгин Виктор Иванович тоскливо в очередной раз осмотрел тактическую схему и вынужден был констатировать – ничего не поменялось. Уже вторые сутки водившая его за нос группа в очередной раз преподнесла сюрприз. Для разнообразия – приятный. Но интуиция явно кричала о подвохе, но в чем именно он заключается - предпочитала отмалчиваться как на допросе.
Крутившиеся ранее ужом и выскальзывавшие из всех ловушек резко сменили тактику и сели в глухую оборону. Ничего не сказать – позиция, конечно, сильная и наверняка время, которое он потратил на сосредоточение сил, обороняющиеся тоже использовали максимально. Именно поэтому никаких решительных штурмов и прочих глупостей не наблюдалось.
Одного раза хватило. Это когда два отделения «с ходу» попробовали сбить оставленный заслон и при этом влипли по полной. Попав для начала на управляемое минное поле, когда несколько взрывов превратили обычную каменную осыпь в чудовищную осколочную мину. Уцелевших же добила сделавшая крюк основная часть группы, разыграв классическую огневую засаду - «молот и наковальню».
Потери вышли чудовищными, и за них еще предстояло ответить. Тем более, что непосредственных виновников теперь даже ради получения морального удовлетворения не накажешь – последствий собственной ошибки они не пережили.
И вот опять и снова чертовы духи со всем комфортом расположились прямо в капкане, ведя вялую перестрелку, хотя должны были рваться наружу, не считаясь с потерями. Уж кому-кому, а этим должно было быть четко понятно, что в любой момент подойдет тяжелая техника и не уйдет никто. Но – сидят как приклеенные, и это наполняло сердце ожиданием больших неприятностей.
- Ну вот и все, Иваныч, - немного фамильярно заметил зам, - летят, слава те Господи!
Вынырнувшее из низких облаков продолговатое тело четко вписалось между двух соседних вершин, в ущелье между которыми и засели противники, и выполнило сброс техники. В пространстве за транспортником вытянулись колбасы парашутов-стабилизаторов, на нижних концах которых стремительно набухали конусы надуваемых воздушных мешков.
Стабилизаторы едва-едва успели полностью раскрыть купола, как клубы пыли скрыли место приземления – сработала тормозная пиросистема.
- Летуны гребаные! Куда мать … вы.. …! – дальше шел уже сплошной мат, даже без предлогов.
Это надо понимать командный канал вызванной подмоги умная техника подключила. Пользуясь тем, что сети управления успешно объединились, Иволгин смог уяснить всю удручающую картину разворачивающегося бардака. Рано он обрадовался точностью, с которой транспортник выбросил технику прямо в горловину ущелья. Просто потому, что это получилось только в двух случаях из трех, третья БМД-шка как раз вываливалась из чрева свечкой уходящего вверх летательного аппарата.
Под аккомпанемент матюгов находящегося именно в ней командира прибывших на разборку «тяжелых» десантников. Разумеется, рисковать повторным заходом на цель для «до сброса» никто не собирался, и выкинули их по принципу «на кого бог пошлет».
Дожидаться, пока начальство «приданных» перестанет кувыркаться в воздухе и начнет выполнять свои обязанности, было некогда – счет шел на секунды. Капитан мигом перевел управление на себя и сбросил прямо на АСУ машин план атаки и схему взаимодействия вместе с приказом начать атаку. Слава богу, в этот раз обошлось без пререканий и выяснений, «танкисты» тоже понимали ценность первого момента ошеломления.
- Конвейер заело… или тележку… Аварийно скинули. – Прокомментировал происходящее зам, внимательно наблюдая за воздушными эволюциями.
- Сволочи, - прокомментировал, не отрываясь от тактической схемы, капитан, - могла ведь и парашютная система заодно не сработать, раз уж все наперекосяк пошло.
- Как бы он нам на шею не… того. – Продолжил он, озабочено косясь на быстро несущиеся вниз десять тон брони, не считая боеприпасы и топливо. По командному каналу тем временем уже даже слов разобрать было нельзя – одни эмоции. Иволгин хотел успокоить зама – по данным схемы точка приземления отстояла от них больше чем на пол километра, но тут отвлекся на развитие ситуации.
Вместо ожесточенной стрельбы, атакующих встречало стекающее сверху в ущелье дымовое облако. Клубы искусственного «тумана» как раз сворачивались в жгуты, четко между выдвигающейся на рубеж техникой, которую, помимо «тяжей», оседлала еще и выделенная в «штурмовые» часть его роты - и группой блокирования.
Вот значит, в чем состояла суть задуманной духами хитрости. Капитан усилием воли отогнал вставший перед глазами кошмар – влетевший в дым и ослепший в результате какой-нибудь подлой хитрости (вроде мощного генератора помех или подсаженного в АСУ вируса), ударный кулак наматывает на гусеницы собственный авангард, пока затерявшиеся в суматохе диверсанты уходят в отрыв. Нужно было срочно принимать решение, но в голову ничего кроме продолжения атаки не приходило. А потом стало поздно.
На удар по ногам и колыхание вдруг вообразившей себя морем скалы капитан поначалу внимания не обратил, как и на ошарашенную фразу зама: «Тонн семь, не меньше…», - больше всего в этот миг интересовало исчезновение меток «своих» с тактической схемы. Это начал работать постановщик помех, или все же вирус? Увы, но ответ был получен тут же – стоило только поднять голову.
Над створом ущелья, отлично видимая с расстояния в два километра, стремительно расширялась вверх белесая полусфера – зона атмосферной инверсии, отмечающая прохождение ударной волны. А из середины уже неспешно поднимался огненно-оранжевый, но с высотой все более теряющий цвет и становящийся серым, гриб.
Нет, не тот , к счастью не тот, но и он старался дотянуться до низких облаков. «Метров триста-четыреста уже есть», - отрешенно подумал капитан, наблюдая за этим чудовищем, и одновременно – как гаснут последние отметки. От ударного кулака не осталось никого, от авангарда – от силы - половина.
Из ступора его вывел скрежет гусениц по камню.
- Капитан, тудыть твою качель, что за … тут творится?
Вовремя. Отдав команду резерву: «По машинам», - Иволгин прыгнул на броню и заорал в «глухую» лицевую пластину шлема: «Рви, уйдут суки!!»
***
«Поле, поле, кто тебя усеял…», - полностью опустошенный Иволгин взирал на плоды трудов своих. И ужасался.
Тогда, в горячке встречного боя, когда шел судорожный размен, никакая цена не казалась слишком большой, наверно еще и потому, что и собственная жизнь взвешивалась на тех же самых весах. но вот сейчас...
Совсем небольшое стадо его разведчиков, не знающих куда себя деть – всё, что осталось от роты. А ведь это - лучшие из лучших.
«Лучшие – просто потому, что единственные. По-настоящему лучшие лежат чуть дальше…». «Плевать!», - заявил капитан своему внутреннему голосу, - «лучшие, потому что живы и выполнили задачу». И тут же сплюнул – препираться можно сколько угодно, но соотношение потерь говорило само за себя.
«Вот-вот, к тому же – с кем теперь ты собираешся выполнять следующее задание? Это не говоря о том, что им ты выполнить их задание помешать не смог...» И это тоже было верно. Даже если медики смогут быстро поставить в строй раненых, вернуть разведке уверенность в своих силах будет задачей как бы не более сложной.
Ведь и сейчас, едва стоит закрыть глаза, как перед глазами мигом возникает «картинка» последнего эпизода боя. Когда за четыреста метров впереди в последнюю атаку поднялись четыре фигуры. И как они одним рывком, совершенно не реагируя на огонь, преодолели более полутора сотен метров – буквально на глазах подмоги стерев с лица земли остатки авангарда. Ошеломленные бойцы, так и не смогшие найти в себе силы подняться в контратаку на этих «неуязвимых», и так и умерли в укрытиях, превратившихся в ловушки .
«А это ужас пошел дальше…» - чтобы упасть, не добежав до второй линии, еще через полторы сотни метров – вытекшая через десятки попаданий кровь отказалась поддерживать видимость жизни в телах. Иволгин тогда хорошо запомнил полные мистического ужаса глаза «зама». Что тогда говорить о молодых парнях – никакие уверения в силе современной науки не смогут быстро вернуть им былую уверенность.
«А вот докладывать о результатах стоило сразу, не пытаясь разобраться самому… » - все верно, местные всеми силами старались сделать невозможной связь, но как на грех именно сейчас связь была. И доблестное начальство хрипело и плевалось в микрофон, пусть и весьма далеко, но слышимое, словно на расстоянии вытянутой руки.
- Капитан … ты … что … там… …? Положить … две трети роты… только … двухсотыми!! Всю технику … пожгли …! Да за такое … …. .!!! С десятком духов … не справился!!
«Повторяться начал, хотя он и прав», - отрешенно подумал Ивогин, разглядывая сидящего на обгорелой броне их последней БМД-шки командира «смежников». «Коробочку» положило набок и буквально выпотрошило попадание термобарического заряда, на такое «варварство» современная сверхлегкая броня рассчитана не была, хорошо хоть случилось это после того, как десант успел развернуться в цепь. Но и так потеря последней единицы техники обошлась очень дорого.
«Танкист», стянув с головы свое «ведро», смотрел угрюмым, ничего хорошего не предвещающим взглядом, но вел себя на удивление тихо и разумно. И не только потому, что был в меньшинстве, просто снайперская пуля поразила «голема» в весьма не приятное место – разбив гидронасос. Так что поднять ко рту стакан с найденной в чреве машины водкой для тренированного мужчины сложности не представляло, пусть на это и требовалось усилие в двадцать килограмм, а вот драться с таким гандикапом было просто глупо. Вынуть же этого рака из панциря можно было или в передвижной мастерской и очень медленно или быстро – взрывчаткой.
- Разрешите доложить результаты противодиверсионного рейда, товарищ подполковник? – вклинился в поток мата уставший ждать капитан и, воспользовавшийся паузой, которая понадобилась начальнику, чтобы набрать новую порцию воздуха. Ответом ему была гробовая тишина, видимо от такой наглости на противоположном конце потеряли дар речи.
- Докладывайте.
«А быстро он пришел в себя», - подумал Иволгин и приступил:
- В соответствии с приказом, я прибыл в квадрат… - привычные слова лились независимо от сознания, но сегодня уж очень разительно отличались от того, что видели глаза, уже который раз обегающие сцену побоища. Сердце терзал один вопрос – «неужели те, кто смог сотворить такое, не могли прорваться и уйти?».
Ответ не радовал – могли. Но предпочли вместо этого выполнить задание. Вот такое вот простое решение – выжить, но проиграть или победить, переступив черту.
- Излагайте короче. Только суть. - Кажется вспышку бешенства сменила холодная ярость.
«И что удивительно – их задачу выполнить должен ты. Промолчи, и победа им не достанется, а гибель их станет напрасной. Отомсти за своих людей… »
- В результате проведения спецоперации полностью уничтожена разведывательно-диверсионная группа 22-й ГОБр СпН ГРУ! – по уставному «лихо и слегка придурковато» доложил капитан, - в составе девяти человек, собственные потери составляют…
Кажется, начальство второй раз за разговор потеряло дар речи.
- Капитан, о чем ты бредишь? Какой спецназ, какое ГРУ?
- Самый настоящий, «Серые волки», тащ подполковник! Волчицы…
- Чтоооо?!
- Виноват! Нами взяты ордена и документы! Командир – майор, Проваторова Мария Ивановна, самая младшая по званию, снайпер – старший прапорщик Кунакбаева Зайнаб. Женская офицерская группа. - «Ох, заткнись хоть сейчас!», - простонал здравый смысл, но капитан, стиснув зубы, продолжил: - Ни одного спец изделия обнаружено не было.
- Какие «изделия», выражайтесь яснее.
- Подобные группы штатно имеют на вооружении два тактических ядерных заряда. Взятые фото материалы показывают, что у этой группы по крайней мере один такой заряд два дня назад был в наличии. Очевидно, они или были переданы кому-то, или уже установлены. Необходимо, чтобы саперы проверили возможные места размещения зарядов.
- Капитан, ты что по открытому каналу болтаешь… Да я тебя… - после чего связь оборвалась.
- А мне по..й, товарищ подполковник! – сказал Иволгин и встретился с уважительным взглядом «танкиста».
- «… капитан, никогда ты не будешь майором», - прохрипел цитату тот и кивнул на второй стакан.
- «Дальше фронта не пошлют, меньше взвода не дадут», - сказал он в ответ и, опрокинув в себя огненную воду, добавил: - Куда уж дальше? И глубже.

***
Он вышел в нужную точку спустя семь дней – бледная тень самого себя, только что не шатаемая ветром. Все основные события к этому времени уже были закончены и даже частично забыты. Люди вообще склонны стараться забыть прошлое.
Сканер исправно работал на прием, и об основных событиях войны Федор знал. Но собственным глазам верил все же больше, впрочем и они с легкостью подтвердили новые реалии мира – на ВПП и возле ангаров военная и гражданская техника вперемешку. Люди… люди пока не сливаются, держатся обособлено, но это уже вопрос времени. И небольшого времени.
Вот только у него еще есть задача, и его война еще не закончилась.
Сунутый в воду одного из ручьев исправно передал запрос и получил ответ – завтра утром или послезавтра в тоже время. Успеет. Тут недалеко.
Утро началось как обычно – с мучительных позывов к рвоте. Тело за ночь забыло о своем состоянии и теперь пыталось освоиться заново. К счастью, он давно уже перестал наедаться перед сном, пока влил в себя немного воды, извергнув которую назад, желудок слегка успокоился.
Теперь можно и делами заняться. Удивительно, но боли как таковой уже давно не было, но как оказалось, запах тоже может причинять боль куда как более мучительную. Затолкав в организм противорвотное из аптечки, быстренько засунул следом немного еды – привычно не чувствуя вкуса. Теперь можно собираться - ополоснулся в ручье, всячески стараясь не потревожить раненую руку, и натянул с вечера выстиранную форму, провел пальцем по награде, вспоминая и надеясь. Теперь руку на перевязь, ремень оружия на шею и можно двигаться.
На условном месте стоял коптер и рядом с ним шебуршился мужественного облика парень. Больше никого обнаружить не удалось, значит начинаем – только подтянуть леску зубами по короче. А теперь самое главное – не споткнуться. Впрочем, уставшему роботу, которым чувствовал себя Федор, было почти все равно.
Парень чуть не бросился вперед, но заметив весящий на груди автомат, пусть и не направленный стволом в его сторону, а смотрящий влево, и руку на рукояти, мигом поумерил энтузиазм и споро отбарабанил положенный отзыв. Оба. И основной и резервный. Кажется, теперь действительно все.
- Я честно говоря… - встречающий явно выглядит растерянным. Совершенно не ожидал, что посылку принесет пацан, наряженный в подвернутую до нужного размера форму.
Рядом с небольшим костерком накрыта целая поляна – несколько бутылок с незнакомыми этикетками, изысканная и наверняка бешенно дорогая «земная» закусь. И радом со всем этим великолепием топчется хозяин, не зная что ему делать с выползшим из кустов чучелом.
И морщится, не в силах подойти ближе.
К счастью, от вида еды новых позывов не произошло, а то дело могло окончиться крупными неприятностями. Федор просто опустился на колени на берегу всего этого великолепия, пытаясь перебороть накатившую слабость и сфокусировать зрение.
- Я могу это забрать? – робко поинтересовался парень, а вблизи скорее молодой мужчина, видимо не зная что дальше делать с этим поломаным роботом.
- Кусачки есть?
- Что? – взгляд парня становится растерянным.
- Кусачки, ножницы – хоть что-то - есть?
- А да… - из кармана крутых камуфляжных штанов появляется не менее крутой мультитул. Чем черт не шутит, может действительно «швейцарский». Мигом сложив ножницы, собеседник смотрит теперь на них с удивлением.
- На правой руке рукав отодвинь и аккуратно леску перережь. Пока мы тут на атомы не разлетелись. И забирай.. – В глазах собеседника появляется понимание вместе с животным ужасом. Эк его пробрало – аж на носу капля пота повисла. Видимо, только сейчас понял, что за рукоять автомата мальчишка держался не для смелости или форсу, а чтобы не опустить руку. Но рука не дрожит, и через секунду Федора избавляют от привычной тяжести за спиной. Вот и все – пост сдал, пост принял…
Становится возможным уронить затекшую руку на колено, да и самому теперь можно просто лечь на спину. Но как оказалось, что встречающий, когда забирал посылку, слишком низко наклонился – теперь приходится опять положить уставшую руку на оружие и контролировать окружающую обстановку, пока бедолага избавится от всего съеденного утром.
Но это совсем не трудно. И облака замечательные.
- Парень… Тебе наверно в больницу – надо что-то с рукой делать… - ты смотри, а быстро он очухался…
- Что с ней делать? – пробормотал Федор, скосив глаза вниз, на свою руку, порванную когтями на второй день похода – черные скрюченные пальцы, похожие на невиданные когти, торчали из раздувшейся как подушка иссия-черной ладони. - Заберите ее от меня. Воняет – сил нет.
___________



"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Рыцари плаща (только для чтения) (Проект "Прерия", фанфик)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017