Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная| Форум Дружины
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA
Страница 26 из 29«12242526272829»
Модератор форума: al1618 
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Рыцари плаща (Тени Прерии, фанфик)
Рыцари плаща
Сергей_КалашниковДата: Среда, 04.07.2012, 23:55 | Сообщение # 751
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
куда разведка попросту недобиралась
Слово "недобиралась" хочется написать раздельно "не добиралась"


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 05.07.2012, 11:37 | Сообщение # 752
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
***
Очень немногие знают, как много вокруг них материалов, способных взрываться. Этим знанием, а также пониманием необходимых условий для протекания взрывных процессов, владеют и не все профессионалы. Но практически любой человек в курсе, какая уйма веществ вокруг способны гореть - слишком многие познают это на собственном опыте.
То, что в начавшемся пожаре способны сгорать даже негорючие изначально предметы, и даже вода от жара может начать разлагаться на вполне горючие кислород и водород, тоже не является секретом.
Тайной для многих оказывается другое – эти процессы принципиально не различаются, и то и другое это цепная реакция окисления, и между ними нет неодолимого барьера. Всего лишь – «звуковой барьер». Взрыв от горения отличается скоростью протекания, если медленнее скорости звука – горение, быстрее – взрыв.
Одни и те же вещества могут - как гореть, так и взрываться. Например, тротил вполне можно настрогать ножом и вместо лучины использовать для растопки сырых дров, но упаси господи – закрыть дверцу печки до того, как он полностью прогорит. При создании подобных «особых условий» могут взорваться и вполне «мирные» вещества вроде растворителей или парафина, в которых никто взрывчатку и не заподозрит.
Но есть и удивительные отличия – во взрывчатке запас энергии намного меньше, чем в самом привычном топливе. Вполне обычная писчая бумага превосходит тот же тротил по запасу энергии втрое, а пластмасса – на порядок! Неудивительно, что про разрушительную силу взрывчатки обычно только слышали, а вот с возможностями огня практически все знакомы не понаслышке.
К тому же, не стоит считать, что «дозвуковая» скорость горения топлива - это мало.
Почти шестьдесят тонн смеси авиационного керосина и битума (а именно она находилась в двух аэродромных заправщиках и ассенизационной цистерне), вылитая в канавы по обочинам дороги, горит со скоростью более трехсот метров в секунду.
Огонь охватил всю колонну практически мгновенно. Тогда же резкое падение давления высосало воздух из легких, заставив практически всех потерять сознание.
И это оказалось скорее благом, потому что в следующий миг жадное пламя буквально высосало из окружающего воздуха весь кислород (в отличие от взрывчатки, горящему топливу нужен кислород из воздуха), и, соединившись в единый костер, рванулось ввысь. Огонь, одним тепловым излучением, в считанные секунды сначала высушил открытые участки кожи до состояния пергамента, а потом начал раскалять броню. Сначала до красного, а потом и до оранжевого цвета.
Внутри раскалившихся корпусов сейчас кипел, выделяя горючий и ядовитый газ, полистирол, выводя из строя экипажи самоходок, которые вряд ли сообразили и главное - успели, перейти на «автономку». Про пехоту и говорить нечего – теоретически она вполне могла отсидеться за броней машин, техника все же была рассчитана на многое, но удар застиг их в слишком уязвимый момент – когда люки были открыты для выхода пехоты.
Все эти подробности катастрофы Савельев разумеется не видел – клубы дыма надежно скрыли от глаз происходящее, но инфракрасные датчики БМДР четко «прорисовывали» силуэты машин колонны, заботливо снабдив каждый ярлычком с температурой, стремительно менявшим свои показания. Ну а медленно гаснувшие метки «своих» на тактическом дисплее заставляли только скрипеть зубами от бессилия.
Тем более, ничего еще не закончилось. Ветер донес серию взрывов и заполошную стрельбу, после которой с экрана исчезли еще три отметки - боковые дозоры прекратили свое существование, расстрелянные из засады.
Однако, в доменной печи, в которую враз превратилась дорога, возникло какое-то движение, и с нее в канаву рухнула самоходка. Казалось, все кончено, но машина, взревев двигателем, все же преодолела траншею, и громадным, разбрасывающим во все стороны «искры», пылающим костром закрутилась на поле – от жара на ней самовоспламенились элементы активной брони.
Агония была недолгой – из-за холмов на бреющем вывернул небольшой коптер и отстрелялся сразу четырьмя ракетами. Двумя попал и посреди поля вместо костра возник огненный столб высотой в сотню метров – газ из пробитых баков вырвался на свободу.
Однако, пилоты недолго радовались своей удаче - из пелены черного дама высунулся ствол, и громовым ударом винтокрылую машину просто сдуло с неба. Вниз она упала уже набором деталей. Не слишком крупных. Судя по возникшему при выстреле снопу искр, самоходчики стреляли картечью, не надеясь на самонаведение и радар, или просто не смогли впопыхах найти зенитные снаряды.
Секундой позже после выстрела на склоне одного из холмов по левой обочине блеснуло, и две ракеты, слегка довернув, нырнули в клубы дыма. Раздался сдвоенный удар, потом взрыв, и в воздух чудовищным леденцом на палочке взлетела сорванная с самоходки башня.
Всякое шевеление в дыму прекратилось, а Савельев испытал острое чувство нереальности происходящего – вокруг шел бой, а он в нем не только не участвовал, но на него даже никто внимания не обращал. Прокашлявшись, он попробовал отдать какую-то команду (какую именно – не имел ни малейшего представления, в голове был только звон), но события начали развиваться самостоятельно. Башенный стрелок, недолго думая, накрыл место пуска ракет на холме из всех калибров, включая главный. В ответ с соседнего бугорка стартовали еще две ракеты. И мехвод, не дожидаясь ни команды, ни пока на броню запрыгнет занявшее круговую оборону отделение, в панике рванул куда подальше, чуть не переехав при этом, едва сумевшего вывернутся из-под колес бойца.
Уехал он, впрочем, недалеко. Не долетев до цели пару десятков метров, ракеты разом взорвались, перепахав поражающими элементами полосу травы (к счастью в стороне от залегшего подразделения), и выбив густые шлейфы попаданий из борта машины. Прокатившись еще с десяток метров по инерции и жуя при этом пробитые покрышки, «коробочка» встала.
Рявкнув: «По машинам!» - Василий прыгнул на броню сверху, контролируя отход своих бойцов. Ребята показали себя с лучшей стороны, не только побив все нормативы, но и не забыв затащить раненых. «Откуда раненые?», - мелькнула мысль, но была признана несвоевременной и отброшена, - «все потом». Уже запрыгивая внутрь, краем глаза отметил еще два пуска и малодушно поспешил захлопнуть люк, будто от опасности можно отгородиться тонкой броней.
Внутри «бэшка» больше напоминала внутренности промышленной мясорубки, настолько все забрызгано, но сейчас точно не до брезгливости и прочих чувств. Отметив, что водителя, уже без всякого пиетета, несколько рук выдернули из кресла, и на его место плюхнулся следующий кандидат, Василий заорал: «Гони!» - и занял место стрелка.
Рассчитывал иметь лучший обзор, но машина так резво приняла с места и выписывала такие безумные кренделя, пытаясь уйти от крылатой смерти, что не успевший пристегнуться самодеятельный стрелок болтался внутри башни как язычок в колокольчике на первое сентября. Какой там обзор или стрельба, когда каска по внутренностям башни натуральную дробь выбивает.
Уйти, впрочем, удалось не вполне – один из снарядов лег достаточно близко от цели, под левым передним колесом отчетливо рвануло, машину будто приложили в скулу молотом. Она практически легла на борт, но каким-то чудом умудрилась выровняться и понеслась дальше, цепляя кочки осевшим носом. Савельев от удара вылетел из башни и рухнул на руки личному составу. Его поймали и не дав свернуть себе шею при следующих маневрах.
Уже казалось, что все эти кульбиты достигли цели – ракеты, хоть и легли рядом, но не накрыли, а следующие или выпустить не успеют, или из нет вовсе, - когда со стороны кормового люка раздался металлический удар. Очень близко, возле лба Василия, пытающего отцепится от удерживающих его рук, пронеслось что-то, окатив смертным холодом, а левую сторону его лица обдало чем-то невыносимо горячим.
Получивший «подарок» в затылок, водитель рухнул вперед, а резко тормознувшая «бэшка» буквально встала на дыбы, швырнув все незакрепленное в нос, и перемешав там живых с мертвыми. Впрочем, обратный «инерционный» удар отбросил назад, более-менее равномерно распределив груз по внутренностям «коробочки».
Ухитрившийся уцепиться за спинку кресла Савельев уже примеривался занять место мехвода, но вместо этого на голой интуиции заорал «к машине!». Разведка опять показала чудеса скорости, но самому Василию не повезло – запнувшись за то ли забытого в спешке раненого, то ли оставленный труп, он как раз принял «упор лежа» когда на борту брони словно заработал отбойный молоток.
«Крупняк», - отметил он про себя при взгляде на появившуюся в борту цепочку пробоин – женский или детский кулачек как раз пройдет. Будто обретя крылья, капитан совершил горизонтальный прыжок в длину и «рыбкой» вылетел в открытый кормовой люк, откуда и силы взялись.
Снаружи все было плохо – занявшее круговую оборону отделение (что от него осталось) палило во все стороны, расходуя бесценный боезапас и демаскируя свои позиции, и это притом что им огнем не отвечали. Пришлось срочно наводить порядок в этом бардаке и пытаться организовывать хоть какую то системную оборону.
Но едва удалось навести порядок, как «ожил» курсовой пулемет в башне покинутой машины, послав куда-то в сторону холма три коротких очереди. «Черт», - подумал Савельев вжимаясь в землю за удачно подвернувшимся булыганом, - «кто-то остался внутри или это раненый пришел в себя? Но почему этот остолоп не связался, а полез воевать? Если не работает связь, было достаточно просто крикнуть…». На все эти вопросы не было ответов, и уже никогда не будет – со стороны башни раздался звук удара металла о метал, а через пол секунды ветер донес звук выстрела. Пулемет и основной калибр задрались вверх, будто выцелевая что-то в небе.
«Приплыли – остались без пулемета и к коробочке теперь не подойти, за этим будут следить и крупняк и снайпер. Что ж это у него за патроны, что броню пробивают? Она хоть и не противоснарядная, но все же… И ведь метко бьёт сука, да и сидит, судя по звуку, метров за двести-триста, не больше», - невеселые мысли толклись в голове не находя приемлемого выхода. Жить хотелось просто неимоверно, но шансов на это не оставалось вовсе. «Но почему они не стреляют? Мы ведь тут как на ладони», - последний риторический вопрос неожиданно получил ответ – замигал сигнал входящей связи, с общего канала от «неустановленного абонента».
- Привет служивый. Зачем я тебя вызвал, объяснять надеюсь не надо?
- Будешь горячую пищу, баню и удобные камеры сдавшимся в плен обещать?
- Кхе, жизнь обещать могу, что до всего остального – то у нас с этим у самих негусто, Шутник.
- А давай наоборот - камерами мы вас точно обеспечим. Да и все остальное будет – я прослежу.
- Ты Шутник, через край-то не хватай. Не думаю что обещанное в твоих силах, скорее лоб зеленкой намажут и к стенке прислонят. Ну – что скажешь?
- Надо подумать.
- Думай, тока учти: если долго думать будешь – половина твоих трехсотых в двухсотые преобразуется… - на том конце немного помолчали, а потом совсем другой, звонкий голос заявил:
- А я пожалуй твой мысленный процесс сейчас ускорю! – После чего за спиной у Василия, чуть не касаясь каблуков, взлетела столбом земля от попадания пули.
Инстинктивно вжимаясь в землю и вздрагивая от падающих сверху комьев Савельев только подумал – «..ц, это огневые клещи – крупняк сверху на холме, мы на склоне и снайпер снизу –для них все как на ладони».
- У тебя пятнадцать секунд, - заявил все тот же звонкий голос,- потом предложение о сдаче будет сделано следующему командиру. Время пошло.
- У меня вопрос… - выдвигать требования в таком положении было просто неразумно, но по-другому поступить он просто не мог.
- Не сумлевайся. Мы хот у вас за воюющую сторону и не числимся, но людьми остаться намерены. Так что за солдатиков можешь не переживать, даже медикаментов подкинем.
- Гарантии?
- Ну, тут ты сам выбирай – или мое слово, или Маруськина пуля. В утешение могу сказать, что вы нам особо не надобны, и так возимся исключительно, чтобы в дерьме не пачкаться.
- Я согласен. – Василий медленно поднялся в полный рост и отбросил в сторону оружие. Два удара сердца ничего не происходило, а потом первый голос поинтересовался:
- А на какой хер ты нам сам-один упал? Ты это - ружьишко-то подбери, нечего нашим имуществом разбрасываться. И на пять десятков шагов вперед отойди, и остальные пусть тоже. Та оружие сложите. Потом кто более-менее целый – вернется к раненым и оружие у них заберет, да в общую кучку сложит. Потом помощь раненым окажите и спуститесь на столько же вниз по склону. Там до исподнего всем раздеться и еще столько же отойти. Все понял?
- Да…
- Ну, тогда не томи, служивый. И про то что будет, если дергаться начнете, объяснять ненадоть? Ты своим внуши, чтобы лишней дуростью не маялась.
***


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 05.07.2012, 19:34 | Сообщение # 753
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (al1618)
- Ну, тогда не томи, служивый.

Ага, прочла всё!
Наконец-то за техникой смогла разглядеть людей, живых, интересных.
А капитан-то... красавец! Почти влюбилась в него))))
Очень хочется проды, и срочно!!! Так что, автор, ты уж тоже, не томи, что там дальше-то?


 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 05.07.2012, 19:45 | Сообщение # 754
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Каури)
Ага, прочла всё!

Спасибо!
Quote (Каури)
не томи, что там дальше-то?

чуть позже выложу


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 05.07.2012, 20:07 | Сообщение # 755
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
чуть позже выложу
Удачно зашёл. Намотал и вожделею.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 05.07.2012, 20:09 | Сообщение # 756
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Удачно зашёл. Намотал и вожделею.

Спасибо за поддержку, осталось тока написать biggrin


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
ZiraennaДата: Четверг, 05.07.2012, 22:01 | Сообщение # 757
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
al1618, а за чем дело встало? Насильно отключить связь и заставить себя сесть за работу. wink


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
al1618Дата: Пятница, 06.07.2012, 00:14 | Сообщение # 758
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Ziraenna, smile
меня бы наоборот - спать уложить, а то времени на сон не хватает.

***
Процедура разоружения прошла без эксцессов, если не считать таковым предупредительный выстрел, когда один из бойцов попытался подойти к оставленной БМД. А вот после того, как сложили оружие, из-за холма на них не спеша выкатился… больше всего это штука напоминала сарай, поставленный на громадные, в рост человека, колеса.
Как бы там ни было, но глянувшие на них сверху неулыбчивые лица бородачей дали ясно понять, что все планы, о которых до того незаметно постарались договориться, остается только засунуть псу под хвост. Хотя на пленных оружие особо никто не наставлял, кроме установленного за фонарем чудного транспортного средства пулемета, но держали его все с такой непринужденностью, что было четко понятно – пустят в ход привычно и без особых терзаний.
Бородачи, не спеша, рассредоточились, не перекрывая друг-другу сектора стрельбы и беря под контроль любое шевеление в окрестностях, от слаженности их действий невольно брала оторопь. Часть их тем временем принялась грузить трофеи в свой «сарай», а остальные начали выполнять непонятные движения вокруг подбитой машины.
Только один – невысокий, но кряжистый мужичек с большими залысинами - на минуту нырнул внутрь и появился назад уже с аптечкой в руках. Приблизившись, он обежал взглядом напрягшихся пленных и, безошибочно выделив Василия, со словами: «Лови, служивый», - перебросил ему столь неожиданный подарок. Но близко не подошел, а разделяющее их расстояние делало бесполезными любые телодвижения.
Некоторое время пленные были предоставлены сами себе, наблюдая за работой «трофейной команды», но надо было что-то решать с дальнейшей судьбой, и Василий (мысленно перекрестившись), потопал не спеша в сторону тех, кто возился с «бэшкой». Там, во-первых, заправлял знакомый мужичек, а во-вторых, просто интересно было – зачем они из своего сарая кран-балку вытянули? Не иначе, как двигатель снимают, куркули чертовы.
Двигаться старался медленно, без резких движений, но к его удивлению ни окрика, ни выстрела не прозвучало. Охранники просто проводили его взглядами, а «трофейщики» недоуменно переглянулись и вернулись к своим делам – вот только почему у него было ощущение, что за ним постоянно и неотрывно наблюдает не менее трех пар глаз и столько же стволов?
Но путь, наконец, закончился, а внимания на него по-прежнему никто не обращал, оставалось незаметно перевести дух и оглядеться по сторонам. Увы, первое, что бросилось в глаза, был брезент, на который победители рядком сложили пять тел. На вдруг ставшими ватными ногах Василий подошел и замер, не в силах сделать последние два шага.
«Чужих» - механика, водителя и стрелка - можно было узнать только по отличным от формы разведчиков «танковым» комбинезонам, это были даже не тела в полном смысле этого слова, а так… фрагменты. Командир машины лежал лицом вниз, и насколько изуродовала его смерть было непонятно, пятна крови и лохмотья плоти на спине на фоне его подчиненных не казались чем-то страшным. Рядом лежали два тела, залитых кровью, но в таких знакомых «горках».
Весельчака и балагура Илью, - «вот значит, кто показывал чудеса вождения, вынося их из-под крылатой смерти», - можно было узнать только по огненно-рыжим волосам, таких в во взводе больше не было ни у кого. Пуля, угодившая в затылок, оставила от красивого прежде лица только нижнюю челюсть. Рядом упокоился неразлучный его дружок – Стас, этого смерть пощадила, входное пулевое отверстие на правом виске практически незаметно, лицо спокойное, умиротворенное – будто у спящего.
От скорбного зрелища его отвлек лязг металла. Инстинктивно подняв глаза, капитан увидел, как по воздуху в сторону «сарая» плывет снятая с подбитой машины башня и, наконец, понял, как его жестоко обманули. Инсургенты действовали вовсе не из человеколюбия, или нежелания нести лишние потери, они просто не хотели вести бой рядом с подбитой машиной – обороняющиеся попытались бы наверняка ей воспользоваться, а в случае невозможности – уничтожить. Страшно подумать, сколько жизней смогут забрать теперь попавшие в чужие руки благодаря его малодушию стволы.
Горечь поражения, теперь осознанная полной мерой, сменилась какой-то жгучей, прямо детской обидой на весь мир. Она и сломала последний барьер, сжав до боли зубы Савельев шагнул вперед, наплевав на собственную судьбу и собственное же решение - не терять лицо перед врагом – слишком хотелось излить в мир давящую на душу боль. Не ударить рукой, так ударить словом.
- Не думайте, что это, - сведенный судорогой палец казал в сторону брезента, - вам пройдет даром!
В душе клокотало и плескалось раскаленное озеро, и он спешил выплеснуть хоть что-то наружу до того момента, как кто-то из смотрящих на него мужчин успеет спустить курок.
- Снайпера вашего… Из под земли достану! Голыми руками… зубами рвать буду! – волна эмоций вдруг схлынула, оставив после себя полное опустошение. Пелена ненависти спала с глаз и он увидел, какое впечатление произвела его речь. Странная была реакция – ни ответной ненависти, ни страха, а в следующий миг он отрешенно понял, что вон те четверо переглядывающихся мужчин решают сейчас его судьбу.
Спокойно, без гнева и надрыва взвешивают на невидимых весах человеческую жизнь… и смерть. Спокойно и обстоятельно решают… нет – уже решили. Трое спокойно отворачиваются, возвращаясь к прерванным делам, а четвертый подносит к лицу микрофон полевого коммуникатора, несколько неслышных слов, а губы прикрыты кулаком, видимо сколько слов в ответ, и знакомый «переговорщик», не меняя выражения глаз, снимает с плеча свое чудовище, пристраивая его на сгиб руки, и спокойно кивает Василию, как старому знакомому:
- Ну тогда пошли, чтоль.
- Куда? – оторопелый вопрос вырвался сам собой, тело и душа еще не верили в то, что все закончено.
- А вон тудать. Сломанную березку видишь? Чуть ее левее, и акурат попадем в овражек… Нам тудать. - Снизошли до объяснений, видя его растерянность.
Савельев как в тумане успел сделать пару десятков шагов, прежде чем до него дошла суть происходящего, и он застыл, стараясь усилием воли выпрямить напряженную спину.
- Что будет с моими людьми? – спросил, не находя в себе сил оглянутся.
- А зачем они нам? – отпустим. Тем более, шо лечить их не особливо с руки, - не проявляя нетерпения ответствовал конвоир, - пусть их ваши лечат… и тебя бы отпустили, да только нам тут мстители не нать.
- Благодарю. – Кивнул напряженной до полной негнучести шеи головой Василий и быстрым шагом направился в указанный овражек.
Нет, он не смирился и глаза упорно выискивали в траве хоть что-то, что было похоже на оружие, но показывать при всех, что он боится смерти - считал неправильным. От того искомый овражек оказался близко гораздо быстрее, чем хотелось.
Небольшой спуск вниз позволил краем глаза оценить расстояние до конвоира – не судьба, идет в семи метрах сзади бесшумной походкой опытного лесовика. На такого не бросишься, и не убежишь – пуля по-любому быстрее, да и такой матерый не допускает ошибок даже в мелочах – наверняка в стволе вязанная волчья картечь. В попытке найти хоть какое-то оружие, или стечение обстоятельств, Василий сделал еще десятка два шагов вперед, но удача отвернулась от него – под ногами ни камня, ни палки, а сам овражек насквозь залит светом заходящего солнца и просматривается во все стороны. Никакого укрытия, одни прозрачные кусты, да песчаные осыпи невысоких стен.
Да и попадись под ноги камень, годный для броска, за ним не нагнешься – выстрелит навскидку и не промахнется. Оставалось только, почувствовав, что конвоир остановился и дальше за пленником не идет, повернуться лицом и посмотреть в глаза своей судьбе. И тут осечка – карие глаза смотрят спокойно и чуть насмешливо, будто говоря – «ну чего ты дергаешься? От пули может, и убегали, а от своей судьбы еще никто не ушел…». Но бороться надо до конца, и капитан попробовал завязать разговор, в расчете получить хотя бы сигарету – курить почему-то захотелось даже больше чем выжить.
- И что теперь? – конвоир недоуменно поднял брови, и сердце невольно пропустило удар от такой неожиданности.
- Ты ведь вроде хотел с нашим начальством пообщаться? Вон оно топат, а дальше - как решит, так и будет, – ответил абориген, тыча куда-то за спину капитана стволом.
Напрягаясь в ожидании выстрела (вдруг это просто уловка – далеко не каждый может спустить курок, глядя в глаза жертве), но с верха оврага, стронув небольшую лавину песка, действительно скатилась бесформенная из-за маскировочной накидки фигура – не иначе тот самый снайпер пожаловал. Глаза еще привычно определяли размеры и анализировали увиденное, а в груди уже поселился ледяной ком – снайпер двигался легко, но все время придерживал свое орудие убийства, чтобы приклад не бил его на каждом шаге по пяткам.
Что неудивительно, винтовка Мосина в пехотном исполнении (интересно, это настоящий антиквариат или просто более поздняя реплика?) это еще то «весло», почти метр восемьдесят вместе с непонятно на кой ляд прицепленным штыком, а в самом снайпере было отсилы метра полтора. В кепке. В прыжке.
Еще два десятка стремительных шагов, откинутый капюшон маскировочной накидки и застывший столбом Савельев увидел настоящий лик войны.
Симпатичный, надо сказать, «лик» – веснушчатый, с облезлым вздернутым носиком и голубыми глазами. Все это вкупе с заметно оттопыренными ушами принадлежало девчонке лет четырнадцати. И только спокойный и внимательный взгляд голубых глаз, в котором как в зеркале свидетельствовал, что это не ошибка, не розыгрыш, а перед ним, буквально в трех метрах, действительно снайпер, хладнокровно расстрелявший двух его людей совсем недавно.
- Ну шо, дядя, ты ведь меня видеть хотел и на клочки порвать? – похожее на заросший плющом пенек, чудо вдруг свернуло щербатой улыбкой – верхние передние зубы выросли столь широко что между ними вполне можно засунуть палец,
- Ну так давай – рви. – Неуловимым движением девчушка сбросила с плеча мосинку и направила штык вперед, - Давай решим все здеся. Или ты только безоружных рвать мастак?
Василий совсем не был неопытным, в прошлом ему уже приходилось сходиться с противником врукопашную. И не раз. Но весь его опыть говорил только об одном, в настоящем поединке, насмерть, побеждает далеко не самый сильный, или подготовленный и вооруженный, и даже не самый ловкий, быстрый, бесстрашный, или лучше видящий происходящее вокруг. Точнее все так, просто самым быстрым ловким и бесстрашным вдруг оказывается… сложно подобрать нужное слово. Даже нельзя сказать, что «уверенный в себе и хладнокровный», просто потому, что и уверенность и хладнокровие - это тоже следствия…
Наверное, ближе всего будет «самый правый», но и эта характеристика будет неполна. Наверно правильнее будет удариться в мистику, и сказать, что «побеждает тот, кому суждено победить», вот только это «суждено» не содержит ни капли случайности.
Сложно все же пытаться передать словами ощущения человека, заглядывающего в глаза собственной смерти, но одного взгляда было достаточно, чтобы понять – ему не выиграть. На тренировке он бы только посмеялся, и легко отобрал бы оружие из гораздо более крепких и умелых рук. Но здесь и сейчас весь опыт говорил только одно - стоит ему сделать шаг, хотя бы полшага и он останется тут навсегда. Просто потому, что вся его сила, опыт и умение - это ничто перед тонкими девичьими ручками в цыпках, что не дрожа удерживают винтовку, и спокойным взглядом, поверх примкнутого явно самодельного трехгранного штыка, нацеленного ему прямо в сердце. Взглядом, в котором даже сейчас не появилось ни одной искорки гнева, или ненависти.
Оставалось только одно – не имея возможности ударить рукой, ударить словом. Буркнув: «Мелкая слишком еще», - Василий презрительно сплюнул и повернулся к девчонке спиной – пусть не победит в поединке, а заколет безоружного ударом в спину. Чтобы потом хоть в ночных кошмарах являться этой гадине…
Но секунды стекали каплями пота по спине, а боль все не приходила – «что ж она тянет?», но тут за спиной раздалось хмыканье и звонкий голос:
- Маленькая, говоришь? Ну тагды ты немного погоди, дяденька – я чутка подрасту. – Слегка обернувшись, Василий увидел, что его противник уже успел забросить винтовку за спину и спокойно стоит рядом с его конвоиром, явно собираясь обсудить какой-то вопрос. Последний впрочем не дремал и небольшая гаубица в его руках смотрела в сторону ошарашенного таким поворотом дела капитана.
Голубые глаза пробежались сверху вниз, явно запоминая мельчайшие детали, и овраг вдруг озарился щербатой улыбкой.
- Ты че, дядя? Так и будешь тут статУю изображать? Ты меня видел, я тебя тоже. Где Марусю-шельму найти – добрые люди подскажут. Мир, он не без добрых людей, - девчонка презрительно и весьма метко сплюнула через свою щербину на лист лопуха, - так что милости просим в гости опосля. Как там раньше говорили – «берегите себя, а я поберегу себя для вас». А пока – двигай, дядя, отседа, нам вона с соседом надоть парой слов перекинуться.
- К-куда двигать? – только и пробормотал сбитый с толку Василий.
- А к своим двигай. - Помог выйти ему из затруднения конвоир.- Тем путем, что сюда добрался. Не боись, там мин нет…
- А-а-а-а.
- Да куда ж ты денешси посреди чиста-поля? Да и зачем? Топай к своим, а я тут пока с племяшкой погутарю, да и догоню… - и тоже повернулся, теряя интерес.
А Савельев на подгибающихся ногах отправился в обратный путь. Буквально спиной чувствуя упершийся между лопаток взглял внимательных голубых глаз. В то, что его просто так отпустят после всего сказанного и сделанного, он не поверил ни на миг, но красоту решения – оценил. Действительно, просто так всадить штык в безоружного сможет далеко не каждый огрубевший душой, а вот всадить пулю в далекую фигурку – да нет вопросов.
Капитан считал шаги, чтобы не сбиться и представлял себе, как девушка не спеша расстилает подстилку, укладывает перед ней запасную маскировочную накидку – чтобы поднятая выстрелом пыль не демаскировала позицию, не спеша вставляет в обойму вынутый из нагрудного кармана патрон (или где она там хранить боезапас, чтобы он имел температуру тела) и досылает его в ствол. Не спеша проверяет поправки на скорость ветра и влажность воздуха, смотрит на облака, дожидаясь, пока они набегут на солнце, и только после этого снимает крышки с прицела, ловя в перекрестие неуклюже ковыляющую фигурку – она так забавно выглядит, стараясь держатся прямо и не показывать всем своего страха и звериного желания жить…
Сердце колотилось, как бешенное, не рассуждающий инстинкт кричал: «Скорее, бегом от этого страшного места! Если каждые три секунды делать скачек в бок, эта змея не успеет поменять прицел и промахнется, а там – забиться в какую-нибудь щель и отсидеться!». С ним намертво сцепилась совесть: «Ты офицер, на тебя смотрят и враги, и подчиненные. Ты не смог им всем показать, как нужно воевать, так покажи, как надо умирать с честью!».
Василию казалось, что он так и умрет от разрывающих его душу желаний, прямо посреди этого чертового поля, но потом перед внутренним взором вдруг появился старый прапорщик из училища. Старик там заведовал стрелковым полигоном и особо ничем не запомнился, а вот теперь он вдруг глянул задумчиво и слегка сверху вниз, как он всегда смотрел на бесшабашную курсантскую братию и буркнул: «Не бегай от снайпера – умрешь потным и уставшим», и пропал.
А вместе с ним пропало и напряжение, и на мир сошла какая-то звенящая тишина, в которой Савельев и дотопал прямо к стаящим рядышком машинам. И даже мысль, что именно сейчас, когда он рядом со своими, которые пялятся на него совершенно квадратными глазами из открытого люка, есть самое время стрелять, чтобы как Илью и окатить заодно всех стоящих рядом, для пущего эффекта – не нашла в душе достойного отклика.
Он даже вместо того, чтобы нырнуть в спасительное нутро «коробочки», остановился и посмотрел, как бородачи умудрились воткнуть снятую башню на место крышки «светлого люка» на своем сухопутном корабле. И даже не удержался от вопроса:
- Не уж-то по месту село?
Бородачи покосились, но один ответил:
- Дык, «доп.вариант»! Не только по месту, но и все нужные подкрепления есть – спокойно стрелять можно!
Капитан покивал, соображая, что ему на руки попала совершенно стратегическая информация, и прикидывая в какую же задницу они влетели, пытаясь нахрапом вломится на эту планету. Но тут его отвлек другой бородач, хотя вместо бороды у него были шикарные усы, но не суть важно, и начал на карте показывать маршрут, которым стоит возвращаться назад. Глубокомысленно покивал, соглашаясь, что нарваться на обратном пути на мину после всего пережитого было бы действительно глупо, и нырнул в спасительную темноту «бэшки».
Впрочем темнота и покой внутри были относительными – через место, где была башня, внутрь падал столб света, а все присутствующие нагло тормошили капитана, кривляясь и крича ему что-то важное, но доходившее будто через толстый слой воды. А ему хотелось одного – свернуться где-нибудь на полу, и чтобы никто его не трогал, но все лежачие места были заняты ранеными...
Потом в руку сунули фляжку, которую он машинально выхлебал, поперхнувшись только на последнем глотке – в желудке и голове рванули две сверхновых, а из глаз брызнули слезы, но пузырь, в котором он до этого пребывал, лопнул, и разом навалились все утерянные чувства. Ныл раздолбанный в хлам двигатель, зад неимоверно трясли погнутые оси, в дыру в потолке задувал свежий ветерок, приносящий вонь горелых покрышек, а уши терзал рев личного сотава:
- Силен капитан!! – орал ему прямо в ухо сержант, от избытка чувств молотя левой рукой по плечу, вторая весела у него на перевязи, - Стакана полтора спиртяги выхлебал как воду – мелкими глоточками!!! А мы уж думали что хана тебе – ушел в себя и не вернулся! Да и видок у тебя, аж этих перекосило …
Тут сержант понял, что ляпнул лишнее и отвел глаза.
- А что то там с видом? – тут в поле зрения появился другой боец с аптечкой и сунул под язык какую-то таблетку. У Василия были сильные сомнения, что лекарство стоит совмещать со спиртом, но он решил его не озвучивать, просто по той простой причине, что следом боец вытащил из аптечки маленькое зеркало.
В нем отразилась вполне знакомая физиономия, вот только волосы, которые и раньше небыли избавлены от седины, теперь радикально изменили свой цвет – на снежно-белый. И скрыть этого не мог густо лежащий поверх слой грязи.
***
А загадку, почему их просто отпустили, Савельев разгадал буквально спустя час. Как только немного улеглись треволнения, и стало возможным чуть-чуть спокойно подумать.
Все дело в том, что война - это не только тупое уничтожение противника. Основные бои невидимы и ведутся скорее за души, чем за тела. Лишних десять трупов на фоне уже произошедшего, погоды не делали совершенно, а вот десять человек, вернувшихся назад почти из двух сотен, да еще не просто вырвавшиеся, а отпущенные…
В общем, такой маневр противника нес посыл пожалуй более разрушительный, чем простое поражение.
***
В принципе, в своих рассуждениях капитан был не так уж и далеко от истины. Не так далеко от него смешной пузатый человечек в этот момент развернул портативную антенну и через спутник сбросил на один из замаскированных командных пунктов директиву. Это было совсем не боевое распоряжение, а просто команда - разослать на всех обонентов очередной звуковой файл. В рамках ведения идеологической войны и поддержания боевого духа – на Прерии наступала вторая ночь войны, и надо было поддержать решимость колеблющихся.
Отметив получение собственноручно посланного фала, человечек открыл его и вслушался в звучащие в наушника строки песни:

Вечерний свет в горах погас,
в ущелье сыро и темно,
вода во флягах, как вино…
Война не понимает нас.

Пусть оставались мы не раз
в ущельях с ней наедине,
но ни на склонах, ни на дне
война не понимала нас.

На гребни высланы посты,
их поменяют через час.
Война глядит из темноты,
она не понимает нас.

А мы опять не жжем костры,
а мы уже не тушим глаз.
Война не понимает нас,
иначе б вышла из игры.

Вечерний свет в горах погас,
в ущелье сыро и темно,
вода во флягах, как вино…
Война не понимает нас.

Виктор верстаков




Человек встряхнулся, сбрасывая наваждение и, свернув антенну, начал анализировать полученную попутно оперативную сводку – у него было еще много работы. Прошел только первый день, и чудовищная машина войны еще бодро катила вперед, перемалывая тела и выжигая души.
_________



"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Пятница, 06.07.2012, 01:43 | Сообщение # 759
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Очень яркий эпизод со снайпером поразил в самое сердце))))
Это надо же так написать) Спасибо, Ал. Очень жестокая сценка, но столько всего там может быть... дух захватывает!
Вобщем - отличная прода! Удивительная и очень здоровская!
Так и стоит перед глазами эта сцена их встречи, да и еще...

Ух, просто!


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Пятница, 06.07.2012, 05:23 | Сообщение # 760
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
А что было дальше?


Зануда. Незлой
 все сообщения
ZiraennaДата: Пятница, 06.07.2012, 07:05 | Сообщение # 761
хорунжий
Группа: Авторы
Сообщений: 655
Награды: 5
Статус: Offline
al1618, спасибо. Да, так действительно гораздо действенней будет, чем банально перебить.


Всё вышесказанное - моё субъективное мнение.
 все сообщения
al1618Дата: Пятница, 06.07.2012, 08:14 | Сообщение # 762
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Каури)
Ух, просто!

Спасибо оля
Quote (Сергей_Калашников)
А что было дальше?

пока не знаю...
Quote (Ziraenna)
Да, так действительно гораздо действенней будет, чем банально перебить.

ну большинство сожгли однако.
Этим просто повезло, и то далеко не всем. Но мыслим сходно. wink


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
sovaДата: Пятница, 06.07.2012, 13:44 | Сообщение # 763
казачка тетя Соня
Группа: Станичники
Сообщений: 254
Награды: 15
Статус: Offline
Quote (al1618)
А что то там с видом?
???


С почтением, Клацк Осетрина Боевитовна
 все сообщения
КауриДата: Вторник, 10.07.2012, 13:36 | Сообщение # 764
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (al1618)
Прошел только первый день, и чудовищная машина войны еще бодро катила вперед, перемалывая тела и выжигая души.

давай уже дальше, Ал, ждем же! Переходи чтоли ко второму дню!


 все сообщения
al1618Дата: Среда, 08.08.2012, 23:49 | Сообщение # 765
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Ну что ж пора, товарищ капитан…
- Похоже, барышни, пулемета нам не дадут,- хохотнула молодуха «лет за двадцать пять». Вся такая ладненькая, а веснушками, щедро усыпавшими не только простоватое лицо, но и торчащие из закатанных рукавов камуфляжа руки, казалось, можно пускать солнечные зайчики.
Ее первый номер, чернявка, приблизительно того же неопределенного возраста, ограничилась только неопределенным: «угу», и подобралась, потому как из люка схрона выглянула седая голова. Новый персонаж не спеша и с удовольствием оглядел две крепко сбитые фигуры, особое внимание уделив брюнетке и, довольно хмыкнул, кивнув своим мыслям. Несмотря на небольшой рост - своей напарнице та доставала едва до плеча - впечатления малахольной она не производила. Широкие бедра, крепкие икры и руки, да и на плечах явно не вата подложена, не говоря уже о груди… Поймав себя на посторонних мыслях и рефлекторно пригладив усы, мужчина подмигнул и ответил:
- Отчего ж не дать, девоньки? Хорошим людям г-на не жалко! – и хекнув, выметнул из люка на заботливо подстеленный брезент искомый предмет.
- …ц! – совсем не по-женски выразила свое отношение к увиденному веснушчатая.
- Да уж… «печенег-два» … пуда счастья. – Более взвешено отозвалась брюнетка, подхватывая длинное тело за ручку.
- Дед Силевестр, а у тебя там часом «Максим» не завалялся? – не сдержалась от пускания новых зайчиков веснушчатая. – Вместе с тачанкой! Нам такой, еще с брезентовыми лентами, пожалуйста!
- Цыц, Клуша!- махнула на нее свободной рукой первый номер. – У него там и «Гатлинг» вполне «заваляться» мог. На… хрен нам такое счастье, аж о восьми стволах? И ручку крутить замаешься, и патроны эти, на дымном порохе... потом целое состояние на шампунь, чтобы голову вымыть, уйдет!
И захихикав, новообразованный расчет, подхватил боекомплект и рванул подальше, пока им точно не всучили чего-нибудь из запрошенного.
- Деда, а пушки у тебя там нет? Такой чтоб раз бахнул и больше воевать ни с кем уже больше не надо.
- Отчего ж не поискать, внученька? – ответствовал, пригладив усы и подпустив в глаза смешинки мужчина.
- Ох ты… язык мой – враг мой! – схватилась за голову стройная девушка лет двадцати двух на глаз, от чего «дед» опять пригладил усы, покраснел ушами и спешно нырнул обратно в свое подземное царство.
- Что там, Машенька - «Пламя»? – нахмурившись, поинтересовалась «начальственным» голосом женщина «около сорока» с «мужскими» горизонтальными морщинами на высоком лбу.
- Нет, Марь Иванна. «Шайтан труба», три штуки.
- Бери одну, раз заказывала, – ответила начальница, пряча улыбку во вдруг собравшихся у глаз морщинках, - а остальные…
Но тут небольшая стайка женщин, собравшаяся вокруг начальства, пришла в движение и, мигом смахнув оставшееся, устроили веселую очередь, перебрасываясь шуточками и сверкая улыбками. Кто-то ехидно поинтересовался: «А Зайнаб нашей «Выхлоп» выдадут, или сразу ПТРС-41?». Все оживились, представив себе хрупкого снайпера в обнимку со здоровенной дурой, в двадцать два кило весом, которую и два мужика таскали с трудом.
Последней на выдачу, как и положено, подошла командир группы. Не спеша сверила серийные номера и проверила целостность пломб на транспортном пенале, расписалась в журнале выдачи, прилепив в графу расхода небольшую голограмму. И также обыденно вскрыв пенал, вытащила наружу небольшой тубус мало отличимый на глаз от «шайтан-трубы», проверила работоспособность. Забросив снятые пломбы назад в упаковку, запечатала ее собственными пломбами и спокойно закинула все на ремне за спину. Пустой транспортный контейнер вернулся на место прежнего хранения, а у Сильвестра от всей этой обыденности сжало никак ранее не напоминавшее о своем существовании сердце.
Пытаясь восстановить душевное равновесие, он обежал взглядом полупустые полки своей «сокровищницы» и, не найдя утешения, с тяжелым вздохом полез наружу. Там было на что полюбоваться.
Почти десяток разновозрастных девушек и женщин с весельем и шуточками в быстром темпе приводили в порядок гору смертоубийственного железа. Со стороны казалось, что идет подготовка к какому-то массовому и радостному мероприятию – свадьбе там, или крестинам. Знакомая ситуация – женские руки сами выполняют привычную работу, оставляя головы совершенно свободными, а уж языки и вовсе умудряются поддерживать два-три разговора параллельно и совершенно самостоятельно. Прям, аж знакомое чувство неловкости посетило – будто бабы там капусту на закваску секут, а его инструмент поправить позвали.
Правда тут он и для этого не надобен – с техникой девчата разобрались быстро, хоть и непривычна она им, а на сложные ситуации у них и свои спецы есть, куда там ему. Это, да еще тяжелый запах старой смазки и металла - вместо капустного, вернули понимание происходящего. Впрочем, застывший столбом «зритель» от внимания не ускользнул.
- Может, помочь замаскировать все как было? – со спины совершенно бесшумно подошла командир группы, та самая «слегка под сорок», впрочем это кому другому возраст, а ему так в самый раз… Тряхнув головой, отогнал неподходящие мысли.
- Не стоит, я уж лучше сам. Вам еще много чего сделать надо, а потом еще много чего предстоит. – Про то, что схрон исполняет свои прямые функции последние часы, уточнять не стал – хоть и свои, а лишнего знать никому не положено.
- Смотрите сами, но у нас есть резерв времени, так что смело обращайтесь, - открыто улыбнулась она и отошла к своим, видимо не только у него есть секреты. Оставалось только терзаться несказанным.
Совсем недавно, когда из «попутки» (которая из себя представляла здоровенный кунг, поставленный на не менее громадные колеса от карьерного грузовика, эти небыстрые, зато вместительные и проходимые машины регулярно курсировали между поселениями, перевозя грузы), вывалила толпа женщин в цветастых платьях, он совершенно не знал как реагировать. И даже с трудом смог ответить на названный пароль – абсолютно не верилось, что именно так выглядит ожидаемая «группа».
Настолько не верилось, что запросил сразу и дублирующий пароль-подтверждение. Старшая удивленно подняла бровь, но ответила без запинки. Пока он под насмешливыми взглядами распечатывал схрон цветастые платьица сменились не менее крикливым камуфляжем «а ля сафари», который прямо на глазах вдруг перестал быть крикливым, «подстроившись» под окружающий фон.
Но понимание стоимости такой метаморфозы и уникальность снаряжения, которого у случайных людей просто быть не может, помогло слабо. Даже одежда сильно преображающая человека оказалась бессильна. Просто не верилось и все. Представления, которые обычно возникают при произнесении словосочетания «спецназ» и то, что видели глаза, находилось в жестком, неразрешимом противоречии.
Вот та же «начальница». С ее спокойным лицом и добрыми умными глазами и совсем не мужиковатой фигурой. Такую можно вообразить кем угодно – от директора школы, до хозяйки целого района. Увидеть строгой и требовательной, возможно даже жесткой к нерадивым подчиненным, но никак не режущей горло зазевавшемуся часовому. Ни в ней, ни в ее девушках не чувствовалось той холодной, или наоборот - бесшабашной силы человека знающего, что цена человеческой жизни – одно простое движение.
Не чувствовалась рядом с ними та подсознательная опаска, какая ощущается практически любым человеком, находящимся радом скажем с волком. Пусть с сытым или запертым, но хищным зверем, вся суть существования которого состоит в отнятии чужих жизней. И как не убеждай себя в нужности и полезности «санитара леса» - ничего это не меняет. А тут – ну ничего подобного, обычные женщины – смешливые или спокойные. Разные.
Это вызывало настолько большой диссонанс, что рискнул совершить глупость и задать прямой вопрос. Старшая группы, Мария, выслушав путанные объяснения, более похожие на неумелое объяснение в любви, улыбнулась слегка грустно (что удивительно – глаза тоже улыбались) и ответила неожиданно: «Работа, как работа, даже плюс в ней есть – форму держать приходится, не растолстеешь», тут она провела ладонями сверху вниз, подчеркнув фигуру, и блеснула глазами, заметив, как на него повлиял этот жест. - «Что до остального, то любой сельский фельдшер, пожалуй, зарезал людей по больше чем я, это не говоря уже про то, что почтальонша в месяц пробегает явно больше меня». И ушла, подмигнув и оставив мечтать о несбыточном.
Впрочем, и сейчас, похоже, замечтался, хотя и не время совсем, вон уже все девчонки стоят в неком подобии строя. Все с неподъемными даже на глаз рюкзаками, при оружии, что совсем не придает воинственности. Как она сказала – «работа как работа»? А ведь двоих уже не видно, передовой дозор ушел так, что он и не заметил.
Вот подходит командир, обегает взглядом бойцов, от опытного взгляда не скрыться малейшему непорядку, но и бойцы – под стать, все давно и крепко усвоено. Отмашка, и группа не спеша выходит на маршрут. Девчонки ему улыбаются и машут руками, бросает задумчивый взгляд Марь Иванна, но это уже не меняет сути – группа уходит на задание.
Одна из лучших групп. А ему надо давать сигнал и готовится к приему следующей. И поскорее забыть внимательный взгляд грустных глаз.

***
На втором привале «ядро» догнали их штатный снайпер – Зайнаб с совершенно «неожиданным» позывным «Барра» и ее напарница. Короткий доклад не занял много времени, да и был простым дублированием того, что пришел час назад по пакетной связи.
- Двадцать человек. Прилетели на двух коптерах – как и влезли? Выскоблили точку досуха, забрали смотрителя и улетели.
- Не по нашу душу?
- Нет. Сейчас уже подлетают к столице, судя по трассировке со спутника.
Командир не спеша кивнула – у нее трасса подозрительных коптеров была перед глазами. Что ж, приятно ошибиться в человеке, но с другой стороны – интуиция это хорошо, но проверять стоит все, что можно проверить без лишнего риска.
Оставалось только тряхнуть головой, прогоняя из памяти непрошенный и лучистый взгляд зеленых глаз, и командовать подъем – на планете еще царил мир, но «тяжелые» фигуры будущих баталий уже занимали место на доске.
_________



"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Среда, 08.08.2012, 23:56 | Сообщение # 766
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Опять новая группа персонажей, интересная, надо сказать, просто даже порадовала)))
опять намеки и полунамеки - боевые женщины, вооруженные до зубов и хладнокровные как на сборе черноплодки, куда-то выдвигаются,
а когда война кончится трехдневная - ни конца ни края не видать.
Все полюбившиеся герои где-то в тени, и когда их дождемся - не известно вообще.

Но вообще-то прода больно уж долгожданная, что так радует, что не удержусь от двух плюсов.

Спасибо, Автору, получила от чтения наслаждение))))

PS А может у дедка зеленоглазого с Марь Иванной еще все сложится??? biggrin


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Четверг, 09.08.2012, 09:44 | Сообщение # 767
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Да уж! Заждался.
Действительно, повествование приобретает эпические черты.
Что любопытно - почему столь многочисленные группы, как мирных жителей, так и давно готовившихся к вооружённой борьбе людей, оказываются "за наших"?
Это я по-иному формулирую вопрос, усмотренный в высказывании Каури,


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 09.08.2012, 11:25 | Сообщение # 768
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Каури, Сергей_Калашников, Спасибо за добрые слова.
Quote (Каури)
а когда война кончится трехдневная - ни конца ни края не видать.

По плану еще три главы-повести включая начатую
Quote (Сергей_Калашников)
Что любопытно - почему столь многочисленные группы, как мирных жителей, так и давно готовившихся к вооружённой борьбе людей, оказываются "за наших"?

Они просто по несколько раз встречаются smile
А вообще - готовились так сказать.
Ушедшие в сторону столицы - участники зачистки из первой главы (уже после нее).
"Женская" группа забрала "нону" на которую Кругляш сменял свою самоделку biggrin


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Воскресенье, 19.08.2012, 23:43 | Сообщение # 769
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
К хутору вышли ближе к полудню. Небольшие домишки-мазанки буквально утопали в тени плодовых деревьев и запахе созревших яблок, призывно сияя белизной стен. Рай, да и только.
Общее впечатление умиротворения и покоя не портили даже выбитые ударной волной стекла и оспины «выходных» отверстий, хорошо заметных на побеленных известью стенах. Саман не мог послужить серьезным препятствием, и пули прошивали строения насквозь.
Тепловизоры и прочая хитрая техника дружно показали отсутствие хозяев, но группа предпочла расположиться на улице в тени деревьев. Командир, удобно расположившаяся на брошенных рюкзаках, теперь одним глазом следила за обносящими нижние ветки яблонь своими девчонками, а вторым приглядывала за махающей найденным в сарае заступом Марфой, по прозвищу «Кувалда». Ей, как самой сильной, обычно доставались все самые тяжелые работы и грузы. Впрочем, олимпийскому спокойствию этой женщины позавидовали бы и греческие статуи.
Отдыхали или работали разумеется не все, две двойки сейчас обнюхивали всё внутри домов и вокруг них, пытаясь восстановить картину происшедшего, хотя особо ничего нового ждать от их действий не приходилось – слишком типична была увиденная картина, и опыт легко дополнял невидимые глазами детали. Командир, кстати, тоже совсем не бездельничала, а «несла боевое охранение», просто никто не запрещает выполнять задачу с максимальным для себя удобством.
За последние десять минут в картине мира ничего существенного не изменилось, только Марфа все чаще смахивала пот – поднявшееся практически в зенит светило жарило немилосердно. Неслышно подошла заместитель и, энергично потерев сорванное яблоко о рукав, отправила его в короткий полет. «Грязное яблоко, о грязный подол – чистый продукт», - прокомментировала она свои действия. Командир полюбовалась собственным отражением на боку плода и, с хрустом откусив приличный кусок, кивком разрешая начать доклад.
- Стандартная зачистка. Тепловизорами определили где хозяева, взрослые были в доме, а двое пацанов ночевали в летней пристройке, - слушающая доклад на секунду отвела глаза в сторону, вспоминая как хрустели под ногами разбросанные по полу игрушки и кровавый ком одеяла на кровати. Это было ошибкой – взгляд сам уперся на сверток из клеенки веселенькой расцветки, лежащий рядом с все увеличивающейся ямой. Не слишком хорошо прожеванный кусок яблока прошел в желудок с некоторым усилием.
- … в дом бросили «светошумовую», видимо, нужны были какое-то сведенья, - с непроницаемым лицом соврала зам, именно в этот момент из дверей дома выносили тело девушки лет четырнадцати. С одной из пододеяльника торчали худые испачканные коленки и раздувшиеся черно-красные ступни, с другой свешивалась под тяжестью метущих по земле длинных волос держащаяся похоже только на сухожилиях голова. «Лопатой рубили» - буркнула за спиной Марфа и вернулась к своему занятию.
- … а на пристройку «резинку» (* шоковая граната имеет не дающий осколков упругий корпус) пожалели, или она у них была одна – прошили очередями и забросили в окно осколочную гранату.
- И накололись…
- Да, граната попала в ящик с игрушками, стенки и содержимое которого задержало осколки. Так что один пацан ушел. Он даже не ранен, судя по размеру кровати, ему от девяти до одиннадцати лет. Может двенадцать.
Некоторое время молча жевали яблоки, наблюдая, как под стеной дома удлиняется шеренга из завернутых в импровизированные саваны тел.
- Что будем делать, Фокус? – нарушила молчание зам. – Я так понимаю наша задача не отсвечивать…
- Наша задача, - отозвалась командир, грызя хвостик от яблока, - как раз «пошуметь», Сойка.
- Пошуметь?? - зам сделала большие глаза, кивнув на лежащий метрах в двух тубус с приметным «трилистником» на боку.
- Не настолько громко, – передернув плечами ответила ей начальница.
- Мне это не нравится… - с трудом выдавила из себя более чем предрассудительную с точки зрения устава фразу Сойка. Командир только пожала плечами и хмуро кивнула в знак согласия со своей правой рукой.
- А мне не нравится копать могилы длиной меньше заступа. И детишек в коробках из-под ЗИП-а хоронить, - прозвучало сзади. Обе женщины обернулись, ошарашено посмотрев на Кувалду, аналогичный недоуменно-вопросительный взгляд наверняка бы получила вздумавшая поговорить табуретка. Но в ответ обычно спокойная «ломовая лошадь» посмотрела с вызовом, а потом с насмешкой развела руки в стороны. – Неудобно мне, понимаш - развернутся негде. – И спокойно продолжила выбрасывать землю из ямы доходящей ей уже до груди.
- Ну, местные детишки еще те ангелочки… - попыталась сгладить Сойка, - мозги на потолке видела? – Кувалда кивнула, не прекращая махать лопатой, было понятно что с выбранного пути ее отклонить еще сложнее чем тезку.
- Ты, к слову, разобралась, из чего стреляли? – попыталась чуть отстраниться от ситуации Фокус, происходящее явно требовало переосмысления.
- Не вполне. Скорее всего обрез от старого охотничьего ружья с пришедшим в негодность стволом – очень уж большой калибр, не менее двадцати – двадцати двух миллиметров, но может быть и переделанный под охотничий патрон сигнальный пистолет. Пацан упер его в пол и засадил снизу вверх в забрало, да под шумок выскочил в окно. Получив такую плюху на ровном месте, ребятки по полной оторвались на остальных…
По мере повествования голос зама становился все более озабоченным. Командир резко вскинула голову, потому как вокруг наступила почти полная тишина - только осы жужжали в листве, спеша добраться до перезревших плодов – все ее девушки в данный момент смотрели на нее. Фокус грустно усмехнулась, наверняка, если не подслушивали через аппаратуру, то читали по губам. Прикрыла глаза, принимая решение, и резко вскочила.
- Пира!
- Здесь! – рядом возникла стройная фигура штатного сапера.
- Мы так действительно до ночи будем ковыряться…
- Уже поняла. Удобрения есть в сарае, там же банка с автолом, есть порох к гладкому, но разрешите потратить два метра детонационного шнура.
- Действуй. – И, встретившись еще раз взглядом с каждой. – Значит пошумим, раз приказано. Они впереди нас часа на три и не больше чем вдвое превосходят по численности. К вечеру догоним, не напрягаясь.
«Хотя зря, девчонки, мы это делаем…» - подумала она уже про себя.
***


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 20.08.2012, 09:51 | Сообщение # 770
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
***
Ушедшую по следам группу из щели между двумя валунами проводили внимательные глаза. Но прошло еще несколько десятков минут, прежде чем их обладатель рискнул выбраться наружу и преодолеть три сотни метров до оставленных домов.
Был это человек, перемещающийся на четвереньках, или зверь, вряд ли кто мог сказать наверняка – слишком хорошо маскировался новый пришелец, двигавшийся от одного укрытия к другому. Вот только, скрывая себя, он еще не знал, что следует заодно скрывать и собственную тень.
Тень мелькнула на пороге сарая, вернулась назад, таща что-то похожее на мешок, и надолго замерла возле стены – видимо рассматривая свежий холмик с крестом без каких-либо имен и маленький бугорок чуть в стороне. Еще спустя десяток минут тень двинулась следом за ушедшими, походя плюнув на еще один холмик в стороне и принимая все правее.
Она явно знала более короткий путь, потому совершенно никуда не спешила.
___________
Настигли преследуемых, как и обещала командир, к вечеру. Семнадцать молодых парней остановились на небольшом возвышении посреди открытого пространства, и теперь, перебрасываясь шуточками, готовились к ночевке, обустраивая временный лагерь.
Службу тянули, надо сказать, по уставу, но без огонька. Расслабились ребятки. Два удвоенных секрета, помимо часовых, но замаскированы так себе – больше об удобстве ночевки думали, чем о том, как остаться незаметными. Да и сама позиция, хоть и позволяет контролировать округу - аж полтора часа потребовалось, чтобы выйти на рубеж, двигаясь в ритме колышущейся под ветром травы - но зато и открыта и просматриваема со всех сторон. В низине им надо было становиться, чтоб незаметно и неслышно, но видимо уже почувствовали себя хозяевами.
Секреты снайпер сразу сняла, как только техническая разведка подтвердила, что связь подавлена и это можно сделать, не подняв тревоги. Предосторожность, в общем-то излишняя, выполненная просто по привычке, потому что следом за этим настал черед часовых, а по ничего не ждущим бойцам ударил «на расплав ствола» пулемет.
Дальше всё было игрой в одни ворота. Противник не сумел толком организоваться, в чем ему всеми силами помогли – занимавшийся какой-то бумажной волокитой возле костра старший лейтенант получил «третий глаз» от Барры и рухнул лицом в огонь, так ничего и не успев осознать, а его зам, что размахивая руками кинулся к радисту, поймал спиной с десяток пуль, но не смог подарить тому и секунды для поднятия тревоги. Хотябы потому, что рацию и радиста просто смели в три ствола второе и третье звено.
А вот дальше начались сюрпризы. Уцелевшие под первым шквалом бойцы противника без командования и понимания происходящего всё же пытались организовать какое-то подобие круговой обороны (хотя, ломанись они просто стадом, но в одну сторону, шансы на успех были бы выше), и пробовали вести ответный огонь. Свои наоборот, затаились, меняя магазины и, если это было возможно, укрытия. Работали только пулемет и снайпер, когда наблюдавшая за происходящим в бинокль Фокус отметила, что прямо в центре лагеря противника вдруг поднялась какая-то штанга, увенчанная прямоугольной коробкой наверху и утолщением под ним напоминающим початок кукурузы.
До головы только доходила суть происходящего, все внимание еще было отвлечено на буквально за миг до этого зафиксированный глазами «полет шмеля», а тело само двинулось вперед - в атаку, отдавая аналогичный приказ всем остальным. В следующую секунду в центре лагеря вспухла быстро расширяющаяся полусфера огня и ужас слегка отпустил сердце, которое однако так и колотилось до самого лагеря, не веря, что оно все еще живое.
***


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 20.08.2012, 11:10 | Сообщение # 771
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
хорошо маскировался новый пришелец
Вот про него бы автор не забыл


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 20.08.2012, 11:32 | Сообщение # 772
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Сергей_Калашников)
Вот про него бы автор не забыл

не забуду. В связи с чем вопрос - сколько лет то Федьке?


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 20.08.2012, 12:38 | Сообщение # 773
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Ура ура, наконец-то!!!! Дорогой Ал, кака же я рада наконец увидеть тою продку!
Какой приятный сюрприз!!!
Хотя...
Кровавая война идет неспешным шагом!...
Дааа, чует мое сердце, что ничего хорошого девушек не ожидает((((
Особенно командир понравилась, да и Маша и...
Да что там говорить.
Тут явно выживут какие самые никчемные, а герои погибнут((
Ладно, не буду забегать вперед
Да ее загадочные типы, судя по радости Калашникова - его герои(((
а я вся заинтригованная, так что автору надо иметь ввиду - все надо объяснить в итоге!
и вообще, Ал, дальше дальше дальше!!!!


 все сообщения
Сергей_КалашниковДата: Понедельник, 20.08.2012, 12:57 | Сообщение # 774
Зануда. Незлой
Группа: Авторы
Сообщений: 1867
Награды: 10
Статус: Offline
Quote (al1618)
сколько лет то Федьке?
Десять. В четвёртый класс перешёл.


Зануда. Незлой
 все сообщения
al1618Дата: Понедельник, 20.08.2012, 13:01 | Сообщение # 775
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Каури)
Какой приятный сюрприз!!!

спасибо.
Особенно за то что не ограничиваешься парой дежурных слов
Quote (Каури)
Тут явно выживут какие самые никчемные, а герои погибнут((

не хочется забегать вперед... Но я преклоняюсь перед твоей интуицией.
Что до того что первыми гибнут самые лучшие... то собственно потому они и "лучшие" что сильно выделяются.
Впрочем справедливости ради - война не щадит никого, просто такие потери гораздо заметнее.
Quote (Каури)
Кровавая война идет неспешным шагом!...

Quote (Каури)
и вообще, Ал, дальше дальше дальше!!!!

Увы но все очень тяжело пишется.
и медленно.

Quote (Сергей_Калашников)
Десять. В четвёртый класс перешёл.

ок.
Попробую из этого исходить.


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Понедельник, 20.08.2012, 13:57 | Сообщение # 776
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Quote (al1618)
Что до того что первыми гибнут самые лучшие... то собственно потому они и "лучшие" что сильно выделяются.

cry cry cry cry cry cry

Quote (al1618)
Увы но все очень тяжело пишется. и медленно.

понимаю, да((


 все сообщения
al1618Дата: Вторник, 21.08.2012, 12:38 | Сообщение # 777
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Сойка, которая, как и положено заместителю, непосредственного участия в происходящем безобразии не принимала, а отслеживала окрестности и эфир с помощью технических средств резервного модуля управления, прибежала на разгромленную позицию что называется «к шапочному разбору». И застала зрелище, которое иначе чем предрассудительным назвать было нельзя – вокруг бродили, непонятно чем занимаясь, бойцы, а командир вместо управления стояла на коленях и гладила покореженную железку, ощупывая пулевые пробоины.
Несколько коротких команд позволили привести всех в чувство. В таких ситуациях лучше делать неправильно, чем бездействовать. Например, выполнять «контроль» не было никакой необходимости, все равно во время сумасшедшей атаки все, что было в лагере, нашпиговали свинцом от души, потратив почти четверть общего боезапаса. Но подчиненные деликатно предпочли «не заметить» оплошность начальства и принялись изображать бурную деятельность.
Сойка же как загипнотизированная смотрела на пальцы командира, путешествующие по сенсорам ПСДАК «Баньши», некоторые из них еле заметно подрагивали. Но осуждающих мыслей в голове не возникло, там вообще бесконечным рефреном крутилась фраза: «Песец подкрался незаметно, хоть виден был издалека…». Видимо она произнесла эту мысль вслух, потому как Фокус перевела на нее задумчивый взгляд, прошептала одними губами: «Это ж надо было так жидко обос-ться…» и, подмигнув, отошла в сторону.
Слова, сказанные командиром, имели под собой веские основания – противоснайперский-противодиверсионный автоматизированный комплекс был вещью о которой не стоит забывать никогда и ни при каких обстоятельствах. Его радар, та самая коробочка в верхней части, вполне мог обнаружить человека за пять километров, а на расстоянии в полтора от него не помогала никакая защита. Пакет из восьми безоткатных сорокапятимиллиметровых гранатометов уверенно на этой дистанции накрывал любую снайперскую позицию, засыпая все вокруг осколками. И перезаряжался очень быстро.
Впрочем, при работе этого устройства в активном режиме никто б и не рискнул приближаться. Заметили б и не пошли, но вот тепловизор, будучи устройством пассивным, позволял обнаруживать и распознавать человека за два километра, а сейсмодатчики на нижних опорах треноги вполне могли услышать сердце лежащего на земле человека не за одну сотню метров. Да, и направленные микрофоны под радаром - тоже, тот еще подарок…
Конечно и эта защита не была абсолютной. В любой системе есть лазейки и слабые места. Иначе б диверсантов давно бы не существовало, но преодолеть этот рубеж было очень непросто.
Сойку начало пробивать на нервное «хи-хи». Их противник имел все шансы выйти из этой передряги живым, но он, имея столь мощное оружие обороны, элементарно забыл его включить. Вот уж действительно – человек самое слабое звено любой цепи.
Впрочем покойников можно понять. Они просто боялись неправильных сработок и ждали окончательного обустройства лагеря. Вон ручеек-то протекает в стороне, и каждый раз проделывать проход для водоносов замаешься, а доверять свою жизнь системе распознавания, это свихнуться надо. Так что сработал «защитник» только когда уже стрельба пошла…
Следом за командиром женщина внимательно осмотрела пробоины, стараясь понять – какое чудо спасло если не всех, то большую часть их группы. Вот пробоины от снайперской винтовки – молодец Барра, стреляла явно на движение, первая пуля легла с краю, зато две следующих – четко в центр. Вот – следы от пулемета, в линейке тепловых сенсоров вокруг пробоин видны еще и оксидные кольца – лента была снаряжена бронебойно-зажигательными пулями.
Но это все не то. Тактический анализ готов и однозначен – у «Баньши» было время на хотя бы один залп. А то и на два. Строчки «вероятных потерь» совсем не радуют. Значит что-то не дало технике нанести удар, но что именно?
За решением этой загадки далеко ходить не пришлось. Чтобы стрелять нужно видеть, а ослепить тепловизор могла только высокая температура, сейсмодатчики и микрофоны (да и радар тоже), можно вывести хотябы временно из строя только перепадом давления. А это значит…
- Машенька, солнышко ты наше, - шипит Фокус, которой и по уставу положено соображать быстрее всех, - ходи-ка сюды.
Перед светлы очи мигом предстало само вселенское раскаяние, наряженное в камуфляж с погонами лейтенанта, ушки полыхают красным, взгляд опущен, того и гляди как в детским саду начнет носом шмыгать и землю берцем ковырять, для полноты картины. Гляди, точно – заметила упущение и начала, но на командира все эти ужимки не сильно повлияли.
- Свет мой, скажи как, а с какого … ты решила по этому … бугорку «Шмелем» засадить? – чтобы понять, что говорит Фокус, Сойке пришлось стать сбоку – губы шевелились, но ни звука командир при этом не издавал, полезное умение, принимая во внимание наличие включенного «объективного контроля». – Только про женскую интуицию мне мозги не …, я выстрел еще до того как этот … встал засекла.
Машенька, зыркнула из под бровей и отведя руку за спину, так что тень от нее гарантировано оказалась вне поля видеозаписи просигналила.
- Тащь майор, заманалась я эту дуру таскать. Вот и подумала – война спишет, скажу – «почудилось», авось сильно не..ут.
Майор шагнула вперед, прижимая пискнувшую от смущения лейтенанта к немалой груди, так что ребра затрещали.
- Товарищ лейтенант, объявляю вам благодарность - за успешные и своевременные действия. – Слегка отстранившись, Фокус развернула разгильдяйку к себе спиной и влепив леща пониже края бронежилета, придала ускорение.
- Тащ. Майор, разрешите просьбу! – тут же продемонстрировала, мигом утратившая все признаки смущения вместе с совестью Машенька, правильность поговорки, что «куда подчиненного не целуй, везде оппа».
- Разрешаю. – В глазах командира отчетливо прыгали веселые чертики.
- Можно взять гитару?
Начальство недоуменно уставилось друг на друга, не зная, что сказать. С трофеями дело было довольно строго. С одной стороны, разрешалось брать только необходимое во время ведения боевых действий, то есть по сути только еду и боеприпасы. Оружие тоже можно, но потом его положено было сдавать. Одежду и обувь – только в случае острой необходимости. Все остальное подлежало либо уничтожению (как «лишнее» оружие) либо просто оставлялось.
Понятно, что помимо гласных законов были еще и вещи на которые все смотрели сквозь пальцы. Например деньги, как известно, не пахнут, но уже с прочими ценностями можно было влипнуть по полной.
На кой понадобилась эта гитара, теперь лежащая прямо поверх горы «на уничтожение» обе женщины придумать не могли и с интересом посмотрели на Машеньку в ожидании цирка, когда та будет подводить «законную базу» под свою просьбу.
- Для повышения боевого духа личного состава во время отдыха! – заявила нахалка.
Брови майора полезли на лоб от такой мотивации, она даже слегка растеряно взглянула на своего заместителя – получалось, что у разведки, выходит, боевой дух низок и нуждается в повышении. Взгляд Сойки был серьезен, он прямо говорил: «Пусть берет, раньше мы со своими не воевали, так что лишний повод расслабиться, совсем не лишний».
- Разрешаю. Но если честно – зачем?
- Так ведь чудо же. Посмотрите, что вокруг творится, - развела руками Машенька, - а она без единой царапины. Как тут бросить?
И ускакала, оставив разом прозревшую Сойку бороться с собственным желудком, посреди выжженного термобарическим зарядом круга в котором земля, камни и осколки металла были перемешены с обгоревшей человеческой плотью.
_____________


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 30.08.2012, 00:26 | Сообщение # 778
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
______________
- Заметили? – поинтересовалась у «наблюдающей за арьергардом» Машеньки отставшая перешнуровать ботинок командир.
- Еще пятнадцать минут назад. Держится в отдалении, но цепко. След не теряет.
- Почему не доложила?
- Так ребенок ведь, Марь Иванна…
Глаза начальства грозно сверкнули, но никто этого не увидел, со стороны женщина казалось, была полностью увлечена нехитрым делом. Зато Машенька гнев почувствовала и зябко передернула плечиками – она то знала, что если наказание не было объявлено сразу, значит провинность требует более тщательного разбора.
- Как ты думаешь, что он будет делать, когда нагонит? – голос звучал ровно и заинтересованно, отчего сердце Машеньки преисполнилось дурных предчувствий, а плечи невольно поникли.
- Разрешите…
- Не разрешаю. Никаких активных действий до привала, просто увеличить внимание. Выполняйте. – И подхватив оружие командир, перепрыгивая с камня на камень, поскакала догонять ушедшее вперед «ядро» отряда.
***
Зачем Федор плелся вдогонку непонятному отряду он и сам с уверенностью не сказал бы. Наверное просто потому, что во всем окружающем мире непонятная группа была единственной движущейся деталью пейзажа. Он видимо просто был не в силах расстаться с эти единственным проявлением жизни среди пустоты - даже звери, повинуясь инстинкту, предпочли остаться с пустым желудком, но не покидать логовищ, рискуя столкнуться с неведомыми опасностями изменившегося мира. И только поднимающиеся вокруг все выше горы равнодушно взирали своими вершинами на крохотные и одинокие фигурки. Они-то за свое время чего только не насмотрелись и оттого научились презирать всяческую суету и мельтешение.
Видимо, именно на одиночество, точнее - на нежелание остаться полностью одному перед этой равнодушной вечностью, и следовало списать столь неосмотрительное, если не самоубийственное поведение. Ведь давно уже следовало принять влево или вправо вдоль предгорий, чтобы выйти к человеческому жилью, а не углубляться в и вовсебезлюдные места, где и охотники с бортниками бывали лишь изредка.
Впрочем, еще неизвестно, что он встретил бы там, у соседей, если даже на отдаленный хутор смерть заглянуть не поленилась.
Совсем недавно десятилетнему пацану об одиночестве можно было только мечтать. Пусть их хутор и был расположен далеко от соседей, чтобы преодолеть не один десяток километров, надо было потратить почти полдня на поездку и сборы, зато всяких родственников вокруг наблюдался явный переизбыток. И ладно бы просто наблюдался – каждый из окружающих так и норовил нагрузить тощую шею приличным довеском из домашних дел, да еще и повоспитывать. Хорошо если подзатыльником, а то ведь от бесконечных нотаций хотелось бежать куда-нибудь на необитаемый остров. Туда, где нет ни старшей сеструхи, что вдруг перестала принимать участие в их проказах, вместо этого приобретя привычку напыщенно рассуждать о том «как должно» себя вести, ни младшего брата, вечно нудно требующего участия в его «предприятиях», за которые традиционно больше перепадало Федьке (как старшему).
Вот только когда впивался ногтями в ладони и бросал сквозь сжатые зубы: «Все дураки!», - мечтая или самому куда-нибудь провалится, или чтобы провалился весь окружающий мир, он никак не думал, что желание однажды исполнится. Да еще так – очередью прошивающей стену насквозь и гранатой влетевшей в окно. Вот именно тогда, услышав вскрик брата, сменившийся особенной тишиной, он и понял, что остался один.
Более взрослый человек, скорее всего, впал бы в отрешённое состояние, не в силах совладать с навалившимся горем, а десятилетний пацан просто направил ствол (не имея заряженного оружия на расстоянии вытянутой руки, здесь, на стыке степи и гор никто спать не ложился), на появившийся в дверном проеме силуэт. Зарядил по новой и выстрелил еще раз, скорее всего попал, потому что выпрыгнуть в окно ему никто уже не помешал. Не спасая свою жизнь, в этом возрасте смерть не воспринимается как нечто реальное, даже если она рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки, просто дульнозарядный пистолет требовал много времени и более надежного укрытия, чем тонкие стены летней времянки.
И то и другое тело выполнило самостоятельно, судя по тому, что придя в себя после краткого периода беспамятства, Федор обнаружил, что довольно глубоко забился в знакомую щель между камнями – место, где до того бывал неоднократно, играя в прятки, индейцев и прочие мальчишеские игры. А пистолет, заряженный последним из двух патронов, что лежали в кармане пижамы, смотрит своим единственным глазом в сторону откуда должна подойти погоня.
Вот только стальной шарик закатанный в свинец так и не нашел свою цель. Возможно у нападающих не было приборов, способных увидеть на земле следы босых ступней, а может неожиданный отпор настолько отрезвил противника, что взрослые и обученные убивать люди решили… не нарываться. Так или иначе, но своего врага вглядывающийся до боли в темноту мальчишка этой ночью так и не дождался.
Враг, как ему и положено, подкрался оттуда, откуда не ждали. Со спины. Пижама грела не слишком, босые ноги на камне не чувствовали холода, адреналин и нервное напряжение не дали телу замерзнуть, но каменные стены щели по капле отнимали тепло. Федор просто не заметил, как от возбуждения перешел к оцепенению, а потом и вовсе впал в забытье.
Ранняя осень - не самое холодное время, тем более на Прерии, поэтому холодный сон не перешел в вечный. Но когда заглянувшее в щель между камнями солнце заставило открыть глаза и мучительно попробовать вернуть подвижность застывшим мышцам, оставалось только скрипеть зубами – по родному подворью, прекрасно видимому с этой позиции, открыто, ничего не боясь, ходили захватчики. И не было никакой возможности заставить их об этом пожалеть – на пятьдесят метров, нужных для уверенного выстрела из «пистоля» при свете дня его никто бы не подпустил.
Свои возможности он понимал хорошо, и недооценивать противника тоже был несклонен. Один единственный имеющийся в наличии выстрел не позволяет рассчитывать на случайность. Оставалось только внимательно смотреть и запоминать. И копить ненависть.
К счастью, долго эта пытка не продолжалась. Довольно скоро захватчики двинулись дальше. Федор еще пару часов потратил на попытку понять, что это не ловушка и его враги действительно ушли. Но даже после этого приближался к ставшему вдруг таким незнакомым и чужим дому очень медленно и осторожно. Боясь что-либо сдвинуть или потревожить.
Осторожность себя оправдала. К хутору подошел другой отряд, и только непонятное предчувствие не дало попасться в ловушку стен. Второй раз он разглядывал из уже почти родного укрытия людей почти в такой же в форме, но в этот раз ненависть соседствовала с удивлением. Впрочем, долго задерживаться новые пришельцы тоже не стали и скоро двинулись вслед за первыми.
А следом за ними, едва одевшись и обувшись, да прихватив немного из еды и самое главное – порох и пули, двинулся и Федор.
***
Вот только ненависть оказалась плохим советчиком. Точнее он из-за своего мизерного жизненного опыта просто не учел, что пришельцы могли руководствоваться какими-то своими, непонятными ему резонами, в результате чего попытка срезать путь увела довольно далеко от цели преследования. Наверстать упущение помогла вспыхнувшая в отдалении стрельба и выматывающий рывок, но к самому главному он безнадежно опоздал.
Долго и с разных сторон рассматривал место произошедшего боя – выжженное среди травы пятно с разбросанными на нем телами и вещами, которые победители решили оставить тем, кому уже ничего не было надо. Смотрел издали, так и не решившись приблизиться, благо острое детское зрение позволяло рассмотреть во всех деталях. Мелькнула было мысль поискать себе что-то посерьезнее «пистоля», но она погасла быстрее чем огонек спички в ураган. Мигом припомнилось парочка просмотренных с замиранием сердца фильмов «про спецназ», и неопределенный страх сменился уверенностью, что ушедшие точно оставили среди тел немало сюрпризов для неосторожных. Или он ничего в этой жизни не понимает.
В итоге, так и не рискнув приблизиться даже на расстояние, достаточное, чтобы почувствовать легендарный «запах трупа врага», Федор обогнул место побоища по дуге и двинулся по следам – что там нюхать и к чему лишний раз рисковать, со смертью все счеты заканчиваются. А у живых есть еще немало дел.
И вот он уже несколько часов плелся следом, толком не понимая – что он делает и зачем. Что хочет, а главное - зачем так рискует?
Точнее уже не плетется, а подползает. Потому что этот удивительный отряд, наконец, сделал привал. Хотя, продолжай они также двигаться дальше, никто бы этому уже не удивился. Но все же появилась возможность подобраться поближе, и любопытство погнало мальчишку вперед. Последние полторы сотни метров пришлось преодолевать на четвереньках, а то и извиваясь ужом в траве, но зато с этой позиции все было видно достаточно хорошо.
Ничего необычного, чтобы оправдало затраченные усилия, впрочем, не происходило – женщины, а теперь он мог с уверенностью сказать, что все бойцы это именно женщины, просто отдыхали после перехода, перебрасывались неслышимыми из-за расстояния фразами и… готовили еду.
Обострившийся от голода нюх, посрамил и глаза и зрение, четко сообщив будущее меню и доведя его до сведенья заодно и желудку. Последний взревел диким зверем, заставив мальчика уронить голову в траву – с перепугу ему показалось, что этот рык наверняка должны были услышать в лагере. Впрочем, эта мысль была не так уж далека от правды.
- Сегодня Клуша готовит, а она такая мастерица, что просто пальчики оближешь. – Раздался справа из-за спины спокойный уверенный голос.
Оставалось только скрипнуть зубами от бессилия и сгореть от стыда, поскольку первая, инстинктивная, попытка провалиться сквозь землю успехом не увенчалась. Федор, пламенея ушами, повернул голову в нужную сторону на угол достаточный, чтобы встретится со спокойным взглядом сидевшей на корточках в трех метрах от него женщины в камуфляже.
Простое открытое лицо, добрые морщины от улыбки возле уголков губ и глаз, и… полное отсутствие следа из примятой травы у нее за спиной. Сколько она уже тут стоит, пока он играл в индейца, подкрадывающегося к лагерю бледнолицых? Как подошла так, что он не услышал ни звука, не почувствовал взгляда или изменения в поведении обитателей травы, с кем он вообще рискнул играть? Забыл как-то - то, что для него игра, для кого-то может быть просто жизнь…
И ведь не проявляет ни малейшего нетерпения, дает время собраться с мыслями, оружие тем временем спокойно лежит на колене и направлено совсем не в его сторону. Вот только от взгляда на висящий слева на поясе нож и совершенно расслабленную левую руку не возникает никакого желания хвататься за оружие, хотя рукоять пистоля под рукой и в другой ситуации наверняка были б шансы его использовать. Но здесь и сейчас, от фигуры за спиной просто веет уверенностью и безопасностью. Не может быть человек настолько спокоен, уверен и при этом неагрессивен и умиротворен настолько, что полностью сливается с окружающей природой.
Точнее это он так думал. Еще две минуты назад. Видимо так она и смогла подойти. Женщина глубоко втянула ноздрями воздух и сказала:
- Действительно мастерица. Пойдем? - в вопросе не было никакого нажима, будто даже спрашивающая предполагала, что Федор мог не согласиться и был волен остаться тут, слушать стрекот кузнечиков, пока она не съест приготовленный неведомой Клушей ужин.
Пришлось вставать и топать в сторону лагеря, пламенея ушами от стыда – у него даже оружие не попросили, верный пистоль торчал за поясом. Будто никакой опасности он не представлял. Видимо, так оно и было.
- Да не переживай так. – Неожиданно сочувственно раздалось в спину. – Ты очень хорошо прятался, просто молодец. Никто бы тебя и не заметил, только…
Несколько шагов прошли в молчании, пока конвоирша подобрала деликатные слова. – Просто помимо стараний надо еще и знания иметь. Техника она сейчас такая… От нее ни тебе ни мне не укрыться. Попросишь потом Зайнаб записи показать… Можно конечно и технику обмануть, но тут как раз знания нужны. Научишься еще. – тут Федора ободряюще похлопали по плечу, от чего мальчик вздрогнул. Он опять не услышал, как к нему приблизились, а ведь она все время разговаривала!
В лагере возникло впечатление, будто попал в водоворот – без всякого сомнения, очень серьезные бойцы вели себя как обычная толпа разновозрастных женщин – каждой хотелось сказать пару слов, потрогать пришельца или просто заглянуть в глаза.
Из этого вихря рук, глаз вынырнула кружка бульона и кусок хлеба, а затем крышка от котелка с мясной кашей и ложка. И весь окружающий мир перестал существовать.
***


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
КауриДата: Четверг, 30.08.2012, 01:31 | Сообщение # 779
Хранительница
Группа: Хранительница
Сообщений: 14471
Награды: 153
Статус: Offline
Очень жесткая и трогательная прода! Спасибо большое, Ал. Еще и долгожданная, можно смело сказать.
Мне жутко понравилось.
Бедный пацан((((


 все сообщения
al1618Дата: Четверг, 30.08.2012, 07:48 | Сообщение # 780
Зубр
Группа: Авторы
Сообщений: 3771
Награды: 25
Статус: Offline
Quote (Каури)
Очень жесткая и трогательная прода!

Спасибо Оля!
Оно как то само выходит...


"Паровой каток параноидальной логики изящным пируэтом обвивает нежный росток настоящего чувства" (с) Калашников С.А.
 все сообщения
Форум Дружины » Авторский раздел » тексты al1618 » Рыцари плаща (Тени Прерии, фанфик)
Страница 26 из 29«12242526272829»
Поиск:

Главная · Форум Дружины · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · PDA · Д2
Мини-чат
   
200



Литературный сайт Полки книжного червя

Copyright Дружина © 2017